Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 2 - Алиса в Загробье


Эпизод 2 - Алиса в Загробье

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Вторым ощущением Мелиссы после момента забытья (первым была нестерпимая ослепительная мигрень) был мокрый мех. Липкий, гадостный мех сотни вонючих зверей. Крысы. Блохастые грязные пискливые твари, она ощущала их всем телом.
Нет, половиной. Затылком, спиной, задницей, ногами. Живой крысиный ковер нес бывшую охотницу... куда?
Мелисса разомкнула веки. Всмотрелась в зеленоватую бездну вверху, куда лавинами стекали (или взмывали?) целые реки всевозможного мусора и дерьма. Немедленно охотница потеряла ощущение притяжения и собственного положения, инстинктивный страх падения захватил ее. Как и чувство падения. Орда крыс была уже не надежной, хоть и мерзотной, подстилкой, а летящей куда-то по своим крысячьим делам колонией паразитов едва-едва задевающей потерянную девочку. Охотница - опять инстинктивно - вцепилась руками в огромных крыс под собой. Те возмущенно пискнули, но стерпели, продолжая бежать по зеленой дымке безземельного пространства в никуда.
Конца-краю зеленой бездне не видать. Ни притяжения, ни ветра, ни ощущения себя в пространстве - ничего нет. Темно-зеленая дымка вокруг не более ощутима, чем голограмма. До водоворота мусора, падающего в некую черную дыру, падать, видимо, много километров.
Лучше закрыть глаза. Так спокойней, тело (или что от него осталось) не било тревогу от бытия в неизвестной невесомости. «Боже, что это? Где я? Крысы. Ненавижу крыс. Почему они тащат меня на себе? Что там за хрень?» - вопросов в голове Мелиссы было великое множество, она не могла понять даже элементарно то, что происходит и жива ли она вообще. Крысы - больше рядом никого не было - то ли не желали, то ли не могли объяснить Мелиссе происходящее. Колония гигантских грызунов жила своей жизнью, спеша куда-то по неведомым делам, и на охотницу обращала внимание постольку-поскольку. "Ковер" крыс под спиной девушки давал ей какое-никакое ощущение низа в мире без твердой поверхности.
Пока он не исчез. Крысы разбежались-разлетелись в разные стороны на такой скорости, что их огромные, с маленькую собаку, тела уменьшились до размеров точки за три-четыре секунды. Пропало ощущение низа и всякое подобие притяжения. Мелисса отправилась в свободный полет. На память о себе былые проводники оставили ей лишь вонь и пару клочков крысиного меха. «Я лечу? Куда? Это все не по настоящему, я знаю.» - думала Мелисса, пытаясь развеять иллюзию силой мысли. Вопрос в том, было ли это иллюзией? Или происходящее реально? «Нет, это не может быть реальным» - заключила охотница и зажмурилась. «Этого нет, этого нет, этого нет» - мысленно повторяла она. Но фантазм не спешил рассеиваться. Или у Мелиссы угрожающе глубокий приход - но откуда, если она ни разу в жизни не пробовала по настоящему мощные наркотики? Или все это реально, насколько бы непривычным, абсурдным и невозможным не казалось.
Нет, Алиса-Мелисса попала в Страну Чудес куда более потрясающую воображение (и отдел страха в мозге), чем произведение английского математика.
И крысы, что бы они ни хотели раньше с ней сделать, бросили ее. Или их что-то спугнуло?
Падающая вникуда охотница услышала рокот. С закрытыми глазами особо не разберешь что приближается к ней сбоку - звуки усиливаются, единый рокочущий гул распался на десятки отличных по тембру и частоте, добавились хлопающие обертоны. Это лопасти винтов! Охотница открыла глаза и стала оглядываться. «Винты? Где? Что летит? Стоп, если летит с включенным двигателем, значит может передвигаться по своей воле. Что это за дым? Так, может найдется что-то, за что можно уцепиться?» - рассуждала Мострано. Страха, как такового не было, скорее она сейчас была ко всему равнодушна, хладнокровна, вот только почему? Она постаралась припомнить, что с ней было до того, как она попала сюда. За попытку вспомнить былое Мелисса вновь расплатилась мигренью столь сильной, что на пару секунд девушка ослепла и оглохла от боли, едва не потеряв сознание. Красная жидкость - кровь, как подсказал металлический привкус на губах и языке - залила ей левый глаз, медленно стекала по переносице и щекам. Вспомнился уродец-вампир. И толстый железный прут в его руке, за мгновение до того, как он опустился охотнице на голову.
Когда Мелисса вновь смогла видеть, из-за зеленой дымки и потоков мусора показались виновники шума. Винтовые самолеты. Небольшие, одновинтовые... Девушка очень плохо разбиралась в истории, тем более в военной, потому могла понять лишь то, что такие машины не выпускают уже сотни лет. Более трех десятков истребителей древности, разбившись на звенья и эскадрильи, летели навстречу охотнице. Окраска хвостов, вертикальный сине-бело-красный триколор, напоминал ей о каком-то европейском государстве, но она не могла вспомнить о каком.
