Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Пандора » Эпизод 6 - Чужая война


Эпизод 6 - Чужая война

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Гоа'улдский космос, Чулак. Отряд Фрэнка Камински. В главных ролях - SolStar.

Дождь заканчивался. Холодные капли, горькие на вкус и оставляющие на коже неприятное жжение, постепенно перестали падать с небес, оставляя лишь приятную последождевую прохладу. В воздухе резко запахло озоном, где-то в отдалении послышались громовые раскаты – гроза ушла дальше. Оказавшиеся в джунглях люди долгое время не могли понять, куда их забросило – да и как можно узнать хоть что-то по обрывочным данным «дождь», «прохладно», «лес», «трава»? Их техника не регистрировала никаких источников энергии или даже далекие радиосигналы – казалось, планета была необитаемой. Или, по крайней мере, в радиусе тысячи километров никто не жил… или жил, но не пользовался никакими техническими приборами. Возможно, для начала следовало бы выйти из мокрых джунглей… ибо сидеть здесь дальше в ожидании неизвестности было бы, мягко говоря, нерационально. К тому же, местные обитатели могут проявить к ходячим кускам мяса гастрономический интерес.
На гастрономические интересы местных хищников морпехам было положительно наплевать - сожрать их было не такой и простой задачей. Нужно было организоваться и двигаться дальше, благо анализ магнитного поля планеты помог хоть как-то определить "стороны света".
"Что-то везёт мне последнее время на захолустные планеты, в обеих, блин, реальностях", - проворчал Камински.
- Выдвигаемся. Бронекостюмы переключить на режим сохранения энергии, мощность оружия выставить на минимальный уровень!
Небольшой отряд пришёл в движение - один за другим, прикрывая товарищей. Фонари пока решили не включать, дабы не привлекать лишнего внимания, тем более системы ночного видения в шлемах имелись.
- И смотрите в оба, - тихая команда по внутренней связи.
Крупные капли дождя продолжали с глухим стуком ударяться о композитную броню.
Неизвестно, сколько времени они блуждали во тьме – казалось, бесконечный лес диковинных деревьев никогда не кончится. Наконец кто-то вслух заметил, что деревья сменились с сухих вечнозеленых на широколиственные, стали больше попадаться большие опушки. Наконец группа вышла из леса на небольшой холм, и сверху открылась удивительная картина: огромная безжизненная пустошь, озаряемая серым предрассветным небом, посреди которой величаво и одиноко застыло на каменном постаменте с поднимающимися к нему полуразрушенными ступеньками кольцо (по прикидкам – метра четыре в диаметре), поставленное вертикально. От кольца вокруг него вилась спираль из врытых в землю на равном расстоянии друг от друга камней, занимающая почти все пространство песчаной пустоши – километр, не меньше. Что это – ритуальная постройка? Бывшие жилища людей? Больше с такого расстояния ничего разглядеть не удалось.

http://sg-tauri.ucoz.ru/Planets/Chulak.jpg

Предложение расхреначить всё из плазменного орудия, высказанное одним из уже порядком уставших морпехов, было сразу же отклонено - кто знает, может так отмечено хранилище каких-нибудь ядерных зарядов.
- Подойдём ближе, посмотрим, - короткая реплика сержанта, и вот уже десантники быстро, но осторожно приближаются к незнакомому сооружению.
Спираль, созданная из менгиров, ничего особенного собой не представляла – просто камни, врытые в землю, выступающие из поверхности не более чем на полметра. Кое-где они поросли лишайниками. Зато кольцо… Чем ближе продвигались люди, тем величественнее казалось это сооружение. По окружности кольца струилась вязь из каких-то неведомых символов, а перед постаментом одиноко стояло еще одно устройство, похожее на какую-то панель управления или дистанционный пульт: поверхность овальной формы с большой желтой полусферой посередине и расположенными вокруг нее клавишами. На клавишах были начертаны те же символы, что на окружности кольца, и это недвусмысленно говорило о том, что эти два устройства как-то связаны между собой.
Опять Неведомая Ё..кхмм, в общем, уже который раз морпехи наткнулись на чужеродный артефакт без возможности получить поддержку от Кассия. Только самим, только своими руками.
Руками... Комендор-сержант задержал взгляд на отдельно стоящем устройстве. "А почему бы и нет?" - мелькнувшая мысль.
Морпехи Корпуса были не только солдатами, они были в какой-то степени первопроходцами и исследователями. Камински аккуратно положил руку на устройство, стараясь ничего случайно не сломать.
От легкого нажатия его руки желтая кнопка наборного устройства Звездных Врат (а это были именно они) слегка вдавилась в контрольную панель, воздух прорезал громкий скрипучий звук, исходивший из недр этой странной панели, и… ничего больше не произошло. Не засветилось, не зазвучало, не взорвалось. Врата так и остались стоять на своем вечном торжественном посту.
Пока морпехи совещались, на окраине пустоши, на холме, с которого они спустились, мелькнуло несколько быстрых человеческих фигур. Они исчезли также внезапно, как и появились – и больше ничто не нарушало предрассветное безмолвие.
Хоть фигуры появились и исчезли внезапно, незамеченным их появление не осталось. Синхронно, отработанными за годы тренировок и боёв движениями десантники рассредоточились, заняв позиции для отражения возможной атаки.
Не двинулся только командир. Он по-прежнему стоял рядом с пультом, его мозг, соединённый с сознанием ИскИна брони, пытался понять, что же это собственно за хрень такая и как ей управлять… Нажатие, ещё одно, другие кнопки…
Он нажал еще на несколько кнопок, и Кольцо пришло в движение. Его подвижная часть начала вращаться, девять лампочек, расположенных по окружности на равном расстоянии, зажглись оранжевым цветом, откуда-то из-под каменного пьедестала повалил пар… С пронзительным скрипом Кольцо вращалось то в одну, то в другую сторону – и больше ничего не происходило. Только скрип и вращение. Кажется, это устройство должно работать как-то по-другому.
Тем временем из-за холма появилось несколько мужчин и женщин – все как на подбор темнокожие, черноволосые, вооруженные длинными посохами с продолговатым эллиптическим навершием. Выставив сейчас это навершие вперед, они залегли на вершине холма и созерцали незваных гостей.
Не слишком понравилось это морпехам. А, если быть точнее, совершенно не понравилось.
- Пошли, проверим, - коротко.
Никто из них не был дипломатом, никто не готовил морпехов к таким ситуациям.
- Что, сержант, как всегда, первыми огонь не открывать и всё тому подобное? - риторический вопрос усталой и окончательно задолбавшейся Кэтлин.
Они оба "открыли" свои лица, отключив поляризацию защитного бронестекла на шлемах - кто знает, вроде как похожи неизвестные на людей... Хорошо хоть вообще гуманоиды - Камински передёрнулся, вспомним расу Аханну.
- Будь наготове. Не нравятся мне эти палки у них… и включи электромагнитный щит, раз уж повезло оказаться с крыльями за спиной!
Аборигены и не думали прятаться. Едва эти двое показались в зоне видимости, то есть, поднялись на каменистую возвышенность, шестеро темнокожих мужчин разных возрастов выскочили им навстречу и построились клином, направив на незнакомцев свое странное оружие.
- Арай кри! – зычно «поприветствовал» их стоящий впереди отряда человек. Он был высок, статен, с короткими вьющимися волосами цвета воронова крыла и такой же курчавой бородкой. Одеты все они были одинаковые кожаные штаны и жилеты, разрисованные вычурными узорами и символами.
Вслед за мужчинами показались и четыре женщины – темнокожие, под стать им, с черными курчавыми волосами, крупными чертами лица и оружием, напоминающим посох. И настроена вся эта компания была отнюдь не дружелюбно. Ну хоть не стреляли на поражение.
- Что?! - практически мгновенно, автоматически вырвалось у Фрэнка и Кэтлин.
И только через несколько долгих секунд они сообразили, что их язык тут никто не понимает и понимать, в общем-то, не обязан.. А значит снова есть работа для ИскИнов.
Умные машины, используя прямой канал передачи данных, занялись просмотром всех языков и диалектов, которые имелись в их базе, пытаясь найти похожий, чтобы была возможность ответить или хотя бы приблизительно понять незнакомцев.
Пауза затягивалась.
Абориген удивленно, почти театральным жестом поднял брови. Кажется, такой реакции на свои угрозы он еще не видел. Обычно незваные гости падали на колени и начинали слезно молить и пощаде.
- Арай кри! – загрохотал он. – Гонах! – это прозвучало, как какое-то ругательство. - Ре’у!
Внезапно позади боевого клина аборигенов раздался какой-то шорох – кто-то поднимался с той стороны холма, не очень-то скрываясь. Через пару секунд показался еще один участник предрассветной драмы, вернее – участница. Это оказалась молодая женщина, даже девушка, в таком же кожаном одеянии, как у воинов, но без оружия. Разве что за поясом у нее неизвестным образом держался какой-то Z-образный предмет, похожий на пистолет… Женщина была высока, в отличие от местных воинов – с длинными белыми волосами, мелкими чертами лица и загорелой, но все равно довольно светлой кожей.  Она подошла к главарю и встала рядом с ним. При ее появлении темнокожие слегка присмирели, хотя оружие не опустили.
- Тек’ма’тек, Арен, - мягким голосом пропела она. - Кел’нок’шри…?
Мужчина мотнул головой.
- Ба’джа’какма’те. Чаппа’ай, - ответил он.
Женщина удивленно посмотрела на незваных гостей. Кажется, ситуация ее забавляла.
- Лоп тау’ри? – с явно вопросительной интонацией обратилась на к пришельцам.
- Мы вас не понимаем! - ответила Кэтлин. Она попыталась изобразить непонимание жестами - но кто знает, получилось ли что-то нормальное из её жестов.
Негромко загудели оба плечевых орудия - так, на всякий случай...
Морпехи не знали, что нужно делать. Просто растерялись - ситуация была не из привычных. Остальные выжившие из взвода оставались на своих местах - кто-то изучал незнакомый объект, кто-то держал незнакомцев на прицеле дальнобойных лазерных винтовок..
Светловолосая женщина вскинула руки в примирительном жесте:
- Стойте! – сказала она внезапно по-американски, разве что с заметным акцентом, словно плохо знала этот язык. – Мы не причинить вам вреда! Ваш раса – люди, ваш планет – Земля, - звучало это как утверждение.
«А вот это уже лучше», - одна мысль на двоих.
- Да, именно так. Мы - люди с планеты Земля, - ответ на утверждение. Встроенные лингвопроцессоры помогли разобрать слова и правильно ответить - всё же язык немного отличался.
Затихло гудение орудий, и лёгким шипением гермозатвора Кэтлин сняла шлем, как было удобно - взяла его в левую руку, а правую - протянула стоящей перед ней девушке. Логика была проста - если незнакомцы знали язык землян, то и самый распространённый жест при знакомстве они точно должны были знать. Ну, по крайней мере, так думала капрал Кэтлин.
Сержант Камински не был столь дружелюбен - его хватило только на выключить своё оружие и негромко спросить:
- Где мы?
Блондинка явно не поняла жеста земной женщины и слегка отпрянула, непонимающе глядя на нее. Ей показалось, что та хочет ударить ее или сделать что-то плохое. Воины сразу выставили вперед оружие.
Камински мгновенно поднял лазерную винтовку и активировал прицельную систему - он уверен, что успеет выстрелить раньше, чем незнакомцы. Его реакция была вполне понятна...
Кэтлин среагировала иначе. Девушка осторожно повернула руку ладонью вверх, слегка улыбнувшись.
- Не бойся!
Блондинка гордо вскинула голову, словно желая развеять мнение о том, что она испугалась.
- Воины-джаффа не боятся люди-Земля! – сказала она. – Вы прибыть через Чаппа’ай на планет Чулак. Вы искать здесь гоа’улд? – вдруг задала она вопрос.
- Ну вот и хорошо, - это больше предназначалось сержанту, чем неизвестной, знавшей язык землян. - Нет, мы никого здесь не искали... Нас выбросило сюда неизвестное нам устройство.
Мужчина-лидер сказал блондинке несколько тихих слов на своем гортанном языке. Они обменялись короткими фразами, после чего белая аборигенка снова обратилась к землянам, обращаясь скорее к сержанту, считая, что раз он мужчина – значит, главный.
- Люди, что приходить с вами… - она посмотрела в сторону Врат, около которых суетились оставшиеся морпехи. – Они не надо трогать Чаппа’ай. Вы сказать им не делать трогать это.
Она решила, что «устройство», названное Кэтлин – это, несомненно, Звездные Врата.
Она не ошиблась. Комендор-сержант отдал короткий приказ по прямой связи, и изучавшие врата морпехи отошли от устройства.
- Я сказал им не трогать устройство.
«Не всё так просто… не так просто», - Кэтлин инстинктивно понимала какую-то связь между устройством, аборигенами и их появлением здесь.
- Как вы сказали? Чаппа'ай? - слово было произнесено с жутким акцентом. - Что это такое?
- Чаппа’ай, - повторила светловолосая женщина, и на ее лице отразилась мучительная попытка подобрать слова для объяснения. Однако это было для нее также непросто, как для землянина – объяснить какую-нибудь простую вещь. Например, что такое сумка. – Чаппа’ай… Портал, - наконец  вспомнила она родственное слово, но произнесла его как «партайль». – Это сеть. Переходить с одной планет другой, - сбивчиво пояснила она. – Вы пришли из Чаппа’ай?
- Ээ... да, скорее всего. Мы переместились с планеты на планету, но как именно - не знаем. У нас в нашем мире есть устройства, с помощью которых мы можем так делать, правда, они расположены вне атмосферы планет. Но нас выбросило не в этом месте, а далеко отсюда, - сбивчиво произнесла Кэтлин. Она понимала, что нужно как-то объясниться, но как именно - она не знала, и говорила то, что, как она думала, относится к делу и поможет понять.
Аборигены молча слушали, не меняясь в лицах. Сложно было понять, поверили они рассказу пришельцев или нет. Нужно было что-то решать. Блондинка и командир чернокожих немного посовещались на своем каркающем языке, и тогда женщина сказала:
- Мы отведем вас к Совету. Но вам придется отдать нам ваше оружие.
- Сколько заряда у тебя в батареях?
- Мало, очень - хватит на пару выстрелов максимум.
- Боеприпасы во встроенном оружии?
- Достаточно для обороны.
- Хорошо, тогда лучше согласиться. Всё равно они не смогут стрелять из них.
Короткий разговор по внутренней связи, абсолютно невидимый для аборигенов.
- Нас двоих или всех нас? - это уже адресовалось светловолосой девушке.
- Вы двое. Остальные могут оставить оружие, но за ними наблюдать воины-джаффа, - был ответ.
Суровый темнокожий шагнул вперед и протянул обе руки – мол, кладите сюда все свое железо. Мышцы на его руках опасно взбугрились.
- Ладно.
На мышцы рук морпехам было абсолютно пофигу - в своей броне им достаточно было приложить совсем немного усилия, чтобы попереломать аборигенам эти самые руки. Был бы только смысл в этом.
Кэтлин и Френк отсоединили свои лазерные винтовки от энергосистемы и отдали их, предварительно поставив на хитроумный электронный предохранитель.
Командир стражей Врат отдал оружие своим молчаливым спутникам, а потом светловолосая женщина предложила гостям следовать рядом с ними. Кэтлин и Камински шли рядом, а с двух сторон от них шагали женщина и командир охраны местности – тот самый суровый молчаливый джаффа, к которому женщина обратилась «Арен». Кажется, это было имя или, возможно, титул. Впрочем, вскоре происхождение этого слова выяснилось.
- Мое имя – Шетун, - представилась блондинка. – Я представлять совет планеты Хак’тил. А его звать Арен, он – мастер Боевого Посоха.  Как ваши имена?
- Моё имя Френк, я командир взвода морской пехоты Союза, - это было первое, что он вообще сказал аборигенам.
Девушка продолжила разговор.
- Меня зовут Кэтлин, я солдат его взвода. А этот ваш "совет"... Что это?
- Вы не знать о Нации Свободных Джаффа? – кажется, женщина по имени Шетун немало удивилась.
- Нет, мы ничего о вас не знаем, - ответ последовал незамедлительно.
- Совет Свободных Джаффа руководить нашей славной Федерацией, - сказала Шетун. – Вы рассказать Совету, зачем прийти сюда. Мы думать, Чаппа’ай Тау’ри давно не работай. – Она едва заметно покачала головой. – Зачем вы включить Чаппа’ай?
- Да понятия не имею, каким образом мы включили его, пытаясь выбраться из полной задницы, - коротко и ясно о боях в "пирамиде". - Рассказывать будет слишком долго, поэтому мы постараемся показать вам, что произошло.
Что такое «задница», Шетун не поняла. Она не так хорошо знала язык землян и часто путала слова, а уж сленг и вовсе находился вне ее понимания.
- Показать?
- Да. Наша аппаратура записывала всё, что было вокруг нас. Попробуем сделать проектор, если не получится - увидит кто-то один из вас.
Шетун, конечно, не поняла ни слова. Подозрительно покосившись на двух пришельцев, она перекинулась несколькими словами с Ареном. Мрачный воин сдержанно кивал и ничего не говорил. Но, кажется, сказанное землянами им обоим очень не понравилось, особенно обилие непонятных слов. Некоторое время четверка шла молча. Равнина сменилась небольшой хвойной рощицей, затем – каменистой долиной.
- Нам к тем горам, - Шетун махнула рукой куда-то вдаль. – Вы рассказать нам о ваш планет.
Морпехи тоже перекинулись несколькими словами по внутренней связи - всё происходящее было неизбежным при встрече двух разных культур. Хорошо хоть встречным боем не закончилось, или как он там по уставу назывался…
- Расскажем. У нас красивая планета... - роль переговорщика на себя явно взяла Кэтлин.
- Мы не слышать о Тау’ри много катунов. И не знать ваш цивилизация вести. Вы закрыть Чаппа’ай, и мы больше не знать о вас, - немного неразборчиво сказала Шетун. Ей приходилось говорить односложными фразами, поскольку ее знания языка людей были довольно примитивны. Тем более она им никогда прежде не пользовалась.
- Да мы вас тоже первый раз видим, - коротко отозвалась Кэтлин.
- Вы так и не сказать, зачем вы прийти здесь, - в голосе Шетун зазвучало подозрение.
- Мы сами не знаем, зачем мы сюда пришли. Мы не знали, где окажемся, и окажемся ли живыми, - Кэтлин понимала, что врать или придумывать точно не стоит. Больше правды - больше шансов на хороший исход встречи.
Позади послышался слабый шорох. Это несколько джаффа Арена неотступно следовали за четверкой по пятам, держа в руках свои боевые посохи. И хоть Арен и Шетун не проявляли агрессии, мирно расспрашивая пришельцев о том, кто они и откуда, этот поход больше напоминал конвоирование. В том, что главные здесь джаффа, никто не сомневался, аборигены четко давали это понять. И лучше бы землянам не выделываться, иначе никаких лояльных разговоров уже не будет. Впрочем, столкнись они с мастером Се’таком или с кем пострашнее, все могло бы обернуться бойней. Шетун, воспитанница женщин-джаффа с Хак’тила, дочь мастера Райханы, не была склонна к насилию.
- Вы говорить загадки, - сказала она, едва заметно покачав головой. Пока из бессвязного рассказа землян она так и не поняла, откуда они такие красавцы взялись.
- Мы говорим то, что знаем, - Кэтлин развела руками. - И если бы я знала, как именно мы оказались тут - сказала бы вам. Я думаю, что вы поймёте это, когда посмотрите запись того, что произошло с нашим отрядом.
Ну, на самом деле, выделываться не стоило и людям, и джаффа - было далеко не ясно, в чью пользу завершится бой в случае чего...

_______________

Перевод слов гоа’улдского языка:

Арай кри – стой на месте.
Гонах – блядь (ругательство).
Ре’у – держись подальше.
Тек’ма’тек – привет (дружеское приветствие)
Кел’нок’шри – я не…
Ба’джа’какма’те – ответ на «тек’ма’тек».
Чаппа’ай – Звездные Врата.

0

2

Джаффа привели пришельцев в свой штаб – если это можно было так назвать. Чулак явно был уже не тот, каким видели его двести лет назад земляне из отряда ЗВ-1. Внутри ущелья, огражденного с двух сторон отвесными скалами, развернулась целая крепость, сложенная из больших и маленьких камней. Ее могучие стены поднимались вверх эдак метров на двадцать, неровные каменные глыбы примыкали друг к другу и оставляли широкие щели – впрочем, за внешней стеной имелась и внутренняя, вплотную примыкающая к первому ряду камней и защищающая слабые места. К тому же, как отметили про себя морпехи, под стеной были возведены какие-то подобия строительных лесов, по которым ловко, как обезьяны, скакали чернокожие люди и замазывали щели между камнями каким-то белым густым раствором. Цемент?
Крепость была круглой, на подступах к ней не было никаких препятствий вроде традиционного для Земных замков рва с крокодилами или хотя бы противотанковых ежей из более нового времени. Нет, проход к широким главным воротам был свободен, к нему даже вела бетонная дорога. Казалось, что это не столько военное укрепление, сколько жилой район. Размах строительства впечатлял, хоть пока и ничего особенного видно не было, лишь при подходе к главным воротам стали видны какие-то внутренние постройки. На воротах стояли два угрюмых молчаливых негра, и Шетун перекинулась с ними на своем странном языке. Завязался жаркий спор, в котором негры кидали на морпехов неприязненные взгляды. Кажется, им были вовсе не рады… Наконец спор завершился, и Шетун обратилась к гостям:
- Вам ждать здесь. Мы вернуться скорее, - сказала она и ушла в сопровождении одного из стражей.
Кэтлин и Камински остались в компании Арена и недружелюбно настроенного второго стража. Перед крепостной стеной было не так уж много людей, а те, кто появлялся в зоне видимости, откровенно глазели на землян – кто с любопытством, кто со страхом, кто с ненавистью.
А морпехам было всё равно, кто и как на них смотрит. Не собирался никто налаживать отношения или что-то в этом роде.
У них была одна цель - вернуться к своим, в родной Корпус. А остальное - так, второстепенно.
Они просто стояли и ждали... Хотя, "просто" - могло лишь показаться на первый взгляд. ИскИны их бронекостюмов собирали информацию, любую, какую могли достать и усвоить, сами морпехи привычно искали возможности-варианты… Что, как, и куда, в общем, если придётся сражаться. Да и просто посмотреть на необычное-новое. Несмотря на ситуацию, им было интересно.
И пока было время, Камински спросил у оставшихся рядом с Вратами, как обстановка. 
В открытые ворота стало наконец видно внутреннее помещение крепости. Под открытым небом за стенами раскинулся небольшой город. Как можно было увидеть, большинство жилых кварталов было сложено из обточенных камней, похожих на кирпичи. Все-таки что ни говори, а создавалось впечатление, что общество Свободных Джаффа стоит на стыке первобытной цивилизации и средневековья. К слову сказать, лет двести назад они крепости не строили и цемента не знали.
Вернулась Шетун, но уже в компании нескольких мужчин и одной женщины. Суровые, высокие, с посохами, они остановились и начали с любопытством оглядывать пришельцев. К воротам подошли джаффа, встретившие их у Врат, и протянули конфискованное у Камински оружие – появившиеся из ворот джаффа осторожно, словно это было что-то очень опасное, приняли оружие и стали задумчиво его оглядывать, кидая комментарии на своем языке. Потом Шетун что-то долго объясняла им, используя уже знакомое слово «Чаппа’ай». Наконец она сказала, обращаясь в основном в Кэтлин:
- Вы пойти с нами, вам не причинить вред. Ваш оружие быть у нас. Вы рассказать Совет, кто вы и откуда.
- Хорошо, показывайте, куда нам идти, - ответил Камински. Морпехи держали свои шлемы в руках - дабы было меньше поводов для напряжённости.
- Мы расскажем вам, кто мы, и, если позволит освещение - покажем, что с нами произошло и как мы здесь оказались.
С каждой секундой становилось всё более интересно - но и опаснее. Оставшиеся у Врат морпехи не имели даже ранцевых двигателей, чтобы быстро добраться. И хотя никто не собирался воевать, эта мысль не давала покоя сержанту.
Он отдал команду ИскИну готовить записанные датчиками данные, чтобы показать их Совету. 
Шетун и несколько до сих пор молчавших воинов с боевыми посохами образовали вокруг морпехов какую-то сложную геометрическую фигуру и, держа их в центре этой фигуры, повели через ворота. Это напоминало скорее конвоирование, чем дружескую встречу братьев по разуму, и в этом молчаливом шествии была явная угроза – «сделаете что-то не так – умрете».
Внутри крепостной город оказался более оживленным, чем снаружи. Первобытные условия жизни чудесным образом переплетались в нем с «ноу-хау», такими как взлетно-посадочная площадка каких-то легких машин, тренировочный «загон» под открытым небом, где юным джаффа предлагали потренироваться в стрельбе по голограммам, бронированные колесные повозки для доставки строительного сырья, ну и прочие странности. Джаффа и морпехи нырнули в лабиринт узких прохладных улиц, и земляне почувствовали себя так, словно находились на дне колодца: сыро, холодно, темные стены вокруг… Четкой композиционной структуры у этого города явно не было – проектировщики (если такие вообще были) явно не заморачивались такой ерундой. Дома были понаставлены «вразброс» как придется, площади и прочие открытые пространства появлялись сами собой, многие улицы вели в тупики… Транспорт по этому городу точно не ходил – погрузочные машины въезжали только в главные ворота и дальше не ехали. Да и как тут поездить, если улицы были такими узкими, что передвигаться по ним можно было лишь гуськом? Дороги были каменистые, без намека на асфальт, кое-где попадались дикорастущие кусты и деревья, под ногами изредка мелькали какие-то местные ящерки…  Проходившие мимо джаффа с любопытством косились на пришельцев (уж слишком их одежды отличались от местных) и, возможно, уже начинали распускать слухи о том, что поймали шпионов гоа’улдов.
Кэтлин и Френка привели к высокому каменному зданию без намека на внешний декор – только отвесная стена с узкими прорезями бойниц. Сложено это здание было из более мелкого камня, нежели наружные стены, и от него веяло каким-то неприступным величием. Полукруглая арка, служившая входом в темный мрачный коридор, никем не охранялась. Да и зачем, если никакому джаффа не придет в голову идти с неблагими намерениями в штаб Высшего Совета?
На подходе к зданию ранее молчавшие мужчины стали что-то активно требовать от Шетун. Девушка поначалу отвечала спокойно, потом сорвалась на грубость и, устав с ними препираться, перевела их слова Френку и Кэтлин:
- Мои братья говорить, что вам не брать внутрь никаких опасные вещи, - сказала она. – Вы иметь с собой… - она замялась, подыскивая нужное слово, - взрыв, нож, газ?
Кэтлин вопросительно посмотрела на Френка - сержант в ответ покачал головой.
- У нас есть ножи, но мы с ними никогда не расстаёмся, - благо плечевые орудия были невидимы внутри композита брони. 
- Так надо, - настаивала Шетун под неодобрительный ропот джаффа. - Отдать вы их нам - никто не пострадать.
-Ладно.
Нож скользнул в стальную перчатку Кэтлин. Она передала боевой клинок Шетун, несколько секунд спустя это проделал и Камински.
- Это оскорбление для нас, - мрачно произнес сержант. В его голосе была слышна злоба.
- Мы не хотеть оскорбить вас, - сердито воскликнула Шетун. - Но вы на наш территорий, и для нас есть оскорблений, если вы войти в дом Совет с оружие!
Кажется, ситуация все больше накалялась. Арен забрал ножи пришельцев, держа их осторожно, словно они могли взорваться у него в руках.
- Так, спокойно! - Кэтлин примирительно подняла ладони вверх. - Мы не знаем ваших традиций, вы не знаете наших, поэтому произошедшего было не избежать, - она оглядела всех стоящих рядом.
- Теперь-то нам можно пройти внутрь?
- Да, - ответила Шетун. - Разумеется.
Джаффа посторонились, пропуская землян в ворота. Шетун пошла рядом.
На самом деле просьба сдать оружие была чисто символической - на входе в здание Совета были предусмотрены датчики, которые, по идее, должны были фиксировать любые известные джаффа виды оружия. По этой же причине землян не обыскивали, а проверили на честность. И если пришельцы что-то утаили, отношение к ним будет соответствующее.
- Нация Свободных Джаффа управляется Советом, - рассказывала по пути Шетун. - Самые старший и опытные из нас составлять Совет. Мой учитель, мастер Се'так, состоять в Совет. Мы не гоа'улд и не причинить вам вред, но бы должны быть с нами честным. Мы есть воины Галактика и не хотеть иметь врагов.
Они прошли темный холодный арочный коридор, облицованный изнутри глазурованной плиткой. Такая плитка была известна еще древним шумерам на Земле, и джаффа продолжали их лучшие традиции - скорее всего, знания о глазурованной керамике перешли к ним через бывших слуг Ба'ала. Изнутри здание совета было круглым, под стать крепостной стене, мрачным и влажным. Стены здесь освещались факелами (внезапно!), мебели не было совсем, и внутри здание представляло собой бесконечный лабиринт коридоров. Сложенные из мелких камней лестницы, залитые цементным раствором, вели то в глубокие древние подвалы, то возносили гостей в поднебесье - их было невероятно много. Совсем скоро земляне перестали запоминать дорогу. Возможно, джаффа специально плутали в коридорах, запутывая их, то ли само здание было таким малопонятным. Стены были в основном полукруглыми, дверные проемы - арочными, пол под ногами - каменистым и неровным. Огни факелов заставляли блуждать по стенам мрачные тени... Все-таки что ни говори, а место было довольно зловещим... и совершенно безлюдным.
Земляне с самого начала не запоминали дорогу, возложив это занятие на ИскИнов их бронекостюмов - они просто шли, рассматривая интерьер здания.
На Земле в 24-м веке уже не осталось подобного, а на другие планеты вроде Иштара, где сохранилась как раз древняя шумерская архитектура, удавалось попасть далеко не всем - так что посмотреть действительно было на что.
- Наше государство называется Всемирный Союз, но его система управления очень сложна.. - Кэтлин вздохнула. - А кто такие эти… Гоа'улд?
- Наши враги и угнетатели наш предки, - рассеянно ответила Шетун, оглядываясь назад.
Ее в этот момент догнал один из джаффа и начал что-то горячо доказывать. Шетун остановилась и поначалу задавала вопросы, а потом развернулась к землянам с гневным выражением на прелестном личике.
- Вы сказать, что больше не иметь оружия! - бросила она. - Зачем вы лгать?!
Компания остановилась посреди мрачного каменного коридора, заворачивающего по широкой дуге куда-то вниз. Джаффа угрожающе взяли землян в кольцо.
- Мы не лжём вам! Мы отдали всё оружие, что можно было снять с брони. А в чём дело?
- Наш датчик засечь неизвестный устройство в ваш... одежда! - гневно накинулась на них Шетун. - Мне сообщить об этом страж! Вы хотеть пронести оружие в Совет?!
- Наши народы никогда не встречались раньше - поэтому на нас много неизвестных вам устройств, - Кэтлин отвечала спокойно, чтобы её речь можно было понять. - Ваш датчик мог сработать на лётный ранец за моей спиной, на чипы электронных систем, на различные защитные системы вроде генератора магнитного поля.
Шетун продолжала гневно и недоверчиво взирать на нее. Коридор взорвался криком неодобрительных рычащих голосов – джаффа что-то активно доказывали друг другу. Судя по всему, они единодушно сходились во мнении, что землян надо пристрелить немедленно. Шетун свирепо фыркнула.
- Мы не желать вам зла, - сказала она с легкой угрозой в голосе. – Но вы нарушить обещаний и хотеть обмануть нас. Совет проводит заседание только на мирные переговоры, нет оружие. Вы сдать все, что может являться оружие. Сейчас!
- Мы не нарушали обещания! У нас нет оружия! - что им снимать-то, если под бронёй ничего нет?
- Вы лгать нам! – крикнула Шетун под одобрительный гул голосов джаффа, которые сжали плотное кольцо вокруг землян. – Мы проверить вашу честность, и вы оказаться вражеский агент! Вы….!
- Кегало! – вдруг раздался чей-то громкий окрик, эхом прокатившийся по мрачному темному коридору.
Джаффа мгновенно смолкли и повернулись на звук. Метрах в тридцати от них появилась фигура еще одного воина. Увидев его, Шетун тут же умерила свой гнев и потупила глаза. Остальные джаффа как бы слегка смутились и даже попытались отступить на полшага назад. Увидев, какую реакцию вызвало его появление, новый участник драмы стремительно шагал вперед, сокращая расстояние между собой и конвойным отрядом. Вблизи оказалось, что это был смуглый мужчина лет сорока земных на вид, с курчавыми черными волосами, негроидными чертами лица, крепким телом и  в отполированных до блеска доспехах из какого-то темного материала. Доспехи его были украшены затейливой вязью, обнаженные руки бугрились выступами мышц. Лицо было незлым и даже привлекательным, однако черные глаза горели яростным огнем. Приблизившись на расстояние до пары метров, джаффа остановился и скрестил руки на груди, ожидая объяснений. Оружия при нем не было, но судя по тому, как он выглядел, в оружии он не нуждался.
- Тек’ма’те Се’так… - первой решилась нарушить тишину Шетун.
- Кегало, Шетун, - угрожающим тоном предостерег ее Шетун. – Так это и есть те воины Тау’ри, которых вы встретили около Чаппа’ай? – вдруг совершенно спокойно осведомился он на английском, даже почти без акцента. Глаза его тщательно разглядывали Кэтлин и Френка.
- Да, это они, - подтвердила Шетун, по его примеру продолжая разговор на языке тау’ри. – Мастер Се’так…
- Помолчи, - снова повторил джаффа по имени Се’так. – Тау’ри, вам лучше сейчас же и без лишних разговоров снять вашу броню и все металлические предметы, даже если они не являются оружием. Поверьте, так будет лучше, - сказал он это без всякой угрозы, скорее советуя подчиниться.  По-английски он говорил явно лучше, чем Шетун.
"Долбаные металлодетекторы!" - Кэтлин связалась с Френком по мыслесвязи, используя свои импланты.
"Угу, похоже. И сделать ничего не сможем - пока наши будут добираться, нас тут на куски порежут." - сержант осмотрелся, оценивая обстановку. Устраивать драку здесь и сейчас не было ни смысла, ни возможностей. Время, количество и расстояние играло против морпехов. Ну и здравый смысл подсказывал, что лучше сделать исключение и нарушить принципы...
- Хорошо, мы снимем броню, - сквозь зубы. Оба морпеха отдали мысленные команды своей броне, и через пару минут стояли в обычной термоодежде, всегда одеваемой под броню.
- "Херово я себя чувствую.. Будто голая перед строем рекрутов, блин" - мыслесвязь спасала возможностью незаметно переговариваться.
- Отдайте вашу броню джаффа, - сказал Се’так. – А потом мы поговорим.
- Да пусть забирают, если потом вернут... Только что-то ломать или разбирать не советую, иначе активируется система самоуничтожения.
Се’так внезапно поднял перед собой на ладони металлический шар, чуть больше того, которым земляне играют в большой теннис… Шар чуть потрескивал невидимым полем – кажется, он излучал какие-то слабые волны. Шар завертелся в ладони Се’така, пискнул и остановился.
- Теперь вы без оружия, - резюмировал джаффа. – Прекрасно.
Он отдал шар ближайшему джаффа и принялся расхаживать туда-сюда перед пришельцами, заложив руки за спину и вещая поучительным тоном:
- У нас сменилось не одно поколение с тех пор, как тау’ри посещали нашу планету. Мое имя - Се’так, я – потомок великого воина, поднявшего восстание против гоа’улдов в союзе с вашими предками, тау’ри. Вы явились на нашу территорию в неспокойное время, когда гоа’улды повержены, но не уничтожены. Вы отказались подчиниться нашим правилам, но я готов закрыть на это глаза, приняв ваши действия за попытку обеспечить собственную безопасность в чужих землях. Но вы должны понимать, что вам оказана великая милость – вы вполне могли быть уже мертвы, - его глаза свернули опасным огоньком, Се’так остановился и пронзительным взглядом впился в лицо Камински.
- За последнюю неделю я мог сдохнуть раз двадцать,- сержант спокойно выдержал взгляд Сетака. - Если вы присмотритесь к нашей броне, то заметите там множество следов от различных повреждений. Так что разом больше, разом меньше.. - теперь уже роль переговорщика целиком и полностью взял на себя Камински.
- Вот только есть одно "но".. Вам будет сложно это понять и в это поверить, но земляне, прилетавшие сюда, не предки нашей цивилизации. Нас немногим больше трёх тысяч и, фактически, мы потеряны в пространстве и времени.
- И кто же ваши предки?  спокойно спросил мастер-джаффа ничуть не удивившись.
Шетун нахмурилась, стоя за спинами землян. Ей явно не нравилось, что мастер Се’так решил помиловать пришельцев, решивших обмануть джаффа. Однако Се’так оказался спокойным, рассудительным и, судя по всему, был старше всех присутствующих в коридоре эдак вдвое.
- Фактически - обычные люди. Только они никогда не существовали именно в этом времени и этом пространстве. Жаль, что я не физик... - Френк сделал небольшую паузу. - Наши учёные говорят, что ошиблись при настройке Врат перехода, и нас кинуло в эту реальность сквозь квантовый разрыв. Я могу показать вам момент перехода, наш мир и то, что произошло с нами уже после перехода, используя проектор моего бронекостюма. 
- Покажите Совету. Так вот, - продолжал Се’так, вновь принимаясь нравоучительно втолковывать что-то землянам. – Вы на территории воинов-джаффа, и, поскольку вы сами военные, если не ошибаюсь, вам следует с уважением и пониманием относиться к нашим правилам. Все переговоры проходят без оружия, за исключением единичных случаев. Вас об этом предупредили. Вы проигнорировали. В вашей броне заложена система самоучнитожения, так вы сказали? Прекрасно. И вы собирались прийти на Совет с тем, что может быть опасно для жизни всех присутствующих здесь? Я могу понять то, что вы боялись остаться без оружия среди джаффа, и лишь это дает вам слабое оправдание. Но после этого я бы на вашем месте не рассчитывал на лояльность со стороны членов Совета. Вам придется очень многое рассказать нам – и, главное, правдиво. Мы не желаем убивать вас и тем более объявлять войну Тау’ри. Когда-то давным-давно ваши предки были нашими ценными союзниками. Поэтому я советую вам впредь быть осторожнее и не самодеятельничать, - этим довольно сложным для джаффа словом он закончил свою речь.
- Покажу, - короткий ответ. - А что касается брони - мы не знали ваших правил, и извиняемся за случившуюся ситуацию. Что же касается системы самоуничтожения - она может сработать лишь в случае если кто-то нарушит целостность брони когда меня не будет внутри.
- Мы вас поняли, и будем осторожнее. А дальше что? Куда нам идти? - это спросила уже Кэтлин.
Вот не нравилось ей всё происходящее, но куда деваться.. Тяжела судьба пришельцев из иной реальности в чужом мире.
- Все поняли? – Се’так изобразил на своем лице что-то вроде снисходительной улыбки. – Тогда следуйте за мной. И впредь постарайтесь соблюдать правила хозяев территории. Я вам это очень советую.

______________
Тау’ри – планета Земля, земляне.
Кегало! – молчать!
Чаппа’ай – Звездные Врата.
Тек’ма’те Се’так – здесь: мастер Се’так.

0

3

Далее процессия двигалась в абсолютном молчании. Джаффа не смотрели на пришельцев с Земли, их каменные лица ничего не выражали. Первым, высоко подняв голову, шел мастер Се’так, следом за ним – Шетун. Она ни разу не оглянулась на Френка и Кэтлин, пораженная до глубины души их «обманом». Наконец каменный коридор плавно свернул влево, и Се’так остановился.
- Ждите здесь, - коротко бросил он, обернувшись через плечо.
Джаффа остановились, сомкнув кольцо вокруг морпехов, а мастер Се’так широкими шагами двинулся куда-то вперед, к круглым аркам, за которыми был виден маленький кусочек какого-то зала, освещаемого всполохами пламени… Се’так вернулся через пару минут.
- Идите за мной, - сказал он, обращаясь к землянам. – Вы расскажете Совету, зачем явились на нашу землю. Говорите правду и не бойтесь нас – мы отнесемся к вам так же, как вы к нам. Помните об этом. От ваших действий зависит ваша судьба.
- Расскажем.
У обоих морпехов в голове крутился лишь один вопрос - "во что же мы, блин, влипли" - и, пока они шли за Се'таком, ответа не нашлось..
Не добавляло уверенности и отсутствие прямой связи с оставленным у Врат отрядом - здесь не было сети Кассия, а имплантанты позволяли обмениваться мыслями лишь на ограниченном расстоянии..
- "А, ладно, главное что пока мы живы, а проблемы будем решать по мере их поступления" - они вошли внутрь зала.
Процессия последовала за Се’таком. Морпехов ввели в круглый зал, от которого отходило множество арочных коридоров. Посреди зала имелся круглый подиум с каменной кафедрой, а вокруг него располагались два дугообразных каменных стола со скамьями. И скамьи эти были заняты людьми (вернее, стало полагать, джаффа), предполагалось по шесть мест с каждой стороны. И тот, кто толкал речь, скорее всего, должен был выйти в центр круглого подиума. Стены зала были каменными, мрачными, неровными… На них через равное расстояние висели факелы. И несмотря на то, что джаффа имели весьма продвинутые технологии обустройства жилья и общественных зданий, Совет цеплялся за традиции и организовал свою штаб-квартиру в таком излишне консервативном месте. И это даже несмотря на то, что более двухсот лет назад реформатор Тил’к всячески боролся против консерватизма! Поначалу успешно, но теперь…
Что касается членов Совета – почти все они были мужчинами. Разных возрастов, непохожие друг на друга, одни темнокожие, другие с европеоидными чертами внешности… Присутствовала на Совете только одна женщина, она сидела с краю и бесстрастно наблюдала за происходящим. Когда следом за Се’таком вошла Шетун, женщина легко кивнула ей и, казалось, неуловимо улыбнулась.
Одиннадцать мест были заняты, а пустующее, стало полагать, было закреплено за Се’таком. Тот легко поднялся на подиум и жестом пригласил морпехов пройти к нему. Джаффа профессионально рассосались по стенам и замерли. В зале повисла тишина, нарушаемая лишь сухим треском факелов.
- Мои свободные братья! – провозгласил Се’так, обращаясь куда-то выше голов всех присутствующих и ни к кому конкретно. Говорил он по-гоа’улдски, и морпехи, ясен пень, ничего не понимали. – Я сообщил вам о необходимости созыва нашего справедливого Совета по причинам чрезвычайного происшествия. Призываю всех вас отнестись к выносимому на обсуждение вопросу внимательно, мудро и без предрассудков. Благодарю вас!
Он поклонился, и все члены Совета склонили головы. Такова была нехитрая официальная часть открытия Совета. На самом деле все уже знали причину, по которой здесь собрались, поэтому стандартные фразы Се’така были не более чем данью традициям. На морпехов таращились с любопытством, но пока без комментариев.
- Итак, - продолжил Се’так уже более будничным тоном. – Это люди, которые стоят сейчас рядом со мной, прибыли с планеты Тау’ри через Чаппа’ай, - он слегка повел рукой в сторону морпехов. – Они не знакомы с нашим родным языком, поэтому, если вы не против, я возьму на себя роль переводчика. Ваши возражения?
Возражений не нашлось.
- Эти люди не проявили видимой агрессии и ни в чем не обвиняются, - Се’так решил умолчать об инциденте в коридоре. – И они проявили желание самостоятельно рассказать о том, кто они и откуда. Полагаю, Совет не против предоставить им такую возможность?
Повисла пауза, затем один темнокожий мужчина поднял руку со сжатым кулаком и встал. Все взгляды обратились на него.
- С позволения Совета, я бы сделал замечание, - сказал он, опуская руку. – Перед тем как выслушать этих людей, я хотел бы напомнить Совету, что Тау’ри прекратили все контакты с нашими предками еще до освободительных войн. Они по непонятным причинам вышли из войны с гоа’улдами и больше никогда не появлялись на полях сражений. Разведка же докладывает, что планета Тау’ри превратилась в грозную космических сверхдержаву. Я не буду бросаться громкими словами и обвинять их в предательстве, но призываю вас подумать о том, что прошлое тау’ри говорит против них. Выслушайте этих людей, но перед тем, как им поверить – вспомните, что они покинули нас, когда мы в них так нуждались!
Члены Совета один за другим начали вскидывать руки со сжатыми руками вверх – знак одобрения и согласия. Послышались перешептывания. Джаффа, толкнувший речь, коротко поклонился и сел на место. Се’так повернулся к морпехам, его лицо никак не выдавало его мысли по поводу этого выступления.
- Я буду вам переводить, - сказал он. – Если захотите что-то сказать, говорите короткими фразами, чтобы я успел перевести. Члены Совета выслушают вас, однако будьте готовы, что доверия к вам не будет. Действия ваших предков уничтожили все наше доверие к вашей расе.
- У нас самих нет доверия к людям этой вселенной. Они едва не угробили всех нас, когда мы прилетели к ним... - Френк начал говорить именно с этой фразы, делая паузы между предложениями и медленно проговаривая слова, чтоб была возможность переводить.
- Для начала постараюсь объяснить, кто мы... Как вы, наверно, знаете, существует бесконечное множество пространственно-временных реальностей. Назовём их Вселенными. Они соприкасаются на уровне квантовых неопределённостей.
Так вот, мы из другой Вселенной. Как бы это ни звучало. Там, у себя, мы перемещаемся на большие расстояния при помощи некоего подобия ваших устройств. Обычно это кольца диаметров в десять-двадцать километров. Внутри них на околосветовой скорости вращаются две массивные чёрные дыры. Регулируя частоту их вращения... Мы ошиблись. Вместо другой точки наш Корпус выбросило в этой вселенной.
Что же касается того, как именно мы появились у вас. Мой взвод был отправлен исследовать пирамидообразную постройку на одной из планет. На что мы там наткнулись - нужно видеть, а не слушать. В моей броне есть проектор, и если вы захотите - я покажу вам.  В той пирамиде я потерял две трети взвода... Вокруг была одна смерть. Выжившим удалось пройти сквозь какое-то устройство, и потом мы оказались здесь. И встретили вас.
Се’так терпеливо переводил рассказ Френка, иногда переспрашивая сложные термины и заменяя их более простыми. Вскоре на языке джаффа сложился более-менее понятный рассказ, который, однако, вызвал еще больше вопросов. Первым поднял руку почтенный старец с седой козлиной бородкой, в коричневом плаще, которые носили почти все члены Совета (за исключением Се’така), и со странными черными узорами, покрывающими обе щеки.
- Я хочу сказать свое слово, - воскликнул он и поднялся. Все взоры обратились на него. – Мои братья... и сестры, - он метнул быстрый взгляд в сторону единственной женщины в Совете. – Как вам всем хорошо известно, альтернативные реальности, другие миры и прочее – банальные выдумки и суеверия прошлых лет. Я не вижу никакого смысла верить словам этих чужаков!
- Но послушай, брат Хорен, - поднялся еще один джаффа, много моложе старца. – Мне кажется, этот человек говорит о Чаппа’ай.  Истории наших предков известны случаи о сбоях в их работе.
- Чаппа’ай намного меньше в размерах, чем они говорят! – не сдавался старец. – Это наглая ложь нашему славному Совету!
Послышался гулкий ропот. Се’так решил, что пора немного перевести.
- Они говорят, что неплохо было бы пояснить, какие именно кольца перехода вы имеете в виду, – вежливо уточнил он у Френка. – Опишите, как они выглядят. Братья! – обратился он к спорщикам. – Прошу вас, садитесь. Позвольте чужакам объясниться.
Бормоча какие-то возражения, Хорен грузно сел на место. Следом сел и молодой джаффа, не сводя со своего оппонента настороженного взгляда.
- Кольца из неизвестного нам сплава. Те из них, которые расположены в космосе, имеют диаметр в несколько километров. Планетарных мы видели очень мало, их диаметр - несколько метров. Я не физик и не смогу объяснить принцип их работы... Тем более что строили их не мы. Знаю только, что они позволяют нам перемещаться мгновенно на любое расстояние до других таких же.
Се’так переспросил насчет единиц измерения и размеры Врат, после чего передал его слова Совету.
- Я же говорил! – вскричал старец по имени Хорен. – Не бывает Чаппа’ай таких размеров!
- Значит, этот чужак говорит не про Чаппа’ай, - осторожно возразил его сосед.
- Какие еще кольца дают возможность мгновенно перемещаться между планетами?!
Джаффа еще некоторое время дружно переругивались на своем каркающем языке, как вдруг женщина, до сих пор молчавшая, встала. Джаффа умолкли.
- Спасибо, братья, - сказала женщина, когда наступила тишина. – С вашего позволения, я хотела бы задать чужакам несколько вопросов.
Она мягкой кошачьей походкой вышла на середину зала и встала в нескольких шагах от круглого возвышения, устремив прямой решительный взгляд на морпехов. С виду ей было лет едва ли за тридцать, на ней был длинный коричневый плащ, как и на всех прочих джаффа, а держалась она так гордо и независимо, что вокруг нее ощущалась почти материальная аура решимости. Судя по всему, это была на редкость сильная личность. Черты лица ее были мелкими, тонкими, европеоидными – как сказали бы на Земле. Светло-русые волосы непослушными завитками спускались ниже плеч, а серые глаза смотрели открыто и уверенно.
- Брат Се’так, - сказала она почтительно. – Могу я рассчитывать на тебя?...
- Конечно, сестра, - ответил джаффа, коротко, но учтиво поклонившись. – Тау’ри, это Айрин Инерра Хейль, верховный представитель планеты Хак’тил, - представил он женщину.
Та, услышав свое имя, едва улыбнулась уголками губ.
- Она задаст вам несколько вопросов.
- Для начала, - сказала Айрин, не дожидаясь ответа землян, - я бы хотела услышать ваши имена.
Повисла напряженная пауза. А действительно – до сих пор никто из членов Совета не предположил даже, что чужаков можно называть по имени!
Се’так перевел:
- Пожалуйста, представьтесь.
- Френк Камински, - сержант показал рукой на себя.
- Кэтлин Ранкс, - девушка повторила жест Френка.
- Ваши имена похожи на имена тау’ри, - сказала женщина, глядя на них так, словно видела насквозь. – Вы и есть тау’ри?
- У нас есть биологические различия с людьми в этой вселенной. Не говоря уже о том, что наши организмы биологически и генетически усовершенствованы. Но тем не менее - да, мы люди. Только иные.
Се’так перевел и добавил от себя:
- Я бы спросил их, с какой они прибыли планеты.
- Да, ты прав, брат, - спокойно согласилась женщина. - Спроси их об этом.
- Как называется та планета, с которой вы начали свои странствия по космосу? – спроси Се’так.
- Земля. Там мы родились.
Айрин обернулась к Совету.
- Земля… - повторила она с легким акцентом. – Кто слышал об этой планете?...
Началось короткое обсуждение, пока наконец кто-то не вспомнил, что так тау’ри называют свою планету. Или не так, но как-то похоже. В итоге условились считать, что пришельцы эти с Тау’ри.
- И что же, - спросила Айрин, - вы утверждаете, что пришли на нашу планету из некоего другого мира?
- Да, мы утверждаем это, - морпехам, откровенно говоря, надоело всё это непонимание.. Сперва корпораты, теперь эти.
- Как, по-вашему, такое могло случиться? – спросил Се’так, опережая женщину.
- Ошибка при настройке Врат. Как бы вы ни думали, другие пространственно-временные реальности существуют, - сержант сделал паузу. - Нас немногим более трёх тысяч, и все находятся в планетной системе Альфы Центавра. Даже остановка там едва не закончилась сражением, в котором участвовало бы более тридцати кораблей.
- Вы что-нибудь слышали про Квантовое Зеркало? – вдруг спросила Айрин, вызвав своим вопросом возмущенный ропот.
- Нет, ни разу, - Френк ответил. - Мы не достигли значительного развития в сфере квантовой физики.
Сержант подумал, что Айрин говорит о каком-то физическом явлении.
- Да что ты говоришь, сестра! – вдруг сердито выкрикнул кто-то из Совета. Айрин обернулась. – Это глупые выдумки.
- Да, - поддержал его старик Хорен. – Квантовое Зеркало – просто глупая легенда.
- Это не легенда! – жестко возразила Айрин, медленно прохаживаясь вдоль каменного стола, за которым сидели джаффа. – И не глупая выдумка. Это записано нашими предками!
- Это пережитки древних верований, - сказал еще один джаффа, и Айрин резко обернулась к нему.  – Всего лишь слухи… не стоит им доверять.
- Никто из вас не верит в существование Квантового Зеркала, - спокойно ответила женщина, - лишь потому, что ни разу его не видели. Стало быть, и в гоа’улдов вы не верите?  Лично-то многие из вас с ними не встречались!
Повисла короткая пауза – слова женщины попали в цель.
- Так вот, - продолжила она, когда возмущенное бормотание улеглось. – То, что говорит этот человек, напоминает хроники достопочтенного А’тона*. Он писал о Квантовом Зеркале.
- Всего лишь легенда, - фыркнул кто-то.
- И что же, - снисходительно обратилась к нему Айрин, - по-вашему, братья, пирамиды яутжа – тоже легенда?
Джаффа замолчали.
- Глупые выдумки, - упрямо повторил Хорен.
- Расскажите нам о той пирамиде, которую вы нашли на одной из планет, - обратилась Айрин к пришельцам, воспользовавшись тем, что больше никто не стал возражать. Как только Френк упомянул о некой постройке пирамидальной формы в своем рассказе, Айрин подумала сначала о гоа’улдах, которые не беспокоили джаффа уже сотню лет, потом о более серьезных противниках – яутжа. Возможно, в этом что-то есть…
Се’так перевел.
- В высоту она была метров сто, на стенах какие-то непонятные нам рисунки и узоры... Наш взвод отправили внутрь. Там - темнота, множество ходов и ответвлений. Наш шаттл пытался взорвать дверь внутрь, которая заблокировалась - но был уничтожен. Просто пропал. Также безрезультатным оказался обстрел с орбиты. Суммарный залп мог уничтожить город, но не повредил пирамиду. Периодически изменялась структура внутренних ходов. Из живых существ внутри… похожие на местных обитателей планеты - раз, какие - то твари с кислотой вместо крови - два, и как минимум одно существо, чей технологический уровень превышал наш, не говоря уже об остальных обитателях пирамиды. За каждым поворотом могла прятаться смерть в различных видах - будь то невидимая мина, разряд в миллионы вольт-ампер или узконаправленный пучок высокоэнергетичных лучей.
При переводе последних фраз Се’так слегка замялся и сообщил джаффа что-то типа «опасности на каждом углу», ибо ему не было известны амперы и прочие единицы измерения землян, кроме самых распространенных. Услышав рассказ Френка о пирамиде, Айрин торжествующе обернулась к Совету.
- Видите, братья, - воскликнула она, театрально взмахнув руками. – Вы говорили, что пирамиды яутжа – легенда. И вот вам подтверждение!
- А откуда нам знать, что они все это не выдумали? – фыркнул старец Хорен.
- Да, - поддержал его сосед. – Глупые сказочки. Стыдись, сестра, ты член Совета, а веришь страшилкам для детей!
Послышались осторожные смешки. Шетун, наблюдающая за действием около круглой стены вместе с остальными воинами, вспыхнула от обиды за свою предводительницу, но ничего не сказала.
- Братья, прошу вашего внимания, - вдруг раздался чей-то вкрадчивый мягкий голос.
С краю одного из полукруглых столов поднялся смуглокожий джаффа лет сорока пяти, с гладким крепким лицом, крупными глазами и копной угольно-черных волос. Он был солидного сложения, в коричневом плаще с золотой отделкой и какими-то ритуальными ожерельями, спускающимися с шеи. Он был высок, с гордым прямым взглядом, и вся его фигура внушала какое-то суеверное уважение. От него веяло хладнокровным высокомерием и властностью. Увидев, что он поднялся, Айрин потупила глаза, а все остальные члены Совета сразу замолчали.
- Благодарю вас, - также спокойно и мягко ответил поднявшийся джаффа. Он до сих пор молчал и не выдавал никаких комментариев, да и вел себя тихо и скромно, не привлекая лишнего внимания. И даже почему-то позволил Се’таку вести собрание, хотя должен был сделать это сам. – Братья, позвольте вам кое-что разъяснить, - он вышел из-за стола и встал неподалеку от центрального возвышения. – Сестра, я понимаю твои стремления, но, будь добра, сядь на место, - сказано было спокойно, но в этой просьбе чувствовался приказ.
Айрин не стала спорить и поспешно села на свое место.

