Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 001 - Double Hunt » Эпизод 2 - Ногомяч


Эпизод 2 - Ногомяч

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Одно время импортная игра ногомяч была дико популярна на Нар-Шаддаа. Сначала хатты не оценили, за неимением ног. Какая-то легкая видовая зависть проснулась в них, и распространение ногомяча хаттские боссы сдерживали как могли. Все кроме Бамбо. Которой вложил значительные денежные ресурсы в раскручивание популярности ногомяча. Лишаться значительных прибылей от билетов, выпуска всего связанного с именной командой и армии фанатов, из которых самым активным прямая дорога в низы криминальной армии картеля (еще не каджидика) Бамбо, он не желал. Лет так сорок назад с "дела о ногомяче" начался взлет к вершинам владыки Красного сектора и немалого куска Нар-Шаддаа вообще.
Неудивительно что первый, из отгроханных на деньги Бамбо, стадион в будущем пятнадцатикратно расширили (ходить на ногомяч стало первейшим признаком солидарности с "домашней политикой" босса и, можно сказать, единственным налогом на луне без государств) и он стал одновременно местом схода мафиозных капитанов и трибуной, с которой босс принимал знаки почтения и обожания.
Если кто-то хотел не только подорвать положение Бамбо, но и нанести хатту личную обиду, он должен был покуситься на святое. На золотую банту босса. Да, на стадион, при сходе цвета каджидика.

Нижние уровни экуменополисов всегда живут своей жизнью. За редким исключением, это место минимально для жизни пригодно, а потому оказавшиеся там разумные стремятся максимально самореализоваться за столь краткий срок. Но для того, чтобы просто выжить первые сутки, нужны камрады. Или могучий господин, который будет охранять тебя в обмен на услуги. Так что карательные рейды полицаев сверху всегда терпят стратегическую неудачу - миллионные армии мародеров, дезинтегрирующиеся после ареста или смерти лидеров, с кратчайшие сроки реорганизуются и продолжают доставать верхи.
Бамбо решал проблему как любой порядочный утомившийся босс. Есть проблема - устрани ее. Потому раз в пару лет его личная армия почти полным составом спускалась на нижние этаж и расстреливала все что движется, за отдельную плату зачищая и близлежащие к Красному сектору районы. Во-первых, это быстро и эффективно решало проблему набегов "низоэтажников". Во-вторых, это поддерживало боеспособность армии картеля и прореживало ее от наименее приспособленных к городскому бою кадров. В-третьих, возможность в любой момент спустить в расход миллионы играла на престиж босса.
Бамбо не знал, что вырастил собственную погибель. Отчаявшиеся низоэтажники лишь забрались еще ниже, в самые адовые уровни экуменополиса, подальше от Бамбо. Годы самой ужасной жизни из возможной, с периодическими вливаниями отчаявшихся (и наиболее стойких, раз пережили) беженцев сверху, вырастили первосортную многомиллионную армию абсолютно сумасшедших отморозков. "Безмордые". Никто не знает как, но эти психи стирают себе лица, оставляя лишь полные ненависти глаза и безгубые рты на плоском черепе. Самые тронутые еще сращивают рты, оставляя одни глаза.
Несколько раз они пробовали верха на зубок. Попробовали и обрадовались, готовясь к атаке по всем направлениям. А Бамбо и его слуги всего-лишь полагали, что настало время провести зачистку чуть раньше срока...

Когда началась пальба, босса и ближайшее окружение немедленно скрыло мощнейшее щитовое поле. Несколько танков могли обстреливать ее и не преуспеть. Но лейтенантам такая привилегия не положена - максимум щиток на поясе. А потому они оказались в полной заднице, когда десятки тысяч безмордых, за пятнадцать-двадцать минут истребив несколько уровней ниже, ворвались на стадион. Завязалось побоище, когда тысячи и тысячи отчаявшихся дикарей, с простейшим оружием - никакого огнестрела - бежали на вооруженных до зубов гангстеров. И побеждали их, захватывая ряды трибун один за другим.
Можно было подумать, что волна зергов добралась до Нар-Шаддаа. Типичная атака зерглингов - враг прибывает быстрее, чем оборона успевает отстреливать их и перезаряжать оружие. И, что тоже типично, оборону утопили в ее собственной крови, смели валом взращиваемой годами ненависти. От десятков тысяч разрубленных и распиленных трупов потоки разноцветной крови залили все трибуны и растекались лужицами по игровому полю. Бамбо впервые за много-много лет звал на помощь всех; невозмутимый владыка порока был на грани истерики.
Вот только придет ли хоть кто-то, если поймет каким геноцидом верхних уровней тут запахло?

Тем временем хищник наблюдал за всем свысока. Замаскированный, охотник цеплялся за листы дюрали когтевыми перчатками и смотрел, как тепловая красно-желто-зеленая амеба дико извивалась внизу, пожирая саму себя. Вот как в такой-то кучке малой найти босса?

0

2

Две колесницы летающих парили над чашей поля для игрищ молодеческих, а Мечислав и бойцы дуроса изумленно взирали вниз, на кровавую сечу, развернувшуюся вместо праздника.
Воины хатта с дикими криками начали стрелять и кидать гранаты в гущу наступавших на их предводителя уродов.
Зуантавиец не принял участия, он возносил молитву Велесу, покровителю всех тварей неразумных, просил удачи для Верного. И благодать Божия спускалась на человека и волка, и глаза Верного, нюх и слух его стали глазами, нюхом и слухом Мечислава.
- Почуй его, Верный, почуй, пожалуйста! - горячо прошептал на ухо своему меньшому другу воин.
Умное животное поводило черной мордой, захватывало воздух ноздрями, а Мечислав молил и Леро, и Эринию, чтобы поймал Верный своим чутким носом то дуновение ветерка, которое принесет мерзкий запах ненавистного ворога.
"Эриния, ты возлюбленная моя кромешная, сжалуйся, пошли мне удачу..."

