Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Battlestar Galactica » Эпизод 6 - Галактическая коммуна


Эпизод 6 - Галактическая коммуна

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Параллельный эпизод "Новые интриги".

Тюремный корабль «Звездная королева» внутренне не отличался особым изяществом. Да и внешне тоже – простая темно-серая коробка с намалеванным на боку названием и гербом Каприки. Ли Адама смотрел в иллюминатор «раптора» и поражался тому, как те люди целую неделю бегства из Колоний сидят в тесных камерах, не имея возможности узнавать новости и постоянно ожидая, что сайлоны настигнут их сомнительное убежище. Он почему-то не сомневался, что любой из них с радостью примет предложение Президента.
Он сам вел машину, а позади него пристроились тесной компанией Билли, Ди и отправленная с ними по настоянию коммандера Келли, ответственная за проверку технического образования рабочих. Билли был вне себя от счастья, что отправляется в эту миссию вместе с приглянувшейся ему девушкой, поэтому все никак не мог придумать, о чем поговорить с Ди. Впрочем, под конец полета он все же преодолел свою робость и сказал что-то по поводу того, где искать помощь, если узники откажутся от щедрого предложения. Ди что-то ответила, но разговор все равно не клеился. Каждый думал о чем-то своем.
На борту делегацию с «Галактики» встретил капитан судна и несколько его личных помощников. Ли, настроенный на сотрудничество, протянул ему руку со словами:
- Здравствуйте, я – капитан Адама с «Галактики», вас предупреждали о нашем прибытии.
- Предупреждали, - фыркнул капитан. – Надеетесь найти общий язык с этими отбросами?
По спокойному лицу Ли скользнула тень недовольства.
- Они по-прежнему остаются людьми, - ответил он. – Президент Колоний считает, что им можно найти достойное применение в их же пользу. Сколько их всего?
- Я капитан корабля, а не тюремный надсмотрщик, - недовольно отозвался капитан. – Примерно полторы тысячи. Мне не дают их дела и не сообщают их имена. Черт, они просто под номерами.
- Спасибо, капитан Вилкенс, - кивнул Ли, поняв, что придется все выяснять самому и на месте. – Покажите нам, где их держат.
Капитан провел молчаливую процессию по мрачным темным коридорам тюремного корабля,  пока наконец один из них не оборвался на обширной площадке, открывающей вид на расположенные за ограждением, уровнем ниже, ровные ряды камер с решетчатыми стенами. Здесь было мрачно и довольно темно, неяркий свет падал только на бесконечные ряды каких-то выстроенных вдоль стен машин и пульт управления прямо перед ограждением, за которым начинались камеры. Ли перегнулся через него и посмотрел сверху вниз на расстилающееся внизу красно-черное море: заключенные в красной униформе расселись на двухъярусных железных койках, тихо переговариваясь друг с другом. Кто-то спал, кто-то играл в карты… Падающие сверху полосы света захватывали в область видимости вполне мирные картины.
- Я должен поговорить с ними, - сообщил капитану Ли.
- Хорошо. Они ваши, - великодушно разрешил капитан, активируя громкую связь на пульте и передавая Ли микрофон.
Адама-младший принял его, повертел в руках и только сейчас сообразил, что не подготовил речь, с которой он должен обратиться к заключенным. Что ж, придется импровизировать… Билли, Ди и Келли настороженно наблюдали за ним, держась на безопасном расстоянии от перил и словно боясь подходить ближе.
- Я капитан Ли Адама, личный представитель Президента, - начал Ли. -  У нас кризис. Тысячи из нас на грани смерти от обезвоживания. Хорошая новость состоит в том, что мы нашли воду. Плохая новость - вода находится на одной из лун с суровыми природными условиями. Нам нужна тысяча трудоспособных мужчин, чтобы помочь достать эту воду, - он выдержал небольшую паузу. - Президент Рослин думает, что вы - наш единственный шанс. Она также признает, что вы не рабы. Любой, кто вызовется добровольцем и поможет нам в данной ситуации, заработает "баллы свободы"... которые затем дадут вам преимущество для освобождения. Мы предлагаем вам шанс начать новую жизнь. Кто заинтересован в этом, пожалуйста, выйдите из камеры.
По знаку Вилкенса один из его помощников, молчаливый угрюмый негр, повернул пару рычагов на пульте управления, и двери клеток стали поворачиваться на петлях. Ли ожидал, что из них сейчас хлынет толпа заключенных, желающих обрести свободу, но… тюремный коридор оказался абсолютно пуст. Ли присмотрелся: в полосах света, падающих на камеры сверху, заключенные в красных одеждах продолжали сидеть на койках, не подавая никаких признаков активности.
Пауза затянулась.
- Странно, - тихо прокомментировал Билли. – А они не боятся вот так запросто открывать двери камер?
- Все двери выходят в один коридор, - пояснила наблюдательная Келли. – Он, очевидно, закрыт с двух сторон. А пролезть сюда, на второй этаж, они просто не смогут.
Внезапно в самом дальнем и самом затененном конце коридора раздались медленные шаги. Один из заключенных, мужчина средних лет, медленно вышел в полосу света и поднял голову вверх.
- Спасибо за ваше предложение, - подчеркнуто вежливо произнес он. - При всем нашем уважении, мы отказываемся.
- Зарек! – раздался чей-то оклик снизу из соседних камер.
- Боже мой, - прошептал Билли, - это же Том Зарек.
- Террорист? – удивленно спросила Ди, сделав шаг вперед и наклоняясь над перилами, чтобы лучше видеть говорящего. 
- Зарек! – поддержал кто-то внизу первого крикнувшего.
- Зарек! Зарек! – постепенно стал нарастать гул голосов, сопровождаемый хаотичными ударами по решеткам, создавая противный металлический шум.
- А ну тихо! – рявкнул Вилкенс, забирая у Ли микрофон. – Заткнитесь, мать вашу!
Ли неотрывно смотрел на единственного вышедшего из камеры мужчину, вызвавшего такую бурную реакцию у остальных. Очевидно, он был их главарем или просто почитаемым человеком. Зарек встретился с ним взглядом, коротко усмехнулся и снова шагнул в тень, скрывшись в своей камере. Двери закрылись, и шум стал постепенно стихать.
- Что еще за Том Зарек, черт возьми? – спросил Вилкенс, выключая громкую связь.
- Борец за свободу, - пояснил Билли. - Он политический заключенный.
- Он убийца, - резко добавила Ди.
- Его колония эксплуатировалась другими одиннадцатью колониями на протяжении веков, - продолжил Билли, радуясь возможности поделиться своими знаниями хоть с кем-то. - Его народ был изгоем, с ними обращались, как со зверьми.
- Я из колонии Стрельца, и этот человек говорит не то, что говорит наш народ, - возмущенно возразила Ди. – Этот Зарек – опасный преступник, он взорвал здание правительства, этому нет прощения.
- Капитан, я слежу за временем, - осторожно напомнила Келли, обращаясь к задумавшемуся Ли. - И если здесь мы не найдем помощи, нам нужно двигаться дальше.
- Зареку удалось объединить заключенных, - медленно изрек Ли в пространство, конкретно ни к кому не обращаясь. – Это наш шанс. Будем действовать через него.