И что вообще они тут делают? Куда они летят, откуда, зачем? И не угрожают ли они Мелиссе?
Машины пролетят мимо уже через пару секунд... и их столь быстро крутящиеся винты изрубят девушку на куски чуть раньше, чем столкновение с такой махиной раздавит ее некогда нежное  женское тельце, если хоть один пилот этих машин проигнорирует Алису на своем пути. Об автоматах на древних самолетах даже подумать времени не было - что-то делать (готовиться к смерти, например) стоило уже сейчас. «Надо выбираться!» - взорвалось в голове охотницы. Она стала активно дергаться, толкаться, пыталась как-то уйти от этих самолетов.
- Увернусь! – заорала Мелисса. К сожалению, невесомость и отсутствие опоры не позволяли ей хоть как-то изменить свою траекторию. Она просто беспомощно дергала конечностями, летя навстречу гадостной смерти.
Одна секунда, и винт распилит многострадальную девушку на части. Вторая секунда, нос самолета раскрывается подобно цветку или пасти экзотического моллюска и заглатывает Мелиссу.
Что за черт.
В одно мгновение из пропахшей металлом и маслом стреляюще-рокочущей тьмы Мелисса оказывается на мягком кресле. Зеленая дымка уже не окружает ее, отделенная от охотницы стеклом кабины. Дергаются стрелки, сменяют друг друга цифры на... панели управления самолета? Никаких тачпадов и трехмерных визуализаций, только пугающе непонятные древние устройства. На плексиглазе никаких инфоэкранов, только царапинки.
Педали и рычаги прожорливого истребителя движутся сами по себе, выдерживая формацию.
Машина словно не нуждалась в пилоте. Тогда зачем оно проглотило Мелиссу? И есть ли тому причина? Есть ли в этой фантасмагории причинность вообще? «Я жива? Я все еще жива, вроде… Куда я лечу? Что это за самолеты. Ну я хотя бы двигаюсь» - заключила Мострано. Она сидела смирно, боясь делать лишние движения, и поглядывала по сторонам. «Все же, где я?» В самом деле, откуда Мелиссе знать о Второй Мировой войне? После Третьей Мировой и Корпоративной (она же Четвертая) интерес землян ко Второй значительно упал. Забылись злодения и подвиги древности, исчезли в памяти абсолютного большинства людей десятки миллионов солдат сложивших головы на той войне. И уж точно Мелисса не могла знать о Сирийско-Ливанской операции Союзников. А те не могли знать о неблагодарных потомках, потерянные в иномирье призраки былого, ведущие свою бесконечную войну. Солдаты древней войны уже давно разбрелись по бесконечной "антивеселенной", "потустороннему космосу" или вернулись домой (или иные планеты) в новом обличье, но их оружие продолжает делать единственное, на что оно годно - уничтожать соперника. Конкретного англо-французского соперника.
Воздушный бой между люфтваффе и авиацией вишистов с одной стороны и английской авиацией с другой проходил при чисто номинальном участии Мелиссы. Призрачный самолет, наверное, хотел чтобы девушка дала ему новую цель существования, вывела его прочь из отражения Восточного Средиземноморья все больше превращающегося в загробную помойку. Не получилось, и Девуатин Д.520 вернулся с воспроизводящемуся в миллионный раз сражению. Словив свою порцию снарядов из автопушки противника, загоревшийся истребитель ушел в пике в никуда, видимо до следующего столкновения.
В пике прямо на целую гору слипшегося мусора, парящей в зеленой невесомости.
Если в древних машинах и было катапультирование, Мелисса понятия не имела как им пользоваться. «Что же опять с тобой неладно?!» - девушка из-за всех сил тянула рычаг на себя, но поняв, что это бесполезна стала тыкать во все кнопки, тянуть за все ручки, надеясь найти хоть что-то, способное помочь. Наконец, иллюзион закончился, Мелиссу "отпустило". Довольно неприятным образом - еще в воздухе горящий французский самолет распался на отдельные части, истлевшие за пару мгновений. Девушка вновь падала сама по себе, уже в третий раз готовясь к смерти. От падения на столь огромной скорости.
Боли не было. Охотница упала в плотную темно-коричневую студенистую массу - нет, не дерьмо - и чуть не пробила ее насквозь, падая по инерции. К счастью, мусорный студень замедлил ее достаточно, чтобы девушка вновь не стала жертвой зеленой невесомости.
Девушку вынесло на противоположной стороне мусорной горы-острова, наполовину увязшей в смердящей студенистой массе с влипшими в нее там-сям отходами цивилизации, от деталей космических кораблей до изломанных банок Нюка-Колы. К своему удивлению и ужасу, Мелисса оказалась не одна на этой стороне. Встреча с первых секунд была не из приятных.

