Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Архив отыгрышей » Приключение 006 - Red Effect- Эпизод 1 - Первые встречи, последние дни


Приключение 006 - Red Effect- Эпизод 1 - Первые встречи, последние дни

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://uploads.ru/t/A/j/Q/AjQvZ.jpg

http://crossovergame.spybb.ru/img/avatars/0003/3d/5c/489-1336653393.jpg  http://crossovergame.spybb.ru/img/avatars/0003/3d/5c/442-1337016194.jpg



Пасторальное местечко за чертой города ранее принадлежало кому-то из менеджеров высшего звена, после Революции было, как водится, обобществлено, и сейчас здесь была то ли база подготовки, то ли отдыха, а, может, и того и другого для всяких вояк, чекистов, милиционеров, короче всех тех разномастных ребят, что с оружием в руках хранят покой Александрии. Сюда привезли и Мюррея после различных собеседований, сказав ему отдыхать и наслаждаться природой, дожидаясь остальных участников операции, которые должны будут подъехать, что называется, вот-вот. Но вчерашний день Мюррей провел в одиночестве, ибо ни души здесь не было, даже персонала, ибо обслуживание "постояльцев" здесь было либо автоматизированно, либо осуществлялось самостоятельно.
С утра Александр ушел гулять, дышать воздухом, наслаждаться видой и всякой тому подобной хуетой, и обратно вернулся уже довольно далеко за полдень, нагуляв отличный аппетит.
К своей радости, ибо не терпелось все-таки уж познакомиться с новыми товарищами, у крыльца одного из деревянных (для лучшей, как уверяли в старые времена коммерческие подрядчики, экологии) домиков Алекс издали заметил молодую девушку
Этой девушкой была Виолетта Ривьер. Она стояла на крыльце и с интересов осматривала округу. «Да, послали на задание, с которого могу не вернуться и дали возможность отдохнуть. Superbement» думала Вита и тут заметила фигуру, приближающуюся к ней. «А ты кто? Ах, наверное один из команды. Интересно, а кто ты?» - рассуждала Виолетта, ожидая парня, который был все ближе и ближе.
- Bonjour, - поздоровалась Вита.
- Добрый день, - улыбнулся Алекс. - Александр Мюррей.
Он прошлепал через небольшой ручеек, что лениво протекал в этом ленивом месте, и потряс босыми ногами в резиновых шлепанцах, стряхивая капельки воды. Достал пачку сигарет из кармана шорт.
- Курите?
Начало было не плохим, но мужчина быстро разочаровал Виолетту, вытащив из кармана пачку сигарет. Француженка аж расстроилась. Она прищурилась, но тут же постаралась нагнать непринужденное, равнодушное и даже слегка приветливое выражение лица.
- Виолетта Ривьер, прошу не курить в моем присутствии, - попросила она, изобразив некое подобие дружелюбной улыбочки, а ведь на самом деле у нее уже возникла неприязнь к этому человеку.
- Вы тоже на корабль? – поинтересовалась Вита.
- Очень приятно, Виолетта? Французские корни? - Алекс убрал пачку. - Ага,  туда. Я так понимаю, что здесь все, кто появится буду из нашей команды. Надеюсь, кораблик будет просторный, я без сигарет и двух часов не протяну.
- Значит будем лечить зависимость, - Вита улыбнулась и оперлась о бардюрчик руками.
- Бросить курить не так сложно, уверяю вас и с охотой докажу. Чуть позже, - добавила она, глядя на голубое небо, на котором не было ни облачка.
- А кем вы на корабль, если не секрет? – поинтересовалась она.
- Врач что ли? - догадался Мюррей - А я больше по основному профилю нашей экспедиции. Ну и по политработе. Где родились?
"Интересно, - подумал Александр, - а дело ее мне читать дадут. По идее должны бы".
- Вы весьма проницательны, - заметила Вита, не отводя взгляда от неба.
- Nouveau Paris, - сказала Вита и, наконец, посмотрела в глаза собеседнику.
- Не бывал. И жили там же? Кстати, вы не голодны, часом? А то я, если честно, быка съесть готов, жрать охота до чертиков.
"Чего-то молодая она какая-то, - думал Алекс тем временем. - Когда ВУЗ-то закончила?"
- Да-да, я жила там вплоть до начала альтернативной службы, а потом уехала, - призналась Летта. При упоминании о животной пище, девушка поморщилась, но винить парня за то, что он ест мясо нельзя.
- Я бы выпила чаю, - девушка улыбнулась парню, с виду, искренней улыбкой.
- Ценитель чая? - поинтересовался мужчина, открывая дверь.
- Ну, можно сказать и так, - кивнула Вита, входя в домик.
- Здесь, кстати, хороший выбор, насколько я могу судить, именно для ценителей, - заметил ее собеседник. - И такой чай, и сякой и со всякими добавками типа мяты или чего-нибудь еще. Я-то все напитки из автомата беру. Только кофе сегодня утром роботу заказал. Хорошего кофейку с утра приятно хлопнуть.
Они вошли в столовую, где к ним подкатился на своих небольших колесиках здешний, машинный, повар.
Алекс нажал клавишу "напитки" на его дисплее и высветился предлагаемый список.
- Пожалуйста, - указал Мюррей врачихе
Виолетта посмотрела на экран. Да, выбор был настолько велик, что предлагалось даже конкретизировать свой заказ. «Что ж, а у вас есть?..» - Вита стала набирать на клавиатуре следующие слова: «English number one». Оказалось, что этот сорт у них есть. Ривьер ухмыльнулась и нажала кнопочку, которая сообщает, что сахар в чай класть не надо. «Еще бы погорячее» - припомнила Вита. Еще немного потыкав в кнопки она подпустила к роботу парня.
Алекс быстренько, ловко нажимая пальцами кнопки, одну за другой, заказал себе плотный обед, да прошел к стоящему рядом автомату, который выплюнул из себя бутылку пива.
- Робот, кстати, от прежнего хозяина, - сообщил между делом Мюррей. - Я на нем нашел пломбу, земного производства. Довольно роскошно эти пидарасы не жили, да?
Он сел за стол напротив Виолетты.
- Ну и как вас сюда занесло? - поинтересовался мужчина.
Вита сидела за столиком и иногда делала небольшие глотки своего любимого чая.
- Ну, у меня выбор был не особый, мне еще год «служить» - сообщила Вита и улыбнулась.
- Я прохожу альтернативную службу, меня уже второй раз переводят, так что уже ничего, - рассказывала Виолетта.
- Мне сказали, что работа страшная, воевать придется… Я лично считаю, что ничего интересного не будет, - Вита вздохнула.
- А простуда самое экзотическое заболевание, которое мне придется лечить весь следующий год. Furieux, - выругалась она.
- Что? - Алекс не знал французского.
- Бесит… - перевела Вита.
- Ясно, - кивнул Мюррей. - Надо будет запомнить. Блеснуть знанием французского при случае. Так вы выходит, в добровольно-принудительном порядке сюда попали, верно? Или просто принудительном?
- На самом деле я сама не поняла, - девушка задумалась. – Наверное в добровольно-принудительном. Меня просили и много чего хорошего наобещали, отказаться было невозможно, - говорила Ривьер. Она сделала небольшой глоточек чая.
- Ну и я надеялась встретить умных людей. Мне сказали, что сюда элиту собирают. Пха…  И что я здесь делаю?
-Я думаю, что еще всем предложат передумать, так что у вас будет возможность задний ход дать - успокоил девушку Алекс. - Пойду руки помою, пока эта жестянка еды не принесла.
"Оказывается, мы тут все элитные до жопы собрались", - подивился про себя Мюррей, пока ходил на кухню, где споро двигая четырьмя манипуляторами кашеварил робот.
Летта вновь задумалась о том, что она тут делает. Ей сообщили, что сюда собирают лучших. Что, спрашивается, она делает тут? Она всего два года практикует и то, диапазон ее работы довольно узок, все пациенты Виты были ранеными, вернувшимися из тяжелых битв. Чаще всего в критическом состоянии, но все же. Виолетта по своей натуре ученый, она хочет интересные, разнообразные случаи, где не все так банально, прозрачно просто, шаблонно. Девушка фыркнула. «Решили, что не нужны опытные врачи и послали меня. Хотя… С такими условиями мне грех жаловаться» - решила она и сделала еще глоток чая.
Алекс вернулся, неся чашку чая, которую заказывала Виолетта.
- Это вам, - поставил он на стол средних размеров фарфоровую чашечку. - Итак, вы врач. Ну а какого профиля? Хирург, специалист первой врачебной помощи или кто? Как там у вас это называется?
Вита кивнула и улыбнулась, беря чашку.
- Да, по специальности я хирург, но так сложилось, что знаю большинство направлений, - сообщила Ривьер. «Точно… По этому я и тут, ха, долго же до меня доходило» - подумала Летта.
- Вы англичанин? – поинтересовалась Вита.
- Шотландец, - не без тени гордости заметил Мюррей. - Родился в Глазго. Акцент заметен?
- Немного, да, - призналась Вита и ухмыльнулась.
- Думаете, что мы будем делать? О цели полета мне ничего не сообщили, сказали на месте узнаю,
- Как это не сообщили? - чуть со стула не брякнулся шотландец. - Вообще, ничего? Хотя бы в общих чертах-то должны были объяснить, на что подписывают
Вита хихикнула. Ей было смешно самой от себя.
- Сказали, что новый корабль, что куда-то улетим на долго и это рискованно. Все, - и вновь ухмылка. Да, это было бредово, но зачем врачу знать больше?
- Но как же вы можете оценить степень риска, не зная, примерно, в чем заключается миссия?
- Я врач. Я просто буду не давать умереть команде, - сказала Виолетта и просебя добавила. «Искренне надеюсь, что сама в боевых действиях участвовать не буду»
- Будем надеяться, что у вас работы все равно не будет,  - заявил Алекс, открывая пиво. - И выпьем за это.
К столу подкатил робот с подносом.
Девушка улыбнулась. Против пива она ничего не имела, особенно, когда его пила не она, а вот горячий чай, стоящий на столе ее очень привлекал.
- Кстати, я вам назначаю недельный курс витаминов, - сообщила Вита, улыбнувшись во все тридцать два белоснежных зуба.
- У меня нездоровый вид? - улыбнулся Мюррей, перетаскивая тарелки с подноса. - Кстати, заказ у этого робота напоминает рулетку в казино... Казино - это такое место, где играют на деньги. Крутится шарик по рулетке, и ты, загадываешь какое-нибудь число, 15 к примеру, и если остановился там, то ты выиграл. И наоборот. Естественно, выигрываешь редко. Так вот, заказы у этого робота тоже типа рулетки, заказывать можно, что угодно, - но что он принесет - неизвестно
Вита рассмеялась.
- Считайте, что это профилактика и первый шаг к бросанию пагубной привычки, - подсказала Летта и сделала глоток.
- Да, действительно не тот чай, ну да ладно.
- Дело в том, что в меню прописаны блюда, которые ел предыдущий владелец. Понятное дело, сейчас на кухне совсем другие ингридиенты. Робота перенастроили, но в меню остались те же названия. Вчера я заказал какую-то утку... То ли по руански, то ли еще как-то. В общем, с вашей исторической родины рецепт. Он принес утку, но что в ней руанского, я так и не понял. Не знаю, может, конечно, утка по руански и не должна отличаться от обычной. Но вечером, помню, заказал каких-то крабов по кантонски или еще по каковски. В общем, китайское что-то. Ну он притащил нормальное такое буррито. Из любопытства сходил, проверил кладовые, никаких крабов тут не водится.
И Александр с жадностью принялся поглощать наваристый borsch.
Пригубив чашку Летта посмотрела в глаза новому знакомому. «Так, ну, отучить курить и можно общаться.» - решила она. Естественно, она собиралась воплотить планы в жизнь. Виолетта всегда делала все возможное для достижения цели, которую ставит перед собой, и сейчас было не исключение.
- Вы владеете только общим южным языком? – поинтересовалась девушка.
- Северный еще знаю. Английский
- Не плохо, - Летта перешла на северный язык. Говорила она на нем свободно, хоть и не так, как на французском, южном или Латыни.
- В школе язык учили? – поинтересовалась она.
- В училище, - северный Алекса был гораздо хуже южного. - В школе мне так поучиться и не довелось. А вы, кстати, в какой школе учились, старого или нового образца? Или вы не проводили реформ в образовании?
- Старая школа была, но хорошая. Учителя так вообще все заслуженные, - Вита припомнила свои школьные годы. Да, учителя были хороши, тут спору нет. Одноклассники были не очень, да и вся параллель, но ведь в итоге все было хорошо.
- Школа есть школа. Хоть какая. Все зависит только от тебя, - заключила Вита, вглядываясь в глаза собеседника, будто пытаясь увидеть его душу, не зря же глаза называют зеркалом души.
- Это верно, конечно, что настоящим образованием может быть лишь самообразование. Задача общества, в идеале, в том, чтобы максимально помочь самообразованию. Но самообразованием все же нельзя заниматься в слишком раннем возрасте. По понятным причинам. Лет с 13-14. А почему вы врачом стать решили?
Вита нервно усмехнулась.
- Я чуть ли не с рождения училась, спасибо родителям. А на счет самообразования вы не правы. Заняться им следует как можно раньше, ведь в детстве мозг впитывает все, как губка, -заявила Вита.
- Я яркий тому пример, - самоуверенно заявила Виолетта. Хотя, самоуверенность была полностью оправдана.
- Да ну? - усомнился ее собеседник. - То есть вы сами собой решили вдруг научиться читать? Безо всякого толчка со стороны родителей или еще кого?
- Я читаю, сколько себя помню, - сказала Вита. – Родители занимались со мной до окончания института, а остальное время я занималась сама, - говорила девушка непринужденно, легко, на северном. Ее собеседник говорил тоже хорошо, но не как на родном, возможно, ему стоило заниматься усерднее. Вита считала, что все, что не идеально, недостаток, вызванный недоработкой, ленью.
- Родители вообще очень много для меня сделали. Хотя бы того, что я с детства говорю на четырех языках. Это могло бы мне напред обеспечить не плохую жизнь и профессию переводчика, я уж молчу об остальном, - говорила Летта. «Что то я разговорилась. Человека почти не знаю, а рассказываю ему все и сразу. А, ладно, всеравно мне с ним еще год летать.» - решила девушка.
- Ну и почему же вы решили врачом стать?
Девушка задумалась.
