Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 2 - Подземные гонки


Эпизод 2 - Подземные гонки

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Первым, что пробилось через мглу бессознательного, было монотонным пиликанием прибора. «Пип–пип–пип-пип» вгрызалось в разум, ускоряя пробуждение.
«Вырубите этот чертов будильник» - первая мысль родилась в голове парня.
Приходить в сознание после передряг было привычным для Энтони, но эта последовательность травм и химии и отходняки после них сейчас выстраивались в очень плохую прогрессию, которая для Кольта может закончиться плачевно. Цинк уже давно плакал по парню, и пока ему удавалось убегать от этой участи.
Энтони уже полностью отошел от наркоза, но подавать признаков этого он не спешил. Вновь куча вопросов мучила расчетливый разум парня.
«Что за Зона, компьютерная сеть туда не проведена, камеры охраны там не установлены. Что же там? Ну и с другой стороны, админы уже должны были залатать сервер, и соответственно, первый, кто попадет под прицел охраны, буду я».
Ясность ума и отличные воспоминания о том, что было во время взлома, подтверждали, что парень не заработал амнезию из-за кучи химии, которая сейчас циркулировала в его крови. Но с другой стороны, в этом компоте можно было только установить наличие конкретных веществ, но уж никак не определить, сколько этого «лекарства» залили в него, что давало широкий простор для интриг.
«Так, про зону будем думать позже, а сейчас займемся насущными проблемами, нужно придумать отмашки на все возможные улики, указывающие на него».
И Кольт вновь погрузился в размышления, просчитывая все моменты, где он мог накосячить. Это ведь только в фильмах можно сделать дело, не оставляя следа. Реальная жизнь вместе с теорией вероятности твердили совершенно о другом.
На этот раз парень решил не ждать, когда его кто-то разбудит, и первым подал признаки того, что он проснулся, попробовав открыть глаза. В ответ на эту попытку вокруг него щелкнуло несколько затворов. Энтони не испугался, тихий шепот охраны вокруг него он слышал и до этого, потому и знал, на что рассчитывать. Но для выживания ему нужно было играть, причем, играть на пределе своих возможностей. Он резко сел на постели, косо посматривая на бойцов, державших его на прицеле. Бегающий взгляд, ужас на лице и глаза под пятьдесят копеек явно говорили о том, что пациент не знает, чего от него хотят эти страшные дяди с оружием в руках. И для пущей убедительности парень пару раз напряг мышцу на руке, имитируя самый натуральный мандраж. Охрана, слабо разбирающаяся в эмоциях, точно пустит слух об перешуганом студентике, которого они охраняли.
- Капитан, он очнулся, - отрапортовал один из бойцов.
- Выводите его, - послышался хриплый голос из рации.
В медотсек набилось с полдюжины военных, проигнорировав слабое возмущение Юки по поводу того, что здесь не место вооруженным ребятам. После того как Харрингтон и Ремси сообщили своему командиру о своей находке, администратор Ханикомбы господин Такаси Ватанабэ отчего-то решил действовать «в лоб», проигнорировав просьбу Дэниела Джексона позволить отрядам ЗВ-1 и ЗВ-2 разобраться в ситуации. Впрочем, их и так не воспринимали всерьез, поэтому О’Нилл уже тихо жалел, что сообщил Ватанабэ о своих подозрениях. Вопреки характерным для японцев тонким ходам, Ватанабэ отправил в медотсек команду солдафонов, чтобы сразу взять подозрительного парня под контроль и как можно скорее отправить его куда подальше с базы. Когда речь шла о безопасности ценного груза (и следовательно, о деньгах, которые Ватанабэ за это платят), администратор решил не напрягаться с хитрыми ходами, предложенными О’Ниллом и его отрядом. 
- Это недопустимо! – возмутился доктор Джозеф Беккер, когда в его рабочее пространство ввалились люди в одинаковых черных комбинезонах. – Здесь медблок, а не военный полигон! Больному нужен покой.
- Ваш пациент – первый подозреваемый, - отрезал командир отряда в звании сержанта.
- Это не значит, что вы имеете право творить здесь все, что пожелаете.
- А мы и не собираемся. Вашего «пациента» мы забираем, босс хочет его видеть.
- Ему нельзя вставать с постели, - упрямо заявил Беккер. – И неужели вы думаете, что он способен сделать что-то, не выходя отсюда?
- Если уже не сделал. Вы сами сказали в своем рапорте, что нашли его подключенным к какой-то электронной фигне.
- Тестер для имплантатов. Но это тестер, а не суперкомпьютер. К тому же, мне кажется, это сделал не он.
- Вот как? – заинтересовался сержант. – Вы подозреваете кого-то из ваших сотрудников? Можете назвать имена?
- Никого я не подозреваю, - буркнул Джозеф угрюмо. – Но сами подумайте – вы обвиняете обычного школьника в какой-то небольшой аварии, которая вполне могла быть вызвана случайным вирусом.
- Обычного школьника?
- Я смотрел его компьютер. Типичный набор медиафайлов современного подрастающего поколения.
- Компьютер у вас?
- Я отдал его Оониси.
- Тогда занимайтесь своей работой, доктор. А мы займемся своей.
Торжествующе посмотрев на сдувшегося Беккера, сержант повернулся к подозреваемому студенту.
- Вставай, - коротко скомандовал он. – Побеседуем.
- Ему нельзя вставать! – сделал еще одну попытку Беккер.
- Это мы уж как-нибудь сами решим, доктор.
«Продолжим спектакль», - проскользнуло в голове парня.
Пара стволов, глядящая прямо в лоб, красноречиво описывала будущее, если игра провалится. Энтони молча повиновался, медленно спустил ноги на пол, немного вздрогнув от соприкосновения с холодной поверхностью, все время смотря только на оружие в руках охраны.
«Пусть думают, что я его никогда не видел», - подумал парень и так и замер в принятом положении, глядя прямо в ствол, направленный в его голову.
Один солдат нетерпеливо подтолкнул его в плечо.
- Вперед, - скомандовал он. – Пошевеливайся.
И для большего убеждения ткнул парня под лопатку прикладом своего странного оружия, слегка напоминавшего автоматические винтовки Stayer 20 века, но отличавшегося от них не только дизайном, но и многими техническими параметрами.
Беккер, наблюдавший всю эту картину, только покачал головой. У военных с тактичностью всегда большие проблемы.
Фразу, брошенную охранником, Энтони просто проигнорировал, дальше имитируя ступор. Но вот неприятный укол под лопатку он проигнорировать не смог. Он резко посмотрел на охранника испуганным взглядом и, повинуясь толчку, сделал несколько шагов вперед и остановился напротив командира группы. Взгляд вновь уперся в оружие в руках человека стоявшего перед ним.
- Ну чего тормозишь? – снова наехал на него толкнувший его солдат. – Реще давай!
- Что вы делаете? – вмешался доктор. – Вы что, не видите, что парень испуган? Вы ввалились сюда, размахивая оружием, и требуете от ребенка неизвестно чего!
- Знаем мы все эти уловки, - криво усмехнувшись, бросил ему сержант. – Не мешайте нам, Беккер, вы ведь тоже не последний в списке подозреваемых.
Беккер замолчал.
Сержант небрежно схватил Энтони за плечо и развернул к двери.
- Держаться впереди. Идти прямо, при командах поворачивать. И никакой самодеятельности, - отрывисто приказал он. – Ясно?
Энтони сглотнул так, как будто у него был полон рот еды. Поднял глаза на человека перед ним и скованно, так словно на шее висел груз килограммов на двадцать, кивнул. Повернулся в сторону двери, на которую указывал охранник. И медленно, шатаясь на ногах, двинулся вперед.
Энтони молчал, пусть сейчас за него говорят другие, а он пока спокойно сможет оценить подготовку местных бойцов и их экипировку.
- Быстрее, - нетерпеливо бросил сержант.
Он приложил к двери правую ладонь, и та отъехала в сторону.
- Вперед.
За сержантом уже топтались его подчиненные, игнорирующие красноречивые взгляды Беккера.
«Ну что же, посмотрим, насколько они профессионалы», - выходя из медблока, он специально зацепился за свою же ногу и полетел на пол. Если бы руки были связаны, он бы очень хорошо припечатался к полу, сейчас же он успел выставить их перед собой.
«Вот сейчас и проверим вас», - Энтони приготовился к стандартной реакции охраны – удару ногой по ребрам.
Но нет – над его ухом всего лишь щелкнул предохранитель винтовки, едва слышный на фоне хохота бойцов.
- Ну вставай, придурок! – рявкнул сержант. – Поржали – и хватит. Босс не любит ждать.
Смех охраны также вызвал и положительные эмоции и у парня. Они свидетельствовали о том, что пока игра удается, но тут главное не переиграть. Парень с трудом поднялся и, помня щелчок затвора, оповестивший, что у главного уже кончается терпение, повинуясь каждой команде, как робот, двинулся вперед на свидание с боссом.
«Да, здесь контингент все-таки поотборнее будет, в сравнении с тем, где я раньше бывал. Это немного усложнит роботу», - обдумывал исход ситуации Энтони.
Солдаты затопали за ним. Молчаливая процессия продвигалась по первому этажу базы, лишь изредка сержант отрывисто командовал, куда Энтони следует повернуть. Они остановились у лифта и в полном молчании доехали до предпоследнего этажа, где находилась просторная приемная господина Ватанабэ.
Когда они выходили из дверей лифта, навстречу им попалась Земная команда ЗВ-1. О’Нилл был дико разозлен тем, что Ватанабэ не пожелал пустить его в кабинет понаблюдать за допросом – это еще раз доказывало, что его здесь ни во что не ставят. Все, что оставалось его команде – это просто посмотреть издалека, как Энтони ведет отряд вооруженных ребят. С виду парень выглядел растерянным и напуганным, как только что проснувшийся воробей. И не скажешь, что лазутчик Нода или еще какой-нибудь корпорации… Но О’Нилл верил Митчеллу, а Митчелл верил Харрингтону – с этим парнем что-то нечисто.
Наконец сержант скомандовал остановиться и потянулся за переговорным устройством – доложить, что подозреваемый скоро будет приведен. Энтони и отряд бойцов остановились на углу прямого, как стрела, коридора, сворачивающего в какой-то невзрачный закуток, в котором угадывались очертания маленького квадрата грузового лифта, служащего для транспортировки контейнеров с этажа на этаж. Человек в такую кабину вряд ли пролезет (разве что свернувшись калачиком), а вот ящик – запросто. Над лифтом висел серенький электрощиток с тянувшимся к нему одним-единственным изолированным проводом, почти незаметным на фоне стены. Остальные провода, очевидно, были убраны в стену. Однако этот закуток не интересовал бойцов – чуть подальше была узкая лестница, по которой за короткое время можно было попасть в священную обитель могущественной администрации, царя и бога Ханикомбы господина Такаси Ватанабэ.
Практически весь путь парень шел, опустив голову и делая вид, что его вот-вот расстреляют. Но это все было лишь изящной подделкой. Его глаза, скрываемые волосами, оценивали местность, сверяя с планом в голове. Нужно было переходить к активным действиям, но перед этим нужно было все оценить. Один раз краем глаза он увидел человека, наблюдавшего за конвоированием парня, лицо его явно было недовольным, и в отличие от взгляда доктора – этот ничего доброго не сулил. Тем временем процессия остановилась, и главный отрапортовал, что привели парня. Энтони немного поднял голову.
«А вот здесь мы и устроим побег, если получится»,- подвел итог разум парня, оценивая обстановочку.  Да к тому же, и камер здесь не было заметно.
- Вперед, - скомандовал сержант, и мрачная процессия двинулась вверх по лестнице.
Они преодолели еще один коридор, и наконец Энтони оказался перед шикарными двустворчатыми дверьми, покрытыми серебристым пластиком с вырезанными на нем иероглифами непонятного значения. На двери проступали мерцающие буквы «Приемная администратора базы «Ханикомба» Т. Ватанабэ». Ниже – то же самое, только по-японски. Сержант приложил к двери свой магнитный ключ, и створки бесшумно разъехались в разные стороны.
Идя по лестнице, Энтони пару раз споткнулся, но удержался на ногах. Почему-то, чем ближе они подходили к кабинету босса, тем ближе бойцы подступали к парню, ограничивая его возможности. А во время очередной остановки перед дверьми, на которых красовалась табличка с ФИО их босса, они вообще обступили парня вплотную, так что несколько стволов уперлось ему в бока.
«Что это с ними? Еще не хватало, чтобы кто-то в меня пальнул», - подумал парень и сморщился в ответ на свет, вырвавшийся из открытых дверей.
Парня вновь толкнули стволом в спину, и он покорно вошел в комнату, отделанную по последнему крику моды. Здесь группу встретил капитан службы безопасности.
Изнутри приемная администрации выглядела вполне мило. Это было светлое просторное помещение с серебристыми и черными поверхностями (внезапно в моде оказалось классическое цветовое сочетание), обставленное в стиле минимализм (нет, не тот советский минимализм, а японский «дзен»). Низенькие диванчики циркульных очертаний снежно-белого цвета и под стать им круглый столик посередине занимали левую часть приемной. Справа виднелась пустующая стойка регистрации. По стене позади стойки вилось какое-то экзотическое лианоподобное растение. Напротив входной двери виднелась еще одна дверь – очевидно, в личный кабинет Ватанабэ.
Однако Энтони не пригласили сесть в одно из уютненьких кресел из пеномассы. Капитан отряда бойцов скомандовал ему: «Налево», и парень заметил еще одну узкую дверцу, ведущую в какое-то боковое помещение. Боец протянул руку через его плечо и слегка дотронулся до двери – та скользнула вверх, открыв темный проход.
Следующее помещение было не таким светлым и уютным, как приемная. Здесь имелся только длинный металлический стол, приваренный к полу, и несколько стоящих вокруг него стульев. Два из них уже были заняты: там сидели низенький кругленький японец в очках (то был уже знакомый Дэниелу Джексону Оониси, заместитель Ватанабэ) и какой-то европеец средних лет с суровым лицом. Перед последним лежал конфискованный у Энтони КПК.
Капитан приказал своим людям пока подождать снаружи, оставив в кабинете только двоих, в том числе сержанта, посланного в медблок за Энтони,  – те встали по обе стороны от двери, как часовые на посту.
- Заходите, капитан Бутвуд, - безмятежно поприветствовал его Оониси с едва заметным восточным акцентом.
- Садись, - приказал капитан по фамилии Бутвуд, подтолкнув Энтони к свободному стулу напротив Оониси.
Разглядеть красоты кабинета Энтони не дали, а сразу же направили в сторону небольшой двери.
«Ну, правильно, а на что ты, Кольт, надеялся - на тихую беседу?» - в этот момент своих размышлений Энтони должен был улыбнуться, но сдержал себя.
Легкий толчок указал Энтони место как раз напротив япошки. Про него что-то рассказывали перед заданием в виде «должен знать, потому что увидишь его там». Тогда у Энтони возникла мысль, что корпорация мало нарыла на этого человечка, потому и ничего толком не сказали. В комнате их осталось шестеро: два охранника, европеец, Бутвуд, Оониси и сам Кольт. На столе лежал КПК Энтони. Парень обратил внимание на две вещи, которые его сейчас волновали: первое - это пустой разъем под флешку (видимо, ее куда-то утащили), и второе – ржавчина на порте не была снята, а значит, его еще не подключали к компьютеру.
«Ну что же, приступим», - подумал Энтони, приняв сутулое положение на стуле с опущенной головой.
Оониси сидел во главе длинного стола, бесстрастно разглядывая испуганного паренька напротив. По левую руку от него сидел незнакомый европеец, справа опустился на стул капитан Бутвуд. Энтони не знал, кто сидит перед ним, но, стало полагать, кто-то из высших административных чинов. Но он не знал, что япошка напротив – всего лишь заместитель администратора, а сам Ватанабэ сейчас находится в своем кабинете, сидя за шикарным столом, и наблюдает за ходом допроса прямо через стену с односторонней прозрачностью. Звуковое сопровождение передавалось на его личный компьютер через микродинамики, вделанные в стены.
- Мистер Энтони Кольт, гражданин Объединенных Америк, выпускник Национального Технологического Университета 2228 года, безработный, - сухим и бесцветным, как пергамент, голосом произнес европеец и в упор уставился на Кольта. – Вы подтверждаете эту информацию?
Европеец был худощавым, каким-то угловатым, с плотно обтянутый кожей черепом и крючковатым орлиным носом. Из-под носа вырисовывались тонкие полоски усиков, модных в этом сезоне, и каплеобразная бородка, похожая на небрежный мазок кисти художника. На вид ему было лет сорок – сорок пять, однако волос его не коснулась седина (или в двадцать третьем веке это уже не являлось проблемой?). На тонких губах не было и тени улыбки, и всем своим видом он выражал крайнюю суровость. Впрочем, обстановка соответствовала – неяркий рассеянный свет из неопределенного источника, матовый металлический стол, неудобные жесткие стулья, голые стены без намека на декор… Именно в таких помещениях Ватанабэ предпочитал допрашивать подозреваемых (хотя, по правде говоря, такое случалось на базе крайне редко).
Энтони опустил голову так, как будто бы готов был согласиться со всем, что ему сейчас скажут. Европеец заговорил, твердый монотонный голос лился подобно раскаленному железу.
«Да, вижу, вы, парни, крепко за меня взялись», - подумал Энтони.
Он, слегка подрагивая, выслушал всю информацию из своей легенды и в конце лишь согласно кивнул. Но потом, немного подумав, нерешительным голосом добавил:
- Все правильно, - Энтони немного поднял голову, на его глазах блестели слезы, искренние слезы.
Если бы окружающие знали, чего они стоили парню… Единственным дорогим для парня был Легион. И чтобы выдавить их из себя, ему пришлось в деталях построить у себя в голове гибель фрегата, да еще и самому поверить в это.
- Пожалуйста, позвоните моим родителям…
Европеец обменялся быстрым взглядом с Оониси. Япошка кивнул.
- Позвоним обязательно, - чуть-чуть мягче пообещал он, хотя голос его по-прежнему оставался строгим и холодным. – Но сначала скажите, как вы можете объяснить то, что в вашей черепной коробке были обнаружены киберимплантаты? Кто их производитель?
Киборгизация была нехарактерна для Вейланд-Ютани. Синтетики – другое дело, а вот вживлять в собственное тело какие-то технические механизмы до сих пор считалось чем-то опасным. Значит, этот парень решился на дорогостоящую операцию у какой-то другой корпорации. Но – зачем?
В ответ на слова того, что эти люди свяжутся с его родителями, Кольт вытер слезы рукавом. Небольшая уступка - уже более мягкий голос спросил его об имплантатах, это была маленькая победа парня.
«Ну что же, хотите услышать об имплантатах – получайте».
Энтони пошмыгивая носом начал:
- Эти имплантаты у меня с детства. Когда я родился, я был болен ДЦП, и врачи мне давали не больше двух недель. Тогда папа забрал меня на какую-то планету, и там мне установили эти штуки. Но больше я ничего о них не знаю.
Для пущей убедительности Энтони внимательно посмотрел в глаза европейца, вспомнил картинку гибели фрегата и уже был готов вновь залиться слезами.
- Позвоните ему, спросите, он вам расскажет больше…
Вместо ответа Оониси активировал передатчик на левом запястье:
- Сумико, дорогая, принеси-ка нам воды, пожалуйста, - безмятежно попросил он.
Европеец нахмурился, глядя на Кольта.
- На какой такой планете? – спросил он. – Вам известны еще какие-нибудь подробности?
Дверь отворилась, и в комнату проскользнула молодая японка (с виду – типичная секретарша) с маленьким подносом в руках, на котором стояло четыре пустых стакана и большой хрустальный графин. Она поставила поднос в центр и ловко разлила воду по стаканам, а затем учтиво подала их каждому сидящему мужчине, начав с Оониси. Тот вежливо принял воду и улыбнулся девушке. Сумико аккуратно поставила стакан рядом с Энтони и, оставив поднос и графин, тихонько удалилась.
Оониси поднял стакан и сделал небольшой глоток.
- Выпейте, - спокойно обратился он к Кольту. – А то вы чего-то разнервничались.
- Больше ничего не знаю. Это все что мне отец рассказал.
Энтони слегка кивнул головой, как будто бы подтверждая свои слова.
- Да не волнуйтесь вы так, - снова повторил Оониси. – Никто вас бить не будет. Мы просто поговорим. Выпейте воды и не нервничайте.
И он снова поднял свой стакан, делая глоток – мол, не отрава.
Энтони дрожащей рукой достал стакан и сделал несколько глотков. Стакан пару раз цокнул об зубы парня, говоря о том, что тот все равно нервничает. На последнем глотке он на секунду замер как будто бы вспомнил что-то важное. Но ничего не сказал. Опустил стакан на стол перед собой. Взгляд парня и дальше меланхолично бегал по окружающим в поисках защиты.
- Пока все идет нормально, - подвел итог парень.
Он слегка приоткрыл рот, но не издал ни звука и тут же закрыл, как бы решаясь, стоит это говорить или нет. Но потом немного напряг скулы, делая вид, что делает очень решительный шаг, и добавил:
- К нам раз в два года всегда приезжал седоволосый дедушка. Ну,- парень запнулся, - это сейчас он выглядит как дедушка, раньше он был более молодым. Он тестировал эти штуки, - парень указал пальцем на затылок, - но мне он ничего не говорил. Но с отцом они долго беседовали…
Парень резко прервал свой рассказ и испуганным взглядом пробежался по собеседникам. По парню можно было прочитать, что он выдал страшную тайну.
- Продолжайте, пожалуйста, - мягко подтвердил Оониси, хитро сверкнув глазами.
Вода была превосходная – настоящее богатство по современным меркам. Учитывая высокую загрязненность водоемов Земли нефтью и всякими производственными отходами, чистейшие скважины ценились нынче на вес золота, и  то, что корпорация могла позволить себе офисные бойлеры с питьевой водой, делало ей немало престижа.
Однако все же стакан Энтони, как и следовало полагать, был с «секретом». Уведомленная обо всем заранее секретарша обрызгала стакан, который позже подала Энтони, аэрозолем на основе тиопентала натрия, печально известного еще два века назад как пентотал. Разумеется, за два века многое изменилось, и сейчас использовались куда более продвинутые «сыворотки правды», но химическая основа осталась неизменной. По идее, человек, в чей организм попало хотя бы сто миллиграмм этого хитрого вещества, довольно быстро попадал под его действие и совершенно не мог скрывать свои мысли, выдавая вслух все, что думает.  Такой ход был выполнен чисто «по-японски», когда выяснилось, что «американская» гнетущая атмосфера комнаты для допросов не дает нужного результата. Разумеется, можно было «по-американски» вколоть парню лошадиную дозу этого препарата автошприцем хоть сейчас, как ранее предлагал генерал-майор службы безопасности (суровый европеец), но Ватанабэ, предварительно посовещавшись с Оониси, решил совместить два способа допроса: тонкий японский и «пробивной» американский.
В голове парня немного помутилось.
«Так вот как вы меня решили расколоть», - подумал парень, полностью утопая своим разумом в придуманной истории, легенде, созданной в отделе планирования.
В крови до этого момента уже было много разных химических веществ, поэтому нужного результата достичь у них не получилось, хотя видимость этого они получили - парень стал более разговорчивым и начал даже откровенничать. И чтобы не нарушать сложившуюся идиллию, Энтони продолжил:
- Последний раз я виделся с дедушкой перед тем, как попал на тот грузовой корабль. А теперь я у вас…
Парень смачно зевнул.
- Ну вот и все, - его взгляд уставился на сидящего перед ним.
- И кем был этот человек, вы узнали? – отрывисто спросил европеец. – Национальность? Имя? На кого он работал?
- Нет, я…, - парень запнулся, сделал удивленный вид, и продолжил, только теперь в голосе чувствовалась растерянность:  - Я… Я ничего, кроме этого, не помню, - он посмотрел на европейца так, как будто тот мог заполнить этот пробел в памяти парня.
- Ладно, - произнес Оониси, склонив голову на бок и с тонким прищуром посмотрев на Кольта. – Уже лучше.
Воцарилась тяжелая пауза. Бутвуд безразличным взглядом смотрел по сторонам, будто скучая, и нетерпеливо постукивал пальцами по краю стакана, отчего вода в нем слегка колебалась. Безымянный европеец тоже молчал, не решаясь продолжать свой допрос, когда слово взял Оониси (но было заметно, что ему это не нравится). Последний терпеливо созерцал арестанта, прикидывая, подействовала ли «сыворотка правды», или еще рано задавать серьезные вопросы.                           
- Мистер Энтони Кольт, гражданин Объединенных Америк, 2208 года рождения, - вкрадчиво произнес он спокойным голосом, без угрозы, однако и без любого намека на сочувствие и теплоту. - Расскажите нам во всех подробностях, как вы провели последние сутки. С какого корабля вы с такой поспешностью эвакуировались? По какой причине? И главное – каким образом вы оказались так далеко от дома? Расскажите мне все, - с почти гипнотизирующей настойчивостью завершил он.
Увидев, что европеец никак не отреагировал на его взгляд, Энтони бессильно опустил голову. Воцарившаяся тишина даже немного начала есть мозг. На вопрос Оониси пацан даже сначала и не отреагировал.
- 2208 года… Я родился в 2208 году, - монотонным голосом прозвучал ответ. - Я убежал из дома года два назад, точной даты уже и не помню. Причиной был спор с отцом из-за какого-то пустяка. Потом я перебивался разными заработками. Расчет траекторий посадки кораблей, и прочая навигация. А на «Йемен», тот корабль, что разбился, я попал случайно. В одной из драк их навигатор сильно пострадал, и я занял его место на один рейс. Что случилось с кораблем - честное слово…, - Энтони поднял голову, чтобы продемонстрировать свои глаза, которые не врали, а свято верили в то, что легенда - это действительно его прошлая жизнь. - Я проснулся от сигнала тревоги, и первой командой, которую я услышал, было «покинуть корабль». Спасательная капсула была недалеко от моей каюты, и я сумел до нее добраться, - парень немного задумался, - потом спуск, помню, трясло очень сильно, затем удар, а затем какой-то человек постучался в окно капсулы, и вот я у вас …
Длительное молчание.
- Мальчишка ссорится с папочкой, демонстративно убегает из дома, играется в космического пирата, а потом ломает сеть военной базы, - прокомментировал европеец. – Занимательно, господа, не правда ли?
Бутвуд едва заметно пожал плечами, Оониси и вовсе проигнорировал его вопрос. Это можно будет проверить и позже.
- Спроси, какой корпорации принадлежит этот корабль, - прозвучал у него в ушах голос шефа. Ватанабэ внимательно следил за ходом допроса через односторонне прозрачную стену и диктовал своему заместителю план действий.
- «Йемен», - повторил Оониси. – Какой корпорации принадлежит этот корабль?
Энтони долго не задумывался, с кораблем была связана только одна эмблема – семьи Лауренс.
- Корабль принадлежит, - он остановился, а потом продолжил,- принадлежал фирме грузоперевозок, семье Лауренс, - ответил парень и потянулся к стакану, сделал несколько глотков воды. Но на этот раз так и оставил стакан у себя в руках...
- Лауренс, - повторил Оониси. – Генерал-майор Соммерс, проверьте эту информацию после того, как мы… закончим, - не поворачиваясь к европейцу, бросил он.
- Будет сделано, Оониси-сан, - вежливо отвечал европеец, но без особого почтения. Хоть Оониси и был фактически его боссом, отношения между ними явно были напряженными. И даже не потому, что японцы считались редкостными ксенофобами.
- Значит, мистер Кольт, - также вкрадчиво и внушительно продолжил японец, - вы здесь случайно? Тогда позвольте спросить, что забыл частный корабль вблизи военного объекта? Каким образом корабль индивидуального предпринимателя оказался в военном пространстве Ханикомбы?
Ласковый голос собеседника не нес угрозы, но слова… Даже под действием медикаментов разум вовсю твердил - один шаг, и тебе конец.
- Ханикомба? - дрожащим голосом переспросил парень.  - Может быть, вы хотите надо мною посмеяться, - глаза парня расширились, - но мы должны были прибыть на Нью Иден. Дрожь начала пробирать парня, но не оттого, что он волновался, а из-за того, что у парня начиналось отравление…
- Что это за планета? – спросил Оониси, замечая, что парня пробил озноб и думая, что настал момент для самого важного вопроса, который по сути определит, виновен свалившийся с небес гость в аварии на сервере или нет.
- Планета как планета, квадрант 18, сектор 6, там 200 миллионов население, - парня еще больше начало трясти, и он рефлекторно потянул немного воды.
- Мы должны были доставитьтуда партию запчастей к сверхсветовым движкам. Но мы не должны были попасть на Ханикомбу, это же почти 1 градус разницы в векторном направлении. Я… - Энтони снова запнулся, - я не мог допустить ошибку, такую грубую. Вместе с повышением температуры парень начал суетится и резко потянулся к КПК...
Европеец, уже известный как генерал-майор службы безопасности Соммерс, резко накрыл электронную плашку своей сухой костистой ладонью.
- Спокойно, - предупредил он. – С планетой мы как-нибудь сами разберемся.
- Потом проверишь, - скомандовал Ватанабэ, и микрочип в ухе Оониси передал заместителю слова босса. – Спроси, как он оказался подключенным к тестеру.
- Последнее, что вы помните до того, как очнулись в медблоке перед тем, как вас привели сюда? – быстро спросил Оониси.
Энтони осекся, когда на его КПК легла тяжелая рука европейца. Парень впервые за время пребывания на базе разрешил себе посмотреть на человека со злобой. Хотя, впрочем, это была самая природная реакция. Он сел на свое место, не сводя глаз с устройства, голос немного поменялся. И когда его спросили про то, что он помнит про медблок, голос даже не дрогнул:
- Помню, меня доктор латал, потом сказал отдыхать, а потом я очнулся от разговоров охраны.
Он отказал так, как будто бы его спрашивали, сколько будет дважды два. Он переключил все свое внимание на КПК, картинка немного плыла, сказывалось отравление снотворным. Ведь та же «сыворотка правды» была отчасти снотворным…
В общем-то Оониси угадал – сейчас действительно был самый подходящий момент для извлечения правдивых ответов из допрашиваемого, когда сознание его уже потихоньку отключалось, и способность выдумывать «легенды» притуплялась. В состоянии такого легкого «отупения» человек мог выболтать много того, о чем потом пожалел бы. Почти любой человек, только если это не выкормыш Гипердайна, созданный специально для таких вот заданий.
Ватанабэ мало чем рисковал, когда велел Оониси проводить допрос «по-японски» с элементами американской психологической атаки. Энтони не причиняли видимого вреда, не угрожали, не били и даже не подключали к детектору лжи – и все это на случай, если он вдруг окажется сынком богатого влиятельного папочки, и Ватанабэ потом влетит от Вейланда. Но вместе с тем, Оониси использовал способ вытянуть нужные сведения из пацана и без «американских» способов допроса: эффект тот же, а риска меньше.
- Он отключается, - предупредил Ватанабэ через передатчик. – Спроси, почему имплантаты в его никчемной башке имеют разъемы и годятся ли они для подключения к компьютеру.
- Вы сказали, что ничего не знаете об имплантатах, которые установлены в вашей… э-э… черепной коробке, - напомнил Оониси. – А зачем в них разъемы – знаете? Вы пользовались ими когда-нибудь?
Голова кружилась, но состояние парня дальше не продолжало ухудшаться. В глазах начинал загораться маленький огонек, парень задался целью во что бы то ни стало добраться до КПК. Поэтому мозг парня просто выуживал из памяти заготовленные ответы на вопросы, не заморачиваясь над их правдивостью:
- Через разъемы проверяли состояние моей головы, то есть мозга. А подключаться к приборам я пробовал, но ничего у меня не получилось, только голова сильно болела. Подключался к нему, -  Энтони указал пальцем на КПК, который европеец предусмотрительно подтянул к себе.
- Позвольте мне взять слово, Оониси-сан, - обратился к японцу начальник службы безопасности.
- Прошу вас, господин Соммерс, - безмятежно разрешил Оониси, словно ожидая этой просьбы.
- Энтони Кольт, - произнес европеец, не затрудняя себя обращениями вроде «мистер» или, на худой конец, «товарищ». – Вас обнаружили в медблоке после устранения аварии на сервере подключенным к тестеру для имплантатов. Через этот провод, - он бросил на стол узкий черный проводок с двумя универсальными штекерами на обоих концах. – Нам известно, что у этих устройств есть довольно слабые процессоры, но мощности их достаточно, чтобы, обладая некоторыми необходимыми знаниями в области устройства внутренней интрасети базы, установить мост с внутрисетевыми компьютерами через большое количество портов. Как вы можете объяснить это происшествие?
Оониси тем временем через стол внимательно следил за глазами парня. Он уже обнаружил, что «полушарие памяти» у него правое, а следовательно, «творческое полушарие» - левое. Это был довольно старый, известный еще три века назад полицейским службам (и не только) способ определить, лжет подозреваемый в преступлении человек или нет. Разумеется, позже, когда метод стал общедоступным, против него разработали определенные «обманки», но вот прошло более двух сотен лет, и о нем успешно забыли. Но только не японские спецслужбы, бережно хранящие любые знания и опыт предков, на который эти глупые европейцы и американцы смотрят свысока…
Метод был прост, как табуретка: первый вопрос, который задал Соммерс («Вы - Энтони Кольт, гражданин Объединенных Америк, выпускник Национального Технологического Университета 2228 года, безработный?»), дал Оониси понять, какое из полушарий мозга парня работает в «режиме памяти». Отвечая на вопрос, зрачки Кольта на мгновение метнулись вправо – мозг обращался к долгосрочному хранилищу информации. Если же он захочет солгать, то придется задействовать «творческий отдел», и глаза, скользнувшие влево, выдадут парня с головой.
Работал этот метод почти безотказно, и вся сложность заключалась только в быстрой фиксации движений глаз человека, но у Оониси глаз был наметанный (тем более «хитовые» очки, служащие вовсе не для улучшения зрения, помогали ему в этом).
Кольт лишь на секунду перевел взгляд с КПК на переходники, когда те упали на стол.
-Стандартные разъемы, серые провода, ничего стоящего, - первая мысль пробежала в мозгу, указывая, что концентрация сыворотки, которая попала в парня, была слишком малой, и уже через несколько десятков минут голова начнет работать на всю катушку, а не вытаскивать заготовленные ответы из закоулков памяти.
Реакция, которую, возможно, ожидали увидеть, не последовала. Парень только все тем же монотонным голосом ответил:
- А я откуда знаю? Я спал, вы лучше спросите медсестру и доктора, которые там дежурили.
С одной стороны этой фразой он подставлял врача, лечившего его, но с другой стороны - угрызения совести Энтони точно не будут мучить.
Соммерс и Оониси проигнорировали этот выпад – насчет Беккера у их начальника уже были свои мысли.
- То есть, вы ничего не заметили? Ни посторонних в медпункте, ни подкравшегося к вам человека? – уточнил Оониси. – И не опускайте голову, когда я с вами говорю, - без угрозы, но настойчиво потребовал он.
Парень поднял свой почти безжизненный и посмотрел на вопрошающего:
- Я же спал, как я мог видеть, что происходит вокруг? - и поскольку его попросили не отводить взгляд, так и дальше смотрел на человека.
Глаза рефлекторно уставились на переносицу, в таком случае собеседник не мог определить, куда именно смотрит парень, хотя и понимал, что он смотрит на него.
Оониси, отлично умеющий читать по глазам, понял, что парень знаком с простейшими психологическими трюками. Что ж, умный малый… Это насторожило его, и он не моргая встретил взгляд парня. Казалось, между двумя людьми происходит виртуальная дуэль.
- Я думаю, он лжет, - отчеканил Ватанабэ в микрофон, однако слышать его мог только Оониси, имеющий связь с шефом через микрочип в ухе. – Остальные вопросы бессмысленны – у него одна легенда «я спал и ничего не знаю». Поручи Соммерсу выяснить, существуют ли его родители на самом деле, не поддельный ли диплом, и вообще кто этот человек. А Бутвуд пусть отправит его в изолятор. Карты памяти с камер – в информационный отдел, Тамико займется ими. От Беккера потребуй подробный отчет о том, что произошло в медпункте, с приложением анализа крови этого Кольта.
Пауза затянулась, пока Оониси выслушивал приказания начальника.
- Полагаю, вы не лжете, - вдруг произнес он совершенно противоположное тому, что сказал Ватанабэ. – Мистер Кольт, у нас на базе возникла чрезвычайная ситуация, которая требует дальнейшего расследования. Мы свяжемся с вашими родителями и отправим вас домой через несколько часов, но пока что вам, как основному свидетелю преступления, придется задержаться, капитан Бутвуд проводит вас в… комнату для гостей. Возможно, генералу-майору Соммерсу захочется задать вам несколько вопросов, поэтому постарайтесь вспомнить все, что может помочь нам распутать ситуацию.
- Хорошо, - прокомментировал Ватанабэ. – Распорядись от моего имени, чтобы у изолятора поставили охрану на всякий случай. И через полчаса распечатки о личности этого человека должны быть у меня на столе.
Ответный взгляд собеседника что-то пробудил в парне, скорее всего, это был инстинкт хищника, который нашел себе достойного противника. Парень глядел практически не моргая, и лишь когда Оониси заговорил, Энтони разрешил себе вновь перевести взгляд на КПК. Впервые за весь разговор произнесенные слова насторожили парня: «Вы мне верите, не может быть», внутренний голос кричал на всю мощь. Но как всегда, внешне ничего не проявилось.
- Можно я возьму КПК? - сбросив свой монолитный вид, Энтони вопросительно посмотрел на Оониси.
- На настоящий момент – нет, - ответил японец будничным тоном, откидываясь на спинку стула и прерывая зрительный контакт. – Но вам непременно отдадут ваш… компьютер после того, как мы поговорим с вашими родителями насчет вашего возвращения домой. Капитан Бутвуд, прошу вас…
Бутвуд встал. Расслабившиеся у двери охранники встрепенулись, сообразив, что сейчас снова предстоит куда-то идти.
Энтони на запрет забрать свой КПК лишь обижено взглянул.  Но с другой стороны, если его заберут на экспертизу, есть очень большой шанс заражения системы, и даже если они увидят его, то справиться с вирусом, переписывающим себя – задачка не на один день.
Энтони медленно поднялся:
- Значит, я могу идти? - вопрос был задан лишь для того, чтоб считалось.
По тому, как подтянулись охранники, было ясно, что разговор закончился, и они уже готовились конвоировать парня. Пункт назначения Энтони не интересовал - где бы это место ни находилось, Энтони туда не дойдет.
- Пожалуйста, проведите меня, а то я плохо себя чувствую, - парень врал, потому что в действительности каждая минута вносила ясность в его сознание.
- Разумеется, - безмятежно ответил Оониси. – Желаю вам интересно провести время, - с хитрецой добавил он, не удержавшись, чем вызвал недовольное фырканье босса в микрофон.
Оба присутствующих в помещении охранника вытянулись и ожидали приказов командира. Бутвуд приложил к двери ладонь, и та открылась – для внутренних дверей магнитные ключи не были нужны, и открывались они от одного лишь прикосновения, поскольку запирающий механизм работал на теплосенсорах. Стальная перегородка исчезла в потолке, открыв путь в светлую приемную Ватанабэ. Бутвуд сделал рукой небрежный пригласительный жест, показывая, чтобы Энтони шел впереди.
«Ну что же, пойдем», - подумал парень в ответ на приглашающий жест.
Он сделал несколько шагов и резко остановился. Причиной этому было легкое головокружение.
«А этим можно воспользоваться», - в голове загорелась мысль.
Энтони продолжил путь. Поравнявшись с Бутвудом, парень сделал милое личико и попросил:
- Позвоните родителям, скажите, что я жив, - и продолжив свой путь, шагнул в распахнутую дверь.
- Позвоним, - заверил Бутвуд, бросив короткий взгляд на Оониси и получив в ответ короткий кивок.
В приемной Ватанабэ на этот раз было больше людей: там остались бойцы капитана Бутвуда, а также за стойкой регистрации маячила фигура секретарши. Солдаты сразу образовали вокруг Кольта небольшое оцепление. Секретарша по имени Сумико бросила на процессию любопытный взгляд и уткнулась в свой компьютер. Бутвуд приложил к двери магнитный ключ и подождал, пока Энтони и его люди выйдут в коридор. Приемная и комната для допросов постепенно опустели.
- Благодарю вас за содействие, - с лицемерной улыбочкой бросил Оониси генералу-майору Соммерсу. - Корпорация ценит то, что бы делаете для нашей безопасности.
Соммерс, не зная, издевается хитрый япошка или искреннее благодарит его, ответит нейтрально:
- Это моя работа, Оониси-сан.
- Ну конечно, - деланно-участливо подтвердил Оониси. – А теперь не могли бы вы заняться непосредственно расследованием инцидента? У вас есть свидетель Беккер, записи с камер, электронный планшет подозреваемого и целых тридцать минут на то, чтобы проверить информацию об этом человеке.
- Полчаса? – нахмурился Соммерс. – Это невозможно!
- В вашем распоряжении вся ваша следственная команда. И сетевые ресурсы базы, конечно.
- Но… это требует куда большего времени!
- Приказ исходит от господина Ватанабэ, - невозмутимо заверил его Оониси. – Желаете получить его подтверждение? – он слегка кивнул в сторону пустой стены, за которой находился кабинет босса.
- Эм… нет, - быстро успокоился Соммерс. Если с Оониси он еще мог позволить себе кое-какие вольности, то спорить с Ватанабэ он не решился бы. – Я займусь этим прямо сейчас.
- Отлично, генерал-майор Соммерс, я не сомневаюсь в ваших способностях, - с уже неприкрытой насмешкой сказал Оониси. – Не теряйте времени.
Соммерс резко встал и молча вышел следом за Бутвудом в самом дурном расположении духа, захватив со стола КПК Энтони. Ему, конечно, нравилось работать здесь, все-таки престижная должность… Но эти самодовольные япошки, не упускающие случая кольнуть европейцев, его порядком достали.
Он задумался о том, откуда Оониси взял приказ Ватанабэ, не разговаривая с ним в промежутке между уходом Бутвуда и настоящим моментом. Он давно подозревал, что между шефом и его заместителем существует какая-то беспроводная связь, но не видел у Оониси ни передатчиков, ни микрофона (и о микрочипе, вставленном в ухо япошки, конечно же, не знал). Однако получать подтверждение Ватанабэ не решился – шеф мог здорово разозлиться.
Как только парень зашел в приемную, до двух сопровождавших его охранников добавились еще четыре.
«А вот это непорядок, хотя, Кольт, чего ты хотел? Красную дорожку?» – размышлял парень.
Тем временем бойцы взяли парня в правильный шестиугольник, явно демонстрируя, что не считают его угрозой, винтовки в их руках были заряжены, и от случайного огня их отделял только предохранитель. Энтони поднял голову и посмотрел на одного из них и, встретившись взглядом с ним, тут же опустил глаза, мол, парни, я вас боюсь и ничего не сделаю.