0

3

Боги смилостивились над Мечиславом. Велес навел нюх Верного, и пес вытянул морду к невидимому противнику, который все еще цеплялся за навес. Недолго - хищник нашел нужный режим маски, в котором щитовое поле хатта выделялось как полная луна в ночном небе. И от луны отходила во все стороны замысловатая сеть линий энергоподачи, скрытых под трибунами и бронепластинами. Хищник оттолкнулся от навеса и отправился в свободное падение. Не долетев метров десять до трибун - пес провожал невидимого убийцу мордой - быстрым гарпуном зацепил навес дальше, и хищника понесло к хатту на цепи гарпуна, как его дикого предка на лиане к улепетывающей добыче. Вернув гарпун и сгруппировавшись, хищник перелетел над побоищем верхне- и нижнеэтажников, приземлившись на пока-еще-безопасной трибуне босса каджидика, приземлившись у самой кромки щита. И очень напугал босса, лизоблюдов и элитных охранников, сверкнув глазами при смене режима видения. Не всякий день какой-то мутный невидимка появляется посреди боя на истребление и сверкает глазами с неясными целями.
Эриния дала Мечиславу понять, что дальнейшее за ним.

0

4

Шерсть на загривке Верного стала дыбом, и рык глухой издал он. Давал понять хозяину, что чует, чует дичь. Возблагодарил Мечислав Эринию мысленно, но краткой была его благодарность. Потом он вознесет молитвы и принесет жертвы в храме чернокрылой полубогини. А сейчас Мечислав должен быть скор, как луч солнца, ибо настало время не молитв, но выстрелов.
Он запустил пальцы под густую шерсть волка, и нюх Верного стал его нюхом, и чуял он своего пятенщика, и каждый прыжок вражины лютой не оставался незаметным воину Леро. А запах сразу же стал ненавистен, как тварь, что испускала его, и словно острый яд по сердцу был этот запах.
И уже не нужна была помощь Верного Светловидовичу. Закипали в нем лютые страсти, и благодать Мира Божьего уже с головой накрывала служителя Леро, и в ней видел он багрово-красные клубы, что оставлял за собой в невещественном хищник.
Мечислав следил за тварью, приготавливаясь. И вот она приземлившись около хатта, встала на одном месте!
- Во славу Леро!! - призвал он на помощь своего Бога, и выпустил короткую, в три выстрела, очередь из копья.

0

5

Атака была бы куда успешнее, проведи ее Мечислав с ближнего расстояния. А так... Как опытный солдат, зуантавиец мог попасть и издали, но не в невидимку, от которого один лишь размытый красный силуэт. Снаряды боевого копья пролетели в опасной близости от хищника, который шестым чувством отреагировал и присел. Можно было и не двигаться - все равно пролетели бы мимо, но десятилетия охот приучили хищника не выпендриваться, а самосохраняться.
У свиты хатта на мгновение появилось ощущение, что шальным выстрелом невидимку убьют или хотя бы отгонят. К сожалению, хищник быстро встал и лишь перебежал к противоположной стороне щита.
И тем не менее... этот щит может выдержать танковый обстрел. Не верящий Бамбо посадил под щит продавца и всю команду установки, и подверг немилосердному обстрелу тремя тяжелыми танками Империи. Выдержал! Вот только была у щита структурная слабость, о которой далеко не всякий солдат догадывался.
Может, даже хищник не догадался бы. Вот только гадалку использовать ему не пришлось. Маска сама показала подпольные линии энергоподачи, хотя и защищенные толстой броней.
Охотник обнажил ручные лезвия. Нажав на пару кнопок наручного компа, удлинил их раза в три. Когда он всадил их в пол, стало ясно, что они еще и вибрирующие - пермакрит от всаженных лезвий пошел трещинами и начал крошиться. Вопрос времени, пока невидимка перережет подачу энергии.
Телохранители хатта тут же навели стволы на едва видимого врага. Щиту осталось жить несколько секунд.

Тем временем у Мечислава было полно возможностей подобраться к трибуне босса. Учитывая, что тот сможет точно рассчитать "окна" разреженных стычек в этом варварском побоище, где криминальные и сумасшедшие ублюдки сошлись в смертельной битве "бластер против арматуры", не получив по голове ловко брошенной железкой из дюрастали или снарядом бластера.
"Группа поддержки" из дуроса и его гоп-команды родианцев были слишком заняты пальбой по волнам безмордых, чтобы обратить внимание на атаку Мечислава.

0

6

Мечислав вырвал осколочную гранату из рук родианца, которую тот уже собирался в толпу швырнуть, и метнул ее в сторону таящегося за щитом хатта ворога. Направляемый Богами и волей их верного служителя, Светловидовича, летел снаряд разрывной далеко, как из пращи запущенный. Пролетел он над шатром защитного поля, завис над хищником, аки лодья космическая на репульсорах перед посадкой, и рухнул вниз.
А воин уже прыгал за руль спидера, сжал витязь богатырским туловищем своим кормчего, да так, что тот чуть с машины не выпал, благо изловчился зацепится за борт. А спидер уже сдернул с места так, что зуантавийца к спинке прижало, а стоявшие люди лихие с ного попадали. И крутой разворот - по дуге обогнуть щит, разделявший Мечислава и хищника, ибо сомневался мститель, что получится живучего и хитрющего противника погубить одной гранатой, ох сомневался. Но пока тварь будет с гранатой что-то делать, промчится Мечислав на бреющем, да расстреляет скотину. И одной рукой он держал руль, а другой  - копье. Острие, как стрелка компаса на полюс, смотрело туда, где находился коварный враг.

