Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Пандора » Эпизод 6 - Чужая война


Эпизод 6 - Чужая война

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Всю посадку Се’так молчал. И даже не потому, что при посадке говорить вообще сложно. Просто он находился в каком-то странном полутрансовом состоянии, и даже попытки Айрин достучаться до него закончились неудачно. Приземлившись все в том же ангаре, джаффа повалили наружу, и только Се’так замешкался.
- Ты идешь? – позвала его Айрин.
Се’так кивнул, а потом выдал что-то по-гоа’улдски, что Кэтлин восприняла как близкое к «нам пиздец». Айрин на его фразу только фыркнула и выпрыгнула из люка. За ней последовали Кэтлин и Се’так. Последний решительно направился в город, даже не оборачиваясь, чтобы проверить, идет ли за ним земная девушка или нет. Он вообще был явно в состоянии легкого потрясения.
А тем временем в крепости Совета происходил полный бардак. Три места (включая «уволенного» Се’така) на сегодняшний день резко стали вакантными, причем, должность главы Совета в том числе, и помимо вопросов о том, как похоронить Рахека и Дагбо, поднялся еще вопрос о выборе нового главы. Совет заседал неофициально, все сидели как попало – на столах, на скамьях, кто-то вообще ходил взад-вперед, как Хорен. Вопросов было на самом деле гораздо больше: что делать с землянами, что делать с неработающими Вратами, что делать с убийцей-невидимкой, как усилить защиту города, что делать с кулл-воинами Анубиса, что делать с Се’таком в конце концов… Впрочем, последнего решили пока оставить в покое «до выяснения обстоятельств», землян, разгуливающих по городу, тоже, а вот глава Совета требовался – это да. Проспорив по этому поводу пару часов, джаффа так и не пришли к единому мнению, а когда примчался гонец с новостью о том, что убийца-невидимка пришел в себя, Совет разбежался понаблюдать за допросом. Прибежав в подземную тюрьму, они обнаружили, что пленник снова без сознания или качественно изображает обморок, однако добиться от него какой-то реакции никто не смог. Вернувшись в крепость, все понуро расселись на столах, а когда пришел Се’так, он так и обнаружил своих бывших коллег в состоянии крайнего отчаяния.
- Плохо? – осведомился он по-гоа’улдски.
- А ты как думаешь? – буркнул Хорен.
С возвращением Се’така ситуация мало изменилась, зато он с ходу рассказал о том, что неизвестный корабль перестал быть проблемой, ибо какие-то торговцы-человеки адресом ошиблись. Объяснение было так себе, но лишних вопросов никто не задавал, особенно когда солнце перестала закрывать черная тень. Корабль исчез, и этот вопрос решили закрыть. Разумеется, в любое другое спокойное время Хорен или кто-нибудь еще не в меру активный обязательно принялся бы докапываться с вопросами и разборками, но сейчас и своих проблем хватало на планете. Не хватало еще выдумывать проблемы из космоса.
- Пускай эта женщина собирает своих человеков и убирается отсюда, - наконец вынес предложение Зенар. – От них одни проблемы.
Все согласно загудели. И хоть проблемы были вовсе не от тау’ри, но неразбериха началась именно с их появлением, следовательно, за неимением прямых обвинений, людей просили просто покинуть территорию. С глаз долой – из сердца вон.
- Они не могут уйти, - терпеливо объяснил Се’так. – И я уже говорил почему. Врата не работают…
- По кое-чьей вине, - ввернул Хорен.
-… А они попали сюда через какой-то портал, который найти более не могут, - продолжил Се’так, проигнорировав Хорена.
- Врут, - решительно заявил Зенар, будучи самым молодым членом совета и особо языкастым.
Се’так решил не комментировать это, и в каменном зале повисло тягостное молчание.
- Че делать будем? – выразил общую мысль Некер.
Снова пауза. Решительный и могучий Совет джаффа, самого свободного постгоа’улдского государства, сейчас выглядел кучкой растерянных школьников. Когда они воевали с гоа’улдами, у них была четкая и конкретная цель, одна-единственная проблема. А сейчас внезапно навалилось много событий, пути которых вели в тупик. Ничего не скажешь, сложная ситуация.
Однако когда появилась запыхавшаяся Айрин, до этого задержанная какими-то делами по пути, все более-менее встало на свои места. Эта решительная женщина тут же взяла дело в свои руки:
- Так, господа, - сказала она, когда увидела всю эту картину растерянности. – Я, конечно, понимаю, что на Чулаке нечасто случаются подобные события… - Хорен кисло посмотрел на нее, однако Айрин невозмутимо продолжала: - Но вот не ожидала я, что вы все будете вот так сидеть и ждать, пока гоа’улд на орбите свистнет. Я вам так скажу. У нас сейчас есть две основные проблемы…
- А мне казалось, намного больше, - вякнул Зенар.
- Основных – две, - упрямо повторила Айрин. – Это Врата и шпионы Анубиса. Все остальное не представляет угрозы для жизни и может подождать. Я думаю, нам следует разделиться на две группы. Одна займется поисками невидимок и допросом уже пойманного, вторая – и я настаиваю, чтобы этим занялась я и Се’так – займется поиском кристалла для Врат. Я уверена, мы сможем его достать.
Все удивленно воззрились на нее. Никто явно не ожидал от женщины такой прыти.
- А как же тау’ри? – спросил Хорен.
- Тау’ри нам помогут, - без запинки ответила Айрин. – Мы заберем их с собой, нам понадобится ал’кеш и… пожалуй, Шетун Лхау.
Судя по выражению лица Хорена, он явно был против такой самодеятельности, но тут Се’так внезапно поддержал предложение Айрин:
- У кого-то есть предложения получше? – спросил он.
Предложений не нашлось, кроме невнятного бурчания.
- Отлично, - подвела итог Айрин. – Все согласны?
Нехотя джаффа подняли руки вверх. Согласны были, надо понимать, все.
- Ну так и приступим, - продолжила Айрин. – Мы с Се’таком берем тау’ри и улетаем за кристаллом для Врат. А вы, будьте любезны, воспользуйтесь вашим многолетним опытом и поймайте остальных невидимок.
Это было уже явно лишним. Хорен побагровел и возмутился:
- Да ты что себе позволяешь, женщина! Я воевал на Эшкалоне! Да я….!
- Прекрасно, Хорен! – возвысила голос Айрин. – Вот и займитесь делом.
И она резко развернулась, взмахнув полами красного плаща, и вышла из каменного зала, громко стуча каблуками. Повисла тишина. Се’так только пожал плечами, а Хорен пыхтел и злобно сопел, но так и не придумал, что еще сказать. Раскомандовавшаяся Айрин явно пришлась всем не по душе, однако лучше предложений ни у кого не нашлось аж за два часа разговоров. Се’так подумал, что если таким образом Айрин метит на место Рахека – ей явно его не видать.
Они с Кэтлин вышли следом. Се’так кратко пересказал ей то, что обсуждалось на «совете»:
- В общем, пока эти лентяи будут допрашивать пойманного убийцу и ловить остальных, если такие есть, мы улетим на Хак’тил и разберемся с тау’ри. Бери всех своих – с Хак’тила вам будет легче добраться до вашей планеты. Также нам еще следует найти новый кристалл для наших Врат, но это потом. Как тебе план?

0

32

Линейный крейсер без проблем погасил скорость, выходя на орбиту указанной им планеты - ничего сложного в
таком манёвре не было. Завершив стандартные процедуры и отключив двигатели, экипаж - те из них, кто не
спали и не стояли на боевых постах, - наблюдали за проносящимся под ними пейзажем, напоминавшем им сложные
вулканические пейзажи Ио, спутника Юпитера. Термальные выбросы, магма и серные моря соседствовали с
ледяными пустынями и нагромождениями мёрзлого камня.
- Похоже наш новый знакомый был прав, планетка явно неприветливая..., - адмирал рассматривал поверхность на
обзорных экранах, -  Высаживаться не будем, нет смысла. Выпустите пару разведывательных дронов, пусть
сделают подробную картографию и спектрографию. 
Чёрный корпус выбросил из себя два аппарата-"сардельки", сразу же разогнавшихся и ушедших ниже, под
корабль, на критические орбиты.
- Теперь ждём и собираем данные, товарищи. Боевая готовность номер три.
Загоревшийся сигнал экстренного вызова от Икара на окраине ноумена был неожиданностью.
- Икар, что случилось?, - адмирал перешёл на прямую мыслесвязь.
- Переход прошёл без сбоёв, но ресурс накопителей и инжекторов резервного привода быстро заканчивается.
Если совершать скачки с такой же скоростью, то расчётное время выхода их и строя - сорок семь часов и
двенадцать минут.
- Какого хрена? С какого времени у нас резервный привод стал жрать расходники? У них же испытательное время
наработки на отказ порядка десяти тысяч часов!
- Данные объективного контроля, полученные во время скачка, выявили нарушения техпроцесса при изготовлении
изделий.
- Ты хочешь сказать, что во время капитального ремонта нам подсунули бракованное дерьмо?
- Да. Выявить это до запуска привода на длительное время работы было невозможно.
- Вернусь на землю - оторву ублюдкам руки, - отстранённо проговорил Владимир. - Как закончится ресурс, так
и заменим, может запасные будут нормальные. Проведи полную диагностику всех систем корабля в максимально
углублённом режиме. Если есть хоть какое-то подозрение на возможный косяк в любой системе, я хочу об этом
знать.
- Принято. Перевожу крейсер в режим диагностики и уведомляю инженерную команду.
Владимир отключил мыслесвязь. Вероятность того, что откажет основной привод искривления, была равна одной
миллионной, но вероятность отказа двух систем сразу, основной и дублирующей, вообще принималась равной
нулю. А тем не менее, если оба запасных комплекта тоже окажутся изготовленными с нарушениями, то двигателей
хватит лишь на неделю, а на восстановление основного может уйти несколько месяцев...

***

На Чулаке же всё было намного проще - Кэтлин, выслушав Се'така, объявила по внутренней сети общий сбор.
- План... Мне кажется вполне жизнеспособным. Предлагаю не терять время, раз уж у нас теперь есть план. Мои
люди соберутся здесь меньше, чем через две минуты.
Нам нужно добираться до корабля как можно быстрее, - Кэтлин инстинктивно проверила заряд батарей бронекостюма и лазера. - Мне крайне не нравится, что тут происходит. И я почти уверена, что чем дольше тут остаются мои люди, чем больше шанс на кровопролитие, а я этого не хочу.