* Анкеты погибших Свободных Джаффа – см. анкету 3.

0

4

- Итак, - продолжил джаффа, когда все успокоились. – Послушайте меня внимательно, господа. Будучи формально главой Совета, я никогда не ущемлял вашу свободу и терпеливо относился к мнению каждого из вас, - его глаза поочередно останавливались на каждом члене Совета, кто-то выдерживал взгляд, кто-то опускал глаза в стол. – И я не буду пользоваться данной мне всеми вами властью и сейчас, и когда-либо в будущем, потому что наша сила в единстве мнений, а не в слепом подчинении. Сейчас вы все, - он медленно прохаживался взад-вперед, заложив руки за спину, и полы его плаща слегка колебались движением воздуха, - готовы либо принять сторону чужаков, либо высказаться против. Но вы забываете главного – пока чужак не совершил первый шаг к войне, он имеет право обратиться к Совету. Прошу всех вас не забывать этого. Отриньте вашу неприязнь к землянам, умерьте свой скептицизм и взгляните на историю этих людей со свойственной вам справедливостью суждений. Не забывайте о том, что мы поклялись судить справедливо и беспристрастно, поэтому выслушайте наших гостей и позвольте им предоставить доказательства их правоты. Они пока не совершили против нас ни единого преступления, поэтому считаются нашими гостями.
Если у джаффа и нашлись какие-то возражения, никто их не высказал. Се’так тактично промолчал про инцидент с броней.
- Это Рахек, глава Совета, - тихо пояснил тем временем Се’так Френку. – Говорите с ним честно – и вам никто не причинит вреда. Он справедлив и мудр.
- Ну а что касается вас, братья по разуму, - обратился Рахек к Френку и Кэтлин. – Вы хотели нам что-то показать. Что же это?
Се’так перевел:
- Он говорит, что вы хотели показать что-то.
- Мы можем показать многое - начиная от наших миров и заканчивая тем, что произошло с нами уже в этой вселенной, - спокойно ответил Френк. - В мою броню, которая осталась у ваших воинов, встроен проектор. С его помощью, если позволите, я покажу вам всё это.
- В оружие, которое у них отобрали при входе, встроен проектор с записью, - пояснил Се’так. – Мастер, если вы позволите…
- На Совет запрещено приносить оружие, - гордо отрезал Рахек. – Спроси, брат, нельзя ли принести только проектор.
Се’так поспешно перевел его слова.
- Можно. Я способен его снять и принести сюда.
- Иди один, - разрешил Рахек. – Девушка пусть останется. Тебя проводят наши воины, чтобы ты не запутал по пути, - хотя на самом деле всем было предельно ясно, что воины будут сопровождать Френка для того, чтобы тот не наворотил делов.
Арен и Шетун ждали его около арочного выхода.
Они проводили Френка к бронекостюмам. Разумеется, нетронутым, раз ни один из них не взорвался.
Снять проектор было не так сложно - сам он располагался в шлеме, в котором заодно и были квантовые блоки ИскИна. Вытащить один из автономных энергомодулей для питания - тоже.
Обратно они вернулись тем же путем.
- Мне нужно место, куда можно поставить систему... на уровне примерно полутора метров от пола, - Френк показал рукой высоту. - И напротив - темное пространство, чтобы лучше было видно.
Члены Совета тихо перешептывались, обсуждая странное электронное устройство пришельцев. Шетун, все еще злясь на Френка за обман с броней, нехотя показала на каменную кафедру, стоящую на возвышении, откуда Се’так вел собрание. Рахек одобрительно кивнул. И хоть напротив располагались арки, ведущие в каменные коридоры, камеру можно было направить куда угодно, в любую сторону, чтобы изображение проявилось на стенах.
Это была не просто камера - это был объёмный проектор, что было даже лучше в создавшейся ситуации. Зал озарился голубым сиянием - на расстоянии в несколько метров от проектора, так, чтобы всем было видно, появилась картинка. Объёмная. На ней была Земля, как она выглядела до удара Ксулов.
- Наша планета за несколько десятков лет до нашего отлёта, - сказал Френк.
Через несколько секунд картина изменилась - теперь камера словно неслась над поверхностью земли, мелькали природные ландшафты и города Союза. И снова изменилась. Земной шар потемнел, следы от пожаров и попадания метеорита, запущенного Ксулами.
- Это за недели до нашего отлёта. Наша планета была атакована Охотниками Рассвета. Существами, не имеющими чувств, разумными машинами. Погибло семь миллиардов человек. К счастью, нам удалось отбить атаку, а другие наши миры они не тронули, - одна за другой сменились проекции с записями боёв и других планет, входящих в Союз.
Потом - очертания группы стремительных межзвёздных кораблей, больше десятка массивных корпусов.
- Это всё, что мы смогли собрать в ответ. Наш транспорт - корабль Корпуса "Гендерсон" - Френк приблизил изображение крейсера.
На проекции внезапно возникло изображение двойной звезды. Голубой гигант, вокруг которого вращался белый карлик. И чуть поодаль - кольцо диаметром в двадцать километров.
- Сириус А, Сириус Б и пространственные Врата в этой системе. Через десять лет после отлёта с L4 наш флот прошёл сквозь них в систему Охотников Рассвета. Мы уничтожили их, но возвращаясь, - проекция показала Врата в системе Ксулов, - случился сбой. То ли ошиблись наши пилоты, то ли древнее устройство неправильно сработало, но мы вышли не в той реальность, в которой должны были выйти. Сами мы были в криосне, так что корабли вел искусственный интеллект, Кассий. Он не мог различить это.
Изображение снова сменилось - теперь там была система Центавра.
- Вот здесь Кассий завершил торможение и разбудил экипаж. Эти звёзды - Альфа, Бета и Проксима Центавра. Всё бы хорошо... Вот только в НАШЕЙ, - Френк подчеркнул это слово голосом - вселенной у этих звёзд нет планет. В ВАШЕЙ - целые планетные системы. Это сбило как нас, так и Кассия. Потом нас встретили местные люди.
Появилось изображение корабля корпоратов, висящего на орбите. Потом - противостояние двух военных флотов.
- Эта встреча едва не закончилась масштабным космическим сражением. Что было с ними дальше - мы не знаем. Мой взвод получил приказ исследовать постройку неизвестного происхождения, - собственно сама постройка сразу же появилась на проекции. - И мы вошли внутрь. Дальше был только ужас. Я не буду комментировать, смотрите сами.
В ускоренном темпе, только самые важные эпизоды того времени, которое морпехи провели внутри пирамиды Хищников. Стычки, изменения переходов, и главное - момент покидания пирамиды. Момент прохождения сквозь тёмную субстанцию. И появления на планете джаффа. Темнота, дождь, попытки сориентироваться. И уменьшенная копия пространственных Врат.
- Дальше вы сами знаете. Нас встретили ваши воины, и вот сейчас мы здесь. Если у вас есть ещё какие-то вопросы, то я постараюсь на них ответить словами или показать вам.
Некоторое время члены Совета перешептывались и обменивались мнениями. Се’так немного растерялся и явно не знал, переводить их комментарии или нет.
- Удивительно, - наконец произнес глава Совета. – И вы хотите сказать, что в своей вселенной никогда не встречались с гоа’улдами и воинами джаффа? В вашей истории есть хотя бы какие-нибудь упоминания о нас?
- Нет. Мы знаем лишь четыре цивилизации нашей вселенной. Нас - людей, Номмо, Аханну и Охотников Рассвета, или Ксулов, - каждая из рас была показана с помощью проектора.
- Ваша Земля разительно отличается от той Земли, что знали наши предки, - перевел Се’так последующие слова Рахека. – Что вы еще можете сказать об этих… Охотниках?
- Эти существа намного старше нас. Мы полагаем, что им два миллиарда лет. Они считают себя властителями галактики, вдобавок им чужды любые эмоции. Они не знают ни боли, ни страха, ни сожалений. Любую цивилизацию, достигшую каких-либо технических достижений, они считают угрозой своему господству и либо загоняют в каменный век выживших после астероидной бомбардировки, либо сжигают всю систему в пламени, превращая их звезду в сверхновую.
Послышался громкий обмен мнениями – скептик Хорен вновь говорил что-то о лжи и легендах. Его поддержало несколько членов Совета.
- Брат Хорен, - снисходительно обратился к нему Рахек. Он был намного моложе Хорена, что, впрочем, не мешало ему взирать на него с некоторым высокомерием. – Разве ты забыл правило – не обвинять гостей в лжи, пока не будет хотя бы одного доказательства того, что они лгут?
- Но… брат Рахек, это не значит, что можно верить всяким сказкам! – опешил Хорен. – Ты ведь не хочешь сказать, что то, что они показали, является сущим доказательством их слов?
- Нет, конечно, - покачал головой Рахек. – Но и нельзя безосновательно отвергать их слова. Ты ведь помнишь легенду о яутжа?
- Сказки, - фыркнул Хорен.
- Тогда что ты скажешь о пирамиде, которую мы видели на записи? Разве могли эти люди знать наши легенды?
Хорен помолчал.
- И все же, - продолжил он, спустя некоторое время, - яутжа не существует. Это выдумки, просто часть культурного наследия наших предков.
Вдруг один из джаффа поднял руку и поднялся.
- При всем уважении, брат Хорен, - с легкой угрозой сказал он, - эта «сказочка» убила моего прадеда. Обезглавила его, а голову утащила в свое логово.
- Ты родился намного позже того, как твой прадед погиб на охоте, - фыркнул Хорен.
- Мне рассказывала матушка, - не сдавался джаффа. – И сыновья охотников, которые были с ним в тот день.
- Это легенда, - гнул свое Хорен.
- Нет, - вдруг подала голос Айрин. – Хроники нашей великой воительницы Ишты говорят о том, что джаффа приходилось сталкиваться с невидимыми воинами еще в эпоху освободительных войн.
- Прошу вас закончить споры, уважаемые, - мягко, но решительно прервал их Рахек. – Вы все правы и неправы одновременно, каждый по-своему. Что мы знаем? Доказательств существования яутжа нет, однако эти люди утверждают, что сталкивались с ними. Есть запись пирамиды, которая известна нам лишь по описаниям. Вопрос – откуда могли они знать о наших легендах?
- Совпадение, - неохотно бросил Хорен.
- А если нет? – вскинулась Айрин. – Что если это не сказки? И Квантовое Зеркало тоже?
- Уж скорее яутжа правда, чем твое Зеркало, - ответил ей ее сосед. Айрин смерила его презрительным взглядом.
- Братья, не забывайтесь, - вновь напомнил о себе Рахек. – Кто-нибудь хочет задать вопрос людям Земли?
Джаффа замешкались. Вопросов у всех было много, однако почему-то никто ничего не спрашивал.
- Тогда я спрошу, - решил Рахек. – Френк Камински, вы сказали, что нашли некий портал, который перенес вас из пирамиды на нашу планету. Это произошло случайно, не так ли, и вы не имели цели контакта с нашей Нацией?
- Именно. Мы хотели лишь убраться подальше от смерти внутри пирамиды. Меньше чем за сутки я потерял двадцать солдат, оснащённых нашими последними разработками вооружения и подготовленных для сражения в любых условиях с любым известным и предполагаемым противником.
- И вы вышли из Чаппа’ай? – перевел Се’так.
- Нет. Нас выбросило в каком-то лесу, рядом с ямой-ловушкой... До ваших Чаппа’ай мы шли несколько часов, просто выбрав направление.
- И вы можете описать это устройство? Как оно выглядело с «нашей» стороны?
- Да никак... такая же тёмная хрень, как и всё вокруг. Такое ощущение, что  нас просто выбросило на поверхность.
- Что… что темное? – нерешительно переспросил Се’так.
- Хрень. Нечто не отличающееся от окружающего и не имеющее названия в данном случае.
- Яаасно… - понимающе протянул Се’так, хотя, на самом деле, он ничего не понял. – Значит, «хрень»? – переспросил он, мысленно пополняя свой словарный запас языка тау’ри. – Интересно. Брат Рахек, этот человек говорит, что это загадочное устройство называется «хрень». Братья, кто-нибудь слышал раньше это слово?
Члены Совета начали обсуждать, что значит загадочная «хрень», и никто так и не вспомнил, где мог слышать это слово раньше. Айрин высказала предположение, что это что-то на языке яутжа.
- Так вы… можете отвести нас к этой «хрени»? – перевел наконец Се’так вопрос Рахека. Всем, и ему тоже, стало ужасно интересно, как же эта «хрень» выглядит.
- Лишь примерно. Я не запомнил столь длинный путь так точно, чтоб привести вас к устройству. Если это вообще устройство, а не просто выходная точка.
- Хорошо. Оставим пока этот вопрос, - сказал Рахек, обращаясь к Совету. Се’так на всякий случай перевел. – А теперь, гости-земляне, - он обернулся к морпехам, - главный вопрос. Каким образом вы планируете вернуться назад?
- Не знаю, - Френк покачал головой. - Мы даже не знаем, в каком именно месте галактики находимся, и не можем связаться с Корпусом.
- Вы умеете пользоваться Чаппа’ай?
- Нет.
- Мы могли бы отправить вас на любую планету, которую вы назовете, но если вы не знаете адреса Чаппа’ай, это будет проблематично. Тогда расскажите нам побольше о невидимых воинах.
- Если бы мы могли соотнести эти адреса и реальные планеты... - вполголоса проговорил Френк. - Я сомневаюсь, что они действительно невидимые. Очень хорошая маскировка, по всем спектрам. Но открытых столкновений почти не было... Все происходило внезапно и быстро - настолько, что наши датчики едва успевали засечь движение. Такое ощущение, что они наизусть знали план этой пирамиды. Нам удалось ранить одного - но потом мы его потеряли в системе ходов.
Хорен фыркнул, но возражать не стал. В конце концов, большинство членов Совета были склонны поверить фантастическому рассказу землян.
- А что, - вдруг быстро спросил Се’так уже от себя, - их так сложно убить?
- Не знаю насчет убить, но попасть в них сложно.
Удовлетворенно кивнув, Рахек обернулся к «братьям».
- Если у кого-нибудь есть вопросы, - величаво проговорил он, - вы можете их задать. Я узнал все, что хотел, ваша очередь.
- У меня только один вопрос, - недовольно проворчал Хорен. – Что мы будем с ними делать?
- Хороший вопрос! – воскликнул Рахек. – Будут предложения?
Послышалось нестройное бормотание. Айрин встала.
- Брат Рахек, - твердо сказала она, - мы живем на этой планете более сотни лет, а раньше здесь жили наши предки. В истории джаффа ни разу не упоминаются порталы яутжа на Чулаке. Я считаю, стоит проверить, как эти люди попали сюда. Если на нашей планете есть их врата, мы все в опасности.
Хорен демонстративно прикрыл глаза рукой.
- Сестра, ты же сама сказала – мы живем здесь сотни лет, - с наигранной усталостью протянул он. – Если бы яутжа существовали и могли пробраться на нашу планету, они бы уже себя проявили.
- Так они и проявляли! Ты же читал хроники А’тона, брат!
- Это было более сотни лет назад.
- Не такой уж долгий срок!
- Ну хватит, - решительно прервал их препирательства Рахек. – Брат Хорен, мы уже решили, что не будем отметать вариант существования яутжа. Сестра Айрин, эти люди не помнят дорогу, которой пришли, и вряд ли смогут точно привести нас к порталу. Все, что мы сейчас можем сделать – это решить, что делать дальше. И я думаю, выбор очевиден…
Он выдержал небольшую паузу.
- Мы должны предложить этим людям военный союз! – торжественно завершил он.
Повисла неловкая пауза.
- Но это невозможно! – вскричал Хорен, вскакивая с места. – Брат Рахек, при всем уважении… они же тау’ри!
- Брат Хорен, - снисходительно глянул на него Рахек. – Наши предки успешно заключали союз с тау’ри и воевали против гоа’улдов.
- И тау’ри в итоге предали наших предков!
- Мы не знаем этого точно. Знаем лишь, что они перестали выходить на контакт. Об остальном история умалчивает.
- Но ты же не предлагаешь… ты же не… - запутался в своих мыслях Хорен.
- Прошу тебя, сядь, брат, - спокойно попросил Рахек. – Я предложил именно то, что хотел сказать. Предлагаю сейчас отпустить этих людей на некоторое время… под надзором, конечно, а нам – посовещаться относительно моего предложения.
У кого-то снова нашлись замечания, и Рахек для экономии времени предложил проголосовать. Вскинули руки те, кто был за дальнейшее обсуждение без присутствия морпехов. Проголосовали в пользу этого варианта восемь джаффа против четырех. Рахек довольно улыбнулся.
- Спасибо, братья, - сказал он. – Брат Се’так, я прошу тебя остаться с нами, а за этими людьми присмотрит Арен.
Арен, стоящий у стены в тени, шагнул вперед, выражая готовность.
Се’так кратко изложил морпехам ситуацию:
- Совету необходимо посовещаться. Рахек хочет предложить вам военный союз. Сейчас Арен проводит вас в город – там вы сможете отдохнуть и поесть. Не шумите, и все будет хорошо. Мы на пути к миру.

0

5

Оставшиеся около Звездных Врат (или Чаппа’ай, как называли это устройство джаффа) морпехи успели уже немного расслабиться на солнышке, как вдруг их внимание привлек какой-то резкий скрежет, прорезавший прохладный утренний воздух. Кольцо Врат, покрытое таинственными символами, принялось медленно вращаться, лампочки по окружности вспыхивали оранжевым светом, и от всей этой конструкции исходило неприятное дребезжание. Что-то происходило.
Что-то…
Вот и отреагировали морпехи "как-то". Что представляет собой отряд солдат без командования, даже если это элита вооружённых сил? Правильно, толпу.
Морпехи отошли подальше от Врат, но только два человека взяли чужую конструкцию на прицел лазерных винтовок. Мало ли что оттуда вылезет.
Увидев, что глупые людишки направили на Врата свое оружие, джаффа, оставшиеся на холме по распоряжению своего командира, повскакивали и принялись кричать что-то на своем языке, размахивая руками. Потом подняли свои посохи и, выставив их вперед, понеслись вниз, продолжая кричать какие-то угрозы. Кажется, им не нравилось, что морпехи занялись самодеятельностью.
- Арай кри! – кричали они, помахивая посохами.
Наверняка это значило что-то типа «канайте отсюда, блеать».
Морпехам хватило ума не стрелять - ни по Вратам, ни по джаффа. Опять же, мало ли, чем кончится... Они опустили лазеры, отдав команды ИскИнам брони открывать огонь из встроенного орудия в случае крайней опасности.
Зажглись последние символы на Вратах, и из центра кольца вырвался стремительный голубой вихрь. И тут же втянулся назад, образовав внутри кольца слабо подрагивающую бело-голубую поверхность, словно неспокойную водную гладь. Из этой колышущейся пелены с громким чпоканьем стали появляться люди… или, правильнее будет сказать – джаффа. Мужчины и женщины, вооруженные посохами, стремительно выбегали из кольца, тремя точными прыжками спускались по ступеням и принимались что-то наперебой рассказывать встречающим их джаффа. Морпехи заметили, что у некоторых порвана одежда, на руках и ногах запеклась кровь, а лица измазаны какой-то грязью… К слову, выглядели они все так, словно с кем-то крепко подрались.
Наконец голубая гладь, затянувшая Врата, исчезла. Все джаффа – а их вернулось не меньше дюжины – оказались на месте. Они что-то кричали на своем языке, размахивали руками – словом, вовсю рассказывали встречающим, что с ними случилось. Наконец, закончив свой эмоциональный рассказ, они нестройной гурьбой понеслись по направлению к холмам, держа в руках посохи. Охранники Врат на несколько секунд замешкались, не зная, как поступить – оставить морпехов одних или остаться? Наконец они решили остаться около Врат. Сев на ступеньки, они принялись тихонько переговариваться, не обращая никакого внимания на «гостей». Им явно никто ничего не собирался объяснять.
Морпехи тоже не обращали внимания на стороживших их джаффа. А вот на новоприбывших они его явно обратили.
Привычные глаза солдат и точные - ИскИнов пытались выделить малейшие детали, которые указали бы, с кем столкнулись прибывшие или хотя бы каким оружием они сражались.
Толку от этого было немного. Десантники тоже активно и довольно громко переговаривались - они уже поняли, что их язык тут практически никто не понимает и что можно обсуждать всё, что угодно. Проскользнуло и несколько явных нецензурных эпитетов в адрес джаффа. Ну а в остальном - всё было без изменений. Разве что морпехи подсознательно крепче сжали свои лазерные винтовки.
… Джаффа прибежали в город-крепость. Френк Камински не обратил бы на них никакого внимания, если бы воины не пронеслись дружной толпой мимо него и не принялись что-то активно доказывать охранникам здания Совета. Наконец кое-кого пропустили внутрь, остальные же остались на улице. Вокруг них уже начала собираться толпа любопытных, желающих узнать, что такое случилось.
Шетун, хмуро рассказывающая Френку и Кэтлин о городе, с тревогой на лице обернулась в сторону быстро растущей толпы.
К морпехам она относилась прохладно и была явно недовольна тем, что Рахек спровадил ее и Арена сопровождать этих «гостей» и показывать им город. Они что, экскурсоводы? Арен сердито отмалчивался и имел на это полное право – он не знал языка тау’ри. Поэтому все обязанности по беседе с землянами легли на девушку.
- Что там такое? – спросила Шетун у Арена на языке гоа’улдов, который морпехи не понимали.
- Понятия не имею, - мрачно бросил Арен. – Я сбегаю узнаю.
Девушка кивнула. Она быстро потеряла интерес к землянам, ведь рядом происходило что-то более интересное. Ей вдруг захотелось запереть Френка и Кэтлин где придется и заняться проблемами своего города.
А зря. По крайней мере, они были благодарными слушателями - тяга к новому, к познанию была в крови у большинства морпехов-добровольцев. Ну и чисто военный интерес - Френк прикидывал варианты, как, например, "взять" город без поддержки с воздуха.
И уж конечно Френка и Кэтлин не могло не заинтересовать прибытие толпы джаффа, явно побывавших в переделке. И что-то им обоим подсказывало, что не просто так вокруг неожиданного события происходит такое оживление. Наверняка что-то важное.
Они обдумывали и предложение о военном союзе. Формально такие вопросы должен был решать офицер званием не ниже полковника, а в идеале - командующий экспедицией. Но с ними было невозможно связаться, и тем более невероятным было появление здесь офицеров. А значит, командующим сейчас был именно он.
«Ладно, с этим потом», - подумал Френк.
- Что произошло? Откуда они? - почти сразу Кэтлин спросила у Шетун.
- Мне это не есть знать, - ответила девушка, не глядя на нее. Говорила по-американски она, мягко говоря, хреново, гораздо хуже Се’така. – Война с гоа’улд не кончаться, - вдруг зачем-то добавила она.
- Война... опять война, - сквозь зубы. - А из-за чего вы сражаетесь?
Шетун прямо посмотрела на нее, откинула с лица прядь светлых волос.
- Вы не знать история наш война, - ответила она. – Вы не понять. Это больше, чем война.
- Мы не знаем истории, это правда... Но почему же мы не можем понять?
- Вы не знать весь жестокость гоа’улд! – отрезала Шетун своей неподражаемой самоуверенностью. – Больше могущественный враг не бывать в этой галактика!
К компании незаметно побежал Арен и окликнул девушку. Она обернулась, и джаффа принялся что-то ей торопливо втолковывать. Шетун внимательно слушала, кивая головой и изредка что-то переспрашивая. Затем… затем оба, даже не глянув на морпехов, побежали в сторону здания Совета. Про землян, за которыми им поручили присматривать, они попросту забыли.
- Мы сражались с врагами, с лёгкостью уничтожавшими целые системы, и победили их, - спокойно произнёс Френк. Шетун скорее всего уже ее услышала его ответ.
- Что они могут вообще знать о жестокости и войне? Френк, нам хватило бы максимум роты, чтобы поставить эту планету на колени...
Морпехи продолжили разговаривать, наблюдая за происходящим вокруг.
Джаффа умчались, словно их и не было. Зато морпехами сразу же заинтересовались мимо проходящие воины. Они то ли были не в курсе, что на планету внезапно прибыли земляне, то ли были недовольны, что такие звери гуляют без охраны. На двоих людей бесцеремонно направили какое-то странное оружие, напоминающее пистолет, только в форме сложившейся буквой Z змеи, и принялись оживленно что-то кричать на своем языке, явно какие-то угрозы.
Наконец к этой компании быстренько подрулили еще один джаффа из охраны крепости Совета и что-то объяснил. Наверняка что-то типа: «Не надо беспокоиться, ребята, с ними уже разобрались». Тогда джаффа нехотя опустили оружие и жестами показали, чтобы люди шли вперед, к каменному зданию, откуда те недавно вышли.
- Да пошли вы все нахрен! - коротко ответил Френк. Ему явно не хотелось никуда идти, тем более когда ему пытается приказывать непонятно кто.
Впрочем, морпехи таки пошли по направлению к зданию. Сыграло то ли любопытство, то ли понимание, что идти на конфликт сейчас совершенно не стоит.
Успокоившись, джаффа остановились около ворот. В арку морпехов так и не пустили, зато принялись наперебой что-то им говорить и отчаянно жестикулировать руками. Что происходит, эти оба решительно не понимали. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы из арки внезапно не появился гневный Се’так. Он что-то приказал охранникам, злобно сверкнув глазами.
- Идите за мной, - сказал он морпехам. – Не отставайте.
- Хорошо, - судя по всему, морпехи были нужны. Вопрос только - зачем.
Отставать никто не собирался, тем более что Се'так шёл не особо быстро.
Джаффа шел впереди, совсем не боясь подставлять спину землянам. Он был чем-то сильно раздосадован и ни в какие комментарии не вдавался. В одном из коридоров из-за поворота прямо на него вылетела взбудораженная Шетун и прямо с ходу начала что-то тараторить на языке гоа’улдов. Се’так сердито прикрикнул на нее, но девушка не успокоилась, продолжая активно доказывать свою точку зрения. Тогда Се’так взял ее крепкими руками за плечи и бесцеремонно встряхнул.
- Шетун Лхау, - строго сказал он. – Ты – воительница Хак’тила, веди себя соответственно!
- Но…!
- Ты меня разочаровываешь! Мало того, что ты оставила этих людей одних, и они могли натворить что угодно, так ты еще и совершенно не понимаешь ситуации. Совет считается с твоим мнением только когда оно совпадает с моим, так что постарайся поменьше говорить.
- Мы должны отомстить! – не унималась Шетун. – Мы должны спасти наших воинов!
- Успокойся же! Тобой движет инстинкт воина, но есть еще такая вещь, как военная тактика. Полезная штука, кстати.
Щеки девушки запылали. Она ненавидела, когда учитель таким образом ставил ее на место, указывая на недостаток тактического мышления.
- Поэтому успокойся и послушай, что скажет Рахек. Он редко ошибается. И проследи наконец за этими ребятами.
Шетун силой воли промолчала. Се’так отпустил ее и быстро побежал вперед. Когда морпехи хотели двинуться за ним, Шетун остановила их взмахом руки.
- Стойте, - сказала она. – Мы идти следом, но медлить.
- Что происходит?! - теперь Френк уже спрашивал громко и настойчиво.  - Ответь нам. Мы постараемся понять.
Шетун гневно воззрилась на него. Но все же решила ответить:
- Это началось несколько дней назад, когда стали приходить тревожные вести… Похоже, Ба’ал объявил нам войну.
- Война... С теми, кого вы назвали "гоа'улд"?  И кто такой Ба'ал? - Идущий следом за Ше'тун Френк продолжал задавать вопросы, жутко коверкая чужие слова.
Гневный взгляд он предпочёл нужным не заметить.
- Ба’ал есть гоа’улд, да, сам могущество. Он подчинять огромный армия джаффа, он покорить Галактику время много назад, - сказала девушка. – Он… - она задумалась, вспоминая нужное слово, - «пешка» другой гоа’улд, Анубис. Анубис оставаться в тени, Ба’ал делать все за него.
- Значит Анубис их командир, а этот Ба'ал лишь исполняет его приказы? - типичная сержантская логика, хоть и в двадцать четвёртом веке. - Но покорить галактику... У них настолько большой звёздный флот, способный быстро преодолевать расстояния в сотни световых лет?
- Они иметь флот, да. Гоа’улды править Галактикой много тысячи лет и больше, - ответила Шетун. – Они есть наш главный враг, они есть наш поработитель. Мы освободиться, мы вершить революцию, но война не заканчиваться никогда! – глаза ее фанатично сверкнули, отражая свет факелов.
- Войну можно закончить. Но для этого нужно нанести удар, от которого ваши враги не смогут восстановиться. Удар, который полностью изменит баланс сил.
Шетун усмехнулась.
- Вы говорить, будто это так просто! – воскликнула она.
- Война никогда не бывает простой, - спокойно ответил Френк. - Но в своей истории мы смогли это сделать.

0

6

Наконец все трое дошли до пылающих оранжевым светом арок зала Совета.
- Вы внутрь лучше не входить, - хмуро предупредила морпехов девушка. – Мы постоять здесь.
На входе, кроме них, стоял еще уже знакомый морпехам Арен и несколько других джаффа. Они нетерпеливо переминались с ноги на ногу и поглядывали в арки круглого зала. Из коридора было не особо хорошо видно, что происходило внутри, зато прекрасно слышно. Хотя, землянам толку от этого было немного: джаффа перекрикивались и переругивались на своем странном языке – вот и весь совет. Рахек занял свое место на возвышении и пытался призвать членов Совета к порядку, но все равно находились дерзкие и крикливые джаффа (в основном из молодых), которые пытались что-то возражать. Се’так сидел и отмалчивался. Шетун тихо переговаривалась с Ареном.
Несколько минут морпехи стояли молча и неподвижно, прислушиваясь к спорам в Совете. Они не понимали слов, но подсознательно, по тону отрывистых фраз, чувствовали, что единства мнений нет даже и близко.
- О чём сейчас спорят в совете? - без задней мысли Кэтлин спросила у Шетун.
Френк же пытался "нащупать" передатчик своего бронекостюма с помощью имплантов, но толстые стены не оставляли шансов сделать это вне прямой видимости.
Далее все происходило без особых изменений: джаффа эмоционально и громко спорили, предлагали какие-то варианты и никак не могли сойтись на одном решении. Шетун нехотя пояснила, что обычно при заседании Совета в «дверях» никто не стоит, и все лишние покидают крепость. Однако сейчас «особый случай», и на Совете требуется присутствие командира разведотряда и некоторых очевидцев последних событий. Плюс ко всему – Рахек еще не решил, что делать с землянами, поэтому их решили держать на виду.
Не испытывая особого желания рассказывать о чем-то наглым землянам, Шетун поначалу отмалчивалась, но потом, когда ее все-таки достали, хмуро и кратко обрисовала ситуацию. Выяснилось, что Свободные Джаффа и гоа’улды находятся в состоянии «холодной войны». Гоа’улды уже долгое время не лезут на территорию джаффа, но явно хотели бы видеть их в качестве рабов, как это было сотни лет назад. Кто такие гоа’улды – Шетун толком не объяснила, зато у морпехов сложилась более-менее понятная ситуация последних событий. Пару дней назад группа неизвестных солдат, похожих на джаффа, напали на штаб Свободных Джаффа на планете Аргос. Подозревали слуг гоа’улда Ба’ала, и разведотряд с Чулака предпринял попытку узнать, что задумал Ба’ал: собирает ли армию, в каком состоянии флот и все такое. Однако, оказалось, на промышленной планете Ба’ала их уже ждали и, позволив пробраться на заводы, напали и попытались убить. Нападающими были джаффа, которые сохранили верность Ба’алу и не захотели встать на сторону Нации. Несколько Свободных воинов полегли в этой короткой схватке, но кое-кто успел вернуться через Врата. И сейчас Совет думает, как это расценить: начало новой войны или простая оборона территории? И как быть с нападением на Аргос? Иными словами, всем резко стало не до морпехов.
- Мастер Хорен связывать ваш явлений с война гоа’улд, - сказала Шетун, завершая свой короткий рассказ. – Он говорить, вы шпион и работать на Анубис.
- Он ошибается, - коротко ответила Кэтлин.
- Вы говорить так в любой случай! – усмехнулась Шетун. – Шпион Анубиса сказать бы также!
Внезапно Арен резко наклонился к ней и что-то прошептал. Девушка заглянула в арку. Потом ответила что-то воину-джаффа.
- Вас считать посланники гоа’улд, - обратилась она к морпехам.
- Жесть. Кого-то подстрелили в какой-то заднице вселенной, а мы виноваты, - хмуро проговорил Френк. Ему уже слишком надоело всё это. - За что вы так не любите землян?
Шетун не поняла половину из его фразы, но смысл вопроса дошел до нее. Она слегка усмехнулась. Ей вдруг захотелось рассказать правду.
- Не все читать «Хроники А’тона» и знать, что союзник-тау’ри не предавать наш народ. Их предать свои же, об этом говорить наш герой Тил’к, - произнося это имя, Шетун чуть возвела глаза вверх, словно обращалась к некоему божеству. – А’тон писать, что союз с тау’ри быть разрушен из-за действия внутренний враг, они закрыть Чаппа’ай на их планет и не продолжать больше войну с гоа’улд. Тил’к быть там и видеть все свой глаза. Он суметь сбежать перед тем как они закрыть Чаппа’ай. Новый правители Тау’ри отгородить свой планет от нас и гоа’улд, они собрать большой флот и больше не выходить на контакт. Многий джаффа расценить это как предательство, но «Хроники А’тона» говорить истину, мы чтить их и верить. А’тон быть сын Тил’к. Пройти лет много, и тау’ри считать предатель, и вы может быть потомки предатель, что закрыть Чаппа’ай. Мы знать лишь что отряд ЗВ-один не предавать нас. Факт остаться таков – тау’ри бросить нас в война против гоа’улд!
- Не знаю, какой у них был внутренний враг, но их внешним врагом едва не стали мы, - заметил Френк.  - Теперь мы понимаем... Вы словно получили удар в спину0, - длинная пауза. Сержант словно искал слова. Ведь для любого морского пехотинца, от рядового бойца до генералов, предательство было хуже смерти.  - Вы относитесь к нам предвзято - но имеете на то право. Спасибо, что рассказали нам...
Тем временем у Звездных Врат происходило нечто весьма любопытное. В связи с недавней стычкой на одной из гоа’улдских планет джаффа ожидали нападения через Врата и согнали к порталу две дюжины вооруженных воинов. На морпехов они косились недружелюбно, но в конфликт не вступали – ожидали приказа свыше. Около часа все было тихо и мирно, из-за облаков показалось солнышко, и ничто не предвещало кровавую бойню. Как вдруг…
Врата активировались.  Послышался уже знакомый землянам противный скрип, зажглись оранжевые символы по окружности, колесо, покрытое древними рунами, начало медленно вращаться. Покрикивая друг на друга, джаффа повскакивали со ступеней и выстроились полукругом перед порталом, наставив посохи в центр круга. Кто бы там ни был – если он враг, то ему приготовлен теплый прием. Несколько секунд все замерли в томительном ожидании, а потом голубой вихрь вытянулся из портала и втянулся назад, разлившись внутри окружности полупрозрачной водной субстанцией. И еще несколько томительных секунд колышущаяся голубая рябь никаких сюрпризов не выдавала, как вдруг…
Из Врат на каменное крыльцо ступили две высокие фигуры, на ними – еще и еще… Это были высокие воины и черных доспехах, полностью закрывающих тело. Ни глаз, ни кистей рук не было видно – одна лишь черная броня. Руки всех воинов были вытянуты вперед на уровне плеч, и на каждой руке было закреплено странное длинноствольное оружие, никогда прежде не виданное джаффа… Едва выйдя из Врат и даже не представившись, черные одинаковые воины начали стрельбу. Из их оружия вылетали голубые сгустки плазмы и прожигали доспехи джаффа насквозь. Несколько джаффа умерли сразу, остальные успели еще сделать несколько выстрелов из посохов прежде чем их настигли заряды плазменного оружия черных воинов. Всего черных солдат было шестеро против двадцати с лишним джаффа, однако за несколько секунд половина отряда защитников оказалась на земле. Молниеносная атака не застала их врасплох, нет, просто посохи джаффа оказались бессильны против черной брони.
Первую секунду морпехи просто простояли в оцепенении, но потом боевая подготовка взяла своё. Хоть первые выстрелы и не задели никого из них - к счастью, десантники стояли сильно позади джаффа - это было уже слишком опасно, и приказы не требовались.
Одновременно щёлкнули восемь лазерных винтовок, и вспышки красных лучей ударили в ближайшего "вылезшего" из Врат существа. И меньше, чем через половину секунды повторили залп.
Смотреть на последствия было некогда - сначала нужно было хоть как-то обезопасить себя, включив активный камуфляж и разбежавшись по сторонам.
Стрелок плазменного орудия не мог открыть огонь сразу - для создания мощного магнитного поля требовалось несколько секунд, которые он потратил на отправку короткого сигнала - "нас атакуют" - на диапазонах приёмопередатчиков бронекостюмов морской пехоты и внутренних имплантов. Он знал, что длинный нестандартный сигнал может не быть обработан.
И этому сигналу уже хватило мощности пробиться сквозь толщу стен...
Френк и Кэтлин одновременно сморщились - сигнал отозвался сильной головной болью.
«Ну, вот и началось», - подумал сержант.
- На моих людей напали у вашего Чаппа'ай! Я не знаю, с кем они ведут бой, но имплант в моей голове принял однозначный сигнал.
Шетун непонимающе смотрела на него – слишком много было незнакомых слов. Она поняла лишь, что на кого-то напали около Звездных Врат. И потратила несколько секунд на то, чтобы переварить эту информацию. Слишком много.
Френк не стал ждать эти несколько секунд. Резко рванувшись вперёд, он быстрым шагом вошёл в зал Совета.
Не обращая внимания ни на что, сержант прямо обратился к единственному, кто достаточно хорошо знал язык землян.
- Се'так, переведи Совету! Мои люди только что вступили в бой у ваших Врат. Я сейчас попробую показать вам, что там происходит, - к счастью, хорошо натренированный командный голос Френка позволял громко и точно говорить в шуме голосов джаффа. И вдвойне хорошо, что собранный им проектор так и оставался в зале Совета. Остальное было делом техники - установить прямой канал связи с любым из морпехов и вывести картинку во всех цветах, так сказать.
Послышались недовольные выкрики в адрес наглого землянина, посмевшего ворваться в зал Совета. Это было крайне возмутительно, и лишь Се’так сохранил присутствие духа. Он резко встал и, перекрикивая своих названных братьев, перевел им слова Френка.
- Братья, пока мы здесь спорим, наши люди гибнут! – завершил он свою краткую речь. – Лишь в единстве мнений наша сила! В спорах и разговорах мы погубим себя! Позвольте этому человеку показать, что сейчас происходит около Чаппа’ай…
Ответом был недовольный гул голосов, постепенно стихающий.
- Показывай, - коротко бросил Се’так, обрадованный, что все, включая Хорена, резко угомонились.
Френк отдал короткую мысленную команду блоку ИскИна, и в зале возникла яркая объёмная видеокартина того, что сейчас происходило у Врат.
Луч проектора высветил на темной неровной стене сначала холмистую каменистую местность, затем – стоящее в низине кольцо Звездных Врат, уже неактивное, и группу джаффа, отстреливающихся из посохов от четырех воинов в черной броне. Еще два «черных» лежали на земле неподалеку от каменного крыльца, а доспехи их казались деформировавшимися и слегка дымились. Но этих-то пало двое, а земля вокруг Врат была усеяна трупами джаффа. Брызги крови разрисовали сухую песчаную землю причудливыми жуткими рисунками. На глазах у Совета еще один джаффа вскрикнул и упал, зажимая рукой рваную рану в боку. Джаффа становилось все меньше и меньше, в то время как черные воины продолжали наступать, игнорируя прямые попадания от посошных орудий.
Первой от этого зрелища очнулась Айрин. Она вскочила и выдохнула:
- Это же кулл-солдаты Анубиса! Непобедимые, бесстрашные машины убийства в черных доспехах! Их описывал А’тон в своих «Хрониках»!
Хорен силой отвел взгляд от прямой трансляции побоища и скривил губы в презрительной усмешке:
- Прошли столетия. Неужели Анубис будет использовать тех же солдат спустя столько времени? Нет, ты ошибаешься, сестра, это что-то другое. И наверняка более опасное.
- Но описание совпадает!
- Описание могло быть неточным. А’тон едва ли видел их лично и вел свои «Хроники», записывая рассказы своего отца… если ты помнишь.
- Прошу вас, хватит спорить, - решительно прервал этот разговор Рахек. – Наши братья гибнут, мы должны немедленно прийти к ним на помощь! Се’так!...
- Я готов! – заявил Се’так. – Мои воины будут со мной. Мы остановим их!
Наплевав на все правила и порядки, Шетун и Арен пробрались в зал вслед за Френком и наблюдали все то, что показал проектор. Се’так кинул на них короткий взгляд и понял, что те готовы немедленно вступить в бой.
Внезапно изображение сместилось – показался один из землян, который поразил еще одного солдата выстрелом из своего оружия. Черный воин пошатнулся, когда красный луч толкнул его в наплечник, ответил ему залпом плазмы, но землянин уклонился и сделал вторую попытку атаковать «кулл-воина». Плазменные заряды джаффа вспыхивали на черной броне яркими вспышками и словно всасывались в доспех, не причиняя его обладателю никакого видимого вреда. Но вот со второй попыткой прожечь броню лазером все оказалось несколько иначе: короткая красная вспышка расцвела на грудной клетке неубиваемого существа и прожгла в ней дыру с оплавленными краями диаметром с теннисный мяч. Черный воин качнулся, но устоял и ответил морпехам новой серией голубоватых выстрелов. Потом в грудь воина ударило еще несколько лазерных лучей, и тогда он медленно рухнул на колени, а потом – на песок лицом вниз. Минус еще один.
Изображение покачнулось и повернулось набок - упал морпех, камера которого передавала картинку. Френк переключился на камеру другого морпеха. Солдат был тяжело ранен или убит, его доспех был пробит сзади в нескольких местах. Не спас его ИскИн, не смог...
Френк стоял, сжав кулаки - он сейчас был бессилен помочь своим.
Морпехи рассредоточились и вели огонь по группе из теперь уже трёх чёрных фигур, но особо не высовывались - получать шар плазмы в лицо никому не хотелось.
Внезапно проекция ослепительно вспыхнула ярко-жёлтым цветом плазменной дуги - плазменное орудие PG-90 нашло свою цель. И через какие-до доли секунды замолчало. Десантник обернулся посмотреть на стрелка - тот спешно отцеплял конструкцию от своего пояса. Длинный ствол орудия был разорван и сильно изогнут - не выдержал сверхвысоких нагрузок.
Огонь стал плотнее, красные нити лазеров вспыхивали одна за другой - морпехи решили попытаться спасти оставшихся в живых джаффа.
Члены Совета стояли (или сидели) не шелохнувшись. Битва разворачивалась так стремительно, что никто даже не успел ничего предпринять. Массированная атака землян и молниеносные ответы черных воинов смешались в единую огненную круговерть. Мелькали разноцветные вспышки, на землю падали новые раненые воины с застывшими на лицах масками боли и ужаса. Но самое жуткое было не это. Ужасно было то, что все это происходило в абсолютном молчании – передатчик Френка не передавал звуки. И этот немой бой происходил буквально в «прямом эфире», а джаффа даже ничем не могли помочь своим товарищам.
- Отступайте! – прошипел сквозь зубы Се’так. – Отступайте же скорее…
На землю упали еще два джаффа и один морпех – кажется, последний был легко ранен, но стрельбу продолжать не мог. Вскоре все было кончено – отчасти потому, что черные воины шли стремительным тараном и встретили на своем пути не менее серьезное сопротивление, а отчасти потому что на открытой местности было решительно негде спрятаться, и приходилось атаковать «в лоб». На ногах остались стоять лишь четверо джаффа, которые тут же кинулись к раненым товарищам, побросав посохи на землю. Двое морпехов были убиты, один – легко ранен в плечо, но зато все «куллы», как назвала их Айрин, лежали на земле, а их доспехи в некоторых местах слегка дымились… Солнышко поднималось все выше и ласково пригревало залитую кровью песчаную землю.
Ещё двое погибли в жестоком встречном бою... Теперь морпехов оставалось только девять. Восемь с половиной, точнее.
Сержант ударил по платформе, на которой лежал шлем с проектором, разбив в кровь кулак, но даже не заметил этого.
- Всё закончилось... - больше себе, чем кому-то из Совета. Он тоже не мог ничего сделать для своих солдат, не мог даже как-то подсказать действия или скоординировать огонь. Только через долгую минуту он смог оторвать взгляд от поля боя.
- Нужно помочь раненым, - Френк повернулся к Се'таку. - У моих людей было огневое преимущество, отступать не было смысла. И прошу, верните нам нашу броню.
Се’так с сомнением посмотрел на него, но быстро принял решение и перевел его слова Рахеку и заодно всему Совету. Не обошлось и без возмущений, но Рахек проявил рациональность и позволил Френку забрать броню.
- Эти люди сражались против тех чудовищ и погибли, - так он объяснил свое решение Совету. – Нет смысла держать их под подозрением.
- А вдруг это просто отвлекающий маневр? – выкрикнул Хорен. – Их появление совпадает с нападением! Вдруг они просто пытаются втереться к нам в доверие, а погибшие – всего лишь расходный материал?
Рахек бросил на него строгий взгляд.
- Ты слишком категоричен, брат Хорен, - сказал он. – И хоть твои слова не лишены смысла, разбирательство отменяется. Сейчас мы не в том положении, чтобы спорить о чем-то. Надо помочь раненым. Се’так, прошу тебя…
- Конечно, - ответил Се’так, поняв намек. – Шетун, Арен… пошли. Френк, тебе тоже лучше пойти с нами, броню можешь забрать, - сказал он уже на языке тау’ри.
- Благодарю вас, - коротко ответил Френк. - Мы и так собирались идти с вами.
Морпехи забрали бронекостюмы, надев их. Их лазерных винтовок в том помещении не оказалось - плохо конечно, ну да это сейчас было последней проблемой, волновавшей Френка и Кэтлин. В крайнем случае оружие снимут с убитых...
Надеть броню - дело нескольких минут для морпеха-ветерана, и поэтому вернулись к Се'таку и компании они довольно быстро.
«Даже не поцарапали», - автоматически отметил сержант, разглядывая символ Корпуса на своей броне.
- Я свяжусь со своими людьми. Что они могут сейчас там сделать?
Шетун громко фыркнула. Се’так строго посмотрел на нее и ответил Френку:
- Вам лучше заняться своими ранеными, а нам – своими. Нападение может повториться, когда на той стороне поймут, что атака провалилась.
Морпехи не стали отвечать.
- Кэтлин, двигатели в норме? - короткий вопрос по прямой связи через импланты.
- Да. Полный порядок.
- Отлично, тогда как только выйдем отсюда - лети к нашим парням, чтоб хоть кто-то старший по званию там был, пока мы тащимся пешком.
- Хорошо.
Пусть не по уставу, но сейчас никто и не стал бы требовать выполнения всех формальностей общения, тем более напрямую.
Как только все пятеро вышли из здания Совета, Кэтлин включила программу управления полётом. Из тонкого ранца, прикреплённого к спине брони, выдвинулись два небольших крыла и, надев шлем, девушка бесшумно поднялась в воздух и полетела по направлению к месту боя.
- Она единственная, у кого есть такой ранец. Нас ещё не успели вооружить последними разработками - пояснил Френк для Се'така. - Чем быстрее там окажется способный командовать человек - тем лучше.
Об электромагнитном щите, которым был укомплектован её бронекостюм, сержант предпочёл пока промолчать.
Се’так проводил удивленным взглядом стремительно улетающую девушку. Такого он точно не ожидал и подумла о том, что если бы земляне хотели бы всех джаффа убить – они бы без труда это сделали. Нет, убить их не хотят… по крайней мере сейчас. Возможно, Хорен прав, и это все какой-то тонкий ход Ба’ала, но Се’так предпочитал не думать об этом. Вокруг него уже собрался небольшой отряд джаффа, среди которых Шетун была единственной девушкой. Все вместе, включая Френка, они трусцой побежали по извилистым улочкам города по направлению к главным воротам. Несколько джаффа по дороге отстали, и Се’так пояснил, что они скоро их догонят – заскочили взять носилки и кое-какое медицинское оборудование.
- Медицина у нас развита хорошо, хотя третонин работает лучше многих лекарств, - пояснил Се’так.
- Что это такое? - спросил Френк. - Какое-то вещество в крови или препарат?
- А… я как-то позабыл, что ваш народ никогда не сталкивался с нашим народом, - небрежно бросил на бегу джаффа. – Третонин – это изобретение ток’ра, наших союзников… бывших союзников. Это медицинский препарат, выглядит как бесцветная жидкость. Он заменяет нам иммунную систему и дает отменное здоровье.
- Стоит ли им все рассказывать, мастер? – воскликнула Шетун на языке джаффа и гоа’улдов. – Эти тау’ри… чем меньше они о нас знают – тем лучше!
- Хорен заразил тебя своей подозрительностью, Шетун, - ответил Се’так. – Все не так катастрофично.
- А вдруг Хорен прав?!
- Прав он или нет – покажет только время. И сейчас мы можем дать волю подозрительности и лишиться всего… или рискнуть и попытаться с помощью этих людей остановить вторжение.
- А вдруг они заодно с этими черными….?
- Будь они с ними заодно – они бы уже перебили всех нас. Подумай об этом.
Шетун промолчала и не стала продолжать перепалку.
- Неплохо... Мы решили подобную проблему другим образом - в нашей крови находится большое количество очень маленьких автоматических машин, которые заживляют раны и помогают иммунной системе организма, - ответил Френк.
Джаффа ничего не знали о нанотехнологиях, поэтому Се’так ограничился коротким «угу», решив, что поднимет эту тему позже. Тем более их вскоре догнали джаффа с носилками и стали о чем-то его спрашивать. Компания быстро приближалась к зоне недавнего побоища.