Отредактировано Энтони Кольт (2012-01-23 00:16:57)

0

2

Группа медленно двигалась по коридору, Кольт время от времени наталкивался на охранников, вызывая кучу эмоций. По их виду можно было понять, что за любых других обстоятельств парень уже умылся б своей кровью, а сдерживал их только приказ.
- Ну ладно, ребят, полегче, - наконец объявил капитан Бутвуд, видя, что его подчиненным явно доставляет удовольствие насмехаться над Энтони. – Господин Оониси признал его невиновным… то есть, пока у нас ничего нет против парня. Ведем его в гостевую, пока не будет новых указаний…
По правде говоря, его сбил с толку непрямой приказ Оониси доставить Энтони в комнату временного ожидания (где обычно ждали своей очереди грузчики, послы с важными документами, которые нельзя было ни в коем случае передавать в электронном виде, и просто люди, по каким-либо причинам вынужденные провести на базе несколько часов). Это было так не похоже на осторожного японца, что Бутвуд подозревал в этом какой-то подвох. И действительно – не успел он спуститься по лестнице, как запищал его коммуникатор, возвещая о пришедшем новом сообщении. Бутвуд остановил группу и полез в карман. Конвой остановился перед началом лестницы, откуда было рукой подать до примеченного Энтони ранее закутка с грузовым лифтом и электрощитком – всего пятнадцать ступеней.
Сообщение на экране гласило:
«Подозреваемого доставить в карцер, запереть, включить камеры наблюдения внутри, поставить охрану у дверей из двух человек. Известить об исполнении приказа. Р. Оониси».
Так вот в чем дело! Разумеется, Оониси и не думал снимать подозрения с этого таинственного гостя с небес. Однако раз он не озвучил настоящий приказ в его присутствии, значит, были причины на то, чтобы парень до последнего момента не подозревал, что его ведут в металлическую коробку.
Сообразительный Бутвуд махнул рукой своим солдатам:
- Отряд, за мной. Шеф требует, чтобы мы поторопились, а потом вернулись к нему для новых приказаний.
Лишних вопросов, конечно, не последовало.
Дружная компашка синхронно остановилась, когда на коммуникатор главного пришло сообщение. Энтони уже по сложившейся традиции налетел на впереди идущего бойца, который отделял парня от Бутвуда. Кольт поднял голову, совсем немного, так, чтобы увидеть лицо главного.
«Явное недовольство, значит, мне не поверили, но в принципе это ничего не поменяет, до поворота осталась пара метров», - подумал он.
Процессия двинулась вперед, но как только она почти миновала заветный поворот,  случилось что-то, выходящее из ряда вон. Энтони сделал жест, будто хочет почесать спину, при этом резко остановился. Поскольку группа двигалась достаточно быстро, сзади идущий охранник, решив подтолкнуть парня, отпустил одну руку с винтовки и выставил ее вперед. Дальше все происходило в мгновение ока.
Энтони своей левой рукой ловит руку охранника.
Тот в свою очередь явно был не готовым к таким действиям, потому что в следующее мгновение парень с прытью лани ушел ему за спину, по дороге заламывая руку и не давая возможности стрелять. Охранник стал живым щитом. Его напарники по инерции сделали еще несколько шагов - никто не ожидал, что этот маменькин сыночек сможет провернуть такое.
Очутившись за спиной бойца, Кольт вытащил из кобуры пистолет, легкое движение - и пистолет в боевой готовности. Первый выстрел прошил захваченного бойца по диагонали, от правого бока к левому плечу, следующие два выстрела пошли в двух ближайших бойцов, которые поняли, что происходит…
Бутвуд и прикрывавший его спину боец поняли, что что-то не так, только по факту, когда в коридоре началась пальба. Кольт был проворен, но и солдаты тоже не были лохами – в противном случае они бы попросту не оказались в службе безопасности на базе Вейланд-Ютани. Ликвидировав трех бойцов (двое из них оказались легко ранены – прицеливаться у Энтони не было времени, - но этого хватило, чтобы получить пару секунд), Кольт оказался в самом выгодном положении – теперь в его спину никто не мог выстрелить.
Но можно было стрелять в упор, так что…
- Стрелять в конечности! – крикнул Бутвуд, выхватывая свой пистолет.
«Этот гаденыш нужен нам живым!» - примерно таким был перевод приказа.
Он и трое оставшихся в живых солдат одновременно вскинули свое оружие, и теперь, казалось, ничто не могло защитить парня, потратившего свою драгоценную секунду на то, чтобы обезвредить трех других, от неминуемого поражения.
Когда командир приказал стрелять по ногам, было уже поздно - ствол, который парень держал в руке, был направлен совсем в другую сторону. Прицеливаться было некогда, еще одно движение - и пистолет был переведен в автоматический режим. Кольт зажал курок, и за следующую секунду вся обойма ушла в щиток возле грузового лифта. Свет погас.
В памяти парня еще осталась картинка размещения лифта. Пистолет он бросил, но взамен захватив с собой винтовку охранника, и рванул в спасительный коридор. И, кстати, достаточно вовремя, потому что в следующее мгновение весь пол покрылся искрами от пуль.
- Поздно, - теперь уже в голос сказал парень.
Он уже спрятался за угол, рефлекторная стрельба профессионалов на звук должна была опустошить их обоймы, дав парню еще несколько секунд.

* * *

Тем временем, пока шла молниеносная перестрелка этажом ниже, ни о чем не подозревающий Оониси приложил ладонь к центру сверкающей полированной двери господина Ватанабэ и вежливо просигналил три раза – такой вот современный аналог оповещения о своем присутствии. На столе Ватанабэ три раза мигнула голубая лампочка – кто-то просит аудиенции. В ответ на запрос центральная световая панель на двери засветилась зеленым, послышался писк зуммера, и Оониси имел счастье войти в рабочее пространство своего босса. Блестящая полированной сталью дверь плавно скользнула влево, открыв вид на интерьер, воплощающий, по мнению вездесущих японских дизайнеров, атмосферу светлого будущего.
Кабинет Ватанабэ был выполнен в черно-белой гамме с вкраплениями красного – такое вот пересмотрение классических сочетаний на современный манер. Пол был выложен гладкими многоугольными плитами материала, напоминающего керамогранит, но только в своей основе – покрытие было слишком гладким и светоотражающим для керамики. К тому же, на полу присутствовал эффект многослойности: посетителю казалось, будто он идет по стеклу, под которым видно еще несколько стеклянных уровней, а внизу расстилается блестящая серебристо-белая поверхность. Потолок на высоте четырех с половиной метров, в противовес полу, был шершавым и черным (темный зеркальный пластик, использующийся для отделки потолков, уже двести лет как вышел из моды), с вкраплениями точечных светильников, напоминающих бриллианты в черной пустыне. Поверхность потолка была неровной, из каких-то колючих кристаллов, словно выложенная необработанным обсидианом. Неровные змейки из этого же материала щупальцами спускались на стены, словно потеки извести в пещере. Кстати, о стенах.
Все они были разные, без намека на единый стиль или симметрию. Стена позади рабочего стола Ватанабэ (слева от входа) была с эффектом обманки: динамичное плазменное панно, которое на самом деле являлось большим экраном, изображало какой-то древний мегаполис, постройки примерно конца 21 века, с элементами современных зданий бионических форм. Противоположная стена имена большую арку-нишу, в которой стояла какая-то трофейная ваза, вывезенная из разрушенного в 2059 году музея Западных Искусств в России (большая редкость). Остальная часть стены была увита каким-то уродливым растением, состоящим из одних только жирных сочных ядовито-розовых стеблей. Причем, росло оно не из кашпо сверху или внизу, а из маленьких щелей в стене, заполненных питательной смесью, и тянулось параллельно полу, наплевав на все законы гравитации. Сквозь стебли просвечивала черно-белая мазня, напоминающая картины древнего художника Джексона Поллока, служившая декоративным покрытием. Стена напротив входной двери была заставлена (да, именно заставлена) вмонтированными прямо в перегородку хранилищами различных вещей: распечаток, карт памяти, личных вещей Ватанабэ… Впрочем, все равно никто не знал, что там хранится – поговаривали, что у босса в стене запрятаны марсианские игуаны – аналог скелета в шкафу. Впрочем, таких «сейфов» было немного – с переходом на микроносители электронной информации у человечества отпала необходимость отводить под хранение данных картонные коробки, огромные шкафы или даже целые помещения. И, наконец, четвертая стена являла собой эклектику всевозможных дизайнерских психозов прошлого века: были здесь и фрагменты картин неокосмистов (направление в искусстве, берущее свое начало от первой экспедиции на Пандору), и какая-то абстрактная мазня светящимися красками, и 3Д-покрытие (может быть, уже немного старомодное, но по-прежнему эффектное), и стилизованные звездные карты, и барельефы по мотивам скульптур эпохи Переосмысления (причудливые фигуры инопланетных гуманоидных созданий, застывших в бесконечном танце) – и все это представляло собой дичайшую смесь искусств, нарушающую все мыслимые и немыслимые законы композиции. К слову сказать, часть этой стены при определенных компьютерных командах могла потерять непрозрачность и открыть вид в комнату для допросов.
Мебели, впрочем, было мало. Кабинет делился на две функциональные зоны: рабочий стол Ватанабэ и демонстрационная территория. В последней, справа от входа, застыл над вырастающей из пола шестигранной призмой примерно метр в высоту голографический шар, внутри которого лениво вращались планеты вокруг безымянной звезды. Слышалось тихое журчание воды – мерзкому розовому растению автоматически подливался питательный раствор.
Вопреки стандартным для 21 века расположениям офисной мебели, стол Ватанабэ стоял диагонально к углу и имел длинную полукруглую форму. На нем в данный момент не было ничего, кроме гибкого полупрозрачного экрана, лишь черная столешница светилась сенсорными кнопками. Сбоку от стола стоял черно-белый диван из пеномассы, в мелкую клетку.
Впрочем, все эти новшества и дизайнерские заморочки, непонятные человеку 21 века, были довольно обычными (а кое-где даже устаревшими) для стремительно шагающей навстречу технологическому будущему капиталистической верхушки. Да и Ватанабэ, будучи человеком практичным, не гнался за роскошью – кабинет его был вовсе не богатым по современным меркам, а в общем-то почти стандартным рабочим пространством.
Оониси нисколько не удивился, увидев все эти красоты – он видел их уже миллион раз. Не удостоив взглядом ни одну из «дизайнерских» стен, он вошел в кабинет, сделал несколько шагов и остановился на блестящем полу напротив дугообразного стола Ватанабэ, склонившись в поклоне. Как обычно, босс пригласил его сесть на одно из стоящих полукругом четырех кресел из пеномассы, сиденья которых были примерно на двадцать сантиметров ниже кресла Ватанабэ – эту тактику он в течение двадцати лет успешно применял ко всем своим подчиненным, не делая никаких исключений. При этом образ самого Ватанабэ представал перед подчиненным на фоне возвышающегося за ним мегаполиса, изобилующего реальными и фантастическими зданиями и пейзажами. Обычно он выслушивал сжатые доклады руководителей «среднего звена», давал им новые указания – и на этом встреча заканчивалась.
Такаси Ватанабэ был довольно высоким для японца (метр восемьдесят) человеком, и не только это, но и овальное худое лицо выдавали в нем полукровку. Худощавый, в отличие от своего полненького заместителя, он имел редкие каштановые волосы, стянутые на затылке в тоненький хвостик, контрастно густые черные брови, нависающие над узкими черточками глаз, как готовые вот-вот взлететь хищные птицы, тонкие, отливающие синевой губы и мелкую сетку проступающих сосудов на висках. Лицо его всегда было гладко выбрито, а на обнаженных запястьях, не прикрытых трехчетвертными рукавами светло-зеленой рубашки, ярко проступали набухшие вены. Собственно, синтетическая рубашка Ватанабэ была единственным инородным пятном в черно-бело-красной гамме кабинета, и от этого создавалось впечатление, что шеф и кабинет – весьма разделимые понятия. Невозможно было определить, сколько лет Ватанабэ: то ли тридцать, то ли сорок пять, то ли за пятьдесят. Неизвестно также, какие современные методы пластической хирургии повлияли на его внешность. Одно было заметно сразу – таких бледных, стального цвета глаз в природе не встречается. Впрочем, несмотря на свою яркую нестандартную внешность, Ватанабэ не доводил подчиненных до дрожи в коленях, когда те приходили к нему на ковер.
Сегодня Ватанабэ был крайне спокоен и холоден. Это впечатление подчеркивала мертвенно-бледная подсветка столешницы, и Оониси понял, что нужно как можно скорее доложить о ситуации и не отвлекать шефа от его раздумий.
- Вы все видели, Ватанабэ-сама, - начал Оониси, почтительно склонив голову и сцепив руки замком за спиной. – Генерал-майор Соммерс по вашему приказу проверяет информацию на этого человека, капитан Бутвуд ведет подозреваемого в изолятор.
- Что с камерами? – чуть хрипловатым голосом спросил Ватанабэ.
С Оониси он разговаривал исключительно на японским, даже если рядом присутствовал европейский служащий, что нередко выводило из себя генерала-майора Соммерса. Впрочем, и возразить он ничего не мог – японский язык был вторым корпоративным, и каждый служака обязан его знать.
- Пока информации не поступало, Ватанабэ-сама, - отчеканил Оониси.
- Вели Соммерсу пошевеливаться, - бросил Ватанабэ.
- Будет сделано. Но… можно задать вам вопрос, Ватанабэ-сама?
- Да, Рокуро-кун? – Ватанабэ слегка вскинул левую бровь.
- Что прикажете делать, есть вся информацию на этого парня окажется верной? – спросил Оониси.
- Отдадим его родителям. Хотя… ты допускаешь вероятность, что предатель среди персонала базы? – догадался Ватанабэ.
- С вашего позволения, Ватанабэ-сама. Существует вероятность, что этот американский мальчик ни при чем. За последние сутки у нас объявилось еще несколько.. гостей.
- Ты об этих странных людях, прибывших за Кольцом? – уточнил Ватанабэ. – Рокуро-кун, их прислал Вейланд, и они уже давно работают на корпорацию. Хотя в целом я с тобой согласен – до появления этих людей все было спокойно.
- Прикажете задержать их, Ватанабэ-сама?
- Нет, Рокуро-кун, это слишком по-американски, - поморщился начальник. – Организуй за ними слежку – можешь задействовать диспетчерский отдел. Только не весь, используй ограниченное количество людей, которые не страдают излишней болтливостью. Отслеживай все перемещения двух команд ЗВ, и если заметишь что-то необычное – сообщай мне. Каково их количество?
- Зарегистрировано семь физический лиц, Ватанабэ-сама.
- Стало быть, у нас есть восемь потенциальных подозреваемых, - заключил Ватанабэ. Голос его зазвучал еще жестче, отчего у Оониси возникли ассоциации с ранними моделями синтетиков.
- Да, - кивнул он. – Один из них скоро будет помещен в изолятор. Наши программисты устанавливают источник сигнала, атаковавшего сервер. В качестве особой любезности я попросил их сделать все как можно быстрее. Мы ожидаем результатов в течение следующего земного часа.
- А если их не будет?
- Мы расширим круг поисков.
Последовала короткая пауза. Оониси не боялся своего начальника – несмотря на обычную для него жесткость и хладнокровность, Ватанабэ относился к нему куда душевнее, чем ко всем прочим. Можно сказать, у начальника с его заместителем сложились доверительные, почти дружеские отношения. А то, что Ватанабэ безоговорочно ему доверял, было несомненно: довольно часто он возлагал на Оониси такие задачи, которые не доверил бы даже профессиональному следственному отделу. И всегда мог быть уверен, что результат оправдает ожидания.
- Рокуро-кун, - произнес Ватанабэ. – Ты знаешь, какая на тебе сейчас ответственность?
- Куда большая, чем когда-либо? – позволив себе мимолетную улыбку, уточнил Оониси.
- Я думаю, это ты прекрасно знаешь. Тот груз, что доставлен в хранилище, чрезвычайно важен, и я уверен, что авария на сервере непосредственно связана с ним. Я лично отправлю вниз приказ усилить охрану, а твое дело – оповещать меня обо всем, что узнаешь нового на наших дорогих гостей.
- Будет сделано, Ватанабэ-сама. Я прослежу за тем, чтобы ваше предписание было исполнено в точности.
- Насколько я знаю, Рокуро-кун, твой отец был довольно уважаемым человеком и служил в токийской уголовной полиции, - вдруг сказал Ватанабэ. – Он сделал блестящую карьеру, раскрыв несколько особо тяжких преступлений, но в возрасте пятидесяти двух лет отчего-то ушел в отставку. Верно, Рокуро-кун?
- Да, но мой отец не ушел в отставку, - поправил Оониси. – Он был убит наемником Гипердайна, но эта информация не особо распространялась.
- Вот как… - протянул Ватанабэ. – Что ж, в любом случае я слышал, что это была большая потеря для уголовной полиции Токио. Почему же сын не пошел по стопам отца?
- Никогда не задумывался об этом, Ватанабэ-сама, - коротко ответил Оониси, хотя на самом деле он просто весьма ценил личную жизнь. А у офицеров полиции, как известно, личной жизни не бывает.
- Ты выбрал правильную сторону, Рокуро-кун, - участливо заверил его Ватанабэ. – Я думаю, твой отец может гордиться своим сыном. Шестым сыном – кажется, именно это означает твое имя?
- Да, Ватанабэ-сама, «шестой сын». Благодарю вас.
- Оставь благодарности на более спокойное время. А теперь ступай и не подвели меня, - напутствовал его начальник.
- Я не подведу вас, Ватанабэ-сама, - пообещал Оониси.
Он коротко поклонился – дань традициям – и вышел из кабинета, оставив Ватанабэ в глубоком раздумье.

0

3

Лучи яркого белого света прорезали тьму – сначала один, а за ним почти одновременно – еще два. Винтовки солдат оказались оснащены фонариками (куда ж без них?). Правда, пистолета Бутвуда это не касалось, но света трех фонарей вполне хватало, чтобы компенсировать внезапно вырубившееся верхнее освещение.
- Найти его! – послышался крик Бутвуда.
К повороту, за которым прятался Энтони, стремительно приближались две пары ног – ближайшие к нему бойцы сообразили, что под покровом темноты парень не мог убежать ни в какую другую сторону – только назад, на лестницу.
Энтони не бежал, а летел. Еще бы сейчас за ним бежала смерть в виде трех вооруженных людей. Автоматных очередей не последовало, а значит, он имел дело не с дрессированными гориллами, которые палят по малейшему поводу. Но все-таки они сделали одну маленькую ошибку – включили подствольные фонарики. Добежав до грузового лифта, Энтони нажал кнопку вызова и замер в ожидании. Два луча света достаточно быстро приближались и скоро выйдут на линию огня. Парень проверил подствольник и на удивление нашел там заряд: «Сегодня мне чертовски везет», - подумал он с обидой. Везенье такая штука, что подводит в самый неподходящий момент.
Тихо щелкнув переключателем, он опустился на одно колено и приготовился пальнуть с подствольника. Ему не надо было целиться – просто попасть в противоположную стену, чтобы преследователей обдало осколками. После этого у него еще останется тридцать пять патронов….
Послышалось гудение откуда-то из недр шахты – лифт медленно пополз наверх, с неприятным скрежетом царапания кабиной стены. Если дверь не откроется вовремя, Энтони окажется в ловушке: его быстро обнаружат и просто расстреляют в упор, если будет сопротивляться. Или прострелят сухожилия, чтобы не брыкался, и доставят в изолятор. В любом случае будет плохо. Гудение за стеной становилось все громче, но вот из-за поворота показался темный силуэт, и по стене бешено забегал луч фонаря. Рассеянный свет позволил бойцу заметить сбоку от себя прижавшуюся к стенке фигуру.
Луч света полоснул по глазам, чем вызвал массу неприятных ощущений. В ответ на это глумление над своими глазами, парень спустил курок. Издав приглушенный звук, подствольник выплюнул заряд. Тот пролетел между силуэтом и углом, из-за которого тот вышел, ударившись о стенку, разорвался, обдав окружающее пространство осколками. Тем временем парень быстро перевел свой автомат в боевой режим.
«Предохранитель – Автоматический режим – Отсечка по два патрона», - прочитал себе в уме, параллельно переключая режимы ведения огня.
Силуэт полетел в сторону то ли оттого, что был ранен или убит осколком, или просто тренированная реакция. Не дожидаясь, пока противник проявит себя, Кольт нажал на курок. Автомат выпустил две пули и, так же как и новый хозяин, вновь замер в ожидании новой цели…
Из-за угла с секундным запозданием выскочил второй солдат и догнавший его третий – тот, что прикрывал спину Бутвуду. За ними спешил сам капитан. И в этот момент раздался пронзительный лязг, и металлическая перегородка лифта раздвинулась, открывая темную нишу примерно метр в высоту и полметра в глубину. Из ниши несло застоявшимся запахом строительной пыли.
Синхронно с открытием двери лифта, из-за угла показались еще два силуэта. Второй луч света не успел добежать до парня. Энтони выстрелил – луч неприродно дернулся вверх. Воспользовавшись заминкой, Энтони бросился в небольшую кабинку лифта, на ходу нажимая рукой на панель с кнопками.
«Чистая лотерея, - подумал он, скручиваясь в неприродную для человека позу, чтобы вместиться в лифт.
Оружие он не бросил, сложив приклад, он даже успел пустить еще две пули в щель закрывающегося лифта. Кольта окутала темнота, из-за скрипов и тряски он не понимал, куда движется лифт.
Последние выстрелы не задели никого, и подоспевший Бутвуд безуспешно пытался раздвинуть руками створки, закрывающие путь в шахту лифта. Двое бойцов склонились над своим товарищем, стоящим на коленях последи коридора и прижимающим к лицу окровавленные ладони. С силой отняв ладони от его лица, один из солдат обнаружил в свете фонарика, что кожа его товарища покрыта мелкой сеткой глубоких порезов – брызнувшие из стены осколки весьма поранили его. Но это ничего – жить будет, благо, глаза не задеты.
- Проклятье! – выдохнул Бутвуд, бросив бесполезные попытки добраться до беглеца. – Раттен, вызови медиков – раненым нужна помощь. И останься с ними. Крастор – за мной!
Миновав тихо постанывающих на полу боевых товарищей, неудачно попавших под «горячую руку» Кольта, и бросив им на бегу, что помощь скоро подоспеет, Бутвуд первым ринулся дальше по коридору, освещая путь фонариком из поднятой с пола чей-то винтовки (очевидно, бойца с порезанным лицом). Оставшийся целым и невредимым солдат побежал за ним, а капитан уже скороговоркой говорил что-то в передатчик, закрепленный на запястье. Рядовой по фамилии Раттен через свой переговорник вызвал бригаду медиков и принялся осматривать раны своих товарищей, прикидывая, чем он может помочь им в ближайшие минуты.
Тесная кабина лифта резко упала вниз, отчего Энтони показалось, будто его внутренности подлетели вверх, однако через секунду падение стало более плавным и даже замедлилось. В неудобной позе дало о себе знать сломанное ребро, к тому же, «физические упражнения» в коридоре явно не пошли на пользу состоянию парня, недавно совершившего падение с небес на землю. В темноте, разумеется, не было видно ровным счетом ничего, поэтому он даже не знал, где лифт остановится – в грузовой кабине точно не предусматривалось световое табло для пассажиров. Не было даже панели кнопок – все управление совершалось снаружи, и именно это и сделал Энтони, прежде чем забраться внутрь, - жмакнул на первую попавшуюся кнопку. И отдался во власть неизвестности.
Лифт двигался рывками - похоже, про качество транспортировки при проектировании этого транспорта никто не подумал, ну и правильно – коробки не жалуются. Навскидку парня, он опускался вниз и, причем, довольно долго, остатки адреналина уже давно выветрились из его крови, и теперь Энтони расплачивался за совершенные им трюки. Ситуацию усугубляла поза Зю, в которой находился парень, мышцы онемели, сломанное ребро ныло. Поэтому, когда лифт остановился, парень вздохнул с облегчением и вывалился на холодный пол.
«И где это я?» - подумал Кольт, разглядывая силовые кабеля под потолком.
Парень напряг свои мозги, анализируя план базы, который он накануне скачал…
И не нашел никаких соответствий. Пока. То ли в маленькой подсобке, в которой он оказался, было слишком темно, чтобы что-нибудь разглядеть, то ли это помещение вообще не было отмечено на карте. Створки лифта раздвинулись где-то в подземных катакомбах, и Кольт оказался в тесном пыльном помещении, свет в которое проникал только через маленькое узкое решетчатое окошко прямо под потолком. Из помещения вела только одна дверь – металлическая. Стены были заставлены какими-то контейнерами, покрытыми толстым слоем пыли, что говорило о том. что к ним давно никто не прикасался. Пыли не было только, собственно, на полу (разве что по углам) и на черной квадратной вставке в стене, размерами чуть больше дверей грузового лифта, похожей на какую-то заслонку. Между дверью и полом было небольшое расстояние, через которое пробивался неяркий серый свет.
«И куда меня занесло?» - зло подумал парень.
По плану практически до самого нижнего уровня все этажи были похожи, но то, где сейчас очутился, явно не смахивало на просторный коридор. Разве что… Парень напрягся сильнее, так, что по лицу выступил пот. Перебирать информацию в бинарном виде было задачкой не из легких, но это стоило того. На плане был еще один уровень, его четкой схемы не было, только фрагмент, подписанный «силовые установки».
«Так у вас здесь реактор недалеко», - подумал парень и зло усмехнулся.
Луч от фонарика на винтовке разогнал мрак. Ящики не привлекли внимания парня, но для гарантии он постучал по нескольким из них и, услышав в ответ звонкое эхо, свидетельствовавшее, что они пусты, успокоился. Следующим объектом его внимания стала металлическая дверь. Энтони надавил на нее, но она не открылась. Можно было потратить на нее патроны, что еще оставались в обойме, но Кольт их пожалел.
«Я что-то точно пропустил», - подвел итог парень и начал педантично осматривать окружающее пространство.
Луч медленно двигался, вытягивая из темноты ящики, стены, покрытые плесенью, и (парень улыбнулся) черный квадрат какой-то заслонки. По размещению можно было подумать, что это вентиляция. Энтони подобрался поближе к ней и со всей силы ударил прикладом. От такой наглости жесть выгнулась и улетела внутрь узкого прохода. Из открывшегося отверстия на парня дыхнуло свежим воздухом. Парень глубоко вздохнул и полез по проходу:
«Найду воздушный коллектор - узнаю свое место расположения».
Первое, на что он обратил внимание, было наличие двух металлических перекладин под собой, соединенных через равные промежутки перпендикулярными им балками. Несложно было догадаться, что это самые обыкновенные рельсы, только довольно узкие и тонкие. Интересно, для чего служит этот тоннель? Скорее всего, судя по рельсам, для транспортировки небольших контейнеров на магнитных платформах – такие платформы движутся над рельсами благодаря устойчивому электромагнитному полю. Но… куда? Тоннель был прямой, как стрела, и такой же длинный. Только где-то вдали он немного изгибался вниз. Когда Энтони дополз до этого участка, он увидел, что оказался над бездной: рельсы, прогибаясь вниз дугой, пролегали прямо над темной пропастью. Теперь стало понятно, откуда потянуло прохладным воздухом – парень оказался в глубине подземных пещер, глубоко под основной базой. Магнитные рельсы пересекали пропасть, над которым нависал темный и влажный свод пещеры, и исчезал на противоположном конце в другом тоннеле, похожим на тот, из которого выполз Энтони. Внизу слышался тихий плеск воды, однако луч фонарика выхватывал из темноты лишь клубы сизого тумана. Было темно, холодно и сыро, и дуга рельс меланхолично поблескивала скопившимися на ней капельками испарений, словно дразня: «Ну что, слабо?». Да уж, что ни говори, а такие вот «американские горки» без страховки - аттракцион не для слабонервных.
- Да ну его, - тихонько прошипел он.
«Как это я мог так облажаться? Похоже, те рывки, что я ощущал во время спуска, были следствием проскальзывания троса, а значит, я вообще под самой базой, - парень вновь улыбнулся. - С одной стороны, тетя Фортуна развернулась ко мне нехорошим местом, но с другой - здесь меня никто искать не будет».
Кольт вновь оглянул бездну и небольшие рельсы.
«Значит, придется покататься», - подумал парень.
Поставил автомат перед собой на вытянутых руках, сделав импровизированный передний упор. Ногами он обхватил рельсы.
«Сейчас будет больно», - подумал парень и, качнувшись вперед, заскользил по рельсам….
Адреналин в крови зашкаливал, но даже он не смог заглушить боль, от трения бинты на ногах начали активно стираться, плюс ко всему очень сильно нагрелись. Благо путь оказался не слишком длинным и, очутившись на противоположном конце, он согнулся от боли.
«Да чтоб его!», - Энтони посмотрел на почерневшие бинты.
Скорее всего, под ними были ожоги, но разбираться с ними Кольт решил чуть позже, когда найдет отсюда выход.
Следующий тоннель был такой же, как предыдущий, длинный и прямой, проложенный прямо в толще подземной скалы. Мрачная атмосфера подземелий навевала мысли о старых штольнях, в которых водятся призраки… Правда, на заре 23 века от глупых суеверий прошлого века остался лишь жалкий след, но и его хватило, чтобы Энтони мог вычерпнуть из памяти художественные образы похожей тематики.
К слову сказать, он оказался здесь вовремя. Пока он лежал на холодном металле, дверь в грузовой подсобке в двухстах метрах отсюда распахнулась, и в нее ворвался отряд вооруженных ребят. Это были не рядовые Бутвуда, патрулирующие базу наверху, это были самые настоящие профессионалы, отвечающие на охрану и транспортировку ценного груза. Пока Бутвуд с единственным не пострадавшим в короткой схватке солдатом ехал в пассажирском лифте вниз (с одной пересадкой, ибо этот лифт не ехал ниже официальных уровней), они получили от него по передатчику сигнал тревоги о том, что особо опасный преступник едет вниз на грузовом лифте. Причем, неизвестно, где он высадится. Спецназовцы разделились и полезли по вертикальным узким лестницам с этажа на этаж через люки, прислушиваясь к движению грузовой кабины, пока та не проехала все этажи и не оказалась на нижнем.
Только вот Энтони оказался проворнее. Один из солдат указал на валяющуюся на полу заслонку транспортного тоннеля.
- Он идет по рельсам, - подытожил он. – Движется к центральному хранилищу.
- За грузом? – уточнил второй.
- Если так, то он просто баран. Я видел этот контейнер – он более пяти метров в длину. Он его просто не утащит.
- Что будем делать, командир?
- Встретим его на другой стороне. Вперед!
Подсобка снова опустела, когда бойцы, шумно топая, рванули наружу. Теперь главной задачей оказалось опередить беглеца.
Перетерпев боль, Энтони продолжил свой путь, рельсы еще пару раз изворачивались да и полученные травмы тоже доставляли немало неудобств. За следующим поворотом луч фонарика уперся в тупик. Так же как и начало, тупик был заделан перегородкой, проржавевшей в некоторых местах, и через небольшие отверстия в туннель пробивались лучи света. Энтони как можно ближе подлез к ней и посмотрел внутрь. Его взгляду открылось просторное помещение, посреди которого стояли два ящика. Один побольше, размером метров шесть в высоту и длину, и метра полтора в ширину. Другой стоял прямо напротив первого  и имел габариты где-то два на два на два. Рассматривание груза прервала открывшаяся дверь, через которую в ангар, пока Энтони не мог подобрать правильное слово, чтобы описать это помещение, вошли четверо бойцов. Которые явно отличались от охраны комплекса, с которой Кольт уже сталкивался; эти были наемниками, такими же, как он. От таких пощады не жди. Быстро рассредотачиваясь по помещению, они явно что-то искали.
«А не меня вы ищете», - подумал Кольт.
Ситуация заходила в  тупик, что заставляло парня немного понервничать. Для открытого боя парень был не готов, в отличие от этих.
Наконец картинка плана базы в его голове наложилась на реальный план – Энтони узнал бункер, отмеченный на карте как «основное хранилище» (правда, без подробных коридоров и переборок, только сплошной серый квадрат). Но и этого было достаточно, чтобы понять – если это не конечная цель его путешествия, то он подошел к ней уже довольно близко. Пока Энтони наблюдал за движениями бойцов, явно чего-то ожидающих, один из них поднес к губам запястье и что-то проговорил в закрепленный на нем передатчик. И замер, прислушиваясь к ответу. С такого расстояния Энтони расслышать ничего не мог, но и так было ясно – эти парни получили какое-то распоряжение. И тотчас стволы их орудий обратились на решетку, за которой он прятался. Один из бойцов стал медленно приближаться. Видеть спрятавшегося за ней человека они не могли, поскольку из освещенного помещения не увидеть то, что скрыто в темном тоннеле, но им уже сообщили, что сюрпризов можно ждать именно оттуда.
Кольт был очень быстр. Хотя бы за счет того, что двигался «насквозь» к главному хранилищу, не ограничиваясь лестницами, люками и узкими переходами. Обнаружившие его исчезновение из подсобки с лифтом солдаты отправились наперерез в обход, поскольку абсолютно точно знали, куда ведут рельсы, но знали они также и то, что ползущий сквозь толщу подземных скал лазутчик окажется на месте гораздо раньше них. Поэтому имели мудрость предупредить своих товарищей, находящихся к хранилищу гораздо ближе, сказав о том, откуда ждать гостей. На случай, если Энтони вздумает дать «задний ход», двое ребят все-таки остались у дверей подсобки, посматривая на черный провал в стене - не появится ли оттуда чья-нибудь белобрысая башка.
Что касается Бутвуда, то он, пока Кольт преодолевал туманную пропасть, был уже на самом нижнем подземном уровне. Здесь было гораздо холоднее, нежели наверху, и при дыхании изо рта вырывалось облачко пара. Было довольно влажно, и на волосах и коже оседали неприятные холодные капельки. Бутвуд терпеть не мог главное хранилище не только по этим причинам – чем ниже под землю он спускался, тем более не по себе ему становилось. Но тем не менее, он, тяжело дыша, продолжал рваться вперед, стремясь догнать группу спецназовцев, бегущих наперерез Кольту.
Как ни странно, но бешеные гонки в подземельях (длившиеся, кстати, не более десяти Земных минут) прошли мимо господина Ватанабэ и его заместителя Оониси – Бутвуд, не желая схлопотать себе репутацию неудачника в глазах япошек, стремился лично исправить ситуацию, схватить Кольта и, как ни в чем не бывало, посадить его в металлическую коробку, называемую изолятором.
«Спалили!, - подумал Кольт когда стволы нацелились на решетку. - Значит, они нашли место, через которое я сюда залез, ну что же, я нужен им живым, пока», - Энтони прицелился, насколько это позволяла решетка, во впереди идущего.
«Если начну отсиживаться, точно убьют, а так…» - он перевел автомат на стрельбу одиночными и выстрелил. Пока гильза пролетала тот небольшой отрезок, что ей оставался, Энтони уже по максимуму прижался к полу, ожидая ответа и пуль которые будут рикошетить вглубь тоннеля…
Это было не то чтобы неожиданно – скорее быстро и точно. Разумеется, охранник был в бронежилете – не той примитивной имитации брони из прошлых веков, а настоящем полимерном комбинезоне, поглощающим большие и мелкие пули и защищающим почти все тело, кроме головы и рук, - но по счастливому для Энтони и несчастливому для охранника стечению обстоятельств пуля попала в левое предплечье человека, прошив насквозь артерию. Закричав, человек упал на посыпанный мелким щебнем пол, к нему тут же кинулся ближайший охранник, тщетно пытаясь зажать рану руками. Кровь хлестала как из водопроводного крана, открытого на полную мощность, и вокруг раненого охранника быстро растекалась лужа темной крови, просачиваясь сквозь щебень. Двое других, сместившись влево, одновременно дали несколько коротких очередей из винтовок по решетке под углом, чтобы избежать попадания под рикошет. Этим самым они обеспечили своему товарищу некоторое прикрытие, пока он оттаскивал раненого охранника к стене, под решетку, где оружие Энтони не может его достать. Увидев, что оба в относительной безопасности, охранники прекратили стрельбу и прижались к стене по обеим сторонам решетки – теперь, чтобы добраться до них, Энтони пришлось бы вылезти самому или хотя бы высунуть наружу какую-нибудь конечность.
- У нас раненый, - прокричал в рацию один из них. – Посторонний здесь, в «рукаве», - «рукавом» на корпоративном сленге называли транспортную сеть. – Что делать?
- Ждите, пока сам вылезет, - ответил командир отряда, приближающийся к центральному хранилищу. – Мы заблокируем его с двух сторон. Если вылезет – пристрелить.
Бутвуд, находящийся от места происшествия дальше всех и слышавший этот короткий разговор, поспешил вмешаться:
- Не убивайте его! Это наверняка шпион Нода или БиоНата! Он нужен нам живым.
- При всем уважении, капитан Бутвуд, в моем приказе четко указано – защищать хранилище от посторонних любыми способами. А этот… человек – посторонний, - раздельно, поучительным тоном ответил командир «нижней» охраны. Даже будучи ниже его по званию, Бутвуду он не подчинялся, сфера его деятельности никоим образом не касалась верхних этажей базы. – И сейчас я считаю, что для безопасности хранилища его лучше пристрелить… до тех пор, пока сверху не поступит приказ брать его живым.
Бутвуд ругнулся. Разумеется, у этих ребят свои понятия о безопасности, и они сделают все так, как считают нужным, но влетит-то за это не им, а Бутвуду, проворонившему шпиона враждебной корпорации. Он снова припустил вперед по коридорам, слыша за спиной торопливые шаги и тяжелое дыхание своего кадета.
Как только прекратилась стрельба, Энтони точными ударами приклада отбил перегородку. С одной стороны это было очень глупо, с другой стороны открывало вид на все помещение, в том числе на шесть ламп освещавших его.
- Посмотрим, как хорошо вы ориентируетесь в темноте, - Кольт отсоединил обойму и посмотрел - еще 28 патронов, бывало и поменьше. Вернув обойму на место, он на локтях отполз немного подальше вглубь тоннеля, уперся ногами в стены и принялся методически отстреливать источники света…
Разумеется, никто не собирался позволить ему это сделать.
- Вот зараза! – прошипел один из охранников и, сунув руку с табельным пистолетом в тоннель, выстрелил не целясь. Для верности еще пару раз нажав на курок, он убрал руку, ожидая обычной реакции – предсмертного крика.
Однако его не последовало, и первая пуля, угодив в потолок, срикошетила под тупым углом в пол недалеко от головы Энтони, пробила насквозь металлическую перегородку и звякнула о камень где-то в глубине подземных скал. То же самое произошло с двумя другими с небольшим разбросом.
Полностью поглощенный отстреливанием фонарей парень не заметил, как в отверстие заглянула рука, державшая пистолет. И лишь в последний момент, оттолкнувшись ногой от стены, Энтони ушел из линии стрельбы. Пули прошли опасно рядом, одна рикошетом ушла вглубь тоннеля, вторая, издав звон, пробила жестяную поверхность потолка. И только в этот момент парень обратил внимание, что в этом месте обычный для всего тоннеля каменный потолок заменен еще одним куском жести.
Недолго раздумывая, парень аккуратно отодвинул жесть, и его взору открылся вертикальный тоннель с торчавшей арматурой, которая заменяла ступени. Выбора не оставалось:
«Ход сзади перекрыт, эти впереди могут и гранату закинуть»,- и недолго колеблясь, парень полез вверх, отдаляясь от своей конечной цели.
«Да какой психопат строил эту базу!» – этого ответвления точно не было на плане, на плане вообще не было никаких тоннелей или шахт, идущих наверх, кроме лестниц и шахт лифтов, а тут… Кольт двигался быстро и, по возможности, издавая поменьше шума. Если преследователи не знают про этот тоннель, он сумеет скрыться, но если знают, сейчас он двигался прямо в засаду.
Наконец подоспела подмога – еще четверо спецназовцев во главе с командиром всего отряда. Быстро перемещаясь вдоль стены друг за другом и держа на прицеле опасную решетку, они приблизились к двум «сторожившим» тоннель охранникам. Один из них лежал на полу, истекая кровью, а над ним склонился еще один, затягивая на его ране плотный жгут из какого-то синтетического волокна.
- Лейтенант! Доложить! – коротко скомандовал командир отряда в звании майора службы безопасности.
- Крыса огораживается, сэр, - сообщил один из охранников, используя корпоративный сленг. – Ползет по «рукаву» назад, - он наконец набрался храбрости и бегло заглянул в тоннель – вроде пусто.
- Отлично. Там-то мы его и возьмем, - командир сам заглянул в дыру и для верности посветил фонариком – темно, но движения не заметно. Скорее всего, Энтони успел отползти довольно далеко.
- Как, сэр?
- Я оставил двоих на том конце. Крыса далеко не убежит.
И он наскоро раздал короткие приказы, кому остаться, а кому – быстро сгонять за носилками и доставить потерявшего много крови кадета в медотсек. Трое понеслись исполнять приказ, столкнувшись на входе с подоспевшим капитаном Бутвудом.
Энтони полз долго. Тоннель постепенно стал расширяться, и вверху забрезжил слабый огонек… Наконец он уперся в решетчатую перегородку, закрывающую вертикальный «рукав» сверху. За ней горел неяркий желтый свет, как от старых электрических лампочек, но больше ничего, кроме грубо обработанного каменного потолка, разглядеть было нельзя. Никаких посторонних звуков слышно не было – только тихое журчание… воды?
«Наконец-то », - прозвучало в голове парня, когда он уперся в решетку. Да, он снова был отделен от помещения решеткой, но прислушавшись и подождав несколько минут, Энтони, так и не услышав подозрительных звуков, позволил себе немного расслабиться.
«Кажись, оторвался, - он посмотрел вниз, - этажа три будет, значит, нахожусь где-то на одном из самых нижних уровней административного сектора». Кольт уперся спиной в решетку и та, издав скрип, впустила парня в новый тоннель.