- Это была моя судьба. И мама и папа были врачами, я с детства занималась медициной. Тут без вариантов, хотя… - сейчас Виолетта уже вспоминала свою танцевальную студию, своего хореографа, его слова, выступление своей группы, аплодисменты зала. Да, такая тема вызывала у девушки бурю эмоций, воспоминаний. Если бы они были заметны снаружи, то Вита бы сейчас была нигде и везде, а так она спокойно сидела и попивала чаек.
- Хотя? - подхватил Алекс.
Он закончил первое и приступил ко второму, макаронам с отбивной.
- У меня было много возможностей, но какая разница? У меня та жизнь, о которой я всегда мечтала, по этому нет смысла оглядываться назад и думать, что бы было если, - философствовала Ривьер.
- То есть вы любите свою профессию? - уточнил Барбокс.
- Вы все правильно поняли, - улыбнулась Вита. – Только хочется чего-то интереснее, чем простые ранения. Хочется тренировать свой мозг, а не просто удалять пули и ампутировать конечности.
- Так идите по какой-нибудь научной линии, - подсказал Алекс. - Пишите диссертацию. Есть же и в современной медицине какие-то "белые пятна".
- Есть то они есть, но я к этому не готова, - созналась Вита. – Я хочу ставить диагнозы и лечить их. А пока у меня «служба» я буду только извлекать пули, - девушка допила чай.
- Вы так говорите, будто каждый день по пуле извлекаете, - усмехнулся Алекс. - Это родители ваши, наверное, во время войны только этим и занимались. А нынче-то войны нет. Где же вы пули-то називлекать успели?
- Вот уж не знаю, где находятся, но на местах моей работы только этим, можно сказать и занималась, - заверила Вита. – Очевидно, война все еще идет, только не так явно и не так объемно. Ну и мне дико везет попадать именно туда, куда пребывают все раненые.
- С тренировок, наверное, раненые приходят, - осенило Александра. - В некоторых армейских спецчастях используются методы подготовки максимально приближенные к реальности.
Он закончил с макаронами, допил пиво и принялся за чай.
- Так вы не в восторге от того, чем занимаетесь сейчас? Считаете, что это как компьютером гвозди забивать, я правильно вас понял?
- В общем то, да. Я способна на большее, чем вытаскивание пуль из задниц недоучек военных. Пха… У меня в детстве была мечта открыть панацею от всех болезней, - Вита усмехнулась. – Врядли это вообще реально.
- Нанотехнологии какие-нибудь, - пожал плечами мужчина. - Или даже микротехнологии. Мириады микроботов бегают по организму, уничтожая болезнетворные организмы, ускоряя сращивание тканей. Что-нибудь в таком духе, возможно, как считаете?
- Не думаю. Прививать новорожденным наномикробами, которые будут уничтожать болезни? Технологии не так совершенны. Возможно отторжение и в итоге «война» внутри организма, итогом которой будет неминуемая смерть, - рассуждала Ривьер.
- Панацея не профилактика а излечение. Это как антибиотик, но не против вирусов, а против всего сразу, но это не должно быть в организме всегда, мало ли что может случиться. Организм коварная штука и любит выкидывать всякие сюрпризы. Взять хотя бы аллергию. Очень многие страдают этим, бывают даже летальные исходы, а почему? У некоторых аллергия на одно, у некоторых на другое, у третьих ее вообще нет, - говорила Летта. Глаза у нее загорелись, она была в теме, она говорила о том, что знала и что любила и это ей нравилось.
- Доводилось слышать мнение, что аллергия есть следствие того, что люди живут, по сути, в искусственной, не природной среде, - сказал Алекс. - Наш организм формируется в излишней чистоте, стерильности, которой не встретить в природе. И за разрыв со своей естественной средой обитания мы вот расплачиваемся в том числе аллергиями.
- Не согласна, - отрезала Виолетта. – Тут дело еще в генетической предрасположенности. Это, на мой взгляд, и есть корень всех проблем. Все мы разные и по этому одним идет одно лекарство, а других оно может убить. Возможно, по этому панацеи до сих пор и нет.
- Я сейчас не помню, но, кажется, в статье которую я читал приводил статистике по жителям Земли, сравнивались урожены грязных гетто и вылизанные с детства до блеска детишки служащих корпораций. С генетикой хуже, очевидно, у гетторожденных, там и наркотики и пьянство и прочее. Хотя давно читал, могу что-то напутать.
Алекс допил чай.
- Вы еще что-то будете? - он указал на пустую чашку, стоявшую рядом в Витой.
- Нет, больше ничего не надо, - Вита улыбнулась. – Гетто, не гетто, это не суть. Есть слишком много факторов, которые учесть невозможно в априори. Жители деревень просто привыкли ко всему этому и уже не видно того, что сразу всплывает на «чистюлях» - Летта задумалась. На самом деле действительно, среда играла большую роль, но далеко не главную.
- Ну тогда пойду посуду мыть, - улыбнулся Алекс.
Он собрал посуду, сгрузил ее в раковину, которая была тут же, в помещении столовой, и принялся за мытье.
- В общем, - он слегка повысил голос, перекрывая шум падающей воды, - сюда вы согласились отчасти из-за скуки. Вам надоело выковыривать пули из задниц незадачливых курсантов, и вы не отказались от шанса сменить обстановку.
- В общем то да, но и нет. Просто мне обещали лучшие условия и главное, что меня привлекло, элита. Мне интересно общаться с людьми, которые знают свое дело, - дальше Вита снова заговорила на южном. – С ассами.
- Ну асы, может быть, и будут, но ас медицины, боюсь, будет один. Видимо, вас ввели в заблуждение.
- Мне сказали, что у меня в подчинении будет пара квалифицированных врачей и младший мед персонал, но с чего вы взяли, что меня интересует исключительно медицина? Мне интересно многое, - поведала Вита.
- А-а, - протянул Алекс. - Каюсь, недопонял вас. Радует, что наша молодежь имеет широкий кругозор.
"Еще не хватало, чтобы она сюда жениха искать приехала", - подумал он про себя.
- Ну а что именно вам интересно?
Он закончил с мытьем и тряс мокрыми руками, дабы те побыстрее высохли. Полотенца тут не было, видимо, его надо было где-нибудь в кладовой достать, но Барбокс был в быту неприхотлив и прекрасно обходился без этой детали обихода.
- На самом деле все, - Летта ухмыльнулась. - У меня наперед выступают три профиля: медицина, лингвистика и искусство. Последнее на корабле развивать врядли получится, языки новые, думаю, будут, а вообще, мне интересно все. Физика, информатика, все, что можно.
- Вита, а можно интимный вопрос? - спросил Мюррей. - И давайте выйдем на улицу.
Девушка вскинула брови в удивлении, но тут же вернула их на место.
- Ну, хорошо, - она встала и направилась к выходу.
Погода была преотменная. Алекс плюхнулся прямо на густую травку, погладил мягкий зеленый ковер, созданный природой. Ну и человеком ,конечно, мощью человеческого гения, терраформировавшего планету.
- Скажите, а бывали случаи, чтобы ваши пациенты помирали? - спросил он, закуривая.
Виолетта села рядом с парнем. И сморщилась от сигаретного дыма.
- Я же просила! – воскликнула она. - Нет, ни одной смерти, - похвасталась Ривьер. – Все выздоравливали и уходили довольными. Ну кроме тех, кто уходил с… Более видными последствиями лечения.
- То есть получается, - тон Алекса внезапно сменился, - в весьма опасную экспедицию главным врачом назначают человека психологическая устойчивость которого стоит под большим вопросом. Вот откуда мне быть уверенным, что если завтра у вас на руках, на столе умрет челове,к вы не уйдете в жесткую депрессию, не запьете, не примете наркотик, не застрелитесь в конце концов?! Вы сами в этом не можете быть уверенны наперед!  Нет, я понимаю, с вами беседовали всякие психологи, вы проходили всякие идиотские тесты. Все эти тесты khuinia, простите! И вот, скажите, когда на самый ответственный участок фронта ставят необстрелянных бойцов, которые, допустим, ни разу в жизни не приходилось стрелять в человека, которые ни разу не бывали под обстрелом, вот вы скажите, правомерен ли в такой ситуации вопрос: "Что это: глупость или измена?". Вот лично вы как считаете? А с вами у нас такая точно же ситуевина, товарищ!
Алекс глубоко затянулся и с остервенением смял недокуренную сигарету о траву. Он повернул голову, глядя на девушку в ожидании ее ответа
- Могу лишь сказать, что… - Вита замялась, в конце-концов, такое говорить было немного стыдно, но на вопрос надо было отвечать и честно.
- Люди меня интересуют меньше всего. Я врач. Моя работа лечить и лечить с максимальной эффективностью и хладнокровием. Что я и буду делать, по этому, если кто-то умрет, это будет не моя вина, - заявила Вита. Говорила она холодно, глядя прямо в глаза собеседнику. Она не знала, что он хочет услышать, врать резона не было и она просто сказала все начистоту.
- Виолетта, я понимаю, что хороший врач должен абстрагироваться, не должен воспринимать больного как симпатичную девушку или милого старичка, а воспринимать именно как "пациента" как некий безличный объект. Но это все хорошо в теории, а когда, - Алекс прикусил язык и поправился, - если человек, за жизнь которого вы как врач отвечали, умрет, то как вы себя поведете предсказать, извините, даже вы не сейчас не можете. Если честно, будь это в моей компетенции, я бы начал проверку по признакам контрреволюционной деятельности. Весь ваш долбаный госпиталь раком бы поставили! Тоже мне, додумались. На планете куча врачей с военным опытом, которые трупов видели больше, чем я завтраков съел, а они рекомендуют сюда юную девушку, за плечами которой ни одной по-настоящему стрессовой ситуации. У вас хотя бы детей-то нет, надеюсь?
- Детей нет. Я здесь лишь по приказу. Вы делаете поспешные выводы. Эх… Ладно, в кратце расскажу, как я жила и почему я тут. Ну в моем понимании, - Летта собралась с мыслями и начала рассказ.
- Мои родители врачи. Известные врачи, настоящие профессионалы. Они начали практиковать в то время, когда началась война. Я родилась как раз в то время, когда на улицах перестали рваться бомбы, и можно было нормально жить. Я не видела детских сказочек вообще. Вся литература, которую мне читали была медицинскими справочниками и классикой. Я с самого детства училась на врача. К школе я знала на порядок больше, чем первокурсники меда. В школе я занималась, как проклятая, у меня не было друзей. Это к слову о эмоциональной стабильности. Я привыкла сама справляться со всем. Всю свою школьную жизнь я только училась и ничего более. Я не отдыхала, - Виолетта упускала такие факты ,как танцевальная студия, пение и все подобное, что не имело отношения к делу.
- Когда я поступила в мед я попросту начала гулять, потому, что учить было нечего. Я к этому моменту знала больше, чем уже работающие врачи. После первого курса у меня сразу наступил последний, а после него я отправилась на «службу». Из-за нее же я попала сюда. А попала сюда потому, что вытаскивала больных таких, которые не могли выжить в априори. Я еще раз повторюсь. Мне плевать на жизни. Я ставлю галочи для себя, я поднимаю свой уровен. Если я спасла человека, то я просто излечила его и ничего более. Пусть его собьет автобус на дороге, окало больницы, мне плевать. Я свою работу выполнила и от меня больше ничего не требуется, - ривьер говорила с какой то ненавистью, которая взялась неизвестно откуда. Внутри у нее нарастал гнев, лицо стало серьезным.
- Я либо выполняю свою работу, либо нет, – закончила она.
- Ну вот и понятно, - заявил Алекс. - Вы историю про Моцарта и Сальери знаете же? Вот вы и есть Моцарт, а Сальери вас не отравил, а просто перевел на другое место службы, чтобы вы не раздражали никого своей гениальностью. Это я предполагаю, конечно. Твердые выводы делать пока не могу, я даже личного дела вашего пока не читал. Но это все успеется. В любом случае, вы здесь, и я не собираюсь вас уговаривать отказаться. И я надеюсь, мы станем хорошими товарищами, и спаяем вместе со всемихороший, крепкий, настоящий коллектив.
Он откинулся назада, на подставленные руки, немного расслабившись.
-  Хотя проверочку на "контру" я бы все равно провел в вашей конторе, но это все лирика. И я-то вообще разговор к другому клонил, вы уже слишком уж заакцентировались на отношении врача к пациенту.
- Напротив. Зацыкливаются те, кто привязывается, кто потом плачет, что пациент умер. Мне просто всеравно. Моя задача не допустить смерти и держать вас всех в строю, это я сделать вполне в состоянии. А если будет уж на столько плохо, то всегда можно отвлечься. Потанцевать, спеть, - Виолетта легла на траву и теперь смотрела во все то же, чистое голубое небо, в которое вскоре ей предстоит улететь.
- Я иметь в виду, что вы заакцентировались в рамках нашего разговора. Я же рассматривал смерть пациента как одна из возможных ситаций , да, экстремальная ситуация, но всего лишь одна из возможных, что проверят ваши нервишки на прочность. И проверок таких будет множество. А вы, замечу, от пары неудобных фраз можете разозлиться. Может, на ты уже, как считаешь?
- Я не против, - отозвалась Вита.
- А какие еще могут быть ситуации? Я больше ни на что не подписывалась. Мне предоставляют полностью оснащенный мед отсек с персоналом и я должна сделать так, что бы вы все дожили до конца путешествия, на этом все.
- Да знать бы где падать - соломки бы подстелил. Начнем с того, что само по себе длительное пребывание в замкнутом, ограниченном пространстве, когда изо дня в день вокруг тебя одни и те же рожи, действует на психику не лучшим образом. Нельзя исключать, что тебе придется сойти с корабля, а планеты корпоративного корпуса - это совсем другая жизнь. Человеку, выросшему на нашей Александрии, - последние два слова Мюррей сказал с какой-то нежностью, - ту жизнь очень трудно даже представить, я проверял. Голова кругом может пойти. Ваша жизнь, свобода может подвергаться, или даже наверняка будет подвергаться опасности даже и на корабле.
Он улегся рядом с ней, повернувшись на бок и подставив руку под голову. Сквозь свои красноватые стекла смотрел Барбокс на собеседницу.
- Нам будет тяжело, - сказал он печально, - а ответственность на нас колоссальная.