0

2

- Я должен поговорить с ним, - обратился Ли к капитану. – Вы позволите?
- Позволяю, - равнодушно откликнулся капитан. – В конце концов, от ваших переговоров зависит наша жизнь, а?
- Точно, - сдержанно подтвердил Адама-младший. – Келли, собирай команду. Идите на мостик – я скоро присоединюсь к вам.
Билли, Ди и Келли послушно отправились за капитаном Вилкенсом на мостик, а негр, помощник капитана, попросил Ли следовать за ним, предварительно открыв решетку камеры Зарека с пульта управления. Он провел Ли по мрачным лестницам и вывел в темный тюремный коридор. Ли старался держаться посередине, но все равно ловил на себе насмешливо-любопытные взгляды заключенных. Молчаливый охранник дошел до самого конца коридора и махнул в сторону погруженной во мрак камеры. Ли осторожно приблизился и заглянул за решетку.
Увидев, что к нему пожаловал личный помощник капитана, террорист повернулся спиной к двери и привычным жестом закинул руки за голову.
- В этом нет необходимости, - поспешно заверил его Ли. Зарек опустил руки и обернулся. - Я бы хотел поговорить с вами.
- Охрана, - лениво произнес Зарек. - Заключенный 89-38-93 просит разрешения поговорить с посетителем.
- Разрешаю, - великодушно буркнул негр.
Ли недоуменно посмотрел на него – тюремные порядки были ему более чем непонятны. 
- Нам нельзя разговаривать, пока не задут прямой вопрос, - пояснил Том Зарек, угадав его мысли. - А вы не задали прямой вопрос. Вы раньше никогда не были в тюрьме, не так ли, капитан? – криво усмехнулся он.
- Нет, - коротко признал Ли.
- Вам повезло, - снова усмехнулся заключенный. - Я могу присесть?
- Да, конечно, - отозвался капитан Адама, на этот раз среагировав быстрее.
Зарек небрежно уселся на нижнюю койку, скрыв лицо в тени. Ли, бросив быстрый взгляд на сопровождающего, толкнул дверь и вошел в камеру. Негр пожал плечами и двинулся вдоль рядом камер, направляясь к выходу. Ли проводил его взглядом, решив, что вполне сможет сам найти дорогу назад. Однако он не заметил, что негр, возвращаясь, обменивался понимающими взглядами с людьми, находящимися по ту сторону решетки.
- Нам нужны ваши люди, чтобы помочь нам, - без предисловий начал Ли.
- Они не мои люди, - бесстрастно ответил Зарек. - Они принадлежат вам. Я принадлежу вам. Мы – ваша собственность. Вы хозяин, а мы рабы.
- А вы определенно человек принципа, - хмыкнул Ли, усаживаясь на койку напротив. - Я это уважаю
- Неужели? – зловещим полушепотом спросил Зарек, наклоняясь вперед. Тут-то Ли смог хорошенько его рассмотреть. Это был мужчина средних лет (однако Ли подумал, что наверняка Том Зарек выглядит старше своего реального возраста – в силу условий «проживания»), крепко сложенный, с сухими мозолистыми кистями рук – явно от тяжелой физической работы. В полумраке гладковыбритое, но раскрашенное несколькими шрамами и морщинами лицо Зарека казалось землистым, а в черных глазах горел живой опасный огонек. Крючковатый нос  и высокие скулы пленника выдавали в нем уроженца «примитивных колоний», человека «третьего сорта» - к таким людям в далекие дикарские времена «высшие расы» относились с презрением. Ли прекрасно знал, что за человек перед ним: анархист и бунтарь, Зарек пытался разрушить систему, строившуюся многими поколениями до него. Он приобрел небывалый успех среди таких же бунтарей, как он, и кучу последователей, но… и где он сейчас?
Борец за свободу и равенство, борец против вертикали власти, Зарек вместе со своими многочисленными единомышленниками увидел, как система рухнула в мгновение ока под грубым напором сайлонов, но на ее место пришла новая – и воцарилась над жалкой кучкой беженцев. А сам он оказался заперт на грязном темном корабле без возможности бороться с набирающей обороты системой.
- То, за что вы боролись долгие годы, - ответил Ли, немного подумав. - Книгу, которую вы написали.
- Книга, которую контрабандой вывозили из трудовой колонии... – с презрением бросил Зарек, - потому что у низшей расы нет свободы самовыражения.
- Я читал ее. В колледже, - честно продолжил Ли. - И нашел ее радикальной, вызывающей, она заставила меня усомниться в некоторых вещах, которые я принимал, не задумываясь.
- Рад слышать, что я был популярен в студенческом общежитии, - усмехнулся Зарек.
- Нет, книга была запрещена, - спокойно объяснил Адама. – Но я все равно ее прочитал. Дело в том, что я понимаю, что вы за человек. Но, мне кажется, вы не понимаете насколько критична ситуация во флотилии. Люди скоро начнут умирать.
- И что? – вызывающе спросил Зарек, в глазах которого по-прежнему плескался насмешливый огонек.
- Все что я хочу… Президент хочет, - поправился Ли, - предоставить вам шанс заработать вашу свободу.
- Вот теперь вы сказали правду: свободу нужно заработать, - процедил сквозь зубы Зарек. 
Тем временем негр-помощник добрался до пульта управления и решил, что пришла пора действовать. Но вдруг заметил сбоку какое-то движение – кто-то явился на палубу в самый неподходящий момент. Или подходящий – это как посмотреть. 
- Эй, Старк! – окликнул он парня из обслуживающего персонала. - Пора тебе отдохнуть! – и с размаху вмазал ему в челюсть.
И бросился к пульту управления, нажимая на нем все кнопки подряд. Решетки камер начали поворачиваться на петлях, сопровождаемые поднявшимся одобрительным гулом заключенных.
Адама вскочил, не понимая, в чем дело. Из камер бурным потоком повалили люди, бросаясь к оставленной открытой переборке коридора, врываясь на верхнюю палубу… Ли бросился к двери, поняв, что что-то внезапно пошло не так.
- Оставайтесь на месте, капитан, - насмешливо окликнул его Зарек. - Все скоро закончится.
Но Ли пренебрег его великодушным советом. Он выскочил в коридор и оказался посреди бушующего красно-черного моря тел и, разумеется, тут же получил чем-то тяжелым по затылку. Ойкнув, он развернулся и с размаху уложил какого-то парня на пол, но на него тут же налетело еще пятеро. Ли отбивался локтями и коленями, одного оглушил ударом «лоб в лоб» - но что он один мог сделать против вырвавшихся на свободу преступников? Ли отчаянно сопротивлялся попыткам схватить его или повалить на лопатки, он неистово рвался к выходу, не гнушаясь подлых боевых приемов, но этим самым лишь привлек к себе лишнее внимание. И началось побоище.
Тем временем компания самых шустрых заключенных во главе со своим освободителем, поклонником Зарека, ринулась на мостик, вооружившись тем, что люди могли найти в впопыхах. А там, ничего не подозревая о развернувшемся внизу бунте, Ди и Билли продолжали начатый спор.
- Как ты можешь так говорить? – возмущался Билли, постепенно осмелев в обществе девушки.
- Это правда, - настаивала Ди. - Зареку плевать за справедливость.
- Его народ, твой народ - они эксплуатировались другими колониями, - терпеливо объяснял свою позицию Билли.
- Ты не имеешь права говорить мне о моем народе! – возмутилась Ди, приняв слова Билли как личное оскорбление.
- Я не говорю о твоем народе, - пошел на попятную Билли, поняв, что стал загоняться.
Внезапно между ними протиснулся Вилкенс, внимание которого привлекли засветившиеся черно-белой рябью экраны, ранее выдававшие на мостик изображения с камер наблюдения.
- Посторонитесь-ка, - капитан недоуменно вгляделся в экраны.
- Что-то не так? – насторожился Билли.
Ответ на его вопрос пришел незамедлительно – на мостик ворвалась команда бунтарей, вооруженная огнестрельным оружием.
- Никому ничего не трогать! – приказал негр, наставляя на Вилкенса пистолет. - Не двигаться!
Келли испуганно пискнула и подняла руки ладонями вверх. Ди и Билли переглянулись и последовали ее примеру. Несколько людей грубо схватили девушек и перепуганного Билли и потащили к выходу.
- Куда вы нас ведете? – возмутилась Ди.
- Отдохнуть и проветриться, - грубо ответил держащий ее парень. – Вам это не помешает.
А внизу Ли, как и ожидалось, изрядно помятый и побитый, был втолкнут в камеру и заперт снаружи. Однако он был уже не в том состоянии, чтобы огорчаться этому факту – он просто дополз до койки и обессилено повалился на нее. Зарек, прошествовав мимо камеры, в которой был заперт Ли, снисходительно глянул на него, но капитан этого даже не заметил – он впал в бессознательное состояние. По лицу его медленно стекала струйка крови.
Зарек тем временем поднялся на управляющую палубу. Хаотичное поведение остальных заключенных постепенно приобретало некую организованность. Появился бывший помощник капитана.
- Охранники и экипаж у нас в отдельных камерах в седьмом блоке, - незамедлительно доложил негр, вытянувшись в струну перед Зареком. - Мэйсон присматривает за заложниками.
- Хорошо поработали, - одобрил Зарек. – Как я вижу, все под контролем.
- Люди строго следуют нашему плану.
- Я знал, что могу рассчитывать на тебя.
Ди, которую бесцеремонно втолкнули в камеру, развернулась и бессильно потрясла решетку. Разумеется, та не поддалась. В камере напротив возникло какое-то шевеление – это Билли попытался найти лазейку в решетке.
- Оставайся на месте, Билли. Все будет хорошо, - бросила ему стандартную фразу Ди, сама поразившись, как глупо это прозвучало.
- Я не уверен, - с грустной улыбкой отозвался парень.
- Они не хотят причинить нам вреда, - подала голос Келли из другой камеры. - Иначе они не получат то, что хотят.
- Но что они хотят? – выразил общую мысль Билли.
На этот вопрос ни у кого пока не было ответа.

