Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 1 - По старым следам


Эпизод 1 - По старым следам

Сообщений 31 страница 60 из 62

31

Урсулаи заметила лучи трех фонариков, и ей навстречу вышли пятеро – четверо мужчин разных возрастов и девушка с длинными спутанными волосами. Лица их были скрыты полутьмой, и они о чем-то переговаривались, однако часть их слов скрадывало эхо. Заметив Урсулаи, один мужчина крикнул: «Есть выжившие!» - и побежал к ней, остальные тоже перешли на бег.
Сделав испуганные глаза и спрятав меч от посторонних глаз, девушка осталась стоять на месте, дожидаясь, пока до нее добегут. Ей и до этого приходилось разыгрывать небольшие сцены, но в этот раз она решила, что стоит сильно не перебарщивать и умирающую из себя строить смысла нет. Хотя, учитывая несколько ожогов, которые на-таки успела получить от искр внутри механического червя-убийцы и до сих пор не замечала, кровь, которой на ее руках и одежде было предостаточно, и неестественно бледный цвет кожи, можно было предположить, что она действительно при смерти.
Стараясь не светить фонариком ей в глаза, люди побежали и принялись наперебой ее расспрашивать:
- Девочка, ты в порядке? Как тебе удалось выжить? Есть ли там еще выжившие? Что напало на поезд – ты видела? – и тому подобные вопросы.
«Пфф, девочка», - Урсулаи хотела было ответить, что она думает о подобном прозвище, однако решила, что будет лучше промолчать.
- Да, да, всё хорошо, - забормотала она. - Я почти не ранена...
«Ожоги и синяки не в счет, ага». 
- Не знаю, что произошло...
«Конечно, не знаю. Не я же эту механическую шнягу взорвала».
- Я очнулась и услышала какой-то странный скрежет, доносившийся из соседнего вагона.
«Очнулась и сразу закусила, ага» .
- Я заглянула туда, а там какая-то гигантская механическая машина практически жевала вагон. Я испугалась и побежала в противоположную сторону.
«Я ничуть не испугалась и решила порубить эту хрень в капусту, несмотря на ее размеры».
- Вроде, я слышала, как кто-то звал на помощь.
«Но я снова проголодалась».
- Но я была слишком напугана, - сделав большие глаза для убедительности, вампиресса вздрогнула, вспоминая, как механические то ли щупальца, то ли усы пытались скинуть её под гусеницы механического червя. - А потом еще взрыв был...
- Где? Сколько там выживших? – тут же спросил ее какой-то молодой парень, держащий фонарик.
- Я не знаю, сколько вагонов уцелело... - этого Урри и правда точно сказать не могла. Ей показалось, что два или три. - Скорей всего, только там и можно кого-то найти.
«Всё остальное превратилось в груду мяса, крови и металла», - подумала она. Ей стало очень жалко всей той крови, которая зря утекла в почву.
- Мы найдем выживших, - обратилась к Урри девушка с длинными спутанными волосами. – А ты беги туда, дальше, к остальным. Вот, возьми фонарь, - она протянула вампирессе маленький фонарик китайского производства.
«Да я и в темноте неплохо ориентируюсь», - хотела было сказать девушка, но решила, что чем меньше она сейчас будет говорить, тем лучше. В голове ее созрел план проследить за этой группой до поезда и выловить их там поодиночке. Но это могло бы плохо обернуться, поэтому она, молча кивнув, побежала в указанную сторону.
Правда, далеко она не убежала, потому что вскоре ее нагнали двое – девушка со спутанными волосами и молодой парень со светлой бородкой.
- Быстрее! – поторопила вампирессу девушка. – Мы должны увести отсюда остальных! Потолок дал течь, и скоро здесь все затопит!
Они побежали вперед, к спонтанно образовавшемуся «лагерю беженцев», а позади трое мужчин старательно искали выживших в помятых вагонах. Нашли они и укушенную вампирессой девицу, подхватили и потащили по тоннелю. Больше никого живого они не обнаружили, да и времени поискать основательно не было, ибо вода с полотка все пребывала и пребывала, и вот уже большая лужа стала растекаться по гравию и щебенке, просачиваясь сквозь камушки… Однако и ежу понятно было, что вода вот так просто не уйдет в толщу земли, и совсем скоро здесь будет наводнение.
Урсулаи и парень с девушкой прибежали к огромной толпе, засевшей примерно в километре от места бедствия, а несколько минут спустя, когда паника и неразбериха едва не свели Урри с ума, их нагнали еще трое «разведчиков», сообщивших, что взрыв неизвестного происхождения повредил перекрытия потолка, и океаническая вода просачивается в тоннель. Поднялась страшная паника, раздались истерические рыдания, вопли, молитвы… Кое-кто самый рассудительный пытался перекричать эту какофонию, но бывшие пассажиры маглева – а их осталось около пяти сотен – полностью отдались охватившему всех массовому безумию. Люди кричали, рыдали, падали на колени, обнимали друг друга… Короче, многие из них уже были готовы проститься с жизнью, и их мог бы понять любой другой землянин – темнота, сырость, большая вероятность затопления тоннеля, недавнее уничтожение поезда… Но только не Урсулаи. Она вообще была еще мало социализирована в обществе землян двадцать третьего века, поэтому это эмоциональное безумие стало для нее очередным культурным шоком.
«Люди! Да что с вами!» - девушка сильно поражалась происходящему. Ну неужели было настолько сложно успокоиться и трезво оценить происходящее? Она подошла к одному из встретивших ее парней и сказала:
- Надо срочно всех успокоить и уводить подальше. Чем дальше и быстрее мы уйдем, тем лучше. А еще неплохо бы как-нибудь сообщить о произошедшем, - было бы неплохо, если бы какой-нибудь жадный пассажир захватил с собой мобильник. Правда, никто не обещал, что под океаном связь ловит. Даже в настолько прокачанном мире. - Бери адекватных друзей, и по одному объясняйте им, что если они не заткнутся и не пойдут за нами, то мы оставим их здесь на произвол судьбы. Надо по одному направить их в сторону от трещины. Первых десять отправим, остальные вслед потянутся, - закончила она и кинула не ожидавшего такого напора парня, направившись к одному из выживших, начиная убеждать его в пользе перемещения в сторону спасения.
Пораженный холодной рассудительностью девушки, парень со светлой бородкой принялся активно подгонять людей, чтоб те поднимали свои задницы и бежали прочь отсюда. Те, кто все еще не потерял рассудок, среагировали быстрее и первыми сломя голову кинулись бежать. Кто-то предусмотрительный даже подсвечивал дорогу встроенным в карманный планшет фонариком. Вообще в освещении недостатка не было, ибо почти у всех пассажиров была разного рода светящаяся техника от карманных компьютеров до фосфоресцирующих браслетов, и в принципе, всем было понятно, в какую сторону бежать. Очнувшаяся после укуса Урсулайки девица неуклюже топталась на месте, и ее отчаянно тащил за руку какой-то парень, убеждая поскорее свалить отсюда. Идея Урсулайки сработала, хотя главную роль сыграл человеческий инстинкт самосохранения. Побросав личные вещи, люди потянулись за первыми «смельчаками». Они нестройной толпой бежали все дальше и дальше по тоннелю, увлекая за собой друзей и родственников, с которыми путешествовали. Маленькие дети истошно визжали, под ногами людей противно хрустел гравий.
И вот в одну страшную секунду эхо донесло до пытающихся спастись людей  оглушительный грохот, который все нарастал и нарастал, приближаясь откуда-то сзади неотвратимо, как сама смерть. Этот грохот в тоннеле мог означать только одно – потолок наконец рухнул, не выдержав давления толщи воды. И сейчас ледяные океанические волны хлынули внутрь тоннеля, сметая на своем пути все преграды и постепенно захватывая все пространство под свою гибельную власть.
«Если бы было что-то типа той двери около поезда...» - думала Урри, направляясь вместе с толпой к возможному спасению. Она стала смотреть по сторонам и вдруг закричала так, чтобы большинство бегущих её слышало:
- Все направо к двери! - и в подтверждение своих слов первой подбежала к двери, о которой успела подумать. Дверь была заперта, однако для вампирессы это проблемой не стало. А потому через какое-то время она уже стояла около открытой двери, надеясь, что за ней достаточно большое помещение.
Собственно, замеченный ею люк был наподобие тех, что устанавливают на подводных лодках – прямоугольный, со скругленными углами и поворотным запорным механизмом, с которым бы Урри никогда в жизни не разобралась, если б ранее не бегала от ксеноморфов по печально известному «Макею». Люк, по идее, должен герметично прилегать к стене, и поскольку лучшего варианта не было, Урри принялась загонять всех внутрь.
Внутри оказалась темная подсобка, состоящая из трех смежных помещений, однако все они не могли вместить пять сотен  людей. Да столько и не добежало до спасительной двери. В тот момент, когда хлынувшая в тоннель вода уже хлюпала под ногами вампирессы, а сзади неотвратимо приближалась гибельная волна, в подсобку успело забежать около трех сотен человек (ну возможно, чуть больше), остальные или убежали слишком далеко, или просто не успели. И в этом бушующем кошмаре, когда брызги уже захлестывали в подсобное помещение, помогающий Урсулаи парень принял единственное верное решение – захлопнул люк. Иначе просто быть не могло, ибо промедли он хотя бы секунду – и все были бы уже мертвы (ну за исключением Урсулаи, конечно). Раздались короткие предсмертные крики людей снаружи, и вскоре их смело неотвратимой водной стихией, и в этом грохоте стремительно прибывающей в тоннель воды  был различен только скрип запирающего люк механизма – трое мужчин старательно запирали дверь. Воды в подсобках было по щиколотку, и тонкие струйки все равно продолжали сочиться сквозь люк, но основная масса воды все же осталась в тоннеле.
А дальше… дальше началось нечто невообразимое. Людей снова захватило массовое истерическое безумие: плакали те, кто потерял близких, женщины в отчаянии заламывали руки, кто-то прижимал к себе маленьких детей, некоторые мужчины с фанатичным рвением молились… Было темно, сыро, а страх людей, казалось, обрел материальную форму и был физически ощутим, засасывая в свои жуткие объятия всех, кто находился в «спасительном» помещении. Кое-кто самый умный залез на какие-то неясно вырисовывающиеся в темноте предметы мебели, электронные тумбы и узлы из труб. Кто-то сидел прямо в воде. Многие носились взад-вперед, вереща что-то о том, что они все умрут. И тут-то Урри стало понятно, отчего случился весь этот массовый психоз – на почве отчаяния. Как выяснилось в входе короткого осмотра трех помещений – здесь мало того, что развернуться негде, так еще и нет выхода. Это был тупик в прямом смысле слова, электронные приборы, чудом сохранившиеся у выживших, или не работали, или не принимали радиосигнал. Выбраться через единственную дверь не представлялось возможным. И теперь людям просто оставалось ждать, пока закончится запас кислорода или пока сочащаяся через не очень герметичные стыки люка и стены воды не затопит все помещение.

0

32

Урсулаи уже подумывала о том, чтобы перекусить кем-нибудь рядом стоящим, и, став нематериальной, пролететь вверх, дабы оказаться над океаном. Но тогда могла появиться проблема с перелетом до суши. Да и бросать людей вот так было бы не очень красиво. А то еще выживут, начнут за ней охоту... В общем, искать следовало другой путь. Можно было, конечно, подловить момент и выйти наружу в воду. Она же должна через какое-то время куда-то уйти. Или весь океан выльется в туннель? Девушка плохо представляла, как это будет. Да и не знала, кого бы спросить. Большинство находящихся вокруг людей продолжало паниковать.
Дальше продолжалось не лучше. Кто-то продолжал паниковать, самые активные и здравомыслящие пытались унять паникеров, а потом, бросив это дело, принялись держать совет. Урсулаи присматривалась к людям в поисках того, с кем можно было бы пойти на разведку хоть куда-то, но пока никто не внушал ей доверия. Вот какой-то парень весьма «моднявого» вида в слабом свете фонариков что-то надиктовывал на свой чудом сохранившийся карманный планшет:
- Прива, друзяффки, я сейчас в тоннеле, который завалило после взрыва маглева. Если я тут сдохну, обещайте скучать по мне. Всем чмаффки!
Заметила его не только Урри, но и еще какие-то люди, и вот другой парень подскочил к нему и, выхватив планшет, принялся вертеть его в руках.
- У тебя есть Меганет?! – накинулся от на «хипстера».
Владелец планшета только испуганно завертел головой.
- Неа… - протянул он. – Это я делаю запись на будущее, когда выберусь отсюда и смогу выложить это видео на свою страничку…
Активист молча вручил ему планшет обратно и отошел. От хипстеров помощи не дождешься. Урри услышала обрывки фраз тех людей, что держали совет:
- Воздуха хватит на три часа максимум, потом нас в любом случае затопит – посмотрите на течь в люке. Выйти также, как мы вошли, невозможно – тоннель затоплен. Приблизительный осмотр показал, что выход отсюда только один…
- Постойте, - вдруг влез мужчина средних лет, с симпатичным волевым лицом и короткими темными волосами. – Возможно, я знаю, что нам делать.
- А ты еще кто такой? – презрительно бросил темнокожий тинейджер весьма бандитского вида.
- Я руководил антитеррористическими учениями в этом тоннеле в 2224-м, - спокойно ответил мужчина. – И облазал здесь все вдоль и поперек.
- Прошло шесть лет, - возразила девушка, та самая, что встретила Урри в тоннеле.  У нее были длинные кучерявые волосы, слегка спутанные и грязные, и красивое, почти модельное, лицо. Приглядевшись к своим собратьям по несчастью, Урсулаи только сейчас отметила, какие они все разные…
- Да, все могло измениться, - подхватил негритянский тинейджер.
- Неа, - покачал головой мужчина, предложивший новую идею. – Тоннель не менялся со времен Первой тибериумной войны. Внутри него находится четырехугольный каркас, который рухнул из-за взрыва. Проект этого тоннеля был предложен ландшафтным проектировщиком Тревором МакКейном, который наспех нарисовал его в своей записной книжке в 2118 году. В 2121 его прокладывали русские мигранты. Тоннель пролегает в толще Атлантического океана на глубине более трех тысяч футов.
- Это все замечательно, - перебил его молодой парень с шикарной белоснежной шевелюрой на голове. – Но если ты здесь все знаешь – может, скажешь, как нам отсюда выбраться вот прямо сейчас?
После этой фразы к месту импровизированного совета стали стекаться остальные люди, постепенно прекращая панику. Всем стало интересно.
- Объясняю, - невозмутимо продолжил мужчина, на ком сейчас сосредоточилось все внимание выживших. – Мы находимся, скорее всего, в том месте, где прежде располагались места для отдыха рабочих.
- «Скорее всего»? – взвизгнула какая-то девица. Остальные поддержали ее возмущенным ропотом.
- Я в этом почти уверен. Рабочие находились на смене по тридцать шесть часов. Здесь находились их спальни, часовни, кухни… все подряд. Прямо в тоннеле. Но все это убрали в 72-м году. Тоннель – это не просто труба с парочкой рельс. Там, где ездят маглевы – это всего лишь внутренняя труба, а есть еще и внешняя, образующая сам корпус тоннеля. Это как бы труба в трубе, понимаете? И между ними есть небольшое расстояние… эдак в пару десятков метров, - он принялся объяснять все на пальцах, - в котором разместились технические помещения, дорожные службы и системы вентиляции. Мы сможем пройти через систему инженерных коммуникаций до ближайшей диспетчерской службы, а там точно будет ход наверх.
- Это все замечательно, - перебил его паренек-негр бандитского вида. – Но вот только одна неувязочка – мы в заднице! Без окон, без дверей!
- Спальные помещения для рабочих всегда шли блоками – один к другому. Где-то здесь должен быть переход, соединяющий один жилой блок с другим. Возможно, его заварили, заложили, заставили этими дурацкими машинами… Надо поискать на дальней стене, сдвинуть все, что закрывает стены! Это единственный путь отсюда.
Окрыленные новой надеждой, самые активные люди поспешили к дальней стене и общими усилиями стали отодвигать от стен всякое барахло и искать любые намеки на дверь. Наконец, совсем скоро, обнаружился маленький люк – значит, мужчина был прав, и здесь когда-то действительно были жилые комнаты рабочих. Сложно представить…
Люк не был заварен, но с первой попытки открыть его не удалось. Дверца просела, покосилась и сама по себе так «вросла» в металл, что вот так запросто открыть ее не представлялось возможным.
Урри, которая решила не встревать в завязавшуюся конференцию, стояла и слушала обсуждение.
«А ведь не так уж плохо», - сделала она вывод. Раз есть выход, значит, всё хорошо. А уж когда народ нашел люк... Девушка решила при всех свою силу не демонстрировать, а потому стала просто рыться в поисках чего-то, что могло помочь.
- Ребят, я нашла нечто похожее на лом! - крикнула она через какое-то время. Разобраться в инструментах она до конца так и не смогла, несмотря на все попытки механиков с базы ей что-то объяснить.
«Ну, не женское это дело,» - хихикала Урсулаи, глядя на недовольные лица объяснявших.
Самые активные с радостью схватились за лом. Под гулкие крики наблюдающих они просунули ломик в узкую щель между стеной и люком и навалились на него по трое-четверо. Дверь заскрипела и через некоторое время поддалась, открывшись с противным скрипом. Из давно закупоренного помещения пахнуло затхлостью и гнилью. Заметно было, что люк не открывали эдак полвека или даже больше. Посветив туда карманными фонариками, встроенными в планшеты, любопытствующие морды так ничего интересного и не обнаружили. Там были такие же пустые помещения, как и те, в которых они спрятались. Обнаружив, что там сухо, активисты стали загонять туда людей. Снова поднялись крики, толкотня, легкая паника… Но на этот раз все успокоились быстро, ибо впереди словно забрезжил лучик надежды. Без труда найдя в соседнем блоке люк, выходящий к корпусу тоннеля, мальчишка-негр предложил не идти туда всей толпой, а сходить на разведку в малом составе. Однако по его виду было ясно, что уж он-то точно ни за кем не вернется, а просто не хочет убегать отсюда в составе толпы.
- Мы не знаем, насколько крепки конструкции, и сколько они еще выдержат, - сказала девица со спутанными волосами. – Возможно, дорожные службы уже знают о происшествии, но сидеть и ждать, пока нас спасут, нет смысла. Нужно уходить, и всем вместе.
- Там дальше должна быть силовая точка, за ней – вентилятор, который, скорее всего, работает. Нужно отключить его и затем пройти между лопастями. Так что паренек прав – лучше пойти малым составом, отключить вентилятор и затем вернуться за остальными.
Повозмущались, пороптали, но все же пришли к такому решению.
- Кто пойдет? – наконец встал главный вопрос.
- Можно мне? - встряла наконец Урсулаи, подумав, что сидеть сложа руки в толпе нетерпеливых вечно паникующих людей долго она не сможет. - Я мелкая, между лопастями как-нибудь проберусь. Да и не могу я сидеть на одном месте. Помочь хочу.
- Отлично! – обрадовался главный активист. – Так, кто еще?
Помимо Урри, вызвался парень с пышными светлыми волосами, красивая девица, негритенок, еще несколько людей. Попросив остальных не паниковать и успокоиться, они полезли в люк.

0

33

Далее дела шли негусто: гуськом эта компания в девять человек пробиралась друг за другом по опутанному проводами техническому коридору, освещая путь карманными фонариками, планшетами и вообще чем придется. Здесь было сухо и пыльно, а где-то в отдалении раздавался гулкий рокот падающей воды. Сколько пройдет времени прежде чем тоннель окончательно обрушится?...
- Далеко ли до ближайшего пункта охраны? – спросила красивая девушка того мужчину, что вел их вперед.
- Далеко, пешком будем идти минут сорок, не меньше. Поэтому мы дойдем до ближайшей силовой точки и попытаемся выйти на связь, - ответил тот.
- Откуда вы все это знаете? Из учений, что проводили в этом тоннеле?
- Да, только благодаря им.
- Как вас зовут? – поинтересовался парень со светлой шевелюрой.
- Моя фамилия Моррисон. Джейкоб Моррисон, федеральная служба охраны.
- Знакомая такая фамилия… - протянул парень с белой шевелюрой, но продолжать не стал.
Некоторое время все молчали. Они прошли еще несколько технических помещений, и действующих, и заброшенных, но нигде не было ни души. Присутствующая в компании добровольцев девица-блондинка сделала предположение, что о катастрофе уже знают, и скоро прибудет помощь. На это парень-негр огрызнулся, сказав, что раз она такая умная – может проваливать дожидаться помощи вместе с остальными, а лично он пойдет дальше. Едва не разразился срач, но Джейкоб Моррисон и красивая девица с длинными спутанными волосами разняли спорщиков. Далее все шло почти без неприятных инцидентов. Таким образом они шлялись по тоннелю туда-сюда, и наконец все это начало утомлять… Моррисон долго петлял и пару раз заводил всю компанию в тупики, и кое-кто начал терять терпение.
- Слушай, ты, герой, - нетерпеливо окликнул Моррисона негр бандитской наружности. – Ты вообще знаешь, в какую задницу хочешь нас завести? Если ты потерялся, я разобью тебе твою тупую башку!
Парень с белыми волосами выразился менее грубо, но близко по смыслу:
- Да, герой, если ты не знаешь, куда идти – признайся сразу.
- Подождите, дайте мне время, - огрызнулся Моррисон, освещая фонариком стены. – Я должен сообразить, где мы точно находимся. Я думал, там, за последним поворотом, будет проход, но его заложили кирпичами… Пришлось искать обходной путь.
- А если обходного пути нет? – охнула блондиночка.
- Давайте без паники. Я всех вас выведу, только дайте мне время.
- Время?! – наехал на него негр. – Знаешь что – пошел-ка ты куда подальше! Дальше я иду один!
- Нет, не надо! – воскликнула девушка модельной внешности. – Если мы разделимся, то обязательно погибнем! Держаться вместе – это все, что у нас осталось!
Вместе с еще двумя парнями она смогла остановить раздраженного негра, и тот нехотя все же остался. Но тут уже на Моррисона накинулся парень с белыми волосами.
-Признайся, ты не знаешь, куда идти дальше, - сказал он.
- Не мешай, я пытаюсь найти выход.
- Ах, выход? Знаешь, я вспомнил, где слышал твою фамилию! Это ведь ты виноват в обрушении моста в двадцать третьем? Поэтому тебя уволили?
Повисла тяжелая пауза.
Моррисон буркнул что-то неопределенное.
- Это правда? – воскликнула красивая девица. – Вы виноваты в гибели людей в двадцать третьем году? Это тот мост в Чикаго?....
Урсулаи понятия не имела, о чем идет речь, и какой там мост обрушился в Чикаго, но судя по всему, трагедия была громкая, раз люди так всполошились.
- Это был теракт, и вы должны были эвакуировать людей с моста, - продолжал вещать пепельный блондин. – Но вы накосячили, и люди упали в реку вместе со своими машинами. Не вздумайте отрицать. Именно поэтому вас отстранили от руководства.
Моррисон поднял руки ладонями вверх, словно сдаваясь.
- Послушайте, - примирительно начал он.  – Все было вовсе не так, как пишут в газетах…
- Ну конечно, оправдывайся, - встрял тинейджер-негр. – Вот мы тебя и поймали! Понравилось людей убивать, да?
- Ну хватит, - перебила его красивая девица. – Так оно или нет – сейчас нет смысла спорить. Этот человек знает тоннели и может вывести нас отсюда.
- Ни черта он не знает, - высказался присутствующий в команде мужчина средних лет. – Слушайте, в том чертовом бункере осталась моя жена и десятилетняя дочь. Если мы не найдем этот чертов выход – я заставлю тебя сожрать твои собственные ботинки!
- Да перестаньте вы, - вдруг вмешалась блондинка. – Эта девушка… как вас там?...
- Мадлен.
- Да… Мадлен, - она права. Прошлое этого человека сейчас не имеет значения – мы должны выбраться отсюда, но для этого нам нужно держаться вместе!
- Для блондинки ты слишком складно говоришь, - фыркнул подросток-негр.
- А ты, судя по всему, даже газеты читать не умеешь, и о Чикагской трагедии узнал только сейчас, - огрызнулась в ответ блондинка.
- Я тебе объясню, почему его прошлое имеет значение, - обратился к ней светловолосый парень. – От его прошлого зависит наше будущее. Он хреновый спасатель и еще более хреновый инженер… или кто он там?... Неважно. В общем, он заведет нас в такие дебри, что мы все сдохнем там! Мы все сдохнем, понимаешь, дура?!
Вокруг Урри снова поднялся гомон и невообразимый шум. Наконец каким-то чудом красивой девице по имени Мадлен и блондинке удалось убедить всех остальных заткнуться и, если у них нет вариантов действий, кроме как паниковать, послушать Моррисона, который знает тоннель лучше них. Сейчас от этого человека зависела их жизнь, и если кого это не устраивает – может вернуться в бункер или идти своей дорогой. А они-де пойдут за Моррисоном и попытаются спастись. После такого заявления даже негр-тинейджер приутих и, недовольно бурча что-то, поплелся следом за всей компанией.
Урсулаи же, которая и знать не знала ни о каких терактах, молча дослушала всю эту перепалку и была рада ее окончанию. Ей, как девушке, которой можно просто их всех сожрать и насквозь пробежать через все стены и туннели, было особенно стремно стоять и ждать, пока все переругаются, потом помирятся, снова куда-то пойдут, опять заблудятся и так далее. Ей даже начала приходить мысль, а не поучиться ли пока рентгеновскому зрению, дабы самой определить, в какую сторону идти.
После относительно недолгих плутаний и еще одному переругиванию Моррисон наконец вывел всю компашку к некоей маленькой будке, одиноко приютившейся в царстве уборочной техники. Девица, представившаяся как Мадлен, даже нашла где-то рубильник, и помещение тесного склада озарилось неярким желтым светом. Раздались обрадованные возгласы, а между тем Моррисон зашел в будку и принялся тыкать во все кнопки на желтеньком старом приборчике, используемом для связи с ответственными постами. Все сгрудились вокруг будки и принялись наблюдать. Одно время был слышен только треск помех, и тогда Джейкоб Моррисон бесцеремонно оторвал желтую коробочку со стены и сунул ее Урсулаи.
- Нажимай на все кнопки, - сказал он. – Если кто ответит – сообщи об аварии, а я пока пройду до конца соседнего склада – вдруг найду еще один работающий передатчик.
Моррисон удалился, а Урри осталась с компанией людей и желтой коробочкой размером со старинную рацию в руках. Вообще-то эта штука умела передавать еще и голографическое изображение, но, похоже, что-то сломалось.
«Ураааа, тыкать все кнопки!» - радостно подумала вампиресса, но сначала решила присмотреться, не написано ли каких-нибудь подсказок на корпусе. Однако недолгое всматривание вряд ли могло помочь, а потому она последовала совету Моррисона и стала тыкать все подряд в надежде услышать хоть какие-нибудь звуки.

0

34

Одно время помехи продолжались, но, едва Моррисон скрылся из виду, из динамика на древнем, как мир, приборе раздалось совсем инородное сухое потрескивание, сменившееся женским голосом неопределенного возраста:
- Диспетчерская служба. Назовите себя.
Слегка опешившая девушка на миг задумалась, как бы ей представиться. Да и все вокруг стояли и, наверняка, не могли поверить, что куда-то дозвонились.
- Лиза, - ляпнула Урри, которая не хотела, чтобы кто-то знал ее настоящее имя, учитывая, что долго в компании этих людей она торчать не собиралась. - Нас тут девять человек. Мы ехали на маглеве, но произошла авария и туннель прорвало... Мы застряли в побочном туннеле.
Помехи стали почти оглушительными, но затем сквозь них снова прорвался голос:
- Где вы находитесь? Сколько выживших?
Повисла короткая пауза, а затем сгрудившиеся вокруг Урри семеро человек наперебой затараторили, перебивая друг друга и создавая настоящую какофонию. В этой неразберихе было сложно что-то понять, даже находясь в шаговой доступности, не то что по старенькому радиопередатчику.
Урсулаи, терпение которой и так было на пределе, пока они сюда добирались, наконец нашла повод сорваться:
- Тихо! - проорала она в надежде всех заткнуть.
Однако это не помогло, что разозлило девушку еще больше. Ближе всех к ней стоял тот нетерпеливый негр, он и получил разъяренную вампирскую затрещину, от которой упал в паре метров от галдящих собратьев по несчастью. Те, к великому облегчению Урри, это заметили и поняли, что лучше всё-таки замолчать. Девушка сосредоточилась и начала объяснять:
- Нас около трехсот. В данном помещении девять человек. Мы нашли туннель, который раньше предназначался для строителей, наверное. Я не знаю, в каком конкретно отсеке мы находимся. И даже не представляю, на каком расстоянии от ближайшей станции.
- Хорошо. На пункте, где вы нашли переговорное устройство, на одной из стен должна быть пометка желтой краской – две буквы и цифра. Прочитайте мне их, - потребовала невидимая женщина по рации.
Негру никто помогать не стал – этот грубый подросток и без того всех достал. Затрещина Урри сработала безотказно – все успокоились, и неспокойный подросток явно находился в шоке.
Все тут же начали искать надпись на стене. Наконец, надпись была найдена и Урсулаи постаралась как можно четче произнести:
- АГ-50. Услышали?
- Ах ты сука мелкая, - запоздало проворчал темнокожий тинейджер, однако на него уже никто не обращал внимания.
Одно время из радиопередатчика раздавался только треск помех, пока наконец операторша не сказала:
- АГ-50, хорошо. Слушайте, где-то рядом с вами есть тоннель, противоположный тому, откуда вы пришли. Вам нужно пройти по нему, два раза повернув налево. Там дождитесь помощи.
Раздались обрадованные крики. Наконец подоспел Моррисон и, еще издали заслышав, что рация заработала, подбежал к сгрудившейся вокруг Уррри компании и забрал переговорное устройство.
- Вы слышите меня? Это говорит пассажир потерпевшего крушение маглева. Мое имя – Джейкоб Моррисон, со мной еще восемь человек. Остальные выжившие ждут помощи в бывших жилых блоках для рабочих.
- Я поняла, - ответила невидимая собеседница. – Повторяю – идите по тоннелю, поверните два раза налево. Слышите хорошо?
- Да! А что будет дальше по тоннелю?!
- Дождитесь там помощи.
- Сколько ждать? – прокричал Моррисон.
- На сбор спасательного оборудования и команды уйдет как минимум два часа… Еще часов восемь на то, чтобы закрыть течь, иначе вас не вытащить. Еще плюс время на откачку воды из тоннеля.
- И что это, нам ждать почти половину суток?! – воскликнул Моррисон, остальные в ужасе притихли.
- Это лучшее, что мы можем для вас сделать.
- Послушайте, дамочка… как вас зовут?
- Диспетчер Грейс Кендел.
- Послушайте, Грейс, у нас нет столько времени. Вдруг к этому времени вода пробьет внутренний корпус? Люди могут за это время умереть от голода и переохлаждения. Вы должны сориентировать нас и указать путь через систему вентиляции.
Повисла недолгая пауза, нарушаемая периодически усиливающимися помехами.
- Это невозможно, - ответила диспетчерша. – Вентиляторы невозможно отключить – вы задохнетесь.
- Нам хватит времени, чтобы пройти.
- Триста человек? Сомневаюсь. Послушайте, мистер Моррисон, отведите ваших людей туда, куда я сказала – и никто не пострадает.
- Я это сделаю, но мы не будем сидеть и ждать, пока нас найдут спасатели. За полсуток кто-то может умереть, - сопротивлялся Моррисон. – Там, дальше, есть вентилятор. Найдите способ отключить его на некоторое время – и я доберусь до склада подводных челноков и лично вывезу всех людей на поверхность.
- Откуда вы знаете про склад челноков? – спросила Грейс.
- Я работал в этом самом тоннеле. Делайте, как я говорю, Грейс. Отключайте вентилятор. А мы приведем людей.
- Хорошо, - чуть подумав, согласилась Грейс. – Будьте на связи.
Она приглушила сигнал, и переговорник стал потрескивать меньше. Моррисон обратился ко всем собравшимся:
- Никуда мы людей не поведем – пусть пока посидят в блоке для рабочих. Я ходил дальше – там есть системы вентиляции, по которым я смогу добраться на склад. А вы поищите пока веревки – они нам понадобятся. 
Вампиресса как-то недоверчиво посмотрела на Моррисона. Ввиду услышанных ей разговоров, она не собиралась так прям сразу ему доверять.
- Не думаю, что вам стоит идти одному. Кто знает, вдруг вы один выберетесь, а остальных оставите? И зачем нам веревки, если не секрет? - пристально смотря на мужчину, начала она выдавать свои сомнения. Идея не приводить пока остальных тоже ее смущала, однако, не всё сразу.
Остальные тоже остановились, расслышав в словах Урри очевидную логику. Действительно, а ну как Моррисон возьмет да свалит?
Моррисон, поймав на себе множество недоверчивых взглядов, обреченно вздохнул.
- Послушайте, - примирительно сказал он. – Сейчас нет на это времени. Давайте мы все просто…
- Нет, сейчас самое время! – пронзительно воскликнула девушка-блондинка. - Лиза права – вдруг вы возьмете да бросите нас здесь?
- Я этого не сделаю. Я человек чести.
- Любой лжец так говорит, - буркнул парень со светлыми волосами.
- И да, как же люди на Чикагском мосту? – не унималась блондинка.
- Все, что пишут газеты – ложь…
- Ну а ты прям носитель истины, - фыркнул мужчина лет сорока.
- Если бы я хотел просто сбежать – я бы не стал вас брать с собой, а просто ушел, - ответил Моррисон. – Я собираюсь вытащить всех людей отсюда.
Спорили еще минуты две, но все безрезультатно. Наконец Моррисон не выдержал:
- Да послушайте же меня! Я – ваш единственный шанс, и если вы сейчас мне не будете верить – отлично, пойдемте двенадцать часов ждать помощи! Только если вы умрете к тому времени – ваша смерть будет не на моей совести!
Повисло тяжелое молчание.
- Я думаю, нужно ему поверить, - сказала наконец девица, представившаяся как Мадлен. – Если этот человек сбежит, мы сможем дождаться помощи. Или пусть кто-то пойдет с ним, как предложила Лиза, - она посмотрела на Урсулаи.
- Я хочу пойти, - вызвался парень со светлой шевелюрой.
- И я, - подтвердила Мадлен.
- И я, я тоже хочу, - подхватили остальные.
Моррисон попытался объяснить, что придется спускаться вниз по вентиляционной шахте, и на всех попросту не хватит веревок, чтобы обвязаться ими, если таковые вообще найдутся. Это очень опасно, и неподготовленный человек может сорваться вниз. Наконец сговорились, что сначала поищут веревки, а потом уж решат, кто пойдет в шахту.

0

35

Урсулаи, слегка поостыв и на какое-то время поверив Моррисону, присоединилась к поискам хоть каких-либо веревок. В конце концов, если спускаться с Моррисоном, а она планировала добиться этой путевки, то нужно найти, чем страховаться. Ибо в данной ситуации все ее вампирские прелести использовать было нельзя.
Вообще, по правде говоря, Урсулаи деваться было некуда. Конечно, она могла убежать сквозь стены, напиться крови испуганных людей, пролезть сквозь внешний корпус тоннеля, в конце концов. Ну а дальше что? На километровой глубине ее не-мертвое тело могло быть если не раздавлено, то изрядно «помято» давлением воды, а если и этого она избежит, то уж точно потеряет ориентацию в пространстве и, чего доброго, не сможет выплыть на поверхность. А оказавшись посреди океана без каких-либо ориентиров она может, даже взлетев, улететь куда-то в сторону Антарктики и, чего доброго, выбиться из сил, чтобы вновь упасть в океан. Поэтому, хочешь – не хочешь, а приходилось держаться общества.
На складе обнаружилось много старого пыльного барахла: какие-то шланги, железяки, дощечки, насадки для уборочной техники… Все это Моррисон решительно свалил куда-то в угол и сказал, что здесь нет ничего полезного.
Копаясь в очередной коробке с каким-то хламом, девушка вытянула откуда-то со дна моток веревки.
- Один есть! - крикнула она так, чтобы ее услышали. - Возможно, найдется еще, сейчас проверю... - закончила она и стала шарить рукой в коробке дальше.
- Отлично! – обрадовался Моррисон, разматывая пыльную веревку. – Здесь примерно… хм… двадцать метров или чуть меньше. Надо уточнить, какое расстояние между вентиляторами в шахте. Грейс! – он снова защелкал простеньким желтым переговорником.
На этот раз на все его попытки связаться с диспетчерской службой из динамика неслись одни помехи.
- Отлично, - проворчал он. – Ладно, есть еще веревки?
Урсулаи больше ничего не нашла.  Моррисон сделал еще несколько неудачных попыток связаться Грейс Кендел, после чего позвал всех следовать к вентиляторам.
Расстроившись, что нашла так мало, Урри вместе со всеми последовала за Моррисоном. В конце концов, ей еще следовало пробивать путевку вниз по шахте.
Наконец вся компания оказалась в довольно обширном помещении, заваленном различными металлическими балками, листами оцинкованного железа и прочей строительной ерундой, в данном случае совершенно бесполезной. В конце помещения имелся большой, диаметром метра четыре, вентилятор, который крутился с бешеной скоростью, загоняя воздух внутрь помещения. Урсулаи ощутила упругую волну воздуха, разметавшую ее волосы. Вентилятор гудел и трещал. Моррисон принялся вновь вызванивать Грейс. Когда она ответила, Моррисон уже присматривался к вентилятору со всех сторон, планируя, за что зацепить веревку.
- Мы у вентилятора, - сообщил он. – Что там внутри?
- Там четыре вентилятора, - сквозь треск помех сообщила диспетчерша. – Первый вы уже видите, за ним шахта уходит вниз, и остальные три расположены горизонтально, друг над другом. Без соответствующего снаряжения вы не сможете спуститься в шахту.
- У меня есть веревка, - ответил Моррисон. – Каково расстояние между вентиляторами?
- Около восьми метров.
- Вы сможете отключить все вентиляторы?
- Мы сможем отключить их на две минуты, - сказала Грейс.
- Каждый?
- Да, каждый! Они компенсируют бездействующие вентиляционные шахты. Когда мы отключим их, подача воздуха резко упадет, и вскоре компьютер вновь автоматически включит вентиляторы. Мы не сможем продлить остановку, не сможем снова отключить их. Это заложено в программу!
- Что еще мне нужно знать? – хмуро поинтересовался Моррисон.
- Нужно помнить, что выход не над океаном, а под ним! Норман, какова мощность четырех вентиляторов?
- Сто шестьдесят миль в час, - ответил чей-то голос на заднем плане.
- Ясно? – спросила Грейс. - Запомните, у вас только две минуты. Вентиляторы включаются поочередно: первый через минуту, а каждый последующий – с интервалом в пятнадцать секунд.
- Отключайте, - скомандовал Моррисон, а сам бросил моток веревки на пол и принялся его разматывать.
Кто-то бросился помогать ему обвязываться веревкой. Тем временем вентилятор частично замедлил обороты, но не остановился. Вся компания сгрудилась около этого невероятно мощного пропеллера, закрывая лица от ледяной волны воздуха. Моррисон отошел в сторонку и снова связался с Грейс:
- Вентилятор по-прежнему работает!
- Все вентиляторы отключены, - возразила Грейс. – Пять… шесть секунд назад.
- Но он не останавливается!
- Значит, он движется по инерции. Найди, чем его остановить.
- Я понял, - бросил Моррисон и засунул рацию в карман. – Эй, ребята, хватайте эту штуку и помогите заткнуть ею этот чертов пропеллер!
Несколько парней во главе с Моррисоном схватили железную балку и бросили ее прямо перпендикулярно вращающимся лопастям. Раздался страшный скрежет, полетели искры, когда лопасти заскользили по металлу… Но через несколько секунд вентилятор замедлил вращение и вовсе остановился.
- Все, я пошел! – крикнул Моррисон и ринулся вглубь шахты между лопастями. Вслед ему понеслись пожелания удачи.
Пока все возились с Моррисоном, Урсулаи обнаружила вторую веревку, вероятно, достаточной длины для спуска еще одного человека. Решив, никому это дело не доверять, она дождалась, когда Моррисон уйдет, девушка пролезла между лопастями и сказала:
- И мне удачи пожелайте, - и побежала вслед за Моррисоном.
«Осталось узнать у него, зачем мы все-таки собираемся спускаться», - подумала девушка.
Запоздало обнаружившие, что Урри тоже полезла в шахту, люди попытались ее остановить, закричав что-то вслед, но вампиресса с ее необычайно чутким слухом не расслышала – в шахте стояло непрерывное гудение. Прямо за остановленным вентилятором шла короткая труба-шахта, которая заканчивалась обрывом. Моррисона нигде не было видно, и Урри, предположив очевидное, подошла к краю круглого коридора, увидела, что Моррисон уже внизу – там отвесно вниз шла, собственно, основная шахта, в которой друг над другом размещались три медленно вращающихся вентилятора. Рядом с каждым был размещен электронный таймер, отсчитывающий время до запуска. Шахта слабо освещалась маленькими лампочками в стенах. Моррисон прыгнул сверху на вентилятор (высота была вполне приемлемой для человека) и там обвязал веревку вокруг одной из лопастей, спустив остальную ее длину вниз. Затем, кряхтя, протиснулся между двумя лопастями и ловко спустился по веревке на следующий вентилятор. Все три вентилятора все еще вращались по инерции, но не очень быстро, и Моррисон крепко держался на ногах. Урри заметила, что таймер на самом верхнем вентиляторе, который Моррисон уже преодолел, показал оставшиеся до запуска 15 секунд.
Поняв, что 15 секунд на раздумья не хватит, Урсулаи открыла крылья и спрыгнула на лопасть верхнего вентилятора. Она глянула вниз и убедилась, что Моррисон ничего не услышал. Проверив, что веревка всё еще при ней, она, сложив крылья за спиной, зацепившись руками за край лопасти, повисла под начинающим крутиться вентилятором. Еще раз проверив, что Моррисон спустился еще ниже, она спланировала  на очередную лопасть и, свесившись вниз и спрятав крылья, крикнула Моррисону:
- Долго нам еще спускаться?
Моррисон чудом расслышал какой-то окрик сверху, поднял голову и… чуть не свалился с медленно крутящегося вентилятора.
- Ты что здесь делаешь?! – крикнул он. – Я же сказал оставаться наверху!
Привязав веревку к лопасти и спустившись к Моррисону, она ответила, смеясь:
- А я всё равно тебе не доверяю, хоть и не совсем в курсе, что там у вас произошло, - она отвязала от себя веревку и с силой дернула, дабы подтянуть второй конец. Поймав веревку, она продолжила:  - Лучше говори быстрее, куда двигаться и что делать.
Моррисон бросил нервный взгляд на таймер. 18 секунд. Наверху уже гудели первые два вентилятора, и вот-вот должен был запуститься третий. А через 18 секунд... уже 15… четвертый – тот, на котором они стояли. Когда заработал самый верхний вентилятор, он стал раскручиваться с такой бешеной скоростью, что веревка, спускавшаяся вниз, оборвалась, и теперь Моррисон привязывал оставшийся конец к лопасти самого нижнего вентилятора.
- Ладно, – бросил он. – Обрежь веревку и привяжи ее к этим лопастям. Быстро! Затем прыгай следом за мной! – и он полез между лопастями в черную бездну.
Урсулаи привязала веревку, но не стала сама ею обвязываться. Она решила, что если дно слишком низко, ей стоит подстраховаться. Вампиресса подумала, что Моррисону сейчас не до нее, и можно беспрепятственно творить всё, что захочется, поэтому она взяла веревку в руку, снова раскрыла крылья и прыгнула вниз.
Моррисон повис на веревке в восьми метрах от начинающего раскручиваться быстрее вентилятора. Веревка закончилась, а дна шахты не видать! Он и предположить не мог, что шахта окажется такой глубокой! Сколько он ни вглядывался во тьму, не мог разглядеть, где же дно. Снизу веяло ледяным холодом, а слабый свет лампочек, оставшихся наверху, не мог рассеять темноту. Рядом на веревке повисла Урсулаи, и вот вентилятор закрутился еще сильнее. Моррисона стало крутить вместе с ним, и он отталкивался ногами от стен, чтобы с размаху не впечататься в них. И вот Моррисон принял единственное верное решение – чиркнул карманным ножичком, обрезая веревку. И в ту же секунду, как веревка лопнула, полетел вниз, надеясь лишь на милость Божию. Хотя, нет, все же он предполагал, что гуляющие внизу мощные ветра подхватят его и не дадут расшибиться в лепешку.
Урсулаи решила, что она не хочет терять Моррисона, потому что это ее единственный способ отсюда выбраться хоть в какую-то сторону. Да и у нее все равно веревка кончилась, и вентилятор начал раскручиваться. Поэтому она, решив о последствиях подумать потом, расправила крылья и, отпустив веревку, нырнула во тьму ловить Моррисона. Благо, зрение у нее в темноте было не хуже, чем при свете, а потому девушка легко увидела мужчину, подхватила его и медленно стала спускаться вниз.

0

36

Моррисон не сразу сообразил, что его что-то подхватило прямо в полете, да у него и не было времени толком разглядеть, что это, и испугаться, ибо в темной шахте, ближе ко дну, его и Урсулаи подхватил сильнейший поток ледяного воздуха, замедлив падение. Моррисон почувствовал, как у него мгновенно заледенела кожа, а челюсти сковал мучительный спазм. Урсулаи не чувствовала своих крыльев, и в итоге оба просто рухнули в маленькую, заполненную гуляющими воздушными потоками камеру с кучей вентиляционных решеток. У самого пола их подхватил новый воздушный поток, и оба нисколько не пострадали. Ветра гоняли туда-сюда какие-то бумажки, пакеты и прочий попавший сюда мелкий мусор. Здесь горели слабые красные лампочки, и кое-что все же можно было разглядеть. Моррисон, преодолевая ветер, уцепился за что-то на потолке и пополз к одной из решеток. И принялся трясти ее.
«Слава богу, не заметил...» - подумала Урсулаи, понимая, что Моррисону сейчас не до нее, и пряча замерзшие крылья. Она видела, что мужчина нашел какую-то решетку, за которой у них бы появилось хоть какое-то время на передышку после местных воздушных ванн. Стараясь преодолеть воздушные потоки, пытаясь проплыть по воздуху, Урри медленно приблизилась к Моррисону и схватилась за ту же решетку, что и он.
- Насчет три надо навалиться, - скомандовала она. - Раз... Два... Три! - и с силой, с какой позволял ей бушующий вокруг ветер, надавила на решетку.
Решетка неслышно заскрипела и поддалась. Ворвавшийся внутрь соседнего помещения холодный ветер втолкнул обоих внутрь, и она повалились на пол, тяжело дыша и кашляя от попавших в легкие частичек пыли. Здесь ветра завывали уже не так сильно, было сыро и прохладно. Моррисон первым пришел в себя и помог Урсулаи подняться. Затем они поползли по каким-то узким низким тоннелям, и наконец Моррисон по единственной дороге вывел ее прямо на склад аварийных челноков. Внутрь они проникли опять же по вентиляционному тоннелю, взломав еще одну решетку. Моррисон по нагроможденным у стены ящикам спрыгнул на пол и крикнул Урсулаи, чтобы та тоже спускалась.
- Ну, кажется, живы, - констатировал он факт, ища на стене электрощиток, чтобы включить свет. Тех дежурных красных лампочек на стенах явно было недостаточно, чтобы что-то разглядеть.
Следуя за Моррисоном, девушка надеялась, что они нигде не обнаружат подобных конструкций с вентиляторами. Спрыгнув вслед за мужчиной в комнату, в которой ей всё было видно куда лучше, чем ему, вампиресса тут же нашла выключатель и дернула за единственный находившийся там рычаг. Она искренне верила, что если свет и загорится, то не такой яркий, чтобы ослепнуть после всех этих темных тоннелей и шахт.
Под потолком с легким жужжанием вспыхнули галогенные лампы и залили помещение слабым белым светом. Моррисон зажмурился, а потом, привыкнув к внезапной перемене освещения, огляделся. Они с Урсулаи находились в узком, но длинном помещении, больше похожем на коридор, с кучей неизвестной аппаратуры, ящиков и двухместных подводных катеров, стоящих на монорельсовых дорожках друг за другом. Три монорельса вели к герметичным металлическим дверям в одном конце ангара, покрытым предупреждающими знаками.
- Вот оно! – обрадовался Моррисон. – Эти челноки предназначены для ремонта и обслуживания внешнего корпуса тоннеля. Мы используем их, чтобы вскрыть корпус примерно там, где мы оставили людей, и вывезти всех на поверхность. Хм… да, придется сделать это много раз, - задумчиво продолжил он, пересчитывая челноки. – Здесь из восемнадцать штук, в каждом таком поместится примерно двое в багажном отделении… Если никто не согласится помочь нам, придется затратить на перевозку всех пассажиров часов восемь. Конечно, ты можешь отказаться участвовать в этом…
Урсулаи смерила Моррисона презрительным взглядом.
- Если вы не заметили, то я ни от какой деятельности не собираюсь отказываться, - сказала вампиресса, понимая, что придется и еще кого-то уговаривать управлять этим транспортом. - Говорите, что делать, помогу всем, чем получится.
- Ну ладно, - Моррисон передернул плечами. – На самом деле это хорошо… чем больше людей вызовутся нам помогать – тем лучше. Только сперва нам надо понять, как активировать эти челноки… - он задумчиво прошелся вдоль ближайшего монорельса. – Хмм… должно быть, за теми воротами еще одно помещение, из которого, собственно, происходит запуск в открытый океан. Ворота открываются автоматически, с помощью вон тех машин, должно быть… - он указал на кубические установки в углу, похожие на компьютеры. – По идее, всем этим управляет специальный человек, но так как его с нами нет, придется разбираться самим. И да, я не знаю, как здесь все включается, и как управлять челноками. Я просто знал, что они здесь есть.
Урсулаи закрыла рукой лицо и помотала головой. Уж кто, а она точно с техникой не в ладах. Но что делать... Надо было как-то разбираться.
- Тогда самое время этим заняться, ибо времени у нас не так много.
«Жаль, я не научилась контролировать технику силой мысли, можно было бы сразу несколько штук вести», - подумала девушка, вспомнив свою первую встречу с джедаями.
- Ясное дело, - горько усмехнулся Моррисон. – К сожалению, я в технике не разбираюсь.
Он подошел к пыльным электронным коробкам и после некоторых неудачных попыток понять, как оно включается, обнаружил блок питания. Активировал его единственной кнопкой. Затем разобрался, как включается система. Разумеется, потребовался пароль.
- О, дьявол! – воскликнул Моррисон. – Я так и думал. Что ж… раз мы оба с техникой не дружим, придется сделать вот что… Где-то должен быть рычаг открывания дверей… красный такой… на стене, защищен стеклом. Найди его.
Решив, что в разборках с транспортом она все равно ничем не может, Урри пошла дальше обыскивать помещение. В скором времени, она увидела на стене  то, о чем говорил Моррисон. Не став дожидаться особых указаний, девушка с удовольствием треснула по стеклу, а уже потом спросила:
- И что с ним делать?
- Ну… поверни, - предложил очевидное Моррисон.
Хмыкнув, вампиресса повернула рычаг.
Заскрипели какие-то механизмы, и двери с предупреждающими знаками разошлись в стороны… правда, не до конца, но маленький подводный катер можно было продвинуть в образовавшуюся брешь. Как и предполагал Моррисон, там оказалось еще одно маленькое квадратное помещение (иначе просто быть не могло), из которого, собственно, происходил запуск в открытый океан. После такого запуска вся вода из помещения откачивалась.
- Вот! – обрадовался Моррисон, заглянув в помещение. – Теперь давай посмотрим, как эти штуки запускаются. Ты точно… э… никогда не каталась на подводных катерах? – уточнил он, имея в виду популярный нынче вид спорта.
Девушка задумалась о том, что ее многого лишают на базе. Ей даже захотелось найти способ никогда туда не возвращаться и начать жить жизнью обычного современного человека. Но сейчас первым делом следовало выбраться. Да и Криса надо найти.
- Точно. Однако, это не помешает мне быстро разобраться, как это делать, - ухмыльнулась Урсулаи. - Я легко обучаюсь.
- Ну ладно… - с некоторым сомнением протянул Моррисон, внимательно изучая взглядом шуструю девицу. – У этих катеров есть собственные двигатели, - сказал он, присев около одного из них и внимательно разглядывая что-то внизу. – И управляются они автономно, я думаю. Главное – вывести их вон туда, - он махнул рукой в сторону соседнего помещения.  – Он встал и навалился всей силой на корпус. – Арррр… не поддается! – катер лишь чуть-чуть покачнулся на монорельсе. – Да… похоже, сдвинуть с места вручную не получится…
Пока Моррисон задумался, как бы еще передвинуть катер, вампиресса решила еще разок прибегнуть к магии. Подойдя к одной из машин, она, упираясь в ее корпус, напрягла силы и стала толкать.
И – о чудо! – с неприятным скрипом и скрежетом стреловидный катер покачнулся на монорельсе и двинулся вперед. Моррисон обернулся на скрип и радостно воскликнул:
- О, здорово! Кажется, нужно было его как-то хитро подтолкнуть, что тебе случайно удалось… а дальше он едет сам, - и он тоже уперся руками в бок и стал толкать катер к воротам, думая, что катер так и должен легко катиться по монорельсу.
Вместе они вытолкнули его в последний отсек между тоннелем и тощей воды, к внешним воротам. И тут-то Моррисон задумался о самом главном.
- Нос катера не режущий, как я предполагал, - сказал он. – Скорее всего, имеются какие-то лазерные насадки-резаки, но у нас их нет, а где их искать – не представляю. Мы при всем желании не сможем разрезать корпус так, чтобы тоннель не залило водой – тем более воду нужно сдерживать какой-нибудь мембраной, когда катер повезет часть людей наверх. Это делается при помощи специальных гидроизоляционных мембран, но я об этом раньше как-то не подумал… - он сокрушенно покачал головой. – Но ничего, есть идея получше. Мы выплывем на поверхность, доплывем до ближайшей нефтяной вышки и попросим вызвать помощь с берега, в виде подводной лодки. Если повезет, через четыре часа люди будут спасены. Как тебе такой план, Лиза?
Урсулаи сосредоточенно пыталась понять, что говорит мужчина.
- То есть, та женщина предлагала часов восемь ждать, а в нашем случае времени в два раза меньше потребуется. А вы представляете, как далеко до берега? Почему вы считаете, что четыре часа им хватит?
- Честно говоря, я вообще не верю, что нас спасут, - покачал головой Моррисон. – В первую очередь починят тоннель, откачают воду и так далее – чтобы восстановить транспортное сообщение. На все это уйдет как минимум двое суток. К этому времени люди умрут от голода или переохлаждения, а их имена просто внесут в список жертв автокатастрофы. Знаю я, как все это делается! – внезапно раздраженно воскликнул он, ударив кулаком по борту катера. – Все там, наверху, суетятся, делают вид, что пытаются вытащить людей, но этого, мол, сделать нельзя, пока не откачана вода из тоннеля и не заделана брешь. То есть, пока не восстановлено движение маглевов. Вот когда тоннель приведут в прежнее состояние – тогда, якобы, можно вытащить людей. Искать обходные пути и лишний раз дырявить корпус ради наших жизней никто не собирается – я этих сволочей знаю. Это крупнейшая транспортная компания, она начинала как «РЖД» - Род-Айлендские железные дороги – и постепенно превратилась в «МаглевКорп»… Ну это ты должна знать еще со школьной скамьи. Им важна лишь прибыль с продажи билетов, наши жизни их не волнуют. Наш единственный шанс – уговорить береговую охрану прислать подводную лодку. Если повезет, управимся раньше четырех часов.
- По-моему, так они скажут, что это не в их компетенции, - скрестила вампиресса руки на груди. - Хотя, не знаю я ваших местных порядков. Но, тебе виднее. Однако, как-то нехорошо всех остальных все это время держать в неведении.
- Так ты не из Босваша? – удивленно спросил Моррисон. – Как это – не знаешь местных порядков? Ты так говоришь, будто ты не американка, - рассмеялся он. – Все знают, что береговая охрана не отчитывается перед корпорациями, особенно перед «МаглевКорп»… Мы все сделаем по правилам: напишем заявление, потребуем встречи с кем-нибудь из начальства, расскажем, что в море люди терпят бедствие… Если сделать все по закону – возможно, они придут нам на помощь. Ну или на крайний случай… разрыдайся и умоляй их спасти твоего младшего братика.
«Надеюсь, первый вариант сработает...» - вздохнула девушка.
- В любом случае, выбора особого нет, - сказала она, решив не продолжать тему ее происхождения. - Ладно, действуем по вашему плану.
- Вот и славно! – обрадовался Моррисон, приподнимая стеклянную крышку катера, закрывающую кабину.