Отредактировано Алекс (2012-05-20 02:27:48)

0

2

До Виты наконец дошло и она ухмыльнулась.
- Понятно, значит будем красть технологии. Что ж, это не так плохо, - решила Ривьер и поднялась на ноги.
Антонио на секунду остановился осматривая здешний пейзаж, - "Красота, жаль снова несколько месяцев буду видеть только мониторы радаров и навигационных устройств". Парень вдохнул на полную грудь свежий воздух. Казалось он хотел надышаться вперед на долгие месяцы полета, но как говорится «Перед смертью не надышишся». Он как и большинство пилотов и навигаторов был немного суеверен, и как многие другие не хотел не то что встречаться с этой дамой в черном, а и упоминать ее имя.  И отогнав дурные мысли взмахом лохматой головы, твердой походкой направился к домику. Рассматривая возле него парочку на ярко зеленой траве.
- Смотрите-ка, кажется, нас прибыло, - указал Алекс на приближающегося молодого мужчину во флотской форме. - Любопытно, кто это?
Вита повернулась, что бы посмотреть на новоприбывшего.
- Не знаю… В форме, - подметила девушка.
Поравнявшись с молодыми людьми, Весич быстрым взглядом привычно их осмотрел:
- Добрый день. Здесь собирается команда корабля Ем шестьдесят четыре тридцать два, - Антонио по привычке назвал бортовой номер, поскольку корабль пока не имел названия. А знач определить его можно было только так.
- Нет, здесь собираются молодые люди, чтобы потрахаться и покурить анашу, - ответил Алекс.
Он встал, подавая руку новичку.
- Алекс Барбокс, - представился он.
Летта хихикнула на сарказм Алекса, а за тем улыбнулась новоприбывшиму.
- Bonjour, - Виолетта уже привыкла здороваться со всеми на французском, так что сама того уже не замечала.
- Виолетта Ривьер.
- Приятно познакомится, -он пожал руку Алекса, и сразу добавил, - Антонио Весич, навигатор. Отпустив руку он слегка повернулся чтобы поприветствовать девушку.
- Давайте, проводим Антонио, - предложил Мюррей. - Поможем разместиться. Флотский?
Вопрос, конечно, из репертуара К. О., так как форма не оставляла сомнений, но надо же с чего-то разговор завязать.
- Да, хорошая идея, - поддержала Вита.
- Да, три дня как с корабля и вот снова назад, - ответил он и направился за своими новыми знакомыми.
- На чем ходил?
Вита молча шла рядом.
- На том на чем мы с вами будем лететь. - коротко ответил Антонио.
- Еще бы мы с Виолеттой знали, на чем будем летать, так вообще отлично было бы, - хохотнул Мюррей.
Они поднялись на второй этаж. Небольшой коридорчик, по несколько дверей с каждой стороны. Антонио оставалось выбрать, в каких именно комнатах расквартироваться.
- Одна крутая пушка, стелс, и легкая броня. Короче картонная коробка, если нас спалят, - фразу описания корабля он уже не стал продолжать. И отреагировав на остановку как на возможность выбрать он просто потянулся к ближайшей к нему двери и повернув ручку открыл ее. В лицо ударило теплым воздухом, и парень даже немного примружылся от удовольствия.
- Мне это практически ни о чем не сказало, - улыбнулся Мюррей.
- Как? Устраивает? - обвел он рукой помещение. - Обстановка тут везде разноплановая, так что давай все комнатки обойдем, может, где-то больше приглянется.
Вита заглянула в комнату.
- Моя лучше, - девушка улыбнулась и оглядела коридор. Припомнила конструкцию здания и указала пальцем на третью дверь справа.
- Вот там должно быть не плохо, - заявила она.
- Спасибо, но я не привередливый, - ответил Весич и шагнул в комнату, - нам тут все равно не долго быть.
Вита хмыкнула.
- Как хотите.
- Ты как, с дороги не проголодался? - осведомился Барбокс. - А то, давай, покажем тебе едальню здешнюю, да компанию составим.
- Да-да, я бы тоже перекусила, - высказалась Вита.
- Не обижайтесь, - он сделал миленькое личико глядя на Виолету, - я вам признательный за совет. На лице отразилась легкая улыбка. А вот от еды не откажусь, - и попустив небольшую спортивную сумку на пол возле двери, тут же вышел в коридорчик закрыв за собой дверь.
- Ведите.
- Идемте вниз, - Алекс первым покинул комнаты. - Только ты учти, то что у робота-поваренка в меню указано, в наличии отсутствует. Так что заказывай, что угодно, приготовит он все равно совсем другое. Виолетта уже в курсе этой особенности здешнего сервиса, тебя я тоже, считай, предупредил.
Девушка хихикнула и направилась вниз.
- Спасибо, - учтиво ответил парень. В голове уже всплыла ностальгия по домашней еде, которую он тут же подавил внутри себя, - "Полет еще не начался, а ты уже скучаешь. Непорядок".
Они спустились в столовую. К ним подкатил тот самый робот, что давеча обслуживал Виолетту с Алексом, а другой робот к ним подкатить и не мог, ибо был он тут в единственном экземпляре.
Мюррей предоставил ребятам сделать заказ, а сам направился к автомату, где  взял баночку пива.
Виолетта нажала на несколько кнопок и заказала салат, искренне надеясь, что это будет именно салат.
- Прошу, - произнесла Ривьер, отходя от робота.
- Спасибо. Немного проголодавшыйся с дороги навигатор не был так скромен. И быстро пробежавшись по клавишам выбрал суп, гречневую кашу и чай, - "Если бы ты только мне это принес", - он вздохнул и нажал ентер.
- Ну, давайте, Антонио, травите нам всякие флотские байки, - вернулся к столику Алекс. - Что-нибудь остросюжетное такое, как вы уходя от линкора корпоратов сквозь черную дыру пролетели или Нью-Йорк бомбили.
Он вскрыл банку и сделал крупный глоток.
Вита села за столик и стала поглядывать то на одного товарища, то на другого.
Усевшысь на мягкий стул Антонио лишь слегка улыбнулся:
- Да ничего остросюжетного не было. Ну разве что в восемь лет пострелял по корветам корпоратов из главного калибра, - парень посмотрел на Алекса, - служба навигаторов скушна. Весич немного лукавил, за его жизнь он успел побывать в нескольких серьезных схватках, но вот распространятся про них он как-то не хотел.
- В восемь лет?! – переспросила Вита. У нее глаза из орбит чуть не вылезли от удивления. В прочем, она вновь сделала привычное выражение лица и улыбнулась Антонио.
- Ну это хоть не черная дыра, - одобрил Алекс, - а то попадаются, знаете, которые уж совсем лапшу на уши вешать начинают. Ну рассказывай, как это тебя так угораздило, в восемь лет в стрельбе по вражьим корветам упражняться.
- Ну скажем так, моя служба на флоте началась в шесть лет. Первым моим кораблем стал "Небесный корсар". Отец меня забрал туда с собой. Ну прокантовался я там два года в роли подай-принеси. А как награду мне давал возможность поиграться в стрельбе с орудия, тоэсть его включали в режиме симуляции и я там стрелял себе. А потом наш фрегат попал в засаду, чисто случайно во время боя я попал в канонирскую комнату ну и решил поиграть. Я ведь не знал что теперь игра не понарошку, - весь свой расказ он сопровождал активной жестикуляцией, - а потом когда фрегат сбежал, меня записали в команду. И с тех пор я на флотской службе.
- Je suis choqué, - все, что смогла выговорить Вита.
- А я за то танцевать умею, - Летта усмехнулась. Она пыталась сменить тему. Говорить о том, как профессионально дети убивают капиталистов, ей не хотелось.
И хоть Антонио и не знал французского, он понял что девушке тема войны и космических баталий не очень нравится, и решил поддержать  смену темы:
- А я не умею, - глубоко вздохнул он, - Но вот Анна, моя жена, танцует бесподобно. Глаза парня заблестели, от прорвавшихся воспоминаний. Ему было всегда приятно вспомнить ее, особенно это помогало коротать длинные вахты за радарами, когда он был в рейде.
- Редко, наверное, с женой видишься? - спросил Алекс. - Все по космосу мотаетесь?
- Не хочешь больше времени с ней проводить? – поинтересовалась Вита.
- Когда служил на корсаре виделись сравнительно часто, два-три месяца в рейде потом около месяца латаем корабль на орбите. И соответственно можно чуть не каждый день виделись. А вот сейчас не знаю как получится. Новый корабль — новая жизнь. И отвечая на вопрос девушки добавил:
- Хотелось конечно чаще, но так я спокоен что с ними ничего не случится.
- Ними? - переспросила Ривьер.
- Сколько детей? - уточнил Мюррей, догадавшись, что подразумевал Антонио.
- Да, - Весич улыбнулся и достал из нагрудного кармана фото, и положил перед собеседниками. На фото была девушка, с распущенными каштановыми волосами, державшая   двухлетнего ребенка. Фото было сделано на мостике «Небесного корсара», про что свидетельствовала надпись на стене на заднем плане и попавшая в кадр приборная доска.
- У меня еще дочь есть.
Летта посмотрела на фотографию и расплылась в улыбке умиления. Детей она любила.
- Такой милый, - выговорила девочка. – Дочка, наверное, тоже красавица. В мать небось? – поинтересовалась она.
- А это мальчик? - взял карточку в руки Барбокс. - Черт... Даже не представляю, каково это, детей иметь.
- Нет, это она, у меня только дочка, - и слегка кивнув головой на подтверждение своих слов, продолжил, - и вся в матерь, такая же умничка и красавица.
- А я подумала, что мальчик и еще девочка, которой на фото нет, ну, ошиблась, -Летта усмехнулась, посмотрев в глаза Антонио.
- Значит, ты у нас примерный семьянин?
"Бабы с детьми по военному кораблю разгуливает, - подумал про себя шотландец. - Ну что за raspizdiaistvo. Вот как мы с корпоратами воевать будем, если вдруг? Разнесут нас и правильно сделают".
- И как тебе эта семейная жизнь? - улыбнулся Алекс.
- Меня в пример нельзя ставить, я многого не делаю что следовало бы, - взгляд парня немного потускнел. - Не видел как она сделала первые шаги, - он было хотел продолжить, но остановился, - короче многое упустил. Вопрос про семейную жизнь он как-то упустил из виду, и посмотрев что на фото уже никто не смотрит, вернул его обратно в карман.
- Ты сейчас-то с ними повидался? - спросил Алекс. - Вот в этот раз, я имею в виду.
- Три дня, - коротко ответил Антонио.
Вита решила пока помолчать, так как говорить было пока нечего.
- Могли бы и подольше срок дать, - проворчал Мюррей.
"Человек, может, год родных не увидит, - подумал он про себя. - Но что семья на Александрии - хорошо, на ту сторону вряд ли перебежит".
- А у меня в этом плане все замечательно. Нет ни мужа, ни детей, могу хоть на край света лететь, - заявила Летта.
- Ну насчет больше времени - врятли, я перед этим почти месяц был здесь на инструктаже. Учился работать с новым радаром. А этих три дня, это просто маленький перерыв между тестовым полетом и боевым вылетом. Антонио повернул лицо, к Вите:
- Не знаешь что теряешь, - философски парировал он ее фразу.
Виолетта сморщила лоб и ухмыльнулась.
- Да ладно, так проще.
- А правда, Вита, чего ты замуж не вышла? - спросил Мюррей. - Только не говори, что никто не звал, все равно не поверим.
Девушка весело засмеялась.
- Да был один парень, вроде серьезно настроенный, но я уехала, собственно, - Летта развела руки в сторону. - все.
Весич сморщил вопросительную рожу, и посмотрел Вите прямо в глаза в ожидании подробностей.
- Что? - протянула Вита. - Там ничего интересного. Он тоже врач, русский, работал в госпитале, в который я попала благодаря "службе".
- Так ты, можно сказать, вчера с ним рассталась? - поинтересовался Мюррей
- Ооо, нет, меня после этого перевели в другое место, год назад где-то, - сообщила Летта.
- А-а, протянул Барбокс, - еще в том госпитале.
Пиво, как  рано или поздно все хорошее, закончилось. Алекс ловко забросил ее прямо в мусорную корзину, стоявшую в паре метров от стола, у стены.
Антонио расслабился, и подперев голову рукой начал слушать милый диалог между новыми друзьями.
- За то русский подучила, - похвасталась Вита.
- Да большую часть русского и мы знаем, - улыбнулся Алекс. - Нашла, чем удивить.
- Ну чистый русский отличается от южного. Особенно ругательствами, - Летта хихикнула.
- Слушайте, а этот робот там не сломался, часом? - поинтересовался Мюррей. - Чего-то его долго нет.
- А почему это он сломался, вон катит к нам, - сказал Антонио, указывая кивком на приближающуюся машину.
Робот официант подкатил столику, с подносом. «Да, правду про него говорили», - думал он забирая свой обед. Какая-то каша напоминающая манную, но с розовым оттенком, стакан то ли чая, то ли компота. Поставив нехитрую еду перед собой он без лишних слов принялся ее уплетать.
А перед Витой робот опустил сочный бифштекс с жареной картошкой, причем очень жирной. Девушка аж сморщилась и отодвинула от себя эту нездоровую пищу.
- Ладно, буду голодать, - решила она.
- А что не так? - подивился Мюррей.
- Я подобное не ем, - ответила Вита, взглянув на Алекса.
- Подобное чему именно?
- В частности бифштексу.
- На диете? - уточнил Мюррей - Или вегетарианка?
- Вегетарианка, - ответила Летта.
- Ну так поменяйтесь с Антонио, - предложил Александр, взглянув на без всякого энтузиазма ковыряющегося в тарелке навигатора.
Вита глянула на Антонио с вопросом.
Антонио, кивнул мол он съест, подтянул к себе тарелку с бифштексом. «Теперь я знаю чью порцию мяса мы поделим на корабле». - подумал он загребая ложкой свою кашу.
Виолетта придвинула к себе тарелку с кашей и охотно принялась за еду. "Черт, какая я оказывается голодная" - поняла девушка.
- Приятного аппетита, - пожелал Мюррей, вставая из-за стола. - Я выйду, покурю. Буду на крылечке.
Антонио согласно кивнул.
Вита нахмурилась и прибавила в уме еще одну неделю витаминного курса, прописанного Алексу в качестве профилактики.