0

3

В роли Зарека и его команды - Кумельган.
В роли Рослин и ее команды - Кестрел.

- Мы разобрались в передатчике... в общем, можно начинать.
- Замечательно. - Зарек поудобнее устроился в капитанском кресле и начал речь, которую корабль транслировал как по своему нутру через динамики, так и вовне. Речь лидера могли слышать как и "новые заключенные", так и связисты Галактики, которым адресовалась передача.
- Говорит Том Зарек. Судно "Звездная королева" освобождено и находится под моим контролем. Прежде чем вы начнете палить по нам или вышлите команды захвата, предупреждаю вас - помимо экипажа и охранников, захвачены капитан Адама и его эскорт. Ли Адама и компания находятся в этом корабле на общих правах - то есть если корабль и его обитатели пострадают, пострадает и он. Теперь, когда вы понимаете с кем и на каких условиях имеете дело - я требую прямой связи с президентом. Или исполняющим его обязанности.

* * *

Сол Тай ----> отсюда (после разговора с Карой Трейс).
Пару минут назад.
Воспользовавшись короткой передышкой, Шэрон и Гален уединились в подсобке и принялись делиться тревожными новостями. Во всей суматохе прошедших дней Гален и думать забыл о «Татикомах», сосредоточив все внимание на заметании следов. Он был абсолютно уверен в том, что Шэрон просто пытаются подставить, подбрасывая в ее сумку и «раптор» детонаторы. Но почему агент сайлонов выбрал именно ее в качестве жертвы? Тирол подумал, что это, возможно, из-за того, что занимающийся расследованием полковник Тай неблагосклонно относится к 95% пилотного состава, и спихнуть предательство на одного из пилотов будет самым верным шагом.
- Комендант обыскала каждый сантиметр этого отсека, - торопливо рассказывал Гален. - Она ничего не нашла.
- Значит, они не знают, кто взял эти шесть Джи-4 и кто подложил детонатор в мой «раптор»? – с надеждой в глазах спросила Шэрон.
- Не волнуйся об этом, - ласково заверил ее Гален. - Я позабочусь об этом, хорошо?
Шэрон потянулась к нему, и он нежно обнял девушку. За этим занятием их застукал Сол Тай, по наводке Трейс искавший Шэрон где-то поблизости от ангара. Бумер краем глаза заметила мелькнувшую тень в дверном проеме, подняла глаза и… резко отстранилась от Галена. Тирол недоуменно обернулся, заметил полковника и смущенно опустил глаза.
- Я хочу поговорить с лейтенантом наедине, - строго произнес Тай.
- Да, сэр, - промямлил Гален.
Он быстро глянул на оторопевшую Шэрон и под суровым взглядом Тая выскользнул за дверь. Что-то подсказывало ему, что его девушку ждут большие неприятности.
Полковник Тай угрожающе стал надвигаться на замершую Шэрон.
- Надеюсь, ты не полагаешь наивно, что тебе удается всех одурачивать? – проворчал он. - Я знаю. И старик знает. Черт, весь корабль знает о тебе и этом механике! Это должно прекратиться, - строго приказал он.
- Сэр, мы с шефом всего лишь друзья, - в отчаянии воскликнула Шэрон.
- Когда распускали весь личный состав корабля, мы закрывали на это глаза, - угрожающе продолжил Тай. - Черт, мы даже на убийство закрывали глаза. Это было тогда, а это сейчас. Мы в состоянии войны, это военный корабль и вы старший лейтенант. Положите этому беспределу конец. Это приказ.
Шэрон смотрела в пол.
- Да, сэр, - глухо отозвалась она.
Тай хотел добавить еще что-то крайне недружелюбное, но вдруг раздался голос оператора из динамиков:
- Внимание. Сообщение для полковника Тая. Полковник Тай, пожалуйста, прибудьте на мостик.
Тай нахмурился, еще раз окинул Шэрон сверлящим недобрым взглядом и резко вышел из подсобки. Раздавленная его внезапным наездом Шэрон запустила пальцы в волосы и сползла по стене на пол. Следовало хорошенько обо всем подумать… И чего Тай на нее так взъелся?