0

37

Корпус катера был прозрачен примерно на треть, и из кабины можно было легко наблюдать за тем, что творится в толще воды.  Друг за другом стояли два маленьких кресла для водителя и, возможно, инженера, а позади второго кресла был маленький темный отсек, куда могло поместиться какое-нибудь оборудование или 2-3 человека.
- Садись посередине, - скомандовал Моррисон. – А я пока разберусь, как здесь все включается…
Урри ничего не оставалось, как послушаться, хотя ей жутко хотелось научиться управлять катером.
Моррисон боялся, что внешние ворота открываются только через компьютер, но ему повезло – на стене был рычаг автоматического открывания дверей. От него до катера было примерно три прыжка, поэтому он долго думал, прежде чем принять решение. Вряд ли ворота откроются сразу – скорее всего, створки будут медленно расползаться в сторону. Вода брызнет внутрь, и у него будет примерно три секунды на то, чтобы забраться в катер и захлопнуть прозрачную крышку. И приготовиться к старту.
Моррисон объяснил это Урри-Лизе и затем принялся разбираться, как управлять катером. Ничего сложного в этом не было, и никаких ключей зажигания не требовалось. Приборная панель включалась парой кнопок, повороты осуществлялись с помощью сенсорных круглых стрелочек… Короче говоря, разобраться было несложно. Моррисон даже попробовал включить двигатели и немного выехать по монорельсу вперед. Катер покачнулся и медленно поехал к воротам. Обрадовавшись, Моррисон дал назад, поближе к рычагу, и выпрыгнул на пол.
- Кажется, все работает, – сообщил он. – Ты как, готова?
«Нет, я не хочу умирать, я слишком молода для этого», - мысленно хихикнула девушка.
- Да, конечно. Ничего сложного же. Зато будет о чем рассказать детям, - улыбнулась она.
- Ага, - рассеянно отозвался Моррисон, созерцая рычаг открытия внешних дверей.
Затем он вспомнил еще кое о чем и на пару секунд вышел из помещения в соседнее, где стояли компьютеры. Он прошел туда и вернул на место рычаг, который нашла Урри, а затем вернулся к ней, успев проскользнуть в закрывающиеся двери. Теперь он и Урри оказались отрезаны от всего остального тоннеля, и от толщи воды их отделяли лишь внешние ворота.
Моррисон глубоко вдохнул и резко дернул вниз рычаг, открывающий внешние ворота. И что есть силы рванул к катеру.
Заскрипели внутренние механизмы, и ворота стали медленно раскрываться. Как только исчезла герметизация, в узкую щель хлынула вода, обрызгав Моррисона с головы до ног, однако он успел заскочить в катер на переднее кресло и опустить крышку. Ворота продолжали открываться, а вода постепенно заполняла отсек.
Урсулаи сглотнула. Она понимала, что так обычно это и происходило, но прибывавшая вода стала для нее не меньшим потрясением, чем большая механическая гусеница, сожравшая почти целый поезд.
«Дааа... Кто ж знал, что поиск Криса превратится в такое приключение... Надеюсь, я смогу ему самому об этом рассказать...» - думала девушка, следя за уровнем воды.
Она не представляла, что будет дальше, куда они поплывут и что скажут. Единственным, что помогало ей держать себя в руках, была мысль, что она бессмертна. Она может стать бесплотной и ее не раздавит давлением толщи воды. Она может постараться переместиться куда-нибудь, затратив много сил, но оставшись в живых. Вариантов-то много. Однако, рядом сидел уверенный в успехе Моррисон, а потому рано было паниковать.
Отсек почти полностью залился водой, когда ворота наконец разошлись на ширину челнока. Моррисон тем временем запускал двигатели – и вот катер, плавно покачиваясь, поехал по монорельсу прямо в океанскую пучину. Бока катера вибрировали и гудели. Урсулаи почувствовала легкий толчок – это закончился монорельс, когда катер подкатил к выходу. Их слегка тряхнуло, и вот взревел двигатель. Моррисон – надо отдать ему должное – довольно быстро разобрался, как управлять этой штукой, поэтому катер покинул подводную станцию и рванул к поверхности.
- Судя по этим приборам, воздуха у нас часа на два, - сообщил Моррисон. – Но это неважно, мы уже через пару минут будем на поверхности. Хотя… нет, у меня есть идея получше.
Катер развернулся и вместо того, чтобы держать курс наверх, направился вниз, скользя вдоль черного заросшего илом корпуса тоннеля.
Вероятно, в какой-то другой реальности или другой Вселенной, Урри бы отреагировала как-то так:
- Что?! Воздуха на два часа, а мы продолжаем плыть по дну? Какого черт ты делаешь, Моррисон? - сказала бы она, вырубая мужчину и отбирая у него управление.
Но в данном мире вампиресса решила повести себя чуть более сдержанно.
- Я, конечно, понимаю, что скорость этого катера позволит нам довольно быстро выбраться на поверхность, в случае чего... Но что у вас за идея, если не секрет? - теперь уже девушка уповала только на свое бессмертие.
- Поднявшись на поверхность, мы, скорее всего, ничего не увидим, - ответил Моррисон, включая дополнительные двигатели. – Наш единственный ориентир – подводный тоннель. Если мы поплывем вдоль него в сторону континента – вероятнее всего, у берега обнаружим какие-нибудь станции или нефтяные танкеры, в конце концов. Не могу понять, насколько хватит топлива – тут пара датчиков не работает… но будем надеяться, что повезет.
Теперь уже девушка из этой реальности заметно начала нервничать.
- Повезет? Ха, смешно... Если бы нам повезло, мы бы вероятно уже прибыли на станцию назначения! - вспылила Урсулаи. Ей не очень-то хотелось застрять посреди океана без топлива, а потом еще и воздуха. - Вы хоть представляете, где ближайший берег?
- Думаю, мы движемся в правильном направлении, - сдержанно ответил Моррисон. – Слушай, я знаю, что дамы любят паниковать… но, пожалуйста, держи себя в руках, хорошо?
Урри недовольно насупилась.
- Я не люблю паниковать. Я бессмертна, мне нестрашно, - буркнула она, понимая, что ей-то действительно все равно. - Мне не нравится, что вы каждый раз меняете план.
Моррисон на это только сомнительно хмыкнул. Заявление Урри о том, что она бессмертна, он воспринял как неудачную шутку, и девушка в очередной раз убедилась, что в этом мире можно кричать на каждом перекрестке о вампирах, гоа’улдах, Звездных Вратах, неведомом Кадате и прочей космической ерунде – никто не поверит. Люди настолько привыкли жить в холодно-логичном техногенном мире, что все сверхъестественное предпочитают списывать на шутки, технические приколы и просто галлюцинации.
Так продолжалось и дальше: они тихо плыли вдоль черного корпуса сквозь синюю мглу, и за бортом, за стеклянной крышкой, ничего нельзя было различить, лишь пару раз мимо проплыли какие-то мелкие рыбешки да мелькнул бок затонувшего катера.
- Странно… - сообщил наконец Моррисон. – Мы плывем уже минут тридцать на скорости восемьдесят миль в час, а дно даже не начало подниматься. Не можем же мы двигаться в обратную сторону, я точно знаю, откуда мы приехали!
Теперь у девушки вместо паники начало появляться желание сожрать проводника, забрать у него управление, подняться на поверхность, а там уже разбираться, что делать дальше. Переговорное устройство все еще было у них с собой, а потому она смогла бы вызвать помощь, находясь на поверхности. Или просто раскрыть крылья и свалить, а за остальными уже собирались высылать помощь, раз об этом узнала девушка, ответившая им. Однако, Урсулаи глубоко вдохнула, выдохнула и ответила:
- Я же предупреждала, что мы можем быть посреди океана. Может, все-таки на поверхность, а оттуда попытаемся кому-нить сигнал подать? - к ее удивлению, у нее даже получилось сохранить спокойствие в голосе.
- Мы не можем быть посреди океана, мы все время плыли вдоль этой штуки! – Моррисон ткнул пальцем в сторону илистого бока тоннеля, лениво проплывавшего справа. – Что ж... хорошо, поднимемся и осмотримся. Мне это начинает не нравиться…
И он направил катер вверх.
«А ведь я даже никаким внушением не воспользовалась, - хихикнула мысленно Урри. - Надо, наверное, тренировать уверенный голос».
Теперь оставалось только надеяться, что топлива хватит для этого подъема, иначе они точно застрянут где-то посреди океана.
Наконец темно-синяя мгла наверху начала светлеть. Двигатели старенького катера взревели, когда Моррисон направил неуклюжую машину вертикально вверх. И вот катер с шумом и брызгами вырвался из океанских пучин на дневной свет. Моррисон зажмурился от серого сумрачного света (уже вечерело), после чего выровнял катер. Ремонтный челнок остановился, плавно покачиваясь на поднятых им самим волнах. Моррисон нажал какую-то кнопку, и крышка чуть приоткрылась, впуская в кабину соленый холодный воздух.
- Кажется, берег в той стороне, - Моррисон показал куда-то вдаль, где виднелась туманная полоса. – Далековато… Но все равно здесь не должно быть так глубоко. Хотя, постой-ка… - он вдруг развернулся и посмотрел куда-то назад. – Вон там видишь полоску? Кажется, это какой-то остров или часть материка. Черт… куда же нам плыть? – он, казалось, растерялся.
- Дай угадаю, - сказала Урсулаи как можно спокойнее, - мы не там, где ты думал? - и она хмыкнула. В-принципе, она так и предполагала. - Поплыли налево. Наугад. А лучше заглуши мотор, и попробуй подать сигнал по переговорнику, - девушка начала чувствовать себя главной в этой ситуации. - Мы ж не опустимся на дно без включенного мотора? - однако, по части техники ей явно было далеко до Моррисона.
- Рация у тебя? – спросил Моррисон. – Попробуй вызвать кого-нибудь. Мы плыли туда вдоль тоннеля… если мы поплывем в этом же направлении – скорее всего, достигнем материка, верно? Но если мы поплывем по поверхности, то точно собьемся с курса из-за волн и ветра. Под водой мы хотя бы можем держаться вблизи тоннеля и не заблудимся.
- Попробую... - благо, рация действительно была у нее, и Урри еще не забыла, где кнопка вызова. - Прием, прием. Меня кто-нибудь слышит? - она понятия не имела, слышат ли ее и вообще, правильно ли она все делает, ибо в тот раз на связь она вышла почти что случайно.
Рация молчала, лишь изредка прорывался треск помех. Моррисон вновь закрыл крышку катера и направил его в океанические глубины. Через пять или около того минут они были рядом с черным корпусом подводного тоннеля. Тоннель пролегал вовсе не по дну, как этого следовало ожидать, а на довольно высоком расстоянии ото дна, поддерживаемый специальными опорами. Вода была мутная, илистая – к тому же, наверху день сменялся вечером. Дна было не видать, и расчеты Моррисона на то, что дно вот-вот пойдет вверх и покажется, не оправдались.
- Возможно, здесь какая-то впадина или понижение дна… - бормотал он, набирая скорость. – Ладно, двигаемся к материку, а там посмотрим. Ну что там у тебя? – обратился он к Урри.
Урсулаи смерила Моррисона недовольным взглядом. Ей хотелось ответить что-то вроде: "А незаметно?!" - но она снова глубоко вдохнула и выдохнула и ответила:
- К сожалению, только помехи. Даже не представляю, как мы в этом бункере что-то услышали, - и она кивнула в сторону тоннеля. - Буду пытаться дальше.

0

38

На глубине, ближе к диспетчерской станции, Урсулаи один раз даже удалось выйти на связь с Грейс, но разговор оборвался, даже не успев толком начаться.
- Не понимаю…- бормотал Моррисон. – Что-то глушит сигнал. Или мы просто уже далеко уплыли. Ладно, забудь об этом… доберемся до берега и там найдем помощь для людей.
Дно по-прежнему было скрыто в мутной мгле, наверху день сменился вечером, и теперь подводный челнок окружала тьма. Моррисон включил фары, и теперь слева чернел покрытый илом и ракушками бок тоннеля.
- Будем держаться прежнего курса, - сказал Моррисон. – Воздуха у нас достаточно, тоннель не может быть слишком длинным. Поплывем вдоль него и достигнем материка. Как тебе такой план?
Мысленно продолжая ругать современный мир, который до сих пор не решил проблем со связью, девушка ответила:
- А что я могу предложить? Остановиться и таранить тоннель? Или снова подняться на поверхность? - она ухмыльнулась. Поднимись они сейчас наверх и приоткрой Моррисон крышку... Урри мечтательно представила, сколько крови в здоровом мужчине и сколько сил ей нужно, чтобы долететь до берега на своих двоих.
- Это бессмысленно, - ответил Моррисон на предложение Урри подняться на поверхность. – Мы ничего не увидим в такой темноте. Все, что нам остается – держаться тоннеля. Так мы точно доплывем до берега.
Они продолжали плыть в мрачном раздумье еще минут двадцать, изредка перекидываясь ничего не значащими фразами. Все было спокойно, тихо, и вода вокруг была темная и мутная. Эту сизую мглу не разгонял даже свет подводных фар – до того вода была полна водорослей, мелких рыбешек и песка. А дно все так и не показалось, и Моррисон высказал предположение, что в этом месте пролегает какая-то впадина, над которой они плывут.
Внезапно челнок на что-то напоролся. Вернее, его тряхнуло и поцарапало по дну так, словно он задел «брюхом» скалы. Моррисон удивленно посмотрел за борт – не показалось ли дно. Но не успел он высказать вслух свое удивление, как в дно опять ударило что-то тяжелое, на этот раз еще сильнее – так, что Моррисон подскочил и ударился макушкой о прозрачную крышу.
- Да что за… - начал ругаться он, как вдруг впереди мелькнуло что-то темное и бесформенное, что со всего размаху ударило по правой фаре. Свет вспыхнул ослепительно ярко, а затем погас. То же самое постигло вторую фару. Челнок окутала непроглядная тьма, и Моррисон решительно схватился за панель управления, набирая скорость… Его охватил суеверный ужас, который настигает всех, кто оказывается в толще океана наедине с какой-то неведомой подводной тварью.
Челнок рванул вперед, взревев двигателями, но тут же что-то потащило его против воли пилота в сторону от тоннеля. И как ни старался Моррисон выровнять ставшую вдруг непослушной машину – ничего не получалось.
- О боги… да что же это! – в отчаянии крикнул он, безуспешно вглядываясь за борт. – Неужели гигантский осьминог… я читал, что в океане обитают такие твари. Если он утащит нас на дно… мы погибли!
Урри, все это время надеявшаяся, что она задремала, и ей все это снится, поняла, что это не сон, когда рядом закричал Моррисон.
«Да что ж такое-то... Это я так никогда до Криса не доберусь!» - подумала девушка, пытаясь своим зрением разглядеть, что снаружи. Ей, если честно, не очень хотелось это знать, с учетом того, что с этим еще следовало разбираться.
Внезапно послышался неприятный треск, челнок завибрировал, а затем вспыхнула и погасла управляющая панель.
- О нет, - застонал Моррисон. – Оно сломало наши двигатели! Теперь все потеряно!
Продолжая паниковать и сражаться с непослушной машиной, Моррисон с тоской наблюдал, как черный бок тоннеля растворяется во мгле. Катер тащили все дальше и дальше – куда-то под воду, в сторону, в неведомые глубины. Навстречу смерти.
В один их ужасных моментов Моррисон, пристально вглядывающийся в черную мглу за бортом, увидел совсем рядом, за стеклом, нечто такое, что заставило его с криком отшатнуться и закрыть лицо руками.
- О боги! – вскричал он. – Готов поклясться… там, за бортом – человек! Человеческое тело!
И действительно – на краткий момент ему показалось, что за бортом, в мутной воде мелькнул плавный изгиб бледного туловища и часть бедра. Что это – галлюцинация или ужасные обитатели морских глубин?
«Сожрать бы его...» - подумала Урсулаи, но ей сейчас было не до того.
Ей в голову пришел один гениальный план, однако ей стоило труда продумать все детали. Но так как времени на выполнение было все меньше, она, не раздумывая, крепко схватила Моррисона за руку и укусила за запястье, дожидаясь, когда он потеряет сознание.
Моррисон вырывался, отбивался, но вампирская слюна взяла свое – и он постепенно отключился. А челнок все тащили и тащили некие неведомые силы куда-то в морские глубины.
- Ну, вот... Хотя бы одну проблему решили, - радостно облизываясь, сказала Урри, аккуратно укладывая на пол.
Однако чувствовалось, что челнок все еще куда-то тащат, что вампирессе совершенно не нравилось. Решив, что телекинезом она вряд ли сможет воспользоваться как изнутри, так и снаружи, даже в бесплотном состоянии, она стала быстро перебирать все возможные варианты. Оставалось надеяться только на самый обработанный: девушка попыталась поискать вокруг хоть какое-нибудь сознание, в которое можно было бы вторгнуться. Стоило рискнуть хотя бы связаться с тем, что их схватило.
Урсулаи почувствовала, что пространство вокруг нее постепенно размывается, становится зыбким и непостоянным, как морские течения. Она ощутила холод океанической воды, упругое сопротивление и необычайную легкость и гибкость своего тела. Она словно скользила в черной водной глади, подобно ловкой рыбе, и упорно тащила за собой что-то тяжелое и громоздкое… Это длилось всего мгновение, а потом ее разум взорвался сотнями ментальных криков.  Голоса наперебой визжали, плакали, смеялись, верещали, издавали какие-то нечеловеческие звуки. Урсулаи замутило и выкинуло из чужого разума – решительно и бесцеремонно. Она с громким ментальным всплеском вернулась в реальность, отплевываясь и откашливаясь, словно наглоталась воды.
Окончательно придя в себя, девушка довольно громко прокричала:
- И что это было?  Что бы ты ни было, я так просто не сдамся! - погрозила она кулаком неизвестно кому.
«Мдаа... Такого еще со мной не было. Что ж там снаружи?» - Урри попыталась еще раз рассмотреть, что там снаружи, но получилось у нее это плохо, что, наверное, было даже к лучшему. Ну, что ж. Выбора действий почти не осталось, а потому она решила просто посидеть рядом с Моррисоном, копя силы.
«Значит, так... - стала рассуждать Урсулаи. - Если нас хотели сожрать, то давно могли это сделать... С такой силищей оно могло бы сразу оторвать крышу и подождать, пока мы, то есть пока Моррисон захлебнется. Я бы тикала из последних сил, - тут она хихикнула, представив себе эту картину. - Либо есть вот так посреди моря - не принято, и нас тащат в какое-то строго отведенное место, - представив себе подводный ресторан, она снова улыбнулась. - Либо нас вообще есть не собираются, на что и стоит надеяться, и тогда все хорошо. Однако, нафига мы им вместе с катером, и куда нас тащат?» - поняв, что вопросов все равно в несколько раз больше, чем ответов, как и в случае с большой механической гусеницей,  девушка просто стала думать о том, как она себя поведет при встрече с Крисом и о чем ей стоит узнать побольше, когда она вернется на базу. Может, хоть это отвлечет ее от тамошней скуки, от которой она с такой радостью сбежала.
Катер тащили сквозь толщу воды, и за бортом по-прежнему ничего не происходило. Было темно, сумрачно и прохладно. Моррисон без чувств валялся в кресле пилота, снаружи пару раз мелькнули какие-то мертвенно-бледные конечности – не то человеческие, не то рыбьи. У Урсулаи создалось впечатление, что тащат катер не одно, а несколько существ, причем, разумных. Веселенькое намечалось приключение.

0

39

Неведомые подводные твари долго тащили челнок сквозь океанские глубины, и за бортом ничего нельзя было разглядеть. Лишь легкие толчки по дну напоминали о том, что снаружи роятся живые разумные существа, изредка задевающие дно и бока катера своими конечностями. В один момент Урсулаи ощутила, что челнок стали поднимать вверх. Его тащили и тащили ближе к поверхности, а затем вдруг, резко толкнув, отпустили. Едва Урри успела поверить в такое счастье, как раздался страшный треск и грохот. Челнок, врезавшись во что-то, резко затормозил, и девушка со всей дури ударилась лбом о переднее кресло. Прямо как при экстренной остановке маглева… Челнок несколько раз перевернуло, и Урри всеми костями почувствовала удары обо что-то твердое. Впрочем, вскоре небо и земля пришли в свое обычное положение, и челнок замер на боку. Моррисон так и валялся без чувств, а Урсулаи разглядела сквозь прозрачную крышу какие-то призрачные огни в отдалении. Правда, в следующую секунду по крыше хлестнула волна, потом еще одна, и еще… поэтому больше ничего разглядеть не удалось. Однако одно было ясно: они больше не под водой, а на каком-то скальном рифе.
Аккуратно встав, с учетом того, что у нее теперь все болело, Урри проверила, не сломала ли она чего. Но к ее счастью, все кости были целы, а потому можно было решать, что делать дальше. Сейчас она позавидовала Моррисону, который не только ничего не почувствовал, возможно, но и не очнулся.
«Да, как-то я перестаралась... Хотя, это и к лучшему, не будет мешаться», - решила девушка.
Осмотрев приборную панель, она поняла, что так просто крышу открыть не получится, а потому, слегка поднапрягшись, вампиресса приоткрыла ее вручную. Тут ее внимание привлекла очередная волна, которая вот-вот грозила ее облить, а потому она поспешила отбежать от катера, в надежде, что Моррисона внутри не затопит.
- Никто не хочет мне сказать, где я и какого черта здесь делаю? - осведомилась Урсулаи, заранее не рассчитывая на ответ.
Несмотря на окружавшую ее темень, девушка снова стала всматриваться в замеченные ранее огни. Можно было рассчитывать, что это поселение... Однако, соваться туда, не узнав, кто там живет и какое они имеют отношение к происходящему, явно не следовало. Больше вокруг ничего замечено не было. А потому девушка, полная сил, решила немного поколдовать, раз при посторонних этого делать нельзя было. Она стала бесплотной, рассчитывая, что в темноте в таком виде ее точно никто не заметит, и направилась в единственную интересующую ее сторону.
Правда, далеко она не ушла, ибо катер выбросили на коралловый риф, островком выступающий из морских пучин и обливаемый со всех сторон волнами. Было темно, холодно и сыро. Вдалеке виднелись прибрежные огни, кажущиеся миражами в тумане. Шумел океан, волны с грохотом разбивались о риф, захлестывая многострадальный катер.
«Ну, блин...» - разочарованно вздохнула Урри, останавливаясь у края островка.
Видимо, ничего не оставалось, кроме как задействовать еще и крылья, что она и не замедлила сделать. Обернувшись и убедившись, что Моррисон все еще в катере и ничего не видит, вампиресса оттолкнулась от земли и взлетела.
- Как же хорошоооо... - негромко вздохнула она, сделав в воздухе петлю. - Ну, ладно... Повеселились и хватит, - и она направилась в сторону света.
Однако, пролетев метров десять, девушка снова обернулась и полетела назад, к катеру. Став на какое-то время снова материальной, она вытащила Моррисона из катера и оттащила его подальше от берега, мысленно ругая американский фастфуд и сидячий образ жизни современных взрослых. Прислонив его к какому-то камню, торчащему посредине островка, она снова стала бесплотной и вернулась к первоначальному направлению полета.
По мере того, как Урри летела сквозь ночной мрак и туман, далекие огни постепенно принимали более четкие очертания. Как оказалось, вдали чернеет полоска берега – значит, они добрались-таки до материка.  Огни оказалась фонарями-прожекторами, освещающими причал для рыбацких лодок. Вскоре Урри смогла различить и сам причал, и даже нечеткие очертания покосившихся старых домов. Пока, с первого взгляда можно было сказать, что перед ней раскрывается вид на рыбацкое поселение – возможно, не особо богатое и буржуйское, а то и вовсе бедное. При подлете к этому селу Кукуево в воздухе стало душно, а затем заморосил мелкий дождик.
«Хм... Никого не видно, что неудивительно. Нормальные люди и нелюди спят в такое время... - подумала Урсулаи, внимательно всматриваясь в постройки. Так никого не увидев, она приземлилась на берегу. - Вот интересно, кто и с какой целью доставил нас именно сюда? И какая это вообще часть земли? Точно ли материк?» - девушка тряхнула головой, отгоняя поток вопросов без ответов.
Сейчас стоило подумать совершенно о другом: либо она вламывается к кому-то в дом, берет заложника и потом уже выясняет, что здесь происходит, либо она ждет рассвета и откуда-нибудь с крыши наблюдает, что будет дальше. Однако, вампиресса решила, что надо пользоваться тем, что улицы пустые, и пойти искать хоть какую-то информацию о том, где она находится.
Она оказалась на пустынном мрачном причале, среди стареньких лодок и сваленных в кучу рыболовных сетей. Кажется, ее первое преположение о рыбацкой деревне оказалось верным. Дома были старые, явно простоявшие не одно столетие. из крупного камня, добротно сложенные… Однако время взяло свое, и теперь чахлые домишки находились в весьма плачевном состоянии. Где-то высоко загрохотал гром, дождь стал сильнее, и его струи шумно разбивались о деревянный причал. На подходе к городу по-прежнему не было видно ни души.
Урри, спрятав крылья, решила остаться пока нематериальной, дабы не промокнуть насквозь. Как минимум, она не может в промокшем виде появляться перед незнакомцами.
Сначала в ее голову закрались подозрения, что неспроста так тихо и никого не видно, однако девушка и с ними покончила и пошла дальше, пытаясь разглядеть какие-нибудь указатели или таблички.
Никаких указателей она не нашла, зато покосившиеся строения и замусоренные узкие улочки красноречиво рассказали ей о том, что в этом поселке царит нищета. Дождь нещадно хлестал по стенам, и сквозь его шум Урри внезапно различила какой-то новый посторонний звук… это было похоже на хоровое пение. Пожалуй, землянин сравнил бы этот звук с церковными песнопениями, но Урсулаи понятия не имела о местных религиях (разве что Кхвааргаш немного просветил ее насчет буддизма), поэтому приняла этот звук за необычную музыку. Бросившись петлять по улицам в поисках источника странной заунывной песни, Урри выбежала на крохотную площадь на перекрестке трех улочек и оказалась перед самым высоким зданием в городке. Это был темный дом, подпираемый колоннами, с двускатной высокой крышей, оканчивающейся шпилем с каким-то плохо различимым символом. В отсвете молний здание казалось мрачным и зловещим, а унылое пение не добавляло ему радости. Урри была уверена, что звук исходил именно оттуда, а при следующей вспышке молнии различила плохо вырезанную в камне надпись над арочной дверью:

ТАЙНЫЙ ОРДЕН ДАГОНА

«Дагон? Что еще за Дагон? - удивленно приподняла девушка бровь. - Какой-то культ или секта непонятная, скорей всего, - стала рассуждать она. - Только какая-то унылая секта, судя по музыке», - хихикнула девушка и стала пробираться к зданию, чтобы заглянуть внутрь через какое-нибудь окно.
К сожалению, все окна находились слишком высоко и были закрыты изнутри какой-то материей.

0

40

«Ну, блин... - разочарованно вздохнула Урсулаи. - И не подлетишь, не заглянешь. Однако...» - она раскрыла крылья, стараясь оставаться бесплотной, и взлетела вверх. Не найдя никакой щели в окнах, она подлетела еще выше, ближе к крыше, и осторожно просочилась сквозь стену, в надежде, что под потолком ее так сразу никто не заметит, а у нее хоть будет время осмотреться.
Здесь заунывное хоровое пение было еще громче, и невидимые голоса тянули зловещую песню на неизвестном языке… Урри сидела под деревянными стропилами, забравшись на какую-то балку, и сверху, из полутьмы, ей было отлично видно, что происходит внизу.
Такой странной церкви она не видела никогда. Впрочем, Земных церквей она вообще мало повидала, если не считать дацана Горного Озера… Будь Урри чуть разборчивей в стилистке Земной архитектуры, она бы сравнила планировку и внешний облик этого мрачного темно-серого здания с католическими костелами. Да, по виду церковь Ордена Дагона действительно напоминала костел, только вот никакой христианской символики внутри не было. Зато всюду - в декоре, росписях, над зловещего вида алтарем – повторялся один и тот же символ. Он напоминал глаз с непропорционально большой радужкой, а линии предполагаемого нижнего и верхнего века в уголках пересекались друг с другом и образовывали подобие ласточкиного хвоста. Двускатную крышу поддерживали четыре близко расположенные к центру колонны. В этой странной церкви было множество людей в черных одеждах, склонившихся на колени перед мужчиной в золотых одеждах, держащим в руках скипетр с тем же знаком-глазом и резной ритуальный кинжал с гнутым лезвием. Жрец – должно быть, такова была должность мужчины в золотом – стоял перед низким пятиугольным алтарем, закрытым простой серой тканью. На ткани лежали какие-то предметы: золотые кубки, медальоны, чаши из драгоценных металлов, оружие… Словом, на первый взгляд на алтаре было подобие рынка-барахолки.

http://www.stihi.ru/photos/ogneev.jpg

«Они что тут все, упоролись, что ли? - вспомнила Урри одну из фраз, которой она научилась у О'Нилла. - Ну, хоть не торжественное жертвоприношение людей у них тут, а то я начала бы бояться за себя и Моррисона, - улыбнулась девушка, внимательнее присматриваясь ко всему, что лежало на алтаре. - Блииин, это же можно было бы свой арсенал обновить... Да и парочка камушков мне не помешала бы. Наверняка же их можно на деньги обменять будет?» - стала размышлять она, продолжая наблюдать, что происходит внизу и стараясь сильно не высовываться.
Пение потихоньку стихло. И жрец, воздев руки к потолку, громогласно воскликнул:
- Наши искренние молитвы были услышаны, и великий Дагон щедро одарил нас. Да здравствует Дагон! Слава нашим отважным морякам!
- Слава Дагону! – хором подхватили прихожане жуткой церкви. – Мы – дети Дагона!
Жрец в золотом одеянии скрестил руки на груди на манер египетских фараонов так, чтобы скипетр и кинжал оказались напротив его плеч. И замер в таком положении, обозревая молящихся со своего пьедестала. Толпа внизу шумела и отбивала поклоны неведомому богу Дагону. Наконец потихоньку ближайшие к выходу ряды стали подниматься и выходить из церкви. Песнопения прекратились, жрец положил свои ритуальные цацки на алтарь и исчез в низенькой арочной двери над инкрустированным символом церкви. Люди, закрывая лица глубокими капюшонами, молча разбредались. Кажется, проповедь была окончена.
Вампиресса задумалась. Уж не о тех ли "моряках" говорил главный поехавший, которые их притащили на берег? Она искренне надеялась, что нет. Ибо кто знает, в каком смысле их одарили. В любом случае, Урсулаи радовалась, что поднявший к потолку взгляд мужик ее не заметил. Дождавшись, когда последние прихожане выйдут из здания, девушка слетела вниз к алтарю и материализовалась, но решила пока не прятать крылья, на всякий случай. Подойдя к куче металла и камней, девушка решила что-нить притырить, пока ее не нашли. Первым делом она, конечно же, припрятала кинжальчик, который был в руках у главного. Урри подумала, что неплохо бы раздобыть такой же балахончик, как у местных, дабы потусить среди них и разузнать, что да как.
Балахончика она не нашла, ибо в церкви вдруг стало как-то мрачно, опустилась полутьма. Невидимые источники света стали слабее, и вот уже нельзя было различить даже стены. В этом полумраке и пустоте Урри отчетливо слышала каждый свой шаг. Символ Ордена зловеще фосфоресцировал в этом полумраке, создавая впечатление, будто девушка и впрямь находилась в обители какой-то страшной секты. И пусть пока ничего особо страшного не произошло, это не отменяло окутавшей рыбацкий городок атмосферы мрачной таинственности и безысходности. Короче говоря, пока все окружение красноречиво указывало на то, что от этого места не стоит ожидать ничего хорошего. Бродя по церкви, Урри нашла зажигалку. Да, обычную дешевую китайскую зажигалку, брошенную кем-то на приземистый столик с кривыми ножками.
Ее она, разумеется, тоже прихватила с собой. Мало ли, вдруг ей придется сжигать за собой какие-нибудь мосты. Или церковь. Или целую деревню.
«Так, о чем это я...» - девушка решила пока не задумываться о путях отступления, а получше осмотреть здание. Однако, для начала она спрятала по карманам кое-какие камушки, взятые там же на алтаре.
«Вот теперь можно идти искать себе пропитание», - хищно улыбнувшись, подумала Урсулаи и облизнулась. Она, конечно, боялась, что эта упоротость заразна... Но сейчас ее это не очень волновало.
Позади скрипнула дверь и послушались чьи-то тихие шаги. Обернувшись, Урри заметила, что перед ней стоит мужчина с короткой черной бородкой, средних лет, с бледной кожей и чуть выпуклыми глазами, наводящими на мысль о рыбах. Лицо у него было немного вытянутое, довольно выразительное, но вот привлекательности и обаяния в незнакомце не чувствовалось. Урсулаи с трудом узнала в нем жреца странной церкви, который несколько минут назад, облаченный в струящееся золотое одеяние, возносил хвалы какому-то неизвестному богу. Только сейчас жрец был одет в обычные серые брюки и невыразительный свитер, да и золотой посох, увенчанный тем же символом, что украшал стены церкви Ордена Дагона, куда-то убрал. Короче говоря, сейчас настоятель церкви выглядел вполне обычным человеком, если не обращать внимания на его рыбьи глаза. Он стоял, сцепив руки в замок, и молча наблюдал за Урсулаи с непроницаемым лицом. Сложно было сказать, о чем он думает.
«Блииин, посох-то без охраны лежит. За него можно было бы много выручить...» - подумала Урсулаи, которую обилие вокруг всяких драгоценностей наводило на какие-то неподходящие ее положению мысли.
- Эмм... Здравствуйте? - то ли просто сказала, то ли спросила девушка. А что еще оставалось делать? Надо попытаться быть вежливой и пойти на контакт. - Я тут мимо проходило, дай, думаю, присоединюсь к хору. Я люблю петь, - закивала она.
В выпуклых рыбьих глазах настоятеля церкви мелькнула тень удивления, однако он по-прежнему сохранял бесстрастное выражение лица. Он сказу просек, что девица, заглянувшая в церковь, не местная – это легко можно было понять по ее одежде и говору. По местным меркам, Урсулаи говорила с непринятым здесь акцентом («городской говорок»), использовала странные речевые обороты и вообще была похожа на иностранку. Жрец несколько секунд явно прикидывал, что ответить, но потом на его тонких губах дрогнула легкая улыбка, хотя глаза по-прежнему оставались холодными и немигающими.
- Здравствуй, дитя, - сказал он довольно прохладным тоном. – Какие пути завели тебя в мою скромную обитель?
Вампиресса подумала, рассказывать ли правду, с какого момента начать и вообще, может лучше его сожрать и не париться.
- Ну, меня похитили какие-то непонятные создания и выкинули на соседнем островочке.
- Немного поздновато для купания в море, а? – усмехнулся жрец.
И действительно – над маленькой рыбацкой деревенькой уже сгустилась вечерняя тьма.
- Да не, самое то, - Урри понимала, что надо быть настороже. Не нравится ей эта религиозная рожа. Но ввести в заблуждение этого типа, прикинувшись дурочкой, не мешает. - Водичка теплая. Неприятно, конечно, что тебя утаскивают непонятно куда и непонятно зачем... - она присела на ближайшую скамейку. - Устала я за день. Нагулялась, можно сказать. А вообще, вы мне не подскажете, где это мы находимся? И кто все-таки это был? Ну, те страшные штуки, которые так резво плавают.
Жрец медленно сделал несколько шагов и присел на соседнюю скамью, не сводя с Урсулаи внимательного немигающего взгляда.
- Расскажи-ка мне, прелестное дитя, - сказал он, - что за существа привиделись тебе в морской воде?
«Блин, мне кажется, или он до сих пор ни разу не мигнул? - внезапно отметила девушка. - Наверняка, это твои ребятки, да?» - предположила она, внимательно разглядывая местного священника.
- Ну, они такие... Похожи на людей и на рыб одновременно. Люди-амфибии, что ли. С перепонками, там, с плавниками, а то и жабрами. У меня плохое зрение, могла не разглядеть, - тут уж она решила говорить честно, ибо этот мужик и сам прекрасно должен знать, как они выглядят.*
- А ты уверена, девочка, что тебе это не показалось? Видишь ли, люди не могут жить под водой, - несколько снисходительно сказал жрец, якобы объясняя простые истины.
- Нет, что вы. Я ж не наркоман какой-нибудь. И не пью. Точно-точно! - Вновь закивала Урри, как бы убеждая жреца в своей вменяемости.
- Как же ты попала… хм… сюда? – все еще недоверчиво спрашивал жрец. – Наш скромный городок не славится пляжными курортами.
- Ну, собственно, я не к вам плыла. Не, потом-то пришлось... Ибо оставаться на том безлюдном острове как-то нерадостно. А так мы с моим товарищем ученые, которые изучали дно на этом участке океана, - вампиресса долго выбирала, что бы такого сказать, однако, ничего лучше ей в голову просто не пришло. В этом месте правду уже было необязательно говорить. - Хотя, не уверена, насколько далеко нас утащили от того места, где нас ждет корабль.
«В-принципе, все логично... Не с берега же мы на дно опускались».
- С товарищем? – жрец впервые потерял хладнокровие и проявил что-то похожее на живой интерес, даже немигающие глаза сверкнули хищным блеском. – Где же твой… друг? Где он сейчас находится?
«Вот черт. Неужели ему не доложились? - девушка начала беспокоиться за Моррисона. Теперь точно надо было соврать. Но что правдоподобного можно придумать? - Ну, если они собираются его сожрать, то точно не там... Значит, они все равно притащат его сюда. У меня есть шанс его спасти».
- Он остался изучать тот маленький островок, на который нас выкинули. Ученый же.
- Как далеко этот остров? – заинтересовался настоятель церкви. – На море начинается шторм, и оставаться там небезопасно. Возможно, вы оба столкнулись с какими-нибудь хищными рыбами или гигантскими осьминогами… Тебе очень повезло, девочка, что ты осталась жива, ибо океан скрывает много тайн, - в голосе жреца послышались маниакальные нотки, глаза засверкали, ловя отсветы молний в маленьких окошках. Где-то над крышей загрохотал гром. – Так твой коллега далеко отсюда?
«Вот же стерва! Ненене, я так просто мужичка не сдам», - решила Урсулаи.
- Я не ориентируюсь, что вы. Думаю, он успел связаться с кораблем и вызвать помощь с нашего маленького суденышка.
«Пожалуйста, хоть бы это правдой оказалось!»
- О, тогда мне очень жаль, - вкрадчиво произнес жрец. – Шторм обещает быть сильным, и нужно обладать божественным везением, чтобы укрыться от него. Море дает жизнь, но и забирает ее. Я помолюсь за то, чтобы Господь протянул твоему товарищу небесную длань и сохранил ему его бренную земную жизнь, - слегка небрежно закончил он.
Было видно, что он не поверил ни единому слову Урри о том, что они с Моррисоном якобы ученые-океанологи. Урсулаи была похожа скорее на заблудившуюся клубную девицу, чем на исследовательницу морских глубин.
- Могу я помочь тебе чем-нибудь, милое дитя? – уже более заботливым тоном поинтересовался жрец.
«Мне бы с людьми связаться и вызвать подкрепление, чтобы всех вас зарубить нафиг... Ну, или спасти тех, кто в тоннеле...» - девушка понимала, что ее будут подслушивать, и говорить об аварии в тоннеле нельзя, ибо эти глазастые твари с жабрами захотят выловить то, что плавает в тоннеле.
- Вряд ли вы можете чем-то помочь, - дружелюбно, как могла, улыбнулась вампиресса. - Разве что ночлег и ужин, но и ночлега хватит.
«Возможно, смогу слетать и проверить, как там Моррисон».
- Конечно, ты можешь переночевать в гостинице, - любезно разрешил жрец. – Мы, скромные слуги Господа, живем тем, что пошлет нам море, и умеем помогать нуждающимся. Но куда же ты пойдешь потом? У нас в городке нет общественного транспорта, мы живем в единстве с морем и совсем не выезжаем в другие города. Да и, сказать по правде, до ближайшего города двести с лишним километров.
«На месте этого города я бы переехала еще дальше... - подумала девушка. - В любом случае, надо проверить Моррисона и сказать ему про ближайший город. Осталось узнать, в какой он стороне... Хотя, даже его название мне вряд ли что-то скажет».
- Ну, утром видно будет. Возможно, переправлюсь обратно к своему товарищу. А там, поди, или корабль за нами вернется, или мы до города доплывем. Кстати, а что это за город?
Жрец тонко улыбнулся. Видимо, он прекрасно понимал, что Урсулаи совершенно не умеет лгать. Доберется она, как же, через море. В любом случае, у жреца уже были на нее свои планы. Главное – до поры до времени держать маску.
- Наш город издревле носит название Иннсмаут, - ответил он. – Не удивлюсь, если ты никогда прежде не слышала этого названия, дитя. Ну да не буду утомлять тебя нашей длинной историей, ведь ты, наверное, голодна? Я расскажу тебе, как дойти до гостиницы, там тебя встретит хозяин – я прямо сейчас позвоню ему и попрошу приютить тебя на одну ночь. Поесть ты можешь в нашей церковной трапезной в любое время – прямо здесь, за углом. Ничего не бойся, Иннсмаут скромен, но гостеприимен.
«То есть, пища не будет отравлена, да? - хотела бы спросить Урри, но сдержалась. - Надо было сразу его загрызть или околдовать. Хотя, неизвестно, как на такой воспаленный разум магия действует...»
- Спасибо за помощь, - она встала и поклонилась.
Жрец проводил ее до дверей и, выпуская под дождь, указал направление к гостинице – по узкой грязной улочке, залитой какими-то помоями, надо было добежать до трехэтажного дома, оттуда налево, потом направо… и далее нигде. Короче, это был довольно запутанный путь, но жрец объяснил вполне доступно и сказал, что, когда она разместится в гостинице, то может вернуться к церкви к девяти часам вечера – в трапезной начнется ужин.
- Еще раз спасибо.
«За то, что не сожрал».
Быстрым шагом Урсулаи направилась в указанную сторону, ибо медленно она ходить не привыкла. Идти на ужин она не собиралась. Пусть они не отравят еду, но там ее могут схватить, навалившись огромной толпой. Она, конечно, и не в таких передрягах была, но рисковать не стоило.
Найдя гостиницу и войдя внутрь, девушка поинтересовалась:
- Могу я поговорить с хозяином гостиницы?
Едва Урри скрылась в дождливом переулке, жрец быстро прикрыл двери темной церкви и сосредоточенно принялся шарить по полкам, ища простенький радиотелефон. Взяв трубку, он набрал знакомый номер и тихим вкрадчивым голосом произнес:
- Рональд, Великий Дагон послал нам утешение в наших бедах. Готовься встречать гостей.

* Игроки, смотревшие фильм «Дагон» (или читавшие книгу, по мотивам которой снят фильм), наверное, сейчас офигевают, читая, как Урсулаи откровенно жалуется главному жрецу церкви Ордена Дагона на то, как на нее напали рыболюды. Это все равно что жаловаться Путину на то, что в стране бардак.