0

33

Когда все тау’ри собрались в сторонке от уличной суеты, Се’так кратко рассказал им свой план: они все садятся в ал’кеш и летят до ближайшей к Чулаку планеты джаффа – Делмак. Там берут ха’так под каким-нибудь предлогом (у Се’така был один друг главнокомандующий), возвращаются за тау’ри и буксируют их на Хак’тил. Оттуда Кэтлин со своими ребятами возвращается через Врата к своим, хак’тильцы помогают другим тау’ри починить корабль, а Се’так достает новый кристалл для Звездных Врат Чулака. Чудный план! Казалось бы, все должно пойти как по маслу… Настроение испортила Айрин, которая нашла их заговорщескую компашку и задала вполне логичный вопрос – кто его, Се’така, сейчас отпустит с планеты, да еще на государственном транспорте? Пришлось придумывать оправдание.
Оставив тау’ри ненадолго, Се’так и Айрин вернулись в совет, где Се’так торжественно объявил, что вызывается исправить свою ошибку и принесет на Чулак новый кристалл для Врат. Поэтому, мол, ему нужен ал’кеш и разрешение Совета отправиться в эту миссию. Несмотря на недавние настроения посадить Се’така под стражу и объявить политическим преступником, ему почти единогласно дали добро, разве что Хорен разворчался, что нихрена у Се’така не получится, и он пригодился бы здесь. Как выяснилось, брутальные настроения остались позади, и Совет сейчас больше интересовал пойманный слуга Анубиса.
- Я не могу лететь с тобой на Хак’тил, - сказала Айрин Се’таку, когда они остались наедине. – Но ты возьми с собой Шетун Лхау – она будет говорить от моего имени. Наши джаффа бывают не особо сговорчивы, но если с тобой будет Шетун – я уверена, все будет в порядке…
Се’так нахмурился. Он знал, что «не особо сговорчивые» - это мягко сказано. Бабы Хак’тила бывали порой жуткими стервами.
- Может, запишешь видеообращение к своему народу? – предложил он. – А то они меня не послушают.
Айрин по-девичьи хихикнула.
- Извини, но мне некогда, - сказала она. – Я думаю, ты справишься, прояви дипломатию. И это… будь осторожен.
Се’так уныло пообещал, что не будет лезть куда не следует и вернется с новым кристаллом. Окрыленный новым успехом, он бегом припустил туда, где оставил Кэтлин. По дороге он выцепил из потока джаффа Шетун и велел собираться. Куда и зачем – объяснит позже.
- Ал’кеш есть¸- сообщил Се’так тау’ри, немного запыхавшись. – У вас все готово? Пора выдвигаться.
Вообще слова Се'така про полёт на другую планету, сказанные таким тоном, как будто подразумевалась прогулка в соседний район города, понимания у морпехов не вызвали - и только приказ Кэтлин удержал их от слов вроде "что за бред ты несёшь".  Хорошо хоть краткий "обмен любезностями" по внутренней связи не слышал никто, кроме морпехов.
Как только джаффа ушли, Кэтлин рассказала десантникам, что было на орбите, и что предполагается делать дальше - краткие наброски планов, отличные от предложенных Се'таком. Всё происходящее казалось девушке дикой авантюрой, но других вариантов не было. Оставалось надеяться, что офицеры корабля и джаффа хотя бы немного, но знают, что делают.
- Я не верю, что всё это получится. Наша главная задача - попасть на корабль, все остальные проблемы будем решать по мере их поступления. Скорее всего, их будут решать уже за нас. Вопросы? - такой фразой Кэтлин завершила свой длинный монолог.
- Никак нет, - капрал Грант ответил за всех.
- Тогда отлично, - Кэтлин улыбнулась. - Проверить вооружение, заряд батарей, целостность брони! Доклад через две минуты.
- Есть!
Когда Се'так вернулся, морпехи заметили его не сразу, занятые диагностикой сервоприводов бронекостюмов.  К счастью, неисправностей обнаружено не было - а то где в этой дыре искать ремкомплекты!
- Да, мы готовы. Идём.
Если бы кто-то их них поделился с Се’таком своими сомнениями, джаффа бы только посмеялся. Еще в эпоху правления гоа’улда Ра предки современных Свободных Джаффа видели гигантские космические корабли, гиперпространственные путешествия и древние артефакты, а также совсем странное нечто на грани науки и магии. Федерация Свободных Джаффа объединяла несколько планет, население которых превышало порой восемь миллиардов – государство джаффа росло и процветало. Освободившись от гнета гоа’улдов, джаффа впервые имели возможность развиваться, как самостоятельная цивилизация. Правда, учитывая большую продолжительность жизни джаффа и отсутствие сильного стимула для развития научно-технического прогресса, они по-прежнему жили в городах-крепостях с относительно небольшим населением, использовали старые гоа’улдские корабли и оружие своих предков, почитали прежние традиции и вообще по внешнему виду никак не походили на джаффа «новой эры». Зато смотаться на другую планету для них действительно было «прогулкой в соседний район». Особенно если работают Звездные Врата… Но даже если Врат нет – джаффа не впервой проворачивать многоходовые операции в космосе. И Се’так был твердо уверен в том, что его план сработает. И что он точно не имеет никаких изъянов.
- Залезайте внутрь и садитесь в первом отсеке вдоль стен, - распорядился Се’так, когда он в компании людей прибыл на базу космического транспорта.
Но тут случилось то, о чем Се’так как-то не подумал.
- А это еще что? – обратился к нему еще один джаффа, преграждая путь и не подпуская большую компанию к ал’кешу. – Мне передали, что летишь только ты и твоя ученица. А эти звери здесь откуда?
Се’так тихонько выругался. Надо было сразу догадаться, что тау’ри никто просто так не отпустит с планеты!
- Да ладно, они со мной, - попытался он отвязаться от смотрителя ангара.
- Вот еще, - фыркнул джаффа. – Ты, Се’так, член Совета, но законы для всех одинаковы. Я дам ал’кеш для тебя и Лхау. Кстати, что-то я ее здесь не вижу.
- Ладно, ладно, я понял. Просто подумал, что тау’ри мне могут помочь, - попытался неловко оправдаться Се’так под подозрительным взглядом смотрителя ангара. – Без проблем, отправлю их в город.
Он отошел и пересказал Кэтлин на языке тау’ри, что их никто не хочет выпускать с планеты – мол, подозрительные личности.
- Значит так, - сказал он. – Сделайте вид, что возвращаетесь в город. После тех скал, которые мы проходили, поверните направо и скройтесь в лесу. Только не выходите к Вратам – там сейчас патрули. Я найду вас по сигналам жизни и заберу.
- Что, это тело не хочет нас пускать? Так может ему задницу поджарить, чтоб больше не лез куда не просят? - Кэтлин вполне серьёзно спросила у Се'така, подав энергию на лазер.
Правда, увидев, как джаффа аж поменялся в лице, решила не делать этого.
- Ладно, мы идём. 
Девушка инстинктивно кивнула Се'таку и направилась обратно. Переключившись на внутренний канал связи, Кэтлин пересказала идею морпехам.
- Парни, сейчас сваливаем отсюда. Следим по радару, как только никто нас не будет видеть - маскируемся и за скалами уходим в лес. Все поняли?
- Так точно!
- Тогда идём. Всё внимание на радары, пропустим слежку - мало не покажется. Стрельба мне тут не нужна!
Морпехи, распределив себе сектора обстрела и определив радарное перекрытие, пошли по маршруту, указанному Сe'таком.
Объяснив смотрителю ангара, что отправил тау’ри в город, Се’так залез в ал’кеш и включил системы управления. Когда несколько панелей перед ним засветились ярким желтым светом, внезапно ожил карманный передатчик Се’така…
«Как не вовремя», - раздраженно подумал джаффа и извлек из кармана небольшой металлический шарик.
Шарик вибрировал и светился голубым светом. Се’так потер его всеми пальцами руки, и над шариком возникло уменьшенное изображение Шетун Лхау.
- Мастер Се’так! – возмущенно воскликнула она. – Айрин Хейль сказала мне, что я должна лететь на эту миссию с тобой! Мастер, почему ты улетаешь без меня?
- Э-э… уныло протянул Се’так. – Вообще-то я как раз собрался забрать тебя прямо из города.
- Сидя в ал’кеше и готовясь к взлету? – Шетун оказалась очень проницательной. – Я ведь действительно могу помочь! – она выглядела несправедливо обиженной, и Се’так обреченно вздохнул.
- Понимаешь, - сказал он. – Я бы предпочел отправиться один. Это может быть… опасно. Ведь, отправив тау’ри на Хак’тил, я отправлюсь на поиски нового кристалла для Врат…
- Тогда оставь меня на Хак’тиле, и я потом вернусь на Чулак через Врата, когда ты найдешь новый кристалл! – предложила Шетун.
- Ну… ладно, - сдался Се’так. – Но только на миссию с тау’ри.
- Конечно, мастер! – обрадовалась девушка. – Я сейчас приду!
- Нет. Иди в лес за городом, к горному хребту. Там я заберу тебя.
- Почему так?... Ну хотя, ладно. Я приду.
- До встречи, - и Се’так отключил связь.
Конечно, он не хотел больше никого брать. Это была идея Айрин – взять Шетун для установки «контакта» с жителями Хак’тила. Но Се’так был уверен, что Шетун непременно увяжется за ним на поиски кристалла, а это может плохо закончиться. К тому же, и это было более важной причиной не брать ее, он не хотел, чтобы кто-то знал о том, что он вывез тау’ри. Конечно, смотритель ангара может «настучать», что Се’так собирался взять тау’ри с собой, но доказать он ничего не сможет, особенно если тау’ри просто пропадут по дороге в город. А Се’так решил, что чем раньше тау’ри покинут Чулак, тем будет лучше и для них, и для джаффа. Ведь как ни крути… а совпадение действительно странное: неприятности, которых не было уже много-много лет, начались именно после прибытия тау’ри. Хорен был отчасти прав, заявляя это.
Люк в крыше ангара со скрипом раздвинулся, и ал’кеш вылетел в чистое небо… Там Се’так активировал датчики биологической жизни и тут же уменьшил его чувствительность, потому что на экране вспыхнули сразу тысячи алых точек… Он выставил режим поиска крупных объектов размером с человека и вскоре обнаружил быстро перемещающуюся от ворот города к лесу маленькую точку. Ал’кеш снизился и открыл люк. Ухватившись на него руками, Шетун влезла внутрь, и ал’кеш снова взлетел, ориентируясь на группу красных точек где-то на опушке леса.
- Ты быстро, - похвалил Се’так. – Давай садись, будешь вторым пилотом.
Шетун села в кресло и пристегнула ремни безопасности. Да, такая штука существует не только у землян…
Кэтлин и остальные завидели ал’кеш еще издалека, потому что Се’так не включал маскировку. Снизившись над опушкой и вызвав этим порывы сильнейшего ветра, гоа’улдская машина открыла боковой люк и скинула пандус, немного не достающий до земли.
- А вот и наш транспорт, - Кэтлин отключила маскировку, и, подождав, пока пандус зафиксируется, быстро забралась внутрь. Остальные последовали за ней.
Убедившись, что все морпехи уже на борту, и что на земле ничего не было оставлено, девушка сняла шлем и подошла к креслам пилотов.
- Быстро вы. Спасибо.
- Всегда пожалуйста, - совсем как тау’ри, ответил Се’так, не оборачиваясь. – Садитесь все вдоль стен в первом отсеке. И побыстрее.
И действительно – в отсеке, примыкающем к входному люку, по обе стороны располагались две длинные обитые кожей скамьи.
- Хорошо, - ответила Кэтлин. - Ну прям как в наших "Валькириях", минимум комфорта, максимум железа, - проворчала девушка, усаживаясь. В десантных транспортах Корпуса во время манёвров тряска была такая, что не спасала даже мягкая внутренняя поверхность бронекостюмов. - Мы готовы, - закрепляя шлем на бедре и пытаясь увидеть, что делает Се'так.
Кэтлин было очень даже интересно, каким образом корабль столь маленького размера вообще способен разгоняться быстрее скорости света, да ещё и настолько, чтобы полёты между звёздами казались обычным делом.
- Держитесь покрепче, - предупредил Се’так. – Будет слегка трясти.
Где-то зажужжали и загудели двигатели гоа’улдской машины, завибрировал пол, и ал’кеш тяжело стал подниматься над верхушками деревьев. Кэтлин была видна часть лобового стекла, и когда там замелькали обрывки облаков, она поняла, что корабль поднялся над лесом. Се’так коротко с кем-то переговаривался на неизвестном языке через светящиеся панели связи, делал какие-то малопонятные землянам действия. Шетун большую часть взлета сидела без дела, лишь пару раз по команде Се’така поменяла синие кристаллы на красные…
«Слегка трясти» - это было мягко сказано. Когда ал’кеш вошел в мезосферу, его начало буквально швырять из стороны в сторону, переворачивать и трясти, как на американских горках. От неожиданности кто-то из людей повалился на пол.
- Я же говорил, держитесь крепче, - безмятежно бросил Се’так. – У нас перегрузка, похоже.
Ал’кеш продолжило метать в разные стороны и швырять под немыслимыми углами еще минут десять, двигатели натужно ревели, но потом корабль вырвался в термосферу, и Се’так боле-менее выровнял полет.
- Что? – буркнул он под укоризненным взглядом Шетун. – Я предупреждал когда-то, что пилот из меня не самый лучший. Пакетик дать?
- Не надо, - с трудом выдавила из себя девушка, закрывая глаза. - Тау’ри там живы? Я боюсь сама смотреть на них.
Се’так слегка обернулся.
- Живы там все? – спросил он на их языке.
Такой отвратительный взлёт морпехи видели в первый раз. Во время адской болтанки возникало ощущение, что пилот, коим был Се'так, ведёт корабль ногами... Ну, или он просто в стельку пьян.  Особенно когда ал'кеш швырнуло сразу в двух плоскостях, и сидевшего с краю лавки бойца скинуло на пол и впечатало в стену. Истинную причину, на своём опыте - крайне плохое умение Се'така пилотировать челнок - знала только Кэтлин, для которой это был уже второй полёт с джаффа, и держалась поэтому она сильнее всех.
- Живы, живы. Зубы только соберём, - пробурчала Кэтлин в ответ.
- Это просто замечательно! – обрадовался Се’так, который, казалось, сам был удивлен, что обошлось без серьезных травм. Еще он надеялся, что лично ему не придется мыть челнок после таких вот полетов. У людей, как известно, организмы слабые…
Ал’кеш все еще слегка трясло, но по сравнению со взлетом это почти не ощущалось. Когда маленький кораблик вырвался из гравитационного поля планеты в бескрайнюю звездную бездну, Се’так объявил, что сейчас будет прыжок в гиперпространство, но сначала ему нужно просчитать координаты… Судя по его голосу, он это делал если не первый, то максимум второй раз в жизни. В каком-то смысле так и было: Се’так родился и вырос на Чулаке, а другие планеты, в том числе столичную Дакару, посещал через Звездные Врата. Его обучали как воина, а не как пилота, хотя в теории считалось, что хороший воин умеет еще и управлять летательными средствами. Ну вот Се’так тоже, теоретически, умел. А вот практики явно было маловато.
Пока он, бубня что-то себе под нос, нажимал сенсорные кнопки и менял местами различные кристаллы, морпехи успели соскучиться. Шетун несколько раз спрашивала у Се’така, не нужна ли помощь, но гордый джаффа демонстративно отмалчивался. Наконец он торжественно объявил, что до соседней планеты лететь несколько минут. Ну, местных минут, разумеется – сколько это в Земных часах, тау’ри не знали, да Се’так и не смог бы объяснить. Другая планета – другое измерение времени.
Зависший в космосе ал’кеш вновь завибрировал, бесшумно запустился гипердвигатель, контуры людей смазались и… прямо перед лобовым стеклом открылся тоннель гипеространства. Шетун тихо ахнула – она тоже не так уж часто бывала в космосе. Ал’кеш рванулся вперед, и карман схлопнулся, поглотив маленький корабль. Впереди замелькали всполохи чужого неведомого мира – подпространства… Голубоватые блики заплясали по стенам челнока, полет выровнялся, и Се’так отстегнул ремни безопасности, потянулся. Затем развернулся к морпехам.
- Скоро прилетим, - объявил он. – Ну чего вы такие… как это по-вашему… удивленные?... Огорченные?...
"Удивлённые" - пожалуй, это было слишком мягкое описание того, что происходило с морпехами в этот момент.
Они никогда не летали быстрее скорости света - корабли Союза в их время разгонялись до скорости, близкой к световой, и так летели - год, два, пять - сколько было нужно. О том, что можно преодолеть световой барьер, десантники знали - но лишь в теории и в качестве слухов, что на каких-то кораблях уже стоит специальное оборудование...
Так что все люди дружно смотрели в стёкла ал'кеша, пытаясь понять, к чему относились их ощущения, откуда столь красивое сияние за бортом и, наконец, что вообще происходит.
- Охренеть, - Кэтлин первая оторвала взгляд от забортного пространства. - С какой скоростью мы летим? И что дальше?
- Скорость я не знаю, - ответил Се’так, - но за то время, которое мы потратим на перелет до соседней планеты, можно успеть сделать тридцать приседаний в размеренном темпе.
- Да правда что ли? - в голосе Кэтлин сквозил сарказм. - А наши яйцеголовые считают, что выше пяти-шести тысяч световых разогнаться практически невозможно.
- Этого я не знаю, - серьезно ответил Се’так, не уловив сарказма. – А как выглядят эти животные? И почему они умеют разговаривать?
Взмахнув руками, Кэтлин попыталась что-то ответить - но от услышанного попросту рассмеялась, забыв, что это может выглядеть невежливо.
- Нет, нет, это не животные, - отсмеявшись, - мы так называем наших учёных. У них была теория, о максимальных скоростях и тому подобное. Тот корабль, который вы видели... он не разгоняется выше скорости, в две тысячи раз превышающую световую.
- Я ничего не понял, - честно признался Се’так, оставаясь по-прежнему серьезным. – Этот корабль самый обычный, бывают лучше, намного лучше.
- Кажется, у них такой юмор, - предположила Шетун на гоа’улдском. – А еще они все говорят много слов, которые я не знаю.
- Если у вас обычные корабли летают с такими скоростями, то как быстро летают хорошие? Отсюда до Земли за пару часов долетают что ли? - Кэтлин по-прежнему не верила в возможность практически мгновенных перелётов в гиперпространстве.
- До Тау’ри? – уточнил Се’так.- Ну этого я не знаю, не летал. Ну вот до соседней планеты в общем-то несколько минут. Кстати, вам лучше сесть и держаться за что-нибудь, потому что…
Он слишком поздно сказал об этом - ал’кеш вдруг тряхнуло, раскачало, и он вылетел из внезапно открывшегося кармана гиперпространства, как пробка из бутылки шампанского. Не успевшие удержаться морпехи попадали на пол, Шетун подскочила в своем кресле и укоризненно посмотрела на Се’така.
- Ну что? – возмутился он. – Я же не отвечаю за механику этой летающей штуки!
- Я скажу тебе спасибо, мастер, только за то, что мы не врезались в корабль тау’ри, - проворчала Шетун на гоа’улдском.
Се’так посмотрел в лобовое стекло. Где-то в далекой черноте космоса угадывались контуры корабля людей – именно сюда он направил их до следующей встречи.
- Хорошо, - сказал Се’так, когда ал’кеш перестало трясти и мотать из стороны в сторону. – Давайте подлетим поближе, чтобы они нас увидели.
Подлетать поближе, чтобы обнаружить себя, нужды не было. Обширная сеть слежения, созданная "Прометеем", обнаружила ал'кеш в самый момент выхода его из гиперпространства.
- Ну надо же, явились, - проворчал Владимир, едва получил от Икара информацию о прибытии ал'кеша.  - Приветствуем вас. Каковы будут дальнейшие действия? - по уже известным частотам связи было передано на ал'кеш.
- Для начала подождем, пока ваш второй корабль перестанет следить за мной с тыла, - ответил Се’так. – А так вообще – добро пожаловать.