* * *

- Вы записываете это? – хмуро поинтересовался Адама у связиста, замещающего Ди.
- Да, сэр, - откликнулся связист. 
- Что случилось? – недоуменно спросил Сол Тай, появляясь в поле зрения коммандера.
- Проблема, - коротко ответил Адама.
- Мы заблокировали его передачу, сэр, - с готовностью доложил его помощник, лейтенант Гаета.
- Слишком поздно, - возразил связист. - Каждый корабль флота слышал эту передачу. Извините, сэр…
- Это не важно, - отрубил коммандер. – Мне нужно связаться с Президентом.
Тай недоуменно наблюдал за разворачивающимися событиями. Он пропустил трансляцию Зарека и, заметив, что коммандер не горит желанием лично вводить его в курс дела, попросил связиста включить запись сообщения, наделавшего стольку шуму, персонально для него. Связист с почтением протянул ему наушники.
Лора Рослин, находящаяся в выделенной ей каюте на «Галактике», немедленно ответила на вызов из штаба. Она слышала передачу Зарека и была уверена, что дело пахнет неприятностями. Крупными неприятностями.
- Вы все слышали, мадам Президент, - без предисловий начал Адама. – В плену у Зарека наши люди. И он просит вас выйти на связь.
- Оставьте вашу военную политику, коммандер, - с легкой снисходительностью отозвалась Лора. – Вы слышали о Зареке, не так ли? Уверена, он попытается свергнуть правительство.
- Знаю. Никто не воспримет это всерьез, - сердито ответил коммандер.
- Вам нужно кое-что знать по поводу общественного мнения, коммандер. Имя Тома Зарека имеет большой вес, - терпеливо, учительским тоном объяснила Лора. -  Ему сочувствуют. Он почти легенда. Двадцать лет в тюрьме по принципиальному вопросу.
- Он преступник и террорист, - жестко отрезал Адама. - Люди не будут ему доверять. 
- Не будьте так категоричны, коммандер, - сдержанно попросила Рослин. - Бунт - дело заразное. Люди уже возмущаются по поводу кризиса с водой. Сейчас мы не можем позволить себе нарушить равновесие в правительстве.
- Согласен.
- Когда вы собираетесь начать штурм?
- Я предполагал, что вы собираетесь сначала поговорить с ним, - немного опешил Адама. 
- Мы не ведем переговоры с террористами, - твердо заявила Лора. 
- Просто поговорить, - повторил коммандер.
- Нам не о чем говорить. Я не могу дать ему то, что он хочет, - уверенно ответила Лора. 
- Мы еще не готовы. Переговоры с Зареком позволят нам оттянуть время, - попробовал убедить ее Адама. 
- Этого он и добивается – законности, - со скрытым торжеством ответила Рослин. -  Он хочет, чтобы его признали. Он хочет, чтобы его преступления обрели смысл. Я видела, как Президент Адар предлагал ему полное помилование, если он не будет использовать насилие в качестве инструмента политических перемен. Он отказался.
Лора немного помолчала. Адама напряженно ждал ее ответа.
- Из уважения к вам, коммандер… я поговорю с ним, - наконец произнесла она. – Но никаких уступок террористам. Никаких сделок.
- Ваше решение, Президент, - учтиво ответил коммандер. – Через пару секунд на ваш личный канал будут поступать все трансляции со «Звездной королевы».
- Замечательно.
- И если вам не сложно… сделайте копию разговора, пожалуйста.
- Как пожелаете, коммандер.
Зарек ждал, ждали и заключенные. Сейчас Зарек должен постараться подорвать легитимность правительства Рослин. Велась запись (пока еще гипотетического) диалога, и если Галактике не удастся подавить радиопередачу со "Звездной королевы", то запись услышат все корабли флота. А там уже дела могут сложиться по-всякому.
Ответа пока еще не было.
- Мы можем установить телемост? - поинтересовался лидер восставших.
- Технически препятствий этому нет.
- Постарайтесь. Хочу видеть вершину пирамиды в лицо...
К сожалению, видеосвязь была доступна лишь на мостике «Галактики», и скромный коммуникатор Лоры не был оснащен даже электронным экраном. Она терпеливо дождалась, пока связист сообщит ей об установленном подключении, и услышала голос коммандера:
- Борт «Звездная королева», Президент на связи.
Далее последовал щелчок переключения на личный канал Лоры. Президент нажала кнопку записи. Если Зарек наговорит много лишнего, это можно будет транслировать это по другим кораблям и использовать против него. От этой мысли тревога Лоры немного утихла, и она пожалела, что Билли нет рядом.
- Президент Двенадцати Колоний Кобола на связи, - бесстрастным голосом произнесла она.
- Отлично. Президент, как я понял из речи ваших посланников, флот испытывает критическую нехватку воды. Вода была обнаружена, но на планете с опасными условиями труда. Работать на ней предлагается нам, ранее заключенным по тем или иным причинам... Почему именно мы, из всего флота? По какому признаку решено использовать труд ограниченных в свободе, а не любой другой группы населения флота?
- Том Зарек, мы предлагаем вам и вашим последователям уникальный шанс смыть с ваших рук все ваши прошлые преступления и стать полноправными гражданами флотилии, - терпеливо объяснила Лора, однако эта выдержка давалась ей с трудом. От напряжения она сжала сухие руки в кулачки и постаралась унять дрожь в руках. – Мы могли бы нанять для работы свободных людей… но при этим вы никогда бы не получили этого шанса.
- Могли бы, но не пожелали. Ведь это опасно для их жизни. А наши жизни, стало быть, менее ценны? Ведь мы ограничены в наших правах на свободу... и жизнь? А, президент? - подчеркнуто-фамильярный тон и стиль речи. Какой бывает между близкими родственниками одного возраста или старыми друзьями, никакого уважения тоном или словами к статусу президента. - Такое отношение к нам, человеческим существам, мне кое-что напоминает... Жители всех двенадцати планет долго и упорно трудились для своих народов. Но вот один народ - сагиттаронцы - должен был работать и на других, потому что его права на свободу труда, да и свободы вообще, были принудительно ограничены военной силой. Как и мы принудительно ограничены военной силой томиться в застенках... Ты оправдываешь эксплуатацию населения и ресурсов Саггитарона, президент?
- Не оправдываю, - также спокойно ответила Рослин, однако это спокойствие было лишь маской. Очень хорошей маской. – Я категорически не приемлю рабский труд. Но в вашей длинной биографии слишком много жестокости и насилия, Том Зарек. То же самое можно сказать о ваших людях. Поэтому я предлагаю вам заработать вашу свободу честным трудом. По-моему, цена вполне справедливая, учитывая, сколько крови пролили лично вы…
- Вы предлагаете работать на тех, кого мы никогда не видели и кто никогда не видел нас, для того, чтобы надсмотрщики и солдаты не убивали и не запирали нас? Хороши же условия кабального договора... А если мы не желаем работать ни на кого, кроме нас самих? Если мы желаем добыть воду сами для нашего же пользования? И предложим остальным кораблям флота сделать то же самое?
- Мы не можем просто так выпустить на свободу опаснейших преступников, - отрезала Лора. – Разумеется, вы не будете работать в одиночку… Там будут наши специалисты по оборудованию. Они обучат ваших людей обращаться с ним.