0

41

До указанной гостиницы девушка добиралась узкими грязными переулками, в которых смогла оценить всю «прелесть» маленького городка под названием Иннсмаут. Она сполна насмотрелась на ветхие лачуги, покосившиеся столетние домишки из белого кирпича, на заплеванные подворотни, заваленные старым хламом и мусором… Дождь все усиливался, и с моря веяло ледяным холодом. Наверху грохотал гром, сверкали молнии. Прохожих на улицах не было, разве что один раз Урри заметила, что на нее удивленно палятся два каких-то бомжа, спрятавшихся от дождя под шатким навесом. В окнах жилых домов кое-где горел тусклый свет, мелькали силуэты жильцов… Вскоре Урри промокла до нитки, но вот впереди замаячил серый двухэтажный домик с покосившейся неоновой вывеской «MOTEL INNSMOUTH». Домик был кирпичный, с облезшей по фасаду штукатурной и двускатной крышей. Ни в одном окне не горел свет, навскидку Урри прикинула, что номеров в местной гостинице от силы штук десять. Что ж, лучше что-то, чем ничего…
Она вошла внутрь и поинтересовалась насчет хозяина гостиницы. Ее встретил скромный ресепшен: бедно обставленная комнатка с невысоким столиком, заваленным газетами, и приставленными к нему старыми проеденными молью креслами. Окон в комнатке не было, а кроме мебели присутствовала лишь регистрационная стойка, на которой лежала пухлая книга – наверное, чтобы записывать в ее данные о постояльцах. Свет шел лишь от напольных торшеров, но в принципе было довольно светло. За стойкой неподвижно застыл мужчина лет сорока пяти, в черном пиджаке, с невыразительным плоским лицом и такими же выпуклыми глазами, как у священника. Он настолько сливался с окружающим серым интерьером, что Урри не сразу его заметила. За спиной его выросла полка для ключей и сейфов. На Урри единственный обитатель гостиницы не обратил никакого внимания, продолжая смотреть перед собой немигающим взглядом.
- Ой, извините. Не заметила сначала, - девушка приветливо улыбнулась и поклонилась. - Настоятель вашего монастыря сказал, что я смогу остановиться у вас на ночь.
«Или просто попасть куда-то, откуда смогу без надзора улизнуть. Блин, почему я не училась некромантии в свое время? Поубивала бы всех и была бы со своей армией мертвяков...» - внезапно пришла ей мысль. Хотя, еще не поздно было научиться. Только надо выжить среди этих уродцев.
Человек за стойкой ничего не сказал. Более того – он даже не посмотрел на девушку. Он вообще казался восковой скульптурой: бледная кожа, немигающие глаза навыкате, неподвижное тело… Он вообще живой?
«Интересно, что ему сказал тот мужик из храма обо мне...» - надулась девушка и подошла к хозяину поближе.
- Здравствуйте! Мне комнату бы на ночь... Вы меня понимаете вообще? - Урри подумала, что только тот жрец знает язык. Она ж до сих пор не знала даже, на каком континенте. - Я пойду осмотрюсь? - уточнила она и собралась идти на разведку.
Хозяин гостиницы вдруг медленно развернулся корпусом и отошел от стойки, потянувшись рукой к полке с ключами. Урсулаи вдруг со смесью ужаса и удивления обнаружила, что между пальцами у человека растут настоящие перепонки, как у рептилий, а на шее она заметила тонкие прорези по две с каждого бока, которые мерно расширялись и сужались, как от дыхания… Урсулаи знала, что на Земле водятся существа, способные дышать под водой с помощью органов водного дыхания – жабр. Об этом она читала в Сети, когда на базе в Неонополисе было решительно нечего делать.  На картинках они выглядели так же, как у этого человека. Стоп… жабры у человека?... Тем временем регистратор (или сам хозяин гостиницы) медленно взял ключ с одной из полок и также медленно вернулся за стойку, положив ключ перед Урри. На нее он так ни разу и не взглянул.
«Блин. Поди вот такие вот твари меня и утащили...» - подумала вампиресса и подошла к стойке за ключами. Провожать ее явно никто не собирался.
- А покажите примерное направление движения? Мне хоть на первый или на второй этаж? - ей хотелось схватить хозяина за воротник и долго трясти, пока он не вымолвит хоть слова. Хотя, девушка начинала сомневаться, умеет ли он говорить. Вдруг ему жабры мешают. И просто ее начинало раздражать это тупое молчание.
Однако регистратор упорно молчал и даже не смотрел на Урсулаи. Он даже не протянул ей регистрационную книгу и вообще замер соляным столбом, словно заколдованный.
Девушка тихонько зарычала.
«Бесполезно. У них еще и мозг атрофировался, наверное», - решила она и сама направилась на разведку, как и собиралась. Для начала Урри решила осмотреть первый этаж, а затем уже подняться на второй, на котором, по ее предположению, находились жилые комнаты.
Когда она скрылась из виду, секьюрити медленно поднял телефонную трубку…
А Урсулаи тем временем бесцельно бродила по первому этажу грязной обшарпанной гостиницы с облупившимися стенами и выцветшими коврами. Все вокруг было настолько грязное и старое, что она не желала лишний раз к чему-то прикасаться. Под потолком слабо горели редкие лампочки. Первый этаж состоял только из одного коридора и нескольких дверей – все были заперты. В конце коридора лестница вела наверх. Скрипучие ступени, облезлая с дерева краска – все это присутствовало. На втором этаже также был один коридор и несколько дверей. Урсулаи глянула на бирку, прикрепленную к ключу – там стояла нацарапанная от руки цифра 9. Кажется, она не ошиблась, предположив, что в мотеле от силы 10-12 номеров. И наверняка ни один не заселен – ну какой американо туристо потащится в такие ебеня?... Половицы скрипели под ногами, лампочки сухо потрескивали, излучая неяркий свет. Повсюду пыль, грязь, паутина… Да уж, не райское место.
- Как же на базе хорошо было... - грустно заметила Урри, вспоминая свою каюту. Ни в какое сравнение не идет. Ну, здесь она, по крайней мере, не планировала оставаться надолго.
«Может, зря я сбежала? Вдруг и там бы произошло что-то интересно? - пришла ей мысль, которую она тут же отогнала. - Так, отставить. Я доберусь до Тибета, найду Криса и вернусь с ним на базу. И вообще, вот интересно, а мой побег хоть кто-нибудь заметил вообще? И если да, то что-нибудь предприняли? Насильно меня, конечно, никто не держал... Но и выпускать не собирались», - задумалась девушка, двигаясь по коридору в поисках двери с нужным ей номером. Оставалось надеяться, что хотя бы окна в местных номерах имеются, а остальное поправимо.
Она нашла дверь с нужным номером. Дверь была такая же, как все остальные: деревянная, разбухшая от влаги, с облезлой краской и ржавой замочной скважиной. Скрипнув, ключ повернулся в замке, и дверь с некоторым трудом открылась. Урри нашарила на стене выключатель, и номер озарился тусклым желтым светом, исходящим от старой лампочки накаливания.
Урсулаи оказалась в спартански обставленной комнате, большую часть которой занимала двуспальная кровать. Стены были некогда окрашены темно-зеленой краской, но теперь эта краска частично облупилась и слезла. Пол был липким, словно его давно не мыли. Кровать выглядела так, будто не одну неделю простояла на помойке: поверх просевшего матраса было наброшено тонкое голубое в клеточку одеяло, даже подушку не дали. Напротив входной двери находилось окно, занавешенное грязной белой шторкой. Рядом с окном, у перпендикулярной ему стены, примостился деревянный шкаф – кажется, эта был единственный предмет мебели, который выглядел… нормально. По стеклу барабанил дождь. К комнатке примыкал санузел, но там дела обстояли даже хуже, чем в основной комнате и коридорах: ржавая железная раковина, засыпанный какой-то щебенкой унитаз, куски отколотой плитки на полу… Из стены над раковиной, будто неприличный жест, выступал кривой ржавый кран. Зеркало треснуло и было забрызгано какой-то жижей.
Вампиресса, постояв с минутку молча, подобрала отвисшую челюсть и потрясла головой в надежде, что ей все привиделось. Но нет, поразившая ее картина ничуть не изменилась. Сомневаться в упадке местного туристического бизнеса, конечно, сразу не приходилось, но чтобы настолько держать гостиницу в запустении...
«Ну, хоть окно имеется», - довольно отметила девушка, подходя к самому ожидаемому объекту, и посмотрела на улицу. Погода продолжала свое мокрое дело, что добавляло уныния в сложившуюся ситуацию. Спать ей уже давно перехотелось, а потому теснить местных клопов, которые наверняка тут водились, она не собиралась. Да и умыться сейчас можно, спокойно открыв окно и протянув руки под ливень. Осталось только разобраться с едой, ибо соваться в местную столовую по-прежнему не входило в ее планы.
«Главное, ничего не ляпнуть вслух, а то здесь и без подслушивания, наверное, все слышно будет», - хихикнула Урри. Решив занять себя хоть чем-нибудь до того, как прекратиться дождь, она решила заглянуть в шкаф. Вдруг там какой-нибудь скелет лежит, и то развлечение.
Шкаф был пуст, если не считать нескольких сложенных на его днище съемных полок. Окно тоже не добавляло комнате уюта: снаружи оно было зачем-то закрыто железной решеткой. Интересно, это чтобы воры не забрались? Ну наверное, иначе зачем еще решетки на окна ставят. С другой стороны, какие ж это должны быть настойчивые воры в этих краях, если решетки ставят аж на второй этаж. Впрочем, Урсулаи еще не видела современную Прагу, где решетки на окнах ставились исключительно на ВСЕХ этажах, даже если их семьдесят. Больше ничего в номере примечательного не нашлось, если не считать пустой прикроватной тумбочки. Пол был грязным, липким и исцарапанным – следы некогда передвигаемой мебели. Особенно много царапин было у окна – кому-то зачем-то понадобилось двигать туда-сюда шкаф. Любители перепланировок.
Внезапно, Урри поняла, что не заметила сперва оконную решетку.
«Вот черт. Ладно, раз делать все равно нечего...» - и она решила отодвинуть шкаф так же, как неоднократно делали до нее.
Однако, сперва она подошла к двери и проверила ее на наличие какого-нибудь замка. На двери была только щеколда, которую девушка тут же опустила на место. Странным было, что окна, фактически, заблокированы, а двери почти не закрываются. Хотя, Урсулаи все вокруг видела странным. Теперь можно было спокойно заняться передвижением шкафа. Силы тратить ей не хотелось, однако в случае чего она просто нападет на какого-нибудь местного человека-амфибию в надежде, что кровь у него более-менее человеческая. Уперевшись в стенку шкафа, она чуть увеличила силу, ибо шкаф, хоть и был тяжелым, но в то же время был пустым, и стала толкать.
Ей удалось сдвинуть шкаф на полметра, и оказалось, что он скрывал еще одну дверь. Тогда Урсулаи еще дальше отодвинула шкаф и увидела дверь во всей красе: такая же, как все остальные в этой гостинице, она вела, должно быть, в соседний номер и была закрыта на щеколду. Двигая шкаф, Урсулаи подняла такой грохот (в пустой гостинице со слабой звукоизоляцией любые звуки казались громкими), что на лестнице послышались шаги – кажется, кто-то шел разбираться, что и где грохочет.
«Ну, блин. Перестаралась», - разочарованно подумала девушка. Предположив, что в ее комнату сейчас будут ломиться, она решила сразу сбежать, пока хозяин не собрал толпу местных религиозных фанатиков себе в помощь, а потому вампиресса быстро открыла дверь и увидела за ней такой же разбитый санузел, как и в ее номере.
«Прикольно было бы, если бы гостиница была заселена...»" - Урри представила себе эту замечательную картину, хихикнула и решила так и бежать через весь этаж в надежде найти незарешеченное окно, ибо выбираться отсюда все равно пришлось бы. Подумав немного, она вспомнила про свой слабенький телекинез и попробовала задвинуть дверь шкафом своего номера. Наполовину получилось, что не могло не радовать. Поняв, что она может потратить на это слишком много времени, Урсулаи просто закрыла дверь на щеколду, которые зачем-то были с обеих сторон. Так она и стала двигаться, стараясь закрывать как можно больше дверей, проверяя также, чтобы были закрыты двери, ведущие в номер из коридора. Потом она стала двигать к дверям тумбочки и шкафы, чувствуя себя каким-то революционером, который строит баррикаду. Вот только окон свободных пока не было видно.
В окно соседнего номера она увидела, как перед гостиницей, на небольшой дождливой площади собирается толпа людей. Лица закрыты капюшонами, двигались они медленно и раскачивались, как зомби. В этой молчаливой мокрой толпе было что-то жуткое, зловещее, потустороннее… Урсулаи сейчас, как никогда раньше, осознала, что она попала в какое-то по-настоящему стремное место. Через тонкую стенку она услышала, как в дверь ее номера забарабанили. Причем, с такой силой, будто хотели вышибить дверь. В коридоре послышался топот множества ног. Стали стучать и в соседний номер – в тот, в котором сейчас находилась девушка. От мощных ударов хлипкая дверь содрогалась и готова была вот-вот соскочить с петель. Теперь у Урри не осталось сомнений, что вся эта толпа за окном пришла конкретно по ее душу. Она могла улететь в грозовое небо, и там бы ее ни за что не поймали… но вот беда – в коридоре ее поджидали озверевшие люди, а окна были закрыты решетками. Кажется, теперь она понимала предназначение этих решеток. Из номера вела дверь в коридор – в нее как раз сейчас стучали. Но была еще одна дверь, в стене. Кажется, в соседний номер. Урри бросилась туда, открыв щеколду. В номере было темно и пусто, и снова две двери: в санузел и в коридор. В коридоре отчетливо слышалась какая-то бессвязная брань и беготня. В санузле была дверь, ведущая в соседний номер (интересная планировка, правда?), но она не открывалась. То ли закрыта на замок с другой стороны, то ли заставлена шкафом. Урсулаи слышала, как позади нее в номер, отведенный ей хозяином гостиницы, вломились неизвестные и теперь ломают дверь, которую она заставила тумбочками.
Тут ее что-то озарило, и она резко потянула дверь на себя. Дверь абсолютно спокойно открылась, но за ней стоял шкаф. Девушка тихонько выругалась и уперлась плечом в очередной гардероб. Когда пространство чуть-чуть освободилось, она прислушалась и поняла, что голоса приближаются уже и к этому номеру. Стараясь не паниковать, что было довольно сложно, девушка закрыла очередную дверь на щеколду и пододвинула шкаф на место. Перед ней оказалась еще одна заброшенная сто лет назад комната. Осматривая ее на предмет следующей двери, Урри успела подумать, пришли бы за ней, если бы она не стала шуметь шкафом, или нет. Возможно, ее-то и собираются подать на ужин, на который ее так активно звал жрец. Как мило с его стороны пригласить ее на трапезу, где она была бы главным блюдом. За всеми этими размышлениями вампиресса поняла, что дальше дверей нет, и единственным выходом могло служить окно, которое, как она предположила, тоже зарешечено.
«О, чудо!» - чуть не воскликнула Урсулаи, увидев, что решетки на окне нет.
Она не видела в этом никакой логики, но очень радовалась внезапному открытию. Слыша, как за ее спиной дверь трясется от ударов, девушка сделала то, что собиралась сделать без лишних свидетелей ночью: открыла окно. Взоры тех, кто еще стоял внизу, тут же устремились на нее.
«Чтоб вы все подохли здесь!»  - хотела крикнуть она, но сдержалась и молча вылезла на навес, который начинался под этим окном. Навес был металлический и очень скользкий после дождя. Каждый шаг вампиресса боялась поскользнуться и рухнуть в стоявшую под окнами толпу. Будучи на базе она, конечно, видела концерты популярных групп, на которых музыканты прыгали в толпу и их передавали по рукам. Но она не была музыкантом, а внизу стояли явно не ее фанаты. Разве что в гастрономическом смысле. Пока Урри решила просто отойти по навесу от окна, чтобы оттуда ее нельзя было достать, самому не ступив на навес.
Молчаливая зомби-толпа на дождливой площади загудела и воздела руки к небесам, словно желая дотянуться до Урсулаи. Но не тут-то было. Урсулаи продолжала двигаться по мостику, опоясывающему здание, и тут позади нее раздался звук битого стекла. Она обернулась и увидела, что ее преследователи высунулись в окно, догадавшись, куда делась зажатая в угол девчонка. И только сейчас Урри увидела, что преследовали ее вовсе не люди. Освещенные вспышками молний лица… нет, морды – были бледными, рыхлыми, напоминающими змеиные или рыбьи. Бледнокожие твари полезли на карниз следом за ней.
Тут уже девушка не сдержалась.
- Чтоб вас! - воскликнула она. - Что ж вы такие страшные-то? - она жалела, что у нее под рукой нет арбалета или копья, чтобы отпихивать этих тварей на расстоянии. Хотяяя...
«Нет, нельзя материализовать оружие. У меня есть пара кинжалов из храма, но этого будет мало... И не факт, что поможет, - в голове девушки носилась куча мыслей. - Стоит попробовать», - решила она и, вынув из сапога один из кинжалов, метнула его в голову ближайшего преследователя.
Кинжал просвистел по воздуху и поразил вылезшую на карниз тварь промеж глаз. Захрипев, рыболюд повалился в демоническую толпу и исчез из виду. Кажется, свой кинжал Урсулаи уже не увидит. Зато на карниз уже лез второй и третий…
Даже если нападавший и выжил, то проблем это явно не убавило. На всех кинжалов у нее явно не хватит.
«Была - не была, - решила девушка и, повернувшись к стене лицом, чтобы было удобней, расправила крылья. - Надо быстрее к Моррисону, пока они до него не добрались», - подумала Урри, решая, куда лучше направиться.
На глазах у серой толпы и ломящихся в гостиницу рыболюдов Урсулаи взмыла в темное небо и исчезла во тьме. Вдалеке сверкало мрачной синевой море, посреди которого она оставила Моррисона.

Схема "Побег из гостиницы".

0

42

«Не оборачивайся, не оборачивайся... Не смотри назад...» - думала девушка, улетая все дальше от берега примерно в том направлении, откуда она прилетела. Она боялась, что люди-амфибии поплывут за ней и доберутся до нее с Моррисоном раньше, чем они успеют что-то предпринять. Но оставаться на берегу ей было еще опаснее.
Не без труда найдя в штормившем море скальный выступ, на который рыболюды притащили их маленький челнок, Урсулаи обнаружила, что что-то пошло не так. Челнок валялся тут же, открытый и захлестываемый волнами, нещадно бившими его в бока и норовящими в любую секунду утащить за собой в темные воды. Что касается Моррисона, то он просто… исчез.
«О нееет...» - облетев весь островочек, девушка поняла, что опоздала. Видимо, жрец отправил своих подопечных за Моррисоном, как только узнал о нем.
- Вот черт! - ругалась Урри, приземляясь для отдыха. В ее голове мелькали картинки, как рыболюдины тащат мужчину в воду, где он захлебывается, а они несут его на ужин. А вдруг бы и ее заставили съесть кусочек? На какой-то момент девушка подумала, что не отказалась бы от такого перекуса, но все-таки этот незнакомый ей человек ей понравился, а потому она очень не хотела, чтобы с ним что-то случилось. Добираться ей все равно как-то придется. А куда и как... Без своего компаньона она могла не разобраться.
«Что же делать? Лететь обратно на его поиски? Но мне опасно там появляться... Да и вдруг его уже не спасти. Смогу хотя бы до ближайшего города долететь. Ограблю чей-нибудь дом, возьму еды, денег... Если у них есть деньги», - вампиресса была в растерянности и не знала, что делать дальше. Вариантов поведения было слишком много.
Тем временем Моррисон пришел в себя. Он не помнил ровным счетом ничего с того момента, как челнок начало швырять туда-сюда под водой. Дальше он, кажется, ударился головой и отключился. Сейчас же он сквозь полуприкрытые веки с трудом различал очертания какого-то темного помещения (склада?), освещенного примитивными лампочками накаливания. Помещение было пропитано мерзким запахом тухлой рыбы и свежей крови. Он что, попал в рыбный цех?...
Почувствовав резкую боль в запястьях, Моррисон открыл глаза и обнаружил, что скован по рукам какими-то древними наручниками, свисающими с потолочных цепей. Он провисел на этих цепях достаточно долгое время, пока был без сознания, и теперь руки отчаянно ломило, а ноги свело судорогой. Морщась от неприятных ощущений, Моррисон неуклюже встал на ноги и подергал цепи. Черт возьми, кто это сделал с ним и зачем?...
Одежда его была мокрой и пропахла морем. Пол темного помещения был выстлан прогнившими опилками и забрызган темными пятнами. Моррисон поежился, догадавшись, что это наверняка засохшая кровь. Вглядевшись вдаль, он увидел, что складское помещение было длинным, вытянутой формы, и заставлено какими-то коробками и бочонками. Узнавать, что в них, как-то не хотелось. Оглядевшись, он обнаружил, что здесь не один – неподалеку от него, нелепо подогнув ноги, висел на цепях седой старик в рваных одеждах. Его длинные волосы и борода были забрызганы кровью, и он явно находился без сознания (или был уже мертв).
- Что за чертовщина?! – вырвалось у Моррисона.
Он чувствовал, как его волнами захлестывает паника. Еще бы: очнуться на каком-то старом складе посреди неприветливых ящиков, в цепях, в совершенно измотанном состоянии… Он даже не вспомнил про Урсулаи, все его мысли занимал возможный план побега. Позвать на помощь? Кажется, это самое естественное, что можно вообразить, но вдруг на его крики прибегут те, в чьи лапы он попал? Скорее всего, они и так прибегут в скором времени, чтобы… Чтобы сделать что? Моррисону вспомнились всякие кошмарные истории о похитителях людей – такие истории частенько печатали в желтой прессе. Людей похищали, а потом подвергали пыткам и всевозможным издевательствам – чисто для развлечения. Вдруг и он попал в логово каких-то маньяков? От этой мысли Моррисон похолодел и запаниковал еще сильнее.
Конечно, его моральные качества были намного выше, чем у любого среднестатистического человека, да и страхи свои он умел контролировать, но вот героем Моррисон никогда не был. Пытался как-то спасти людей при обрушении моста в Чикаго, но… как известно, это закончилось неудачей. При всех своих порывах спасти людей из затопляемого тоннеля – Моррисон был все-таки живым человеком, умеющим чувствовать. И вот сейчас се его чувства кричали об опасности и безысходности.
Он попытался окликнуть раненого старика – тот не отзывался. Стал с грохотом дергать цепи – вдруг те вылетят из креплений? Бесполезно. Отчаявшись, Моррисон принялся звать на помощь – вдруг неподалеку живут нормальные люди? На его крики пришла быстрая реакция – где-то вдалеке скрипнула дверь и послушались шаги.
Пока Моррисон пытался понять, что происходит, вампиресса все раздумывала, что делать.
«Наверное, надо вернуться и спалить эту деревню к чертям», - пронеслось у нее в голове.
Она боялась, что, кроме нее и Моррисона, в лапы к этим тварям мог попасть еще кто-то. А так как Урсулаи старалась помогать людям, то нужно было вернуться. Да и пополнить запасы еды и воды тоже можно будет. Девушка искренне верила, что люди-амфибии и нормальной пищей тоже питаются. А потому она, вздохнув, снова расправила крылья и направилась обратно к деревне, уже представляя, с какой стороны лучше подлетать, чтобы ее не заметили.
Моррисон с бешено стучащим сердцем смотрел, как к нему приближаются двое. В свете старых лампочек он разглядел их: это были мужчины средних лет, один лысый, с круглым лицом и явно бандитским видом, он был оголен по пояс и двигался как-то вразвалку, ритмично двигая мощными плечами. У него на лице явно было написано «Я тупая пехота». Что касается второго – он был пониже ростом, крепенький, с большими залысинами, с бледными невыразительным лицом и чересчур выпуклыми глазами. В лицах обоих мужчин было что-то змеиное, отталкивающее, а на шее у них Моррисон явно разглядел… жабры? Две тонкие щели ритмично раздувались, как у дышащих рыб, и Моррисон не выдержал:
- Черт возьми, что за хрень здесь происходит?!
На его слова оба не обратили никакого внимания, они лишь деловито осмотрели «добычу» и перекинулись какими-то короткими фразами. Затем подошли к неподвижному старику и стали его осматривать. Лысый взял голову старика в свои лапищи и стал крутить из стороны в сторону, с преувеличенным интересом осматривая лицо. С тихим стоном старик пришел в себя. Он открыл залитые спекшейся кровью глаза и невразумительно посмотрел на своих мучителей.
- Очень жаль, Генри, - бодро сказал мужчина с залысинами, - но твоя верность Дагону вызывает сомнения нашего духовного наставника. А нам как раз нужны новые лица.
- Я… служу… Дагону, - проскрипел старик.
- Это неправда, - уверенно возразил рыболюд. – И ты сам это знаешь. С твоей стороны было очень опрометчиво… а, тварь!...
Старик плюнул в лицо темноволосому мужчине. Тот раздраженно отер переносицу и что есть силы врезал старику по левой скуле. Голова старика бессильно мотнулась, и он снова повис на цепях.
- Ну а ты, - теперь темноволосый уверенно направлялся к Моррисону. – Приплыл сюда, что-то вынюхиваешь, хочешь что-то знать… Что ж, в таком случае – добро пожаловать.
- Что вам нужно? – воскликнул Моррисон. – Деньги? У меня есть деньги! Сколько вам нужно? Назовите счет, я прикажу вам перечислить...
Ответом на его предложение был скрипучий смех рыболюдов. Особенно старался лысый.
- У нас есть только золота, сколько тебе и не снилось! – захохотал он. – Слава Дагону!
- Слава Дагону! – подхватил его «коллега».
- Да кто этот ваш Дагон, черт побери? – в отчаянии кричал Моррисон. – Главный акцинер? И кто вы такие?! Что это за место? Отвечайте же!
Но оба вместо ответа, все еще посмеиваясь, отвернулись и куда-то отошли. К ужасу Моррисона, лысый вскоре притащил какой-то чемоданчик и водрузил его на одиноко стоящий ящик. Открыл его и стал извлекать различные колюще-режущие предметы: ножи, ножницы, скальпели, топорики, крючья, иглы… От всего этого зрелища Моррисон потерял дар речи. Он моргнул, но кошмар не исчез – все происходило как в каком-то фильме ужасов. Взяв короткий нож, темноволосый подошел к старику, который снова пришел в себя, и сказал:
- Я увижу твое лицо снова, Генри, вот только ты меня не увидишь.
- Я тебя не боюсь, - проскрипел старик. – Я уже слишком стар, чтобы бояться смерти.
- Тем лучше, - ухмыльнулся рыболюд.
- Зато я умру… человеком, - бросил старик в лицо своему убийце.
Лысый встал со спины старика и сжал его голову в своих лапах, как в тисках.
- Что вы собираетесь делать? – в панике заверещал Моррисон, глядя, как второй человек легко проводит лезвием по шее старика, словно «прицеливаясь». – Что вы сделаете, черт побери?! Что это за хуйня?!
Старик зашептал какие-то слова – кажется, молитву на незнакомом языке. Моррисон не видел, что конкретно делает человек с ножом, так как он своей спиной загородил старика, но зато отчетливо услышал противный звук разрезаемой кожи и понял, что происходит.
- О БОЖЕ! – вырвалось у него. – ЧТО ЖЕ ВЫ ЗА ЛЮДИ?!
Моррисон в панике отвернулся, стараясь не смотреть, что происходит прямо перед ним, но вот заткнуть себе уши он никак не мог. На смену шепоту пришли дикие вопли старика.  Отчаянно зажмурившись, Моррисон тоже закричал, и вскоре весь склад наполнился ужасающими воплями.
Приближаясь к острову, Урри услышала прямо-таки душераздирающие крики. Один из них показался ей знакомым, однако она не была в этом уверена. В любом случае, ничего хорошего эти крики не означали.
«Надо проверить... Вдруг там еще выжившие какие-нибудь...» - подумала девушка и, на всякий случай став призраком, подлетела к окнам длинного здания, чем-то похожего на ангар или сарай, стоящего на пристани.
Медленно темноволосый рыболюд обвел шею старика ножом, сделав глубокий надрез по окружности. Старик громко кричал свою молитву, но его заглушали вопли Моррисона. Явно наслаждаясь своим мерзким занятием, рыболюд также надрезал кожу по окружности вокруг глаз старика. Теперь его лицо напоминало кровавую маску, достойную популярных ранее фильмов-ужастиков.  Отложив нож, рыболюд подцепил кожу на шее старика большими пальцами и стал медленно тянуть ее вверх, будто хотел сорвать со старика маску… Моррисон слышал противный хруст разрываемого мяса, слышал крики старика, кричал сам, отчаянно молясь про себя, чтобы все это внезапно оказалось лишь кошмарным сном. Но кошмар не заканчивался, и Моррисон начал верить, что он попал в ад. В этом кровавом кошмаре рыболюд медленно и осторожно, чтобы не порвать ценный материал, стянул с головы старика его собственную кожу, словно это была не кожа вовсе, а маска или шапка с прорезями для глаз. Старик уже перестал кричать и, когда лысый его отпустил, повис на цепях, уже мертвый или в глубоком болевом обмороке. Голова его, оставшись без кожного покрова, с оголенными мышцами и кроваво-красными кусками плоти, безвольно свесилась вперед. Лысый понес окровавленную маску из кожи старика куда-то вглубь склада, а его напарник, снова взяв нож, подошел к Моррисону и стал критически его осматривать.
Моррисон запаниковал. Он понял, что настал его черед.  Рыболюд с каким-то маниакальным блеском в глазах смотрел на него, сжимая в руках окровавленный нож. Он сам был весь забрызган кровью и напоминал мясника из ужастиков… Моррисон сотни раз видел подобные сцены по телеку, но никогда ему не приходило в голову, что такое может случиться в действительно. С ним в главной роли. Лысый вернулся и теперь вразвалку заковылял к Моррисону.
- Не трогай меня! – вдруг как безумный заорал Моррисон. – Отойди, громила!
Но лысый уже шагнул ему за спину и сжал голову в своих лапах. Моррисон отчаянно вертелся ужом, вырывался, пытался вырвать цепи из креплений. Рыболюд с ножом внимательно наблюдал за его жалкими попытками освободиться. Медленно, явно наслаждаясь, он поднес нож к его горлу.
Урсулаи подлетела к окну как раз в тот момент, когда одна из тварей заканчивала снимать со старика кожу. Какая-то половина ее хотела отвернуться и улететь, а вот вторая половина требовала наброситься на умирающего или уже умершего и напиться его крови, раз ему она все равно уже ни к чему. Но потом внимание девушки привлек второй мужчина, висевший рядом на цепях, который оказался Моррисоном. Увидев, что его ждет подобная участь, девушка, переставшая быть призраком, прикинула размеры окна и, отлетев от здания на небольшое расстояние, сделала резкий рывок в стекло, стараясь сгруппироваться, чтобы ничего сильно не поранить.
На звук бьющегося стекла рыболюды обернулись, на секунду забыл про Моррисона. Лысый даже отпустил его голову. Урсулаи приземлилась где-то в теневой части склада, за ящиками, и ее пока не заметили. Темноволосый коротко дернул головой – мол, пойди посмотри. Лысый, недовольно бурча что-то, заковылял вглубь склада, вооружившись маленьким топориком. Второй рыболюд остался ждать, повернувшись к Моррисону спиной. И Моррисон понял, что казнь откладывается.
Урри, выглянув из-за ящиков, увидела, что к ней приближается один из тюремщиков Моррисона. Быстро перебрав варианты, девушка, вернувшись в облик призрака, вошла внутрь коробок так, чтобы ее видно не было, но она могла наблюдать за перемещениями нападавшего. По крайней мере, можно дождаться, пока он уйдет еще дальше, и побежать сквозь ящики на помощь своему товарищу, а уже потом с этими амфибиями разбираться.
Лысый громила угрюмо осматривал темные углы склада, заглядывая за коробки и явно недоумевая, что разбило стекло. Осколки валялись тут же, однако никаких следов незваных гостей.
- Может, птица, - невнятно пробормотал он. – Или какая-то сволочь камень кинула.
Осмотрев наскоро все углы, он дальше не пошел, а поспешил вернуться к своему напарнику.
«Черт!» - пронеслось в голове Урсулаи, которая понимала, что упустила шанс. Однако теперь хоть можно было напасть со спины, что она и поспешила сделать. Выпрыгнув из коробок и на ходу достав еще один из накопившихся у нее кинжалов, девушка с присущей ей грацией подскочила к чудовищу и воткнула ему кинжал в район 3-4 позвонка, надеясь, что этого будет достаточно.
Лысый рыболюд издал какой-то странный булькающий звук, а потом колени у него подогнулись, и он упал на опилки лицом вниз. Он был еще жив и теперь лишь слабо шевелился, пытаясь перевернуться или подняться. На звуки драки примчался его товарищ – он все еще сжимал в руке окровавленный нож. Глянув на поверженного лысого, он поднял глаза и увидел Урсулаи – та стояла с кинжалом в руке, явно готовая в битве. Издав разъяренный вопль, как дикий зверь, рыболюд бросился на нее, занеся свой нож. Урсулаи видела его рыбье лицо, искаженное яростью.
Вампиресса подивилась живучести этих тварей, наблюдая, как корчится на земле почти поверженный ею противник. Однако сейчас у нее была и другая забота. Понимая, что не успеет ничего достать, чтобы отразить или приостановить удар, девушка дождалась, когда нападавший будет совсем близко, снова стала призраком и пробежала вперед, пропуская тварь сквозь себя, после чего материализовала уже не кинжал, а меч, не так давно спасавший поезд от большего механического червя.
Рыболюд ожидал поразить девушку ножом, но вместо этого просто пролетел сквозь нее и с трудом удержал равновесие, чтоб не упасть. Когда он обернулся, Урсулаи уже стояла с мечом.

0

43

«Боюсь, второй раз такой трюк не прокатит...» - подумала девушка.
Решив воспользоваться секундным замешательством противника, она развернулась на 180 градусов и рванула к Моррисону, замахиваясь мечом для того, чтобы срубить цепи. Подбежав, она рубанула мечом в надежде, что сильно надежных цепей здесь не водится. Да и металл в подземном туннеле резался довольно легко.
- Потом поблагодаришь! - крикнула Урри мужчине. - А пока прячься и не высовывайся! - продолжила она свою мысль и развернулась, готовая отражать удары оправившегося от шока монстра.
Цепи с лязгом упали на пол, и Моррисон, издав какой-то странный звук вроде «блиаааа», поспешил спрятаться за ящики. Правда, на полпути он развернулся, вспомнив, что мужчина здесь все-таки он, и дам требуется защищать, осмелел и полез в драку. На его запястьях все еще были закреплены цепи, и их обрубками, каждый примерно полметра длиной, можно было махать, как лассо. Кидать лассо Моррисон никогда не умел (да и не знал, что это такое), но вот заехать цепями по рыболюду вполне мог, что и собирался сделать.
- Эй, ты, чмо подвальное, - осмелев, крикнул он. – Хочешь мое лицо? Так подойди и возьми! – и встал в импровизированную боевую стойку.
Рыболюд зарычал и… вместо того, чтобы лезть в битву, бросился бежать к выходу из ангара.
«О черт...» - уже не в первый раз мелькнуло в голове у Урсулаи. Она же понимала, что он побежит за подмогой. Поэтому, недолго думая, она раскрыла крылья, оттолкнулась от пола и, замахнувшись мечом, ударила убегавшему противнику в спину. Нечестно, конечно, но иногда не мешает побыть мерзкой.
В последний момент рыболюд каким-то чудом увернулся от смертельного удара и юркнул за ящики. Пока Урсулаи думала, как его оттуда выцарапать, рыболюд столкнул ящики в сторону девушки, а сам бросился бежать – только его и видели. Кошмарное порождение Дагона выскочило из ангара и скрылось в ночи.
«Да чтоб тебя!» - успела подумать Урри, прикрываясь руками и крыльями от упавших в ее сторону гор из коробок. Благо, половина из них были пустыми, а потому особых повреждений девушка не получила. Поняв, что момент упущен, и ее противник успел-таки слинять, вампиресса подумала, что ронять ящики - занятие довольно интересное и приятное, и завалила вход в здание как смогла, благо баррикадного материала тут было предостаточно. Затем она бегом вернулась к Моррисону и старику, висевшему рядом. Бегло подумав о чем-то своем и кое-что прикинув, она, не обращая внимания на ничего не понимающего мужчину, подошла к безликому и укусила его за шею. Кожи там не было, а потому было немного непривычно, однако силы пополнить все равно было необходимо. Через минуту, осознавая, что времени у них очень мало, Урсулаи повернулась к Моррисону, облизнулась и выдала:
- Нет времени объяснять, летим отсюда нафиг! - с этими словами она схватила своего товарища по несчастью и вылетела вместе с ним в уже разбитое окно. Удивительно, но окна были довольно-таки подходящего размера.
«А когда-то я так же Криса спасала...» - внезапно подумала девушка, но отогнала эти мысли до лучших времен. Сейчас надо было быть предельно осторожной. Поразмыслив, она полетела вдоль берега, стараясь при этом держаться на достаточном расстоянии от деревни.
Моррисон наконец опомнился и стал вырываться, пытаясь пнуть Урсулаи чем-нибудь.
- Дура психованная, отпусти меня! Ты что делаешь?! – заверещал он, вообразив, будто кровожадная девица и его хочет съесть.
От неожиданности Урри и правда чуть не разжала руки. Потом опомнилась и заорала, ибо по-другому мужчина вряд ли бы услышал.
- Да не буду я тебя жрать, идиот! - другой причины вырываться девушка не видела, а потому предположила очевидное. - Я твою задницу спасаю! Кораблик наш маленький сломан, чтоб ты знал. Вернуться к тоннелю мы не сможем, поэтому мы будем искать ближайший населенный пункт, в котором с тебя не захотят снимать кожу, а меня не захотят запечь в пирог! - она представила, как смотрелась бы на столе, и облизнулась.
- Опусти меня на землю! Мы свалимся! Что ты за существо такое, блин?! – не унимался Моррисон.
Урсулаи уже покинула условные границы рыбацкой деревни и теперь видела впереди лишь темноту. То ли дождь заслонял весь обзор, то ли на многие километры вокруг не было ни одного населенного пункта.
- А может тебя с этой высоты в океан скинуть?! - не выдержала девушка и сделала вид, что так и собирается сделать.
- Подожди! Давай спустимся! – Моррисон явно нервничал. – Сопрем у местных машину и… доедем цивилизованно, а?
К сожалению, руки у Урсулаи были заняты, ибо у нее возникло желание всем своим видом показать, насколько мужчина не разбирается в ситуации. Однако, девушка и так собиралась приземляться, ибо в такой темноте лететь неизвестно куда-то было не очень весело.
Оказавшись обеими ногами на твердой земле (пускай и под проливным дождем), Моррисон спрятался под ветви раскидистых деревьев. Море шумело где-то вдалеке, и с его позиции была видна черная полоса песчаного пляжа. Впрочем, учитывая отдаленность этой земли от цивилизованных населенных пунктов, вряд ли по выходным здесь собираются шумные компании молодежи… Когда Урсулаи присоединилась к нему, Моррисон мрачно посмотрел на нее:
- Ты что, ведьма? – спросил он.
Девушка пожала плечами.
- Вообще, я что-то типа вампира. Но и колдовать умею, да. Было время научиться, - уже спокойным тоном произнесла она. Даже если Моррисон попытается ее убить - у него не получится. А уж если не получится, то скорее она им закусит, чем оставит около себя такую угрозу. - Если я скажу тебе название поселка, из которого я вытащила твое истеричное тело, ты сможешь сориентироваться, где мы?
Моррисон уже, кажется, успокоился, хотя на Урсулаи поглядывал с явным недоверием. Дождь уже не поливал стеной, однако было довольно влажно и слякотно. А еще крайне темно, что весьма осложняло ситуацию.
- Ну скажи, - буркнул Моррисон. – Надеюсь, мы не в каком-нибудь Оушен-Пайнс?*
- Эм, где? - если честно, девушка не знала практически ни одного города ни в Америке, ни в мире. Хотя, мировые достопримечательности на базе она изучала. И долгое время мечтала сбежать, чтобы облететь весь мир и на них посмотреть. Однако, сейчас было не до того, и она продолжила. - Нет, эти твари называли этот поселок Иннсмаут. Хотя, место кажется таким заброшенным, что вряд ли кто-то из внешнего мира о нем знает.
«А тот, кто знал, вряд ли убирался отсюда живым...» - закончила она свою мысль уже не вслух. Не стоило напрягать и без того напряженного Моррисона подробностями о судьбе посетителей славного населенного пункта. Пока Урри отвечала на вопрос мужчины, она проверила, сколько из собранного ею арсенала уцелело. Подсчеты ее радовали. Главное, что меч она как-то умудрилась не потерять во всей этой беготне.
- Хм… Иннсмаут? -  в темноте Моррисон нахмурился, но Урри этого не видела. – Что-то не слышал никогда. Наверное, эти люди живут каким-то образом сами по себе… Хотя, конечно, у них должны быть какие-то удостоверения личности граждан Объединенных Америк. В любом случае, пора валить отсюда. Ты уверена, что наш челнок разбит?
Вампиресса вздохнула.
- К сожалению, я видела, что произошло. Эти твари выкинули нас на риф. Боюсь, надо искать другой способ передвижения, - она подумала несколько секунд и добавила, - тебе надо.
- Далеко ты не улетишь, - уверенно заявил Моррисон, хотя на самом деле ни черта не знал о полетных способностях необычной девицы. Он просто не хотел, чтобы она бросила его здесь одного. – Давай проберемся назад… в эту чертову деревню. Найдем машину и уедем куда подальше. Должны же здесь быть машины и дороги! Наверное… Им нужна какая-то связь с крупными городами, хотя бы для закупки продуктов и одежды.
Моррисону, этому человеку 23 века, не могло даже прийти в голову, что сейчас кто-то может шить одежду самостоятельно, а питаться тем, что море пошлет.
«Знал бы он, как я свое детство провела», - хихикнула Урсулаи.
- Я тебя не обрадую, описав их образ жизни... - да и сама она недостаточно в нем разобралась. Не хотелось особо наговаривать на таких честных и гостеприимных тварей. - У них нет связи с внешним миром. Поэтому либо я тебя тащу, либо мы медленно идем пешком. А вообще... - девушка подошла к мужчине почти вплотную и посмотрела ему в глаза. - Я могу тебя вырубить и съесть.
Моррисон инстинктивно сделал шаг назад и ощерился:
- Ты мне угрожаешь?!
Девушка искренне рассмеялась.
- Видел бы ты свое лицо, - отсмеявшись, произнесла она. - Забей, я сегодня уже перекусила. Так ты летишь, или пешком идем? Тут далеко, мне главный жрец местного храма сказал.
- А ты точно сможешь долететь, да еще и меня взять с собой? – уточнил Моррисон недоверчиво.
Урри кивнула.
- Долетим, а там я уж кем-нить перекушу... - задумчиво протянула она, рассчитывая снова смеяться над испугавшимся спутником.
Торговаться Моррисон не решился, а то как бросит его еще в этой глуши.
- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - сказал он, и это было похоже на согласие.
«Мда... Может, все-таки надо было его кинуть? - подумала Урсулаи, отталкиваясь от земли и замирая над Моррисоном. - Но нет, он будет полезен. Он с реалиями этого мира знаком лучше. Тем более, он мне должен», - хихикнула она, подхватывая товарища.
- Летим вдоль берега? - уточнила вампиресса.
- Да… на север. Север – это там! – крикнул Моррисон, махнув рукой. – И не поднимайся слишком высоко, а то холодно ужасно. Когда увидим огни внизу – снижайся, это может быть населенный пункт. О’кей?
- Да! - крикнула в ответ Урри, радуясь тому, что надо просто следовать указаниям. Надоело ей импровизировать и делать все самой.
Она опустилась чуть ниже, потому что холодные воздушные потоки ей мешали даже сильнее, чем просто висящему в ее руках мужчине. Да и если крылья подмерзнут, ничего хорошего их не ждет.
Моррисон уныло опустил лицо вниз, чтобы не подставлять его дождевым каплям. Насколько позволял ракурс, он обернулся назад, последний раз кинув взгляд на затерянный в пустоте маленький рыбацкий городок, полный странных людей и мрачных тайн. Они покидали это жуткое место.
Картина внизу не менялась около получаса, хотя Моррисону показалось, что прошло добрых три часа. Скорость полета Урсулаи была даже меньше, чем у маленькой птички, поскольку ей приходилось тащить Моррисона. Внизу было все то же холодное мрачное море, хотя изредка попадались маленькие деревеньки, однако Моррисон был категорически против спускаться туда. Понятно почему.
Наконец поселений стало больше, и Моррисон уже обрадовался, что вот-вот кажется крупный город, но… произошло нечто странное. Он не понял даже, как такое получилось, но со стороны моря вдруг стало подниматься что-то большое и темное.
- Урсулаи! – крикнул он. – Посмотри туда!
Прямо с моря на них надвигалась огромная волна высотой с девятиэтажный дом! Откуда она взялась и почему поднялась почти бесшумно – было загадкой.
- Поднимись выше! – заверещал Моррисон.
За то короткое время, что они летели, девушка начала уставать, хотя и была еще полна сил по ее меркам.
«Эх, какой же легенький был Крис...» - вновь погрузилась она в воспоминания.
Вампиресса иногда думала, что она скажет или сделает при следующей встрече, но абсолютно не представляла. Она уже запуталась, что в действительности чувствует к этому клевому парню. От левых мыслей ее отвлек крик Моррисона. Она повернула голову в указанную сторону и чуть не выпустила мужчину из рук. После происшествия в тоннеле у Урри начала проклевываться гидрофобия. Слишком много неприятных событий, связанных с водой, произошли с ней за последнее время. Тем не менее, она набрала высоту и полетела вглубь материка, подальше от такой неприветливой воды.
Однако Урсулаи и без того выбилась из сил, поэтому попытки подняться, да еще утащить вверх тяжелую тушку Моррисона (который весил едва ли не в два раза больше нее) без применения вампирской магии оказались не очень успешными. Урсулаи поднималась медленно, а волна накатывала все стремительнее. Моррисон сам не понял, в какой момент это произошло, но вдруг водная стена, выросшая справа от летящей парочки, вздыбилась, вспучилась и… резко обрушилась на них сверху. Урсулаи даже не успела увернуться – огромная масса воды попросту сшибла и ее, и Моррисона вниз, увлекая за собой в неведомые морские глубины. Их разметало в разные стороны, и вокруг была лишь вода. Ни Моррисон, ни Урри уже не понимали, где верх, а где низ, весь мир превратился в огромный омут, затягивающий их во тьму.

* Здесь: Зажопинск (амер.)

0

44

Урсулаи даже дыхание задержать не успела, так резко она рухнула в воду.
«Если выберусь живой, никогда больше добровольно не буду плавать...» - окончательно заключила вампиресса, пытаясь хоть как-то сориентироваться в пространстве. После нескольких бесплодных попыток она просто расслабилась, поддаваясь движению волн, вихрей и водоворотов.
Они оба не знали, сколько прошло времени с тех пор, как их поглотила морская стихия. Они потеряли счет времени, и к тому моменту, когда оба потеряли сознание, море наконец смилостивилось и выбросило обоих на берег. Около полуночи собравшиеся на ночную молитву жители Иннсмаута обнаружили на грязном песочном берегу два тела и вознесли благодарность своему богу за оказанную им милость. Дагон не собирался так просто расставаться с жертвами, уготованными лично ему…
Урсулаи очнулась в каком-то сарае. Пол был устлан прогнившей соломой, сквозь щели между досками пробивался холодный свет то ли фонарей, то ли луны. Она чувствовала себя абсолютно опустошенной и измученной, словно пробежала без отдыха три километра под надзором сурового учителя физкультуры. Горло неприятно саднило – явно из-за того, что она наглоталась морской воды. Волосы вымокли и спутались, одежда местами была порвана. Мда, ничего не скажешь, сейчас Урсулаи явно была не в лучшей форме.
Сарай с первого взгляда казался пуст, но вскоре Урсулаи заметила, что здесь вовсе не одна. В дальнем углу съежилась какая-то маленькая тень, издающая редкие истеричные всхлипывания.
«Ну нееееет...» - чуть ли не застонала девушка.
Что-то ей подсказывало, что их попытки сбежать оказались чуть более чем бесплодными. Встав и отряхнувшись, слегка пошатывающейся походкой она направилась к тому, кто или что издавал столь логичные для происходящих вокруг событий звуки.
Тень продолжала дрожать и всхлипывать.
«О черт, а Моррисон-то где?» - внезапно опомнилась Урри, но решила разобраться с той проблемой, что ближе.
- Эй... Привет... - неуверенно начала она. «Я хочу кушать, можно я выпью твою кровь?» - Что-то случилось? Тебя эти перепончатые твари обидели?
Тень неуверенно обернулась. Свет, пробивающийся сквозь щели в стенах, упал на ее лицо – это оказалась девушка лет двадцати пяти, с грязными спутанными волосами и в какой-то серой бесформенной одежде. Лицо ее было заплаканным и очень несчастным.
- Ты… кто? – всхлипнув, спросила незнакомая девица.
«Это что, у меня на голове тоже такой кошмар? - ужаснулась вампиресса, невзначай проводя по голове и убеждаясь в худшем. - А, пофиг...»
- Я Урсулаи, можешь звать меня просто Урри, - ободряюще улыбнулась она. - Так что произошло?
Девица забилась в угол и обняла руками колени. На ее бледном лице отчетливо читался страх.
- Я не знаю тебя, - сказала она. – Никогда прежде не видела. Как ты попала сюда?
- Какой кошмар! Мир рухнет сейчас, - начала раздражаться Урсулаи. Она была сильно измотана, а потому разговор, обещавший стать долгим, ей не нравился. - Тебе краткий вариант или с самого начала? А вообще, что я с тобой тут разговариваю, пойду искать выход, - и она развернулась, намереваясь последовать вновь пришедшему в голову плану.
- Ты так странно говоришь, - пробормотала ей вслед незнакомка. – Ты не из Иннсмаута. Я раньше тебя не видела, - повторила она. – Ты не выберешься отсюда.
- Да плевать я хотела, видела ты меня или нет, - буркнула вампиресса себе под нос, всматриваясь в окружающую ее картину.
Какая-то дверь здесь всяко должна была быть, иначе как бы ее сюда затащили? Моррисона и след простыл. В этом сарае, как ей казалось, никого больше, кроме нее и этой странной девчонки не было. Можно было бы, конечно, пройти сквозь стену, но девушка до сих пор не могла понять, на что может хватить остатков ее сил. Закуска, конечно, сидит в углу и хнычет... Но это уж на совсем крайний случай.
- В Иннсмауте уже давно не появлялось чужаков, - сказала девушка из своего угла. – Верховный жрец сказал, что Дагон требует жертву… Они выбрали меня. Может быть, если они схватили тебя, то меня отпустят?...
Урсулаи все же нашла дверь, но попытки пройти сквозь нее провалились – она чувствовала себя совсем опустошенной. Можно было, конечно, закусить девицей… Но та явно знала много интересного об этом странном городке.
- А я смотрю, ты расчетливая. Ну уж нееет... - девушка вернулась на середину сарая и стала осматриваться по сторонам, стараясь приметить все детали. - Меня очень трудно схватить. Твои односельчане в этом уже убедились. А вообще, часто вы такие жертвы приносите?
- Каждые два месяца, - ответила девица дрожащим голосом. – Дагон дает нам пищу, Дагон наставляет нас на путь истинный, - в ее голосе зазвучали фанатичные нотки. – Но Дагон хочет продолжать свой род, мы даем ему нашу веру и воспитываем его потомство… о боже!!!!... – девица вдруг истерично зарыдала, словно ужаснувшись собственным словам.
«Что ж ты такая нервная-то...» - вампиресса закатила глаза, благо, ее собеседнице этого не было видно.
- Ну, тихо. Хватит уже реветь по поводу и без. А что за Дагон, вообще? Какой-то ваш начальник или что? - она плохо разбиралась в религии, а потому собиралась спрашивать все, что ей будет непонятно.
Девушка подняла на нее заплаканные глаза.
- Как, ты не знаешь? – воскликнула она. – О боже… - тихо прошептала она. – Дагон – бог морских пучин, дающий нам жизнь… Мой прадед был рыбаком, и дед тоже. И отец… Я родилась в Иннсмауте, и весь мой род поклоняется Дагону. Дагон дал жизнь нашим предкам, и мы чтим его, как отца нашего, - она протянула руку, и в голубоватом свете Урсулаи увидела, что между пальцами девицы растут тонкие перепонки. – Моя мать – дочь Дагона, - добавила она.
- И ты туда же? Насмотрелась я на эти ваши перепонки и жабры... - хмыкнула Урри. - Я не собираюсь терпеть всех этих ваших странностей. Надо разобраться с этим богом, нападающим на мирно летящих вампиров!
Девица явно не знала, кто такие вампиры, поэтому слова Урри ничуть ее не удивили.
- Я боюсь, - тихо призналась она, что, впрочем, и без того было очевидно. – Все говорят, что это величайшая честь – иметь ребенка от Дагона… Но я так боюсь! Они выбрали меня, представляешь?! Я не хотела этого!!! Но жрец указал на меня, и они все накинулись на меня, бросили сюда… О, ты слышала? – девица встрепенулась. – Кажется, кто-то идет!
И действительно – снаружи послышались чьи-то шаги и голоса.
- Стоп, стоп, стоп... - Урсулаи была достаточно взрослой, чтобы понимать, что дети могут появиться только одним способом. - Так тебе спать с этим богом, а мне за вас умирать? - она, поднявшись, отошла подальше от дверей, остановившись около незнакомки.
- Ну… да… - нерешительно подтвердила девица. – Ты и я станем наложницами Дагона… и родим от него детей. И будем воспитывать их. Понимаешь?
В этот момент дверь заскрипела – кто-то снимал замок.
- Что?! И я? Ну уж неееет... Лучше сразу убейте! - завопила вампиресса, обращаясь преимущественно к тем, что собирался зайти внутрь. Перспектива стать вместилищем для еще одного перепончатого урода ее не то что не радовала, а просто выводила из себя, придавая сил на борьбу против не самой радостной участи.
В сарай вошли четверо. Они были без масок, имитирующих человеческие физиономии, и их лица даже в темноте были явно нечеловеческими. Уродливые полурыбьи морды взирали на Урсулаи немигающими желтыми глазенками. Рыболюды решительно направились прямо к ней.
Не зная, что еще сделать, девушка схватила свою соседку и, встав за ее спиной, выдала что-то вроде:
- Подойдете еще ближе, я покусаю или зарежу эту вашу драгоценную жертву, - в доказательство своих слов, Урри продемонстрировала кинжал, который она успела достать. Обнаружить, что не все ее оружие смыло, было очень приятно.
Рыболюды замешкались. Девица завизжала.
- Ладно, - буркнул один из них. – Что ты хочешь?
«Да ладно? Неужто сработало?» - удивилась Урсулаи. Она думала, что на эту девицу всем наплевать. Хм, что ж, стоило рискнуть.
- С главным вашим поболтать надо. И стейк с кровью хочу, - можно было бы попросить целого человека, но местные люди одним своим видом отбивали аппетит.
- С кем ты хочешь поговорить? – скрипучим голосом осведомился второй рыболюд.
«Так еще и варианты есть? Нееет, с главным жрецом я уже пообщалась», - подумала девушка и ответила:
- Да с самим Дагоном. У меня к нему пара вопросов есть.
Рыболюды оторопело замерли, затем замешкались и что-то тихо зашипели друг другу. Впрочем, честно говоря, беспечная просьба вампирессы была достойна театральной «немой сцены»: рыболюды явно не ожидали, что девчонка вот так запросто захочет аудиенции с морским богом. Ну раз просит… отчего ж не разрешить?
Ближайший к ней рыболюд криво усмехнулся бледными губами, обнажив кривые острые зубы.
- Что ж, - сказал он, - это можно. Пойдем с нами – Дагон выслушает тебя.
Остальные трое рыболюдов зловеще оскалились.
«Мне кажется, я сейчас в их глазах самоубийцей выгляжу...» - решила Урри, а потом напомнила:
- Но сначала я требую обещанный ужин. Здесь.
- Отпусти девчонку – и мы принесем тебе поесть, - ответил рыболюд.
- Ну уж нееет... - в который раз произнесла девушка. - Мне ж надо как-то вами манипулировать, - и она усмехнулась.
- Ладно, жди, - буркнули рыболюды и вышли.
Урри чуть ослабила хватку, дав ее невольной заложнице дышать свободно.
- А теперь слушай сюда, - она наклонилась вплотную к ее уху. - Я не собираюсь причинять тебе вреда. Но если я пойму, что тебе приятнее служить этим тварям, я тут же прокушу тебе шею и напьюсь твоей крови. Все понятно?
- Д-д-дааа, - дрожа, подтвердила девица. – Отпусти меня, пожалуйста.
От волос иннсмаутской девушки пахло рыбой и морскими водорослями. Вблизи Урри разглядела, что та больше похожа на рыбу, чем казалось на первый взгляд: бледная с зеленоватым оттенком кожа, вытянутое лицо, выпуклые глаза… Девица могла бы показаться симпатичной, если бы не эти откровенно отталкивающие черты. Короче говоря, взаимосвязь между морем и обитателями Иннсмаута была уже очевидной.
«Да с радостью», - подумала вампиресса.
- Но запомни, я тебя предупредила, - она посмотрела ей в глаза. В-принципе, если в случае опасности она прикроется этой несчастной и закусит ею, то возможно, она даже сможет сбежать. Только на этот раз надо будет лететь подальше от воды.
Освобожденная девица снова забилась в угол и обхватила руками колени.
- Ты собираешься сбежать? – спросила она. – Куда же ты пойдешь?
- Конечно, собираюсь. Уготованная мне участь не вдохновляет как-то, - усмехнувшись, ответила Урсулаи. А вот второй вопрос заставил ее задуматься. - Попытаюсь найти ближайшее поселение. Только в этот раз не на побережье...
- Ты ничего не найдешь, - уверенно заявила девушка. – Вокруг на много сотен километров нет никаких селений. Мы одни.
- Неудивительно, - мрачно улыбнулась Урри. - Я бы на месте остальных жителей отколола вас от суши и загнала поглубже в океан. Значит, придется лететь сотни километров... - окончательно нахмурилась она. Положение выглядело чуть более чем безнадежным. Вряд ли она сможет договориться с морским богом, чтобы тот по волнам доставил ее в какое-нибудь уютное место.
- Лететь? – переспросила девушка.
- Ах, да. Ты ж еще не в курсе... - вампиресса задумалась, стоило ли об этом говорить. С одной стороны, их этот бог и так знает, а остальных она уже перестала бояться. - Я ж не обычный человек, как мой спутник, если ты о нем что-то слышала.
- Нет, не слышала, - покачала головой рыболюдка. – Ты мне так и не рассказала, откуда ты.
Урсулаи погрузилась в воспоминания. Она вспомнила огромный замок в стиле готики, сады, леса. Потом неожиданное нападение, смерть всех близких людей, разрушение любимого дома.
- Я с другой планеты. Когда-то давно, одна из космических экспедиций нашла меня и забрала с практически безлюдной планеты. Потом я пережила множество приключений. Последнее время я жила на засекреченной базе американского правительства. Только мне стало там скучно, - девушка задумалась, что для нее было бы лучше - оставаться там или выбираться из сложившейся ситуации.
Девица смотрела на нее с раскрытым ртом. Урри произнесла кучу неизвестных ей слов: «планета», «космическая экспедиция», «база», «американское правительство». Она хотела спросить, что все это значит, но вдруг за дверью снова послышалась какая-то возня, заскрипел замок. Наконец дверь открылась, и вошли двое. Один поставил в двух шагах от порога деревянную доску, на которой стояла тарелка, накрытая сверху крышкой. От крышки поднимались струйки пара. Урсулаи почувствовала легкий запах жареного мяса.
- Ешь, - бросил рыболюд. – У тебя десять минут, потом Дагон ждет тебя, - и вышел, захлопнув дверь.
- Мм... - на какое-то время девушка смогла отвлечься от нахлынувших воспоминаний. Она даже не успела поймать себя на чрезвычайной сентиментальности.
Мясо оказалось идеально непрожаренным. Сырое мясо Урри привыкла есть больше, нежели приготовленное. Это придало ей сил, хотя и недостаточно, чтобы преодолеть расстояние в сотни километров. Но шансов выжить у нее стало чуть больше.
- Ты пойдешь со мной, как прикрытие, - не отрываясь от еды, сказала вампиресса незнакомке. - Я бы не заставляла тебя, но ты, возможно, мой единственный шанс выбраться отсюда живой.
Девица молча наблюдала, как Урсулаи раздирает зубами мясо. Наконец она запоздало сообщила:
- На твоем месте я бы это не ела…
Впрочем, было уже поздно. Ее слова донеслись до Урри как из далекого тумана. Она не успела даже доесть до конца, как почувствовала дикую слабость во всем теле. Мир вокруг поплыл, стал серым и наконец принял ее в объятия безразличного блаженства. Урсулаи сладко зевнула, закрыла глаза и повалилась на гнилую солому. Спустя примерно минуту на пороге вновь появились рыболюды, двое подхватили бесчувственное тело Урсулаи, еще двое утащили за собой слабо сопротивляющуюся девчонку. Сарай опустел.