0

34

Ругаясь по-сплитски, Котхман потряс головой. Ощущение было такое, будто в него на форсаже врезался планетарный шаттл. С трудом сфокусировав зрение, он огляделся – и снова выругался, на этот раз на родном языке.
- Компьютер, положение!- скомандовал паранид, вглядываясь в совершенно незнакомую ему планету с висящей над ней станцией – или это был корабль?
Ответ он знал еще до того, как из динамиков рубки пророкотало:
- Описание сектора в базе данных отсутствует. Привязка к стандартным координатам невозможна.
Вторая фраза бортового компьютера ввела Котхмана в оторопь. Если новооткрытые сектора, еще не получившие названия и на карте обозначавшиеся как неизвестные, во вселенной еще встречались, то координаты по сети врат были у каждого сектора, будь он хоть трижды неизвестным. Это могло значить только одно: неисправный прыжковый двигатель занес его в межсекторное пространство. Но, насколько он помнил курс астрономии, в межсекторном пространстве не было и не могло быть планетных систем, а тут планета, к тому же явно обитаемая, если судить по висящему на ее орбите объекту, как ни в чем не бывало, висела на центральном обзорном экране.
- Сводку состояния! Оптический умножитель!- скомандовал пилот, и изображение начало увеличиваться. Сооружение на орбите планеты разрослось на весь экран. Все-таки это был корабль – классом не ниже эсминца, если обратить внимание на едва различимые детали. Конструкция была параниду незнакома – так не строила ни одна известная ему раса, кроме разве что ксенонов, которые каких-то особых канонов судостроения не придерживались. А если это был новый тип ксенона К, то шансов противостоять ему у корвета не было. Тем временем компьютер заканчивал рапорт о состоянии систем. Вопреки опасениям паранида, особых повреждений «Пламя Хаара» не получило – проплавленная в нескольких местах обшивка да выход из строя злополучного прыжкового двигателя. Щиты понемногу восстанавливались, и через минуту-другую корвет был бы уже готов к бою, если неизвестный корабль все-таки оказался бы враждебным. Выжав регулятор мощности двигателя на полную, Котхман направился в сторону планеты.