0

7

Тело хищника среагировало быстрее чем разум - ловко извернувшись, охотник одним прыжком оказался подальше. И когда начал осматриваться, что же собственно произошло - упал щит. Одновременно флаер каких-то мутных ребят совершал атакующий маневр. И, конечно, граната, нашпиговавшая осколками охрану хатта, как и самого огромного червя. Толстошкурый Бамбо лишь поцарапался, но его нукерам досталось куда больше. Благо нательные щиты остановили почти все.
Дальше все шло очень быстро и беспорядочно. Нукеры, посчитав флаер еще одними желающими убить босса, обстреляли его из всех стволов. Особенно учитывая, что невидимка куда-то подевался. Невидимка тем временем прыгал прочь с трибуны, в прыжке метнув самонаводящийся боевой диск. Дивное оружие, по пути отпилив нукеру-трандошанцу половину головы, распороло низ флаера и всю антигравитационную аппаратуру и полетело по широкой дуге назад к хозяину, который зацепился когтистой клешней где-то на полпути к игровому полю.
Флаер, что ожидаемо, грохнулся вниз, и Мечислав в компании приходящих в себя родианцев и их начальника дуроса, оказался перед крайне озлобленными телохранителями босса. И самим боссом, улепетывающим насколько позволяет червивая натура.

0

8

Камнем падал вниз спидер, и, будь он живым, то вскрикнул бы подстреленным зверем, жалобно и пронзительно. Но Мечислава уже не было на израненной машине. Как бы не прятался от взора хищник, но от ока божьего не скроешься, ни в траве густой, ни под толщей морей, но за устройствами хитроумными, что способны обмануть глаз человеческий али звериный, но бессильным против всемогущества Богов.
И Мечислав, Богами отмеченный, хоть и не видел зраком прыжков твари, но видел все ее ухищрения иным зрением. И когда закладывал свой прощальный вираж флаер растрелянный, прыгнул зуантавиец, оттолкнувшись от борта металлического, вослед зверю. Разогнавшаяся машина усилила прыжок его своей скоростью, но сила Богов дала своему служителю мощь многрактно большую. И невидимой дланью, сильной, как звезд притяжение, и заботливой, как матери прикосновение, перенесен был Светловидович прямо на парапет ограждения, за которое цеплялся когтями гнутыми мерзкий и умелый ворог зуантавийца доблестного. Но не сталкивался ворог этот с опричными дружинами воинства Зуантавии, да паче того, с плащеносцами опричными, Богами отмеченными. А один из них, Мечислав, сын Светловидовича, стрелял сейчас в него с расстояния в пару саженей йордовых, сверху вниз, на парапете шириной в три-четыре ладони стоя.
Да пребудет милость Богов с тобой, Мечислав, ибо дали они тебе одно-два мгновения, ибо уже наводят на тебя дула смертносоные прихлебатели хатта поганого, и хоть смутил ты их своим прыжком чудесным, да ненадолго, и будь готов отражать выстрелы их щитом отмеченного, а там уже и зверь уйдет, скроется в каменных чащобах луны-города, и поминай, как звали. А помощник твой, Верный, без сознания среди обломков лежит, и не сможет тебе в горячей битве пособить. И остается тебе, воин Зуантавии, надеяться, как впрочем, и всегда, на Леро, отца твоего небесного, да Зуантави, матерь зуантавийцев всех, да прочих Великих Богов, и всех иных Богов и полубожеств, но паче всего на Прехраброго, опричной стезей которого шествуешь ты, да на Эринию, что черным крылом своим манит тебя вперед, к губителям семьи твоей. А пока что стреляй, Мечислав, в аспида инопланетного, приноси жертву Терпеливой, пока близка жертва ее, да у тебя время есть на очередь краткую.
Во славу Леро! витязь.

0

9

Такой подлянки успокоившийся было хищник не ожидал. Снова действовал на рефлексах - наплечное орудие выстрелило стоило только появиться на краю обзора тепловому пятну Мечислава. Поздно, слишком поздно - с трех метров солдаты не мажут, даже в таких условиях. Каждый из воинов получил по снаряду. Заговоренная броня спасла Светловидовича: у него лишь сильно обгорела правая грудь и ломило в ребрах, вдох отдавался болью. Но все лучше, чем если бы плазменный снаряд взорвался внутри его тела. Пока Мечислав лежал и приходил в себя, то мог слышать две вещи. Шаги удаляющихся за Бамбо нукеров, явно посчитавшие зуантавийца трупом, глянув на выразительно дымящуюся дыру в куртке.
И куда более сладостные звуки. Клекот хищника. Клекот боли. Охотник словил в грудь снаряд копья Леро и полетел вниз, по пути стараясь вновь зацепиться когтями или диском. Но только вывернул руку с когтями и замедлил падение. Не остановил.
Диск остался торчать в стене, слегка подрагивая, ожидая врагов или хозяйской лапы. Хищник лежал на газоне, его маскировка исчезла. Можно было увидеть, при остром зрении, черное пятно с неровными краями в его груди, чуть ниже начала шеи. И растекающуюся под спиной лужицу слабо светящейся зеленой крови. Охотник не двигался.