- Как не могли предоставить самих себе сагиттаронцев. Нас объявили "низшими", и руководствуясь тем эксплуатировали наших тружеников и наши ресурсы. Вы, "высококультурные", не могли оставить "культурно отсталых" решать за себя и работать на себя... и чтобы нам не было обидно "работать в одиночку", приставили надсмотрщиков, оккупационную администрацию, чтобы они "научили нас" что и ради кого делать. Я вижу двуличие в тебе, президент. На словах ты порицаешь захват и эксплуатацию Сагиттарона империями прошлого, а на деле относишься к заключенным ничуть не лучше. Что-то вечно под звездами, да? Кто-то боится до смерти обеспечить свою жизнь, а потому силой принуждает других обеспечить его счастье... к НАШЕМУ счастью, "Звездная королева" воспользовалась предоставшимся случаем и освободила себя. Мы работаем только на себя, президент. Ни на тебя, ни на твою армию, ни на твой бюрократический аппарат. Я больше скажу... Вся клика убийц-в-законе и бумагомарателей обосновывает свои привилегии по отношению к иным людям тем, что они якобы "защищают" нас, оберегают нашу безопасность и благополучие. ГДЕ ВЫ БЫЛИ, когда горели двенадцать колоний?! ЧЕМ занималась армия правительства, да и само правительство? Защищали нас? Так хорошо защищали, что от двадцати восьми с половиной миллиардов человек осталось несколько десятков тысяч? И теперь, ради спасения своих шкур, вы нашли в нас новых саггитаронцев... ведь столь удобный для использования Саггитарон, как и почти весь его народ, сгорел в ядерном огне?! НЕТ!!! Вы не выполнили свои обязанности, а потому не имеете права кого-либо к чему-либо принуждать, по правилам установленным вами же! Мы свободны от вас! И я призываю уцелевшее человечество, корабли флота, сказать свое "НЕТ" старому миру и старым "властителям", которые отлично показали чего они стоят совсем недавно! Я призываю корабли флота отвергнуть все реликты старого мира, вроде "правительства" и "военного флота", и построить новый мир, в котором не будет места выживанию одних за счет других! Если мы работаем для выживания вида, то работаем как весь вид СООБЩА! Если мы сражаемся для выживания вида, то сражаемся СООБЩА! Если мы что-то решаем, то СООБЩА, а не действуем по указке кого-то надежно спрятанных за броней "Галактики"! Пускай все гражданские корабли флота согласные со мной займут строй за "Звездной королевой"!
Посчитав диалог достаточно успешным для демонстрации намерений, Зарек махнул рукой связисту. Передача на "Галактику" завершилась, и "Королева" стала транслировать копию диалога всем кораблям флота.
Команда связистов «Галактики» работала слаженно, даже в отсутствие Ди. Согласно раннему приказу коммандера, вес попытки Зарека устроить трансляцию по всем кораблям перехватывались и блокировались, однако это было бесполезно – первое сообщение прошло, и теперь большинство людей флотилии знало о том, что на тюремном корабле поднялся бунт. И, как опасалась Рослин, кое-кого это устраивало. Зарек начал опасную игру.
- Вы требуете невозможного, - жестко ответила Лора, терпеливо выслушав всю тираду преступника. – Атака сайлонов планировалась ими сорок лет, их технологии намного превосходят наши, к тому же на их стороне был фактор внезапности. Вы не можете винить правительство в том, что сайлоны оказались сильнее и в большем количестве. Подумайте о том, что вы предлагаете. Вертикаль власти – это все, что есть у людей. Без правительства и военных общество не может существовать. Начнется хаос, и кому-то рано или поздно придется объединить под собой людей… вам, например. И как же вы будете править? Установите диктатуру и тотальный контроль над гражданскими? Сомневаюсь, что вы, Том Зарек, сможете стать справедливым правителем.
Хоть разговор не был слышен ни на «Галактике» (хотя Рослин и вела запись), ни на других кораблях, на «Звездной королеве» с трансляцией был полный порядок. И, разумеется, заложники слышали все. До единого слова. Ли Адама очнулся и теперь настороженно прислушивался к призыву Зарека, задумчиво потирая лоб.
- Чего он хочет? – недоуменно пробормотал Билли.
- Нашей крови, - отчеканила Ди. – Ему только дай повод – и они начнут убивать нас одного за другим.
- Зареку не нужен повод, - подала голос Келли из соседней камеры. – Достаточно одной его прихоти.
- Тихо! – скомандовал Ли. – Потом поболтаете. Дайте послушать.
Зарек ждал, когда верный ему человек за пультом астрогатора доложит, что к "Королеве" потянулись суда... но корабли не сдвинулись. А поскольку связист едва понимал свое дело, он не мог и доложить, что передачи перехватываются.
"Или общество совсем закоснело даже на грани смерти, или нужно больше времени, или..."
- ... Вы глушите наши передачи? Ай как не хорошо, президент, ограничиваете свободу слова. Как в старые добрые времена? Несмотря на все ограничения и всю власть, вы, правители, не смогли и не пожелали нас оборонить. То, что сайлоны оказались сильнее по вине непредусмотрительности, по вине безразличия правительства - и твоя вина, президент, ведь ты - наследник этой линии ошибок, линии ложного общества. Твои предшественники не справились со своими обязанностями, но вы не спешите отказаться от прав. Права без обязанности - диктат. Мы за самоорганизацию тружеников для труда и обороны. Мы уже самоорганизовались, а мое руководство обеспечивается авторитетом и эффективностью решений. Я несу ответ за свои действия. Несешь ли его ты? Как на счет спросить уцелевших, имеешь ли ты право приказывать им? Честные открытые выборы - нас осталось достаточно мало, что каждый коллектив мог сам подсчитать голоса и вынести вердикт старому строю - имеешь ли ты право приказывать хоть кому-либо, или потеряла свои привилегии? В конце концов... никто ВАС не ВЫБИРАЛ. Я не помню выборов нового президента взамен убитого. Ты продолжаешь срок неудачника в числе тех, кто несет ответ за почти полное уничтожение вашего вида. Не боишься спросить народ о том, желает ли он продолжения старой линии?
- Я была приведена к присяге по закону. И если вы хотите услышать мои оправдания – зря тратите время, Том Зарек, - сухо ответила Лора. – Наше общество живет по законам Колоний, правительство и военное командование несет ответственность за все свои действия и уважает волю народа. Ваш корабль зависит от остальной флотилии по части воды и пропитания. Я сделала вам щедрое предложение, но вы не поспешили его принять. Более того, вы удерживаете заложников. Вы не можете выдвигать свои требования, пока я не буду знать, что с ними все в порядке.
- Пожалуйста, приведите сюда Адаму и его... компанию. - На том Зарек временно прервал связь с флотом, обращаясь уже только к своим:
- А также приведите астрогатора из экипажа... И да, громкую связь по кораблю.
Когда сторонники Томаса худо-бедно справились с заданием, он обратился:
- Свободные обитатели "Звездной королевы"! Как видите, кое-кто очень боится донести наши слова до флота. И скорее предпочтет перебить нас десантниками или голодом, чем отпустить на свободу... Потому, нам нужны свои запасы воды и пищи. Поскольку у нас нет разведывательного оборудования, и мы не встретили по пути пригодных для жизни планет... я предлагаю вернуться в системы Колоний и захватить припасы в станциях или на планетах, пускай и под угрозой атаки сайлонов. Либо совершать слепые прыжки пока не найдем планету с водой и/или биомассой. Я прошу свободных разделиться на группы по двадцать пять, по номерам, быстро обдумать мое предложение и вынести свое суждение на капитанский мостик вместе с посланцем от группы. А также предложения. Дальнейшую судьбу "Королевы" решим абсолютным большинством мнений... если не пожалуют десантники нас перебить. Тогда, надеюсь, никто не будет против, если мы рванем подальше от этих вояк? Решайте, свободные братья.