0

35

- Это разве не ваш второй корабль? - обеспокоенно спросил Владимир. - Мы видим вас обоих.
- У меня только один корабль! – возмутился Се’так. – Вы нам что, засаду устроить решили?!
- Хотел бы я вас уничтожить, вы бы не успели даже понять, что вас убило! - огрызнулся Владимир. - Не наш это корабль. Уходите за мой корабль, сейчас выясним, кого сюда принесло.
Адмирал отдал соответствующие приказы Икару, и тяжёлый корабль вздрогнул, уходя с низкой орбиты. Раскрылись толстые бронеплиты, и толстые стволы орудий взметнулись вверх.
- Наведите на них пару лазерных батарей и  установить связь по стандартному протоколу!
- Неизвестный корабль! Назовите свою принадлежность и цель прибытия!
- Что такое? – спросила Шетун по-гоа’улдски. - Тау’ри привели еще один корабль?
- Понятия не имею, откуда оно взялось, но оно больше нас, и мы на очень невыгодной позиции, - ответил Се’так, разворачивая ал’кеш и уходя за тяжелую массу «Прометея». – Пускай эта громадина разбирается.
- Входящий запрос связи на нестандартной частоте, - сообщил компьютер. - Источник определен: неизвестный объект на орбите планеты.
Котхман немного расслабился. Ксеноны на связь никогда не выходили, так что этот вариант отпадал.
- Установить связь,- кивнул он.
Экран связи остался пустым – видимо, связь была только в голосовом диапазоне. Судя по тембру и тону, голос принадлежал аргонцу, но язык был капитану незнаком.
- Паранид приветствует тебя, кто бы ты ни был,- утробным паранидским басом прорычал Котхман на аргонском.
- Не могу сопоставить язык сообщения ни с одним из известных Союзу языков, - отрапортовал Икар, воспроизведя слова паранида.
- Логично, - адмирал поморщился, чужая, слишком непривычная речь резала уши. - Подключи к диалогу джаффа, это их миры, может они в курсе, кого на нас выкинуло?
На ал'кеш ушла копия ответного сообщения и просьба присоединиться к сеансу связи в реальном времени.
- Кэтлин! – позвал Се’так. – Иди сюда, тут тау’ри чего-то хотят.
Связь с кораблем паранида была установлена.
- Мы тут не совсем понимаем, на кого наткнулись, - передал Владимир по изолированному каналу на ал'кеш. - Может вы знаете, кто это?
Икар повторил запись ответа паранида специально для джаффа.
- Сами с ним говорите, это ваша планета.
- Планета условно ничья, - возразил Се’так, которому вовсе не улыбалось разбираться с еще какими-то «гостями». – Понятия не имею, кто это приперся. Ну сейчас постараюсь узнать… Эй, неизвестный корабль! Отвечайте или будете это… будете уничтожены, вот!
Паранид же услышал только набор странных звуков по голосовой связи, не понимая ровным счетом ничего. Да и что тут можно понять? Он догадался уже, что оказался в лучшем случае в другой звездой системе. Если не в другой галактике… Наверняка здесь живут разумные или полуразумные существа, ни разу не слышавшие о паранидах и говорящие на своих языках. Никто и не обещал легкий путь.
Ни слова не поняв из тарабарщины, лившейся из канала связи, Котхман, тем не менее, уловил угрозу в последней фразе. Странным аргонцам явно не нравилось его приближение. На их месте параниды поступили бы точно так же - остановили неизвестный корабль для выяснения обстоятельств и послали группу досмотра. Меряться пушками с такой махиной было как минимум глупо, так что паранид подчинился, включив тормозные и пророкотав:
- Вам лучше оказаться дружелюбными, и тогда высшее существо вас не тронет.
- Я ничего не понял, - выразил общее мнение Се’так. – Но могу с уверенностью сказать, что это не гоа’улд. Гоа’улды сразу начинают угрожать – причем, выражаться так, чтобы даже последний дурак понял. А этот, кажется, не знает ни гоа’улдского языка, ни вашего, тау’ри.
- Может быть, включить видеосвязь? – предложила Шетун, хмуро вглядываясь в стекло лобового обзора, где, помимо серого бока корабля людей, ничего не было видно. – В наших краях уже давно не появлялись чужаки. Его появление может быть неслучайным.
Шетун, как и Се’так, в свете последних событий заразились общей подозрительностью. Действительно, слишком много странных совпадений для одного дня: появление тау’ри, Хищники в лесу, суперсолдаты Анубиса, невидимый убийца, смерть двоих членов совета, считая главу… Все указывало на то, что против Свободных Джаффа разворачивается настоящая война.
- Так дело не пойдет, - решительно заявил Се’так. – Владимир, как тебя там… слышно?... предлагаю видеосвязь.
- Можно попробовать, - ответил Владимир. - Пошагово, сначала синхронизируем наши корабли, затем с этим товарищем.
Адмирал относился к появлению нового корабля не так подозрительно, как джаффа, да и Икар сообщил о том, что этот самый корабль начал торможение.
- Давай вперёд, тяга пять, - корабль, повинуясь отданной Икару короткой команде, направился с едва заметным ускорением к паранидскому корвету.  - Начинаю конфигурацию протокола видеосвязи, - синхронизировав связь между "Прометеем" и ал'кешем Се'така, ИскИн приступил к более сложной задаче. - произвожу модуляцию частоты. Вывожу изображение на обзорный дисплей...
Если оборудование неизвестного позволяло принять сигнал, сформированный человеческим крейсером, то изображения должны были появиться на всех кораблях.
Лобовое стекло ал’кеша подернулось легкой дымкой, затемнилось, и на нем проступило бледное изображение с корабля людей, нарушаемое слабой рябью и помехами.
- Я вас вижу, тау’ри, - сказал Се’так. – А это кто?!...
Изображение еще раз дернулось, сместилось, и рядом появилась еще более слабая трансляция с корабля паранида. Взору Се’така предстало полугуманоидное существо с вытянутой непропорциональной головой, покрытой косятными шишками и наростами, с тремя глазами, сизой кожей и толстой шеей. Существо явно было инопланетным и совсем уж незнакомым ни людям, ни джаффа.
- Страшный какой, - не удержавшись, прокомментировала Шетун.
- Еще какой! – подтвердил Се’так. – Никогда таких уродов не встречал.
Котхман же был озадачен не меньше, чем джаффа и тау’ри. Когда изображение появилось и на его экране, он отметил, что таких странных «аргонцев» он еще не встречал. Они действительно были похожи на аргонцев, но говорили на совершенно чуждом параниду языке и мели довольно редкий цвет кожи. Они были, на его взгляд, абсолютно похожи друг на друга: круглые головы, покрытые какой-то мерзкой волосяной растительностью, всего два глаза, острый выступ посередине морды вместо нормальных ноздревых наростов, толстые губы, какие-то наросты по бокам голов на тех местах, где у нормальных паранидов расположены слуховые проходы… Как и все аргонцы, они показались параниду какими-то нескладными, негармоничными и хилыми. И как такие вообще смогли выжить, да еще развиться в целый вид?...
На одном экране было аж две «аргонские» морды. Единственная разница между ними, как заключил паранид, была лишь в том, что у одного существа кожа была неприятного темно-коричневого цвета. Рядом, в соседнем кресле, сидел второй такой же «местный», но этот уже был с белой кожей, и на круглой головке его красовалась такая же бледная пакля каких-то странных мягких с виду отростков. Судя по всему, второй «аргонец» был самкой. Если бы Шетун Лхау узнала, какой она видится тремя глазами паранида, ей стало бы очень обидно. Что же касается второго экрана – там был еще один бледнокожий гуманоид, но у этого башка была покрыта коротким ежиком тех же отростков, как у «белой пакли».
Короче говоря, встреча двух «высших рас» состоялась. И обе стороны были уверены в том, что судьба свела их с очередным инопланетным чудищем.
Все-таки это были аргонцы. Не сказать, что Котхману пришлось видеть много аргонцев на своем веку, но таких странных ему не попадалось. Из-за плохой связи параниду на миг показалось, что темнокожее существо рядом с аргонской самкой (а это явно была самка - длинные головные выросты самцы носили крайне редко) – сплит, но, присмотревшись, с удивлением понял, что перед ним еще один представитель Федерации. Но настолько темного цвета кожи он до сих пор не видел ни у кого. Это пробудило в пилоте надежду – возможно, навигационный компьютер просто дал сбой, а его угораздило попасть в какой-нибудь из давно отрезанных от сети аргонских секторов, где мягкокожие претерпели небольшие изменения во внешнем виде – не в лучшую, надо сказать, сторону.
Приняв пафосную позу и скучающе глядя в сторону (трехглазые с низшими иначе не общались), Котхман произнес по-аргонски:
- Паранид разрешает низшим существам приветствовать его и изволит интересоваться, в каком секторе Аргонской Федерации находится его корабль?
Знай Се’так, что именно сказал незнакомец, он непременно бы вспылил и обложил этого незваного гостя всеми известными ему гоа’улдскими ругательствами и только потом бы, возможно, сообщил, куда тот имел глупость прилететь. Но джаффа снова не понял ни слова и только развел руками, оборачиваясь к Шетун:
- Ничего не понимаю, - сказал он то, что все и без него знали. – Наверное, он откуда-то издалека.
- Это может быть посланник гоа’улдов? – задумчиво спросила девушка. – Утром на нас напали воины Анубиса, помнишь?...
- Будь он посланцем Анубиса, он бы уже атаковал нас, - передернул плечами Се’так. – Да и крутится он не около Чулака, а здесь, на необитаемой планете. Я почти уверен, что этот товарищ… хм… потерялся.
- Потерялся?
- Ну да. По собственной или чьей-то глупости. Но у нас есть другие дела, мы не можем отвлекаться на этого… чудика.
- И что мы будем делать? – спросила Шетун. – Нельзя же его оставить здесь.
- Нельзя, - согласился Се’так. – Надо как-то убедить его полететь с нами на Хак’тил. И там разберемся. Владимир, вы меня слышите? Надо каким-то образом забрать корабль этого типа в ваш ангар. И перебросить на Хак’тил, когда мы пригоним ха’так. Это возможно?
Паранид же все видел и слышал, как эти «аргонцы» обмениваются быстрыми репликами на непонятном ему языке. И он все больше недоумевал, отчего они говорят вовсе не на аргонском…
- Жесть какая, - единственное, что смог сказать Владимир, увидев встреченного ими неизвестного на огромном обзорном экране "Прометея". - Неудивительно, что мы не понимаем друг друга. 
Пока джаффа обсуждали паранида и что с ним делать, он просто рассматривал пришельца - раз уж нельзя поговорить, так хоть рассмотреть в деталях...
- Что? Его в наш ангар? Нет, это невозможно. Его корабль слишком большой, не влезет в пусковую, - ответил адмирал. - Хотя мы можем прыгнуть к его кораблю вплотную и прицепить к корпусу магнитными захватами, после чего проникнуть внутрь и пригласить к нам на борт. Вы сами-то как, залетите к нам или со стороны понаблюдаете?
- Нам надо на Хак’тил, - напомнил Се’так, мучительно пытаясь понять, почему на языке тау’ри при появлении чего-то необычного непременно поминают жестяные банки. – Достать ха’так с гипердвигателем, чтобы перебросить вас туда. Вы уж как-нибудь сами тут с этим разберитесь, ладно? Об одном прошу – не подпускайте его корабль к Чулаку.
- Не вопрос, только давайте быстрее, а то мы тут болтаемся, как... в общем, болтаемся, - не стал Владимир упоминать известную субстанцию в проруби. - Отсюда он никуда не убежит.
- Икар! - обратился адмирал к ИскИну тяжёлого корабля. - Рассчитай координаты для короткого перехода. Точка выхода - как можно ближе к неизвестному кораблю. Подготовь конфигурацию магнитных захватов у пусковых два-шесть ангара четыре. Прыжок по готовности. Инженерному - реактор на полную, маршевые в предстартовое! Переключить маневровые на инерционники, программа омикрон-четыре.
Отдав приказания, Владимир снова посмотрел на отвратительное лицо встреченного ими существа. "Прометей" готовился к короткому, на доли секунды, прыжку. Закрывались сопла маневровых, разгонялся реактор и настраивалось управление через двигатели малой тяги. Наконец, эмиттеры резервного сверхсветового привода вспыхнули ярко-синим светом, и громада крейсера исчезла - чтобы появиться над относительно небольшим корабликом неизвестного.
- Сближаемся и цепляем. Абордажной команде полная готовность.
Неожиданно крейсер странных аргонцев, говорящих на странном языке, ни единым словом не похожем ни на аргонский, ни на любой другой знакомый Котхману язык и явно впервые видевших паранида, пропал с главного экрана. Вот только что он висел там, ярко выделяясь темным пятном на фоне планеты, и вдруг в момент его не стало. Острые глаза паранида успели уловить вспышку синего света перед исчезновением.
«Он ушел в прыжок! Прыжковый двигатель у него явно не такой, как строят аргонцы из Терракорпа, возможно, совсем на другом принципе, но, возможно, они»…
- Опасное сближение! - загудело в динамиках бортового компьютера. На гравидаре появилась большая засветка прямо над отметкой в центре, обозначающей «Пламя».
«Как?! Каким образом он прыгнул с такой точностью без маяка? Мой прыжковый двигатель как маяк сработать не мог, он отключен и обесточен. Этот странный привод надо будет исследовать…»
- Определение объекта! - резко бросил паранид, внутренне собираясь, но не меняя величественной позы, пока аргонцы не собирались прерывать связь.
- Неизвестный корабль, класс предположительно М1, дистанция пятьсот метров,- пророкотал компьютер.
- Полное сканирование,- приказал Котхман.
- Сканирую…- сообщил автопилот и замолчал на несколько секунд, затем объявил:- Сканирование завершено. Зарегистрировано 1200 жизненных форм, из них 900 неактивных, биологические показатели соответствуют аргонской расе. Внимание! Зафиксированы скопления биологических сигналов в районе воздушных шлюзов, там же зафиксированы многочисленные малые энергосигнатуры. Сигнатур груза не обнаружено. Значительная магнитная интерференция, сканирование затруднено.
«Шлюзы? Штурмовать собираются?! Драться на корвете с побитыми щитами против корабля тоннажем не ниже М2 бессмысленно, а мне моя жизнь еще дорога. Проклятые аргонцы, гори их души в адском пламени! Я знал, что нельзя им доверять!»
- Компьютер, включить транспортер! Назначение – «Пустельга»!- рявкнул Котхман, и его тут же окутал вихрь огоньков, сопутствующих переносу. Миг – и вместо пультовой консоли «Гипериона» перед ним оказалась узкая приборная доска «Пустельги». Маленький теладийский истребитель был тесноват для долговязого паранида, поэтому летать на нем Котхман не слишком любил. Зато он был быстрым и довольно маневренным, так что еще был шанс удрать от непонятных аргонцев, а может быть, и немного покусать их. При срабатывании пилотского транспортера автоматически сработали стыковочные захваты, мягко выталкивая истребитель из-под крыла корабля-матки, и Котхман решительно сжал рычаги управления, готовясь к бою или бегству.
- Вот оно как, сбежать решил, значит? - усмехнулся адмирал, как только на дополнительных дисплеях отобразилась информация об отстыковке малого корабля, размерами чуть меньше стандартной "Осы", истребителя-перехватчика, используемого Корпусом. - Ну да, понимаю, мы большие. И страшные. Однако, никуда ты не сбежишь.
Но тем самым чужак упростил задачу экипажу "Прометея". Если носитель, длиной более сотни метров, в ангар, а тем более в пусковую просто не влезал, то истребитель - вполне. Тяжёлый корабль прошёл вплотную к кораблю-носителю, не останавливаясь прицепил его, и изящно, быстро, словно в нём было не два километра длины, а метров сто, развернулся.
- Подготовить пусковую шестнадцать ангара три к использованию на максимальной мощности! Опустить противоударные переборки стартовой консоли!
Такая конфигурация была отработана, и много раз использовалась как на учениях, так и в боевых условиях - когда какой-либо истребитель мог проскочить мимо ангара, он захватывался работающим на максимальной мощности магнитным полем соответствующей пусковой и направлялся внутрь крейсера. 
Дистанция была короткой, поэтому незнакомец мог понять, что его спасательный челнок начинает быстро притягиваться к махине "Прометея".
Но что-то все равно пошло не так (куда же без этого?). Вместо того, чтобы втянуть истребитель паранида прямо в ангар, навигаторы немного не рассчитали траекторию, и истребитель замер около стенки корпуса, в двадцати метрах от открытой пасти ангара. И теперь, чтобы его «проглотить», пришлось бы разворачивать корабль, а это был риск повредить челнок пришельца.
Что касается Се’така – этот вообще включил двигатели ал’кеша и, бросив: «Пусть сами разбираются!» - исчез в гиперпространстве.
- Это как-то… нечестно, - сказала Шетун. – А вдруг тау’ри не справятся?
- Если они не справятся – наш ал’кеш им погоды не сделает, - резонно заметил Се’так.
- А если этот уродец нападет на Чулак?!
- Один – против всей планеты?
- Мы же не знаем, что у него в ангаре.
- Даже если у его там целая дивизия роботов-убийц, - упрямился Се’так, - на что нам наши воины? На что нам верховный Совет? Если Хорен и компания не смогут отстоять Чулак, тогда считай, что Свободным Джаффа давным-давно пришел конец.
Шетун промолчала, отметив, что Се’така не переспорить. Логика у него была железная – и жестокая. Амазонки Хак’тила никогда не разделяли эту прямолинейность джаффа с Чулака. Разговор они вели на гоа’улдском, поэтому морпехи не поняли ни слова. Специально для них Се’так сообщил на известном ему языке тау’ри, что до Хак’тила лететь не меньше двух часов. По времени Чулака или времени Земли – он не уточнял, но, судя по интонации, немало.
Уйти не получилось. Гигантский корабль внезапно развернулся к удирающей «Пустельге» со скоростью сверхманевренного хаакского разведчика, вызвав у паранида оторопь. У телади в такой ситуации побелела бы чешуя на лбу, борон выпустил бы огромное облако гормонов, а аргонец встопорщил кератиновые выросты на голове и изменил окраску кожи на более светлую. Параниды таких заметных внешних признаков смертельного испуга не имели, но сказать, что Котхман испугался – значило ничего не сказать.
– Воздействие тягового луча, – сообщил компьютер. – Источник – вражеский М1. Интенсивность воздействия 32,6 единиц.
Сообщение заставило паранида немного успокоиться. Тракционный, или тяговый, луч был нелетальным типом вооружения, предназначенным для буксировки других кораблей, станций или даже огромных астероидов. Такой стоял в базовой комплектации и в одной из курсовых установок его «Гипериона», но по настоянию капитана был заменен на еще один ударно-импульсник. То, что по нему не залупили из чего-нибудь посильнее, значило, что брать его собирались живым… либо просто обездвижили, чтобы лучше прицелиться.
Корпус корабля, уже помеченного компьютером как вражеский, начал медленно приближаться – луч оказался с плавающим фокусом, довольно редкой модификации, позволявшей перемещать захваченный объект. Паранид увидел, как в огромном борту открывается щель – видимо, ангар. Принудительная стыковка – высший пилотаж для обычного тягового луча – выполнялась странными аргонцами с почти оскорбительной легкостью. Но, как и следовало ожидать от  двуглазых, истребителем в створ ангарных ворот они не попали, и «Пустельга» остановилась вплотную к корпусу. Вырваться из-под луча истребитель не мог, но здесь, насколько мог судить Котхман, он оказался вне досягаемости орудий аргонской махины. У него  было несколько вариантов: попытаться расстрелять внутренности ангара – ход мелочный и бессмысленный, больше подошедший бы безумному сплиту: особого урона маломощные пушки «Пустельги» не нанесли бы, а аргонцам ничего не стоило снова включить тягу и размазать крохотный истребитель по корпусу своей махины.  Возвращаться на корвет тоже было бесполезно – «Пламя» оставалось в зоне досягаемости орудий этого странно шустрого М1 и, вероятнее всего, не успело бы даже завершить разворот к нему. Можно было выйти из «Пустельги» и проникнуть на корабль самому, но бросать в космосе хороший кораблик не хотелось – это было слишком нерационально. Можно было снова связаться с аргонцами, но они все равно не знали ни одного знакомого ему языка, а объяснять низшим смысл своих речей паранид не собирался – вот еще, унижаться до их уровня! Оставалось только ждать, пока они разберутся с лучом… или попробовать помочь им.
– Компьютер, связь с пилотажным компьютером «Пламени Хаара»! – потребовал Котхман, хватаясь за ручку управления. – Активировать дистанционное управление!
Повинуясь движениям паранида, корвет включил маневровые и лег на разворот, неспешно направляясь к застрявшему на месте истребителю. Если аргонцы не решат, что безумное трехглазое чудовище пытается их атаковать, и не расстреляют «Пламя» на подлете, оно сможет аккуратно отфутболить зависший истребитель в створ ангарных ворот. Однажды на спор сослуживец Котхмана ухитрился таким образом затолкнуть носом своего огромного «Одиссея» легкий «Пегас» прямо во входной тоннель вращающейся станции, почти не повредив его. Задача, стоявшая сейчас перед незадачливым попаданцем, была посложнее – пусть «Гиперион» полегче и поманевреннее «Одиссея», но угол был куда круче, а при малейшей ошибке хрупкая «Пустельга» рискует разбиться о корпус или стены ангара вместе с ним самим. К тому же существовал неучтенный фактор в виде этих проклятых непредсказуемых аргонцев, которые могли сбить корвет или протаранить корпусом истребитель. Параниды не верили в удачу, но, по расчетам Котхмана, шансы на успех были достаточно высоки.