0

10

Боль оборвала все нити, связывавшие Мечислава с Миром божиим. Он видел, как попал в зверя, слышал крик боли его, но смерти твари Мечислав не почувствовал. Не ощутил он того резкого укола где-то то ли в голове, то ли в сердце, а скорее всего, в душе бестелесной, что всегда ощущают отмеченные, если кто-то погибает рядом с ними. И не потому зуантавиец не чувствовал гибели хищника, что избежала конца тварь живучая, а потому, что связь с Богами прервал выстрел ненавистного чудовища.
И только собственную боль сейчас мог чувствовать смеживший веки от боли Мечислав. Он лежал на спине, возле высокой ограды, что отделяла трибуну от той пропасти, в которую рухнул хищник.
«Благодарю тебя, Чернокрылая, - шептал про себя Мечислав, возносил молитву, снова ладил мосты между миром сем и Миром божиим. - Ты, Терпеливая, возлюбленная моя, чьей милости алчу я, как мать - ребенка здорового...»
Он молился не истово, не страстно, но глубоко прочувствованно, и боль в обоженной груди, затихала, и благодать Божия накрывала Светловидовича своим блаженство несущим коконом, и снова мог ощущать тварь Мечислав, и разум его уже начинал свое незримое шествие по тому следу, который не скроешь, который всякое существо хоть чуточку мыслимое оставляет в том, разлитом по всей Вселенной, нечто, что именуют джедаи Силой великой, а зуантавийцы благодатью Божией.
И глубокую красную борозду оставил за собой в Благодати  раненный и испуганный хищник, пока падал, царапая стену, в отчаянной попытке остановить своей  полет. И недвижно лежавший зуантавиец следовал, с помощью Богов, мыслью по этому нестираемому следу.

0

11

Хищник упал очень неудачно, даже учитывая затормаживание падения цеплянием за стену, да и способностью перенести куда большие нагрузки на кости, чем многие иные виды Галактики. Сломалась тазовая кость. Конкретно так сломалась. Если бы сломалось одна из двух ног, еще была бы надежда отковылять в сторонку, изуверской полевой хирургией надругаться над конечностью и временно вернуть ей функциональность, а потом бежать... но нет, ноги более-менее в порядке. Но что толку, если тазобедренный пояс не выдержит вес туловища. В таких случаях раненный хищник мог хотя бы руками затащить себя в укромное место и там дождаться помощи, но на поле стадиона помощи не дождешься.
С кряхтеньем и стонами дотянувшись до наручного компьютера, хищник думал, уничтожить ли небоскреб к чертям, или до последнего цепляться. Иные хищники не стерпели бы позора поражения и убились как можно скорее, но данный экземпляр относился к жизни куда прагматичнее.
Жить. Выжить любой ценой, чтобы вернуться и победить.
Осведомленного наблюдателя пробрал бы ужас - он мог посчитать, что хищник активирует бомбу самоуничтожения. А на самом деле хищник позвал на помощь. Позорно. Весьма позорно, упустить свою добычу и пострадать от кого-то постороннего. Но позор можно позже смыть телесными соками и добычи, и внезапного врага. А пока хищник умер. Клинически.
Только наручное устройство вкалывало в тело консерванты. Теперь остается надеяться, что товарищи по охотничьей тройке предпочтут возродить опозорившегося уже-не-товарища, а не сделать из его кожи коврик в комнате трофеев.

0

12

Мечислав закончил молитву и пребывал он в неге блаженной, наслаждаясь, аж до замирания сердца биения, накрывшей его благодатию Божией, с небес сошедшей. Тварь была мертва, след ее незримый тянулся до земли, размытым пятном алело его копошение на поверхности, и след гас. Потом Светловидович, по заветам предков да наказам Богов, совершит над телом ворога обряд во славу Леро и Эринии, да пусть чтут их все потомки зуантавийцев до скончания времен.
Но это будет после, а пока что витязю требуется уберечься от гнева дружины хаттской.
Медленно и величаво даже, будто орк вылезает из берлоги, выпрямился муж зуантавийский, сидя на полу хладном, металлическом. Выжидающе вперились зраки его в свору хатта, и щит  отмеченного раскрылся перед воином, серебрянным кругом чистой энергии прикрыло волшебное оружие своего хозяина от выстрелов вражьих, от всех зарядов смертоносных, болтерами бластеров, раскаленными, огненными, начиная, и дротиками, ядами жгучими смазанными, заканчивая.
Одесная Светловидовича взяла копье Леро. Но острие оружия, для каждого витязя Зуантавии славного, было направлено пока что вверх. Мечислав не искал драки, но и не боялся числом превосходящего соперника.

0

13

Хатт наконец добрался до некоей металлической овальной вставки на некотором отдалении от трибуны и смачно плюхнулся на нее. Немедленно платформа на репульсорах поднялась в воздух и спрятала червя за щитовым полем. Водя жирной лапой по управляющей панели, хатт парил поодаль от телохранителей, забывший страх, с интересом рассматривая желтыми глазами зуантавийца.
Осмелевшие от защищенности босса, нукеры медленно направились к Мечиславу, держа того на прицеле. Единственный человек из всей ватаги спросил на дерзких тонах:
- Ты от кого дерзкий такой?!
Дурос и его родианские наемники на разбитом флаере пришли в себя и попробовали было подняться, но короткая очередь из бластера-скорострела одного из нукеров отбила у них охоту дергаться раньше времени.
Тем временем армия хатта - или то, что от нее осталось - закончила добивать последних безмордых и стала стягиваться поближе к начальству, хлюпая сапогами по лужам крови и горелым-рваным трупам и громко неприлично выражаясь о безмордом отребье, потерянных товарищах, боевых ранениях и прошедшем дне в целом.