+1

2

Встречный человек... существо больше всего напоминало прокаженного, с которого сорвали бинты вместе с останками кожи. Зубы человекообразного существа частично выпали, частично почернели или сбились, губы усохли, больше напоминая глубокие морщины на подбородке и под носом. Редкие клочки волос - жалкие подобия шевелюры и усов - спутались, обесцветились, больше похожие на клочки паутины. Глаза запали глубоко в глазницы и покрылись полупрозрачной белесой трупной пеленой. Нос существа сгнил. Обнаженные узловатые кисти рук, покрытые струпьями и трупными пятнами, с желтыми длинными ногтями, почти когтями, медленно потянулись к увязшей в мусорной жиже девушке.
Почему Мелисса не может просто умереть? Все порядочные существа должны исчезнуть когда им раскраивают череп... во всяком случае, так раньше казалось.
Но вот охотнице такого счастья не выпало, а зрелище трупа лишь напугало девушку, вскрикнувшею, от вида такой тухлятины, еще и живой. Нога тут же взметнулась вверх, в попытке ударить зомби или дать инерцию для кувырка назад, что бы встать на ноги.
Заскорузлая пятерня сомкнулась на шее охотницы. Такая хватка при жизни сломала бы ей трахею, но в мире призраков ей лишь было... неприятно. Очень неприятно и страшно, не перебросится ли проказа на ее саму после телесного контакта.
Учитывая опыт сношений с подобными существами, Мелисса ожидала что ей оторвут голову, или хотя бы свернут шею.
Вместо этого пришелец грубо вытянул девушку из массы густой грязи и мусора, поставив на ноги и отпустив.
Речь этого существа, свистящее псевдоподобие человеческого языка с мерзостными шлепающими обертонами распухшего языка, удивительным образом складывалась в понятные слова английской речи.
- Девочка, да ты явно заблудилась. Тебя вывести?
Освободившись охотница приготовилась к сражению, вот только намерения вампира оказались совсем иными, что только сильнее напугало Мелиссу.
- Была бы признательна, - бросила девушка, в любом случае, оружия у нее не было, а просто вот так убить вампира она была не способна.
- Не за красивые глаза, как ты понимаешь. Придется... проявить благодарность.
«Цену? Какую?» - Вопрос был уместен и надо было его задать. Так и поступила Мострано.
- Какую?
- Например... впрочем, я бы взял красивые глаза.
Эта фраза убила Мелиссу. «Отдать глаза? Это он так намекнул, пошутил или действительно хочет вырвать у меня глаза?» - думала Мелисса, в ужасе глядя на зомби.
- В каком смысле? – спросила она дрожащим голосом.
Обитатель загробья очень недвусмысленно погладил себе опухшее веко. После чего добил охотницу:
- Не бойся, я отдам свое старье.
- Другие варианты? – поинтересовалась Мострано.
- Зачем? Они у тебя такие... хорошенькие. Я... предвкушаю. Но если не нравятся условия, то я пойду - у меня таки есть дела.
Несколько секунд девушка стояла в оцепенении. «Нет, глаза свои я тебе не отдам» - решила она. «Но что же делать? Может, если я его убью, то смогу выбраться отсюда?» - девушка огляделась в поисках оружия.
Мусора рядом хватало. В том числе и железного лома, недавно доказавшего свою эффективномть максимально показательным образом. Но бегающий взгляд скрыть от гнилостного дельца было невозможно:
- Правильно оценивай свои силы, призрак.