0

4

Как ни странно, побоище в коридорах базы прошло незамеченным для командира отряда ЗВ-1 Джека О’Нилла. Отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 были слишком взбудоражены недавним неприятным инцидентом, поэтому вместо того, чтобы отправиться наверстывать часы сна, слонялись вокруг да около разбитой спасательной капсулы, приемной Ватанабэ или медотсека. Саманта и Джонас наконец отправились в серверную – выяснить у Джебба последние новости, Дэниел разговаривал с доктором Беккером о том, как понимать вскрытые коробки с лекарствами недалеко от койки, на которой разместили Энтони, О’Нилл и Митчелл, пользуясь расположением Тамико к последнему, были допущены понаблюдать за просмотром записей с медицинских камер слежения. Это поручение было выдано главой службы безопасности генералом-майором Соммерсом, и теперь весь отдел обработки информации был занят: кто-то проверял по базам Земли информацию о некоем Энтони Кольте, кто-то изучал его КПК (благоразумно не подключая к компьютеру), а кто-то – ждал, пока поступит запись последних часов из медотсека. Харрингтон и Ремси просто слонялись без дела около приемной Ватанабэ и весьма ободрились, когда Энтони куда-то увела команда вооруженных ребят. Увидев, что отряд спускается по лестнице вниз, они заскочили в лифт и помчались наверх, сообщить об этом их командиру, Камерону Митчеллу. Двери лифта закрылись как раз в тот момент, когда в коридоре этажом ниже началась стрельба, и парни этого уже не услышали…
Тамико Сугиура, уже относившаяся к отрядам ЗВ куда душевнее, чем раньше, по поручению своего начальника раздобыла записи с камер слежения медотсека, которые скачала в проектном отделе.
«Чтоб вернула, - сказал ей один из программистов, протягивая карту памяти. – Это не для всеобщего копирования».
Тамико прекрасно это знала, поэтому пообещала не делать никаких копий и карту памяти отнести назад после того, как они закончат просмотр. Пока она моталась туда-сюда с верхнего этажа на первый, О’Нилл и Митчелл могли бы завести приятную беседу со всеми работниками отдела обработки информации, но… на них косились как-то подозрительно, едва ли не враждебно. То ли из-за речевых странностей (ЗВшникам потребовалось долгое время, чтобы выучить английский язык чуть ли не заново – так все поменялось за пару веков), то ли из-за того, что японцы, составляющие основной контингент базы, были известными ксенофобами. Поэтому оба командира просто сидели на неудобных эллиптической формы стульях в углу тесного жаркого помещения, забитого до отказа современной вычислительной техникой, и делились впечатлениями по поводу этого места.
- Нафига им столько компьютеров, если один современный наладонник может производить громадные вычисления за секунды, причем такие, с какими не справился бы даже самый крутой «пень» 21 века? – спрашивал Митчелл.
- Может быть, вычисления стали более сложными, - лениво отвечал О’Нилл, меланхолично созерцая сиреневый рельефный потолок, поверхность которого была шершавая, словно посыпанная манкой.
- А почему тогда не поставить сюда один, но самый мощный компьютер, которым располагает корпорация? – не унимался Камерон.
- Потому что здесь работает много народу, - сообщил очевидное Джек.
- А? – Митчелл удивленно оглядел забитое людьми помещение. – Да, точно. Что-то я немного торможу.
- Смирись с тем, что ты не новейший суперкомпьютер, и тебе надо спать. Иногда.
- Поспишь тут, как же… Что ни день – то новое приключение.
- Можно подумать, тебя это не устраивает.
- На самом деле я люблю свою работу… Но Вейланд меня бесит, честное слово. И этот Гарсия с длинным именем – тоже.
- Ты погромче скажи.
Митчелл запоздало прикусил язык. Привыкнув в своем времени, что можно во всеуслышание ругать начальство, правительство, высшие чины и не получать за это по голове, он иногда мог позволить себе высказаться в общественном месте по поводу командования Вейланд-Ютани. Однако здесь, видимо, никто не стал бы ему спускать нечто подобное. О’Нилл просек это довольно быстро, хоть и любил порой сказать в тесной компании все, что думает о Вейланде и Гарсии, но генерал Лэндри взял с него обещание, что он пока не будет идти на открытый конфликт с начальством. Пока они не разберутся в этом мире хотя бы на 50%.
Вернулась Тамико. Она гордо продемонстрировала генералу-майору Соммерсу карту памяти, и тот только сухо кивнул – мол, хорошо. Пока один из работников вставлял карту в компьютер, смотреть «шоу» на большом экране набежало человек двадцать – примерно половина всего отдела. Соммерс хотел было возмутиться – все-таки здесь не кино в формате 7Д крутят, - но потом передумал. Чем больше народу – тем больше вероятность, что кто-то заметит важную деталь. Хотя, как глава службы безопасности, он этого не одобрял – не следовало выносить ход расследования преступления на всеобщее обозрение, ведь вина «гостя с небес», пусть и высоко вероятная, была еще не доказана, и настоящий преступник мог сейчас находиться в этом помещении, прекрасно осознавая, в какую сторону движется расследование. Соммерс мысленно пообещал себе осторожно наблюдать за реакцией персонала отдела обработки информации, пока на экране будет идти запись с камер слежения, хотя, по правде говоря, его знания по части человеческой психологии оставляли желать лучшего, и по лицам читать он не умел. Все-таки не детектив-суперинтендент, а командир корпоративной охраны.
Тамико и еще один технарь немного помудрили с настройками и наконец нашли нужный отрезок времени – когда над Энтони начали колдовать врачи. Соммерс нетерпеливо попросил их  поставить на быструю прокрутку – он знал, что из тридцати минут, отведенных ему Ватанабэ, осталось всего пятнадцать. Быстро прокрутился ролик, где Энтони подвергали различным медицинским процедурам (картинка постоянно смещалась – ведь камера имела свойство поворачиваться на угол 45 градусов), и вот наконец пошел отсчет времени, когда парня оставили одного. Митчелл и О’Нилл стали нетерпеливо вглядываться в экран, но… ничего не происходило. Парень просто лежал без движения на койке, и камера, иногда скрывая койку от глаз зрителя, равнодушно демонстрировала скромный интерьер медпункта.
- Эй, стоп-стоп-стоп! – вдруг воскликнул О’Нилл. – Вы видели?
Управляющий демонстрацией записи сотрудник отдела обработки информации перекрутил запись назад и поставил ее уже в обычный, не ускоренный режим. На записи было видно, что пациент Беккера пришел в себя и поднял голову, оглядываясь по сторонам, а затем камера вновь повернулась, скрыв его. Когда на экране опять появилась койка, парень уже мирно лежал, глядя в потолок открытыми глазами. Казалось бы – ничего необычного. Столпившиеся полукругом люди разочарованно загудели, отчего Соммерс слегка поморщился. Собрались словно развлекательную программу смотреть…
Далее на экране почти ничего не менялось – камера демонстрировала то койку с лежащим на ней светловолосым парнем, то предметы мебели медотсека. Ничего не менялось. И вот наконец интерьер окрасился желто-фиолетовыми полосами – включилась сигнализация.
- Это можно не смотреть, - сказал Соммерс. – Это началось уже после атаки. Верните запись с того момента, как он пришел в себя. Мы что-то упустили.
Ролик начался с указанного момента. Повисла напряженная тишина – все присутствующие напряженно вглядывались в экран, словно им поставили задачу – найди десять отличий.
Автоматическая дверь, лязгнув металлическими листами, открылась, и в тихое помещение осторожно заглянули Ремси и Харрингтон. Оба явно почувствовали себя неловко, когда на них оглянулись несколько людей, но все же тихонько вошли и присоединились к просмотру «кино», хоть и не поняли поначалу, что это такое здесь крутят на большом экране.
Наконец на одном из поворотов камер Тамико заметила что-то необычное и воскликнула:
- Стоп! Остановите камеру!
Картинка замерла. На ней не было видно койки Энтони – камера как раз скрыла ее из виду, - зато появился стол с медицинскими принадлежностями, шкафчик с медикаментами и еще какие-то малопонятные далекому от медицины человеку штуки.
- Верните на десять секунд назад, пожалуйста.
Изображение переключилось на тот же самый интерьер, только десятью секундами ранее, и Тамико, схватив со стола световое перо, ткнула им в экран:
- Смотрите сюда. Видите это?
- Похоже на тестер для имплантатов, - неуверенно предположил кто-то.
- Да, это тестер, - подтвердил Соммерс.
- Включите запись, - попросила Тамико, и работник отдела вновь запустил ролик.
Спустя десять секунд Тамико снова воскликнула:
- Стойте! Смотрите сюда! – она указала пером на экран в тот угол, где на десять секунд раньше стоял упомянутый тестер.
Прибора не было.
Послышался удивленный гул.
- Тихо! – скомандовал Соммерс. – Смотрим дальше.
Камера повернулась. Вроде бы все то же самое: парень на койке, нетронутые медицинские инструменты… да вот только теперь внимание всех, кто смотрел запись, было сосредоточено на поиске пропавшего за пять секунд тестера, на который прежде никто бы не обратил внимание, если бы такую маленькую деталь не заметил острый глаз Тамико.
- Вот он, у кровати! – первым заметил Ремси, вытягивая руку. Впрочем, не он один заметил, что тестер чудесным образом перекочевал поближе к пациенту, в то время как на экране казалось, будто тот и не вставал в постели.
- Поставьте на паузу, - велел Соммер. – Можете увеличить изображение?
- Конечно, - с готовностью откликнулся работник. – Какую деталь?
- Тот участок, где стоит этот тестер… и голову человека.
Работник немного поколдовал над настройками экрана, и изображение начало ползти на зрителя, постепенно увеличиваясь. Достигнув максимального растяжения, оно замерло.
- Дальше никак, - виновато отозвался человек, управляющий записью. – А то изображение станет размытым.
- Ничего, и так все ясно, - сердито бросил Соммерс.
Он увидел то, что хотел – от стоящего на полу устройства по серой ткани подушки змеились едва заметные тоненькие проводки, уходящие под голову парня, который успешно изображал смертельно раненого. Глаза его были закрыты, а на лице застыло выражение крайнего напряжения.  Соммерс, присутствовавший на допросе парня, знал, что у того в затылке есть какие-то разъемы, и теперь ему стало понятно, для чего они предназначены…
О’Нилл же, о разъемах не знавший, не понял, что к чему. Никто, кроме Соммерса, не понял – ну и может, оно к лучшему.
- Ну и что это значит? – выразил общую мысль Джек.
- Копию записи мне и распечатки изображений, - велел Соммерс, проигнорировав всеобщее недоумение. – Вот это, - он ткнул в экран, где по-прежнему висела картинка с застывшим на койке Энтони, - и те, на которых видно, что он уволок тестер. Немедленно.
- Да, сэр… - удивленно моргнул техник, управляющий демонстрацией ролика. – Пара минут…
- Сэр, нельзя делать копии с этой записи! – робко пискнула Тамико, вспомнив предупреждения кодеров из проектного отдела.
- Почему это? – нахмурился Соммерс.
- Правила безопасного распространения информации…
- Чушь! У нас внештатная ситуация, и мне нужна эта копия, - отрубил он, и Тамико обижено замолчала. - А всем остальным – вернуться к работе, - скомандовал Соммерс в пространство. – Что у нас еще есть на этого парня?
Как типичный командир, Соммерс привык ничего не делать самостоятельно – только четко отдавать приказы и подгонять нерасторопных подчиненных. Вот и сейчас, получив приказ от Ватанабэ через Оониси проверить информацию об Энтони, он нагрузил работой отдел обработки информации. Но пока, кроме странных манипуляций Энтони с медицинским прибором, ничего не нашлось.
А все потому, что «легенда» Энтони была выбрана идеально.
Для того, чтобы проверить личную информацию о нем, требовалось бы отправить запрос на Землю – поискать такого-то человека в базах данных Объединенных Америк, потому что в корпоративном хранилище, разумеется, такой объемной информации не хранилось. Да и зачем перечень населения на военном объекте? К слову сказать, такой запрос шел бы радиосигналом до Земли около восьми Земных суток, примерно сутки потребовались бы на выполнение запроса (а то и больше) – и в обратный путь. Таким временем Соммерс не располагал, поэтому нехотя восхитился тонким ходом противника. В том, что с парнем что-то нечисто, он не сомневался, и даже если «легенда» Энтони окажется правдивой… вполне вероятно, что он просто использует личину другого человека. Отдавая приказ проверить информацию, Ватанабэ то ли не подумал о реальности его исполнения, то ли решил сорвать злость на европейце, подтверждая расхожее мнение о ксенофобии японцев. В любом случае, пока единственной зацепкой оставался КПК Энтони, перекочевавший от Соммерса к паре техников, что-то мудрящих с его настройками.
- Ну что у вас? – нетерпеливо спросил Соммерс, подходя к ним.
Сотрудники отдела обработки информации подняли на него виноватые глаза.
- Ничего интересного, сэр… - осторожно промямлил один. – Выглядит, как обычный карманный компьютер подростка. Ну, музычка, там… картинки, фотки… Я могу попробовать прощупать скрытые файлы, если они там есть, - и он инстинктивно потянулся к проводу-переходнику.
-Нет, - резко остановил его Соммерс, вспомнив недавнее происшествие. – Не подключать эту штуку к компьютерам. Неизвестно, что на ней.
- А если подключить к изолированному от Интрасети компьютеру? – предложил второй техник.
Соммерс задумался. Он не особо дружил с компьютерными технологиями, поэтому ему поначалу было сложно понять ход мыслей этих ребят.
- А это может как-то повредить базе? – спросил он.
- Только компьютеру, сэр. Так что я бы использовал тот, который «не жалко».
- Хорошо, действуйте, - бросил генерал-майор. – У вас пять минут.
Парни неслабо удивились, но спорить не стали. Вечно эти военные отдадут тупой приказ, совершенно не имея понятия, что для его выполнения требуется немного больше времени… на часок-другой.
Недовольно ворча (но так, чтобы Соммерс не слышал), оба склонились над электронной плашкой, а сам генерал-майор отошел в сторонку и принялся расспрашивать других бедолаг насчет новых данных о мистере Кольте.
Тем временем Джек О’Нилл и отряд ЗВ-2 стояли в стороне ото всех и держали свой совет. Никто, кроме Соммерса, не догадался, зачем Энтони приволок к своей койке какой-то медицинский прибор (более того – в двадцатом веке таких штук еще не существовало, поэтому О’Нилл откровенно не понял, для чего они служат), и сейчас все пытались ответить на главный вопрос – «На кой черт он это сделал?».
- Знаете, мне кажется, мы опять влезаем в какое-то приключение галактического масштаба, - серьезно заметил Митчелл.
Спорить было сложно – у отряда ЗВ-1 (а теперь и у ЗВ-2 тоже) что ни день – то неприятности. Причем, начиналось все с малого (черный гость из другого мира на Шайеннской базе), а заканчивалось эпохальной битвой богов (и последующей перезагрузкой реальности). Что-то подсказывало О’Ниллу, что Митчелл прав, и на этот раз ситуация пахнет большой дракой.

0

5

Попав внутрь тоннеля, Кольт осмотрелся. Он находился в длинном коридоре, высотой в средний человеческий рост. Все указывало на то, что это было продолблено еще во время строительства базы - неизвестный архитектор посчитал, что наносить эти коридоры на план не стоит, а может, они были нанесены на секретные планы, которыми располагало руководство базы. Немного предавшись размышлениям, парень осмотрел шершавые стены, покрытые шаром плесени. Невысокий арочный потолок, увешанный паутиной, только подтвердил догадку, что этим проходом очень давно не пользовались. Люк, через который залез парень, находился немного в стороне, по центру же коридора, под железной решеткой, текла какая-то дурно пахнущая жидкость. Слабый свет, источником которого были лампочки-экономки, скудно освещал пространство, придавая ему излишнюю мрачноватость.
«Двинули, - скомандовал себе парень и пошел против течения, - нужно найти хоть какой-то ориентир, а то так и заблудиться можно».
По правде говоря, канализационный тоннель все-таки был на планах, но на соответствующих его назначению – на планах инженерных коммуникаций, которые Энтони то ли не нашел в базе, то ли не счел нужным скачивать. В любом случае, сейчас он оказался под основными обитаемыми помещениями базы, но не на самом нижнем уровне. Ниже еще центральное хранилище, но оно было настолько секретно, что проектировщики решили организовать этот необустроенный для жизни человека бункер под самыми нижними уровнями – инженерными коммуникациями, под которыми, казалось бы, уже ничего не может быть.
Поток малоприятной жидкости медленно тек под решеткой по неглубокому каналу, в конце коридора утекая в трубу и изливаясь в карстовую полость внутри скалы… Энтони шел в обратном направлении и вскоре обнаружил, что… потерялся. По пути ему попадались такие же слабо освещенные коридорчики, абсолютно похожие один на другой. Везде одни и те же слабые лампочки, один и тот же канализационный канал, одни и те же трубы, непонятно зачем вмонтированные в стены.
Кстати, о трубах. Интересно, зачем по обеим стенам коридора встречаются на равных расстояниях широкие круглые тоннели, ведущие куда-то внутрь стен?
Подствольный фонарик сыграл положительную роль в продвижении по коридорам. То тут, то там в решетке на полу были дыры, и при скудном освещении Кольт точно бы свернул ногу в одном из них. Время от времени луч фонарика прорезал пространство, освещая такие же темные коридорчики, отходившие в стороны.
«Да чтоб его!»,- Энтони остановился.
Коридор казалось, был бесконечным, и двигаться дальше по нему для парня не было смысла. Сворачивать в один из похожих тоннелей тоже смысла не представлялось. Парень вновь провел фонариком по стенам, единственным выходом из этого лабиринта казались лишь узкие трубы, выходившие в тоннель через равные промежутки.
Энтони подошел к одной из таких труб и посветил внутрь. Труба впереди, достаточно плавно, уходила вверх, заманивая парня мыслью, что где-то там точно должен быть выход.
«Попробуем сюда, если что – я всегда смогу вернуться», - и, подсвечивая фонариком, парень полез вперед.
Труба действительно изгибалась вверх, но нежданно-негаданно сбоку обнаружился еще один лаз, который из коридора Кольт не заметил – тот вел в еще одну такую же трубу, по которой приходилось передвигаться, здорово согнувшись, чуть ли не на четвереньках. Бетонный тоннель вывел парня в маленькую темную каморку с низким-низким потолком на высоте примерно метр от пола. Луч фонарика охватил маленькое опутанное узкими трубами и – внезапно в 23 веке – проводами помещение, но больше ничего интересного в нем не было. Разве что другой лаз – такая же бетонная труба в стене. Сунувшись в нее, Кольт обнаружил новый изгиб трубы вверх, только на этот раз в бетон были вбиты изогнутые на манер примитивных ступеней железные прутья. Импровизированная лесенка вывела его в пыльное, замусоренное, но хоть не такое вонючее и влажное, как канализационные тоннели, подсобное помещение. Помимо уборочной техники, здесь стоял старый рабочий стол из ДСП-досок, на котором валялся забытый кем-то технический журнал. Все остальное в подсобке представляло собой лишь малоинтересный бумажный мусор.
Из подсобки был только один «нормальный» выход – дверь. Правда, был еще и ненормальный – вентиляционная решетка, в которую легко мог пролезть человек.
- Ну вот, что-то получше, - проговорил шепотом парень, осматривая новое помещение. Кучки макулатуры по углам, уборочная техника. Он улыбнулся.
«Так везти не может!, - подумал он, уложив автомат на стол. - Комната уборщиков, так это же Клондайк для разведчиков …».
Осмотр помещения был прерван шагами, которые остановились точно перед дверью.
«Неужели нашли, - судорожно подумал парень. - Да быть такого не может!».
Энтони, подхватив винтовку, встал за открывающимися дверьми. В комнату зашел невысокий парень, включил свет, достаточно яркий для глаз Кольта, отчего тот немного покривился. И легким движением закрыл за собой дверь.
Сообразив, что парень один, Кольт тут же начал действовать - точный удар прикладом в затылок, и работник упал на стол, перед которым он остановился. Энтони перевернул уборщика, осмотрев, подытожил: «А костюмчик-то не моего размера, но все же сойдет, все равно все эти спецовки больше напоминают  одеяния какого-то религиозного культа и шьются по одной выкройке». Но время тикало, и ничто не давало гарантии, что сейчас по тому же тоннелю к нему не добираются десяток отборных бойцов. Этот фактор заставил Кольта быстро стащить с бессознательного парня его форму и напялить ее на себя. Также в распоряжение шпиона перекочевала небольшая рация, магнитный ключ, очки и наручные часы.
«Если ты сюда зашел, значит, ты что-то должен был сделать, а значит», - Энтони вновь пристально оглядел помещение, все было стандартным, вот только… он подошел к столу и взял в руки журнал.
«Бинго!, - ликовал он, просматривая журнал. - Сейчас время уборки, и, соответственно, я получаю доступ ко всему этажу». Парень сверил часы с расписанием, у него оставалось в запасе еще около десяти минут. Наметанным глазом он быстро оценил, что нужно среднестатистическому уборщику, и буквально за пять минут уже была готова к отправке тележка. Винтовка также заняла свое место, прикрытая со всех сторон перчатками, мусорными пакетами, моющими средствами и прочей дребеденью.
«Ну, вот и славненько, - оценил свою роботу Энтони. - Только осталась одна проблемка, - он посмотрел на парня, лежащего на полу. - Если он очнется – будут проблемы. Если его связать, где гарантия, что в этом бардаке он не найдет чего-то острого, не освободится, и не создаст мне проблем?»
Вывод напрашивается только один – «нет человека, нет проблем». Энтони взял с полки запасной трос к какому-то из чистящих агрегатов и без угрызений совести затянул петлю на шее у уборщика. Пара минут, и дело было сделано. Для гарантии он проверил пульс и, убедившись, что парень уже не вернется к жизни, схоронил его под купой нужного мусора.
Вновь сверившись с часами, Энтони натянул себе на нос очки, конфискованные у покойника. Пара аккуратных нажатий на небольшие кнопочки на дужках перекрасили стекла очков в желтый цвет, скрывая за собой желтые глаза парня. Натянув на голову фирменную кепочку, Кольт открыл дверь и выкатил свою тележку в коридор. Эта секция была нанесена на схемы, поэтому он смог сразу же безошибочно выбрать направление движения…
Тем временем, пока Энтони слепо блуждал по канализации, внизу корпоративные охранники, несмотря на протесты Бутвуда, прогнали туда-сюда по рельсам магнитную платформу для перевозки контейнеров, чтобы или выманить беглеца на один из концов тоннеля, или просто «задавить» его. Или сбросить в бездну. Но предварительно закрепленная кем-то на платформе простенькая видеокамера не зафиксировала никаких следов Энтони. Более того, она два раза проехала по тоннелю и вернулась назад, не неся на себе ни следов крови, ни обрывков одежды, ни еще каких-либо признаков того, что недавно она размазала человека по тоннелю тонким слоем мяса. Парень просто испарился.
Ступор военных длился не больше тридцати секунд, после чего все принялись оживленно спорить, доказывая друг другу, что парень точно скрылся в тоннеле, и каких ответвлений внутри быть не может. Оставался только один вариант – он мог каким-то чудом закрепиться на отвесной скале, там, где рельсы пролегают над пропастью, и до сих пор висеть там, непонятно на что надеясь. Это было единственное объяснение, почему его не было на рельсах, и Бутвуд восторжествовал – они все-таки загнали беглеца в ловушку! Оставалось только взять его измором или запустить в тоннель нескольких ребят, чтобы те его взяли.
Однако на первый вариант просто не было времени, поскольку внезапно (впрочем, это было ожидаемо) на его коммуникатор пришел вызов по внутренней корпоративной линии. Бутвуд глянул на экран маленького электронного устройства – сигнал красный. Начальство.
- Капитан Бутвуд на связи, - как можно более бесстрастным голосом ответил он, однако внутри у него все сжалось от ожидания головомойки.
- Капитан Бутвуд, - раздался в единственном наушнике вкрадчивый мягкий голос господина Оониси. – Вы не особо-то спешите доложить мне о результате порученного вам задания, и я думаю, у вас есть на это серьезные причины, - в голосе японца послышалась насмешка. – Поэтому я решил позвонить вам сам и спросить, чем вы меня порадуете.
Бутвуд мгновенно скис.
- Э-э… ну… - уныло произнес он. – Господин Оониси, у нас вышла непредвиденная накладка.
Он отошел подальше от группы спецназовцев, чтобы те не слышали разговора.
- Накладка? Конечно, я так и подумал, - сухо усмехнулся Оониси. – И вы решили не ставить меня в известность, не так ли?
- Собирался… то есть, я собираюсь исправить все в течение нескольких минут, - замялся Бутвуд. – И немедленно сообщу вам.
- И что же за накладка у вас вышла? – уже более холодно спросил Оониси.
- Э-э… в общем… подозреваемый сбежал.
- Подозреваемый сбежал, - холодным утверждающим тоном повторил Оониси, и Бутвуд почувствовал, как по спине у него пробежали мурашки. Причем, это вовсе не было связано с низкой температурой в бункере.
- Ну… да.
- Как вы можете объяснить это, капитан Бутвуд?
- Он отобрал оружие у моего человека, - принялся объяснять Бутвуд, чувствуя себя отвратительно из-за того, что ему приходится оправдываться. - Одного убил, троих ранил. И скрылся в грузовом лифте. Но мы загнали его в ловушку, когда он попытался проникнуть в главное хранилище по транспортной линии.
- То есть, если я вас правильно понял, мальчишка нанес существенный урон отряду прекрасно обученных бойцов-профессионалов, - все тем же прохладным тоном перевел Оониси, - после чего удрал на грузовом лифте и почти добрался до главного хранилища.
Бутвуд почувствовал, как внутри у него зарождается гнев. Как снежный ком, он начинал постепенно расти, приобретая все более крупные и зловещие очертания.
- Нет… То есть, да! – неожиданно резко ответил он. – Этот мальчишка, как вы сказали, сам – прекрасно обученный боец, шпион враждебной нам корпорации. С ним не все так просто… господин Оониси.
- Мне это стало известно даже раньше, чем вам, капитан Бутвуд, - слегка повысил голос Оониси. – Поэтому я и поручил вам и вашим людям спровадить енго в изолятор. А мвы умудрились провалить это простейшее поручение, ссылаясь на то, что какой-то мальчишка оказался сильнее вас всех вместе взятых.
Бутвуд замолчал, решив, что на этот раз его оправдания будут выглядеть детским лепетом.
- Итак, у вас двадцать минут, чтобы привести этого мальчишку в изолятор и доложить мне об успешно проделанной работе, - продолжил Оониси уже более спокойно, так и не дождавшись жалких оправданий Бутвуда. – В противном случае вам придется распрощаться со своей карьерой. Если же этот мальчишка доберется до хранилища или нанесет вред грузу… лучше вам этого не допустить, - в его голосе послышалась неприкрытая угроза. – Вы меня понимаете, капитан Бутвуд?
- Я понял, - безэмоциональным механическим голосом подтвердил Бутвуд.
- Повторите.
- Через двадцать минут привести мальчишку в изолятор и не дать ему добраться до груза.
- Прекрасно. Жду от вас хороших новостей, - с прежним мягким ехидством завершил Оониси и отключился.
Бутвуд с тяжелым сердцем вытащил наушник из ушной раковины и махнул своему выжившему бойцу. Затем сообщил всем, кто находился в бункере:
- Приказ господина Оониси – через двадцать минут доставить этого парня в изолятор. Иначе… всем не поздоровится, - кому конкретно не поздоровится, он уточнять не стал. – А если у вас есть желание уточнить приказ и получить подтверждение, - обратился он к командиру отряда охраны нижних уровней, - вы можете это сделать прямо сейчас.
Командир покачал головой. Он и сам видел, что Бутвуд не шутит, и корпоративного шпиона требуется обезвредить. Прямо сейчас.

* * *

Прошло еще пять минут, пока оба техника с виноватым видом не доложили Соммерсу, что КПК Кольта пуст. В смысле, кроме полного набора современного тинейджера, в нем не оказалось ничего ценного. Соммерс отругал их за то, что те плохо искали, и с тяжелым сердцем активировал передатчик, открыв личный канал Оониси. Время, отведенное ему, вышло.
- Я знаю, что у вас для меня есть важная информация, генерал майор, - невозмутимо «поприветствовал» его Оониси без предисловий.
- Э-э… да, господин Оониси, - неохотно подтвердил Соммерс, чувствуя нарастающее раздражение, какое всегда возникало, когда Ватанабэ и Оониси принимались демонстрировать свое превосходство над ниже стоящими. – У меня есть доказательства того, что этот Кольт имеет прямое отношение к аварии в серверной. Я просмотрел записи с камер слежения и…
Он вкратце пересказал увиденное. Оониси терпеливо выслушал его историю, после чего великодушно решил просветить «отставшего от жизни» Соммерса:
- Ваш труд очень ценен для нас, генерал-майор. Но думаю, в настоящий момент я обладаю куда более широкой информацией, - ехидно произнес он и замолчал.
- И какой же? – нахмурился Соммерс, предчувствуя неладное.
Оониси выдержал томительную паузу, словно наслаждаясь ситуацией.
- Подозреваемый в хакерской атаке на сервер базы человек по имени Энтони Кольт объявлен в розыск и обвиняется в незаконном проникновении на секретный военный объект, нападении на охрану, нескольких убийствах и… некорректным использовании грузового лифта, - не удержавшись от скрытого ехидства, важно пояснил он.
- Кольт сбежал?! – прошипел Соммерс, понизив голос, чтобы окружающие не услышали.
- Говоря простым языком… - протянул Оониси, - да. Кольт сбежал.
- И убил охранников?
- Верно.
- Но это… это подтверждает его вину в инциденте с сервером!
- Однозначно, подтверждает, - согласился Оониси тоном, каким он обычно разговаривал с детьми и идиотами. – Спасибо за то, что помогли выявить это, мы все ценим вашу работу.
Соммерс чуть не взорвался. Невозмутимый тон Оониси выводил его из себя. Мог бы и раньше сказать, что ситуация прояснилась, черт возьми!
- А теперь, генерал-майор Соммерс, - спокойно продолжал Оониси, - ваша задача несколько изменилась. Ну вы ведь знаете свои служебные обязанности, не так ли?
- Именно так, господин Оониси, - процедил сквозь зубы Соммерс.
- Я в вас не ошибся. Но вы должны не просто поймать этого мальчишку, но и сделать это так, чтобы о его побеге не знал никто… кроме ограниченного круга лиц, расширять который вы не уполномочены. Берите с собой ваших людей и… кратко введите их в курс дела. Отбирайте только тех, кто умеет держать язык за зубами. Вам понятно?
- Я понял, господин Оониси.
- И сделать это надо как можно быстрее. Пока это не дошло до нашего с вами начальника, Ватанабэ-сама, - добавил Оониси.
- Я поймаю мальчишку, - отрешенным голосом пообещал Соммерс, - в положении строжайшей секретности.
- Я не сомневаюсь, что так и будет. Позвольте дать вам совет – свяжитесь с капитаном Бутвудом, - в голосе Оониси послышался легкий смешок. – Он видел Кольта последним.
- Будет сделано, господин Оониси, - механически повторил Соммерс, мыслями находясь уже где-то за пределами тесного набитого людьми помещения.
Мальчишка сбежал! Убил нескольких корпоративных охранников и теперь неизвестно где находится! Главный вопрос – чего он хочет? Соммерс обвел взглядом щебечущих о чем-то сотрудников отдела обработки информации. Возможно, стоило разогнать их, когда они изъявили желание просмотреть записи с камер слежения… Ну да ладно, главное – не допустить утечки информации о побеге Кольта. Пусть пока все, включая Ватанабэ, думают, что парень успешно отправлен в изолятор. А теперь настало время действовать быстро.
Забрав со стола КПК Энтони, Соммерс сунул его в карман, и стремительно вышел из комнаты, сопровождаемый недоуменными взглядами ЗВшников.
- Куда это он так помчался? – удивился Камерон.
- Кофе пить, - пожал плечами О’Нилл. – Кстати, я тоже хочу.
- Кофейный автомат за углом, - подсказала Тамико. – Приложите к нему карточку временного пребывания и выберите любой напиток.
- Спасибо, - поблагодарил ее О’Нилл.
Тамико улыбнулась ему.
- Пойду отнесу записи с камер, - сказала она. – У нас с этим строго. Скоро вернусь.
- Еще увидимся, - бросил ей вслед Митчелл.
Девушка ушла, захватив с собой карту памяти, а компания ЗВшников вышла в коридор в поисках кофе.
- Ну что делать-то будем, командиры? – беззаботно спросил Ремси, выразив вслух общий вопрос.
- Да ничего, - пожал плечами О’Нилл. – Все нормально же. Ты сам сказал, что видел, как этого Тони вели солдаты.
- Похоже, его все-таки взяли, - подтвердил Харрингтон.
- Пусть с ним разбирается Ватанабэ, - предложил Джек. – А вот если он внезапно сбежит или окажется гоа’улдом или репликатором… тогда это уже будет наша работа.

0

6

Доктор Беккер, скрестив руки на груди, молча наблюдал за суетливыми действиями человека, неуклюже обшаривающего полки с медикаментами. Этот с виду простодушный смешной землянин начинал порядком его утомлять.
- Я бы попросил вас ничего руками не трогать, мистер... э-э... - холодно обратился он к вторженцу.
- Джексон. Доктор Дэниел Джексон, - напомнил Дэниел, немало удивившись забывчивости Беккера, ведь он представился как только вошел в медпункт.
- Да, доктор Джексон, - Беккер сделал вид, что вспомнил фамилию посланца земного командования. - Я рассказал все, что вы спрашивали. Могу я еще вам чем-то помочь? - настойчиво спросил он.
"Валите отсюда, доктор Джексон", - перевел его слова Дэниел и понял, что порядком достал дежурного врача своими вопросами.
- Э-э... пожалуй, нет, - тактично ответил он, кладя на место пустые баночки из-под лекарств. - Я так понял, вы ничего не видели? - еще раз наудачу спросил он.
- Я думаю, не стоит напоминать вам, что я перед вами не отчитываюсь, доктор Джексон, - прохладным тоном сообщил в пространство Беккер.
- Разумеется, нет! - горячо заверил его Дэниел. - Я просто помогаю расследованию... э-э... инцидента и пришел поинтересоваться по поводу некоторых вещей.
- Официально помогаете?
- Эм... нет, но...
- Тогда я не могу сообщить вам больше того, что уже сказал. Мой пациент оказался накачан сильнодействующими препаратами, упаковки от которых мы обнаружили рядом с ним. Вот и все, что мне известно.
Дэниел быстро взглянул на врача и понял, что тот находится на пределе самообладания. Еще бы - за время его дежурства произошла серьезная авария на сервере, в которой обвиняют его пациента. Наверняка Беккеру еще предстоит отчитываться перед администраторами.
Сам Дэниел оказался в медотсеке не случайно. Его, как наиболее подходящего кандидата для этого задания, отправил сюда О'Нилл с целью расспросить дежурного врача о том, не замечал ли он ничего странного до аварии. И конечно, Дэниел принялся осматривать все вокруг, и от взгляда его не укрылось несколько вскрытых коробок в шкафу с медикаментами. Казалось бы - ерунда, не стоящая внимания, но что-то заставило Дэжниела спросить Беккера, не открывали ли этот шкаф за последние несколько часов...
Беккер, вначале не хотевший пускать кого попало в свою вотчину, но поддавшийся на заверения Дэниела о том, что он "просто хочет задать пару вопросов", ответил отрицательно, поскольку этот шкаф был своего рода хранилищем запечатанных препаратов, а те, что уже ввели в использование, хранились в другом месте. Дэниел потянулся к вскрытым пачкам, но Беккер не дал ему копаться в медицинском архиве. Он сам повертел в руках коробки и баночки, после чего сказал, что все это выглядит очень и очень странно. А затем Дэниел случайно заметил укатившийся под один из столиков узкий медицинский шприц...
- Пропофол мы используем как короткодействующее снотворное средство, - нехотя пояснил Беккер Дэниелу, поняв, что тот не отстанет. - Его применяют для индукции или поддержания наркоза, в качестве седативного средства при искусственной вентиляции легких у взрослых пациентов и для процедурной седации.
- Да?
- Да. А это - чистый кетамин, - Беккер потряс в воздухе маленькой квадратной коробочкой, в которой что-то тихо зашуршало. - Анальгетик. Я не могу сказать точно, сколько грамм исчезло, - он заглянул в коробочку, - но в дозах около двух миллиграмм на килограмм веса он используется как мощное психоактивное вещество.
- Да? - снова тупо повторил Дэниел, что-то быстро просчитывая в уме.
- После внутривенного введения кетамин вызывает анестезию через минуту, которая длится минут десять-пятнадцать, - продолжил Беккер. - Кроме того, кетамин вызывает выраженную преимущественно соматическую анальгезию при субанестетической концентрации в плазме крови, - из вредности добавил он.
- Э-э... понятно, - задумчиво протянул Дэниел, ничего не понявший. - А это что? - он указал на пакетик с бледно-желтым порошком, который Беккер извлек из последней коробочки.
- Тиопентал натрия, - бросил доктор, глянув на упаковку. - Вам это о чем-нибудь говорит?
- Не-а... - честно признался Дэниел. - Буду признателен, если расскажете.
- Да то же самое, что и предыдущие два, - не желая вдаваться в подробности, неохотно пояснил Беккер. - Средство для неингаляционной общей анестезии ультракороткого действия.
- То есть, все эти вещества - снотворные?
- Грубо говоря - да. В правильных пропорциях.
- Парня нашли без сознания, так? Вы брали у него анализ крови?
- Разумеется, брали, - поморщился Беккер.
- И что-нибудь нашли?
- А вот это уже не вашего ума дело.
Дэниел немного помолчал, сбитый с толку.
- Кто-то пробрался в медпункт и вколол вашему пациенту смесь снотворных веществ, - сказал он. - Или он сам это сделал. Вы уже сообщили об этом вашему начальству?
- Вы случайно не следователем работаете, доктор Джексон?
Дэниел оставил подколку без внимания и понял, что пора сваливать подобру-поздорову. Больше Беккер ничего ему не скажет. На всякий случай он еще раз пошарил по полкам, на что получил еще одно замечание, спросил Беккера о том, не замечал ли он чего-нибудь необычного, и на этом их разговор завершился. Беккер решительно выпроводил настойчивого землянина за дверь и засел за письменный отчет для Оониси. Ему ну очень не понравилось то, что обнаружил Дэниел и что прозевал он сам - частички пропофола и прочих веществ были обнаружены в образце крови Энтони Кольта, но на вскрытые коробки почему-то никто не обратил внимания. Картина складывалась не очень радужная: во время его дежурства кто-то проник в медотсек (возможно, даже кто-то из персонала), что-то нахимичил из медикаментов, вколол их раненому парню и даже не позаботился о том, чтобы скрыть следы. Или он хотел, чтобы его заметили? Беккер покосился на спрятанный в прозрачный пакет шприц, найденный Дэниелом на полу. Оставил ли злоумышленник отпечатки? Надо будет отнести его в отдел обработки информации.
Тем временем Дэниел возвращался туда, где оставил друзей, обрабатывая в голове новые данные. Получил он немного, но это было уже что-то. Параллельно он думал о Беккере. Разумеется, он злился на излишнюю грубость врача, но одновременно проникся к нему пониманием. Бессонная нервная ночка никого не сделает добрым котенком. Подумал он также о том, что такой человек, как Джозеф Беккер, делает на занюханной планетке в подземельях корпоративного склада. Беккер был молод, красив, и на родине у себя мог бы сойти за модного телеведущего, стилиста или просто какого-нибудь бесполезного гуманитария. У него были короткие светло-русые волосы, благородное крепкое лицо с правильными чертами, статное тело, крепкие руки и пронзительные голубые глаза. Редкая для настоящего времени "арийская" внешность могла бы принести ему большую известность в модельном бизнесе, но почему-то этот перспективный молодой человек, которому едва исполнилось тридцать пять, предпочел отдать свою жизнь и молодость откровенно мутной и неблагодарной работе... Были ли на это какие-то серьезные причины?
Размышляя о превратностях судьбы, Дэниел вызвал лифт и стал терпеливо дожидаться, пока древний механизм соизволит спустить кабину на нижний уровень. Когда это произошло, Дэниел обнаружил, что кабина не пуста: навстречу ему торопливо прошло несколько людей в зеленых медицинских халатах, таща двое носилок (больше в лифт не вмещалось), на которых лежали залитые кровью тела. Открылась соседняя кабина, и оттуда вытащили еще двое носилок - с таким же содержимым. Дэниел почувствовал, как к горлу подкатил комок. Он зажал рот рукой и отступил к стене, освобождая проход. Разумеется, он видел много трупов на миссиях ЗВ, но вот так внезапно... Присмотревшись, он заметил слабое шевеление конечностей у одного из тел и понял, что, скорее всего, ребята не мертвы, а тяжело ранены. Что же за чертовщина творится на этой базе? Носилки быстро потащили в сторону медотсека, а Дэниел заскочил в лифт и забарабанил по панельке верхнего этажа. Что-то случилось, и об этом срочно требовалось оповестить О'Нилла.