0

36

- Есть захват, - отрапортовал Икар, как только маленький космолёт попал в зону воздействия посадочного магнитного поля. - Приближаемся.
Короткие импульсы инерционных двигателей малой тяги ориентировали "Прометей" в пространстве, компенсируя боковое отклонение и угловой снос пойманного аппарата относительно оси корабля. Икар учёл всё - кроме того, что не мог учесть. Распределение массы внутри корпуса истребителя осталось неизвестным - и на пару с очень маленьким поперечным сечением сыграло злую шутку.
- Мы теряем контроль траектории, - голос Икара неожиданно раздался в командном центре крейсера. - Смещение четыре, продолжает расти.
- Реверсировать тягу! Стабилизировать позицию! - отреагировал Владимир. - Синхронизируй скорости, пока не его не размазало о наш корпус!
Не хватило буквально доли секунды - аппарат, благополучно вывалившийся из конуса направленного захвата, разогнался по краям силовых линий, и, несмотря на переключившийся в режим торможения магнитный захват, не успел остановиться до соприкосновения с корпусом "Прометея".
- Столкновение, - доложил Икар. - Восемь метров до шестнадцатой пусковой. Повреждение лазера точечной защиты номер сто двадцать четыре. Обломков не наблюдаю, целостность корпусов не нарушена.
- Надо посмотреть, куда он там вмазался. Вышли "Ястреба", из пятнадцатой пусковой, хочу видеть картинку.
- Принял, -  ответил Икар.
Из пусковой номер пятнадцать, соседней с той, куда должен был залететь паранид, вылетел истребитель, вытолкнутый магнитным полем. Скошенные назад крылья, стабилизаторы, вынесенный далеко вперёд острый нос машины - машина однозначно была создана для боя, но сейчас, дистанционно управляемая Икаром, использовалась как переносная камера.
- Зашибись. Просто зашибись, - выругался адмирал, едва увидел чёткую картину произошедшего. Аппарат чужака был цел - но из всех возможных вариантов столкновения случилось самое неожиданное - короткий стабилизатор воткнулся точно в зазор поворотного механизма башни лазера точечной защиты, застряв в нём и намертво заклинив саму башню.
- Разблокировать можем?
- Ответ отрицательный. Нужен точечно приложенный импульс, либо резать стабилизатор. Иначе оторвётся лазер. 
- Понял. Посмотри пока за вторым аппаратом, он явно сюда направляется.
- Принято.
Перехватчик отработал реверс, стремительно развернувшись к более крупному аппарату, а паранид в это время мог наблюдать не менее удивительное зрелище - далеко впереди него две бронеплиты разошлись в стороны, открывая под собой поднявшуюся башню с двумя длинными, порядка пятидесяти метров, стволами орудий, которые мгновенно взметнулись вверх. Как намёк, что лучше не делать ничего угрожающего крейсеру.
Се’так же понятия не имел, какие проблемы возникли у «тау’ри», но все равно внутренне порадовался, что так удачно спихнул разборку с неведомым пришельцем на Владимира и компанию. У него и так был не самый удачный день, подваливший кучу работы. Ал’кеш летел в гиперпространстве в направлении планеты Хак’тил.
- Ремонтной бригаде номер два срочно прибыть в ангар номер три! - объявление прозвучало по громкой связи, оповещая весь корабль о не совсем штатной ситуации на борту. Более точную информацию Икар отправил напрямую офицеру ремонтной бригады.
Который, оценив ситуацию, принял решение о выходе двух человек за борт крейсера - отрезать нанодиссемблером застрявший кусок плоскости, освободить заклинивший механизм лазерной установки и проконтролировать вторую попытку затолкать маленький аппарат в ангар. 
Рядом с большим круглым отверстием пусковой установки открылся намного меньший по размерам шлюз, из которого вышли два человека и, активировав магнитные подошвы на ботинках бронекостюмов, быстро направились к паранидскому истребителю, неся в руках похожий на здоровенный газовый резак аппарат.
Они делали своё дело молча, быстро и слаженно, активировав нанодиссемблер и за несколько секунд отсоединив космолёт от турели. Заодно и растворив обломок - не вытаскивать же его, в конце концов.
С тихим жужжанием сервоприводов турель покрутилась в разные стороны, пока ремонтники возвращались к шлюзу - и, как только за ними закрылась бронированная переборка, включилось магнитное поле ангара.
На этот раз истребитель втянулся внутрь без проблем, опустившись на направляющие.
Одновременно с этим в соседнюю пусковую вернулся перехватчик, и "Прометей" начал медленный разворот на двигателях малой тяги, стремясь аккуратно прицепить к борту приближающийся к нему носитель.
На композитной противоударной защите зажёгся свет. Внутри зашли пятеро морпехов в полном вооружении и с нанодиссемблером, ожидая приказа вскрыть люк аппарата, если существо не выйдет к ним само.
Хитрый план не сработал. Едва корвет начал разворот на цель на микровыхлопе маневровых, готовясь к толчку, из шлюза возле ворот ангара появились двое в скафандрах, лишь отдалено напомнающих стандартную аргонскую модель, со странными устройствами, слишком громоздкими, чтобы быть оружием. Напрягшийся было паранид немного успокоился, наблюдая, как аргонцы шустро подрезают правый стабилизатор его «Пустельги», зацепившийся за выступ корпуса, и не менее шустро снова скрываясь в недрах корабля.
- Состояние корпуса? – запросил Котхман, придирчиво изучая через фонарь место среза. На вид сработано было чисто – для двуглазых, конечно – но лезть на таком стабилизаторе в атмосферу он бы не рискнул.
- Обшивка не повреждена, - доложил компьютер. – Общее состояние – 98%. Внимание! Воздействие тягового луча, источник – вражеский М1, интенсивность – 10 единиц.
Аргонцы осторожничали. Из такого слабого луча Котхман мог бы вырваться, пользуясь мощным двигателем «Пустельги», но не видел в этом смысла. Притерев остававшийся на траектории тарана «Гиперион» к корпусу капшипа и заглушив его двигатели, паранид принялся рассматривать  внутреннее убранство ангара, в котором оказался истребитель. Аргонцы оставались аргонцами – тот же минимализм во всем, те же голые металлические переборки, те же низкие автоматические двери, тот же холодный свет ламп, как на той аргонской станции, а которой он однажды побывал в составе конвоя, разве что указатели на стенах были выполнены не угловатыми знаками аргонской письменности, а совершенно чужим алфавитом. Выходить он не собирался – много чести, пусть сначала делегация по встрече соберется.
Ноль реакции. Любое адекватное существо уже должно было покинуть космолёт, но неизвестный явно не спешил это делать.
- Ждём пять минут. Потом вскрываем и забираем.
Тем временем пять минут прошло без изменений.
- Вскрываем, - команда. От боковой бронированной переборки отделилось некое подобие широкого трапа, и закрепилось - одним концом к фонарю истребителя чужака, вторым - к поверхности стартовой платформы.
Два морпеха с деструктором начали подниматься наверх, с явной целью нарушить герметичность кабины истребителя и достать инопланетную живность, трое же осталось снизу - прикрывать.
Решив скоротать время до прибытия делегации (а в том, что ее не может не быть, паранид не сомневался), Котхман принял позу поудобнее, насколько это было возможно в тесном кокпите, и предался любимому развлечению паранидов - размышлениям на отвлеченные темы. Но порамышлять толком не удалось - скрежет чего-то металлического по легированному прозрачному пластику отвлек и отчасти разозлил его. Бросив взгляд на монитор наружного обзора, котхман обнаружил парочку аргонцев все с тем же резаком, которым они отрезали зацепившуюся "Пустельгу" от корпуса своего корабля, явно намеревавшихся вскрыть корпус истребителя.
- Разгерметизация, - скомандовал паранид, и колпак приподнялся на несколько миллиметров, с шипением стравливая избыточное давление в лица аргонцам.
- Умышленное повреждение корабля я буду расценивать как нападение на Священную Империю Паранид и реагировать соответствующим образом, - сообщил он в переговорник, и внешние динамики разнесли рокочущий голос паранида по ангару. Котхман напрягся, готовый подать команду на отстрел фонаря и выпрыгнуть. - Для таких низших форм жизни, как вы, моя реакция с большой вероятностью будет смертельной.
Вряд ли глупые аргонцы, не знающие аргонского, поняли хоть слово, но его дело - преупредить. Теперь оставалось только дождаться реакции федералов. Отстанут - и ладно, не отстанут - им же хуже.
Стравленный воздух морпехи даже не почувствовали - для покрытий шлемов брони, рассчитанной на десяток атмосфер, это было ничем.
- Отставить! - морпехи двинулись было дальше, вытаскивать существо наружу, но резкий голос адмирала остановил их. - Передайте управление динамиками бронекостюмов Икару.
- Так точно! - мысленной командой они открыли внешний канал управления. В принципе, Икар мог бы это сделать и сам, но... лучше, когда по приказу.
Не зря Икар был самым мощным искусственным интеллектом из всех, которые когда-либо устанавливались на корабли Корпуса. Обладая практически неограниченной памятью и вычислительной мощностью квантового ядра и периферийных блоков, он был способен на очень и очень многое. И сейчас ему хватило времени, чтобы, используя накопленную информацию, - а все слова паранида записывались Икаром - суметь предварительно расшифровать его язык. Не полностью и пока ещё криво, но попробовать стоило.
- Вы выходить. Вас ждать адмирал, - исковерканные слова сухим механическим голосом донеслись от ближайшего к фонарю истребителя морпеха.
Аргонцы, видимо, не обратили внимания на предупреждение - глупые двуглазые могли бы хотя бы понять интонацию. Но, уже потянувшись к фонарю, ближний боец вдруг замер на несколько секунд, что-то коротко пробурчал под шлемом, а в следующую секунду с его стороны послышался голос, чем-то напоминающий сплитскую манеру говорить, на корявейшем аргонском предлагающий выходить и отправляться к адмиралу.
"Адмирал? Да, точно, есть у аргонцев такое звание. Примерно соответствует нашему жрецу-герцогу. Что ж, с таким чином можно и поговорить, если он будет прилично себя вести."
- Заглушить двигатель, отключить систему управления, охранную систему настроить на попытку проникновения в кокпит, - приказал паранид, сняв шлем и щелкнув переключателем замка фонаря. Прозрачный купол отъехал назад и приподнялся, давая возможность Котхману выбраться из тесного кокпита, что тот и сделал. Распрямившись во весь свой немалый рост, паранид встряхнулся, отчего его экзоскелет издал звук, похожий на короткое жужжание, и, дав команду на закрытие фонаря, спрыгнул на пол ангара.
- Ведите, - коротко приказал он, задним зрением наблюдая за пятерыми бойцами. Атаковать те вроде бы не собирались, но готовым нужно было быть ко всему.
- За мной, - ответил морпех. Точнее, за него ответил Икар, но разницы для незнакомца не было никакой.
С лёгким шипением толстая бронеплита отъехала в сторону, открывая путь из стартовой катапульты в основной ангар. Ряды истребителей, боеприпасы, снующие туда-сюда люди. Некоторые были в бронекостюмах, похожих на таковые у сопровождающих паранида морпехов, но большинство - в обычных комбинезонах пилотов или техников. И никто из них не обращал ни малейшего внимания на необычный конвой, заранее предупреждённые Икаром, и успевшие уже рассмотреть пришельца в деталях.
Путь "конвоя" лежал в сторону скоростной капсулы номер 4, самой большой из пассажирских капсул в этом ангаре.
Как только все, включая паранида, расположились внутри, прозвучал предупредительный сигнал, и капсула устремилась вперёд.
Чудовищные ускорения, убившие бы всех сидевших внутри, благодаря работе инерционного демпфера были нечувствительны, и только точка, отмечавшая на схеме место нахождения капсулы на корабле, свидетельствовала о перемещении.
Через тридцать секунд капсула остановилась, открыв дверь.
Паранида повели по длинному коридору, залитому ярким светом встроенных в потолок светодиодных ламп, и, миновав два встроенных в переборки шлюза, привели в просторное помещение, разделённое на две части толстым, бронированным и прозрачным, словно стекло, материалом, способным к мгновенной поляризации.
За этим псевдо-стеклом стоял адмирал в сопровождении двух офицеров-морпехов.
- Приветствую, - Икар произнёс голосом Владимира, синхронно переведя его слова. - Кто вы и как тут оказаться?
Количество аргонцев в отсеках корабля просто зашкаливало. Котхман даже решил, что всю активную команду согнали на эту палубу, чтобы произвести на него впечатление. Что параниду не нравилось - это их открытое пренебрежение к высшему существу, но так как не пристало капитану имперского космофлота обращать внимание на поведение низших чинов низшей расы, Котхман сохранил каменное выражение лица и продолжал движение за аргонским солдатом.
Скоростная транспортная кабина оказалась весьма приятной неожиданностью. Однажды параниду пришлось побывать на флагмане Федерации - "Аргоне-1" - и самое сильное впечатление от него было неразрывно связано с гудящими от бесконечных коридоров ногами, и это даже при привычной для мягкотелых пониженной гравитации. Местным аргонцам, видимо, пошла на пользу изоляция от основной части своей расы. Хотя на гигантских "Зевсах", "Одиссеях" и "Дедалах" паранидского флота от них отказались в пользу малых транспортеров, даже такой прогресс делал двуглазым большую честь. Из кабины по тускловато освещенному коридору паранида отвели в разгороженную пополам прозрачным пластиком (а может, и непрактичным, но любимым аргонцами стеклом) комнату, где его ждали трое представителей Федерации - двое по бокам были в той же форме, что у его провожатых - их Котхман сразу сбросил со счетов, - одежда третьего же отличалась меньшей практичностью, из чего паранид сделал вывод, что это и есть адмирал. Его предположение подтвердилось, когда аргонец заговорил. Котхману стоило больших трудов сдержаться и не обрушиться на дерзкого двуглазого, осмелившегося заговорить с высшим без его на то соизволения, и мало того - задать вопрос!
"Они еще не видели паранидов, - напомнил себе Котхман, сфокусировав глаза на адмирале - обычно аргонцев это изрядно нервировало. - Видимо, сектор изолировало еще до того, как наши разведчики впервые наткнулись на аргонские системы. Они еще не знают приличий. Что ж, придется их научить".
- Я - жрец-маркиз Котхманчкаллат, капитан первого флота Империи Паранид, командир экспериментального многоцелевого корвета "Пламя Хаара", - монотонным низким гулом представился паранид, используя слегка укороченную форму своего имени, принятую для общения с низшими. Вообще-то представляться так коротко было не принято, но этим космическим потеряшкам все титулы Котхмана ничего бы не сказали. - В каком секторе Аргонской Федерации я нахожусь?
- Приветствую вас, жрец-маркиз Котхманчкаллат, - немного запнувшись, адмирал выговорил столь сложное имя. Он спокойно, чуть прищурившись, изучал внешний вид паранида - необычно, конечно, но после Номмо и Ксулов его уже ничего не могло удивить или испугать. 
- Меня зовут Владимир, я контр-адмирал флота Союза, и командующий крейсером "Прометей", на котором вы сейчас находитесь. Нам неизвестна Аргонская Федерация. Впрочем, как и империя Паранид.
- Икар, возвращаемся на точку, - приказ ИскИну крейсера, неслышимый для паранида. Корабль немного вздрогнул, когда на долю секунды сработали резервные сверхсветовые приводы, и вернулся на первоначальную позицию.
"Весьма странно, - задумался Котхман, отвлеченно изучая пространство вокруг себя. - Они выглядят, как аргонцы, но слегка мутировавшие. Они говорят, как аргонцы, но на абсолютно непонятном языке. Они строят, как аргонцы, но с применением технологий, о которых даже наши ученые понятия не имеют. Значит, с равной вероятностью они могут оказаться как попаданцами с древнего, возможно, даже докосмического Аргон Прайм, развившимися в самостоятельную цивилизацию, так и совершенно другой расой, эволюционировавшей в схожих условиях и приобретшей черты знакомых мне аргонцев. Если удастся вскрыть одну-две особи и подробнее изучить их физиологию, думаю, этот вопрос разрешится."
- В таком случае кто вы, если не аргонцы? - поинтересовался паранид, снова фокусируя взгляд на командире Владимире (имя тоже было непривычным, больше подошедшим бы параниду, а не аргонцу, или как там они предпочитают себя называть). - Мне нужна информация о вашем происхождении и физиологии, и место, где я могу ее изучить.
В этот момент корабль слегка вздрогнул. Котхман насторожился. Чтобы заставить ощутимо вздрогнуть такую махину, как этот странный "крейсер" - такой класс кораблей был Котхману незнаком, но это могло быть местное название, эквивалентное М2 или М2+ по классификации Содружества - нужно было как минимум вломить по нему тяжелой ракетой. Или протаранить чем-нибудь не меньше корвета.
Достав индикатор состояния корабля, прикрепленный к кодовому чипу активации, Котхман чиркнул по нему одним глазом - и едва не выругался вслух. Нет, с "Пламенем" все было в порядке, но оно находилось на пределе досягаемости сигнала автопилота. Как оказалось, вибрация была вызвана срабатыванием прыжкового двигателя корабля.
- Вам следовало предупредить меня о готовящемся прыжке, - пробурчал паранид, отдавая приказ корвету двигаться к точке своего местоположения.
- Нет смысла предупреждать, наши двигатели позволяют практически неощутимо разгоняться до сверхсветовой скорости и тормозить, - спокойно ответил адмирал. - Кто мы? Хороший вопрос. Сами себя мы называем "люди". Местные зовут нас "Тау'ри". Что же касается информации о нас, - голос Владимира изменился и стал более жёстким, - сперва вам придётся ответить, кто вы и что здесь делаете.
Цель прибытия сюда паранида была по-прежнему неизвестна, и, разумеется, до выяснения этих моментов никто не собирался предоставлять пришельцу никакой информации.
Адмирал быстрым запросом к Икару ознакомился с ситуацией вокруг "Прометея" на данный момент - и явно не был ей удовлетворён.
- И оставьте уже в покое ваш корабль, дайте нам его зафиксировать на корпусе, а то так и потеряете его при очередном выходе на сверхсвет.