«Призрак? Так я все же мертва! А раз я мертва, значит меня нельзя убить снова.» - рассуждала Мострано и ее улыбка становилась все шире и шире. Одно слово и на столько легче, но, все же она мертва. Она приметила один металлический прут, с острым срезом на конце, он был совсем рядом. Мелиса усмехнулась, поднимая прут.
- А призракам есть, чего бояться? – вопросила она, глядя в глаза самеди с каким-то вызовом, с искоркой в глазах. Терять нечего – сражаться до последнего и утянуть с собой хотя бы его.
- Например, меня.
- Не резон, - это было сказано уже без малейшей толики страха, Мелисса подняла прут повыше и показала его вампиру.
- Вот это я воткну тебе в сердце, а потом выберусь отсюда! Со своими глазами! – воскликнула охотница и понеслась на врага.
Чем похваляться и угрожать, лучше было сразу атаковать. Потрясание оружием дало вампиру время подготовиться, и Мелисса открыла для себя вновь, что большинство вампиров физически превосходят человека.
Вновь гнилостные лапы сомкнулись на теле охотницы, в этот раз на правой руке. Вампир, не без видимого усилия, сдержал удар девушки. После чего, уже без видимого усилия, резким движением вывихнул руку Мелиссы из плечевого сустава, обезоружив ее.
Что еще хуже - вампир медленно отошел, голодно косясь на обнаженную руку охотницы. Которая на глазах покрывалась пузырями подкожного гноя, струпьями и язвами.
- Теперь ты будешь послушной девочкой?
- Не дождешься, - буркнула Мострано, корчась от боли и держась за поврежденную руку, стоя на коленях. Левая рука и ноги были абсолютно рабочим, но.. «Как же больно!» - в прочем, сдаваться было рано, но теперь стоило подождать момента получше. Прут лежал близко, надо было только взять, но сперва должен пройти болевой шок, мать его.
- Хорошо. Я подожду, пока ты образумишься. - Вампир развернулся и отбежал на почетное расстояние. Бросать охотницу он и не думал, лишь увеличил расстояние между ними, с интересом наблюдая за поведением охотницы, как натуралист изучал поведение представительницы животного мира.
В прошлом бою Мелисса хорошо усвоила урок на счет того, что время в плюс идет вампирам, особенно сейчас, так что теперь, когда дистанция стала больше, надо было что-то делать. Охотница взяла прут в левую руку и, пошатываюсь от боли, встала. На глазах были слезы, слезы боли. Она вновь огляделась. «Сейчас бы что-то огнестрельное» - подумала она.
Но все, что было в этом мире огнестрельного, давно острелялось и развалилось в воздухе или улетело прочь в зеленую даль. Посреди гор мусора глаз Мелиссы не мог вычленить ничего похожего на огнестрел, даже древний. Преимущественно тут был пищевой и бытовой мусор.
Гнилостный вампир наблюдал издали.
Надо было предпринять еще одну попытку атаки, ибо больше ничего не оставалось, Мелисса идти на контакт с вампиром еще не собиралась. Нужна глаза – пусть вырвет их из еще раз убитой Мелиссы, но сначала пусть убьет. Она не из тех, кто так легко сдается. Девушка побежала на вампира, стараясь игнорировать свою боль.
Вампир с увлеченной миной (насколько позволяла читать его эмоции ущербная мимика гнилого лица) отбегал от Мелиссы, изредка даже решаясь проскочить в опасной близости от железного штыря. Скоро охотница, страдая от боли в вывернутом суставе, выдохлась. А вампиру и не надо было дышать.