0

3

Ппальгансэк Пухынъый Судо. Даже не все, для кого родной язык - северный общий, могут произнести полное название столицы Сэроун Чосон без ошибок. "Столица Красного Возрождения"... или что-то похожее - корейский не стоял на месте двести двадцать лет истории новейшего времени. Ханьцы и вьетнамцы, непривычные к длинным словам монголов, корейцев или японцев, а также все белые и черные жители Александрии звали ее просто Судо, или "Столица". Добавить, исковеркав на манер своего родного языка, Ппальгансэк для многих считается показателем высокой эрудиции.
Судо, по сути, двойной город. Есть старый Судо и новый Судо. Старый строили когда Александрия обзавелась атмосферой, но не было еще растительного покрова чтобы связать пески. Это, в добавок к скудной на инновации корпоративной архитектуре, определило облик первого города-поселка корейцев - большие толстостенные коробки из железобетона в "стиле" необрутализма. Больше похожие на огромные бункера для защиты от орбитальной бомбардировки, чем на жилые комплексы, типичные для колоний на ранней стадии планетостроения. Они неплохо смотрелись на фоне рыжих дюн и далеких бледно-серых скал под черными небесами. Но посреди зеленых полей на берегу пышущего растительной жизнью озера жить в желтовато-серой максимально обезличенной железобетонной пирамиде с редкими узенькими окнами-бойницами стал бы, по меркам современности, только бесконечно далекий от природы маньяк. Корпоративный служащий, например. Особенно если он родом с Земли, где живая природа - прерогатива элиты, а большинство обходится псевдоподобием в купольных парках или вовсе прозябает на индустриальной пустоши.
Когда восстание завершилось, безликие серые громады старого Судо стали для чосонцев символом зла - побежденного на родине и все еще сильного у других звезд. Вдобавок они  стали площадкой отчаянной борьбы на выживание, особенно когда корпораты пустили в ход микрооружие и эскадроны смерти. Практически немедленно чосонцы начали переселяться в новый город в десяти километрах от старого, где когда-то был корпоративный заказник - проще говоря, частный сектор для усадьб элиты Консорциума совмещенный с полным жизни лесом. Война надолго отбила желание у завезенных видов возвращаться в место кровавой расправы над угнетателями, так что ее место заняли деловитые азиаты, перестроившие его под себя.
Корейский сад, в отличие от китайского или японского, не приемлет в себе творений человеческих рук, он должен быть максимально естественным. С другой стороны, жить где-то надо, потому чосонцы пошли по срединному пути - биотехническая архитектура. Посреди леса из земных, пандорских и тартарских деревьев стали расти новые древа, чужаки из стекла, пластика и металла, тщательно маскирующиеся под туземцев. Архитекторы Сэроун Чосон возродили почти забытый в остальном КМК стиль и довели его до новых высот, сформировав специфично-александрийскую архитектуру Севера, сочетающую природные и традиционные элементы. Новый Судо стал городом где нет площадей, кроме естественных полян посреди леса с редкими похожими на диковинные растения человеческими пристройками, нет мостовой, кроме разноцветных тенелюбивых трав, нет оград, кроме насаждений кустарников, нет дорог, кроме каналов и троп. Жилые помещения похожи на смыкающиеся кронами и корневищами необычные деревья из разноцветного стекла, срастающиеся ветвями-переходами в огромные комплексы. Служебные стараются походить на животных. Так, Дом Советов был построен способными учениками корейцев, кубинскими архитекторами, стилизовавшими его под вымерший еще три лет назад на Кубе вид попугаев; голубое, желтое, оранжевое и красное стекло составляют оперение птицы-гиганта раскинувшего свои крылья над городом-лесом.
Куда более экзотичен Дом знаний, одновременно центральная база данных, центр системы связи Сэрон Чосон и Судо, научно-исследовательский институт и ближайшее подобие буржуазного университета; стилизованный под Императора - вершину эволюции биосферы Тартаруса (комбайны явно не эндемичны Тартарусу, да и вообще люди предпочитают о них не думать), крупнейший вид дирижабликов планеты, равно как и вообще крупнейшие живые существа из известных человечеству. Дом знаний-Император парит над городом, крупнейший дирижабль Александрии, призматические стекла которого расщепляют свет Пси Козерога на все цвета радуги, подобно полупрозрачному телу настоящего Императора. Щупальцами-тросами Император не только держится за город, не давая ветру унести его (для этого же и существенно уменьшили "парусное вооружение" Дома знаний относительно настоящего Императора) - по многим из них пролегает оптоволокно материальных сетей, а также электрокабеля питающие парящее здание.
Чудо. Жители Судо не понимают где живут. Симона де Бовуар как-то написала, что прожив в чужой стране неделю можно набрать материала на хорошую книгу, прожив месяц - на неплохую статью, но через год написать что-то дельное, передать свой уникальный опыт становится совершенно невозможным. Теряется уникальность, человек привыкает.
Кекоа последние полгода провел на орбитальном городе Вентикса, среды белых или металлически-серых узких коридоров и черной пустоты космоса за иллюминаторами. Изредка он спускался на поверхность, но унылые серые дюны и черные небеса едва ли вносили разнообразие в жизнь "че". Конечно, у колонистов был орбитальный парк, с деревьями чьи формы и размеры потрясают воображение, но искусственная аркология не сравнится с синтезом природы и технологии. Когда Пёльхве был маленький, он совсем не уделял внимания своей "большой родине" ("малая родина" оставалась степью на окраине Сэроун Чосон) и не считал ее чем-то революционным.
Вернулся он совсем другим человеком. И тогда понял, насколько может быть родина прекрасной... и хрупкой. Особенно когда слетаются коршуны и парят вблизи, в безжизненной тьме космоса, готовые обрушить на Александрию град смерти, от термоядерных бомб до наноскопических убийц.
Хотелось насладиться родной планетой в последний раз, ведь Чон, уже бывавший на грани смерти, мог никогда больше не увидеть прекрасный мир будущего сгинув в пучине космоса или корпоративной тюрьме на каком-нибудь одиноком астероиде, испустить дух на пыточном устройстве или умереть от кровопотери посреди боя, сгореть изнутри под солнечным излучением или сгнить живьем от наночумы.
Чистейший воздух, влажный от протекающего рядом ручья-канала. Жужжание мимо пролетевшего шмеля, птичий щебет, собачий лай вдали. Влага, которая не разъедает кожу, земля, в которой мертвецы не превращаются в мыло, воздух, который не выжигает обонятельные рецепторы.
Хотелось найти место поспокойнее и медитировать, очистить разум от всех культурных наслоений и открыть себя синтезу природного и человеческого. Нельзя... это будет тяготить. Не хватало еще заболеть тоской в такой дали от дома.
Бросив последний жадный взгляд на Судо, Чон Кекоа Пёльхве, перехватив сумку поудобнее, пошел по тропинке к окраине города - тут запрещен автотранспорт. За городской чертой, где проложена старомодная бетонная дорога, Чон подзовет роботакси и отправится в пансион к его будущим товарищам по миссии.