* * *

Капитан Бутвуд потерял десять из отведенных ему двадцати минут на то, чтобы проверить тоннель. Правда, он не стал присутствовать при этом лично, словно чувствовал, что его люди ничего там не найдут. Сам он, взяв с собой единственного не раненого бойца из своего отряда, отправился на уровень выше и через десять минут получил по передатчику сообщение о том, что тоннель чист, зато обнаружилась дыра в "потолке" недалеко от главного хранилища. Очевидно, в ней и скрылся беглец. Бутвуд кинулся за картой вентиляции и канализации, подозревая, что Кольт проник в сеть инженерных коммуникаций, и потерял еще пять минут. За это время ему сообщили, что его люди, получившие серьезные травмы при первой попытке Энтони сбежать, успешно оставлены в медотсеке на попечение доктора Беккера и его бригады. Ну хоть одна хорошая новость.
Пока он слепо носился с двумя отрядами по канализационным тоннелям, с ним лично связался его начальник, генерал-майор службы безопасности Ланс Соммерс, и потребовал объяснений. Бутвуд, перескакивая с пятого на десятое, с трудом рассказал разгневанному командиру, что произошло в коридоре и в главном хранилище, после чего добавил, что напал на след Кольта.
- Черт тебя подери, Бутвуд, ты здорово напортачил, - высказал очевидное Соммерс. - Если об этом узнает Ватанабэ... нам крышка.
- Я это знаю, сэр, - бесцветным голосом отозвался Бутвуд.
- Знаешь?! Думаешь, ты это знаешь? - взорвался Соммерс, да так, что передатчик затрещал от радиопомех. - Быстро обыщи ближайшие сектора канализации с датчиками движения, чтоб через три минуты сообщил мне результат!
Бутвуд уныло буркнул "да, сэр" и махнул остальным. Впрочем, уже через две минуты стало понятно, что Кольта в канализации нет - корпоративные охранники были единственными обитателями этого малоприятного места. Когда Бутвуд снова появился в подземельях хранилища, он с усталой обреченностью осознал, что двадцать минут прошло.

* * *

Пока Дэниел доставал Джозефа Беккера своими бесконечными вопросами, а Джек с Камероном пили кофе в отделе обработки информации, Саманта и Джонас находились в главной серверной, помогая Джеббу и его ребятам устранять последствия аварии и заодно узнавая все больше и больше об устройстве современных интрасетей. Они просидели в серверной почти два земных часа, несмотря на то, что многие работники все еще бросали на них подозрительные взгляды. Джебб стал вроде бы относиться к ним с прежней снисходительной доброжелательностью, но оба - и Сэм, и Джонас, - понимали, что им здесь больше не рады. Несмотря на то, что лишь благодаря им удалось пресечь попытку атаки на сервер. Странных землян на базе не любили - это было очевидно, как ежедневный восход солнца. Возможно, их немного зауважали, как специалистов, но не более того. Для местных "компьютерных богов" они по-прежнему оставались чудаковатыми ламерами из каменного века.
- Джебб, а почему интрасетями больше не используются порты? - поняв, что бесполезно строить из себя опытного пользователя, спросил Джонас. Ни он, ни Саманта уже не боялись показаться "лохами", поэтому смело задавали "глупые" вопросы.
- Ну так а что же такое порт? - удивленно спросил Джебб, словно этот вопрос был чисто риторическим. - Порт - это программное понятие, которое используется клиентом или сервером для посылки или приема сообщений. Раньше порт идентифицировался 16-битовым числом. Серверные процессы обычно ассоциируются с фиксированным числом, номер порта является известным, так как он требуется, помимо IP-адреса получателя, при установлении соединения с конкретным хостом и сервисом. Клиентские процессы, с другой стороны, запрашивают номер порта у операционной системы в начале работы, и номер порта является случайным, хотя в некоторых случаях он является следующим в списке свободных номеров портов. Это ведь так... неудобно.
Саманта и Джонас переглянулись, когда Джебб отвернулся, чтобы продолжить копаться во внутренностях какой-то сложной машины.
- Почему неудобно? - спросила Саманта. - Вы слышали про протокол TELNET?
- Неа, - честно признался Джебб. - Но звучит, будто это имя какого-то древнего идола, - пошутил он.
"А я еще помню времена, когда этот идол был настоящим богом", - подумала Саманта.
- В общем, это сетевой протокол для реализации текстового интерфейса по сети, - еще более непонятно объяснила она.
- При помощи транспорта TCP, - более доступно перевел Джонас.
Джебб кивнул.
- Сервер TELNET слушает приходящие сообщения на порту 23, - по памяти начала Сэм, - и сам посылает сообщения на порт 23. Клиент TELNET, на той же или другой системе, сначала запрашивает неиспользуемый номер порта у операционной системы, а затем использует его при посылке и приеме сообщений. Он должен указывать это номер порта, например 3097, в пакетах, предназначенных для сервера TELNET, чтобы этот сервер при ответе на сообщение клиента мог поместить этот номер в посылаемые им TCP-пакеты. Хост клиента по приему сообщения должен посмотреть номер порта в сообщении и решить, какой из клиентов TELNET должен принять это сообщение. На этом раньше были построены все сети. Ну ладно, почти все, - поправилась она, вспомнив, что существуют привилегированные процессы сервера, то есть те процессы, которые работают с привилегиями суперпользователя UNIX, и могут использовать порты с номерами меньше, чем 1024 (так называемые привилегированные порты).
Повисла небольшая пауза, нарушаемая только фоновыми переговорами остальных технарей на свои малопонятные ЗВшникам темы.
- А-а, я понял, - наконец, нахмурившись, произнес Джебб. - Старая система, ненадежная.
Джонас насупился. Все темы их разговоров проходили по одной и той же схеме - Джонас спрашивал Джебба о чем-нибудь из области интернета 21 века, Джебб не знал ответа, Саманта рассказывала ему, и впоследствии Джебб выносил свой вердикт: "Старьё".
Заметив их реакцию на свой очередной комментарий, Джебб наконец сжалился над ними и отвернулся от внутренностей компьютера.
- Ладно, - наконец милостиво произнес он. - Слушайте, ребята, что я вам скажу. Я понимаю, что вы нихрена не понимаете. Только не обижайтесь.
Сэм и Джонас поочередно кивнули.
- Так вот, - продолжил Джебб, садясь за стол напротив них. - Я вам сейчас одну умную вещь скажу, и вы навсегда забудете об этом вашем тисипи-айпишном бреде. Я читал в истории технологий о том, что этот ваш Интернет страдал от серьезных проблем с безопасностью. То же самое случалось и с нашими сетями. Корпорации, которые игнорируют эти проблемы, подвергают себя значительному риску того, что они будут атакованы злоумышленниками, и что они могут стать стартовой площадкой при атаках на другие сети. Даже те организации, которые заботятся о безопасности, имеют те же самые проблемы из-за появления новых уязвимых мест в сетевом программном обеспечении и отсутствия мер защиты от некоторых злоумышленников. Некоторые из проблем безопасности в Интернете - результат наличия уязвимых мест из-за ошибок при проектировании в службах...
- И в протоколах, их реализующих, - ввернула Саманта.
Джебб согласно кивнул.
- ...в то время как другие - результат ошибок при конфигурировании хоста или средств управления доступом, которые или плохо установлены, или настолько сложны, что с трудом поддаются администрированию. Поняли? Чем сложнее система - тем она уязвимей. До человечества это дошло только, если не ошибаюсь, к началу нашего века. Кроме того, роль и важность администрирования системы часто упускается при описании должностных обязанностей сотрудников, что при приводит к тому, что большинство администраторов в лучшем случае нанимаются на неполный рабочий день и плохо подготовлены, - он указал большим пальцем себе за спину, где ржали над чем-то работники серверной. - Это усугублялось быстрым ростом Интернета и характера использования Интернета. Вот представьте: государственные и коммерческие организации зависят от Интернета, иногда даже больше, чем они думают. И поэтому понесут большие потери при атаках на их хосты. Чем больше появлялось крутых "наворотов" в протоколах, тем больше появлялось уязвимых мест, потому что на каждого умного сисадмина найдется свой умный взломщик. Весь ваш Интернет нуждался в долгом и серьезном переосмыслении, что в итоге и было сделано... На самом деле наша интрасеть проста, как табуретка, однако сломать ее сложнее, чем вход в главное хранилище, - весело завершил он.
Повисла напряженная пауза.
- То есть, простота - залог надежности? - уточнила Саманта.
- Не совсем, - мотнул головой Джебб. - Но со временем вы все поймете. А пока прошу меня извинить - там блок питания заглючил, надо заменить.
Саманта и Джонас поблагодарили его за объяснения и собрались уходить, не желая больше злоупотреблять "гостеприимством" кодеров. Они вышли на площадку с лифтом и принялись ждать кабину, однако табло над створками показывало, что кто-то внизу (Дэниел Джексон) ждет того же самого. Пришлось подождать.
- А что, - спросил Джонас, пока они ждали лифт, - в земных сетях все действительно было настолько плохо?
- Да как сказать... - задумалась Саманта. - Может, не совсем уж плохо... но на самом деле три группы инцидентов имели место в течение нескольких месяцев друг после друга. Те самые, о которых говорил Джебб.
- Расскажешь?
- Попробую. Как бы так покороче...? Сначала началось широкое обсуждение обнаруженных уязвимых мест в программе Unix sendmail...
- А что это? - недоуменно спросил Джонас.
- Ну... Это транспортная почтовая программа на большинстве хостов с Unix. Операционка такая, - коротко ответила Сэм, отметив про себя, что с Unix Джонас не знаком. - Это очень большая и сложная программа, и в ней уже несколько раз были найдены уязвимые места, которые позволяют злоумышленнику получить доступ в системы, в которых запущена sendmail.
- А-а-а... кажется, понял, - протянул Джонас. - Типа шпиона на чудом компьютере?
- Ну грубо говоря - да. Скорее, лазейка. Организациям, которые не имели исправленных версий программы, пришлось срочно исправлять эти ошибки в своих программах sendmail до того, как злоумышленники используют эти уязвимые места для атаки на их сети. Мы когда-то тоже столкнулись с этой проблемой в Пентагоне, когда я еще не работала в программе Врат, - вспомнила Саманта. - Тем не менее, из-за сложности программы sendmail и сетевого программного обеспечения в целом три последующие версии sendmail также содержали ряд уязвимых мест. Одну из них я лично пыталась переписать, но ее довольно скоро "вскрыли". Программа sendmail широко использовалась, поэтому организациям без брандмауэров для того чтобы ограничить доступ к этой программе, пришлось быстро реагировать на возникавшие проблемы и обнаруживаемые уязвимые места. В итоге мы от нее отказались.
- Печальный конец, - улыбнулся Джонас. - Ты говорила про три проблемы. Было еще что-то?
- На самом деле было много всего. Я рассказываю тебе о тех, с чем столкнулась лично. Однажды в Пентагоне обнаружилось, что популярная версия свободно распространяемого FTP-сервера содержала троянского коня, позволявшего получить привилегированный доступ к серверу.
Джонас тихо присвистнул. Как выяснилось, Саманта могла многое рассказать о ее "интересной" работе до Врат.
- Организациям, использовавшим этот FTP-сервер, - необязательно зараженную версию, - также пришлось быстро реагировать на эту ситуацию. И мне в том числе.
- И как оно?
- Многие организации полагаются на хорошее качество свободного ПО, доступного в Интернете, особенно на ПО в области безопасности с дополнительными возможностями по протоколированию, управлению доступом и проверке целостности, которое не входит в состав операционки, поставляемой ее производителем. Хотя это ПО часто очень высокого качества, организации могут оказаться в тяжелом положении, если в ПО будут найдены уязвимые места или с ним возникнут другие проблемы, и должны будут полагаться только на его авторов. Но Пентагону это не грозило - на первый взгляд. Справедливости ради стоит отметить, что даже ПО, сделанное производителем операционки, может страдать от таких же проблем, и его исправление может оказаться более продолжительным. В этом-то и была наша проблема.
- О как... - только и ответил Джонас. - И что, часто случались атаки?
- Постоянно, - уверенно ответила Саманта. - Но, кстати, именно благодаря им я многое узнала и изучила. Опыт, полученный на ошибках, самый полезный.
- Да уж, - недовольно проворчал Джонас, вспомнив неудачный эксперимент с наквадрией. - А третья проблема?
- Третья проблема имела самые серьезные последствия. Это произошло уже когда я работала на базе Звездных Врат. Нам сообщили, что злоумышленники проникли в тысячи систем во всем Интернете, включая шлюзы между большими сетями, и установили анализаторы пакетов для перехвата в сетевом траффике имен пользователей и статических паролей, вводимых пользователями для подключения к сетевым системам. Почему-то всем очень любопытно, чем занимаются правительственные организации. Злоумышленники также использовали другие известные технологии для проникновения в системы, а также перехваченные ими пароли. Джебб тут прав - одним из выводов, которые можно сделать, является то, что статические или повторно используемые пароли не должны использоваться для управления доступом. Фактически, пользователь, подключающийся к сетевой системе через Интернет, может неумышленно подвергнуть эту систему риску быть атакованной злоумышленниками, которые могли перехватить сетевой траффик, идущий к этой удаленной системе.
- Ооо... - тупо среагировал Джонас. - И вы изолировали базу, объединив ее в интрасеть?
- Да. Но связь с внешними корпорациями все равно была, поэтому... - Саманта развела руками.
- Я понял. Опасность все равно была.
Внезапно раздался тоненький звоночек - сигнал о том, что лифт приехал. Разговор пришлось прекратить. Серебристые створки неторопливо раздвинулись, и Саманта и Джонас с удивлением обнаружили в кабине Дэниела.
- Ребята, а я к вам, - поприветствовал он их. - Вы там уже закончили?
- Ага, - подтвердил Джонас, заходя в кабину. - Ничего интересного - смотрят на нас, как на австралопитеков.
- Понятно за что, - хмыкнул Джексон, уже отошедший от короткого шока после увиденного внизу.
- Узнал что-нибудь? - нетерпеливо спросила Саманта, нажимая кнопку этажа ниже.
- Узнал, только сначала давайте разыщем Джека. Он должен быть где-то в отделе обработки информации.
- А что с нашим подозреваемым? - спросил Джонас.
Дэниел пожал плечами.
- Вроде отвели в изолятор. Больше ничего о нем не слышал. Но на базе творится что-то нехорошее...
- Неужели?
- Стою я на первом уровне, жду лифт, никого не трогаю... - принялся рассказывать Дэниел, пока лифт неторопливо ехал вниз. - Внезапно навстречу мне из кабины несколько медиков, которые волокут носилки с ранеными солдатами. Четверо раненых или пятеро - не считал, но около того. Что-то случилось.
- Тяжело ранены? - спросила Саманта.
- Я не врач, но мне показалось, что да.
- Думаете, это как-то связано с этим пацаненком...? - выразил общую мысль Джонас.
Ответом было общее молчание.
- Надо найти Джека, - наконец сказала Саманта. - Возможно, он что-то знает. Он и Кэм ведь должны быть в отделе обработки информации?
- Мы договорились встретиться там, - согласился Джонас. - Но мы просидели в этой чертовой серверной часа два, а за это время много чего могло произойти.
- На месте разберемся, - сказал Дэниел. - Скоро мы будем там.
Тема была временно закрыта.

0

7

Пока Бутвудом решалось, кого отправить в тоннель и с какими инструментами, Энтони был на несколько шагов впереди. И на пару десятков метров выше «дружной компании» внизу. Он неспешно катил по коридору тележку уборщика, и навстречу ему попалась лишь пара меланхоличных сотрудников базы, не обративших на него никакого внимания. Один коридор, второй… А куда он, собственно, держит путь?
Медленным равномерным шагом Энтони продвигался вперед. Прикрытие уборщика работало на славу, пару встреченных им конторных крыс даже не обратили на него внимание.
«Не доходя до лифта четвертые двери справа … » - проматывал себе в голове парень.
Поскольку пробиться в хранилище, на которое случайно вышел он сейчас, не сможет попасть, да и охрану там явно усилят, так что следующий поход туда без боя точно не обойдется. Кольт решил пойти другим путем, новой целью стал проектный отдел. Назвать это отделом можно было с натяжкой, несколько комнат и отдельный сервер. Но с другой стороны, они имели доступ к личным делам сотрудников – раз, и к проектной документации – два. План был крайне прост: заходим, захватываем данные, узнаем, кто нам еще может помочь, разыскиваем их. И лишь после того, как он соберет всю возможную информацию – нападение на главный сервер. И теперь он уже точно уничтожит систему жизнеобеспечения, тем самым открыв доступ к хранилищу. Вторичными заданиями он себе поставил: увеличить боекомплект, а значит, пару охранников нужно будет пустить в расход, и добыть костюмчик, с каким ползают по поверхности этой планеты, чтобы иметь шанс на выживание, когда упадет система жизнеобеспечения.
Пока Энтони выстраивал в своем уме эти хитроумные планы, сверяя их реализацию с планом базы, он как раз поравнялся с нужной дверью. Неброская вывеска на дверях отлично скрывала то, что находилось внутри. Парень повернул тележку так, чтобы можно было заехать ею в дверь, и приложил к замку магнитную карточку. Дверь, чуть присвистнув, отошла в сторону…
Разумеется, в отделе было полно народу. Ну ладно, не полно, но хватало – после бессонной ночи, вызванной дождем спасательных капсул с небес, рабочий день на базе начался чуть раньше, буквально на пару часов. И вот сейчас, в это предрассветное утро работники уже были на местах.
Открывшаяся дверь и появившийся на пороге уборщик привлек к себе несколько взглядов, а за ними – и остальные. И тут Энтони понял, что немного просчитался – уборка помещений обычно производится после рабочего дня, а не в его начале.
Люди выжидательно смотрели на не вовремя заявившегося сотрудника низшего звена. Начинать разговор никто не спешил.
«Да чтоб его …», - матерился парень в мыслях, глядя из-под лба на восемь взглядов. Которые уперлись на него. В голове вырисовалась картина кровавой бойни, которую он бы учинил, если было хотя бы три обоймы патронов, но сейчас пульки были на вес золота и расходовать их на всякую шушваль - жаль. Поэтому он решил пойти другим путем. Он поднял свое почти детское личико и с умоляющим тоном произнес:
- Можно я поубираю, я не успел вовремя…, - Энтони посмотрел на не очень чистый пол и гору бумаги. - Я никому мешать не буду.
Парень замер в ожидании ответа…
Несколько голосов что-то невнятно  пробурчало, прошелестел негромкий одобрительный гул. Работники в общем-то не против – им было без разницы. Каждый вернулся к своей работе, и их интерес к Энтони вскоре пропал.
Энтони аккуратно откатил тележку в сторону, чтобы не мешать работе отдела. Но это было только для отвода глаз. В действительности он поставил ее совсем недалеко от входа в серверную комнату. Пробиться туда будет ой как непросто: тяжелые двери, блокировавшие вход, открывались не магнитной картой, а сканером сетчатки глаза. И сейчас парню нужно будет узнать, кто из персонала имеет доступ в эту комнату. Но затягивать этот процесс ему никак не хотелось. Он спокойно начал собирать  мусор и высыпать его в специальное отделение тележки. Он даже немного увлекся этой новой для него работой.
Весь персонал занимались своими делами и, похоже, никто даже не думал идти в серверную.
«Не хотите – поможем», - подумал Кольт, завершив сбор макулатуры. Дальше нужно было вымыть пол – и это было самым лучшим для маленькой диверсии. Он взял ведро с водой и швабру и двинулся к ксероксу. Несколько косых взглядов определили, что что-то не так, но когда парень остановился и начал с особой тщательностью вымывать каждый сантиметр пола, все подозрения спали.
«Ну, вот так-то лучше», - подумал он, пододвигая ведро практически впритык к розетке. Уловив момент когда, на него никто не смотрел, Кольт как бы случайно толкнул ведро. Вылившаяся жидкость, попав в розетку, спровоцировала короткое замыкание – вся техника в момент вырубилась.
«Ну что теперь будете делать», - он стоял возле тележки, до заветной двери было всего несколько шагов…
Помещение наполнилось гулом взбудораженных голосов – после аварии на сервере пару часов назад единственное, что могло прийти на ум любому сотруднику, это то, что история имеет продолжение.
- Что за хрень? – громко выругался кто-то звучным голосом, перекрывшим все остальные.
Началась небольшая толкотня, когда несколько людей одновременно попытались пробиться к выходу. Несмотря даже на то, что на этот раз не включались аварийные сирены (ведь ничего страшного не произошло), все отчего-то дружно решили, что началась вторая волна атаки на сервер. На пол полетел ворох каких-то бумаг, послышался сдавленный женский писк – кому-то наступили на ногу. Наконец в стене открылся световой проем – в серверной был свой резервный источник питания, - и на пороге возник тонкий силуэт. Пару секунд спустя позади первого силуэта вырос второй – более высокий и широкий. Гул в офисе постепенно стал стихать.
- Ну что у вас здесь стряслось? – небрежно поинтересовался хрипловатый мужской голос.
Работники что-то промямлили в ответ нестройным хором.
- Внезапно вырубился свет, - наконец сформулировал кто-то общую мысль.
- Я вижу, - ответил работник серверной. – Сидите тихо, сейчас разберемся, в чем проблема.
Он скрылся в светлом проеме, и стало слышно, как он вызывает кого-то по рации. В серверной негромко переговаривались какие-то голоса, и женский силуэт, застывший у дверей, так и не сдвинулся с места.
Через пару минут вернулся мужчина с рацией.
- Наверное, где-то что-то глюкнуло, - сообщил он. – Наверху все в порядке, это только по части нашего этажа. Сейчас все починят.
- Тогда мы пойдем перекусим! – весело сообщил чей-то голос.
Мужчина махнул рукой и снова скрылся. Несколько людей, ориентируясь исходящему из соседнего помещения свету, повалили к выходу и, открыв двери вручную, исчезли в коридоре. За ними неспеша потянулись и остальные, решив, что сидеть в темном офисе неизвестно сколько времени им не очень-то улыбается. На Энтони никто так и не взглянул, кроме молодой девушки, которая наконец отошла от двери и принялась собирать разлетевшиеся по полу бумаги.
В падающем из серверной свете можно было разглядеть ее слабо освещенное азиатское лицо и ослепительно-рыжие (явно крашеные) волосы, собранные надо лбом в два пучка, напоминающие рожки. Тамико Сугиура, помощница криптографа из отдела обработки информации, уже успешно познакомившаяся с отрядом ЗВ-1 и знающая, что надо опасаться сбежавшего шпиона, Энтони не узнала. Хотя бы потому, что понятия не имела, как он выглядит. Она всего лишь пришла сюда, вниз, чтобы вернуть просмотренные ею и Митчеллом копии с камер слежения медблока и весьма перепугалась, когда включился аварийный источник питания. Впрочем, отсутствие сигнализации было свидетельством того, что это всего лишь небольшая поломка, но женское чутье подсказывало ей, что это не простое совпадение. Слишком много фокусов со светом за последние несколько часов.
Удивлению парня не было предела. Никто, никто не обратил на него внимания.
«Да что вообще на этой базе происходит, отличная охрана и тупой персонал. Или они просто расслабились, посчитав, что им ничего не угрожает на этой Богом забытой планете».
Он несколько минут просто стоял на месте, наблюдая, как кучка народу покинула помещение.
«Пора действовать»,- стрельнуло в голове у парня, когда комната опустела.
Он быстро выхватил оружие, в два шага подлетел к двери в серверную.
«Ва-банк!», - парень снес прикладом сканер и заскочил в закрывающуюся дверь. Указательный палец легко скользнул по кнопке, включая лазерный прицел. Дальше все шло как по учебнику. Зачистка сектора. Лазер, двигаясь против часовой стрелки, на секунду остановился на чей-то голове. Кольт рефлекторно спустил курок, оружие, издав грохот выстрела, выплюнуло гильзу.…
Тамико, собиравшая бумажки на полу офиса, едва успела среагировать, когда мимо нее смертоносной тенью промелькнул чей-то силуэт. Она поняла, что это был парень-уборщик, на которого она поначалу не обратила никакого внимания. Она успела заметить, что он молниеносно выхватил что-то из своей тележки, забитой до отказа щетками, ведрами и баллончиками с чистящими средствами… что-то длинное и громоздкое. Оружие?
Парень проскочил мимо нее и скрылся в закрывающихся дверях серверной. Что произошло дальше, Тамико видеть и слышать не могла из-за хорошей звукоизоляции, но она отлично понимала, что происходит что-то страшное. Возможно, непоправимое. Мысли вихрем пронеслись в ее голове, выстроившись, словно репликаторы в космосе, в два слова – «ОН ЗДЕСЬ». Крича имена сотрудников, запертых внутри, она несколько секунд тщетно колотила руками в металлическую дверь, но поняв, что это бесполезно, выскочила в коридор – искать ближайший узел связи. Следовало срочно сообщить о том, что человек по имени Энтони Кольт на первом этаже.
А в серверной тем временем поднялся настоящий хаос, когда человек в одежде простого уборщика внезапно устроил стрельбу. Человеку, недавно призывавшему офисный планктон к порядку, несказанно повезло: он чуть-чуть склонил голову к клавиатуре как раз в тот момент, когда пуля, со свистом пролетев мимо него, вонзилась к монитор. Не было ни грохота, ни осколков, монитор просто задымился и зашипел, как кусок оплавленного пластика, и погас. Человек бросился на пол, одновременно пытаясь заползти под стол, а еще трое людей, услышав выстрел, инстинктивно попрятались за столы, коробки и даже стулья, прикрывая головы руками.
Синхронно с нажатием курка человек вдруг резко наклонился. Энтони не видел, что заставило его так сделать, но маленькая язвочка зародилась где-то в глубине души. «Мимо», - подумал он, оценив отверстие в мониторе. Лазер скользнул чуть ниже, прям между лопаток, оружие, повинуясь желаниям парня, выпустило вторую пулю…
Человек не успел спрятаться под стол, и пуля вышла из его груди, расплескав по полу небрежную, словно мазок кисти художника-абстракциониста, струю крови. Человек успел только прохрипеть что-то, после чего замер на полу лицом вниз. Пока убийца отвлекся на свою жертву, кто-то менее пугливый и более сообразительный догадался дернуть рубильник аварийного питания, и малая серверная погрузилась во тьму. Свечение мониторов еще пару секунд освещало комнату равнодушным мертвенно-бледным светом, а затем тоже исчезло.
Парень на секунду замер, рассматривая труп работника, будто бы ожидал, что тот после такого останется в живых. Тишину, которая воцарилась после второго выстрела, прервал судорожный скрип стульев. Тихий еле слышный щелчок, и серверная погрузилась во мрак.
«Умно, но не настолько», - Энтони включил подствольный фонарик. Его луча было достаточно, чтобы выхватить под столами три фигуры.
- Сообразили… пять балов, - констатировал парень. - А теперь повылезали на свет Божий, крысы конторные, - увидев, что те не очень-то и спешили выполнять приказ, добавил:  - Вы, конечно, можете остаться под столами, как ваш сородич, - и для пущей убедительности щелкнул переключателем режимов стрельбы, переведя винтовку в автоматический режим.
Чувствуя неприятную предательскую дрожь в коленях, трое людей медленно выползли из-под столов с поднятыми руками.
- Три шага назад, - скомандовал парень, и тени отступили назад. Энтони видел, как волнуются контуры тел.
«Все с вами ясно».
- Ты, потолще, включи назад рубильник, и еще так сделаете, - он сделал многозначительную паузу, - отсюда уйду только я.
Тело повиновалось, и через секунду вновь загорелись мониторы, зашумели кулера, система начала загрузку. Не дожидаясь, когда система полностью загрузится, Кольт продолжил:
- Принесите два переходника м56 и м12, быстро,- рявкнул Энтони.
- А ты введи пароль доступа, - лазер указал сначала на человека, а потом на экран, на котором горело окно с запросом на ввод пароля…
- Ммм… я его не знаю! – выпалил до смерти перепуганный бледный парень, пока второй сотрудник серверной рылся в ящиках, дрожащими руками ища переходники. – П-п-правда! Не убивайте меня, я же вам ничего не сделал!...
- Зачем мне тебя убивать? - слукавил парень. - Ты ведь знаешь, кто знает этот пароль.
Энтони посмотрел поверх очков, демонстрируя свои желтые глаза, которые на фоне улыбки выглядели довольно угрожающе.
- Кто из вас знает пароль? Если никто, - вновь пауза, и Кольт прижал автомат поплотнее к плечу, готовясь стрелять.
Фонарик он не выключал, всякое могло быть, например, обесточат сектор для того, чтобы не скопировали данные, но на этот случай он готовился просто забрать накопитель и потом скопировать все что нужно в каком-то укромненьком месте.
Повисло напряженное молчание, воздух едва заметно завибрировал от гнетущей атмосферы смертельного ужаса, сковавшего скромных работников проектного отдела. Пароль знали все, и в каждом человеке сейчас шла внутренняя борьба: предать базу и распрощаться с карьерой или героически погибнуть (что в дальнейшем никто, конечно, не оценит). Наконец один сломался.
- Эмм… я знаю! – воскликнул долговязый лохматый мужчина лет тридцати, в вязаном свитере и с татуировками-змейками на обоих щеках. – Вы отпустите нас, когда я дам вам доступ к сети?

* * *

Дрожа от осознания того, что чудом осталась жива, и периодически оглядываясь, Тамико Сугиура бежала по коридору так быстро, насколько позволяли высокие тонкие каблучки. Цепляясь за стены и ориентируясь наощупь, она выбралась из обесточенного сектора и оказалась в ярко освещенном складском отделе базы. Здесь было довольно безлюдно, только из-за ближайшего поворота доносился негромкий смех и чьи-то голоса. Тамико догадалась, что именно туда, к кофейному автомату, ушли работники проектного отдела. Однако они ее нисколько не интересовали – все равно этот офисный планктон в схватке с корпоративным шпионом никуда не годился. Как и она сама. Что может сделать хрупкая девушка вооруженному парню, который пусть даже младше нее? Поэтому Тамико лихорадочно искала глазами хоть что-то, похожее на узел аварийной связи. Как назло, в коридоре не было даже кнопок пожарной тревоги – стены были девственно чистыми. Схватившись за голову, Тамико в отчаянии пыталась придумать наиболее быстрый способ донести тревожную весть до командования или хотя бы Камерона Митчелла. Бежать к лифту? К тому времени, когда она поднимется наверх, Кольт успеет сделать свое грязное дело и скрыться в неизвестном направлении. Искать людей здесь? Ну допустим, за углом пьет кофе офисный планктон. Разве могут эти «белые рубашки» хоть в чем-то оказаться полезными, кроме перекладывания бумажек из одного угла стола в другой? Идеальным вариантом было бы найти передатчик, но планктон, как известно, рации не носит – это привилегия военных. И, конечно, рядом не было ни одного корпоративного охранника.
Тамико огляделась, лихорадочно пытаясь сообразить, где она находится. Кажется, где-то неподалеку есть подсобка, где хранится всякая уборочная техника. Разумеется, она не знала всю базу наизусть, да и редко сюда спускалась (почти никогда), но подумала, что  у уборщиков должен быть какой-то способ связи – хотя бы между собой. Она пробежала еще немного и толкнула дверь – маленькое подсобное помещение тут же залил неяркий холодный свет. Не обращая внимания на разбросанные вокруг листы бумаги и какой-то технический мусор, девушка принялась торопливо рыться в макулатуре, завалившей рабочий стол. На пол полетел технический журнал, набор световых перьев (словно из прошлого века), какие-то сломанные аккумуляторы и пустые банки из-под чистящих средств. Ничего. Ни намека на служебный передатчик.
Тамико от отчаяния захотелось выть. Она кинулась к шкафам, но убедившись, что они заперты, развернулась к двери, прикидывая, куда бежать дальше. Внезапно ее нога зацепила что-то, и девушка чуть не упала на пол. Подумав, что споткнулась о какую-то трубу, Тамико перевела взгляд вниз и…
Ее вопль разнесся по всему сектору, да только офисный планктон, увлеченный беседой, едва ли обратил на него внимание. То, что она поначалу приняла за трубу или шланг, оказалось человеческой ногой, завершавшейся черным спортивным ботинком. Зажав себе рот рукой, Тамико осторожно разгребла носком правой туфельки кучу хлама, из-под которой выглядывала страшная находка, и отступила к стене, кусая ладонь, чтобы не закричать. Человек, обнаруженный ею, был явно мертв – иссиня-бледное лицо, черные круги под глазами, распахнутый рот… и затянутая на шее петля, наспех сделанная из какой-то веревки. Глаза его были закрыты, но увиденного хватило, чтобы обеспечить себе несколько бессонных ночей. Тамико медленно сползла вдоль стены и с минуту сидела напротив прислоненного к стене трупа, бесцельно созерцая его простую одежду, спортивные ботинки, вздувшиеся на запястьях вены… Наконец шоковое состояние немного отступило, и Тамико набралась храбрости подползти ближе и нащупать пульс на шее парня. Содрогаясь от омерзения и страха, она коснулась еще теплой кожи покойника (видимо, убит он был не более часа назад) и, не почувствовав биения артерии, поспешно отдернула руку.
Кто этот человек? Скорее всего, кто-то из обслуживающего персонала, так неудачно попавшийся на пути посланца врагов. Пересилив себя, Тамико быстро запустила руку ему в карман, затем в другой, и обнаружила то, что искала – маленькую полупрозрачную коробочку и один наушник, устройство внутренней связи. Она торопливо отползла подальше от покойника, словно боясь, что тот внезапно откроет глаза и накинется на нее с воплем «МОЗГИИИИИ!». Она активировала передатчик и стала ждать ответа.
«Ну хоть кто-нибудь!» - мысленно взмолилась девушка, сунув наушник в ухо.
Ожидая ответа, она неуклюже поднялась на ноги и, пятясь, отошла к двери. Кинув еще один безумный взгляд на труп уборщика, она стремительно выскочила в коридор и помчалась подальше от этого жуткого места. Всю дорогу ей казалось, что за ней гонятся призрачные тени.

0

8

Энтони поднял винтовку вверх стволом. С одной стороны, ему нужен был пароль, с другой двери были заблокированы, потому что он уничтожил сканер, и эти буквоеды отсюда не смогут уйти. Как ни крути, персонал все равно пойдет в расход. Энтони указал пальцем на узкую щелочку на обойме и добавил:
- У меня пол-обоймы осталось, и тратить на вас я ее не собираюсь. Вводите пароль, отключаете системы защиты данных. Я проверяю доступ к системе, и вы свободны.
Да он врал, три пули он выделит им, а потом добудет патроны, убив какого-то охранника.
Сдавшийся мужчина обреченно потащился к монитору. Двое других стояли, опустив взгляды в пол. Внутренне они его поддерживали, потому что умирать никто не хотел, но не завидовали ему, когда на того обрушится гнев Ватанабэ. А в том, что именно ему попадет от начальника, никто не сомневался – не в корпоративных было правилах не «сдавать» товарища.
Красная подсветка плоской клавиатуры отбрасывала на сосредоточенное лицо человека, склонившегося над ней, зловещий отблеск. Неприятно ежась от того, что пришлось подставить спину вооруженному парню, он торопливо набрал нужную комбинацию клавиш, и на экране высветилось окошко «Доступ разрешен». Мужчина развернулся лицом к Энтони, стараясь не смотреть ему в глаза. И на винтовку тоже.
- Я открыл доступ. Теперь вы нас отпустите? – с надеждой спросил он.
- А теперь – да.
Энтони довольно хмыкнул:
- Я знал, что кто-то из вас меня не подведет. Подключи, пожалуйста, переходники, к центральным каналам, - попросил он лохматого.
Тот, вырвав переходники из рук своего дружка, быстро залез под стол и стал их подключать. Один из пленных позволил себе улыбку -  ну правильно, к компу подключили переходники для подключения к внешним каналам связи, - а где здесь такие возьмешь? Но парень на это вообще никак не отреагировал.
- Спасибо! – Энтони навел лазер на грудь толстого очкарика и спустил курок.
Тот даже не успел отреагировать, пуля прошила его насквозь, вырвав за собой небольшой фонтанчик крови. Второй попробовал было уйти в сторону, но пробовать уйти из-под огня на такой дистанции было нереально, и следующая пуля скосила его прямо на лету.
Долговязый, который помогал Кольту, лежал на полу не понимая, что случилось. Кольт поднял свою винтовку вновь вверх, из дула потянулся легкий дымок.
- У тебя есть двадцать секунд, чтобы сбежать отсюда через вентиляцию, иначе отправишься вместе с  этими. 
Кольт заметил в углу небольшую камеру наблюдения и решил потратить патрон не на этого человека, а на камеру. С другой стороны, тело, передвигающееся по вентиляции, станет неплохим обманным маневром. Энтони навел лазер на камеру и вновь спустил курок.
- Чего ждем, чего лежим?
Лохматый поднял голову и, лихорадочно стуча зубами, попытался произнести нечто невразумительное.
- З-з-зачем? – наконец с трудом выговорил он.
- Они бы тебя сдали, - монотонно ответил парень, - а так у тебя есть шанс выжить. Небольшой, но есть.   
Энтони потянул переходники к себе.
- Уноси ноги, у тебя осталось пятнадцать секунд, а потом наш уговор будет аннулирован.
Человек на полу тормозил только несколько секунд. Наконец до его ускользающего разума дошло, что убийца дает ему шанс. Он с небывалой прытью вскочил на ноги и по старой привычке ломанулся к дверям. Но те, разумеется, были заперты. Побившись немного о неприступный металл, словно глупая муха о стекло, он наконец вспомнил, что вооруженный парень говорил что-то о вентиляции. Ну конечно! Лохматый программист подскочил к стене и стал торопливо тянуть на себя решетку вентиляции, которая находилась на высоте примерно десяти сантиметров над плинтусом – очень низко. Решетка, громко звякнув, упал на пол, и человек нырнул в тоннель – только его и видели.
Энтони сел прямо на стол, так, чтобы видеть единственный вентиляционный вход люк, но чтобы техника немного его закрыла. Так на всякий случай. Он спокойно положил винтовку возле себя, отвел рукой волосы на затылке и подключил оба разъема. Но вместо ожидаемого подключения в голове отдало резкой болью, отчего тот даже скривился.
«Во дурак, здесь ведь нет пользовательского интерфейса», - и легко постучав пальцем по голове, подтянул стул, удобно уселся и принялся создавать маленький скрипт, самый простой интерфейс для взаимодействия с такими системами. Пальцы бегали по клавиатуре, оставляя на экране непонятный для простого человека набор команд на машинных кодах.
«Просто и со вкусом», - подвел итог Энтони, заканчивая набор текста и запуская скрипт на выполнение…

* * *

Наконец девушке ответил ленивый женский голос – первой, кто поймала вызов, была секретарша Ватанабэ. Тамико быстро-быстро затараторила что-то по-японски, прося соединить ее с отделом обработки информации, где она оставила командиров отрядов ЗВ. Секретарша немного помедлила и попросила подождать. Тамико продолжила семенить по коридору, гулко стуча каблучками и постоянно оглядываясь. Бешеное сердцебиение не давало ей свободно дышать, и девушка чувствовала, что близка к тому, чтобы лишиться чувств от страха и конвейера переживаний. Наконец в наушнике послышался голос одного из сотрудников – Тамико знала его.
- Это Тамико! – торопливо сообщила она. – Срочно позови подполковника Камерона Митчелла! Это очень важно!
- А кто это? – с медлительным зевком осведомился работник. – И что за срочность-то?
- Мне нужно поговорить с кем-то из Земного представительства! Повози кого-нибудь быстрее!
- Слушай, девочка, расслабься, - лениво продолжил голос. – Давай лучше выпьем по чашечке кофе, ты очень много нервничаешь…
- Да дай же свой чертов передатчик Митчеллу, кретин! – взорвалась Тамико неожиданно для самой себя. – Дело срочное, придурок!
- Ну ладно, тихо ты, - немного опешил сотрудник отдела обработки информации. – Сейчас позову этих ребят…
Задним фоном послышались приглушенные голоса и какая-то возня. Наконец ответил четкий голос:
- Это Камерон Митчелл.
- Камерон, это Тамико! – обрадовано взвизгнула девушка. – Энтони Кольт в проектном отделе! Я его видела!
- Что? – охнул Митчелл, вспомнив, что именно туда отправилась девушка, чтобы вернуть записи с камер. – Ты не ранена? С тобой все в порядке?
- Я в порядке, - выдохнула Тамико. – Но мне очень страшно. Он убил уборщика и проник в малую серверную. Кажется, сейчас он все еще там.
Она приблизилась к все еще обесточенному сектору базы, но выходить из «зоны света» побоялась.
- Послушай меня внимательно, - проникновенно заговорил Митчелл. – Сейчас я буду там. А ты найди безопасное место и спрячься. Я сам найду тебя, когда мы поймаем этого пацана. Ты меня понимаешь?
Тамико всхлипнула.
- Тамико! Послушай, для меня очень важно, чтобы сейчас ты держалась как можно дальше от того проектного отдела, - настойчиво повторил Камерон.
- Хорошо, - дрожащим голосом пообещала девушка, чувствуя, что у нее начинают сдавать нервы. Еще чуть-чуть – и она разразится истерическими рыданиями. – Я спрячусь где-нибудь.
- Я буду постоянно на связи, - пообещал Митчелл. – Мы уже идем. Только не отключайся и ищи, где ты сможешь переждать некоторое время.
- Ладно… Э-э, Камерон!...
- Да?
- У него какое-то оружие.
- Я в этом не сомневался, - горько усмехнулся Митчелл. – Но нас больше. И оружия тоже больше.
Так и не вернув слегка обалдевшему от такой наглости работнику его личный передатчик, Митчелл махнул О’Ниллу, и оба, в сопровождении Харрингтона и Ремси, выбежали вон из тесного душного помещения, в котором они недавно просматривали записи с медицинских камер слежения. Ликование Ремси от того, что наконец-то он участвует в военной операции, было прервано четким приказом О’Нилла остаться наверху – мол, мелкий еще. Ремси обиделся, но спорить не решился. Сжалившись над ним, Джек попросил найти способ оповестить Саманту и Джонаса, застрявших наверху, в серверной, и службу безопасности базы о том, что преступник замечен в проектном отделе. Ремси это немного обрадовало, и он, нисколько не смущаясь, отправился прямо в приемную администрации, поскольку понятия не имел, где ему искать командира охраны.
А О’Нилл, Митчелл и Харрингтон кинулись к подъемнику, в очередной раз дружно жалея, что никто не подумал о том, чтобы выдать им передатчики внутренней связи. Мол, «вы, ребята, здесь всего на сутки – перебьетесь».