0

45

"Здесь Дагон! Все в вагон!" (с) Велиан.

Моррисон медленно плыл в голубой толще воды, делая сильные рывки руками. Дышать было сложно несмотря даже на то, что на нем был водолазный костюм, оснащенный двумя полными баллонами кислородной смеси. Сердце стучало бешено, как от предчувствия какой-то беды. Он плыл и плыл вперед, силясь разглядеть сквозь маску хоть что-то. Морская вода неприятно холодила тело и щипала лицо.
Наконец впереди показались очертания какого-то объекта… Моррисон поплыл прямо ко дну и увидел, что из морского дна вырастает странная прямоугольная постройка. Она была бы ничем не примечательна – выступающий примерно на метр из дна параллелепипед, сложенный из камней, - если бы не глубокая круглая дыра посередине,  манящая темным провалом куда-то в неведомые глубины. Приглядевшись, Моррисон понял, что дыра эта является центром гигантского символа, начертанного на этой плоской постройке: он напоминал глаз с непропорционально большой радужкой, а линии предполагаемого нижнего и верхнего века в уголках пересекались друг с другом и образовывали подобие ласточкиного хвоста. Зрачок этого «глаза» и являлся темным провалом.
Повинуясь неясному зову, Моррисон поплыл туда, вглубь дыры, которая в диаметре достигала, пожалуй, двадцати метров… Он опускался все ниже и ниже, загребая ластами, он ощупывал руками стены неведомого подводного колодца и с ужасом вдруг обнаружил, что стены эти сложены из костей каких-то гигантских животных, возможно, давно вымерших морских обитателей. Он расчистил пару сантиметров какого-то гигантского хребта от ила и грязи и, посветив фонариком, обнаружил, что поверхность кости блестит, как драгоценный металл. Он поплыл все ниже, осматривая стенки колодца, как вдруг впереди что-то мелькнуло. Моррисон увидел, как от стены отделилась какая-то бледная тень, и в свете своего подводного фонарика увидел, что это женщина… Прекрасная женщина, которая улыбалась ему из морских глубин и протягивала руки…
Она была без акваланга и, кажется, могла дышать под водой вполне свободно. Опустив взгляд, Моррисон увидел, что вместо ног у нее рыбий хвост. Господи, да она же русалка! Пока Моррисон тупо смотрел на нее, девушка подплыла поближе и ловко стянула с него маску. Ее черные волосы красиво обрамляли прекрасное бледное лицо. Девушка улыбалась. Она приблизила к нему свое лицо, словно намеревалась поцеловать, но вдруг распахнула рот, и Моррисон в ужасе закричал: у морской красотки было три ряда острых зубов, как у акулы, и она явно собиралась его покусать. От крика у него выпала изо рта кислородная трубка. И Моррисон панически задергался в воде, пытаясь отплыть подальше от неведомой морской твари. В легкие хлынула вода. Моррисон инстинктивно сделал вдох и… проснулся с криком.

http://www.horrordvds.com/reviews/a-m/dagon/dagon_shot6l.jpg

О нет, опять тот же сон! Один и тот же сон! На протяжении десятка лет… Последние десять лет он часто видел одно и то же: он плывет в толще воды, находит колодец со странным символом, начинает исследовать его, встречает женщину… Иногда сон менялся в деталях, но суть оставалась прежней: вода, колодец, русалка. И неизбежно сон заканчивался тем, что Моррисон погибал, наглотавшись воды. Эти сны участились после того, как Моррисона обвинили в трагедии на Чикагском мосту, но за последний год ему удалось восстановить душевное равновесие, и он почти не видел снов о морских чудовищах. Возможно, помогли прописанные личным психоаналитиком антидепрессанты.
Он лежал в полутемной спальне, пытаясь понять, как он здесь оказался. То, что это была спальня, не вызывало сомнений: он лежал на кровати, на прикроватной тумбочке горел слабый ночник, вот и входная дверь, окно, вполне приличная, хоть и весьма старомодная, меблировка… Ему показалось, что он попал на съемочную площадку исторического фильма: настолько интерьер был устаревшим и непривычным его глазу. Он привстал и почувствовал, что, в принципе, силы его не покинули. Возможно, он даже смог выспаться.
Рядом почувствовалось какое-то шевеление. Моррисон инстинктивно повернул голову и… сердце его дало перебой. Он был на кровати не один! Неведомый сосед стянул с головы одеяло и… Моррисон едва удержался от крика. Рядом с ним лежала та самая девушка из сна, живая и настоящая! Она лежала и смотрела на него живыми зелеными глазами, а волосы были аккуратно уложены в нехитрую прическу. На ней было легкое фиолетовое платье, ноги (или что там – русалочий хвост?!) были по-прежнему прикрыты одеялом.
Моррисон вскочил и бросился к двери.
- На твоем месте я бы этого не делала, - сказала красотка, привстав на кровати.
В реальности она казалась еще красивее и даже моложе: открытое светлое лицо с большими зелеными глазами, полные губы, длинные темно-каштановые волосы… и даже нет той смертельной бледности, которая так напугала Моррисона во снах. На первый взгляд она казалась милым и ласковым небесным созданием и уж точно не походила на морского монстра. Моррисон даже замешкался.
- Ты кто такая? – спросил он, все еще держась за ручку двери.
- Останься со мной, и все узнаешь, - томно пропела красотка.
Внезапно раздался тихий стук в дверь. Моррисон от неожиданности даже отпустил ее и прижался спиной к другой створке - на случай, если кто-то вломится.
- Да, папа? – тоненьким голоском ответила девушка.
Створка медленно, со крипом, отворилась. Моррисон не видел, кто стоит за ней, но почувствовал, как по спине пробежал холодок. Он спрятался за открывшейся створкой и молился всем богам, что этот некто не вошел в комнату.
- Ухия… - произнес нечеловеческий скрипучий голос, от которого у Моррисона снова побежали мурашки по коже. – У тебя все в порядке?
- Да, папа, все в порядке, - ангельским голосом заверила его девушка, не вставая с кровати.
- Ты одна здесь? – медленно проговорил тот же зловещий голос.
- Конечно, папочка, я ложусь спать, - ответила девушка.
- Тогда спокойно ночи, Ухия, - проскрипел невидимый собеседник девушки. – Приятных снов, - и он медленно потянул за собой скрипучую, как его голос, створку, закрывая дверь. Моррисон перевел дыхание.
- Спокойной ночи, папа! – крикнула ему вслед девушка. Затем улыбнулась Моррисону.
Моррисон неловко сделал несколько шагов от двери в сторону кровати. Девица смотрела на него немигающим взглядом, губы ее были слегка приоткрыты, а лицо светилось счастьем. Моррисон даже почувствовал себя несколько неловко…  Он присел на краешек кровати рядом с девушкой и сказал:
- Спасибо, что… что не выдала меня.
Девушка, улыбаясь, дотронулась рукой до его губ, призывая к молчанию. В ее светлой доброй улыбке читалось безграничное счастье… и это крайне настораживало Моррисона. Кто эта девушка? Почему он прежде видел ее во снах?... Девушка погладила рукой его лицо. От ее прикосновений Моррисону стало как-то спокойнее на душе, будто он встретил родного человека, который пообещал сберечь его от всех опасностей. Что-то было в ней… теплое, родное, знакомое.
- Мне снилось… - начал Моррисон.
- Я знаю! – перебила его девушка, нежно поглаживая его всклокоченные волосы.
- Кто же ты? – прошептал Моррисон, вглядываясь в ее глаза.
- Меня зовут Ухия, - ответила девушка. – Я ждала тебя.
Она обхватила руками его голову и потянулась к нему, но Моррисон отдернулся.
- Нет-нет, прости, я не могу, - пробормотал он, отнимая ее руки от своей головы. – Я, правда, не понимаю…
- Пожалуйста, доверься мне! – прошептала девушка, снова потянувшись к нему.
На этот раз Моррисон не смог сопротивляться ее чарам. Он сам не понял, что произошло, но в голове вдруг помутнелось, и он обнаружил, что отвечает на ее поцелуи, а его руки скользят по ее телу, гладят ее шелковистые волосы, развязывают платье на груди… Он уже почти отдался внезапному порыву страсти, как вдруг кошмарный сон о зубастом чудовище вновь вспыхнул в его памяти. Он резко отдернулся и вскочил с кровати. Затем, вспомнив что-то, сдернул с девушки одеяло и… в ужасе отшатнулся.
- О боже! – вырвалось у него.
Вместо ног у красавицы были два длинных щупальца с присосками, как у осьминога. Они извивались и тянулись к нему, будто хотели схватить. На лице девушки застыло страдальческое выражение. Моррисон прижался к двери. *
- Джейкоб! – позвала девушка. – Джейк! Пожалуйста, останься со мной!
- О боже! – повторил Моррисон, хватаясь за ручку и распахивая дверь.
- Пожалуйста, не уходи! – крикнула ему вслед девушка, но Моррисон уже выскочил из темной спальни на грязную лестничную площадку. Лестница вела вниз – кажется, дом был двухэтажным. Он буквально скатился по лестнице вниз, преследуемый ужасным видением, и выскочил на улицу, распахнув старинные входные двери.
Стояла глубокая ночь, дождь поливал вовсю, и на высоком крыльце находился только один человек… Увидев Моррисона, он ударил его по лицу, Моррисон ударил в ответ, оба сцепились и покатились вниз, в грязь и лужи… Они осыпали друг друга ударами, и Моррисону в какой-то момент даже удалось вырваться, но тут прибежало еще трое, и наконец им удалось схватить Моррисона по рукам и прижать к земле. Затем кто-то ударил его по лицу, и мир вокруг него померк.
… На этот раз сон изменился. Он увидел себя в объятиях морской красотки, в ее спальне. Он жадно тянулся к ней, вдыхал запах ее волос, страстно желал обладать ею… И вот его руки скользнули ниже и нащупали нечто скользкое, холодное, извивающееся… Он отбросил с ее ног одеяло и снова увидел два отвратительных щупальца, тянущихся к нему.
«Не уходи, пожалуйста!» - закричала красавица, но Моррисон в ужасе выскочил за дверь.
Он проснулся в холодном поту, в какой-то клетке, на мерзко пахнущих опилках. Он вскочил и ударился головой о прутья низкой клетки, присел и огляделся. В тусклом свете старых потолочных ламп он понял, что оказался на то самом складе, где рыболюды пытались содрать с него кожу. Узнав это место, заставленное старыми ящиками, Моррисон ощутил приступ панического страха. Где же Урсулаи? Вдруг они схватили ее и убили? Или она вообще утонула, когда гигантская волна смыла их обоих в море?... Кажется, теперь никто не придет к нему на помощь.
Моррисон огляделся. В ряд стояло несколько маленьких клеток, в одной из которых свернулся клубочком он сам. Еще одна клетка, соседняя с ним, была уже кем-то занята – там лежал какой-то бесформенный клубок тряпья. Приглядевшись, Моррисон понял, что это тряпье может оказаться человеком. Остальные клетки пустовали. Моррисон прислушался – кажется, склад пуст.
Он попытался выбить ногами дверцу клетки, раздвинуть руками прутья – ничего не получилось. Кажется, он попался. Тогда он стал пинать своего соседа, насколько позволяла длина рук.
- Эй, приятель! – зашептал он. – Очнись! Ты слышишь меня?
Тряпье заворочалось. Под ним оказался отвратительной внешности человек – мужчина весьма пожилого возраста, за пятьдесят, с заросшим густой курчавой бородой лицом, красным носом-картошкой, как у алкоголика, заплывшими глазами… От него воняло рыбой, а между заскорузлых пальцев Моррисон отчетливо разглядел перепонки. О нет, еще один рыболюд! Он даже отпрянул от неожиданности.
- Ты человек, - проскрипел рыболюд.
- В отличие от некоторых! – выпалил Моррисон, прижавшись к противоположной стенке своей клетки.
Рыболюд издал странный булькающий звук – то ли прискрипел что-то невнятное, то ли посмеялся. Он заворочался и принял сидячее положение, хотя все равно походил больше на груду грязного тряпья с более-менее человеческим лицом.
- Почему тебя схватили? – спросил Моррисон, когда шок от первого впечатления несколько прошел. – Ты разве не один из… этих?
Жуткий человек опять проскрипел что-то – кажется, снова посмеялся.
- Ты чужеземец, - сказал он, указывая на Моррисона отвратительным пальцем, лицо его исказило некое подобие ухмылки. – Они давно тебя ждали. Они возьмут твое лицо.
- Я это уже знаю, - согласился Моррисон, отказываясь принимать разумом страшную правду. – А с тобой они что сделают?
- Я отправлюсь на встречу со своим Отцом, - невнятно проскрипел незнакомец, перекладываясь на бок и не сводя с Моррисона любопытствующих узких глазенок.
- Зачем вы делаете все это?! – вскричал Моррисон, вдруг выйдя из себя. – Зачем молитесь какому-то Дагону, зачем убиваете людей, зачем срезаете их лица?!
- Мы носим лица людей, - прокряхтел рыболюд. – Они нужны, чтобы скрываться.
- От кого? Вы тут одни на много километров! – неподдельно удивился Моррисон.
- У владык сего мира длинные руки, - загадочно обронил рыболюд своим жутким скрипучим голосом. – Они возьмут твое лицо.
- Ладно, я понял, - перебил его кряхтение Моррисон. – Со мной была девушка. Ты что-нибудь слышал о ней? Куда ее забрали?
Рыболюд еще больше прищурил и без того узкие глаза.
- Она умрет, - сказал он.
- Откуда ты знаешь?
- Все женщины умирают после того, как Дагон возьмет их.
- Возьмет? – не понял Моррисон, предчувствуя недоброе.
- Ну да, - рассмеялся скрипучим смехом рыболюд. – Возьмет. Трахнет.
- Что?! – у Моррисона глаза на лоб полезли. – Зачем?!
- Дагон хочет продолжать свой божественный род.
- Божественный род?! Ты что… ты… - до Моррисона стало постепенно доходить. – Ты сам – сын женщины, которую трахнул Дагон?! – он сам не верил своей догадке.
- Точно! – хитро подтвердил рыболюд. – Я – сын Дагона. Мы все здесь – сыновья Дагона. Наши женщины – дочери Дагона. Весь город – семья Дагона!
- Я понял, - мрачно сказал Моррисон, чувствуя, что имеет дело с полным психом. – Ты явно очень гордишься своим происхождением.
Рыболюд заворочался, но ничего не ответил.
- Расскажи мне о Дагоне, - попросил Моррисон. – Кто он, откуда взялся? И как так получилось, что об этом вашем Иннсмауте еще не написали в прессе?!
Рыболюд мерзко захихикал. Моррисон явно забавлял его своими вопросами.
- Когда-то давно, когда еще мой человеческий прадед был ребенком,-  все еще похихикивая, скрипуче начал он, - Иннсмаут был другим. Это был город Бога. Люди молились Богу, молились Духу Святому, почитали Сына Божьего Иисуса Христа…
«Слишком много пафоса», - подумал Моррисон, будучи сам упрямым атеистом.
- … И люди молились Богу, чтобы тот послал им рыбу,-  продолжал скрипеть рыболюд. – Но рыбы не было в море. И Бог не отвечал. И тогда из дальних странствий вернулся капитан Марш… Он был великим человеком, он плавал в далекий океан, видел дальние страны. Он много знал о море и знал, где искать золото. Он говорил – люди Иннсмаута дураки, что они молятся Богу, который не отвечает на молитвы! Он говорил, что знает бога, который отвечает на молитвы! Который даст много рыбы и золота! И что он приведет его в Иннсмаут!
Моррисон поймал себя на том, что слушает, затаив дыхание. Даже страх перед неизбежной смертью понемногу отступил.
- Ему никто не верил. И тогда… тогда Марш ночью взмолился Дагону, чтобы тот принес пищу в Иннсмаут! Наутро люди нашли много рыбы и много золота на берегу. Иннсмаут стал богат, очень богат!... Люди отвернулись от Господа Бога и стали молиться Дагону. Но однажды рыба снова исчезла… и Дагон потребовал жертву!  Дед рассказывал мне… Он подарил мне вот это… - рыболюд покопался в своем тряпье и извлек из-под кучи шейных платков тонкую серебряную цепочку с крестиком-распятием.
- Я не предавал Господа, - с пафосом сообщил он. – Я не предавал деда. Я не боюсь Дагона и уйду к моему Отцу небесному с чистой душой, несмотря на то, что тело мое осквернено нечистым демоном.
- Так вот почему они тебя схватили, - ошеломленно сказал Моррисон. – Ты не молился Дагону.
- Я делал вид, что молюсь с ними, я ходил на жертвоприношения, а потом замаливал грехи у Господа, Отца небесного, - признался раболюд, перекрестившись с поистине фанатичным рвением.  – Но они узнали об этом. И теперь принесут меня в жертву Дагону, но я знаю, что ему не достанется моя душа!
«Да уж, поживя бок о бок с этими мразями, точно свихнешься или ударишься в религию», - подумал Моррисон.
- Чего ж ты не сбежал отсюда до сих пор? – спросил он.
- Куда я мог сбежать? Кто бы принял меня? – закряхтел рыболюд. – Ты, верно, думаешь, что я сумасшедший… Но ты сам все увидишь. Никто не уйдет из Иннсмаута.
- Почему?
- Это проклятье Тьмы. Этот город нельзя покинуть, если оказался в нем однажды.
- Ерунда! – фыркнул Моррисон. – Вот щас придут за мной – я попытаюсь сбежать. Ты можешь бежать со мной, если хочешь. Но сначала я спасу девушку.
- Ты ее уже не спасешь. Она принадлежит Дагону.
- Почему это?!
- Никто не уйдет из Иннсмаута, - снова затянул свою песню рыболюд.
«Он и вправду сумасшедший», - решил Моррисон.
- Ты псих, - вслух сказал он. – Все эти твои истории про морского бога – бред сивой кобылы. Это просто город психов! Нет никакого Дагона! Ты все выдумываешь!
Рыболюд хрипло посмеялся, помахав Моррисону рукой с перепонками. И тут Моррисон вспомнил красавицу с щупальцами вместо ног и впал в уныние. Кажется, этот город действительно населен морскими тварями – жуткими порождениями морского чудовища.
Где-то вдалеке скрипнула дверь. Прекрасно зная, что это может означать, Моррисон подпрыгнул и снова ударился макушкой. Послышались шаги, и на склад вошли двое. Один был крупным детиной в фартуке, перепачканном кровью, как у мясника, а второй – тот самый маленький, с невыразительным рыбьим лицом, который чудом сбежал от Урсулаи. Он приблизился к клетке, в которой сидел Моррисон, и на его бледном лице расплылось выражение крайнего удовлетворения.
- Ах ты сволочь! – бросил ему Моррисон. – Да чтоб ты сдох, мразь!
- Достань его, - велел тот крупному детине.
Клетка открылась, и «мясник» за ноги выволок брыкающегося Моррисона наружу. Моррисон сопротивлялся и вырывался, но рыболюд был на редкость силен. Он заломил Моррисону руки за спину и в таком положении поволок куда-то, а Моррисон по пути извивался, как червь, и сыпал проклятиями. И все же детина надел на его запястья наручники на свисающих с потолка цепях. Моррисона посетило острое ощущение «дежа вю» - когда-то именно так все и было. Вот точно так же. Каких-то пару часов назад.
Ухмыляясь, нарочито медленно мелкий рыболюд стал перебирать ножи, разложенные на соседнем ящике, пробовать острие каждого.
- Я тебя не боюсь! – выкрикнул Моррисон. – Ты просто кусок дагоньего дерьма!
- Это мы посмотрим, - ухмыльнулся рыболюд.
Он выбрал наконец нож и неспешно подошел к Моррисону, помахал лезвием перед его лицом. Моррисон взбесился.
- Ну давай! – крикнул он. – Ты, мудак, чего медлишь?! Хочешь мое лицо?! Тогда чего тормозишь, как… АААА, мразь!
Рыболюд резким движением проткнул кончиком ножа кожу на его шее и стал медленно делать надрез. Моррисон зажмурился, ожидая сильной боли, как вдруг…
- Стойте! А ну уберите от него руки! – раздался пронзительный женский голос.
Моррисон открыл глаза. Оба рыболюда в недоумении обернулись. Позади них замерла инвалидная коляска с красивой резной спинкой, как у трона, а на коляске восседала девушка из снов Моррисона и гневно взирала снизу вверх на его мучителей. Она была в черном платье с открытыми руками, а голову покрывала кружевная фиолетовая ткань. Ноги-щупальца были укутаны во множество платков. Скрипнув колесами, девушка подкатила коляску ближе. 
- Жертвоприношение должно состояться, - возразил рыболюд, держащий нож у лица Моррисона.
- Вы осмеливаетесь мне указывать?! – вскинулась девушка. – Отойдите! Убирайтесь отсюда! Я должна с ним поговорить!
От таких яростных нападков оба рыболюда скрылись за ящиками. Девушка подкатила коляску еще ближе и подняла глаза на Моррисона. Тот таращился на нее, как на неведомого монстра (кем, впрочем, она и была).
- Ты будешь жить, потому что ты мой, - уверенно сказала девушка.
- Может, скажешь, зачем все это? – взъярился Моррисон, хоть и был не в том положении, чтобы качать права.
- Ты сам все скоро поймешь, но ты должен остаться со мной, - почти умоляюще ответила девушка, глядя на него пронзительными зелеными глазами. На ее красивом белом лице снова появилось страдальческое выражение.
- Если я останусь, ты отпустишь ту девушку, что была со мной? – спросил Моррисон.
Рыболюдка опустила глаза, но потом снова вскинула на него умоляющий взгляд.
- До твоего приезда жертвоприношений не было уже целый год! – словно оправдываясь, сообщила она. - Она нужна Дагону!
- Долбанная тварь этот ваш Дагон! – ввернул Моррисон.
- А их дитя будет бессмертным! – продолжала вещать девушка.
- Да, но есть один недочет – ему придется плавать в море, как какой-то недоделанной рыбе! – снова заспорил Моррисон.
- Жить в радости с Дагоном! – возразила красавица.
- Я сделаю все, что ты захочешь. Прошу тебя, отпусти Урсулаи, - Моррисон решил немного поторговаться.
- Ты не можешь ничем ей помочь, - с притворным сожалением покачала головой девушка. -  Тебе снилась не она. Тебе снилась я!... Скоро мы отправимся в прекрасное место. Ты забудешь свой мир и своих друзей, - голос ее зазвучал сладкой песней. -  Там не будет ни времени, ни конца. Ни вчера, ни сегодня, ни завтра. Только вечность! Навсегда…
- И я ничего не могу изменить? – тупо спросил Моррисон, словно загипнотизированный ее голосом.
- Да. Это твоя судьба, твое предназначение. У меня еще есть человеческие чувства, - сказала девушка.
Моррисон тупо молчал, опустив глаза.  Девушка решительно развернула коляску, скрипнув колесами.
- Слушайте, дети Дагона! – властно выкрикнула она. На ее зов примчались двое рыболюдов, которые ранее хотели снять с Моррисона лицо. - Джейкоб Моррисон остается на свободе. Церемония отменяется! – и она решительно покатила к выходу, так что оба едва успели отпрыгнуть с ее пути. Девушка была уверена, что ее приказ будет исполнен беспрекословно.
Бормоча какие-то ругательства, рыболюды принялись освобождать Моррисона от цепей.
- Преподобная Ухия выбирает тебя, человек, - проскрипел мелкий рыболюд.
- Да мне плевать! – бросил Моррисон.
Рыболюды схватили его и швырнули вперед – Моррисон пролетел по инерции пару метров и врезался в ящики.
- Подними этого дурака! – скомандовал мелкий крупному детине.
«Мясник» двинулся к Моррисону, который уже сам поднимался с пола. И тут Моррисон заметил, что оказался совсем близко от ящика, где рыболюды разложили свои ножи! Недолго думая, он схватил первый попавшийся нож и, резко развернувшись, вонзил его в живот «мяснику». Тот что-то булькнул и повалился на опилки, забрызгав их своей кровью. Тогда Моррисон схватил второй нож и, заляпанный кровью, с безумными глазами, стал надвигаться на растерявшегося мелкого рыболюда.
- Хочешь мое лицо?! – зловеще обратился он к рыболюду. – Ну так подойди и возьми!
Рыболюд попятился, и в этот момент Моррисон прыгнул на него, как змея, и вонзил ему в живот оба ножа. Рыболюд поперхнулся кровью и упал на пол лицом вниз. Моррисон с отвращением отпихнул ногой его тело и отшвырнул окровавленные ножи куда подальше. Затем утер лицо рукавом и, испытывая невероятное отвращение к этому месту и самому себе, брезгливо стал копаться в карманах «мясника». Нашел там связку ключей и стал подбирать нужный к клетке, в которой заперли рыболюда-вероотступника. Тот молча наблюдал за ним. Наконец Моррисон трясущимися руками подобрал нужный ключ и отпер клетку.
- Вылезай, быстрее! – поторопил он рыболюда.
Тот не сдвинулся.
- Ты что, оглох?! – заорал на его Моррисон. - Сваливать пора!
Рыболюд только хрипло посмеялся.
- Никто не уйдет из Иннсмаута, - нараспев сказал он.
- Слушай! – Моррисон присел около его клетки. – Ты тут совсем спятил. Они убьют тебя, если ты не убежишь. Вылезай и беги отсюда, пока можешь. А я найду девушку.
- Ты ее не спасешь, - повторил рыболюд, лежа в своей клетке.
- Ты знаешь, где ее… где она… ну, где Дагон делает это с девушками?...
Рыболюд посмотрел на него с хитрецой в заплывших глазах и покачал заросшей головой.
- Она под церковью, в ритуальном зале… Ритуал начнется на рассвете. Но если ты войдешь туда – уже никогда не выйдешь. Никто не выйдет оттуда! – сказал он.
- Много ты понимаешь, - бросил Моррисон. – Но за информацию спасибо. Значит, церковь. Я должен спасти девушку, а ты, если хочешь, можешь тут оставаться. Но я советую тебе бежать.
Он поднялся и, оставив клетку открытой, стал обыскивать местность на предмет оружия. Взял себе пару чистых ножей и еще нашел канистру с бензином. Полезная штука, если придется сжигать эту гребаную церковь… Надо только найти спички. А вот спичек-то не оказалось. Рыболюд во время поисков Моррисона бормотал какую-то молитву.
- Бог в помощь! – крикнул он вслед Моррисону, когда тот, не найдя больше ничего полезного, двинулся к выходу с канистрой. – Да защитит тебя Святая Троица!
- И тебя, - мрачно ответил Моррисон, хотя в помощь небес совсем не верил.
Он вышел со склада и поднял глаза к небу. Небо из иссиня-черного стало светло-фиолетовым. Кажется, скоро рассвет… Понимая, что может опоздать, Моррисон опрометью бросился к возвышающемуся над всеми домами шпилю с таинственным символом, который часто видел в своих снах… Этот шпиль, должно быть, принадлежит церкви Ордена Дагона.

* В одном известном фильме, по мотивам которого ведется отыгрыш, эта сцена выглядела так. Жесть, правда?)

0

46

"Мы отправимся вглубь, пройдя сквозь бесчисленное множество черных бездн.
И там, в самом сердце этих неведомых глубин, мы останемся жить,
окруженные славой и великолепием, на веки вечные" (с) Г.Ф.Лавкрафт
.

Хмурое здание возносилось к небесам двускатной крышей, на широком фронтоне вырисовывался в полутьме уже знакомый Моррисону символ, похожий на глаз. Интересно, откуда они его взяли?... Неужто сам Дагон придумал себе логотип? Впрочем, размышлять о подобных глупостях не было времени, и Моррисон попросту ввалился в пустую мрачную церковь. Рассматривать интерьер с богомерзкими декорациями не очень-то хотелось, но осмотреться все же пришлось: длинные ряды скамей, низкий алтарь, забрызганный засохшими темными пятнами… Прямо перед входом на противоположной стене – символ Дагона. Типичненько, что тут сказать…
Поставив канистру с бензином на пол, Моррисон стал лихорадочно обшаривать руками пол вокруг алтаря, надеясь найти люк или что-то подобное, попытался даже сдвинуть алтарь с места… Он вломился в какую-то дверцу, предназначенную, кажется, для местного духовенства, перерыл там все, но опять же не нашел никаких потайных дверей. Борясь с приступами панического страха, он стал обшаривать шкафы и полки, потянул за дверцу какого-то шкафчика и…. Обе дверцы оказались фальшивыми и представляли собою единую массивную дверь, ведущую вовсе не в шкаф, а… вниз. В подземелье. Туда спускалась темная каменная лестница, снизу веяло могильным холодом. Поежившись, Моррисон захватил канистру и стал спускаться.
Лестница привела его в не менее мрачный и зловещий коридор, сложенный из грубо обработанного камня. На стенах горели факелы, откуда-то из глубины коридора доносилось эхо ритуальных песнопений. Вот почему церковь оказалась пуста, и никто не остановил его – все духовенство и прихожане наверняка собрались на очередное жертвоприношение. Только бы успеть!... Основной коридор имел множество ответвлений, порой даже очень широких, но Моррисон ориентировался по тому, где горели факелы – кажется, он был на верном пути.
… Урсулаи очнулась и почувствовала резкий неприятный запах гнилой рыбы и протухших морских водорослей. А еще – неприятный холод подземелья. Открыв глаза, она поняла, что лежит в тесной клетке, а сама клетка подвешена на цепях к потолку в большой каменной пещере, правда, далеко не по центру. Рядом висело еще несколько клеток, и в одной из них сидела, дрожа, та самая девица, которую Урсулаи впервые встретила в сарае. Девица тряслась от страха и бормотала какие-то невнятные слова, раскачиваясь взад-вперед.
Пещера была круглая, с купольным сводом, со стенами из грубого камня, а по центру располагался большой, размером со Звездные Врата в диаметре, круглый провал, уходящий глубоко вниз… Но что на дне этого колодца Урри не могла разглядеть из-за ракурса. Вокруг колодца собралось довольно много людей (скорее всего, все-таки рыболюдов, учитывая специфику этого отвратительного места) в коричневых балахонах с капюшонами. Они распевно тянули какие-то слова на неизвестном Урри языке и смотрели вглубь колодца. Чуть поодаль на высоком троне с резной спинкой, отделанном позолотой, горделиво восседала красивая молодая девушка в золотом одеянии. У нее было изящное хрупкое телосложение, красивая бледная кожа, правильные черты лица, длинные блестящие волосы… но при этом совершенно безумные глаза, в которых даже на большом расстоянии читалась звериная кровожадность. Девушка, без сомнения, была безумна. Опасно безумна.
На голове ее красовалась золоченая корона, похожая на хитросплетенный коралл, а спинка «трона», как поняла чуть позже Урри, была и вовсе позолоченным хребтом какого-то животного (скорее всего, морского). Что за чертовщина!...
«Ну зачеееем, зачем я съела?» - запоздало подумала Урри.
Голова уже не болела, и в глазах не расплывалось, но все равно положение было очень печальным. Она решила пока не вмешиваться в происходящие события. Лучше молча наблюдать.
Когда Урри привстала, чтобы оглядеться, на ее глазах двое «балахонов» грубо вытащили из клетки сопротивляющуюся девушку. Той девице явно отказала выдержка, и вся ее приверженность культу Дагона исчезла перед лицом банального страха. Она визжала и извивалась, когда ее тащили к трону золотой красавицы, молила о пощаде… Мужчины грубо сорвали с нее одежду, распоров серое бесформенное одеяние костяными кинжалами. Беспомощную обнаженную девушку, несмотря на все ее протесты, уложили на каменную плиту, покрытую неведомыми символами, и приковали по рукам и ногам. Затем поднесли плиту к трону. На горделивом лице золоченой красавицы мелькнуло выражение садистского удовольствия, глаза еще больше расширились от экстатического возбуждения. Обнаженная девушка извивалась и кричала, а жрица наблюдала за ней с великим удовольствием. Затем она извлекла из складок своего одеяния причудливо закрученный ритуальный нож странной работы и, наклонившись к телу своей жертвы, принялась медленно вырезать на ее коже какие-то знаки.
Толпа рыболюдов поддержала свою жрицу выкриками каких-то странных слов. Они все посбрасывали капюшоны, и Урсулаи увидела, что на них больше нет масок из человеческой кожи. Теперь перед ней предстали рыболюды во всей своей «красе»: отвратительные уродливые головы, покрытые мелкими щупальцами, костяными наростами и плавниками… Сизая кожа, перепончатые лапы, кривые неестественно выгнутые тела… Разумеется, не все были такими уж откровенными уродами, но черты потомства Дагона прослеживались в каждом обитателе Иннсмаута. Уродства, должно быть, проявлялись с каждым новым поколением все больше и больше.
Тут-то Урри обнаружила, что любимый кинжал у нее все-таки отобрали. Спасибо хоть одежду оставили. Однако, порывшись в карманах, Урри нашла еще кое-что – зажигалку! Странно, как ее не заметили, когда отбирали кинжал… Это была та самая дешевая китайская зажигалка, что она нашла в церкви. Не бог весь что, но на безрыбье и рак рыба. Хотя, шутить насчет рыбы в таком месте…
Жрица с нескрываемым наслаждением вырезала своим костяным ножом ритуальные символы на теле молодой девушки. Жертва билась и кричала, умоляла прекратить, но это все больше забавляло беспощадную жрицу. Ее зеленые глаза прямо-таки сияли кровожадным безумием. Тело несчастной девушки покрылось кровавой сеткой. Наконец жрица вскинула над головой руку с окровавленным ножом и выкрикнула несколько слов на каком-то древнем языке с резким неприятным звучанием, и среди этих слов Урри отчетливо услышала «Айя Дагон!»*
Жрица подала кому-то знак, и несколько рыболюдов освободили израненную девушку от кандалов и потащили ее к колодцу. Девушка заливалась слезами и слабо сопротивлялась, выкрикивая просьбы сжалиться над ней, но ее, разумеется, никто не слушал. Теперь Урсулаи наконец увидела, куда точно тащат девушку: над колодцем к потолку пещеры крепилась старая толстая цепь, на конце которой висела отвратительная крепежка с кандалами – явно для жертвы, предназначенной Дагону. Цепь управлялась лебедкой на одной из стен, около нее сейчас замер мерзкий рыболюд, ожидая команды. Девушку приковали к металлической рейке на конце цепи и грубо толкнули по направлению к центру колодца. Все еще крича и нелепо дергаясь, девушка повисла над центром бездонной пропасти. С ее ног стекали струйки крови и срывались вниз…
Двое рыболюдов подтащили костяной трон жрицы поближе к колодцу. В этот момент все рыболюды упали на колени по диаметру колодца и стали биться лбами о каменный пол, все еще бормоча молитву своему кошмарному богу. Красавица-жрица подняла над головой золотую пирамидку с выгравированным на нею «глазом»-символом Ордена. В этот момент рыболюды разом замкнулись, и в пещере повисла такая тишина, что стало слышно, как поскрипывают цепи, на которых раскачивается жертва. Тишину нарушали еще и жалобные всхлипывания девушки.
- АЙЯ ДАГОН! – торжественно провозгласила жрица.**
- Айя, айя! – вторили ей рыболюды, не вставая с колен.
Жрица швырнула пирамидку прямо в колодец. Через пару секунд послышался далекий всплеск воды и… девушка, висящая на цепях над колодцем, вдруг дико завизжала, увидев что-то внизу. Рыболюды снова забормотали свои молитвы, жрица оглядывала пещеру своими безумными зелеными глазами… По ее знаку рыболюд привел цепь в движение, и жертва стала медленно опускаться вниз. Девушка извивалась, как бешеная, кричала что-то, словно это могло помочь… Вода на дне каменного колодца бурлила, как кипяток, однако Урсулаи со своего ракурса не видела, что конкретно творится внизу. Хотя, по правде говоря, одной реакции жертвы было достаточно, чтобы понять, что весь ритуал – это акт гнусного религиозного садизма.
Урсулаи увидела, как девушка скрылась в колодце, через полминуты смолкли и ее крики, но внизу явно что-то происходило – слышался бурный шум воды, который частично заглушался песнопениями рыболюдов. В этот момент Моррисон ворвался внутрь подземного храма…
Любой нормальный человек при виде такой картины закричал бы, отвернулся, заплакал бы... Кого-то могло вырвать, кто-то бы упал в обморок. Вампиресса же сидела и обливалась слюнями. После той дряни, что ей подсунули, есть хотелось все также, а тут такая аппетитная кровь, на вид вполне съедобная. Какое же она испытала разочарование, когда бедную девушку стали топить в колодце. Она хотела было возмутиться, мол, садисты тут все, не дали ей перекусить нормально, но ее план был сорван внезапно ворвавшимся Моррисоном.
«Вот уж кого не ожидала!» - удивленно вскинув брови, отметила про себя Урри.
Она быстро осмотрела мужчину и была еще больше удивлена, когда заметила в его руках какую-то емкость. Она могла только предполагать. Но если ее догадка была верна, то это было просто поразительным везением.
На него поначалу никто не обратил внимания, так как все рыболюды были заняты созерцанием того, что творится в колодце – как жертву опускают в черную бурлящую воду. Моррисон заметил висящие клетки, и в одной из них он увидел Урсулаи – пока еще целую и невредимую. Видя, как рыболюды склонились над колодцем и выкрикивают «Айя, айя!», он вдруг ощутил накативший на него приступ ненависти к этим мутантам, к их затерянному городку, к их мерзким ритуалам и отвратительной религии… Заприметив факел на одной из стен, он отвинтил крышку от канистры и облил бензином ближайших к нему рыболюдов со спины. Тут-то его наконец-то заметили, и рыболюды, неуклюже ворочаясь и с трудом передвигая свои мутировавшие тела, потянулись к чужаку и попытались схватить его.  Жрица подняла глаза от колодца и умоляюще выкрикнула:
- Джейк, нет! Не надо!
Моррисон двигался проворнее, чем неповоротливые слуги Дагона, и успел обрызгать бензином большую часть молящихся, но рыболюды оттеснили его от стены с факелами и тянули к нему свои мерзкие лапы…
- Моррисон, черт подери! - крикнула Урсулаи, то ли злясь, что его окружают, то ли поддерживая. - Опять приходится тебя спасать! - закончила она свою мысль, вытащила зажигалку, зажгла и кинула в облитых тварей.
Моррисон бросил канистру где-то около колодца и бросился отступать…  Рыболюды заметались в панике, натыкаясь друг на друга и распространяя огонь на собратьев. Резко запахло жареным – в прямом смысле. Горящие рыболюды отвратительно визжали и метались из стороны в сторону в панике, кто-то катался по полу и срывал в себя пылающую одежду… В этой суматохе Моррисон подобрал брошенную зажигалку, сунул ее в рукав и пробился к клетке, в которой сидела Урсулаи, он принялся трясти дверцу, но тут его схватило несколько пар сильных рук, оттащило от клетки и… на него разом навалилось несколько не пострадавших от огня рыболюдов. Они тупо взяли его количеством и несколькими точными и весьма болезненным ударали в солнечное сплетение свалили на холодный каменный пол. Моррисон успевал только закрываться от ударов, не имея даже возможности подняться и продолжать бой: едва он пытался привстать, как получал удар ногой по лицу или в живот.
Пользуясь тем, что Моррисон отвлек часть этих уродов на себя, за что она поблагодарит, если они выберутся отсюда живыми, Урсулаи встала и резко пнула уже слегка расшатанную дверь.
- Стойте! – вдруг закричала жрица.
Она мягко соскользнула со своего костяного трона и золотистой волной поползла по полу, как змея. Длинное одеяние струилось за ней, словно золотой хвост. Она подползла к поверженному Моррисону и мягко коснулась руками его лица. В ее глазах не было больше жестокости и безумия, к Моррисону были обращены обычные человеческие глаза, полные любви и сострадания. Однако Моррисон отвернулся от девушки. И тотчас в поле его слегка затуманившегося зрения возник стукнувший о камень костыль.
Моррисон поднял глаза и увидел, что над ним возвышается крупная перекошенная фигура в темном одеянии. Ноги фигуру явно не держали (скорее всего, вместо ног у рыболюда были какие-нибудь щупальца или еще чего похуже), и опиралось существо на костыли. Но самым отвратительным в его теле была голова: темно-серая, заросшая спутанными пепельными волосами, с какими-то наростами, прорезями и шишками… Это была поистине звериная башка, не имеющая ничего общего с человеческой, кроме расположения глаз, рта и какого-то намека на нос. Существо злобно сипело и шумно дышало. Второй костыль врезался Моррисону в грудную клетку.
Моррисон охнул и откинулся на спину. А существо уже снова занесло костыль для удара, но в этот момент золотая жрица бросилась на защиту Моррисона, закрыв его своим телом.
- Нет, отец! – воскликнула она страдальчески.
Костыль замер в воздухе. Жрица, не отрывая взгляда от старого рыболюда, медленно приподняла джемпер Моррисона, обнажая его живот. Моррисон, откинувший назад голову, не видел, что они оба там разглядели, зато Урсулаи со своего ракурса отлично видела: по обеим сторонам, по ребрам на теле Моррисона отчетливо проступали красные полосы, похожие на… жабры?!...
Старый рыболюд опустил костыль на пол.
- Джейкоб! – воскликнул он, и в его скрипучем голосе послышались нотки удивления.
- Да, отец! – радостно подхватила жрица. – Он вернулся!
Рыболюд неуклюже склонился к Моррисону, а тот недоуменно поднял голову.
- Я искал тебя, - сказал старый рыболюд скрипуче. – Но теперь все позади.
Моррисон тупо смотрел на это мерзкое существо, а золотая жрица поддерживала его голову. Он переводил взгляд с рыболюда на девушку и все никак не мог понять, чего они от него хотят. И тут он снова глянул на старика, и в памяти сама собой всплыла странная ассоциация. Вспомнился недавний разговор с плененным рыболюдом, которого он оставил на складе.
- Ты – капитан Марш? – спросил Моррисон.
- Я внук капитана Марша, - хрипло подтвердил старик. – Ксавьер Марш. А ты – Джейкоб Марш.
- Что?! – воскликнул Моррисон и рассмеялся. – Нет, я Джейкоб Моррисон! Ребята, вы ошиблись.
- Нет, послушай! – торопливо заговорила девушка. – Твоя мать была наложницей Ксавьера Марша.
- И она украла тебя, - сипло ввернул старик. – Сбежала от меня. Увезла тебя из Иннсмаута.
Моррисон тупо молчал. Информация усваивалась им как-то совсем тяжело.
- Когда отец был молод, богат, красив… с точки зрения человека…  - говорила жрица, с нежностью глядя снизу вверх на старого рыболюда, - он привозил в Иннсмаут женщин. Из внешнего мира. И твою мать.
- Нет!! – прорычал Моррисон ей в лицо.
- Я думал, что никогда больше не увижу тебя, - сказал Ксавьер Марш, глухо постукивая костылями по полу. Он чуть отступил и медленно, с трудом, развернулся к замершим позади рыболюдам. - Дети Дагона, слушайте меня! – проскрипел он. - Это Джейкоб. Джейкоб Марш вернулся.
Иннсмаутцы что-то глухо забормотали, склонив мерзкие головы. А Ксавьер опять подковылял поближе к лежащему в объятиях жрицы Моррисону и склонился над ним.
- Ты мой сын, - скрипуче объявил он.
Моррисон дернулся, как от удара током. Он вдруг явственно ощутил, что чаша его терпения переполнена. Подумать только – еще какие-то сутки назад он собирался к родственникам в Шанхай, а сейчас лежит в каком-то подземном храме, в объятиях полуженщины-полурыбы, а какой-то урод говорит, что он якобы его отец. Ну нет, с него хватит! Он решительно вырвался из цепких рук красотки и, перекатившись на другой бок, вскочил на ноги и отбежал от этой мерзкой парочки на несколько шагов.
- Ты сумасшедший! – бросил он старому рыболюду.
- Джейкоб! – пронзительно вскричала девушка, оставшаяся лежать на полу. – Не уходи! Это твоя судьба!
Урри наблюдала за происходящим с отвисшей челюстью. Такого поворота событий она не ожидала. Это было даже более странно, чем все, что произошло за последние сутки. Или двое суток? Счет времени она уже давно потеряла. На какое-то время вампиресса даже перестала пытаться сломать решетку, однако начавшаяся ругань между новоявленными родственниками привела ее в чувство. И с воплем, отдаленно похожим на "Кия!", она еще раз со всей силы пнула решетку, которая вообще непонятно как до сих пор оставалась на месте.
Дверца клетки с грохотом распахнулась. На несколько секунд рыболюды отвлеклись от Моррисона.
- Схватите девчонку! – скрипуче выкрикнул старый рыболюд Ксавьер Марш.
Тут же несколько уродов бросились к клетке, из которой Урри еще не успела выбраться. Моррисон заметил, как к нему тоже с нескольких сторон подбираются рыболюды. Он стал отступать к центру пещеры, к колодцу, и тут заметил неподалеку обороненную канистру, притащенную им сюда со склада. Не задумываясь, он схватил ее. На дне что-то булькнуло – кажется, немного бензина все же осталось. Он приподнял канистру и сделал обманный рывок в сторону ближайших к нему рыболюдов – словно хотел облить их бензином. Те отпрянули.
- А ну прочь от меня! – заорал он на них. Выдержка уже отказала ему, нервы были на пределе. – Вы, чертовы мрази, я убью вас всех, сожгу ко всем чертям вашу сраную деревню!
- Даааа! - поддержала его вампиресса, успевшая-таки выбраться из клетки и сейчас пытавшаяся не попасться в лапы монстрам.
Внезапно у нее в голове мелькнула идея. Она распустила крылья, благо высокие потолки данного помещения позволяли повиснуть в воздухе, затем спикировала, схватила девушку в короне и снова поднялась наверх. Сил даже после принудительного сна на удивление прибавилось.
- Всем стоять, а то швырну ее об пол! - выдала она, удивившись собственной жестокости. Девчонка была значительно легче Моррисона, поэтому держать ее в воздухе было проще.
Рыболюдка яростно зашипела. Моррисон озадаченно опустил канистру, даже остальные рыболюды значительно стушевались. Внезапно жрица нечеловечески изогнула свое гибкое тело, и из-под золотого плаща ее показались два мощных щупальца с присосками, как у осьминога. Щупальца взметнулись вверх и обвили шею Урсулаи. Воспрепятствовать она этому никак не могла, ибо руки Урсулаи были заняты… Щупальца сжимались, и у вампирессы стало темнеть в глазах.
- Дура! - уже почти хрипела девушка, из последних сил держась на лету. - Ты же расшибешься, если я... - говорить она больше не могла. Все, что оставалось, это разжать руки и надеяться, что она все еще бессмертна.
Жрица повисла на щупальцах головой вниз, когда Урсулаи отпустила ее. Чтобы удержаться, она еще больше сжала щупальца вокруг шеи девушки, и в этот момент обе полетели вниз, два пятна: золотое и черное. 
Все еще находясь в сознании, девушка сделала несколько взмахов крыльями, чтобы если и упасть, то не так болезненно. Она искренне верила, что ее падение смягчит летящая под ней девушка.
Уже у самой земли их падение замедлилось, и тогда жрица по-змеиному соскользнула на пол, но на нее тут же рухнула Урсулаи. Жрица снова зашипела, как рассерженная кошка или змея, и чисто по-женски, растеряв всякое достоинство, вцепилась руками вампирессе в волосы. Ритуал жертвоприношения Дагону грозил перерасти в девчачью драку.
Слегка придя в себя, Урри на мгновение стала бесплотной, что позволило ей спокойно вскочить, освободившись от довольно болезненной хватки истеричной рыболюдки.
- А ну кончайте этот балаган! – вновь рассвирепел Моррисон. – Отпусти Урсулаи, ты, шлюха! Пускай она уходит, иначе я сожгу твоих мутантов!
Он занес канистру и сделал вид, что плеснет бензином в толпу рыболюдов.
- Джейкоб, сын мой, остановись! – проскрипел старый рыболюд.
- Я тебе не сын! – заорал Моррисон, окончательно потеряв голову. – Вы все чертовы психи!
- Джейкоб, не надо, послушай меня! – снова умоляюще воскликнула жрица. Потеряв Урсулаи, она перевернулась на бок, по-прежнему оставаясь лежать на полу.  – У нас разные матери, но один отец! Ты – Джейкоб Марш, я – Ухия Марш. Мы дети Дагона. Джейкоб, ты мой брат!
- Да вы просто шайка долбанных ублюдков! Психи чертовы! – заорал Моррисон, будучи уже вне себя. – Урри, уходи отсюда, быстро!
Успевшая вернуться в материальное состояние девушка побежала к лестнице, ведущей из подвала. Ее целью было схватить какое-нибудь оружие с монастырского алтаря. Она надеялась, что там что-то еще осталось. И еще Урсулаи понимала, что надо кого-нибуть сожрать, причем, чем скорее, тем лучше. Или еще как-то выбираться из деревни нужно было.
Урсулаи успешно пересекла пещеру, но на входе ей загородили дорогу слегка «поджарившиеся» рыболюды. Один махнул лапой величиной с кувалду и наотмашь ударил Урри по лицу. Девушка упала. Она чувствовала, что силы стремительно покидают ее, и она уже не чувствовала себя всемогущей вампиршей с другой планеты. Она чувствовала себя просто побитой девчонкой. Правда, рыболюды добивать ее не стали, а просто преградили выход.
А на другой стороне колодца тем временем продолжала разворачиваться семейная драма.
Моррисон чувствовал, что вся ярость, скопленная внутри него за последнюю ночь, выплеснулась наружу опасным гейзером. И жрица тоже почувствовала это.
- Сны! Джейкоб, вспомни свои сны! – вскрикнула она пронзительно. - Это они привели тебя сюда.
Моррисон замер. О нет, зачем она сказала это! В памяти мелькнул вихрь ужасных картинок о подводных чудовищах, о колодце Дагона, об этой девушке… Он так и не спросил ее в прошлый раз, откуда она узнала о его снах. Неужели… неужели она тоже видела их? Как такое возможно?!... Неужели… она говорит правду?...
- Нет, это были просто кошмары, они бессмысленны, - бросил он, убеждая в этом скорее себя, чем Ухию.
- Каждый сон – это желание, - продолжала убеждать его жрица.
Моррисон почувствовал острую боль в груди, словно сердце медленно сжималось в маленький бесформенный комок. Жгучая боль разливалась от грудной клетки ниже, по ребрам, словно их вспарывали ножом. Он уронил канистру и схватился за бока. Приступ кратковременной, но острой боли в груди заставил его упасть на колено и опереться одной рукой о пол. Жрица медленно стала ползти к нему по полу, в ее зеленых глазах зловеще мерцал свет настенных факелов.
- О боже! Что со мной творится?! – закричал Моррисон, упав на пол. – Что вы со мной сделали?!
Жрица подползла ближе. Моррисон поднял голову и встретился с ней взглядом.
- Ты мой брат, - с болью в голосе повторила Ухия. – И ты будешь моим возлюбленным. Навеки.
Резкая боль внезапно прекратилась, осталось только неприятное жжение в области ребер. Моррисон медленно поднялся с пола, голова кружилась, сознание буквально взрывалось множеством противоречивых мыслей.
«Это сон, всего лишь кошмарный сон, - твердил ему чудом сохранившийся остаток здравого смысла. – Это все просто полуночный бред… А раз это сон, то больно не будет. Ты просто должен проснуться».
«Никто не уйдет из Иннсмаута», - вспомнились ему слова рыболюда со склада.
Тогда он поднял с пола канистру. Рыболюды поспешно отступили подальше, но Моррисон и не думал о них. Он медленно поднял канистру над головой и… опрокинул, вылив все содержимое себе на голову. По джемперу потекли тонкие струйки бензина. Чувствуя свои движения, как в бреду, как в тумане, как в замедленной съемке – Джейкоб Моррисон достал припрятанную в рукаве китайскую зажигалку и поднял ее на уровень глаз. Все его внимание сейчас сконцентрировалось на маленьком колесике, активирующем искру в этом нехитром китайском механизме. Весь его мир сейчас сжался до размеров дешевой китайской зажигалки.
«Никто не уйдет из Иннсмаута».
- Джейкоб, нет! – взвизгнула Ухия.
«Никто не уйдет из Иннсмаута».
- Выхода нет, - отчетливо сказал Моррисон в повисшей тишине. – Это моя судьба.
И щелкнул зажигалкой. В этом маленьком тихом «щелк» он услышал божественное обещание того, что этот кошмарный сон скоро закончится. Он забыл сейчас о кошмарных рыболюдах, об ужасной жрице Дагона, об Урсулаи, об оставленных в затопленном тоннеле людях… Весь тот мир – цветущий процветающий мир двадцать третьего века – сейчас казался ему лишь призрачным миражом, пронесшимся сквозь его жизнь яркой вспышкой… Такой же яркой, как дрожащий огонек на конце зажигалки.
«Никто не уйдет из Иннсмаута».
- Это моя судьба, - глухо повторил Моррисон и бросил зажигалку на пол возле своих ног.
Жрица взвизгнула и, одним движением сбросив с себя золотой плащ, кинулась к Моррисону, скользя по полу на своих ногах-щупальцах, как змея. Фигура Моррисона за пару секунд превратилась в ярчайший огненный столб, из которого слышались предсмертные крики, но Преподобная Ухия, не испугавшись огня, схватила Моррисона за руку и… увлекла его за собой в пещерный колодец.
Урсулаи поняла, что сейчас видела Моррисона последний раз. Его охваченное огнем тело промелькнуло яркой вспышкой и навсегда исчезло в черных глубинах.
Стараясь не думать о только что произошедшем, девушка решила воспользоваться тем, что все были в не меньшем замешательстве. Она сбила с ног одного из преградивших ей путь, оттолкнула второго и понеслась вверх по лестнице.
Ее никто не преследовал. Рыболюды остались стоять в холодной каменной пещере вокруг священного колодца, а Урсулаи тем временем стремительно уносила ноги из этого проклятого рыбацкого городка на краю Вселенной…

* * *

Оказавшись в воде, Моррисон понял, что он еще жив. Истерзанное огнем тело отозвалось болью на погружение в соленую воду, но зато вода давала приятную прохладу. Кожа висела на нем лохмотьями, из одежды остались лишь ободранные джинсы да кроссовки. Зато Моррисон обнаружил, что отлично видит под водой – напротив него в голубоватой мгле медленно плыла обнаженная девушка-жрица. Она улыбалась ему – такая красивая, манящая, реальная… Моррисон осторожно сделал вдох и почувствовал, как вода проходит через его легкие и выходит через жабры, открывшиеся на его боках. Дышать под водой стало для него так легко и естественно, будто он делал это всю жизнь. Стоп… жизнь? Какую жизнь?
Моррисон – нет, Джейкоб Марш – попытался вспомнить, как он оказался под водой, но не смог, да и не хотел. Внезапно вся его прошлая жизнь потеряла для него смысл. В памяти последний раз мелькнули знакомые лица из прошлой земной жизни – и исчезли навсегда. Теперь он знал лишь то, что он – Джейкоб Марш, сын Ксавьера Марша, и место его здесь, в Иннсмауте. Он видел рядом с собой красивую женщину, а море внезапно стало таким родным и приятным… Он словно родился заново и наслаждался этими новыми ощущениями полноты подводной жизни. Девушка улыбалась и, взяв его за руку, потянула за собой. Джейкоб повиновался и, загребая руками, поплыл вместе с ней навстречу своей судьбе.