0

4

Антонио подтянул к себе бифштекс. "Ну покрайней мере с двоими из команды я уже познакомился, если не считать техперсонал с которым мы летали на тесте. А вот интересно кто у нас будет капитаном?" С задумчивым видом он приступил к разделыванию мяса.  Вита быстро расправилась с кашей и поставила пустую тарелку на поднос, с которым прикатил робот. Девушка взглянула на Антонио.
- Так и думаешь служить и видеться с семьей в лучшем случае раз в месяц? – поинтересовалась Летта.
- У меня то выбора практически нет, - сказал он отрываясь от еды.
- Людей с таким багажем знаний и опытом на флоте очень мало, я ведь по сути вырос на корабле, и мои знания выходят за грань стандартной флотской школы.
- Но это не обязывает тебя оставаться военнослужащим. Можешь учить новобранцев, при этом у тебя будет и время и хорошая зарплата. Такие преподаватели тоже ценятся. – парировала Летта.
- Меня обязывает воспитание и Александрия за спиной. Если не я - то кто? - вопросительный взгяд снова отправился в сторону девушки.
- Военных предостаточно, - заверила Летта. – В армию призываются все и многие в ней остаются. Я считаю, что если есть семья, то ее нельзя вот так оставлять.
- Ты участвовала когда-то в космических сражениях? - Весич не увиливал от темы. он просто не знал как ей объяснить разницу между тем кто жил на планете, и попадает в условия когда любой шаг - смерть. И тем, кто вырос в таких условиях, не потеряв здравого рассудка.
- Нет. Мне оно и не надо. Я врач, а не боец, - напомнила Вита.
- Хорошо врач, что будет с человеком которому впервые приставили заряженный пистолет к виску?
- Стресс, паника, нервный срыв. Некоторые будут хладнокровны. Каждый человек поведет себя по своему, - начала Летта. – Каждый будет искать выход и найдет его, если курок не спустят сразу.
- А кто скорее найдет выход, тот кому впервые приставили пистолет, или тот кто всю жизнь под дулом провел?
- Опыт имеет большое значение, но это не единственный фактор, который стоит учитывать, - возразила Виолетта.
- Вот, вот. Но опыт самый главный показатель, - к тому же быть учителем мне тоже приходилось, - при этих словах он слегка улыбнулся. Нам часто присылали новичков на практику.
- Ну вот и тем более. - Летта сделала паузу, слегка задумавшись. – Хотя, может тебя душа зовет на корабль.
- Там мой дом, - Антонио забросил последний кусочек бифштекса и, хорошо пережевав, проглотил его, - "Ех вкуснотища". Подняв руку  вверх, он щелкнул пальцами, подзывая к себе робота.
- Ну, дело твое, - Летта мило улыбнулась. – А я вот только и мечтаю закончить «службу» и начать нормальную практику.
- Кому что милей, - вновь философски бросил Антонио. - Вот прорвем блокаду и тогда возможно уйду из флота, а пока буду делать то что умею, там где это нужно больше всего.
- Ну, это наверное и правильно. В этом и есть коммунизм.
- Наверное, - Антонио отдал грязную посуду подъехавшему роботу.
- Ты уже работала на космических кораблях, - спросил он.
- Нет, но какая разница? – осведомилась Летта.
- Вот когда откажет штучная гравитация - увидишь, - парень улыбнулся.
- Надеюсь подобного не случится, - скептически проговорила Виолетта. "Надейся, а вот когда зарядят ЭМИ-зарядом в район реактора и не такое случится", - вспомнились Весичу несколько боев прошлого, но мысли он так и не решился выпустить наружу.
Он было хотел что-то сказать, но передумал и просто ткнулся лбом в стол. Летта ухмыльнулась и облокотилась на спинку стула. «Интересно, чем там Алекс столько времени занимается?» - задумалась Вита.

0

5

Тем временем к пансионату подъехала "черепашка" роботакси.Местные корейцы питали малопонятную остальным александрийцам страсть к природным формам, и даже автомобили у них походили то на черепах на колесах, то на жуков. Столь необычная машина рядом с привычным для глаза землян или южан-александрийев поместьем была словно напоминание где оказались европейцы и какой склад умы у местных жителей.
Из раскрывшегося бока машины вышел азиат. Издалека было сложно разобрать его черты, кроме того, что он, как и большинство местных жителей, низковат по меркам южан, да что он одет не вызывающе - темно-коричневые брюки, темные туфли, темно-серая рубашка, да сумка переброшена через плечо.
Приложив руку в чувствительной панели, новый член экипажа открыл автоматические двери поместья и направился к входной двери, с интересом изучая курящего на крыльце европейца.
- Добрый день, - окликнул новоприбывшего Мюррей на южном - Или вам удобнее на северном?
Последнюю фразу он произнес уже на северном, с заметным акцентом.
Кекоа по-привычке слегка поклонился - восточные (или уже северные?) люди спокойно относятся к малым поклонам, не считая их чем-то унизительным, если знак уважения оказывают оба одновременно. Учитывая, что северный общий язык тональный, как и прародитель-мандарин и оказавший сильное влияние вьетнамский, акцент южанина затруднял восприятие, требовалось напрячься, чтобы из схоже звучащих (в устах южанина) односложных слов найти одно с верным значением.
- Мы можем и на южном, - ответил чосонец со слабым акцентом, лишь слегка шепелявя на слоге "си" или необычно выделяя звук "ч". Впрочем, южный общик язык позволял куда больше вольностей в произношении, благо и русские, и латино (особенно латино) всегда ленились четко произносить родную речь, чем и ныне пользуются иностранцы. Для кого-то правила "ослабления" безударных слогов или взрывных согласных между гласными есть настоящая мука, а кто-то, как Чон, просто давал себе немного полениться в речи и тем звучал почти как родной носитель языка.
- Кекоа Пёльхве Чон, - представился пришелец на южный манер. - "Че одиннадцать", космодесант Вентикса. Капитан корабля.
Вблизи стало возможным рассмотреть азиата. Для южан они обычно все на одно лицо, если не могут похвастаться усами или шрамами, но этот выделялся нехарактерной формой  носа и губ, если бы у него были австронезийские или (удаленные) африканские корни. Может, он вьетнамец или таец? Таких очень мало в Сэроун Чосон, но все же есть маленькие общины... или он из смешанного брака? В правом карием глазе Кекоа мелькнула голубая искорка и тут же исчезла.
- Все должны будут прибыть в течение часа. Так у нас останется еще час времени перед отбытием в старый Судо к кораблю. Будет время для налаживания контактов... и моей небольшой речи. Скажите... вы не видели тут... пса? Очень большой и белый пес, не очень любит людей и держится подальше от них?
Барбокс неуклюже поклонился в ответ. Жест для южанина непривычный, а кроме того он не был уверен требуется ли такой по поклон по этикету. Может быть, считается, что если не умеешь изящно кланяться, то лучше и не надо? Впрочем, особо над всеми этими мелкобуржуазными пережитками Алекс не заморачивался. Затушив окурок о импровизированную урну в виде какого-то пластикового ящика, изготовленного, видимо, в качестве какой-то тары, он поднялся по крыльцу, протягивая руку Чону.
- Алекс Барбокс, вроде бы политрук, обещали, позднее дать более полную информацию. А пса не видел. Видел только врача, да навигатора.
- Алекс? Приятно познакомиться, - пожав протянутую руку, ответил Кекоа на южную форму вежливости, своеобразно произнеся "р" в имени Барбокса как звук средний между "р" и "л". Азиаты, все не как у людей даже в языке. - Значит, пятый член экипажа где-то рядом, только не желает показаться вам на глаза. Ну да не будем его беспокоить, сам выйдет как захочет.
Капитан остановился в шаге от двери, повернув сначала голову, а потом развернув все тело к клонящейся к закату Пси Козерога. После чего пристально всмотрелся в лицо Барбокса, не избегая и смотреть в глаза - азиатская культура определяет этот жест как очень невежливый, вспомнил Алекс, но Чон не побоялся прямого взгляда.
- Вы землянин, коренной. Я прав?
- Как догадались? - вопросов подтвердил догадку Чона шотландец. - Таки акцент?
Догадка, что пятый член экипажа была малость ошеломительный, но покуда Барбокс решил ответить на вопросы северянина. Людям нравится, когда отвечают на их вопросы.
[1:04:22] Кумельган: Чон перевел взгляд от лица шотландца на ближайшие кусты, убив зародившееся между двумя напряжение. А может быть, он высматривал в кустах пятого члена экипажа.
- Просодия вашей речи. Ритмика пауз между словами и фразами, высота тона ударного слога... И кинесика, то есть движения вашего тела, некоторая напряженность и зажатость на подсознательном уровне. Одной кинесики мало, но у землян характерный темп речи, и я рискнул сделать вывод из двух данных посылок.
Пёльхве осторожно снял сумку, поставив ее на деревянный пол, как если бы держал в ней нечто очень чуткое к ударам. Одновременно потерял напускной интерес с кустам, вновь повернувшись к комиссару.
- Полное название мой должности - капитан-психиатр. Следить за психологическим состоянием товарищей - обязанность руководителя. Особенно назначаемого, а не выборного - мне еще предстоит доказать, что назначение меня капитаном оправдано. А раз в мои обязанности входить следить за состоянием людей, я должен знать его даже когда истинное положение вещей пытаются скрыть. Для того у меня есть рабочие навыки и... определенное оборудование. Вы, основная масса землян, живете в перенаселенных мегаполисах с ожидаемо - для эколога вроде меня - высоким уровнем насилия, усугубленным эксплуатацией и следующего из нее потока негативных эмоций. Вы всегда на страже, всегда ждете удара, подсознательно ваше тело заучило, что мир полон опасностей, далеко не всем из которых можно противостоять. Это по поводу скованности движений - как вы, наверно, знаете, реакцией на страх у многих является оцепенение... на грани готовности к решительному отпору. Темп вашей речи вызван повсеместно насажденным восприятием времени как ценного ресурса, постоянно исчезающего, и вас заставляют беречь каждую его секунду... чем "выше" землянин в иерархии общества его планеты, тем более он беспокоен и поспешен, но даже у угнетенных масс проявляются замашки угнетателей, благо они идут потоком с экранов и радиоприемников.
- Вам бы у нас работать, - хохотнул Мюррей. - Однако с Земли я свалил довольно давно. Как там насчет "бытие определяет сознание"? Психика должна была деформироваться под новые реалии, нет? И давайте пройдем внутрь, чего в дверях стоять. Покажу, где можно расположиться.
- Благодарю. Пройдем. - Чон подхватил сумку и проследовал за комиссаром. - Опыт детства очень важен. Основы личности закладываются к концу переходного возраста, после чего довольно неохотно меняются. И даже опыт раннего детства важен, пускай и не решающий. Даже если вырвать ребенка, скажем, двенадцати лет из бедной и опасной среды Земли в Александрию, "осадок останется". Давно доказано, что частое беспокойство матери оказывает влияние на характер вынашиваемого ею ребенка, делает его более... дерганным, выражаясь народными терминами. А поскольку десять миллиардов за раз не выправить... в общем, у этого маглева еще полно инерциальной скорости, пускай он и сошел с рельса. Что не значит, что мы не должны его тормозить уже сейчас.
"Ага, или ты просто ознакомился с личными делами экипажа", - подумал Алекс.
- А еще у нас будет в экипаже собака, говорите? - продолжал он беседу, пока вел капитана к номерам.
- Да, Паэ. Паэ Три, если точнее - третий в роду. Гибрид дикой александрийской собаки и хаски, генетически модифицированный организм. Повышенный интеллект, улучшенное чувство обоняния. Я должен был принести ему дитранс новой модели - возможно, он скрывается от людей потому, что остался без старого. Для пса его уровня все равно что киберсолдату остаться без боевой простетики... очень непривычно.
- Ну ни хера себе, новые технологии, - подивился Мюррей. - А чем он заниматься-то будет? Я имею в виду, должность-то у него какая?
Чон задумался, что бы могло значить слово "хера" - изучая южный общий, он не уделял много внимания таблицам ругательств, так как в северном зачастую просто не было однословного эквивалента - но тут же опомнился, ведь ошеломленный Барбокс ждал ответа:
- Химический датчик. Служебная собака. Представьте себе, техника еще не везде превосходит матушку-природу, особенно подправленную гениальными биоинженерами. Он будет досматривать... донюхивать поступающие на борт грузы. Людей тоже - он способен распознать микрооружие, хотя до нано наши умельцы еще не дошли. Может, Паэ Четыре или Паэ Шесть сможет, когда-нибудь...
- Я надеюсь, у нас не экспериментальный образец? - Алекс был настроен, почему-то, пессимистически.
Тем временем они оказались в том же коридоре, где недавно были с навигатором.
- Три номера заняты, остальные свободны, выбирайте. Планировка везде разная. Я здесь еще со вчера, успел изучить.
Чон зашел в ближайший. Не особо глядя на обстановку, он положил сумку на постель и тут же вышел.
- Пойду-ка ознакомлюсь с остальным присутствующим экипажем.