0

14

Встал Мечислав на обе ноги, огляделся взором хладным окрест. Щит светился на левом локте его, и копье в его длани острием вниз глядело. Сломанное ребро покаловало в боку, но не была боль эта невыносимой, вымолил Светловидович у Богов эту поблажку, благо Отмечен Богами с детства был, а завсегда Отмеченные особым снисхождением Божиим пользуются, когда бой смертный ведут или же другим опасностям подвергаются, ибо обострены в те минуты чувства их и сильной страстию сердца переполнены, а молитва горячая, крепкая, пламенная почти всегда отклик у Богов находит, и не зря мудрые волхвы говорят, что молитва как поцелуй любимой женщины быть должна.
- Ты еще дерзких не видел, - отвечал зунтавиец вопрошавшему, глазом не поведя на вопрос задиристый.
Друг Мечислава лежал в беспамятстве и не было сейчас дела Светловидовичу до вахлаков местных. И спиной он к ним оборачиваться не боялся, знал витязь, что даже не видя, как рука вражия для удара коварного измахнется, успеет зуантавией уклониться, потому что и незачем ему видеть, ибо Боги все видят, а служитель Их, милостью Божьей отмеченный уже знает.
К Верному подошел Мечислав да на корточки рядом с ним присел и печалью глаза Мечислава исполнились.
- Верный?! - окликнул Мечислав, словно спрашивал о чем-то, волка своего преданного. А лежал тот волк  на полу, аки кукла тряпичная, разбросались члены его обмякшие по холодной поверхности, да ни единого шевеления, ни веком, ни лапой не было.

0

15

А тем временем к стадиону стремительно приближался летательный аппарат, в грузовом отсеке которого ждали своего выхода на арену действий разномастные, разнорасовые и разнополые бойцы, собранные в считанные дни, а то и часы в единый отряд. Было их около дюжины, и задачу перед ними руководство поставило чёткую: найти, обезвредить, доставить. Приказ был получен вот только что, каждый боец сорвался с насиженного места, чтобы составить отряд по захвату тела хищника. Зачем эта тварь, которую они вчера имели удовольствие наблюдать на видеозаписи, а уже сегодня её угораздило попасть на стадионе под луч бластера, нужна боссу, бойцы не задумывались, да их это, по большому счёту, и не волновало. Приказ есть приказ – лишь бы платили щедро.
- Приготовиться! – лидер отряда, устрашающего вида гуманоид, единственный, кто не был нанят этими днями, а служил боссу давно, махнул рукой, призывая бойцов взять в руки оружие и быть готовыми выскочить из приземлившегося транспорта, с тем, чтобы оттеснить возможных зевак, устранить тех, кто проявит недовольство, и забрать ценный груз. Насколько известно, кровавое побоище только что завершилось поражением безмордых, чего и следовало ожидать.
Вооружившись бластером, Даримир стоял среди прочих, ожидая, когда транспорт слегка вздрогнёт, что будет означать приземление, и разъедутся створки люка, выпуская боевиков наружу. Мысли гладийца посещали не самые лучшие – он был уверен, что впустую тратит время своего пребывания на Нар-Шаддаа. Вряд ли стоило связывать это внезапное задание с той информацией, которую ему необходимо добыть для Зуантавии. Но не скажешь же боссу «нет», когда он добровольно (хотя тут наверняка постарались богопоклонники) записался в отряд, приписанный к зданию, где размещалась некая секретная база ситхов. Он был близок к цели – но между тем и далёк от неё пока что. А риск погибнуть ни за что, выполняя дурацкое задание в разворошенном муравейнике, весьма велик.

0

16

Транспорт, конечно, приземлился на площадке флаеров. Не влетать же на само поле, под перекрестный огонь тысяч бластеров? Разгонять зевак не приходилось - безмордые переломали или сбросили флаера, а персонал и случайных прохожих перервали по пути. Дорога на стадион открыта и щедро окроплена кровью и потрошками. Тяжелый запах скопившейся на игорном поле крови доходил даже досюда, и было из-за чего видавшим виды наемникам выругаться. Уж чем не брезговали каджидики хаттов, а столь откровенным и массовым скотством брезговали. Только абсолютно сумасшедшие, а оттого бесстрашные и беспощадные создания могли устроить такое.

Пока Даримир и компания бежали по переходам, до них донесся усиленный громкоговорителями глас Бамбо. Выжил, старый червяк, и надрывался что дешевый ситх:
- ... и месть моя будет страшна!!! Как они утопили в крови наше драгоценное игорное поле, так мы утопим в крови поверхность Нар-Шаддаа!!! Я скуплю весь сброд Нар-Шаддаа и Нал-Хатты, я закуплю наилучшее оружие, машины и броню, и отдам их вам! Я залью нижние уровни вонгским биооружием! Закидаю бомбами! А вы, вы все, вы принесете мне головы низоэтажников. Десять голов с каждого солдата! За каждую свыше нормы - щедрая доплата и солдату, и лейтенанту!
И сыплются дальше обещания и угрозы. Перепугавшийся хатт временно растерял все лидерские навыки, но взвинченным и шокированным лейтенантам хватало, чтобы прийти в себя и начать подсчитывать барыши. Надо же чем-то отвлечься от зрелища расплесканных по зрительским рядам внутренностей и дымящихся там-сям горелых тел.

Нукеры хатта стали стеной, закрыв и так спрятанного за щитовым полем хатта от Мечислава. Только один отошел к упавшему флаеру, устроив приходящим в себя родианцам и дуросу побудку носками сапогов.
- Отойдем поговорим, мужик. Не мешай боссу вещать.

0

17

Не мог отвлечься Мечислав, лишь головой тряхнул, дескать, слышу я тебя, добрый молодец, но обожди пару мгновений, будь так ласков, не могу и слова изречь тебе сейчас. А замок на уста Мечислава и путы на тело его наложены были Асклепием*, ибо врачевал Светловидович с помощью Божией друга своего преданного, а потому даже обет, данный Эринии, позабыт зуантавийцем был, хотя и не человеком друг его был, а волком.
Отмеченный Богами* Мечислав как мог убыстрить старался заживление травм Верного, который лежал без сознания. А врачевать Мечислав умел. Не как служители Асклепия, конечно, но, наверное, помнил Жизнеспас батюшку Мечислава, честно Небесному лекарю отслужившиму, а потому часто мог Мечислав то, что не получалось у других Отмеченных.
Даже и сказать ничего не успел подручный слизня великанского, как поднялся Верный на ноги, глухо ворча, да оглядываясь ошарашенно-настороженно, спрашивая, словно, никого ли тут, хозяин, не надо зубами вострыми моими рвать да топтать лапами могучими?
Ласково обнял его Мечислав, да в подтрибунные помещения направился, руцею взмахнув нукеру Бамбо, что разговор с ним затеял. Пошли, мол, за нами, ежели погутарить собрался.