____________

Примечания Kestrel:

* Вообще в оригинальном фильме рыболюды кричат еще что-то вроде «Акуна матата». Но мы же не будем это повторять?)

** В ужасном русском переводе на этот моменте Преподобная Ухия говорит: «Дааагон!» таким тоном, каким обычно домашнего кота зовут жрать: «Бааарсик! Жрааать, сцука!»

0

47

Урри пулей вынеслась из подземелья, останавливаясь, чтобы отдышаться. Погони пока было не видно и не слышно, что определенно радовало. Она оглянулась, и ее взгляд упал на алтарь, который все еще был завален всяческим барахлом.
«Какая удача...» - вздохнула девушка и стала забивать рукава и кармашки всяческим барахлом. Единственное, чего ей жутко не хватало, ее любимого меча. Он был с ней с самого начала ее приключений и терять его в какой-то забытой всеми деревушке не хотелось. Учитывая, что на эту деревушку у нее были определенные планы.
- Меч, черт подери! Я тебя дрессировала же! И заколдовывала! - крикнула вампиресса. Можно было бы, конечно, предположить, что он, как и все ее вещи, в той бездонной яме, которую она так же создала давным-давно, чтобы не занимать рук всяким шмотом. Но нет. Через мгновение меч вонзился в стену над алтарем, чему девушка была безумно рада. Однако, когда-то давно у нее было слишком много свободного времени. Жаль только она уже все забыла.
«Ну, что? Надо срочно найти пропитание... Но только не эти твари...» - девушка вспомнила всю толпу, увиденную ею сегодня. И никто из них аппетита не вызывал. Оставался только один вариант...
Выйдя из местной церкви, Урсулаи направилась к сараю, в котором держали пленников. Моррисон наверняка был там же до того, как припереться сжигать всех к чертям. Сарай она нашла довольно быстро и беспрепятственно. Вряд ли все население деревни уместилось в подвале под так называемым храмом. Значит, у остальных были другие дела. Но это ее не волновало. Заглянув внутрь, девушка никого не заметила. Зато ее взгляд нашарил почти полную канистру то ли бензина, то ли чего-то еще. Но она искренне верила, что именно эта жидкость так здорово загорается. Однако, сейчас ее задача была другая. Вряд ли здесь были лошади или какая-то еще подобная живность... Но крысы обязаны были быть. Это, конечно, не деликатес... Но сил долететь до ближайшего города от такого питания должно было хватить. Тем более теперь ей не придется никого тащить.
А где-то внизу рыболюды уже оправились от легкого шока, вызванного неожиданной семейной драмой. Старый Ксавьер Марш хрипло прокаркал: «Поймайте эту ведьму!» - и иннсмаутские мутанты один за другим, неуклюже переваливаясь, затопали к каменной лестнице…
«Какая гааадость», - думала Урри, ловя очередную крысу и выпивая ее кровь. Но выбора особого у нее не было. Почувствовав себя лучше после всей это суматохи, девушка еще раз осмотрела сарай и, не найдя ничего интересного, взяла две канистры. Одну почти полную, вторую же - наоборот. Выйдя на улицу, девушка раскрыла крылья и упоенно взлетела на крышу сарая. Приятно было снова почувствовать себя на свободе.
- Это вам за Моррисона, твари, - заявила вампиресса, разливая содержимое почти пустой канистры вокруг себя. Выкинув пустую емкость, она поднялась в воздух, неся в руках одну канистру, и направилась в сторону церкви. Там же она надеялась найти хотя бы факел. По пути девушка то и дело подлетала к какой-нибудь крыше и слегка поливала ее содержимым канистры.
Бензина хватило на пару коротких закоулков и несколько крыш, но и того было достаточно – огонь должен быстро распространиться по ветхим домам. Рыболюды уже искали ее по городу, рыская, как крысы, вокруг церкви и по соседним улицам. В облачном небе темный силуэт девушки был хорошо различим, и дети Дагона заметили ее, закричали что-то, но сделать ничего не могли.
Урсулаи торжествующе смеялась, наблюдая, как под ней толпа рыболюдов бегает, задирая головы. Впереди показалась церковь. Ей несказанно повезло, факел там и правда был. В канистре оставалось еще чуть-чуть бензина, который девушка с упоением вылила прямо на порог местного святилища. Затем спикировала ко входу, схватила факел и тут же провела им по крыльцу.
Огонь вспыхнул. Рыболюды метнулись в сторону, закрывая руками лица.
- Ха! Выкусите, мерзкие твари! - крикнула девушка, взмывая в воздух и направляясь с факелом к облитым крышам.
Ей повезло, что дождь перестал идти. Поняв, что не помнит, какие именно дома она облила бензином, вампиресса решила опалять огнем все подряд крыши по пути к сараю, который уж точно будет гореть долго, учитывая, какие запасы горючей жидкости там остались. И надо было не забыть на вылете из города поджечь ненавистную гостиницу. Для этого можно было в том же сарае захватить еще одну канистру.
Через пару минут часть города уже пылала дрожащим оранжевым с синеватым оттенком пламенем. Огонь не то чтобы легко перекидывался с крыши на крышу… Но все же перекидывался, ибо изнутри стены и перекрытия были старыми и трухлявыми, несмотря на повышенную влажность воздуха. Деревяшки трещали и медленно разгорались, а когда иннсмаутцы наконец обрели какое-то подобие порядка и кинулись к морю за водой, Урсулаи была уже в ангаре.
Ликуя, девушка нашла еще одну канистру. Облив оставшиеся запасы, она сделала бензиновую дорожку к выходу, чтобы не подорвать себя внутри сарая. Оглядевшись в поисках преследователей и никого не обнаружив, девушка подожгла тянущуюся ко входу в покосившееся здание полосочку горючего и, оттолкнувшись от земли, направилась в сторону гостиницы с остатками бензина и факелом.
Достигнув цели, она провернула все то же, что и с остальными домами, наслаждаясь, как разгорается пламя. Недаром говорят, что можно вечно смотреть, как горит огонь. Вечности у нее не было, поэтому девушка зашвырнула пустую канистру и факел в открытое окно гостиницы и поднялась повыше в воздух понаблюдать устроенный ею бардак. Вряд ли это сотрет этих тварей с лица земли... Однако, сделал гадость - сердцу радость. Вдоволь насмотревшись на суету в поселении, Урсулаи полетела вглубь материка, дабы не повторять ошибок с местным божеством.
А тем временем Иннсмаут горел. Медленно и неуклюже передвигающиеся рыболюды таскали ведрами воду и заливали дома, но огонь распространялся быстрее. Хрипло кричал что-то Ксавьер Марш, выбравшийся из горящей церкви… Город был уже наполовину объят огнем, как вдруг море взволновалось. Утро обещало быть спокойным, но отчего-то всего за какие-то пять минут на море поднялся настоящий шторм, как минувшей ночью. Волны, одна сильнее другой, с шипением накатывались на старую шаткую пристань и разбивались о каменистый берег. Разбушевавшееся море подступило еще ближе к деревеньке, и стоящие совсем близко к воде дома стали захлестывать неистовые волны, ломая стены и вымывая изнутри предметы мебели… На городишко обрушилась стена воды, гася пламя и увлекая в море останки домов и самих рыболюдов… Последним, впрочем, ничего особо не грозило, ибо море было их родной стихией.
Через десять минут все было кончено. Море утихомирилось и теперь лишь слабо мерцало от дуновения легкого ветерка – и непохоже было, будто вот только недавно здесь разыгралась настоящая буря. Рыболюды один за другим вылезали на берег и оглядывали останки своей деревни – результат неожиданного стихийного бедствия. Разумеется, Дагон оказал им милость и «спас» город от огня, но сила разрушительной воды нанесла не меньший ущерб. Они кое-как восстановят город и будут влачить свое жалкое существование и дальше… Конечно, так и будет. Когда-нибудь жизнь в Иннсмауте вернется в прежнее русло, вынырнет из морских глубин Джейкоб Моррисон-Марш со своей возлюбленной Преподобной Ухией, умрет старый Ксавьер… Подрастет новое поколение, которое будет подобно предкам возносить хвалу великому Дагону… Но Урсулаи уже ничего этого не увидит.
Она улетала все дальше и дальше на запад, туда, где раскинула свои щупальца беспощадная техногенная Цивилизация.

0

48

Было около десяти часов утра, когда Урсулаи приземлилась в каком-то маленьком городке, выросшем на перепутье двух административных трасс. Городок был намного больше Иннсмаута, но все же производил впечатление декораций из старых американских фильмов: маленькие двухэтажные домики, тесно жмущиеся друг к другу, пыльные пустые дороги, старомодные вывески на редких магазинах, скучающие физиономии на улицах… На Урсулаи, разумеется, сразу обратили внимание, поскольку она своим внешним видом значительно выделялась из окружающего сонного пространства, однако никто не стал к ней приставать с расспросами.
Девушка чувствовала себя на редкость измученной и морально истощенной. Ей не помешали бы двенадцать часов крепкого сна. Слишком много свалилось на нее за последние сутки: машина-убийца, уничтожившая маглев, наводнение в тоннеле, рыболюды, смерть Моррисона… Поехала в Тибет, называется.
«Надеюсь, тут особо ничего не произойдет...» - подумала Урри, всматриваясь в лица прохожих и боясь заметить в них рыбьи черты.
Зайдя в какой-то безлюдный переулок, она материализовала свой рюкзак. Стоило найти гостиницу, чтобы отдохнуть, помыться и, может быть, кем-нибудь перекусить. Но напрашиваться на ночлег как-то не хотелось. Ничем хорошим последний раз это не закончилось. Да и через окно влетать не хочется. Надо же хоть иногда побыть честной.
Проверив свой бюджет, вампиресса стала искать на улице более доброжелательное лицо, чтобы спросить дорогу до ближайшего места отдыха.
Какой-то меланхоличный парень указал ей направление к местной гостинице, которую держит некая «мадам Шелли». Пройдя ряд пыльных улиц, залитых утренним солнцем, Урсулаи вышла на еще одну улицу, более широкую, по обеим сторонам которой расположились маленькие деревянные домики, смотрящиеся довольно мило в сравнении со старыми ветхими домами Иннсмаута. На улице никого не было видно, белые шторки на окнах были задернуты. Между домиками зеленела трава и расположились маленькие цветники. Короче говоря, это место выглядело вовсе не богато, но зато чисто и довольно симпатично.
«Какая прелесть, - подумала девушка, сравнивая увиденное с пейзажами ее прошлого места остановки. - Надо, кстати, новости посмотреть...» - ее очень беспокоило, какой сегодня день и как там оставшиеся в туннеле люди. Но для начала нужно было найти место для отдыха. Она направилась вдоль улицы, пытаясь понять, какое из этих зданий упомянутая парнем гостиница.
У одного из домиков копошилась приятная на вид женщина лет сорока – сорока пяти с пышной курчавой прической. Она копала землю для очередного цветника и периодически вытирала пот со лба рукой в толстой строительной перчатке. Рядом стояла старая тележка с нагруженными на нее пакетами с садовой землей и ящиками с рассадой.
- Доброе утро! - поздоровалась Урри, улыбаясь. - Не подскажете, где я могу найти мадам Шелли? - спросила она, решая, что надо будет потом предложить этой милой даме свою помощь.
- Я Шелли, - отозвалась женщина, распрямляясь и откидывая с лица густые волосы. – Привет, дорогуша! Хочешь снять комнату? – она озорно подмигнула Урсулаи, но вдруг задумалась. – Хм… а ты не похожа на туристку. Может быть, ты ищешь кого-нибудь?
- Вы не первая, кто мне об этом говорит, - ответила ей вампиресса. - Сейчас я ищу лишь возможность передохнуть где-то, хорошенько поесть и посмотреть новости. Может, и вам смогу чем-то помочь, - добавила она, вспомнив о своем плане выглядеть хорошей девочкой.
- Ах, да брось, дорогуша, - защебетала Шелли, скидывая на землю перчатки и беря Урсулаи под локоть. Она решительно потащила ее к одному из домиков. – Сейчас посмотрим, куда тебя можно пристроить. Право же, все дома свободны, но у нас так давно не было туристов, что я уже год в них не убиралась – наверное, там метровый слой пыли! Пожалуй, третий довольно чистый, но оттуда недавно унесли кровать, а в шестом Генри устроил склад старой мебели… Ну ничего, сейчас посмотрим, что у нас есть…
Шелли бесконечно трепала языком о чем попало: о домиках, которые, оказывается, она сдает туристам, о цветочках, которые приходится заказывать из каких-то деревень, о химическом заводе, из-за которого случился неурожай капусты, о своих дочерях, Роуз и Кристи, о покойном муже, о погоде, о птичках… Она казалась довольно простодушной и доброжелательной особой, разве что не в меру болтливой. Затащив Урсулаи на крылечко одного из домиков, она наконец-то отпустила ее и позвала внутрь. Там было устроено что-то вроде «ресепшена»: стойка, журнальный столик и пара кресел. Наверх вела узкая винтовая лестница – кажется, на втором этаже располагалась мансарда. Шелли, продолжая говорить что-то, принялась просматривать исписанные вручную толстые книги учета, подбирая, куда бы поселить Урри. Старенький органический телевизор, встроенный прямо в стену, негромко вещал какую-то рекламу. Впрочем, присмотревшись, Урсулаи поняла, что это не реклама, а выпуск новостей, ну да в современном мире разница была невелика.
- Вот, посмотри, четвертый домик – один этаж, зато чисто даже с душевой кабиной, - воскликнула Шелли. – Всего пятьдесят кредитов в сутки – недорого, правда?
Еще в Неонополисе Урсулаи «случайно» стащила где-то кредитную карту (кажется, у Камерона Митчелла). Такие карты выдавались корпорацией работникам проекта Звездных Врат для личных расходов. Как пользоваться такими картами и сколько на них денег – девушка не знала, но глупо было бы демонстрировать свою неосведомленность в таких вещах.
«О черт, что же делать-то...» - подумала девушка и, достав из рюкзака кошелек, стала в нем рыться, пытаясь понять, в каких именно единицах озвучили ей цену. Внезапно она наткнулась на давно полученную карточку. Она протянула ее владелице гостиницы:
- Меня устраивает, я ненадолго, - она старалась понять, о чем же вещает местное телевидение.
Шелли снова просияла. Она схватила карточку и стала рыться в ящиках стола в поисках маленького терминала для онлайн-оплаты. С тех пор как американская валюта стала исключительно виртуальной, такие терминалы появились повсюду, где проводились операции купли-продажи, даже в самых отдаленных городках. Ну кроме глухих деревень и Иннсмаута, конечно.
- Так, посмотрим, - пробормотала Шелли, включая терминал и неловко засовывая карточку в специальную прорезь.
Тем временем по телеку продолжали крутить выпуск свежих и не очень свежих новостей.
- А теперь новость дня! – провозгласила чернокожая дикторша по телеку. – Сегодня в девять-ноль-ноль поступила новая информация по делу аварии на магнитно-левитационной трассе «Босваш – Шанхай». Успешно продолжаются работы по починке внутренних систем подводного тоннеля – по предварительным сведениям экспертов, причиной аварии стала трещина в потолочном перекрытии на расстоянии примерно двадцати восьми километров от береговой линии. Часть тоннеля оказалась затоплена, и на место происшествия была срочно выслана бригада ремонтников во главе с инженером Лоуренсом Рэдкли. Пока еще неизвестно, в каком состоянии поезд, следовавший по маршруту «Босваш-Шанхай» во время непредвиденного бедствия, но, по предварительным данным, починке он подлежать не будет. Что касается пассажиров – в поезде находилось примерно четыреста человек, и их местонахождение в настоящий момент неизвестно. Как предполагает мистер Рэдкли, скорее всего, они погибли от переохлаждения и недостатка воздуха. Последнее сообщение от небольшой группы выживших, поступившее около полуночи, получила дежурный диспетчер Грейс Кендел, но группа оборвала с ней связь. Больше от предполагаемых выживших не поступало никаких вестей, и спасательные группы считают нецелесообразным продолжать поиски. Для семей погибших открыта специальная «горячая линия», где они могут получить всю известную информацию и психологическую помощь…
- Об этом сегодня все утро говорят, - вздохнула Шелли, не отрываясь от маленького терминала. – Какая-то крупная авария, погибло четыреста человек. Ужасно, правда? – последнюю фразу она произнесла таким тоном, каким обычно москвичи говорят о крушении самолета где-нибудь в Казани: «Какой ужас», что равносильно признанию: «Да мне пофигу, это далеко и неправда».
На мгновение Урсулаи задумалась.
- А могу ли я где-нибудь воспользоваться телефоном? - спросила она, запоминая номер горячей линии.
Шелли наконец вытащила карточку и положила на стойку. И непонимающе уставила на Урсулаи.
- Но, милая, здесь нет телефонов, - она покачала головой. – Дурацкие военные башни за городом глушат все радиосигналы, и у нас никто не пользуется телефонами. Кстати… у тебя есть с собой какой-нибудь багаж? Ты приехала без чемодана в такую даль… - кажется, она пыталась осторожно выяснить, что девушка забыла в такой глуши.
«Вот тебе новость... Военных мне только не хватало», - вздохнула та. Вряд ли, конечно, они как-то связаны с ее базой, но все-таки стоит быть аккуратней со словами и действиями.
- У меня с собой был лишь огромный рюкзак с едой и водой, который, как вы видите, опустел и приуменьшился, - кивнула она в сторону своего маленького рюкзачка. Сейчас стоило либо придумать какую-то небывалую историю, либо просто промолчать. Она не была уверена в способности этой милой дамы держать секреты, учитывая ее излишнюю говорливость. - Я просто путешествую по стране. Хотя, есть у меня одна мечта.
- Вот как? – хихикнула Шелли, доставая еще одну пухлую учетную книгу. – И что же привело тебя в Надежду, милая?
«Не говорить же ей о том, что я спаслась на подводной лодке из затопленного тоннеля...» - хмыкнула девушка и ответила:
- Считайте, что я заблудилась.
- Ну как скажешь, дорогая. Не забудь свою карточку, - напомнила Шелли. – Я сняла стоимость суток – пятьдесят кредитов… Если ты захочешь остаться подольше – я всегда рада, милая, даже сделаю небольшую скидку, - она подмигнула девушке. – Вот, напиши здесь свое имя и дату… Сегодня 16 августа, - она развернула на стойке книгу перед Урсулаи, где от руки были отчерчены четыре колонки: «Дата», «Домик», «Имя посетителя», «Количество ночей». Во второй колонке Шелли поставила «4», а в последней – «1».
- По предварительным данным, - продолжала вещать дикторша из телека, - среди пассажиров находился человек по имени Джейкоб Моррисон, пять лет назад обвиненный в обрушении Чикагского магистрального моста. Вероятнее всего, он пытался спастись вместе с остальными людьми, но исчез со связи. Эксперты полагают, что выживших нет.
Вампиресса уставилась на экран.
«Хорошо, что Моррисона это уже не будет беспокоить... - пронеслось у нее в голове. - Неужели их все-таки не будут искать?»
- Черт, - тихо ругнулась девушка и вернулась к заполнению книги учета. Писать свое настоящее имя она, разумеется, не стала, а потому написала "Лиза О'Нилл". Ей всегда нравилась эта фамилия.
- Хорошо, Лиза, - улыбнулась Шелли, ловко забирая книгу и пряча ее в глубине стола. – Пойдем, я покажу тебе  твой домик! – она с воодушевлением выпорхнула из-за стойки и сняла со стены старомодный металлический ключ, похожий на длинный штырь с резьбой. Такие уже почти нигде не использовались, все давно перешли на магнитные карточки. По телеку какой-то мужик принялся рассказывать очередную новость о затонувшей яхте с американскими туристами где-то неподалеку от Мадагаскара...
Шелли вытащила Урсулаи на улицу, на яркий солнечный свет, и бодро, почти вприпрыжку, припустила к домику номер четыре. По дороге она радостно щебетала что-то о жизни в этом маленьком городе и о новом баре, который открыл какой-то там ее сосед на Парковой улице… Кажется, она довольно быстро выбросила из головы историю о затонувших пассажирах маглева.
Четвертый домик оказался маленьким, одноэтажным, деревянным, с двускатной красной крышей. Цоколь поднимался всего лишь на полметра, и к входной двери вели три скрипучие ступени крыльца. Краска на фасаде местами облупилась, но внешне домик выглядел довольно опрятно. Шелли немного повозилась с ключом и отперла скрипучую дверь. Заглянув внутрь, Урри увидела вполне приличную комнату, обставленную бедно, но культурненько: двуспальная кровать, две тумбочки по бокам, три небольших окна со старомодными занавесками, ваза с засохшими цветами… Была там еще одна дверь, которая, должно быть, вела в ванную комнату.
- Ну вот, - радостно объявила Шелли. – Нравится?... – и, не дождавшись ответа, сразу продолжила: - Постельное белье совсем новое, Генри недавно закупил партию в «У Стеллы».  Телевизора нет, но если нужен – могу попросить Шона принести… Водопровод не проверяли давно, но если будут проблемы – сообщи, я всегда где-нибудь неподалеку. В общем, отдыхай, дорогуша. Если что-нибудь понадобится – позови меня.
- Огромное вам спасибо, - улыбнулась Урсулаи, мысленно расстраиваясь, что на такой огромной кровати она будет ночевать одна. Она не успела заметить, в какой момент начала об этом задумываться. - Подскажите только, где здесь можно будет перекусить?
- О… да где угодно! Например, у Артура в «Нат» или у миссис Эрдин в «Киви», - Шелли так уверенно называла имена этих людей, будто Урсулаи была с ними лично знакома. – Выйди на параллельную улицу и спроси там – тебе любой подскажет. Ну хорошо, милая, располагайся, а мне еще надо закончить клумбу, - скомкано попрощавшись, Шелли выскочила на улицу, прикрыв за собой дверь, а Урри осталась одна в полутемной комнате.
Постояв чуть-чуть на входе и осматриваясь, девушка решила, что прежде, чем лечь отдохнуть, надо разведать обстановку. Вдруг тут тоже есть какие-то тайны, как и в Иннсмауте. Хотя, царапин около окна не наблюдалось. Тумбочки выглядели вполне обычными, хотя внутрь она пока не стала заглядывать. Кровать, на первый взгляд, тоже не содержала в себе подвохов. Учитывая степень усталости девушки, которая по своей воле не спала уже давно.
Кинув на кровать рюкзак, девушка направилась в ванную комнату, искать там что-нибудь интересное.
В ванной комнате было довольно прилично, хоть тесно и небогато: раковина, унитаз (спасибо хоть канализация есть), душ за шторкой… Вода из крана поначалу полилась с ржавым оттенком, но затем вновь стала чистой. На фаянсовом умывальнике лежала забытая кем-то обычная бумажная листовка с рекламой открытия какого-то нового бара. Сверху большими буквами было написано «Добро пожаловать в Надежду». Кажется, именно так назывался этот маленький город.
«Сомнительное название для города... - подумала вампиресса. - Скорее для какой-нибудь религиозной секты», - она невольно содрогнулась, вспомнив рыболюдов.
- Ну, что ж. Это лучше, чем ничего, - подвела она итог краткого осмотра и направилась проверять содержимое тумбочек.
Обыскав жилую комнату, Урсулаи ничего необычного не нашла, кроме «памятной стены» за одной из тумбочек – там по негласному правилу все туристы оставляли свои автографы и писали прямо на стене даты своего пребывания здесь. Урсулаи вчиталась с эти нехитрые записи. «Мэри и Стив, лето 2210», «Семья из Невады, с наилучшими пожеланиями, февраль 2214», «Дейв желает вам удачно провести время, 2216», «Все было отлично, спасибо мадам Шелли. От Кейт, июль 2217» и т.д. Самая «свежая» запись была оставлена неким Энтони в марте 2221 года. Сейчас, Урсулаи была уверена, шел 2230 год. Странно, неужели традиция оставлять записи на стене исчезла почти 10 лет назад?... Или просто с тех пор сюда не заезжали туристы?...
Впрочем, как бы там оно ни было, Урсулаи задерживаться не собиралась. Порывшись в тумбочках, она нашла старый пульт от несуществующего телевизора. Также в комнате у дальней стены стояла деревянная лестница, по которой можно было вскарабкаться до люка – на чердак дома под скатной крышей.
- О, чердак! - внезапно вампиресса поняла, что хочет сделать. Стоило потом еще заглянуть под кровать, вдруг здесь и подвал есть. Приставив лестницу к люку и полезла наверх.
Приподняв люк, Урри не увидела там ничего интересного, кроме всякого пыльного хлама. На чердаке было темно, но зато, в случае чего, здесь можно было спрятаться.
В общем, по сравнению с Иннсмаутом, здесь было весьма неплохо.

0

49

«Ну, что ж, - подвела итог вампиресса. - Обстановку оценили. Можно и передохнуть», - решила она. Сейчас ее волновало только то, что нужно было раздобыть себе пропитание в ближайшие пару дней. Лучше всего это было бы сделать перед отправлением куда бы то ни было. А еще стоило нацарапать где-нибудь фразу "здесь был вампир", чтобы уж совсем весело было следующим гостям. Однако, все эти дела так же не были срочными, а потому она решила просто поспать хотя бы несколько часов. Все равно она не привыкла разгуливать днем.
Вампиресса заснула спокойным сном (что было странно, учитывая недавние события в Иннсмауте), не забыв запереть хлипкую дверь, а тем временем во дворе произошел весьма примечательный разговор. Надевая садовые перчатки, Шелли вышла на улицу, по обеим сторонам которой стояли коттеджи для туристов – постройки рук ее покойного супруга – и осмотрелась. Из-за ближайшего домика торопливо выбежал бодрый мужичок с пивным брюшком и сияющей лысиной, катя перед собой старенькую тачку, нагруженную навозом. Увидев Шелли, он бросил тачку и подбежал к ней. Он был примерно на голову ниже Шелли и говорил очень эмоционально, подпрыгивая на месте и размахивая короткими пухлыми руками.
- Шелли, кто эта девица? – тут же затарахтел мужичок. – Я видел, как ты провела ее в дом. Она туристка? Где ее вещи? Что она тут делает?
- Генри, успокойся, - отмахнулась Шелли, доставая из-под скамейки ящик с цветочными семенами. – Это просто девочка. Она приехала погостить здесь пару дней, скоро уедет.
- Просто девочка? – взвился Генри. – Да у нас уже почти погода не было туристов, ты едва сводишь концы с концами, продавая свои мерзкие цветочки и зелень! И тут вдруг – туристка? Такая юная – и совсем одна?
- Ах, Генри, - добродушно воскликнула Шелли, перебирая бумажные пакетики, пока мужичок грозной тенью нависал над нею. – Иди разложи навоз по грядкам.
- Шелли!
- Ну что? Ты слишком подозрителен, Генри. Ну подумаешь, приехала девушка… Возможно, она сказала не всю правду о себе, но я думаю, это из-за того, что она сбежала от родителей или что-то в этом роде. Выглядит она вполне безобидной.
- А если она узнает?... – начал было Генри, но Шелли грозно шикнула на него.
- Достаточно! – резко сказала она. – Девочка ничего не узнает. Помоги мне с цветами.
- Но ведь сегодня прием новой партии!...
- Ночью, как и всегда. Она будет спать, а если услышит что-то – мы скажем, что неподалеку проходят работы в шахтах. В конце концов, это не такая уж неправда, - пожала плечами Шелли.
- Да уж, - фыркнул Генри. – Как ее зовут?
- Лиза. Обычное имя, обычная девочка.
- Ты ее документы видела?
- Она расплатилась карточкой, карточка была на какого-то мужчину, скорее всего, она украла ее у отца или своего молодого человека, с которым поссорилась и уехала… Да ладно тебе так беспокоиться, Генри! Все девочки склонны к побегу из дома. Роуз так однажды сделала, поссорившись с отцом – я тогда нашла ее в тех шахтах и привела домой. Ох и досталось ей от отца!... С Кристи проблем всегда было меньше.
- Твои дочурки те еще проныры, - проворчал Генри. – На чье имя была карточка?
- Да я что, помню? Камерон какой-то… какая разница? – недоумевала Шелли.
- А как она выглядела?
- Девушка? Ты же ее видел…
- Да нет, глупая женщина! Карточка! Какому банку она принадлежит? – взвился Генри.
- Ох, Генри, сейчас этих банков миллион! Желтая буква W – вот что было на карточке. Мало ли, какой банк. Потом посмотришь в Меганете, если так интересно. Я там клумбу сделала – помоги-ка мне… - Шелли решительно встала, выбрав нужные семена, и пошла к недавно раскопанной клумбе.
Все еще ворча, Генри поднял тачку и потащился за ней.
… Урсулаи проспала до темноты и даже больше, а проснулась она от далеких, но отчетливых звуков, характерных для кузницы Вулкана: словно гигантский молот ударяет по землею, заставляя ее содрогаться. Урри даже ощущала легкую вибрацию постели и стекол. За окном и в доме было темным-темно.
Довольно потянувшись, вампиресса села на кровати. Ее радовала царившая вокруг темнота. Было в ней что-то родное. Однако, посторонние  звуки и вибрации ее напрягали. После последних событий любой непонятный звук казался подозрительным.
«Что за фигня? Прогуляться, что ли?» - подумала Урсулаи.
Тем более, стоило осмотреться в этом милом городе. Стоило присмотреться и к местной базе, о которой упоминала радушная хозяйка. Выглянув в окно, девушка не увидела никого вблизи дома, а потому вышла через стену. Осмотревшись повнимательней, она расправила крылья и взлетела. В этот раз не было ни Моррисона, ни погони и горящих крыш позади, а потому она была рада ощутить ветер в волосах. Она издалека увидела огни военного объекта и направилась в их сторону, стараясь запомнить, что находится под ней.
Впрочем, почти сразу она поняла, что что-то не так. То, что девушка приняла за «огни военного объекта», вдруг погасли, потом загорелись вновь, но с небольшим смещением в пространстве. Поднявшись еще выше, она поняла, что это не электрический свет вовсе, а какие-то короткие вспышки во тьме, то появляющиеся, то гаснувшие. И вспышки эти сопровождались адским грохотом, сотрясавшим, казалось, всю округу.
Городок внизу был темным и незаметным: с высоты вообще можно было бы и не догадаться, что там есть жизнь. Светилось только несколько окон в паре домов, остальные были пусты и безмолвны. А грохот и вспышки не прекращались – по прикидкам Урсулаи, эта светомузыка происходила в пяти-шести километрах от города.
«Хм, а это интересно...» - подметиа девушка и, разумеется, направилась в сторону непонятных событий. Удивительно, что после всего того, что произошло в Иннсмауте, у нее не пропал интерес к непонятным и, возможно, опасным вещам.
За городской чертой начиналась кромка темного леса, и Урсулаи, снизившись на его верхушками, увидела внизу нечто такое, что, пожалуй, еще долго будет сниться ей ночами. Прямо посреди леса был огромный котлован, более двух километров в диаметре, и его дальний край терялся где-то во тьме. Внутри котлована горели мощные прожектора, освещавшие грязную рабочую площадку и нечеткие силуэты людей, стоящих по кромке котлована. Кое-где можно было заметить рельсы, на которых стояли примитивные вагонетки, но самым поразительным было вовсе не это. А то, что в котлован сверху падали огромные пылающие камни, с ужасным грохотом разбивающиеся о землю! Охваченные огнем глыбы, некоторые по двадцать метров в длину, стремительно летели с небес и ударялись о дно котлована, заставляя землю содрогаться и вибрировать. Камни падали один за другим примерно в центральную часть площадки, люди жались где-то по краю, не осмеливаясь подходить ближе, чем на полкилометра.
«Что за ерунда здесь происходит?» - пытаясь всмотреться в происходящее, думала Урри. С одной стороны, после произошедшего с Дагоном её вряд ли что-то еще могло удивить. Но что-то столь из ряда вон выходящего она уж точно не ожидала увидеть.
- По-моему, в этой стране уже ничего не может быть обычного... - пробормотала вампиресса, решая подобраться поближе.
Через несколько минут камнепад прекратился, небо снова стало пустым и безмолвным – кое-где можно было даже разглядеть звездный свет. Дно котлована представляло собой апокалипсическую картину: развороченный ландшафт без единого намека на растительность, грязь, слякоть, догорающие куски небесных камней… Люди, стоящие по окружности котлована, засуетились. Урри увидела, как несколько темных фигур побежали к тому месту, где упало больше всего камней, и принялись что-то делать… С такого расстояния она поначалу не поняла, что именно, но потом разобрала: люди примитивными кирками и молоточками откалывали от метеоритов более мелкие куски, размером эдак с полметра, и складывали в вагонетки, которые тут же сами автоматически отъезжали куда-то под землю по пологому склону. Кажется, где-то неподалеку были подземные склады… Ветер донес до ушей вампирессы даже обрывки каких-то фраз, но по отдельным звукам она не поняла, что конкретно говорили люди: кажется, они просто кричали друг другу какие-то команды. Урри не могла понять, видит ли она какого-нибудь знакомого, слишком далеко она находилась, а вылетать из леса было опасно – могли заметить.
«Какие-то они скучные...» - сделала вывод Урсулаи, не заметив ничего особенного в происходящем. Если не считать упавших с неба камней, разумеется. Она решила подождать, пока разбор этих завалов закончится. Тогда можно будет спуститься поближе и даже попытаться пробраться в шахты. Вампиресса даже подумала вернуться чуть-чуть назад и поискать какого-нибудь отставшего человека себе на ужин...
«Так, отставить эти нехорошие мысли», - подумала она, решив для начала найти какую-нибудь удобную ветку, на которой ее бы не было заметно, и вернуться к своему материальному обличию.
Но минуты тянулись, складываясь в часы, а внизу ничего особо не менялось: прожектора ярко освещали котлован, разгоняя ночную тьму, люди откалывали кусочки от метеоритов и складывали в вагонетки. Когда вагонетка наполнялась, кто-нибудь нажимал кнопку на ее боку, и вагонетка сама катилась куда-то под землю. Урсулаи слышала, что люди перекрикивались, отдавали друг другу какие-то команды… Особенно старался Генри, деливший с мадам Шелли «гостиничный бизнес», но Урри его в лицо не видела и поэтому не узнала. Сложно сказать, была ли внизу мадам Шелли – с такого расстояния, да еще в полутьме, видно было немного. Кажется, толпа внизу даже не собиралась покидать котлован.
«Мда, похоже, ничего интересного здесь больше не случится», - решила вампиресса, начиная зевать от скуки. Хоть ее и собирались убить слуги Дагона, но любовь к приключениям у девушки было не отнять. А потому она решила облететь котлован по кругу и попытаться проникнуть в шахты, куда уезжают вагонетки. Проходить сквозь землю, конечно, не хотелось, но подобный опыт у нее уже был, да и клаустрофобии у нее не было. А затем можно будет даже попытаться устроиться в одну из вагонеток, чтобы доехать до места назначения, абсолютно не задумываясь.
Вскоре она увидела небольшие курганы, находившиеся как раз над шахтой, в которую укатывались обломки камней.
«Ну, что? Пришла пора прокатиться?» - предвкушая, заключила Урсулаи, приземляясь около рельсовой дороги.
До нее явно никому не было дела, рядом не было видно вообще никого, что было ей на руку. Дождавшись, пока к ней подъедет одна из вагонеток, девушка подлетела и приземлилась сверху груды обломков, постаравшись не порезаться, не поцарапаться и вообще сесть как можно удобнее.
- Будь, что будееет, - пропела она, ожидая новых приключений.
Люди, покрикивая друг на друга, темными силуэтами толклись где-то в центре котлована, за добрых полкилометра от шахт, и девушку действительно никто не заметил. Скрипя и покачиваясь, вагонетка въехала под низкий арочный свод и покатила по узкому тоннелю куда-то в темноту. Несколько минут Урсулаи не видела вообще ничего, разве что изредка мелькал желтый свет в редких ответвлениях от главного тоннеля, потом начали попадаться большие освещенные площадки, платформы для разгрузки руды и целые склады за решетчатыми воротами. Вокруг было пыльно, шумно, воздух стоял затхлый – словом, не особо приятное место. Наконец тоннель стал шире, и вагонетка выехала к невысокой платформе, которая была ярко освещена примитивными люминесцентными лампами оранжевого цвета. Свет был резким, неприятным, в воздухе стоял отвратительный запах затхлой воды. Вагонетка подкатила к платформе и остановилась рядом со своими «соседками», уже наполовину пустыми. Далее рельсы уходили в тоннель, в темноту. С платформы куда-то вели два коридора, и из них сейчас слышались возбужденные голоса – кажется, несколько мужчин о чем-то ругались, приближаясь к погрузочной платформе.

http://gazeta.a42.ru/images/lenta/11206.jpg

«Воу, кажется, у нас гости...» - заметила Урри и взлетела под потолок шахты. Это явно было не самое удачное место для встречи с кем бы то ни было.
Голоса приближались. Кажется, спорили двое мужчин.
- Ты можешь его починить? – вопрошал один.
- Нет, ты же знаешь, на это требуется много времени! А за первой партией машина прибудет уже утром! – оправдывался второй. – Но мы можем сгружать руду с этой платформы!
- До второго склада особо не натаскаешься! – ворчал первый. – Тележки должны ехать дальше, до следующей платформы! Почему они не едут?!
- На тоннель тридцать восемь не подается электричество, - виноватым голосом говорил второй. – Можно разве что толкать их дальше вручную.
- Придется толкать, - согласился первый. – Не таскать же все эти булыжники руками…
Наконец Урри увидела их: один был кругленький, лысенький, с ворчливым голосом. Второй был помоложе, с копной светло-рыжих волос, щуплый, перемазанный машинным маслом – кажется, механик или кто-то из обслуживающего персонала. В этот момент подъехала еще одна вагонетка и остановилась, стукнувшись о последнюю, уже стоящую на рельсах.
Поспорив еще о чем-то, эти двое, так и не обратив внимания на Урсулаи, взялись за края первой тележки и, поднатужившись, стали толкать ее дальше, в тоннель. Наконец их голоса смолкли где-то в темноте.
«Хм. А рыжий-то ничего...» - улыбнулась Урсулаи, спускаясь на платформу. Потом она вспомнила изначальную цель своего путешествия и вздохнула. Однако сейчас надо было решать, куда идти дальше. Можно было пойти вслед за мужчинами, чтобы выяснить, куда они все-таки эту руду увозят и грузят. Можно было направиться в коридор, из которого они пришли. Неизвестно еще, что там.
- Что же делать-то... - задумалась девушка, спрятав крылья.
С тихим скрипом подкатила еще одна нагруженная почти доверху тележка. Она остановилась рядом с платформой, на которой в раздумьях топталась Урсулаи, и девушка заметила, что сверху на груду руды брошен желтоватый лист бумаги.
- О, что-то новенькое, - удивленно подняв бровь, отметила Урри. - Хотя, будь на этой тележке еще одна вампиресса, было бы прикольнее, - хихикнула она, беря листок в руки.
Это оказалась написанная от руки записка. Почерк был неразборчив и коряв, но Урри каким-то чудом поняла следующее:
«Стиви, на сегодня всё. Завтра меняемся, сам будешь нагружать эти долбанные телеги. Парни от босса приедут в 7 часов утра, постарайся сделать так, чтобы полторы тонны были готовы к отправке. Шелли зовет тебя завтра к обеду. Генри».
Хоть записка была краткой и написала довольно лаконично, Урри поняла главное: железную руду отправляют на продажу. Или просто куда-то отправляют, неважно. В 7 часов утра приедут какие-то представители какого-то босса забирать полторы тонны этих булыжников. Скорее всего, подъедут к складам, куда те двое недавно укатили первую тележку. Вроде бы все предельно понятно, однако остался нерешенным один простой вопрос – нафига продавать кому-то упавшие с небес камни? И отчего вообще камни падают с небес?
«Шелли? И она здесь замешана? Или она ни о чем не знает, а только кормит?» - опять куча вопросов, на которые очень хочется искать ответы.
- Ну, что ж. Придется преследовать тех мужчин... - хихикнула девушка и, положив записку на место, отправилась вперед по шпалам.
Ей приходилось ступать осторожно, поскольку в тоннеле было гулкое эхо, которое доносило до нее тихие переругивания тех двоих, что вручную катили нагруженную вагонетку. Несколько минут Урри почти ничего не видела, свет шел лишь от красных аварийных лампочек на стенах. Судя по недавнему разговору двух мужчин, тоннель был обесточен (поэтому тележки не могли ехать дальше), а значит, здесь было более-менее безопасно. Разумеется, если электричество вдруг не включится само собой.
Урри прошла, казалось, добрую пару километров – мало ли насколько глубоко под землей простирается сеть этих шахт и складов – после чего увидела впереди проем, залитый желтым электрическим светом. Там раздавались удары молотков, скрип каких-то механизмов, оживленные голоса… Кажется, там, впереди, кипела жизнь.
«Здесь надо быть осторожней…» - подумала девушка и, прижавшись к стене, стала подбираться поближе.
Выглянув из темноты, Урри увидела, что одиночная рельсовая колея далее разветвляется к нескольким платформам в довольно широком подземном помещении с высоким сводчатым потолком. Здесь было светло и пахло уже не так ужасно, как у первой платформы. И народу было полно: люди громко переговаривались, вручную сгружали с вагонеток руду и относили в решетчатые двери какого-то склада. Пока что разгрузка шла с тех вагонеток, что приехали сюда сами, еще до поломки электричества в тоннеле, и вот уже «знакомые» Урри мужчины подкатили к платформе следующую тележку. Пухленький стал что-то объяснять человеку, стоящему на платформе и делающему какие-то отметки в маленьком блокноте. Где-то раздавался стук множества молотков. В общем, жизнь кипела и бурлила, как в обычной шахте, и не происходило в общем-то ничего странного, мистического и необычного… за исключением того, что недавно эта руда, которую люди сгружали с тележек, упала с неба в виде метеоритов.
Отдохнув немного, толстый и рыжий потопали назад, к тоннелю, в котором пряталась Урри. Скорее всего, за новой тележкой.
«Оу, похоже, пора возвращаться, - решила девушка и убежала обратно в темноту в ту сторону, откуда пришла. - Видимо, ничего нового здесь не будет...»
Осталось только решить, пойти в тот коридор, в который она не пошла первый раз, или вернуться в котлован.
«Пожалуй, сейчас лучше на свежий воздух. Там проще сбежать, если что...» - сделав довольно нелогичный вывод, типичный для нее, Урсулаи раскрыла крылья и полетела навстречу приближающимся вагонеткам.
Правда, со «свежим воздухом» она явно загнула. В котловане стоял концентрированный запах железа, озона и еще каких-то неизвестных девушке веществ. Ночь была довольно жаркой (или это воздух нагрелся после падения метеоритов), повсюду горели яркие огни, но Урсулаи снова никто не заметил (наверное, потому что она быстро куда-то спряталась). По центру котлована все еще лежали огромные глыбины, изрядно обтесанные со всех сторон, но работы предстояло еще много. Хотя, судя по записке, оставленной неким Генри в вагонетке, на сегодня они уже закончили. Небо стало светлеть – приближался рассвет. Рабочие расселись где попало и отдыхали, потягивая воду из пластиковых бутылок. Кто-то собирал в кучу разбросанные инструменты. И тут Урсулаи совершенно случайно (ну как всегда) стала свидетельницей разговора двух молодых парней, которые отдыхали, усевшись на перевернутую вагонетку.
- Знаешь, - говорил первый, сминая в руке пустую бутылку, - я вообще удивляюсь, как еще никто в округе не заметил ничего странного и не прислал сюда копов.
- Так они приезжали, - зевнул второй. – Ну помнишь, после той статьи в «Сантаймс» про летающие тарелки. Приехали, посмотрели, ничего не нашли. Решили, что люди из Сантауна просто спятили, - он заржал. – Потом понаехали всякие эти… как их там.. которые тарелки ловят…
- Уфологи, - подсказал первый.
- Да, точно, эти наркоманы. Приехали, ходили тут что-то со всякими приборами, опрашивали людей. Ну мой дядя Джимс наплел им что-то про контакты с инопланетянами, - парень опять заржал. – Потом Джудит ляпнула что-то про свои сны – ну знаешь, она травку иногда покуривает – так у нее даже интервью взяли. Придурки.
Некоторое время оба молчали, потом первый предложил закурить. Парни достали сигареты и продолжили болтать.
- Вот что, - говорил второй. – Я вообще не знаю, нахрена мы все это делаем. То есть, конечно, завтра приедет тот китаец забрать свои сраные железяки…
- Кореец.
- Да похрен! Приедет то узкоглазое чмо за своими камнями, нам заплатят за это какие-то гроши, а потом, через месяц, снова они скинут нам на головы свои чертовы глыбы – и опять несколько ночей работать! Черт знает что!
- Тихо ты, Пити, - зашептал первый, более осторожный. – Вдруг кто-то услышит?
- Да пускай слышит, - развязно протянул Пити. – Знаешь, что я думаю по этому поводу, Алекс? Я думаю, что вас всех просто запугали! – он обвинительно ткнул пальцем в своего приятеля. – То есть, запугали наших родителей, этих пугливых стариканов, а детишки побежали за ними, даже не попытавшись сопротивляться. Теперь нас всех используют, как рабов, и хоть бы кто пошевелился!
- Если мы сделаем что-то не так… - залепетал Алекс, - ты же знаешь, они убьют всех нас. Это большие люди, Пити, тем более, они нам платят.
- Платят? – Пити поднялся с вагонетки. – Ха! Да я за эти деньги куплю максимум ящик пива! Хрень это полная. Это сейчас они платят, а завтра скажут – нихрена, работайте бесплатно за то, что мы сохраним вам жизнь! И из-за этого мы каждый долбанный месяц должны тут пахать, как негры, чтобы эти гребаные узкоглазые продавали свое гребаное железо! Пошли они к черту, Алекс. Вот что – я уезжаю отсюда! Завтра же! Скажу дяде Джимсу, что не хочу быть безвольным рабом, как он и Джудит! – он в ярости кинул окурок на песок и растоптал его.
Алекс потупил взгляд. Он явно был смущен.
- Остынь, Пити, - сказал он. – Далеко ты не уедешь. Тем более, дяде Джимсу нужна твоя помощь.
- Черта с два, - сплюнул Пити. – Если хочешь, возьмем Тару и Хелен - и поедем вместе. Завтра вечером.
- Да ты что… а как же мои родители… да я не могу…
Пити взял Алекса за воротник и приподнял с вагонетки.
- Слушай, кусок безвольного дерьма, - зашипел он. – Если хочешь тут сдохнуть в двадцать пять лет – оставайся с маменькой и папенькой, не огорчай их. Но если тебе дорога жизнь, и ты не хочешь просрать ее впустую – уговори Хелен быть завтра с тобой за «О’Лири дели», я возьму свою тачку. И мы уедем из этого чертова городишки! Уедем на север, в Босваш, в Лос-Анжелес, в Чикаго! Да куда угодно! Ты станешь свободным человеком. Алекс, слышишь?!... Подумай об этом.
Алекс торопливо закивал.
- Да, да, Пити, я подумаю… конечно. Только отпусти меня.
Пити запоздало разжал пальцы, и Алекс рухнул обратно на вагонетку. Пряча в карман пачку сигарет, Пити развернулся и направился к центру котлована.

0

50

«Хм, а это уже интересней...» - задумалась девушка, провожая взбунтовавшегося парня взглядом.
Босваш... Откуда ей знакомо это название? Не оттуда ли она собиралась ехать в Тибет? Вроде так. А это означало, что она могла бы вновь попытаться сесть там на поезд. Хотя, ее устроила бы любая отправная точка. С другой стороны, Урри стало интересно, что за китайцы-корейцы приедут за рудой и куда они ее отвезут. За ними проследить тоже было бы интересно.
- Что же делать... - пробормотала вампиресса и, решив пока не торопиться, осталась сидеть в своем укрытии.
Небо светлело, где-то над лесом показались розоватые облачка… Алекс задумчиво докуривал свою сигарету, а затем, докурив, бросил на песок и куда-то ушел. Остальные люди тоже стали постепенно расходиться: кто в город, кто в шахту.
«Сомневаюсь, что здесь будет что-то интересное, - задумалась девушка. В конце концов, она сюда приехала не ради этого. Ей надо искать путь к Крису. - Надо проследить за теми парнями».
Урсулаи надоело прятаться, поэтому она с радостью взлетела, приняла свое призрачное обличье и стала присматриваться к проходящим внизу людям. Однако вскоре ей это надоело. Она отправилась проверить свой маленький домик, стараясь лететь так высоко, чтобы на нее сложно было обратить внимание.
Домик был таким же, каким она его оставила – маленьким, но уютным. На подоконнике также лежали забытые кем-то листовки, вроде никто ничего не трогал. Шелли нигде не было видно. Скорее всего, она или спала, или еще не вернулась из шахты (если была там вместе с остальными).
«Видимо, придется делать вид, что я ночевала в домике. Вдруг кто проверит», - девушка посмотрела в небольшое окошко.
Она надеялась, что местная женщина не была столь подозрительной и не стала проверять ее наличие. Но на всякий случай она решила полежать какое-то время. Тем более, хотелось немного отдохнуть, так как у нее в голове уже созрел чудесный план. Поняв, что ничего нового об этой молодежи она не узнает, Урсулаи решила вернуться к котловану и посмотреть, что за люди заберут наработанное за ночь в шахтах.
Спустя около двух часов Урсулаи летала над лесом, скрываясь за верхушками деревьев, чтобы ее не заметили в чистом утреннем воздухе. Котлован опустел, зато она заметила кое-какое движение в пустоши в километре от места ночных событий. Подлетев ближе и снизившись над лесом, Урри увидела, что там располагается еще один выход из подземного тоннеля – кажется, из той же шахты, куда погружали вагонетки… Около пещерки толпилось несколько людей.
Затаившись, Урсулаи увидела, как из шахты на вагонетках выгружают какие-то запечатанные контейнеры. Несложно было догадаться, что в них содержится руда, которую прошлой ночью люди откололи от упавших в неба каменных глыб… или не каменных? Впрочем, неважно. Еще там, в подземных катакомбах, Урри видела, как руду фасуют по контейнерам. С помощью маленького старого подъемного крана на колесах контейнеры сгрудили около выхода из подземелья, и люди стали нетерпеливо переминаться. Они заметно нервничали – это было заметно по их движениям. Контейнеры все прибывали, и вскоре от шахты потянулся целый ряд таких вот ящиков разных размеров. Контейнеров оказалось ровно пятьдесят – кажется, это было какой-то определенной нормой. И наверняка они все были непомерно тяжелыми.
Примерно полчаса ничего особенного не происходило: контейнеры выгружались на вагонетках, выстраивались в ряд подъемным краном, между ними мельтешили люди… Потом, когда работа была закончена, селяне присели отдохнуть. Чуть позже послышался отдаленный гул, переросший в рев, и на извилистой дороге показалась вереница грузовых машин. Шесть больших закрытых грузовиков с каким-то корпоративным логотипом двигались друг на другом, слабо подскакивая на ухабистой дороге. Машины остановились неподалеку от шахты, заглушили двигатели. Из одной выпрыгнул низенький человечек в черном костюме (кажется, какой-то азиат) и решительно зашагал по песчаной почве, увязая в ней своими идеально начищенными ботинками. Он принялся что-то обсуждать с некоторыми местными, встретившими его около шахты, слышались отдаленные покрикивания, но Урри с такого расстояния не могла расслышать, о чем речь. Потом, кажется, между маленьким китайчиком и каким-то мужиком завязался спор, после чего корпорат махнул рукой, и следом за ним из грузовиков повылазали еще какие-то люди. Видимо, довольно внушительные люди, потому что местные сразу заткнулись.
Потом, через некоторое время, вновь поднялся подъемный кран. Командир новоприбывших, покрикивая что-то, принялся ходить вдоль контейнеров с каким-то прибором – то ли вес проверял, то ли состав, кто его разберет… Одобренные им ящики грузили в машины с помощью крана. Около одного из ящиков снова завязался спор, но и его погрузили. Потом, отдав местным еще какие-то указания, китайчик запрыгнул в грузовик, и вскоре погруженные машины тронулись в путь. Площадь вокруг шахты снова опустела, если не считать растерянно замеревших местных рабочих… Потом, поплевав на песок, они ушли в шахту.
Собственно, что видела Урри прошлой ночью? С небес падали какие-то большие каменные глыбы. Местные жители собрались в большом котловане и от этих глыб откалывали мелкие кусочки, которые грузили в вагонетки и отправляли в подземные склады, где расфасовывали их по контейнерам… Наутро приехали грузовики и забрали эти ящики. Вроде бы ничего сверхъестественного, и все же… Странная история, очень странная. Кажется, самое время валить из этого города, пока не выяснилось, что все местные – какие-нибудь рыболюды или того хуже – пожиратели камней.
- Ни дня без приключений, блин, - тихо выругалась вампиресса и решила во что бы то ни стало свалить из этого города с теми ребятами.
Но прежде надо вернуться к Шелли, посмотреть новости и дождаться вечера.
Когда Урри осторожно вернулась к гостиничным домикам, дверь «главного офиса» была широко распахнута. Улицы городка постепенно наполнялись людьми, дружок Шелли, мужик по имени Генри, прикатил тачку с навозом и принялся обкладывать им грядки… Заглянув внутрь домика, где она расплачивалась карточкой Митчелла, Урри не обнаружила там Шелли – кажется, она вышла ненадолго. Зато телек был оставлен включенным, и по нему дикторша оживленно рассказывала о каком-то убийстве в Босваше. Урри присела на диванчик и терпеливо дождалась, когда же будет репортаж про аварию в тоннеле, и не пропустила ли она его?... Долгое время шли какие-то политические новости, после чего дикторша соизволила сделать краткое объявление:
- Продолжаются ремонтные работы на участке подводной трассы «Босваш – Шанхай», течь уже устранена, информации по выжившим нет. Предположительно, всех пассажиров поезда №86 можно считать погибшими. Следите за новостями. Теперь о курсах иностранных валют…
Урри терпеливо дослушала выпуск до конца, после новостей стали крутить какую-то рекламу… и ни слова про пожар в Иннсмауте! То ли про него уже кратко рассказали, то ли в цивилизованном мире понятия не имеют об этом жутком городке. Новости закончились, а Шелли так и не вернулась. Погода стояла солнечная, ясная, ожидалась летняя жара. Городок постепенно оживал и продолжал свою тихую размеренную жизнь.