0

6

В комнату зашли двое. Знакомый Виты и еще один человек. «Азиат. Хм, интересно» - решила Летта. Вот с кем можно хорошо пообщаться на северном языке. Зная культуру северных народов, Летта поднялась на ноги и слегка поклонилась новому человеку в уже слегка сформировавшемся коллективе.
- Bonjour. Violette Riviere, - представилась она, а затем продолжила не общем северном.
Просто Вита, - девушка улыбнулась. Неизвестно почему, но ее заинтересовал этот человек. С виду он был ее ровесник, а это удивляло. Виолетта сама недоумевала, почему она среди, так называемой, элиты. «Наверное он тоже профессионал в своей области» - решила Летта.
Антонио понял что Александр возвращается назад к ним лишь по скрипу дверей и реакции Виты. Но в реакции девушки было еще что-то, - «Удивилась?! Чему?». Весич сидел спиной к дверям и потому он повернул голову чтобы краем глаза увидеть, на что так отреагировала девушка. И то что он увидел. Сильно его ошарашило, - «Откуда он тут? Вновь хочет повторить свою попытку? Блин, если он будет в экипаже корабля, - а в этом парень не сомневался, - у меня будут очень большие проблемы». Голову  сразу же заполнил поток мыслей, из-за чего он практически упустил из виду момент когда Чон подошел к их столику. «Как только увижу капитана сразу с ним переговорю, насчет этого», - подвел черту в своих раздумьях навигатор. Вырываясь из мысленного ступора, он видел и как Вита уже начала разговор. «Он не смотрит на меня. Забыл? Или делает вид? Ладно я сделаю вид что не помню», - привстав с места, Антонио протянул руку, чтобы поздороваться:
Антонио Весич, навигатор.
Знакомьтесь, товарищи, это наш кэп, Кекоа Пехльве Чон. Кекоа, я правильно ваше имя назвал, ничего не напутал? Ну ребята вам уже, я смотрю, представились, - Александр шел следом за капитаном. - Поели? Кэп, вы перекусить не желаете? Еда здесь годная, определенную пикантность придет эффект неожиданности. А я чашке мате выпью. Молодые люди, вы пить не хотите? Чай, кофе, потанцуем? Сделать чего-нибудь, раз я все равно на кухню иду, пока робота ждать - быстрее сам сделаю
- Пёльхве, - поправил Алекса капитан. Ожидаемо, что южане сломают язык о его имя; надо будет приучить их называть капитана по должности и фамилии - коротко, удобно, и отвечает всем нормам обращения к старшим по положению Сэроун Чосон.
Вторая ошибка, теперь от Виолетты.
Интернационал - это хорошо, но как же тяжело... В отличие от ряда друзей-демановцев, Чон никогда не был специалистом по межкультурным коммуникациям, и наверняка бы совершил кучу глупостей и обозлился на европейцев, не будь эрудитом. Чон не считал себя знатоком европейского этикета, но об основах был хотя бы наслышан.
Сперва Кекоа ответил на поклон, после чего сказал:
- Стоит в общении принять нормы большинства, - так кореец разом списал будущим подопечным все ошибки сейчас и в будущем. - Так оно удобней и привычней для экипажа, - после чего пожал протянутую Весичем руку.
Необуддистская этика запрещает лгать, но умолчание ложью не является, так что играть перед остальными незнакомого с Антонио не составило труда.
- Думаю, робот не привезет ничего интересного для меня. Руководство северного отдела Консорциума известно страстью к нетипичной для нашей культуры блюдам... Алекс, если вы отправляетесь на кухню, захватите чая, если он там будет.
После чего Кекоа сел за стол к остальным.
- Я заметил удивление на вашем лице, Вита. Поясните причину этого?
Летта тоже вернулась на место и с улыбкой посмотрела в глаза Чону.
- Немного не ожидала увидеть здесь своего ровесника, - сказала она. Она особо и не удивлялась, просто заинтересовалась, но, видимо, остальные расценили это по другому.
- Могу сразу узнать, на какую вы должность? – осведомилась девушка.
- Гхм... Меня уже представили как капитана... Возможно, вы были бы правы подозревать розыгрыш при представлении молодого человека капитаном, да еще столь важного корабля. Если вам это что-то скажет, то я прошел программу Ч-11. Если нет... Я уже три раза прорывал блокаду как старший командир группы десанта.
Вита нахмурилась и стала вспоминать, что это за такой Ч-11. Через несколько секунд она нашла в мозгу полочку с нужной информацией и задумалась еще серьезнее. «Чует мое сердце будет интереснее, чем я предполагала.» - рассуждала Летта.
- А разве командир десанта и капитан корабля не разные должности? – поинтересовалась она, глядя прямо в глаза Чона с каким-то интересом, не зря он ее изначально заинтересовал.
- Разные. Программа Чонсаый-11 ставит целью создание универсального солдата, способного сражаться в любых условиях и осуществлять адекватное ситуации командование на уровне полевого командира. В программе, в том числе, есть тактика космического боя малыми кораблями, их пилотирование и обслуживание. Я не только руководил группой десанта, но и отдавал команды пилотам кораблей.
С каждым предложением Чона интерес Виолетты к своему капитану все возрастал. «Суперсолдаты? А генетически их модифицируют?» - задумалась девушка, вглядываясь в глаза капитана, пытаясь рассмотреть его изнутри, понять суть и, возможно, увидеть что-то, чего обычно люди не замечают. «Так. Он сражался, отдавал приказы на поле боя и при этом руководил космическим боем? Обычный мозг на это не способен, значит либо генетическая модификация, либо имплантат. Черт, как интересно посмотреть то!» - думала Летта, слегка отстранившись от происходящего.
- Могу узнать, как ваш мозг может анализировать такое количество информации разом? Вести бой, командовать отрядом и отдавать приказы кораблям.
«Я попал», - подумал парень когда узнал что перед ним стоит его капитан. Стараясь чтобы этого никто не заметил Антонио немного приутих. Делая вид что ему интересна беседа и пока что ему нечего вставить, но в голове уже крутился рой мыслей: «На сей раз мне пиздец. Хотя нет, я навигатор. Сейчас заменить меня некем знач меня возьмут на задание. И физически он мне ничего не сделает иначе рискует остаться без РБЛ». Душа парня рвалась на части, не зная что выбрать, что предпринять. Но даже при этом он старался все это маскировать и не выпускать наружу.
Алекс вернулся с чашкой мате для себя и чайка для Чона. Так как какие там чаи пьют северяне Мюррей слишком хорошо не знал, а потому налил ему черного чая покрепче и без сахара.
- Кекоа, я вам на свой вкус сделал, - передал Барбокс чашечку капитану.
- Так о чем речь? - продолжал Мюррей, пододвигая себе стул.
- Предвосхищая ваши ожидания - да, мой мозг сращен с биокомпьютером Командной системы. Отслеживая в реальном времени данные с нескольких кораблей или наземных отрядов и реагируя на них со скоростью мысли, я качественно превосхожу большинство командиров потенциального и реального противника. Но глуп и самонадеян тот, кто возлагает всю надежду на устройства. Устройства порабощают человека, выхолащивают его суть и возможности, пускай и нереализованные. Кому-то это может показаться блажью, восточной глупостью, псевдорелигиозным реликтом. Но бывавшие на вылетах знают, как на импланты действует хорошая волна электромагнитного излучения или простейший, но сильный удар по голове. Я на себе знаю насколько эффективны могут быть взорванные рядом с тобой ЭМИ-снаряды... и я сделал выводы. Излишне самонадеян тот, кто приписывает мои возможности и умения только биомашине.
Рассказываете Виолетте о высоких военный технологиях? - спросил Алекс, принюхиваясь к мате.  - Может, расскажете лучше нам что вам известно о нашем, так сказать, вояже? А то нам мало что успели сообщить. Летта, к примеру, даже отдаленного представления не имела о том, куда вляпалась. Я знал лишь о общих целях. Вот, Антонио, хорошо, о корабле немного рассказал. Вам что известно, кэп?
«Компьютер вшитый в мозг… Черт, хотела бы я это увидеть. Нейрохирурги были профессионалами, безусловно. А конкретно куда его вшили? Надо сделать рентген.» - решила Летта и кивнула сама себе.
- Это хорошо, что вы мало знаете. Хороший показатель эффективности грифов секретности. Корабли контрабандистов бесценны, потому противник понятия иметь не должен о том, куда именно он направится. А поскольку наш противник спокойно продает и покупает звездные системы, то люди... все мы взрослые и понимаем, что Александрия - не рассадник красных ангелов. Соглядатай врага может быть, потенциально, даже на самом верху. И он не должен иметь понятия о том, куда направится корабль. Только комиссар обороны Союза и его непосредственные подчиненные могут разрабатывать задания и полетные планы контрабандистов, и они же передают программу лично. Вы ведь в курсе, что за нашим отлетом будет наблюдать сам Радослав Марулич, и он же передаст нам наши задания?
- Кто, простите? - переспросила Летта.
Чон не чувствовал характерного для офицерского сословия буржуазного общества презрения к гражданским, потому вместо "ну ты совсем зеленая, и что баба забыла в армии?" нормально ответил:
Всепланетный комиссар по военным делам.
- По мне  тут либо кое-какие перегибы с секретностью, либо недогибы с раздолбайством, - продолжал Алекс. -  Человек должен иметь примерное представление, куда направляется, тем более добровольцем.
Он отхлебнул горячий напиток. Обычай пить мате был завезен на Александрию выходцами с Латинской Америки, и был распространен в Южном полушарии. Там пристрастился к нему и Барбокс, падкий, вообще, на чувственные удовольствия.
- Ну, ради обещанных условий тут можно на все согласиться, - Вита высказала Вслух свои мысли и улыбнулась, все еще планируя исследования. "МРТ нельзя, ему голову разорвет... Блин"
- Вот-вот, - подхватил Алекс. - Тем более, если человек движим  материальными стимулами да желанием сменить обстановку. А если по ходу дела такой человек решит, что за такие бабки он на такое не подписывался? Чего тогда делать-то? И человеку, и нам всем?
"Хотя с Леттой может быть и частный случай", - подумал про себя Мюррей, но оборвал мысль на взлете, не стал развивать и так и осталась она недосказанной.
- Все знают... должны знать, что прорыв блокады - не праздный вылет. Некоторых и перехватывают в первой системе. Добывать, рискуя жизнью, необходимые Александрии технологии и ресурсы, угонять корабли, доставлять помощь революционерам на других планетах - это должно быть наградой само по себе. От нашего труда зависят судьбы миллионов, и это не преувеличение. Если кто-то решил "сменить обстановку" таким образом... что ж, под моим командованием он исправится. Либо сломается, но психологическая проверка должна была уже отсеять подобных кадров, баков гибернации  на всех трусоватых не хватит.
Антонио услыхав ро то что в голове у капитан импланты. Как-то немного отошел, - «Если он на имплантах, то у нас шансы равны», - подумал он оценивая сложившуюся ситуацию. «Возьмем прибор проверки частот, подберем резонансную частоту и если то — будут контр меры», - в принципе Антонио не был злопамятным, но повторения истории в новом варианте он не хотел. И закончив  на этом моменте свои терзания. Он решил все таки вклинится в разговор:
- Нас точно не перехватят, - с улыбкой сказал он, - вы еще нашу птичку не видели. Такую можно только эскадрой ловить. И то, если знать где.
- В последнем случае ловить не надо. От света не побегаешь. На территории врага заправочные станции нам заказаны, а значит мы обязаны пополнять запасы топлива для термоядерной реакции и воду на планетах на окраинах системы. Если знать где мы будем пролетать, то за те дни, что мы будем в полете, противник выведет боевые спутники и поставит наблюдательно-оборонительную сеть. Маскировка в космосе - такая шаткая вещь, что чем прятаться, лучше вообще не контактировать с врагом. Так что будьте осторожны, Антонио, не переоцените корабль. Вы когда-нибудь участвовали в налетах на территорию врага?
- C восьми лет, -  ответил Весич.
- Интересно... И что вы можете сказать о тактике вашего прошлого капитана?
- Набор скорости, потом глушим, двигатели и реактор и дрейфом проходим линию сенсоров дальнего обнаружения. Потом включаем реактор, движки на максимум и драпаем к торговым путям, а там уже в зависимости от задания.
- Движки на максимум? Во вражеской системе? Сколько раз вам жгли лазером двигатель?
- Раз восемь,  но у нас было чем ответить тогда. А в остальных случаях мы не привязывали курс к системам и проскакивали в межзвездном пространстве. «А он или не помнит, или делает вид», - промелькнуло в голове парня.