0

9

Энтони немного расслабился, когда боль утихла, он наконец-то ощутил подключение.
- Так, парни, и чем же вы здесь занимаетесь? - он надеялся найти всю подноготную документацию по интересующему проекту, но увы - кроме записей про прибытие груза ничего не было.
«Меня рановато забросили, эти еще не успели передать документацию с Земли».
Парень на секунду замер.
«Вот я дурак, - он вновь перелистал график прибытия кораблей снабжения. - Они передадут инфу кораблем, а значит, Легион может его перехватить. Сделает пару дырок, чтобы экипаж уже не проснулся, взломает бортовой компьютер и перенаправит его на ближайшую дружественную базу».
Парень воспрял духом:
«Осталось только все это передать Легиону».
План, ранее придуманный парнем, претерпевал новое преображение. Но зацикливаться на этом Кольт не стал, ведь на базе должны быть те, кто знает про груз и его назначение. Да и где гарантия, что документацию передадут кораблем? И парень принялся перерывать базу данных в поисках каких-то зацепок…
Но все, что он нашел – это какие-то туповатые документы касательно стратегического планирования развития предприятия, купля-продажа, вложение денег в строительство каких-то новых транспортных путей, покупка акций крупных компаний… Откуда вся эта ерунда взялась в базе данных корпоративного хранилища? А-а, ясно, он просто залез в ограниченную базу данных проектного отдела. Разумеется, здесь не могло быть ничего ценного – для большей информации следовало бы вновь атаковать основной сервер, но там, наверху, уже наученные горьким опытом программисты не сидят сложа руки. Второго шанса ему не дадут.
Полазив еще пару минут и не найдя нужной информации парень пришел в ярость.
«Пять, пять пуль на то, чтобы пробиться сюда – а информации ноль. Я отсюда просто так не уйду».
Он быстрым движением отсоединил от себя разъемы и зашвырнул их в угол. Нужно было отсюда выбираться, но он понимал, что про захват уже известно службе безопасности и сюда уже двигаются бойцы. Вентиляция отпадала сама собой. Но вот взгляд парня остановился на воздухоотводе, который отходил от сервера и устремлялся куда-то вверх. Если быть точным, этот воздуховод, петляя, вел к одному из регенераторов воздуха, но вот лезть по нему было опасно, так как сервер порой нагревал воздух до 150 градусов по Цельсию, превращая трубу в ад.
Проработав в голове несколько возможных вариантов развития событий, Энтони успокоился и сел за клавиатуру вновь, теперь темой нового скрипта была случайная перестановка данных внутри файла.
«Еще одна диверсия,- он улыбнулся. - С такими темпами я за сутки уничтожу эту базу».
Он ликовал, набирая новый сценарий Армагеддона.
Возвращающийся после шумного кофепития офисный планктон немало удивился, когда мимо него вихрем промчались трое мужчин, едва не сбив кое-кого с ног, а потом, спустя некоторое время – отряд вооруженных бойцов. И все бежали по направлению к их рабочему офису. Интересно, чем обычное короткое замыкание могло привлечь корпоративных охранников? Тамико, не сдержав обещания спрятаться, нагнала офисных работников и теперь неспешно шла позади них, прислушиваясь к звукам впереди, однако беззаботная болтовня планктона мешала ей понять, что происходит в малой серверной проектного отдела.
Не сообразив (да и вообще не знав), что в обесточенном секторе пригодятся фонарики, ЗВшники поначалу немного растерялись – как искать шпиона в абсолютной темноте? Но тут их догнал отряд охранников, у которых фонарики, разумеется, были. Митчелл, О’Нилл и Харрингтон первыми добрались до отдела и, опознав серверную по внушительной бронированной двери, первым делом попытались вручную раздвинуть ее створки. Бесполезно. Тут Камерон заметил что-то на полу и махнул рукой:
- Ничего не получится. Магнитная панель – или что это за фигня? – сломана. Придется ломать.
И он повторил то же самое для охранников – так, на всякий случай, ведь он обращался к своим товарищам на родном языке, а современный английский от него несколько отличался.
- Ну это уже наша работа, - нехорошо ухмыльнулся один из охранников. – Отойдите.
- Когда дверь откроется, я иду первым, - предупредил Харрингтон.
- Нет проблем, - легко согласился О’Нилл.
Он не понаслышке знал, что Дэвид Харрингтон быстро положит конец этой истории, если удастся застать Кольта на месте.
Услышав шум за дверьми, парень понял, что время подымает, он быстро добил нужные строчки и добавил скрипт в автозапуск. Когда они поймут, что что-то не то, скрип сумеет испортить кучу информации.
«А теперь второй этап», - он выключил сервер.
Все кулера здесь управляются в зависимости от того, какая температура внутри, а поскольку температуру определяют выносные термопары, их можно отключить, и тогда сервер просто сгорит в считанные минуты. Он открыл серверный шкаф и быстро повыдергивал все какие видел термопары и рассовал их по карманам, закрыл шкаф и проверил, не оставил ли он следов.
Бросив косой взгляд на дверь, он увидел, как на ней загорелось яркое пятно.
«Уже вскрывают, быстрые же они. Но мне здесь делать уже нечего…»
Он подкатил стул к воздуховоду и с ловкостью кошки быстро забрался в него. Чтобы сразу не смогли определить, куда он делся, в момент забирания внутрь он оттолкнул ногой стул. Тот тихо прожужжав колесиками, отъехал назад к столу.
«Спасибо, парни, за старания, - подумал Энтони и закрыл за собой заслонку. - Теперь только вперед», - скомандовал он себе и быстро полез по узкому каналу.
Через десять секунд плазменный резак довершил свое дело – в двери образовался проем неправильной формы, в который легко мог пролезть человек. О’Нилл, Митчелл и Харрингтон, не имевшие защитных очков и насмотревшиеся на ослепительно яркую струю плазмы, от света которой не спасали даже закрытые веки, некоторое время просто слепо таращились в темноту, видя лишь расплывающиеся зеленые и фиолетовые пятна, после чего осторожно полезли вслед за охранниками в серверную. Намерение Харрингтона идти первым было дружно проигнорировано корпоративниками, и те попросту не пустили Земную команду вперед, великодушно предоставив им право лезть в проем в конце очереди.
Малая серверная проектного отдела была слабо освещена аварийными лампочками, все компьютеры были выключены. А внутри – никого… если не считать трех убитых сотрудников с кровавыми ранами в груди. Стулья были раскиданы по маленькому помещению, пол был небрежно измазан кровью… От такого зрелища О’Нилл поморщился и выразил вслух общий вопрос:
- А куда это делся наш Кольт?
Ответа он, разумеется, так и не получил – корпоративные охранники занимались тем, что обшаривали каждый квадратный метр, тыча винтовками в каждый шкаф и каждый угол. На обследование такой маленькой территории потребовалось не больше трех минут, пока наконец не стало ясно, что шпион снова сбежал.
- Куда он мог деться? – вслух недоумевал Митчелл, оглядывая потолок, стены, иногда даже заглядывая под столы. – Отсюда только один выход! Не исправился же он, в конце концов…
- Знаешь, если он телепортировался отсюда, я не очень этому удивлюсь, - ответил ему О’Нилл. – Это будет обидно, но после Асвада – совершенно ожидаемо.
- Тебя, я вижу, уже ничем не удивишь, - хмыкнул Камерон.
- То недолгое время, проведенное мною в Империуме, атрофировало у меня способность удивляться.
- Я знаю, куда он делся! – внезапно подал голос Дэвид Харрингтон, замерев напротив одной и стен.
Тихие переговоры охранников стихли. Харрингтон сообщил эту новость на привычном ему диалекте двухвековой давности, поэтому они не поняли, что он сказал, зато поняли те, к кому он обращался.
- Ну так и куда? – спросил О’Нилл и проследил направление его взгляда. – Точно! Вентиляция!
- Как… оригинально, - иронично прокомментировал Митчелл.
Все столпились полукругом около низкой вентиляционной ниши, за которой начинался вход в широкий тоннель, в котором без труда могли разместиться два человека. Решетка валялась рядом на полу – улепетывающий офисный работник не позаботился о том, чтобы поставить ее на место.
- У вас есть карта тоннелей вентиляции? – спросил Камерон у одного из охранников на недавно выученном им новом варианте английского языка.
- Нет, - ответил тот. – Да и откуда? Это надо в технической документации смотреть.
- Вы знаете, куда ведет этот тоннель?
- Вы так спрашиваете, будто я строил эту базу. Откуда мне знать? Мы – корпоративная охрана, а не инженеры-проектировщики.
- Ясно… - вздохнул Митчелл. – А где мы можем найти эту… техническую документацию?
- Понятия не имею.
- И что же корпоративная охрана делает в такой ситуации? – попробовал зайти с другого бока О’Нилл.
- Перекрывает все вентиляционные шахты. Где-нибудь мы его точно поймаем, а если он так и не вылезет – с голоду сдохнет.
- О, шикарный план! – саркастически оценил такой подход Митчелл. – Знаете что… у меня другие мысли по этому поводу.
Не успел охранник поинтересоваться, что там думает по этому поводу Митчелл, как тот вежливо, но решительно вытащил из его руки фонарик и… нырнул в проем.
- Спасибо! – запоздало крикнул он. – Потом верну!
Оторопевший охранник замешкался, разрываясь между нежеланием лезть в тоннель и желанием немедленно отобрать у наглого ЗВшника свой фонарик. Промычав вдогонку Митчеллу нечто невразумительное, он с удивлением обнаружил, что в тоннель полез еще и О’Нилл. Последовал их примеру и Харрингтон, только этот отличился больше остальных – стремительно отобрал у одного из расслабившихся охранников винтовку и, буркнув «Спасибо», скрылся в тоннеле – мелькнули только высокие сапоги армейского образца. Слегка растерявшиеся от наглости ЗВшников охранники могли только ругаться им вслед, однако связываться с Харрингтоном никто не спешил. Этот налысо бритый качок в порванной в некоторых местах черной майке и со старомодным пирсингом-полукольцами в нижней губе, Дэвид Харриннгтон, вызывал у всех без исключения охранников целых два желания: посмеяться над его экстравагантной по современным меркам внешностью и… держаться от него подальше. Несмотря на вызывающий смех внешний вид, Харрингтон имел внушительные мускулы и нечто угрожающее во всем своем молчаливом облике, и это удерживало охрану от открытых насмешек.
Временный командир отряда в отместку за самодеятельность ЗВшников потянулся к рации – маленькой черной коробочке на тыльной стороне ладони.
- Сэр, команда землян преследует беглеца, - ехидно доложил он, радуясь, что так быстро нашлись желающие сделать всю грязную работу за них. – Он скрылся в вентиляционном тоннеле.
- Найдите карту, - ответили ему. – И расставьте людей у предполагаемых точек выхода, где мы можем его схватить.
- Понял, сэр, - ответил охранник и махнул своим.
Всего-то и делов: стоять и ждать, пока эти камикадзе пригонят Кольта прямо к нему в руки. Хоть бы датчики движения взяли, что ли…
А тем временем Энтони двигался в совершенно противоположном направлении.
На преодоление дистанции у парня ушло где-то минут пятнадцать.
«Неужели я пропустил заслонку»,- подумал парень, когда луч фонарика уперся  в радиатор, принадлежавший регенератору воздуха. Он не ошибся, он видел такие много раз и сейчас был уверен, что заслонка находится здесь. Он вновь педантично осмотрел стены жестяного туннеля. В одном месте ржавчина четко отделила прямоугольник.
«А вот то, что мы искали», - парень аккуратно подполз к заслонке и медленно отвел ее в сторону.
Внутрь тоннеля пробился узкий вертикальный луч ослепительного света, Энтони немного сморщил лицо, но потом глаза быстро приспособились к новому освещению. Фонарик, также как и лазерный целеуказатель, пришлось выключить, чтобы случайно себя не выдать.
Его взору открылась белая цилиндрическая комната, в одной из стен которой была небольшая комнатка персонала, в которой сейчас находилось два бойца и какой-то гражданский в белом халате. Они преспокойно трепались, гражданский что-то возбужденно рассказывал, размахивая руками для придания убедительности своим словам, бойцы же, прислонив свое оружие к обзорному стеклу, слушали рассказ.
«Парни, после того, как я еще немножко поиграю на вашей базе, вы уже так беспечно не сможете говорить», - Энтони сложил приклад, чтобы было удобнее стрелять, оттянул затвор, проверяя положение патрона, проверил обойму.
«Вроде все в норме », - подвел он итог. Теперь пришло время пустить в ход все патроны, что остались. Три цели нужно было уничтожить до того, как они вызовут подкрепление.
Кольт постарался принять как можно более удобную позу, благо его фигура только способствовала этому. Вдохнув, он взял на прицел первого из бойцов, тихо щелкнув переключателем, вернул винтовку в режим отсечки, одно нажатие – три пули. Прицелившись, он спустил курок, автомат, издав грохот, выпустил первую порцию смертельного свинца. Но парень не остановился на этом, его ждали еще две цели, и, сделав легкое движение, он перевелся на второго бойца, новое нажатие - и следующая тройка ушла в мишень. И напоследок прицел перебежал на работника, и автомат отмерил следующую порцию пуль. Круг замкнулся, Энтони перевел прицел на первую цель, чтобы посмотреть результат своих стараний….
Заслонка тоннеля немного мешала парню прицелиться, и поэтому он стрелял наверняка. И был в этом абсолютно прав – из трех пуль, выпущенных в каждого человека, две попали только в одного из бойцов, второй и гражданский схлопотали по одной пуле, но этого хватило, чтобы, завопив от боли, рухнуть на пол, истекая кровью. Ранения у всех троих были не смертельные, но тяжелые, и кое-кому невероятно повезло – он испытал болевой шок и впал в блаженное забытье, где нет боли и страха смерти…
«Готовы», - подумал парень, осмотрев три лежавших тела через прицел.
Времени не было, поскольку он стрелял без глушителя - где гарантия, что кто-то не услышал выстрелы и не сообщил охране? Опершись на правый локоть, Энтони быстрым движением открыл полностью заслонку. Включил лазерный прицел, после чего он буквально вывалился на решетчатый пол. Только он почувствовал новую опору под ногами, парень принялся осматривать окружающее помещение в поисках новых целей и, не найдя оных, побежал к убитым.
«Они еще живы, - удивился Кольт, проверяя пульс каждого. - Не будем тратить на них патроны, они и так не жильцы», - подумал он, начиная проверять карманы подстреленных. Улов не был впечатляющим, но и неудачным его тяжело было назвать: шесть обойм к автомату, три магнитных ключа и разгрузочный жилет. Достойная комплектация диверсанта-разведчика. Быстрыми движениями он натянул жилет поверх формы уборщика, которая оказалась довольно неплохой. Рассовав свою нехитрую добычу по кармашкам, принялся разглядывать комнату, ища другой выход отсюда. Идти через дверь ему почему-то казалось верхом дурости…
Раненый гражданский, беспомощно постанывая, лежал на полу в алом от крови рабочем халате и слабо шевелился, вздрагивая каждые несколько секунд, когда Энтони полез обшаривать его карманы. Один из солдат валялся на полу без признаков жизни, второй был на грани потери сознания от болевого шока. Эти трое не представляли никакой угрозы для Энтони и послужили ему неплохим «бонусным» пополнением боеприпасов. Магнитные ключи, отобранные у военных, несколько отличались от того, что парень забрал у гражданского – на них были желтые магнитные полосы, в то время как на ключе «белого халата» - фиолетовая. Что бы это значило?
Мебели в цилиндрической комнате почти не было, лишь стены были утыканы нишами, ящиками и встроенными сейфами. Еще был встроенный в стену плазменный сенсорный экран, на котором сейчас слабо светилась заставка – логотип корпорации. Была там, конечно, еще одна решетка вентиляции, но не она первой приковывала внимание того, кто оказывался в этом помещении первый раз. Ровно в центре находился круглый черный провал, больше похожий на кроличью нору из сказки про Алису, чем на выход из помещения. Что это – элемент дизайна или какая-то шахта?
«Так-так. А что у нас тут?» - парень схватил со стола какую-то увесистую канцелярскую принадлежность и бросил ее туда.
Секунды две - и послышался характерный звук, который издавали предметы, катившиеся по решетчатой или другой ребристой поверхности. Он прикинул схему базы и его текущее месторасположение.
«Эта труба, похоже, ведет в один из узловых коллекторов вентиляции, а оттуда уже можно было добраться практически в любую точку базы», - подведя итог, он выключил лазерный прицел, включил фонарик и нырнул в черную глубину отверстия.
Труба оказалась достаточно широкой, и летящий вниз парень даже почти не задевал ее решетчатые стены. Через пару секунд полета труба немного изменила наклон, и Энтони стал катиться по ней, словно по детской горке, со свистом рассекая воздух. Было темно, и откуда снизу резко тянуло холодом и повышенной влажностью. Послышался шум падающей воды. Еще несколько секунд головокружительного падения, и труба резко изогнулась под почти прямым углом, и Кольт на полной скорости вылетел из нее, приземлившись на дно широкого металлического цилиндра с покрытыми ржавчиной стенами. Цилиндр был заполнен оглушающим шумом: из четырех ниш в его круглых стенах изливался вниз бурный поток какой-то зеленовато-оранжевой жидкости и исчезал в вертикальных трубах, вмонтированных в дно. Брызги отдающей резким запахом железа жидкости разлетались во все стороны, и пол, на который приземлился Энтони, был весь залит этой мутноватой водой, отчего со временем стал склизким и противным, как илистое дно старого пруда. Цилиндр уходил вверх на несколько десятков метров и заканчивался ячеистой сеткой, но добраться до нее не было никакой возможности – гладкие стены не имели ничего, за что можно было зацепиться. Была, правда, еще одна маленькая, примерно метр в высоту, прямоугольная ниша, которая вела в какой-то темный проход. Все это здорово было похоже на инженерно-технические ходы и лазейки.
Тем временем наверху обездвиженные люди стали понемногу приходить в себя.
- Д-дебил, - собравшись с силами, выплюнул один из бойцов, когда Энтони скрылся в тоннеле. – Получишь по заслугам, придурок…
- Это точно, - слабым голосом подтвердил очнувшийся второй. – Надеюсь, эта тварь его сожрет…
- Сожрет обязательно, - подтвердил первый и потянулся на переговорником, который Энтони то ли не заметил, то ли опрометчиво забыл забрать. – Рядовой Грил вызывает штаб. Капитан, вызываю подкрепление… У нас трое раненых и вооруженный субъект, движущийся в направлении квадранта Си-три.
Разумеется, поимка Кольта проходила в условиях строжайшей секретности, и эти трое не могли знать о том, что подозреваемый сбежал из-под охраны (да и, по правде говоря, они его в глаза не видели и не знали даже, что он подозреваемый), но служба есть служба, и они спешили непременно доложить об инциденте…
- Да чтоб его, - разразился парень, ударившись локтем о какой-то выступ и чуть не выпустив автомат.
Нет, причиной ругани была не боль, а случайное, но точное попадание по нерву, которое заставило разжаться левую руку. Несколько кувырков - и парень остановился на решетке. Место, в которое он попал, явно не напоминало коллектор вентиляции.
- Да проектировщик явно что-то курил. Нормальный никогда не создаст подобного. А псих – за здрасти!
Возвращаться назад ему не хотелось, да и ничего хорошего он там точно не найдет, разве что охрану, которая уже могла быть там. Он провел лучом фонарика по стенам: «Вновь какая-то канализация! Ну ладно, пусть будет хоть такое», - он заметил небольшой проход, ведущий отсюда, а поскольку времени задерживаться на детальный обыск местности не было, он двинул вперед.
Вновь узкий коридор, и стены покрыты плесенью, только вот ее запаха он не чувствовал, все забивала своей вонью рыжая жидкость. Назвать ее водой у Энтони не поворачивался язык. Для пущего эффекта он включил лазерный целеуказатель, по которому очень удобно было определять дистанцию к предметам.
Сделав несколько шагов, он остановился, причиной тому был странный хруст под ногой. Парень медленно отодвинул ногу в сторону. То, что он увидел, заставило проснуться чему-то животному, жившему где-то глубоко в душе парня. «Людская кость? Да что у вас тут на базе творится?», - на секунду он даже решил вернуться, но потом все-таки упрямо зашагал вперед.
«Пусть меня боятся», - с улыбкой на лице подумал он.
Удивление Кольта было в общем-то вполне оправдано, ибо 95% персонала базы не знало о подобных ходах, раскинувшихся под базой. Более того – офисный планктон не имел ни малейшего понятия о том, откуда берется электричество на базе, где проложены радиоантенны, куда течет канализация, каким образом в кофейных автоматах появляется новый запас кофе наконец… Лишь технический обслуживающий персонал был непосредственно связан с подсобными помещениями, котельными и генераторными, энергетическими блоками и хозяйственными зонами, поскольку именно в их обязанности входило обеспечивать жизнедеятельность базы. Однако о том лазе, через который Кольт пролез в следующее техническое помещение, знали лишь немногие… Пока он, пригнувшись, шел по низкому узкому тоннелю, менее сыро не становилось, а скользкий, покрытый илом пол не обещал ничего хорошего. Вскоре послышалось характерное электрическое потрескивание, от которого кровь стыла в жилах и возникало дикое желание оказаться как можно дальше от источника высокого напряжения… Кольт сразу узнал этот звук – он означал, что у базы, кажется, проблемы. Не то чтобы серьезные, но… неприятные.
Когда он, толкнув какую-то слабо держащуюся заслонку, вылез из тесного тоннеля, взору его открылась… довольно мрачная панорама. Энтони находился на втором уровне некого квадратного помещения – огромного бетонного «зала», заполненного треском и скрежетом электрических разрядов, - стоя на шатком решетчатом перекрытии, огибающим все помещение по периметру. А внизу… Внизу вся бетонная коробка была залита водой примерно на метр от пола. Вроде прозрачной и даже нисколько не мутной, однако желание прикасаться к ней отступало при одном лишь взгляде на противоположную сторону – там, где стояли какие-то жуткие, почти древние машины-насосы, гигантский, во всю стену, электрощиток и еще какие-то неизвестные Кольту технические прибамбасы, помеченные знаком высокого напряжения. Нутро одной из машин было вскрыто, и вываленный оттуда клубок проводов (древняя реликвия!) болтался в опасной близости от воды. Пара толстых кабелей с неаккуратно сорванной изоляцией свисали вниз и раскачивались, то и дело цепляя воду переплетенными между собой тонкими оголенными проводами. При каждом таком соприкосновении слышался оглушительный треск, и по воде пробегали синие искрящиеся молнии. Было заметно, что там не безобидные 100 вольт и даже не распространенные два века назад в странах СНГ 220, а все 500. А то и больше, учитывая, какую энергию потребляет база за сутки.
На этом же втором уровне, где стоял Кольт, рядом с жуткими машинами, выступающими из воды и достигающими решетки-пола, виднелись две двери с грубо нацарапанными на них значками «не влезай – убьет». Внизу одного из них кривым почерком было приписано «влезай – убьет, без разницы». Больше никаких намеков на связь этого бетонного помещения с остальной базой не было, разве что еще одна решетка под водой, закрывающая путь в какой-то тоннель… Но этот вариант отбрасывался сразу – не лезть же в воду.
Парень придирчивым взглядом осмотрел помещение. Ничего хорошего, кроме отравления озоном, оно не предлагало, хотя с другой стороны он не видел здесь чего-то, что могло убить человека. Ну, разве что кроме электричества, но тогда бы труп должен был быть здесь.
«Ничего не понимаю», - пробежало в голове.
Единственный выход, который видел парень, это была решетка, но она была под водой, и это была не самая сложная проблема. Главной проблемой представлял собой комок проводов, который до сих пор не решился - свалиться ему в воду или нет. Но, тем не менее, работы это не убавляло. Осматривая помещение, Энтони почему-то пришел к выводу, что база построена на основе более старой постройки, потому что такие устройства он видел только в проекциях, когда Легион рассказывал о переменном токе и его использовании. В принципе, парень понимал принцип работы приборов и даже уже имел пару вариантов решения.
Медленным, почти гусиным шагом Энтони приблизился к поврежденному мотору. Да, он не ошибся, корпус был разворочен, и то, что сейчас болталось на проводах, было когда-то статором. Только вот кто мог такое сделать? Но, как всегда, время поджимало.
Он присел на корточки и подвел дуло винтовки вплотную к распределительной коробочке, и, сделав пару аккуратных выстрелов, снес ее, обесточив при этом развороченный движок. А вот второй нужно было починить. Он также осторожно подошел ко второму движку. Крышка на распределительной коробке была снята, но клеммы внутри были целы. Хотя и покрылись ржавчиной.
«Значит, проблема не здесь, - подвел он итог и посмотрел на распределительные щиты. - Возможно, полетели предохранители», - парень аккуратно подцепил дулом автомата за изогнутый край дверцы и открыл ее. Его взору открылась довольно прискорбная картина. Половина предохранителей была перебита, подводящие провода изорваны. Надежды отремонтировать его не было никакой.
«А что со вторым?» - нервно подумал он и попробовал открыть дверцу.
Но в отличие от предыдущей, эта открылась не сразу, заставив парня перед этим хорошо с ней повозиться. И даже выпустить пару пуль в замок, которого он сразу не заметил. То, что увидел он здесь, обнадежило, хоть все и было покрыто приличным слоем ржавчины, но на вид было работоспособным.
«Значит, разбили первый щиток и второй мотор, или наоборот. Да какая разница, кто-то с одной стороны не хотел, чтобы тут могли пройти, с другой - он оставил способ все починить. Дилемма, однако…»
Но выбирать не приходилось. Он потянул рычаг внутри щита, контакты разошлись, потрескивание, которое еще слышалось после того, как он отстрелил распредкоробку на моторе, прекратилось.
«А теперь возьмемся за дело», - он положил винтовку так, чтобы та освещала частично щиток и насос.
Затем, подтянув к себе ротор, снял несколько проводов из него. Этого будет достаточно, оценил он длину. Инструментов не было, а зачистить будущее место соединения было нужно. Кольт извлек один патрон из обоймы и принялся сдирать налипшую на нем грязь и ржавчину. Затем, скрутив несколько проводов в один, чтобы получить нужную длину, он закоротил соответствующие клеммы на обоих коробках.
«Ну что, попробуем», - подумал он, включая рубильник. Выдав насколько искр, клеммы сошлись и, услыхав заветный шум мотора, парень немного успокоился.
Только вот провода, буквально висевшие в воздухе и соединявшие моторы, начали безбожно греться, и Энтони дежурил возле рубильника, чтобы их отключить, если что-то пойдет не так.
Вода внизу слегка заволновалась, забурлила и… несколько минут не было заметно никаких изменений, а потом уровень ее понизился на пару сантиметров – это было заметно по четко обозначившемуся на бетонных стенах мокрому следу. Вода отступала. Задача эта была не из легких, и Энтони потратил здесь довольно много времени, то включая, то выключая насос, чтобы не слишком перегружать древнюю систему… Минут через двадцать вода наконец дошла до нулевой отметки пола и, громко журча, утекла в тоннель, закрытый решеткой. На полу остались мелкие лужицы. Однако на этом все и прекратилось – мотор по-прежнему работал, но уровень воды в широкой трубе не понижался. Зато Энтони заметил кое-какие изменения на допотопном дисплее рядом с щитком: на нем зажглись две зеленые лампочки, подписанные как «Рез1» и «Рез2». Что бы это значило? И главный вопрос – почему не видно никого из рабочих-техников?
«Ну блин», - на дне красовался сверкающий в луче фонаря ковер с водорослей, но возможности выбраться отсюда это не дало. К тому же игры с мотором уже прилично достали парня. Резко опустив рубильник вниз, он вновь подтянул ротор, снял из него еще пару метров провода и, не придумав ничего лучше он, просто намотал его поверх существующих соединений.
«Теперь сопротивление будет меньше, и он не будет так сильно греться, но вот выбраться отсюда это все равно не давало возможности».
Энтони слез вниз по скользкой лестнице и отодвинул в сторону решетку, канал был довольно широким, но нырять туда, не зная, куда он ведет, он не рисковал. Злость пробирала парня уже до костей, столько времени  - и все в пустую. Согнать ее решил на двери с довольно дерзкой надписью «Не влезай - убьет». 
Поравнявшись с ней, парень со всей силы ударил ногой. Та, явно не ожидая такого поведения, рухнула, оставив  в воздухе столб пыли. Парень рефлекторно навел автомат, но кроме еще двух электрощитов, здесь ничего не было. Энтони медленно доходил до точки кипения, последней каплей стало то, что за несколько минут бездействия вода стала возвращаться назад, вновь заполняя комнату. Если на базе знают про этот тупик, - а почему-то он не сомневался, что кто-то знает про него, - возле единственного выхода, про который знает Энтони, уже дежурят.
Вторым мальчиком для битья стала вторая дверь с похожей надписью. На различия он даже не обратил внимания, и так же рефлекторно высадив ее, принялся осматривать помещение. Здесь были размещены какие-то компьютеризированые системы управления, но вот посреди комнаты лежал комок слизи.
Чутье охотника подсказало, что здесь что-то нет то – комок двигался и напоминал собой пиявку. Только вот длиной где-то в метр. Кольт улыбнулся  и даже не придал внимания тому, что в углу лежала аккуратная кучка костей. Энтони пробежался красной точкой лазера по телу твари и, выбрав несколько самых удобных, с его точки зрения мест, выстрелил в них. Тварь, издав тонкий, почти детский визг, скрутилась комком, забрызгивая пол черной жидкостью.
«Ну вот так лучше», - Энтони сделал шаг внутрь.
И-под аппаратуры показались еще несколько таких же созданий. В отличие от первого, эти сразу же ринулись на парня с непонятно откуда бравшейся скоростью.
- Решили полакомиться мной? – задал он вопрос в голос, как будто бы они понимали его речь. Автомат захлебнулся, отсчитывая каждой из них порцию свинца.
- Не на того напали, - выпалил он и зашвырнул ногой первую тварь в угол, а потом повторил это действие с остальными. На всякий случай он пробежался фонариком, оглядывая потолок и приборы, и не найдя больше особей этого вида, злобно улыбнулся, глядя на трупы.
- Теперь ясно, почему здесь нет персонала, - его глаза горели злобой, только уже не в такой мере.
Небольшая пальба - отличный способ выплеснуть накопившиеся эмоции. А теперь он возвратился к созданию плана побега, рассматривая схемы на стене.
«Так у вас тут встроенный резервуар, и я нахожусь возле младшего, и если включить насосы и нагнать в среднем уровень, я выберусь в зоне очистительных сооружений. Отлично», - он протер рукой приборною доску.
- Так что тут мы имеем? Главный и вспомогательный компы, - он щелкнул включателем, и основной, выдув столб пыли, написал на небольшом экране приглашение для авторизации.
- А я откуда знаю пароль? - и он принялся дальше протирать рукавом приборною доску. Пока не зацепился рукавом за щель под магнитную карточку, выгоревшая картинка подтверждала это. Чисто интуитивно он достал магнитную карточку гражданского и сунул ее туда.
Экран загорелся приветствием и загрузил небольшой интерфейс управления насосами. Все было до примитивности просто…

* * *

Камерон Митчелл дополз до первой развилки и остановился. Через несколько секунд его нагнал О’Нилл и устроился на животе рядом – благо, тоннель был очень широким и позволял ползти по нему сразу двум людям бок о бок. Если они, конечно, не античной комплекции.
- Ну что? – поинтересовался Джек. – Разделимся?
- Если хочешь ползти здесь наощупь, - невозмутимо ответил Камерон. – Фонарика-то у тебя нет, а свой я не дам.
- Я так и понял, - хмыкнул О’Нилл. – Я так и думал, что что-то забыл… Надо было попросить у тех ребят еще и датчик движения.
Повисла неловкая пауза.
- Да, стормозили, - задумчиво согласился Митчелл. – Ну да ладно. Будем ориентироваться по звуку.
Оба замолчали и прислушивались. Тишины и вправду не было – в тоннеле раздавалось громкое «бум-бум-бум», это Харрингтон полз следом. Митчелл обернулся через плечо и посветил фонариком в лицо Дэвида.
- Двайд, замри, - крикнул он. – И прислушайся.
Харрингтон послушно застыл. В тоннеле стало относительно тихо, если не считать далеких завываний заблудившегося в системе ветра да гула каких-то приборов за стенами.
- Как будто кондиционер работает, - сказал через некоторое время О’Нилл.
- Спасибо, полковник, а я и не знал, что мы в вентиляции, - развеселился Камерон. – Так что насчет…
- Вы слышите? – внезапно подал голос Харрингтон откуда-то сзади.
О’Нилл и Митчелл навострили уши. Где-то далеко-далеко, перекрывая гудение воздухоочистителя и криогенных систем охлаждения, слышалось негромкое клацанье, какое мог издать ползущий по тоннелю человек, соприкасаясь ладонями и коленями о листы оцинкованной стали, которыми был выложен тоннель изнутри. Интересно, кого это занесло в вентиляцию?
- Вперед! – скомандовал О’Нилл.
Камерон пополз первым, свернув налево, откуда, как ему показалось, доносился звук улепетывающего Кольта. О’Нилл потянулся следом, и замыкал процессию исследователей вентиляции Дэвид Харрингтон.
По мере того, как трое продвигались вперед, обмениваясь ироничными и не очень комментариями, звук становился все сильнее, и уже не осталось сомнений в том, что это не вой ветра, а кто-то живой, торопливо ползущий вперед. Интуитивно ориентируясь на развилках, Митчелл и компания упорно нагоняли беженца, втроем производя столько шума, что несколько раз приходилось останавливаться, чтобы убедиться, что они движутся в правильном направлении, и Кольт еще в вентиляции.
- Эх, жаль, генерала Хаммонда нету, - воскликнул Камерон на одной из развилок. – Или генерала Лэндри. Или вообще какого-нибудь зоаноида. Говорят, у них слух как у… - несколько секунд он провел в мучительном поиске сравнения зоаноида с каким-нибудь представителем животного мира Земли, но так и не смог вспомнить, какой зверек отличается острым слухом. – Короче, очень хороший, - выкрутился он.
Реплика осталась без комментариев. Звон металла становился все ближе, и трое прибавили скорость.
- Мы его догоняем! – победоносно воскликнул Митчелл. – Прибавим ходу, ребята!
- Подполковник Митчелл, - окликнул его Харрингтон. – Возьмите это.
Камерон оглянулся. Дэвид легонько толкнул в его сторону отобранную у охранника винтовку, и та, звякнув о металлические листы, проехалась по ним вперед.
- А ты? – удивился Митчелл.
- Вы идете первым. А у меня нож есть.
- Тогда хорошо, - одобрил Камерон, хватая винтовку. – Джек, держи фонарик.
Митчелл снова пополз первым, а О’Нилл принялся освещать ему путь, держа фонарик низко-низко над полом. Скрываться уже не было смысла – в тоннелях очень сложно передвигаться бесшумно, да и к тому же Кольт наверняка знает о погоне… Так что сейчас игра велась на скорость.
- Мы его догоняем! – победоносно крикнул Митчелл, чувствуя, что Кольт уже где-то за поворотом. – Еще немного – и он наш!
- С потрохами, - мрачно добавил Харрингтон.
В этот момент лихорадочное «бам-бам-бам» о металл впереди прекратилось, и тоннель заполнился звуком стрельбы… Камерон упал на живот и зажал уши, бросив винтовку рядом. О’Нилл и Харрингтон сделали то же самое – акустика в тоннеле была превосходная и предоставляла редкий шанс остаться без барабанных перепонок. Это было настолько резко и громко, что ЗВшники поначалу немного растерялись и перестали осоловело хлопать глазами лишь когда какофония и грохот прекратились. Где-то впереди послышались неразборчивые приглушенные голоса и какая-то ругань. Митчелл осторожно разжал руки и оглянулся. Луч фонаря осветил его бледное полубезумное лицо.
- Что это было? – рассеянно спросил он.
- Кто-то в кого-то стрелял, - выразил очевидное Джек. – Кажется, мы немного опоздали…
- А разве у местных охранников нет приказа по умолчанию шпионов брать живыми? – подал голос Харрингтон.
- Это корпоративный склад, - подумав, ответил О’Нилл. – Я думаю, службе безопасности предпочтительнее не рисковать и сразу пришить лазутчика, чем ловить его по всей базе с риском для Врат и прочего, что здесь хранится.
- Логично, - согласился Митчелл. – Но опять же – немного неразумно. Пойманный шпион может многое рассказать.
- Тогда они идиоты, - просто подвел итог О’Нилл. – Ну что, вперед?
- Нервные они там какие-то, - с сомнением произнес Митчелл. – Еще будут стрелять на звук…
- Хочешь, я пойду первым? – предложил Джек.
- Да ладно…
Камерон подобрал винтовку и осторожно пополз вперед.  Заглянув за угол, он увидел примерно в двадцати метрах по прямой узкий желтый прямоугольник – выход. Он тихонько (насколько это позволяла внутренняя обшивка и акустика тоннеля) пополз дальше и на подступе к окошку крикнул:
- Не стреляйте! Свои!
Возня и голоса за желтым прямоугольником притихли.
- Кто? – после небольшой паузы спросил грубый мужской голос.
- Подп… э-э… майор Камерон Митчелл, корпоративная охрана Вейланд-Ютани! – выпалил он свое официальное звание. – И со мной майор Джек О’Нилл, а также гражданское лицо Двайд Харрингтон.
Послышалось тихое переругивание.
- Какого черта вы там делаете? – последовал новый вопрос вместо ожидаемого «проходите, гости дорогие».
О’Нилл сзади гневно фыркнул.
- Преследуем преступника, - не зная, что еще сказать, ответил Митчелл. – Но кажется, мы опоздали.
Новая пауза.
- Вылезайте, - наконец был ответ. – По одному и без резких движений.
- По двое и не получится – узковато будет, - попробовал пошутить Камерон, однако в ответ ничего не последовало, и он понял, что шутка улетела в молоко.
- Что за бред? – тихо прошипел сзади Джек. – Они думают, что на базе целая армия Кольтов?  Одного же уже пришили.
- Я же говорил – нервные ребята, - ответил Камерон.
Они проползли несколько метров до маленького прямоугольника, и Митчелл первым вылез наружу. Его встретило несколько щелкнувших предохранителей на винтовках.
- Эй, ребята, - он удивленно поднял руки. – Спокойно, мы же свои…
Он осторожно снял с шеи ленту с бейджиком и протянул одному из охранников. Тот осмотрел ее и передал другому – очевидно, командиру. Командир оглядел ее и махнул рукой своим:
- Все в порядке, наши.
Стволы опустились, и Митчелл смог вздохнуть свободно.
- Ну я же говорил! – обрадовался он.
Из тоннеля показалась голова О’Нилла.
- А, уже все? – поинтересовался он. – Мир установлен?
- Да, вылезай, - ответил Камерон. – Пока живем.
Джек вылез из тоннеля и огляделся. Он находился в полутемном зале с высоким потолком, по стенам которого бежали змейки труб и проводов, а куда-то наверх вели две железные лесенки, состоящие из скоб, вбитых в стену. Из зала в обе стороны расходилось два узких коридора. Где это они?
Тем временем старший протянул свой бейдж Митчеллу.
- Старший лейтенант Рой Джонс, служба безопасности, - представился он. – Нахожусь под командованием капитана Джонатана Бутвуда. Вы немного опоздали – враг задержан и ликвидирован.
Камерон глянул на труп человека, лежащий у его ног рядом со стеной. Лицо его было залито кровью, грудь и живот – разворочены пулями, но по тому, что осталось от человека, стало ясно, что это не тот, за кем они гнались. Это был не Энтони Кольт.
- Вы работаете оперативно, - осторожно сказал Митчелл. – Но спешу вас разочаровать – вы пристрелили не того.
Возникла неестественная, словно театральная пауза.
- Как не того? – опешил Рой Джонас.
- А вот так, - ответил Камерон. – Вам дали описание того, кого следует … э-э… ликвидировать?
Охранники, коих было около полудюжины, переглянулись. Казалось, до настоящего момента никто из них не задумывался, как выглядит Энтони Кольт.
- У меня приказ пристрелить того, кто вылезет из этого люка, - угрюмо буркнул старший лейтенант Джонс. – К вам это, кстати, тоже относится.
Митчелл пропустил колкость мимо ушей.
- Вы знаете этого человека? – спросил он, уже зная ответ.
Внезапно из левого коридора выскочило еще трое человек.
- Джонс, черт тебя подери! – как гром посреди ясного неба, обрушился на всех грозный голос. – Что ты здесь устроил?!
- Капитан Бутвуд? – ничуть не смутился старший лейтенант. – Я думал, вы… э-э… внизу.
Бутвуд в сопровождении еще двоих подскочил к малому отряду охранников.
- Я же давал приказа стрелять! – гневно обрушился он на своего подчиненного.
- Я думал, это вы дали приказ ликвидировать преступника… - вяло начал оправдываться Джонс.
- КТО?! Кто сказал это? – рассвирепел Бутвуд.
- Э-э… сержант Уилкинс, а ему майор Меркер, и я думал, приказ исходит от вас…
- Что у вас здесь за бардак с приказами? – искренне удивился Камерон, прервав гневную тираду Бутвуда.
Капитан службы безопасности бросил на него грозный взгляд.
- А вы кто такой? – грубовато спросил он.
- Майор Камерон Митчелл, корпоративная охрана, отряд ЗВ-1, Земля, Неонополис, - раздельно произнес он. – И да, с приказами у вас здесь все-таки бардак.
Бутвуд нахмурился, словно что-то припоминая.
- Ага, - наконец более спокойно произнес он. – Земля, доставка груза.
- Да, это мы, - подтвердил Митчелл.
- И все равно… Джонс, какого черта? Вместо того, чтобы ДУМАТЬ, надо было связаться со мной и СПРОСИТЬ!
- Успокойтесь, капитан Бутвуд, - внезапно вмешался О’Нилл. – В любом случае, тот, кого вы ищете, еще жив. Парни Джонса подстрелили не того.
Бутчвуд резко развернулся к нему.
- Не того? – тупо повторил он.
- Не того, - подтвердил Джек. – Я видел Кольта – он блондин и еще почти мальчишка. А перед нами взрослый мужчина.
Бутвуд впервые глянул на окровавленный труп, одиноко лежащий около стены. Да, действительно – на семнадцатилетнего мальчугана не похож.
- Тогда кто это такой и какого черта он делал в вентиляции?! – рявкнул Бутвуд.
- А вот это уже ваше дело выяснить, - развел руками Джек. – Вы тут все и всех знаете…
Бутвуд немного помолчал, переводя взгляд с трупа на О’Нилла, с О’Нилла на Джонса и обратно.
- Да, - согласился он. – Не тот. И все равно, Джонс, заруби себе на носу – все приказы исходят ТОЛЬКО от меня, и если кто-то «левый» передает тебе что-то от моего имени – свяжись со мной и уточни. Почему, черт возьми, тебя надо учить таким вещам?
- Я понял, сэр, - вяло отозвался Джонс, потупив глаза.
- Это, кстати, ко всем относится, - Бутвуд обвел грозным взглядом молчаливую компанию охранников. – Ты временно остаешься на службе, Джонс, только благодаря тому, что подстрелил не того… Пока не установится личность этого человека. Если это кто-то из важнейших работников базы, я лично с тебя шкуру спущу.
«А потом шкуру с меня спустит Оониси или Соммерс», - добавил он про себя.
- Но сэр! – умоляюще возразил почти уничтоженный Джонс. – Что честный работник корпорации делал в тоннелях?
- А чтобы это выяснить, тебе придется отнести его в медпункт для опознания… Займись немедленно! А вы трое… - он развернулся к Митчеллу и его команде, готовясь выдать нечто гневное и грубое, но вовремя вспомнил, что те старше его по званию и вообще официально ему не подчиняются, - не мешайте поимке преступника, в общем.
И он круто развернулся, возвращаясь туда, откуда пришел.
- Эй, а ничего, что мы рискуем жизнями, помогая вам? – оскорблено крикнул О’Нилл ему вслед.
Бутвуд не ответил и скрылся в тоннеле. Джонс тем временем вызывал по рации кого-то с носилками.
- Видимо, ничего, - пожал плечами Митчелл. – Итак, господа, что будем делать?
- Хороший вопрос, хмыкнул Джек. – С одной стороны у нас белобрысый хакер, с другой – недружелюбные корпораты. Самым логичным способом будет валить домой, раз они такие умные и «справляются» без нашей помощи.
- Но мы ведь этого не сделаем? – понимающе предположил Митчелл.
- Ну конечно же нет! – воскликнул Джек. – Да, мы облажались, погнавшись не за тем. Но так дальше дело не пойдет – чтобы такого не повторилось, надо иметь постоянную связь друг с другом. Нужно найти передатчики.
Митчелл покосился на Джонса – тот был занят и вообще вряд ли пойдет навстречу Земным корпоратам.
- Эти не помогут, - уверенно заявил Камерон.
- Я знаю, кто может все устроить, - внезапно подал голос Харрингтон. – Ремси отличается удивительной способностью доставать редкие вещи.
- Значит, надо найти Ремси, - подвел итог О’Нилл. – Кто-нибудь знает, где он сейчас?
Молчание.
- Ясно. Тогда предлагаю для начала выбраться из этих катакомб.
- Отличная идея, - иронично хмыкнул Камерон. – Эй, Джонс… не подскажешь, где здесь ближайший кофейный автомат?