0

7

Чтобы долететь до Врат, Кэтлин потребовалось меньше минуты. На глазах у немного офигевших джаффа девушка со свистом сбросила скорость и аккуратно приземлилась на ноги.
Ретинальный дисплей выдавал всю информацию об оставшихся в живых десантниках - как медицинскую, так и техническую.
- Капрал, разрешите обратиться! - практически сразу к ней подбежал находящийся ближе всех морпех в помятой и почерневшей броне.
- Подожди!
Кэтлин сперва решила разобраться с убитыми, если они действительно были убиты, а не сдохла энергосистема, и ранеными.
Короткий осмотр двух лежащих морпехов - на них не было живого места. Измятая и прожженная насквозь броня из прочнейшего сплава, невидящий взгляд мёртвых глаз... Очевидно, по ним стреляли сразу несколько солдат противника, исключая возможность уклониться, да ещё и на открытой местности. Какое-то время броня держалась, потом буквально "потекла" от разрядов высокоэнергетической плазмы.
Кэтлин читала поле боя как раскрытую книгу - в зале Совета она видела лишь видео с одной точки зрения, а не общую картину.
«Ладно, ошибки разберём потом», - девушка встряхнула головой, концентрируясь на более конкретной задаче.
Она вывела на дисплей общее физическое состояние раненого бойца - попавший в уже повреждённый наплечник плазменный разряд вызвал сокращение фибромышц брони. В итоге - сломанная рука и общая неисправность. И если с неисправностью брони уже разобрался ИскИн, то руку надо бы вправить. Хорошо хоть медицинские наноботы, или "мединано", как называли их сами морпехи, убрали болевые ощущения, а разбирать броню умел каждый из десантников Корпуса.
- Как это тебя так угораздило, морпех?
- Подставился. Я не ожидал, что этот гад так быстро повернётся.
Распространённая ошибка...
- Ну, в следующий раз не будешь недооценивать противника.
Кэтлин аккуратно сняла броню с руки морпеха и, используя показания ИскИна, одним движением вправила ему руку и нанесла мгновенно отвердевшее покрытие на место перелома.
- Через несколько часов перелом срастётся, и будешь снова в строю, - девушка улыбнулась и ободряюще хлопнула его по здоровому плечу.
«Да, это не ветераны... Нет бы перехватить лазган в другую руку», - в мыслях. Опять же, оставить все подобные замечания на потом.
- Морпехи, ваши действия были абсолютно правильными, и я объявляю вам благодарность! Сейчас дождёмся сержанта и осмотрим наших противников, в какое место им стрелять, чтоб быстрее сдохли, - последнее Кэтлин произнесла уже со снятым шлемом.
Через несколько минут подбежали Камински с Се’таком и компанией. Джаффа тут же кинулись к своим и, перекрикиваясь, стали класть раненых на носилки. Чуть позже раздался рев мотора, и по песку, поднимая облака пыли, к Вратам подкатил довольно старый колесный внедорожник с большим крытым кузовом. Машина была старая, но явно мощная, опутанная проволокой, проводами, с какими-то шипастыми конструкциями на корпусе – она напоминала гигантского дикобраза. «Ну полный индастриал», - прокомментировал бы Джек О’Нилл появление шипастого внедорожника. Действительно, машина выглядела страшновато, но одновременно – даже комично. Из кабины выпрыгнули двое джаффа и стали помогать выжившим в битве аккуратно сгружать трупы в кузов. Очевидно, у джаффа был какой-то свой ритуал погребения погибших, для которого требовалось собрать тела убитых товарищей и привезти в какое-то определенное место. В другой подкативший внедорожник, поменьше, стали сгружать носилки с ранеными. Последние изредка переругивались на своем языке.
Увидев, что работа идет более-менее слаженно, хоть и не без ссор, Се’так отозвал Шетун и присел рядом с неподвижным черным солдатом неизвестного происхождения. Осторожно протянул руку и постучал по шлему.
- Интересно, - сказал он. – Ты видела где-нибудь таких солдат?
Девушка помотала головой.
- Мастер… Госпожа Айрин говорила на Совете, что это могут быть куллы, - осторожно предположила она.
- Куллов не существует, - усмехнулся Се’так. – Но-но, не возражай! Я знаю, как почтительно вы, воительницы Хак’тила, относитесь к «Хроникам А’тона», и я готов поверить в яутжа, но куллы – это слишком.
- Почему слишком?! Описание почти совпадает…
- Почти или нет – неважно. Куллы слишком фантастичны, как некие непобедимые существа из древних легенд. Прошло несколько столетий со времен написания «Хроник» - неужели ты думаешь, что куллы объявились бы только сейчас?
Шетун не нашлась, что ответить.
Френк подошёл к ним. Отделением командовала Кэтлин, и он пока решил заняться ещё одной важной проблемой.
Несколько секунд сержант стоял молча, рассматривая лежащий труп чужака.
- Вы можете немного отойти? Я хочу немного пострелять по этой броне, поискать уязвимые места.
Шетун и Се’так одновременно повернулись к нему, не вставая с земли.
- Нет, - твердо отрезал Се’так. – Это важный трофей. Не будем портить их, пока не выясним, что это такое, - с этими словами он протянул руки и попытался снять шлем с черного воина. Шлем не снимался. – Апофис тебя подери! – выругался Се’так. – Не снимается!
Шетун тоже налегла на шлем, принявшись тянуть его на себя, как вдруг раздался отчетливый звук рвущейся плоти. Се’так и Шетун испуганно отдернули руки.
- Что это такое… - недоуменно пробормотал Мастер Посоха.
- Лично я не знаю, что это такое, - ответил сержант.  - Блин, их же тут шестеро одинаковых. Дайте нам одного.
- Ну ладно, берите… - после некоторого раздумья разрешил Се’так, не поняв смысла загадочного слова «блин». Блины, равно как и пирожки, на Чулаке не пеклись. – Только… что вы собираетесь с ним сделать?
- Я собираюсь найти наиболее уязвимые места для лучей наших лазеров. Потом - определить состав их брони, если там есть знакомые нам металлы. Ну и вскрыть, чтобы посмотреть что внутри.
Френк бросил взгляд на остатки своего взвода...
- Кэтлин, Билл, идите сюда, - сержант не собирался осматривать труп чужака в одиночку. И надо было решить ещё один вопрос.  - Се'так, где мы можем похоронить наших погибших солдат?
Мастер Посоха проворчал в ответ что-то невразумительное, опустив глаза. На Чулаке еще никогда не хоронили чужаков (по крайней мере, на его памяти), поэтому он не знал, что ответить.
- Вы хотите провести какой-то… э-э… обряд? – спросил он.
- Да. У нас существует специальный обряд, - ответил Френк. Не стал он долго объяснять, а просто ограничился короткой фразой. Обычно трупы морпехов выбрасывали в Космос, но сейчас такой возможности не было. - Нам нужно немного места...
Се'так встал.
- Совет еще не слишком доверяет вам, - сказал он. - Несмотря на то, что ваши люди спасли наших братьев. Поэтому давайте уж... без шума и пиротехники.
- Нет у нас пиротехники, вон она вся валяется, - Френк показал на валяющееся на земле неисправное плазменное орудие.
Сержант осмотрелся вокруг, выбирая место для последнего пристанища павших в бою, так сказать. Найти было несложно - и все свободные морпехи по его команде отправились копать.
Сам же Френк с Кэтлин и рядовым Грантом пошли заниматься трупом чужака.
- Давайте осторожно перевернём его... Смотрите, это след от нашего лазера. Угол - градусов двадцать. Он отразился - видите?
В общем, сержант решил устроить серьёзный разбор полётов. И затянется это на приличное время.
Се’так легонько толкнул в плечо Арена, наблюдающего за действиями «похоронной команды» землян.
- Что это они делают? – тут же выпалил Арен, обернувшись на Се’така.
- Понятия не имею, - пробормотал Мастер Посоха. – Похоже на какой-то странный обряд, связанный с землей… Никогда такого прежде не видел.
- Я тоже, мастер Се’так, - признал Арен. – Я могу остаться здесь и проследить, чтобы…
- Да, останься, - Се’так хлопнул его по плечу. – И пусть Шетун тоже останется, – он посмотрел в сторону девушки, которая все еще сидела рядом с трупом черного воина. – Если что-то пойдет не так, позови меня, я буду неподалеку.
Арен серьезно кивнул. Он вообще был на редкость серьезным и неразговорчивым.
Се’так отошел и принялся наблюдать за работой джаффа. Вскоре вся территория около Врат была очищена от трупов, но вот кровь после побоища смоет только дождь… Тела убитых воинов в черной броне погрузили в машины, оставив один «на растерзание» землянам. Врата стояли в своем неподвижном равнодушном величии, а оба внедорожника, завершив работу, с ревом и шумом уехали в сторону города-крепости.
- Итак. Как вы видите, предельный угол, при котором лазер пробивает их броню, составляет двадцать шесть градусов. Меньше - просто отражается. Стрелять лучше  вот в эти точки, - сержант ткнул рукой в "глаза", соединения частей брони, шлем. - Это необходимо занести в память ИскИнов. Переложить на них функцию прицеливания. Плазма здесь не поможет, броня поглощает энергию разряда - вы всё это видели своими глазами. Но бронебойно-разрывные пули пробьют и превратят его в решето. Это ясно всем? 
Сержант замолчал, давая возможность ИскИнам брони каждого морпеха ещё раз прокрутить эту информацию.
- Внутри брони какая-то фигня, их кожа и мышцы буквально приросли или, что более вероятно, сплавились с бронёй, на что есть два объяснения. Либо они - одно целое со своей бронёй и постоянно её носят, либо энергия наших лазеров перегрузила генераторы защиты и раскалила броню. Он мне кажется более вероятным. Ладно, теперь вы все знаете, что делать. А теперь пойдёмте, закончим с погибшими, - последняя фраза предназначалась только для Кэтлин и Гранта. Там всё оставалось за малым - к счастью, оба погибших были абсолютными атеистами.
Все морпехи сняли шлемы и построились по четверо напротив друг друга с двух сторон могилы. Френк подошёл с третьей стороны - там, где были головы. Лиц было не видно - забрала оставались опущенными и затемнёнными, как в самый последний момент.
- Смирно! - отрывистая команда громко раздалась в обманчивой тишине. Сержант не стал произносить речь - это было не нужно. Никому. Он просто стоял - молча, и это молчание было намного больше, чем какие-то слова.
- Готовьсь! Огонь! - громкий, отчётливо слышный щелчок, ярко - красный вспышки пронзили воздух, потеряв энергию в атмосфере. - Огонь! Огонь! - три залпа. Командир взвода стоял, отдавая последнее воинское приветствие. Он стоял долго, не меняя позы, не шевеля уже затёкшей рукой, пока земля не скрыла тела в бронекостюмах.
Всё так же молча Френк развернулся и посмотрел на оставшихся джаффа.
- Что делать с тем дерьмом? - он показал на то, что осталось от чужака после изучения его трупа морпехами.
- Ну… закопайте и его, что ли, - нерешительно ответил Се’так, пораженный странным обрядом погребения, за которым наблюдал со ступеней Врат. Тащить кровавое месиво в крепость ему было не очень охота. – Хотя… стойте. У меня есть идея. Попросите своих людей принести… это… поближе к Вратам. Если не сложно, - попросил он.
А сам повернулся к наборному устройству и быстро защелкал клавишами.
- Не сложно, - Френк отдал короткий приказ, и морпехи притащили "останки" чужого к Вратам.
Врата активировались.
- Я набрал адрес безжизненной вулканической планеты. На другой стороне, - обернувшись к морпехам, Се’так ткнул большим пальцем через плечо, где открылся гипертуннель, - невероятно высокие температуры воздуха, а Врата стоят над лавовым ущельем. Если сильно швырнуть это существо вперед…
Что морпехи и сделали, благо силы в фибромышцах бронекостюмов было более, чем достаточно.
С громким чпоканьем останки солдата исчезли в голубой глади. Се’так закрыл Врата нажатием на центральную оранжевую кнопку. Гипертуннель схлопнулся со свистящим звуком.

0

8

- Вот и все, - сказал джаффа. – Если повезло – вы скинули его с обрыва. В любом случае, он уже не здесь и никому не причинит вреда. Другой вопрос – сколько еще таких солдат могут заявиться к нам в гости. Вы прежде встречали этих… существ, Френк?
- Нет, не встречали. Иначе перестреляли бы без потерь.
- Мне жаль ваших людей, они не должны были пострадать, - серьезно сказал Се’так, глядя в глаза землянину. – Атака этих существ была направлена против моего народа. Это не ваша война, и в целях вашей же безопасности вам лучше немедленно покинуть эту планету.
- Если бы мы знали, как покинуть вашу планету - мы бы это сделали, - Френк тоже ответил серьёзно. - Но я даже не знаю, в каком уголке вселенной мы находимся... - сержант помолчал несколько секунд. - Вот только открыв огонь по нам, они бросили вызов всему Корпусу. А это значит, что мы на вашей стороне.
- Ну нет, - решительно заявил Се’так. – Вы назовете планету, куда хотите отправиться, мы найдем ее по картам и отправим вас туда через Врата. Вы не должны вмешиваться в долгую войну джаффа с гоа’улдами.
- Должны мы или не должны - будет решать командование Корпуса, если мы доберёмся до нашей базы. Но в любом случае - сейчас-то мы здесь...
- И что же вы собираетесь делать дальше? – продолжать «наезжать» Се’так.
Арен и Шетун стояли за его спиной и слушали, никак не комментируя происходящее. Арен не понимал ни слова и просил Шетун перевести, но та лишь отмахивалась.
- Вот прям сейчас я собираюсь заняться ремонтом плазменного орудия. Хорошая штука, - Френк картинно вздохнул.  - А дальше - будем посмотреть. Я ещё не знаю, если честно.
- Ладно, разберемся, - буркнул Се’так, решив, что сейчас не время спорить, особенно если Френк и компания настроены так решительно.
С одной стороны, он понимал, что если бы не земляне, джаффа своими посохами не отбились бы от черных воинов. Но с другой… просить помощи у тау’ри в священной войне было ниже достоинства Свободных Джаффа – наверняка в Совете поднимется срач по этому поводу. Джаффа – народ гордый и упрямый, и иногда эти качества могут сыграть им во вред.
- Я должен поговорить с моими братьями по Совету, - сказал Се’так. – Вы можете вернуться в город с нами, если хотите.
- Угу, - коротко ответил Френк. - В принципе... У вас есть какой-то завод по литью стали?
- Э… что? – не понял Се’так.
- Место, где можно сделать тонкую железную трубку.
- Трубку? – удивился Мастер Посоха. – Зачем?
- Чтобы заменить ствол у нашего плазменного орудия.
- У нас есть промышленная планета, ранее принадлежавшая гоа’улду Таниту… - подумав, с сомнением в голосе ответил Се’так. – Но… э-э… у нас не особо широко развито производство. То, что мы имеем, - Се’так постучал концом посоха по лежащему на песке камню, - осталось от наших предков, а им – от гоа’улдов. Оружие, машины, корабли – все это довольно долговечно и нуждается только в ремонте. Мы уже давно не производили что-то новое. Тем более для… неизвестных видов оружия.
Шетун нахмурилась и принялась тихо пересказывать суть разговора Арену. Она не особо-то одобряла, что Се’так рассказывает пришельцам про слабые стороны джаффа.
- Нам не нужно что-то высокотехнологичное. Ствол - обычная круглая железка, они сменные.
- Ну… думаю, это можно сделать, - бросил Се’так, не желая сейчас заморачиваться по мелочам. – Идите все в город, Шетун и Арен проводят вас. А потом решим, что делать дальше. – Ему уже явно не терпелось спровадить морпехов куда подальше.
- Было бы неплохо, - заметил Френк. - Хорошо, пойдёмте в город...
Френку и самому хотелось бы избавиться от всей этой компании гуманоидов.
Се’так терпеливо дождался, пока вся компания скроется за холмами, а сам рванул к Вратам. Во избежание нового вторжения он придумал один хитрый план. Прежде ему никогда не приходилось этого делать, но он читал в «Хрониках А’тона», что такие действия активно практиковались во времена Освободительных войн. Он присел около наборного устройства и осторожно приподнял  верхнюю панель с кнопками. Сдвинул ее немного и заглянул внутрь. Сунул руку в узкую щель, нащупал что-то внутри вертикально уходящей в песок трубы, на которой прежде лежала «клавиатура», и аккуратно извлек наружу тусклый оранжевый кристалл диаметром эдак в десять сантиметров и длиной в весь тридцатник. И принялся заворожено рассматривать свою находку.
«Бля!» - не успел далеко уйти сержант, как эта мысль возникла у него в мозгу. Спросить-то про ствол он спросил, а вот взять его с собой - забыл.
- Я сейчас, - развернувшись, Френк побежал на место боя. Орудие-то на месте лежит, куда ж денется железяка в тридцать килограмм весом. Подойти и взять - недолго, но и боковое зрение не подвело морпеха.
- Что ты делаешь? - десантник ненавязчиво поинтересовался у Се'така.
Джаффа подскочил и едва не выронил кристалл.
- Эй, я же сказал тебе идти в город! – воскликнул он. Вид у него был такой, словно его застукали за каким-то нехорошим занятием.
- Мы забыли плазменное орудие. Извиняюсь - но пришлось вернуться и забрать, - Френк был явно удивлён.
Се’так сердито посмотрел на него и решил сделать вид, что ничего не произошло. Хотя это удалось ему с заметным трудом – он явно был раздосадован, что пришелец застукал его за изъятием кристалла. Пинком колена он вернул крышку на место и бросил:
- Забирай свою железяку – и пойдем.
- Забрал уже... Кстати, а откуда ты знаешь наш язык?
Се’так фыркнул. Досада на незадачливого землянина еще не прошла.
- Долгая история, - неохотно буркнул он.
- Времени у нас много, - морпеху действительно это было интересно.
Се’так замедлил шаг и повернулся к Френку.
- Ты действительно хочешь это знать? – прямо спросил он, не скрывая легкого раздражения.
- Да. Я хочу это знать.
Се’так вздохнул, вертя в руках кристалл. Что-то подсказывало ему, что навязчивый землянин не отстанет. И наверняка Шетун будет осуждать его за «раскрытие тайны». Но все же Се’так подумал, что если он расскажет немного о своей семье, большого вреда не будет.
- Ладно, - решился он. – Пойдем, покажу кое-что.
Он развернулся и пошел в сторону, противоположную холмам, к лесу. К тому лесу, откуда морпехи впервые вышли к Вратам.
- Ты знаешь, почему распался союз тау’ри и джаффа? – по пути спросил он Френка.
- Знаю. Потому что земляне закрыли все возможности попасть на свою планету и покинуть её сквозь Врата, тем самым бросив вас во время войны с гоа'улдами.
- Да. Сейчас немногие верят в то, что написано в «Хрониках А’тона» - книге об истории нашего народа, написанной моим предком, - стал рассказывать Се’так, уверенно шагая в сторону леса. - А’тон был братом моего отца… моим дядюшкой – так, кажется, говорите вы, тау’ри. Он жил задолго после Освободительных войн, когда джаффа восстали против гоа’улдов и основали Свободное государство. В освободительных войнах участвовал его отец, мой великий предок и национальный герой народа джаффа – его звали Тил’к. Он и его учитель, Бра’так, первыми восстали против гоа’улда Апофиса и присоединились к тау’ри. Если верить «Хроникам», тау’ри во многом помогли нашему освобождению, но против них восстали их правители. Они решили прекратить войну. Тил’к смог прорваться и рассказать эту историю. Сейчас уже минуло много столетий, и никто не верит «Хроникам», кроме женщин-джаффа и потомков великого воина Тил’ка. Я верю. Во время Освободительных войн почти все восставшие джаффа знали язык тау’ри – не только из-за того, что у нас с ними был военный союз, этому способствовало еще то, что гоа’улды несколько тысячелетий назад, в эпоху примитивных культур, вывезли с вашей планы людей на своих кораблях и расселили по разным планетам. Им нужны были рабы в шахтах. Таким образом, язык и культура древних народов тау’ри распространилась в нашей части космоса. Кое с кем, конечно, трудно общаться, их язык непонятен нам – очевидно, он изменился за много-много лет. Странно, что ты понимаешь меня, а я тебя. После того, как тау’ри покинули нас, отпала необходимость изучать ваш язык. Мой отец, Ра’ек, был последним носителем языка тау’ри, который выучил его во времена военного союза. Мое поколение уже говорило только на языке гоа’улдов – как бы прискорбно это ни звучало, но своего языка у моего народа никогда не было. Мой народ издревле служил гоа’улдам – они создали нас. Но это уже другая история. Ты спросил, откуда я знаю ваш язык? Меня научил отец. А я научил Шетун – правда, без практики она делает много ошибок. Скоро я покажу тебе причину, зачем нам это нужно…
Се’так уверенно пробирался сквозь лесную чащу, словно точно знал, куда нужно идти. И явно бывал здесь не раз.
- Мы понимаем друг друга, потому что в моей голове есть специальный имплант, лингвопроцессор. Он помогает понимать твои слова, - Френк, конечно, ни разу не был в этих местах - но отсутствие уверенности компенсировала заинтересованность.
- А как же я понимаю твои? – вдруг спросил Се’так.
- Я разговариваю так, чтоб ты мог меня понимать.
- А откуда ты знаешь, как я тебя пойму?
- А как ты не можешь понять, если сам говоришь так же?
- Нет, как ты узнал, что со мной нужно говорить именно на этом… наречии? – уточнил Се’так.
- Я это узнал после первой фразы, сказанной тобой. Если мне знаком язык, то я смогу разговаривать на нём с любым акцентом и на любой его разновидности.
Се’так кинул на землянина подозрительный взгляд.
- И ты… э… Эта штука у тебя в голове? Ты что… робот?
- Нет конечно, - рассмеялся Френк. - Эти штуки очень маленькие, и созданы для помощи нам в разных ситуациях.
Се’так продолжал подозрительно смотреть на него.
- Ты точно тау’ри? – спросил он.
- Человек. Только более приспособленный к жизни.
Се’так хотел еще что-то возразить, но пока решил оставить свои вопросы и замечания при себе. Тем более что они вышли к лесному ручью, который безмятежно журчал по камням, вытекая из расщелины в небольшом холме. Над ручьем и холмом лениво колыхались кроны деревьев.
- Ты хотел знать, почему я выучил язык тау’ри? – напомнил Се’так. – Иди сюда.
Он перепрыгнул ручей и боком протиснулся с расщелину, позвав Френка следовать за ним. Внутри холма оказался небольшой грот, а свет внутрь проникал сквозь пробитый кем-то или чем-то люк наверху. Он мог быть как природного происхождения, так и естественного. Перепрыгивая с камня на камень, Се’так приблизился к центру, к вертикально торчащему монолиту посреди грота.
- Вот, смотри, - он махнул рукой в сторону камня.
Менгир был высотой метра два, неровный, необточенный, хотя у него легко угадывались четыре грани, что придавало ему сходство с обелиском. Возможно, он был здесь всегда, а может, кто-то его притащил – определить было сложно. Зато буквы, высеченные на его поверхности, не оставляли сомнений в том, что здесь побывали люди. Поверхность камня была шероховатой, с природными неровностями, но текст, вырезанный в камне, был четким и прямым, словно его выжгли лазерным резаком. Текст гласил:

We will destroy this world of violence
Down to the foundations, and then
We will build our new world.
He who was nothing will become everything!

- Теперь понимаешь? – спросил Се’так.
Френк вгляделся в буквы, прочитал, повторил последнюю строчку и задумался.  Что-то он помнил, слова смутно ассоциировались с каким-то историческим событием в далёком прошлом...
- Девятнадцатый век... более пятиста лет назад на Земле были сказаны эти слова. Вот только не помню, кем, и не помню, в какой стране, - сержант помолчал несколько секунд. - Но в то время на Земле не было даже нормального двигателя внутреннего сгорания, не говоря уже о реактивных, атомных и плазменных, необходимых для полётов в космосе!
- Наши предки знали об этой пещере и загадочном послании неизвестной расы, - продолжил Се’так, проводя рукой по четко очерченным буквам. – Но они не оставили ни подписи, ни даты. Даже после того, как мой отец перевел моим братьям смысл послания, для нас так и осталось загадкой, какая цивилизация оставила этот обелиск в столь неприметном месте. Возможно, он стоит здесь многие тысячелетия, а мы просто не смогли найти его раньше. Некоторые из нас верят, что это некое наставление из будущего. Однако большинство, конечно, склоняется к мнению, что эти строки оставили тау’ри еще во времена Освободительных войн. Но я верю, - признался он, - верю в то, что за этим что-то стоит. Какая-то древняя тайна. И моя лучшая ученица, Шетун Лхау, тоже верит. Я научил ее основам языка тау’ри, чтобы она смогла найти в этих словах тайный смысл.
- Тайный смысл на то и тайный, чтобы его не так просто было найти. Его можно только случайно понять или почувствовать. Но эти слова существовали в истории нашей Земли, это точно, - Френк покачал головой. -  Жаль, что не могу сказать, кто их написал и чему посвящены они - просто не помню...
- Я думал, что это пророчество или что-то еще, - продолжал Се’так, заворожено глядя на буквы и проводя по ним пальцами свободной руки (вторая сжимала оранжевый кристалл). – А может быть, что-то наставление. Возможно, оно как-то относится  к войне с гоа’улдами – разрушить старый мир, построить новый… Но в те времена тау’ри уже покинули нас! Одна догадка противоречит другой. И я никак не могу понять, что за цивилизация оставила здесь этот камень и почему о нем знает так мало джаффа.
- Я не знаю. Но, наверно, оно действительно имеет смысл, раз здесь находится. Цивилизация, - сержант потрогал камень, - одно из двух, либо люди, либо те, кто побывал на их планете. Провести бы радиоуглеродный анализ, но у меня нет нужной аппаратуры, - Френк замолчал, осматриваясь вокруг. Хорошо было выбрано место, ничего не скажешь...
- Я смог прочесть эти строки, используя свои знания, - сказал Се’так. – Но что написано ниже – я так и не смог понять. Возможно, это какое-то другое послание. От другой цивилизации.
На самом деле ниже просто шел дубляж по-русски:

Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим, —
Кто был ничем, тот станет всем.

0

9

Френк Камински - SolStar;
Се'так - Kestrel;
Хищник - Кумельган.

- Это то же самое послание, только на другом языке, - Френк, а точнее, его лингвопроцессор, прекрасно знал основные языки Земли. - Этот язык тоже используется на Земле. Кстати, а что за штука у тебя в руке? - морпех показал рукой на кристалл.
- Я так и думал… - едва слышно пробормотал Се’так, проводя рукой по русскому дубляжу. – Только все равно сомневался… А, что? – он вдруг встрепенулся. – А, ты об этом… – он покосился на кристалл, который сжимал в руке. – Да так… неважно. Давай выйдем отсюда.
И Се’так торопливо запрыгал по камням к выходу из пещеры.
- То, что кажется неважным одному, может оказаться крайне важным для другого, - коротко заметил Френк. - Это устройство какое-то или просто кусок вещества? - сержант точно вознамерился узнать предназначение неизвестной ему хренотени.
- Давай просто вернемся в город, - бросил джаффа, обернувшись около расщелины.
- Ну значит придётся поинтересоваться в городе, - ответил Френк
Се’так встрепенулся. Он уловил в словах Френка слабый намек.
- Эй, - строго предупредил он его, взвешивая на руке кристалл. – Никому не рассказывай об этом!
- Так что же это такое?
Се’так пробормотал что-то невразумительно и выпрыгнул из пещеры. Послышался плеск воды – кажется, джаффа спрыгнул прямо в ручей. Выругавшись, Се’так вышел на берег и лениво зашагал в лес, рассчитывая, что Френк его догонит.
Догнать-то было не сложно... Сержант пошёл рядом с джаффа, явно рассчитывая на ответ.
- Так ты ответишь мне? - настойчивым сержант вполне умел быть. Особенно если чем-то сильно заинтересовался.
- Какое это имеет значение? – пробормотал Се’так, не глядя на Френка.
- Большое. А может, именно за этой штуковиной сюда пришли те уроды? - резко ответил Френк.
Неожиданно Се’так расхохотался.
- Нет, я в этом сильно сомневаюсь, - ответил он после неожиданного приступа веселья. – Я думаю, они пришли по души джаффа. А этот кристалл… ладно, я тебе расскажу, но дай мне слово, что больше об этом никто не узнает.
- Никто не узнает, - Френк снял шлем, чтобы автоматические блоки ИскИна не записали их разговор.
Се’так этот жест не оценил, поскольку не разбирался в технологиях землян. Ему было достаточно честного слова.
- Позже я сам обо всем расскажу Совету, - сказал он, - но не хочу, чтобы они узнали раньше времени. Этот кристалл, - он протянул находку перед собой, - отвечает за активацию Звездных Врат. Пока кристалл находится внутри наборного устройства – Врата работают. Сейчас я вытащил кристалл, и Врата, по идее, должны быть отключены, и никто не сможет пройти сквозь них. Тебя не удивило, что после нападения я не оставил патруль около Врат? Я не хочу, чтобы гибли мои братья. И уверен, Совет поймет мои действия. Правда, вся сложность в том, что никто не вытаскивал кристалл уже более двух поколений, и неизвестно, как это расценят наши… хм… консерваторы, - он неодобрительно покачал головой. – Я знаю о том, как отключить Врата, из «Хроник А’тона», про которые я тебе рассказывал. Мой предок упоминает о том, как во время Освободительных войн некоторые планеты подобным образом исключались из общей сети. Я не уверен, что все сделал правильно… но я не могу больше рисковать нашими воинами. Воины-джаффа – не рабы, и никто не должен умирать напрасно! – гордо закончил он.
- Напрасно? - сержант изменился в лице. - Ты считаешь, что они погибли напрасно? Это не так. Напрасно - это когда двести человек гибнут из-за призрачной идеи командования захватить объект, который всё равно приходится взорвать! Напрасно - это когда боевой корабль длиной в полтора километра погибает вместе со всем экипажем из-за глупости его капитана в уже выигранном бою! Вот это - напрасные смерти. А смерть в попытке убить врага или задержать его - это совершенно другое! - морпех взмахнул рукой и замолчал.  - Ладно. Извини, ты всё сделал правильно. Я просто вспомнил, как мы жертвовали целыми кораблями, чтобы выиграть несколько минут для Хельги... Тогда смерть пяти тысяч человек спасла восемь миллиардов людей.
- Джаффа – воины, - твердо повторил Се’так. – И для нас почетной считается смерть в бою за свободу нашего народа. В бою против гоа’улдов. Это же был не бой, а истребление.
- Нет, не истребление. Обычный встречный бой... А раньше вы видели этих уродов?
Се’так фыркнул.
- Обычный бой! Если бы мы раньше встречали их, это был бы обычный бой! А так получилось, что наших лучших воинов размазали по песку, как беспомощных животных! – здесь Се’так немного преувеличил для большей драматичности. – Но одно я знаю точно – гоа’улды объявили нам войну. И мы не отступим!... – внезапно он прервал свою тираду и прислушался к звукам леса. – Мы здесь не одни! – внезапно сказал он, понизив голос.
- Вашим воинам было негде укрыться, а в таком случае всё решает огневое преимущество, - начал отвечать сержант, и тут же пришлось прервать намечавшиеся объяснения. - В смысле? - спросил Френк, пока одевал шлем и включал всю сложную систему датчиков бронекостюма. Не забыл он и подать энергию на лазер…
- Я что-то слышал! – прошипел Се’так чуть пригнувшись, словно зверь, готовящийся к прыжку. Лицо его стало хищным и сосредоточенным. – Какого Анубиса ваши люди не ушли в город?!
- Моих людей здесь нет! - тихо ответил морпех. Он позволил ИскИну взять на себя большинство функций и сосредоточился на окружающей обстановке.
Се’так немного помолчал, прислушиваясь. Молчал и лес.
- Я хорошо знаю наши леса, - наконец вполголоса сказал он. – И могу по звукам различить, кто приближается – человек или животное, свой или чужой… Чужих здесь не было уже давно. Но ТАКИХ звуков я еще не слышал. Здесь рядом кто-то есть. И он следит за нами. Что говорит… твоя аппаратура?
- Ничего... Ничего не вижу, все датчики показывают норму…
- Какого Анубиса?! - раздался голос Се'така из леса. Многократно отраженное от деревьев эхо не давало понять источник звука. Что это был не Се'так ясно хотя бы потому, что он молчал, когда из леса раздалась эта фраза. Тон и тембр немного искажались, кто-то или что-то не очень хорошо воспроизводило голос джаффа. - ... ушли в город! Ушли в город?!
Се’так подскочил и тут же присел на землю, пригнув голову. Инстинктивно зашарил руками вокруг, отыскивая посох, и запоздало сообразил, что оставил оружие у Врат, когда вытаскивал кристалл.
- Пригнись! – зашипел он на морпеха. – Может быть, оно нас не видит!
- Вполне видит оно нас, - понял уже Френк, что за тварь это была. - Щас посмотрим, увидит ли вот так... - морпех присел и включил активный камуфляж, немного передвинувшись. Он словно испарился в видимом спектре, перестал испускать инфракрасное излучение и звуки, но был готов в любой момент действовать.
Се’так отшатнулся.
- Ты что делаешь? – воскликнул он не очень громко. – Ты где?
- Молчи! - едва слышно прошипел Френк и снова передвинулся. Издавать звуки сейчас было равноценно стоянию с голым задом и плакатом "я тут, грохни меня".
- Я что-то слышал! - Опять дразнилось существо голосом Cе'така. - Что-то слышал!
Морпех не двигался. Он ждал.
- Пойдем отсюда, - прошипел Се’так. – Мы должны выйти на открытое пространство!
- Пошли, - коротко и еле слышно.
- Так ты ответишь мне? - на этот раз существо пародировало голос Фрэнка. Голоса доносились из разных сторон, накладывались друг на друга, эхо еще больше запутывало прячущихся людей.
- Никто не узнает!
Оно запутывало их. Намеренно создавало звуковой фон, белый шум, чтобы самому подкрасться незамеченным для удара. Или же оно пока не думало атаковать и просто издевалось, если этим существам свойственен садизм в человеческом понимании. Или кошачьем - те тоже любят поиграть с добычей, прежде чем добить ее.
- Никто!!!
Хищник перебирался по деревьям, выбирая места и время получше для прыжка, чтобы шум веток не выдал его, или не треснула недостаточно прочная для его большого веса ветвь. Пока что он мог себе позволить это, добыча залегла и дезориентирована шумовым оружием. Подбираясь поближе, он вводил в устройство все новые образцы, выставлял все больше одновременных источников шума, до физических пределов имитатора, не жалея энергии.
- Погибли напрасно? Смерть убить врага - совершенно другое!
Вот только дезориентирован Френк не был. Его ИскИн отсекал лишние звуки, пытаясь опознать единственно верный, и ориентировался морпех по совершенно другим данным. В его распоряжении был датчик движения, инфракрасный сканер и радар, переведённый в пассивный режим.
«Когда же это кончится, бля», - подумал морпех.
- Я думаю, оно где-то наверху! - воскликнул Се’так, перекричав нарастающую звуковую какофонию. – Возвращаемся к пещере!
- Быстро, вперёд! - сержант подтолкнул Се'така невидимой рукой, надеясь на то, что джаффа окончательно не ударится в панику.
Се’так встрепенулся, но быстро понял, что это «свои». Оба побежали через кусты назад, к пещере, где они недавно созерцали странный монумент с загадочным посланием. По пути Се’так крепко сжимал в руке кристалл.
- Не бой?! - Хищник завелся и допустил ошибку. Он сам произнес эту фразу, а не только имититатор создал иллюзорный источник звука. Голос хищника резко отличался от человеческого, его уже можно было засечь.
Поздно, жажда действа бурлила в нем. Хищник тут присел, покрепче упершись в ствол и ветви, взвел приготовленный дротикомет и, взяв людей на прицел (не пользоваться лазерной наводкой против морпехов они научился горьким опытом в пирамиде), начал стрельбу.

0

10

ИскИн бронекостюма мгновенно выделил эту фразу из остальных и определил приблизительное местонахождение противника, "подсветив" точку прицеливания на ретинальном дисплее.
Коротко вспыхнул красный луч лазера - Френк инстинктивно выстрелил в подсказанную ИскИном точку. Счёт пошёл на доли секунд...
Сбоку что-то просвистело, хрустнуло дерево – кажется, именно туда вонзился дротик противника. Камински стрелял почти наугад, но это принесло неплохой результат: широколиственное высокое дерево с неестественно толстым стволом содрогнулось, затрещали ветви, а затем послышался звук удара о землю. Кто бы на этом дереве ни засел, ему явно пришлось совершить увлекательный полет вниз и впечататься носом (при условии, что у него был нос) в  рыхлую лесную почву.
Се’так на бегу оглянулся через плечо и остановился, заметив, что Френк притормозил.
- Где он? – прошипел Се’так, возвращаясь на несколько шагов назад. – Ты подстрелил его?
На самом деле, морпех вообще не ожидал никакого результата от своего выстрела, разве что сумеет отвлечь...
- Не знаю! - коротко ответил Френк, а затем Се'так практически оглох - сержант, не теряя ни секунды, открыл шквальный огонь из плечевого орудия в предполагаемое место падения твари, подсказанное умными системами его брони.
Десять выстрелов калибра тридцать миллиметров в секунду - не шутки, особенно когда они разрывные.
Се’так зажал уши и стиснул зубы. Он не привык слышать в родных лесах столь оглушительного шума.
- Прекрати! – сердито бросил он, когда морпех дал себе короткую передышку, чтобы посмотреть на результаты своих действий. – Что ты делаешь? Там же никого нет!
Такой прыти от противника хищник не ждал. Времени на раздумья не оставалось - охотник едва успел сгруппироваться в падении и спрятаться за стволом дерева, когда на него посыпался град разрывных снарядов. Пока осколки рвали его укрытие и земли вокруг, тот сложил ружье - большой добыче большая пушка. Дело, начатое в пирамиде, пора заканчивать, и двигаться дальше по охотничьей тропе.
В инфракрасном и оптическом спектрах враг не проявлялся. Ну да хищники нашли не один способ борьбы с невидимками в межклановых войнах.
Хищник сменил режим видения. Теперь его маска воспринимала радиоволны, выводя на визоры хищника в ложных цветах. При ясной погоде в диком лесу невидимый в других спектрах морпех светился, как увешанная фонариками елка.
Компьютер в его маске автоматически, по примерной траектории прилетающих снарядов, вычислил положение морпеха. Охотник выбрал самонаводящийся режим - снаряд-ловушка принял данные из компьютера маски и скрылся под плазменным облачком. После чего вылетел и по дуге полетел к противнику, в полете принимая новые данные от наблюдавшего из укрытия охотника.
Несколько мгновений...
Ретинальный дисплей морпеха вспыхнул красным светом - ИскИн взял на себя управление, пытаясь спасти жизнь десантнику. Но не смог. Резкий толчок, мгновенное сокращение фибромышц - последнее, что успел почувствовать Френк перед взрывом чужого снаряда.
Прочный титано-углеродный сплав прогнулся, а затем расплавился - прежде чем взорвался энергозапас лазера, разорвав расплавленные останки на мелкие куски. Где что - было уже не разобрать.
Но за те миллисекунды, пока работала электроника, ИскИн успел отправить короткий, оборванный пакет данных с координатами и ситуацией заместителю командира...
Зелёная точка на дисплее Кэтлин внезапно сменилась ярко-красной. Ей понадобилось несколько секунд, чтоб разобраться в ситуации и принять решение.
С резким свистом инерционные двигатели подняли её в воздух, разгоняя на пределе своих возможностей.
ЕЙ требовалось меньше тридцати секунд, чтоб долететь до места, где погиб ещё один морпех Корпуса.
Но Се’так этого уже не видел. На пару мгновений ослепленный взрывом и оглушенный стрельбой, он принял единственное верное решение – отступать. Вернее, бежать. Правда, для побега уже не было возможности: взрывная волна толкнула его в грудь, и джаффа покатился по земле, крепко сжимая обеими руками оранжевый кристалл… Все, что он успел сделать – откатиться подальше под сомнительную защиту колючего кустарника.
Из кустов джаффа мог наблюдать, как охотник, вроде не видящий (на деле прекрасно видящий, но пока игнорирующий) его, подбежал к дымящейся добыче. Грозно сверкнув глазами, невидимка было занес над трупом полупрозрачные клинки... как остановил рубящее движение и посмотрел куда-то в небо.
После чего обратил внимание на потомка африканцев. Сорвав что-то с пояса, охотник метнул его в джаффа. Тут бы дать деру, да не получалось - сферический объект, брошенный хищником, в воздухе растекся полупрозрачной клейкой жижей, обильно заляпав ближайшие деревья, кусты и самого джаффа. После чего хищник прицепил что-то к обездвиженной добыче и убежал в лес, все еще под маскировкой. Помощь морпеха должна была прибыть через несколько секунд, но Се'таку пока было не до этого - похожий на жука или бронированного моллюска объект непонятным образом стал погружаться в его плечо. Вроде кости не ломались и плоть не рвалась, но боль ужасающая, ослепительная. Вскоре объект скрылся в его теле... не оставив видимых следов.
Мир Се’така взорвался дикой, ослепляющей болью. Он не чувствовал даже своего тела – где-то там, внизу или вверху, до него донесся чей-то далекий крик. Прошло несколько секунд в реальности и целая вечность в сознании Се’така, пока он не понял, что  кричит он сам. Он рвался, рычал, бесился, но без толку – противная клейкая субстанция, как резиновые ремни, удерживала его на земле и не давала возможности сбежать. Джаффа чувствовал себя мухой, попавшей в паутину, и от этого становилось только хуже.
Оптический спектр ничего не дал. Темное инфракрасное небо не выдало морпеха ни одним пятном... либо выдала, но хищнику не хватило сообразительности или охотничьего чутья, чтобы заметить. Ультрафиолет ничего не дал. Радиоспектр... нет, противник не использует радар и электроника экранирована.
Что же... хотелось призвать на помощь, но рано. Вдобавок, учитывая его нетронутое состояние, позорно. Нет, нельзя переступать грань между осторожностью и трусостью.
Плазменное орудие было наготове, хищник ждал.
Се’так даже не заметил прибытия Кэтлин. Ему было не до того. И хоть боль понемногу отступала, справляться с ней и ясно мыслить было все-таки трудно. И когда Се’так уже мог более-менее нормально соображать, пришел страх. Вернее, ужас от осознания того, что в его тело заползла какая-то механическая (или, что еще хуже, органическая) хрень. Он принялся яростно дергать рукмаи и ногами, пытаясь «отклеиться» от резиновой массы.
А в крепости тем временем происходил своя движуха. Когда Кэтлин внезапно сорвалась с места и взлетела в голубое небо, джаффа ничего не поняли. Что это – попытка бегства или реакция на новую угрозу у Врат? Шетун принялась спрашивать об этом у других морпехов, которые, хвала Тил’ку, остались на месте.
- Странно все это, - сказал Арен, когда увидел, что морпехи тоже несколько обеспокоены поведением Кэтлин. – Что происходит?
Шетун по привычке оглянулась в поисках наставника. Она привыкла, что он всегда был где-то рядом. Но вот как раз его-то сейчас поблизости не было.
- А где мастер Се’так? – спросила она. – Он же шел за нами.
Арен огляделся.
- Он немного отстал, но я был уверен, что он нас догонит. Скорее всего, где-то в городе, - ответил он, но не так уверенно.
- Он точно шел за нами от Врат?
- Я видел его у Врат, - нехотя признался Арен. – И все.
Шетун выругалась.
- Останься с этими, - она кивнула в сторону морпехов. – А я бегу к Вратам.
- Нет, я побегу к Вратам, - возразил Арен. – А ты останься.
- Ты считаешь себя лучшим воином, чем я? Ты считаешь, что я не справлюсь? – «наехала» на него Шетун.
- Мы теряем время, - рассудительно заметил Арен. – Я не говорю, что мое боевое искусство превосходит твое, - на самом деле он именно так считал, но сейчас было не лучшее время для выяснения отношений. – Но я бегаю быстрее, чем ты, с этим-то ты не будешь спорить?
Шетун нехотя согласилась.
- Поэтому ты останешься, - строго сказал Арен. – Держи связь, - и он передал ей маленький металлический шар, легко умещающийся в ладони. И рванул к главным воротам, сжимая в правой руке боевой посох.
Кэтлин повезло. Тщательное вглядывание в окружающий ландшафт принесло свои плоды - первым, конечно, небольшую аномалию заметил ИскИн её брони и сообщил девушке, "подсветив" и увеличив выбранный объект.
Что именно это было - сразу понять не удалось, но явно что-то чужеродное.. И классифицировала Кэтлин странную штуку как оружие, сравнив с различными вариантами недавно увиденного.
"Огонь", - мысленная команда ИскИну.
Из её ранца вылетели две невидимые ракеты, устремившись с ускорением в сотню гравов к пещере.
Ракеты выявили врага, но стрелять по Кэтлин не было времени, только попытаться сбить ракеты. Плазменная пушка извергла два снаряда... не получилось. Промазав, из-за огромной скорости, по пушке, ракеты ушли в глубь грота... который был не очень-то и глубоким. Мощный взрыв положил конец и хищнику, и неизвестному монолиту, и лесному ручью. Пережившего ужасы Пирамиды охотника разорвало на куски. ИИ с машинной невозмутимостью проанализировал вылетевший из столба пыли и дыма осколок, увидел в нем обломок маски хищника, доложил об этом Кэтлин и продолжил неусыпное наблюдение.
Где-то очень далеко от Кэтлин и Се'така на визор лидера тройки хищников вывелось сообщение о смерти товарища. Недовольный злобный рев разнесся эхом по лесам Чулака.
Следовало уничтожить образцы технологий. Они весьма стойки к повреждениям, что могла наблюдать морпех на примере маски охотника. Лидер раскрыл наручный компьютер...
То, что осталось от левой половины тела хищника - рука и часть плеча - выгнулось в судороге. Наручный компьютер самопроизвольно раскрылся и начал отсчет, издавая ритмичные звуки, выводя на экраны знаки чужого языка.
Се’так тоже слышал взрыв и даже заметил оранжевое марево среди деревьев – кажется, лес горел. И это было еще одним напоминанием о том, что пора валить отсюда. И как можно скорее. Извернувшись, Се’так принялся яростно рвать зубами противную скользкую массу, освобождая свое крепкое тело от тягучих пут. С трудом он освободил левую руку. Слишком медленно, но лучше что-то, чем ничего.
Кэтлин прекратила наблюдение, как только поняла, что ракеты достигли цели.
«Вот так!» - не без тени самодовольства.
И только теперь она отключила активный камуфляж, медленно снижаясь к останкам Френка.
«У него было мало шансов... стрелять почти вслепую с руки по невидимому противнику - неблагодарное дело».
Она прекрасно понимала, что при столкновении двух столь высоких технологий исход боя больше зависел от случая и удачи, чем от всего остального. И в последнем бою её командира удача была на стороне чужой твари.
Морпех мягко приземлилась на опалённый грунт, не сводя взгляда с окровавленного куска земли.
- А ты что тут делаешь? - Кэтлин заметила наконец Се'така и повернулась к нему.
- Лежу! Отдыхаю! – раздраженно бросил Се’так.  – Ты мне поможешь или так и будешь стоять и смотреть? – вообще-то просить помощи было для джаффа не самым любимым занятием, но сейчас иного выхода не оставалось, и Се’таку пришлось проглотить свою гордость.
- Помогу! - коротко бросила Кэтлин.
Её щас больше интересовало происхождение странного звука, больше похожего на таймер какой-то бомбы. А если это действительно была бомба, то лучше сделать отсюда ноги. И чем быстрее, тем лучше - Кэтлин совершенно не хотелось, чтоб её разнесло тут на атомы.
Она перевела лазер в режим непрерывного луча пониженной мощности, и несколькими быстрыми движениями "отцепила" Се'така от растительности.
- Щас здесь всё рванёт, - морпех аккуратно подняла его и включила двигатели, направляясь в сторону города.
Почувствовав биение чужого сердца рядом с Се'таком, заложенная уже мертвым охотником машина проснулась и выстрелила. Синий луч прожег себе путь через плоть джаффа, попал в нагрудную броневую пластину Кэтлин, но отразился и под углом ушел в небо, едва не пронзив джаффа второй раз. От ловушки хищника осталось только несколько спекшихся деталек, да два дымящихся отверстия - одно в плече Се'така, другое в броне морпеха.
«Ну ничего себе!» - успела подумать Кэтлин, которую, надо сказать, этот неожиданный выстрел заставил изрядно поволноваться.
А потом пространство позади них озарилось яркой вспышкой термоядерного боеприпаса. К счастью, не особо большой мощности, да и отлетели они расстояние, достаточное для ослабления ударной волны. Но всё равно, "пинок под зад" Кэтлин и Се'так получили, и довольно сильный.
Коротко пискнула система предупреждения об опасных режимах полёта, их немного кинуло вниз, и, как только ИскИн выровнял полёт, Кэтлин взяла управление на себя и аккуратно приземлилась на границе леса.