* * *

- Ситуация не из лучших, - мрачно прокомментировал Тай, когда коммандер отключил связь с Президентом. – Я прослушал сообщение… Будем готовить штурмгруппу?
- Обязательно, - неожиданно влезла Кара Трейс, и Тай с удивлением обнаружил, что девушка оказалась на мостике раньше него. Очевидно, направилась сюда сразу после их последнего неприятного разговора.
Трейс развернула напечатанный план тюремного корабля. Тай и Адама склонились над ним.
- Что там у нас…? – спросил коммандер.
- Три штурмовые группы: Альфа, Браво, Созвездие, - принялась излагать свой план Старбак. - Мы блокируем их передачи, «рапторы» проберутся через корпус тут, тут и тут... – она обвела фломастером несколько участков обшивки корабля, - незамеченными. Как только мы будем внутри, Альфа возьмет...
- Это что еще за "мы"? – строго перебил ее Тай, которому не понравилась излишняя активность девушки.
- Я иду, сэр.
- Черта с два.
- У нас на «Галактике» есть еще несколько солдат, - вмешался в спор коммандер Адама. - Пусть они этим займутся, Старбак.
- У них нет снайпера, - категорично заявила Кара. - При всем моем уважении, я – лучший стрелок, сэр.
- Она права, - признал Адама, глядя на Тая. 
- В кои-то веки, - недовольно пробормотал полковник.
Кара проигнорировала его выпад. 
- Ладно, вы летите, - согласился коммандер. – Доработайте план с полковником Таем. И еще кое-что… Как только Зарек окажется в зоне прямого поражения - стреляйте. Я хочу немедленно взять тот корабль под свой контроль. Заложники не должны пострадать.
- Да, сэр.

0

4

Ли с каменным лицом слушал разглагольствования Зарека и бесстрастные холодные ответы Президента на его смелые заявления. Его терзали противоречивые чувства. Ли знал, что сейчас все в его руках: жизнь тех, кого он привел на корабль, будущее флотилии… Он не верил в то, что у Рослин получится убедить Зарека работать на флот, особенно если она продолжит так высокомерно возражать на его провокационные слова. Ли давно понял, кто такой Том Зарек – понял по его книге, манифесту и даже из короткого разговора с ним. Зарек из принципа не станет работать на благо флотилии даже под страхом смертной казни и даже за большую награду… Зарек – не тот, кто идет против своих принципов, и если бы Ли заранее знал, что он имеет власть над умами всех заключенных, он бы сразу сказал Таю, что его идея не сработает. Для Зарека все командование, включая коммандера и Рослин, не более чем зажравшиеся капиталюги, мечтающие установить власть и систему даже после полного разрушения кобольской цивилизации. Даже на маленьком островке чудом сохранившейся жизни… Ли подумал, что Зарек наверняка преувеличивает свое представление о новом правительстве, но вот убедить его в лояльности Рослин будет сложно. Почти невозможно, особенно в его-то положении.
Ли иронично покосился на решетчатую дверь, за которой неторопливо прохаживался освобожденный бандит, изредка переругивающийся о чем-то с Келли. Девчушка старалась отвечать ему сдержанно, но порой срывалась на завуалированные оскорбления, что приводило охранника в бешенство. Ли с трудом отвлекся от их болтовни и переключился на Зарека.
Вопреки всему, он не чувствовал злобы и ненависти по отношению к этому человеку. Да, он действительно терроризировал правительство Саггитариона и многих других колоний; да, вести о нем и его банде опережали его за несколько световых лет; да, он опасный псих и убийца, но… многие, очень многие рассуждения из написанной им книги Ли посчитал мудрыми и справедливыми. Сам того не ожидая, еще в колледже он по молодости лет поймал себя на мысли, что во многом солидарен с Зареком и даже стал уважать его, сочувствовать ему… Пока не оказался за решеткой на корабле, находящимся по командованием печально известного террориста. Впрочем, здесь он с удивлением обнаружил, что его отношение к Тому Зареку ничуть не изменилось. Он еще раз обдумал свое положение, пересмотрел сложившуюся ситуацию, подумал, что должен злиться на Зарека и его банду, мечтать перебить их всех до единого… но этих чувств у него не было. Не было вообще никаких чувств, кроме банального интереса – а что же будет дальше? Уверенный твердый голос Зарека, громыхавший наверху, напрочь рвал все его шаблоны относительно поведения пилота, оказавшегося в плену у террористов, и возвращал ему рассудительность прежнего Ли Адамы – с пускай нешаблонным, но все же своим собственным мышлением. И настоящий Ли Адама – тот, что не лгал самому себе – признался себе в том, что вовсе не хочет разорвать Зарека на куски – более того, он не против побеседовать с опасным преступником на некоторые интересующие его темы… С условием, что этот тип за дверью перестанет так злобно коситься на него.
К реальности его вернули тихие голоса переговаривающихся «соседей».
- Я даже не знаю, почему я попала на это задание, - говорила Ди, разлегшись на жесткой койке и положив руки под голову.
- Президент подумала, что ты была бы полезна, - ответил через решетку Билли, сидящий на койке в соседней камере.
- Президент даже не знает, кто я, - недовольно фыркнула Ди, не поверив парню.
- Я сказал ей, - признался Билли и виновато улыбнулся. – Извини.
- С другой стороны, неплохо выбраться из штаба, - оптимистично отметила девушка. - Сделать перерыв, встретить новых людей.
- Дааа... – смущенно протянул Билли, не знающий, что сказать.
Ли отключился. Этим двоим, казалось, наскучил долгий политический диспут Рослин и Зарека.
«Наверняка уже мечтают о том, как сюда прилетит спасательная команда, - подумал Ли. – Ну что ж... оно правильно. Все правильно делают – нечего прислушиваться к словам всяких террористов, которые идут против избранного народом правительства. Народом… стоп! Народом?»
И Ли вдруг с удивлением обнаружил, что его внимание автоматически переключилось с болтающих Ди и Билли на Рослин и Зарека.