0

51

На велосипеде по городу ехал молодой паренёк лет двадцати. Его рыжие волосы средней длины резво развевались на ветру от скорости, а сам он подскакивал на сиденье, когда колесо сталкивалось с неровностями асфальта. Прямо за его сиденьем находилось посылка, которую следовало доставить в гостиницу. Джеймс Коффард работал обычным курьером по городу.
Уже у самого двора в гостиницу он затормозил и слез с велосипеда, отцепив от него посылку. Её необходимо было доставить по заказу прямиком к Шелли.
Урсулаи как раз собралась подышать воздухом после неинтересных и все равно лживых новостей. Она хотела бы позвонить в новости и сообщить всё, что она знает об аварии и запертых внизу людях. Ее мысли прервал парень, на которого она чуть не наткнулась, выходя из дома Шелли.
Парень с посылкой в руках едва не сшиб вампирессу, проходя мимо неё, но вовремя затормозил и уступил дорогу.
- Извините меня, - извинился Джеймс и огляделся вокруг, - а вы не знаете, где я могу найти Шелли?
- Нет, не видела её еще сегодня, - ответила девушка, окидывая взглядом неизвестного. - Тут в саду был ее знакомый, думаю, ему лучше знать, - закончила она свою мысль и направилась к той кафешке, которую ей советовала местная хозяйка.
Джеймс пожал плечами.
- А вы приезжая? Я вас не видел раньше, - поинтересовался он, улыбнувшись. Парень был весьма болтливым и любил устраивать беседы. Переложив посылку в другую руку, он медленно пошел к велосипеду.
- Слышали, наверное, что произошло в Иннсмауте? Говорят, там всё полыхало огнём буквально вчера, - сообщил он, вспомнив неожиданно эту услышанную от кого-то новость.
Урри остановилась, как вкопанная.
- Откуда ты знаешь? В новостях этого не было, - то, что кто-то в этом городе знают об этих рыбофилах, ее напрягло. Не хватало, чтобы и здесь было то же самое. Она подошла поближе к парню. - Меня зовут Лиза. Я приехала сюда вчера, путешествую по стране, видишь ли, - она перешла на заговорщицкий шепот. - Слушай, а что ночью так гремело, не расскажешь? - вампиресса решила пока не охмурять местного, но ресницами похлопала на всякий случай и мило улыбнулась.
Джеймс, заинтересованный незнакомкой, тоже порядком удивился. Он догадался, что и она знает об этом, хотя из жителей городка на деле даже и не слышал про то, что происходило в Иннсмауте. Но парень умел вылавливать слухи, а порой и не только их.
- Не советую вам задерживаться здесь надолго. Не лучшее это место для отдыха. Это как раз связано с тем, что здесь гремит. Народ здесь запуган. Лучше уезжайте отсюда при первой же возможности, - посоветовал он ей уже полушёпотом, озираясь по сторонам.
Девушке польстило, что парень оказался предельно честным и не стал сдавать ее властям или кому-то еще.
- Я и так собираюсь отсюда уезжать. А еще, не подскажешь ли ты мне, действительно ли здесь нет никакой телефонной связи с внешним миром? - надежда хоть как-то помочь людям в тоннеле еще оставалась при ней.
Она, конечно, отпетая негодяйка, которая любит причинять неудобства и устраивать погромы, но что-то не давало ей так просто забыть о тех, кому она обещала помощь.
- Связь есть, - кивнул Джеймс, - но не всё так просто, как кажется. Часть новостей скрывают, часть дезинформируют. Но нас на самом деле просто используют. И конкретно приезжим делать нечего. Один Иннсмаут о многом может сказать вам. И вы, кстати, похоже, тоже в курсе о том, что там такое есть. Я это понял по реакции.
Мысленно вздохнув, Джим уже собрался уезжать. Но в собеседнице он что-то нашёл. Не все здесь знали о рыболюдях и прочем, а лишние и наглые рты просто затыкали, и распространяться о новостях стоило лишь с близким кругом, который не сдаст тебя.
Не успела Урри ничего толкового ответить и даже переварить информацию, как откуда-то из-за ближайшего домика показалась улыбающаяся приветливая Шелли.
- А-а, Джеймс! – воскликнула она, подходя и буквально выхватывая у него из рук коробку. – Я так и думала, что Стиви пришлет для меня эти чудесные удобрения. Вот, передай ему, - в руку рыжего парня перекочевала стопка каких-то бумажек. Урри догадалась, что это, скорее всего, деньги. – А это тебе, - еще одна бумажка. – Давай, дорогой, ступай, передавай привет маме! – и потрепав Джеймса по макушке, она повернулась к Урри. – Ну, дорогая, как тебе наш скромный городок?
Отложив на время нехорошие мысли, девушка кивнула новому знакомому, пытаясь сказать ему, что она всё поняла, и им стоит еще раз встретиться и поговорить.
- О, доброе утро! - улыбнулась она хозяйке. - У вас так мило. Везде всё ухоженное, аккуратное. И люди такие приветливые, - разумеется, вампиресса врала, ибо дома она разглядывала только сверху, а людей видела лишь в кратере, и те не выглядели сильно довольными. - А кто этот милый молодой человек? - спросила она, убивая двух зайцев.
Ей было интересно, где его можно найти, да и стоило делать вид, что она нормальная девушка со своими обычными девчачьими проблемами. Правда, Крис для нее все равно оставался на первом плане.
- Милый парниша, - сказала Шелли, едва Джеймс уехал на своем стареньком велосипеде. – Живет тут по соседству, в доме при магазине его матери, «О’Лири дели» называется… Иногда мотается на почту в соседний город, привозит посылки. С работой здесь для молодежи сложно, - она покачала головой, - все в крупные города уезжают, а потом не возвращаются. Мои дочурки, вон, учатся, хотят жить в этом, как его там, Босваше… Эх.
Рассказав Урсулаи, в каком общепите можно вкусно и недорого позавтракать, Шелли ушла в дом, объяснив это тем, что с утра первым делом надо поухаживать за садом. Сада Урсулаи так и не увидела, но подумала, что Шелли имеет в виду скромненький огород за домиками. В представлении Урри «сад» должен быть не меньше настоящего сада при ее бывшем дворце на Фурии, а тут пара жалких кустиков… Впрочем, не было времени рассуждать о бедности Надежды, задерживаться здесь Урри не собиралась. Она вспомнила, где недавно слышала название магазина «О’Лири дели» - около него собирались встретиться на закате те два парня, что задумали сбежать! И не только они, еще и баб каких-то притащить собрались. Что ж, до заката вполне есть время выяснить, что за чертовщина здесь творится.
Девушка задумалась и зевнула. Сказывалась почти бессонная ночь и куча приключений, которые сваливались одно за другим. Ради этого она и сбежала с базы, но всё-таки. Решив, что неплохо бы подкрепиться, девушка направилась в место, указанное Шелли.

0

52

Урри без труда нашла забегаловку, о которой говорила мадам Шелли. Это был первый этаж деревянного дома, заставленный шаткими столиками и стульчиками. Здесь было немного пыльно, бедно, но в целом – довольно неплохо. А по сравнению с иннсмаутской гостиницей вообще шикарно. Несколько столиков было занято людьми, которых Урри под утро видела в котловане. Грязные штаны, вспотевшие лица и усталый вид говорили о тяжелой ночи. Сейчас они явно пришли позавтракать. Увидев на пороге незнакомую девушку, многие откровенно воззрились на нее. В этом маленьком сельском городке все знали друг друга в лицо, и новые лица вызывали… как минимум удивление.
Решив не обращать ни на кого внимания, Урсулаи села за самый дальний свободный столик и задумалась. А вдруг здесь надо самому куда-то идти и заказывать? С порядками в отдаленных населенных пунктах она не была знакома.
Через некоторое время люди вернулись к своим разговорам, периодически косясь при этом в сторону Урсулаи. А девушка так и сидела одна, и никто к ней не подходил. Неприятная пауза затягивалась.
«Неловко выходит», - подумала девушка и решила осмотреться в поисках какого-нибудь обслуживающего персонала. Никого не увидев, ей захотелось провалиться сквозь пол. Причем в прямом смысле этого слова.
Через некоторое время Урри заметила, как вошел еще один посетитель. Проследив за тем, что он будет делать, она увидела, как молодой человек решительно направился в конец помещения, там свернул за неприметный поворот и через некоторое время вышел с подносом, нагруженным едой. Заглянув туда, Урри увидела, что заказ еды здесь осуществляется по принципу «селф-сервис», то есть, самообслуживание, как в столовке на базе Вейланд-Ютани.
«Вот черт».
Решив особо не шиковать, вампиресса выбрала пару самых простых и выглядящих довольно аппетитно блюд.
Толстая кассирша подозрительно глянула на протянутую вампирессой карточку. «М-р Камерон Митчелл», - значилось на ней, но расплачиваться чужим картами было не запрещено, поэтому, оплатив обед, карточка была успешно возвращена.
«А тут неплохо кормят», - отметила про себя вампиресса, доедая оказавшийся очень вкусным завтрак. Восстановить силы перед предстоящими приключениями было необходимо, а в том, что эти приключения будут, она не сомневалась.
Теперь нужно было найти этого парнишу и выяснить у него всё, что он знает о происходящих в городке событиях. А там, глядишь, и вечер скоро, и появится шанс свалить отсюда. Посмотрев, куда относят грязную посуду местные, Урри убрала за собой со стола и, выйдя из забегаловки, отправилась искать названный Шелли магазин. Благо, городок маленький, и вряд ли бы на поиски понадобилось много времени.
«О’Лири дели» она нашла действительно быстро – подсказала милая девчушка с двумя светлыми косичками. Это был двухэтажный дом с покатой крышей, на первом этаже которого располагался мини-маркет с системой самообслуживания. Именно около этого магазина намеревались встретиться те парни из котлована, чтобы сбежать в некий «город». Скорее всего, в Босваш. Место встречи было выбрано идеально: конец улицы, за которой начинался пустырь, плавно переходящий в чахлый лесок, куда вела неровная грунтовая дорога. Скорее всего, парни собирались взять мотоциклы или машину и уехать именно по этой дороге (больше от магазина никаких дорог за город не вело).
«Хм, заглянуть внутрь или притаиться где-нибудь неподалеку?» - думала Урсулаи, разглядывая выглядящий уютным домик. Она не знала, что спросить, если зайдет в магазин. Покупать ничего не хотелось, а позвать парня под каким-нибудь нелепым предлогом вряд ли получится. Тем более, её здесь никто не знает, а потому доверять ей никто не будет.
- Как же всё сложно, - вздохнула вампиресса, увидев скамейку неподалеку и усаживаясь на нее.
Вскоре появился уже знакомый вампирше Джеймс - парень, которого Урри видела в гостинице, но был он уже без посылки. Он резко притормозил у магазина, и, подтанцовывая слегка под музыку в плеере, вошёл внутрь.
Поздоровавшись с отцом, который стоял у прилавка, и кратко оповестив его о том, что товар доставлен, Джеймс прошел на второй этаж и там разместился в своей комнате, слушая музыку. Но вскоре парня побеспокоила его мать, которая была обеспокоена в последнее время поведением Джеймса.
- Сынок, никаких неприятностей не происходило?
Джим вынул из уха один наушник и лениво потянулся.
- Неа. А что, могло разве? - с недоумением усмехнулся парень.
- Люди в последнее время решили уходить из города. Похоже, что-то в нашей жизни скоро изменится. Сегодня приходили перед рассветом, пока тебя не было, и просили закупить продукты, а также бензиновые ручные генераторы.
- А куда им там ещё идти? Мне кажется, вместо того, чтобы бежать, лучше бороться за свои цели.
Мать строго посмотрела на своё чадо и покачала головой.
- Мне известно о твоём мнении по поводу всего этого. И я беспокоюсь за тебя. Ты очень резвый и энергичный, но боюсь, что ты можешь наломать слишком много дров. Пообещай, что не будешь ничего делать с этим.
- Ладно, мам, - лениво отмахнулся Джим и закрыл глаза, вставив обратно наушник. Мать, которую звали Раей, стояла еще некоторое время в дверях, и затем вышла, не сказав больше ни слова.
Вампиресса, которая с одной стороны радовалась, что умеет прятаться, а с другой - все-таки надеялась, что ее заметят, смотрела вслед заходящему в магазин парню. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что рядом никого нет, она стала бесплотной, расправила крылья и залетела на крышу здания, свесив голову внутрь. Осмотревшись, она заметила сидящего на кровати с плеером в ушах Джеймса. Решив, что это она удачно зашла, Урри решила какое-то время понаблюдать. Она искренне верила, что ее не сильно видно снаружи, а даже если и видно, кидаться на нее с огнем, как на ведьм в средневековье, не будут. В крайнем случае, придется провалиться в комнату целиком, а там уже объясняться с Джеймсом.
Через некоторое время в комнату зашла мать парня. Выслушав внимательно все, что было сказано, девушка задумалась. Этот почтальон бежать не хочет, но что-то об этом знает. Стоило рискнуть. В крайнем случае, можно будет слегка его укусить, чтобы он уснул, а вечерком сбежать с теми ребятами.
Девушка быстро наколдовала заклинание немоты, чтобы в первую минуту парень не заорал как резаный. Так, на всякий случай. Урсулаи опустилась на пол и материализовалась.
- Привет, это снова я, - усмехнувшись сказала она, наблюдая за реакцией парня. - У меня к тебе есть разговор, но только при условии, что ты не устроишь панику.
Джеймс явно не ожидал такого - едва он услышал какой-то подозрительно знакомый голос, то судорожно вскочил с дивана, так что наушники упали с него, и с сильным удивлением уставился на девушку, которую он встречал ещё утром. Удивлением, но не страхом - Джим всё таки был не совсем типичным человеком, который, завидя что-то странное, сразу побежит, надрывая во всю глотку "Помогите! Спасите!"
- Как ты сюда попала? Сюда посторонним вход запрещен, а если ты ко мне пришла, мне бы мать сообщила заранее, - с подозрением в голосе спросил он, когда немота спала, вернее, парень её даже как-то не заметил. Его голову занимал больше другой вопрос - а как ей это всё-таки удалось?
Однако, поняв, на что намекает девушка, он кивнул и, подойдя к двери, закрыл её, тихо щелкнув замком, и затем уселся вновь на диван.
- Я слушаю.
Удивленно приподняв бровь, вампиресса подошла к столу, развернула кресло и села. Она ожидала чего угодно, но не такой спокойной реакции. Хотя, учитывая, что тут неподалеку и так происходит какая-то непонятная фигня, это было вполне логично.
- Для начала, я спустилась сюда через потолок, - усмехнулась Урри. - Да, я умею летать и проходить сквозь стены. На самом деле, я много чего могу... Но речь сейчас не обо мне, - она приложила палец к губам, чтобы парень не начал заваливать ее новыми вопросами. Правда, она не была уверена, что тот вообще хоть как-то заинтересовался. - Для начала, я хочу узнать, что ты знаешь про Иннсмаут и откуда. Я так поняла, что информацию здесь очень хорошо фильтруют.
Джеймс тихо присвистнул, когда услышал, про то, что она умеет летать и проходить сквозь стены. В глазах человека застыло глубочайшее удивление вместе с толикой любопытства.
- Я могу тебе объяснить, что к чему, и почему оставаться в этом городе - не лучшее решение, только никому не слова, ладно?
Парень ещё раз оценивающе посмотрел на девушку, представившуюся ему ещё утром как Лиза, и задумчиво постучал пальцами о костяшки другой ладони. Нет, это скорее всего не Лиза. У неё должно быть другое имя, только она скрывается пока. Что же она таки забыла в этом городе?
Джеймс прошел в конец комнаты и запер дверь, щелкнув замком, после чего сел на диван и начал свой рассказ:
- Ну ладно. Всё дело в том, что здесь есть территория, которая принадлежит правительству. Ты знаешь, что на Земле практически кончились ресурсы, и поэтому... Чтобы добывать полезные ископаемые, люди придумали один способ. Они из космоса пригоняют мелкие астероиды, метеориты, богатые металлами, и затем направляют его сюда, в эту точку. Они падает на землю, как раз из-за этого и происходит грохот. Потом мы, наконец-то, их обрабатываем и делаем из этого металл. А правительство запрещает разглашать такую информацию, и за это очень сильно карает. Оно заставляет работать мирных жителей и день и ночь, чтобы достать этот металл, и часто нас запугивает. Большинство людей тебе здесь ничего не скажут, потому что они уже смирились с этим положением. Но, возможно, ты можешь как-то помочь нам. Раз ты умеешь и летать и обладаешь сверхъестественными способностями, то может быть, у нас есть шанс. Но кто же ты тогда?
И было видно, что в глазах Джима словно загорелся луч надежды.
Урсулаи внимательно выслушала весь рассказ и поразилась тому, какими изобретательными стали люди за последнее время. Правда, её надежда на то, что это место просто захватила кучка каких-нибудь неземных магов, рухнула. Но это было не так страшно.
- Парень, парень, - хихикнула она, - я не богиня какая-нибудь, я не всемогуща, - хотя, эта мысль ей польстила. - Одно дело Иннсмаут с толпой жрецов с факелами. Тут же наверняка целая армия хорошо вооруженных и подготовленных воинов. Расстреляют и не заметят, - девушка вспомнила вооружение, которое ей приходилось видеть на базе и до того. Конечно, мысль, что она может помочь ещё кому-то, приятно грела, но каждый раз спасая людей, она откладывала своё путешествие за Крисом. В душе ёкнуло, улыбка сошла с лица вампирессы.
- Джеймс, прости, я вряд ли смогу чем-то помочь. Единственное, что вы можете сделать, это просто уехать отсюда. Что и я сегодня собираюсь сделать, к слову, - упомянула она. - У меня есть незавершенное дело.
- Иннсмаут - да. Там ад. Много лет сбежавшие оттуда люди перебрались в этот город, и от них как раз я и слышал про это место. Не хотелось бы быть на их месте. Но теперь его нет. И сдаётся мне, что именно ты поспособствовала этому. Так вот почему мне показалось, что ты можешь помочь нам, - Джеймс тяжело вздохнул и поднял наушники, положив их на стол рядом. - Я бы с радостью отсюда побежал, но я не могу бросить своих родителей. Но... Есть другие люди, которые тоже, как и я, хотят свергнуть этот режим. Но у них нет лидера и нормального оружия. А ты ведь, раз умеешь перемещаться сквозь стены, могла бы и тайно проникнуть на оружейный склад на другом краю города, и открыть его, чтобы мы могли, наконец-то свергнуть их режим. Таких, как я, много, но мы разрознены и зачастую боимся поднять головы. Нас это не устраивает. Самые отчаянные бегут из города, но вот куда бежать большинству из нас, когда мы привязаны к этому городу - я не знаю.
Джим пожал плечами и подошел к окну, выглянув на улицу. Вроде всё, как всегда - жители медленно двигаются по улице по своим делам. Иногда по дороге проедет велосипедист или же автомобиль. Никакой практически, роскоши, ни у кого не было.
- А что у тебя за дело? - с интересом спросил парень, оборачиваясь в сторону девушки.
Девушка ухмыльнулась, вспомнив рыбочеловеков.
- Я сомневаюсь, что если я добуду оружие, то все радостно поднимутся на бой против армии, пусть даже и небольшой. К тому же, уйду я, а эти люди вернутся... - внутренняя борьба не давала Урри покоя. Она металась от желания перебить этих ничтожных армейских, но что если шанс уехать с теми ребятами будет последним? Не говоря уже о том, что её могут поймать, пытать или убить наконец.
- Я должна найти своего друга. Последний раз я видела его в Тибете. И очень давно. Я не знаю, где он может быть сейчас, но надеюсь найти хоть какую-то зацепку. Я даже знаю группу ваших местных, которые собираются смыться отсюда на закате. Я могла бы отправиться с ними...
- Тибет? Это же ой как далеко, - покачал головой парень. - Но я сомневаюсь, что он там сейчас. Раз говоришь, что времени прошло очень много, то не думаю, что ты найдешь что-то связанное с ним. Хотя… это как посмотреть еще. Как же ты туда собираешься добираться?
Тут взгляд Джеймса уставился на электрический чайник.
- Хм. Раз ты тут, может, чаю? Мать сюда редко заходит. Она пока принимает посетителей внизу, - решил предложить ей парень.
- Далеко... - вздохнула девушка и, задумавшись, не сразу отреагировала на все остальные вопросы. - Я не очень знакома с реалиями современного мира, но эти подземные скоростные поезда, я думаю, смогут мне помочь в осуществлении моего плана.
Правда, Урсулаи понимала, что придется снова как-то на поезд пробираться, но это уже не казалось таким уж невозможным. По крайней мере, по сравнению с идеей найти хоть какие-то следы Кристофера.
- От чаю не откажусь, конечно, - улыбнулась она, вернувшись к реальности от очередной порции рассуждений и мыслей, - но я все-таки думаю подкараулить тех ребят вечером и узнать, что они задумали.
- Вечером? - Джим заметно напрягся. - Боюсь, возможности не будет. В 6 вечера прибудут эти ублюдки корпораты и потребуют свою долю металлов. Если они увидят, что у нас нет нужного им количества, они будут очень злы. Нередки даже случаи арестов и репрессий. И они очень не рады проезжающим гостям.
Парень включил чайник и достал из стола две чашки, кинув в каждую из них по пакетику чая.
- Если бы только нам всем хватало уверенности и кооперации, чтобы их сбросить... - бубнил он себе под нос, снимая уже чайник и разливая воду по чашкам.
- Не тебе решать, для чего у меня будет возможность, - посерьезнев, проговорила Урри. Такую наглость она могла ожидать, узнав, в какой ситуации находится он и всё население городка, но ему не стоило забывать, с кем он имеет дело.
- К тому же, если я останусь, потом надо будет искать способ добраться до любого ближнего крупного города. Хотя... - в ее душе снова загорелся огонь приключений. - Я же могу украсть одну из машин этих ваших начальников, - она злобно ухмыльнулась. - Знаешь, я, наверное, могу тебе помочь, но мне нужно будет очень плотно подкрепиться, так как мне понадобятся все силы, чтобы устроить то, что я запланировала.
В голове вампирессы родился целый набор разнообразных планов по воодушевлению местных и запугиванию приезжих.
«Они даже не представляют, с кем связались... - подумала она. - Стоп, они же еще ничего мне не сделали. В любом случае, они пожалеют, что кто-то из-за них попросил у меня помощи».
Джеймс взял одну из чашек и отпил оттуда горячий чай. Сахара у него в комнате не нашлось, ввиду бедности города. Всё же это здесь не Москва - всё не найдется. Но он уже привык в какой-то степени к бедняцкой жизни, беря лишь самое необходимое, хотя это все равно не означало отсутствие желания всё поменять.
- Помочь? - в глазах парня загорелся огонёк. - Я могу тебе купить еды. У меня дома почти ничего нет сейчас, но в магазин сходить нетрудно. Что тебе взять?
- Неважно что, важно сколько, - хитро улыбнулась Урри. - Главное, мне нужно мясо, можно даже сырое, - она хихикнула, а затем снова посерьезнела. - Слушай, это дело непростое и мне понадобится помощь, раз уж мы хотим разобраться с этими негодяями. Чем больше людей ты сможешь уговорить, тем лучше. Только не говори пока, что именно планируется и кто планирует. Не хочу, чтобы обо мне все знали, - девушка вспомнила, как в детстве она с тогда живым еще приемным отцом училась командовать войсками, придумать разнообразные стратегии победы на случай какой-либо войны. Жаль, эти знания она не успела применить в день нападения. - И еще, - отвлекшись от воспоминаний, продолжила вампиресса, - мне нужно знать, что, где и как происходит. Чем больше подробностей, тем больше у нас шансов сделать всё в лучшем виде. Но главное - еда. Мне понадобится мнооого сил сегодня.
- Я ничего не скажу. Хорошо, - понимающе закивал Джеймс, снова почувствовав энергетику и уверенность в действиях. - Я тогда схожу в магазин. У местного мясника как раз может залежаться пара больших говяжьих кусков.
Парень вскочил, взял пакет и стал постепенно собираться на улицу в магазин.
- Так. Я могу рассказать про план города. Про то, с какой дороги они поедут и сколько они здесь пробудут. Обычно они больше, чем на два часа, не задерживаются, - продолжал молодой человек, - просто заберут свой товар и свалят. Если им покажется слишком мало, то они начинают нас терроризировать. И это продолжается до утра. Так что смотря какая доля. Но по услышанному, мы собрали сегодня мало. Так что придется ждать худшего. - со вздохом закончил Джеймс и вышел из комнаты, предварительно обронив "жди меня здесь".
К счастью, мать Джеймса сейчас была занята приёмом посетителей, поэтому она не обратила как-то внимания на то, что ее сын вышел что-то купить и вернулся обратно через двадцать минут уже с большим непрозрачным пакетом. Джиму потребовалось лишь сказать, что он купил себе новый скейтборд, о котором давно мечтал. Та лишь кивнула, и продолжила заниматься приёмом посетителей, а парень проскочил обратно в свою комнату.
- Вот мясо. Оно в пакете. Только оно замороженное.
«И правда мяса принес», - мысленно похихикала Урри. Хотя, его-то ей и хотелось больше всего.
- Замороженное - не страшно, - ответила она, доставая кусок мяса из пакета. Недолго думая, девушка вспомнила свое одинокое заточение в руинах замка на Фурии, покопалась в памяти и, пробормотав несколько слов, создала во второй руке маленькое пламя. Дальнейшая часть придуманной ею процедуры выглядела как фаер-шоу. Держа кусок мяса над огоньком, вампиресса сосредоточилась и резко увеличила размер пламени до такой степени, что кусок мяса тут же оттаял и слегка подпекся. Она откусила пару кусочков и довольно произнесла:
- Вот так уже лучше, - и продолжила уплетать мясо, пока то не кончилось. В процессе приема пищи она внимательно выслушивала рассказ парня о месте, в котором происходила встреча. То, что она затянется, ее радовало. Стоило многое подготовить, прежде чем она реализует свой план. Заодно она поспрашивала Джеймса о том, насколько законны действия этих эксплуататоров. В ее планы входило окончательное освобождение деревушки, и останавливаться на половине дела она не собиралась.
- Значит так, - резюмировала Урсулаи, когда выслушала всё её интересующее, - нужно будет спрятать кого-нибудь с камерой так, чтобы можно было записать всю встречу на видео, но только до момента, когда я подам сигнал. Мне не хочется излишнего внимания к своей персоне, - она усмехнулась. - Затем, те, кто будут сдавать материал, должны будут сослаться на то, что в шахте происходят сверхъестественные вещи. Это даст нам время разобраться с охранниками и машинами. Пока я буду развлекаться в своей манере в шахте, вам с оружием, которое мы для вас достанем, нужно будет обезвредить всех оставшихся наверху работников. Только без особого шума и смертей, пожалуйста. Я, конечно, знаю, что такое жажда мести... - девушка посерьезнела, вновь вспомнив свою молодость. - Машины либо уничтожьте, либо уезжайте на них. В любом случае, хотя бы одна целая и заправленная должна остаться для меня. Как-то так...
Девушка, произнеся это вслух, представила, как всё должно выглядеть. Получалось довольно весело и действенно. Осталось уговорить местных ей помочь.
Джеймсу было жутко интересно, как она будет замороженным куском мяса перекусывать, и поэтому с любопытством стал наблюдать за Урри. Он ожидал, что она будет вгрызаться в это замороженное мясо, есть его каким-то неведомым и непонятным ему образом, однако, к сожалению, всё оказалось куда проще. Она просто создала огонёк на своей ладони и стала разогревать кусок замороженного мяса, жаря его. В комнате повис приятный запах жареного.
«Да. А я ее явно недооценивал», - решил Джим, понимая, что не ошибся в союзнике.
- Спрятать с камерой? Думаю, это возможно будет. У меня в городе есть связи с такими же парнями, как и я. Думаю, мы что-нибудь с этим придумаем, - с энтузиазмом ответил молодой человек и посмотрел на часы. - Они появятся через два часа. Так что нам лучше приготовления начать сейчас. Но хорошо. Мы выполним всё то, что ты просишь. Спасибо за помощь.
И Джеймс, достав телефон, стал набирать какой-то номер. Он начал говорить с энтузиазмом другим своим парням о том, что он нашел способ наконец-то насолить корпоратам и, возможно, даже сбросить их с плеч, чтобы город мог спокойно вздохнуть.
«И угораздило ж меня в это ввязаться», - думала Урсулаи, наблюдая за парнем. Когда он договорил, она сказала:
- Нарисуй мне примерную карту, чтобы я точно ничего не перепутала. И тогда я полечу готовить свою часть представления. По дороге залечу в оружейную и открою её для вас. Так что не забудьте туда заглянуть, - вампиресса стала ждать, пока парень набросает схему местности.
Джеймс в ответ молча сел за компьютер и вышел на сайт google.com, выделив участок, где находилась его городок. Без кратера, естественно, ибо корпорациями подобное скрывалось тщательно. Распечатав этот кусок, он уже ручкой обвел место, где был кратер, и показал карту Урри.
- Вот наш городок. Кратер здесь. А севернее пункт, где происходит передача. Спасибо еще раз за помощь. Мы еще встретимся, - радостно ответил Джим. - Наши ребята скоро будут готовы.
Затем Урри сложила распечатанную карту в один из карманов куртки, дематериализовалась и, напоследок пожелав Джеймсу удачи с организацией, взлетела. Оказавшись снаружи дома, она постаралась сразу набрать высоту, чтобы ненароком никто не заметил, а затем уже направилась в сторону котлована, в котором стоило "прибраться".
Джеймс дождался, пока Урри улетит, затем спешно собрался, выключил компьютер и, сообщив матери, что вышел покататься на велосипеде, покинул магазин.
Урри долетела довольно быстро и осталась незамеченной – сонный послеполуденный городок явно не интересовался летающими барышнями. Котлован тоже опустел, ибо до приезда корпоратов было аж более двух часов. Вроде бы и много, но с другой стороны – безумно мало для исполнения хитрого плана.
Залетев по пути в хранилище оружия и отперев его изнутри, девушка решила ничего не забирать и добралась до котлована налегке. Она увидела стоящие тележки с камнями, лежащие без дела кирки и каски.
«Ну что ж, повеселимся», - она размяла руки, хитро усмехнулась и залетела в шахту, в которой пряталась накануне ночью.
Там было всё так же, только в этот раз никаких разговоров и стука металла о камень. Так как силы после еды у нее было довольно много, Урсулаи телекинезом перекинула десяток самых больших камней в одну из пустых вагонеток. Затем она напустила таинственного тумана и вылетела наверх, чтобы еще раз посмотреть, что да как снаружи. Дальше оставалось надеяться на Джеймса и его парней. Ну и на импровизацию.
Джеймс вместе с парнями в это время уже вовсю готовили план. Они установили одного из своих в том месте, где обычно происходит обмен, и поставили его настраивать камеру. Тот кивнул и спрятался где-то на чердаке одного из домов, включив камеру и будучи готовый уже записывать происходящее.
Далее Джеймс и ещё несколько парней проникли в склад с оружием, предварительно оглушив охранника, и достали оттуда винтовки, пистолеты, но пока их решили спрятать и занять нужные позиции - на крышах, за укрытиями, а Джеймс со всеми связывался по мобильному, но делал это тихо и вдали от всех, сидя на высокой вышке и подавая руками знак остальным.
Оценив, какие ребята молодцы, Урри постаралась как можно незаметнее подлететь к Джеймсу.
- Я смотрю, у тебя всё под контролем, - усмехнувшись, сказала она. - Я надеюсь, ты помнишь мою просьбу отогнать хотя бы один грузовик в город.
И не дождавшись ответа, она улетела к выходу из шахты, чтобы заранее не попасться на глаза тем, кто приедет сюда в ближайшее время. У нее была идея высунуться сквозь землю наружу и подсматривать, но на это пришлось бы потратить достаточно сил, а они ей сегодня еще пригодятся.
"Ну что ж, show must go on," - вспомнила вампиресса песню, услышанную однажды у О'Нилла на плеере.

0

53

«Шоу» не заставило долго себя ждать. Незадолго до шести часов вечера на пыльной дороге, ведущей из города, показалась цепочка грузовиков. Они ехали неспешно, поднимая вокруг себя тучи дорожной пыли, и неотвратимо приближались к городу. Урсулаи с ее позиции было видно, как машины лихо затормозили около шахты, и из кабин выпрыгнули водители и еще несколько людей. Расстояние было немаленькое, но Урри разглядела, что почти все они – китайцы.
Там, где готовились к транспортировке нагруженные рудой вагонетки, китайцев встречали усталые и запыленные «рабочие». Всего жалкая горстка мужчин и их сыновей против стройных изящных китайцев в темно-синих дорогих костюмах. Некоторые из них скрывали глаза темными очками, которые наверняка стоили дороже, чем все эти машины вместе взятые. Кстати, о машинах. Грузовиков было четыре штуки, китайцев – вдвое больше, а вот Урри ночью заметила, что склад руды не такой уж большой. Вернее, руды там столько, что навскидку можно будет заполнить только один кузов. Зачем же тогда подогнали еще три машины? Они надеялись получить больше?...
Между китайцами и местными зашел какой-то разговор, и Урри не слышала слов. Один китаец – тощий, маленький, но явно главный в этой компании – с надменным видом выслушивал «отчет» начальника склада и снисходительно взирал на протянутые им грязные бумаги.
Джеймс, по рации сообщив, что они приехали, велел своим парням занять позиции на крышах. Парни, будучи большими знатоками всего города и заядлыми хулиганами, любящими паркурить по вечерам, без труда смогли забраться на крыши и занять позиции. Конечно, в руках у них были явно не снайперские винтовки, но при тщательной стрельбе можно и попасть.
Однако никто не стрелял. Ждали сигнала. И в это время один из парней на крыше, но уже с камерой, включил запись...
Пока что на камере не было ничего такого, что могло бы оказаться полезным в таком деле. Китайцы кричали на местных мужиков, смешно дергая руками и топая худенькими ножками. Затем вся компания двинулась вглубь шахты. Урри, незаметно следящая за компанией, терпеливо дождалась, пока они окажутся на складе руды, где стояла вереница заполненных вагонеток.
- Почему так мало? – услышала вампирша раздраженный надменный голос. – Вам было поставлено в три раза больше рабочего материала!
- Но у нас была всего одна ночь! – оправдывались мужики. – Обычно поставки были на два дня раньше!
- Работать надо лучше! И больше! Вам платят не за то, чтобы вы только жрали и жопы просиживали в уютных домишках! – бесился «начальник».
Вообще это было нехарактерно для китайцев – столь бурное проявление эмоций вперемешку с нецензурной лексикой. Но здесь, среди простых деревенщин, они явно не заботились об имидже.
Джеймс взглянул на происходящее у шахты и подал знак товарищу с камерой, дав ему команду спускаться незаметно вслед за ними.
Тот кивнул и, спустившись с крыши, стал поначалу робко продвигаться вперёд, однако вскоре его неуверенность отступила, когда он увидел рядом с собой в виде сопровождения двух таких же парней, только вооружённых. Втроём они спустились в шахту, предварительно сняв обувь, чтобы ею не шаркать, и они затаились затем в темноте, возобновив запись.
Послушав недолго ругательства узкоглазого мужичка, вампиресса не на шутку рассердилась. Она, конечно, понимала, что людей в деревне эксплуатируют, но это  выходило уже за всякие рамки. Она телекинезом метнула один из булыжников под ноги китайцу и, изменив свой голос на низкий и гулкий, произнесла:
- Кто посмел потревожить мой сон?! - и Урри начала собирать из самых больших булыжников достаточно небольшого, но который всё-таки превышал человеческий рост раза в два, голема.
"Черт, а ведь ребята всё это тоже записывают на камеру..." - в какой-то момент девушка подумала, что она бы не хотела так светиться до поры до времени, но потом поняла, что с современными средствами видео можно будет чуть-чуть подправить. Осталось только надеяться, что местные сейчас сами всё не испортят.
- Я ждал момента мести несколько сотен лет! И вот, наконец, я могу уничтожить вас ВСЕХ! - пророкотала Урсулаи от имени каменного гиганта. Она сделала первый шаг своим подопечным элементалем в сторону узурпаторов.
Прервав свой поток возмущения, китайцы, удивленно повернув маленькие головы в сторону внезапного источника звука, вздрогнули и попятились. Пафос и надменность стерлись с их лиц, будто кто-то прошелся мокрой губкой. Пачкая в пыли свои начищенные черные ботинки, они отпрянули к неровной стене и, поняв, что бежать в общем-то некуда, дружно приняли единственное верное решение – взять себя в руки. Ведь, по восточному менталитету, даже попав в дерьмо, надо сохранить лицо.
- Это еще что за фокусы? – выкрикнул один из них, поворачиваясь туда, где недавно стояли местные мужики.
И… с удивлением обнаружил, что там уже давно никого нет. Мужики, первыми сообразив, что их сейчас будут бить, а также в силу деревенских суеверий, улепетнули вглубь шахты, прикрывая головы руками. Они планировали выбраться с другой стороны котлована, но китайцы не знали, что там есть еще один выход.
- Дурацкие дешевые фокусы, - повторил свою реплику китаец, но уже не так уверенно. – Ну и где здесь спрятан проектор?!
- Проектор?! - прогрохотала Урсулаи и громко как можно более устрашающе рассмеялась. - Вы, глупцы, думаете, что я шучу. Но нет, всё серьёзно, - и с этими словами она подцепила ближайшего к ней мерзавца заранее собранными из мелких камушков пальцами. Решив, что убивать она никого не хочет, она аккуратно кинула подобранное тело в сторону его соратников. - Вы думали, что можно безнаказанно красть мою руду? - девушка в виде голема продолжила своё наступление. Она надеялась, что ребята наверху уже начали исполнение второй части плана.
Это уже переходило всякие границы. Жалобно проскуливший что-то китайчик свалился в кучу пыли, испачкав свой идеальный костюм. Поднявшись на четвереньки и торопливо уползая в угол, он пробормотал что-то типа: «Вы мне за это ответите!» - но как-то не очень уверенно.
У его коллег, к слову сказать, были мозги, поэтому, увидев, что «голограмма» обладает плотностью, они попятились, а потом дружно рванули к выходу. Пострадавший китайчик попытался побежать следом, но оказался не на выгодной позиции и понятия не имел, как обойти каменного голема. Поэтому он принял единственное верное решение – улепетнул вглубь шахты туда, где недавно скрылись сельские мужики.
Парень, снимавший на камеру, быстренько отключил видеозапись, как только ему по передатчику Джеймс сказал прекратить запись, и запрятался где-то за вагонеткой с рудой. Ему, конечно же, было тоже страшно, как и китайцам, но он благоразумно решил не пытаться пробраться через голема, а отсидеться в углу и переждать, пока всё закончится.
Сверху в то же время начали раздаваться какие-то крики, послышались даже выстрелы: парни из банды Джима устроили китайцам наверху засаду. Конечно, не всё у них пошло так, как планировалось, однако нельзя было сказать, что они не воспользовались возможностью.
Китайчики быстро сообразили, что местные подняли бунт, но у них с собой не было ни телохранителей, ни оружия – никто даже не предполагал, что однажды деревенское быдло возмутится и посмеет поднять руку на господ! Прикрывая головы руками и удирая от своих преследователей, китайцы крикнули ожидавшим их водителям, чтоб заводили моторы. Заскочив в грузовики, они спешно захлопнули дверцы, и тут же машины рванули с места, выруливая на проселочную дорогу. Но это было уже неважно. Пусть проваливают. На другом конце шахты, где начинался котлован, побежавшего не в ту сторону китайца схватили местные парни и, хмуро взирая на него сверху, требовали объяснений. Сбежавшие китайцы поздно хватились недостающего члена группы, но было уже поздно – не возвращаться же за ним. То есть, возвращаться, но уже с боевой силой.
Попавшийся китаец угрюмо сидел на песке, мрачно оглядывая свой запыленный темно-синий костюм, и делал вид, что не понимает по-американски, рассчитывая на глупость и необразованность сельских подростков. Однако разве можно кого-то провести таким дешевым трюком? Кто не говорит по-американски в Объединенных Америках – тот явно не работает в крупной компании.
Уронив голема и вдоволь насмеявшись над видом убегающего мужика, который буквально пять минут назад строил из себя крутого, Урсулаи расправила крылья и отправилась искать Джеймса. Ей уже было всё равно, если её увидят местные ребята. Она сомневалась, что они бы стали болтать о том, кто им помог и что вообще случилось. Найдя парня, вампиресса спросила:
- Ну что, как у вас тут? Мою просьбу хоть выполнили? Раненые есть? - исцелять чужие раны она, конечно, не умела, но поинтересоваться всё же стоило, учитывая, что в том числе из-за неё эта заварушка и началась.
- Прошло не всё так успешно, как планировалось. Водители тронулись и уехали, хотя мы взяли одного из этих китайцев. - Джеймс кивнул на человека, которого уже связывала его команда. - Убитых немного. Среди наших их нет. Мы успели захватить два грузовика, прежде чем они уехали. Один мы оставляем вам, как и планировалось.
Затем парень включил мобильный телефон и набрал тому, кто снимал всё на видео.
- Эй, Лоун, выходи. Всё кончилось. И покажи то, что ты там снял.
Тот что-то ответил и положил трубку. Через пару минут он вышел из шахты и показал Джеймсу видеокамеру. Тот глянул на нее, покрутил в руках и сказал отнести её к себе и закачать видео на компьютер.
- Спасибо за помощь. Но только мы немного опасаемся, что они расскажут о том, что здесь произошёл мятеж, и как бы карательный отряд сюда не приехал, - с небольшой неуверенностью в голосе произнёс парень. - Сейчас надо поговорить с этим китайцем и пройти в шахту и схватить оставшихся там.
Парень подошёл к своим сверстникам и сделал им знак рукой.
- Пройдите в шахту и захватите оставшихся, - приказал он, и его команда разделилась на две группы: одна из них отправилась в шахту, а другая оставалась наверху, охраняла проход.
В шахте они, впрочем, никого не нашли: все китайцы, бросив своего товарища, успели уехать. Каменный голем тоже бесследно исчез (если не считать оставшейся кучки камней). Но вот что правда – то правда, вскоре действительно могут приехать силовики и устроить подавление бунта. Им ничего не будет стоить сровнять маленький городок с землей. Значит, нужно их опередить, а сделать это можно только одним способом… До наступления темноты добраться в Босваш и показать видео в полицейском участке. Способность Урсулаи располагать к себе людей будет очень кстати. Урри вспомнила разговор двоих ребят, подслушанный прошлой ночью в котловане. Те собирались взять каких-то девчонок и навсегда уехать в Босваш на чьей-то машине. И встречу назначили около магазина мамы Джеймса. Возможно, они еще не уехали.
- Хм, тогда нужно торопиться до Босваша, - задумчиво произнесла Урсулаи. Эх, если бы у неё было свободное время, она бы сама поговорила с заложником, вдруг он окажется какой-то важной шишкой. - Джеймс, мне нужна эта запись, причем как можно быстрее. Надо сдать этих уродов властям. Надеюсь, к тому моменту они не успеют до вас добраться... - закончила девушка свою мысль. Она думала, что могла бы оградить городишко от внешнего вмешательства, но это было слишком трудно, да и в её отсутствие защита бы быстро рассыпалась. К сожалению, такого рода магии она в детстве не училась. - Я знаю, на чем быстро доехать, главное, скажи мне, как получить запись.
Джеймс кивнул и набрал номер "оператора" видеокамеры.
- Лоун! Срочно дуй сюда. Нужна твоя видеокамера и копия видео на флэшке.
Тот что-то пробурчал, но через пять минут уже стоял перед Джимом с видеокамерой и флэшкой. Всё это было передано в ту же минуту Урри.
- Вся надежда на тебя. Поторопись. Видео на флэшке. Копия его у нас на компьютере и на флэшке. Сам оригинал на камере. На случай, чтобы не подумали, что монтаж. Не повреди её только.
Далее Джеймс стал объяснять вкратце Урри, как пользоваться современным переносом видео на компьютер. Мол, нужен специальный USB шнур со специальным разъёмом, подходящим к видеокамере, и затем на компьютере перекопировать уже на жесткий диск видео. Нужный шнур, к счастью, оказался у Лоуна, который пару минут назад проделывал точно такую же операцию, и он вместе с камерой оказался так же в руках вампирши.
- Мы надеемся, что до карательного отряда ход не дойдет. Мы будем вечно тебе благодарны, если тебе удастся предотвратить наше уничтожение. Если что - готовый грузовик ждёт в центре городка.
- Ребят, я постараюсь сделать всё, что в моих силах. И да, грузовик оставьте себе, пожалуй. У меня есть другой план, - улыбнулась вампиресса, глядя, как солнце катится к закату. Она еще успевала догнать тех, кого она подслушивала не так давно в карьере. Она даже сможет им объяснить, что произошло. Да что уж там, у неё есть вещественные доказательства. - В общем, удачи вам! - Урсулаи раскрыла крылья. - И мне тоже, - с этими словами она оттолкнулась от земли и направилась в сторону всё того же магазинчика, где планировала собраться местная бунтарская молодёжь. В крайнем случае, она просто уляжется на крышу автомобиля. Хотя, нужно же было, чтобы подростки ехали достаточно быстро, без всяких там: "Остановимся перекусить, а то ехать еще далеко". Девушка рассчитывала на то, что не придется за сегодняшний вечер использовать ещё какую-либо магию, ибо сил оставалось немного.
"Но голем всё равно знатный получился, - довольно ухмыльнулась она, подлетая к магазину. - Жаль, поделиться больше не с кем", - вновь вспомнив Криса, Урри взгрустнула, но отбросила мешающие мысли в сторону, так как ей предстояла увлекательная беседа.