0

11

Когда Кэтлин наконец отпустила Се'така, и джаффа почувствовал под ногами твердую поверхность, он наконец более-менее пришел в себя и оценил ситуацию. Значит, Френк был мертв. И тварь, напавшая на них в лесу, тоже. Раненое плечо перестало кровоточить, однако для полного заживления джаффа требовалась доза третонина. И еще Се'така не покидало чувство, что он что-то забыл. Оглядев себя сверху вниз, он вдруг почувствовал, как на него накатила волна леденящего страха. Кристалл! Кристалл исчез. Очевидно, Се'так обронил его в лесу, а Кэтлин, стремительно улетая, даже не подумала об этом. Ох и достанется ему от Совета!
- Кэтлин! - обратился Се'так к девушке, старательно скрывая свою обеспокоенность. - Мне жаль твоего товарища, прими мои... как это по-вашему?... сочувствие, кажется.
- Соболезнования, - Кэтлин со злостью сорвала с себя шлем. - вот так это у нас называется. Какого хрена эта тварь делала в ваших лесах?!
- Я понятия не имею, что это такое! - ответил Се'так, солгав. - Но мне необходимо туда вернуться. Иди в город... Если кто-то тебя спросит - скажи, что я в порядке и вернусь позже.
- Ну уж нет, - Кэтлин покачала головой. Френк погиб, защищая твою жизнь, и я не хочу, чтобы его жертва оказалась напрасной. Эти твари вряд-ли ходят по-одиночке.
- Тогда пойдем со мной! Это очень важно!
- Пошли. Хотя быстрее будет полететь. Куда именно?
- Назад! Там должны быть одна важная вещь... Если ее найдут эти твари - ты и твои друзья точно не сможете вернуться домой.
- Ну тогда пошли, не хочу терять времени.. Правда после взрыва мы вряд ли что-нибудь найдём.
Се’так вдруг стал пристально вглядываться в даль.  На холмах, за Вратами, появилась одинокая фигура с посохом в руках. Зрение джаффа было намного острее и точнее, чем у обычного человека, и Се’так даже на таком расстоянии узнал, что это Арен.
- Я сейчас, - сказал он Кэтлин и пошел навстречу Арену, к Вратам, зажимая рукой кровоточащее плечо.
Арен вприпрыжку спустился с холма и оказался около Врат раньше Се’така. Около наборного устройства, на земле, он увидел брошенный кем-то посох и по выгравированной на рукояти змееи, обвившейся вокруг кольца, понял, что это посох Се’така. Пока еще не понимая, что случилось, он поднял посох и побежал навстречу мастеру.
- Мастер Се’так! – воскликнул он, протягивая посох. – Ты ранен! Что произошло?
Се’так взял свой посох окровавленными пальцами и хмуро посмотрел на Арена.  Эти двое состояли в ближнем родстве, хоть и не кровном – Се’так приходился мужем сестре отца Арена. На Земле сказали бы, что он ему двоюродный дядюшка, но у джаффа таких понятий не было. Арену было по земным меркам всего около семнадцати лет, но выглядел он куда старше и создавал впечатление сильного статного воина. Впрочем, внешность обманчива – Арен в силу своих лет был довольно вспыльчив, наивен и склонен к поспешным решениям. Возраст Се’така уже превышал сотню земных лет, и он в силу этого смотрел на поведение Арена несколько снисходительно, как на милого, но довольно глупого ребенка. Арен не был особо проницателен и не чувствовал этого, потому его пафос  только усиливался.
- На нас напали, - процедил сквозь зубы Се’так, осматривая посох, словно видел его впервые. – Какая-то невидимая тварь.
- Невидимая? – нахмурился Арен. – Как те, о которых рассказывали эти тау’ри? – он бросил взгляд за плечо Се’така, где метрах в двадцати стояла Кэтлин. Если она и слышала их разговор, то явно не понимала ни слова – в лингвоанализаторах морпехов не был предусмотрен перевод с гоа’улдского языка.
- Неужели новости о том, что произошло на закрытом Совете, уже известны всему городу? – удивился Се’так.
- Мне рассказала Шетун. А ей – госпожа Айрин. Они считают, что это больше всего напоминает яутжа.
- Яутжа не существует, - бросил Се’так, продолжая с преувеличенным интересом рассматривать рукоять посоха. Если он не забыл бы его здесь… возможно, Френк остался бы жив.
- Ты сам в это не веришь, мастер! – воскликнул Арен. – Яутжа существуют! Тебя ранили! Ты говоришь, это был невидимый воин! Кто это, как не яутжа?!
- В этой галактике полно невидимых противников, - отрезал Се’так. – Мало ли что это было. Кажется, оно мертво.
- Кажется?
- Кэтлин убила его, - не вдаваясь в подробности, коротко пояснил Се’так. – Знаешь, Арен, ступай назад – скажи, что со мной все в порядке.  А тебя догоню.
- Ты уже обещал догнать нас в прошлый раз, - фыркнул Арен.
- Как ты разговариваешь со старшими?! – прикрикнул на него Се’так. Смелость Арена в общении с мастером порой его раздражала. – Я сказал – ступай. Мне нужно вернуться в лес.
- Но ты ранен, мастер! – возразил Арен, которого ничуть не испугал тон Се’така. – Тебе нужен третонин!
- Я справлюсь. Иди.
- А где второй тау’ри? – спросил Арен, явно не собираясь уходить.
Се’так замялся. Его попытки отделаться от навязчивого мальчишки не принесли никакого результата.
- Мертв, - коротко ответил он.  – Его убил тот, кто на нас напал.
- Но… как так?... – не понял Арен. У него явно что-то не укладывалось в голове. – Почему вы вообще пошли туда? Что ты забыл в лесу? И почему тау’ри…
- Слишком много вопросов,-  решительно перебил его Се’так. – Возвращайся в город и ничего не говори Совету. Я сам все им расскажу.
И он решительно развернулся, оставив Арена осмыслять услышанное. Не смея на этот раз противиться слову мастера. Се’так тоже повернулся, но назад не пошел, а присел на ступенях Врат, дожидаясь, пока Се’так скроется в лесу.
Кэтлин пошла за ним.
- Тебе обязательно идти сейчас туда? Мало того, что после взрыва там всё изменилось, так ты ещё и ранен.
Морпех уже перестала понимать, что за фигня происходит тут. Зачем Френк пошёл в этот лес, и откуда там оказалась тварь из пирамиды, зачем туда второй раз идёт этот джаффа… Винегрет в голове был у Кэтлин, в общем.
- Ты не понимаешь, - огрызнулся Се’так не оборачиваясь. – Я должен кое-что найти. Лучше возвращайся, это только мое дело.
- Чтобы тебя там грохнули? Говорила уже, что нет. Не хочу, чтобы смерть Френка была напрасной. Он мог уйти живым, если бы не решил защищать твою жизнь, а это значит, что он знал что-то, что не знаю я, и посчитал это важнее своей жизни. Ты понимаешь это?
- Да не было там ничего важного. Я просто показывал ему местность, наши… как это по-вашему… достопримечательности. Это была нелепая случайность.
- Я не верю. Я слишком хорошо его знала.
- Ничего важного там не было, - повторил Се’так.  – Но тебе правда лучше вернуться – то, что я собираюсь найти, имеет отношение только к джаффа.
- Да ни хрена ты там не найдёшь без моих приборов, рвануло слишком хорошо, - Кэтлин постепенно выбешивало поведение Се'така.
- Ты все равно не найдешь то, что я ищу! – бросил в ответ джаффа. – Это тебе не прибор какой-нибудь, это просто… кусок стекла!
- Он отличается по составу от окружающего пространства, в любом случае.
Се’так вдруг внутренне поежился. А что, если кристалл уничтожился взрывом? Без активных Врат джаффа даже не смогут послать весточку на Дакару, чтобы их забрали на кораблях! И он зашагал вперед с удвоенной скоростью. Раненое плечо перестало кровоточить – организм джаффа постепенно залечивал раны. 
Вдруг Се’так остановился и обернулся к Кэтлин.
- Ты сможешь найти что-то по моему описанию? – поинтересовался он.
- Да, если это вообще существует.
Се’так снова ощутил противный леденящий страх, но виду не подал.
- Это кристалл примерно таких размеров, - он показал на руках. – Оранжевый, похож на простой кусок стекла. Есть ли от него какие-то излучения – понятия не имею. И как он работает – тоже. Я обронил его, когда на нас напала та тварь.
- Покажи место, где именно ты его уронил
- Откуда я знаю, где именно? – слегка огрызнулся Се’так. – Где-то там, где погиб твой товарищ.
- Щас посмотрим... - Кэтлин примерно определила место падения кристалла, потом - примерную мощность взрыва и вектор ударной волны на этом уровне.
На основе этих данных она вычислила примерное место падения неизвестной ей хреновины... Достаточно точно. Радарное сканирование показало расхождение в несколько метров. Вот только ничего там не было сейчас. Было раньше - но сейчас не было.
- Нет здесь ничего, - Кэтлин покачала головой. - Но оно было, и именно в этом месте.
- Я знаю, этот кристалл там, - упрямо заявил Се’так, продолжая свой путь. – Я должен его найти. Возможно, он защищен от сканирования или что-то в этом роде. Проверь еще раз.
- Нет его там. Даже бы если он был защищён от сканирования, он бы упал тут, в радиусе пяти, максимум десяти метров. Но его тут нет!
В спорах они дошли до примерного места недавней битвы. Увидев, что от грота остались одни осколки каменных глыб, Се’так бросился смотреть поближе и уже на месте обнаружил, что монолит с вырезанными на нем строками «Интернационала» исчез. Точнее, был расколот на мелкие осколки взрывом. Однако сейчас это мало волновало его.
Забыв про раненое плечо, Се’так долгое время рыскал в окрестностях развороченного грота, ища кристалл. Шаря по кустам и смотря под камнями, он раз пять просил Кэтлин повторить сканирование, но безрезультатно. Не нашел он также и осколков – хотя, он мог их просто не заметить на столь большой территории. Короче, через некоторое время после бесполезных поисков ему пришлось с тяжелым сердцем принять мысль о том, что кристалл Врат исчез.
- Все это очень плохо, - подвел он итог.
- Я догадываюсь, - ответила Кэтлин. - Так для чего же была нужна эта штука?
- Это управляющий кристалл, который я вытащил из наборного устройства Врат, чтобы отключить их, - стал рассказывал Се’так, все еще в слабой надежде обшаривая кусты. – Если этот кристалл не вернуть на место, Врата не будут работать. И мы не сможем перемещаться между планетами. А вы не сможете вернуться домой. Никогда.
- А вот это действительно плохо... У вас разве нет кораблей, или какой-то другой возможности покинуть планету? - Кэтлин ещё несколько раз осмотрела всё вокруг.
- Есть. На другой планете. Но мы без Врат не сможем даже послать им весть, чтобы нас забрали. Знаешь что, - Се’так вдруг выпрямился и уверенно посмотрел на девушку. – Я уверен, что этот яутжа – или кто он там – пришел не один. Скорее всего, его сородичи украли кристалл. И я не вернусь в город и не предстану перед Советом, пока не верну кристалл. Это дело чести. Возвращайся в город без меня.
- Что-то я сомневаюсь, что если я вернусь в город без тебя, то обойдётся без стрельбы, - ответила Кэтлин. - Так что давай найдём твой кристалл, и мы уже будем думать, как вернуться.
- Я понятия не имею, где его искать, и если я вернусь с пустыми руками, меня обвинят в предательстве, исключат из Совета и… еще много чего нехорошего сделают, - уверенно заявил Се’так. – Но если ты отправишься со мной, ты можешь погибнуть, как твой товарищ.
- Чтоб меня убить, им понадобится очень сильно постараться. По крайней мере, у меня осталась ещё одна ракета. Но время лучше не тянуть - что-то мне подсказывает, что этот ваш кристалл в любой момент может покинуть эту планету.
- Ладно... – нехотя согласился Се’так, хотя скорее наигранно нехотя, потому что он отдавал себе отчет в том, что не отказался бы от компании. – Твои датчики запомнили какие-нибудь параметры того существа?
- Ага. Правда мало и неточно, слишком хорошая у них маскировка. Лучше нашей...
- Возможно, они не ушли далеко! – с надеждой воскликнул Се’так. – Ты сумеешь кого-нибудь засечь?
- Сейчас попробую, - Кэтлин последовательно задействовала весь сенсорный массив своего бронекостюма в поисках хотя бы нечто похожего на сохранённые в памяти ИскИна данные. Поиски продолжались несколько минут. - Есть отметка, десять километров отсюда, и я почти уверена, что это один из тех ублюдков…
- Отлично! – обрадовался Се’так. – Но я бы не стал ходить пешком – придется взять машину. Не хотел я возвращаться в город, но придется. Надеюсь, лишних вопросов нам никто не задаст.
- Машину? Ты издеваешься? Он засечёт нас едва мы попадём в зону действия его датчиков!
- Предлагаешь идти пешком? – огрызнулся Се’так. – Бегать за ним по лесу километрами?
- Так хотя бы есть возможность его поймать.
- А чем тебя машина не устраивает? – спросил Се’так, сам не ведая, что это прозвучала совсем как типичная фраза типичного «пацана» с Земли, который удивляется, почему его девушка отказывается ехать на его машине.
- Тем, что ни одна машина не предназначена для перемещения по лесу, и тем, что будет невозможно хотя бы немного скрыть наше перемещение. Вот чем меня машина не устраивает.
Се’так подумал и в принципе согласился, что Кэтлин права. Но в таком случае им предстоял марш-бросок на десять километров.
- А долететь – никак? – с надеждой спросил он.
- Не ближе, чем на полтора километра от контакта. Так что всё равно придётся пройтись пешком.
- А что будет, если подлететь ближе? – задал вполне очевидный вопрос Се’так, не особо смысля в тактике и технике землян. – По-моему, куда проще будет напасть с воздуха!
- Движение воздуха и характерный звук при этом достаточно заметны, чтобы нас можно было поймать. Я хочу, чтоб эта тварь до последнего момента не знала о нашем присутствии.
- Но на земле у нас может быть невыгодная позиция для атаки, - заспорил Се’так. – А если мы нападем с воздуха, это будет неожиданностью для него. И у нас будет большое пространство для маневра!
- В таком случае ты пойдёшь по земле, а я буду прикрывать с воздуха.
- Отлично! – тут же согласился джаффа. - Опусти меня на землю в паре километров от этой твари, а сама следи за ним с воздуха.
- Ну тогда держись, полетели, - Кэтлин время терять не собиралась. Беззвучно включились инерционные двигатели, запустились все устройства пассивной маскировки, и они взлетели. Они летели медленно, едва не цепляя кроны деревьев, постоянно отслеживая нахождение инопланетной твари.  - Всё, дальше сам иди. Я постараюсь прикрыть тебя с воздуха, - Кэтлин снова бесшумно поднялась в воздух.
Се’так спрыгнул на землю с небольшой высоты, огляделся и сердито фыркнул. В воздухе он чувствовал себя малость неловко – мало ли что взбредет в голову этой девице… Он покрепче сжал посох и бесшумно двинулся через заросли в том направлении, куда улетела Кэтлин. При этом все чувства его обострились, фиксируя все подозрительное вокруг. Если девушка права, где-то неподалеку шарится похититель кристалла.

0

12

Он крадучись побежал под кронами низкорастущих деревьев, сжимая в правой руке посох, как вдруг земля ушла из-под его ног. Вскрикнув от неожиданности, Се’так почувствовал, что куда-то проваливается, и успел зацепиться руками за край ямы. Но мягкая влажная почка не удержала его, и джаффа, царапая стены и слегка притормаживая свое падение, неуклюже приземлился на влажное прохладное дно какой-то ямы, явно вырытой с известной целью – заманить в нее животное. Об этом свидетельствовали воткнутые в землю острые деревянные колья, на которые Се’так чудом не напоролся. Поежившись при мысли об этом, он огляделся и посмотрел наверх. Метров десять, не меньше. Найдет ли Кэтлин его здесь? Се’так нащупал упавший рядом посох и прислонил его к земляной стенке. Затем сделал попытку вскарабкаться наверх, но это было не так просто – земля осыпалась и не давала возможности зацепиться за что-нибудь.
На его счастье, Кэтлин не успела отлететь далеко и заметила падение Се'така.  Ну как всегда, ничего никогда не идёт по плану. Мысленно выругавшись, невидимая для глаз джаффа девушка медленно развернулась и снизилась, подхватив его, и намереваясь вытащить из этой ямы.
Се’так принялся ругаться и отбиваться посохом, когда нечто невидимое потащило его наверх. Он вообразил себе невесть что.
Этот хищник был не из активных. Он вообще считал жизнь созерцанием, а не процессом, а потому был занят пристальным рассматриванием черепков пойманной им на Чулаке мелкой живности. Вот какой приятный трофей змеевидного древесного хищника средних размеров - зубастый череп. Как интересно у него изгибаются челюсти, сгибаясь по мере удаления, а потом вновь резко вырастая. Наверное, утяжеленный нос и увеличенные передние клыки нужны ему для раздробления прочных костей жертвы, полакомиться мягкими тканями, а для захвата жертвы служат вот эти два коротких, но очень прочных бивня...
В уголке маски загорелся индикатор - есть жертва. Движением глаз хищник развернул картинку с установленной в ловушке камеры. И опешил.
Выбросив черепушку бедной твари, хищник приподнялся на толстом ответвлении ствола могучего дерева и издалека присмотрелся - через увеличение - к поясу ловушек. Джаффа был хорошо заметен в инфракрасном спектре, а вот кто его тащил за собой... или это неведомое пока яутжа устройство?
Хищник сменил спектр видения. Сине-зеленая гамма сменилась белесой с фиолетовыми пятнами. Ничего. Сменилась чернотой с едва видимыми силуэтами деревьев и яркими пересекающимися линиями бушующего вдали дождя с грозой... есть дымка над джаффа, точнее - над белой искоркой его посоха. Но "какая-то дымка" - это несерьезно, и слишком опасно. Спектр сменился, мир окрасился в резкие ядовитые оттенки зеленого, желтого и сиреневого, с черными пятнами. Опять неровности в рамках погрешности от злоупотребления приближением. Но этот невидимка выдал себя вопиющим образом, а хищник был из осторожных и не спешил отправить плазму вслед летучему врагу.
Смена режима видения. В мире вообще исчез всякий цвет, остался лишь узор пересекающихся под разными углами линий-струн. Большинство из них совершенно неподвижны - земля и стволы, некоторые легко колышутся - слабый ветер, некоторые извиваются как кучи червей - колышется листва. Вот оно - яростный клубок тонких змей, бьющийся в невидимых объятиях джаффа, и куда более сдержанные движения его "товарища"...
Наметив цель, чтобы поднимающийся невидимка налетел на снаряд, хищник выстрелил из наплечной плазмапушки.
Кэтлин уже собиралась опускать Се’така на землю, когда хищник выстрелил из своего оружия. Не будь её бронекостюм оборудован электромагнитным щитом - от неё осталось бы ровно столько, сколько осталось от Френка.
Ничего, то есть...
Она успела развернуться вокруг своей оси, закрывая собой мягкую и уязвимую тушку джаффа. Не хватало еще, чтоб он поджарился у неё на руках.
Плазменный снаряд ударился в экран и с резким треском ионизированного воздуха отклонился в сторону, потеряв стабильность. Через долю секунды последняя, третья ракета объёмного взрыва устремилась к точке, откуда был сделан выстрел, а морпех постаралась приземлиться как можно быстрее.
Чихая и отплевываясь, чуть опаленный жаром джаффа рухнул на землю и откатился в ближайшие кусты. Посох он так и не выпустил, поэтому быстро оценил ситуацию и стал искать цель.
Сработал контактный взрыватель ракеты, и на месте ее попадания вспух огненный шар, не оставивший хищнику никаких шансов. ИскИн бронекостюма Кэтлин отметил траектории полета останков твари. Опасность миновала, и морпех отключила все маскировочные системы, направившись к лежащему на земле джаффа.
- Ну что, живой? - вопрос, прежде чем направиться на место взрыва.
Но Се’так уже и сам вскочил на ноги, не желая выглядеть поверженным. В руках он сжимал боевой посох, а сам был взбудоражен, взъерошен и весьма эмоционален. Не ответив Кэтлин, он бегом бросился к месту недавнего взрыва и стал активно шарить по земле вокруг, пачкая руки в зеленой горячей крови монстра. Дымящиеся обжигающие ошметки его мало беспокоили.
- Проклятье Анубиса! – выругался он, так ничего и не найдя. – Где кристалл?!
Внезапно руки его наткнулись на липкую обжигающую массу. Вскрикнув от внезапного ожога, джаффа отдернул ладони и увидел, что в одном месте земля и останки внутренностей хищника залиты прозрачной густой жижей, слегка дымящейся… За пару секунд он все понял и, испустив отчаянный вопль, схватился за голову.
- Понятия не имею, - коротко ответила Кэтлин, осматривая окрестности. - Может он не у него был, откуда мне знать?
Неожиданный вопль Се'така тоже не обрадовал морпеха. Мало ли какое дерьмо он заметил...
- Ну что там опять? - сквозь зубы процедила Кэтлин.
- Я пропал, я пропал… - твердил Се’так, держась за голову и раскачиваясь взад-вперед.
- Ты нормально ответить можешь? - Кэтлин встряхнула джаффа за здоровое плечо.
Се'так поднял на нее полубезумный взгляд. Видно было, что у него случился минутный приступ слабости, но сейчас он постепенно берет себя в руки. Не вставая с колен, Се'так обмакнул пальцы в еще не остывшую стеклянную массу и поднял руку. Жидкость медленно капала с его пальцев не землю.
- У него был кристалл, - сказал Се'так. – Но сейчас его нет. О чем ты только думала, когда стреляла?! – вдруг яростно выбросил он.
- О том, что следующим выстрелом он разнёс бы тебя на куски! - спокойно ответила Кэтлин. - И о том, что это была единственная возможность его убить.
Се’так поднялся с угрюмым видом и внезапно резко схватил Кэтлин за плечи Кэтлин и прижал ее посохом к ближайшему дереву, увитому лианой. И грозно прошипел ей прямо в лицо:
- Ты что, дура? Ты не понимаешь, что натворила?!
- Спасла тебе жизнь, идиот, - пользуясь фибромышцами брони, девушка без усилий оттолкнула Се'така в сторону. - Тебе с самого начала не стоило вытаскивать кристалл. И сейчас нужно не бросаться словами, а думать, как исправить ситуацию.
Се’так сверлил ее злобным взглядом. Казалось, он готов был ударить ее. Но он сдержался, буркнул какое-то ругательство и отвернулся. Затем снова осмотрел место гибели хищника. Его горячий вспыльчивый характер не давал мыслить последовательно. Конечно, он сам виноват – кристалл не следовало вытаскивать. Но что, если бы вслед за первыми черными воинами явились и другие? Впрочем, теперь все пропало… Ну кто просил эту дуру стрелять на поражение? Яутжу следовало сперва поймать, потом отобрать кристалл, а затем уже можно прикончить.
- Теперь ты и твои друзья никогда не вернетесь домой, - бросил он, снова усаживаясь на землю и не глядя на Кэтлин. Он все еще ощупывал землю вокруг останков хищника на предмет чего-нибудь интересного.
- Значит так и будет, - Кэтлин сейчас прокручивала в голове короткий момент боя. Она поступила единственно верно, убив противника, прежде чем он прикончил их. Времени разворачиваться и стрелять из лазера просто не было. - В любом случае, безвыходных ситуаций не бывает... - Морпех села, прислонившись спиной к дереву, обдумывая дальнейшее.
Так ничего и не найдя к забрызганных зеленой кровью ошметках, Се’так развернулся к ней. Он совершенно не знал, что делать. Возвращаться в крепость и все рассказать Совету? Его с позором лишат звания и выгонят из города! Скрываться? Когда гоа’улды предприняли попытку нападения – тоже не годится. Ведь там осталась его жена, милая прекрасная Клио, и его дочь, юная Мира… А еще Арен, Шетун и другие его ученики! Он поступил неподобающе, и Совет его жестоко осудит за это… Но бежать? Это было низко.
- Надо вернуться, - наконец вздохнул он, вставая. – Рассказать все Совету.
- А у вас нет кораблёй, способных летать со скоростью, превышающую световую? - Кэтлин продолжала искать варианты.
- Есть. Но не на этой планете.
- Плохо. А межпланетная связь?
- Через Врата... была. Я же говорю - вы застряли здесь вместе с нами.
- Тогда нет смысла здесь сидеть. Пошли, будем надеяться на чудо, - Кэтлин встала, проверяя исправность лётной системы.
Се’так только недовольно ворчал. Он явно не был в восторге от перспективы нового полета, да еще и на разнос.
Морпех тоже была далеко не в восторге - застрять на этой захолустной планете, вдали от всех - отвратительное завершение событий. Да ещё и неизвестно, чем кончится Совет, а то ведь отбиваться придётся...
Осторожно подхватив Се'така, Кэтлин взлетела и медленно направилась в город. Лететь было недолго, но и за эти несколько минут в голове девушки прокрутились сотни различных вариантов действий.
- Дальше что? - как только они приземлились у ворот города.
Джаффа-стражники поприветствовали Се’така своим типичным «тек’ма’те». Се’так коротко поклонился им в ответ, хотя и был мрачнее тучи. У него снова мелькнула мысль о бегстве и вечных скитаниях, чтобы избежать публичного позора, но он тут же отмел эту мысль. Его могут поймать, и вот тогда-то позора не оберешься. Лучше смерть.
- Пойдем на Совет, - ответил Се’так девушке. – Посмотрим, что уже известно в городе.

0

13

Совсем не замечая Кэтлин, Се’так бегом несся вперед, петляя в запутанных улочках города-крепости Свободных Джаффа. Больше всего его заботил вопрос о том, как он будет оправдываться. «Хотел, как лучше, а получилось, как всегда»? С Советом это явно не прокатит. Се’так уже был готов к тому, что его исключат из Совета, а то даже изгонят из Нации. Это было просто ужасно – мучиться неизвестностью и предчувствием собственного позора. Он осмелился посягнуть на величайшее устройство Древних! Какая возмутительная самонадеянность! Се’так не знал, известно ли кому о происшествии в городе, но так как его никто не остановил и не кричал вслед оскорбительные слова – стало быть, пока еще никому ничего не известно. Возможно, и Совету тоже. Но Се’так и не думал скрывать правду. Он расскажет все, как есть – тем более, Арен видел, как он вытащил кристалл.
Он первым подбежал к зданию Совета, Кэтлин нагнала его чуть позже. Солнце стояло уже высоко, было жарко и душно. По земле стелилась песчаная пыль. Стражники Дома Совета поприветствовали Се’така и сообщили, что Совет вновь срочно созван по какому-то неотложному делу. Предчувствуя недоброе, Се’так вошел в пугающую прохладу каменных коридоров. Кэтлин пропустили без труда – видимо, запомнили, что она с Се’таком.
- Скорее всего, моя участь будет незавидна, - сообщил Се’так девушке, когда оба были уже внутри, без тени жалобы. – И к моим словам больше не прислушаются. Если ты хочешь вывести своих товарищей отсюда – убеди Совет забрать вас с планеты, когда… через несколько катунов… прибудет помощь.
- Будем посмотреть, - ответила Кэтлин.
В случившемся была и её вина - нужно было стрелять лазером, а не уничтожать всё в радиусе десятка метров, желая убить наверняка и отомстить за Френка.
Как всегда, хорошо думать после того, как всё произошло...
- Спасибо за предложение. Если мы останемся живы, то я воспользуюсь твоим советом... - последнее морпех пробормотала себе под нос.
Се’так резко развернулся к ней и остановился.
- Не надо, - отрезал он. – Никаких больше смертей. Мы не убийцы, Свободные Джаффа не причинят вам вреда, если вы сами не дадите повода. Кэтлин, держи своих людей под контролем.
- Мои люди не откроют огонь первыми, - девушка покачала головой. - А о других вариантах я стараюсь не думать.
Се’так фыркнул и отвернулся, снова зашагав по коридору. Он чувствовал себя примерно так же, как человек, которому предстоит крупная головомойка. Головомойка масштабов судебного разбирательства. Он посмел проявить инициативу и забрать кристалл из наборного устройства! И не сберег его! Позор, позор на всю жизнь! И ему, и его роду! Подумав о том, какое пятно ляжет на репутацию славного рода Тил’ка, Се’так внутренне похолодел и даже замедлил шаг. И наконец полностью остановился, прислонившись лицом к холодной каменной стене. Сердце его бешено стучало. У него еще раз мелькнула мысль о том, что, возможно, стоит прямо сейчас развернуться и убежать, и никогда больше не возвращаться.
- Что остановился-то? Пошли, у нас больше нет выбора, - Кэтлин все же решила обрисовать в общих чертах оставшимся в живых морпехам ситуацию и отдать несколько приказов, чтобы никто никого случайно не пришиб.
Она, не разбираясь в отношениях среди джаффа, не совсем правильно оценила ожидающее поведение  Се'така, сравнивая с "капитанской мачтой" в Корпусе, и поэтому сочувствие лишь немного проскакивало в ее голосе.
Се'так уже и сам понял, что объяснять ей что-то бессмысленно. Все равно не поймет. Слишком разные народы, слишком разные мировоззрения, слишком разные порядки в обществе. Да и не нужно было Се‘таку сочувствие девицы, которую он едва знает. Не в правилах воина-джаффа было показывать слабость, поэтому он, будучи мрачнее тучи, отклеился от стены и вновь пошел вперед, не глядя на девушку. Он злился на нее, злился на себя, на погибшего Камински, на Арена, на Шетун – на последних просто «за компанию». А еще на Хорена – вот уж кто сейчас в Совете будет больше всех злорадствовать и вещать: «Ну я же вас предупреждал!» Меньше всего ему сейчас хотелось выслушивать упреки этого почтенного, но все же несколько неугомонного и крайне консервативного члена Совета.
Около зала Совета, перед входными арками, столпились знакомые лица – Арен, Шетун и еще несколько молодых воинов. Всем было интересно, что же такого случилось. Шетун, завидев Се'така, тут же кинулась к нему и стала что-то тараторить на языке гоа'улдов. Арен молча кивал. Остальные тоже стали наперебой что-то вещать. Се'так понял, что они все говорят о черных воинах, поубивавших кучу джаффа.
«Они еще не знают о кристалле», - понял он.
Интересно… если его сейчас с порога не обвинят в том, что он забрал кристалл, придется это выложить самостоятельно. Ох, как тяжело… И все же Се'так, собравшись, решительно шагнул в освещенный факелами зал. При его появлении воцарилась гнетущая тишина. Все члены Совета, в серых робах, сидели на своих местах, и лишь Рахек, глава Совета, стоял перед кафедрой и, очевидно, до появления Се'така что-то говорил.
После короткой паузы грянул голос Рахека:
- Брат Се'так, почему ты не явился на Совет по первому зову?
Се'так медленно вышел на середину зала. Лицо его приобрело каменное выражение, глаза сверкали какой-то полубезумной решимостью. Он, казалось, мыслями находился где-то далеко-далеко, и голос Рахека долетал до него глухо, отрывками.
- Да, где ты пропадал? – настойчиво влез Хорен вопреки правилам Совета. – И где эти… тау'ри?! – последнее слово он бросил с заметным отвращением.
Се'так обвел два молчаливых полукруга членов Совета тяжелым мрачным взглядом. Отсветы факелов гуляли по его смуглому красивому лицу, придавая ему зловещее выражение. Его статная ладная фигура, вопреки правилам не облаченная в серую робу, была обтянута доспехами неизвестного металла. Посох он по растерянности держал в руке, и это не укрылось ни от чьих глаз. Вопиющая наглость! И как его посмели пропустить там, внизу!...
- Брат Се'так! – снова взвился Хорен, когда джаффа проигнорировал его вопрос. – Ты явился в зал Совета с оружием! Что все это значит?!
Послушались отовсюду возмущенные выкрики, но Се'так только сильнее сжал рукоять посоха, незаметно опираясь на него. Близость любимого оружия придавала ему силы. Вот он стоит – могучий, стройный, решительный – перед Советом и собирается сознаться в ужасном преступлении, отречься от должности и навсегда покинуть крепость, чтобы смыть со своего рода этот величайший позор.
Перепалка велась на языке гоа'улдов, и Кэтлин ничего не понимала, хотя общий смысл все-таки уловила. А именно – что начались дебаты вокруг личности Се'така.
- Что это за выходки, брат Се'так? - воскликнул Рахек, когда гомон немного улегся. – Почему ты явился с оружием? Объяснись!
Се'так словно вышел из ступора. Вместо прямого ответа он оглушительно стукнул посохом по каменному полу и произнес громко и отчетливо:
- Френк Камински мертв! – его голос прогремел под сводами холодного каменного зала и эхом отразился в коридорах. Молодые джаффа, стоящие за пределами зала, одновременно вздрогнули. – Его убил яутжа.
Повисла долгая пауза. Это внезапное заявление, да еще подкрепленное неподобающим видом Се'така, повергло некоторых в шок. Айрин внимательным спокойным взглядом смотрела на Се'така. Хорен криво усмехнулся. Рахек покачал головой.
- Это правда! – продолжал громыхать Се'так. – Вы не верите в существование яутжа, но они уже здесь – на нашей планете. «Хроники А'тона» не лгут.  У меня есть свидетель! – и он резко указал концом посоха на Кэтлин, которая стояла чуть поодаль.
- Это невозможно! – решительно заявил Хорен. – Яутжа не существует. Ты безумец, Се'так!
Се'так резко развернулся к нему, и в эту минуту глаза его действительно сверкали безумием.
- Так я безумен? – вкрадчиво переспросил он, с удовольствием созерцая растерянное выражение лица Хорена. – Что ж… возможно, нам следует оставить эту тему до того момента, пока яутжа не придут в наш город и не выпотрошат тебя в назидание остальным!
Это было уже слишком. Рахек решительно хлопнул ладонью по кафедре – хлопок получился прямо-таки оглушительным, усиленный акустикой зала.
- Прекратить! – рявкнул он, сходя с возвышения. - Се'так, бросай оружие! Немедленно! Встань здесь и немедленно объяснись!
Властный голос главы Совета, стоящего в нескольких шагах от него, заставил Се'така несколько умерить свое раздражение, вызванное вечным скептицизмом Хорена. Он осторожно положил посох на пол и встал напротив Рахека, сцепив руки за спиной.
- Вы не верите мне, - сказал он уже более спокойно. – Но, может быть, вы поверите тау'ри, если мнение вашего брата уже ничего не значит?!
На этот риторический в общем-то вопрос никто не нашелся, что ответить. Тогда Се'так обернулся к Кэтлин и сказал ей уже на языке тау'ри:
- Расскажи им, что произошло с Камински.
- Хорошо, - Кэтлин сделала несколько шагов вперед, выполняя несложную последовательность команд для включения внешней тактической системы. - Переведи мои слова, - попросила девушка у Се'така и обратилась к Совету.
- Начну с того, что наш командир погиб. Вот, посмотрите, что от него осталось, - проектор на бронированном плече засветился, создавая отчетливую картину произошедшего. Нелицеприятную картину, надо сказать.- Я тщательно изучила место боя, а также тактическую информацию, которую передал ИскИн брони Френка перед его гибелью, - картина-проекция приняла другой вид, просветились отметины целей, направлений выстрелов и прочая важная для понимания информация.
- Его убила практически невидимая тварь, убила одним выстрелом! Мне потребовалось две ракеты, чтобы достать эту сволочь, мне повезло - я заметила его оружие, - картинка сменилась на вид от лица Кэтлин перед ракетным залпом. Едва заметное дуло плазменной пушки хищника было обведено и подсвечено для лучшей заметности.
- И даже после своей смерти эта тварь едва не убила нас обоих, засунув в руку Ce'таку генератор лазерного излучения. Если присмотритесь, вы сможете заметить на нагрудной пластине моей брони след от попадания. К счастью, луч отразился в сторону, а не прожег насквозь, - Кэтлин замолчала, пытаясь успокоиться. Слишком много различных опасных для жизни событий свалилось на нее за столь короткий промежуток времени. Нервы начинали давать сбой.
- Потом был еще один, - проекция сменилась на видеозапись момента попадания Се'така в ловушку хищника и плазменный импульс, стремительно летящий в них. Затем все вспыхнуло синим цветом и погасло, демонстрируя эмблему экспедиционного Корпуса на темном фоне.
- Плазма не смогла пробить электромагнитный щит моей брони, но тем самым эта тварь выдала себя, и я убила его последней ракетой. У меня все, - Кэтлин отключила проектор и отошла назад, сцепив руки за спиной, но готовая в любой момент взять закрепленный на бедре лазерный карабин.
- Это просто возмутительно! – выразил общее мнение Хорен в повисшей тишине. – Ты, - он вперил яростный взгляд в Се'така, - посмел явиться в зал Совета с оружием! Ты позволил ей, - еще один яростный взгляд в сторону Кэтлин, - пронести с собой это ее… оружие тау'ри! Ты опоздал на Совет! Ты ведешь себя неподобающим образом! Ты дерзишь старшим! Ты вводишь в заблуждение членов Совета рассказами обо всяких яу…
- Это не ложь! – вновь взорвался Се'так. – Вы видели запись! Брат Хорен, как ты можешь обвинять меня во лжи! Неужели вы все, - обратился он к Совету, - будете по-прежнему отрицать существование яутжа?!
- Ты перешел все границы дозволенного! – рявкнул на него Хорен.
- Прекратите! – скомандовал Рахек. – Братья, успокойтесь. Совет существует для того, чтобы устанавливать истину, а не устраивать судилище, - взгляд его был суров и полон немого осуждения, когда он смотрел на Се'така. – Поведение нашего брата Се'така мы еще обсудим, но пока прошу всех вернуться к теме недавних происшествий. Я думаю, мало кто станет отрицать, что все несчастья начались после того, как в наш город пришли чужаки…
- Вот именно! – ввернул Хорен.
-… поэтому, - продолжал Рахек, проигнорировав Хорена и снова забравшись на возвышение перед кафедрой, - предлагаю ради безопасности нашего народа изолировать тау'ри на некоторое время. До выяснения истины.
- Что?! – опешил Се'так, все еще стоя в середине каменного зала. - Тау'ри не виноваты в том, что гоа'улды объявили нам войну! Один из них погиб – вы видели запись!
- Это не отменяет факта странного совпадения, - возвысил голос Рахек. – Предлагаю голосовать.
- Нет, нет, стойте! – воскликнул Се'так. – Так нельзя! Тау'ри ни в чем не виноваты.
- Откуда ты можешь это знать? – спросил его кто-то из Совета. – Может быть, ты с ними заодно?
Повисла тяжелая пауза. Сказанное было равносильно обвинению в измене. Се'так побагровел и начал медленно надвигаться на обидчика.
- Ты что-то сказал, брат Дагбо? Ты только что назвал меня предателем? – угрожающе прошипел он.
Кэтлин не понимала ни слова из того, что говорили джаффа на своем историческом языке, но интуитивно почувствовала, что назревает разборка с рукоприкладством. Для того, чтобы это понять, не нужно было быть оракулом.
Между этими двумя решительно встал один из джаффа.
- Нет, - решительно сказал он. – Это зал Совета. Все разногласия вы можете решить в поединке, но не здесь! Се'так, возьми себя в руки!
- Он назвал меня предателем! – не унимался Се'так, делая попытки прорваться к обидчику.
Теперь его удерживали его двое и наконец насильно усадили на свободное место. Се'так нехотя сдался, но все равно продолжал сверлить злобным взглядом сидящего напротив Дагбо.
- Как вы видите, - как ни в чем не бывало продолжал Рахек, - эти тау'ри посеяли среди нас раздор и беспорядки. Для всех будет лучше, если они временно посидят взаперти. Голосуем. Кто за?
Хорен и Дагбо разом взметнули вверх руки. Постепенно остальные, глядя на соседей, тоже стали голосовать. Сам Рахек проголосовал положительно. Не подняли руки только Се'так и Айрин Хейль. Величавая женщина-джаффа, ранее поддержавшая мысль Се'така по поводу яутжа, сидела со спокойным лицом, ничем не выдавая свое мнение по поводу происходящего. Рахек только удивленно посмотрел на нее, но никак не прокомментировал ее нежелание запереть людей под замком. Айрин никогда не боялась выражать свое мнение, отличное от мнения большинства. Ну а с Се'таком все было и так понятно – свое мнение он уже выразил, причем, довольно эмоционально.
Сам Се'так сидел сейчас на каменной скамье и кипел от злости. Вот тебе и раз – собрался признаться Совету в своей вине по уничтожению кристалла, а его с порога облили грязью за внешний вид, за оружие, за опоздание… Вот и приходи к ним после такого с покаянием! Может быть, вообще тогда ничего не говорить? Все равно он сейчас двух слов связать не сможет, а если Хорен и иже с ним ввернут какое-нибудь ехидство, дойдет до драки. И тогда кому-то не сносить головы.
Пользуясь тем, что Кэтлин не понимает ни слова и еще не знает, какой приговор ей уготовлен, Рахек перевел тему на яутжа - существуют они али нет. Снова поднялся гомон, спор, пререкания. И снова Се'так вскочил и принялся доказывать свою правоту. И снова его насильно усадили на место. Наконец встала Айрин, и все разговоры разом смолкли. Всем стало интересно, что же скажет эта загадочная женщина.
- Я считаю, в свете последних неоспоримых доказательств, - она слегка улыбнулась и кивнула Кэтлин, - мы должны принять за истину слова Се'така о том, что тау'ри был убит невидимым чудовищем. Если мы не можем верить друг другу – мы никому не можем верить.
- Что ты такое говоришь! – фыркнул кто-то из Совета. – Это просто сказки – яутжа и прочие монстры лесов!
- Может быть! – в голосе Айрин зазвучали стальные нотки. – Но это не отменяет факта смерти тау'ри.  Убивший его подходит по описанию к яутжа, но коли вы все сомневаетесь в их существовании – назовите их каким-нибудь другим словом. Мы не знаем, яутжа это были или нет, но истина остается истиной – в наших лесах бродит опасное существо, едва не убившее нашего брата Се'така. Как бы вы его ни назвали – это не изменит правды Се'така.
Это прозвучало строго и рассудительно, и наконец, после новых вспышек гнева среди некоторых членов Совета, Рахек предложил голосовать за усиление обороны крепости. На этот раз мнение Совета было единогласным. На том пока и порешили.
И вот настала очередь более важного вопроса, ради которого, собственно, и собрали Совет – как понимать нападение на Чулак через Врата. При упоминании Врат Се'так внутренне содрогнулся – решимость сознаться в неисправимой порче Врат  постепенно улетучивалась. Только не здесь… не в такой сумасшедшей обстановке… Вот бы как-нибудь сообщить Кэтлин о том, что скоро ее схватят и запрут где-нибудь в подземелье! Но сообщить так, чтобы не узнал никто из Совета. Но как это сделать в зале, полном народу?... Пока Се'так размышлял над этой сложной задачей, Рахек высказывал свое мнение по поводу того, кто и зачем мог послать черных воинов на Чулак. Он предположил, что черные воины, скорее всего, являются очередным безумным экспериментом Анубиса и посланы в качестве разведотряда – проверить обороноспособность джаффа. Кто-то не согласился с ним и сказал, что это, скорее всего, был военный эксперимент – проверить, как ведут себя эти воины в бою. Еще кто-то высказал свою идею, что черные воины принадлежат вовсе не Анубису, а существуют, как самостоятельная раса. И, наконец, самой безумной, но тем не менее одобренной большинством (!) была мысль Хорена о том, что черные воины были приведены сюда тау'ри после того, как команда Камински все осмотрела и приняла решение о вторжении. Это только укрепило мысль большинства, что чем скорее тау'ри окажутся под замком – тем лучше. Пока тау'ри свободно гуляли по улицам – всех джаффа не покидало плохое предчувствие. Зато мнение Хорена резко выросло в глазах членов Совета – ведь он действительно предупреждал, что с тау'ри нечего церемониться! Понимая все это, Се'так только стискивал зубы от бессильной злости.
В итоге было решено переправить трупы этих воинов на Дакару. Там остались кое-какие лабораторные устройства безвременно погибших ток’ра. Дальнейшее обсуждение сводилось к перепалке и переливанию из пустого в порожнее, поэтому вскоре Айрин предложила не тратить время попусту и заняться делом. В конце концов, они с утра только и делают, что мелят языками.
- И все-таки я против насилия над тау’ри, - добавила она.
- Дорогая Айрин, никто не говорит о насилии, - несколько снисходительно ответил ей Рахек. – Просто меры предосторожности. Ты и сама не можешь быть полностью уверена, что эти тау’ри безопасны. Ты готова рискнуть безопасностью нашего народа ради вежливости и гостеприимства?
Айрин промолчала. Се’так понимал, почему она не стала спорить. Во-первых, решение уже принято. Во-вторых, если тау’ри действительно имеют отношение к вторжению, то, случись что по их вине, обвинят в первую очередь тех, кто их защищал. И все же… Айрин могла еще сомневаться относительно своего решения, но Се’так своими глазами видел, как невидимое чудовище разорвало в клочья Френка Камински. Как черные воины убили нескольких морпехов около Врат. Нет, эти люди не пошли бы добровольно на смерть, только это не большой вселенский заговор против джаффа… Но в заговоры прямодушный Се’так вообще мало верил и предпочитал оперировать фактами. Это Хорен любил всех кругом подозревать и строить невероятные теории заговора, но поскольку они никогда не получали подтверждения, Се’так больше доверял своим личным ощущениям и реальным фактам. Да, именно в таком порядке.
Первой его мыслью было вскочить и объявить протест, но тут же он понял, что это никуда не годится. Его самого упрячут в подземелья, да еще и обвинят в предательстве. Но и участвовать в заговоре против морпехов он тоже не хотел – это было подло и гнусно, несмотря даже на то, что Кэтлин по сути виновата в уничтожении кристалла. И тогда он решил пойти на небольшую хитрость.
Разумеется, нападать на морпехов джаффа не стали – ясно было, кто бы вышел из этой схватки победителем. Пользуясь тем, что Кэтлин его не понимает, Рахек предложил Совету собрать морпехов всех вместе и под предлогом небольшой экскурсии заманить в темницы. От такого подлого заговора Се’так сердито фыркнул и хотел высказать свое «фи», но Рахек строго посмотрел на него, и Се’таку пришлось заткнуться. Пусть так. Про себя же он решил, что непременно вызволит тау’ри оттуда. Он был абсолютно уверен, что бредни Хорена про заговор между тау’ри и черными воинами не имеют никакого отношения к реальности. Также Рахек добавил, что раз Се’так может общаться с тау’ри на их языке, он и будет сопровождать их по городу. Самолично участвовать в этом? Ну уж нет! Се’так снова запротестовал. И снова его протест был встречен коллективным неодобрением.
- Брат Се’так, что с тобой случилось? – высказал вслух общую мысль Рахек. – Ты джаффа-воин, талантливый учитель для юных джаффа, ты умен и рассудителен. Так почему же ты ведешь себя так, словно тебя подменили?
Все с любопытством уставились на Се’така, ибо именно этот вопрос каждый хотел ему задать. Се’так не спешил отвечать.
- Ответь же нам, - поторопил его Рахек. – Может быть, ты знаешь нечто такое, чем хотел бы поделиться с Советом?-  добавил он уже более мирно.
Се’так подумал о кристалле, но решил, что еще рано. Конечно, это непременно раскроется, но что-то подсказывало ему, что надо подождать.
- Если я не согласен с мнением большинства, это не значит, что я безумен, или что меня подменили, - буркнул он, конкретно ни на кого не глядя. – Я пытаюсь донести до вас то, что я видел собственными глазами, а вы упорно не хотите принять мою правду.
Ответом ему снова был ожесточенный спор. Рахек приказал прекратить эту бессмысленную трату времени и заняться морпехами.
И вдруг в зал Совета вбежал один из стражей Дома. Рахек изумленно поднял брови. Вообще-то нарушать заседание не позволялось никому, разве что случилось что-то небывалое.
- Мастер Рахек! – выдохнул страж, поклонившись. Он ужасно волновался и был похож на испуганного взъерошенного воробья. – Позвольте сообщить!
За его спиной показались угрюмые лица – Шетун, Арен и остальные ломанулись следом.
- Мы хотели задержать его, мастер Рахек, - словно оправдываясь, воскликнула Шетун, - но он ворвался так внезапно!...
- Тихо! – скомандовал Рахек. – Успокойтесь все! Что случилось? – обратился он к стражу.
- Мастер Рахек…! Врата… они… они не работают!
Се’так внутренне похолодел. Ну вот сейчас-то и решится его печальная судьба…
- Что?! – рявкнул Рахек прежде чем все остальные успели осознать услышанное. – Звездные Врата? Не работают?!
- Да! Сейчас прибежал Ланзу – он сказал, что при попытке связаться с Дакарой наборное устройство никак не реагирует! И на попытки набрать другие адреса – тоже никакого ответа!
- Где Ланзу? – тут же спросил Рахек.
- Стоит на площади. Внутрь мы его не пустили.
- Приведи его, - коротко бросил Рахек. – Прошу всех успокоиться, - обратился он к Совету, когда страж убежал, и поднялся многоголосный шум. – Мы еще не можем сказать определенно, что Врата сломались. Возможно, просто временные неполадки.
- Врата больше работать не будут, - вдруг раздался чей-то громкий отчетливый голос, и Се’так с ужасом сообразил, что это только что произнес он сам.
Наступила неестественная тишина. Все взоры обратились к нему.
- Что ты хочешь сказать этим, брат Се’так? – строго спросила Айрин.
- Да, что? – подхватили остальные.
Се’так медленно, словно во сне, поднялся и тяжелыми шагами вышел на середину зала. Его тело совершало движения прежде чем мозг осознавал, что нужно сделать. Се’так вновь погрузился в то состояние, когда разум его был далеко-далеко от всего происходящего, и слова вылетали помимо его воли:
- Сломались не Врата. Не работает конкретно наборное устройство. Оно больше никогда не будет работать, потому что внутри него нет управляющего кристалла.
- Откуда ты это знаешь? Куда мог подеваться кристалл? Это тау’ри его украли? – послышались отовсюду голоса.
- Тау’ри здесь ни при чем! – громогласно воскликнул Се’так, сам поражаясь, как ему удается говорить так громко и уверенно, когда внутри все замирало от ужаса. – Это я вытащил кристалл из наборного устройства, а потом его уничтожил яутжа.
Последовавшая за этим немая сцена составила бы достойную конкуренцию гоголевскому «Ревизору». Правда, когда все пришли в себя, взрыва эмоций не последовало, поскольку все находились в странном состоянии оцепенения. Короче говоря, никто толком не понимал, что все это значит. Не мог же Се’так умышленно вытащить кристалл и уничтожить его. Это пахнет предательством! Но с другой стороны, Се’так сегодня уже немало набедокурил… Что-то с чем-то определенно не сходится.
- Зачем ты это сделал, Се’так? – спросил Рахек, первым пришедший в себя.
- Я вытащил кристалл, чтобы отключить Врата. И защитить нашу планету от новых нападений, пока мы не придумаем хорошую систему защиты.
- Ты посмел разобрать наборное устройство?! – воскликнул Хорен. – Ты сошел с ума, Се’так! Глупый мальчишка!
Се’так медленно развернулся к нему.
- Ты назвал меня мальчишкой? – спокойно, но с явной угрозой переспросил он.
Несмотря на то, что Се’таку по земным меркам было за сотню лет, он все равно считался молодым и… недостаточно мудрым. Хорен же, выглядевший как крепкий почтенный старец, вполне мог вообразить себя эдаким мудрецом всех времен и народов. За это-то Се’так его недолюбливал.
- Только глупец мог так самонадеянно покуситься на устройство Древних! – заявил Хорен. Его поддержало одобрительным гулом несколько голосов.
Се’так стал медленно надвигаться на него. И снова дорогу ему преградили двое джаффа. Рахек предупредительно вскинул руки.
- Прекратите! – прикрикнул он на Се’така и Хорена. – Это Совет! Се’так, объяснись сейчас же! Что ты сделал с кристаллом?!
- Я решил сберечь кристалл и отнести его в город для сохранности, но тау’ри по имени Френк Камински попросил меня показать ему окрестности, - продолжил Се’так, не сводя с Хорена презрительного взгляда. И тут же поправился, поняв, что сказал неправду: - То есть, это я предложил ему взглянуть на пророческий монумент, когда он спросил меня, откуда я знаю язык тау’ри.
- Та глыба с письменами? – презрительно спросил Дагбо. – Это не пророчества, это просто бредни каких-то древних народов, населявших Чулак сотни лет назад!
- Оставим пока вопрос о происхождении монумента, - предупредительно влез Рахек. – Продолжай, Се’так. Что было дальше?
- На нас напало невидимое существо. Вам об этом рассказала девушка. Оно убило Камински и скрылось, украв у меня кристалл. Мы бросились в погоню, но эта тварь едва не убила нас обоих. Чтобы спасти нас, девушка выстрелила в него ракетой, которая убила тварь и расплавила кристалл. Но не вздумайте обвинять ее в этом! - Се’так грозно посмотрел на Рахека. – Никто из вас! Она защищала мою жизнь, и всю вину за произошедшее я беру на себя!
Голос его раскатистым эхом прокатился по коридору. Все постепенно осознавали масштабы катастрофы. Шетун тихонько ахнула. Арен помрачнел. Айрин сидела с каменным лицом, тихонько постукивая кончиками пальцев по каменной столешнице. Хорен злобно пыхтел. Рахек облокотился на кафедру и свысока глянул на Се’така.
- Это возмутительно, - сказал он. – Ты самонадеянно взял кристалл, никому не сообщив о своем решении! Ты отправился в лес с этим тау’ри. По твоей вине мы теперь заперты на этой планете и даже не можем послать весточку на Дакару!
- Да-да, можешь не разъяснять, - грубо ответил ему Се’так. – Я признал свою вину перед Советом и буду согласен с любым вашим решением относительно моей дальнейшей судьбы.
- Почему ты не сказал об этом раньше, как только вошел? – спросил Рахек.
Се’так замялся. Ответить на этот вопрос было даже сложнее, чем рассказать о том, что случилось с кристаллом. Сказать, что ему не дали ничего объяснить, сразу же наехав на него по поводу оружия и всего такого? Но у него потом было полно времени! Подумают еще, что он испугался! Сказать, что забыл? О таком не забывают. Соврать что-нибудь?... Короче говоря, этот вопрос поставил Се’така в тупик. Решив, что уже нечего терять, он ответил нейтрально:
- Я не буду отвечать на этот вопрос.
- Это еще почему?! – взвился Хорен.
- Я имею права не отвечать на неугодные вопросы! – бросил Се’так. – Рахек, подтверди!
- Да, он прав, - подтвердил Рахек. – Это Совет, а не суд. Что ж... ты хочешь, чтобы мы решили твою судьбу? – он вдруг взглянул на Се’така несколько печально. – Знаешь, Се’так… Твоя вина даже не в том, что ты взял кристалл без спроса и не сберег его. И даже не в том, что нарушил запрет на оружие, - услышав эти слова Хорен презрительно фыркнул. – А в том, что ты сильно разочаровал всех нас, - Рахек несколько драматичным жестом обвел руками зал. – Пойми, ты совершил нечто худшее, чем просто лишил нас Врат. Ты проявил невиданное безрассудство, неосторожность и глупость, достойные неразумного ребенка, но никак не члена Совета. Ты совершенно не подумал о последствиях своих действий. Разумеется, ты больше не входишь в состав Совета…
Выслушав этот печальный укор Рахека, Се’так почувствовал, что эти слова причиняют ему куда большую боль, чем если бы джаффа единогласно вынести решение казнить его немедленно. О, какой позор – так подвести Совет! Такой пример подать своим ученикам! Он старался даже не смотреть в сторону Арена и Шетун. Он был бы рад, если бы Рахек сказал просто: «Ступай из города и никогда больше не возвращайся». Но он пристыдил его перед всем Советом – это было невыносимо.
- Вопрос о твоей судьбе решится позже, - Рахек вновь перешел на строгий деловой тон. – А сейчас ты последуешь вместе с тау’ри в темницы и там будешь дожидаться решения касательно твоей дальнейшей жизни. Тебе есть что сказать?
- Я хотел бы увидеть жену и дочь… - пробормотал Се’так.
- Хорошо, - смилостивился Рахек. – А потом ты проводишь тау’ри в подземелья и сам останешься там – под охраной. Этим поступком ты сможешь немного загладить свою вину…
Под напором обвинений Рахека Се’так понурился, опустил голову, и теперь весь его вызывающий решительный вид словно испарялся в никуда, словно его и не было.
Прибежал Ланзу с двумя стражами Дома Совета. Рахек коротко расспросил его о том, в чем именно заключались неполадки при наборе адреса, но в этом уже не было необходимости после того, как Се’так во всем сознался. Ланзу быстро отпустили, и Рахек сказал, чтобы Се’так велел Кэтлин следовать за ним.
- А вы двое, - обратился Рахек к Шетун и Арену, - бегите вниз и сообщите любому воинскому отряду решение Совета. Пусть проследят, чтобы тау’ри никуда не сбежали и оказались в темницах в самое ближайшее время!
Шетун и Арен уныло кивнули и последовали вон из зала. Се’так угрюмо обратился к Кэтлин:
- Совет окончен. Идем.
- Пошли, - на автоматизме ответила Кэтлин, думая сейчас совершенно о другом. Она не понимала языка джаффа, и всё происходящее в Совете было для неё не более чем какой-то театральной постановкой - девушка была зрителем, но не участником. И ей это не нравилось. - Чем закончился ваш Совет? О чём вы спорили? - морпех была явно обеспокоена случившимся.
- Да о Вратах, о всяком… Я признался им, что виноват в уничтожении кристалла, - уклончиво ответил Се’так. Ему было неприятно обманывать Кэтлин, и он знал, что это чувство усилится, когда все они окажутся запреты в темных катакомбах, но что он еще мог сделать? Устроить бунт прямо сейчас и сбежать из города с морпехами? Интересно знать, куда они потом пойдут… Самым рациональным выходом пока казалось подчиниться воле Совета и дождаться помощи с Дакары. Тогда Кэтлин и компания смогут улететь (если Рахек позволит), а Се’так... ну, наверное, его убьют. Все это он растолкует ей в камере.