- Ладно, как ты собрался забрать у меня глаза? – спросила Мострано, пытаясь отдышаться и корчась от боли.
- Ты мне их отдашь, - буднично ответил вампир, как будто просил дать ему десять центов.
- Каким образом? – фыркнула охотница.
- Это уже твоя проблема.
Маленькая ложь, целью которой было сокращение дистанции, не удалась, как это не печально. А ведь и повода доверять этому вампиру не было.
- А с чего мне тебе верить? Почему ты не убьешь меня и не заберешь глаза? – спросила Мелисса, с ненавистью глядя на зомби.
- Я не убийца. Мне просто нравятся твои глаза. Тебе оставлю свои.
- А мне вот тоже мои нравятся, лучше я их себе оставлю, - выговорила охотница. Она не знала, что делать, сейчас она не понимала даже то, как она раньше убивала подобных тварей, почему раньше не влипала в такие истории. Она посмотрела в небо, там все еще кружились древние самолеты.
- Эх. Помогли бы вы мне, - тихо проговорила она, вновь поднимаясь на ноги.
- Не держи меня за дурака. Дура тут только ты, - огрызнулся упырь на расстоянии.
- А за кого мне держать разложившегося зомби а? – саркастически поинтересовалась Мострано, у нее в голове появился новый план. Примитивный, опасный, но план.
- Пришел тут понимаешь труп, весь из себя такой важный, потребовал глаза! Не убийца он. А кто ты? Вегетарианец? Да ты тварь, каких поискать! Животное, еще и уродливое. Глаза тебе мои понравились? Не только тебе, так что свободен!
Вампир пропустил тираду охотницы мимо истлевших ушей, и молча наблюдал издали со все тем же выражением натуралиста на клыкастой морде. Явно его ничуть не задела речь Мелиссы.
А жаль, ведь весь план состоял в том, что бы выбесить вампира, что бы тот сам подошел к ней.
- Надеюсь у тебя много времени, а то у меня его больше, чем когда-либо, я теперь вообще призрак, так что у меня вообще времени бесконечность, - сказала Мострано. «Вот только почему так больно, раз я призрак? А может, если я действительно дух, то я могу летать и проходить сквозь стены?» - охотница закрыла глаза и постаралась сосредоточиться, уйти под землю или взлететь, хоть что-то.
Ничего не произошло. Вампир, разгадавший ее попытки, хотел улыбнуться, но усохшие губы не позволили, потому казалось, что ему все равно.
Но Мелисса не сдавалась. Она когда-то ходила на курсы медитации, что бы нервы подлечить, но совсем не долго. Сейчас она пыталась вспомнить все, что умела. «Очистить разум? ОК. Отстраниться от материального мира? Я вообще в загробном, все, голос, заткнись» - в голове Мострано сейчас было пусто. Она старалась активировать вои способности, на которые сейчас очень надеялась.
- Ну, похоже мы тут на долго, как тебя зовут? – спросила Мелисса. Делать было нечего, глаза свои отдавать она не собиралась.
- Рашид.
- Мелисса, - представилась охотница. – Какого черта мы тут делаем ты мне объяснишь? И что это вообще это «тут»?
- Тут ты умираешь.
- А я еще жива? Меня вроде арматурой приложили…
- По тебе заметно. Нет, не жива.
- Тогда какого хрена мне так больно?! – воскликнула девушка.
- Это универсальное чувство.
- И оно бесит, - заключила охотница. – Что там за самолеты? – девушка кивнула в сторону воздушной баталии.