0

10

Первое впечатление быстро прошло. То, что было до примитивности простым, оказалось еще одной головоломкой. Резервуары были соединены достаточно длинным каналом, и падение уровня воды в этом помещении было из-за того, что вода в канале двигалась. Но если мотор отключался, уровень достаточно быстро должен был вернуться назад.
- Ну, все-таки я прав. Эту базу явно строил какой-то шизанутый, нормальному такое точно в голову не придет. Придется немножко попотеть, - он сплел руки в замок и, вытянув их вперед, щелкнул костяшками.
Двигатели нужно было включить, только не сразу, а через секунд сорок, чтобы он успел доплыть до разветвления в трубе, где его сможет подхватить поток и вынести к очистительным. Резким движением он подтянул к себе ржавый стул и, приняв на нем полусгорбленную позу, привычную для программистов, принялся набирать сценарий, одновременно косясь на выломанную дверь.
На написание ушло не больше пяти минут, благо система была довольно старенькая, несмотря на некоторые элементы хайтека, но с другой стороны - надежной. Довольно хмыкнув, Энтони развернулся на стуле в сторону дверей.
- После нажатия «энтера» у меня будет одна минута. Никогда не знаешь, на что уйдет время,- он довольно хмыкнул и отсоединил обойму.
После последнего боя она практически опустела. Изъяв последние два патрона, он забросил ее в угол к трупам существ.
- Ну-с, начнем! – выговорил он, передергивая затвор.
Торопливым движением он нажал на кнопку и рванул вперед. Подбежав к моторам, он включил ток, но двигатели не включились.
«Славненько, - подумал Кольт, - у меня осталось еще около пятидесяти секунд, а потом все само заработает».
Уверенность в задуманном также внушала надпись «Standby», загоревшаяся на одном из щитов.
Внезапно его внимание привлек какой-то хлюпающий звук. Послышался плеск воды, мокро зашлепало что-то большое и… решетка, закрывающая вход в трубу, приподнялась, громко звякнув. Из трубы, медленно и лениво переваливаясь, выползло на редкость мерзкое существо. Это и существом-то назвать было сложно: то, что выползло из трубы, больше напоминало огромный грузно передвигающийся комок слизи без намека на руки, ноги и лицо. Ком был черным, лоснящимся, примерно два метра в диаметре, и с неровных боков его капала вонючая прозрачная слизь. Передвигался ком при помощи дюжины склизких щупалец, концы которых то раскрывались, то закрывались, словно посохи джаффа, демонстрируя желтые немигающие… глаза?
Мерзкое создание, представитель местной ксенобиоты, непонятно как пролезший на базу, лениво и тяжело перекатился на несколько метров в сторону центра помещения и замер. Все его скользкое туловище ритмично то распухало, то съеживалось, отчего казалось, что ком дышит. Увалень застыл на месте, лениво шевеля щупальцами и будто бы не замечая Кольта. Слышалось негромкое «пых-пых-пых», исходившее от существа. Один раз мокрое чудище на мгновение лениво шевельнуло наростами слизи на боку, и тот раздвинулся по горизонтальной линии, продемонстрировав… если не пасть, то что-то похожее на карман, ведущий в недра чудовища. Впрочем, секунду спустя склизкие складки на теле существа опустились и закрыли «пасть» - Энтони даже не успел рассмотреть, если ли у кома зубы или язык. Одно он понял точно – это было премерзкое создание. Прямо как плотоядный ком слизи из забытого два века назад детского ужастика «Тайна пишущей машинки»… Но, впрочем, канувшую в Лету литературу Кольт не читал, поэтому сравнить ком ему было не с чем.
- Че еще за хрень, мне спешить надо, - в голове быстро проносились все известные Энтони способы уничтожения жизни, но для воплощения в жизнь первой половины нужно было время, для второй – более серьезное вооружение. Ему оставалось только импровизировать.
- А ну сюда, сволочь! – на всю глотку заорал парень и открыл огонь, по три патрона, целясь в щупальца.
Грохот стрельбы эхом отдавался в трубах и коридорах. Многие должны были обратить внимание на такое, ну а тварь… Она явно вышла из себя, добавив в свой окрас еще больше черного цвета.
- Сюда, чего замерла на месте? - Энтони продолжал кричать, поливая создание свинцом.
Затвор, предательски лязгнув, подал сигнал, что магазин пуст, а тварь все оставалась на прежнем месте, только вот теперь из некоторых щупалец били фонтаны черной жидкости.
- А я тебя все-таки достану, - улыбнулся Кольт и передернул затвор.
Тварь тоже поняла, что это маленькое по сравнению с ней создание вознамерилось расстрелять по ней весь имеющийся боезапас, и поползла в его сторону.
- Вот так, красавица, все правильно, - приговаривал парень и подбадривал тварь короткими очередями.
В отличие от тех мелких она не отличалась скоростью, но сейчас парня подгоняло время. Которого оставалось прямо в обрез.
«Нет, не успею», - пронеслось у него в голове, и он, лихо перемахнув через поручни, приземлился в бассейне. Можно было продолжить стрельбу, но тогда он не успеет - и тогда все. Плюнув на все и уповая только на удачу, он нырнул в черное отверстие канала.
И сразу же ощутил упругое сопротивление воды – поток самопроизвольное двигался в противоположную сторону, хотя мотор еще даже не начал работать. До его включения у Кольта оставалось примерно тридцать секунд. Хватит, чтобы доплыть до резервуара. Вода была немного мутной и щипала раскрытые глаза парня. Было плохо видно, что там творится впереди.
Черный Увалень, злобно пыхтя и разбрызгивая вокруг себя черную слизь, покатился следом, намереваясь достать обидчика.
«Вот скотина», - подумал парень, когда луч фонарика наткнулся на безобразный кусок слизи, нырнувший за ним.
Здесь была только одна проблема, которая для Энтони была счастьем. Из-за немаленьких габаритов тварь стала, по сути, поршнем в трубе, что сильно замедлило ее движение. Этим подарком судьбы он решил воспользоваться сполна, помогая себе руками, отталкиваясь от выступов в трубе, не дожидаясь момента, когда заработают насосы, плыл вперед.
Черный ком не стал соревноваться в скорости с юрким мальком и… просто вытянул вперед щупальце и обвил им щиколотку парня. Крепко. Энтони почувствовал, что его медленно, но неотвратимо тащат назад.
На такой исход ситуации он рассчитывал, но так как использовать автомат под водой возможности не было, он пошел ва-банк. На что может рассчитывать человек, столкнувшийся с достойным противником? Правильно, только на свои инстинкты хищника. Он, ловко свернувшись калачиком, добрался до щупальца и со всей силы укусил тварь за него. Тварь явно не ожидала такого поворота событий, и щупальце, нервно вздрогнув, отпустило ногу.  Рот наполнился отвратительной на вкус кровью или слизью - тогда Кольт не успел понять. Еле сдержав приступ рвоты, он отсоединил фонарик и пустил его на дно.
«На, поиграйся», - подумал он.
Укус Энтони вряд ли нанес склизкой твари какой-либо урон, но главное было достигнуто - парень почувствовал, что снова может двигаться свободно. Вода, и без того непрозрачная, стала грязно-мутной, наполненной частичками плоти мерзкого существа. Ориентироваться стало еще труднее, но не только Энтони - существо тоже замешкалось, прежде чем ухватить парня еще раз щупальцем, и бестолково заворочалось где-то рядом, наудачу разгребая конечностями толщу воды. На фонарик оно не обратило никакого внимания, да и зачем, если рядом куда более привлекательная добыча?
Энтони, воспользовавшись небольшим замешательством и замутнением воды, сделал рывок под водой, синхронно ударив двумя ногами, как хвостом. Рука, цепляясь за разные выступы в трубе и комки подводной растительности, начал как можно скорее продвигаться вперед. Воздух заканчивался, а плыть еще предстояло далековато, да и тварь вряд ли даст ему второй шанс. Слишком он хорошо знал натуру хищника – это создание просто так не отцепится…
Энтони добился своего - ксенос Ханикомбы отстал, поскольку был слишком громоздким, чтобы продвигаться вперед с той же скоростью, что и парень. Правда, возникла другая проблема - короткая схватка отняла 30 драгоценных секунд из намеченного плана, и теперь Энтони ощутил упругий толчок потока воды в грудь - где-то впереди пропеллер начал неторопливый разгон...
Вместе с толчком воды в грудь кровь парня начала наполнятся адреналином.
«Спокойствие, только спокойствие, - успокаивал он себя. В таких ситуациях опальные решения всегда стоили жизни. - На одной руке я не выплыву», - холодный расчет брал свое, пробуждая жажду бороться за свою жизнь до последнего. И левая рука, разжавшись, выпустила автомат.
«Зачем он мне мертвому?»  - задал он себе вопрос, на который и не собирался отвечать. «Вперед, вперед», - начал он себя подгонять, загребая воду двумя руками. И это дало свой результат – скорость парня явно возросла…
Опасный представитель местной ксенобиоты остался позади, но впереди парня ждало новое препятствие - включилась система перегона воды из одного резервуара в другой. Мощными гребками преодолевая сопротивление, он за несколько секунд преодолел расстояние до конца трубы (благо, она была не очень длинной) и оказался на развилке лоб в лоб с медленно вращающимися лопастями механизма. Нужный резервуар, как помнил Энтони, находился справа.
Вода стала немного чище, да и в трубе стало посветлее, позволяя парню разглядеть находящиеся впереди преграды.
«А вот и ориентир, - парень немного успокоился, видя лопасти нагнетателя. - А теперь направо», - уже более весело подумал он и посмотрел назад.
Тварь не отставала и достаточно упорно двигалась вперед. Дальше смотреть на нее ему не дал рефлекторный порыв вдохнуть, воздух практически закончился, и он, выпуская воздух маленькими пузырьками, двинулся вперед. Благо теперь ему помогал поток, подхвативший парня и упорно несший его вперед. На встречу с судьбой…
Потоком его вынесло в стремительно заполняющийся резервуар - широкий вертикальный цилиндр с квадратными решетками в стенах на равном расстоянии друг от друга. Цилиндр был большой, примерно десять метров в диаметре, и Энтони в стремительном вихре льющейся из решеток воды казался песчинкой в море.
Парень сейчас более напоминал зверя, рвущегося к добыче. По крайней мере, такое впечатление сложилось бы у того, кто посмотрел на этот бой плоти и воды за то, что когда-то возникло в последней – за жизнь. Сделав несколько сильных рывков, Энтони добрался до поверхности бурлящей жидкости. Вдох. В теле разлилось расслабление, он добрался до поверхности и все-таки наполнил свои легкие кислородом. Бороться с потоком было на грани безумия, и он, подчиняясь невидимым потокам, кружил в вихре, время от времени вырываясь за черту поверхности, чтобы наполнить легкие кислородом.
«Еще чуть-чуть», - думал парень, глядя на искаженное очертание какого-то мостика, проходившего по диаметру емкости.
Бурлящий поток водной стихии неистовал и бушевал вокруг него. Наверх рвались сотни крупных и мелких пузырьков, а образовавшийся водоворот швырял парня из стороны в сторону. Мощные водопады, низвергающиеся из решеток в стенках цилиндра, являлись живым воплощением неотвратимой грубой силы - соваться под такой поток было бы истинным самоубийством.
Воздух в легких заканчивался. Еще чуть-чуть - и парня можно было смело заносить в список пропавших без вести на задании. Большая ли потеря для Гипердайна?
Наконец наверху стало еще светлее. Случайный вихрь подтолкнул парня наверх, и... есть! - Энтони вырвался из власти губительной стихии. Вокруг него бурлила мутная вода, грозя захлестнуть его с головой и уволочь обратно на дно. Брызги не давали открыть глаза и осмотреться, но Энтони успел заметить наверху ржавый мостик, к которому стремительно поднимался уровень воды. До него оставалось метра три - три с половиной.
«Ты уже тут», - подумал парень, ощутив сильный удар в ногу. Почему-то он не сомневался, что это именно его "старый друг". Таким тварям добыча достается редко, и они никогда не отступятся просто так.
«Но ты немного опоздала, - подвел он итог, и вновь ударив двумя ногами, ушел в сторону, заставляя тварь двигаться под один из водопадов. - Это тебя немного успокоит», - а сам он рвался к стене, где бурление потока было поменьше. Еще бы метра полтора - и все, думал он, захлебываясь, но не прекращая бой за свою жизнь.
Немного с опозданием, но все же вырвавшийся из трубы следом за своим завтраком (а заодно обедом и ужином) ксенос всплыл на поверхность раздувшейся бесформенной массой. Внизу, в щитовой, оно было огромно, но не настолько, чтобы заполнить собой все пространство. Более того, в наполненном водой цилиндре тварь казалась совсем маленькой. Ее щупальца метались из стороны в сторону, слепо пытаясь ухватить ускользающую добычу.
Чем больше поднимался уровень воды, тем спокойнее она становилась. Энтони метался в стороны, стараясь ускользнуть от щупалец ровно до того момента, когда мостик стал настолько близко, чтобы за него можно было ухватится. И только получив такой шанс, молодой шпион тут же им воспользовался. Рука вцепилась за ржавый бортик, вместе с этим в руку, размякшую из-за долгого пребывания в воде, вонзились скалки ржавого метала. Парень скривился, но разжимать руку даже и не подумал. Наоборот, помог себе, ухватившись второй рукой. Поджавшись, он забросил свое тело на ржавый мостик, и очутившись на нем, принялся откашливаться. Да, видок у него сейчас был не самый лучший.
«Вся нога в крови этой твари. Наверное, она меня по ней нашла, -подумал он, глядя на колено, замурзанное в смеси черной крови и слизи. - Ну хоть цел остался, а то думал, что все, доигрался ты, парнишка», - подбодрил он себя.
Перед ним что-то предательски скрипнуло, он поднял глаза и увидел перед собой молодого паренька, возможно даже того же возраста, что и Энтони. Светловолосый, худенький, в беленьком халатике, он смотрел испуганными глазами, но не на шпиона, а где-то ему за спину. Снова раздался скрежет метала, и парень почувствовал, как лестница под ним начала уходить куда-то вниз. Он рефлекторно повернул голову. Там, сзади, в метрах пяти от него, цепляясь за все, что можно, на мостик выбирался его знакомый. Воздух тут же наполнился вонью, да и в добавок мостик, явно не рассчитанный на такой общий вес, судорожно выгибался в дугу.
«Так дальше не пойдет, кто-то должен разорвать этот круг», - Энтони, резко вскочив, подлетел к парню.
Тот практически никак не отреагировал. И лишь после того, как получил от шпиона мощный удар поддых, пришел в себя, но было уже поздно. Кольт, заскочив за спину своей жертве, со всей силы толкнул того в объятья монстра.
- На, поешь, - зло улыбнулся он, - ты заслужил.
Щупальца тут же обвили худенькое тело, намертво зафиксировав добычу.
«Вот и славненько», - подумал парень, разворачиваясь к единственной двери, что была в этом резервуаре.
Но как ни странно, на ней не было ни единого выступа или зацепочки, чтобы ее открыть, это наталкивало на мысль, что дверь открывается извне. Парень, подлетев к ней, стал судорожно колотить кулаками. В такт ударам лаборантик, которым сейчас хотел полакомиться слизень, завопил, зовя на помощь чуть ли не самого основателя этой базы.
«Ты не один, а значит», - Энтони предупредительно встал на небольшой карнизик возле двери в ожидании, откроет ли ее кто-то.
И он не ошибся: дверь со скрежетом отворилась, и в ней мелькнул такой же белый халатик. Какой-то голос в унисон завопил:
- Марти, там… Там эта тварь, она…
Кольт услышал звук затвора, щелкнувший где-то совсем поблизости, и на мостик выскочил еще один паренек, но уже в камуфляже и с автоматом в руках. Он явно целился, продумывая, как бы отбить у ксеноса его добычу. Но в этот расчет вторглась третья сторона. Энтони, сделав несколько ловких шагов, подскочил к бойцу с левой стороны. Левая рука, схватив ствол автомата, увела его вверх, локоть правой тут же впечатался в лицо охранника. Почувствовав, как хватка новой цели ослабла, Энтони полностью вырвал автомат из рук, и, ловко развернув его уже в своих руках, выстрелил в грудь охранника.
Охранник пошатнулся и, словно в замедленной съемке, тяжело рухнул на спину. Тотчас его торс обвило скользнувшее из воды черное щупальце и уволокло в мутные глубины. Вода тем временем подбиралась к мостику и стала подниматься еще выше, захлестывая металлический порожек двери. Если дверь не закрыть - у базы вскоре начнутся большие проблемы. А ксенос Ханикомбы тем временем уже почти полностью накрыл покореженный мостик своим рыхлым телом, обвив его конечностями, как осьминог - свою добычу. Щупальца его тянулись к последнему действующему лицу на этой сумасшедшей танцплощадке.
Кольт развернулся дверям и увидел последнего игрока, взгляды охотника и добычи встретились. Парень попробовал представить себе ту картину, которую видел этот бедняга. Узкая дверь, в нее входит парень, мокрый с головы до ног, обрызганный какой-то дрянью и ничем не уступающий своим видом черному бугру щупалец, который сейчас разрастался у него за спиной.
- БУ! – голосно выкрикнул Энтони, и лаборантик, с визгом схватив магнитную карточку, рванулся через помещение, забитое разными моторами. Только в отличие от того, что видел он раньше, здесь царила чистота и порядок. Каждый из движков был раскрашен по всем правилам безопасности.
«Умничка, ключик нашел … Спасибо, - он поднял автомат и метким выстрелом остановил беглеца. - А теперь закроем дверь», - подумал он, заскочил в комнату и резким движением захлопнул дверь перед ненасытными щупальцами твари.
- С тебя хватит, малыш, - в голос ответил он и направился ровным шагом, оставляя на земле мокрые следы, к свеженькому трупу.
Люк был успешно задраен: рев воды и скрежет мостика, обвитого щупальцами ксеноса, остались за толстой стеной. Наступила неожиданная тишина, нарушаемая только тихим "кап-кап-кап" - это кровь, стекая с лица убитого человека, мерно капала на пол.
Помещение, в котором оказался Энтони, было маленьким и довольно мрачным: какие-то древние механизмы вдоль одной из стен, допотопные жидкокристаллические экраны, которые сейчас можно было встретить разве что в музее истории техники, такие же старые и вышедшие из обихода плазменные лампы-панели, встроенные в потолок (большинство из них не горело). Единственным нормальным предметом мебели в помещении был шаткий металлический стол, заваленный какими-то (внезапно, не карты памяти!) бумагами.
Энтони взмахнул головой, встряхивая зависшие на кончиках волос капли воды.
«А что мы тут имеем? - подумал он, нагибаясь над трупом. - Магнитная карточка и все», - он вновь пробежался по карманам жертвы, но, не найдя ничего пригодного к употреблению в своей деятельности, просто оставил тело.
- Да, - протянул он, но уже в голос, - негусто. А патронов-то сколько ушло, - он отсоединил обойму и посмотрел, - двадцать восемь, сойдет, - улыбнулся он.
Обмен был, конечно, не в его пользу, в карманах осталось две обоймы, но они не подходили к этой винтовке, и поэтому пока никакой ценности не несли.
«Если здесь был автомат, значит, к нему должны быть и еще патроны, - подумал он и подошел к единственному месту, где, с его точки зрения, должны они быть, а именно - к столу, заваленному всякой макулатурой. - Приступим», - дал он себе команду и принялся обшаривать стол.
Разумеется, никакого намека на оружие, если, конечно, кипа макулатуры не могла им послужить. Но увы, Энтони Кольт не был Риддиком и не умел убивать людей любым предметом, поэтому все эти бумажки были ему, в общем-то, бесполезны. Зато он нашел другую, тоже немаловажную вещь, а именно - технический журнал со вложенной в него старенькой картой вентиляционных тоннелей.
«Так, мммм, я вот здесь, а вот здесь - главные ворота в хранилища, это получается,- он вертел подарком судьбы во все стороны, полностью позабыв о первоначальной цели обыска. Парень придирчиво сверял карту с той, что была у него в голове. - Да, они точно построили эту базу на месте чего-то другого», - подвел он итог, закончив изучения оной.
- Это мы возьмем с собой, - он аккуратно сложил карту и принялся снимать с себя одежду, выкручивая из нее воду. В мокрой одежде долго не полазишь, да и она очень сковывает движения.
Его взгляд вновь скользнул на труп.
«Выстрел в голову, одежда цела, а почему бы и нет?» - он оттянул труп от лужи крови и принялся снимать с него все, что мог напялить на себя. Благо его фигурка позволяла носить практически любые фасончики, но в некоторых он выглядел как пугало.
- Сойдет, - проговорил он, осмотрев свой новый наряд. Жаль только, очки потерял в той катавасии. За то короткое время они почему-то ему очень понравились. - В путь, - он, забросив автомат себе за спину, аккуратно открыл вентиляцию.
«Вперед, направо, вперед, налево, три уровня в верх, налево, налево», - сложил себе маршрут ум парня. И шпион тихо скрылся в вентиляции, аккуратно закрыв за собой решетку.

* * *

- Итак, господа хорошие, что будем делать? - поинтересовался Камерон Митчелл, когда стало очевидно, что Ремси скрылся в неизвестном направлении, и найти его без рации будет очень сложно.
О'Нилл, Митчелл и Харрингтон вместе, чтобы не потеряться, уже побывали в отделе обработки информации (где их встретила перепуганная Тамико), в серверной (Джебб сказал, что Саманта и Джонас ушли около получаса назад), в приемной Ватанабэ (туда их просто не пустили охранники, сказав, что босс занят, а Оониси-сама не желает никого видеть) и даже в злополучном проектном отделе, который заметно опустел после того, как в малой серверной обнаружилось три трупа. У Мичелла с собой был передатчик, который он так и не отдал офисному планктону из отдела обработки информации после того, как с ним связалась Тамико, но в единственном числе он был бесполезен. Куда же подевались Ремси, Картер, Куинн и Джексон?
- Так не пойдет, - уверенно заявил Джек, когда они остановились около кофейного автомата, чтобы слегка "прочистить мозги". - Поодиночке мы ничего не можем сделать. Нужна связь.
- Вообще-то у базы есть корпоративная охрана, - как бы невзначай напомнил Митчелл, прикладывая свой бейджик к панельке управления и выбирая напиток. - Кто будет кофе? Какао? Может, чай?... Что, никто не хочет? Ну ладно, тогда я буду...
- Эта корпоративная охрана уже два часа не может поймать какого-то мальчишку, имея при этом оружие и передатчики, да еще и зная базу как свою пятерню, - справедливо заметил О'Нилл. - Если мы не вмешаемся, они его так и не поймают.
- Почему ты так думаешь, Джек? - спросил Митчелл, наблюдая за тем, как быстрорастворимый кофе наливается из автомата в пластиковый стаканчик.
- Да потому что всегда так бывает.
- Полковник О'Нилл, подполковник Митчелл, смотрите! - вдруг позвал их Харрингтон.
Джек и Камерон обернулись. В дальнем конце коридора возникло несколько человеческих силуэтов, которые что-то катили по полу... По мере приближения компании стало понятно, что это несколько медицинских каталок, на которые было погружено три неподвижных тела. Что-то крича друг-другу, люди в зеленых халатах промчали каталки мимо застывших ЗВшников и унеслись за поворот.
- Что за чертовщина? - выразил общее удивление Камерон, забыв про кофе. - Они точно еще его не поймали!
О том, что трупы (или раненые) - дело рук Кольта, никто не сомневался. Не сговариваясь, они рванули следом за медиками и втиснулись с ними в кабину лифта, вызвав волну негодования.
- Нам тоже вниз, - невозмутимо пояснил О'Нилл. - Мы же вам не помешаем?
Ответом было раздраженное шипение медицинской бригады. По мере того, как лифт ехал вниз, Митчелл попробовал выяснить что-то у работников, но те благородно отмалчивались. Люди на носилках не шевелились, но трупами не выглядели - наверное, просто потеряли сознание от болевого шока, поскольку одежда их была залита кровью. Двое из них были в одежде охранников, а еще один - кажется, гражданский, - напоминал лабораторного ассистента. Белый халат последнего пропитался кровью.
- Где вы нашли раненых? - напрямую спросил Митчелл у одного из медиков.
- Не ваше дело.
- Я просто хочу знать, куда не следует соваться!
Ответом было молчание.
- Плохая была попытка, - прокомментировал О'Нилл, когда двери открылись, и медицинские работники повалили наружу. - В медотсек нас все равно не пустят.
- Стойте здесь, - вдруг сказал Камерон.- Втроем не пустят, но я попробую один.
И прежде чем кто-то успел его остановить, рванул следом за каталками. Под шумок транспортировки раненых он шмыгнул в медотсек и тихонечко встал у одной из стен, притаившись за шкафом с медикаментами. Пока в течение десяти минут бригада работников во главе с дежурным доктором Беккером (которому вследствие обстоятельств пришлось взять вторую смену) разбирались с размещением раненых, на Митчелла никто не обращал внимания. Тогда он скромненько присел на пластиковый стул и сделал вид, что ждет своей очереди. А сам прислушался.
- Откуда они? - спросил доктор Беккер у одного из бригады. - Почему так поздно доставили?
Тут Камерон впервые обратил внимание на то, что в помещении полно коек с неподвижно лежащими на них людьми, над которыми нависли грозные медицинские приборы... Откуда столько раненых? Неужели Кольт постарался? Хотя, больше некому...
- Эти трое послали сигнал о нападении, - объяснял, словно оправдываясь, ассистент. - Их нашли не там, где предыдущих. Нападение было совершено гораздо позже.
- Когда примерно поступил сигнал?
- Минут десять назад, - был ответ. Митчелл не понял, земных или местных минут, поэтому время ему ровным счетом ни о чем не сказало.
- Где? - коротко спросил Беккер.
- Недалеко от ксенолаборатории, а точнее - у точки А-2.
- Вход в подземку?
- Да, там.
- Ясно... сообщи воякам. Пусть имеют в виду.
- Они уже в курсе, доктор Беккер.
Митчелл возликовал. Он услышал именно то, что надо. Ксенолаборатория, какой-то "вход в подземку", называемый А-2! Черт знает, что это такое, конечно, но уже что-то. Он принялся бочком пробираться к выходу, не веря в свою удачу, как вдруг...
- Мистер, могу я вам чем-то помочь? - спросил тоненький женский голос, на который обернулась добрая половина медблока.
"Блин!" - подумал Митчелл, понимая, что абсолютной удачи не бывает.
Окликнула его молоденькая девушка-японка в зеленой униформе, глядящая на него любопытствующими черными глазами.
- Э-э... - протянул Камерон, заметив, что дежурный врач недружелюбно воззрился на незваного гостя. - А у вас есть... что-нибудь от насморка? - и в подтверждение своих слов демонстративно шмыгнул носом.
- Какого черта вы здесь делаете? - холодно спросил доктор Беккер. - Насколько я знаю, вы не из персонала базы.
- Я из земного представительства Вейланд-Ютани, - попытался вежливо улыбнуться Камерон, но получился довольно кислый оскал. - Я просто хотел...
- Вас кто-то сюда приглашал?!
- Доктор Беккер,  позвольте мне... - робко вмешалась японка. - Мистер, пойдемте со мной.
Беккер, явно не поверивший Митчеллу в его историю с насморком, продолжал сверлить его недружелюбным взглядом. Камерон пожал плечами и с самым невинным видом последовал за японкой. Медсестра взяла из шкафчика какой-то бутылек и протянула Митчеллу.
- Однокурсовый аэрозоль, - сказала она, заметив, что Камерон тупо крутит незнакомую вещицу в руках и не может разобраться, как она работает. - Нажимать сюда... направлять в нос или в горло... да, вот так, - она пшикнула в воздух. - Хватает на десять использований. Брызгайте в нос каждый час, и если не поможет, приходите еще раз.
Камерон как можно убедительнее поблагодарил медсестру и поспешил смыться за двери, стараясь не встречаться взглядом с дежурным врачом. Беккер чувствовал сильнейшее раздражение к вторженцу - сначала Джексон, потом этот... все им надо вынюхать и влезть, куда не надо.
Радуясь, что так дешево отделался, Митчелл мелкой трусцой вернулся к нетерпеливо расхаживающим около лифта Джеку и Двайду.
- Я знаю, откуда принесли этих ребят! - торжественно объявил он. - И знаю, как узнать, где это находится!
- Отлично, и как? - нетерпеливо спросил Джек. - И что это такое? - он задумчиво посмотрел на голубую бутылочку, лажатую в ладонях Митчелла.
- Какое-то средство от насморка, - пояснил Камерон. - Никому не надо? Могу подарить... Да чего вы на меня так уставились? - удивился он. - Нужно же было мне какое-то прикрытие...
О'Нилл поощрительно хмыкнул.
- Круто, - похвалил он. - А теперь давай быстрее. Мы уже вызвали лифт.
В кабине Камерон долгое время сражался с передатчиком, по-прежнему оставшимся у него, пока не понял, как он работает. Каким-то неизвестным образом он вышел на связиста и попросил соединить его с отделом обработки информации, а там уже попросил срочно позвать Тамико Сугиуру. Через полминуты девушка ответила.
- Тамико, это Камерон! Мы знаем, куда направился Кольт. Помоги нам найти ксенолабораторию, рядом с ней должен быть какой-то вход А-2! Ты знаешь, где это?
- Я знаю, где ксенолаборатория, - ответила Тамико. - Вам нужен третий уровень, - Камерон тут же нажал кнопку 3. - А вот всех этих технический обозначений я не знаю... Я залезу в компьютер, а вы выходите из лифта, идите сразу налево, затем прямо, снова налево... там я вас встречу - все равно в ксенолабораторию без допуска работника нельзя.
Следуя инструкциям Тамико, трое ЗВшников нашли нужный коридор и стали дожидаться девушку. Наконец она примчалась из противоположного направления, громко стуча каблучками по полу.
- Это не в ксенолаборатории, - пояснила она. - но рядом. Пойдемте со мной, я покажу.
Они вместе понеслись через коридоры базы, изредка встречая по пути перепуганный персонал - очевидно, секретная информация о том, что что-то неладно, успела распространиться довольно быстро.
- А я не знал, что в корпоративном хранилище может быть лаборатория, - на бегу заметил Камерон.
- Это не лаборатория, - крикнула в ответ Тамико. - Просто громкое название. На самом деле там просто кучка умников наблюдает за местной ксенобиотой... ничего более. Пару раз несколько таких тварей прорывались к нам на базу через водозаборные системы... Но ничего страшного не произошло.
Наконец они попали в какие-то безлюдные нежилые помещения-блоки бионической формы, со стенами плавных форм, с арочными потолками, с белоснежным полом и абсолютным отсутствием мебели и декора. Были, правда, какие-то сейфы в стенах, но все они, разумеется, были закрыты. Тамико, приложив свой магнитный ключ к одной из полукруглых выпуклых дверей, впустила их в просторное помещение с круглыми стенами, где не было ничего, кроме ниш в стенах и черной дыры в полу прямо посередине. Белый пол кое-где был забрызган чем-то красным... кровью?
- Это здесь, - сообщила Тамико, и Митчелл, заметив кровь на полу, поспешно вытолкнул рыжеволосую девушку наружу, чтобы она этого не видела.
- Спасибо, - сказал он. - Дальше мы сами. Возвращайся.
- Я без вас не уйду, - возразила Тамико. - Мы здесь незаконно, и если вас поймают, попадет мне.
- Мы вообще собираемся сделать много чего незаконного, чтобы поймать этого ублюдка, - почти ласково сообщил ей Митчелл, словно разговаривал с пятилетним ребенком. - И я не хочу, чтобы у тебя были неприятности. Возвращайся и никому не говори, что нас видела.
- Я подожду вас здесь, - снова возразила Тамико. - Вы не сможете пройти назад - у вас нет ключа.
Митчелл хотел что-то сказать, но вдруг его позвал Джек из комнаты. Он попросил Тамико не заглядывать внутрь и пошел к друзьям. Харрингтона он обнаружил заглядывающим в окошко вентиляции, а Джека - сидящим на корточках около черного провала.
- Стало полагать, Кольт вылез оттуда, - О'Нилл указал на окошко, - и скрылся там, - он ткнул пальцем в дыру. - Если, конечно, он каким-то хитрым способом не вышел наружу без магнитного ключа.
- Он мог забрать ключи у раненых,- пожал плечами Митчелл. - Медики ничего не говорили об этом.
Молчание.
- Мы никогда не узнаем, куда он ушел, если будем сидеть и гадать, - внезапно вмешался обычно молчаливый Харрингтон. - Предлагаю узнать, куда ведет этот тоннель.
Митчелл согласно кивнул и вышел за дверь.
- Тамико, - обратился он к ожидающей его девушке. - В той комнате - провал в полу, какая-то труба. Ты знаешь, куда она ведет?
Девушка мотнула головой.
- Я не знаю... наверное, куда-то под базу. Можно посмотреть в технической документации.
- А где ее достать?
- В подсобках у уборщиков... Тут недалеко есть одна.
- Здорово! Сейчас, подожди немного... - Камерон вернулся к О'Ниллу и Харрингтону. - Я сбегаю за картой труб, - сообщил он. - Ждите здесь. Если снова потеряемся - это будет полный финиш.
- Ладно, только давай быстрее, - поторопил его О'Нилл.
Митчелл выскочил за дверь. Вместе с Тамико они пробежали довольно большое расстояние, один раз даже спустившись по служебной лестнице, пока она не привела его в пустую подсобку, заваленную уборочной техникой, обломками стекла и пластика и какими-то бумагами. Вместе они начали перерывать столы и шкафы в поисках карт и схем. Наконец Митчелл нашел что-то вроде папки с распечатками планов базы.
- Нам повезло, - сказала Тамико, выуживая нужный лист плотной голубой бумаги. - Обычно строительная информация хранится в куда более надежных местах под серьезной защитой. Но пару дней назад кое-что ремонтировали где-то внизу и, видимо, еще не успели убрать все эти карты на место.
- Да, повезло, - согласился Митчелл, отлично знающий, что такие вещи на дорогах не валяются. - Это карта подземных тоннелей?
- Да. Возьми еще вот это - это карта вентиляции. Может пригодится.
Митчелл схватил листы и вместе с девушкой рванул назад. О'Нилл и Харрингтон к моменту его возвращения уже начали откровенно скучать. Камерон с довольным видом продемонстрировал им карты и расстелил их на полу. Тамико, забыв о предупреждении Митчелла не входить внутрь (да он и сам об этом забыл), еще на входе зажала рот руками, увидев залитый кровью пол, и отступила за дверь. Не заметив этого, ЗВшники принялись терпеливо изучать карту.
- Мы здесь, - наконец сказал Харрингтон, указав на карте точку "А-2". - Кажется, эта труба ведет куда-то в канализацию.
- Нет, это системы водоочищения, - поправил Митчелл, глянув на перечень условных обозначений. - Там есть электрощитовая, резервуары для воды и какие-то технические помещения... Возможно, Кольт ушел туда.
Неожиданно он свернул все карты и решительно направился к выходу под удивленные взгляды товарищей. В коридоре он вновь развернул их.
- Тамико, ты умеешь читать карты базы? - спросил он.
- Немного... - ответила девушка, все еще держа руку около рта.
- Отсюда есть какие-нибудь выходы? - спросил он, указывая на подземные сооружения, отведенные под водоочистители.
Тамико присела рядом и внимательно всмотрелась в карту. О'Нилл и Харрингтон неторопливо вышли из белой комнаты и замерли рядом. ЗВшники, прибывшие из далекого прошлого, плохо разбирались в современной картографии, поэтому предоставили это дело Тамико.
- Даже если он ушел сюда, то загнал себя в ловушку, - через некоторое время сообщила Тамико. - Из щитовой нет выхода... если он не додумался прыгнуть в резервуар, но это верная смерть. Его бы затянуло в лопасти вентилятора, - она ткнула в какой-то значок на карте.
- Надеюсь, это так, - не подумав, брякнул Митчелл, и Тамико удивленно воззрилась на него. - Что? Он же убил кучу народа!
- Я думаю, мы и местная охрана недооценили этого парня, - сказал О'Нилл. - Придется действовать наудачу. Предположим, он все-таки каким-то чудом вылез оттуда...
- Это невозможно, - возразила Тамико. - Ходы для персонала отмечены красным. Здесь они обрываются - видите? - и начинаются водоочистители. А для человека там нет путей.
- Хм... - задумался Джек. - А чего это сюда не набежала толпа охранников?
- Полагаю, они здесь уже побывали, - догадался Харрингтон. - Как только получили известие о раненых. Поэтому здесь так пусто - все осмотрели и ничего не нашли.
- Ясно... тогда мы отстаем, - сделал вывод О'Нилл. -Я смотрю, с другой стороны от резервуаров тоже есть какая-то подсобка?
- Да, - согласилась Тамико, сверившись с картой. - Но из щитовой туда не попасть.
- А через очистители?
- Я же сказала - это невозможно.
Камерон и Джек понимающе переглянулись. Они помнили правило номер один в любой операции преследования - никогда не недооценивай противника.
- Ладно... но все-таки - что там? - спросил О'Нилл.
- Я не уверена, но что-то вроде моторной... ну или как это называется? - замялась Тамико. - Я не особо сильна в этих технических терминах.
- Ясно, - понял Джек. - Мы можем попасть туда как можно скорее?
- Да, я могу показать... но зачем? - удивилась Тамико. - Вы ведь понимаете, что вряд ли Энтони ушел туда.
- Мы как раз думаем наоборот, - ответил Джек. - Покажите по карте, как нам туда пройти, и возвращайтесь, а то кто-нибудь заметит ваше долгое отсутствие.
Решив не спорить с военными, Тамико показала и рассказала, как пройти куда надо. ЗВшники собрались бежать в указанном направлении, но Тамико внезапно окликнула Камерона.
- Да?
- Камерон... возьми это. Тебе пригодится, - и она быстро сунула ему в руку свой магнитный ключ.
- Ты что! - опешил Митчелл. - А вдруг кто-то заметит? У тебя будут неприятности...
- А ты дай мне свой... на время. Гостевой ключ дает пропуск в общественные зоны... а в служебные я временно соваться не буду. Никто не заметит, если вы вернетесь быстро.
- А вот этого не обещаю, - покачал головой Митчелл. - Так что пропуск твой не возьму.
- Без ключа вы все равно далеко не уйдете, - уверенно заявила Тамико. - Я тоже заинтересована в поимке этого... ублюдка. Делайте, как я говорю.
Митчелл, поколебавшись, взял пропуск.
- А как ты теперь попадешь в свой отдел? - спросил он.
Тамико лукаво улыбнулась.
- У меня есть передатчик, - ответила она. - Я сейчас вызову кого-нибудь попить кофе в коридоре. И вернусь с ним по его ключу.
- Хитро, - одобрил Джек. - Спасибо вам... мы постараемся вернуться как можно быстрее.
- В моих же интересах помогать вам... ведь вы помогаете нам, - ответила Тамико. - Я верю в вас. И - удачи.
- Спасибо, Тамико. Скоро увидимся, - крикнул на прощание Митчелл, утаскиваемый Джеком на выход.
Тамико побежала следом, пока двери "белого сектора" еще не успевали закрыться. Наконец ЗВ-команда скрылась в направлении лифта.