0

14

На выходе из Дома Совета, на жаркой опаленной пустынным солнцем площади процессию встретили мрачные темнокожие джаффа-воины, все как на подбор с каменными физиономиями и боевыми посохами. Не доверяя Се’таку, Рахек отправился с ними, чтобы лично проследить, как будет исполнен его приказ. Се’так отмалчивался и не смотрел на Рахека, всем своим видом давая понять, что категорически не согласен с решением Совета. Айрин проводила их до выхода, а затем вновь скрылась в каменных коридорах. Се’так чувствовал некоторую благодарность к ней, ибо эта женщина обладала поистине железной волей и чувством справедливости. Ее не могло смутить ни мнение большинства, ни эмоциональное воздействие.
- Скажи этой тау’ри, чтобы созывала своих, - сказал Рахек.
Се’так сделал вид, что проигнорировал. Он, щурясь, смотрел на солнце и, казалось, о чем-то размышлял.
- Се’так! – воскликнул удивленный Рахек. – Делай то, что должен! Или ты будешь противиться решению Совета?!
Се’так бросил на него несколько презрительный взгляд и нехотя, показывая, что его силой заставили, повернулся к Кэтлин и лениво перевел ей слова Рахека:
-  Созови сюда остальных тау’ри.
- Зачем? - удивилась Кэтлин. - Мои люди сейчас отдыхают, и я не собираюсь им мешать.
Десантники не имели возможности заснуть несколько суток, и большую часть этого времени занимал бой, так что было вполне ожидаемо, что, почувствовав себя в относительной безопасности, люди решат отдохнуть. А за обстановкой проследят ИскИны и разбудят в случае чего.
- Они где-то отдыхают, - сказал Се’так Рахеку на языке гоа’улдов.
- Что?! - рявкнул Рахек, но тут же взял себя в руки. – Э-э… ну, скажи ей, что дело срочное, и пусть она их позовет.
- Какое дело, например?
- Ну соври что-нибудь! – Рахек уже заметно проявлял нетерпение. Мысль о том, что потенциальные шпионы шарятся где-то в городе, не давала ему покоя.
- Я не буду придумывать откровенную ложь! – решительно заявил Се’так. – Я вообще могу отказаться участвовать в этом!
- И что же ты будешь делать? – снисходительно поинтересовался Рахек, прекрасно понимая, что у Се’така просто нет выбора. – Сбежишь? Устроишь побоище среди своих братьев? Подумай о своей семье, Се’так… подумай о себе.
Се’так фыркнул и отвернулся. Он и сам понимал, что ему по сути оказывают милость, не сажая за решетку без суда и следствия.  Но с другой стороны, это могла быть вовсе не милость, а необходимость – ведь, помимо Се’така, только некоторые джаффа знали язык тау’ри, да и то на уровне Шетун.  Высока вероятность, что за Се’таком морпехи послушно пойдут в катакомбы.
- Рахек говорит, что дело срочное, - мрачно сказал он девушке.
Он мог бы, конечно, добавить что-то типа: «В свете последних событий мы решили собрать военный совет, и тау’ри тоже следует в нем участвовать», и тогда Кэтлин наверняка поверила бы ему, но Се’так не хотел идти на поводу у Рахека и всего Совета. И будет только переводить его слова – не больше.
- Срочно, говоришь? Ну ладно, сейчас они соберутся здесь, - ответила Кэтлин.
Она отдала команды через тактический интерфейс ИскИна и дождалась ответа и подтверждения боевой готовности от каждого, коротко пояснив ситуацию. И пока остальные морпехи, матерясь, потихоньку двигались по направлению к Кэтлин и зданию совета, девушка молча пыталась понять, что за хрень происходит. Не нравилось ей все это. Разбирайся она в психологии джаффа или зная их язык, она сумела бы продвинуться дальше предположений и подозрений. 
- Что же такое срочное и важное могло случиться, что потребовалось поднимать всех моих людей? - вопрос был уже адресован Се'таку. Она ему еще продолжала верить.
Морпехов уже было видно - небольшая толпа из семи человек. Шлемы одеты, лазеры пристегнуты к бедрам дулами вверх - в общем, они были в боевой готовности номер два.
Се'так равнодушно, с наигранной неохотой перевел его слова Рахеку. Рахек был раздосадован тем, что Се'так не желает проявить хоть каплю участия и инициативы, но поделать с этим ничего не мог. Приходилось придумывать вранье самому. Он опасался того, что по небрежно-механическому тону Се'така Кэтлин догадается, что дело нечисто. Возможно, Се'так своей показной неохотой может подать ей сигнал о том, что он со всем происходящим решительно не согласен. И еще Рахек решительно сожалел о том, что сам не понимает языка тау'ри – мало ли, что на самом деле Се'так говорит девушке.
- Ну… скажи ей, что хочешь показать город.
- Срочно? – презрительно переспросил Се'так. – Хорошо, я скажу.
- Нет-нет, постой! – заволновался Рахек, осознав, что сморозил глупость. – Скажи… м-м… скажи, что мы хотим с ними обсудить…
- ТЫ хочешь, - решительно поправил Се'так. – Я не хочу.
- Хорошо, Я хочу поговорить с ними, - раздраженно согласился Рахек, - по поводу того, каким образом им удалось уничтожить черных солдат. И чтобы они показали действие своего оружия на опытном образце… на полигоне в подвалах.
От такого откровенного вранья Се'так почувствовал растущее отвращение и к Рахеку, и ко всем, кто поддержал его безумную идею. Он понимал, что такие мысли до добра его не доведут, но поделать с собой ничего не мог. Не то чтобы Се'так отличался особым благородством и справедливостью, но в данном случае он считал действия Рахека возмутительными. Нельзя сажать людей под замок «на всякий случай»!
- Рахек, глава Совета, хочет, чтобы ты и твои люди показали, как работает ваше оружие против тех черных солдат. На одном из трупов. И обсудить со всеми вами возможности противостояния им, - сказал Се'так на языке тау'ри.
- И ты считаешь, что мы должны выполнять его желания, словно приказы командира Корпуса? - Кэтлин рассмеялась. - Особенно когда шансы появления этих черных уродов стремятся к нулю. Я так не думаю. Но ладно, будет вам демонстрация. 
Разногласия среди джаффа не могли укрыться от внимания девушки, как и реакции отдельных представителей. Она соотнесла свои наблюдения с впечатлениями первой встречи, и нехорошие подозрения только укрепились. Мало ли что, как говорится...
Вот только сообщать о своих мыслях она никому кроме своих бойцов не собиралась. Услышав короткие щелчки подтверждения по внутренней связи, она ответила.
- И где у вас тут тир с трупами уродов?
Се’так не понял, что она имела в виду последним вопросом, но передал Рахеку, что морпехам не нравится тот факт, что их заставляют подчиняться.
- Веди их в подземелье, - отрывисто бросил Рахек.
- Ты обещал, что я могу зайти домой! – запротестовал Се’так.
Рахек раздраженно посмотрел на него.
- Ладно,-  буркнул он. – Ты можешь. Беги сейчас и… не задерживайся. И не вздумай сбежать! Ты знаешь, что побег карается смертью!
- Нет необходимости напоминать мне об этом, - сказал Се’так. – У меня даже нет оружия.
Его посох остался в зале Совета.
- И скажи этой тау’ри, чтоб стояла здесь и ждала твоего возвращения, - добавил Рахек, проигнорировав последнюю фразу Се’така. – Скажи, что тебе нужно… домой по делам.
- Я знаю, что сказать, - огрызнулся Се’так и повернулся к Кэтлин: - Я должен зайти домой. Оставайтесь здесь, с Рахеком.
- Слушай, а не пошел бы он на хрен? - огрызнулась Кэтлин и отвернулась, всем своим видом показывая, что плевать она хотела на команды непонятно кого. - Парни, пока он не вернулся - вы свободны, только держитесь в поле зрения. И заряжайте батареи для лазеров, а то у всех энергия на желтом уровне.
Сама Кэтлин тоже переключила броню в режим подзарядки от нашлемных фотоэлементов - все равно ситуация была патовая и делать было нечего.
- Ну я пошел? – спросил Се’так у Рахека.
- Что она тебе сказала? – нахмурился Рахек.
- Я не понял.
- Не лги! Ты понимаешь язык тау’ри.
- Она тебе посоветовала куда-то пойти.
- Куда это пойти? – опешил Рахек. – Кому – мне?!
- Я могу идти домой?
- Что она тебе сказала?!
Еще пару минут длились их пререкания, пока наконец Се’так не попросил Кэтлин повторить, что она имела в виду.
- Я же сказала чтоб он шел на хрен со своими приказами. Иными словами - не ему решать, что нам делать, - пояснила Кэтлин. Достало ее уже все это словоблудие.
Такое растение, как хрен, не произрастало на Чулаке, и Се’так по-прежнему не понимал, куда, по мнению Кэтлин, следовало идти Рахеку. Было, правда, еще загадочное слово «хрень», означавшее портал, через который морпехи попали на Чулак, но Се’так правильно додумался, что это не одно и то же. Он сказал Рахеку, что Кэтлин просто недовольна, что ее куда-то заставляют идти, и Рахека такой ответ в общем-то устроил. Он отпустил Се’така ненадолго домой и, после того как он скрылся, приказал ближайшему джаффа из своей свиты осторожно двинуться следом. Мало ли что задумает Се’так.

0

15

Жилой квартал города джаффа представлял собой единую горную цепь с вырубленными внутри жилищами. Разумеется, ни о каких пластиковых окнах и речи не было, да и окошки располагались хаотично, без видимого порядка, поэтому все эти словно прилепленные друг к другу строения здорово напоминали термитник. Дэниел Джексон сравнил бы это жилье с иорданским городом Петра, ныне – новым чудом света, но морпехи вряд ли имели понятие о нем. На Чулаке круглый год было жарко, светло, и каменные домишки не нуждались в дополнительном отоплении. Хотя кое-где были предусмотрены самодельные камины на сезон дождей.
Се’так резво взбежал по каменным ступеням одного из таких строений. «Фасад» этого домика несколько выдавался вперед из общей скальной массы, окошки были завешаны циновками. Дверь была массивная, деревянная, с мощным засовом изнутри. Хотя в этом не было необходимости – нападать на своего или, тем более, воровать было позором для джаффа. Поэтому и циновки, и дверь были не столько средством защиты дома, сколько данью приватной жизни. Се’так вошел внутрь собственного дома и осмотрелся. Все было по-прежнему (да и что могло измениться за пару часов?): задрапированные коврами стены, мягкие пушистые лежанки, деревянные столы и стулья, уголок для хранения оружия… В глубине дома было еще несколько маленьких  комнат и уборная. По земным меркам это жилье было довольно примитивно, но джаффа вообще не привыкли к роскоши. Они умели жить и довольствоваться малым так, что любой человек позавидовал бы их счастью.
Услышав, как хлопнула дверь, навстречу Се’таку из глубины дома вышла улыбающаяся женщина, держа в руках два полотенца. Увидев Се’така, она перекинула полотенца на локоть левой руки и распахнула объятия.
- Ах, Се’так! – воскликнула она. – Куда же ты запропастился? Я уж думала, ты не придешь к обеду…
В ее глазах читался немой упрек, и Се’так почувствовал, как у него екнуло сердце. Он обнял женщину и тут же отстранился.
- Мира дома? – спросил он.
- Недавно была где-то здесь, - ответила женщина, перекладывая полотенца на стол. – Может быть, вышла куда-то. Все в порядке?
Се’так смотрел на нее, не зная, как начать свою исповедь. Клио была его женой, и он, несомненно, очень любил ее. Клио была очаровательна: молода, улыбчива, с густыми каштановыми волосами, нежной бледной кожей и ярким румянцем на щеках. Она была родом с планеты Хак’тил (как и большинство женщин-джаффа), но уже долгое время жила здесь, на Чулаке, и совсем позабыла родной мир. Клио было по земным меркам примерно девяносто лет, но что значит возраст для джаффа? Третонин решал все проблемы, связанные со старением их организмов, и Клио всегда оставалась молода, свежа и эмоциональна. Ее фигура несколько располнела после рождения ребенка, но это ничуть не уменьшало ее природного обаяния, даже придавало некий шарм домохозяйки. Хоть Клио и была по происхождению джаффа, она совершенно не интересовалась военным делом и, что уж тут скрывать, не делала ровным счетом ничего полезного для общества, за что получала некоторое неодобрение от особо консервативных джаффа. Да, она порой руководила ежемесячной уборкой территории, ходила в лес за дикорастущими фруктами, сидела с чьими-нибудь детьми, когда родители сами не могли… Но все равно в глазах многих джаффа это все означало бездельничание. Клио по сути являлась воплощением нового для общества джаффа типа женщины, которая должна была воспитывать детей, выполнять работу по дому и откровенно страдать ерундой. Пока еще ее жизненная позиция не пустила корни, но очень многие молодые девицы все больше и больше склонялись к мнению, что женщинам ни к чему боевые искусства, изнурительные тренировки и прочая ерунда. Такова была Клио.
Не дождавшись ответа Се’така, Клио принялась суетиться, доставая с полок глиняную посуду и ставя на огонь маленький котелок. Все это время она беспечно щебетала что-то про соседских детишек, про то, как сосед вчера замазывал цементом трещины на фасаде, про сломавшийся акведук – и прочее, прочее, прочее. Се’так, слушая ее болтовню, чувствовал, что вот оно – счастье. Дом, семья, беззаботность, безопасность… а ведь совсем скоро всего этого не станет! С тяжелым сердцем он опустился на стул перед столом и позволил Клио налить ему полную чашку какого-то травяного отвара. Дуя на горячую воду, он все никак не решался сказать ей, что совсем скоро ему придется покинуть ее… возможно, навсегда. Клио сидела напротив и, теребя полотенца, продолжала вещать какие-то утренние «новости».
- Послушай. Клио, - сказал наконец Се’так. – Я не смогу остаться на обед.
- Почему это? – весело воскликнула Клио. – Совет?
- Да… то есть, нет, - замялся Се’так. уперев взгляд в столешницу. – Мне очень жаль, но… Кое-что случилось.
- И что же? – Клио надула губки и принялась рассеянно накручивать на палец пряди своих волос.
- Я… я больше не состою в Совете.
Клио распахнула свои огромные глаза.
- Как?! – вскрикнула она. – Почему?
И Се’так, набравшись храбрости, кратко рассказал ей историю с тау’ри, черными воинами гоа’улдов и кристаллом. Клио некоторое время молчала.
- Прости! – бессильно воскликнул Се’так. – Я не хотел… Я… я думал, так будет лучше.
- И что же теперь будет? – каким-то бесцветным голосом спросила Клио.
- Я не знаю, - честно ответил Се’ак. – Мне очень жаль. Рахек хочет, чтобы я хитростью заманил тау’ри в подвалы – и там бы их заперли. И меня тоже. А потом меня будут судить.
При слове «судить» Клио всхлипнула. Она была довольно эмоциональна и пуглива – прямо как типичная женщина Земли и совсем нетипичная женщина-джаффа.
- О, ну прости меня! – снова воскликнул Се’так, вскочил со стула и присел перед ней на корточки, взяв ее руки в свои. – Я постараюсь что-нибудь придумать! В конце концов, я не совершил ничего такого, за что меня могли бы убить.
- Они могут обвинить тебя в предательстве! – несколько истерично возопила Клио. – О, Се’так!... Ты же знаешь – если тебя захотят обвинить в чем-то, повод найдется!
- У меня нет выбора, - вздохнул Се’так. – Я не могу сбежать, бросив тебя и Миру.  Я постараюсь доказать свою правоту – они должны поверить насчет яутжа и лояльности тау’ри.
- Почему ты так уверен в их лояльности?
- Не знаю… - Се’так и вправду не знал, как это объяснить. – Но я почти уверен, что они никак не связаны с теми, кто убил наших братьев. Один из них погиб от руки яутжа.
Клио смотрела на него с укором, а в глазах ее блестели слезы. Се’так чувствовал, что его сердце обливается кровью – так стыдно и больно ему не было даже на Совете. Так подвести свою семью! Что же он за муж и отец после такого!
- Ты уверен, что это был яутжа? – всхлипнула Клио. – Их же не существует.
- Существует или нет – это было что-то невидимое и очень сильное, - честно ответил Се’так. – И с оружием, непохожим на наше. В Совете мне никто не верит, даже после того как та девочка показала им запись событий.  Но ты не волнуйся, любимая, я сделаю все, что в моих силах, чтобы выпутаться из этой истории. Если яутжа в наших лесах, они еще дадут о себе знать. Иначе бы они не подобрались так близко к городу. Я не оставляю вас одних.
Клио присела на пол рядом с ним и упала в его объятия. Она сделала это несколько театрально, больше наигранно, но такова уж она была по своей природе – все ситуации воспринимала излишне драматично, с надрывом, чисто по-женски. Именно в такой обстановке их обоих застала Мира.
Хлопнула дверь, и вошла любимая дочурка – девочка лет семнадцати. Как и Клио, она была темноволосая, со светлой кожей и карими глазами. Ее пухлые губы и большие глаза делали ее личико почти детским, несмотря на то, что с момента ее рождения Земля успела обернуться вокруг Солнца тридцать шесть раз. Джаффа начинали принимать третонин с двенадцати лет, поэтому старение их организмов существенно замедлялось. Мира была весела, подвижна, энергична. Ее худощавое телосложение производило обманчивое впечатление – на самом деле девочка была на редкость сильной и обожала участвовать в уличных шуточных потасовках. Кажется, она как раз вернулась с одной из них – на щеке была заметна свежая ссадина, рубашка местами порвалась, хлопчатобумажные штаны были выпачканы в пыли. Увидев дочь в таком виде, Клио ахнула, вскочила и принялась с порога ее отчитывать за неряшливость – и все это прежде чем Мира успела спросить, что за драма здесь разыгралась. Еще недавно Клио плакала у Се’така на руках, а сейчас журила дочь как ни в чем не бывало. Слезы высохли мгновенно, щеки ее пылали, волосы растрепались… Клио на удивление быстро переходила из одного эмоционального состояния в другое.
- Я тебе сотню раз говорила, чтобы ты не слушала этого дрянного мальчишку Эбо! – восклицала она. – Он тебя и не такому научит! А если Сини думает, что может дружить с вами обоими, она очень ошибается, и ей придется тщательнее выбирать друзей!
- Но мама, Сини моя подруга, и Эбо отличный парень, я же не могу все время спрашивать у тебя разрешения, с кем мне дружить, а с кем нет… - попыталась вяло оправдываться Мира. – Я уже совсем не маленькая, а ты ведешь себя так, будто я еще ребенок.
Что правда – то правда. В возрасте Миры девушки-джаффа уже становились полноправными воительницами (Шетун, например), но Клио по-прежнему контролировала свою дочь во всем, и Мира ужасно этого стеснялась перед сверстниками.
- Ты ведешь себя так, как не положено женщине! – строго продолжала Клио. – Вместо того, чтобы сделать что-нибудь полезное, вы лазаете где попало и валяетесь в пыли! Нет чтоб улицу подмести перед домом!
- Мести улицу? – скривила губки Мира. – Я лучше пойду набью морду Арену! Пап, скажи, что у меня неплохо получается?!
От такого смелого заявления Клио даже опешила и потеряла дар речи, а Се’так внутренне рассмеялся. Слушая всю эту перепалку, он почувствовал себя крайне счастливым – вот она, беззаботная семейная жизнь! Ах, вот бы продлить вечно эти милые семейные склоки!...
- Твой брат, между прочим, не позволяет себе таких выходок, хотя он намного младше тебя! – строго заявила Клио.
Се’так, вспомнив о времени, тронул жену за плечо.
- Дорогая, я должен идти… - несмело напомнил он. – Рахек отпустил меня всего на несколько минут…
- Что? – Клио резко развернулась к нему. – Ах, да... Мира, девочка моя, послушай, - вдруг залепетала она, привлекая к себе Миру и обнимая ее за плечи. – Папа ненадолго должен будет уйти из дома. Нам придется пожить вдвоем, понимаешь?...
«Как же быстро она меняется!» - подумал Се’так. Еще несколько секунд назад Клио отчитывала Миру за грязную одежду и дружбу со всякими неразумными ребятами, а сейчас так мило сообщает о том, что папа ненадолго уйдет из дому. Интересно!
- Почему это? – спросила Мира, подняв глаза на отца. – Пап, ты куда собрался?
- Мама тебе расскажет, хорошо? – вздохнул Се’так, почувствовав, что второго пересказа не выдержит. Он и так чувствовал себя опозоренным и униженным. – Я уже должен идти…
- Насколько ты уходишь? – не отставала Мира.
- Я не знаю… Честно, дорогая, не знаю. Возможно, на день… или на два. Как получится.
- На нас напали? Что-то случилось? Я слышала, что джаффа зачем-то бегали к Вратам! – затараторила Мира. – Это правда, что на нас кто-то напал?
- Да, правда, - вздохнул Се’так, решив, что на сегодня с него достаточно вранья. – И мы пока не знаем, кто это. Но обязательно узнаем.
- А, ясно, - Мира подумала, что ее отец собирается решать эту очень важную проблему, поэтому уходит. – Что ж… надеюсь, ты будешь не сильно рисковать жизнью. Будь осторожен, папочка! – Мира по-детски наивно обняла его и снова прижалась к матери.
- Ты не останешься на обед? – спросила Клио деловито. К ней возвращалась прежняя хозяйская хватка. Тем более, она не любила разводить драмы при дочери. А вот при муже – сколько угодно.
- Прости, не могу, - покачал головой Се’так. – Я задержался надолго, - на самом деле ему бы сейчас просто кусок в горло не полез. – Я должен идти. Не волнуйтесь, я постараюсь вернуться как можно скорее. Рак’нор позаботится о вас, только скажите ему, что я попросил. У меня уже не будет времени забежать к нему и Илирии.
Рак’нор был его братом и отцом Арена.
Клио пообещала сказать о происшествии Рак’нору.  Се’так ненадолго забежал в уборную, сменил рубашку под доспехами, потом еще раз обнял и поцеловал жену, ласково потрепал по волосам дочь и, обернувшись на скромный домашний интерьер в последний раз, выбежал на жаркую сухую улицу.
«Вот и попадет мне от Рахека», - подумал он.

0

16

А тем временем на площади перед Домом Совета происходило нечто интересное. Се’так и подумать не мог, что, пока он драматично прощался с Клио, там произошло нечто такое, что могло бы навсегда изменить его жизнь. И неизвестно, в худшую или лучшую сторону. А произошло следующее.
Морпехи разбрелись кто куда, и Рахек, стоя в тени, не спускал с них глаз, равно как и те здоровые парни, встретившие всю процессию на выходе. Шетун и Арен, которые по приказу Се’така и привели этот «сопроводительный отряд», были здесь же, неподалеку – тихо переговаривались, явно обсуждая недавние события. Многие джаффа сбежались посмотреть на чудо-тау’ри, кое-кто самый смелый даже подходил к ним и просил потрогать их броню. Безуспешно, правда, ибо морпехи не понимали языка гоа’улдов. И все было так тихо-мирно, пока вдруг резкий предсмертный крик не прорезал жаркий полуденный воздух. Неожиданно нож, закрепленный на поясе Рахека, сам собой со свистом взметнулся вверх, блеснул на солнце и, прежде чем кто-то успел что-то предпринять, режущей стороной вонзился в горло главы Совета и провел по нему глубокий страшный след. Все произошло так внезапно, что Рахек успел только вскрикнуть и схватить руками чью-то невидимую руку, но в следующую секунду он захрипел и упал на колени, зажимая руками перерезанное горло. По ладоням его обильно потекла кровь, капая на серую землю. Нож упал рядом, и Рахек, безуспешно цепляясь за жизнь, повалился на пыльный песок лицом вниз.
Морпехи же проводили это время по-разному. Кто просто праздно нарезал круги вокруг всего этого сборища джаффа, кто травил анекдоты по радиосвязи... Самый "зелёный" боец вообще занимался юстировкой линзовой системы в лазере через интерфейс брони, так как его лазер выдавал немного "неправильный", косой луч.
Кэтлин же играла в шахматы с собственным ИскИном. Проигрывала, надо сказать.
И поэтому когда на Рахека напали, никто из людей мгновенно не отреагировал. Для девушки время словно замедлилось - медленный автоматический перевод брони в боевую форму,  ещё более медленно - схватить лазер, считать информацию с сенсорного массива, нацелиться на кусок пространства так, чтобы луч не задел никого постороннего. И попробовать выстрелить "на ход" неизвестному существу.
На самом деле всё произошло почти мгновенно - перерезанное горло Рахека и последовавший за этим выстрел ему за спину.
Остальные же морпехи заняли оборонительную позицию, встав спина к спине и выставив вперёд готовые к выстрелу лазерные карабины.
К слову сказать, очередная лазерная пальба не причина никакого вреда нападающему – его и след простыл. Лазер лишь местами раскрошил пристройку какого-то здания. На площади поднялась паника, нехарактерная для джаффа: кричали женщины, пронзительно визжали дети… Не среагировавшие вовремя конвоиры, которые должны были отвести морпехов и Се’така под стражу, замешкались. Единственное, что они сделали – окружили место недавней гибели Рахека кольцом и никого не подпускали, выставив вперед боевые посохи. Один из них присел рядом с еще теплым трупом главы Совета и перевернул его на спину. Сомнений нет, Рахек был мертв. Его горло, грудь и лицо были перемазано в крови, которая еще сочилась из разреза. Нож валялся рядом – окровавленный, страшный и… совершенно равнодушный ко всему происходящему. Арен и Шетун, увидев, что произошло, побежали в Дом Совета звать кого-нибудь из старейшин.
К слову сказать, весть о внезапной фантастичной гибели Рахека облетела город со скоростью американского беспилотника. Что касается Се’така – он как раз с угрюмым видом возвращался назад, на площадь, даже не подозревая о ведущейся за ним слежке – Рахек послал одного из охранников просто на всякий случай. Однако  уже в лабиринте промышленных улиц до него стали доноситься тревожные разговоры, сплетни и обсуждения «чего-то ужасного». Заинтересовавшись, уж не случилось ли чего, он прибавил ходу и вскоре уже бежал. Может быть, Кэтлин надоело ждать, и она устроила перебранку с Рахеком? Или кто-нибудь из морпехов подвергся атаке джаффа или сам на кого-то напал? Или… или… он сам не мог представить, что же такого ужасного могло произойти, и пока его воображение рисовало вполне мирные картины. В конце концов – может, на площади все в порядке, просто где-то в поле у кого-то перевернулся обоз. Такое тоже случалось.
Однако, едва он выскользнул из каменного лабиринта в тень здания Совета, все стало предельно ясно. Ну ладно, пока еще не совсем, но уж такого Се’так точно не ожидал. Он увидел, что хмурые джаффа вшестером окружили чье-то тело, лежащее на песке, а песок вокруг тела залит… кровью?! Се’так тут же бросился туда, но его оттолкнуло несколько грубых рук. В его грудь уперлось сразу четыре боевых посоха.
- Вы что, спятили?! – воскликнул Се’так. – Что здесь произошло?!
- Это ты нам расскажи! – прорычали одновременно двое наперебой. – Ты где шлялся все это время?!
- Рахек разрешил мне попрощаться с семьей, - процедил сквозь зубы Се’так, поднимая руки в примирительном жесте. – Вот я вернулся. Где Рахек? Что случилось?
Изловчившись, он заглянул в «кольцо» между плечами двоих джаффа и наконец разглядел, кто лежал на песке. Еще раньше его терзали смутные подозрения, но он тут же отгонял их. Не может же быть и в самом деле, что Рахек… не могут же его и вправду… Однако, увидев это собственными глазами, Се’так почувствовал, что мир вокруг него стал нечетким и закружился в пестрой карусели непонятных образов. Рахек! Рахек мертв! Он лежит здесь, на земле, смотря остекленевшим взглядом в небо, в измазанных кровью доспехах, с перерезанным горлом! Он отметил даже оружие убийства – вот оно, лежит рядом. Стало быть, убийцу поймали и уже куда-то увели… или нет?...
- Рахек! – воскликнул он, ринувшись вперед, но опять был оттолкнут посохами. – Да пустите вы меня! Как это случилось?! Кто его убил?!
Се’таку никто ничего не ответил, его только вытеснили подальше на площадь и запретили приближаться. Двое джаффа сразу взяли его на прицел своих посохов. Из здания Совета выбежало несколько старейшин, в том числе Айрин Хейль, в сопровождении Шетун и Арена. Не глядя на Се’така, они бросились смотреть, что случилось с Рахеком. Се’так не слышал, о чем они говорят – до него доносились только их редкие восклицания. Наконец Айрин распорядилась, чтобы тело Рахека отнесли в погребальный зал… А нож она отдала Хорену. Хорен все это время ничего не говорил, только стоял с несколько растерянным видом. Джаффа принялись разгонять народ с площади. А Айрин наконец заметила Се’така.
- Брат Се’так, - обратилась она к нему. – Нужно вернуться в зал Совета. Скажи тау’ри, чтобы шли за нами, хорошо? – это прозвучало, как просьба, и Се’так тут же откликнулся на нее.
- Только пусть эти двое перестанут тыкать в нем своими посохами, - добавил он.
- В этом нет необходимости, мальчики, - величаво сказала Айрин. Джаффа опустили посохи. 
Она развернулась и пошла по направлению к темнеющей арке Дома, шелестя своим серо-серебристым плащом. Се’так подошел к Кэтлин и сказал, что нужно вернуться в здание Совета.
- И расскажи мне наконец нормально, кто убил Рахека. Почему мне никто ничего не говорит?! – возмущенно добавил он.
- Понятия не имею, - коротко ответила девушка. - Датчики смогли зацепиться за него только на доли секунды, и этого оказалось недостаточно. Я не успела даже опознать возможную принадлежность излучений.
Кэтлин задумалась. С одной стороны было маловероятно, что тварь, наподобие двух убитых ею, явится сюда и будет действовать столь нагло, а с другой же стороны - чем черт не шутит...
- Мои люди пойдут вместе со мной, - морпехи уже успели организовать оборонительный строй вокруг Кэтлин и Се'така.
- Да причем тут ваша электроника? – воскликнул Се’так. – Ты же видела его? Почему его не поймали?! Как ему вообще удалось подобраться к Рахеку так близко?
- Не видела я его! Подумай своей головой! Если бы я его видела, я бы попала в него, а не в тот дом, - морпех показала рукой на оплавленную дыру в стене.
- Да как ты могла не заметить того, кто подошел к Рахеку на расстояние удара ножом?! – все еще не понимал Се’так.  – Ты что, стояла и в небе гоа’улдские глайдеры считала?
- Может, потому что он был невидимый? - Кэтлин ответила так, будто объясняла полному идиоту. - Он зарезал Рахека его же ножом!
- Как это, невидимый? – не понял Се’так. В этот момент они уже вошли внутрь темной арки.
- Да вот так. Невидимый и всё. Вроде твари, убившей Френка, - коротко ответила Кэтлин.
Се’так чуть не споткнулся на ровном месте. Но через секунду его лицо почти просияло.
- О, так теперь они не посмеют отрицать, что это был яутжа! И что я говорил правду! – но он тут же сообразил, что по сути радуется смерти главы Совета, а это чревато обвинением в предательстве. – То есть, я хотел сказать, что если яутжа проникли в город, они могут убить еще кого-то, и надо срочно предпринимать меры!... – и тут же, вспомнив одну важную вещь, добавил: - Эй, а почему ты отпустила его?! В прошлый раз ты прекрасно отыскала такую же тварь в лесу по своим этим… как их там… датчикам!
- Потому что не смогла зацепиться за его сигнатуру. Я не уверена, из-за чего... Возможно, его маскировка совершеннее.
- Неужели никто ничего не смог предпринять?! – по-прежнему недоумевал Се’так. – Главу Совета убили на глазах у всей площади – и ничего?!
- Да, ничего. Что-то можно было попробовать сделать, только если стоять рядом, но мы находились слишком далеко.

0

17

В голове у Се’така крутилась куча вопросов к девушке, и он жалел, что не присутствовал при этом лично, но почему-то вопросы как не могли толком сформироваться. Пока он внутренне сражался с разбегающимися мыслями-тараканами, джаффа привели их снова в зал Совета. Только теперь намечался явно не Совет, а просто неофициальная болтовня. Несмотря на прежний статус особо важного «правительственного» помещения, зал Совета быстро наполнился всеми, кому входить без приглашения было вообще-то запрещено. Помимо Се’така в окружении тау’ри, здесь были еще Арен, Шетун, стражи Дома, Айрин Хейль, Хорен и трое пока безымянных членов Совета. Остальные пятеро, видимо, уже успели куда-то разбежаться и еще не знали о трагедии, случившейся с Рахеком. Тело Рахека унесли куда-то с глаз долой. И поскольку встреча произошла спонтанно, неофициально, все разом заговорили наперебой, высказывая свое нескромное мнение и предположения. Се’так отмалчивался. Он понимал, какую тень на его репутацию бросает его отсутствие во время убийства. И это притом, что он уже успел показать себя явно не с лучшей стороны! У Се’така даже мелькнула мысль о подставе, но вспомнив, что убийца был невидим, он отбросил эту мысль. Вряд ли яутжа хотят подставить его, Се’така, перед Советом. Как писал А’тон, яутжа – это хищники и охотники, которым неведомы подпольные интриги.
И вот как только он подумал об этом, Дагбо, еще помня недавний «наезд» Се’така, торжествующе воскликнул:
- А где был Се’так, когда убили Рахека? Почему он ушел именно в этот момент?!
Все взгляды присутствующих обратились на Се’така, который стоял в центре зала. К слову сказать, места членов Совета оказались не заняты – никому просто не сиделось в такой обстановке. Се’так внутренне похолодел, еще не представляя, как будет оправдываться. Он понимал, что его отсутствие выглядит очень уж подозрительно.
- Я ходил домой по разрешению Рахека! – твердо заявил он. – Уж не хочет ли Дагбо обвинить меня в его убийстве?
Послышались шепотки. На этот прямой вопрос Дагбо не ответил, но все же пошел в наступление:
- А ты не считаешь, что слишком подозрительные совпадения всегда влекут за собой обвинения?...
- Позвольте сказать, - вдруг подал голос один из молодых джаффа-стражей. – Уважаемые члены Совета… Я готов поклясться, что Се’так не имеет прямого отношения к гибели нашего главы. По приказу мастера Рахека я следил за ним, когда тот пошел домой, - при этих его словах Се’так возмущенно фыркнул. Слежка! За ним! – И он действительно ненадолго зашел в свой дом, потом туда зашла его дочь. Через несколько минут Се’так вышел и пошел на площадь. Он просто не мог физически находиться в двух местах одновременно.
Се’так вздохнул с облегчением. Есть свидетель! Пусть даже это посланный по его следу шпион… Теперь его не так-то просто будет обвинить в убийстве Рахека.
- Плюс ко всему, - добавил Се’так, - я еще не настолько боевой мастер, что могу становиться невидимым…
Сказано было с иронией, однако никто не засмеялся.
- Спасибо, Фир, - сказала Айрин. – Это весьма ценная информация. И все же, даже без нее мы бы все равно не стали без прямых доказательств обвинять нашего брата Се’така в этом ужасном преступлении, не так ли, братья?...
«Братья» недовольно заворчали. Айрин предпочла расценить это как знак согласия. Затем слово взял Хорен, уже несколько осмелевший после крушения его незыблемого мира, в котором мифические яутжа отсутствовали.
- Даже если Се’так здесь ни при чем, - с подчеркнутым сомнением сказал он, за что Се’так ответил ему угрожающим взглядом, - все равно мы имеем дело с преступником, который за свой проступок заслуживает смерти. В город никто не мог попасть, не пройдя через главные ворота. Значит, это кто-то из своих!
- Но убийца был невидим, - тихо, но отчетливо влез Арен.
Хорен посмотрел на него, как на глупого выскочку.
- Разумеется, - сказал он. – Но что-то раньше никакие невидимки не приходили к нам из лесов. Мы знаем окрестности нашего города вдоль и поперек – и никогда прежде ни с чем таким не сталкивались. А вот когда пришли эти тау’ри с их технологиями, намного превосходящие наши и гоа’улдские… - Хорен многозначительно замолчал. Всем было понятно, на что он намекает.
- Все тау’ри были на площади, - снова возразил Арен.
- Молчать! – рявкнул Хорен, поражаясь такой наглости. Как этот мальчишка смеет возражать члену Совета! Малолетний выскочка, весь в своего дядюшку! – Я знаю, о чем говорю!
- Есть еще Хрень, - вдруг неожиданно сам для себя выдал Се’так, вспомнив загадочное слово, употребленное Френком Камински.
- Что?! Хрень?! – рыкнул Хорен, поворачиваясь в его сторону.
- Да, Хрень. Если бы ты внимательно слушал тау’ри, то запомнил бы, что они попали на нашу планету через какой-то портал, называемый Хрень, - снисходительно напомнил Се’так. – Возможно, через него и пришли яутжа.
- Раньше мы что-то их не замечали! – настаивал на своем Хорен. – Почему они объявились только сейчас?
«А действительно, - подумал Се’так, - почему именно сейчас?»
Как ни горестно было это признавать, но в рассуждениях Хорена было рациональное зерно… размером с хороший валун. Яутжа объявились именно когда появились и тау’ри. Раньше Се’так часто бегал к гроту с монолитом и никаких яутжа не встречал. А стоило ему пойти туда с Френком Камински – и результатом оказался один труп, а еще расплавленный кристалл. Если  яутжа были раньше на Чулаке, то почему раньше и не явились в город, чтобы убить кого-нибудь? И оставался еще один важный вопрос – почему именно Рахек? На случайный выбор не похоже. 
- Возможно, яутжа преследовали тау’ри и пришли за ними, - предположил он, вспомнив рассказ Френка о битве его отряда с невидимым чудищами в какой-то пирамиде.  – Через Хрень.
- Ага! – обрадовался Хорен. – То есть, ты сам признал, что это тау’ри привели этих убийц?!
- Нет, это яутжа пришли за тау’ри, - поправил Се’так.
- Какая разница! Все равно они пришли за тау’ри, а страдаем мы! Я предупреждал, что от этих тау’ри добра не жди! – торжествующе воскликнул Хорен.
- Но тау’ри-то в этом не виноваты, - снова возразил Се’так. – Они не специально притащили сюда яутжа.
- И все же, даже если так, они косвенно виновны в смерти Рахека!
- Рахека убил яутжа, а не тау’ри.
- Хватит говорить при мне это слово! Яутжа не существует, а невидимость противника еще ничего не доказывает! – рассердился Хорен. - Се’так, в твоем положении лучше придержать язык!...
Снова поднялся шум, гомон, перепалка… Се’так в отчаянии обратился к Кэтлин на языке тау’ри:
- Слушай, ну ты что, не можешь опять отыскать эту тварь по своим датчикам?! Я хочу притащить ее за шкирку на Совет и сунуть Хорену под нос, чтобы до него наконец дошло!...
- Нет, не могу, - Кэтлин повысила голос, пытаясь перекричать шум перепалки. - Я не могу зацепиться, не вижу ничего выделяющегося. И тогда я смогла на секунду его заметить только когда его маскировка дала сбой... Но по показателям он не похож на тварь, с которой мы встречались до этого.
- Но ты же как-то нашла того яутжу! – почти взбесился Се’так. – И тогда тебе ничего не помешало!
- А может это не яутжа! - Кэтлин едва не залепила ему кулаком по лицую
- Кто это еще может быть?! – у Се’така просто не укладывалось в голове, что на Чулаке внезапно в один день могли появиться два вида невидимок.
- Да я откуда знаю? По параметрам был похож на вас.
- Что ты хочешь этим сказать? – нахмурился Се’так. – Ты что, намекаешь, что это один из джаффа?! Это невозможно!
- Возможно или нет - не мне решать. Я говорю лишь то, что видела.
- Эй, о чем они там шепчутся?! – вдруг обвинительным тоном воскликнул Дагбо, обратив внимание на Се’така и Кэтлин. – Уж не замышляют ли чего?!
- Стыдись, Дагбо! – сурово одернула его Айрин. – Ты готов обвинить своего брата и тау’ри в заговоре! Неужели мы настолько низко пали, что способны на это?
Дагбо фыркнул, но ничего не сказал. Хотя по нему видно было, что у него с языка готово сорваться что-то вроде: «Он мне не брат!» Се’так почувствовал, что Совет разделился на два лагеря: те, кто его ненавидят, и те, кто относятся к нему по-прежнему благосклонно. Дагбо и Хорен были явно в первой команде, Айрин же не спешила с выводами.
- И тем не менее - Се’так обязан рассказать нам, что говорят тау’ри! – поддержал Хорен первого «оратора».
- Я ничего вам не обязан! – буркнул Се’так вполголоса.
- Ты что-то сказал? – с явным «наездом» переспросил Хорен.
- Я сказал, что вам не понравится то, что сказала мне Кэтлин! – уже более громко и отчетливо бросил Се’так с вызовом.
- И тем не менее – что она тебе сказала? – не отставал Хорен.
Се’так посмотрел на Айрин. Она ответила ему глубоким спокойным взглядом. Она ничего не говорила, но Се’так почувствовал, что она тоже ждет его ответа. Но как?... Сказать во всеуслышание, что, по мнению тау’ри, убийцей был кто-то из своих?...
- Ну… - немного замялся он. – Датчики тау’ри не смогли определить, куда скрылся убийца, - сказал он.
- И тем не менее, каким-то образом вы бросились в погоню за тем яутжа, который похитил кристалл, - напомнила Айрин. Се’так внутренне с ней согласился.
- Кэтлин говорит, что или у убийцы была хорошая маскировка, или он… ничем не отличается от нас.
Повисла недолгая пауза.
- Что это ты имеешь в виду? – снова «наехал» на него Хорен. – Уж не хочешь ли ты сказать, что убийца – один из джаффа?
- Я ничего не хочу сказать! – огрызнулся Се’так. – Я передаю слова тау’ри. Мы не можем не принимать в расчет то, что убийцей может быть кто-то из своих.
- Это обвинение в предательстве! – воскликнул изумленный Дагбо. – Ты готов обвинить кого-то из наших!
- Это не более ужасно, чем когда ты пытался навесить на меня убийство Рахека, - парировал Се’так. Дагбо временно заткнулся. – Так вот, тау’ри считают, что это был не яутжа, но я склонен не согласиться. Слишком много невидимок для одной планеты, не так ли? Скорее всего, это представители одной расы.
- Но даже если и так, - не угоманивался Хорен, - зачем им понадобилось убивать Рахека?
Повисло тягостное молчание. Этот вопрос, как и множество других, не имел определенного ответа. Кто и зачем убил Рахека? Было ли это случайностью? Это угроза или окончательная цель убийцы? Будут ли новые убийства? И самое страшное – вдруг убийца сейчас ищет новую жертву?
- Ладно, Совет окончен, - наконец сдался Хорен, когда все предположения были исчерпаны. – Так мы ничего не добьемся.
- Наконец-то ты это понял, - не удержался от язвительного замечания Се’так. Терять ему было уже нечего.
Хорен собрался ему ответить, но тут вмешалась Айрин, предчувствуя новый «обмен мнениями»:
- Достаточно. Хорен прав – давайте расходиться. Предлагаю объявить комендантский час. Пусть люди не выходят из своих домов, а все воины под руководством Се’така прочешут улицы. Тау’ри с их технологиями помогут нам, я надеюсь, - она выразительно посмотрела на Се’така. Тот намек понял и уже собрался перевести ее слова Кэтлин, но тут все равно влез Хорен:
- Как?! Разве мы не собирались заточить их всех в подземельях?!
Айрин посмотрела на него, как на идиота.  Этим взглядом было сказано все, и главное – что ситуация радикально изменилась.
- Сейчас нам больше всего необходима помощь и опыт Се’така, - сказал она. – Но если уж ты настаиваешь, - насмешливо добавила она. – Братья, предлагаю голосовать за временное освобождение тау’ри и Се’така и поручение им ответственной работы.
- Но Совет не в полном составе! Почему никто до сих пор не позвал остальных?!  Отсутствует еще пять голосов! – завозмущался Хорен. – Как мы можем голосовать без них!
- Я думаю, ситуация изменилась, и мы можем принять это решение не в полном составе. Потом, если большинство будет резко против, мы его пересмотрим, но сейчас речь идет о безопасности жителей. Вы согласны со мной, братья?
Колеблясь, присутствующие здесь члены Совета проголосовали «за». Увидев, что победило большинство, Хорен и Дагбо последними подняли руки, но сделали это с явной неохотой.
- Отлично, - одобрила Айрин. – Чудненько. Кто-нибудь, передайте отсутствующим наше решение. Дагбо, могу я на тебя положиться в этом вопросе? – она покровительственно взглянула на молодого и амбициозного члена Совета.
Дагбо кивнул, пусть и неохотно.
- Прекрасно. Се’так?...
Опомнившись, Се’так поспешно объяснил ситуацию Кэтлин:
- Они просят нас прочесать территорию и, пользуясь вашими датчиками, найти хоть какой-то след убийцы. Вы нам поможете?
Кэтлин задумалась.
Самое сложное - это командование. Когда ты не имеешь права на колебания, когда на тебе лежит ответственность за жизни своих людей, когда от твоих действий может зависеть исход сражения.
Но Кэтлин не была командиром. Ей пришлось им стать, и поэтому она не могла определиться со своим выбором. С одной стороны, совесть требовала помочь, попытаться остановить убийцу. Но с другой - ей не хотелось рисковать собой и своими людьми ради непонятно кого...
- Сделаем все, что сможем, - она приняла решение.