- А два раза мы специально заскочили в их систему и обстреляли сенсоры планетарного базирования. Впрочем у нашего фрегата было два козыря, турель с тяжелыми лучевыми орудиями, и шесть независимых движков повышенной тяги от грузовозов.
Кекоа засмеялся и зааплодировал, удаль экипажа прошлого корабля настолько его поразила, что он даже ненадолго забыл о случившейся некогда стычке "че" и хакера:
- Безумству храбрых поем мы славу! Поразительно, ваш капитан знал свое дело. Для фрегата. С корветом такой фокус не пройдет, потому скорей всего меня и выбрали на это место, а не вашего бывшего командира. Я знаю, как работать скрытно - пройти незамеченным, выполнить боевую задачу и уйти прежде чем враг отреагирует. Контрабандист не налетчик все же.
- Как знать, корвет ведь меньше, а значит площадь отражения сигнала радара меньше. Да и Небесный корсар не имел камуфляжа. Наш капитан исходил из того что у нас было, - парировал Антонио. Действия корсара действительно напоминали действия пиратов, чем серьезно раздражали корпоратов. И возможно то что те недавно вновь навели шороху на линии фронта поможет им проскочить незамеченными.
- Но все таки я осмелился заказать нам несколько ядерных батарей на всякий случай. Долго на них летать не получится, но запитать некоторые системы от них можно будет.
- Инфракрасное излучение выхлопа, товарищ Весич. Такое замечают за десятки тысяч километров, и оно есть у каждого реактивного двигателя. В отличие от фрегата, мы не можем дать бой, если нас обнаружат - не тот обвес, и не сможем понести сколь-нибудь серьезный урон. Тем более такой корабль не поручат капитану, привыкшего к подпаленной заднице после каждого вылета. Надеюсь, вы хороши в математике - пользоваться будем преимущественно гравитационными маневрами для набора скорости к и от внутренних планет системы, разгон своим топливом минимально возможный.
- Мы уже с ИИ опробовали несколько маневров разгона в гравитационных колодцах планет и звезды, и даже есть заготовки для ускоренных расчетов таких вещей. Плюс есть данные для торможения в верхних слоях газовых гигантов. В общем  за тестовый вылет мы хорошо продвинулись в этом вопросе. Перед вылетом обещали скинуть сводки по состоянию поясов Койпера для планет на нашем пути.
Тут Пёльхве вспомнил, что у него чай стынет. Слишком увлекся дискуссией.
- Вижу, команду подобрали что надо. Не может не радовать, - пространно ответил Чон, после чего уделил все внимание александрийскому чаю. Тяжело лицедействовать, проще сделать вид, что навигатора нет.
Летта предпочла не встревать в беседу, а просто слушать, сидя тихо и спокойно, поглядывая на собеседников. Правда она так и не поняла, кто победил в этой словесной дуэли, но капитан одобрил.
- Ладно, сбегаю на кухню сделаю чайок, - бросил парень и быстро направился на кухню.
- Всей команды пока никто не видел, - сварливо заметил Алекс. - Чего-то вы, друзья, все как-то благодушно настроены, я смотрю. Непонятно, откуда такая уверенность в благополучном исходе. Вот заластают в первом же порту...
Он оборвал себя на половине фразы и с раздраженным видом вернулся  к своему матте, короткими глотками, не отрываясь, пил напиток, глядя в чашку.
- На нашем корабле пораженческого настроения не будет. Не то место и время, чтобы жалеть себя и ждать провала заблаговременно. Предупреждаю, что на корабле буду рассматривать распространителей подобных россказней как вредителей. Союз простоял двадцать один год, протянет и еще один.
- Поддерживаю, - бросила Летта, глянув на Алекса.
- Браво, - саркастично прокомментировал слова Кекоа Мюррей. - Споем "Марсельезу" хором? Поклянемся в верности на томике Маркса? Только сомневаюсь, что шапкозакидательские речи сильно успеху помогут. Есть у меня подозрение, что ни хрена они не помогут.
- Вы слышали о второй мировой войне? Русские выстояли за счет своего духа, - напомнила Летта. - И кто сказал, что на войне нет места песне?
- Я всегда могу выбросить смутьяна в космос. Или положить в холодильник до возвращения домой. Время военное, а место работы и подавно.
- Русские выстояли за счет преимуществ плановой экономики и большого количества ресурсов, - возразил Мюррей, - а блестящая храбрость поляков им никак не помогла против немецких танков и авиации. Однако, до войны поляки много рассуждали о легендарной смелости поляков в бою. Воевали поляки смело, но почему-то оказалось, что танки на гусеницы и смельчаков и трусов наворачивали одинаково. А вы, Кекоа, извините, вообще глупость сказали. Выкинем в космов навигатора, и корабль поведет Летта. Выкинем Летту и оперировать буду я. Выкинем вас, и командование кораблем возьмет на себя медсестра, да? Прекрасно придумано. Может быть, все-таки постараться как-нибудь обойтись без излишних потерь?
- Пока что упадническим духом поражен только комиссар. Что странно, учитывая возлагаемую на вас, в том числе, воспитательную и политико-просветительскую роль. Вам ли не знать, что вредительство на местах способно подорвать любую систему с человеческим элементом. А если волнения возникнут в среде экипажа... не возникнут. Я прошел три прорыва на территорию врага, и знаю как мотивировать подчиненных. Я все же капитан-психиатр, а не просто спецназовец.
- У немцев было многократное преймущество в технике, в числе бойцов, но они проиграли. Почему? Такое хорошее руководство? Это имело место, но это далеко не все. Как русские на гранаты ложились, что бы спасти других? Прыгали на амбразуры пулеметов, что бы дать возможность своим наступать. Да в конце концов с гранатой шли один на один против танка. Вспомните великие битвы под Сталинградом, под Москвой. Боевой дух это все, - Летта смотрела прямо в глаза Алексу с вызовом. Ее задело его мнение и она уже горела желанием обсудить это все, но уже позже, а сейчас эту беседу стоило заканчивать.
Пёльхве молча уткнулся в кружку с чаем. Хотя в программу Ч-11 и входит военная история,  кореец не считал нужным спорить с женщиной. Они же как дети малые, считал он, - этот стереотип на Севере смог пережить Культурную революцию. Женщину проще заставить молчать, чем поменять свое мнение, или же стоит отнестись к ее мнению со снисхождением.
- Летта, - примирительно заметил Алекс, - про боевой дух бойца, сражающегося за Социалистическое Отечество вам, я думаю, и наш капитан много чего порассказать сможет на досуге, и навигатор. Я мог бы дополнить вашу пламенную сентенцию парочкой замечаний, но не хотелось бы сейчас уходить от основной темы.
Он опустошил свою чашку одним большим глотком, слегка обжег горло, крякнул и продолжил, обращаясь уже к Кекоа.
- Вредительство, товарищи, может принимать форму чрезмерной самоуспокоенности, хочу вам напомнить. И также сообщаю, что по статистике соответствующих органов разных государств Александрии причиной провала различных оперативных мероприятий излишняя самоуверенность становится в разы чаще недостаточной классовой сознательности. Причем промахи, зачастую, совершаются самые нелепые, невозможные для людей той квалификации, что их совершали. А причиной этих промахов был чрезмерная самоуверенность, выливавшаяся в недооценку врага, переоценку собственных сил или, что чаще всего, просто выпадение из внимания каких-либо неблагоприятных обстоятельств. Если есть желание, то могу рассказать одну историю наглядно демонстрирующую вред излишнего революционного энтузиазма.
Чон отложил пустую чашку и спросил:
- Почему бы и нет, действительно. Пока навигатор набивает брюхо, я с удовольствием причащусь вашей мудрости.
Речевые штампы северян, пополам с какой-никакой выучкой психолога, не позволяли южанам понять - иронизирует ли сэроун-чосонец или и взаправду ненадолго стал учеником Барбокса.
Антонио на кухне полностью погрузился в раздумья, и стал больше напоминать робота. Заученными на память движениями он делал себе зеленый чай. Этот маленький обряд он выучил еще в детстве. Мягкий запах мяты и терпкий аромат местного сорта чая давали непревзойденный вкус, вот только передержать его было опасно, ибо прекрасный напиток мог быстро стать бурдой из полыньи. «А Чон сильно поменялся с последней нашей встречи. Толи он забыл... Хотя нет, - оборвал он себя на половине мысли, - Он не из тех кто забудет, скорее всего ему после того случая вправили мозги. Если так то все будет ОК. Но если он ...». Довести мысль до конца ему не дал одиночный писк наручных часов: «Пора доставать заварку», - выхватив из чашки пакетик  с чаем он запустил им в ближайшее ведро. «Десятка», - прокомментировал в уме  свое попадание. «Ну что же вернемся», - и он держа в руке литровую кружку с чаем двинулся назад к столу, за которым уже вовсю кипела дискуссия.
- Никакой мудрости тут нет, - отрезал Мюррей, - таких же случаев любой мог бы вспомнить десятки. Просто вы не под тем углом смотрите. Я поэтому на примере хочу пояснить, чтобы наглядно показать, о чем я толкую.
К ним присоединился Антонио.
- Ты так, можно сказать, монументально чай пьешь, - указал Алекс на внушительных размеров кружку навигатора. - На мелочь не размениваешься.
И, прокомментировав привычки Весича, продолжал:
- Значит, дело было в славном городе Глазго. Планировали мы то, что в революционной литературе называется "операцией самофинансирования"... Ну я в подробности вдаваться не буду, если вкратце, было у одной тети куча рыжья дома, и решила она положить его в банк на хранение. У нее дома одна коммунистка прислуживала, через нее мы узнали, что да как. Точнее, она нам сама  наводку кинула... Цацки везут на флаере, от посадочной стояник до банка метров 40, драйвер с кейсом да охранник. Вот на этих сорока метров мы их перехватываем, обоим по маслине, кейс хватаем - и уходим. Значит, подрядилось трое парней. Один, ирландец такой рыжий, валит охраниика, потом водилу, второй кейс хватает, третий с мини-автоматом под пальтишком прикрывает, если что. Как уходить все разработали. В общем, скачок, что называется, как два пальца об асфальт... Но из всех троих опытным революционером был только тот, кто кейс хватал. Двоих других коллектив пытался отговорить от участия. Но ирландец настаивал категорически, потому что это его девочка была, которая нам маякнула, и он считал, что если она от него к нам пришла, то он должен, в случае, если там  грязь какая намутится, ответственность нести первым... Ну то есть если через него подстава пришла, чтобы он и попал первым. Ну мотив сочли уважительным, рвение одобрили. Второй же, тот что с автоматом, тоже рвался в бой, землю копытом рыл... Обосновывал тем, что сестра у него недавно  передоз не прочувствовала, отомстить, значит, хочет. Он до этого-то особо в революцинерах не ходил. Жил в сквоте с нами, но по хозяйству больше. Нас он этакими дон-кихотами считал. А вот как сестричка кони шваркнула, он, типа, проникся... В общем, состав одобрили. Дело плевое, парни-кремни, все на мази в общем... В итоге оказалось, что ирландец тот в людей никогда в упор не стрелял. С большого расстояния стрелял, а вот глядя в глаза - нет. А который с автоматом, Роберт его звали, так он к нам из банд уголовных пришел... Ну а там не лучшая, скажем так, среда для формирования личности юных отроков... В итоге ирландец впал в ступор, волыну наставил на охранника - и застыл. А Бобби... Ну вот ты видишь, что с самого начала масть не легла, сворачивай игру, значит. Можно было еще тихо-мирно, под прицелом держишь - и за угол... А он орать начал, как псих, да стрелять.. Ну не важно, как там дальше что было. А суть в том, что все завалилось из-за того, что у двух идиотов было много рвения, но мало трезвой оценки происходящего. По сути, это тоже форма несознательности, если вникнуть. Когда человек уклоняется об выполнения классового долга - это плохо, но это одна сторона. А когда в излишнем рвении берет груз не по плечу - это другая сторона. А результат один. И, получается, что за эгоистическое, в сущности, желание испытать чувство "Истории", стремление почувствовать себя "субьектом Истории, субьектом классовой борьбы"... Стремление хорошее само по себе и правильное, нужное, но иногда нужно себя одергивать и смотреть на это дело немного отстраненно, чтобы со стороны себя видеть. И задуматься - а получиться ли, а не подведу ли я?
После долгой речи у Барбокса пересохло в горле, но, увы, матте закончился, и он прошел к автомату за баночкой газировки.