* Асклепий, Небесный лекарь, Жизнеспас - Бог медицины, не входит в число Великих Богов
* Отмеченный Богами или просто Отмеченный = чувствительный к Силе.

0

18

От охраны "слизня великого" отделилась пара нукеров и пошла следом за Светловидовичем. Остальные охраняли босса, один из них уже строил гоп-команду из разнесенного хищником клуба предварительно отобрав у тех оружие.
Отойдя подальше от трибуны, нукеры заговорили:
- Ну, мужик? Чем объяснишь то, что вылез так вовремя к набегу безмордых? И какие у тебя счета с той прозрачной тварью?
- Не будем терять времени, - сказал Мечислав, следуя далее, вглубь помещений. - Эта тварь убила мою семью, я дал обет, что отомщу.
Он шел к лестнице, ведущей на стадион, дабы убедиться в гибели хищника лютого
- Идешь на труп глянуть? Да, боссу будет интересно глянуть на эту тварь. И чем ты мог насолить ребятам, способных найти такого-то головореза?
- Эти головорезы сами находят нас, и только отважный воин, стяжавший милость Леро на поле брани, не убоявшись невидимого ворога, но бой смело принявший, способен спастись. Но в этот раз они будут дичью, на которую охота ведется
- Не знаешь, короче. Ну пойдем, глянем на эту рожу. Не помню я невидимок... не считая всякоразную мразь ситхскую из. - Нукер резко оборвал фразу, заметив что неосознанно копирует манеру изъяснятся чужака. Откуда он такой странный вылез?
- Ты не с Нар-Шаддаа?
- С Зуантавии, - кратко ответил Мечислав, начиная спуск на стадион.
Хуже он начал чувствовать себя, обоженный, немного травмированный своей связью с Верным духовным, благодать Божия, излившаяся на Мечислава, когда тот молился Богам, понемногу отступала. Надо было быстро заканчивать дела, пока боль и слабость не одолеют витязя полностью
- Зуа-чо? - Переспросил один из нукеров. В его списке злачных мест Галактики никакая Зуантавия не числилась. У него вообще мало информации о Галактике в голове числилось, а та что есть - специфической направленности. Планетарная деформация личности  - долгожители Нар-Шаддаа со временем забывают Корускант и чем он так важен, что уж про дальних соседей говорить.
- Не местный, короче. Только мужик, не дергайся! Сначала босс глянет жмурика, а уже потом, если захочет, тебе отдаст. Ничо с ним не делай!
Молчал Мечислав. Не пристало воину на войне многословным быть, ибо меч и копье за воина говорить должно во время бранное. Да и все равно было Мечиславу, что там местные черви великаньи будут с хищниками творить, лишь бы найти ту тварь бездыханной.
И вот переступает Светловидович кромку стадиона, вот он смотрит туда, где лежать туша вражины смертной должна, - и не находят очи зуантавийца тела недвижного. Мечислав собирается с духом, мыслью в Мир Божий взлетает, старается отыскать иным зрением, зрением Отмеченных коварного ворога своего, но нет его. Нет на стадионе охотника за разумными, и все тут, хоть сквозь землю провались.
- Чет я его не вижу! Свалил?! - пытался докричаться до кореша один из нукеров, стараясь пересилить громкоговорители хатта.
- Он ж прозрачный, присмотрись.
Но как ни присматривалась пара нукеров, а хищника, ни прозрачного, ни явного, не видели. Зато нашлось кое-что иное. Следы на траве. С трибуны кровь-кишки не падали, а значит этот участок поля загажен не был. Тем не менее, на траве кровавые следы. Значит, кто-то пробежался по крови, обильно заляпав ботинки. Следы кончались на полпути... но проводимая от одного из входов на поле по следам линия очень прямо шла к месту, где должен был лежать хищник. Свои друзья утащили?
Что характерно, диск хищника, которым тот цеплялся за стены, так и остался в ней торчать на высоте шести-семи метров от поля.
Мечислав не спешил приказывать Верному брать след. Он постарался вырвать диск из стены, полуприкрыв глаза, вытянув в сторону иноземного оружия руку и сосредоточившись.
Диск задрожал, нехотя вытаскиваясь из разлома в дюракрите, после чего резко вылетел и с легким свистом полетел к Мечиславу. И если б не закаленная в боях ловкость и скорость Светловидовича, остался бы он без пальцев, а то и руки.
На нукеров зрелище произволо неприятное впечатление. Из всех форсов они, видимо, знали только ситхов, а потому зуантавийца забоялись. Что немедленно проявилось в наведенных на него стволах.
- Че вы тут забыли?! Тут Бамбо главный! Ваши игры не прокатят! - словно стараясь убедить самих себя, выкрикивали нукеры. Боялись - знали, что ситх может и оружие из рук выхватить, и молниями ошпарить, а то и вовсе мозги запудрить. Если б не чувствовали уверенности от присутствия тысяч братков по каджидику в святая святых Красного сектора, то уже б или деру дали, и расстреляли.
- Я зуантавиец,  а не ситх, - пояснил Мечислав, протягивая диск под нос Верному. - Ищи, Верный, ищи!
- Лучше пособите мне в поисках, - обратился он уже к вооруженной своре.
Сначала нукеры не реагировали. Когда Верный взял след и пошел по нему, они тоже не шелохнулись, все ожидая подставы. Не дождались.
- Мож, он точно, того, не ситх?
- Ну, мы еще живы...
- Или он не держит нас за угрозу.
- В любом случае Бамбо не обрадуется тому, что кто-то стащил труп прозрачного!
Дальше трепа не последовало. Нукеры шли следом за Мечиславом и Верным.