0

18

Се’так сдержанно кивнул. Он, собственно, ожидал такого ответа и удивился бы, если б Кэтлин отказалась.
- Они нам помогут, - перевел он ее слова.
- Спроси, нужно ли этим людям что-нибудь – пища, вода, одежда? – снова спросила Айрин.
Се’так спросил у Кэтлин:
- Тебе и твоим людям что-нибудь понадобится? Поесть, переодеться или еще что-нибудь?
- Мы не отказались бы поесть и заменить воду в питьевой системе нашей брони, - быстро ответила Кэтлин. Предложение было, мягко говоря, очень вовремя. - Больше нам пока ничего не нужно.
Се’так перевел и добавил уже от себя:
- Я мог бы отвести их к себе домой.
- Нет, не будем зря обременять твою семью, - отказалась Айрин. – Дагбо, не мог бы ты…?
- Я не буду их никуда провожать! – взъелся Дагбо. – Я пойду разыскивать остальных – забыла?!
Айрин пропустила эту грубость мимо ушей.
- Се’так, - сказала она, отвернувшись от Дагбо, - проведи тау’ри в трапезную у ворот, тебе бы и самому не помешало поесть. Где взять воду – сам знаешь.
- Ага, разберусь, - пообещал Се’так.
- И сразу выдвигайтесь в путь.
- Ага.
- Связь держим обычным способом.
- Тогда дайте мне джу’рак.
- Зайдешь домой и возьмешь свой.
Се’так был явно не в восторге от перспективы еще раз забегать домой и сообщать Клио, что по городу ходит невидимый убийца, но спорить с Айрин не стал. «Связь обычным образом» означала использование шаров-джу’раков, доставшихся джаффа «в наследство» от бесследно сгинувших ток’ра. Проще говоря, истолковав договор о военном союзе в свою пользу, джаффа просто прихватизировали некоторую технику ток’ра после того, как остатки их цивилизации исчезли в никуда.
- Пойдемте, вас накормят, - сообщил Се’так Кэтлин. – И смотрите на свои… ну, приборы эти ваши, как их там… вдруг заметите что-то интересное.
- Спасибо, - девушка поблагодарила Се'така. Разумеется, бронекостюмы имели некоторый запас автономности, но... Лучше не использовать долго эти системы. - Мы постоянно следим за приборами, это привычка - постоянно контролировать ситуацию,  - Кэтлин замолчала, задумавшись. - Парни, двигаемся оборонительным порядком, радар по секторам, - по внутренней связи.
- Ну что, мы можем идти? Ко мне не приставят конвой из десяти голов? – нагловато осведомился Се’так, обращаясь к Совету.
Шетун тихо ахнула, ожидая, что вот-вот разразится новая буря эмоций со стороны Хорена или Дагбо. Но их опередила Айрин.
- Ступай, - сказала она, с удивительной стойкостью не реагируя на раздражительные выпады Се’така. – И… будь осторожен.
- Куда уж там, - буркнул Се’так и, чувствуя себя пристыженным за несдержанность, отвернулся от ехидной морды Хорена. Он уже жалел, что дал свободу эмоциям в присутствии Айрин. - Ладно, пошли, - скомандовал он Кэтлин. – Сейчас поедим, а потом попробуем поймать убийцу. Если он все еще здесь. Есть идеи?
- Идеи-то есть, - задумчиво произнесла Кэтлин. - Но я пока не слишком представляю, как осуществить их. На близком расстоянии наши датчики бесполезны, это однозначно. Есть возможность, что мы сможем засечь его в прямой видимости, но на некотором расстоянии от нас. И... У вас есть какое-нибудь тёмное липучее вещество? - морпех вполне понимала, что стрелять вслепую, даже если удастся зацепиться за цель, не самый лучший выход. Но можно было использовать пиропатроны от реактивных гранат, которые были заряжены в пусковую установку. - Найду гада, забывшего вкрутить туда боеголовки - убью! - Кэтлин едва слышно выругалась. Взрыв снаряда с "начинкой" из наиболее видимого вещества мог бы дать возможность произвести прицельный выстрел. Надо было лишь найти это самое вещество.
- Это еще зачем? – не понял Се’так. О том, что такое пейнтбол, он имел весьма смутное представление.
- Лазер накапливает энергию перед выстрелом ровно одну десятую секунды. Когда ты стреляешь по видимой цели, эта задержка не имеет значения. Но когда тебе приходится стрелять по пятну на радаре, этого времени может хватить, чтобы промахнуться. Я сомневаюсь, что его маскировка рассчитана на неожиданное столкновение с сильнозаметным веществом, снарядом с которым я выстрелю в эту невидимку, а это значит, что она даст сбой. И тогда будет возможность выстрелить прицельно, - зато Кэтлин прекрасно понимала, что хочет сделать. В конце концов, их собственные бронекостюмы тоже не были защищены от подобного.
В общем, пока велись эти подготовительные организационные разговоры, Совет потихоньку расходился. Айрин ушла в сопровождении Хорена, который тихо ей что-то нашептывал, Дагбо послал помощников оповестить остальных членов Совета, Се’так уныло брел по коридору, слушая, как Кэтлин дает наставления своим морпехам. Арен и Шетун плелись сзади, ожидая распоряжений. Се’так старался не оборачиваться на них, поскольку боялся встретить их укоризненные взгляды. Кто знает, что думают ли о нем сейчас… У выхода они немного задержались – надо было подождать, пока специально посланные джаффа оповестят город о наступлении комендантского часа.
- Слушай, Кэтлин, - сказал вдруг Се’так, - если я найду черную краску, как это поможет? Ну облепит его эта краска, а он возьмет и убежит.
- Да не успеет он никуда убежать, главное поймать его в прицел, - коротко ответила Кэтлин. - Лазерный луч - не пуля, от него не увернёшься. Но сначала надо найти краску и затолкать в снаряд.
- Я найду, - пообещал Се’так. – Пойдемте поедим. За это время улицы успокоятся, хотя, знаете, что-то мне подсказывает, что наш убийца не будет сидеть и ждать, когда его найдут. Я думаю, его уже давно нет в городе.
- Благодарю, - ответила девушка, посмотрев по сторонам. Вроде всё было спокойно. - Вопрос в том, а не уверен ли он, что его не найдут... Это профессионал, я видела его движение, когда он убивал. И мы не знаем, что он хочет.
По дороге к казарме у ворот разговоры шли в таком стиле – Кэтлин и Се’так обменивались мнениями, позади них Шетун и Арен вполголоса строили свои догадки. Улицы постепенно пустели, ибо новости в крепости разносились быстро – для этого не нужен был ни Интернет, ни сотовая связь, хватало пары распоряжений Совета. Мирные жители прятались в домах, на улицы выходили воины (преимущественно мужчины) – суровые, крепкие, с посохами в руках… Начиналась охота на охотника.
Все воины собрались у ворот крепости. Се’так, на которого Айрин возложила ответственность главнокомандующего, вкратце обрисовал ситуацию и объяснил, кого следует искать. Ворота предварительно закрыли – джаффа вообще отличались завидной слаженностью и организованностью военных дел.
- И помните – он очень быстр и, главное, невидим, - говорил Се’так. – Не разбивайтесь на маленькие группы меньше шестерых, обшаривайте углы, погребы, крыши, прислушивайтесь к шорохам, обращайте внимание на землю – если он побежит, непременно оставит следы на песке. При необходимости стреляйте на поражение, хотя лучше было бы взять его живым. Пришло время защищать наш город.
На этой пафосной фразе Се’так закончил свои наставления, и воины стали расходиться на поиски. Наблюдая за ними, Се’так понимал, что это с их стороны акт отчаяния, ведь по сути они совсем ничего не могут противопоставить невидимому врагу. Кто знает – может, их тут несколько. Искать невидимку в большом в общем-то городе было равносильно поиску иголки в море. Затем он отвел морпехов в казарму и там распорядился, чтобы принесли какой-нибудь еды и травяного чая. А затем с тяжелым сердцем повернулся к Арену и Шетун.
- Мы знаем, что ты не виноват! – наперебой затараторили они, словно ожидая этого момента. – Мастер Се’так, мы все знаем – ты хотел, как лучше!
- А получилось, как всегда, - буркнул Се’так, глядя в пол. Он подумал, что и ему неплохо бы перекусить с морпехами, но понимал, что ему сейчас кусок в горло не полезет. Слишком много переживаний для одного бешеного утра. – Спасибо за веру в меня, ребята, но я здорово промахнулся. Теперь, даже если мы поймаем убийцу Рахека, это не снимет с меня ответственности за кристалл.
Шетун и Арен скорбно помолчали.
- За нами прилетят с Дакары, - сказала наконец девушка. – Непременно прилетят. И мы что-нибудь придумаем. Возьмем другой кристалл с любой необитаемой или опасной для жизни планеты.
- Это воровство, - бросил Се’так.
- Ну и что? – удивилась Шетун. – Нам-то кристалл нужнее, чем какой-нибудь мертвой вулканической планете. Мы только лучше сделаем, если навсегда закроем вход туда.
- Ладно, решим, - отмахнулся Се’так, понимая, что сейчас не время для дебатов. – Вы оба – сбегайте и принесите чернил… ну пол-литра на всякий случай. Эти тау’ри что-то придумали, - пояснил он, глядя на их удивленные лица. – И я примерно догадываюсь, что. Ну что вы смотрите на меня? Дуйте давайте, быстро! - скомандовал он.
Шетун и Арен немного стормозили, но тут же умчались, как ошпаренные. Се’так довольно хмыкнул и вышел на улицу.
- Значит так, парни, - Кэтлин посмотрела в глаза каждому из выживших морпехов. Правда, она сама не знала, что хотела там увидеть, но отворачиваться после приказов, отданных без обсуждения... Было неправильным. - Что мы имеем. Большая часть наших датчиков эту тварь тупо не видят, надежда есть только на радар, а значит, стрелять по нему прицельно мы не можем. Броня не обработает наведение по засветке. Но есть одна идея... У нас есть по три реактивных самонаводящихся снаряда с двойной боеголовкой. Мы заменим вторую часть на маркер и таким образом сможем стрелять в пространство, подрывая заряд по засветке. Разделимся на пары, будем прикрывать друг друга. Стрелять так, чтобы обездвижить, а не убить. Вопросы есть? Отлично. Тогда доедаем и пойдём грохнем этого козла, - Кэтлин завершила импровизированный брифинг.
Как всегда, морпехам приходится выполнять грязную работу в какой-то жопе вселенной... Вот только зачем?
Она не могла ответить на этот вопрос.
Перекусив и сменив питьевую воду в бачках брони, морпехи, одев шлемы, вышли на улицу, дожидаясь Се'така.

0

19

И вот охота началась. Се’так видел лишь опустевшие улицы, по которым разбрелись отряды джаффа, внимательно высматривая – не появятся ли неожиданно на песке чьи-то следы из ниоткуда. Они заходили в подвалы, погреба, обшаривали крыши, прислушивались к любым звукам в замкнутых помещениях… Хотя, конечно, многие понимали, что ловить невидимку в немаленьком в общем-то городе – дохлое дело. Поэтому больше надежды Се’так возлагал на неожиданную идею Кэтлин – а вдруг и вправду получится? Когда морпехи нестройным отрядом вышли из столовки, оставалось ждать недолго – Шетун принесла кувшин, полный черного слегка вязкого красителя.
- Арен присоединился к команде Эйры, - сообщила она, отдавая кувшин Се’таку. – Это все, что удалось найти…
- Что это? – подозрительно спросил Се’так, принюхавшись к кувшину. – Разведенный водой… битум?
Шетун фыркнула.
- Мастер Се’так, это тканевый краситель, замешанный на растительном крахмале. Я понимаю, что пахнет скверно, но мы же не собираемся выманивать убийцу приятными ароматами?
Се’так согласно кивнул и передал кувшин Кэтлин. Окрашенный крахмал – неплохо. Осталось проверить эту идею на эффективность.
- Это… не знаю, как по-вашему… в общем, получилось что-то вязкое и черное. Сойдет? – поинтересовался он у Кэтлин.
- Теоретически - пойдет, практически щас проверим. Билл, кинь мне ремкомплект! - взяв у капрала небольшую коробку с инструментами, Кэтлин осмотрелась. - Нужна плоская ровная поверхность, желательно скрытая от лишних глаз.
Се’так покосился на городскую стену. Шетун отрицательно покачала головой.
- Не советую, - сказала она ему на языке, непонятном морпехам. – Они тут сейчас все заляпают, а отмывать потом мне и Арену.
Се’так позволил себе слабую улыбку. Он понимал, что отчасти так и будет, и после того, как команда Кэтлин испачкает весь город черной краской, отмывать все это дело пошлют молодых «зеленых» учеников. Что ж поделать – студентов всегда эксплуатировали в качестве рабочей силы во все времена и у всех народов.
- Пойдемте в казарму, - сказал Се’так Кэтлин. – Там есть тренировочные стенды.
- Подожди ты с тренировочными стендами, - отмахнулась Кэтлин. - Для начала придется полчаса ковыряться в снарядах. Нужно что-то вроде большого стола.
Сетак не знал, что такое «полчаса», но по интонации догадался, что речь идет о каком-то довольно долгом времени.
- А нельзя ли побыстрее? – спросил он. – Мы и так долго копались с приготовлениями.
- Если тридцатичетырехмиллиметровый снаряд взорвется у меня в руках, то никому мало не покажется. Особенно вам, так как вы без брони, - жестко ответила Кэтлин. - Так что давайте сделаем все в первую очередь аккуратно.
- Ладно, идите в столовку…  - «сдался» Се’так. – Там столы – вы сами видели. Только предупредите там всех, чтоб ушли подальше. А, вы же не говорите по-нашему… ладно, пошли, я сам скажу.
И он резко вбежал по каменным ступеням башни-казармы. Морпехи последовали за ним. У  лестницы осталась стоять только Шетун, провожая всю эту компанию рассеянным взглядом. Она понятия не имела, зачем Се’таку и тау’ри понадобилась черная краска и отчего-то вообразила себе, что они собираются что-то красить. Поняв, что она здесь больше не нужна, Шетун подхватила посох и побежала вместе с остальными обшаривать город.
- Так, кто-нибудь, подержите эту железку, - коротко приказала Кэтлин, сняв ствол оружия с плеча своей  брони. - И это тоже, - следом полетели стальные перчатки.
Взгляду всех присутствующих явилось вмонтированное в броню хитрое устройство подачи снарядов - две ленты, уходящие под ранец с батареями. Одна была длинная, в которой виднелись характерные контуры разрывных патронов, вторая - короткая. С пятью странными на взгляд джаффа стреловидными снарядами. Сняв крепёжные болты и открыв предохранительные защёлки, Кэтлин достала их и аккуратно положила на стол.
- Ювелирная, мать её, работа, - проворчала девушка себе под нос, тонкой отвёрткой медленно раскручивая снаряды на составные части. Как и ожидалось, осколочной начинки в них не было. Вообще никакой не было, было лишь топливо и заряд.
- Парни, напомните, чтоб я надрала зад ублюдку, комплектовавшему наши бронекостюмы, - зло бросила морпех. Она залила чёрную жидкость в небольшие боеголовки снарядов и собрала их снова, с расчётом на разбрасывание жидкости подрывом инициирующего заряда.
- Все запомнили процесс? Делаем быстро и аккуратно! - прикрепляя ствол орудия на место.
Через пятнадцать минут всё было сделано.
Наблюдающий за всем этим «колдовством Се’так отчаянно пытался придумать запасной план на случай, если предложение Кэтлин не сработает. Но, как и все остальные охотники, он прекрасно понимал бессмысленность ловли невидимки в крепости. Тот мог уже давно убежать в леса или просто затаиться в какой-нибудь бочке. Не смогут же они обшарить каждый сантиметр… Невидимка может еще и перебегать с мета на место, делая поиски абсолютно бессмысленными. Размышляя об этом, Се’так приходил в отчаяние.  От неприятных мыслей его отвлекла Кэтлин, объявившая, что все сделано, и можно выдвигаться. Се’так схватил свой посох:
- А оно точно сработает? – тут же спросил он. – Давайте проверим на чем-нибудь.
- Должно сработать. А проверить... ну могу в кого-нибудь выстрелить, правда он потом задолбается оттираться... Или надо идти в тир, - ответила Кэтлин.
- Там… э… за углом, - поспешно сказал Се’так, испугавшись, что оттираться придется ему.
- За углом так за углом, показывай.
Се’так привел их в относительно небольшое помещение с несколькими площадками для отработки точности стрельбы из посохов. Там же стояли небрежно сделанные чучела гуманоидных существ, похожих на джаффа.
Кэтлин выбрала одно из них, на дистанции в сотню метров, и одела шлем. Моделируя ситуацию, она отключила все прицельные устройства, оставив только радар. На внутришлемном дисплее появилась знакомая картина с засветками - она не видела ничего кроме обрабатываемого ИскИном отображения с радара.
Через несколько секунд к выбранной цели устремился маленький реактивный снаряд, взорвавшийся в тридцати сантиметрах перед мишенью. Направленный взрыв вытолкнул содержимое боеголовки конусом с углом в тридцать градусов, обильно заляпав чучело чернилами.
- Ну примерно вот так. Только снарядов мало.
- О… - только и протянул Се’так, инстинктивно закрывшись руками, когда во все стороны брызнул черный крахмал. – Впечатляет. А если ты не знаешь, какое расстояние до цели, и твой заряд просто прошьет нашего убийцу насквозь?
- Если будут сильные помехи или я ошибусь с дистанцией, то заряд взорвётся при столкновении, там резервный контактный датчик стоит, - пояснила Кэтлин. - Но такого быть не должно.
Се’так с сомнением хмыкнул, но спорить не стал. В конце концов, чего зря терять время? Даже если невидимка умрет – всяко лучше, чем если бы он живым гулял на свободе, как сейчас.
- Хорошо, пошли! – позвал он морпехов. – Только будьте предельно внимательны и, пожалуйста, не разнесите в щепки наш город.
- Ну да, авиаудар решил бы ваши проблемы, - саркастически заметила Кэтлин. Она б не отказалась, чтоб звено ударных истребителей сравняло этот городишко с землёй. - Так, парни. Разделяемся на пары и работаем, - короткая команда. ИскИны каждого были настроены на сравнение данных с оптических датчиков и радара с ИК-сканером для более точного целеуказания. По заранее разработанному плану морпехи разбились на пары и разошлись по улицам городка. - Ну что, пошли, может кого найдём, - обращаясь к Се'таку.

0

20

Тем временем молодой член Совета, Дагбо, который особо недолюбливал Се'така и был невероятным для своего возраста консерватором, хмуро раздавал распоряжения пришедшему к нему отряду джаффа, сообщившему, что порученная им территория обшарена сверху донизу (а еще в длину и в ширину) – все безрезультатно. Признаться, Дагбо сам до конца не верил, что Рахека убило какое-то невидимое существо, потому что не видел этого собственными глазами, но сказать что-то против общего решения Совета не осмелился. Он лишь поворчал по поводу того, что Айрин осмелилась отправить его с поручением оповестить всех отсутствующих о том, что Совет экстренно собрался в сокращенном составе, но спорить не стал, ибо Хорен внезапно поддержал ее. Он лишь недовольно ворчал что-то по поводу женской безалаберности и глупости – мол, следовало посадить Се'така и этих мерзких тау'ри под замок, а потом уже разбираться, кто и зачем убил Рахека. Короче говоря, Дагбо был ужасно разозлен тем, что Се'так до сих пор не был наказан за преступную халатность в отношении кристалла, украденного (именно так!) им из наборного устройства Врат, да еще и расхаживает по городу, руководя (!) группой морпехов. Хорош Совет, нечего сказать… Он бы послал Айрин Хейль ко всем чертям (или ко всем гоа'улдам, как говорят джаффа), но раз уж Хорен оказался на ее стороне, Дагбо оставалось только стиснуть зубы и покориться.
Когда ушли тау'ри, Се'так и остальные, Дагбо вытащил из тоги свой коммуникатор - джу'рак – и принялся связываться со всеми, кто не присутствовал на Совете. А что вы удивляетесь? Да, есть у джаффа такой вид «сотовой» связи, хотя джу'раки на соты не похожи – скорее, на мяч для большого тенниса. Эти шары проецировали над собой голограмму «вызываемого абонента», они были очень удобны в использовании, однако джаффа понятия не имели о принципах их работы. Работают – и хорошо, а если вдруг не работают – что ж, берем новый из маленького запаса. К слову сказать, джу'раки вообще были изобретены ток'ра и прихватизированы джаффа после уничтожения Ба'алом сей великой расы, но кому какая разница? О том, что джаффа пользуются технологиями ток'ра, знали все, кому не лень, однако вслух никогда не произносилось даже среди самих джаффа. Такое вот проявление массового комплекса неполноценности. И все же джу'раки были не у всех, а только у членов Совета. Ток'ра сами почти не пользовались ими по каким-то особым причинам, поэтому запас джу'раков был малым.
Дагбо «дозвонился» только до двоих. И поскольку джу'раки не предусматривали создание виртуальной конференции, как в скайпе, приходилось «звонить» каждому отдельно и рассказывать о смерти Рахека. По причине непопулярности джу'раков трое из пяти, видимо, засунули их куда подальше и не слышали характерного потрескивания, сопровождающего «входящий вызов». Дагбо насупился, когда понял, что ему придется заходить к каждому домой и описывать ситуацию. Интересно, а если их еще и дома не окажется? Впрочем, скорее всего, они уже обо всем знают и спешат сюда – ведь джаффа в настоящее время только и делают, что гоняют с улиц народ, объявляя комендантский час.
И вот Дагбо сходил к одному, другому, никого дома не обнаружил, зато столкнулся с одним около здания Совета. Затем прибежали еще двое, обеспокоенные поисками убийцы Рахека. Все они были в немалой растерянности от случившегося и все как один связывали убийство Рахека с прибытием тау'ри. Про Се'така открыто никто ничего не говорил, но всем и без того было ясно, что он, в своей «дружбе» с этими морпехами, подозрительное лицо номер один.
Итак, Дагбо выполнил позорное (как он считал) поручение Айрин и ощутил, что ему абсолютно нечем заняться. Айрин пошла сама искать убийцу вместе со своими ученицами с Хак'тила, Хорен пошел следом за ней (при всей своей консервативности и бараньем упрямстве Хорен относился к Айрин уважительно и предпочитал иметь ее в друзьях), остальные разбежались кто куда. Самые тихие и трусливые типа Дагбо предпочитали сидеть в крепости Совета и не высовываться. Маскируя свою отсидку «заседанием Совета», они охотно чесали языками, взбудоражено что-то обсуждали и вообще старательно имитировали бурную мозговую деятельности, по сути переливая из пустого в порожнее. И вот примчался посыльный, сообщив, что отряд такого-то командира подвергся обстрелу из неизвестного источника. Это еще больше убедило Дагбо, что надо сидеть и не высовываться. Во время очередного якобы пылкого обсуждения «проблемы тау'ри» Дагбо отошел в соседнее помещение, дабы налить себе стакан воды из маленького фонтанчика.
Больше живым его никто не видел.
Дагбо успел лишь протянуть руку к струйке воды, как вдруг чья-то сильная рука перехватила его поперек грудной клетки, прямо перед глазами сверкнул нож и глубоко вонзился в его шею зубчатым острием. Дагбо не успел даже крикнуть, а его жалобный хрип так и не был никем услышан, ибо в зале Совета шло очередное «важное заседание» его товарищей. Падая на неровный каменный пол и ощущая, что мир вокруг стремительно темнеет, Дагбо успел подумать о том, что не подготовил прощального слова. Но в конце концов, он бы все равно не смог его произнести.
Когда кто-то на «Совете» наконец вспомнил о Дагбо после его почти получасового отсутствия, двое наиболее любопытных джаффа осторожно заглянули в комнату с фонтанчиком и с ужасом обнаружили, что каменная чаша испачкана кровавыми отпечатками, а на полу разлита уже начинающая густеть темно-бардовая жидкость, зловеще мерцающая в свете факелов… Тело Дагбо было обнаружено несколькими минутами позже группой Кэтлин в одном из переулков недалеко от здания Совета.
Тройка морпехов вместе с Кэтлин и Се'таком постепенно продвигалась внутрь города, сканируя окружающее пространство импульсами АФАР и оптическими датчиками.
Поэтому лежащее в тёмном переулке тело было замечено достаточно быстро, вот только лежало оно не на намеченной линии движения.
- Там труп, кстати. Будем смотреть или пусть лежит себе? - Кэтлин спросила у джаффа, остановив отряд.
Увидев неподвижно лежащее тело еще даже раньше Кэтлин и поразившись ее жестокому хладнокровию, Се'так обогнал отряд и опустился на колени рядом с трупом. Затем перевернул его лицом вверх, хотя он еще издали узнал, кто это. Сердце его учащенно забилось, когда он увидел знакомое лицо и перерезанное горло.
- Это же Дагбо! - воскликнул он. - Невероятно, этот ублюдок снова опередил нас и убил еще одного члена Совета!
- Мне жаль, - ответила Кэтлин. - Но у него большое преимущество. Невозможно держать под контролем каждую улицу города одновременно. Сейчас всё зависит от нашей удачи.
Се'так все еще не мог оторвать взгляда от новой жертвы убийцы-невидимки. Он с отвращением созерцал расходящиеся края разреза на горле Дагбо, его забрызганный кровью плащ, неподвижно застывшие глаза и выражение крайнего ужаса на лице. Дагбо не особо любил его, да и Се'так платил ему взаимностью, но когда дело коснулось смерти, у Се'така не осталось никаких сомнений в том, что за Дагбо, как и за Рахека, надо отомстить во имя всего свободного народа джаффа.
- Я отомщу за тебя, брат, - прошептал он, прикрывая ладонью глаза убитого Дагбо. – Я его найду.
Возможно, морпехам были непонятно столь надрывно-трагическое отношение Се'така к произошедшему, но все потому, что они не знали, что значит для джаффа смерть. Почетной считалась смерть в бою за свободу, против гоа'улдов и вообще в выполнении какого-нибудь героического квеста. Убийство как таковое считалось позорным, унизительным, неприемлемым. Джаффа мог убить собрата в смертельном поединке, а в давние времена – на войне между гоа'улдами, но никак не из покрова невидимости, предательски перерезав другому горло. Это было подлым трусливым поступком, и Се'так чувствовал, как в нем постепенно разгорается пламя ненависти к убийце.
- Этому ублюдку даже не хватило смелости выйти против нас в открытую, - прошипел он, не глядя на морпехов и все еще сидя на коленях перед мертвым телом Дагбо. – Он поплатится за свою трусость и низость, клянусь! Он поплатится!
Он пожалел о том, что по совету Айрин не зашел домой и не взял свой джу'рак-коммуникатор, и теперь некому было сообщить о смерти Дагбо. А самому бежать в здание Совета, таща за собой труп – значит, потерять еще больше времени. Морпехи могли бы долететь быстрее, но они совсем не говорили на языке гоа'улдов, и Се'так понял, что все надо делать самому. Он уже собрался сообщить об этом Кэтлин, как вдруг увидел нечто странное на песке в переулке.
- Смотрите! – вдруг воскликнул он. – Видите эти следы? Его притащили из-за того поворота! – и действительно, на темном, как земля, песке, отчетливо отпечатался след, будто по нему протащили что-то грузное. След обрывался как раз в том месте, где лежал убитый Дагбо, и теперь ни у кого просто не осталось сомнений, что еще могли тащить по песку.
На самом деле морпехи прекрасно понимали чувства Се'така, хоть и не понимали его слов. Как ни парадоксально, но потерю товарища тяжелее всего переживают именно военные, имеющие боевой опыт. Знающие не на словах, как важно иметь рядом друга. И за смерть друзей десантники мстили жестоко, зачастую нарушая приказ.
Кэтлин осмотрела место, где лежал труп, да и сам труп вниманием не обделила - важны были даже мельчайшие детали.
- Его зарезали, как барана... Я уверена, что он даже не успел понять, что произошло. Нужно как можно быстрее поймать эту тварь, пока она не устроила здесь кровавую бойню! - как приверженцу стратегии "чистой" войны, Кэтлин было противно убийство гражданских, но нормы морали явно отсутствовали у этого существа. И Кэтлин в очередной раз задалась вопросом - "а кто же будет следующей жертвой"?
- Ну да, я вижу эти следы. Ты предлагаешь сходить и осмотреть место убийства?
- Я хочу знать, откуда его притащили! – вдруг резко бросил Се’так, сорвался с места и умчался за угол, оставив труп на прежнем месте.

0

21

Тем временем Айрин Хейль осматривала складские продуктовые помещения в нежилом квартале, взяв себе в помощницы двух опытных дев-воительниц с Хак’тила. Айрин, представлявшая в Совете сообщество Хак’тила, по натуре была вовсе не кабинетной теткой, а решительной воинственной валькирией, которые, должно быть, в наше время встречаются только в сказках. Сбросив где-то темно-коричневый плащ, она забрала у охраны крепости Совета свой боевой посох и сама отправилась на поиски убийцы, несмотря на все доводы Хорена, пытающегося ее отговорить от этого рискованного предприятия. Но Айрин была настроена упрямо, и Хорен, не желая показаться трусом в ее глазах, последовал ее примеру, хотя на самом деле он с удовольствием отсиделся бы где-нибудь. И вот сейчас Айрин, одетая на манер амазонок в кожаные штаны и мохнатую безрукавку неизвестного материала, стремительно обследовала каждый закуток амбаров. Ее длинные волосы и горящие глаза навевали ассоциации с девами-воительницами из древних легенд тау’ри (собственно, глядя на Айрин, модно было предположить, откуда у этих сказок корни растут). Ей помогали две не очень красивые и не очень опрятные девицы, одна была примерно одного с Айрин возраста и имела двух взрослых детей, другая – помоложе, послабее, но, тем не менее, обе они были прекрасными воинами.
- Ниена, - позвала Айрин старшую из девиц, - осмотри хранилище зерна.
Старшая девица молча кивнула и направилась в зерновой амбар. Тем временем молодая деваха и Айрин в полутьме прислушивались к любым шорохам, пытаясь уловить, где теоретически спрятался невидимый убийца. Они провели в амбарах не менее двадцати пяти земных минут (за это время морпехи успели и наесться, и зарядить крахмалом патроны), после чего сделали неутешительный вывод, что здесь никого нет.
Айрин достала свой коммуникатор и сообщила Хорену о том, что в амбарах ничего не нашли. Затем все трое сместились чуть восточнее, туда, где хранились строительные материалы, и тут-то началось самое интересное.
Предположение Айрин о том, что убийца, поняв, что его ищут, скорее всего спрячется на складах, подтвердилось. Младшая девица успела только коротко взвизгнуть, предупреждая Айрин об опасности, как вдруг в воздухе что-то просвистело, и в деревянную перегородку, прямо в каких-то сантиметрах от головы Айрин, вонзился нож. Рукоять его завибрировала, и пока воительница смотрела на него широко распахнутыми глазами, что-то ударило ее в живот. Айрин вскрикнула и упала на сваленную в углу кучу песка, и тут же строительная балка, прислоненная к стене, начала падать прямо на нее. Айрин успела увернуться, но все это происходило так стремительно, что ни она сама, ни помощницы, не успевали за происходящим. Младшая и более расторопная девица сделала несколько профессиональных выпадов посохом в том месте, где стояла балка, полагая, что невидимка затаился там. Но тут что-то невидимое перехватило посох прямо посередине и грубо оттолкнуло от себя. Потеряв равновесие, девчонка упала на спину, а посох был вырван у нее из рук и теперь стремительно разворачивался в сторону успевшей подняться Айрин. Тут среагировала старшая, Ниена, и ударила своим посохом по тому пустому месту, где висел в воздухе посох поверженной воительницы. Навершие ударилось во что-то плотное и, кажется, живое, и убийца стремительно выпустил посох из рук, поняв, что его выдало. Айрин взмахнула своим посохом, но на сей раз он пронзил лишь пустоту. Шорохи неподалеку подсказал, что убийца карабкается по стропилам на технический этаж.
Айрин всмотрелась в полутьму. Невероятно! Убийца был там, куда она смотрела, но абсолютно невидим! Не было ни расплывчатых контуров, ни дрожащего воздуха – только пустота! Что это – невидимая раса или какое-то маскировочное устройство гоа’улдов? Однако размышлять не было времени, и она открыла огонь из своего посоха. Оранжевые шары плазмы пронзили полутьму ангара, высветив старые деревянные балки и перекладины. Запахло паленым деревом. И внезапно все стихло.
Трое воительниц сбились треугольником и выставили вперед посохи. Они медленно кружили по амбару, всматриваясь наверх – не мелькнет ли где-нибудь новое движение. Пока все было тихо, и Айрин поняла, что невидимка где-то затаился. Так продолжалось некоторое время, как вдруг где-то неподалеку с глухим стуком что-то упало на пол, подняв вокруг себя тучу пыли. Две помощницы тут же начали стрелять по этому месту, подняв пыли еще больше, но тут что-то тяжелое двумя резкими ударами повалило их на пол, и Айрин услышала неприятный хруст костей. Она сама наудачу махнула посохом, но что-то просвистело в воздухе совсем близко от ее лица, и она отпрянула назад. Теперь убийца почти не скрывался, и Айрин отчетливо ощущала его атакующие движения, успевая лишь блокировать их посохом. Постепенно она стала осознавать, что защищается, без возможности самой атаковать, и невидимка оттеснял ее все дальше к той куче песка, где завязался их бой. Когда она оказалась почти прижата к стене, ее плечо наткнулось на что-то. Кинув туда косой взгляд, Айрин увидела, что нож, который убийца метнул в нее, все еще торчит в стене. Перехватив посох посередине одной рукой, она выставила диагональный блок, а другой с воинственным криком вытащила из деревяшки. В этот момент она почувствовала, что ее посох перехватили две невидимые руки, и наудачу полоснула по ним ножом.
Послышался вскрик – кажется, мужской голос, и на песок закапала кровь. Сил Айрин не жалела, и порезы получились глубокими – скорее всего, были задеты вены. Ощутив, что хватка ослабла. Айрин высвободила посох и нанесла еще один удар по пустоте, ощутив упругое сопротивление чьего-то тела. Убийца еще раз сдавленно вскрикнул, и Айрин боковым зрением заметила, что помощницы приходят в себя.
- Кровь! Стреляйте там, где кровь! – крикнула она.
Помощницы потянулись за своими посохами, и тут убийца осознал, что оставляет следы. Прорычав на прощание какую-то угрозу, он, зажимая раны, стремительным вихрем унесся через ангарные ворота, зигзагами избегая преследующих его плазменных вспышек.
Айрин бросилась к девицам.
- Ниена, ты в порядке? Что с Лией? – тут же спросила она. – Вы обе ранены?
- Я в порядке, - глухим грубоватым голосом ответила Ниена. – А вот Лия, кажется, сломала руку.
- Я могу сражаться, - тут же заспорила младшая, но Айрин заметила у нее на лбу кровоподтеки. Лицо ее светилось в темноте мертвенной бледностью. Скорее всего, сломанной рукой дело не обошлось, и имело место крайне неудачное падение.
- Нет, - решительно сказала она. – Ниена, отведи ее в безопасное место, немедленно. Я продолжу преследование.
- Нет, я тоже пойду, - снова заспорила Лия, - он слишком опасен, чтобы гнаться за ним в одиночку.
- Убийца ранен, - строго сказала Айрин, - я справлюсь с ним. Выполняйте то, что я сказала, не тратьте время на споры.
И не давая вновь втянуть себя в разговоры, она решительно развернулась и выбежала следом за убийцей, отчетливо различая на песке красные капли крови. Кровавая дорожка привела ее к одному из окон бывшего литейного цеха, ныне используемого как склад всякой всячины. Под окном след обрывался, но Айрин заметила на раме кровоподтеки и решила, что убийца, скорее всего, влез внутрь. Она уже решила было лезть следом, но тут ее тонкий слух уловил неподалеку какие-то оживленные разговоры. Она не могла с такого расстояния разобрать ни слова, но ей показалось, что это Се’так. Решив, что убийца, скорее всего, сейчас засядет где-нибудь перевязывать порезы, она побежала дальше на голоса и через пару поворотов столкнулась с Се’таком.

0

22

- Айрин! – воскликнул он. – Откуда ты? И что это… что-то случилось? – он заметил, что воительница сильно бледна, волосы ее растрепались, а в одной руке она сжимает окровавленный нож.
- Порядок, - коротко ответила Айрин, приметив за спиной Се’така нескольких морпехов. – Я напала на след убийцы, идем скорее! – и она потащила Се’така за руку к примеченному ранее окну. Се’так пытался рассказать ей про гибель Дагбо, но Айрин не слушала, и он лишь оглянулся через плечо, чтобы сказать:
- Она говорит, что нашла убийцу.
Увидев Айрин в таком виде, один из морпехов автоматически вскинул лазерный карабин, готовый стрелять - то ли в неё, то ли в пустоту, он судорожно дёргал оружием, выбирая, куда стрелять. Хорошо хоть сразу не начал очередями высаживать энергию во все стороны...
- Отставить! - Кэтлин прошипела этот приказ вслух. - Возьми себя в руки, идиот! - уже по внутренней связи бронекостюмов.
«Что же здесь произошло и происходит?!» - короткой мыслью пронеслось в голове командира.
Капрал сориентировалась гораздо быстрее остальных, хотя и её удивило внезапное появление здесь члена Совета с ножом. Она ещё стояла практически рядом с трупом, когда услышала брошенную Се'таком реплику, и передала её остальным.
Морпехи пришли в движение - пара, сопровождавшая Кэтлин, включила все устройства активного камуфляжа, став невидимыми в подавляющем большинстве спектров излучения, и приготовились к возможному встречному бою.
- Показывайте! - морпех бросила одну отрывистую фразу, догнав обоих джаффа. Она отрегулировала мощность лазера и включила инерционные двигатели, чтобы двигаться быстрее и уменьшить нагрузку на поверхность. Меньше следов - меньше шансов что тварь уйдёт, услышав, или попытается убить тебя в самый неподходящий момент.
Два неразличимых для глаз десантника уже заняли огневые точки и сейчас обсуждали, откуда же может полезть крыса, когда станет жарко.
Остальные две группы морпехов тоже быстро шли сюда, услышав приказ и пытаясь создать импровизированное "второе кольцо", но их было слишком мало для этого.
И тем не менее ловушка была готова захлопнуться.
- У вас есть какие-нибудь идеи? - Кэтлин задала вопрос джаффа.
- Я вообще не понимаю, что происходит, - честно признался Се’так, бежавший сразу за Айрин.
Оборачиваясь через плечо, женщина-джаффа вкратце рассказала ему о том, что произошло на складе.
- Я уверена, что он пытался убить именно меня, а не двух девушек, - добавила она. – Целенаправленно и с точностью.
- Дагбо мертв, - бросил на это Се’так.
Айрин остановилась и резко развернулась к нему, да так, что Се’так чуть не налетел на него, а в него чуть не врезалась Кэтлин.
- Мертв? Ты уверен? – быстро спросила Айрин.
- Абсолютно. У него перерезано горло. Мы нашли его там, - он махнул рукой назад, - за пару минут до твоего появления. И шли по следу – посмотри – его тащили по песку.
Айрин проследила направление тянущегося по земле следа, который не заметила раньше, пока бежала. Сейчас они стояли на перекрестке двух узких промышленных улочек, которые со всех сторон окружали глухие стены, характерные для городов крепостного  типа. В одной стороне виднелся амбар, из которого прибежала Айрин, а в другой – поворот к примеченному ею окошку, куда вел кровавый след.
- Я его ранила, - пояснила Айрин. – Вот этим ножом, которым он в меня запустил. Видишь, тянется полоса крови? Не скажу, что раны серьезные, но крови он потеряет достаточно и тем самым себя выдаст. Ему придется постараться и надолго спрятаться.
Се’так согласно кивнул.
- Смотри, - сказал он. – Дагбо притащили из амбара. Возможно, там же его и убили. Ты не заметила там ничего странного?
- Да нет, - ответила Айрин, пытаясь припомнить хоть что-то указывающее на недавнее убийство. – Там дикий беспорядок, и сложно сказать, была там борьба или нет. Но что Дагбо делал в амбаре? Скорее всего, его убили где-то неподалеку от площади Совета, а потом тот ублюдок просто притащил его сюда. Амбар сквозной, если ты помнишь. От площади добраться сюда гораздо быстрее именно через амбар.
Се’так согласился и перевел ее слова Кэтлин – мол, убийца ранен, вот оставил след на песке, а Дагбо скорее всего притащили из амбара. Но идти по следу трупа он не считает целесообразным, поэтому, пока убийца не замел свои следы, следует залезть в старый цех и поискать его там. Что же думают тау’ри по этому поводу?
Пока джаффа говорили между собой, у Кэтлин потихоньку начинал вырисовываться предпочтительный план действий... Рискованный и ненадёжный, но всё же лучше, чем ничего.
- Так, внимание. Необходимо оцепить это здание. Грант, Хейг, Стэнли, Милтон - ваши стены, соответственно, северная, южная, западная и восточная. Отключаете всю маскировку, и вообще светитесь как можно больше. Синхронизируйте все сканеры с радаром, и чтобы ни одна крыса мимо не проскочила. Обращайте внимание на кровь, движение, следы на песке и прочее. Хорн - твоя задача найти место, где убили одного из местных. Координаты трупа я тебе скинула. Сделай это как можно быстрее, но незаметно. Капрал Мэйсон - пойдёшь со мной внутрь. Всем всё понятно? - Кэтлин приступила к активным действиям в роли командира.
- Так точно! - синхронный хор голосов. - Разрешите открывать огонь без предупреждения? - неожиданный вопрос прозвучал от Эрика - самого, казалось бы, спокойного десантника. Судя по всему, происходящее задолбало даже его.
- Разрешаю. Постарайтесь не убить его, а только обездвижить.
- Принято!
Пятеро десантников в один момент отключили маскировку, рассредоточиваясь по выбранным позициям.
- Я тебе глаза на жопу натяну, идиот! - капрал Мэйсон неожиданно отключил активное камуфляжное покрытие, находясь буквально в паре шагов от ничего не подозревающего Се'така, за что и был удостоен гневной реплики от Кэтлин. Причём сомневаться, что так она и сделает в случае чего, у Брайана не было.
- Значит так. Есть у меня одна идея, только тебе она не понравится точно, - обратилась Кэтлин к Се'таку. - Кому-то из вас придётся идти внутрь и играть роль наживки для этой твари.
- Что? Наживки? – Се’так со смешанными чувствами наблюдал за боевыми распределениями землян. – Зачем? Мы можем просто ворваться внутрь и отыскать его!
- А ты его увидишь внутри? Там столько всякого дерьма, что внутри на таком расстоянии радар бесполезен, нужно будет ориентироваться на движение, - Кэтлин попыталась объяснить, почему нельзя просто войти и убить.
Айрин спросила, о чем разговор. Се’так сказал, что Кэтлин предложила «ловить на живца».
- Се’так, - вдруг тихо сказала Айрин, коснувшись его плеча. Прикосновение было мягким и совсем без угрозы, но Се’так почему-то вздрогнул. – Его невидимость не распространяется на кровь, но, скорее всего, распространяется на одежду. Как работает это устройство – ума не приложу. Возможно, создает какое-то поле невидимости, и все, что в него попадает, невозможно заметить. Тебе нужно быть очень осторожным.
- А с чего вы все взяли, что наживкой буду я? – фыркнул Се’так и повторил то же самое на языке тау’ри. – Нет там внутри ничего, только пыль и мебель старая. Я не горю желанием подставляться и ждать, попадете вы в него хоть раз или нет. Вдруг у него огнестрельное оружие будет? Между прочим, Айрин, - сказал он уже на языке гоа’улдов. – Я вот только что сказал тау’ри, что у этого типа может быть зэт или посох. Тогда он просто поубивает нас всех из этого своего «поля невидимости».
- Не будет, - решительно ответила Айрин. – Его невидимость не распространяется на оружие. Как только он берет что-то в руку, эта вещь выдает его местоположение. Почему, как ты думаешь, он зарезал Рахека его же ножом, если мог застрелить издалека? Он не носит с собой оружия, а использует подручные средства. Я видела, как он отобрал у Лии посох – и посох не стал невидимым!
Се’так фыркнул, но все же задним умом понимал, что доводы Айрин верные. Только вот все равно не привлекала роль наживки.
- Ну ладно, - сказал он тау’ри,-  а если он посчитает меня опасным противником и обойдет стороной? И пока вы будете ждать нападения, он убежит и пойдет убивать мирных жителей?
- Я не думаю, что он прорвёт оцепление, - задумчиво ответила Кэтлин.
- Вас всего четверо по периметру, а завод огромный, - возразил Се’так. – С арукнш окон и дверей, - незнакомое морпехам слово он произнес на своем родном языке, но по интонации и месту потребления можно было догадаться, что это что-то вроде «хуева туча».
- Радар сканирует пространство, а не окно или дверь.
- И как вы поймете, что это тот, кто нам нужен? Вдруг это буду я или Айрин, а вы начнете стрелять на поражение? – возмутился Се’так. Он не шибко соображал, как работает эта техника землян, но предполагал худшее.
- А очень просто. Он будет светиться на радаре как объект, но его не будет видно в остальных диапазонах. Информация обработается автоматически, так что во всех подряд стрельбы не будет, - Кэтлин вздохнула, устав от подобных объяснений. - И почему-то мне кажется, что он здесь не затем, чтобы резать мирных жителей, а у него есть конкретная цель. Например, уничтожить Совет. Иначе бы уже весь город утонул в крови.
- Ты считаешь, что он намеренно убивает членов Совета? – переспросил Се’так, уже понимая, что она права, и удивляясь, отчего он не спросил этого раньше.
- Да, именно так, - ответила Кэтлин, поудобнее перехватив лазерный карабин.
- Что случилось? – спросила Айрин, заметив, как Се’так побагровел и сжал кулаки. – О чем вы говорите?
- Кэтлин говорит, что этот невидимка намеренно убивает членов Совета. Сама посмотри: Рахек, Дагбо, потом он едва не убил тебя. Мы должны поймать его или убить прежде, чем погибнет кто-то еще!
- Да, - согласилась Айрин. – Так оно или нет, убийца должен быть наказан. Послушай, Се’так, давай я буду приманкой для этого ублюдка. Он ожидает, что я полезу за ним, и сделает вторую попытку меня убить. И в этот момент ты его схватишь.
- Нет, - отрезал Се’так. – Так не пойдет. Лучше пусть он нападет на меня. А ты стой снаружи. – Ему было зазорно, что женщина предлагает себя в качестве наживки.
- Вот еще, - фыркнула Айрин.- Я полезу с тобой.
- Если он заметит, что нас двое, то откажется нападать.
- Но с тобой все равно полезут тау’ри.
- А вот у тау’ри, - почти торжественно объявил Се’так, - есть одно большое преимущество. – И он обратился к Кэтлин: - Послушай, ты сможешь включить эту хитрую маскировку, когда войдешь в здание? Чтобы невидимка тебя не заметил, - он вспомнил, как девушка-капрал могла становиться невидимой, когда они ловили яутжа.
- Да, вполне. И попробую отрегулировать двигателем свой вес, чтобы ничем случайно не скрипнуть, - девушка кивнула. - На этом и основывается мой план.
Кэтлин уже успела прикинуть и прокрутить в голове несколько возможных вариантов событий внутри цеха, так что со своей стороны она была готова действовать.
Се’так в трех словах рассказал Айрин о том, что и морпехи могут становиться невидимыми, так что шансы обеих сторон уравнивались. Айрин ахнула, внезапно догадавшись, что это преимущество может означать победу. Больше они времени не теряли и побежали на свои позиции. Айрин затаилась неподалеку от окна, в которое влез невидимка, а Се’так спросил у Кэтлин, могут ли она и ее товарищ влезть внутрь незаметно.
-Да, мы можем это сделать, - Кэтлин подтвердила возможность.
Посовещавшись еще немного, Се’так перехватил поудобнее свой посох и, стараясь производить как можно больше шума, полез в окно. За ним бесшумно забрались внутрь морпехи. Айрин осталась сторожить окно.

0

23

В одном из проулков, выводящих на широкую транспортную улицу, по которой обычно сновали колесные погрузочные машины, столкнулись нос к носу Арен и Хорен. Последний был явно не в духе, ибо искал убийцу в гордом одиночестве, и поиски явно не увенчались успехом. А вот Арен был в сопровождении еще пятерых парней примерно одного с ним возраста. Хорен за что-то громко отчитал Арена и, гордо пройдя мимо, продолжил свое собственное расследование, а Арен, пожав плечами, отправился в жилые кварталы. Там-то его увидела из окна Клио, жена, Се’така, чуть приподняв циновку, закрывающую вид на улицу.
- О боги, - прошептала она. – Кажется, все слишком серьезно…
Как уже говорилось выше, она была крайне драматичной и эмоциональной особой, да еще и относящейся к своей взрослой дочери как к ребенку, а к мужу – как к прекрасному принцу из сказки. Поэтому сейчас Клио вовсю разыгрывала «малый театр». Не так давно в ее дверь постучали, и хмурые джаффа сообщили, что в ближайшее время запрещено выходить на улицу в целях безопасности. В городе объявился преступник, и его следует поймать, а чтобы не пострадали мирные жители, им следует сидеть по домам. Клио, театрально заламывая руки, спросила, где сейчас Се’так, но этого джаффа не знали или не хотели говорить. Поэтому следующие полчаса (ну, по земным меркам) Клио металась по кухне, погрузившись в свои душевные терзания, не забывая, впрочем, методично убирать со стола и мыть посуду. Более спокойная и сдержанная Мира с интересом наблюдала за ней.
- Мама, - позвала Мира. – Как ты думаешь, откуда взялся этот преступник, о котором все говорят?
Разумеется, Клио не сообщили, что неизвестный убийца невидим, да еще и убил Рахека, и они с Мирой знали только то, что кого-то ловят и никак не могут поймать.
- Ох, дочь, не знаю, - драматично вздохнула Клио, с излишним рвением развешивая на крючках цветастые полотенца. – Может быть, это как-то связано с этими страшными тау’ри, о которых говорил папа…
- Тау’ри? – переспросила Мира. – Но это же сказки!
- Кто знает, - неопределенно ответила Клио. После ухода Се’така она так и не рассказала Мире подробности, отчего папа внезапно куда-то ушел.
- Я пойду и помогу искать этого наглеца, посмевшего ворваться в наш город! – решительно заявила Мира, вставая со стула. – Я воин и имею право! Это мой долг! – сразу сказала она, уже зная, что мамаша будет возражать.
- Ты не воин, ты еще только учишься! – решительно воскликнула Клио, уперев руки в бока. – И никуда ты не пойдешь! А если тебя убьют? Представь только, что будет с твоим отцом! Ты разобьешь ему сердце! И уж подумать страшно, что будет, если кто-то разобьет тебе нос! Ужас!
Слушая эти материнские истеричные доводы, Мира только вздыхала. Ее мамаша была типичным примером женщины-джаффа нового поколения: эмоциональная домохозяйка, мечтающая о пятерых детях и имеющая весьма скромные познания в военном деле. И что самое обидное, считала Мира, что такой размеренный никчемный образ жизни постепенно входит в моду – многие молодые девицы мечтают жить так же, как Клио, не выходя из дома и имея высокопоставленного мужа. Мира и любила мать, и не понимала ее одновременно. Иногда ей казалось, что мамаша просто морочит ей голову, отвлекая от поисков собственного предназначения. Клио хотела, чтобы ее дочь жила в достатке и целыми днями занималась ерундой, а Мира, насмотревшись на отца, его учеников и прочих джаффа, хотела стать такими же, как они. Отцы и дети, что уж тут говорить…
Мира некоторое время следила за перемещениями отрядов джаффа, когда те проходили мимо их маленького кухонного окна, и судя по тому, что больше на улицах никого не было, поиски преступника не увенчались успехом.

0

24

Попав внутрь, Се’так огляделся. Это серое унылое здание с маленькими окошками имело два этажа и ранее служило цехом для производства керамических материалов. Сейчас все производство перенесли в другое место, а сам завод прикрыли по причине близости продуктовых складов (вредные выбросы и все такое). Цеха остались почти не тронуты (ну вынесли мебель, кое-какое оборудование и еще всякие мелочи), разве что за много лет покрылись изрядным слоем пыли. Поэтому первым делом, оказавшись внутри, Се’так торжественно чихнул, тем самым надеясь еще больше привлечь внимание затаившегося убийцы.
Он оказался в просторном цеховом помещении, заставленном какими-то древними агрегатами устрашающих размеров и конфигураций. Эти машины уже давно не работали и были покрыты таким толстым слоем пыли, что их можно было принять за известняковые горы. Судя по их виду, раньше, еще при нормальном функционировании, они производили ужасный шум. А вот и конвейерная лента – разумеется, тоже вся насквозь пыльная и безмолвная. Искренне молясь неведомым богам, чтобы невидимые морпехи не расчихались в такой пыли и тем не выдали себя, Се’так стыл кружить с посохом в руках вокруг машин, пытаясь определить, где спрятался невидимка. Он сразу же обратил внимание на свежеотпечатанные в пыли следы ботинок с рельефной подошвой, какие он раньше нигде не встречал. И, конечно, тянущиеся параллельно следам ручейки крови. Видимо, удар Айрин оказался сильным, и убийца действительно был серьезно ранен. Все-таки что ни говорите, а остановить кровь из перерезанных вен не так-то просто, даже если ты джаффа.
Се’так пошел по следам, и они привели его в закуток, где раньше хранилась спецодежда. Распахнув пыльные шкафы, он обнаружил, что у одного из чудом сохранившихся костюмов оторван хлопчатобумажный рукав – скорее всего, убийца перевязал им раны, не страшась при этом заработать заражение крови. Скорее всего, он джаффа, и поэтому использует третонин, и если оно так – значит, ему можно не бояться занести в рану какую-нибудь заразу. Хотя, в этом грязном и заброшенном месте могут развиться и мутировать грибки и пылевые клещи даже покруче, чем в египетских пирамидах.
Подумав о третонине, Се’так вспомнил, что Клио сделала ему последнюю инъекцию еще позапрошлой ночью. Действия одной инъекции должно хватить как минимум на двое суток, но стоило ему подумать об этом, как он почувствовал предательскую слабость в ногах. Нет, только не сейчас, самое неподходящее время!... Отогнав назойливые мысли, схожие с мыслями наркомана о новой дозе героина, Се’так пошарил в углу, где обрывался след, но, конечно, убийца уже успел куда-то перепрятаться. Наверняка он понял, что оставляет следы, и теперь двигался как-то иначе. Глянув на ведущую на второй этаж вертикальную лестницу, Се’так усмехнулся – на некоторых перекладинах была стерта пыль. Да уж, что ни говори, а место для пряток неподходящее – пыль выдавала невидимку с головой.
Се’так подумал было о том, что и перевязанные запястья должны выдать убийцу, но, вспомнив о ботинках с рельефной подошвой, решил, что вся материя, соприкасающаяся с телом невидимки, также становится невидимой. Объяснить он это не мог, но принял как факт. Следы следами, а все равно неприятно ощущать, что в любой момент из-за какого-нибудь страшного агрегата может вылезти невидимка и всадить ему нож в спину. Кстати, а почему ножи, которые он держал, не становились невидимыми, как одежда или обувь?...
Вопрос был интересный, но вместо того, чтобы размышлять над этим, Се’так просто полез вверх, по следам. И весьма удивился, обнаружив, что на втором этаже, тянущемся по периметру первого эдаким балкончиком, нет абсолютно никаких следов. Пока он тупо висел на лестнице, размышляя, как оно могло произойти, вдруг позади раздался противный скрип погрузочного троса, и… Слишком поздно Се’так обернулся, чтобы выяснить, в чем дело. Трос раскачался, и что-то тяжелое ударило Се’така в спину, да так, что тот, вскрикнув, выронил сначала посох, а потом пальцы его соскользнули с перекладин, и он рухнул вниз, едва успев принять удар на бок. Айрин, наблюдавшая за всем из окошка, неосторожно вскрикнула. Увидев, что Се’так не поднимается, она сама полезла внутрь, и тут послышался свист воздуха, и рядом с Се’таком на пол упало (или, скорее всего, спрыгнуло) что-то тяжелое, взметнув вокруг себя столп пыли.
Забравшись внутрь здания, Кэтлин тоже осмотрела внутренние помещения привычным взглядом солдата. Укрытия, возможные огневые точки... И чёртова мешанина на радаре.
Брайан залез в окно следом за ней, но не сделал больше ни шагу - следы бронированных ботинок, появляющиеся в пыли из ниоткуда,  могли сорвать всю задуманную операцию. Так что пришлось капралу сидеть у окна и бессмысленно целиться из лазера в пустоту, соблюдая режим радиомолчания.
Кэтлин же последовала за Се'таком, аккуратно используя бесшумно работающие на малой мощности инерционные двигатели.
Её ИскИн вовсю искал невидимые взгляду следы - кровь, куски ткани, да вообще всё необычное для заброшенного здания. Как назло, находилось крайне мало, так что на датчики девушка почти не смотрела, решив довериться своему зрению и своей интуиции. И это решение оказалось верным.
Она успела заметить угрозу за несколько секунд до удара, совершенно случайно посмотрев в ту сторону... Но вмешиваться было нельзя. Нельзя было раньше времени раскрывать себя.
Как только спрыгнувшее (или упавшее, хрен его разберёт!) нечто подняло клубы пыли, Кэтлин мгновенно поднялась выше, зависнув на границе импровизированного пылевого облака. Это был стопроцентный шанс.
«Давай же, тварь, сделай хоть одно движение!» - в мыслях. Она ждала.
Ничего не подозревая о своих конкурентах по невидимости, убийца сделал несколько шагов по направлению к поверженному Се’таку, намереваясь или забить его до смерти, или просто свернуть шею. Оглушенный джаффа приподнялся на локтях, но уже катастрофически не успевал дать отпор, ибо взметнувшееся уже прямо рядом с ним облако пыли не давало ничего рассмотреть. Он успел только перекатить на бок, уходя от возможного удара, и вовремя – что-то рассекло воздух прямо рядом с ним. Бежавшая к месту схватки Айрин тоже не успевала. Еще несколько секунд – и Се’так, возможно, будет мертв.
Несколько секунд... Ничтожный промежуток времени, но в бою эти несколько секунд могут спасти жизнь.
Густая пыль очерчивала контуры тела невидимки, выдавая каждое его движение, и новые следы, появившиеся на полу, тоже не добавляли незаметности напавшему. Это были фатальные ошибки...
Короткий импульс двигателей бросил Кэтлин вниз. Она не могла стрелять из лазера, поэтому просто ударила невидимку бронированным кулаком, вложив в удар свою силу и скорость падения. В этот же момент раздался отчётливо слышный щелчок выстрела, и ярко-красный луч из лазера Брайана, направленный в плечо невидимки, вонзился в пылевое облако.
Кэтлин почувствовала, что действительно ударила что-то крупное и… живое. Послышался глухой вскрик, а затем – легкое потрескивание, характерное для электромагнитного поля. А в следующую секунду над головой закрывшегося руками Се’така пронесся алый луч, а за ним последовал треск, грохот, падение тяжелого тела. На мгновение все вокруг заволокло дымом, а затем из пыли медленно приподнялся человеческий силуэт с зыбкими контурами, то становящимися четкими, то вновь тускнеющими. Электрический треск продолжился, И Се’таку на мгновение показалось, что маскировка невидимки стала давать сбои. Он откатился куда-то в сторону и наткнулся пальцами на что-то теплое и липкое. Кровь?... Убийца больше не скрывался и теперь ринулся куда-то, поднимая еще больше облаков пыли, да таких плотных, что это обеспечивало ему несколько выигрышных секунд. Айрин прорвалась сквозь поднятую пылевую завесу, прикрывая глаза и нос, и опустилась на колени рядом со злобно шипящим Се’таком.
У него были бы эти несколько секунд, если бы за ним охотились обычные люди или джаффа. Но для Кэтлин пыль не стала помехой, и сразу же после попытки побега невидимки она взлетела сквозь пылевую завесу, продолжив преследование.
«Странно, как-то резво он бегает для тяжелораненого... Под наркотой что ли?» - думала девушка, рассчитывая, как лучше схватить беглеца.
Это было уже не так сложно - следы крови, периодические вспышки инфракрасного сканера, да и визуально было понятно, куда бежит эта тварь.
Кэтлин снова изменила вектор тяги двигателей, буквально "падая" на бегущий силуэт. Она собиралась обездвижить его.
- Не убивай его! – крикнул Се’так, с помощью Айрин поднимаясь на ноги и отплевывая пыль. – Его надо взять живым!
Убийца тем временем продолжил убегать, чувствуя за спиной погоню. Он явно не ожидал, что ему устроят засаду, да еще и подобные ему невидимки, и сейчас его план летел ко всем чертям. Петляя между устрашающих агрегатов, он швырял через плечо все, что попадало под руку – ведра, детали, запчасти для машин, банки с краской, надеясь тем самым задержать преследователей. Он подбирался к тому самому окну, под которым его ранее поджидала Айрин, и зажимал рукой кровоточащую рану, но за ним все равно тянулся кровавый след.
- Твою мать! - выругалась Кэтлин.
Первый "заход" не получился, она едва не врезалась в тяжёлый агрегат, и вдобавок ей пришлось уворачиваться от летевшей прямо в лицо банки с краской.
Но ближе к окну было пустое пространство, и девушка внезапно приземлилась прямо перед беглецом, ловя его.
Невидимка на полном ходу врезался в девушку и, отскочив от ее брони, как мячик, потерял равновесие и упал на пол. В его движениях и тактике бегства угадывалось нечто паническое – похоже, его план вышел из-под контроля. Он швырнул в невидимую преграду какую-то пустую маленькую бочку и стал отползать назад, прячась за ближайшую машину. Вокруг стояла пыль столбом, да и следом что Брайан, что Се’так и Айрин оставили уйму, и у убийцы появился некоторый шанс спрятаться и отсидеться.
Не было у него никакого шанса на самом деле.
Невидимка, будь он хоть немного умнее, уже должен был понять, что пыль совершенно не помеха для Кэтлин. Теперь велась охота на охотника, и шансов у него не было.
Кэтлин прекрасно видела, куда он уполз, и неслышно приземлилась рядом с ним, предприняв очередную попытку поймать изрядно надоевшего беглеца. На этот раз удачную - вконец ошалевший от испуга убийца не смог вывернуться, попав в захват. Свободной рукой Кэтлин вскользь обыскала его на предмет оружия, заодно сорвав с пояса подозрительный контейнер и отбросив подальше - мало ли, вдруг граната.
- Ну что, добегался, ублюдок? - отключив свою маскировку и вытаскивая убийцу из-за станка.