0

54

Приземлившись вне поля зрения кого бы то ни было из горожан, она спрятала крылья и быстрым шагом направилась к машине, у которой уже кто-то собирался.
Два парня – те, которых она видела ночью в карьере, - погружали в багажник старенькой машины какие-то потрепанные походные сумки, неподалеку нетерпеливо переминались две девицы весьма провинциальной наружности. Обе блондинки, одна с короткой стрижкой, другая с простым длинным хвостиком, обе в чересчур коротких шортах, похожих на плавки, и обе же на высоченных каблуках, будто собрались не из города бежать, а дефилировать по подиуму на показе сельской моды. Девица с короткой стрижкой курила сигарету, нервно стряхивая пепел щелчком пальцев. На вид ей было лет двадцать пять. Вторая, помладше, покусывала длинные неаккуратные ногти. В воздухе висело заметное психическое напряжение всей компании.
- Привет! - негромко и немного неуверенно поздоровалась Урсулаи. - Меня зовут Лиза, у меня к вам дело есть... - она подошла поближе. - Мне надо, чтобы вы как можно скорее подвезли меня до города, иначе эту вашу деревеньку сожгут дотла, - она улыбнулась, что наверняка смотрелось не очень уместно в свете сказанного ею выше. - Я могу всё объяснить...
Девицы хмуро покосились на нее. Ни они, ни парни не видели, что она буквально свалилась с неба, поэтому приняли ее за местную или… не совсем местную. В любом случае, отнеслись к ней прохладно. Паренек, который был постарше и покрепче – кажется, другой парень прошлой ночью называл его Питером, - запихнул рюкзак в багажник старенькой машины и кисло посмотрел на Урри, прищурившись и словно пытаясь что-то вспомнить.
- А-а, - протянул он. – Ты ведь дочь старика Стенли Гилмора?
Дочь упомянутого Гилмора звали Элизабет, но Питер лишь услышал знакомое по звучанию имя и сделал поспешные выводы.
Немного поразмыслив, вампиресса решила не опровергать последнее высказывание.
- Да, да. Это я. А ты Питер, да? - вспомнила она ночные разговоры. - Ребят, возможно, вы мне не верите, но я сейчас не шучу. Все местные под угрозой. Там сейчас китайцы приезжали, а парни дали им отпор... Мы сняли компромат на них, надо его в полицию доставить... - если честно, Урсулаи уже не знала, как еще доказать срочность её дела. На крайний случай она думала, как бы выгоднее одного из них зачаровать.
Оба парня тупо уставились на нее. Лица у обоих была квадратные, уши оттопыренные, только у Питера волосы были темного оттенка, а у того, что поменьше ростом, торчали светлым ежиком.
- Че? – переспросила одна из девиц, бросая сигарету на песчаную почву и изящно раздавливая ее каблуком. – Ты че несешь, папенькина дочка?
С трудом подавив желание загрызть эту девицу, а заодно и запас сил пополнить, Урри, у которой и так был нелегкий день, сорвалась:
- Да чтоб вас! Вы отсюда сваливаете, потому что вас задолбал этот режим! - произнесла она тоном, не терпящим возражений. - И не надо говорить, что нет. Я ваш разговор слышала. Ты, Алекс, - повернулась она ко второму парню, - ты очень хочешь узнать потом из новостей, что твоих родителей, вместе со всеми остальными вывели на площадь и расстреляли за попытку сопротивления большой корпоративной машине? - очень вовремя девушка начала вспоминать умные разговоры на этот счет, которые она слышала от Джеймса и его парней. - А вообще, я вам соврала, я не дочь кого-то там, я вообще неместная, так что мне абсолютно похрен, что случится с местными жителями, но я рассчитываю, что не зря помогла провести восстание и планирую довести дело до конца, - она достала камеру. - Здесь материал, который позволит мне доказать, что тут у вас происходило. Если вам по-прежнему всё равно, я и сама доберусь, меня там грузовик ждёт украденный.
Закончив свою тираду, она собралась развернуться и уйти. В голове Урсулаи мелькала мысль о том, что она не совсем умеет водить машину. Так что оставалось только полагаться лишь на свои крылья. Хотя, и дороги-то она тоже не знает. Чёрт, слишком много проблем из-за толпы равнодушных подростков.
- Подожди! – остановил ее светленький парень, в то время как обе сельские девицы обиженно надулись. – Откуда ты узнала о том, что мы здесь?
- Тише разговаривать надо, - не оборачиваясь ответила ему вампиресса, но всё-таки остановилась.
- Подслушивать чужие разговоры нехорошо! – встряла другая девица, та, что была помладше и с длиннющими ногтями.
- Помолчи, Тара, - вдруг сказал Питер и хмуро посмотрел на Урри. – Ладно, слушай, как тебя там, объясни нормально, что происходит? Случилось что-то, о чем всем нам следует знать? И если ты не отсюда – тогда что ты здесь делаешь?
- Я путешествую в поисках старого друга. Ваш городок был по пути, а мне нужно было где-то остановиться, - развернувшись к парню и слегка успокоившись, ответила та. - Случилось то, что часть ваших местных напала на узкоглазых, покалечила их и, с моей помощью, немного припугнула. Они также взяли одного заложника. Почти всё это было снято на камеру, чтобы можно было предъявить в качестве улики о нарушении прав человека, - Урсулаи снова подняла руку с камерой. - Запись у меня, как я уже говорила. Однако, ребята боятся, что сбежавшие ваши начальники привезут подмогу и сожгут тут всё дотла, либо сделают что-либо ещё, после чего у оставшихся в живых уже не будет выбора, кроме как за бесценок, да просто за право жить, в конце концов, работать день и ночь.
Питер почесал затылок. До него медленно стало доходить, что вот совсем недавно случилось нечто важное.
- Капец, - наконец сказал он. – Сегодня должны были приехать эти и забрать свое железо,-  припомнил он. – Что на записи? – спросил он.
- Их попытка забрать то количество, которого, разумеется, мало. Вообще, смысл пересказывать, - зная, что у нее есть копия записи на флешке, девушка протянула камеру, - посмотрите сами.
Забыв о том, что только что собирались драпать из города, оба парня склонились над маленьким записывающим устройством. Девицы ринулись к ним, чтобы тоже посмотреть. На протяжении всего краткого видео их лица странно изменились.
- Это… это… - пробормотала девица с короткой стрижкой.
- Кто устроил всю эту хрень? – выразился Питер более конкретно. – Чья это идея?
Урри злобно усмехнулась.
- Смотря о какой именно части плана идет речь.
К слову сказать, парень, монтировавший видео, успешно вырезал часть с големом, поэтому ничего сверхъестественного на записи не было. И ребята среагировали неожиданно просто.
- Пофиг, - сказал Питер. – Эти придурки из города угрожали, на них напали какие-то наши гопники – и что? Нас теперь всех перебьют! – взвыл он.
Девушка забрала обратно камеру, а второй рукой отвесила Питеру звонкую почещину.
- Прекрати вести себя, как баба! - она бросила не обещающий ничего хорошего взгляд на собиравшихся было возмутиться сельских девиц. - Потому я и прошу как можно быстрее доставить меня в город с этим материалом, чтобы успеть вас защитить. Что непонятного-то? - она вздохнула. - Если вы всё ещё боитесь, как маленькие детишки, то я сама прекрасно справлюсь.
Питер опешил. Схватившись за щеку, которую вдруг словно огнем обожгло, он растерянно замер, не зная, то ли повести себя, как четкий пацан, и не бить бабу, то ли отвесить наглой дамочке люлей и тем самым спасти свою репутацию в глазах своих подружек. Наконец «пацанский кодекс» перевесил.
- Ты че, больная на всю голову? – выругался он. – Совсем тупая? Могла бы нормально сказать! Че вот ты с этой записью теперь делать будешь?
Мелкий Алекс, кажется, соображал быстрее.
- Она хочет отвезти запись в полицию, в город, - сказал он вместо Урри. – Привезти сюда копов.
- А тебя не спрашивали! – огрызнулся Питер обиженно. – И вообще, нахрена было это делать? Нам никто не поверит! Видео может быть поддельное. Никто просто не поедет разбираться в такую глушь!
Девицы явно перестали улавливать суть происходящего и стояли с довольно туповатым видом.
Поняв, кто во всей этой компании наиболее адекватен, Урсулаи обратилась к Алексу.
- Парень, если ты понимаешь, чего я добиваюсь, то помоги мне. Я бы с радостью справилась сама, но просто не знаю дороги. Там целый грузовик в нашем распоряжении, - она вздохнула, понимая, что выбора у неё нет и придётся использовать запасной план. - Поверь мне, я знаю, как убедить полицию помочь, - последняя фраза, незаметно для остальных, должна была подтолкнуть Алекса к верному, с точки зрения вампирессы, решению. Ей нравился этот мелкий, но в данном случае, когда уже каждая минута была на счету, последнюю надежду пришлось подкрепить магией.
- Я понимаю, - нерешительно сказал паренек, явно смутившись оттого, что к нему лично обратилась красивая девушка. – Э-э… Пити, поехали, а?...
- Куда? – не понял старший парень, все еще держась за щеку.
- В город. В полицию.
- Я уже не хочу никуда ехать! – обиженно проговорила коротко стриженая девица. – Я с самого начала не хотела, это все Пити виноват, он меня сюда притащил!
- Хелен, заткнись, - среагировал Питер. – Не хочешь – оставайся на здоровье. Я поеду в Босваш. Кто сейчас же не сядет в машину – останется ждать следующего рейса!
Испугавшись этого внезапного эмоционального взрыва, девицы поспешно заторопились сесть на заднее сиденье старенькой спортивной тачки с открытым верхов.
- Садись вперед, - тихонько сказал Алекс Урри и подсел к размалеванным девушкам.
«Это было сложнее, чем я думала, - размышляла та, захлопывая за собой дверь и краем глаза следя за нервным парнем. - Нет, доверять ему теперь будет одной большой ошибкой. Зато можно будет укусить его в случае чего. А что, назову это самообороной», - мысленно хихикнула вампиресса. Она слегка успокоилась и сделала вид, что задремала, а сама же подглядывала, куда они едут, через приоткрытый глаз, чтобы, в случае чего, вернуться.
Поспать ей так и не удалось – девицы позади нее начали громко ворчать и повизгивать по поводу и без, пронзительными голосами обсуждая то, что они видели на видео. Судя по их бессвязным комментариям, они не поняли ровным счетом ничего. Алекс отмалчивался. Питер наконец спросил, чуть скосив глаза в сторону Урри и немного отвлекаясь от дороги:
- Как тебя зовут, и откуда ты меня знаешь?
Не открывая глаз, та негромко ответила:
- Вы можете звать меня Лизой, - уж очень ей понравился этот псевдоним. - Я уже говорила, что просто слышала ваш разговор в котловане прошлой ночью, - Урсулаи предпочла не рассказывать, как именно она там оказалась и зачем. - Не бойтесь, другие вряд ли его слышали. Хотя, мне интересно, что думают ваши родственники о вашей пропаже.
- Ну… мы оставили им записки. Я точно оставил, - не очень уверенно ответил Питер, вновь начиная следить за дорогой. – А ты откуда такая взялась, а, Лиза?
- Во-первых, меньше знаешь - крепче спишь, - ухмыльнулась вампиресса. - Ну, а во-вторых, если я тебе честно расскажу, что произошло, ты всё равно мне не поверишь, - хотя рассказать дико хотелось. Должен же кто-то повосхищаться тем, какая она смелая и сильная.
- Ну если ты начнешь врать, что ты из какой-нибудь конторы «защитников леса, природы и пидорасов» - тогда точно не поверю, - серьезно ответил Питер. – А во все остальное – поверю. Мы тут такоооого насмотрелись все… Наверное, я видел все, что возможно.
Урри услышала, что треп девиц позади нее притих – те заинтересовались их разговором.
Мысленно девушка потянулась, похрустела пальцами и шеей, размялась, словно перед долгой пробежкой, и ответила:
- Ну что ж. Расскажу сначала вкратце. Я сбежала с засекреченной базы проекта Звездные Врата, так как мне там стало скучно. Я решила попытаться найти своего старого знакомого, который пропал где-то в Тибете, когда мы пытались прыгнуть через портал. Этот портал занес меня в ваше будущее. Для этого я, спрятавшись в грузовом самолете, долетела до Босваша, там нашла парнишу, который рассказал мне всё о маглевах. На маглеве я решила отправиться до Китая или Тибета, но посередине пути на этот самый маглев напала какая-то неведомая хрень, которая жрала поезд, словно гамбургер. Я эту хрень сломала изнутри, потом была эвакуация выживших, но вода начала прибывать через пробитый туннель, но мы нашли какую-то комнатку в стене, - она сделала небольшую паузу, перевела дыхание и продолжила. - Кстати, об этой катастрофе вы могли слышать в новостях. Я даже знаю, где нужно искать оставшихся людей, но не смогла никуда дозвониться из-за ваших местных проблем со связью. В общем, я с еще одним чуваком решили всех спасти и отправились искать какие-нибудь спасательные капсулы. Нашли, решили всплыть на поверхность и звать на помощь. Но на нас напали рыболюды, моего товарища утащили, и мне пришлось его спасать. Правда, выяснилось, что ему и там неплохо, так что он остался с этими сектантами. Ну, я немного подожгла их деревеньку. Не знаю, что там потом происходило, я рванула оттуда в первом попавшемся направлении и попала к вам. Ну и тут успела дел наворотить, - Урсулаи глубоко вдохнула. Интересно, сколько часов пути можно скрасить, если рассказывать всё это в более мелких подробностях? Оваций она, конечно, не ждала, но ей всё равно было любопытно, что именно скажут эти ребята.
Если бы О’Нилл и тем более Гарсия услышали сейчас, как Урсулаи будничным тоном выбалтывает информацию о некоем «секретном проекте» - они бы схватились за голову. На счастье Урри, сельские парни были слишком тупы, чтобы заинтересоваться этим, а девиц, похоже, вообще мало что интересно, кроме них самих. Питер противно захихикал, внезапно повеселев.
- Это типа прикол такой? – спросил он. – Ну типа смешно. А теперь давай серьезно – если ты не дочь Гилмора, тогда где ты живешь? Рядом с хлебной лавкой бабы Нелли?
Урри, подготовившая красочный рассказ о своих необычных приключениях, вдруг с обидой осознала, что большая его часть прошла мимо Питера, тот наверняка не понял и половины, что уж говорить о сельских девчонках… Урри еще не поняла, что в этом мире то, что было для нее совершенно обычным, расценивалось как мистика, фантазии и розыгрыш.
- Вот та часть, где я говорила, что неместная, шуткой не была, - уже серьезным и безразличным голосом ответила девушка. Она рассчитывала, что хотя бы Алекс, который всё еще казался ей самым адекватным в этой компании, хоть часть её слов воспринял всерьёз. Честно сказать ему, что она вообще-то с другой планеты будет ещё более глупой идеей.
"А он думал, что я просто так сказала, что в эту историю сложно поверить," - подумала Урсулаи.
- Сколько нам ещё ехать? - спросила она, решив перевести разговор в какое-нибудь более приземленное и близкое по уровню Питеру русло.
Но все оказалось не так просто, и зря она рассчитывала на адекватность Алекса. Наклонившись к передним креслам, он неожиданно спросил:
- А откуда нам знать, вдруг ты шпионка узкоглазых, а? Мы щас тебя довезем куда надо – и выяснится, что это часть какого-то хитрого плана.
- Да будь я шпионкой, я бы краденым грузовиком воспользовалась и наверняка быстрее бы оказалась на месте, - хмыкнула Урри. - Зачем бы я стала обращаться за помощью? У меня был бы проработанный план, как доставить запись в управление, никого из местных не потревожив. К тому же, откуда бы я знала, что местная молодежь решила поднять восстание? Хотя, могла бы и услышать где-нибудь, - она уже представила, как бы это выглядело. - Но вы бы тогда видели меня и раньше.
Но этих двоих было не так-то просто призвать к здравому смыслу.
- А что, - внезапно поддержал Алекса Питер, – вдруг у тебя на нас какие-то планы, и сейчас выяснится, что нам следовало выкинуть тебя где-нибудь посреди леса?
- И ты туда же? - разочарованно воскликнула вампиресса. - Может проще вас четверых просто сожрать и самой добраться до города? - высказала она то, что вертелось у нее в голове последние несколько минут. В принципе, вариант достаточно неплохой. И уж столько сил ей хватит не только на то, чтобы долететь, но и чтобы вернуться. К тому же, это могло бы получиться даже быстрее, но нет. Это был самый запасной план.
- Дай-ка еще раз посмотреть то видео, - внезапно попросил Алекс, протягивая руку с заднего сиденья.
Получив от Урри маленькую камеру, он погрузился в повторный просмотр, отталкивая нависших над ним любопытствующих девиц. На видео было частично запечатлено прибытие китайцев, слабо слышен их разговор с рабочими шахты, далее камера двинулась по тоннелю к приближающимся голосам… Далее откуда ни возьмись раздался грозный голос, как в старых фильмах о древних чудовищах, однако сам источник звука остался за кадром. Камера засняла только улепетывающих китайцев и… как ни странно, местных. Хотя, может быть, это была часть тщательно отрепетированного спектакля.
- Ну че там? – нетерпеливо крикнул через плечо Питер.
- Ща… - пробормотал Алекс. – Странно.
- Че странно?
- Ну… я так понимаю, Джеймс и компания использовали какие-то дешевый трюк с подменой голоса. Но это же явно подделка. Почему тогда эти пидорасы так испугались?
- А хрен их знает, может, это был очень хороший фокус, - фыркнул Питер, чуть сбавляя скорость, поскольку машина приближалась к железнодорожному переезду. – Какая хрен разница? Мы все равно валим оттуда.
- Да я одного не понимаю, - сказал Алекс. – Ты, Пити, уж не обижайся, но мозгов у тебя всегда было маловато.
- Чеее?! – на высокой ноте взвизгнул Питер. – У меня мозгов маловато?!
Девицы захихикали в предвкушении разборки.
- Не кипятись, - строго сказал Алекс. – На правду не обижаются. Все это видео – явная подстава. Ты действительно думаешь, что узкоглазые реально испугались бы обычной голосовой записи в пещере?!
Питер, уже собиравшийся что-то сказать крайне резкое, вдруг задумался и остановил машину около опустившегося шлагбаума, пропуская товарный состав. Он повернулся на заднее сиденье уже без агрессии. Питер был мальцом вспыльчивым, но быстро остывал.
- Дай позырить, - потребовал он.
Пока товарняк медленно двигался по железной дороге, Питер просматривал запись, прикладывая камеру к уху, чтобы расслышать звуки, заглушаемые стуком колес.
- Ну да, пугливые оказались, - пожал он плечами. – Ну странно, - наконец признал он. – И что?
- Как – что? – опешил Алекс.
- Ну вот так – и что?
- Видео – подделка. Это не будет доказательством.
- Нам-то какая хрен разница?
Урри с удивлением обнаружила, что стала свидетельницей довольно забавного спора. Оба парня говорили на одном языке, используя похожий и понятный друг другу сленг, но при этом друг друга решительно не понимали.
Вампиресса начала уже думать, что парни, записывающие видео, сделали это очень плохо. Ну, в крайнем случае, можно будет напирать именно на еле слышные диалоги с эксплуататорами. А уж совсем запасной план - использовать внушение на шефа полиции. Но сейчас ей было важно, чтобы поверили эти балбесы, потому что лететь самой не очень-то хотелось.
- Знаете что. Мне надоели ваши споры, - произнесла она и, решив действовать по-плохому, силой мысли вырвала камеру из рук парней и перенесла её в свои руки. Если они решат её сжечь, как дагонцы, она без проблем с ними справится. В худшем для них случае, ещё и перекусит ими.
Питер крутанул руль своей тачки-развалюхи с такой силой, что шины с визгом пропахали насыпь на обочине. Девицы на заднем сиденье возмущенно вскрикнули что-то типа: «Не дрова везешь, мудак!». Но Питер их не слышал. Он остановил машину и оглянулся на слегка ошалевшего Алекса, который так и замер, будто все еще держал в руках камеру.
- Ты как это сделала? – тупо поинтересовался горе-водитель у Урри.
Сохраняя абсолютно невозмутимое выражение лица, та пожала плечами.
- Не знаю. Случайно вышло, наверное, - выдала она, стараясь не рассмеяться во весь голос.
И пока парни отвлеклись на нее, вампиресса мысленно нажала на педаль газа. Благо, за недолгую дорогу она успела разобраться, что к чему в управлении этой железякой. Но нажала плавно, дабы не убить всех и самой не долбануться. Машина медленно поползла вперед, стараясь вернуться с обочины на нормальную дорогу.
Питер выругался и вцепился в руль, девицы запоздало взвизгнули.
- Что за хрень?! – запаниковал Питер. – Я потерял управление! Вот дерьмо, эта старая развалина постоянно глючит!
- Мне кажется, что эта железяка хочет, чтобы ты не отвлекался от дороги на всякие видеозаписи, - всё тем же ровным тоном ответила Урсулаи. Она была довольна произведенным эффектом, хотя понимала, что сильно распыляться на магию не стоит, потому что сил на магию в самом городе может не остаться.
- Тупая груда металлолома! – продолжал бушевать Питер.  – Мы так точно никуда не доедем!
Он наконец сумел более-менее восстановить контроль над машиной (или, скорее всего, это Урсулаи прекратила колдовать), но не успокоился и продолжал ругаться. Алекс незаметно возвел глаза к небесам, девчонки притихли. У Урри же появилась возможность просмотреть видеозапись.
Сначала шла запись «сверху» - видимо, оператор сидел на насыпи или на дереве. С этого ракурса вход в шахту не был виден, зато отлично запечатлелись подъезжающие по грунтовой дороге грузовики, из которых выходили китайцы. Их разговор с местными мужиками с этого расстояния слышен не был, зато потом картинка сменилась, и показался темный коридор шахты. Здесь из-за неяркости освещения лиц нельзя было разглядеть, только мелькавшие смазанные силуэты, однако были слышны голоса. А когда китайцы начали угрожать – это было слышно особенно четко. Далее была запись грозного голоса из ниоткуда (Урри порадовалась, что у дурака-оператора хватило мозгов не снимать голема, хотя, возможно, с его ракурса – а он прятался за поворотом коридора – он просто не мог этого сделать). Потом короткая сцена с улепетыванием китайцев – и видео кончилось.
Да уж, не ахти доказательство, но хотя бы можно напирать на то, чтобы полиция провела проверку. Местные ребята точно все подтвердят и даже скажут название угрожавшей им компании. А для полноценного суда какая-то малопонятная видеозапись точно не годилась.
"Ну, что ж. Будем давить тем, что есть. В любом случае, нужна хоть какая-то помощь, иначе деревню разбомбят... - рассудила Урсулаи. - С другой стороны, если этих уродов покрывает правительство, то уже ничего не сделать... Ладно, едем и едем," - заключила она. Проблемы надо решать по мере их поступления.
Питер ругался еще некоторое время, потом затих. Некоторое время ехали молча по какой-то пустынной темной трассе. Солнце уже зашло, и небо окрасилось в темно-фиолетовый цвет. Здесь, вдали от крупных городов, темнота ночи казалась густой и непроницаемой.
Наконец по бокам дороги стали появляться редкие фонари, затем замелькали какие-то строения, показались вполне жилые домики, огороженные заборами… И вот Питер повернул в какой-то поселок и остановил машину около двухэтажного коттеджа.
- Приехали! – объявил он.

0

55

Осмотрев пункт прибытия, Урсулаи, как можно более спокойно, уточнила:
- И куда же? Это не похоже на то место, куда мне было нужно.
Питер, вылезая из машины, воззрился на нее, как на дурочку.
- До Босваша еще часов шесть ехать, - снисходительно пояснил он. – А здесь мы остановимся переночевать. Если ты, конечно, не против, - ехидно добавил он.
Урри только сейчас заметила покосившуюся вывеску на двухэтажном домике «Мотель».
- Пф, мне-то что, не мой же город разбомбят в ближайшее время, - хмыкнула Урсулаи. Она не была против ночлега, хотя ей скорее хотелось перекусить, нежели спать.
В её голове роился немного коварный план, включавший в себя перекусить одной из девиц и долететь до Босваша самой. Однако, была маленькая проблема: надо еще как-то узнать, в какую сторону лететь. В общем, план явно стоило доработать.
- Ну не должны же мы из-за этого не спать всю ночь, - фыркнул Питер, поразив Урри своей непрошибаемой практичностью.
Машина пикнула, сообщив о включении сигнализации, и все пятеро друг за другом прошли в узкую дверь коттеджа. Урсулаи увидела небольшой, но уютный холл, в котором тускло горели симпатичные торшеры в колониальном стиле. Из мебели здесь была только обшарпанная стойка регистрации и два старых продавленных дивана, между которыми втиснулся круглый журнальный столик, заваленный блестящими пластиковыми листами. В обе стороны из холла расходились коридоры с деревянными дверями (очевидно, в номера), также имелась узкая лестница на второй этаж. Навскидку казалось, что в мотеле около десяти комнат. Здесь было небогато, но чисто и в меру уютно, а уж после мрачной иннсмаутской гостиницы и вовсе шик.
Питер нетерпеливо постучал костяшками пальцев по стойке. Из задней комнаты тут же пулей вылетел нервный бледный парень в старомодной кепке набекрень, и затараторил:
- Добро пожаловать в Аркхэм! Я надеюсь, вы впервые в Новой Англии, потому что у нас действительно есть что посмотреть!
- Мы что, похожи на туристов? – довольно невежливо перебил его Питер.
Парень встрепенулся, заморгал и словно только что увидел всю компанию.
- Э-э… извините, - пробормотал он. – Меня зовут Дэннис Кит, я администратор этой гостиницы. Могу я вам чем-то помочь?
- Да, у вас есть две… три свободные комнаты? – осведомился Алекс, решив взять «командование» на себя.
- В настоящий момент все комнаты свободны! – с готовностью сообщил Дэннис, однако без особого энтузиазма.
- Отлично, - обрадовался Питер. – Мы остановимся здесь на ночь. Нам нужны две комнаты с двумя кроватями, можно двуспальными, и одна с… Эй, красотка, я надеюсь, у тебя есть с собой бабло, иначе придется ночевать в машине! – обратился он к Урри.
Пошарив в кармане куртки, та вытащила уже использованную карточку на имя Камерона Митчелла и протянула её Дэннису.
- Я за всех плачу, - спокойным тоном проговорила она. - И лично мне - номер получше и на втором этаже.
"А то вдруг не смогу уснуть, так хоть можно будет на крыше проветриться," - подумала вампиресса.
У неё в голове уже начал рождаться усовершенствованный план действий, который включал в себя молодого администратора. Жаль, здесь не было других жильцов, потому что Урсулаи была готова перекусить кем угодно, лишь бы достигнуть своей цели как можно быстрее.
Питер и девчонки с удивлением воззрились на блестящую банковскую карточку, на которой стояло не то мужское, не то женское имя. Девчонка представилась Лизой, а карточка, значит, принадлежала, скорее всего, ее богатому ухажеру. Откуда еще у деревенской девчонки счет в банке? Дэннис, кажется, подумал о том же самом, но живо схватил карточку и принялся искать в ящиках старенький считывающий аппарат, который давно где-то валялся отключенным.
- Э-э… не надо за всех, мы за себя заплатим, - попытался влезть Алекс, но одна из девиц кокетливо прикрыла ему рот рукой.
- Тихо, сладенький, - сказала она. – Если она так хочет – что ж, пускай, раз бабла не жалко.
- Я и сам могу за себя заплатить, - фыркнул Питер, явно уязвленный. – Вот за двухместный номер, - он протянул администратору две мелкие купюры с портретами американских президентов.
Администратор растерялся, явно не зная, как поступить. Когда постояльцы не могут друг с другом договориться – это самое сложное в его работе.
- Так значит… один «дабл» на один счет и… э-э…? – он робко взглянул на Урри.
Закатив глаза, она закончила за парня:
- Один дабл и еще какой-нибудь классный номер на втором этаже за мой счет.
- Нет, я сам! – встрял Алекс и вытащил из кармана пачку мелочи. Его щеки раскраснелись, он явно разволновался.
Дэннис все еще выглядел растерянным.
- Так э… значит, два «дабла» на один счет… тьфу, один двухместный номер на один счет, еще один двухместный на один и… - он перевел взгляд на Урри.
- Да, все правильно, - перебил его Питер. – Один двухместный оплачиваем отдельно, еще один тоже отдельно, а вот этой даме одноместный, как я понял.
Наконец сложные расчеты были проведены, и растерянный администратор выложил на стойку три старомодных ключа с бирками из линолеума.
- Вот, - сказал он. – Один двухместный на втором этаже, один на первом, и еще «сингл» - наверху.
Питер тут же схватил ключ от номера на втором этаже.
Девица, держащаяся за руку Алекса, надулась.
- А еще одного двухместного наверху нет? – капризно спросила она.
- Есть, но он… э-э… короче, ремонтируется, - смутился администратор. – Могу предложить на втором этаже, но с раздельными кроватями.
- Пойдет, - кивнула девица. – Кровати сдвинем.
Дэннис принес еще один ключ.
- Вас проводить? – спросил он.
- Сами разберемся, - отмахнулся Питер и, взвалив себе на плечи небольшой рюкзак, первым ринулся к лестнице. За ним затопал Алекс и две девчонки.
- Мисс, вас проводить? – обратился администратор к Урри.
Немного подумав, она ответила:
- Да, было бы неплохо, - и она обаятельно улыбнулась. Никогда не знаешь, что можно узнать, пройдясь с администратором гостиницы. К тому же, надо было поспрашивать, что тут и где. - Можете заодно мне показать, что тут где находится? Интересно же, я в этих краях вообще впервые.
Хотя, вряд ли бы ей ответили что-то вроде: "О, вы знаете, вот здесь у нас бильярдный стол, тут караоке, вот там маленький уютный кинотеатр, а за ним бассейн с сауной. А еще наша гостиница находится в чудесном историческом месте, тут куча достопримечательностей, музеев и театров". Но всё-таки, можно было узнать, есть ли тут вообще хоть что-то.
Администратор резво выскочил из-за стойки и с готовностью сообщил:
- Да, конечно, у нас в округе множество интересных мест! Но где же ваш багаж, мисс?... Я с радостью отнесу его в вашу комнату!
Оглянувшись на свой рюкзак, вампиресса ответила:
- Нет, спасибо, я путешествую налегке, - и, немного подумав, добавила. - Что вы там говорили про интересные места? А то это место не выглядит каким-то уж... - она прикинула, какие именно слова не станут обидными, - центром туризма.
- Ну вообще-то так и есть, - чуть смутившись, согласился парень. – Туристов привлекают сюда в основном всякие местные легенды, и им нужно где-то остановиться. Десять лет назад моя двоюродная тетка выкупила этот коттедж и сделала гостиницу для туристов, - охотно поведал он, жестом приглашая Урри подняться по лестнице. – Это маленький… поселок, но у нас есть своя дискотека, несколько магазинов, поле для гольфа и даже спорткомплекс. Ну и краеведческий музей, конечно.
"Ну, звучит не так уж и скучно", - подумала девушка.
- А что за легенды, о которых вы упомянули? Я как раз интересуюсь такими вещами, - сказала она, решив, что начала интересоваться всякими легендами еще в Иннсмауте, где эти легенды ожили прямо на её глазах. Лучше бы, конечно, не оживали вообще никак, но какая-то часть вампиресского сознания была счастлива пережить такое приключение и была бы не прочь поучаствовать в еще одном.
- Да фигня, - отчего-то замялся парень, неторопливо поднимаясь за ней по скрипучей старой лестнице с обшарпанными перилами. – Чушь какая-то. Знаете ли, леди, в Новой Англии вообще много всяких мифов, но если вы действительно ими интересуетесь – где-то у меня лежала книжка, составленная одним местным фольклористом. Могу принести, если желаете.
- Нет, нет, погоди, - вампиресса даже остановилась, закончив подъём по лестнице, - ты вспомнил что-то конкретное, когда речь зашла об этом, ведь так? - она замечала это во взгляде парня. И тут ей в голову пришла дурная идея. - Слушай, а у вас есть карта местности? У меня просто плохо с ориентированием. Может, ты мне сможешь помочь. Но сначала про легенды договори, - улыбнулась она, всё ещё не сходя с места.
- Да их так полно, что я даже не знаю, с чего начать… - засмущался администратор. Но вдруг его лицо просветлело. – Но если вы не против выпить внизу чашечку чая или кофе, я с удовольствием поведаю вам то, что знаю! – вдруг выпалил он. – А заодно поищу карту. Но вы сначала наверняка хотите осмотреть комнату?
- Да что там осматривать, - ответила Урсулаи, умиляясь попыткам парня казаться джентльменом, - я разве что рюкзак закину в номер. А потом с удовольствием послушаю ваш рассказ.
"Что-то мне подсказывает, что надо охранное заклинание на рюкзаке обновить. Не нравятся мне мои попутчики..." - думала она, следуя за парнишкой к своей комнате.
- Сейчас, я только вещи оставлю, руки помою и выйду, - погромче произнесла девушка и закрыла за собой дверь.
Кинув рюкзак на кровать, она прошептала несколько слов. Над рюкзаком загорелась красная руна, которая почти тут же пропала. Быстренько сполоснув руки в небольшой, но, к счастью, имеющейся раковинке, она вышла в коридор.
- Вроде бы, закрыла, - снова чуть громче своего обычного голоса произнесла Урри, пряча ключ от номера в карман. - А теперь нас ждёт время интересных историй! - с этими словами она взяла парня под руку и повела его обратно вниз, чтобы он не вздумал проверить очень неплотно закрытую дверь. Урсулаи очень надеялась, что она ошибается в парнях, и никто в ее ловушку не придет, но перестраховаться никогда не помешает.
Из двери напротив доносились приглушенные голоса: девушка капризным голосом отчитывала кого-то. Урри подумала, что здесь, должно быть, поселился Питер со своей девицей, и сейчас они из-за чего-то ругаются. К слову сказать, бегло оглядев свою комнату, Урри убедилась, что здесь намного приличнее, чем в старой обшарпанной гостинице Иннсмаута. Маленькая комната с односпальной кроватью, старенький телек на стене, зеркало, крошечный санузел, в который не влезла даже душевая кабина… То есть, душ был, но роль душевой кабины выполнял обычный поддон со сливным отверстием. Правда, надо отдать должное, здесь было чисто, в меру уютно, и даже ковер на полу был.
Дэннис, смущенный таким вниманием, натянул на себя более-менее уверенный и расслабленный вид и принялся рассказывать о гостинице:
- Этот особняк раньше принадлежал какому-то богатому семейству, еще лет двести назад. Но потом они почему-то вынуждены были его продать одному моему далекому предку, который жил здесь со своей семьей. В итоге особняк обветшал и едва не превратился в настоящую древнюю рухлядь, но моя двоюродная тетка, которая получила его по наследству, смогла навести здесь ремонт, а затем превратила в гостиницу. Я у нее подрабатываю на каникулах, - охотно вещал он, когда они уже спустились вниз. – Туристов сейчас немного, но через пару месяцев их станет больше. Ну вот мы и пришли, присаживайтесь, леди, - Урри увидела два дивана напротив стойки администратора, между которыми приютился низкий стеклянный столик, заваленный всякой бумажной прессой. – Желаете чай или кофе?... Хотя, наверное, кофе на ночь пить не стоит, - неловко засмеялся парень.
Вампиресса постаралась вспомнить, пытались ли ей когда-то предложить кофе. Наверняка, кто-то с базы хотел провести пару экспериментов, желая увидеть, как на нее повлияют те или иные продукты.
- Да ладно, я все равно почти не сплю ночью, - почти не соврав, ответила она. – Но лучше все-таки чаю. Черного и с сахаром, если можно, - мило улыбнулась девушка. – Ты так интересно рассказываешь, что не терпится услышать что-нибудь еще. А в этом здании есть привидения, раз оно такое старое? – Урсулаи наблюдала, как парень суетится, готовя горячий напиток.
- А? – рассеянно отозвался из-за административной стойки Дэннис. – Привидения? Н-нет, не видел… а вот про старый маяк на берегу моря говорят всякое… Но туда пешком не дойти, это далековато. В самом Аркхэме довольно много всякого творится, - немного сбивчиво пояснил он, а потом принес чашку на блюдце и вазочку с какими-то печеньками и поставил все это перед Урри. – Угощайтесь, мисс. Я где-то слышал, что в чае содержится больше кофеина, чем в кофе, но я думаю, это враки.
Себе он при этом чашку не принес. Урсулаи наконец смогла рассмотреть его лоб-в-лоб. Обычная в общем-то внешность: худощавое телосложение, бледноватый вид, волос почти не видно – они полностью спрятаны под старомодную кепку, нахлобученную козырьком вбок, приятные, но не особо выразительные черты лица… парень как парень. Последнее время Урри видела таких чуть ли не на каждом шагу. И ни один из них не был похож на Кристофера О’Коннела.
- Итак, что же вам интересно узнать? – задумчиво продолжил Дэннис, обшаривая глазами покрытый лепниной потолок. – Штат Массачусетс вообще-то довольно большой, а мы находимся на окраине Аркхэма. Это не то чтобы маленький город, но делать здесь особо нечего. Это университетский городок, стоящий на реке Мискатоник. А этот самый Мискатоникский университет, говорят, славится какой-то особо древней библиотекой, но я внутри никогда не бывал. Не особо интересуюсь всякой чепухой, - он скупо усмехнулся, почти не размыкая губ. – Говорят, в этой библиотеке хранятся какие-то древние и странные книги, но я в это не особо верю. В округе и без древних книг всякие истории ходят, одна страшней другой. То про оборотней, то про вампиров всякую чушь сочинят, - он презрительно фыркнул.
- Эх, как бы я хотела попасть в эту библиотеку... - мечтательно проговорила Урсулаи. - И на маяк прогуляться... Жалко, времени не так много, - договорила она и взяла печеньку. Казалось, этот город словно создан для того, чтобы искать приключений на свою пятую точку. Но нужно было сдержать свое обещание, данное Джеймсу.
- И что, хоть часть из них является правдой? - сделав еще пару глотков чая, уточнила девушка.
- Откуда ж мне знать, - неопределенно пожал плечами Дэннис, с преувеличенным интересом наблюдая, как Урри ест печенье. Сам он при этом ничего не ел. – Кто-то верит, кто-то нет… А откуда такой интерес, мисс?
- Я вэ гововива... Я же говорила, - дожевав таки печеньку, поправилась девушка, - я интересуюсь местными легендами. В детстве я много путешествовала, - специально опуская выражение "с родителями", начала свой рассказ она. - И всё началось с одной истории о живущем где-то в лесу близ деревни вампире. Да, нормальная девушка на моем месте бы испугалась и уехала как можно дальше, но я всегда отличалась излишним любопытством, поэтому решила проверить эту историю.
"А у меня хорошо получается придумывать истории", - подумала Урсулаи, продолжая соображать на ходу.
- Нашла одного местного охотника, который согласился помочь мне в моих поисках. В итоге, мы нашли с ним странную пещеру, в которой, - тут она запнулась, пытаясь придумать более реалистичный исход, - мы обнаружили скелет большооой летучей мыши. Как-то так, - довольная своей историей, вампиресса улыбнулась.
"А вот если бы тем вампиром-отшельником была я, то в истории было бы много крови", - внутренняя ее часть хищно облизнулась.
- Так что с тех пор я собираю все байки в тех местах, где бываю и развеиваю мифы, насколько это возможно. Так что лучше заранее знать, чего ожидать от приключения, насколько серьезно настраиваться. Да и вдруг придется осиновые колья точить, - рассмеялась девушка, хотя внутри содрогнулась. Она помнила рассказы своей приемной матери о том, как обычные люди охотятся на вампиров и как жестоко с ними расправляются.

0

56

На протяжении всего рассказа простоватое лицо Дэнниса становилось все более отрешенным, парень явно побледнел и как-то даже ссутулился.
- Очень… интересный рассказ, - выдавил из себя он, изображая непринужденную улыбку. – Нет, правда, очень интересная у вас жизнь, мисс… - продолжил он, параллельно напряженно о чем-то думая. – А вы откуда, кстати?
Увидев реакцию на свой рассказ, Урсулаи поняла, что если бы он знал правду, он услышал всю историю её приключений, включая её происхождение, то либо счёл её невменяемой, либо давно упал в обморок, если не что похуже. Но сейчас ей предстояло ответить на очень сложный вопрос. Она попыталась выудить из своей памяти очень важный в данный момент факт: проект "Звездные врата" уже известен людям, или же база, с которой она так радостно сбежала, охраняется и засекречена не просто так. Сделав быстренько кое-какие выводы, девушка уклончиво ответила:
- О, я издалека, можно сказать, с другого конца света, - и она рассмеялась, надеясь, что её слова всё-таки воспримут как некую метафору.
И Дэннис понял – правда, по-своему. Он понимающе закивал и подтвердил:
- Да, конечно, мне это понятно, мои родители тоже приехали издалека – из самой провинции Квебек что в Канаде, а жили они там в таком крошечном городке, что его и на картах-то не сразу найти можно, - он засмеялся, но как-то скованно, почти не размыкая губ. – Во всем округе Манчерстер не так уж много достопримечательностей, а к нам туристы едут исключительно ради этих самых легенд. В прошлом году понаехали какие-то уфологии, понаставили повсюду какие-то антенны, ловили какие-то сигналы. Да ну их, психи, - Дэннис презрительно фыркнул. – Вот уж сколько здесь живу – ничего сверхъестественного не встречал, уж поверьте. Мне кажется, что это просто человеческое суеверие.
"Ну, теперь произойдёт, раз уж я здесь", - хотела было сказать Урсулаи, но поняла, что парень и так чересчур озадачен странными рассказами о её жизни.
- Что ж, будем надеяться, что вы правы, - улыбнулась она. - Однако, мне всё равно будет приятно, если мы сможем с вами куда-нибудь прогуляться, если я уеду не совсем скоро. Видите ли, мне и моим... попутчикам очень нужно попасть в Босваш, - показательно грустно вздохнула девушка. - А я так хотела бы остаться здесь на подольше.
Парень воодушевился.
- О, как пожелает прекрасная леди, - выпалил он, но тут же словно сам обалдел от своей разговорчивости и смутился. – Если пожелаете, я могу показать вам кое-что любопытное… с утра. Когда придет моя кузина, чтобы сменить меня. Если, конечно, вы не очень рано выезжаете.
- По идее, нам надо торопиться... - задумалась девушка. - Но я понятия не имею, сколько эти проспят. С другой стороны, если вы потом покажете, в какую сторону надо идти или ехать, я смогу и сама добраться, - в итоге решила она, а сама подумала:
"Смогу догнать и на крыше прокатиться".
Деннис удивился:
- Вы едете в Босваш? Без карт?
- Ну, ребята знают, куда ехать. Это я не местная, попросила подвезти, - улыбнувшись ответила Урри.
Деннис собирался спросить что-то еще, как вдруг откуда-то раздался глубокий металлический звук, потом еще один.
- О, уже полночь, как поздно! – спохватился Деннис, оглядываясь на электронные часы,  стилизованные под старину. Из крошечных динамиков, встроенных в крашеный под дерево пластик, лился чарующий ударный звук. – Но если хотите, мы можем посидеть еще… Просто хочу напомнить, что завтрак у нас начинается в шесть, на летней веранде, - и он махнул рукой куда-то в неизвестном направлении.
- Я вообще не планировала спать, - пожав плечами сказала вампиресса. - Так что могу до завтрака составить вам компанию.
"Интересно, может я зря перестраховалась с вещами, - всё это время думала она. - Эти бедные дети меня боятся, скорей всего".
Деннис едва заметно занервничал, по его бледному лицу скользнула тень. Но он тут же изобразил на лице радостную улыбку:
- О, правда? Мне казалось, вы, прекрасная леди, устали с дороги… - его манера выражаться соответствовала уроженцу Новой Англии.
- Я в дороге выспалась. Не могу долго ехать на транспорте, не заснув, - не моргнув глазом, соврала Урсулаи и улыбнулась. - А учитывая, что завтра снова, возможно, придется ехать, я ещё успею выспаться в пути.
"Хотя, возможно, придется искать, кем подкрепиться, если придётся лететь..." - тут же додумала она.
Но для того, чтобы окончательно выяснить, какой план она приведёт в действие, стоило сначала как-то скоротать время до утра. И беседа с этим смешным до умиления пареньком была не самим плохим вариантом. А за неимением других адекватных вариантов, так вообще отличным.
- Редкая способность, - поощрительно сказал парень. – Я, например, не могу спать в транспорте. Ужасно неудобно да и вообще, - он неловко засмеялся. – Так вы… э-э… путешествуете? Хотите посмотреть Босваш, да?
- Да, мотаюсь по всему миру, интересуюсь историей разных культур. Босваш должен будет стать для меня перевалочным пунктом, - девушка какое-то время думала, стоит ли рассказывать о своих дальнейших планах. С другой стороны, в её рассказе не будет ничего о Крисе, Колесе и путешествиях во времени. - Хочу поехать в Китай, давно мечтала там побывать.
- В Китай? – удивился парень. – Почему именно туда? Там же это… злые китайцы, - на полном серьезе сказал он.
- Сомневаюсь, что всё настолько плохо, - улыбнулась Урри. - Просто говорят, там очень древняя культура. Так что вряд ли они могут быть злыми. К тому же, я знаю немного на их языке, - приврала она. Когда-то её родители научили её заклинанию, которое позволяло понимать любой язык и даже отвечать на нём. Полезная штука, которой она баловалась на разных приемах в замке её отца.
- Круто, - сказал Деннис, слегка присвистнув. – Китай очень далеко от нас, но поговаривают, что в библиотеке Мискатоникского университета есть все… все древние и давно утерянные книги самых древнейших цивилизаций – даже те, которых нет в Меганете. Как-то не верится, но звучит круто. Если у вас есть желание, можем сходить туда утром, - неожиданно выпалил он, сам удивившись своей смелости. – Библиотека открывается в восемь часов утра… Если у вас будет время, конечно.
- Книги - это моя слабость, - улыбнулась вампиресса и подняла кружку с чаем, дабы сделать паузу в своем ответе, а сама в этот момент судорожно начала думать примерно следующее:
"Это же отличный шанс поискать что-нибудь касательно того момента, когда мы пропали из того времени! Вдруг про Колесо что-нибудь есть. Шансов, конечно, мало, но надо проверить. С другой стороны, я обещала Джеймсу помочь с их городком. Если я подкреплюсь кем-нибудь или чем-нибудь, то смогу заколдовать одного из парней на довольно длительный срок..." - она пыталась просчитать все возможные варианты, прикинуть, где и чем можно подкрепиться, даже стала придумывать, как бы помягче выяснить у мальчишки что-то насчет местной фауны.
- На самом деле, это чудесный вариант. Меня очень заинтересовало ваше предложение. Только тогда, возможно, мне придется всё-таки пару часиков вздремнуть, - выдала наконец Урсулаи. - Меня же никакие крики диких животных не разбудят посреди ночи? - как можно более натурально рассмеявшись, спросила она.
"Надеюсь, этот вопрос не сильно странный и подозрительный..."
- Животных? – удивился Деннис и всерьез задумался. – Да нет… какие же тут животные? Я тут даже бродячих собак уже много лет не встречал. Кстати, если хотите, могу разбудить вас звонком с ресепшена около семи часов – не рано будет?
"Вот черт. В крайнем случае, придется к ребяткам залететь на ужин", - подумала девушка. Вроде бы, ей надо радоваться, потому что эти деревенские оболтусы её знатно достали, но в последнее время она стала слишком мягкой по отношению к простым смертным. Видимо, постоянные воспоминания о Крисе давали о себе знать. Оказывается, у вампиров тоже есть чувства.
- Да нет, не стоит. Думаю, мне хватит времени на поле...жать, - чуть не оговорилась она. - Тогда я, пожалуй, пойду, - тут же продолжила Урри, чтобы наверняка отвлечь парня от своих слов. - Увидимся утром, - она подмигнула и, ещё раз поблагодарив за чай, отправилась в свою комнату. Предстояла весёлая ночь.

0

57

Поднималась по лестнице она максимально бесшумно, дабы никого не потревожить. Убедившись, что в её комнате никого постороннего нет (мысленно она расстроилась), девушка пихнула дверь, оставила её приоткрытой и рухнула на кровать.
- Что бы я сейчас делала, если бы замок был цел, а родители живы? - негромко спросила она у окружающей тишины. Почему-то раньше у неё не было много времени задумываться об этом. Возможно, она бы уговорила семью попутешествовать через Врата или просто проехаться по всей своей планете. А возможно, она бы просто продолжала заниматься самообразованием, училась играть на разных инструментах, изучала разные языки, освоила бы новую магию. Ту, что изучала в одиночестве и ту, что не успела выучить до прилёта джедаев.
"Ладно, хватит этой ностальгии, - наконец решила она, вспомнив Криса. Она должна была его найти. Либо найти доказательства того, что они больше никогда не увидятся. - Пора, наверное, немного прогуляться и поискать себе еды".
Вампиресса вспомнила, как ей было тяжело перейти на животную пищу, когда обитатели замка погибли. Да, первое время было противно. Но когда других вариантов выжить нет, приходится приспосабливаться, а потому сейчас идея найти пару зверушек не казалась ей такой уж плохой. В крайнем случае, она долетит до цивилизации, куда её планировал отвести Деннис, и перекусит кем-нибудь более питательным.
Она встала, достала из рюкзака метательные кинжалы, спрятала их по карманам и сапогам и перекинула через спину ножны с мечом, на всякий случай. Дематериализовавшись и распахнув крылья, Урри резко взлетела вверх, сквозь крышу и ещё выше. Небо было ясным, светила луна, а потому проблем с освещением не было. Девушка осмотрелась, увидела неподалёку рощу, в противоположной ей стороне - огни города. Недолго думая, она направилась прямиком к людям. Всё-таки мысль запастись энергией хотя бы на пару дней, приложив не очень много усилий, была приятнее.
На краю городка дома были невысокие и явно заселены небогатыми семьями. Подлетев к ближайшему, Урсулаи заглянула в окно верхнего этажа. В просто обставленной комнатке на самой обыкновенной деревянной кровати посапывала пара средних лет. Перелетев к другому окну того же этажа, она увидела мальчика-подростка в окружении каких-то машин и роботов.
"Хах, мальчишки... Они никогда не меняются", - улыбнулась девушка и спустилась к окнам первого этажа.
Ей повезло, не придётся пока лететь к следующему дому - её цель была здесь. На кресле-качалке под тоненьким пледом, медленно дыша, что было заметно по движениям одеяла, спал старик. Выглядел он не сильно здоровым, вряд ли он уже много двигался, а потому его слабость вряд ли бросится в глаза. Хотя, его одного явно не хватит. Но пока...
Пробравшись в дом, вампиресса спрятала крылья и подошла к креслу. Наклонившись к деду, она прошептала ему на ухо слова заклинания, которое должно было продержать его в крепком сне ближайшие два-три часа. Затем тихонько шепнув: "Прости", - она взяла его тоненькое запястье и прокусила. Вкус тёплой крови, который она уже давно не ощущала, наполнил её тело теплом и энергией. Однако, девушка научилась контролировать свою жажду, а потому смогла вовремя остановиться, чтобы не нанести организму своей жертвы слишком большого вреда. Зашептав ранки, чтобы к утру они затянулись, она, на время потеряв плотность, прошла сквозь стену на улицу и уже в обычном облике направилась в сторону соседних домов. В её планах было найти ещё хотя бы одного человека. Если бы кто-то сейчас наткнулся на Урри, он бы вряд ли смог забыть взгляд отливающих красным глаз.
Однако, на пути никто не попадался. Сложно однозначно определить, к счастью или нет, ибо закусить прохожим ничего не мешало. Облетев и обойдя ещё несколько домов, Урсулаи стала замечать странную вещь - ей ни разу не встретились маленькие дети. Самой мелкой была девочка лет 10-12. Она даже перелетела на другую сторону улицы, дабы убедиться в том, что это не совпадение. С другой стороны, выборка была всё-таки достаточно маленькой, а потому она решила, что в этом районе люди просто недостаточно любвеобильны. К тому же, её сейчас волновал совсем другой вопрос.
В последнем осмотренном ею доме жил то ли ещё парень, то ли уже мужчина: сложно было сказать наверняка, сколько ему лет. Однако, выглядел он очень спортивно, а потому вампирша решила, что ему от её вмешательства в организм сильно плохо точно не станет. Он был довольно красивым, даже несмотря на то, что хмурился во сне. Урри даже решила про себя, что так он выглядит даже милее.
"Эх, если бы мне никуда не надо было торопиться, и моё человеческое происхождение не повлияло на моё отношение к Крису, я бы может и с тобой на пару ночей осталась", - проскочила у неё шальная мысль.
Но она всё же взяла себя в руки и совершила ту же процедуру с заклинанием, что и со стариком недавно. Свежая во всех смыслах кровь этого парня разительно отличалась от старческой. Девушке пришлось даже пару раз оторваться от запястья, лишь бы не сорваться и не выпить всё до капли. И даже когда организм её уже полностью восстановился и был полон сил и энергии, ей стоило немалых усилий отойти от парня. Она даже не стала заговаривать ранки, а сразу выбежала через стену на улицу и, тут же взлетев, понеслась обратно к гостинице.
Она сделала в воздухе пару петель и один штопор, после чего уже по прямой траектории, правда на чуть большей скорости, влетела через крышу в свой номер. Ещё бы чуть-чуть, и она бы пролетела сквозь пол и оказалась на первом этаже. Однако, жизненного опыта хватило, чтобы вовремя затормозить, при этом не снеся всё вокруг материализовавшимися крыльями. Спрятав их, быстро скинув в бездонный рюкзак всё оружие, а затем беззвучно рассмеявшись, Урсулаи рухнула на кровать. Та в ответ заскрипела, сообщая, что она не предусмотрена для таких нервных посетительниц.
"Ну, что ж, ночь прошла не зря", - решила сытая вампиресса, глядя в потолок.
Однако через какое-то время улыбка сошла с её лица. Да, сила бурлила в ней, как лава в собирающемся извергаться вулкане. Но с каждым прожитым днем, месяцем и годом, с каждым часом, проведенным рядом с людьми, она осознавала, насколько она одинока среди них. Даже эти глупые дети, которые привезли её сюда, были вместе. Она встала, подошла к окну и стала смотреть на горизонт, который уже потихоньку начал светлеть.
- Ну, что ж, навстречу приключениям? - прошептала она, понимая, что часть обретенных сил уйдет на гипноз одной из девчонок, дабы у неё самой была возможность покопаться в библиотеке. К тому же, она ещё столько домов не облетела, так что в крайнем случае найдёт, кем ещё подкрепиться.
Простояв у окна еще минут 15 и дождавшись пока пройдет краснота глаза, а клыки примут своё обычное состояние, пусть и отличающееся от состояния клыков обычного человека, Урсулаи вернулась к кровати. Она закинула рюкзак за спину, убедилась, что ничего больше не доставала, и направилась в сторону лестницы. В коридоре она остановилась и прислушалась. Из комнат ребят доносилось только чьё-то посапывание. "Как же спокойно они спят, не зная, что им предстоит", - хмыкнула девушка и стала спускаться на первый этаж в надежде дождаться там, пока кто-нибудь из молодой компашки проснется. Она ещё раз обдумала, стоит ли морочить голову одной из девчонок или всё-таки надёжнее "обработать" Питера, как более недалёкого, но при этом со своим транспортом.
Не обнаружив Денниса за стойкой, Урри просто плюхнулась в одно из кресел, на которых они пили чай вечером, и поставила рюкзак себе под ноги.
Было около шести часов утра. С летней веранды доносилось мелодичное бряцанье посуды – кажется, именно там должен состояться завтрак для гостей мотеля. Деннис говорил, что ресторан откроется в шесть, то есть, уже скоро. Но Урсулаи и так неплохо поела ночью, чтобы проявлять интерес к человеческой еде. Интересно, простолюдины из Надежды спустятся к завтраку или будут дрыхнуть до полудня? Урри сомневалась, что, если они проснутся и не обнаружат ее на месте, кому-то придет в голову искать ее по всему Аркхэму. Скорее всего, укатят дальше в Босваш без нее. Поэтому следовало решить прямо сейчас, так ли ей нужна эта Мискатоникская библиотека.
Деннис все еще не появлялся. Зато вместо него рядом со стойкой забормотал о чем-то старенький голографический проектор, настроенный на новостной канал. Усатый диктор, весь вид которого прямо-таки кричал: «Я из прошлого века», вещал об открытии утренней программы новостей. Интересно, кто в такую рань смотрит телевидение?... Как и следовало ожидать, ничего нового диктор не сообщил: кто-то женился, у кого-то что-то украли, где-то выборы президента, где-то бунт против правительства… Все упомянутые имена и географические названия на о чем не говорили девушке из другого мира. Для нее все это было обычной человеческой суетой. Даже про позавчерашнюю аварию в подводном тоннеле не упомянули – видимо, еще слишком раннее время для сенсаций, и потребители хлеба и зрелищ все еще спят, смотря беззаботные сны.
Неожиданно картонная перегородка, раскрашенная под японский стиль, скользнула в сторону, и с веранды, на которой шла подготовка в завтраку, показался Деннис – взъерошенный, бледный, круги под глазами… Кажется, после посиделок с Урсулаи он проспал самое большее часа четыре. Он лениво жевал бутерброд и осоловело озирался по сторонам. Заметив в холле Урри, он чуть не подскочил, нечеловеческим усилием заглотил остатки бутерброда и вытянулся в струну.
- О! – воскликнул он. – Доброе утро! Не ожидал увидеть вас… так рано.
Девушка, которая всё это время не обращала внимание на посторонние звуки, так как была занята планированием гипноза, оторвала взгляд от точки на столе и приветливо помахала рукой.
- И вам доброго, хотя и вижу, что вы не успели выспаться, в отличие от меня, - она сочувственно улыбнулась. - Надеюсь, сегодня до следующей смены вы успеете поспать получше? Или может быть вам сейчас после завтрака отправиться отдыхать, а мне просто подскажете дорогу к библиотеке, о которой говорили ночью?
Подавив зевок, Деннис тут же принял бодрый вид.
- О, нет-нет, что вы… - неловко засмеялся он. – Все в порядке. Это я просто... хм… ну, рано проснулся. Я могу вам рассказать, конечно, но боюсь, вы заблудитесь. Аркхэм – это очень старинный город со множеством запутанных улиц. Тем более что в библиотеку пускают только по пропускам… У меня его нет, но библиотекарша – близкая подруга моей тетушки, так что она нас пропустит.
- Ну, раз всё так сложно, то я, пожалуй, буду рада вашей компании, - вампиресса снова улыбнулась. Она осознала, что могла бы сойти за обычную землянку, которая флиртует с парнями и занимается всякими девчачьими вещами, если бы сильно этого захотела. Но это скучно. А потому, надо было быстро позавтракать и потратить часть сил на ещё не проснувшихся ребят. - Завтрак уже скоро? - спросила она.
Деннис глянул на голопроектор, бубнящий новости.
- Еще двадцать минут, - сообщил он. – Вы извините меня, я должен помочь… - сообщил он и снова исчез на веранде. Урсулаи осталась наедине с новостями из мира местных звездулек.
Это было не так интересно, как ожидаемые новости о вчерашней аварии в подводном тоннеле, поэтому Урсулаи, обшаривающая взглядом скромный маленький холл провинциальной гостиницы, вдруг, сама того не ожидая, заметила странную вещь. Точнее, не заметила – почувствовала. А до этого услышала – тяжелая капля упала на напольное покрытие из застывшей фенольной смолы. А следом пришел знакомый до боли запах, внезапно заставивший ее глаза расшириться. Резко повернув голову, она увидела его источник – что-то капнуло с пустующей стойки администратора. Темно-красная тягучая жидкость, похожая на пряный соус чили. Однако Урсулаи даже с приличного расстояния знала, что это кровь, оставленная на воздухе более чем на пятнадцать минут.
Стараясь сдерживать свои инстинкты, она поднялась с кресла как можно тише, дабы не привлекать внимания Денниса, продолжающего копошиться на веранде, и подошла к стойке поближе.
Ничего ужасающего она там не обнаружила: просто небольшую лужицу крови размером с ладонь, тягучая струйка которой медленно доползла до края и теперь капала на пол с периодичностью в полминуты. Кровь уже начала свертываться. Казалось, будто кто-то плеснул немного крови на стойку совсем незадолго до того, как Урри спустилась в холл, а потом тихонечко смылся. По крайней мере, расчлененных трупов Урсулаи поблизости не обнаружила. Холл был чист и уютен, с летней веранды доносилось бряцанье посуды, а дверь, примыкающая к стойке, была плотно закрыта. Если где-то и был предполагаемый труп, то только там.
"Хм, выглядит странно, - задумалась она. Был вариант окликнуть парня и уточнить у него, что происходит. Однако, если он тоже ничего об этом не знает, то может возникнуть проблема. - Что ж, придётся действовать самой, пусть даже очень осторожно..." - решила Урри и направилась к единственной двери, за которой могло найтись хоть что-то интересное. Она решила пойти на отчаянный шаг, в надежде, что за дверью никого нет. Она дематериализовалась, встала вплотную к двери и сделала быстрый шаг внутрь, тут же вернув нормальную плотность своего тела. У неё уже был план по взлёту на второй этаж, в случае чего. Тогда она даже сможет объяснить Деннису, как она пропала.
Однако в комнате никого не было. С виду это была обычная комната администратора гостиницы: тесное помещение, в котором только и было что пустой стеллаж, помятый старый диван да низкий столик, на котором стояло несколько грязных пластиковых тарелок. В углу тихонько урчал маленький холодильник, на котором стояла микроволновка – странно, что эти устройства все еще были где-то в ходу. Стены, выкрашенные бледно-розовой краской, украшало несколько картин, однако, приглядевшись, Урсулаи поняла, что это просто печать на холсте. Если где-то и лежал истекающий кровью отвратительный труп, то явно не здесь. В комнате даже запаха крови не было.
"Скучновато", - подумала девушка, осматриваясь внимательнее. Она подошла к столу. При ближайшем рассмотрении ничего нового на нем не обнаружилось. Тогда Урри заглянула в стеллаж. Здесь её тоже ждало разочарование. Никаких тебе священных или оккультных томов, ни даже альбома с фотографиями. Только несколько карт Аркхэма и брошюрок местного университета. Скукотища. Поняв, что искать здесь нечего, девушка решила напоследок спереть какой-нибудь десерт из холодильника.
Наклонившись и открыв низенькую дверцу, она с удивлением обнаружила внутри маленькую стеклянную бутылочку с красной жидкостью внутри, которой осталось меньше половины. Бутылка зачем-то еще была завернута в пластиковый прозрачный пакет. Также в холодильнике лежала распакованная пачка мороженого.
"Мм, мороженка", - понятно, что первым делом отметила Урсулаи.
А потом уже её взгляд упал на странную банку. Она была немного расстроена, что не обнаружила ничьего разделанного тела. Однако, ей всё равно было о чём задуматься. Решив пока ничего не предпринимать, девушка вернулась к двери. Вновь став бесплотной, она аккуратно и медленно выглянула наружу. Деннис всё ещё наводил порядок на веранде, а потому она на цыпочках выбежала из комнатки и снова плотная села на кресло. Теперь вампирессе приходилось не думать о банке с заветной жидкостью. Часть её сознания вопила, что ей стоило забрать эту бутылку с собой и напиться. Но с другой стороны, неизвестно, кому она нужна и зачем. В любом случае, сперва надо разобраться с подростками и библиотекой.
Время близилось к шести часам утра, и вскоре Деннис снова появился в поле ее зрения, широко распахнув двери веранды, на которой стояло в ряд несколько столиков. С веранды, как могла разглядеть Урсулаи, открывался вид на маленький, но довольно миловидный садик с аккуратно подстриженными кустарниками. На улице уже было довольно светло.
- Прошу леди к завтраку, - объявил Денис, изо всех сил стараясь держаться бодро и непринужденно.
С виду он был обычным парнем в смешной кепке. Бледноватый, да, но до уровня упыря-кровопийцы явно не дотягивал. А ведь по виду и не скажешь, что он зачем-то хранит за администраторской стойкой бутылочку крови рядом с пачкой мороженого.
- О, вы так любезны, - встав с кресла, вампиресса сделала реверанс и прошла на веранду. Она выбрала столик так, чтобы просматривался подъезд к гостинице со стороны города и её вход. На тарелках уже перестала шипеть яичница из двух яиц с кусочками сосисок, порезанных в виде осьминожек. Девушка подумала, что это очень мило и в душе надеялась, что остальные получат не столь изысканно сделанный завтрак. Уж что-что, а внимание она любила.
Быстренько поев и запив всё стаканом сока, она снова зашла внутрь в надежде найти Денниса и спросить, убирать ли со стола. Но парня нигде не было видно. Тогда она решила наведаться к молодым ребятам, дабы привести свой хитрый план в действие.
Она решила, что сил у неё достаточно для того, чтобы заколдовать двоих. Благо, тот парень, к которому она заглядывала, отлично за собой следил, и его кровь не была ничем загажена. Урри поднялась наверх, прихватив рюкзак. Вспомнив, в какую комнату направилась интересующая её пара, она прошла насквозь нужную дверь. На кровати мирно посапывал Питер. Лицо его было нахмурено: его сны явно как-то перекликались с событиями последнего дня. Хелен, которая свернулась около него, могла даже сойти за нормальную и уравновешенную девушку.
"Ну, что ж, со спящими иметь дело даже лучше", - подумала Урсулаи и подошла к парню. Она нашептала ему те же слова, что и своим жертвам ночью, ибо на это сил много не требовалось, а контролировать двоих сразу довольно сложно.
Этому виду магии её научили незадолго до происшествия в замке. Однако на него делался особый упор, ибо гипноз частенько открывал самые заветные двери. Как будущей королеве, девушке требовались способы влияния на своих будущих советников или противников. Как говорила её мать, с такой внешностью, как у молоденькой принцессы, будет несложно подобраться к врагу настолько близко, чтобы смочь взять его под контроль. Вампиресса тогда ещё верила, что всегда сможет достичь желаемого и другими путями: переговорами, соглашениями и прочей дипломатической ерундой, о которой рассказывал ей отец. Но уроки матери она впитывала как губка, ибо тяга к знаниям была у неё самой сильной стороной.
Вернувшись к девушке, Урри села на колени рядом с кроватью, наклонилась к лицу Хелен и начала шептать длинное заклинание. Проблема с этой магией была в том, что приходилось постоянно концентрироваться на том, чего ты хочешь добиться от поведения своей жертвы. Постепенно из губ вампирессы начали вытекать полупрозрачные, как будто дымные щупальца, которые окружили деревенскую девчонку. Спустя пару минут вокруг Хелен образовался кокон, провисевший буквально пару секунд, после чего он превратился в стеклянную паутину, которая обхватила тело спящей и тут же пропала. С гипнозом одной было покончено.
Урсулаи встала, чувствуя, как покалывает кончики пальцев. Стоило переждать пару минут, прежде чем повторять такой трюк с Питером, а потому она решила скоротать время наиболее простым способом: она решила заимствовать часть сил у самого парня. Это должно было придать новому заклинанию ещё большей связи между заклинающим и заклинаемым. Сделав пару глотков крови из молодого запястья, она остановилась. Больше ей было не нужно, а сил у парня должно было остаться достаточно, чтобы исполнить придуманный ею план.
Когда её состояние вновь пришло в норму, Урри повторила процедуру гипноза. В этот раз концентрироваться приходилось на слегка отличающихся образах, а потому сил девушка потратила ненамного меньше. Однако, спустя каких-то пять минут она выходила сквозь стену комнаты  довольная собой. Вторая пара ещё спала, а потому можно было не беспокоиться, что кто-то что-то заметил. Теперь оставалось ждать, когда они проснутся, чтобы увидеть, что из этого вышло.
"Вечером точно придётся снова выйти на охоту... - подумала вампиресса. - Только до другого района надо долететь. Так, на всякий случай".
Предвкушая ночные полёты за пополнением запасов сил, девушка спустилась вниз. Для Денниса она уже придумала объяснение, куда она пропала так внезапно, но надеялась, что её отсутствие прошло незамеченным.