0

19

До игорного поля, на котором лежало тело сражённой твари, Даримир добирался молча, сцепив зубы и стараясь поменьше дышать. Густой запах крови и смерти бил в ноздри, отчего жилка у виска билась чаще, пульсировала, словно дрожа от страха. Пару раз в крови кто-то шевелился ещё живой, и тут же переставал быть живым, добитый лучом из бластера какого-нибудь наёмника, щедро приправившего выстрел прощальной «речью» в адрес убиенного. Они не смотрели, кого лишают жизни – безмордых или персонал стадиона: первых стоило добить, иначе от одной уцелевшей конечности можно самим распрощаться с жизнью, а вторых безжалостно отправляли на тот свет с благородной целью облегчить страдания. Так или иначе, небольшой разношёрстный отряд стремительно добрался до выхода на поле, вывалил из него и, после короткой заминки, вызванной точным определением местонахождения хищника, скрытого от посторонних взглядов прозрачной завесой и оттого видимого лишь при помощи очков с инфравизором, рванул туда. Ботинки утопали в тут и там разлитых лужах крови, наступали на ошмётки того, что ещё несколько минут назад было живой плотью. Даримир в мыслях отчаянно матерился, всё же он был не бойцом, а торговцем, хорошо, хоть не слабонервным, но всё равно мутило. Оставалось только пытаться отстраниться от всего, не проникаться атмосферой, будто это всё не на самом деле происходит, а в виртуальном мире компьютерной игрушки с прямым вживлением сознания игрока. Такие мысли помогали легче воспринять окружающую обстановку.
Вещавший через громкоговорители хатт Бамбо также помогал отвлечься. Слушая его гневную тираду, Мирро невольно переключал мысли на ситуацию в Нар-Шаддаа в целом. За короткое время пребывания на планете он уже узнал достаточно, чтобы получить общее представление о положении вещей здесь, и удивлялся глупости властолюбивого червя, который настолько был уверен в своих силах, что закрывал глаза на плодившихся на нижних уровнях мятежников. Вот ему яркий пример его собственной дурости. Дурак ты, Бамбо. Раз уж прибрал власть к рукам, позаботься о тылах. Так размышлял Дарин Мирро, пробираясь к телу хищника.
Если бы гладиец видел эту тварь впервые, то не удержался бы и присвистнул. Конечно, каких только рас не встречается в галактике, но настолько омерзительного гуманоида ещё поискать надо. При том росточка он был не малого, и весил прилично. Впрочем, и наёмники были не хилыми ребятами. Свою работу выполняли чётко – вкололи твари сильнодействующее снотворное, двое самых дюжих (Даримир в их число, естественно, не входил) подхватили убийцу за ноги и руки и поволокли обратно по своим же следам. Обмякшее тело провисало, и пришлось подключиться ещё двоим, чтобы ускорить темп продвижения. Дамир и оставшиеся наёмники встали стеной между носильщиками и охраной хатта, пока что их не заметившей и наставившей стволы на какого-то мужчину, это всё происходило на почтительном отдалении отсюда.
А дальше обратный путь уже знакомыми переходами внутренних помещений стадиона до выхода на стоянку флаеров. Закинув тело в грузовой отсек транспорта, наёмники быстро погрузились, и летательный аппарат был готов рвануть с места, взмыть в небо и отправиться на базу. Несмотря на вколотую дозу снотворного, которая бы свалила мамонта, на неподвижное тело, мерцающее под покровом невидимости, были наведены все стволы. Приказ был ясен: если тварь нападёт, убить её и доставить мёртвой. Вот только за живого обещали больше заплатить.

0

20

Неспешно шли по следу Мечислав и союзники его случайные, хотя Верный рвался вперед, и крупной дрожью било волчье тело напряжение охотничье. Но опасна была тварь. Если схитрилась в живых остаться, то любого коварства смертоносного ожидать можно было от зверя, любой западни преопаснейшей.
Но и не медлил воин Зуантавии, нельзя было дать бежать ворогу, позволить ему залечь в берлогу, зализать раны и снова вернуться в эту смертельную игру, с восстановленными силами.
Ошуя на загривке Верного, одесная копье сжимает - так вышел на посадочную площадки Светловидович, будучи готов и к подлым уловкам и к открытой битве. Но ни того, ни другого не случилось, никак не проявил себя ужасный алиен, и даже виду его тут не было.
Но нюх умного животного обмануть было нельзя, обученное для ратной службы оно ухом не повело в сторону собравшегося взлетать транспорта. А и не надо было. Ибо отмеченный Богами Великими Мечислав знал, где находится тело врага его смертного, поелику связан был разум его незримыми нитями со всеми чувствами друга своего зубастого, и не хуже Верного чуял зуантавиец смрад того, чью жизнь обещал он даровать Эринии.

0

21

Нукеры реагировали быстро и шаблонно - все транспортники с беглецами должны были убраться уже давно, значит эти были рядом во время самого боя. Кто бы это мог? А почему бы не разобраться потом?
Благо бластеры-скорострелы позволяли - элитная охранка Бамбо назубок знала устройство основных типов флаеров, и куда как надо палить, чтобы вывести их из строя. Очереди мощных снарядов ударили в подбрюшье транспортника "размягчая" броню, если она была, перед уже полетевшими ионными гранатами. Если удастся, то репульсоры флаера выйдут из строя и никто никуда не улетит без дозволения на то босса Бамбо. Как вариант, начавший взлетать флаер неудачно упадет, навернется с площадки и полетит в бездну нижних уровней. Можно будет поплевать неудачникам вслед.