0

5

В роли Зарека и его команды - Кумельган.
В роли Рослин и ее команды - Кестрел.

К злобному охраннику подошли его не менее мутного вида коллеги и начали о чем-то увлеченно препираться. Учитывая, что речь шла на тюремном арго, о котором нормальные люди имели самое смутное понимание, если понимали его вообще, то до заключенных доносились лишь обрывки смысла - что-то про далекие перемещения, нежелание умирать и проклятых буржуев "наверху", все сдобрено редким, но крепким ругательством.
Вот только вся группа - быстро выросшая до указанных Зареком двадцати пяти голов - кидала в сторону заключенных странные, двусмысленные взгляды. Если бы только понять, что же они несут в том числе о судьбе Ли и его товарищей...
Наконец от групп отделилось пять человек - все вооружены шокерами и дубинками, а у кого-то за поясом (прихватизированным у охранников, прежде чем забросить их за решетки) блестели и заточки.
Решетки отворили, и люди Зарека соизволили поговорить на понятном свободным людям говоре:
- Сами все слышали. Зарек желает вас видеть, равно как и ваша президентша. Двигай жопой!
- А то эта жопа пострадает, - хищно добавил "тот самый злыдень" обращаясь к Келли.
Девушка, не удержавшись, возвела глаза к потолку, но все же комментировать ничего не стала - не в том была положении. Билли Кикейя вообще вел себя тихо и скромно - он, в отличие от остальных, впервые попал в подобную передрягу. Ди злобно фыркнула и, увернувшись от грязных лап какого-то зэка, зашагала рядом с Келли.
- Полегче, ребята, - пробормотал Ли, бочком выдвигаясь из камеры. - Нервные вы какие-то. Спокойнее надо быть.
- С вами только и успокоишься. Я бы сказал - упокоишься, - беззлобно, вещая молодцу о суровой правде жизни, сказал один из компании бугаев. Вообще несмотря на габариты, странную смесь тюремных униформ и отобранных у охранников вещей, татуированность и общий затравленно-злобный вид, сопровождающие и встречающиеся по пути бывшие заключенные четко делились на две группы. Кто-то сидел в первый раз за криминал, кто-то - давно за идею. Заметерелых уголовников среди первых встретить было сложно... что не значит, что все тут были веселыми робингудами или сделали что-то с глупости или по молодости. Не пойман - не вор, у них были годы наработать квалификацию и соответвующий ей образ жизни. А некоторые и за убийство сидели, пускай и без оттягчающих.
Вот Зарек и компания сидели за идею, а потому были условно безопасны, если не смотрели на тебя как на буржуя или работника карательных органов.
А злобная образина, сверлившая весь путь затылок Келли готовая тут же напрыгнуть и сделать с дерзкой что-нибудь нехорошее, как и ему подобные отпускающие проходящему мимо "конвою" едкие похабные заметки, явно принадлежал ко второй группе. Как они еще друг друга не перебили, "идейные борцуны" и безидейный сброд - тайна для пришельца есть.
Рослин терпеливо дожидалась, пока Зарек соизволит привести Ли и остальных. Она изначально была против переговоров с террористами, считая это ниже своего достоинства, но коммандер сказал, что это даст время для подготовки штурмгруппы. Как бы там ни было, что бы еще ни говорил Зарек… скоро все будет кончено. Эти мысли значительно ободрили ее, и она уже не задумывалась о том, какими словами пробудить у Зарека чувство если не совести, то хотя бы некой моральной ответственности. Все равно это ему уже не поможет.
- Они не будут идти на сделки, пока вы держите заложников, - категорично заявил Ли Адама, издалека завидев засевшего за пультом связи Зарека.
- Вот и залог нашей неприкосновенности! Я надеюсь, прежде чем принять решение об атаке корабля, Лора Рослин, вы подумаете об этих жизнях... Кстати, "товарищи", вы слышали наш разговор с г-жой (Зарек намеренно "смазал" в речи это слово) Рослин. Вот вы, молодой человек, смутно понимающий специфику работы спецслужб Колоний, каково ваше мнение о сложившейся на "Звездной Королеве" обстановке?
- Вы загнаны в угол, Том Зарек, - просто ответил Ли, игнорируя саркастический камень в его огород и успешно скрывая предательскую дрожь в коленях. Храбрость храбростью, а в окружении стаи волков ни один герой не будет чувствовать себя как дома. -  Этот корабль – один, а окружают его два десятка из общего флота. Все Колонии оккупированы сайлонами. Куда вы без нас? Вы нашли не лучшее время для того, чтобы качать свои права.
- Права не качают. И не получают с рождения. Их утверждают и отстаивают. - На мостике стало тесно - один за другим прибывали посланцы тюремных групп, несущие на обрывках листков их коллективные решения. И оставились, с интересом наблюдая за зрелищем.
Зарек быстро читал поступавшие решения, бросив одновременно Ли и Рослин:
- Вот мы, например, отстояли свое право на свободу. Перемещения. И намерены новоприобретенным правом воспользоваться.
Первый десяток записок, второй, третий... Специфика местного "экипажа" - каждый втайне считает себя умнее Зарека, обладающим большим правом указывать и распределять, и молчит только из-за отсутствия авторитета. Потому, ожидаемо, простейшее голосование по двум ясно очерченным вариантам провалилось, каждая вторая группа предлагала варианты один чуднее другого никак между собой не вяжущиеся. Остается уповать на свой авторитет. И ма-а-аленький перевес в голосах.
- Последнее предупреждение, г-жа президент. Либо мы, "Звездная Королева", становимся полноправным членом флота, его свободными жителями... либо вот эти ребята разделят все наши тяготы, - туманно выразился Зарек, бросив через плечо кипу бумажек.
- Не н-надо поддаваться на провокации, госпожа Президент… - раздался робкий сбивчивый голос из-за плеча Ли. Это Билли, сам удивляясь своей смелости, решился открыть рот.
- Билли! – раздался строгий голос Рослин из динамика. – Вы там в порядке?
В ответ окончательно перепуганный парниша смог только промычать что-то нечленораздельное.
- Да, с нами все в порядке, госпожа Президент, - пришла ему на помощь Ди. – Все живы и целы.
- Рада слышать, что никто не пострадал, - прохладно отозвалась Рослин. - Это имело бы трагические последствия, Том. И ваше желание получить официально гражданство Колоний мне понятно. Я думаю, что вы и я сумеем добиться взаимопонимания. Это не первый кризис, с которым я имею дело. Дефицит воды влияет на весь флот, и на вас в том числе. Вам был предложен путь искупить все свои преступления общественно полезной работой. Разумеется, все необходимое оборудование, еда, жилье вам будут предоставлены.
Пока шел этот обмен любезностями, из ангара «Галактики» под прикрытием вылетели три «гадюки» под командованием Кары Трейс. Штургруппа готовилась привести в исполнение свой хитрый план по вскрытию обшивки тюремного корабля.