0

58

Этот городок, чье население аж с начала столетия не превышало двухсот тысяч человек, с первого взгляда казался совсем не примечательным. Упоминания о нем редко можно было встретить в туристических буклетах штата Массачусетс, поскольку сам Аркхэм, равно как и весь округ Эссекс, не мог порадовать жаждущих знаний (и отличных фотографий) туристов архитектурными достопримечательностями или шикарными природными пейзажами. Выросшее здесь еще в пятнадцатом веке поселение поначалу было обычной деревней, а в эпоху королевы Анны здесь было возведено немало культовых сооружений и особняков в стиле колониальной Англии, однако большинство из них уже давно разрушилось (или было разрушено намеренно). Несомненно, исторический центр Аркхэма с его узкими улочками и сохранившимися кое-где историческими постройками мог вызвать живой интерес у исследователя колониального быта, однако все же туристические толпы обтекали этот неприметный уголок двумя потоками: один стремился в блистательный Босваш, другой – на север, смотреть архипелаги и блуждающие между островами глыбы айсбергов. Что касается разношерстного местного населения – оно и вовсе не интересовалось историческим прошлым города. Если остановить на улице типичного обывателя и спросить, что он знает о своей исторической родине, этот человек мученически наморщит лоб и в лучшем случае припомнит, что в школьные годы посещал вместе с классом краеведческий музей, наполненный разбитыми склянками и древними предметами быта. Большинство местных владельцев частных домов жили настоящим, а не прошлым.
Аркхэм был в целом тихим городком, состоящим преимущественно из частного сектора. К северу от него располагался старинный и не отмеченный на картах городок Иннсмаут, о котором в Аркхэме ходили жуткие легенды. К югу находился более современный Данвич, в котором, впрочем, тоже хватало городских страшилок. И все же почему-то именно Аркхэм неофициально, без пестрой рекламы и туристических листовок, ежегодно притягивал к себе невероятное количество странных личностей: это были историки, исследователи паранормальных явлений, какие-то сектанты и оккультисты… Встречались, правда, и нормальные люди – из той породы, что жаждет хлеба и зрелищ. Не находя в Аркхэме ни того, ни другого, они разочарованно покидали это сонное царство.
И все же Аркхэм, при всей его видимой провинциальности, считался университетским городком. Его основной – и, возможно, единственной известной, - достопримечательностью был большой исторический университет. Не такой большой и известный, как, скажем, Гарвард, Оксфорд или Тарту, но все же в Новой Англии он считался ведущим учебным заведением, выпускающим специалистов различных гуманитарных специальностей. Мискатоникский университет, носивший название реки, протекающей через город, содержался на средства муниципального и государственного бюджета, поэтому его никак нельзя было назвать богатым и престижным. Иностранные студенты, мечтающие учиться в Объединенных Америках, выбирали более известные университеты и колледжи. Однако, что касается Мискатоникского университета и раскинувшегося вокруг него студенческого городка – у него тоже были свои тайны. Те тайны, о которых обычно не печатают в газетах (разве что в неформальных и очень специфичных, таких как «Аркхэм Эдвэртайзэр»).
Мискатоникский университет славился в первую очередь обширной библиотекой. По официальной версии, это было просто большое собрание научных трудов по истории, географии и еще каким-то наукам, различные справочники, какие-то достаточно редкие издания, копии которых находились разве что в частных коллекциях… Но те, кто приезжал в Аркхэм с определенной целью, знали, что Мискатоникская библиотека,. равно как и сам Аркхэм, хранят много секретов и запретных знаний. Поговаривали, что в закрытых секциях библиотеки хранятся древние страшные фолианты, на чьих заплесневевших страницах неведомые доисторические руны рассказывают о молодости мира, о том, какой была Земля до появления человека, о таинственных богах из космоса и прочей ерунде. Кто-то относился к этим слухам скептически, кто-то верил и стремился отыскать таинственный «Некрономикон» - книгу безумного араба Аль-Хазреда, написавшего талмуд о пришествии на Землю неких Древних – неведомых богоподобных существ из неописуемых страшных миров. На словах все это звучало интригующе, а с передачей слухов из уст в уста еще и обрастало волнующими подробностями, поэтому не было ничего удивительного в том, что в окрестностях Аркхэма постоянно можно было встретить членов различных оккультных сект. Одни были мирными и довольно безобидными, другим приписывали разбои и даже человеческие жертвоприношения… Этот городок славился также и своей темной стороной – убийства, приписываемые религиозным группировкам, были не редкостью. Основной массой таких оккультных течений были, конечно, наивные впечатлительные студенты.

http://s5.uploads.ru/t/ON4uv.jpg

Здания, составляющие университетский городок, изначально были построены в колониальном английском стиле, однако многие из них были впоследствии перестроены. Только корпус библиотеки, много раз реставрировавшийся, сохранил величие исторической архитектуры 18 века. Студенты факультета истории искусств любили спорить на тему того, в каком стиле построено это вытянутое здание, украшенное лепниной и полуколоннами, в стиле королевы Анны или короля Георга Первого. На самом деле их спор был непродуктивным: разница между архитектурой, характерной для правления этих монархов, была минимальна. И все же Мискатоникская библиотека в своей строгой торжественности была более близка к георгианской архитектуре. Это было массивное здание из красного кирпича, с арочными дверными и оконными проемами, украшенными скромно декорированными наличниками. Широкий фронтон, венчающий четырехскатную крышу, был расписан фреской, изображающей какое-то историческое событие. Фреска была единственным новоделом во внешнем облике этого здания, поэтому выделялась своим несоответствием георгианскому стилю. Крыльцо, украшенное перилами с пухлыми балясинами, было таким просторным, что на нем впору было устраивать танцпол. Резные дубовые двери вели внутрь этого древнего здания, в котором все, казалось бы, дышало торжественной отрешенностью.
Внутренний интерьер здания более соответствовал 19 веку, однако для непосвященного в историю стилей человека это были просто просторные помещения с высокими потолками, деревянной обшивкой стен и темным ламинатом на полу (явно новодел). На стенах висели напечатанные на холсте портреты заслуженных преподавателей университета и картины студентов, ставших известными в узких кругах 3Д-художниками. И хоть весь Аркхэм представлял собой редкое зрелище сохранившейся старинной архитектуры, все равно гордо шагающий по стране 23 век чувствовался здесь во всем: в новеньких голопроекторах в читальных залах, в охвативших городок компьютерных технологиях, даже в умных наноковриках на крыльце. Несмотря на внешнюю видимость исторического стиля, Мискатоникская библиотека была во всех смыслах современным центром информации.
Место более чем поражало, и дело было не в древней архитектуре или перспективе найти желаемое. Нет. Едва Тодд прибыл в город, как почувствовал ледяную волну, раскатывающуюся по телу. Резонанс этого места был более чем любопытен. Отголоски человеческих страхов, скрытое напряжение, витающее в воздухе. Несколько раз по дороге Тодд останавливался, доставал свой дневник и вносил записи относительно "изнанки" этого городка. Будучи в курсе слухов о жертвоприношениях, Тодд даже нашел одно из мест где якобы сектанты отправили человека в последний путь. Или это была какая-то акция устрашения без всякой мистики, или проводившие ритуал - сумасшедшие. Будь это ритуал восстановления или что-то, требующее много энергии, маг бы убил одним ударом и не позволил истлевающей жизни отразиться на местном резонансе. Но не бывает дыма без огня, а значит, стоило поискать несколько тщательнее. Лучше после исследования в библиотеке.
Добравшись до университета, Тодд не удивился тонкости барьера в этом месте. Университет буквально пропах древностью, а это имеет своё влияние. Дальше началась битва барана и ворот, а именно - попытки получить доступ к закрытым секциям.
Чтобы "проломить защиту", пришлось продемонстрировать некоторые фрагменты своих работ. Но пропуск всё же был получен. Библиотечный корпус вызывал небольшую настороженность, посему на всякий случай были прочитаны две скороговорки защитных заклинаний. В закрытой секции его интересовали книги о мирах духов, способах их призыва и управления. Также Тодд заинтересовался несколькими древними работами по медицине.
Читальный зал, в котором облюбовал себе местечко Тодд, в столь ранее время (чуть больше семи часов утра) был почти пуст. Лишь несколько столов было занято засидевшимися с ночи студентами. Они были бледны и выглядели крайне неважно – наверняка готовились к экзаменам или семинарам. Вообще-то библиотека должна закрываться на ночь, но, видимо, в период экзаменов для студентов делали исключение.
Это было просторное помещение, отделанное изнутри деревом и мрамором, со множеством новеньких столов в стилистике английской мебели 18 века. С высокого потолка свисали электрические канделябры на длинных цепях, деревянные лестницы вели на верхние уровни, откуда с балкончиков, украшенных резными деревянными перилами, можно было сверху обозреть весь читальный зал. Здесь было множество стеллажей, заставленных пыльными книгами, и в этом царстве печатной информации впору было заблудиться.
Едва прибыв в Аркхэм скоростной электричкой из Босваша, Тодд незамедлительно пошел к пункту своего назначения. Его не особо-то прельщали архитектурные достопримечательности города и крошечный краеведческий музей, поэтому он сразу отправился в библиотеку. Заступившая на дневную смену библиотекарша, строгая пожилая дама со старомодной прической, подозрительно глянула на него, но все же нехотя выписала одноразовый гостевой пропуск, поверив истории Тодда, сославшегося на свой неоконченный университет, якобы отправивший его сюда для написания научной статьи… Эта дама, периодически появляющаяся в зале из царства пыльных стеллажей, оценивающе поглядывала на незнакомого молодого человека. Впрочем, он вел себя тихо и мирно, не кидался ни на кого с кулаками, не рвал книги и не призывал бледных студентов немедля вступать в секту имени себя, любимого. Кстати, о сектах.
Тодд узнал о том, что Мискатоникская библиотека притягивает к себе многих странных личностей, шарящихся в окрестностях Аркхэма в поисках тайных знаний, не только от своего наставника. Те нервные ребята из секты «Братство темного возрождения», с которыми Тодду выпала честь пару дней назад курить шалфей и рассуждать о низменности бытия, поведали практически то же самое: Аркхэм имел дурную славу в приличных кругах. Собственно, «братья возрождения» вовсе не причисляли себя к сим приличным кругам, поэтому признались, что сами бы не прочь заглянуть в закрытые секции библиотеки, в которых, как толкуют различные слухи, хранятся страшные древние фолианты, написанные предками человечества. Там и единственный экземпляр какого-то «Некрономикона», и некие таинственные «Пнакотические рукописи», и средневековые труды по алхимии каких-то отвергнутых обществом колдунов, и прочая довольно притягательная ересь. Впрочем, судя по по блуждающим взглядам культистов-наркоманов, сложно было предположить, что они вообще умеют читать, не то что «Пнакотические рукописи», написанные иноземными рунами…
Тодд не мог знать наверняка, правда ли то, что рассказывают о Мискатоникском университете, однако обилие всевозможных сект в округе Эссекс отрицать было невозможно. Городок действительно притягивал к себе как разномастных неформалов, так и, возможно, действительно мудрых личностей. В настоящий момент маг сидел в почти пустом читальном зале, залитом солнечным светом сквозь широкие вытянутые вверх окна, и перебирал общедоступные медицинские справочники, охватывающие области психоанализа и какого-то совсем уж еретического нейролингвистического программирования, граничащего с той литературкой, что в обилии скупают местные сектанты. Здесь можно было найти много книг в печатном варианте. Еще больше – в голопроекторах. Информации было просто огромное количество, которая также была доступна в Меганете по всему Земному шару. И все же Тодд приехал сюда вовсе не для того, чтобы, как консервативный любитель печатных книг, порыться в этой свалке древностей.
Литература по психоанализу была достаточно интересной, но без дополнений, описывающих физиологические процессы - польза от неё была весьма условной. Работы по нейролингвистическому программированию казались ещё более сомнительными. Пусть и имея под собой определённую базу, всё же казались абсолютным бредом. Так что, получив небольшую порцию знаний по психологии, Тодд переключился на явный оккультизм. Литература по криптидам никогда не была особо популярной, но от наставника он слышал об искусстве призыва этих существ. По рассказам можно было сделать вывод, что эти существа обладают широким спектром способностей. А значит, могут оказаться полезными в текущей ситуации. Единственная загвоздка была в том, что для этих практик нужно освоить совершенно новое для Тодда направление Мистерий. Кроме прочего, на стол к магу перекочевали книги по мифической ботанике, откуда он делал массу выписок в дневник. Время для Тодда текло незаметно, он увлёкся настолько, что уже не замечал происходящего вокруг.
Читальный зал и примыкающее к нему книгохранилище содержало материалы в основном по медицине и смежным наукам типа психологии или биохимии, однако последних было немного. Учитывая специфику Мискатоникской библиотеки, в обилии печатных изданий не чувствовалось четкой границы между наукой и вымыслом, на одной полке стояли вразнобой книги по обычной истории суеверий (казалось бы, что здесь такого?) и настоящие практические руководства по некоей «биоэнергетике» (подобную литературку обычно можно было найти в местных сектантских кругах). Поиски книг по оккультизму привели Тодда в соседний зал, в котором было куда больше людей, причем, кажется, далеко не все из них в силу возраста были студентами. Неудивительно: дурная слава Аркхэма объясняла интерес гостей города к оккультным наукам.
Это зал примыкал к книгохранилищу различных справочников и энциклопедий по истории – как мировой, так и местной. Отдельный стеллаж отводился различным книгам по истории магических суеверий, каких-то легенд и преданий… На то, чтобы пересмотреть все книги, Тодду пришлось бы потратить не одну неделю. Был в библиотеке электронный каталог, доступный любому посетителю, но толку от него было мало, ведь Тодд не знал, что конкретно он ищет. Даже если бы он выбрал поиском все книги с пометкой «Магия» или «Паранормальные явления» - перечень авторов и названий мало что мог ему сказать. Мискатоникская библиотека была огромной, старинной и довольно уютной, однако Тодду в первый час своего пребывания здесь стало ясно, что это совсем не то, что он ищет.
Рассказы о закрытых секциях библиотеки не давали ему покоя. Правда ли, что в них можно найти некие древние и загадочные манускрипты, написанные в дочеловеческую эпоху некими инопланетными существами?... Ему уже представлялись пухлые древние тома с истлевшими от времени страницами, на которых нечетко прорисовывались зловещие нечитаемые руны и символы… В его воображении все это было довольно забавно и многообещающе. Однако в реальности он столкнулся с одной банальной проблемой, а именно – как попасть в эту самую закрытую секцию? И главное – куда вообще идти?... Если прогуляться по зданию библиотеки, он наверняка отыщет немало закрытых дверей, ведущих, возможно, даже в подземелья, однако без приблизительного представления о расположении комнат и коридоров он мало что мог знать о том здании, в котором сейчас находился.
Тодд, несколько устав от бесплодных поисков, решил пойти несколько иным путём. Найдя электронную версию схемы здания, он скопировал её на планшет и направился к выходу. Можно было сидеть и заниматься анализом, ходить в поисках закрытых дверей. Но зачем, если есть куда более интересный и полезный путь?
Выйдя на улицу, Тодд присел на ступеньки и вышел в сеть. Интересующий магазин был найден весьма быстро, и уже через час маг имел удовольствие общаться с продавцом эзотерического хлама. Большая часть товаров предназначалась для туристов и лохов, однако были вещи, заслуживающие внимания. Так что вскоре Тодд покинул магазин вместе с медным маятником, хной и кистью. Помимо этого, Тодд уже в нормальных магазинах купил мел и пакет маленьких свечек.
Теперь можно было смело отправляться в какой–нибудь отель, привести себя в порядок и заняться работой.
Когда что–то нарушает «естественный» ход вещей, это создаёт некое подобие ударной волны. Для тех, кто способен воспринимать подобное, любое проявление сверхъестественного ствновится маяком. Сейчас Тодд почувствовал лишь слабый отголосок, но для направления это было достаточно. Если в городе есть кто–то нарушающий «порядок», то вполне вероятно, что он знает больше о закрытых секциях библиотеки, так и о возможностях туда попасть.
В историческом центре города, испещренном узкими каменными улочками с неровной брусчаткой, источившейся временем, повсюду висели карты местности. Не то чтобы очень подробные, скорее наглядные, с отметками достопримечательностей и названиями главных улиц. Выйдя из университетского кампуса, Тодд оказался во власти пробуждающегося утреннего городка. Стояла премерзкая безветренная солнечная погода, которая совершенно не вписывалась в облик загадочного оккультного местечка. Аркхэму больше подошли бы грозовые тучи и серые улицы, однако вместо этого Тодд видел лишь аккуратные зеленые скверы, чистые велосипедные дорожки и неторопливо прогуливающихся туда-сюда молодых людей. Чем дальше он отходил от исторического центра, тем больше встречал на своем пути частных коттеджных застроек и разномастных магазинчиков. В городе не было общественного транспорта, что неудивительно – в 2230 году вообще самым распространенным транспортом стали частные такси. Такое общественное явление, как автобусы и трамваи, постепенно становилось архаичной частью истории. Только в крупных городах широко были распространены сети метрополитена и железных дорог. Этот вид транспорта, похоже, никогда не станет устаревшим.
Тодд пересек по широкому мосту реку Мискатоник, вода в которой была прямо-таки черной, несмотря на ясное голубое небо, и направился через фактический центр города туда, куда звало его магическое предчувствие. Внешне ничто не предвещало угрозы, городок жил своей тихой и спокойной жизнью, в которой явственно чувствовалась некая провинциальная тоска. Впрочем, Тодд знал, что внешняя оболочка чего угодно часто бывает обманчивой.
Примерно через сорок минут пешей прогулки он оказался перед симпатичным двухэтажным зданием постройки прошлого века (а может, и раньше). Дом был выкрашен в светло-оранжевый цвет, над единственным крыльцом висела простая и ничем не примечательная вывеска «Мотель». Ни звучного слогана, ни даже названия, будто это был единственный мотель в Аркхэме. Дом казался опрятным и недавно отремонтированным, по обе стороны крыльца ютились низенькие деревца с пирамидальными кронами. Маленькие окошки были обрамлены простой белой лепниной.
Пожав плечами, Тодд решил сперва заехать, а уже потом заниматься делами. Заплатив несколько больше, чем положено, Тодд поставил весьма простое условие, в номере не убираться и вообще не заходить в его отсутствие. Не зная, на сколько придётся задержаться, маг внёс плату сразу за месяц. Зайдя в номер, Тодд скинул рюкзак и, достав бутылку воды, промочил горло. В воздухе разлились слова древнего языка, глаза мага были закрыты, брови сдвинуты, по переносице покатилась капля пота. Подул свежий ветер, и перед Тоддом возник «человек». Он был не слишком высок, но широкоплеч и крепок, одетый в классический костюм, он был похож на вышибалу в дорогом клубе, если бы не красно–кирпичный цвет его кожи. Тодд показал ему ключи от номера, подтверждая право находиться здесь, входить и выходить когда будет угодно.
– Не позволяй незваным гостям войти сюда. А теперь стань незримым.
Дух растворился в воздухе, но чувство его присутствия осталось. Сейчас Тодд жалел, что не был большим ботаном при изучении Духа. Призванный страж не слишком умён и силён, серьёзного противника он не остановит, но против всяких нечистых на руку вполне сгодится. Разложив вещи, Тодд принял душ, побрился и переоделся. Можно было приступать к поиску.

0

59

Спустившись в холл по широкой деревянной лестнице, Урри обнаружила, что Деннис нетерпеливо переминается с ноги на ногу за стойкой. Он, кажется, говорил, что , поскольку работал в ночную смену, то днем у него будет выходной. Значит, в скором времени должен прийти дневной администратор. Посмотрев на стойку, девушка увидела, что пятно крови исчезло – скорее всего, Деннис уже давно его вытер.
- О, Деннис! - девушка лучезарно улыбнулась. - А я как раз тебя искала, хотела узнать, стоит ли убраться после завтрака... - ей пришла в голову мысль, что лужа крови тоже осталась от чьего-то завтрака. Жаль, что не от её. - А потом вспомнила, что забыла кое-что в номере, пришлось сходить, найти, - говорила она, продолжая улыбаться. - Кстати, когда придёт ваша сменщица? А то я жду не дождусь вашей экскурсии, если вы не сильно устали, конечно. Хотя, если вы доведёте меня до места и проведёте внутрь, я думаю, этого уже будет вполне достаточно и я не посмею больше вас задерживать!
- Да ничего страшного, она скоро придет! – отмахнулся Деннис и вышел из-за стойки. На поясе его висела средних размеров барсетка. – Вы готовы, мисс Лиза?
Урри обратила внимание, что Деннис больше не выглядит взъерошенным и заспанным. Даже дурацкую кепочку снял, и под ней оказались светло-русые волосы, торчащие ежиком. Лицо, ночью довольно бледное, сейчас порозовело и обрело приятный живой оттенок. Словом, Деннис выглядел более сытым и отдохнувшим, чем пару часов назад.
- Ну, я надеюсь, вы ей хотя бы записку оставили, - подмигнула девушка. Она пыталась заметить какой-нибудь подвох в облике или состоянии администратора, который бы помог ей понять, как он так быстро оправился от ночного бдения. Она то ли боялась, то ли надеялась выяснить, что Деннис такой же, как она сама.
"Ну, что же, пока это не самое главное", - решила Урсулаи. Какая ей разница, пьет парнишка кровь или нет. В конце концов, она тоже этим занимается, а значит, ничего плохого в этом нет. Сейчас важно лишь то, что он покажет место, где может быть хоть какая-то полезная информация. Она открыла рюкзак, как бы проверяя, всё ли на месте, а на самом деле убеждаясь, что кассета с видеозаписью осталась таки у Питера в комнате.
- Ну, я, вроде, ничего не забыла, так что можем отправляться в путь! - наконец изрекла она, вставая около Денниса. - Веди!
Тодд решил, что сперва стоит осмотреться глазами. Поисковый амулетик стоит сделать, если только применявший силу покинул отель. Выйдя из комнаты, он отдал духу указание не позволять двери открываться. Спустившись к стойке, Тодд увидел пару, собиравшуюся уходить. И судя по течению энергии в их телах, это были те, кого он искал. Радушно улыбнувшись, Тодд подошел к паре.
- Приветствую. Как удачно я вас встретил. Думаю, вы вполне можете мне помочь.
Урри, стоявшая неподалеку от Денниса рядом с обшарпанной стойкой администратора, не сразу заметила, как кто-то спустился по деревянной лестнице со второго этажа. Странно, Деннис вроде бы ночью обронил неосторожную фразу о том, что в мотеле посетителей нет, кроме тех четверых ребят, которые сейчас спали мертвым сном. И за завтраком Урри никого не видела.
Холл был залит лучами утреннего солнца. Торшеры в колониальном стиле, ночью горевшие оранжевым светом, были выключены. Между двумя продавленными диванами по-прежнему стоял низкий стеклянный столик, за которым они с Деннисом ночью беседовали. Урри не припоминала, чтобы ночью еще кто-то въехал, а ведь они просидели здесь почти до утра. Что ж, возможно, еще один турист объявился в Аркхэме. Тем не менее, Деннис нисколько не удивился. Он приветливо улыбнулся заученной улыбкой менеджера-администратора и поприветствовал нового постояльца:
- Доброе утро еще раз, - сказал он. – Надеюсь, вам понравилась ваша комната?
Урри помнила, как ночью Деннис сообщил, что этот старинный особняк был перестроен в гостиницу его тетушкой, а он здесь всего лишь подрабатывает летом. Однако это не мешало ему играть роль радушного хозяина.
Стараясь не выдавать своих подозрений насчет непонятно откуда взявшегося посетителя, вампиресса улыбнулась:
- Деннис, а ты не упоминал, что здесь живёт кто-то ещё, - она повернулась к незнакомцу и изобразила подобие реверанса. - Меня зовут Лиза, я тут проездом. Чем мы вам помочь можем, если даже незнакомы?
- Да, комната замечательная. Да и само здание весьма уютно. - Тодд перевёл взгляд на вампирессу и  ответил лёгким кивком. - Видите ли, я почему-то уверен, что вы можете помочь мне, попасть в закрытые секции библиотеки местного университета.
Девушка, лишь слегка снизив степень своей улыбчивости, приподняла бровь.
- Я даже не знаю о таких секциях, а вы просите помощи. Хотя, возможно, вы и не ко мне обращались, - она перевела взгляд внимательных глаз на молчавшего до сих пор парнишку-администратора.
Деннис выглядел слегка растерянным. Он предложил прелестной девице прогуляться с ним в библиотеку как повод познакомиться поближе, тем более что девица, кажется, интересовалась местными легендами. И брать с собой кого-то еще он явно не хотел. Откуда этот тип вообще узнал, куда они оба направляются? Подслушивал?...
- Э-э… - протянул он уже не так приветливо. – Простите?... Не понимаю, о чем вы говорите, мистер, - он неловко засмеялся. – Хотите, я дам вам карту города? Я сделаю на ней отметку, где находится ближайший медийный магазин.
Ситуация складывалась несколько неловкая. И дело было не в том, что парень захотел погулять с девушкой. А в том, что этот парень может сделать с наступлением темноты. В первый момент Тодд захотел решить вопрос банальным шантажом. Но всё же отступил от этой идеи, положительные отношения лучше сохранять до последнего. Скосив взгляд, Тодд прислушался, определяя положения остальных постояльцев. Можно было не делать ничего и, скорее всего, жди ночных визитов. А это не входило в планы, лучше попробовать подружиться. Как пара детей, что не хотят привлекать излишнего внимания взрослых.
- Деннис... - Тодд сделал шаг в сторону, что бы скрыть своё лицо от девушки и посмотрел в глаза Деннису. На мгновение его зрачки вытянулись, показывая Деннису, что у них, вероятно, есть что-то общее. - Может, дойдём до библиотеки вместе? Уверен, вам интересно, что мне здесь понадобилось.
Однако Деннис решительно не понимал. Или делал вид, что не понимал. Аккуратно отступив на шаг от странного постояльца, он с вежливой улыбкой ответил:
- Боюсь, вы немного не по адресу… У меня нет доступа в закрытые секции библиотеки, я всего лишь студент на каникулах, - однако в глазах его Тодд отчетливо разглядел нарастающую панику.
Парень явно растерялся и не знал, что делать. Он не понимал намеков, однако сообразил, что ему на что-то все-таки пытаются намекнуть. И это непонимание отразилось в его сознании паническим перебиранием возможных вариантов действий.
Во всей этой ситуации была одна проблема. Тодд уже въехал. Желание ударом вправить этому мутноватому товарищу мозг росло с каждой секундой. Впрочем, всегда можно пойти иным путём.
- Расслабься. Договоримся так, этого разговора не было. Тебе ведь не нужны лишние неприятности? Мне тоже.
С этими словами Тодд вышел на улицу. Можно было на него надавить, и он бы раскололся, но не время. Тодд отправился к вокзалу, куда должны были подвезти машину, заодно стоило вызвать пару "специалистов широкого профиля", просто страховки для. Никто ведь не мешает. Следить за всей прогулкой парочки смысла не было, так как конечный пункт был известен. В итоге Тодд со скучающим видом наблюдал вход в библиотеку через лобовое стекло.
Когда он ушел, Деннис облегченно выдохнул.
- Ну и ну, - сказал он, покачав головой. – Приезжают сюда иногда всякие смутные личности, ходят тут, чего-то требуют… Небось еще один охотник за легендами, закрытые секции какие-то, бред полный, - подытожил он.
А Урсулаи тем временем задумалась, может ли быть какая-то доля правды в словах непонятного постояльца. Видимо, он приехал сюда с какой-то конкретной целью. Так какова же вероятность того, что он знает что-то, о чём не знает, или делает вид, Деннис? Над этим стоило ещё поразмышлять, но сейчас было немного не до того.
- Охотники за легендами такие, да, - хихикнула девушка, как бы напоминая парню, что она тоже любит всякие непонятные истории. - Я думаю, мне и обычного зала библиотеки хватит, - она улыбнулась. - Так что я буду рада, если мы всё-таки прогуляемся.
- Конечно! – обрадовался парень, тут же выбросив из головы неприятную встречу. – Хотите пойти пешком или прокатимся?... – с важным видом предложил он.
- Ну, если здесь не сильно далеко, то можем и прогуляться, - вампиресса невзначай взяла Денниса под руку. - Но решать всё же вам.
Зардевшись, как школьник, Деннис, ведя себя наиграно расслабленно, повел девушку к дверям.
- Город немаленький, и Мискатоникский университет находится в центре, - рассказывал он, - идти придется долго. Поэтому я предлагаю прокатиться с ветерком.
Насчет «ветерка» он слегка преувеличил: возле крыльца стояла только одна машина с крышей и наглухо закрытыми стеклами. В ее светло-голубой поверхности отражалось солнце. Машина была приземистая и вытянутая вдоль, как стрела. Урсулаи абсолютно не разбиралась с транспортных средствах людей, но по внешнему облику машины отчего-то создавалось впечатление, что ее владелицей, скорее всего, была женщина. Это подозрение утвердилось, когда Деннис, картинно распахнув правую дверцу, пригласил Урри сесть: на приборной панели стояли какие-то сувенирные зверушки, а на зеркальце заднего вида покачивался брелок в виде птички. Если у Денниса есть доступ к этой машине, то она, скорее всего, принадлежит его тетке, хозяйке гостиницы. Деннис обошел машину, сел на соседнее сиденье и небрежно вставил ключи зажигания. Мотор тихонько зарычал.
- Нравится? – как бы невзначай спросил Деннис, протирая рукой стекло изнутри.
"Лучше, чем ничего", - хотела ответить девушка, но решила, что это будет не очень вежливо. Пришлось искать более приемлемый вариант.
- Ну, я в машинах не разбираюсь, - улыбнулась она, продолжая разглядывать разнообразный декор.
Деннис только смущенно хмыкнул и принялся программировать конечную точку маршрута, изо всех сил делая вид, что ему это проще простого. На приборной панели машины явно имелся навигатор с функцией «автопилота», что и пытался старательно настроить Деннис. И несмотря на то, что он наверняка знал весь город наизусть, он, подобно многим автовладельцам, хотел покрасоваться, продемонстрировав, как машина его слушается, а он лишь важно сидит, положив одну руку на руль и изредка поглядывая на дорогу. Урри еще во время своего обитания на подземной базе поняла, что в этом мире техника в развитии намного обогнала человека. Машины стали умными, а люди… впрочем, это другая история.
Голубая машина, тихонько заурчав какими-то внутренними механизмами, выехала со двора гостиницы и медленно покатила по узкой наклонной улочке, с обеих сторон застроенной прижавшимися вплотную друг к другу двухэтажными домиками. Вскоре перед Урри раскинулись виды пригорода Босваша: типичный провинциальный городок, застроенный частным сектором. Домики были покрыты четырехскатными крышами с коричневой черепицей, при каждом домике обязательно был аккуратный маленький садик площадью не более двух соток. Если Урсулаи хотя бы раз была в Англии, она бы сравнила этот городок с Йорком, Солсбери или Кентербери – в особенности, с их пригородами.
По пути Деннис как раз снисходительно рассказывал краткую историю городка, мол, этот город, как и вся территория Новой Англии, был основан заморскими колонистами. Он рассказал, что у этого города есть официальная история, тесно связанная с историей штата Род-Айленд (Урри понятия не имела, что такое штат), а также неофициальная, полная легенд, мифов и каких-то городских баек. Он что-то невнятно пробурчал про основание Мискатоникского университета (видимо, эту часть официальной истории он сам толком не знал), затем – про собрание редких книг в местной библиотеке, и наконец о том, что в этот городок ежегодно стекаются различные оккультисты, псевдомаги и прочие искатели приключений.
Наконец машина остановилась в ряду других машин около высокого кованого забора, за которым просматривался красивый живописный сад и какие-то старинные строения.
- Вот мы и на месте, - сообщил Деннис, - это университетский городок.
- А здесь довольно красиво, - только и смогла сказать Урсулаи.
Она не так много видела за пределами базы, поэтому место её действительно впечатлило. По сравнению с её родным домом, это было, конечно, слабовато, но там она не появлялась вообще непонятно уже сколько времени, а потому выбирать приходилось из имеющегося.
- Ну, хоть по нему прогуляемся, - обрадовалась вампиресса, вылезая из не очень комфортного вида транспорта. Когда у тебя есть крылья, почти любой наземный транспорт кажется неудобным.
Вход на территорию городка был свободным, и по парку прогуливалось немало людей. Даже в столь ранний час по тропинкам ходили парочки, держась за руки, на широких газонах сидели студенты, обложившись книгами и электронными устройствами, кто-то просто грелся на утреннем солнышке… Сад был в типично английском стиле, суть которого была в том, что ландшафт максимально напоминал природный. Здесь не было места скульптурам и стриженым изгородям, высокие деревья заслоняли одну зону парка от другой, водную гладь небольшого пруда рассекала стая серых уток с молодым выводком. Картина была прямо-таки идиллическая. Деннис явно наслаждался моментом, безостановочно треща что-то о том, как он неожиданно сам для себя поступил на факультет американской истории…
Урри же обратила внимание, что украшенные полуколоннами и геометрической лепниной корпуса университета разительно отличаются от однотипных неинтересных построек Босваша. Это место явно было историческим, сохранившим постройки прошлых веков. Колониальный стиль Новой Англии чем-то напомнил ей родной замок, однако все же архитектурное направление явно было другим. Массивные двух- и трехэтажные здания были сложены из белого или красного кирпича, имели высокое крыльцо, украшенное изящными перилами с пухлыми балясинами, а на наличниках окон красовался узор из декоративной штукатурки. Когда Деннис сказал, что этот корпус и является зданием знаменитой Мискатоникской библиотеки, Урри увидела еще одно здание с арочными дверными и оконными проемами, с широким фронтоном под двускатной крышей, расписанным какой-то фреской, и узорчатыми полуколоннами по периметру стен. Это трехэтажное здание было красивым и строгим одновременно, его крыльцо поднималось к высоким деревянным дверям, открытым настежь.
- Вообще-то сюда пускают не всех, - сказал Деннис, - но сегодня здесь дежурит одна приятельница моей тетки. Она меня с детства знает, так что все в порядке, - он набрался смелости и подмигнул девушке.
В солнечном свете он выглядел довольно неплохо: кожа приобрела приятный персиковый цвет, короткие волосы переливались золотистым оттенком, ровные зубы блестели, как в рекламе жвачки. Денниса сложно было назвать красавцем, но что-то привлекательное в нем определенно было. Не хватало, пожалуй, более приличных шмоток (растянутая желтая футболка с какой-то мультяшной мордой никуда не годилась) и немного нагловатой харизмы.
Увлекшись небольшой прогулкой и совершенно позабыв о странном незнакомце из пригородной гостиницы, эти двое даже не заметили, что за их перемещениями по парку уже давно пристально следят.

http://s7.uploads.ru/t/jxNms.jpg

*       *       *

Проснувшись через пару часов, Питер сперва долгое время глядел в потолок. В его голове роилась куча мыслей, которые он не сразу смог осознать. Он резко сел на кровати, глаза его горели некой решимостью. Справа от него заворочалась Хелен. Не обращая на неё внимания, парень встал и направился к своим вещам. Проверив пару карманов, он нашёл, что хотел. Небольшая кассета, которая раньше стояла в камере, находившейся у Лизы, находилась сейчас в его руке. Да, он давно это планировал. С того самого момента, как увидел запись.
- Что ты там разглядываешь? - спросила проснувшаяся и сейчас приподнявшаяся на локте Хелен. По её голосу сложно было определить: она чем-то недовольна или просто ещё не проснулась окончательно.
- Ничего, - ответил Питер. Однако, он знал, что долго отговариваться не сможет, а потому всё-таки продолжил. - Я украл у этой странной девицы кассету с записью. Я лично доставлю её в полицию Босваша. Скажу, что сам организовал спектакль по их отпугиванию, но всё равно прошу  их помощи.
- Ты сдурел? - девушка резко проснулась и уже вставала с кровати, чтобы подойти и отобрать кассету. - А если она обнаружит пропажу, пока мы будем ехать, что ты скажешь?
- А что я должен буду сказать? Она её потеряла - это её проблемы. К тому же, никто не заставляет нам ехать с ней, мы можем слинять до того, как она заметит, что нас нет.
- Ты совсем сдурел... - начала было Хелен, но внезапно остановилась на полуслове. Её брови нахмурились, словно она начала думать над решением какой-то сложной математической задачи. Простояв так с минуту, она словно ожила и внезапно произнесла: - А знаешь, ты прав. Зачем нам лишний багаж. Надо разбудить тех двоих, чтобы выдвинуться пораньше.
Питер внимательно посмотрел на девушку, что-то оценивая, а потом согласно кивнул.
- Я схожу к ним и всё расскажу.
Алекс, хоть и был более интеллигентным, нежели Питер, все равно смачно выругался, когда в дверь комнаты, которую он занимал со своей девушкой, кто-то настойчиво забарабанил. Ворча и протирая сонные глаза, он лениво поплелся открывать.
- Кто приперся? – хрипло брякнул он на ходу.
- Хватит спать уже, это я, - стараясь не шуметь сильно, ответил парень. - Дело есть, да и ехать пора.
- Скажи этому засранцу, чтобы убирался, - невнятно пробормотала из кучи подушек и одеял Тара.
- Пити, проваливай, - сказал сквозь дверь Алекс. – Еще и девяти нет. Придурок.
- Мне плевать, сколько времени, мы уезжаем, - продолжая сдерживаться, ответил парень. - Хотите оставаться - это ваше дело. Через двадцать минут жду внизу, - не желая больше ничего объяснять, тем более, через дверь, Питер развернулся и зашагал обратно в свою комнату.
Недовольно ворча, Алекс уныло поплелся в ванную. Впрочем, Питеру пришлось подождать его немного дольше, чем двадцать минут, ибо Тара еще минут десять свыше красилась и причесывалась.
- Мы даже не успели позавтракать, - капризно сказала она, спускаясь вслед за Алексом по лестнице и отчаянно пиная коленками свой маленький рюкзак. – К чему такая спешка? И где эта ненормальная фифа?
Пити, стоящий около входной двери и нетерпеливо стуча ногой, протянул небольшой пакет друзьям.
- Я попросил сложить еду с собой. Не благодарите, - он развернулся и поплелся к машине, на ходу отвечая на вопрос. - Она решила остаться. Ей что-то понадобилось в этом городе.
Ворча и поминая чью-то там мать, Алекс недовольно пошел следом, бросив на стойку ключ от номера. Пожав плечами, Тара пошла за ним. Вскоре маленькая коричневая машина с открытым верхом, урча мотором, отъехала от оранжевого здания и выехала на объездное шоссе. Времени было около десяти часов утра. Если не будет пробки из машин на въезде в Босваш, то часам к четырем они уже будут на месте.

0

60

- Ну, надеюсь, она не будет против моего визита, - ответила Урсулаи с рассеянной улыбкой. Продолжая одним ухом слушать, что говорит парень, она внимательно рассматривала всё, что видит вокруг. Местная архитектура чем-то напоминала ей родной замок. Хотя, она явно не дотягивала.
Деннис казался вампирессе милым парнем. Она даже могла бы остаться жить в этом не сильно большом городке, где самое ненормальное - это наплыв ненормальных. Она могла бы помогать парню с гостиницей, сама бы получила какое-нибудь образование, как любой нормальный человек...
"Я слишком много времени провела в окружении людей, - подумала Урри. - Стала слишком мягкой и эмоциональной..." - перед её глазами снова возник образ Криса. Почему-то он до сих пор не давал ей покоя. То ли из-за её обещания самой себе, что она обязательно его найдёт; то ли это всё-таки что-то более личное. Девушка не могла просто взять и забыть ту часть приключений, что они пережили вместе.
Тодд вздохнул и, выйдя из машины, отправился за парочкой. Возможно, стоило замаскироваться, но этот дурак был настолько увлечён девушкой, что можно было стоять прямо у него за спиной.
И действительно – Деннис увлеченно вещал что-то об истории университета, выуживая информацию из тех знаний, что сохранились у него со школьной скамьи (а сохранилось немного). Не торопясь, он и девушка поднялись по старинным, местами выщербленным ступеням древнего здания, после чего скрылись за приоткрытыми дубовыми дверями. Тодд уже был внутри и поэтому примерно представлял, что они там увидят.
Урри оказалась в прохладном затемненном холле, свет в который проникал сквозь пыльные окна в стиле эпохи королевы Анны. И хотя Урри понятия не имела о стиле колониальной Англии, она все же сумела оценить строгость и выдержанность шикарного интерьера: высокий сводчатый потолок, увенчанный роскошной стеклянной люстрой, деревянные панели на стенах, дубовый паркет… хотя, нет, все же новенький темный ламинат, но явно со стилизацией под старинную доску. Со стен угрюмо смотрели портреты престарелых преподавателей университета и, наверное, каких-то общественных деятелей – Урри не знала никого из этих людей.
Деннис раскланялся перед маленькой пожилой женщиной, читавшей обычную печатную газету за деревянной стойкой. Женщину он представил как миссис Денворт, и Урри поняла, что это и есть подруга его тетушки. Старушка оказалась довольно мила и явно обладала спокойным нравом. Она улыбнулась Урсулаи и тут же переключила свое внимание на Денниса, начав многословно спрашивать его о здоровье тетушки Марлы, о родителях, о том, не продал ли его отец «свою развалюху на четырех колесах»… Разговор грозил затянуться, ибо Деннис отвечал подчеркнуто вежливо и не делал попыток улизнуть куда-либо, чтобы не обидеть смотрительницу.
Стараясь выглядеть очень вежливой и заинтересованной, вампиресса наконец уловила момент, когда можно было вклиниться в беседу, и произнесла:
- Не хочется отвлекать вас от разговора, могу я пока походить и осмотреться? Всё-таки интересно самой полюбоваться местом, которое Деннис так подробно и красочно описал, - она улыбнулась сначала миссис Денворт, а затем и парнише, который при упоминании его заслуг покраснел и смущенно опустил взгляд.
- О, я вас, наверное, задерживаю, молодые люди, - воскликнула старушка, проявившая неожиданную тактичность и понимание. – Конечно, Деннис, проходи, покажи нашей гостье библиотеку. Это удивительное здание, только посмотрите, какие высокие потолки, старинные окна, да и мебель, между прочим, подлинная, начало двадцатого века… Сколько работаю здесь, а не перестаю восхищаться этим удивительным городом, - она блаженно улыбнулась. – Ну идите, идите, не задерживайтесь. Деннис, обязательно покажи твоей милой спутнице территорию университета, во всем мире не найти другого такого же! – в словах смотрительницы прозвучала неподдельная гордость.
- Обязательно, - охотно пообещал Деннис. – Спасибо большое, миссис Денворт.
- И передавай привет тетушке. Я позвоню ей завтра утром по видеофону, очень надеюсь, что она будет дома.
- Она возвращается из Босваша сегодня вечером. Еще раз большое спасибо, - вежливости Денниса прямо-таки не было предела, хотя он и начал осторожно двигаться в сторону, увлекая за собой Урри.
Проявив ещё больше учтивости, девушка произнесла, когда они отошли уже на достаточное расстояние:
- Какая милая женщина! Она так любит место своей работы. И даже пропустила без проблем. Как же мне повезло, что я тебя встретила, - она в очередной раз одарила Денниса благодарной улыбкой, искренне веря, что от такого количества внимания он не растает в конце концов.
Тодд зашел после парочки, благо временный пропуск ещё действовал. Он неспешно двигался за парочкой в некотором отдалении и вслушивался в их разговор. Хотя пока что услышанное вызывало желание выписать Дэннису рецепт на два мужских яичка и посоветовать хорошего хирурга. Для Тодда было загадкой, как в мужике может умещаться столько слов.
Не замечая преследователя, Деннис продолжал несколько сбивчивой речью распространяться о том, что он посещает курс лекций по истории Новой Англии и иногда приходит в эту библиотеку, но не потому, что информации нет в Меганете, а потому что «так надо». Хороший признак трудолюбивого студента и все такое. Непохоже было, что его действительно интересовала история. Должно быть, он учился здесь только потому, что больше негде. Конечно, можно было ограничиться каким-нибудь колледжем попроще или вообще нигде не учиться, но… Раз уж для жителей Аркхэма особые условия при поступлении, было бы глупо ими не воспользоваться.
Деннис говорил еще что-то, показывая Урри несколько читальных залов, уставленных резной деревянной мебелью. Здесь было светло и многолюдно – намного больше людей, чем с утра, когда Тодд обшаривал электронные каталоги. Урри же в свою очередь отметила, что возносящие к украшенному лепниной потолку многоярусные книжные стеллажи чем-то напоминают библиотеку ее родового замка. Правда, там были книги совершенно иного содержания и совсем на другом языке…
- Вон там, - сказал вдруг Деннис, - есть небольшой зал, который в летние месяцы просто битком набит. Ради этого зала к нам приезжают туристы и религиоведы… и просто всякие искатели приключений. Там хранится литература, посвященная местным легендам и каким-то научным трудам прошлых веков. Не оригиналы, конечно. Оригиналов книг в общем доступе вообще практически нет, только современные, - сделал он неожиданное открытие.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 1 - По старым следам