0

37

Кэтлин же, сидевшая в "брюхе" не менее странного, чем паранидский истребитель, транспортного средства джаффа, на какое-то время просто перестала понимать, что же сейчас происходит. Лицо адмирала и очертания крейсера ей были уже известны - но что ещё за урод был на экране - девушке было совершенно неясно.
- Так. А теперь рассказывай, что тут происходило только что, и что дальше делать будем, - накопившиеся вопросы Кэтлин адресовала Се'таку, едва ал'кеш снова ушёл в гиперпространство.
Се’так чуть повернул голову.
- Мне кажется, это надо спросить у тебя и твоих товарищей, - немного грубовато ответил он. – Слишком много тау’ри за одно утро, да еще и какой-то страшный урод.
- Да, именно так, - подтвердила Шетун. – Я думаю, это… это как-то связано с Анубисом.
- Мои товарищи сами не ожидали встретить тут хрен пойми кого, - ответила Кэтлин. - Им пришлось ставить свой крейсер между нами и тем уродом.
Она задумалась. Что там сейчас происходит - сражение или переговоры -  оставалось неизвестным. Теоретически, "Прометей" в случае чего должен был без проблем справиться с чужаком, но мало ли...
- Что за чёртов Анубис? Вы слишком часто упоминаете это имя!
- Лучше не знать, - отрезал Се’так. – Надеюсь, мы о нем больше никогда не услышим.
Остаток пути проделали молча. Точнее говоря, в напряженном молчании. Когда окно гиперпространства выплюнуло маленький челнок в трехстах тысячах километров от симпатичной зеленой планеты, Шетун испустила громкий возглас, похожий на выражение радости.
- Моя родная планета! – воскликнула она на незнакомом людям языке. – Как давно я не видела ее из космоса, обычно мы переходим через Врата. Но что… что случилось? – голос ее изменился. Что это такое, мастер Се’так?...
Се’так приподнялся с кресла пилота, всматриваясь в лобовое стекло, в котором невооруженным глазом были видны какие-то объекты, похожие на неровные обломки чего-то, плывущие по нижней орбите скученным облаком.
- Странно, - пробормотал он. – Если это то, о чем я подумал…
- Нет! – перебила его девушка. – Нужно вызвать патруль, они наверняка летают где-то неподалеку.
Се’так склонился над панелью, наобум тыкая в какие-то светящиеся кнопки. Пилотом он был неважным, а уж специалистом связи подавно.
- Патруль не отвечает, - сказал он наконец на языке тау’ри, выпрямившись. – Нас никто не слышит. Мне жаль, Шетун, но я думаю, что вон та пирамидка среди обломков когда-то была частью ха’така.
Шетун закусила нижнюю губу и молча смотрела в стекло, не доверяя датчикам.
- Мы должны спуститься и посмотреть, что случилось, - сказала она.
- Нет, мы этого не сделаем, - ответил Се’так. – Смотри – вот причина гибели патрульного ха’така, - он указан на голографический радар. В его верхнем углу мерцал узкий длинный значок, похожий на стрелу. – У нас гости.

*       *       *

Долгие месяцы полета, наполненные однообразием и скукой, почти усыпили бдительность каждого члена экипажа «Флотилии ищущих». Только-только они обнаружили зеленый цветущий мир, предположительно находящийся под властью каких-то тиранов, как стали свидетелями битвы практически одинаковых кораблей. Трое нападавших, один обороняющийся. Расстреляв своего одинокого собрата из плазменных пушек, три хищника почти незамедлительно переключились на появившиеся из ниоткуда корабли «Ищущих». Дав несколько случайных залпов из плазменных пушек, словно и не наводясь на цель, три корабля-пирамиды спешно скрылись в гиперпространстве. Это молниеносное сражение, свидетелем которого стал Азим Шак Тадар, наконец-то заставило его проснуться и поверить, что далекое путешествие вовсе не будет таким скучным, как казалось прежде.
Пока на ал'кеше были в шоке, отряд флотилии готовился к приему не очень дружелюбных гостей. Неожиданный бой на орбите планеты четырех "крейсеров", как показалось некоторым членам экипажей и про которые будут потом ходить долго байки, застал капитанов кораблей врасплох. Согласно инструкциям, корабли не вступали в бой, их целью была разведка, и разведкой они, как могли, занимались.
Индрини успели полазать в головах капитанов кораблей и узнать ценную информацию. Наверняка лазание в черепушки было обнаружено, иначе нечем объяснить открытие огня по их кораблям. Появление ал'кеша стало неожиданным, капитаны ожидали прибытие еще подобных крейсеров, но никак не челнока.
Командир отряда кораблей дал приказ второму кораблю сблизится и с ал'кешем.
Индрини же на его борту стали же пытаться установить контакт с людьми на ал'кеше, за всем этим пристально следили охранники, их задачей было в случае угрозы ликвидировать Индрини. В конце концов, есть вероятность, что их могут взять под контроль.
- Не могу понять, направлены на нас орудия или нет! – сделал неожиданное признание Се’так. – Вообще ничего не понимаю в этих схемах, - добавил он, глядя на радар, как баран на Звездные Врата.
Что касается Шетун – она была девушкой и мало что соображала в космическом транспорте. А тау’ри так вообще видели технику гоа’улдов первый раз. Се’так всегда считал себя воином, а не пилотом, о чем сейчас уже в десятый раз пожалел. Надо было разобраться, как работают корабли гоа’улдов, еще пару лет назад, как раз для таких вот случаев.
- Он приближается, - сказала Шетун, глядя на радар.
- Я вижу, - фыркнул Се’так. – Если они сделали это с ха’таком, то превратить нас в груду таких же обломков, только поменьше, не составит труда.
Внезапно запищало несколько датчиков и замигали какие-то разноцветные кнопки на панели управления. Се’так снова подскочил и явно растерялся.
- Кажется, нас вызывают на связь, - сказал он, - но я не уверен. Есть предложение – срочно валить отсюда.
- А как же те тау’ри с большим кораблем?! – вскинулась Шетун. – Они же не могут вечно торчать в нашей системе. И моя планета…. – она бросила печальный взгляд на зеленый мир за лобовым стеклом.
- Да, - нехотя согласился Се’так. – Но умирать вот так тоже не хочется.
Они переговаривались на языке гоа’улдов, и люди не понимали ровным счетом ничего, поэтому Се’так перевел для них:
- С нами пытаются установить связь. Если честно, на корабль гоа’улдов эта штука не похожа – хотя бы по форме.
- Что за дерьмо тут произошло?! - Кэтлин явно ни черта не понимала. Нет, обломки кораблей она явно видела, уж в этом она разбиралась, но всё равно ни черта не понимала.
- А послать их в зад и свалить не вариант? - перспектива переговоров с, возможно, агрессивно настроенным соединением кораблей как-то не воодушевляла. - Корабль можно взять и на другой планете, у вас же не одна база флота, я надеюсь? А потом вернуться сюда и поговорить с ними на равных...
Одновременно с этим она отдала приказ морпехам надеть шлемы и загерметизировать броню, готовясь к возможному бою.
Пока на ал’кеше отдавали приказы, Индриния стала вытаскивать у одного из находившегося на корабле человека данные об их языке. Корабль же был все ближе и ближе.
- Нужно уходить, - ответил Се’так, - наверняка обломки ха’така на совести этих неизвестных. Не хочу нагнетать панику, но мне кажется, сегодняшние события указывают на то, что начинается что-то крайне нехорошее. Мы отправимся на Дакару – столицу Свободных Джаффа.
Се’так начал стремительно уводить корабль на дальнюю орбиту, чтобы в случае чего юркнуть в гиперпространство. Садиться на поверхность планеты сейчас было бы безумием, несмотря на стремление Шетун разобраться, в чем дело. Девушка не спорила со своим учителем, хотя всем своим видом выражала недовольство. А тем временем младший капрал Билл Грант ощутил почти физически, словно в его черепе мягко ворочаются мягкие ментальные щупальца.
- Надо как можно быстрее притащить сюда наш корабль, - ответила Кэтлин. - Ваши, похоже, ничего не смогли сделать с неизвестными.
Она продолжала вглядываться в окружающее пространство сквозь лобовое стекло челнока. Но всё пока было достаточно статично и спокойно... Тем неожиданнее было для девушки сообщение ИскИна её бронекостюма о сильно изменившихся жизненных показателях одного из морпехов.
- Капрал! Что с вами? Вы в порядке? - по внутренней связи.
А тем временем младшему капралу Гранту было откровенно хреново. Одно дело знать в теории, что проникнуть в мозг другого человека вполне реально, в другое - ощутить на себе. Морпеха просто захлестнула волна иррационального ужаса, практически сломавшая его барьер самоконтроля. Будь у него больше опыта... Но его не было.
- Нет... - прохрипел капрал, сорвав с себя шлем. - Внутри!
Говорить ему было заметно трудно.
- Уходим отсюда. Немедленно! - усиленный динамиками шлема и адресованный Се'таку приказ Кэтлин прозвучал в ал'кеше. Одновременно с этим она подала энергию на свой лазерный карабин, на случай, если придётся джаффа заставить улететь, и передала броне Гранта приказ "вырубить" пострадавшего морпеха.
Порывшись в голове капрала Гранта и узнав достаточно информации, Индриния переключилась на Кэтлин.
"Прошу вас, извините, я не знала, что так случится с вашим подчиненным. Прошу вас, не делайте резких движений кораблем, иначе наш капитан откроет по вам огонь, прошу вас, остановитесь", - мягко и добродушно прозвучало в голове Кэтлин.
- В чем дело? – Се’так вскочил с кресла, проигнорировав просьбу-приказ отступать. – Что с этим тау’ри? В нас даже не стреляли, а твои подчиненные уже валятся с ног! – фыркнул он.
- Атакуют не обязательно видимыми выстрелами, - ответила Се'таку Кэтлин. - Вытащи нас отсюда на сверхсвет, и как можно быстрее.
Голос в своей же голове она попросту проигнорировала, поскольку для неё уже всё было ясно - они столкнулись с очередным противником.
Несколько выстрелов пронеслось возле корабля, один из них краем задел его.
"Либо вы пристыковывайтесь к кораблю, либо вы будете уничтожены", - передал Голос в голове Кэтлин.
- Мастер Се’так, надо возвращаться! – воскликнула Шетун, подпрыгивая в кресле. – В нас только что стреляли!
- Вижу, - проворчал джаффа, обращая взгляд к приборной панели. – Кэтлин, следи за твоими парнями, мы уходим. Всем сесть на места и пристегнуться!
Это был единственный разумный выход, по его мнению. Маленький шаттл ничего не мог противопоставить нескольким кораблям, появившимся из ниоткуда.
- Господин, прошу вас, не пытайтесь сбежать, на вас нацелены все орудия корабля. Малейшее движение, и по вам откроют огонь, прошу вас, подумайте, что произойдет со всеми на борту, наш командующий просто хочет поговорить с вами. - Тут же голос разнесся в голове мастера.
- Что за хрень! – выругался Се’так, использовав любимое выражение Кэтлин.- Кто это сказал?!
- Сказал что? – пискнула Шетун, съежившись на соседнем кресле. – Мастер Се’так, прошу вас поторопиться, они приближаются!
- Вижу! Но кто это только что сказал? – негодовал Се’так, лихорадочно шаря пальцами по разноцветным кнопкам.
- Что сказал? – все еще не понимала девушка.
- Ну что они собираются стрелять! Я был уверен, что не открывал канал связи!
- Стрелять?...
Се’так был раздражен глупостью своей ученицы, поэтому переключился на Кэтлин и компанию.
- Тау’ри, держитесь, - приказал он. – Уходим в гиперпространство!
Ас-Ари была поражена, насколько же можно было быть тупым человеком! Неужели он думает, что избежит огня?
«Спокойно, тебя учили, что делать в таких ситуациях, да и капитан сказал, что делать, если они не захотят по-хорошему», - сказала сама себе Индрини.
- Сестры! Мне нужна ваша помощь! - обратилась она ко всем Индрини на корабле и на двух соседних. - Не дадим им улететь во имя Веры! - разнеслось телепатическое послание за секунды.
Ас-Ари объединили усилия, и экипаж подвергся псионической атаке, корабли же пошли на сближение на максимальной скорости.
Все они – Се’так, Шетун, Кэтлин и ее команда – внезапно ощутили несильную, но весьма неожиданную головную боль. Глянув на Шетун, Се’так увидел, что та закрыла лицо руками, и он догадался, что эта напасть коснулась не только его.
- Держитесь, - повторил он на всякий случай. – Мы уходим.
- Ну так давайте, делайте это быстрее, - раздражённо ответила Кэтлин. - Нас атакуют прямо сейчас.
Джаффа управляли челноком в боевой ситуации непозволительно медленно, словно специально пытались подставиться под сокрушительный удар. А единовременное возникновение головной боли у всех морпехов - об этом доложили ИИ бронекостюмов - ничем, кроме как атакой, объяснить было нельзя.
Тем временем Ас-Ари сосредоточили свои усилия на джаффа, атака на всех сразу не принесла нужного результата, и теперь они сосредоточились на основной цели. Пока шла первая атака, две группы кораблей, что были за пределами системы, совершили прыжок и оказались позади корабля джаффа. Ас-Ари с тех кораблей также поддержали атаку.