0

11

Энтони продвигался быстро и практически бесшумно, кто-то из офисного набора додумался включить в его подготовку этот момент. Аккуратно ставя руки в углы жестяного тоннеля, он максимально прижимался к низу, но не надавливал на него, чтобы никакая из жестянок не изогнулась, издав при этом звук и одновременно выдав месторасположение шпиона. Прижиматься приходилось также чтобы автомат случайно не зацепил потолок или стенки.
В таком ящерном положении он продвигался вперед, не останавливаясь на отдых. Сегодняшняя беготня достаточно сильно измотала юное тело, и мальчонка сейчас подумывал над тем, где бы это раздобыть еду, ставя это на третье место в своем списке нужных дел на сегодняшний день. Почетное четвертое место занимала передача информации в отдел планирования корпорации, второе место - добыча патронов, и самое первое - добыча списка людей, которые имеют хоть какую-то информацию про груз.
«Так, а это у нас вертикальный канал вентиляции», - подумал он, немного высунувшись из тоннеля и осматривая широкую шахту квадратной формы в своем горизонтальном сечении.
«А теперь вверх», - он плюнул себе на ладони. Растерев плевок, он мертвой хваткой вцепился за покрашенную П-образную арматуру, представлявшую из себя одну из ступенек, – полностью вылез и тоннеля.
«И теперь вверх три уровня», - подбодрил он себя и неспеша стал набирать высоту.
Ему предстоял подъем на высоту порядка пятнадцати метров…
Спустя десять минут после того, как Энтони скрылся в вентиляции, в подсобку ворвались О'Нилл и его наспех сформированная команда из представителей двух отрядов. Следуя инструкциям Тамико и постоянно сверяясь с картой, они совершили марш-бросок, достойный лучших бегунов Соединенных Штатов, не встречая на своем пути почти никакого сопротивления. Единственное препятствие появилось, когда они прибыли в "хозяйственную зону" и привлекли к себе ненужное внимание работников, но Митчелл гордо продемонстрировал им магнитный ключ работника корпорации (издалека, чтобы не была видна фотография Тамико) и прошмыгнул мимо удивленных людей. Двигались они быстро и уверенно, не давая возможности попадающимся им навстречу техникам остановить их и поинтересоваться, что здесь забыли незнакомцы. О'Нилл понимал, что заставляет встречных так удивленно таращить на них глаза - отсутствие темно-зеленой униформы. Военные и управляющий персонал явно редко спускались в подземелья, поэтому трое мужчин в разноцветных майках были здесь, мягко говоря, нонсенсом. И, ясное дело, не местными.
- А чего на нас все так смотрят? - спросил по дороге Митчелл. - Неужто офисные крысы никогда не спускаются в эти катакомбы?
- Похоже на то, - согласился Джек. - А если и спускаются, то дело не в этом - мы-то не похожи на офисных крыс.
Камерон покосился на бугая Харрингтона и хмыкнул. Это уж точно. Кто-кто, а Харрингтон никоим образом не походил на офисного джентльмена.
Когда они появились у дверей технического помещения, выяснилось, что доступ сюда имеют только специальные работники. К счастью, ключ Тамико обладал широким доступом почти в любую точку базы, поэтому они без труда проникли внутрь и... застыли на пороге. Посреди безлюдного полутемного помещения, заставленного старыми компьютерами, лежало окровавленное тело абсолютно нагого человека, лежащего лицом вниз. О'Нилл осторожно приблизился к трупу и перевернул его носком сапога - без сомнения, человек был мертв, половина головы была разворочена выстрелом с близкого расстояния. Вокруг него по полу медленно растекалась лужа крови, едва начавшая сворачиваться. Было видно, что убийство совершено совсем недавно. Неподалеку от трупа на полу валялась небрежная горка мокрой одежды - то была оранжевая униформа обслуживающего персонала.
- Он здесь побывал, - сообщил очевидное Джек и принялся методично перебирать мокрые шмотки. - Оружия нет, ключа нет... Стало быть, Кольт забрал одежду этого бедолаги и смылся.
Митчелл присел рядом.
- Все пропитано водой... - задумался он. - Тамико говорила, что через водные очистительные резервуары сюда проникнуть нельзя. Но тогда как понимать вот это?
- Полагаю, охрана базы тоже недооценила этого парня.
Митчелл расстелил карту на ветхом столе и принялся ее изучать.
- Охрана здесь еще не побывала, - вдруг сказал Харрингтон, деловито осмотрев тихое помещение. - Возможно, служба безопасности еще не знает о том, куда делся Кольт.
- Проблема в том, что мы тоже об этом не знаем, - вставил О'Нилл, отпуская труп и по старой привычке вытирая руки о штаны. - Если он забрал одежду местного работника, то сейчас он может почти без прикрытия разгуливать по базе.
- Но мы уже на шаг впереди, полковник О'Нилл, - возразил Харрингтон, который вопреки новым званиям отрядов ЗВ величал Джека и Камерона по старым. - Посмотрите на кровь - Кольт был здесь совсем недавно. Он скорее всего забрал ключ этого человека и скрылся. Но не через дверь.
- Почему же? - удивился Камерон, поднимая голову от карты. - Отсюда только один выход - откуда мы, собственно, пришли. Вот тот люк, - он указал на толстую металлическую дверь с закругленными углами, за которой Энтони оставил ксеноса Ханикомбы, - ведет в очистительный резервуар... и если соединить все собранные нами факты, Кольт пришел из точки А-2 через резервуар в это помещение, оставил здесь кучу мокрого шмотья, забрал шмотки этого человека и его ключ, после чего ушел через дверь.
- Он ушел не через дверь, - возразил Харрингтон. - Слишком безрассудно. Работники котельной и прочих подземных служб обычно знают друг друга в лицо - его бы уже вычислили. Возможно, не сразу, но я не думаю, что этот парень пошел бы на такой риск.
- Риск? У него же есть оружие, - Митчелл указал на окровавленный труп.
- Что-то мы не заметили кучи трупов на подходе сюда, - спокойно ответил Двайд.
О'Нилл и Митчелл задумались - малословный Харрингтон если уж говорил, то обычно умные вещи.
- Если он пришел из бака, - наконец произнес О'Нилл, - то получается, что он или еще здесь, или... - взгляд его скользнул по стене и остановился на окошке вентиляции. Это была ничем не примечательная решетка, покрытая комьями пыли.
- Да, - Харрингтон ткнул пальцем за спину Митчелла. Камерон обернулся, а Двайд подошел к стене и присел под решеткой, что-то высматривая на полу. - Пыль, - он провел рукой по полу и продемонстрировал ладонь Джеку и Камерону. - Такая же, как на решетке - комками. Такие обычно образуются на подобных решетках вследствие перегона воздуха. Пыль стряхнули на пол - значит, решетку недавно открывали.
Наступила короткая пауза.
- Хм... ребята, неужели вы думаете, что он снова полез в вентиляцию? - нахмурился Митчелл.
- По-моему, он вполне уже освоил такой путь, - пожал плечами Джек. - Похоже, именно через вентиляцию он проник в ту белую комнату... и, наверное, ему понравилось.
- А мне - не очень, - фыркнул Камерон, проверяя все еще висевшую у него на поясе винтовку, которую Харрингтон отобрал у охранника перед первой вылазкой в вентиляцию из малой серверной проектного отдела. - Обойма в девяности девять патронов... неплохо. Никогда прежде из таких не стрелял, но надеюсь, особых мозгов для этого не надо. Джек, на сколько времени хватит аккумулятора фонарика?
О'Нилл пошарил по карманам, вытащил фонарик и принялся осматривать его со всех сторон.
- А я откуда знаю? - наконец ответил он. - Пока, вроде, работает...
- Негусто, - подвел итог Митчелл. - Двайд, ты говорил, у тебя есть нож?
- Всегда со мной, - подтвердил Харрингтон и похлопал себя по карману.
- Хорошо... Тогда я иду первым. Разделяться не будем.
- Кэм, а вдруг Кольт мог выйти через дверь, не оставляя после себя кровавую дорожку? - вдруг лениво поинтересовалсмя Джек.
- Придется рискнуть, - вздохнул Митчелл. - Двайд прав - похоже, решетку кто-то недавно открывал. И вряд ли местные работники делают это в качестве утренней зарядки.
- Пусть так. Но откуда нам знать, куда именно он движется?
Камерон расстелил на столе вторую карту - вентиляционных тоннелей.
- Я не могу понять его мотивов, - признался он. - Мы пока еще не особо знаем об этих корпоративных дрязгах, поэтому Шерлоками нам не быть. Возможно, его послали что-то украсть... или кого-то убить. Например, Ватанабэ.
- Хм... - задумался О'Нилл. - Ребята, а вам не кажется странным, что ничего подобного не случалось на Ханикомбе по крайней мере полгода, а сейчас внезапно на базу проник опасный убийца? Именно в тот день, когда в хранилище привезли Звездные Врата.
Теперь уже задумался Камерон.
- Врата перевозились под строжайшим секретом, - напомнил он. - Почти никто не знаето них, и только единицы знают, что это такое на самом деле и как работает. К тому же, он просто не сможет украсть Врата - ростом не вышел, - пошутил он.
- Я понимаю... Но вдруг у него другая цель? Например, стащить кристалл из наборного устройства или как-то испортить Врата? - предположил О'Нилл.
- Предлагаешь нам поджидать его у главного хранилища?
- В этом нет необходимости, - ответил за Джека Харрингтон. - Уверен, там уже полно охраны, ведь это самое охраняемое помещение на всей базе. В одиночку Кольт туда не сунется... Я думаю, очень скоро он предпримет попытку саботажа.
- Это при условии, если ему нужны Врата?
- При любом условии, подполковник Митчелл. На базу проник враг, и цели у него вовсе не дружественные.

* * *

Не успел Энтони начать подъем, как внезапно ощутил, что ему стало сложнее дышать. В принципе, он мог заметить это и раньше, но списал все на усталость от ползания по тоннелям. Сейчас же стало очевидно, что с его организмом что-то не так: в горле запершило еще сильнее, чем от простой жажды, губы заметно распухли и начали жутко чесаться, во рту ощущался металлический привкус крови - десны слегка воспалились и начали кровоточить... Что это - начальная стадия какой-то страшной болезни?
То, что Энтони списал на излишнюю активность за прошедшие сутки, начало набирать силу.
«Нет, блин, неужели та тварь была токсичной?», - он обнял одну из ступенек, чтобы не свалится, когда окружающее пространство закружило вокруг него дикий танец.
Он вытер непонятно отчего выступивший ну лбу пот рукавом.
«Нет, так не пойдет», - его состояние здоровья резко внесло свои коррективы в порядок действий парня.
Через пару секунд все стало на свои места, но почему-то парень понимал - это не на долго. Наверное, у него уже выработалось предчувствие нехорошего. Он вновь зажмурился, но на сей раз, чтобы просчитать путь.
«Значит, метра два вверх, вентиляция, пару метров вверх, потом до лифта и вниз, метров десять по коридору - и я в медпункте. Думаю, доктор будет рад видеть меня», - эта мысль даже заставила его улыбнуться. Теперь ему оставалось только двигаться в перед.
Никто даже и не догадывался на базе, что маленький волчонок только что превратился в раненого агрессивного хищника.
Выкладываясь по полной, он снова рванул вверх, не обращая внимания на шум, который теперь создавал, быстро двигаясь. Два метра он покрыл меньше, чем за секунду. По крайней мере, ему так показалось. Резким движением он открыл решетку вентиляции, но та, похоже, была на каких-то петлях или чем-то подобном, потому что не отлетела, а, скрипнув, отошла в сторону. Мощным рывком он заскочил в вентиляционную шахту и быстро пробежался по ней, скрипя стволом по стенам, до первой решетки, которая вела в помещение. Там было предательски тихо. Видно, народ, услышав непонятные звуки, решил убраться подальше. По крайней мере, так думал парень.
«Возможно, так будет лучше», - подумал он, выбивая решетку. И затем сам вывалился в образовавшееся отверстие.
Падая с небольшой высоты, он рассчитывал приземлится на ноги, но не удержал равновесие и упал на одно колено. Или, может, судьба решила заступиться за своего любимца, потому что в следующий момент автоматная очередь над ним оставила пятерку дымящихся отверстий.
«Загнали, - подливал масло в костер, горевший внутри парня. - Нет времени… Убью всех …», - он сделал кувырок в сторону с выходом на одно колено, но вновь не удержал равновесия и так и покатился кубарем.
Остановившись, он не услышал стрельбы и поднял глаза. Двое охранников тупо уставились на него. Энтони не знал причины - возможно, они просто были ошеломлены тем, что им сказали ловить шпиона, а перед ними валялся мальчишка, своим теперешним видом напоминающий заядлого алкоголика.
«Промедлили», - подумал он, рывком подняв автомат, и нажал на курок. Автомат полоснул очередью обоих.
Оба охранника, на счастье Кольта, были людьми. Столкнись он с синтетиками - исход битвы мог бы обернуться явно не в его пользу. Однако и эти были не промах: Кольт стрелял почти  не целясь, поэтому серьезно пострадал только один корпорат. Россыпь пуль распорола ему грудную клетку, и он упал на пол без движения, зато второй, воспользовавшись подаренной ему секундой, пригнулся, упал на одно колено, вскинул винтовку на плечо и...
К слову сказать, он снова не особо целился, да и стрелял по ногам, чтобы лишить малолетнего сволоченка возможности передвигаться, поэтому вряд ли его атака была бы для Энтони летальной. Но сейчас все решали мгновения.
Позиция Энтони была неудачной, очень неудачной. Тем более что у него не было счастливой секунды для какой-нибудь защиты - все силы он вложил в атаку.Стрелявший по диагонали охранник прямо-таки "пришил" нижние конечности Кольта к полу россыпью металла. Несколько пуль были вполне безобидны - всего лишь царапинки, - но одна из них раздробила ему левую коленную чашечку, а две другие плотно вошли в голенище правой ноги, причиняя парню адскую боль. Брызнувшие из поврежденной артерии струи крови оставили на полу красные полосы.
От попадания пуль конечности отдали резкой болью, которая в следующий момент тут же прекратилась, начинался развиваться шок. Вместе с этим ссыльный выброс адреналина просветлил сознание парня.
Силуэт, причинивший парню боль, ушел из поля зрения. По крайней мере, такими были мысли бойца, но в этой комнате лежал не самоучка и не дилетант.
Мыслей в голове не было, парня полностью захватили инстинкты. Он прижался к полу и, зажмурив один глаз, посмотрел по щелкам. Практически вся мебель была поднята на два – три сантиметра, чтобы было удобнее убираться, и именно этим сейчас пользовался парень.
- А вот и ты, - снайпер вновь поднял автомат и, переведя его в режим одиночного огня, одновременно собрал все свои силы. Прицелился, взяв немного выше ноги и немного вправо. Выстрел - оружие задрало ствол вверх, вырвавшись из обессиленных рук. Одновременно с этим что-то грузное упало с той стороны. Энтони, вновь посмотрев в щелку, подвел итог: «Готов».
- А теперь мне нужно организовать побег.
Он, опираясь на руки, полез к первому охраннику. Первым делом нужно было остановить кровь. Сделав широкий кровавый развод на полу, он на локтях добрался до оного и вытащил у того ремень. Вновь изогнувшись, он перетянул одну ногу. Борясь одновременно с кровопотерей  и отравлением, он двигался вперед. Хоть и был он выращен в лаборатории, но его жажде жизни мог позавидовать любой хищник.
«А теперь вторую», - подумал он, снимая ремень со второго бойца и перетягивая ногу. «Теперь хоть не умру от этого, но все равно…», - он слегка улыбнулся или, может быть, просто скривил лицо, переживая еще одно головокружение.
- А теперь за дело, - он на карачках подполз к одному из терминалов.
«Держитесь, парнишки, - подумал он, резким рывком отрывая кабель. - Так, это нельзя, вот эта парочка... - думал он, перебирая в руках концы проводов. - Скрутим вот эти, чтобы получить обратную петлю, а вот эти, - он прищурился, понимая, чего ему будет стоить робота с компом без интерфейса. - А чего ты хотел? - любимый и самый наболевший вопрос был задан самому себе как раз в тот момент, когда руки на ощупь начали просто вставлять провода в разъем. Голову пробил поток боли…
Немного совладав с ней, парень принялся за дело. Взять базу под контроль он не сможет, а вот внести некоторые коррективы - это с радостью…
«Так, где тут у нас двери? - лазая в паутине низкоуровневых протоколов, он искал протокол управления дверьми. - А вот и ты, - он еле улыбнулся. - Добавить запись, событие "открытие дверей", жест …, - он немного задумался, - звук… - это для машины проще, - Легион. Изменить для карцер, медблок, комната допроса …. - вот и все. -Больше я врятли смогу, а этого будет достаточно. - Он уперся лбом в холодный пол, стараясь поскорее избавится от нового приступа. - Нужно позвать на помощь…. Конект: 192.168.1.1. Щас они все будут тут. Легион, не подведи ….»
И парень потерял сознание…

0

12

Пятьдесят земных минут назад.
У стальных дверей шикарной приемной господина Ватанабэ мальчика встретил суровый бугай-охранник. Ничуть не смутившись его квадратной челюсти и взгляда поверх головы, Ремси невинным голосом поинтересовался, может ли он поговорить с главой или заместителем главы службы безопасности. Корпорат ответил коротко и, естественно, отрицательно. Тогда Ремси пожал плечами и отправился назад, к лифту, чтобы найти Саманту Картер и Джонаса Куинна, как ему велел полковник О'Нилл. Сам полковник скрылся в неизвестном направлении минут десять назад в сопровождении Митчелла и Харрингтона. Поворачиваясь спиной к охраннику, Ремси ощутил предательскую дрожь в коленях - как ни крути, а все-таки этот человек (или синтетик?) внушал ему опасения.
Свернув за угол, на площадку с лифтом, Ремси нажал кнопку вызова и... в открытых дверях столкнулся с "веселой компанией": Сэм Картер, Джонас Куинн, Дэниел Джексон. Эти трое, казалось, тоже немного удивились, увидев парня - они ехали вниз, в отдел обработки информации, на встречу с О'Ниллом и Митчеллом, а на полпути лифт тормознул Ремси.
- Привет! - Джонас удивленно вскинул брови.
- Чед! Ты что здесь делаешь? - дружелюбно, но настойчиво спросила Саманта. - Разве ты не должен быть с полковником О'Ниллом внизу? - снова игнорирование понижения в званиях.
Ремси осторожно втиснулся в кабину и нажал кнопку закрытия дверей.
- Майор Картер, случилось непредвиденное событие, - стараясь говорить по-военному, отчеканил Чед. - Полковник О'Нилл и подполковник Митчелл вынуждены были срочно отправиться на поимку преступника.
- Преступника? - переспросил Дэниел, нахмурившись.
- Именно, доктор Джексон. Двайд Харрингтон с ними.
- Как давно это случилось? - быстро спросила Саманта.
- Минут десять назад... По приказу полковника О'Нилла я отправился искать вас, чтобы предупредить о происшествии.
- И что же случилось?
Ремси вкратце пересказал историю с обнаруженными на камере слежения загадочными перемещениями тестера для имплантатов, что доказывало вину выжившего при падении с небес Энтони Кольта в аварии на сервере. Затем добавил, что Кольт каким-то образом сбежал из-под охраны и устроил что-то нехорошее, вследствие чего О'Нилл, Митчелл и Харрингтон внезапно сорвались с места и умчались в неизвестном направлении. Пока он рассказывал все это, упомянутые трое несколькими уровнями ниже уже вовсе прочесывали вентиляцию...
- Ты точно не знаешь, куда они направились? - спросил Джонас.
- Точно. Подполковнику Митчеллу кто-то что-то передал по рации... или как эта маленькая штуковина называется в нашем настоящем-будущем? - и они все куда-то убежали, - немного сбивчиво ответил Ремси, нажимая кнопку нижнего этажа. Лифт  тронулся и бесшумно поехал вниз.
- Так значит, этот парень, которого вытащили из капсулы, оказался засланцем... - задумчиво проговорила Саманта. - Чего же он хочет?
- Да мало ли чего, - пожал плечами Джонас. - Нам главное - поймать его как можно скорее. Эй, парень, куда мы едем?
- Ну... полковник О'Нилл отправился куда-то вниз, - смутился Ремси. - Я думал, вы захотите найти его...
- Стоп! - внезапно решительно скомандовал Дэниел. - Остановите лифт.
Джонас недоуменно посмотрел на него, но все-таки нажал на сенсорную кнопку остановки лифта на ближайшем этаже. Через пару секунд кабина замерла, открыв двери на безлюдной площадке.
- В чем дело? - спросила Саманта.
- Надо наверх. Служба безопасности уже наверняка в курсе, а мы без оружия и связи друг с другом ничем не можем им помочь, - первым сообразил Дэниел. - Надо найти оружие и желательно - карту базы.
- Да, ты прав, - согласилась Саманта, нажимая кнопку третьего этажа, где находился жилой сектор. - Там повсюду висят планы эвакуации - можно сорвать несколько, - она говорила об этом так спокойно, словно речь шла об отправке электронной почты. - Чед, сколько примерно людей знают о том, что Кольт разгуливает по базе?
Ремси задумался, смешно закатив глаза.
- Нууу... запись смотрело много человек, но о том, что Кольт сбежал, пока в открытую не сообщалось, - начал припоминать он. - Был там какой-то странный человек... худой такой, высокий, усатый... вроде генерал какой-то. Я наблюдал за ним - он сначала долго что-то обсуждал по своему переговорному устройству, потом быстро куда-то ушел, весьма встревоженный, а после этого подполковника Митчелла какой-то человек попросил на пару слов... и передал ему такую черную коробочку - вроде переговорное устройство. И там ему, вроде, сказали, что Кольт сбежал.
- Кто сказал?
- Не знаю.
Лифт остановился и открыл двери.
- Давайте найдем планы, - скомандовала Саманта. - Это сильно облегчит нам поиски.
- А почему бы просто не попросить у кого-нибудь нормальную карту? - спросил Дэниел, который, хоть и служил в отряде ЗВ-1 уже более десяти лет, по старой привычке предпочитал не нарушать правила общественного порядка.
- У кого? - иронично спросила Саманта. - Так тебе план базы и выдадут. Мы здесь никто, не забывай, а проектная документация - дело серьезное. Это очень важные документы, чтобы раздавать их кому попало.
Добрых пятнадцать минут ушло на поиск и бесцеремонное отрывание от стен пластиковых табличек с планами эвакуации. За это время полковник О'Нилл со своей новоиспеченной командой вновь потерял след Кольта и теперь пустился по поиски Картер и остальных. Эх, сложно без рации...
План третьего этажа висел неподалеку от жилых комнат, второго - на пролете пожарной лестницы, четвертого - рядом с лифтом. На подобных планах, разумеется, помещения не подписывались, но зато были четко обозначены все коридоры, и это давало ЗВшникам хоть какое-то представление о масштабах территории. Всего три этажа - мало, но лучше что-то, чем ничего.
За время этого не совсем благочестивого занятия им никто не помешал. Конечно, на жилом этаже иногда встречались люди (и синтетики), но ЗВшникм хватило ума не заниматься "вандализмом" у них на глазах. Все было сделано чисто и почти без вреда для базы.
- Хорошо, - одобрила Саманта, когда все три таблички были у нее. - Потом, конечно, мы все вернем назад... А сейчас неплохо бы найти Джека.
- У меня есть идея, - внезапно сообразил Дэниел. - Чед, а этот передатчик, через который пришло сообщение насчет Кольта... он все еще у Камерона? - внезапно спросил Дэниел.
- Эмм... не знаю, - честно признался Ремси. - Возможно - я не помню, чтобы он его возвращал... по-моему, механически сунул в карман. Но я не уверен - не на то смотрел...
- Ясно. Хреново, - подвел итог Джонас.
- Не так уж хреново, - покачал головой Дэниел, когда они вчетвером вышли из коридора жилого сектора и остановились на площадке, ожидая лифт. - Если передатчик у него, мы сможем с ним связаться. Надо только найти этого человека, который подозвал его.
- А это идея, - одобрила Саманта. - Мы потеряли слишком много времени...
Правда, здесь их ожидала большая неприятность: в отдел обработки информации их просто не пустили. Двери ни в какую не хотели открываться, игнорируя их гостевые магнитные ключи, а поблизости как назло никого не оказалось из работников. Чуть не воя от безнадежности, все четверо сбились в кружок неподалеку от металлических створок и принялись держать совет. Они, конечно, не знали, что в этот момент О'Нилл и компания начали бешеную гонку двумя этажами ниже из ксенолаборатории в сторону хозяйственной зоны, отставая от Кольта как минимум на десять минут. Так и не придумав ничего лучше, они наконец снова вызвали лифт (на этот раз пришлось подождать, потому что претендентов на кабину оказалось много) и доехали до второго этажа, как они знали, располагался крупный пост охраны. Возможно, там они смогут узнать хоть что-то о судьбе О'Нилла, Митчелла и Харрингтона.
- Предлагаю сначала раздобыть оружие, - сказал Джонас, когда они вышли из лифта. - На всякий случай... - и тут же, словно в подтверждение его слов, из-за угла послышалась автоматная очередь.
ЗВшники еще не успели выйти в коридор, и Джонас, шедший первым, резко дал задний ход. Как по команде, все четверо присели на пол на площадке с лифтом, прижимаясь к стене.
- Ну я же говорил... - тихонько хмыкнул Джонас. Очередь повторилась.
Саманта хотела заглянуть за угол, но он протянул руку и не дал ей это сделать.
- Чед, кыш в лифт, - тихо скомандовал Дэниел, когда пальба утихла.
- Еще чего! - шепотом возмутился парень, обиженный тем, что сначала О'Нилл не дал ему пойти с ним ловить Кольта, а теперь еще и Джексон выгоняет. - Я из команды ЗВ-2 вообще-то!
Дэниел хотел благоразумно уговорить его смыться подобру-поздорову, напомнив, что если с Чедом что-то случится, это весьма огорчит его родителей, но внезапно вспомнил, что родители его остались в далеком прошлом. Он посмотрел на Ремси с сочувствием - парню едва минуло два десятка лет, и он пережил страшнейшую катастрофу в своей жизни, в один момент потеряв все... Но нет, не сломался - выдержал. Несмотря даже на то, что новый мир был к нему вовсе не ласков. Джексон тоже когда-то давно, в юном возрасте, лишился родителей - те погибли при демонтаже музейной экспозиции, - и тогда ему казалось, что мир внезапно перевернулся вверх дном, да еще и вывернулся наизнанку. Все казалось иным, чужим, враждебным, причиняющим боль... Но сейчас он понимал, что Ремси пришлось куда хуже, ведь мир действительно вывернулся наизнанку, переписав самое мироздание от начала до настоящего времени...
От неприятных размышлений его привлекло какое-то движение сбоку - это Саманта снова попыталась одним глазком заглянуть за угол, сопротивляясь попыткам Джонаса отпихнуть ее назад. Так ничего и не возразив Ремси, он прислушался. Вроде тихо. Прошло несколько томительных минут прежде чем он сказал:
- По-моему, он ушел.
Выждав для верности еще полминуты, Джонас и Саманта первыми высунули головы из-за угла. Все тихо - ни крови, ни трупов, ни беготни. Приложив палец к губам, Джонас тихонько поднялся на ноги и сделал пару неуверенных шагов вперед. Убедившись, что на него не выскакивает никакой псих с автоматом, он трусцой пересек коридор и прижался к противоположной стене. Саманта, не выдержав любопытства, рванула за ним. Вдвоем они, тихонько ступая, легким бегом помчались по коридору, пытаясь определить, где стреляли. Следом за ними пустились не умеющие бесшумно ходить Дэниел и Ремси. Они создавали немало шума, но это никак уже не могло им помешать - заглянув в одно из помещений с помощью своего гостевого ключа, Джонас с удивлением и некоторым облегчением обнаружил "особо опасного преступника" - светловолосого парня лет восемнадцати - лежащим в луже собственной крови без сознания, в окружении трупов двух охранников.

* * *

Ничего не знающая о перестрелке на втором этаже Тамико Сугиура поспешно вернулась ко входу в проектный отдел, используя для перемещения по базе гостевой ключ Митчелла. Сердце ее бешено билось от осознания той авантюры, в которую она ввязалась, и от страха перед начальством, если ее в общем-то противозаконные действия вдруг раскроются. Тамико родилась в атеистической семье и ни в каких богов не верила, но сейчас об этом пожалела, потому что невыносимо захотелось взмолиться небесам, чтобы с Митчеллом и остальными все было в порядке, и они вернулись как можно скорее. При этом рыжеволосая девушка отдавала себе отчет в том, что больше беспокоится за людей, чем за свой ключ.
По пути ей попадались сотрудники Ханикомбы, и многие из них были заметно взволнованы. С момента побега Кольта прошло не менее трех Земных часов, однако об этом едва ли знало больше пяти процентов всего персонала. О том, что пациент доктора Беккера причастен к атаке на сервер, уже знал почти весь проектный отдел, но их знания об истинном положении вещей ограничивались отведением Энтони в изолятор. О его побеге знали только те, кому следовало об этом знать, и Тамико была уверена, что информация вряд ли уйдет дальше предельных границ. Она знала, что сейчас вся служба безопасности поставлена на уши, в то время как офисный планктон сидит в своих кабинетах и понятия не имеет о том, что по базе разгуливает машина убийства. Но хоть информацию и удалось скрыть от "непосвященных", скрыть гнетущую атмосферу того, что "что-то не так", было не по силам правящей верхушке. Внешне все было как всегда, однако даже равнодушные ко всему на свете, кроме своих компьютеров, кодеры чувствовали повисшую в воздухе опасность. Короче говоря, о побеге Кольта не знал никто, зато о том, что на базе что-то не так, знали все. И были в этом абсолютно уверены.
Очутившись на площадке, Тамико приступила к реализации своего хитрого плана. Активировав передатчик, она миленьким, но чуть подрагивающим голоском, позвала одного из своих сотрудников, которому она давно нравилась, выпить с ней стаканчик кофе за углом. Разумеется, воодушевленный парень сразу согласился, и Тамико пришлось провести в обществе занудного очкарика напряженные пять минут, выслушивая какие-то бредни и через силу улыбаясь, стараясь скрыть волнение. И все-таки очкарик (очки, кстати, были нужны ему вовсе не для выправки зрения, что в эпоху высоких технологий не было проблемой, а для каких-то хитрый махинаций с подключением к компьютеру через глазной нерв), робко переминаясь с ноги на ногу и все еще не веря в собственное счастье, заметил, что у нее слегка дрожат пальцы, которыми она сжимает стакан.
- Ты волнуешься, Тамико? - чуть запнувшись, спросил он.
- Нет! - быстро ответила девушка, еще сильнее стиснув горячий пластик. - Просто тут... холодно.
Парень задумчиво пошевелил вспотевшими лопатками под белой рубашкой и подумал, что ему-то как раз прохлады не хватает.
- А-а... - протянул он, не зная, что еще сказать умного. - Кстати, я тут вспомнил - как раз когда ты куда-то выходила, нам принести какую-то странную находку. В дактилоскопический отдел.
По спине Тамико пробежал неприятный холодок.
- Что-что? - переспросила она.
- Находку. В дактилоскопический отдел, - удивленно моргнув за цветными стеклами очков, повторил парень.
- И что же это за находка?
- Ха! Ты не поверишь - медицинский шприц. Не автошприц, а обычный, ручной... Прислали из медотсека, чтобы снять отпечатки пальцев.
- Шприц? - удивилась Тамико. - Зачем?
- Вот уж понятия не имею, - фыркнул очкарик, дуя на свой дымящийся кофе. - Нас попросили - мы сделали.
- И что нашли? - девушка все еще не понимала, имеет ли странная просьба медиков какое-либо отношение к поимке Кольта, но у нее появилось нехорошее предчувствие. Однако она ничего не знала об обнаруженных Джексоном вскрытых пачек с препаратами, поэтому не могла связать находку шприца с хитрыми планами Кольта.
- Ничего.
- Как ничего?
- А вот так... Пластик абсолютно чист, будто только вчера прошел стерилизацию на фабрике и был вскрыт прямо в дактилоскопическом отделе, - глупо хихикнул парень, наивно полагая, что эта история позабавит Тамико.
Но та и не думала улыбаться. Она интуитивно чувствовала, что все это пахнет какой-то нехорошей историей, но за отсутствием данных не могла понять, какой.
- И что сказали медики?
- Да ничего не сказали... Мы им отправили отчет, что отпечатков нет, а они в ответ - ни слова. Вот и вся история. Забавно, правда?
- Я бы сказала - странно... - задумчиво протянула Тамико, невидящим взглядом созерцая бледно-желтую стену.
Очкарик подозрительно посмотрел на нее. Он рассчитывал развеселить девушку непонятными "закидонами" медиков, а вместо этого нечаянно ввел ее в глубокую задумчивость.
- Эмм... я тебя загрузил? - смутился он. - Прости.
- О, нет, все в порядке... - механически ответила Тамико. - Было забавно, - она попыталась улыбнуться. - Знаешь, я думаю, нам пора возвращаться... а то кто-нибудь еще заметит наше отсутствие.
Она швырнула свой стаканчик в пластиковую мусорку, не заметив даже, что кофе остался недопитым. Брызги разлетелись по дну. Парень удивленно глянул на нее, но ничего не сказал и залпом допил свой кофе. Вместе они пошли назад, и у дверей Тамико притворилась, что ее магнитный ключ запутался в ленточке, на которой висел. Более расторопный работник открыл дверь своим ключом, и они оба прошли внутрь. Тамико с облегчением отметила, что эта часть пройдена безукоризненно. Теперь главное - не "засветиться" нигде с ключом Митчелла и дождаться возвращения отряда ЗВ-1. С бешено колотящимся сердцем она уселась на свое рабочее место и сделала вид, что что-то высматривает на экране компьютера... на самом же деле она смотрела словно сквозь него, и мысли ее были где-то далеко. Где-то, где О'Нилл, Митчелл и Харрингтон пытались понять, куда опять сбежал Энтони Кольт.

* * *

Джонас почти растерянно смотрел на распластавшееся на полу обмякшее тело молодого парня.
- Да он же совсем еще ребенок! - воскликнул он. - Малолетний школьник!
Саманта осторожно присела на корточки рядом с неподвижным парнем и вырвала из его обмякших пальцев оружие.
- Не такой уж и школьник, - сказала она. - Может быть, он и не человек вовсе.
- Посланец гоа'улдов? - тут же спросил Джонас.
- Почему сразу гоа'улдов? Просто мне с трудом верится, что ребенок мог устроить все... это, - она сделала вялый жест в сторону двух убитых охранников.
Едва Ремси вошел в помещение следом за Дэниелом, он почувствовал подкативший к горлу комок. В воздухе висела противная вонь свежей крови, от которой кружилась голова. Он неосторожно глянул на залитый кровью пол и развороченные тела двух людей и ощутил дикое желание обнять унитаз и хорошенько проблеваться. Чед зажал рот обеими руками и попятился к дверям. Заметив это, Дэниел Джексон подтолкнул его и выпихнул наружу.
- Они... они все мертвы? - внезапно охрипшим голосом поинтересовался Ремси, решившись наконец отнять руки ото рта.
- Не знаю... - соврал Дэниел. - Нечего тебе здесь оставаться... Лучше отыщи кого-нибудь и попроси, чтобы сообщили службе безопасности о том, что шпион пойман.
Ремси через силу кивнул.
- Хорошо, я сделаю, - пообещал он.
- Посиди немного и приди в себя, - посоветовал Дэниел. - И больше сюда не заходи.
- Я в порядке, - попробовал бодро сказать Ремси, но это получилось у него не очень убедительно. - Я уже готов идти.
- Хорошо... только будь осторожен, - с некоторыми раздумьями напутствовал его Джексон.
Он подумал, правильно ли сделал, что отправил парня "гулять". С одной стороны - нечего ему больше любоваться на малоприятную картину с участием двух трупов, а с другой - возможно, не следовало оставлять его одного. Правда, Ремси был только рад остаться один - отделавшись от Дэниела, он рванул к жилой отсек (благо, он был неподалеку), отыскал там сортир и упал перед ним на колени, словно перед божественным идолом. Наконец его вырвало остатками позднего завтрака. Отдышавшись, Ремси с трудом поднялся на ноги и отправился на поиски первого попавшегося синтетика с передатчиком.
А Дэниел вернулся к Саманте и Джонасу. Будучи человеком тонкой душевной организации, его тоже всегда основательно мутило при виде трупов и крови, но... служба в ЗВ есть служба в ЗВ. Человек ко всему привыкает. И к этому тоже. Дэниел увидел, что Саманта протянула руку и ощупывает левое запястье неподвижного парня. Затем - шейную артерию.
- Он жив, - сказала она. - Просто в отключке.
- А это еще что такое? - удивился Джонас, вытаскивая клубок проводов из-под затылка парня. - Э-э... Сэм!...
Саманта удивленно посмотрела на спутанные между собой тонкие проводки со снятой изоляцией. Что все это значит? Не сговариваясь, они одновременно перевернули бездыханное тело парня лицом вниз и... Джонас тихо присвистнул.
- Разъем в башке? - удивился он. - Этот пацаненок - синтетик?
- Разве у синтетиков есть кровь? - задал ему встречный вопрос Дэниел, присаживаясь рядом.
- Нет, но... зачем тогда эти дырки в его затылке?
- Господа, перед нами киборг, - тоном экскурсовода произнесла Саманта. - Возможно, в стычке с теми охранниками повредилось что-то в его системе...
- "Вейланд-Ютани"не занимается производством киборгов, - вспомнил Дэниел. - А кто занимается?
Все трое задумались. Они еще не шибко хорошо разбирались в "фирменном почерке" различных корпоративных боссов, поэтому не могли наверняка сказать, чье "дитя" перед ними. Братство Нод? БиоНат? Какая-нибудь мелкая "шарашкина контора"? Перечисление больших и малых "индивидуальных предпринимательств" в данном случае было равносильно гаданию на кофейной гуще. Зато теперь, помимо Беккера, Соммерса, Бутвуда и Оониси, о странных разъемах в голове Энтони знали еще и ЗВшники.
- Дааа, загадочка... - после короткой паузы протянул Джонас. Сам не зная зачем, он ловко запустил руки в карманы широких штанов парня, затем - в карманы оранжевой спецовки, поверх которой был кое-как натянут разгрузочный жилет спецназа... и вытащил оттуда несколько обойм, четыре магнитных ключа и скомканную карту вентиляции.
- Неплохо здесь разжился этот малыш, - хмыкнул он.
Саманта и Дэниел не смеялись. Все это было довольно странно... если не пугающе.
Пока отряд ЗВ-1 (за отсутствием командира) тихо совещался между собой, в помещение нагрянули приведенные Ремси солдаты-люди и солдаты-синтетики. В комнате сразу стало тесно. Чед и сам немало удивился, когда увидел, сколько народу подвалило - он и не догадывался, что корпоративные охранники оказались здесь не только его стараниями. Несколькими минутами ранее починивший свое детище - сервер - Джебб засек на втором этаже какой-то странный чужой сигнал и поспешил сообщить об этом в "КудаСледует". Хитрый Энтони добился своего - его заметили, но вот только ни Чед, ни более сообразительные Саманта, Дэниел и Джонас об этом не догадывались. Равно как никто не заметил хакерских махинаций Кольта с голосовым паролем для трех дверей базы...
Очень скоро отряду ЗВ-1 просто не осталось места - прибыли охранники и принялись за свою обычную работу. "Посторонних" они вежливо, но настойчиво попросили покинуть помещение. Из коридора Саманта и компания невесело наблюдали, как солдаты сначала бегут за носилками, а потом утаскивают на них куда-то к лифту двух убитых товарищей и связанного по рукам и ногам Энтони Кольта.
- Вот помяните мое слово - никто на этой базе никогда не вспомнит, что пацана нашли мы, - убежденно заявил Джонас.
Он как в воду глядел. На ЗВшников больше никто не обращал внимания, и Дэниел осторожно напомнил друзьям, что неплохо бы найти О'Нилла и остальных. Делать нечего - немного понурившись, ЗВшники потащились в отдел обработки информации, как собирались сделать раньше, чтобы найти Митчелла по передатчику. Правда, теперь они уже никуда не спешили - Кольт пойман, и их короткое вмешательство в дело о его поимке закончено. Даже грустно немного стало...
У входа на этот раз им повезло - долго стоять не пришлось. Из дверей вышел какой-то сотрудник, и Дэниелу потребовалось совсем немного времени, чтобы убедить его, что они "свои".  Ремси, запомнивший человека, давшего Митчеллу передатчик, быстро отыскал его. Саманта толкнула локтем в бок Дэниела - мол, давай, разговори его. Немного волнуясь, Дэниел представился, а потом объяснил ситуацию - друга потеряли.
- У подполковника Митчелла ваше устройство внутренней связи, - говорил он. - Вы помните его внутренний номер? Нам нужно срочно связаться с ним.
Мужчина был явно недоволен тем, что у него мало того что сперли передатчик, так еще и просят содействия. Пару секунд он провел в мучительном поиске объективной причины для отказа, но так и не придумал (а может, ему просто хотелось, чтобы ему поскорее вернули его передатчик), поэтому взял у кого-то другой передатчик и сунул его Дэниелу, буркнув: "752-точка-879-321-тире-22ПЕ".
- Чего-чего? - переспросил Дэниел, тупо глядя на лежащую у него на ладони маленькую черную коробочку и отдельно - черный наушник.
Ему, несомненно, продиктовали какой-то номер. Но... где его набирать, если нет кнопок с цифрами? Сотрудник отдела обработки информации раздраженно посмотрел на него - очевидно, лохов тут не любили. Он резко схватил передатчик и немного пощелкал двумя крохотными кнопочками, расположенными на обратной стороне. Затем взял наушник и заново протянул его Дэниелу.
- Вставить в ухо, - сказал он. - Говорить сюда, - он отдал ему передатчик, и Дэниел заметил на одной из сторон едва заметную шероховатость, как у микрофона.
Он внимательно вслушался в то, что творилось в его левом ухе. Полминуты шел только едва различимый треск помех, а Саманта и Джонас каждые десять секунд нетерпеливо спрашивали: "Ну что? Отвечает?" Когда он был уже готов спросить у владельца микрофона, почему его не соединяет, в наушнике раздались знакомые голоса...