Один из троицы хищников, привлеченный зовом на помощь товарища и имеющий возможность добраться до страдальца, наблюдал за стадионом с расстояния в километр, снисходительно игнорируя выбравшегося на крышу выбранного наблюдателем небоскреба нар-шаддаанца из техобслуживания. Тот, понимая что антенну не исправить пока этот странный чувак в маске на ней повис, быстро и бесшумно задраил люк, чем спас свою черепушку от незавидной судьбы.
Впрочем, он мог и выжить. Все внимание третьего хищника в маске с широкими полями было приковано к транспортнику. Края маски загибались вниз, прикрывая не только верх головы, но и виски и дредды, лицевая пластина опускалась куда ниже подбородка, прикрывая шею. Последний из троицы.

0

22

Прихвостни Бамбо совсем немного не успели – пальба из бластеров пришлась по взлетающему и пытающемуся маневрировать флаеру, ионные гранаты до него уже не доставали. Парочка, правда, царапнула по обшивке и с глухим треском разорвалась, почти сняв энергетический щит. Транспорт-то был не из простых, свои служебные транспортники ситхи оснащали неплохой бронёй, на этой адовой планетке без неё никак, когда требуется доставить ценный груз.
А ценный груз между тем мешком лежал под ногами наёмников, ощетинившихся стволами, из которых в любой момент могли вырваться смертоносные лучи, чтобы добить опасную тварь. Обстрел транспортника не прошёл незамеченным – треск принимающей удары на себя энергозащиты, быстрый окрик-предупреждение пилота (настоящий профи, ага), и наёмники похватались за стены, сиденья и друг за друга, чтобы не упасть, когда флаер затрясся, пытаясь побыстрее уйти из-под обстрела и совершая довольно непростой для грузовика манёвр. Фигурами высшего пилотажа здесь, разумеется, и не пахло – банальный рывок вверх, резкий разворот в нужном направлении – и флаер, преследуемый одинокими гранатами и лучами, понёсся прочь со стадиона.
Даримир выдохнул с облегчением, отталкиваясь от стенки и вновь принимая вертикальное положение. Хорошо, что ему не привыкать к тряске летательного аппарата, а один из наёмников, по всему видно – сухопутная крыса, таки выблевал на пол содержимое желудка. В ноздри ударил кисло-горький запах. Какую гадость он жрал, спрашивается.
Ещё бы немного задержались – и пришлось бы объясняться с охраной Бамбо. И скорей всего, на языке оружия.

0

23

Задание было четким: «Убить ситха». Задание не простое, но выполнимое. План был не оригинален, но все гениальное просто. Его суть состояла в том, что бы пройти до базы ситха, так сказать, сухими. Какая-то тварь была убита и она была нужна адепту темной стороны. Асока не знала, зачем, но это и не было важно, всеравно он ее не получит, к тому же, мертвым ничего не нужно, а в царстве живых он задержится не на долго. На Асоке был длинный плащ с капюшоном, что бы ее никто случайно не узнал. Пол отряда были повстанцы, но вторую половину Тано видела впервые. «Что с ними делать? Аа, по ходу разберусь» - решила джедайка, переводя взгляд с одного незнакомца на другого. После, для Асоки, не хитрого маневра уклонения одного из наемников буквально вывернуло наизнанку. «Где их нашли вообще?!» - мысленно возмущалась Тано, хотя и была спокойна за тех, кто был ей знаком. Все повстанцы, участвующие в этой миссии были уже не чистюлями. Не ветераны конечно, но и не пальцем деланные. Пока отряд добирался до бессознательного тела хищника, «Шпилька» следила за реакцией наемников, тоже думая о том, как же аккуратно их обезвредить, когда этого потребует ситуация. А она этого потребует, девушка в этом не сомневалась. Отряд должен будет обеспечить Асоке отход, а если реальные наемники будут мешать повстанцам работать, то их придется убрать. В глубине души Тано надеялась на то, что они поддерживают восстание и будут рады помочь, но те,  кто за империю постараются помешать. В общем план был рискованный и вся надежда была на скорость Асоки, если она задержится, все пойдет крахом, точнее ее жизнь и жизни повстанцев, участвующих в задании. До сих пор никто из реальных наемников не видел лица «Шпильки», маскировка, понимаете ли. Обстрела никакого уже не было и транспорт мирно и спокойно летел в точку назначения. Девушка огляделась. Все повстанцы нервничали. «Да не волнуйтесь вы, всю кантору спалите!» - тогрута сожалела, что не может сказать этого вслух, но что ж поделать?

0

24

Прыжком, невероятному скоку хищников, подобным забросил Мечислав себя в ближайший спидер. Взломал панель приборную, провода соединил, цепь электрическую, что в движение машину приводит, наладил зуантавиец смекалистый, хотя и не было ключей от него. И Верный запрыгнул следом, в начинавшую отрываться от площадки машину.
И вот уже стайка спидеров, флаеров и гравициклов мчится в погоне безудержной за беглецами. Один из них Мечислав, но и стражи хатта не отстают.
Не лез на рожон Леро служитель, не рвался на наконечник копья. Пусть пока разбойники здешние пальбу ведут. А Мечислав хоть немного сил сбережет, боль кривила губы его, как не велика сила Богов, как ни молись, как ни призывай благодать Божию - травмы тяжелые такими и останутся.
А пока от Мечислава требовалось лишь рулить и не отставать. И обратился он, держась в косяке плотном хаттовской стражи, к Леро всепобеждающему, и Эринии Долгопамятной, просил зуантавиец о милости их, о удаче и меткости.

0

25

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 001 - Double Hunt » Эпизод 2 - Ногомяч