0

38

- Я уже ответил, кто я такой, и повторять не собираюсь, - ответил паранид, демонстративно не поворачиваясь к люду (людю? люди? Адское пламя, какое дурацкое название...). - Я был заброшен в этот сектор случайно, из-за неисправности прыжкового двигателя. Я ответил на ваш вопрос и теперь требую запрошенных данных. Что касается моего корабля, то следовало зафиксировать его еще перед прыжком, но низшим существам прощается их халатность.
С этими словами Котхман дистанционно заглушил реактор "Пламени", оставив корвет дрейфовать в направлении планеты.
- Из ваших объяснений я понял, что не вы хозяева этого сектора, - через несколько секунд продолжил он. - Требую дополнительной информации по известным вам обитаемым системам и их обитателям. Исчерпывающей информации.
- Вы не в том положении, чтобы требовать, - жёстко заметил адмирал. - После того, как мы закончим, Икар предоставит вам информацию, доступную для категории "дельта-синий". На что-то большее пока можете не надеяться. Место вам будет предоставлено.
Владимир знал, что эта информация будет абсолютно бесполезна, любой категории, кроме "альфа" - ведь возможностей попасть в мир Союза у паранида не будет в принципе, и такой ответ был следствием высокомерного обращения этого одиночки, чем реальной необходимостью.
Что же касалось корабля пришельца - объяснять параниду, что зафиксировать его посудину на внешней стороне корпуса так, чтобы при полном ускорении его не размазало по борту "Прометея", было процессом достаточно сложным, тоже никто не собирался. Сейчас Икар, используя магнитные пусковые, перемещал корвет по корпусу крейсера, меняя конфигурацию поля, создаваемового инерционными демпферами. И это было делом не одной минуты.
- Ещё вопросы?
Грубость Владимира почти вывела Котхмана из себя. Почти - потому что паранид прекрасно осознавал, что даже когда он переломит непочтительного люда пополам, рядом останется еще немалое количество его вооруженных соплеменников, а стереть их всех в маяглит одному параниду, будь он хоть вооруженным до зубов бойцом личной гвардии Понтифика, явно было не под силу. Единственное, что он сделал - это несколькими командами перевел оба корабля в режим готовности к самоуничтожению. При попытке стороннего подключения к их бортовым компьютерам или вскрытия корпуса, при потере сигнала жизнедеятельности капитана или по его команде оба судна были бы мгновенно аннигилированы вместе с немалым куском крейсера.
- Вопросы будут, - заверил Котхман. - Но после того, как я ознакомлюсь с предоставленной информацией.
- Вас проводят, - ответил адмирал.  По его команде в помещение с паранидом вошли два вооружённых морпеха. Прозрачная перегородка мгновенно почернела, а из динамика брони одного из морпехов прозвучал голос Икара: - Вы идти с нами.
Идти по ярко освещённым коридорам пришлось недолго - в центре боевого корабля всё расположено достаточно близко, чтобы в случае тревоги не добираться десять минут из кормы в нос.
Каюта, в которую привели паранида, была резервным залом для совещаний. Много пространства, стол, множество кресел, места для отдыха, а главное - уже включенный голопроектор для ИИ. Адмирал посчитал, что получать информацию параниду будет проще не водя конечностями по дисплеям, а обращаясь к Икару голосом.
- Это Икар, - морпех показал на голограмму ИскИна, представшего в виде самого себя из мифологии. - Все вопросы к нему. Если что-то необходимо - говори ему. Понятно?
В этот момент крейсер мягко, почти незаметно вздрогнул, вернувшись на указанную Се'таком позицию.
Критически осмотрев голограмму люда с крыльями (явно декоративными, потому что существо таких размеров им было под силу поднять разве что в невесомости), Котхман взял один из стульев и оттащил в сторону от стола. По крайней мере, люди догадались предоставить ему достаточно просторную каюту, а не одну из нежно любимых ими тесных комнатушек, где ноги толком не вытянешь.
- Скажи мне координаты этого сектора, - не глядя на голограмму Икара, приказал Котхман, опустившись на стул. Людской стул был низковат, так что длинные ноги паранида торчали коленками вверх, создавая довольно комичную картину.
- Координаты? - движением руки - чисто визуальный эффект - Икар развернул карту-схему галактики, отметив на неё точку, в которой находился "Прометей". - В какой системе нужны координаты? От центра или другой точки?
Кажется, аргонцы (а может, и люди тоже) в таких ситуациях хмурились. На бесстрастном лице паранида не отразилось ничего, хотя он изо всех сил пытался найти хоть одну знакомую систему. Когда-то на экзамене по космологии он искал на такой же карте галактики основные ориентиры - северные боронские туманности и яркие звезды Аргонского скопления под ними. Здесь ничего подобного не было, да и сама галактика, если на то пошло, выглядела как-то не так. Слишком много спиральных рукавов, звездная плотность совершенно другая, перемычка по центру, которой раньше не было... И ни одного знакомого маяка врат.
- Хааки, гореть им в вечном пламени, отправили меня в другую галактику... - пробормотал Котхман по-паранидски. - И в этой галактике есть аргонцы, которые на самом деле не аргонцы... Как вы перемещаетесь между системами? Релятивитские скорости? Межсистемные магистрали? Система прыжковых врат?
Вопросы были адресованы Икару и озвучены, разумеется, на аргонском.
- Двигатели нашего корабля позволяют набирать скорость, превышающую скорость света в сотни раз. Большего, увы, сказать не могу, - Икар развёл руками, - не позволяет ваш уровень доступа.
"Откуда у этих недоаргонцев такие технологии? - Котхман погрузился в размышления. - С одой стороны, основные конструктивные особенности этого... "крейсера" вполне в аргонских традициях - вспомнить хотя бы их старые модели "Титанов", что-то общее определенно прослеживается... Их титулы похожи на аргонские, одежда весьма напоминает мундиры аргонских военных, а утварь так вообще один в один, оружие - по крайней мере, личное - даже в чем-то отстает от нашего... Но при этом, гори все адским огнем, их корабли - продукт сверхтехнологий, которые нашим ученым и конструкторам даже не снились! Взять хотя бы эту его сверхманевренность... а если компьютер не врет, то еще и сверхскорость. И это при таких габаритах и огневой мощи! Что же тогда такое людские истребители? Почти наверняка эти технологии откуда-то заимствованы - возможно, у рас, стоящих на ступень выше, вроде нас. Надо обязательно выведать, где они такое откопали... и прихватить с собой образчик. Наши жрецы что угодно отдадут за такие возможности! Вот только как разговорить компьютер? Надеяться, что его защитные программы уступят моей системе удаленного доступа, глупо - наверняка у них совсем другая системная архитектура. остается искать лазейки в машинной логике... и получать информацию, которую люди считают не слишком секретной. Авось да найдется кристалл нивидия в рудном отвале".
Он откинулся на слишком короткую, предназначенную под короткий людский позвоночник, спинку стула, и несчастный предмет мебели едва не загремел на пол вместе с восседающим на нем паранидом. Тихо выругавшись по-сплитски, Котхман вернул стул в устойчивое положение и задал следующий вопрос:
- Вы знаете что-нибудь о прыжковых вратах, соединяющих системы?
- Да, таковые существуют в нашем космосе, ответил Икар. - Созданные за миллионы лет до того, как мы покинули пределы атмосферы родной планеты, эти Врата, разбросанные по всей Галактике - Икар показал динамическую голопроекцию кольца огромного диаметра, внутри которого с бешеной скоростью вращались чёрные дыры. - являлись основным способом перемещения на сверхдальние расстояния. Через них можно летать, только если точно знаешь, куда они приведут.
- А что будет, если войти в такие врата, не зная, куда они ведут? - поинтересовался паранид, делая пометку в памяти компьютера "Пламени" насчет местных врат. Судя по предоставленной картинке, размерами они на порядок превосходили привычные ему межсистемные прыжковые врата, а архитектура напоминала скорее какой-то вышвырнутый в открытый космос мегалит, чем техническое устройство. - Как далеко находятся ближайшие такие врата? Куда они ведут, спрашивать не буду - все равно мне незнакомы названия местных систем.
Вопрос был задан с целью проверить, сможет ли компьютер засечь сигнал этих необычных врат, определить их координаты... а дальше по обстоятельствам. По слухам, некий борон как-то умудрился переключить западные врата безлюдного сектора Мальстрим так, что они стали соединяться с южными вратами их столичного сектора Королевский Тупик, расположенного в противоположном углу обитаемой галактики - так почему бы ему, Котхману, не попробовать перенастроить эти странные врата, скажем, на сектор Уединение Понтифика? Или, скажем, на один из известных ему ксенонских секторов, чтобы местным не-аргонцам жизнь медом не казалась? Чем представитель высшей расы хуже мягкотелого борона, будь он хоть сам Бала Ги?
- А может быть всё, что угодно, - спокойно ответил Икар. - Объект, попавший в них, может вылететь как из ближайших Врат, так и из находящихся в любом другом уголке Галактики.
А вот на второй вопрос ИИ ответить уже не мог, потому что просто не знал. Единственные известные Икару Врата были уничтожены неизвестным способом в момент перехода Флота в эту реальность.
- В настоящий момент мне неизвестны координаты подобных устройств в данной Галактике.
- В каком смысле неизвестны? - Котхману начало казаться, что его просто дурачат, подсовывая дезинформацию. - А как же те, что ты мне только что показывал?
- Они были уничтожены, - коротко ответил Икар.
- Либо ты скрываешь информацию, либо вам действительно известно местоположение только одних врат. - Произнося это, паранид с досадой подумал, что план с перенастройкой врат откладывается на неопределенный срок. - А это значит, что вы сквозь врата никогда не проходили, иначе знали бы координаты как минимум двух точек выхода. Из этого напрашивается вывод, что о принципе действия врат вам рассказал кто-то, кто с ним лучше знаком. Кто еще обитает в этой галактике? Кто создал сеть врат?
Задавая последний вопрос, Котхман втайне надеялся, что в истории местной транспортной сети будет меньше тайн, чем в привычной ему вселенной Х.
- В этой Галактике было известно только одно такое сооружение. Его больше нет, - голограмма Икара развела руками. - И в радиусе действия моих сканирующих систем нет ничего даже отдалённо похожего. А с их создателями мы не встречались, и это хорошо для нас.
- И все-таки на вопрос ты не ответил, - настаивал Котхман. - Кто еще обитает в вашей галактике? От кого вы получили информацию о вратах? - Подумав, паранид добавил третий вопрос: - И как были уничтожены эти врата?
- Кто ещё обитает? Ну, например, вот они, - Икар указал на возникший в голографической проекции корабль. - Размеры этого корабля немного меньше, чем у крейсера, на котором мы сейчас находимся, но это не главное. Главное - их возможности, вроде запуска астероидов прицельно в планету, и прочих надругательств над физикой.
Слова Икара сопровождались проекциями соответствующих видеозаписей. Включая выжимки из записи боёв и взрыва Врат.
- Уничтожение Врат стало основной тактикой в бою с ними.
Из потока информации, выданной Икаром, паранид вычленил два факта: во-первых, технический уровень людов - по крайней мере, в том, что касалось боевой техники - действительно был несравненно выше привычного ему, а во-вторых, местные оказались еще более развитыми в военном отношении.
- Чувствую себя дрионидом на боевой палубе "Одиссея", - по-паранидски пробормотал Котхман, прикрыв боковые глаза. - Если после всего этого они скажут, что не могут починить мой прыжковый двигатель, я имею полное право назвать их лжецами...
В следующий момент по корпусу судна прошла едва ощутимая вибрация, а освещение на миг слегка потускнело - аргонский или людский глаз не заметил бы этого, но чувствительные рецепторы паранида смогли уловить перемену.
- Во что вы стреляли? - поинтересовался Котхман у Икара. - Такая резкая потеря напряжения в энергосети такого крупного корабля обычно бывает при массированном залпе энергетических орудий главного калибра.
- Просто учебные стрельбы, - ответил Икар. - Иногда проводим, чтобы проверить техническое состояние орудий главного калибра и системного оборудования.
Хорошо хоть адмирал успел дать команду о том, чтобы для всех посторонних эта атака считалась именно учебной стрельбой в пустоту.
Спорить Котхман не стал. Полученных сведений ему пока хватало, теперь требовалось над ними поразмыслить.
- Мне нужна команда ваших техников, чтобы заняться корветом, - заявил он. - Судя по вашему техническому уровню, мой прыжковый двигатель будет на ходу через полтазуры. И, возможно, в процессе я найду еще несколько вопросов для вас.