* * *

О'Нилл и компания, еще не знавшие об удачной поимке Кольта, лихорадочно пытались составить новый план действий. Они почти сели на хвост малолетнему убийце, но снова упустили его. Джек сразу заявил, что лезть в вентиляцию более чем бессмысленно, поскольку Кольт наверняка уже где-нибудь вылез, а если и не вылез, то в гонках по тоннелям они потеряют весьма много времени. Посовещавшись немного, все трое придумали нехитрый план перехвата шпиона с помощью многочисленных солдат из службы безопасности и дружно ринулись назад, провожаемые удивленными взглядами работников в оранжевых и зеленых спецовках.
"Вот будет весело, если сейчас кто-нибудь заглянет в щитовую и обнаружит труп после того, как мы там побывали, - мелькнуло в голове у Джека. - Надо будет сообщить об убийстве, пока в этом не обвинили нас", - а в том, что такое возможно, он не сомневался. ЗВшников на Ханикомбе не жаловали.
По пути у них встал вопрос о том, куда же бежать дальше.
- Нужно вернуться в проектный отдел, - на бегу прокричал Харрингтон. - Там наверняка осталось полно охраны после того, что произошло. Так проще.
- Нет, лучше подняться к Ватанабэ - там должен быть этот... как его... командир службы безопасности, - выдохнул в ответ Джек. - Так надежнее.
- А я считаю, что это ни к чему, - отдуваясь после быстрого бега, вмешался Камерон. - Надо найти ближайшую вентиляционную решетку, ведущую в сторону хранилища - там наверняка стоят двое или трое солдат. Так быстрее.
Они бы продолжили бессмысленный спор, но внезапно внимание их оказалось привлечено каким-то противным пищащим звуком, непонятно откуда исходившем. Трое остановились и завертели головами в поисках источника звука, и наконец Митчелл сообразил, что звук исходит из его кармана. Удивившись, что бы это могло быть, он на глазах у не менее удивленных О'Нилла и Харрингтона извлек на свет божий маленькую черную коробочку размерами примерно сантиметр на сантиметр. На одной из ее сторон то зажигалась, то гасла зеленая лампочка.
- Что это такое? - спросил О'Нилл.
- А я откуда знаю? - искренне изумился Камерон, пытаясь сообразить, откуда эта штука взялась у него в кармане. И не опасна ли она.
- Как это? - не понял Джек.
- Ну... вот так... А-а-а, я вспомнил! - вдруг сообразил Митчелл. - Это ж устройство внутренней связи из отдела обработки информации! Помните, чувак дал мне его, когда Тамико сообщила о том, что Кольт внизу шастает?
Нахмуренные лица О'Нилла и Харрингтона прояснились - они вспомнили.
- Кажется, я забыл вернуть его владельцу и сунул в карман, - виноватым голосом продолжил Камерон, вертя между пальцев пищащую коробочку. - А чего она пищит?
- Может, вас кто-то вызывает? - предположил Харрингтон.
- Скорее всего. А как ответить?
- А ну дай, - попросил Джек, и Митчелл протянул ему передатчик. - Тут должна быть какая-нибудь кнопка приема... Хм, странно. Я вообще никаких кнопок не вижу.
И О'Нилл принялся наудачу тыкать кончиком мизинца во все стороны коробочки.
- Да уж, картина маслом, - прокомментировал Камерон. - Стоят три лоха из позапрошлого века и не могут разобраться, как работает мобильник...
- Да подожди ты, сейчас разберемся, - О'Нилл нажал на зеленую лампочку. Писк прекратился. - О... кажется, есть контакт.
Он поднес передатчик к уху и прислушался. Тишина - и ни намека на микрофон, в который говорить, и разъем, где слушать.
- По-моему, ты его отключил, - сказал Митчелл. - Ничего не слышно.
- В него говорить надо, а не слушать, - заметил Харрингтон, первым сообразивший, что к чему. - Вы заметили, что по базе ходят люди с наушником в одном ухе?
- Нет... - честно признался О'Нилл. - Я обычно на лица смотрю, а не на уши.
Камерон хихикнул.
- В любом случае, наушник должен быть, - серьезно продолжил Харрингтон, не позволивший себе даже легкой улыбки. - Подполковник Митчелл, вы засунули в карман один только передатчик, без наушника?
Митчелл недоверчиво полез в карман, пошарил там немного и принялся выгребать наружу весь мусор, который там скопился. На пол полетели какие-то скомканные бумажки, две пуговицы, кусок металлической цепочки, зубочистка, маленький отрезок веревки, пакетик из-под влажной салфетки и еще какой-то мелкий хлам.
- Ну и помойка у меня в карманах! - выдал Камерон, заметив удивленно вздернутые брови О'Нилла.
- Я вижу, - согласился Джек.
Митчелл еще немного порылся во внутренностях штанов и наконец извлек с самого дна маленький черный наушник.
- Во, что надо! - обрадовался О'Нилл. - А как его подключить? Или он радиоуправляемый?
- Просто вставьте в ухо, - посоветовал Харрингтон. - Должно работать.
Камерон повертел наушник в руках, сдул с него невидимую пылинку и сделал так, как велел Двайд. И тут же услышал обрывок фразы:
- ... разобрались там еще?! Джек, Кэм! Найдите наушник!
- Дэниел, ты, что ли? - спросил Камерон, забирая у Джека передатчик.
- О... - удивленно протянул голос на "том конце". - Меня слышно?
- Да, - ответил Митчелл. - А меня?
- Не очень хорошо. Поднеси передатчик поближе.
Камерон приставил коробочку прямо ко рту и спросил:
- А теперь?
- Эй, не так близко... Но да, уже лучше. Кстати, это говорит Дэниел.
- Я понял, - заметил Камерон. - А где Сэм и Джонас?
- Со мной рядом. И Ремси тоже. Можешь передать Джеку от Сэм, что вы доставили нам две увлекательнейших минуты, пока пытались разобраться, как работает передатчик, - заявил Дэниел, будто бы не он сам пару минут назад не мог понять, как работает эта штука.
- Очень смешно, - фыркнул Камерон, отмечая, что раньше не слышал сарказма со стороны Дэниела. - Вы где?
- В отделе обработки информации. Можете подниматься к нам - тревога отменяется.
- Как - отменяется? - удивился Камерон, показывая Джеку жестом, чтобы подождал - он все расскажет потом. О'Нилл, за неимением второго наушника не слышавший разговор, набычился.
- Энтони Кольт пойман, - коротко ответил Дэниел. - Приходите сюда, мы вам все расскажем. Вы далеко?
- Кем пойман? - проигнорировав последнюю фразу, спросил Камерон и по выражению лица О'Нилла понял, что тот сейчас лопнет от любопытства.
- Корпоративниками. Вы где находитесь?
- На втором этаже. Где он сейчас?
- Кто?
- Кольт, конечно!
- А я думал, второй этаж, - пошутил Дэниел. - Его куда-то утащили вояки. Идите сюда, мы вам все расскажем.
- Ладно, - сдался Камерон. - Сейчас подойдем.
- Ждем вас.
- И давайте быстрее! - влез со своим комментарием Джонас.
Камерон повертел передатчик в руках, пытаясь определить, как тот выключается, но внезапно радиопомехи в ухе исчезли - Дэниел отключился первым. Вытащив наушник, он снова сунул его в карман, после чего отправил туда же и передатчик.
- ну что? - нетерпеливо спросил Джек. - Кого поймали? Кольта?
- Спокойно, - снисходительно среагировал Митчелл. - Сейчас все расскажу. Кольта поймали. Сэм и остальные ждут нас в отделе обработки информации.
Джек присвистнул.
- Тююю... как все быстро пришло в норму, - прокомментировал он.
- Ты так говоришь, будто тебя это не устраивает, - почти с укоризной заметил Камерон.
- Нет, меня-то все устраивает... Но есть особый вид чрезвычайных ситуаций, которые я именую многосерийными. У них есть одна отличительная особенность - они никогда так просто и быстро не заканчиваются. А сейчас именно такая ситуация.
- Откуда ты знаешь? - спросил Камерон. - И что-то я раньше не слышал от тебя таких почти философских рассуждений.
- Это не философия, Кэм, это наблюдения и личный опыт, - довольно пояснил О'Нилл. - У меня нюх на категории чрезвычайных происшествий, понимаешь?
- Понимаю. Но не понимаю, к чему ты все это, - признался Митчелл, пытаясь определить, шутит Джек или говорит серьезно.
- А к тому, что нас ждет тяжелый день, - загадочно ответил О'Нилл и больше ни в какие комментарии не вдавался.
"Я так и знал, что что-то да пойдет не так!" - добавил он про себя, вспомнив ощущение неясной тревоги, которое возникло у него, когда Энтони только доставили в медпункт.
На том и закончили.

0

13

Доктор Беккер сидел за своим рабочим столом и немигающим взором созерцал пришедший ему "сверху" отчет о проделанной работе. Белые строки возникли прямо на столешнице, и Джозеф нетерпеливо смахнул их рукой, освобождая рабочий стол - тут же на месте отчета возникла типичная для всех столов-компьютеров заставка с логотипом корпорации. В принципе, для него не было новостью то, что дактилоскопический отдел оказался бессилен - спустя короткое время после того, как он послал наверх Юко с найденным шприцем, кто-то из ассистентов собрался вынести мусор, и Беккер случайно увидел в пакете, попавшем в поле его зрения, резиновые медицинские перчатки. Скорее всего, Энтони Кольт или злоумышленник, прокравшийся в медблок, воспользовался ими, чтобы не оставить следов на шприце и коробках с лекарствами. Но зачем тогда надо было так неосмотрительно бросать шприц на пол? Короче говоря, одни загадки.
Беккер готов был поручиться, что до отключения света в медблоке не было никого, кроме него и Юко. В том, что он не причастен к происшествию, он был абсолютно уверен, а Юко... ну нет, не похожа эта японская школьница на хитрую злоумышленницу. К тому же, она всегда ошивалась где-то рядом, и задумай она что-то плохое, он узнал бы об этом. Беккеру было безумно интересно, что увидели эти умники сверху на камерах слежения, изъятых из медблока, но на его скромный запрос о результатах ответили вежливым отказом: "Секретная информация. Разглашению не подлежит". Впрочем, одного этого хватило, чтобы понять - что-то не так. А неведение, как известно, пугает даже больше, чем страшная правда.
А Беккеру предстояла еще одна довольно неприятная работенка.
Морга на базе не было - кто-то из проектировщиков предусмотрел примыкающее к медпункту подсобное помещение с парой холодильников, но для хранения трупов оно явно не годилось. В принципе, в морге не было нужды до поры до времени, да и зачем он на корпоративном складе? Тем не менее, за последние сутки количество обнаруженных трупов явно компенсировало все те дни, когда на базе было относительно спокойно. Беккер вошел в темную тесную комнатушку и придирчивым взглядом осмотрел поставленные в ряд у стены каталки, накрытые белыми простынями. Под тканью что-то зловеще топорщилось.
Кроме него в помещении находилось несколько медицинских работников, этим утром вступивших на свою смену, и трое корпоративных охранников в черных комбинезонах и при оружии. Последних Беккер очень не любил.
Когда он вошел, в помещении воцарилась тишина. Ассистенты мелкого пошиба закончили свои "конспекты" и теперь готовы были изложить своему начальнику все, что удалось узнать о погибших.
"Начнем с краю", - решил Беккер и приподнял простыню на крайней каталке.
На ней обнаружился уже начавший остывать труп молодого рыжеволосого человека с посиневшим лицом и глазами навыкате. На шее у трупа красовался черный след, словно от веревки.
- Задушен, - быстро определил Беккер. - Но умер быстро. Уже известно, кто он?
- Джеймс Франклин Долсан, канадец по происхождению, временно проживающий в Филадельфии, - четко отрапортовал один из спецназовцев, и Беккер догадался, что отвечает ему синтетик. - Занимал должность работника санитарно-гигиенической службы, был найден мертвым в подсобном помещении на первом этаже.
- Рядом с ним были какие-нибудь вещи, достойные внимания службы безопасности?
- Нет, доктор Беккер.
- Кто нашел его?
- Старший сотрудник криптографического отделения Тамико Сугиура.
- Ясно.
Беккер лично не был знаком с Тамико, хоть и работали оба на одной базе, поэтому ее имя ничего ему не сказало. Одно было ясно точно: молодой парень был уборщиком, который неудачно встал на пути какого-то психа. Беккер оглядел длинный ряд каталок - откуда внезапно на базе взялось столько трупов? И еще больше раненых? За последние три часа его медотсек изрядно пополнился пострадавшими. Официально ему никто не сообщил о том, что Энтони Кольт гуляет на свободе, но неглупый Беккер уже догадался, что на базе что-то нечисто. И что в этом, как ни крути, замешал белобрысый парень, вытащенный из спасательной капсулы.
- Почему так много убитых? - спросил он синтетика.
- Секретная информация. Разглашению не подлежит.
- Ой, да ладно вам! - слабо возмутился Беккер. - Всем, кто здесь работает, понятно, что на базе чрезвычайная ситуация. Это дело рук Энтони Кольта, так?
- Не имею права посвящать вас в это, доктор Беккер, - синтетик впервые изобразил эмоции, слегка пожав плечами.
- Ладно, и так все ясно, - не стал спорить Джозеф. - Следующий кто?
- Труп неизвестного мужчины примерно тридцати восьми лет, - безразличным голосом ответил синтетик.
Беккер сдернул простыню со следующего тела. Труп был в безобразном состоянии: лицо залито кровью, грудь разворочена какими-то острыми предметами или пулями, отчего наружу вылезли куски дурно пахнущего мяса. По воздуху тотчас распространился запах сворачивающейся крови.
- Мы взяли у него отпечатки пальцев, - затараторил один из младших медицинских ассистентов, заглядывая в свой маленький блокнотик, куда уже успел занести известные данные на всех убитых. - И отослали по сети в дактилоскопический отдел. Это старший программист проектного отдела по имени Рихан Накарян, был заподозрен в саботаже и застрелен при попытке вылезти из вентиляционного тоннеля...
- Чего-о? - нахмурился Беккер.
- Это вы у них спросите, - ассистент испуганно покосился в сторону "черных комбинезонов".
- Как вы это объясните? - обратился Беккер к синтетику.
- Субъект был найден мертвым на нижних уровнях, - просто пояснил синтетик.
- Кто его убил?
- Корпоративная охрана.
- За что?!
- Доктор Беккер, давайте я объясню, - неожиданно вмешался более разговорчивый спецназовец, человек. - В общем, в проектном отделе был... э-э... саботаж. В результате погибло несколько человек, а этот - попытался удрать через вентиляцию. Его посчитали за преступника и пристрелили, едва он вылез.
- Он действительно виновен? - Беккер чувствовал, что постепенно перестает понимать происходящее.
- Судя по тому, что потом весь проектный отдел едва не взлете... эммм-ням... - замялся он, встретив сверлящий взгляд синтетика. - Короче, это секретная информация.
- Да что там у вас, черт возьми, происходит?! - рассвирепел Беккер, отчего его робкие помощники разом вздрогнули.
Его реплика осталась без ответа. Покипев еще некоторое время, доктор повернулся к следующим "пациентам". Помощники бережно накрыли второй труп простыней.
Помимо нерадивого программиста и уборщика-неудачника в числе невинно убиенных оказался обнаруженный отрядом ЗВ-1 нагой человек из обслуживающего персонала, найденный в хозяйственной зоне недалеко от водоочистительных резервуаров, чью одежду бесцеремонно прихватизировал Энтони; расстрелянный с близкого расстояния солдат и  трое работников малой серверной. И будто этого было мало, в соседнем помещении на аппаратах жизнеобеспечения находилось четверо тяжело раненых спецназовцев, еще один лежал с обмотанной бинтами головой (как выяснилось, лицо его было в мелких порезах от каких-то осколков), плюс легко раненый в левую руку охранник центрального хранилища и сотрудник ксенолаборатории. Чуть позже выяснилось, что недалеко от места, где был найден раздетый труп, поднялся небольшой шум по теме того, что еще двое пропали без вести (разумеется, никто не знал, что Кольт хитро отправил их на съедение "канализационному чудовищу"). За восемь часов это были величайшие потери для одного маленького склада.
Велев упрятать трупы в холодильники ("Как это - нет места? Ну... запихайте их как-нибудь покомпактнее, только чтоб крышка плотно закрылась"), чтобы потом отправить грузовым транспортом на Землю родственникам погибших, Беккер вернулся в лечебное отделение. Только четверо были в тяжелом состоянии, остальные трое (даже гражданский) подавали надежды на быстрое выздоровление и уже через сутки могли бы встать на ноги. Доктор оставил их всех на попечение второй бригады медработников и хотел было выйти "проветриться", но вовремя вспомнил, что убийца наверняка разгуливает где-то неподалеку. Поэтому он остался в медотсеке и велел Юко принести ему стаканчик кофе. Пока девушка исполняла его просьбу, он уселся за письменный стол-компьютер и подпер голову руками. Этот сумасшедший день и не думал заканчиваться.
Нет, действительно - конца и краю не видно. Едва Беккер уселся спокойно попить кофе (насколько это вообще было возможно в царстве пищащих аппаратов и снующего туда-сюда персонала), как в медпункт вломился еще один отряд военных, наплевав на большое объявление "В верхней одежде не входить, не устраивайте тут антисанитарию, блин!" На двух носилках они тащили еще двух людей, и Беккер с удивлением отметил, что направились ребята не к свободным койкам (коих осталось всего три штуки), а в наспех организованный морг.
"Что, опять?!" - раздраженно подумал Беккер. Нет, действительно - сумасшедший день, полный крови и трупов.
Он направился следом, чтобы узнать, когда наконец остановится этот конвейер мертвецов, и не открыл ли кто наверху фабрику по производству зомби. Погибшими оказались двое охранников - оба убиты выстрелами из автомата с близкого расстояния. Притащившие их синтетики путано объяснили, что их нашли рядом с раненым преступником. Беккер поначалу не понял, о ком речь, пока не обратил внимания на то, что вместе с синтетиками пришло еще несколько солдат - они тащили третьи носилки, на которых без чувств развалился... малолетний блондин по имени Энтони Кольт.
Беккер заметил, что руки его скреплены наручниками, а ноги - обвязаны первой попавшейся веревкой. Так, на всякий случай... Разумеется, притащив Кольта в медпункт, бойцы сорвали всю "секретность" организации, но таков был приказ Оониси, переданный через Соммерса - вот что бы то ни стало привести молокососа в чувство и допросить его.
Беккер нахмурился и велел положить его на свободную койку, оборудованную металлическими "перилами". К этим перилам синтетики приковали руки и ноги парня наручниками из оцинкованного железа. Джозеф заметил, что ноги парня залиты кровью - кажется, обе прострелены. Что ж, попался крысенок...
- Это что вы мне притащили? - хмуро обратился он к синтетикам, делая вид, что его все это дико достало.
- Особо опасного преступника, - то ли серьезно, то ли тонко шутя ответил один. - Приказано отправить в медпункт для приведения этого существа во вменяемое состояние, чтобы господин Оониси мог...
- Вы мне его лечить притащили или добивать? - резко прервал его Беккер.
- Лечить.
- Чтобы потом добить?
- Ну... да.
- Кто вам дал приказ?
- Генерал-майор Соммерс.
- Конкретнее - что от меня требуется? И за какое время? - Беккеру казалось, что у него сейчас голова пойдет кругом. - Я могу привести его в чувство прямо сейчас, но от этого он умрет через пятнадцать минут.
- Иэээ... про время ничего не знаю, но приказ таков: привести шпиона в сознание и держать обездвиженным до... до новых приказов.
Беккер поморщился. Эти военные сами не знают, чего хотят. Привести парня в чувство? Пожалуйста! Но вот к допросу он будет не готов из-за болевого шока. Лечить его по всем правилам? Запросто, только дайте пару недель. Беккер испытывал дикое желание лично сказать Соммерсу все, что думает об его идиотском приказе, но решил лишний раз не испытывать судьбу. Он, как врач, сделает все так, как считает нужным, а Соммерс и Оониси подождут. Потом еще спасибо скажут.
Выпроводив всю военную команду за дверь ("Медпункт не резиновый, так что выметайтесь"), он повернулся к койке, на которой неподвижно лежал Энтони. Вокруг него уже замерло несколько медиков, ожидая распоряжений. Беккер едва заметно покачал головой - да уж, вот тебе и подарочек с небес. А ведь совсем еще ребенок! И занесло же его на такую работенку...
Беккер достал из кармана резиновые перчатки и, приблизившись к койке, грубовато схватил парня за голову и повертел ее в разные стороны, осматривая его лицо под лампами дневного света.
- Пищевая аллергия, - констатировал он факт, заметив распухшие губы парня и оплывшее лицо. - Вызвана, возможно, отравлением. В любом случае, несите капельницу. Два миллиграмма клемастина внутривенно. И да, - внезапно придумал он, - развести препарат изотоническим раствором хлорида натрия в соотношении один к пяти.
Кто-то помчался за капельницей, дабы выполнить повеление дежурного врача, а Беккер обратился к Юко:
- Девочка, принести жгут и бинты... а еще мой "бардачок", - так он называл футляр со страшными инструментами для оперирования. - Я вижу, что пули не прошли насквозь - придется вытаскивать.
С этим, правда, пришлось повременить, поскольку Беккер не знал, как отразится на этом странном человеке с киберимплантатами в голове вмешивание клемастина с различными анестетиками. Но кровопотеря была куда опаснее, и доктор сделал парню местный наркоз. Все равно в ближайшее время он не придет в себя. С помощью некоторых своих ассистентов он вытащил из голени парня застрявшие пули, затем подумал, как бы лучше поступить с коленной чашечкой на другой ноге... Мдэ, парень вляпался по полной. Но вспомнив ряд трупов в соседнем помещении, Беккер почувствовал, что ему совсем не жалко этого крысенка. Сейчас он уже не ощущал к нему сочувствия, он даже не чувствовал себя лечащим врачом... он стал всего лишь исполнителем приказа вышестоящих - сделать из этого ублюдка вменяемое существо.
- Доктор Беккер, а это правда, что этот человек убил всех тех, кто находится там? - робко спросила Юко, указывая на дверь подсобки.
- Ох, не знаю, Юко, - вздохнул Беккер, снимая с лица медицинскую маску и вытирая руки полотенцем. - Но боюсь, что это так.
Разумеется, он знал правду... Но почему-то не хотел огорчать девочку, которая помогала ему лечить малолетнего подонка. Беккер чувствовал, что с удовольствем добил бы его скальпелем, но... Господин Оониси желает его допросить, а приказ господина Оониси надо исполнять. Тьфу, бред какой-то! Беккер едва удержаться, чтобы демонстративно не сплюнуть на пол.
Целых два часа ушло на то, чтобы провести сложные хирургические манипуляции с безжизненным телом Энтони. Параллельно вторая бригада разбиралась с остальными ранеными. Ирония судьбы, заметил Беккер, убийца лежит в соседнем помещении от своих жертв, а рядом с ним - куча пострадавших от его руки. И лечат малолетнего подонка на том же уровне, что и невинных людей, едва ли не лучше. А все почему? Да потому что господин Оониси...

* * *

Поднявшись на четвертый этаж, О'Нилл, Митчелл и Харрингтон незаметно проникли в отдел обработки информации, использовав ключ Тамико. По пути они встретили широко шагающего куда-то охранника и отдали ему винтовку и фонарик - обещали вернуть, как-никак. Охранник удивленно моргнул, но винтовку взял - правда, Митчелл так и не смог толком объяснить, кому именно надо вернуть это добро, ведь имени владельца он не знал. Ну да разберутся сами...
Первым делом Камерон отыскал рыжеволосую девушку и с благодарностью отдал ей ее ключ. Все это время сидящая как на иголках Тамико была вне себя от облегчения, что все обошлось и никто не пострадал. Она незаметно отдала Камерону гостевую магнитку и указала, где сидят его друзья. А потом принялась задавать бесконечные вопросы о том, как прошло их путешествие на нижние уровни. Не желая пересказывать одно и то же по два раза, Камерон просто позвал девушку с собой, и через пару минут оба отряда ЗВ наперебой обменивались впечатлениями.
О'Нилл коротко пересказал приключения в вентиляции, в ксенолаборатории и вблизи водоочистительных машин, а Джонас - о том, как он с Самантой помогали Джеббу устранять последствия хакерской атаки в серверной. Дэниел рассказал о том, как они с доктором Беккером обнаружили вскрытые коробочки с лекарствами и оброненный медицинский шприц. Даже Ремси, когда его о чем-то спросили, ввернул пару слов о своих похождениях. Саманта рассказала, как они обнаружили валявшегося без сознания Кольта, как набежали местные военные, как утащили убитых... Когда речь зашла о потерях в рядах персонала базы, выяснилось, что Кольт оставил за собой кровавую дорожку. Вспомнив о трупе внизу, О'Нилл попросил Тамико сообщить об этом в "КудаСледует", а Митчелл даже показал на карте, в каком помещении они обнаружили убитого Кольтом человека. Тамико ушла, еще раз поблагодарив Камерона и остальных за содействие, а перед ЗВшниками встал вечный вопрос - что делать?
- Раз все так закончилось... предлагаю идти спать, - смело предложил Джонас. - Все равно наша помощь больше не нужна.
- Может, сначала поесть? - добавил Митчелл.
- Нет, стоп, - вмешался О'Нилл. - Сначала надо удостовериться, что Кольта поймали.
- Мы это видели, - напомнил Джонас.
- Я верю. Но пока сам не увижу - не смогу спать спокойно, - убежденно заявил Джек. - Куда его потащили?
Саманта, Джонас и Дэниел переглянулись. Они видели, как Кольта уносят на носилках, но куда...
- Наверное, в медпункт, - неуверенно предположил Дэниел. - Перед допросом его наверняка надо будет привести во вменяемое состояние.
- Да, это высоко вероятно, - согласился О'Нилл. - Я пойду туда, а вы ждите меня где-нибудь.
- Я с тобой, - вызвался Камерон.
- И я тоже, - напомнила о себе Саманта.
- Нет-нет-нет! - поспешно повысил голос О'Нилл, когда заметил, что остальные тоже открыли рты, чтобы предложить свои кандидатуры. - Если мы пойдем туда целой толпой - нас точно отправят гулять. Я один иду.
- Лучше я, - заспорил Митчелл. - Меня точно пустят.
- Почему это?
- А потому что я у них теперь "особо важная персона", - загадочно ответил Камерон, вытаскивая из кармана аэрозоль от насморка в голубой упаковке...
(На выходе он вспомнил о чем-то важном и достал из кармана передатчик и наушник. Затем, извинившись, вернул их законному владельцу).
Что конкретно придумал Камерон, никто так и не узнал, но вернулся он весьма довольный - с новым аэрозолем (прошлый пришлось весь распылить по воздуху, чтобы была объективная причина нового визита). Оба отряда ждали его в жилом секторе, в одной из спальных пещер.
- Значит так, - принялся рассказывать Митчелл, садясь на одну из кроватей между Самантой и Джонасом. - Медпункт забит ранеными людьми - многие на аппаратах жизнеобеспечения. Я посчитал - девять коек заняты. На десятой - Кольт собственной персоной, не двигается, прикован к кровати наручниками. На выходе стоит один охранник. Куда дели убитых, я не видел, но полагаю, что их тоже немало.
- Как тебя туда пустили? - удивился О'Нилл.
- Личный опыт, - самодовольно ответил Митчелл. - И немного обаяния. Правда, их главный врач меня теперь точно терпеть не может... Не хотел бы я оказаться с ним в темном переулке.
Саманта игриво ткнула его локотком в бок.
- У Кольта есть шансы сбежать оттуда? - спросила она.
- Вряд ли, - покачал головой Камерон, потирая бок. - Там полно людей и вооруженный охранник. К тому же, если он вздумает бежать, ему придется сделать это вместе с кроватью.
Раздались неуместные смешки.
- Что слышно от администраторов? - спросил Дэниел.
- Никого не видел, - начал припоминать Камерон. - Вообще в коридорах стало пусто, будто все куда-то попрятались.
- Еще бы они не попрятались, - согласился Джонас. - Особенно после того, как эта история получила огласку...
- Официально еще не получила, - возразила Саманта.
- Но о том, что Кольт в медпункте, а до этого устроил на базе кровавую баню, уже наверняка знают все, кому не лень... - снисходительно ответил ей Камерон. - Очень большой секрет может сохранить только очень большая компания.
- Давайте-ка посерьезнее, - лениво призвал всех к порядку О'Нилл. - На допрос нас, конечно, не пустят...
- А оно нам надо? - удивился Джонас. - Кольта поймали - а дальше пусть те, кому надо, с ним разбираются.
- А ты уверен, что он снова не сбежит?
- А с чего ему вдруг сбежать? Охрану наверняка усилили.
- Вместо того, чтобы сидеть и спорить, предлагаю наконец заняться чем-нибудь общественно полезным, - разумно прервала их Саманта. - Например, поспать.
- А почему поспать - это общественно полезное занятие? - недоуменно спросил Джонас, не понявший юмора.
- Ну... потому что местным заправилам и исполнителям будет только лучше, если мы не будем путаться у них под ногами, - быстро нашлась Саманта. - А мы - отдохнем и наберемся сил. Мы сделали все, что смогли, и наша работа на сегодня закончена.
- Картер права, - согласился О'Нилл. - Дальнейшие разговоры ни к чему не приведут. Объявляю "тихий час".
- А лучше два, - ввернул Камерон, демонстративно зевая.
- Или три, - добавил Дэниел.
- Или четыре... - поддакнул Джонас.
- Так, все, прекращаем... и расходимся баиньки, - напуская на себя суровый вид, скомандовал Джек. - Кто первый проснется - пускай разбудит остальных. Только, пожалуйста, не через полчаса, а попозже.
Еще немного поговорив ни о чем и перекидываясь шуточками, ЗВшники стали разбредаться. То есть, ушел только отряд ЗВ-2 в соседнюю пещеру, а О'Нилл и его команда остались там, где недавно держали совет. О'Ниллу не верилось, что эта сумасшедшая гонка по лабиринтам базы наконец-то закончилась. Не верилось скорее всего потому, что внутренний голос упрямо твердил, что это еще не конец. Однако вскоре усталость взяла свое, и Джек, едва забравшись под холодное отсыревшее одеяло, моментально уснул.

0

14

Опасность вроде бы миновала, но не все имели счастье забыться сном на короткое время. Не прошло и получаса, как в серверную проектного отдела ввалился Джебб, рассерженный и уставший. В руках у него был чемоданчик с инструментами, а за плечами - рюкзак с новеньким "хардом". Перед дверью трудились два электрика, ставящих на место панель доступа, сорванную со стены Энтони Кольтом. В серверной еще не успели навести порядок, и сейчас она больше всего напоминала кровавое побоище: сломанная мебель, несколько разбитых мониторов, опрокинутые на бок столы, разбросанные по полу, словно конфетти, карты памяти... И все это - в антураже из кровавых брызг.
- Черт возьми! - поперхнулся Джебб, ворвавшись внутрь. - Что у вас тут произошло?
Двое людей из главной серверной, прибывшие сюда раньше, виновато уставились на него, оторвавшись от снятия боковой стенки системного блока. К слову сказать, системные блоки, увиденные отрядом ЗВ-1 в 2230 году, существенно отличались от тех блоков, с которыми им приходилось иметь дело в 2010-м. Да-да, дизайн и эргономика компьютеров претерпевала колоссальные изменения, и маховик истории разгонялся все быстрее. Исчезли громоздкие и много весящие параллелепипеды, напичканные проводами, микросхемами и прочей электроникой, их медленно заменили маленькие, размером не больше кирпича, монолитные блоки с внедренными в них кремниевыми микросхемами. Со временем исчезли и они... Сейчас системные блоки имели самый различный дизайн и самые различные формы - от геометрических многоугольников до плавных бионических абстракций... Весило такое счастье не более двух килограмм, а места занимало... ну, скажем, мышка с ковриком из 20 века и то требовали больше пространства. Фантазии технических дизайнеров не было границ - появились системные блоки с оглядкой на конструктивизм, которые могли трансформироваться в различные формы. Появились совмещенные системные блоки: компьютер и одновременно цветочный горшок, компьютер и одновременно настольная лампа... Короче говоря, чего только не появилось в 23 веке.
А что касается серверов... Они могли быть самыми разнообразными, многие из них помещались на ладони. Но, как было сказано где-то выше, Ханикомба не была оборудована по последнему слову техники, напротив - оборудование здесь отставало от Земли эдак на четверть века. И серверы здесь тоже были соответствующие: размером чуть меньше системного блока начала 21 века, на кремниевых микросхемах и даже - о внезапно! - с USB-разъемами. Нафига нужны были последние, никто толком не знал, но популярные два века назад "флешки" все еще встречались, пусть и изрядно модифицированные. Джебб часто ворчал по поводу того, что половину местной электроники давно пора выкинуть на помойку ("Сдать в металлолом", - сказал бы он, если б жил два века назад, но со временем этот популярное ранее выражение успешно забылось).
Но делать нечего - финансовые боссы из земного командования явно не спешили выделять деньги на "апгрейд" Ханикомбы. Да и к чему оно? Пока что-нибудь здесь капитально не сломается - никто и не почешется. Вот и сейчас Джебб, приняв вызов на личный коммуникатор из проектного отдела, набрал полный рюкзак каких-то старых плат и спустился сюда выяснять, в чем дело. Короткое сообщение гласило, что в отделе какие-то неполадки с сервером - никто толком не знал, какие. Джебб рассчитывал увидеть что угодно, но то, что его встретило при входе, на пару секунд лишило его дара речи.
Двое сотрудников главной серверной продолжали молчать.
- Ну что случилось? - напуская на себя суровый вид, повторил Джебб свой вопрос.
- Иэээ... это... - замялся один. - Сидим мы наверху, никого не трогаем... А тут звонит какой-то псих отсюда и говорит, что у него комп не включается.
- После такого-то, - криво усмехнулся в бороду Джебб, кивая на кровавые разводы и разбросанные по полу системные блоки. - Это даже неудивительно.
- Мы пришли разобраться, - продолжил второй. - А тут на входе полно охраны - говорят, место преступления, и входить сюда никому нельзя. Нас не пустили дальше начала коридора, ну ты потоптались там немного, а потом смотрим - тащат кого-то на носилках. Ну там это... мясо, кровь... мдэ... - замялся он под конец.
- Отсюда вынесли, как я понимаю, - полуспросил Джебб, кидая рюкзак и чемоданчик на пол и прохаживаясь туда-сюда.
- Да. Наконец нас пустили... Выяснилось, что комп не включался в одном из офисов. Вообще никакие компы не включались. Ну мы пошли в серверную, то есть сюда, а тут глядь! - сервер-то выключен. Ну мы его включили... - голос второго работника чуть дрогнул.
- И? - сурово поторопил его Джебб.
- И... ничего.
- Как - ничего?
- А ничего. Сначала он включался, как обычно, а потом что-то ка-ак хлопнет там, - он робко ткнул пальцем в сторону электрощитка. - Мы поначалу не обратили внимание, а потом чувствуем - пахнет так, словно плавится пластмасса. Зак зачем-то трогает серверный блок...
- А на нем хоть яичницу жарь, - понуро добавил первый. - Мы его сразу выключили, но похоже, там что-то сгорело...
Джебб рванул к серверному шкафу (ниша в стене, напичканная какой-то страшной техникой) и проверил, включены ли кулера. Кулера были на месте и даже вроде бы в исправном состоянии, но... Стоп, а куда это делись выносные термопары, служащие для определения температуры внутри компьютера? Джебб ощупал руками пустые разъемы и, убедившись в отсутствии аппаратиков, прикрыл глаза рукой. Провинившиеся кодеры угрюмо смотрели в пол.
- Кто-то вытащил термопары и куда-то унес их, - наконец тяжело поведал им Джебб. - Или где-то спрятал. Но это не простая случайность - кому-то очень хотелось, чтобы сервер сгорел.
- Мы не знааали... - виновато затянули ребята. - Никто туда никогда не смотрит... откуда ж нам знать?
- Ладно, хватит, - резко прервал их Джебб. - Я вас не виню - тот, кто это сделал, одурачил всех нас. И это был очень тонкий ход, ведь термошкаф никто не проверяет перед включением сервера. Давайте посмотрим, что там...
Усевшись на пол, трое совместными усилиями сняли стенку с системного блока. Изнутри на Джебба пыхнуло жаром, и он явственно ощутил запах горелой электроники.
- У-у... - протянул он. - Хреново. Дайте перчатки.
Оба парня одновременно рванули к чемоданчику с инструментами и нарыли там толстые перчатки из грубой ткани. Джебб натянул их на руки и осторожно извлек горячую плату из разъема. Картина была неутешительна: два конденсатора лопнули, разлив щелочь по пластинке. Джебб поморщился от резкого неприятного запаха и бросил плату на пол. И полез за следующей - сетевая карта, отвечающая за подключение проектного отдела к интрасети базы, оплавилась по краям и почернела. Эту сразу на выброс - понятно. "Материнка"... она, как ни странно, пострадала меньше всех, хотя Джебб заметил, что на ней оставили следы капли щелочи из лопнувших конденсаторов. Ну возможно, это ничего...
- Вам - и не только - повезло, что вы сообразили сразу все отключить, - наконец прокомментировал ситуацию Джебб. - В противном случае мы лишились бы сервера проектного отдела. Не то чтобы это прям катастрофа, но большая неприятность. Потому что большинства запчастей у нас нет, а я вам вовсе не мастер на все руки, чтобы чинить микросхемы, - говоря это, он немного слукавил, ведь каждый на базе знал, что Джебб любит поворчать, но при этом работу свою делает отменно.
- Кто мог это сделать? - спросил парень по имени Зак.
- Полагаю, тот, кто устроил здесь кровавые рисунки в стиле Пиукерса Натано, - буркнул Джебб, по несложным ассоциациям вспомнив нелепые картины какого-то нашумевшего ранее неоабстракциониста. - В общем так, ребята... По хорошему, вам должно здорово влететь за небрежность и невнимательность, - парни снова понурили головы, - но я вас не сдам с тем условием, что вы будете держать язык за зубами и не болтать о том, что произошло.
Оба с готовностью закивали.
- Отлично. Тогда сейчас мы втроем попытаемся что-нибудь сделать... Когда эта коробка остынет.
На починку сервера у них ушло более двух Земных часов. За это время они поменяли половину электроники, стащили со склада новые термопары, Джебб даже на всякий случай поставил пару кулеров новой серии - для верности. Старые сгоревшие платы они упаковали в пластиковый контейнер и спрятали в чемоданчик к Джеббу, чтобы потом выкинуть их в мусоровоз, который приезжал из подземных городов раз в неделю. Для собственного спокойствия они несколько раз перезапустили систему - вроде, все работает. Хитрый план Кольта уничтожить сервер едва не был приведен в исполнение, но по счастливой случайности все причиненные им разрушения в серверной были обратимы. За исключением нескольких унесенных им жизней...
Монтеры давно ушли, и офисный планктон, зная, что проектный отдел "закрыт на ремонт" разбежался по своим делам, сплетничая о том, вокруг чего поднялась такая буча. Сервер был более-менее восстановлен, и Джебб дал отбой - мониторы и мебель могут заменить и без него. Свое дело он сделал, пусть даже это было и дополнительное неоплачиваемое рабочее время. Сделал не столько ради того, чтобы два долботряса избежали нагоняя, а потому что не хотел поднимать шум. Но вскоре понял, что без этого не обойтись - откуда знать, что Кольт не проделал такое же с остальными компьютерами? Тогда он дал двум парням следующие указания: придумать правдоподобную легенду и оповестить управляющих отделов, чтобы тщательно проверяли безопасность запуска компьютера перед его включением. Чтобы все кулера были на месте, чтобы никаких "левых" флешек вставлено не было и чтобы вообще все было, как надо. А зачем? Ну... пусть придумают. Обрадованные тем, что дешево отделались, ребята убежали сочинять легенду, а Джебб устало поднялся в главную серверную. Сейчас он выключит свой компьютер и отправится спать.
- Алексей! - окликнул его кто-то на входе.
- Чего? - недовольно отозвался Джебб по-русски, задумчиво почесывая кучерявую бороду, пока система отключалась. Он повернулся и увидел своего хорошего приятеля Сергея Арефьева. Странно, тот почему-то тоже не ушел спать после бессонной ночи.
- Ты уходил куда-то... проблемы? - спросил Арефьев.
- Да как сказать... вся эта база - одна большая проблема, - уклончиво ответил Джебб, прикидывая, рассказать другу про проектный отдел или не стоит.
- Понимаю, - вздохнул Сергей. - Ты куда?
- Спать.
- Ясно... ну увидимся.
Такой короткий ничем не примечательный разговор. А про сервер Джебб все-таки решил пока помалкивать. До тех пор, пока не разрешится вопрос с Энтони Кольтом (кажется, кто-то пустил слух, что его поймали). О том, что Кольт сбежал, Джебб по странному стечению обстоятельств узнал в числе первых. Поэтому, едва увидев крупную подставу в проектном отделе, сразу понял, чья эта может быть работа. На такую подлость способен только тот, кто хочет сильно навредить базе. А такой вредитель как раз недавно появился в поле его зрения...
По дороге он думал только о том, что значит вся эта хрень, которая происходила на базе за последние сутки. Сначала спасательные капсулы с небес, затем атака на главный сервер, потом какая-то дикая секретность и поиски сбежавшего шпиона... Джебб никогда не видел в глаза Энтони Кольта и, наверно, немало бы удивился, узнай, что неуловимый кровавый вихрь, промчавшийся по базе, выглядит как милый светловолосый парниша лет семнадцати... И все же он знал, откуда ветер дует - наверняка этого Кольта прислали конкуренты Вейланд-Ютани, чтобы вывести из строя систему безопасности и что-нибудь с базы украсть. Или испортить. Короче, ничего хорошего от него не жди.

* * *

Тем временем на удаленной орбите не дремал второй игрок вторжения, который до сих пор не был обнаружен. «Легион», спокойно дремавший или попросту размышлявший над планом, проснулся. Через двадцать четыре часа после внедрения парня на планету должен прибыть челнок. Его прибытие было обусловлено двумя задачами - доставить Энтони его стандартное снаряжение. И второе, если парню не удастся получить доступ до передатчика – сыграть роль ретранслятора между парнем и кораблем. Челнок был уже давно готов и только ждал своего часа, а теперь астропрогноз, похоже, решил помочь операции. На центральной звезде произошла серия вспышек, и этим решил воспользоваться ИИ.
Через небольшую щелку ангара выскользнул ромбический силуэт челнока. Ему предстоял длинный путь: обогнуть звезду, потом вместе с потоком частиц, выплеснутых звездой, долететь до планеты, используя полярное сияние вместо камуфляжа, спуститься на поверхность планеты. Далее ему предстоял длинный путь до базы, скрываясь в складках рельефа, и наконец – закрепиться на вертикальной стенке в соседнем каньоне. В сумме время, что прошло, и время, что отводилось на полет, как раз было ровно двадцати четырем часам.

0

15

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 2 - Подземные гонки