0

25

Отбросив в сторону устройство невидимости, Кэтлин по сути завершила миссию убийцы. В пыли лежал темнокожий, как Се’так, джаффа, возрастом эдак под тридцать пять Земных лет, хотя, учитывая долгожительность джаффа, ему могло быть все сто двадцать. Квадратное лицо с крупной челюстью могло бы быть вполне привлекательным, если бы его сейчас не искажала гримаса боли и ненависти, да еще если б от левого виска по щеке не тянулись два неровных шрама. Глаза убийцы налились кровью, и если бы взглядом можно было убить, Кэтлин наверняка повалилась бы замертво. Его левое плечо превратилось в паленое мясо, а за запястьях красовались кое-как намотанные окровавленные повязки. Одет он был, как типичный джаффа, в блестящие доспехи неизвестного металла, и только одно отличало его от всех джаффа, которых прежде видели земляне.
На лбу убийцы красовался золотой символ, врезанный в плоть. Это был стилизованный волк – вернее, шакал. Похожий на тот, что встречается на древних египетских папирусах.
Историю древнего Египта Кэтлин знала отвратительно, так что знак собаки ей не дал никаких ассоциаций, разве что собственно с собакой... Довольно точная, надо сказать, ассоциация.
- Ну и долго вы там будете стоять? Добегался ваш невидимка, - она позвала Се'така и Айрин.
Отменить патрулирование Кэтлин пока не решилась, вдруг опять "арестант" свалить надумает.
Се’так, корчась от боли в спине после крайне неудачного падения, сделал несколько осторожных шагов. Вроде, все кости целы – все-таки третонин, заменяющий джаффа симбионта, действительно творил чудеса. Падение с десяти метров, да еще и на спину, не прошло бесследно даже для джаффа, и Се’так отдавал себе отчет в том, что если бы не своевременная реакция морпехов, он был бы уже мертв. Он даже не стал ругать Айрин за то, что та покинула свой наблюдательный пост и влезла в здание – на ее месте он поступил бы также, если б увидел, что нечто столкнуло ее с десятиметровой высоты. Поэтому он, ничего ей не сказав, мелкой осторожной трусцой приблизился к тому месту, откуда послышался голос Кэтлин. Она уже стала видимой, и теперь Се’так отчетливо видел, что происходит на месте недавней схватки. Айрин, подбежав следом, тихонько ахнула. Они оба – и Айрин, и Се’так – узнали символ, вырезанный на лбу пленника. Это был символ воинов Анубиса, знакомый им по бессмертным «Хроникам А’тона». Пойманный слуга самого могущественного гоа’улда, увидев свободных джаффа, презрительно фыркнул и отвел глаза в потолок. Казалось, он обиженно надулся.
- Это слуга Анубиса, - сказал Се’так на языке тау’ри. – Кэтлин, ты встречала кого-нибудь с таким символом раньше?
- Нет, не встречала, - она внимательно рассматривала пойманного.
Айрин осторожно присела рядом с раненым убийцей и заглянула ему в глаза. Тот сразу презрительно отвел взгляд. Айрин спросила его на языке гоа’улдов:
- Анубис послал тебя уничтожить Совет?
Убийца, разумеется, ничего не ответил и старательно делал вид, что не замечает ни Айрин, ни Кэтлин. И тут Се’так заметил валяющееся неподалеку круглое плоское устройство размером примерно с две его ладони. Устройство было желтого металла, с какими-то маленькими лампочками, и оно издавало слабое потрескивание. Се’так поднял его, отряхнул от осевшей пыли и повертел в руках. Конфигурация круглой плашки показалась ему смутно знакомой.
- Это случайно не наш дорогой гость потерял? – спросил он у Кэтлин.
- Он самый, - отозвалась девушка. - Я сорвала с его пояса, когда поймала его. Ты знаешь, что это?
- Нет, - соврал Се’так. – Предполагаю, что это и есть то самое устройство невидимости, но я не уверен.
Айрин тем временем задала пленнику еще несколько вопросов, но он все проигнорировал. Айрин в легком отчаянии повернулась к Се’таку.
- Он отказывается идти с нами на контакт! – воскликнула она. – Неужели придется идти на крайние меры?
- Знаешь, меня это не особо огорчает, - мрачно ответил джаффа, понимая, какие «крайние меры» она имеет в виду.
- Надо сообщить остальным, что убийца пойман, - продолжала Айрин. – И что можно прекратить поиски.
- А вдруг в городе есть еще невидимки?
Айрин задумалась. Внезапно, воспользовавшись тем, что оба джаффа увлеклись новым обсуждением, убийца молниеносно протянул руку и схватил с пола какую-то ранее запримеченную железяку с острым концом. Айрин заметила мелькнувшую тень слишком поздно и успела только немного податься назад, иначе железка вонзилась бы ей в горло. Убийца с искривленным от напряжения лицом попытался выполнить свой последний долг перед господином и замахнулся своим новым оружием.
- Да, вполне возможно, - проговорила себе под нос Кэтлин.
«Нужно будет посмотреть потом, что внутри этой железки...».
Отвлечённая этими мыслями, резкое движение убийцы она заметила едва ли не чудом и отреагировала тоже подсознательно - свободной рукой резко перехватила кисть напавшего, не давая ему ранить Айрин.
- Да он обкуренный что ли?! - с удивлением воскликнула Кэтлин. А затем  резко сжала кисть и потянула в сторону, намереваясь устроить уроду множественный перелом руки.
Убийца захрипел, и лицо его снова исказилось – на этот раз гримасой боли. Он выкрикнул в лицо Кэтлин какие-то проклятие на языке гоа’улдов, а затем… Затем произошло что-то невероятное и тем более – неожиданное. Еще не отошедшая от шока Айрин встретилась взглядом с налитыми кровью глазами убийцы и прочла в них бесконечную животную муку, какое-то нереальное космическое внутреннее напряжение, словно этот джаффа боролся сам с собой. Послышался треск костей ломаемой руки, и убийца, обезумев от новой боли, совершил невероятный шаг. Его рот неторопливо раскрылся, как в замедленной съемке, и наружу показался ярко-алый язык. Слишком поздно Се’так сообразил, что он собирается сделать, и успел только крикнуть: «Не смей, трус!» - но уже ничего нельзя было изменить. Решительный слуга Анубиса неимоверным усилием воли и лицевых мышц сжал зубы и… откусил себе язык, который влажным мертвым отростком скатился по его подбородку на шею. Из груди убийцы исторгся мучительный стон, а рот мгновенно заполнился кровью. Се’так успел приподнять ему голову, чтобы не дать совершить это безумное самоубийство, но посланник Анубиса сделал глубокий вдох ртом, засасывая кровь в легкие. Тело его конвульсивно дернулось несколько раз, глаза полезли из орбит, придавая его лицу сходство с демоническими изображениями из древних оккультных книг Тау’ри. Спустя несколько секунд убийца захлебнулся собственной кровью, оставив морпехов и джаффа ни с чем.
Се’так злобно выругался на языке гоа’улдов, отпуская голову бездыханного убийцы, изо рта которого обильно текла теплая кровь.
- А вот хрен там! - коротко ответила Кэтлин. - Брайан, запускай медблок, попробуем реанимировать, - доставая реагент для быстрой остановки любого, в принципе, кровотечения, пока её напарник готовил миниатюрное высохотехнологичное оборудование, которое сняли с трупа штатного врача ещё в пирамиде... При правильном применении оно позволяло вытащить человека из первой стадии смерти.
С её точки зрения, решение было правильным, слишком много ответов она хотела получить. Но разумно ли было это? Кэтлин сомневалась.
- У вас есть пятнадцать секунд, чтобы решить, нужен он вам живым или нет! - обращаясь к джаффа.
- Нужен! – быстро ответил Се’так и стал торопливо пересказывать Айрин, что собираются сделать тау’ри. Та все еще находилась в состоянии легкого шока, вызванном неожиданным жестоким самоубийством слуги Анубиса.
- Ясно. Начали! - прозвучала резкая команда. - Мониторь состояние! - Кэтлин и Брайан приступили к десятки раз отработанным реанимационным действиям. Прикреплённые к рукам капрала контейнеры раскрылись, выпуская множество гибких нитей - проводов и шлангов, которые мгновенно охватили тело убийцы.
Электроды остались без дела, бесполезные при остановке сердца, и поэтому пришлось делать массаж сердца - к счастью, недолго. Тем временем наномашины, идеальные медицинские инструменты, уже очищали лёгкие от крови, заживляли ещё составляющие опасность раны...
Сердце запустилось через сорок секунд, что было достаточно неплохим результатом, уложились Кэтлин с Брайаном в норматив, так сказать. На мониторах был виден устойчивый пульс.
- Забирайте этого урода, - бросила Кэтлин стоявшим рядом джаффа, пока капрал вводил параметры создания нового импланта, а если проще - направил мединано на восстановление откушенной части языка. - Аппаратуру я пока оставлю вам, через пару часов он очухается полностью. Говорить сможет суток через трое, в это время жрать будет за троих.
Не скрывая ужаса, Се’так и Айрин наблюдали за этим «колдовством». Они оба сидели на пыльном полу, как завороженные, не в силах отвести глаз от творящихся технических чудес. Поэтому до них не сразу дошло, что сказала Кэтлин.
- Он… что, будет жить? – решился уточнить Се’так.
- Да, будет, - коротко ответила Кэтлин. - Только плохо и недолго, как все люди.
- Он джаффа, - механически поправил Се’так. – На нем знак Анубиса.
- Надо сообщить о том, что убийца пойман, - напомнила Айрин. – Я приведу кого-нибудь…
- Хорошо, - согласился Се’так. – Иди. Найди Хорена и сообщи ему о Дагбо. Нужно забрать его тело тоже.
Айрин снисходительно посмотрела на него и поднялась на ноги. Потом скрылась за агрегатом, около которого Кэтлин поймала убийцу, и вскоре вылезла в окно.
- Мы подождем, пока подойдет еще кто-нибудь, - пояснил Се’так Кэтлин. – Нужно, чтобы хотя бы еще несколько свидетелей увидели убийцу на месте поимки. Это… небольшая формальность. Особенно учитывая, что меня подозревают в сговоре с вами, тау’ри, против Совета, - он невесело усмехнулся. – Ты уже знаешь, как ты и твои товарищи вернетесь домой?
- Хорошо, подождём так подождём... - Кэтлин отменила полную боевую готовность, и морпехи, покинув позиции для стрельбы, направились внутрь дома. - Нет, не знаю.
- И что же вы будете делать?
- Искать способ попасть на другую планету с этими вашими устройствами перемещения, - Кэтлин покачала головой. - Не знаю, получится ли.
- Чаппа’ай невозможно починить, - ответил Се’так. – Поэтому меня исключили из Совета. Мне жаль, Кэтлин, но вам придется ждать, пока на Дакаре не забеспокоятся и не пришлют корабль выяснить, почему от нас долго не поступало никаких вестей.
- Разве эти кристаллы уникальны, и нет взаимозаменяемости? Разве нельзя поставить эту штуку с другого устройства?
- Можно. Но где ж его взять?
- Когда к вам прилетят на помощь, заодно и слетают куда-нибудь за этим кристаллом, - ответила Кэтлин. - Не вижу тут проблемы.
Се’так только печально покачал головой.
- Невозможно. Мы чтим величайшее изобретение Древних и не можем украсть кристалл с другой планеты. Это… как по-вашему… моральные принципы – кажется, так.
- Даже с такой, на которой невозможно жить?
- Если на планете невозможно жить, мы не сможем на нее попасть.
- У вас нет дыхательных аппаратов или защитных костюмов?
- А ты думаешь, они помогут, если на планете ДЕЙСТВИТЕЛЬНО невозможно жить? – проницательно спросил Се’так. – Отсутствие кислородной смеси – это еще не повод называть планету безжизненной. Уж вам ли, тау’ри, об этом не знать.
- Вот это покрытие, - Кэтлин постучала по своему бронекостюму. - Оно выдерживает температуры до четырёх с половиной тысяч градусов. Это почти звёздная температура. Ты думаешь, кто-то сможет жить в таких условиях?
Се’так не нашелся, что ответить. Он все еще терзался сомнениями. Кэтлин логически была абсолютно права, такие же мысли приходили и ему в голову. Но что скажет Совет? Мыслимое ли дело – красть кристалл с другой планеты? Се’так подозревал, что нравственная сторона вопроса все же возьмет верх, и консерваторы типа Хорена отметут все идеи тау’ри да еще и обвинят их в аморальности. Да уж…

0

26

***

24.08.2399 14:21 GMT, ТАКР "Прометей".

- Переход совершён успешно, - холодный голос Икара, искуственного интеллекта корабля, оповестил экипаж о проходе сквозь Врата. - Все системы работают в штатном режиме. Точка выхода соответствует полученным с "Алголя" координатам. Данные для сверхсветового скачка идентифицированы, двигатель готов к запуску.
- Спасибо, Икар, - капитан корабля, а точнее - контр-адмирал Владимир Левин, пробежался пальцами по кнопкам командной консоли, три раза подал особый звуковой сигнал, затем взял микрофон.
- Внимание по кораблю! Экипажу подготовиться к переходу на сверхсветовой полёт ровно через две минуты! Готовность номер три! - одновременно с этими словами он вдавил до упора кнопку, запускающую двигатели. Пошёл обратный отсчёт...
"Прометей" был слишком большим кораблём, и включение двигателей сопровождалось малоприятным "спецэффектом" - тряской во всех направлениях.
Две минуты отводилось экипажу чтобы занять свои места и пристегнуться в креслах.
Ровно через сто двадцать секунд кольца квантовых приводов вокруг чёрного корпуса вспыхнули неестественно ярким сиянием, и корабль рванулся в этот свет, исчезнув в нём.
Лететь предстояло минимум две недели.
- Отметка пятнадцать минут пройдена, скорость тысяча четыреста световых, двигатели работают стабильно, - вновь Икар обозначил своё присутствие докладом.
- Отлично. Увеличь скорость до тысячи восьмиста.
- Слушаюсь!, - ИскИн увеличил мощность двигателей. Корабль вздрогнул в очередной раз...
- Внимание по кораблю! Мы совершили успешный переход на сверхсветовой режим полёта. Отбой готовности, перейти к вахтовому режиму по схеме три, начинать с красной команды, - схема номер три подразумевала под собой деление полного экипажа на шесть команд по пятьдесят человек, необходимых для управления огромным крейсером - для удобства им присвоили цветовые символы - красный, зелёный, синий, жёлтый, белый и чёрный. Каждые четыре часа команды менялись, что позволяло и экипажу быть в хорошей форме, и корабль находился под постоянным контролем. Нет, лететь-то он мог и сам, но русский экипаж особо не полагался на Икара.
- Икар, занести в бортовой журнал время включения двигателей.
На консоли Владимира зажглось несколько зелёных огней. Всё шло по плану, и адмирал, поприветствовав вахтенных на мостике, позволил себе покинуть БИЦ и попросту пойти выспаться в своей каюте.

24.08.2399. 19.47 GMT, ТАКР "Прометей".

- Шах тебе, Серёг! - немного радостным голосом объявил мичман Воронов. Сколько он ни играл со своим соперником в шахматы, но во всех случаях проигрывал.
Хотя сейчас они нарушали устав, играя во время вахты на резервном командном центре, но, по сути, имели полное на то право.
Он и мичман Рахимов были артиллеристами, совершенно бесполезными членами экипажа при сверхсветовой скорости. И их нахождение там было формальностью.
- Вижу, не слепой... - задумался Рахимов. Он проигрывал. - Ладно, добивай уже! - он передвинул своего короля в единственно доступную клетку поля. В угол.
Но поставить мат ему не успели.
Корабль вдруг резко дёрнулся, словно налетев на какое-то плотное препятствие, шахматную доску швырнуло в консоль управления, а самих мичманов сильно приложило головами о их пульты, и они потеряли сознание. Протяжно взвыла сирена тревоги.
- Икар! ЧТо за херня происходит?! - выкинутый внезапной тряской из кровати, капитан, постепенно приходя в себя и потирая ушибленную руку, пытался узнать у ИскИна причины происшествия.
Корабль продолжал биться в судорогах, плохо закреплённые предметы летели с полок, раздавался скрип металла...
- Дестабилизация ядра двигателей. Критическое ускорение. Превышен критический скоростной предел, - сухим бесцветным голосом ответил Икар.
Владимир мгновенно покрылся испариной. В голове огненными строчками всплывали цифры и слова конструкторов сверхсветовых приводов. Они говорили, предупреждали о возможности подобной ситуации!
Феномен сдвига времени, сверхнизкая плотность пространства, невозможность мгновенного аварийного выхода в обычный режим полёта... Они вполне могли затеряться как во времени, так и в пространстве.
- С-с-сколько световых, Икар? - даже в отчаянном бою с крейсеров Охотников Рассвета адмирал не был в таком ужасе.
- Двести семьдесят три тысячи триста двадцать восемь.
- Коэффициент, курс, мощность защитного экрана?
- Не могу вычислить точно, около нескольких миллионов. Курс не изменился. Мощность защитного экрана сорок процентов, продолжает снижаться. По моим расчётам экран продержится ещё семнадцать минут двадцать одну секунду.
- Ясно. Всю лишнюю энергию на защитный экран! Снимать с двигателей по четыре процента мощности в минуту. ПО достижению пятнадцати процентов мощности - аварийное торможение с выбросом на досветовой полёт!
- Выполняю.
Хватаясь за стены, капитан пытался бежать в главный командный центр. Корабль немилосердно швыряло во все стороны, и он не знал, сколько повреждений уже есть и сколько будет получено за время борьбы с пошедшими вразнос двигателями. Один шанс на сто миллионов, как говорилось, и вот тебе на, получи!
- Что случилось, товарищ контр-адмирал?
Паники не было. Пилоты, дежурившие на мостике, сумели зафиксироваться в своих ложементах и так и сидели, вжавшись в них. И даже вполне осмысленным голосом задавали вопросы.
- Неполадки с двигателями, - ответил Левин, стараясь держаться уверенно и спокойно, словно происходит учебная тренировка по отработке действий при штатных неисправностях. -" Капитан знает всё. Он не имеет права сомневаться, бояться или быть растерянным на глазах у экипажа!"
- Сейчас всё исправляется, и в течении пятнадцати минут мы выйдем на досветовой полёт в целях осмотра возможных механических повреждений. Будьте готовы взять на себя управление кораблём сразу после торможения.
- Есть! - синхронно ответили пилоты. - "ну вот и хорошо. А теперь спокойнее..."
Контр-адмирал пытался не представлять себе мощнейший взрыв квантовых приводов, разносящий его вместе с кораблём на атомы. - "Беззвучная вспышка - и всё, даже понять ничего никто не успеет..."
Ровно через четырнадцать минут и тридцать секунд в яростной вспышке света корабль выбросило в черноту космоса. Двигатели отключились. Взрыва не произошло...
Владимир выдохнул. Они только что дёргнули смерть за усы и выжили.
- Внимание! Команде механиков осмотреть корабль. Медикам срочно прибыть в отсеки 7-Г, 21-Е, 1-Д, 58-К и РКЦ. Всему экипажу - боевая готовность номер два! - капитан положил микрофон на приборную панель.
- Икар! Поднять электромагнитные щиты! Оценить исправность корабля по схеме один! Запустить все системы дальнего и ближнего обнаружения и дай мне точные координаты нашего местонахождения!
- Координаты вывожу на экран. Приступаю к полной диагностике корабля.
- Благодарю.
Адмирал вбил координаты в свой терминал с привязкой к галактической карте.
- Это что ещё, блять, такое?! - непроизвольно вырвалось у него. Они сейчас находились на расстоянии почти семнадцати тысяч светолет от Земли, и это нифига не нравилось Левину.  - Икар! Подтверди координаты!
- Координаты верны, адмирал. Серьёзных неисправностей на корабле также не обнаружено, за исключением квантового привода.
- Что находится вокруг нас? Звёздные системы, планеты?
- На расстоянии в десять астрономических единиц от корабля находится звёзда. Тип - жёлтый карлик. имеет планетную систему из пяти планет. Мои сканеры фиксируют наличие электромагнитного излучения, источником которого, предположительно, является вторая по счёту планета.
- Так... - адмирал рассуждал вслух. Это было правильнее, его должны слышать хоть кто-то(а точнее не кто-то, а весь экипаж), и плевать на субординацию сейчас. - Теоретически, после ремонта двигателей, мы запросто сможем убраться отсюда по прежним координатам, это понятно. Но недалеко от нас, по данным, полученным Икаром, может оказаться обитаемая планета, и мы можем её исследовать, а возможно и вступить в контакт с населяющей её цивилизацией. Кого-то сверхопасного тут нет, иначе бы нас уже рвали задницу на британский флаг. Так что варианта ровно два - либо мы болтаемся тут и потом улетаем к месту назначения, либо заодно исследуем эту планетную систему. Лично я за второй вариант, и поэтому мы летим к местной звезде. Если кто не согласен, и может предложить третий вариант - говорите.
Таковых не нашлось.
- Отлично. Икар, курс - на вторую планету системы. Полный вперёд, ускорение 110 гравов. Экипаж - по местам! Боевая готовность номер один!
Мощнейшие маршевые двигатели "Прометея" ожили, исторгнув из себя разогнанную приводом Кемпера высокотемпературную плазму, включились инерционные демпферы, уменьшив массу корабля и погасив чудовищные перегрузки от ускорения.

25.08.2399. 16.30 GMT, ТАКР "Прометей"

Двадцать часов разгона и торможения пролетели быстро, и "Прометей" вышел на высокую орбиту второй планеты неизвестной звёздной системы. Поблизости не было никаких кораблей, да и на поверхности не просматривались никакие установки систем противокосмической обороны, что не могло не радовать.
Покружившись несколько часов вокруг планеты на высокой орбите, корабль опустился на низкую орбиту, и медленно летел над лесами, пустынями и реками неизестной планеты. Экипаж рассматривал поверхность как в поисках скрытых огневых точек, так и просто смотрел - через обзорные экраны. Любая планета красива из космоса... Но летать можно было до бесконечности, и требовалось принимать активные действия. Не спать же, в конце концов, они сюда прилетели.
- Потапов, поднимай своих орлов, нужно провести авиаразведку. Пусть звено на "драконах" облетит все крупные населённые пункты, и осмотрит своими глазами. Торопиться не нужно, техники пусть проверят каждый болтик на этих железках и... подвесьте ракеты высокого ускорения.
- Слушаюсь, товарищ контр-адмирал.
Левин расслабился. Он был абсолютно уверен в командире авиагруппы "Прометея", капитане первого ранга Потапове. Он всё сделает так, как нужно.
                                                                            ***

Пока шло это короткое препирательство, Айрин Хейль разыскала команду Хорена и сообщила о том, что убийца пойман и взят в плен. Рассказала она и о трагической кончине Дагбо. Хорен тут же достал свой переговорный джу’рак и связался с остальными членами Совета. Вскоре новость о том, что поймали аш’рака Анубиса, была известна всему Совету, однако народу решили пока ничего не сообщать и комендантский час не отменять, ибо помимо одного убийцы-невидимки в город запросто могло проникнуть еще неопределенное их количество. Тело Дагбо забрали из переулка и втихаря отнесли в подвалы здания Совета. Затем в пыльный цех нагрянули молчаливые джаффа в сопровождении Арена и Шетун, они забрали брыкающегося и отчаянно мычащего что-то убийцу. Се’так пояснил Кэтлин, что его запрут в подземельях. Теперь же встал следующий вопрос – что делать дальше, ибо пришла Айрин и сказала им свое предположение о прочих убийцах-невидимках в городе.
Кэтлин сняла с джаффа различные проводные датчики жизнедеятельности, и оба морпеха отключили реанимационные аппараты, убрав их в специальные "карманы".
- Не думаю, что они тут есть, - задумчиво произнесла Кэтлин. - Иначе бы уже перерезали всех вас, да и нас заодно. Их слишком сложно обнаружить... Разве что может быть удастся как-то настроить сенсоры, если разобраться с его устройством маскировки. Ты дашь нам это попробовать сделать? - Кэтлин осмотрелась вокруг и снова взглянула на Се'така.
- Что вы хотите сделать? – подозрительно спросил джаффа.
- Понять принцип маскировки этого урода, - коротко ответила девушка.
- И вы сможет выследить остальных, если они есть в городе?
- Если сумеем обойти их защиту - то да, но ничего обещать не могу, - Кэтлин развела руками. - Но попробовать стоит в любом случае.
И все-таки Се'так сомневался. Отдать морпехам устройство невидимости, чтобы они его разобрали и, возможно, сломали? Вот так сразу принять такое решение о не мог – тем более, формально, он уже не принадлежал к Совету.
- Нет, - ответил он. – Надо показать устройство Совету, а они уже сами примут решение. Давайте-ка выбираться отсюда.
- Как у вас всё сложно... Ещё акт осмотра на пятидесяти листах сделайте, чтоб точно кого-нибудь грохнули за это время, - проворчала себе под нос Кэтлин, уже уставшая от местных запутанных порядков.  - Ладно, давайте выберемся отсюда, - девушка резко направилась к окну и выпрыгнула на улицу.
Следом за ней вылезли "на свет" и все остальные участники погони с перестрелками.
- Парни, пройдитесь ещё раз по улицам, осмотритесь. Есть подозрения, что этот урод был не один, так что давайте аккуратно, - Кэтлин отдала приказ по внутренней связи, руководствуясь соображениями безопасности, да и нечего было создавать толпу.
Тень накрыла группу людей и джаффа неожиданно, ей было неоткуда взяться при безоблачном небе, и Кэтлин подсознательно взглянула на Солнце. Забрало шлема мгновенно поляризовалось, защищая глаза морпеха от жёсткого излучения и позволяя рассмотреть причину мини-затмения.
- Ни хрена себе... Брайан, ты тоже это видишь? - поражённо-растерянно.
- Так точно, и это похоже на какой-то корабль. Но откуда он тут взялся, местные же утверждали, что сюда прилетят хрен знает когда!
- Знаю, подожди... - Кэтлин сняла шлем и протянула его Се'таку.
- Надень его и посмотри наверх, а потом ответь, каким образом ваш корабль оказался здесь так быстро! - "наехала" Кэтлин на джаффа. Не пришло ей в голову, что тут могут оказаться и другие корабли, а о том, что на планету отбрасывал тень корабль флота Союза "Прометей", она не могла даже и мечтать.
- О чем они говорят?! Что это такое?! – спросила Айрин, тщетно вглядываясь во внезапно потемневшее небо. – Се’так, что это?
Но Се’так и сам заметно растерялся, поэтому принял шлем из рук Кэтлин чисто механически.
- Что… зачем это?  - не понял он.
- Чтобы ты посмотрел на солнце и сказал нам, что за корабль болтается тут на низкой орбите и откуда он взялся, не спалив при этом себе глаза! - Кэтлин едва не накричала на растерявшегося Сетака.
- Что? Корабль? – тормозил Се’так. – Это просто… ну… затмение, наверное!
Шлем он осторожно вертел в руках и косился на него как-то очень растерянно.
- Ну если у вашей планеты есть плоский спутник длиной в километр-два, то может быть это и затмение, - обманчиво спокойно произнесла Кэтлин. - А теперь возьми и посмотри на солнце, а не на шлем!
Се’так осторожно и как-то даже испуганно надел шлем на голову и поднял глаза к небу. Айрин, затаив дыхание, наблюдала за ним, будто ожидая, что Се’так сейчас рухнет замертво. А джаффа все вглядывался в то место, где должно быть солнце, и на поставленном Кэтлин увеличении шлема поначалу долго не понимал, куда смотреть. И вот наконец он увидел… увидел нечто такое, отчего едва не воскликнул: «Ну нихрена себе!» - если б, конечно, знал сленг тау’ри. Частично закрытый солнечный диск все же немного освещал лучами планету, однако по центру его закрыл черный прямоугольник с вытянутой в трапецию одной из сторон. Что это такое, Се’так толком понять не мог, однако раз морпехи сказали, что это корабль – возможно, так оно и было. Се’так снял шлем и вернул его Кэтлин.
- У нас нет таких кораблей, - сказал он, – если это вообще корабль, а не астероид какой-нибудь… Наши корабли имеют в основании пятиконечную звезду и пирамиду в центре.
- Слишком правильные очертания для астероида, и движется по идеальной орбите, так что это именно корабль, - на автоматизме пояснила Кэтлин. А потом до неё дошло, что именно сказал Се'так.
- Как не ваш?! - удивлённо. - А чей же тогда?!
Кэтлин уже совершенно не понимала, что тут происходит, и не знала, чего ожидать от той здоровенной дуры на орбите.
- Брайан! Попробуй засечь энергетические сигнатуры! Отсканируй магнитное и радиоизлучение! Сравни конструкцию корабля с известными нам! - девушка выдала приказы как из пулемёта
На всё это требовалось время...
Айрин схватила Се’така за руку и решительно оттянула куда-то в сторону.
- Быстро объясни мне, что тут происходит! – зашипела она, как кошка. – Отчего эти тау’ри так забеспокоились?!
Се’так сбивчиво и кратко рассказал ей о том, что эта тень, закрывшая солнце, явно какой-то корабль, по форме непохожий на гоа’улдский.
- А чей же это тогда корабль? – удивилась Айрин, как и ранее Кэтлин.
- Я не знаю. Тау’ри – тоже. Кажется, у нас гости.
- Ты думаешь, это как-то связано с посланниками Анубиса? Что это Анубис?!
- Скорее всего, события как-то связаны, - нехотя признал Се’так. – И у нас могут быть большие неприятности.
Отвязавшись от Айрин, он вернулся к Кэтлин и высказал ей новую мысль:
- Айрин говорит, что прибытие нового корабля может быть связано с посланцами Анубиса, в том числе тем невидимкой, - сказал он. – Нам нужно срочно созвать Совет.
- Я не могу определить принадлежность корабля! - сообщил Брайан. - Излучения от двигателей отсутствуют, силуэт не похож ни на один из знакомых нам кораблей, - он продолжил докладывать результаты сканирования.
- Связаться можешь? Хотя бы запрос на принадлежность? -  Кэтлин пыталась найти решение проблемы с опознаванием корабля.
- Нет, мне неизвестна их группа частот, да и мощности передатчика не хватит на такое расстояние в этих условиях.
- Плохо. Ладно, вроде пока не атакует... Может, разведчик какой, - девушка подвела итог наблюдениям. - Что? А, ну созывайте. Объявили бы хоть воздушную тревогу, мало ли, - это уже было адресовано Се'таку.
- Бежим к зданию Совета! – вдруг воскликнул Се’так, словно очнувшись от внезапно напавшего на него столбняка. – Давайте-давайте, быстрее! Айрин, нужно созвать Совет… - это уже на гоа’улдском. - Я просто уверен, что пришла беда.
- С чего ты взял? – холодно бросила Айрин, размышляя о том, какое отношение тау’ри могут иметь к неизвестному кораблю на орбите. – Это не гоа’улдский корабль. Возможно, тау’ри могли бы…
- Нет! – прервал ее Се’так. – Не надо никаких домыслов. Пойдем, и побыстрее.
- Зачем бежать? Если он атакует, всё равно далеко никто не убежит, - ответила Кэтлин. - Так что иди спокойно.
- Отстань, - не очень вежливо отмахнулся от нее Се’так и, перехватив покрепче свой посох, умчался куда-то за угол узкой улочки.
Айрин кинулась за ним, оставив морпехов позади.
- Во придурок, - прокомментировала Кэтлин всю эту беготню. - Брайан, расположись где-нибудь повыше и следи за воздухом. Не нравится мне всё это.
- Хорошо. А ты чем займёшься?
- Пойду послушаю, о чём они опять будут говорить на этом своём совете.
- Может лучше убраться нам всем из города? Если это вражеский корабль, то следует ждать орбитального удара по населённым пунктам, - обеспокоенно произнёс Брайан.
- Не думаю. Иначе мы все уже были бы мертвы. Это может быть транспортник... - Кэтлин посмотрела на небо.
- Тоже верно. Ладно, будем посмотреть, - он завершил разговор, встав и приступив к поискам лучшего места для поста воздушной разведки.
Кэтлин же подождала ещё немного и взлетела в воздух, через несколько секунд приземлившись рядом с Айрин и Ce'таком.

Отредактировано SolStar (2013-06-20 20:23:39)

0

27

В общем-то нет смысла подробно описывать эту канитель, начавшуюся с момента, как в здание Совета, в подвалы, доставили труп Дагбо и положили рядом с телом Рахека. Оба трупа накрыли какой-то темной тканью, а дальше начался… ну, как говорят на Терре, срач. Члены Совета прибегали одни за другим, и многим приходилось заново пересказывать все события минувшего часа. Кто-то обвинял во всем случившемся тау’ри, кто-то – Дагбо, кто-то требовал послать весточку на Дакару.
Несмотря на то, что стоял жаркий полдень, небо было сумрачным, как вечером. Кто-то думал, что близится затмение, и Се’так хотел прояснить ситуацию, рассказав про корабль, но его просто не стали слушать. В подвалах, где лежали безжизненные тела Дагбо и Рахека, начался довольно эмоциональный обмен мнениями. Больше всех старался Хорен, который решил, что после смерти Рахека он, как самый старший и «мудрый», должен командовать Советом. Айрин попыталась навести порядок, но и ее довольно вежливо попросили не влезать. Вспыхнув от обиды, Айрин выскочила из каменного зала, но ее отсутствия никто не заметил. Се’так бросился за ней, и они долго еще спорили о чем-то в коридоре. Короче говоря, морпехи с Земли мысленно отсчитали около двадцати минут – и за все это время джаффа только и делали, что доказывали друг другу что-то на своем гавкающем языке. И, кажется, так и не пришли к единому мнению.
Наконец Се’так чудом убедил всех подняться наверх, в зал Совета, оставив трупы Рахека и Дагбо на попечение мальчикам-служкам. Они должны были подготовить тела к погребению. На морпехов никто почти не обращал внимания, и Кэтлин с компанией просто тащились вслед за джаффа, не зная, что предпринять.
В зале Совета повторилась та же неразбериха, что в подвалах. Плененного убийцу, посланника Анубиса, отнесли в подземные темницы и заперли там, решив оставить его до того момента, пока он не сможет говорить. С ним все было более-менее ясно. Неясно было только что делать с утраченным кристаллом, как наказать Се’така и что, наконец, делать с тау’ри. Се’така никто не слушал, но когда слово взяла Айрин, все более-менее заткнулись и выслушали ее короткое сообщение, что солнце закрыто вовсе не пролетающим мимо небесным телом, а неизвестным кораблем, который не похож ни на корабли гоа’улдов, ни на корабли репликаторов.
Поднялся страшный срач. Хорен утверждал, что это корабль тау’ри, и все происшедшее недавно – их хитрый план. Впрочем, схватить тау’ри и посадить в темницу он не предлагал – и вообще был рад, что те ни слова не понимают. Айрин пыталась его убедить, что тау’ри сами не знают, откуда взялся этот корабль. Мнение Се’така осталось «в пролете». Наконец самые здравомыслящие члены Совета единогласно проголосовали за то, что сидеть и ждать, пока корабль начнет орбитальную бомбардировку, не следует, и неплохо было бы отправить разведчики-ал’кеши. Се’так вызвался лететь, но его единогласно отстранили. Решили, что полетит Айрин с девами-воительницами и еще кое-какие крутые ребята из джаффа. И Кэтлин с Брайаном – на этом уже настояла Айрин. Итого было решено подготовить три ал’кеша, и Айрин ушла руководить миссией. Се’так кратко пересказал решение Совета Кэтлин. Весь пересказ уместился в полминуты, хотя до этого спорили без малого минут сорок.
- Ну в принципе неплохая идея, - Кэтлин коротко ответила на рассказ Се'така. - Главное не слишком плотным строем пусть летят, иначе будут слишком лёгкой мишенью.
- Вы не боитесь лететь с нами, в наших кораблях? – спросил Се’так.
- Я - нет, так как моя броня способна летать. Но больше никого из своих людей я не пущу на ваши атмосферники, так как если корабль подобьют - у них не будет шансов.
- А Брайан?
- Ранец с двигателями есть только у меня.
- Мы летаем на наших кораблях со дня падения гоа’улдской империи! – слабо возмутился Се’так. – Они очень надежны. Это вам не какая-нибудь коробка репликаторская! – последняя фраза была немного непонятна Кэтлин, но она догадалась, что это следует расценить как «это вам не какое-нибудь дерьмо китайское».
- А если его собьют? - поинтересовалась Кэтлин.
- А если начнется бомбардировка планеты? – в тон ей ответил Се’так. – То, что я видел в твоем шлеме – явно прямоугольной формы. Такие корабли характерны для вас, тау’ри. Такие… э… простые формы кораблей были только у вас – я видел чертежи моего предка, летописца А’тона. Я думаю, этот корабль может иметь какое-то отношение к тау’ри. Вы тау’ри, вы можете выйти с ними на контакт.
- Это не наш корабль - у наших кораблей в носу большой щит, который спасает от радиации и высокоскоростных частиц во время полёта. Здесь же я не видела ничего похожего, - спокойно объяснила Кэтлин. - Я полечу одна с вами, как старшая по званию из нас.
- Ладно, - согласился Се’так, несколько раздраженный тем, что из тау’ри никто больше не полетит. – Спорить бесполезно. Пойдем отсюда, пока эти снова не начали…
Что именно могли начать «эти» - Се’так не уточнял, но это было и так ясно. Немного успокоившиеся принятием более-менее четкого решения джаффа могли с минуты на минуту поднять новый ср… диспут. Кэтлин и Се’так выбежали в город. Там некоторое время они плутали по промзоне, среди складов и прочих нежилых помещений, пока не вышли к некоему тоннелю в городской стене. Се’так отыскал какой-то неприметный рычаг в щели между глыбами, из которых была сложена стена, и тут же заскрипели какие-то старые механизмы. Один валун опасно качнулся и чуть «отъехал» в сторону. Образовалась неширокая лазейка, в которую при желании мог протиснуться джаффа комплекции Се’така.
- Запасной выход, - пояснил Се’так. – Это самый короткий путь к корабельной базе. Только не говори никому.
- Ты ещё и пилот что ли? - с неподдельным удивлением произнесла Кэтлин. - Хорошо, я никому не скажу. Но почему нельзя было пойти нормальным путём, а не петлять дворами?
- Вот еще, - фыркнул Се’так, когда Кэтлин приняла его за пилота. – Этот пусть самый короткий до… э-э… полетной базы, к тому же, я не хочу, чтобы нас видели на воротах.
Он первым протиснулся в щель и предложил Кэтлин следовать за ним.
- Окей, пусть так, - Кэтлин пролезла вслед за Се'таком, поцарапав броню в нескольких местах о камни. Пренебрежительная реплика джаффа о пилотах показалась девушке слишком странной, но с этим можно и нужно было подождать. - И что ты хочешь сделать?
Се'так огляделся вокруг, будто ориентируясь на местности. Они оказались за стенами города-крепости, а вокруг простирались голые каменистые пустоши. Лишь вдалеке зеленели угрюмые хвойные леса. Вообще природа Чулака на первый взгляд казалась суровой и неприветливой.
Вспомнив о чем-то, Се'так просунул руку в щель и еще каким-то внутренним рычагом задвинул валун на место. Затем велел Кэтлин следовать за ним. И оба легким бегом пустились пересекать пустошь. Некоторое время пейзаж вокруг не менялся, а затем Се'так свернул к каикм-то скалам, и при приближении оказалось, что это не скалы вовсе, а целый горный комплекс, который джаффа приспособили под… аэродром.
Се’так снова отыскал в стене какой-то рычаг, и они с Кэтлин незаметно пролезли внутрь. Се’так объяснил это тем, что не хочет «светиться» на главных воротах. В горной породе была выдолблена целая сеть тоннелей, а в центре находилась обширная площадка, заставленная ангарами с полукруглыми крышами, явно «позаимствованные» некогда с Земли. Се’так объяснил Кэтлин, что не все пути в скалах были сделаны вручную, большинство таких ходов образовались в результате выветривания, а горное плато в центре комплекса - и вовсе естественного происхождения. Его разве что сделали поровнее, чтобы летательные аппараты могли безопасно садиться на поверхность. На аэродроме стояло от силы десяток челноков и шаттлов разных размеров, ездила туда-сюда колесная техника, сновали джаффа разных возрастов и типов внешности.
- Ну… э… как тебе? – немного смущенно поинтересовался Се’так.
- Неплохо, - ответила Кэтлин, осмотревшись внутри необычного аэродрома. - Немного похоже на наши базы для аэрокосмических истребителей.
Кэтлин сфокусировала взгляд на одном из стоящих внутри челноков, запоминая его контуры.
- И что ты собираешься сейчас делать?
- Найду Айрин. Потом мы все вместе полетим в космос.
Как ни старался Се’так быть незаметным, ему это плохо удавалось. Отовсюду на него косились с любопытством – видимо, новости об его исключении из состава Совета разлетелись по всем окрестностям. С ним никто напрямую не заговаривал, не считая формальных приветствий, и Се’так чувствовал себя крайне неловко. Наконец он разыскал Айрин, которая деловито раздавала указания техническим мастерам. Она стояла под открытым небом около ангара и смотрела, как джаффа готовят к полету круглый почти плоский шаттл. Завидев Се’така, она сразу же перешла к делу:
- Вы уже здесь? Отлично. Вообще-то я рассчитывала, что, помимо девушки, полетят остальные тау’ри.
- Они отказались, - коротко ответил Се’так.
Айрин фыркнула, но ничего на это не сказала. А Се’так нашел нужным рассказать Кэтлин, что вообще происходит:
- Этот… ну… летательный аппарат называется ал’кеш. Гоа’улдская разработка, но мы на правах восстановления справедливости пользуемся почти всеми их кораблями. Ал’кеш имеет две плазменные пушки по бокам – вон те. А еще у него есть отличная система маскировки. Мы полетим в нем.
- Хотите взлететь и попробовать посмотреть, что это за корабль, вблизи? - поинтересовалась Кэтлин. - Тогда чего вы ждёте?
- А ты не боишься лететь с нами? – поинтересовался Се’так. – Вдруг это окажутся не тау’ри?
- Нет. Всё же убить меня намного сложнее, чем вас, и для этого недостаточно сбить этот ваш самолёт. А если они агрессивны - на планете всё равно никто не уцелеет... Чего мне бояться? - резким взмахом руки Кэтлин закончила монолог.
Подобная хладнокровность и логичный эгоизм не понравились Се’таку, но он не стал спорить. В конце концов, если никто не выживет – ему будет уже как-то все равно. Через каких-то Земных полчаса Айрин, Се’так, Кэтлин и еще несколько джаффа погрузились в ал’кеш и были готовы встретить незваных гостей.

0

28

Внутри ал’кеш был разделен на несколько пассажирских и технических помещений. Причем, «пассажирские» изначально были предназначены для перевозки воинов-джаффа, поэтому ни о каком комфорте речь не шла. Впрочем, свободные джаффа переоборудовали эти шаттлы по своему усмотрению, и теперь здесь можно было даже прилечь ненадолго. Се’так указал Кэтлин на две обитые кожей скамьи, идущие изогнутой линией вдоль круглых стен в рубке, а сам подошел к лобовому стеклу.
- Сегодня я пилот, - объявил он, и прежде чем кто-то сумел возразить, уселся в одно из кресел.
Кресло второго пилота занял незнакомый джаффа неопределенного возраста. Айрин села рядом с Кэтлин на кожаную скамью. Загудели двигатели, пол под ногами задрожал, лобовое стекло слегка затуманилось… Легкий толчок – и шаттл оторвался от поверхности. Через несколько секунд ал’кеш взлетел и теперь почти в вертикальном положении набирал высоту, так что всем, кто сидел на скамьях, пришлось схватиться за поручни безопасности, чтобы не повалиться друг на друга. Искусственная гравитация по непонятным причинам отсутствовала. В ал’кеше, помимо Се’така и Айрин, находились еще трое джаффа, которых Кэтлин видела впервые. Ни Арена, ни Шетун почему-то не взяли.
Се’так вел ал’кеш неровно, какими-то рывками, из-за перемены давления у многих «заложило уши». Шаттл трясся и гудел. Однако весь дискомфорт исчез, когда ал’кеш наконец вылетел из атмосферы Чулака, и Се’так заглушил двигатели. Теперь ал’кеш дрефовал на орбите примерно в трехстах тысячах километров от неизвестного корабля. Се’так не включал маскировку, однако оружия были заряжены и в случае чего готовы к бою. Когда ал’кеш наконец остановился, и «верх-низ» постепенно заняли свои законные места, Айрин недовольно-шутливым тоном высказалась по поводу того, что Се’так явно прогуливал курсы пилотирования. Се’так ответил ей в том же стиле, и на сим перепалка прекратилась. Началась серьезная игра.
- Я попробую вызвать корабль, - сказал Се’так. – Возможно, нам придется подлететь поближе.

* * *

- Фиксирую неизвестный аэрокосмический аппарат! - доложил Икар, получив информацию от системы слежения за окружающим пространством. - Предположительно тактический корабль.
- Дай картинку!
- Есть! - на главном дисплее "Прометея" появились очертания корпуса небольшого корабля напротив них.
- Что за идиотские формы... - пробормотал себе под нос Левин. Он постучал пальцами по подлокотнику, обдумывая действия. - Развернуть корабль правым бортом к неизвестным! Потапов, отбой воздушной разведки планеты, новая задача твоим орлам - перехватить выходящий в космическое пространство корабль местных и узнать, кто они, зачем они и куда они. Огонь открывать только ответный. Как понял?
- Слушаюсь, товарищ адмирал!
Тяжёлый корабль вздрогнул, медленно разворачиваясь, и через двадцать секунд шестой ангар правого борта выплюнул из себя магнитным полем четыре истребителя, построившихся ромбом и на полной тяге рванувших к  ал'кешу, выходя на траекторию перехвата.
- Икар, наведи на него четвёртую лазерную батарею. Дёрнется стрелять по нашим - разнеси на атомы.