0

3

- Ну там это на земле я понимаю, а тут они чего летают то? - в недоумении спросила Мелисса.
- А чего ты тут расселась?
- А чего еще делать? Я же это, того, - напомнила охотница.
- Вот и они того.
- Ну я то не... А, ну все логчино, - дошло до Мострано.
- А чего тут так грязно?
Рашид не ответил, молча буравя Мелиссу немигающим взглядом. Вампира болтливость девушки утомила.
- Ну че ты? Не отдам я тебе глаза свои, лучше уж смотреть на этот мусор, чем вобще не смотреть, - буркнула Мелисса.
Пока американка продолжала поддерживать зрительный контакт с вампиром, ей стало казаться, что уж лучше не смотреть. Или смотреть на мусор под ногами. Было в желтовато-красных, заплывших густой кровью и трупным соком глазах вампира что-то древнее, алчное и беспощадное, словно скрытое в его теле и живущее своей нежизнью. Повелевающее телом некогда Рашида, и желания этого существа были куда больше и страшнее, чем отобрать у заблудившегося призрака глаза.
"Фу" - подумала Мелисса.
- На твоем месте я была бы рада сдохнуть, - сказала Мелисса, вставая.
- Как ты вобще до такой жизни докатился?
Вампир не ответил. И не встал следом за Мелиссой. Его вообще действия и слова призрака волновали постольку-поскольку, так как у чудовища за личиной Рашида появились новые желания и новые планы. Зомби-вампир опустился на четвереньки, словно дикое животное, острые зубы, казалось, немного выросли, в мертвых глазах отражалась злость и алкание.
А потом вампир исчез, словно его и не было, оставив за собой пустое место. В мгновение ока.
- Опа! Ну и пошел ты! - крикнула Мелисса. И стала осматриваться. "Ну, дорогая, вот твой новый, милый, блять, дом. Будь счастлива и наблюдай за великой битвой какой то там войны." - думала Мострано. Она была в расстроенных чувствах, не так она себе представляла рай. Хотя, может быть она была плохой и попала в ад? Тогда все не так плохо, она ждала худшего.
И дождалась. Вампир спрятался магическим образом, после чего легко невидимкой подошел к Мелиссе и схватил ее за правую руку. Схватил так, что вырвал ее из суставной сумки. Пока орущая охотница пыталась от него отбиться, вампир кончил начатое, и вырванная конечность девушки полетела в ближайшую мусорную кучу. Слабеющая от боли, без руки, призрак уже никак не могла сопротивляться самеди, который, усевшись на нее и придавив немалым весом к земле, поднес когтистую руку к лицу девушки и вырвал у нее глаз. Потом другой. И, довольный, ушел.
Не обращая внимания на вопли жертвы (существа такого возраста и проклятой сущности к чужим страданиям безразличны), самеди заменил свои полумертвые глаза на новые, еще совсем не гниющие. Зверь удовлетворил свои нужды и заснул, довольный, отдав управление телом Рашиду. И у Рашида родился план как еще воспользоваться заблудившейся призрачной охотницей.

0

4

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 2 - Алиса в Загробье