- Без рабского труда. Все хотят воду - все работают! Если вы думаете, что можете воспользоваться нашим трудом, спокойно попивать водицу, пока мы, ее добывшые, будем гнить в камерах за спасибо... Все меняется, г-жа Рослин. Привычный вам мир рухнул вместе с нападением сайлонов. В ваших силах спасти от падения этот маленький осколок нашей цивилизации... было бы желание.
- А вы думаете, что можете получить вашу драгоценную свободу просто так? – в тон ему едко ответила Лора. – Вы убивали людей, Зарек, и я не вижу смысла взывать к вашей совести и призывать покаяться, положив руку на Священное Писание. Закон, общечеловеческий моральный закон, требует изолировать вас от общества и покарать за преступления против правительства и невинных людей (Ли неожиданно сам для себя отметил, в каком порядке Рослин перечислила грехи Зарека). Вы бы до сих пор отбывали свое наказание в камере, поэтому, будь у вас хоть капля благоразумия и здравого смысла, вы бы благодарили богов Кобола за то, что вам предоставился правомерный шанс начать жизнь с чистого листа… и смыть с рук всю ту кровь, что вы пролили ради ваших безумных идей.
«Обмен мнениями» постепенно приобретал характер взаимных унижений с элементами доказательства собеседнику, что он – низшее существо в пищевой цепи.
- Если уж зашла речь о богах... Смею напомнить, Лора Рослин, что великая война на Коболе, предшествовавшая исходу, была спровоцирована именно неназываемым богом, возжелавшим большей власти над другими. Каприка и иные планеты возжелали большей власти над другими, и были сметены сайлонами, а мы вновь вынуждены уйти в исход. Но вы несете тлетворное семя этого бога в себе, и.о. президента. Как и многие иные несправедливо спасшиеся. Я сломаю этот проклятый цикл. Прямо сейчас. Курс на Акварию! Мы возвращаемся!
- ЧТО?! – возмущенно воскликнул Ли, дернувшись вперед, но его удержали две пары рук. – Вы не можете просто взять и улететь!
- Вы не посмеете! – поддержала его Ди.
- Можете лететь куда угодно, но мы в этом не участвуем! – категорично заявила Келли, вдохновленная примером капитана Адамы.
Только Билли обошелся без комментариев.
- Вы этого не сделаете, Зарек, - уверенно сказала Лора, когда гомон немного утих. – Путь назад закрыт – когда мы пересекли красную черту, мы окончательно порвали с нашим домом, оставив его позади. Наш дом разрушен и захвачен сайлонами, один шаг назад означает гибель. Там вы найдете только вашу смерть и зря погубите несколько невинных жизней.
А «гадюки» во главе с Трейс уже приблизились к кораблю. Маскировкой белые истребители не обладали, да она и не требовалась – все равно Зареку нечего им противопоставить.
- Но нам нужно продовольствие. Та же вода. В Колониях этого изрядно. И большая часть "Королевы" - не считая вредоносных элементов, от которых мы отделаемся позже - проявила бесстрашие. Свободный человек может умереть, но только из-за своего свободного выбора, а не выбора какого-то там президента. Прощайте, Рослин.
Прервав связь с президентом, Том уделил немного внимания и приведенным заложникам.
- Я надеюсь, вдали от тлетворного влияния флотской вертикали вы станете... склонными в совместному труду. А пока что полетаете с нами. Солдаты и полицейские, отнимавшие жизни и свободу у других, на этом корабле ничего не решают и решать не будут... пока. Будьте благодарны, что мы вас просто не выбросили в космос, как лишних бесполезных едоков.
- Вы безумец! – уверенно заявила Ди, бесстрашно глядя Зареку в глаза. – Президент права – вы нас всех погубите.
А Лора, обнаружив, что разговор закончен, сняла примитивню трубку старого переговорного аппарата и сказала:
- Коммандер, Зарек собирается совершить гиперскачок. Надо его остановить.
Ее сообщение разнеслось по затихшему мостику. Сол Тай поднес ко рту коммуникатор.
- Старбак, - сказал он. – Они собираются прыгать. Стреляйте по сверхсветовым двигателям – немедленно! Но не вздумайте палить по генераторам – взорвете корабль. Только по корпусу двигателя! Просто отстрелите его.
- Всем «гадюкам»! – звонко воскликнула Кара. – Огонь по гипердвигателям! Скорее!
«Гадюки» взлетели резко вверх, оставив под собой крышу корабля, и принялись еще издалека, на подлете к корме палить плазменными зарядами по обшивке, рассчитывая как можно скорее взорвать хотя бы один двигатель и не дать Зареку улететь. Расположение двух движков на крыше корпуса было как нельзя кстати – идеальная мишень.
- Нас атакуют! Зарек!!!
- Я давно сказал НА АКВАРИЮ! ПОЧЕМУ мы еще не в прыжке?
После недовольного рыка Зарека и новостей об атаке кораблями флота новый пилот «Звездной Королевы» выглядел так, как и положено выглядеть пилоту контрабандистской посудины попавшему под обстрел военных кораблей - шок и трепет.
- Она слишком медленная! Мы не успеем развернуться на Акварион! Разрешите слепой прыжок? Зарек?!
Секунды размышления Тома дали вайперам время уничтожить один двигатель и немного повредить другой. С их второго захода "Королева" будет как птица без крыльев.
- Потеряна связь с первым двигателем! ЗАРЕК?!
- ... Разрешаю! СЛЕПОЙ ПРЫЖОК!!!
Теперь вся надежда на то, что оставшийся сверхсветовой двигатель вытянет корабль... куда-то. А навигационная система и местные недоумки смогут довести его обратно, когда остальной флот покинет данную систему... а там уже можно вернуться в Колонии.
Корабль тряхнуло. Ли обменялся тревожными взглядями с Келли – девчонка явно перепугалась больше остальных.
- Вы совершаете ошибку! – попытался перекричать общий шум Адама. – Это билет в один конец!
- Один готов, - довольно доложила Кара на мостик, когда яркая впышка впереди оповестила о том, что один двигатель взорвался. – Корабль почти наш.
Корабль слегка завибрировал, все услышали нарастающий гул двигателей, и, после характерного для прыжка громкого щелчка... ничего не произошло.
Ну, не совсем ничего, о чем поведал взрыв первого двигателя и "холостой выхлоп" второго. Только зря потратили топливо и энергию.
- РОДИС!!! - Хотя зловещий клич был направлен пилоту «Королевы»», все внимание Том уделил заложникам. Даже дурак мог понять по лицу и глазам Зарека, что он не против кое-кому пустить кровь и сломать кость.
- Слишком медленный корабль! Прыжок на дистанцию ближе через три... два... один... - Родис в ужасе закрыл глаза, страшась мести экипажа в случае неудачи.
«Звездная Королева» ушла в прыжок, оставив напоследок облачко газа и обломков. Лишь оставшиеся ни с чем «гадюки», как бледные ночные твари, одиноко кружили в темноте космоса.

0

6

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Battlestar Galactica » Эпизод 6 - Галактическая коммуна