* * *

Кэтлин же была привычная к таким взлётам - десантная "Валькирия" на полной тяге иногда кидала так, что морпехи разбивали лица о забрала собственных шлемов. Так что тряску она пережила без особых проблем.
- А не слишком ли близко мы к нему подлетели? - она слишком хорошо знала, на что способны тяжёлые корабельные лазерные установки. И не считала расстояние в одну световую секунду до неизвестного корабля, чья засветка моргала на радаре, безопасным.
- Ал’кеш обладает хорошей маневренностью, - ответил Се’так. – Если они начнут стрелять, мы успеем уйти и накинуть маскировку. Если улетим дальше – будет сильная задержка при передаче радиосигнала, а мне бы этого не хотелось.
- О чем вы говорите? - спросила Айрин.
Се’так пересказал на языке гоа’улдов.
- Она права, - сказала Айрин. – У нашего ал’кеша хорошая маневренность, но ты на редкость плохой пилот.
- Спасибо, - горько усмехнулся Се’так. – Возможно, нам следовало взять Дарейка?
- О нет, только не этого ворчуна, - фыркнула Айрин. – Лучше уж мы разобьемся при посадке, чем этот идиот с синдромом командира станет нашим пилотом. Не понимаю, как Арен его терпит.
Мастер Дарейк обучал Арена пилотированию ал’кешей и отличался прескверным характером. Сказать, что он любит покричать и поругаться – значит, ничего не сказать. Впрочем, с этим колоритным персонажем нас еще сведет сюжет, а пока вернемся к нашим баранам. К незваным гостям, то есть.
- Неизвестный корабль! – рявкнул Се’так на гоа’улдском языке. – Вы вторглись в космическое пространство государства Свободных Джаффа! Назовите себя и цель вашего присутствия немедленно!
- Внимание! Поступил входящий радиоимпульс. Язык неизвестен, перевод невозможен, - голос ИИ "Прометея" раздался ровно через секунду после отправки послания с борта ал'кеша.
- Дистанция до истребителей?
- Двести сорок тысяч, звено замедляется.
- Отлично. Икар, активируй стандартный протокол контакта. Связь только визуальная, на радиоволнах не отвечать! 
На борту крейсера вспыхнули мощные сфокусированные прожектора, показывая различные геометрические фигуры и мигание сигналов морзянки...
Тем временем истребители добрались до неизвестного им аппарата и приступили к его изучению.
- Они не отвечают! – Се‘так чуть не запаниковал. – И выпустили истребители. Вот… незадача! – и он активировал защитное поле.
Вокруг ал‘кеша вспыхнул слабо серебрящийся щит.
- Надо уходить, - ответила Айрин. – Срочно. Если они начнут стрелять, наш щит долго не выдержит. Наведи орудия на истребители.
- Я знаю, что делать! – огрызнулся Се‘так. – Подожди-ка… что это?
Он вгляделся в лобовое стекло. Где-то там, далеко-далеко, на расстоянии, недоступном зрению простых смертных, вспыхивали и гасли слабые огоньки, похожие на звезды.
- Это залпы орудий! – высказал свою догадку второй пилот. – Надо валить!
- Нет-нет, я думаю, это огни того корабля, - ответила Айрин. – Это непохоже на выстрелы или ракеты.
- Но что они делают? – изумился Се‘так, не забывая, впрочем, поворачивать плазменные пушки ал‘кеша в сторону подлетающих истребителей. – Впрочем, неважно. Попробую еще раз.
И он повторил свой голосовой запрос.
- Что происходит? - спросила Кэтлин, подойдя к кабине пилотов и пытаясь рассмотреть, что происходит за бортом ал'кеша.
Особо она в этом не преуспела - мало того, что истребители, медленно описывающие петли вокруг их шаттла, сливались с темнотой космического пространства, так ещё и не были ей знакомы.
Оно и понятно - эти "Драконы" отличались от известных ей как Су-35 от МиГ-15...
- Они не понимают ваш язык. Спросите на каком-нибудь другом.
- Сама спроси, раз такая умная, - ворчливо ответил Се’так. – Можно подумать, у нас тут общество полиглотов…
- И куда говорить? - огрызнулась Кэтлин.
Се’так поднялся со своего кресла и отступил в сторону.
- Садись и просто говори, - сказал он. – Хотя я сомневаюсь, что они понимают язык тау’ри.
- Что ты делаешь? – воскликнула Айрин. – Садись немедленно назад! А если они начнут стрелять, и нужно будет срочно уводить корабль?!
- Успокойся, - ответил Се’так. – Пусть девчонка попробует. Если не получится – мы успеем улететь или отстреляться.
- Окей, - Кэтлин устроилась в пилотском кресле, на секунду представив себя в роли КВС. - Неизвестный корабль! Назовите вашу принадлежность и вашу цель прибытия! - отчётливо на чистом английском произнесла Кэтлин.
На борту "Прометея" Икар принял и перевёл её слова на русский командному составу крейсера.
Надо сказать, это довольно сильно их удивило.
Встретить неведомую хрень в неизвестном месте - ситуация вполне обыденная, но чтобы эта хрень разговаривала на одном из основных языков Союза... Уже нечто странное.
- Икар, прямая связь! - скомандовал Владимир. - На связи командующий крейсером "Прометей". Наша принадлежность - второй ударный флот Союза, цель прибытия - ремонт сверхсветовых приводов. А теперь назовите себя.
Кэтлин не поняла ровным счётом ничего. Флот Земли тут просто не мог оказаться, да и сверхсветовых двигателей у земных кораблей никогда не было... Но призрачный шанс, что это был именно земной корабль, не давал девушке спокойно проводить сеанс связи.
- С вами говорит капрал Кэтлин Ранкс, экспедиционный корпус морской пехоты. Откуда вы?
- С Земли. Если вы знаете такое место, - добавил адмирал. - Икар, пробей по базе данных её имя, возможно, мы нашли здесь своих.
- Они с Земли, - это уже предназначалось Се'таку. - Хотите поговорить с их командующим?
В это время "Прометей" запустил маршевые двигатели, набирая скорость и приближаясь к ал'кешу. Истребители тоже прекратили вращаться вокруг транспортника джаффа и, зависнув,  образовали нечто вроде коробочки - эскортного строя.
- Это тау’ри! – воскликнул Се’так, и Айрин едва заметно вздохнула с облегчением. – Ты знаешь, кто они? Они из твоего… хм… с твоей планеты? – спросил он у Кэтлин.
- Нет, скорее всего они из ваших миров, - ответила Кэтлин. Она не могла поверить в иное.
Се’так наклонился над приборной панелью.
- Вы - тау’ри? – с замирающим сердцем спросил он.
- Нам неизвестно это слово, - пришёл ответ.
- Отзовите ваши истребители! – сказал Се’так на языке тау’ри. – И объясните цель вашего присутствия в космическом пространстве Свободных Джаффа! – пожалуй, его произношение было странным для людей, с заметным акцентом, но в том, что их невидимый собеседник говорил по-английски времен королевы Елизаветы Второй, не было сомнения.
- Я уже говорил, наша цель - ремонт сверхсветового привода, - раздражённо ответил Владимир. - Истребители отзываться не будут. Я предлагаю вам прибыть на мой корабль для разговора и гарантирую, что в отношении вас  не будет применяться оружие.
- Что ж, хорошо, - чуть подумав, согласился Се’так. – Откройте для нас ангар.
Он пересказал Айрин свое решение.
- Ты что! – ужаснулась женщина. – А вдруг они захотят нас убить? Пусть лучше пришлют истребитель или какой-нибудь челнок и доставят для переговоров тебя и меня, а остальные останутся здесь.
Се’так отрицательно покачал головой.
- У ал’кеша нет ангара, мы просто не сможем «пересесть» на другой корабль прямо в космосе. Придется лететь всем вместе, пойти на риск. Отчего-то мне кажется, что они не причинят нам вреда, тем более с нами тау’ри.
- А вдруг они вовсе не лояльны нам? Тау’ри бросили нас в войне с гоа’улдами, если ты забыл, - напомнила Айрин.
- Я помню. Но если мы сейчас откажемся, придется вернуться назад ни с чем. Ты готова сказать Совету, что мы вылетели в космос, но так ничего и не выяснили? – резко спросил Се’так.
Айрин буркнула что-то неразборчивое и отвернулась. Се’так расценил это как «решай сам».
- Ну ты все слышала, - обратился он к Кэтлин. – Они приглашают нас на борт. Как думаешь, ты сможешь.. с ними… э-э… как это по-вашему?... Короче, поговорить? - Се’так явно хотел сказать «найти общий язык», но ему не хватило словарного запаса.
- Думаю что смогу, - ответила Кэтлин. - Что у него за двигатели, почему он так быстро ускоряется и тормозит?! Вы видели что-то подобное?
- В смысле? – не понял Се’так.
- Его ускорение равно почти сотне гравов! При его весе... Я не знаю, как он достигает такой тяги!
- Э… ну да, - промямлил Се’так, не поняв, чему это так удивилась Кэтлин. – Ладно, отойди-ка, полетим к нашим тау’ри… - и он сел в кресло пилота. – «Прометей», вы еще на связи?
- Да, мы на связи, - пришло в ответ.
- Зачем ваши истребители окружили наш корабль?
- Просто сопровождение.
- Мы не нуждаемся в сопровождении. Мы здесь с мирной целью.
- Ладно, пусть так, - прозвучало в ответ. Истребители покачали крыльями и рванулись вперёд, стремительно приближаясь к кораблю.
- Видишь, они оставили нас в покое, - сказал Се’так по-гоа’улдски, обернувшись к Айрин. Та лишь недоверчиво покачала головой. – «Прометей», мы приближаемся, откройте ангар, - обратился Се’так на немного ломаном языке тау’ри. – На борту пятеро Свободных Джаффа и один тау’ри.
- Ангар открыт, между четырьмя зелёными огнями, выравнивайте курс, - пришло в ответ. - По сигналу отключите двигатели, чтобы не препятствовать работе нашей посадочной системы.
- Хорошо, только не забудьте просигналить, - буркнул в ответ Се’так.
В свои возможности красивой парковки он верил даже меньше, чем Айрин. Та вообще прикрыла глаза рукой и надеялась лишь на чудо, что Се’так не врежется в корпус корабля.
В космосе управлять ал’кешем было легче, чем в атмосфере, где действует гравитация. Некоторое время ал’кеш летел на автопилоте, а потом, когда до корабля пришельцев остались какие-то пара тысяч километров, Се’так сам взялся за управление.
- На вашем месте я бы сел и крепко держался, - сказал он, однако в этом не было необходимости. Зная о хреновых полетных навыках Се’така, джаффа заранее сели на скамьи и вцепились в поручни.
«Возможно, следовало все-таки взять Дерейка и терпеть его мерзкий характер», - подумала Айрин, зажмурившись.
- Отключайте двигатели, - скомандовали с "Прометея". Магнитные поля ангара начали набирать мощность и выстраивать посадочную конфигурацию для мягкого приземления ал'кеша.
- Что они сказали? – спросила Айрин.
- Чтобы мы замедлялись, - нехотя перевел Се’так, понимая, что слишком разогнался.
- Спроси, как у них там с искусственным атмосферным давлением, - посоветовала Айрин. – Не случится ли так, что нас размажет по полу.
Се’так фыркнул.
- Они тау’ри, - напомнил он. - Тау’ри похожи на нас в физиологическом плане.
- Ты лично встречал хотя бы одного тау’ри при жизни, Се’так? Кроме сегодняшнего дня, - резко ответила Айрин. – Наши предки давным-давно потеряли их след. Кто знает, в каких неведомых существ они могли эволюционировать.
Се’так буркнул что-то неразборчивое, но по поводу давления все же поинтересовался.
- Стандартно-земное, сто килопаскалей, - ответили с "Прометея".
Ал'кеш качнулся, потом плавно сбросил скорость под воздействием мощного магнитного поля и мягко опустился на пол ангара. Бронированные створки мгновенно закрылись, едва транспортник коснулся поверхности.
Джаффа могли видеть, как рядом с ними приземлялись тяжёлые истребители.
- Выходите из корабля, - фраза прозвучала больше как приказ, чем как просьба. - И желательно без глупостей.
- Нет, они нам еще и угрожают! – возмутился Се'так на своем языке. – Говорят, мол, быстро выходите.
- Может быть, не следовало сюда лететь?... – осторожно начала Айрин, но Се'так так сердито посмотрел на нее, развернувшись всем корпусом, что та умолкла.
- Надо! – бросил Се'так. – Они явились на нашу планету – пусть изволят давать объяснения. Мы покажем им, кто здесь хозяин.
Се'так нажал какие-то кнопки с нечитаемыми символами, и боковой люк открылся. Се'так нагнулся, подлез под излишне низким карнизом, опоясывающем ал'кеш, и первым бесстрашно спрыгнул на пол ангара. Айрин и второй джаффа-пилот высунулись из люка, наблюдая, что же будет дальше.
- Нам нужен кто-нибудь из вас, способный говорить на нашем языке, - к Се'таку подошёл молодой офицер в сопровождении двух десантников в тяжёлой броне. Он обратился ко всем джаффа, зная, что один из них точно разговаривал с центром управления. - И женщина, назвавшаяся Кэтлин. Их ждут, остальные же могут остаться здесь.
Се’так несколько нерешительно обернулся. Из люка выглядывало бледное озадаченное лицо Айрин. Се’так сказал ей:
- Этот тау’ри говорит, чтобы я и девушка пошли с ним в командный центр. Остальные пусть останутся… под твою ответственность. Думаю, они не причинят никому вреда. Если причинят – отстреливайтесь, зэты под креслами пилотов.
- Мы себя защитим, можешь не сомневаться, - с мрачной усмешкой подтвердила Айрин.
Се’так удовлетворенно кивнул и обратился к Кэтлин:
- Ну а ты все слышала, пойдем.

0

29

- Давай прыгай, - поторопил Се’так Кэтлин. – Айрин, если вдруг что-нибудь пойдет не так-  немедленно улетайте, ясно? – это уже на гоа’улдском языке.
- Поняла, - послышался из люка голос Айрин. – Не задерживайся, Се’так.
- Как получится, - буркнул джаффа в ответ.
- Пройдёмте, - флотский лейтенант проводил Се'така и Кэтлин к гравилифту. Ну, не пешком же было идти по коридорам и палубам корабля. Оно, конечно, возможно, но несколько километров...
Так что спустя пару минут вся процессия уже была перед командирской приёмной - там сейчас были собраны старшие офицеры Корпуса.
Стоявшие у дверей морпехи козырнули офицеру и доложили Владимиру, что его приказ выполнен, и два "объекта" доставлены.
- Проходите, генерал ждёт вас, - один из них обратился к Се'таку. - Вам же придётся подождать здесь, - последние слова были адресованы Кэтлин. Так что ей оставалось только строить догадки - кто все эти люди - а символика и протоколы девушке были, хотя и плохо, но всё ещё знакомы! -  и что будет дальше.
Разумеется, Се’так плоховато понимал местный диалект, но общий смысл слов до него дошел. Он обернулся на Кэтлин и вошел следом за офицером.
- Присаживайтесь, - это было первым, что услышал Се'так, войдя внутрь достаточно большого помещения, центральную часть которого занимал стол. Внутри находилось шесть человек, занятых различными делами - джаффа мог видеть, как трое офицеров склонились над объёмной голограммой, изображающей непонятный ему процесс - в модуляциях плазменных потоков сверхсветовых двигателей землян он явно не разбирался, - а остальные же смотрели на него.
- Я адмирал Владимир Левин, командующий кораблём Союза "Прометей", - представился сидящий "во главе" стола высокий мужчина и вопросительно взглянул на Ce'така, ожидая, что он ответит.
Се’так окинул профессиональным взглядом помещение и видимых угроз не обнаружил. Кажется, с ним хотят поговорить. Он отодвинул предложенный стул и уселся, не сводя пристального взгляда с лидера людей.
- Я Се’так, мастер посоха, сын Рае’ка. Я представляю Нацию Свободных Джаффа и планету Чу’лак, - представился он в традиционной манере. – А вы – тау’ри, - добавил он.
Адмирал кивнул.
- Я уже второй раз слышу от вас это слово - " тау’ри". Что оно означает?
- Это вы, - просто ответил Се’так. – Вы сами себя так назвали.
- Что-то я не помню, чтобы был здесь раньше, и так себя называл, - с сарказмом ответил Владимир. - Можете перевести это слово на наш язык?
- Кого привести? – не понял Се’так. – Куда?... Кэтлин за дверью.
- Слово. На наш язык. Что оно означает? - вздохнув, адмирал медленно повторил вопрос.
Се’так прищурился. Он явно не понимал, что от него хотят.
- Вы – тау’ри, - повторил он. – Ваш народ. Ваша планета называется Тау’ри. Вы выглядите и говорите, как тау’ри.
- Так, - Владимир нажал несколько сенсорных кнопок на столе, над которым сразу же возникла большая объёмная проекция. - Эта планета? - адмирал указал на изображение Земли в звёздной карте Солнечной системы.
Се’так скривил лицо.
- Я не умею читать ваши карты, - сказал он. – У моей и вашей планеты был союз, который вы нарушили. Много лет назад.
- Много лет назад? Союз? Мы прилетели в эти миры всего неделю назад! - усмехнулся адмирал. - И на наших картах вашей планеты просто нет. Как и вашей звёздной системы. Потому что в нашем мире и нашем времени её не существует.
- В каком еще «вашем времени»? – надулся Се’так. – Ваши предки предали нас, это я точно знаю!
- В обычном. В том, откуда мы прилетели. В котором не существует ни вас, ни вашей планеты, - Владимир не стал пускаться в пространные объяснения.
- Как это нас не существует? - Се'так возмущенно вскочил. – Вы меня принимаете за… за… дурака?!
- Ну, теперь там не существует и нас. Наши яйцеголовые нашли способ прыгать между вселенными при помощи устройства инопланетной цивилизации... ну и закинули нас сюда. И что-то мне подсказывает, что именно из-за этого наши двигатели дали рассинхрон, и нас чуть не размазало. Как-то так, - разведя руками, объяснил адмирал. - И за дурака вас никто не принимает. Просто правду сложно понять.
Се’так, будучи мрачнее тучи, медленно сел на место и хмуро уставился на странного тау’ри. Он ничегошеньки не понял, а если и понял, то только одно – никто ему толково ничего не объяснит. Ладно, решил он, пойдем другим путем.
- Если вы не тау’ри, - сказал он, - как вы называете вашу… ваш… планету-дом?
- Мы с разных планет. Многие из нас родились на космических станциях или исследовательских базах, и не были на центральной планете Союза - Терре - ни разу.
Владимир намеренно не сказал "на Земле", решив назвать свою родину более красивым именем, да и поднапустить немного пафоса в свой ответ.
А зря. Звучание слова «Терра» Се’так расценил по-своему.
- Терра, - повторил он медленно, словно пробуя слово на вкус. - Тау’ри. Так называли свою планету древние тау’ри. Если вы – не тау’ри, но называете вашу планету также, как тау’ри, и говорите на их языке, почему вы ничего не знаете о союзе с джаффа?
- Потому что в нашем мире нет вашего народа. Вообще нет. И никогда не было. А если и был, то давно уничтожен, - Се'так уже достал своим упорством Владимира. - Я могу предоставить вам доступ к ИскИну моего корабля и место, где вы сможете получить от него интересующую вас информацию. Разумеется, если хотите.
Се'так покачал головой из стороны в сторону, от правого плеча к левому, как китайский болванчик. Он что-то напряженно обдумывал.
- Я не понимаю некоторые слова вашего языка, - сказал он. – Но, кажется, вы имеете в виду, что ваш… как вы сказали – мир? – это как… как… - Се'так тщательно подбирал слова, - там все то же самое, что у нас, те же планеты и звезды, но все иначе, по-другому?.... Другие жители, другая история, другие события?... Это и есть «другой мир»?
«Ну наконец-то», - подумал адмирал.
- Не совсем так. Расположение звёзд и планет также отличается от того, что мы успели увидеть здесь.
- Ну пусть так, - Се'так, не будучи знакомым с пространственно-временными похождениями О'Нилла и его команды, пока еще смутно понимал, о чем речь. – И как вы оказались на нашей пла… в нашем мире?
- Провели корабль через две чёрных дыры, вращающихся с околосветовой скоростью в кольце вокруг единого центра. Физику процесса я объяснить не смогу.
- Черные дыры? – тупо переспросил Се’так. – Ладно, неважно. Вы здесь, собственно, с какой целью? Напомню вам, что вы вторглись на территорию Нации Свободных Джаффа, - с каким-то маниакальным блеском в глазах добавил он.
Он вспомнил, что Шетун рассказывала ему как-то о какой-то древней летописи, в которой один джаффа-мудрец описывал свою теорию параллельного существования нескольких идентичных миров, между которыми якобы можно перемещаться с помощью какого-то «квантового зеркала». Сама Шетун в это не верила, да и Се’так отнесся без восторга: даже если старец прав, и альтернативные реальности существуют, все равно у них нет этого «квантового зеркала» и прочих «квантовых» предметов интерьера, чтобы путешествовать по мирам. Следовательно, заморачиваться по этой теме не стоило.
- Мы здесь с целью ремонта сверхсветовых двигателей нашего корабля. А так как это надолго - ищем подходящее для этого место.
- Ну извините, у нас здесь вовсе не автомастерская! – неожиданно вспылил Се’так, вспомнив классное словечко тау’ри.
- Бывает, - усмехнулся Владимир. - Но тем не менее, мы вынуждены просить у вас разрешения остановиться на пару недель у вашей планеты.
- Хмммм… - Се’так картинно откинулся в кресле и долго сверлил Владимира пристально-изучающим взглядом.
Тем временем, пока шли эти увлекательные, но совершенно бессмысленные переговоры на орбите, в городе джаффа произошла интересная стычка. Жителям надоело сидеть по хатам и плевать в потолок, активные от природы джаффа не переносили безделья и жаждали деятельности, поэтому, наплевав на явно затянувшийся «комендантский час», некоторые особо шустрые (преимущественно из молодых) принялись шастать по городу по своим делам, то и дело натыкаясь на патрули, расставленные Хореном. Одного завернули назад, второго, третьего… а когда дочь Се’така Мира попалась около склада с оружием, пришлось членам Совета срочно что-то предпринять. На площади, где недавно убили Рахека, уже собралась приличная толпа.
- Джаффа – свободные граждане! – кричали некоторые. – Мы не можем сидеть и ждать, пока нам будет разрешено выходить из дома! Мы – воины, а не бабы!
- Не бабы, а женщины, - возмущались в ответ «амазонки» с планеты Хак’тил. – И мы тоже не хотим прятаться по норам, как крысы!
- Братья и сестры, - пытался утихомирить всех Хорен. – Это ради вашей же безопасности. Мы поймали убийцу нашего уважаемого главы, и у него было устройство невидимости. В городе могут быть еще невидимые убийцы, поэтому…
Его слова потонули в новом гомоне возмущений. Наконец Хорен и остальные махнули рукой и возобновлять «комендантский час» не стали – возмущение пахло восстанием. А джаффа, как известно, народ вспыльчивый и агрессивный.
- Коли здесь убийцы – так мы скорее вместе их поймаем и дадим по заслугам! – кричали джаффа под одобрительный гул.
Мира радостно хлопала в ладоши, однако супруга Се’така, меланхоличная Клио, вообще на площадь не явилась и продолжала вышивать узоры на своем новом платье, сидя у окна. Ей что есть «комендантский час», что его нету – она в любом случае с удовольствием посидит дома. Позевывая, Клио лениво перебирала нитки и свои рисунки углем, подумывая, каким цветом вышить цветы… Когда Мира радостно вбежала в дом и сообщила, что убийца Рахека пойман, Клио только вздохнула и устало прикрыла глаза. Ее вечная сущность домохозяйки была далека от политических проблем.
- Ты знаешь, когда вернется папа? – спросила она.
Мира чуть погрустнела.
- Ну… - задумалась она. – Его вроде бы восстановили в должности… пока эти тау’ри в городе. Он улетел разбираться в тем кораблем, что прилетел в гости.
- Каким кораблем? – Клио проявила слабый интерес.
- Мама, ты что, вообще ничего не знаешь?! – воскликнула Мира, с грохотом ставя на стол кувшин с водой. – Какой-то корабль! Вроде бы тау’ри! Висит на орбите и закрывает солнце! Ты не заметила, как стало темно?!
- Да я подумала, что просто облачка набежали… - пожала плечами Клио.
- Пфффф…. – фыркнула Мира и снова куда-то ускакала. Были в городе еще убийцы или нет – а жизнь продолжалась своим чередом. Разве что ошивающиеся вокруг главной площади тау’ри немного напрягали консервативно настроенных жителей. Впрочем, с тау’ри не спускали глаз патрули. Мало ли что они еще выкинут.
Впрочем, «выкинули» вовсе не тау’ри. И вовсе не в городе. Поскольку Се’так и Кэтлин долго не появлялись, Айрин Хейль решительно выпрыгнула из люка ал’кеша. Оружия при ней не было (по крайней мере, видимого), и она решительно оглядела ангар, уперев руки в бока.
- Тек’ма’те, - сказала она, обращаясь к тау’ри, окружившим ал’кеш.
- Ээ… Что? - перепросил у неё молодой лейтенант комвзвода.
Разумеется, языка джаффа никто из морпехов, охранявших челнок, не знал. Как не знали его и ремонтники, работавшие в ангаре. Морпех решил долго не думать и направил запрос Икару. Который, согласно инструкциям, по высшему приоритету передал его в БИЦ.
Владимир, получив через импланты картину происходящего в ангаре, вывел её на небольшой монитор прямо перед Се'таком.
- Что она хочет?
- Айрин, - сказал Се’так. – Полагаю, ищет меня и Кэтлин. Она тоже представляет Нацию Свободных Джаффа, но не эту планету, а другую. Ее планета называется Хак’тил, а наша – Чулак. Пускай она придет сюда.
Вслед за Айрин из люка выпрыгнули еще трое джаффа – все, кто находился внутри. Айрин еще что-то сказала по-гоа’улдски, жестами показывая в ту сторону, где скрылись Се’так и Кэтлин.
- Хорошо. Можете сказать ей, - рядом с монитором выдвинулся гибкий микрофон, - что мои люди проводят её одну сюда. Остальные пусть остаются пока там.
Несколько секунд Се’так тупо пялился на непонятное устройство, но потом все же сообразил сказать:
- Эй, Айрин, со мной все в порядке. Сейчас эти тау’ри проводят тебя ко мне. Остальные – сидите тихо, с нами все в порядке.
Айрин не поняла, откуда вдруг раздался голос Се’така, но она была неглупа и сообразила, что наверняка где-то спрятано устройство для переговоров на расстоянии. Джаффа рядом с ней недовольно заворчали, выражая протест – отчего они должны сидеть тут, ничего не зная? Но Айрин решительно загнала их обратно в ал’кеш.
- Я готова идти, - сказала она по-гоа’улдски.
Посмотрев на всё это дело, адмирал отдал приказ двум морпехам сопроводить Айрин до переговорной, где сейчас сидели он и Се'так.
- Через пару минут она будет здесь.
Остальных он не хотел выпускать из корабля по достаточно простой причине -  достаточно случайно нажать какую-нибудь неправильную кнопку, и плохо может быть всем. Икар, конечно, исправит ситуацию, но незадачливого экспериментатора могут и грохнуть. Так что пусть лучше сидят и не высовываются. Да и гонять взвод морпехов туда-сюда явно не лучшая идея.
Айрин величаво прошествовала по коридору, оглядывая незнакомый корабль, кивнула Кэтлин при встрече и прошла в каюту, где сидели шестеро важных незнакомцев и Се’так. Последний разительно контрастировал с людьми и окружающим интерьером, как и сама Айрин. Увидев ее, Се’так поднялся и с некоторой торжественностью произнес:
- Айрин Инерра Хейль, глава планеты Хак’тил. 
- Контр-адмирал Владимир Левин, - поднявшись, он ответил на приветствие. - Командующий линейным крейсером "Прометей".
- Тек’ма’те, - мелодично ответила Айрин, чуть склонив голову и улыбаясь.
- Она вас приветствует, - хмуро бросил Се’так. Айрин еще что-то добавила. – И говорит, что не понимает, почему послов нашей планеты держат взаперти. Она говорит, мы не представляем угрозы и готовы вести переговоры с миром, - нехотя добавил он.
- Причина не в угрозе, - ответил Владимир. - А в том, что я не могу быть уверен, что кто-нибудь из них случайно или ради интереса не полезет куда не следует. Это боевой корабль, и здесь существуют определённые правила.
- Ну и чего вы тогда от нас хотите? – не очень вежливо осведомился Се’так, словно это не они первые прилетели на корабль.
- Я уже говорил, что нам нужно. Место на орбите и немного места на поверхности. И, если честно, не понимаю ваших к нам претензий.
- Се’так, что говорит этот тау’ри? – спросила Айрин, поскольку Се’так явно не утруждал себя переводом. Она стояла у дверей, держалась очень прямо, но явно не понимала, что тут вообще происходит.
- Ну… - замялся Се’так. – Я и сам не понимаю, чего хотят эти тау’ри. Вроде у них какие-то поломки, и они хотят остановиться здесь для ремонта.
- На орбите? – уточнила Айрин.
- И на поверхности.
- Се’так, это пахнет войной.
- Знаю. Хорену и прочим маразматикам это явно не понравится, и они потребуют призвать ха’таки с Дакары… Нельзя, чтобы тау’ри оставались здесь.
- Попробуй объяснить им это, - предложила Айрин. – Илди нет, скажи им от моего имени, что недавно на Чулак было совершено нападение неизвестных… и это правда… и что тау’ри здесь видеть нежелательно. Но если они докажут свою лояльность – я позволю им найти временное пристанище на Хак’тиле.
Се’так встал.
- Ты с ума сошла, - уверенно заявил он. – Тащить их на Хак’тил?! А вдруг они – шпионы гоа’улдов?
Айрин легко рассмеялась.
- Се’так, твоя подозрительность тебя погубит, - сказала она. – Согласись, это лучший вариант. Если оставить их здесь – Совет сам же нападет. Нужно увести их отсюда под любым предлогом. Нам не нужна война. И тау’ри на орбите – тоже.
- Почему тогда сразу к Хак’тилу? Можно оставить их у любой другой необитаемой планеты, - угрюмо спорил Се’так.
- Там мы сможем присматривать за ним. Хак’тил – не самая стратегически важная планета Нации. Если призвать хотя бы один ха’так для поддержки – мы можем наблюдать за этими тау’ри и, возможно, сотрудничать с ними. Ты видишь в них угрозу, а я вижу возможность обмена знаниями и технологиями.
Се’так фыркнул.
- Передай им мои слова, - продолжила Айрин. – Спроси, на какое время они планируют остаться. И готовы ли сотрудничать с нами.
Се’так покачал головой, но все же обратился к Владимиру:
- Айрин говорит, что вам лучше остановиться не здесь, а на орбите дружественной планеты Хак’тил. Там вам окажут необходимую помощь и поддержку с поверхности… если вы расскажете то, что захочет знать о вас Айрин.
- Икар, выведи звёздную карту на главный экран, - адмирал обратился к ИскИну. Другая планета - это неплохо, если до неё хотя бы можно будет добраться.
- На каком расстоянии находится эта планета? Мне надо решить, сможем мы туда добраться или нет.
Се’так перевел. Айрин что-то ответила – довольно длинное предложение.
- Она говорит, сначала вы согласитесь на наши условия.
- Какие именно?
- Не нарушать законы Нации и выполнять все требования безопасности. Не вредить экологии планеты, не мешать жизни граждан. Также Айрин предлагает обмен некоторыми технологиями – на ваше усмотрение. Нам есть что предложить со своей стороны, - перевел Се’так.
Се’так понимал, что Айрин сейчас поступила очень даже незаконно: она приняла стратегически важное решение за весь Хак’тил, никого об этом не спросив и не поставив в известность правительство Дакары. За такое ее могли исключить из Совета и вообще объявить преступницей. А уж предложение обмена технологиями – это вообще неслыханная вольность. Се’так нутром чуял, что грядет правительственный переворот. Уже давно все шло именно к этому, а прибытие тау’ри только подстегнет джаффа к этому. Пахло гражданской войной.
- Ваши требования разумны, и я не вижу причин не принимать их, - подумав пару секунд, ответил адмирал. - Но прежде чем дать окончательное согласие, я попрошу вас предоставить нам ваши законы, чтобы я ознакомил с ними экипаж. Нужно исключить любые возможные неприятные случайности.
- Они хотят почитать наши законы, - почти фыркнул Се’так на гоа’улдском. – Можно подумать, у нас тут корпоративный устав тысячами копий печатается, - он вспомнил еще пару выражений тау’ри, пришедшихся очень кстати.
- Ну так и расскажи им о наших законах, - поторопила его Айрин. – Скажи, что нам будет достаточно, если они не причинят вреда нашим гражданам и нашей планете. И не будут делать ничего, что может косвенно нанести ущерб поселениям и экологии. И что будут использовать только те ресурсы, которые прежде оговорят с правительством Хак’тила.
Се’так буркнул что-то невразумительное, но все же перевел:
- Законы нашей Нации выбиты на победном обелиске на планете Дакаре, поставленном там в честь победы в Освободительных войнах против тирании гоа’улдов. Их знает наизусть каждый джаффа с ранних лет, и нам нет смысла дублировать их где-либо еще. Но Айрин говорит, что будет достаточно простого обещания не причинять прямого и косвенного вреда жителям, экологии и… и не использовать какие-либо ресурсы планеты и космоса без ведома правительства Хак’тила. И вы должны как можно скорее увести отсюда корабль, - добавил он уже от себя.
- В таком случае мы согласны, - ответил Владимир. Всё равно у него не было выбора, корабль-то ремонтировать было гораздо удобнее на орбите, чем где-то в межзвёздном пространстве. - Но с отлётом отсюда могут быть проблемы. Я не знаю, куда нам предстоит лететь, и не уверен, что мы туда сможем добраться - пока неизвестно, запустится ли резервный привод хотя бы на полсотни световых скоростей.
- Какие-то технические детали рассказывает, - вместо точного перевода буркнул Се’так на вопросительный взгляд Айрин. – Ты рискуешь.
- Се’так, оставь это мне, - улыбнулась Айрин.
- Ты хоть представляешь, что будет, когда об этом узнает Хорен и… и… остальные?! – неожиданно вспылил Се’так, мигом обратив на себя внимание всех присутствующих в каюте тау’ри.
- Если они не узнают, - терпеливо ответила Айрин, - тогда ничего не будет. Скажем Совету, что незнакомцы просто улетели. А Хак’тил оставь мне. На Дакаре ни о чем не узнают, если ты не расскажешь.
- Ты действительно считаешь, что на Хак’тиле можно спрятать эту махину?!
- О ней узнают только те, кому я сама об этом расскажу. Всех оповещать необязательно. Эти тау’ри починят свой корабль и улетят, а мы получим от них какую-нибудь пользу.
- Ты сумасшедшая баба, - фыркнул Се’так.
Айрин не ответила. Она улыбалась.
- Ладно, - сказал Се’так на языке тау’ри. – Мы передадим вам координаты Хак’тила с нашего ал’кеша по радиосвязи. Попробуйте сделать все, чтобы ваш корабль смог отсюда улететь. Это важно как для нас, так и для вас.
- Хорошо. Благодарю вас. Но есть ещё один вопрос... - Владимир сделал паузу. - Кто та девушка, которая прилетела вместе с вами? Она слишком далеко от единственной нашей базы в вашей вселенной, но тем не менее Икар - интеллект нашего корабля - опознал её как одну из нас. Как она к вам попала? Я хочу узнать это сначала от вас, прежде чем спрошу у неё.
Се’так немного помялся, но все же ответил:
- Мы и сами не знаем. Она и еще несколько таких же… тау’ри сегодня, едва взошло солнце, появились вблизи нашего главного города. Они не проявляли агрессии и сказали, что их переместило сюда какое-то устройство… какое-то… не знаю, как сказать. В общем, случайность. И я поначалу думал, что вы прилетели спасти их.
- Хотел бы я знать, какие такие устройства могут перемещать с планеты на планету! - теперь уже адмирал повысил голос. - Нам такие, к сожалению, неизвестны. Но тем не менее действительно, записи их брони достаточно достоверны... ну, насколько вообще можно такому верить. Оставить их на вашей планете мы не можем, но и забрать - тоже, не думаю, что сажать шаттл сейчас будет уместным. Вы сможете их доставить на этот, как его, Хак'тил? - Владимир безжалостно исковеркал непривычное для него название планеты.
- Если они сами этого захотят, - ответил Се’так. – Что вам нужно от других тау’ри?
- Если подтвердится информация о их принадлежности первому экспедиционному корпусу, то через несколько лет - быстрее просто не долетим - мы вернём их на базу в окрестностях Альфы Центавра, - Владимир постучал пальцами по гладкой поверхности стола. - Если же нет - то оставим решение проблемы на ваше усмотрение.
Се’таку не понравилось, как этот тау’ри рассуждает о судьбе других тау’ри, не спросив их самих об этом. Может быть, Кэтлин и ее команда имеют совсем другое мнение по поводу возвращения на базу около какой-то «Альфы Центавра»…
Се’так фыркнул и бросил сквозь зубы что-то подозрительно похожее на «русс». Он сам не знал значения этого странного для джаффа слова, но его отец, Рак’нор, частенько употреблял это словечко в отношении государств и фракций, славящихся своей бесцеремонностью и наглостью. Рак’нор тоже понятия не имел, что означает это слово, и научился ему от своего отца – легендарного воина Тил’ка, некогда положившего начало Освободительным войнам. Тил’к долгое время жил на Земле, с тау’ри, называющими себя американцами, «избранной богом нацией» и прочими непонятными для джаффа словами. И ругательству «русс» явно научился от них же. Тил’к научился этому выражению у О’Нилла и принес в ругательный лексикон джаффа. Забавное словечко с неизвестным значением пережило века и прочно укоренилось в культуре молодого поколения, равно как странные словечки «фак» и «хелл» - никто не знал, что они означают, но употребляли с завидным постоянством.
- Вы уведете корабль к Хак’тилу? – спросил Се’так. – Это нужно сделать прямо сейчас.
- Я уже говорил, что попробуем. Не зная координат, я не могу сказать большего.
А вот в понятии адмирала всё было гораздо проще. Есть люди, в предыдущих модификациях союзовской брони, ИИ которых - если они действительно из одной команды -  несёт в себе все необходимые цифровые подписи, пусть и прошлого века. А значит, они попадают под его командование. Ибо орднунг, то есть порядок и устав.
Поэтому на фырканье Се'така Владимир не обратил внимания - мало ли что он там мог сказать.
Се’так передал его слова Айрин и добавил от себя, что вообще-то сообщать координаты Хак’тила незнакомцам – большой неоправданный риск.
- Ну не расстреливать же их корабль из ха’таков – которых, кстати, сейчас нет, - сказала она. - Се’так, признай, лучший способ не разжигать войну – увести отсюда тау’ри, и Совет ничего не узнает.
- Рано или поздно тайна раскроется, - угрюмо бросил Се’так.
- К этому времени мы что-нибудь придумаем. Сейчас Хорен и остальные наши любимые консерваторы взбудоражены и только и ждут повода, чтобы убить тех тау’ри на Земле. Нам сейчас меньше всего нужны конфликты с тау’ри и тем более – с Советом. Это раскол, Се’так. Страшнее внутреннего раскола в государстве ничего нет.
Се’так кивнул, подумав, что она права. Странно было слышать от бабы размышления такого рода. но спорить было бы глупостью. Се’так сам понимал, что, узнай Хорен и компания о корабле тау’ри на орбите – поднялся бы невообразимый скандал с объявлением войны. Если они выиграют это сражение – оно может повлечь за собой последующие, и Нация может в итоге ввязаться в затяжную войну с тау’ри. Только этого не хватало.
Се’так поднялся.
- Так мы можем идти? – спросил он.
- Не смею вас больше задерживать. Разве что... У меня есть две просьбы. Первая - как будет время, ознакомьтесь с протоколом опроса прилетевшей с вами девушки - сержанта Ранкс, - Владимир протянул Се'таку планшет. - Также там много информации по первой экспедиции и её составе. Я думаю, что Икар не ошибся, так что она полетит с вами. И вторая, - набрав несколько комбинаций на сенсорной клавиатуре, адмирал вывел на главный дисплей объёмную схему корпуса корабля, на которой были отмечены зоны выброса сверхскоростной плазмы. - Когда будете передавать координаты, постарайтесь не оказаться в одной из красных зон. Мы сразу начнём маневрировать, и вас попросту сметёт выхлопом.
- Да, я понял, - сказал Се’так, автоматически беря планшет, однако по его глазам было заметно, что не понял он совершенно ничего. Ну ничегошеньки.
А на вопрос Айрин он так и ответил:
- Понятия не имею, что это, ну и плевать. Передадим им координаты Хак’тила – и дальше сама думай, как будешь скрывать это от остальных.
Оба вышли и в дверях чуть не столкнулись с Кэтлин.
- Ты знаешь, что это такое? – спросил у нее Се’так, показывая планшет тау’ри.
- Да. Планшет, обычный носитель информации, - пожав плечами, ответила Кэтлин. Вообще, длительная беседа - или допрос? - с Икаром и начальником флотской контрразведки прилично её утомила, но отдохнуть Кэтлин так и не дали.
Новый приказ - возглавить выживших на Чулаке морпехов и вывести их на планету, куда в скором времени прибудет «Прометей» - пришёл одновременно с приказом о новом звании.
И был ещё один плюс. Взамен старого, практически убитого бронекостюма ей выдали новый, гораздо более надёжный и функциональный. И изменение внешнего вида Се'так не мог не заметить.
- Чего это ты на себя напялила? – вырвалось у него, но он тут же поправился: - То есть, эти тау’ри тебя не обидели?
- Нет, с чего бы, - удивилась Кэтлин. - Это же наши. Или почти наши... чёрт, совсем запуталась, я же старше их всех лет на 90, долбаные перелёты на субсвете! А это всего лишь новый бронекостюм, он круче, чем мой бывший...
- Ага, - тупо согласился Се’так, снова не поняв половину слов. – Мы должны лететь, чтобы передать этим тау’ри координаты другой планеты, где им окажут помощь. Я потом все объясню. Ты с нами?
- Да, с вами, - Кэтлин не особо задумывалась над тем, чтобы говорить проще, тем более что эту половину слов иначе сказать было бы сложно.

0

30

Солдаты-тау’ри проводили их в ангар, и Айрин первой залезла в люк. Се’так по дороге объяснил Кэтлин, в чем проблема: тау’ри должны улететь отсюда, иначе кое-кто может потребовать объявления войны. Могут пострадать морпехи, оставшиеся в городе, и мирные джаффа. Корабль отправят к другой планете джаффа, позволят остаться там на некоторое время, после чего тихонько спровадят куда подальше. Правительство Дакары и Чулака ничего не узнает.
- Твои товарищи тоже не должны ничего знать, а если ты им скажешь – предупреди, чтоб помалкивали при джаффа, - предупредил Се’так. – Это очень важно.
- Мне придётся им всё рассказать, - ответила Кэтлин. - И прикажу молчать. Но я не понимаю, почему нельзя было просто выйти на низкую орбиту, посадить шаттлы, отремонтировать корабль и улететь? Им же тащиться на резервном приводе придётся...
- Все сложно, - мрачно бросил Се'так. - Если они останутся здесь, последствия могут быть непредсказуемыми. Наше общество... хм... переживает не лучшие времена. Впрочем, ты все равно не поймешь. Просто позаботься о том, чтобы твои тау'ри не трепали об этом корабле на улицах. Официальная наша легенда: корабль прилетел сюда ошибочно и улетает в неизвестном направлении. Никакой агрессии, никаикх требований. На самом деле этот корабль отправится к одной из планет Нации Свободных Джаффа, но об этом ни слова - даже тем, кто прилетел с нами в ал'кеше. Об этом знают только ты, я и Айрин.
- Если сможет улететь... Вы думаете, что наш корабль напал бы на вас? Или среди вас нашлись бы самоубийцы атаковать? Впрочем, без разницы. Мои люди ничего никому не скажут.
- Все сложно, - серьезно повторил Се’так. И надолго замолчал.
До ангара их проводили два молчаливых тау’ри. Айрин держалась очень прямо, с прямо-таки королевской величественностью, свойственной всем уроженкам Хак’тила. Даже если она сомневалась в своем решении, то виду не показывала.
- Что скажем тем троим? – спросил у нее Се’так по-гоа’улдски, когда их впустили в ангар.
- Что произошла ошибка, - просто ответила Айрин. – И что тау’ри уже улетают. То же самое скажем Совету.
- А если правда раскроется?
- К тому времени это уже не будет сенсацией, - пообещала Айрин.
Тогда она еще не знала, как глубоко ошибается. Как жаль, как жаль…
Впрочем, пока еще не начались трагические события последующих двух дней, эти двое приободрились и вели себя довольно-таки уверенно. Айрин первая залезла в люк ал’кеша и велела вылетать. На нее сразу накинулись с расспросами, но она и Се’так отвечали по заранее придуманной легенде: тау’ри здесь по ошибке, и они уже улетают.
- Кэтлин, залезай, - велел Се’так, пока Айрин объясняла что-то троим джаффа. – Пора улетать.
Молчание сопровождавших их морпехов было обманчивым - они переговаривались с Кэтлин через Икара. Ведь не каждый день приходится идти рядом с живой легендой - бойцом первого корпуса, одной из тех, кто принял на себя первый удар Охотников рассвета, спас планету, а потом надрал им зад на другом конце галактики...
- Сейчас, - сержант попрощалась с сопровождающими и залезла в ал'кеш.
Се’так нагло отвоевал себе место на приборной панели и включил прерванную радиосвязь с кораблем. Потом, подозрительно покосившись на троих джаффа, не посвященных в «легенду», строго приказал:
- А вы трое – марш наружу и проверьте целостность обшивки, особенно на двигателях. Не хватало еще, чтоб эти тау’ри в наше отсутствие что-нибудь испортили.
- По-моему, никто не приближался, - неуверенно заявил самый молодой джаффа.
- Я сказал – проверить! – рявкнул Се’так. – Быстро! Когда мы окажемся в космосе – осторожничать будет поздно!!!
Троих ребят как ветром сдуло. Пока они копошились снаружи, Се’так проверил связь:
- Меня кто-нибудь слышит? Эй, тау’ри! Это джаффа Се’так.
- Мы вас слышим, - пришёл ответ по радиосвязи. В БИЦ было достаточно многолюдно, но канал на этой частоте был доступен только адмиралу, Икару и  главному навигатору.
- Отлично, принимайте координаты Хак’тила – и быстрее! – велел Се’так. – Мы прибудем туда сразу после вас. Не высаживайтесь на планету, пока не дождетесь нас, вам понятно?
- К приёму координат готовы, - отозвались с крейсера.
Он сделал пересылку пакета с картой по радиосвязи, надеясь, что тау’ри смогут его открыть, расшифровать и разобраться с картами джаффа. Но на всякий случай он все же спросил:
- Вы разберетесь? Или пояснить что-то?
Первым пакет присланных данных посмотрел Икар - и сообщил, что на вскрытие шифровки, подбор языкового ключа и вычисление траектории уйдёт минимум несколько часов, что было бы неприемлемо в данном случае. Так что пришлось Владимиру просить у Се'така помощи.
- Нет, без вашей помощи мы будем разбираться слишком долго.
- Мне что, пальцем вам ткнуть?! – возвысил голос Се’так, поглядывая в лобовое стекло на предмет возвращения джаффа.
- Можно и пальцем ткнуть, лишним не будет, - невозмутимо ответил адмирал.
- Ладно, я подойду к вам, - сдался Се’так. – Только пусть ваши тау’ри покажут мне путь. Ждите.
- Ждём, - ответил Владимир и отключил связь.
Се’так упрятал в панель интерактивные карты и поднялся с кресла.
- Что случилось? – спросила Айрин, ничего не понимающая в переговорах Се’така с тау’ри.
- Они не понимают наши карты, - вздохнул Се’так. – Придется показать пальцем. Я картинку расположения звезд примерно запомнил… думаю, смогу отыскать Хак’тил.
- Было опрометчиво скидывать тау’ри карты с нашими планетами, - заметила Айрин.
- Это была твоя идея привести их на Хак’тил, - возмутился Се’так. – А переделывать карты не было времени. Да ладно, они все равно их не прочти и даже не смогли открыть. Я скоро буду, – он выпрыгнул из люка. – Чего вы там копаетесь? – снова напустился он на троих джаффа. ощупывающих корпус ал’кеша. – Все в порядке? Тогда стойте тут и никого к ал’кешу не подпускайте.
Джаффа тут же вытянулись в струну и замерли. Се'така снова проводили в БИЦ, где его ждали.
- Показывайте, что это и как с этим обращаться, - на консоли, у которой стоял адмирал, было нерасшифрованное содержание информационного пакета.
- Эммм… ну… лучше откройте вашу карту галактики, - сказал Се’так, разбирающийся в компьютерах тау’ри чуть меньше курицы.
- Сейчас, - несколькими движениями Владимир перевёл картинку на главный дисплей и развернул карту, хранившуюся в памяти Икара, на ближайшие сто световых лет.
- Мы примерно вот здесь, - он показал на небольшую звезду.
Как и ожидал Се’так, по картам тау’ри – с их названиями и их языком – было трудно ориентироваться. Примерно как российскому таможеннику в китайском паспорте.
- Можно ли приблизить? – попросил он. – Раза в два.
Карта увеличилась.
- Еще! – потребовал Се’так, подойдя к экрану чуть ли не вплотную и шаря по нему пальцами, отмечая расположение звезд. Звездную систему Чулака он знал неплохо, и на картах джаффа по диагонали вверх должно быть еще две дружественные системы, но их отчего-то не было. В общем, Се’так около пяти минут бесполезно шарился по карте, бормотал что-то на гоа’улдском и наконец ткнул пальцем в яркую звезду, что располагалась направо вверх от отметки Чулака. Примерно в пятнадцати тысячах световых лет от него.
- Третья планета от этой звезды - Хак’тил, - уверенно заявил он. – Вот он, прямо здесь.
Секунд двадцать Владимир просто смотрел на координаты, указанные Се'таком... А затем переспросил:
- И вы предлагаете нам туда лететь? Да даже на максимальной мощности мы туда добрались бы лет за шесть, а на резерве нам лететь лет сто! Нет, это невозможно...
- ЧТО?! – воскликнул Се’так. – Это же очень близко! У вас нет… как это по-вашему… гипердвигателя?! Как же вы тогда сюда прилетели?!
- Близко?! Наш сверхсветовой привод позволяет разгоняться максимум в две с половиной тысячи раз быстрее света... ну, если перегрузить коллекторы, то две семьсот, и это очень быстро!
Се’так, конечно, ничего не понял. Однако у него тут же возникла новая – безумная – идея. Если это сработает, это будет… нечто!
- Так, слушайте сюда, тау’ри, - сказал он. – Если ваш гипердвигатель не сможет долететь до Хак’тила… мы потащим вас на буксире. На нашем корабле. И оттуда доставим куда пожелаете. Но вы тоже должны кое-что сделать: летите вот к этой соседней планете, она абсолютно необитаема и очень холодная. На поверхность не высаживайтесь, мы пробовали уже, полный провал получился. Оставайтесь на орбите, мы за вами прилетим на ха’таке. Это большой корабль, он сможет открыть гиперпространственный тоннель для двух кораблей.
- Хм. А может и получиться... - разумеется, Владимир прикидывал возможность буксировки кораблём с однотипным сверхсветовым приводом, не зная, что за гипердвигатель используется джаффа. - Хорошо. Мы направимся туда как только ваш челнок покинет наш ангар. Ну или можем долететь вместе с вами.
- Улетайте как можно быстрее и ждите нас, - напомнил Се’так перед тем как покинуть мостик.
Залезая в ал’кеш, он кратко объяснил ситуацию Айрин и по ее округлившимся глазам понял, что он только что отмочил куда более сумасшедшую идею, чем она, когда предложила переправить тау’ри на Хак’тил.
- Где мы возьмем ха’так?! – зашипела она, но Се’так цыкнул на нее – в ал’кеш уже забирались трое прибывших с ними джаффа.
- Потом, – процедил он сквозь зубы. – Так, ребята, улетаем. Быстро, быстро, все по местам! – принялся он командовать, будто ничего не случилось.
Еще несколько минут ушло на то, чтобы запустить все двигательные системы ал’кеша. Потом тау’ри освободили ангар для вылета, и когда силовой экран погас, старая гоа’улдская машина тяжело оторвалась от пола. Воздух вокруг нее слегка дрожал и колыхался сиреневой дымкой.
- Полный вперед, - сказал Се’так.
Ал’кеш вылетел из ангара и стал стремительно удаляться от корабля тау’ри. Се’так отвязался от навязчивых вопросов джаффа и Айрин, потом отвел Кэтлин в сторону и на языке тау’ри рассказал ей то, что произошло на мостике:
- Двигатели корабля тау’ри не такие мощные, как гоа’улдские. Тау’ри не смогут долететь до Хак’тила так быстро, как делаем это мы. Поэтому я отправил их к соседней планете, откуда мы заберем их на буксире нашего ха’така. Так называются крупные корабли. Ха’так сможет открыть гипертуннель достаточной ширины, и если мы надежно соединим два корабля, то сможем оттащить тау’ри к Хак’тилу.
- Я не разбираюсь в физике сверхсветовых перемещений, так что просто надеюсь, что у вас получится. И спасибо вам. - коротко ответила Кэтлин и оглянулась на начавший приближаться линейный крейсер.
На котором было всё намного интереснее.
-  Энергию на маршевый двигатель, тяга 90, курс ноль-три-ноль, отметка семь. Рассчитать скачок на резервном приводе.
- Есть! Разгон через десять секунд, отсчёт пошёл!
Конечно, можно было бы долететь и просто на приводе Кемпера, расстояние было небольшим, но адмирала душила жаба тратить столько топлива на простой межпланетный перелёт.
"Прометей" тряхнуло - инерционный демпфер включился с запозданием в доли секунды, и гигантская туша крейсера начала разгоняться к указанной Се'таком планете. Владимир не стал медлить.
- Резервный сверхсветовой привод готов к скачку, - доклад инженерной команды прозвучал в командном центре уже когда корабль вышел на заданный курс с ускорением в 90G, обогнав ал'кеш  и устремившись дальше.
- Ввести координаты. Запуск по готовности. Икар, на тебе контроль.
На обоих бортах корабля начали светиться синим цветом длинные прямоугольники эмиттеров энергии, и через несколько секунд корабль, смазав очертания, исчез в яркой вспышке.
Появившись через десять минут на внешней орбите той самой необитаемой планеты, гася набранную перед скачком скорость.
Се’так и Айрин вздохнули с облегчением, когда корабль исчез. 
- Ну что, теперь все закончилось, да? – тихонько спросила Айрин.
Се’так не ответил. Что-то подсказывало ему, что все только начинается.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Пандора » Эпизод 6 - Чужая война