0

7

Гера стоял на обочине и оглядывал новый пейзаж. Местечко оказалось вполне приятным - речка, лесок, клумбы, несколько мелких домиков. Этакий деревенский уголок. Втянув воздух полной грудью Георгий заулыбался. Спортивная сумка за плечами ничуть не мешала гороподобному Пухову - он ее даже не особо чувствовал. Уверенным шагом он двинулся в сторону поместья.
Оказавшись на территории, он оценивающе взглянул на здание перед ним. Лезть сейчас, когда на улице так приятно, во внутрь желания особого не было, хотя все говорило о том, что если кто тут и есть, то он там, внутри. Сбавив ход, он просто наслаждался моментом и окружающей природой. "В принципе, провести здесь день рождения очень даже заманчивая перспектива. Особенно если удастся закинуть удочку в речуху". Занятый такими мыслями он очень быстро добрался до порога дома.
Помедлив пару секунд, растягивая момент, он уверенно толкнул дверь и вошел. Оказавшись в коридоре, он пару раз моргнул, но потом пошел на звук речи, догадываясь, что это врятли радио или телевизор.
- Так, кто у нас в теремочке живет? - басовито прогудел он и толкнул очередную дверь.
В комнате было пятеро. Трое мужчин и две женщины. Национальности Гера даже не пытался угадать - все равно не получилось бы. Не те навыки. Но вот по степени опасности он их сразу расставил.
Первый, явный азиат, тут и дурак бы угадал, был среди них самым опасным. Чутьё десантника четко сказало ему "лучше с ним не ссориться". Об остальных он пока ничего конкретного сказать не мог.
- Ну здрасте, товарищи, - на южном общем пробасил  он. - Я так понимаю, я попал именно туда, куда меня пригласили.
Скинув сумку где-то в районе двери, он упер руки в бока, став, казалось, еще шире при этом.
- Ну, будем знакомы, Георгий Пухов, - с улыбкой сказал он, протягивая руку ближайшему к нему Алексу, вернувшемуся, явно, от автомата.

0

8

- Ну здорово, Георгий Пухов, - пожал протянутую руку Алекс, сжимая в руке стакан с газированной водой. - Барбокс. Рассказывай, кто такой, откуда? Чего с чемоданом-то в столовую пришел? Закинь вещи наверх.
- Наверх? - слегка смутился Георгий. - Ну, я тут вроде как не местный, решил вот поздороваться сперва, а потом уже с заселением разбираться.
Оглядев собеседника, Георгий прогнал в памяти его вопрос.
- Я то буду из южан, подполковник, командир Отряда Космического Десанта Специального Назначения... Эээ, не будешь так добр показать мне мое жилье?
- Я тоже из южан, из Новоминска, слыхал про такой? Пошли, конечно, покажу. Ребята пусть поедят пока.
Алекс допил, поставил стакан на место, и повел Пухова к номерам.
- Потомок русских заселенцев, да?
- Да, матушка меня не доносила чуть-чуть - на корабле я народился, - Гера вышел обратно в коридор, пропуская Алекса вперед. - Земляк, значит, рад знакомству. Что-то тут мрачноватая компания какая-то собралась, серьезные все такие.
- Да не сказал бы, что мрачноватая, - пожал плечами Мюррей, - девчонка, врач, французских кровей, и вовсе будто на пикник собралась. Кэп серьезен, как на похоронах, ну так азиату положено, наверное. Они по жизни невозмутивые, как столб. Ну и потом, он, наверное, не совсем уверено себя чувствует, его же сверху назначили, не выбирал никто. Надо помочь парню освоиться, дать понять как-то, что коллектив ему доверяет.
- Вот оно как... - протянул Георгий. - Ну, а тебя то сюда кем назначили? Я, если честно, вообще не в курсе, что происходит и зачем меня в мой день рождения выдернули сюда... Хотя, надо признать, место прекрасное.
- Совсем не в курсе дела? - уточнил Алекс.
- Ну, мне сообщили только, что я был отобран в команду для проведения некой операции, - Георгий почесал бороду, - Подробное объяснение обещали дать здесь. А я то что, я солдат - куда пошлют, туда пойду.
- Что значит, "куда пошлют"? А если тебя пошлюк контрреволюционный переворот устраивать? - подколол Барбокс, и после паузы задумчиво добавил. - Все-таки на мой вкус перебарщивают они с этой секретностью...
Они поднялись на второй этаж, и Алекс указал на ряды дверей в стенах коридора.
- Выбирай любую, распаковывайся. Я тебе пока полный ликбез проведу.
- Любая значит? Ладно, пусть будет эта, - Георгий толкнул первую попавшуюся дверь и вошел в комнатку. Кровать, тумба, шкаф... что еще нужно? Кинув сумку на кравать, он открыл ее и начал доставать из нее вещи первой необходимости.
- Значит, сообщаю тебе, Георгий Пухов, что наша любимая социалистическая Родина окружена кольцом блокады империалистических государств и транспланетных корпораций. Мир капитала перекрыл Александрии доступ к сокровищнице знаний, накопленных человечеством. Богатства эти по праву должны принадлежать всем людям, но принадлежат небольшой кучке суперкапиталистов. И с нами они делиться ими не хотят даже за большие деньги, сугубо по причине классовой ненависти. Но мы тоже не лыком шиты, собрали команду парней и девчонок, оторви-да-брось, которые будут мотаться на космическом корабле по корпоративному космосу, инкогнито, естественно, занимаясь промышленным шпионажем, не отказываясь, попутно, состроить буржуям всякие мелкие пакости при  удобном случае. Ясно излагаю?
- Ну, мог начинать не с самого начала, я ведь тоже не здрасте-дерево, - хмыкнул Георгий. - То есть, мы и есть эта команда парней-девушек?
- Угадал, - восхитился Алекс. - Слушай, мысли читаешь? Значит, Пельхве Чон, Чон это фамилия, наш доблестный предводитель, Антонио Весич - самый важный человек из всех нас, ибо он будет навигатором, милая девушка Вита Ривьер - будет спасать наши жизни и здоровье как врач, ну про себя ты и сам знаешь. Ну а я тут полы мою.
- А ты юморист, - хохотнул здоровяк. - Ну, веселый полотер в таком деле - самое главное.
- Стараюсь, - кивнул Мюррей. - Ты куришь?
- Нет, предпочитаю заправляться горючими жидкостями. Пойдем, постою за компанию, проветрюсь.
- Пошли ко мне, - предложил Барбокс. - Внизу я боюсь на лекцию о здоровом образе жизни нарваться, наша Вита одержима манией лечить всех и каждого, только здоровым можно помирать.
- Без проблем, - согласился Георгий, засовывая в шкаф последние шмотки. - Я вот только чего не пойму, это почему меня выбрали в эту команду? У меня вообще подразделение, специалисты, натасканые ребята. А меня в командировку.
- Товарищ, вопрос не ко мне, - развел руками Алекс.
Они перешли в его комнату, где Барбокс, открыв окно, закурил. Комнату наполнил сладковатый запах легких наркотиков.
- Очевидно, решили, что ты крут.
- Крут... Да я бы их всех перепил бы, еще и трезвым бы остался, - Георгий вздохнул, вглядываясь в уличный пейзаж. - Это что же, я тут единственный обученый военный? Как- то опрометчиво, по моему, брать в такую секретную команду столько гражданских.
- Кэп у нас из твоих коллег, - заметил Алекс. - Весич с военного флота. Знаешь, я бы вообще не стал брать военных. Я не про штурмана, ясное дело.  Непонятно, зачем вы там нужны будете. Другая же специфика. Видимо, аналитики толком сами не решили, чего ждать. Раньше вроде бы таких операций мы не проводили. Вот и понапихали всех, кого только можно. Ну меня-то, наверное, заприметили за богатый опыт городской герильи. А ты чем занимался-то в войсках? Войну успел зацепить?
- А как же. Слышал может быть об операции на Целестисе? Мой отряд поработал... Вообще, теперь то понятно, почему нас так набрали. Что бы мы могли действовать в разных ситуациях в виду специфики наших умений.
- Об операции на Целестисе кто только не слышал, - сказал Алекс. - У тебя военная специализация какая?
- Вообще я на взводника учился. Теперь вот специализируюсь на тактических действиях батальонов, рот, взводов, отделений, отрядов и тактических пар.
Брови шотландца взлетели вверх.
Я как-то больше ожидал снайпера или подрывника увидеть, - сказал он. - Значит, еще твои коллеги будут. Иначе, зачем командир без подчиненных. Хотя, в принципе, ты же и с гранатометом, и с автоматом, наверное, управишься.
- Вообще мой стандартный комплект это 12,7 роторный пулемет и 7,62 штурмовпя винтовка, - с гордостью пробасил Пухов. - Плюс экзоброня. Но про коллег мне ничего не говорили, так что ничего еще не ясно.
- Классическая тактика боевых действий в городской герилье - тройка из снайпера, гранатометчика и автоматчика, - сообщил, затягиваясь Мюррей. - За твой день, кстати. Штурмовая винтовка то бишь подходит. Но она же именно как дополнение к первым двум идет. К тому же ты на тактике малых групп, в том числе, специализируешься. А тактику городских партизан изучали, кстати?
- К сожалению, в основном меня готовили для оборонительных действий в случае нападения на стратегические объекты. Тактику наступления я изучал самостоятельно. Партизанством пока заниматься не приходилось, - честно ответил Гера.
- Надо тебе будет дать почитать чего-нибудь, - сказал Мюррей, - пока не улетели. Знания всяко лишними не бывают.
Он послюнявив пальцы, загасил окурок, швырнул его в мусоропереработчик.
- Можешь про Целестис рассказать? Как там все было? Интересно же с участником событий пообщаться.
- Как было? - Пухов снова почесал бороду. - Гадко было. Мы когда ядра ИИ взяли, задержались, окружили нас. Пришлось на прорыв идти. У нас преимущество в мобильности было, но с добром быстро не поскочишь - в паре мест застревали, благо в огневой мощи недостатка не было. А в одном месте вообще пришлось в рукопашку идти. Вырубили меня, правда, но я в броне бы, кордон их смял, а дальше пацаны сами справились. Я там десять парней оставил, один сам вызвался на подрыв остаться... хорошие парни были.
Завибрировавший в кармане коммуникатор напомнил парню, что его отпуск окончился и пора приниматься за роботу:
- Извините, пожалуйста, - он учтиво поклонился своим собеседникам, и, развернувшись на одной ноге, быстро побежал наверх, говоря в микрофон коммуникатора:
- Щас, секундочку, подождите, щас дам адрес сопутствующего сервера.
«Наконец то», - в голове мысли путались, будто бы это был первый его полет, и он впервые собирался загрузить навигационные данные. Выбежав наверх, он безошибочно определил свою, комнату и заскочив туда, ухватил из рюкзака планшетку. Прозрачный пластик, считав отпечаток пальца, тут же зажегся, зеленоватые линии расчертили рабочее поле. Парень работал быстро, двигая пальцами по планшетке одновременно шепча:
- Уже загружаю планшетку, щас скажу.
Ухватившись глазами за нужные данные, он сразу прервал свое монотонное бурчание и уже более твердым голосом ответил:
- Записывайте, странник точка ге ес точка а ер, - выслушав повтор адреса от администратора и подтвердив их, Весич вышел в коридор. Хоть и вид из окна был великолепен, но заглянувшее в окна солнце говорило, что через несколько минут в комнате станет душно.
Зеленая полоска как назло шла очень медленно, что было странным, учитывая, что военные никогда не экономили на каналах связи, - «Что же они там приготовили», - думал он и случайно оперся на двери, те же оказались незапертыми и распахнулись, так что парень чуть не полетел на пол.
Барбокс так и остался сидеть с открытым ртом, не успев ничего ответить Пухову.
- Антонио Весич, наш навигатор, - представил Алекс ввалившегося в комнату астронавта.

0

9

http://savepic.org/1126898.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Архив отыгрышей » Приключение 006 - Red Effect- Эпизод 1 - Первые встречи, последние дни