*       *       *

Через некоторое время к кораблю людей приблизились (ну как приблизились, показались в зоне действия радаров) три гоа’улдских ал’кеша. Скорее всего, они прилетели с Чулака – это джаффа наконец-то решили что-то сделать.
- Тау’ри, вы там окончательно обнаглели, что ли? – передал на мостик искаженный помехами и акцентом низкий голос на английском языке.
- Обнаружены три неизвестных корабля, - голос Икара разнёсся по командному центру "Прометея". - Идентифицированы как разведывательные корабли джаффа. Веду их орудийными платформами два и восемь.
- Дерьмо! - выругался адмирал. Ситуация была отвратительной. Стрелять нельзя, да и говорить им нечего, в общем-то...
-  Боевая тревога! - Кораблики к ним летели не сказать чтобы опасные, но на всякий случай объявить стоило.
- Запрос по радиосвязи, - доложил ИИ, когда джаффа попробовали связаться с "Прометеем".
- Установить связь, - сразу же после приказа Икар ретранслировал фразу с ал' кешей на мостик линкора.
- У вас какие-то проблемы? - коротко осведомился адмирал.
- Это у вас сейчас будут проблемы! – сказал все тот же голос. – Вам не кажется, что вас сегодня слишком много на территории Свободных Джаффа? Или тау’ри всегда ходят стадом?
- Если вы ищете проблем, я могу их вам устроить прямо сейчас, - адмиралу было откровенно влом что-то доказывать и объяснять в край обнаглевшим джаффа на маленьких корабликах. И не страшно им наезжать на линейный корабль... - Если же кто-то из вас хочет говорить предметно и имеет полномочия, то приглашаю подняться на борт моего корабля.
- Я Зенар, уполномоченный член Совета Свободных Джаффа! – почти торжественно объявил тот же голос, прерываемый шумными помехами, но еще раздражительнее был крайне заметный акцент. – Я здесь, чтобы выяснить цели вашего прибытия на нашу территорию!
- Да мне насрать, кто ты, - раздражённо ответил адмирал. - И не моя проблема, что у вас левая рука не знает, что делает правая. Мой крейсер не сдвинется отсюда ни на метр, пока сюда не вернётся один из ваших джаффа, улетевший за кораблём с людьми, которых он встретил на вашей планете.
- Этот джаффа обвиняется в преступлении против правительства планеты Чулак! – ответил голос, проигнорировав грубость в его адрес. – Он не имеет какого-либо права общаться с вами и что-то вам обещать. Этот джаффа находится в розыске, а вы, повторяю, вторглись на территорию Свободных Джаффа! Я предлагаю вам объясниться!
- Я сам решу, с кем буду разговаривать, а с кем - нет. Болтовню про права можете забыть, - жёстко ответил адмирал. Этот джаффа определённо имел талант действовать людям на нервы...
- У вас есть полторы минуты, чтобы объяснить, что вам непонятно в моём ответе. Если через это время я не услышу внятный ответ на поставленный вопрос, я разнесу к чертям ваши челноки. Время пошло!
- Это объявление войны государству Свободных Джаффа! – голос почти что прошипел эти слова. – Вы вторглись на нашу территорию и смеете еще и дерзить! Ваше поведение будет расценено как агрессия!
- Не тратьте время, у вас его мало, - сухо произнёс адмирал. - я повторяю вопрос, что вам надо от моего корабля, и что было непонятно в моём ответе?!
Тёмная громадина крейсера продолжала висеть на одном месте.
- Мне неинтересны ваши подковёрные игры, и я уничтожу любого, кто будет мне угрожать. Либо вы имеете полномочия, и ведетё себя соответствующе, либо через минуту вы будете мертвы.
- Какие же вы наглые, тау’ри! – снова зашипел голос невидимого собеседника. – Ну так знайте же – ваша дерзость скоро будет наказана. У вас есть совсем немного времени помолиться вашим богам и подумать о своем поведении!
После чего челноки стали удаляться от корабля с явным намерением улизнуть в гиперпространство (чтобы, скорее всего, привести за собой группу поддержки).
- Всё может быть… - медленно и спокойно процедил по связи адмирал. Мысленно же, одновременно с этим, он отдал Икару совершенно другую команду.
Не стоило этим джаффа так сильно приближаться к земному крейсеру и при этом так вызывающе себя вести.
- Лазерным батареям - огонь на поражение!
Адмирал ещё не закончил говорить, а принявший команду Икар уже открыл огонь. Пучки когерентного излучения из всех способных стрелять тяжёлых лазеров со скоростью света понеслись к уходящим ал'кешам, и их невозможно было обнаружить раньше попадания.
Скромным шаттлам-разведчикам более чем не повезло: тьма космоса на миг озарилась двумя маленькими, но яркими вспышками, которые тут же угасли, оставив после себя лишь мелкий космический мусор, который когда-нибудь попадет в гравитационное поле планеты и упадет на ее испещренную кратерами поверхность. Разведчики не вернутся на Чулак, и когда это станет известно, к незнакомцам нагрянут ребята посерьезнее.
- Цели уничтожены, - ровный голос Икара доложил адмиралу о выполнении приказа.
- Принято. Курс на обломки, тяга пять процентов, реверс по моему приказу. Сканировать сектор на признаки жизни, вдруг кто успел катапультироваться.
Целей у адмирала было ровно две - подобрать выживших, если таковые есть, и, затем, использовав магнитный захват, очистить пространство от остатков двух челноков. Чтобы ничего не осталось.
Массивный корпус линейного крейсера вздрогнул, медленно набирая скорость.
- Запрос от нашего гостя. Он просит выделить ему инженеров для ремонта корабля.
- Толку от них будет ноль, они же не знают, как устроен его корабль... Ладно. Спроси  у него, когда он хочет приступить к ремонту. Командиру дивизиона живучести - быть готовым выделить бригаду для попытки ремонта инопланетного корабля.
- И когда вы хотите им заняться? - вопрос Икара был адресован параниду, и подразумевал чёткий ответ.
- Немедленно, - ответил Котхман. - Не вижу причин откладывать ремонт на потом.
"Разве что возможность со временем разузнать о ваших технологиях побольше", - добавил он мысленно.
- Немедленно, значит... Людей-то мы вам выделим, оборудование тоже. Вот только в ангар к нам ваш корабль не влезет. Собираетесь ремонтировать в открытом космосе? Или есть нормальный доступ изнутри корабля?
Тем временем "Прометей" неторопливо догнал поле обломков, оставшихся после массированного лазерного залпа по наглецам. На выведенном Икаром на главный экран изображении не было практически ни одного крупного обломка или чего-то серьёзного. Хотя...
Вместо ответа Котхман удалённо запустил транспортёр, переносясь в рубку "Пламени". Несколько команд - и отстыкованный модуль джампдрайва завис в отведённом ему отсеке. Выковыривать его оттуда предстояло вручную - кионные потоки сильно повредили транспортировочную систему.
- Высылайте ремонтников, - сказал он, вызвав людский корабль. - Чтобы добраться до повреждённого модуля, нужно резать корпус. Потом останется только перенести его в ремдок.
- Икар, увеличь сектор 16. Кто-то успел катапультироваться? - адмирал в это не верил, от лазеров на такой дистанции не увернуться, но вдруг?
- Так точно. Жизненные показатели невозможно определить.
- Спасательной команде номер четыре срочно прибыть к двадцать седьмому шлюзу в полном оснащении! - разнеслось по внутрикорабельной связи. - Икар, после того, как они вернутся на борт, открывай резервные посадочные точки антон-один и цезарь-4, надо сгрести всё летающее вокруг нас дерьмо.

0

39

Но вдруг что-то явно пошло не так. Се’так ужасно медлительно настраивал курс возврата, непростительно долго – за эти несколько секунд маленький челнок могли расстрелять практически в упор. И тут Шетун вскрикнула, указывая на плоскую панель радара – на ней отчетливо обозначился новый объект многоугольной формы, который был прекрасно знаком всем джаффа. Именно такая иконка была характерна для гоа’улдских кораблей-ха’таков. Он появился внезапно, на расстоянии чуть более трехсот тысяч километров от флагмана незнакомцев, и это расстояние стремительно сокращалось. Видимо, ха’так расценил вражеский флагман как реальную угрозу – по сравнению с маленьким челноком, зависшим в пространстве.
- Это наш шанс! – обрадовался Се’так. – Пока они передерутся, мы успеем улететь!
И тут он резко отдернул руки от панели, засветившейся мягким желтым светом.
- «Победоносный» вызывает оборону Хак’тила, - прокаркал чей-то резкий голос в динамике сквозь помехи связи. – Ответьте немедленно!
Для людей эта фраза прозвучала как набор отрывистых шипящих звуков, однако Се’так мгновенно оживился и воскликнул:
- Это наши! Скорее всего, из столичного мира! Видимо, с Хак’тила успели послать сигнал бедствия! Но почему всего один?...
Тотчас из гиперпространства вынырнули еще три таких же корабля-звезды, образовавшие что-то вроде клина позади первого хак’така.
- Надо ответить! – напомнила Шетун. – Сказать, что мы живы и ждем помощи.
- Да, точно, - согласился Се’так. – Где здесь связь активировать?... Кажется, вот. «Победоносный», вы меня слышите? Я - Се’так из Верховного Совета планеты Чулак! Со мной моя помощница Шетун, адепт школы Сестер Хак’тила. Нам нужна помощь!
- Я – верховный командующий Дерран с Дакары, прибыл незамедлительно после сообщения о нападении гоа’улдов! – прокаркал тот же резкий голос.
- Гоа’улдов?! – удивился Се’так. – Здесь не было гоа’улдов! Я имею все основания полагать, что ответственность за Хак’тил лежит на тех, кто прибыл на незнакомых нам кораблях.
- Нет времени на споры! Присоединяйтесь к нам или улетайте, но не мешайтесь! – отрезал верховный командующий и отключился. Одновременно с этим две вспышки в черноте космоса оповестили о появлении еще двух ха’таков поддержки.
- Очень мило, - фыркнул Се’так, вспоминая узкое строгое лицо верховного командующего Дакарой, с которым он виделся едва ли пару раз в жизни. – Эй, тау’ри. Прибыла помощь из нашего столичного мира. Если это сам верховный командующий, то случилось нечто экстраординарное. То есть, я хочу сказать, война с гоа’улдами давно закончилась, и никто не ожидал, что на Хак’тил нападут. Кроме гоа’улдов. никто не мог уничтожить три корабля обороны. Думаю, нам стоит переждать в ангаре их флагмана, а после безопасно спуститься на Хак’тил, чтобы доставить вас через Врата в мир, откуда вы пришли. Что касается других тау’ри – помощь с Дакары будет весьма кстати. Тем более я все еще хочу знать, что здесь произошло, и откуда у гоа’улдов новые корабли.
Оценив ситуацию, адмирал Флота Ищущих приказал отступать. Один за другим корабли погружались в иное пространство, отправлялись на границы этой системы. Кроме одного - фрегат Чах получил приказ найти и уничтожить Врата на Хак’тиле. Это было опасным заданием, но уверенности в его выполнении было достаточно, в конце концов, один Азим Шак Тадар стоил многого. Это не было прописано в тактике действий на случай атаки, но хороший адмирал не тот, кто следует инструкциям, а тот, кто думает своей головой.
Информация, которую передали Индринии, была очень интересна. Люди родом с колыбели человечества среди одного из глав восставших модифицированных рабов ложных богов! Расскажи ему это кто-нибудь пару недель назад, он бы посмеялся над глупой шуткой. Однако вселенная - удивительная вещь. Из информации было также известно, что у корабля собратьев проблемы с двигателем. Знай именно, где расположена система, дипломаты Собора мигом бы отправились туда! Хоть авантюрная попытка взять собратьев в плен мягкой силой обернулась неудачей, сами по себе они не несли никакой ценности, только источник информации и, конечно, потенциальные посланцы доброй воли. Конечно, глава восставших был интересен, но он бы при встрече только мешался. Можно было его не отдавать, но выбор был из двух зол, эти пилоты с маленькой буквы «п» не были даже пилотами. Можно, конечно, отправить одного из своих пилотов вместе с людьми, передав знания в их головы с помощью Индринии, некомпетентный адмирал бы так и сделал. Но адмирал Тар Кев Мад был не из таких. Неизвестно, как бы собратья отреагировали на предложение. Они могли и убить пилота. Но это дела прошлого, сейчас дела настоящего.
Как только все корабли исчезли в ином пространстве, адмирал начал составлять новый план действий. По прибытии адмирал Флотилии Возмездия немедленно выйдет на связь. Несмотря на разницу в возрасте, адмирал Возмездия был всегда горяч и рвался в бой, действия Тар Кев Мады привели бы его в ярость. На вопрос адмирал Ищущих, почему этого собрата по воинскому делу так и не отправили в запас, не хотел знать ответа. План же был прост и незатейлив. После того, как флот рабов покинет систему, он вернется и высадит полноценный десант. Захватив достаточно пленных, они исчезнут, как тени, не оставив и следов своего пребывания. Адмиралу Флотилии Возмездия придется отправить корабль к основным силам. Там, получив информацию о таком подарке Вселенной, разберутся, что делать. Как только корабль адмирала Тар Кев Мады вышел из иного пространства, с ним сразу же вышел на связь адмирал Возмездия.
- Тар! Какого чула ты решил отступить? Информация о нас не должна распространиться! - "поздоровался" адмирал.
- После того, как ты узнаешь, ради чего я это сделал, надобность скрываться у нас отпадет, - спокойно ответил Кев.
- Я весь внимание! Но учти! Если твои данные ничего не стоят, я лично буду настаивать на твоей отставке! – негодуя, ответил он.
Другого Мад и не ожидал.
А тем временем (или временем раньше, в ином пространстве время удлиняется несколько раз) фрегат Чах, выйдя из иного пространства в атмосфере планеты Хак’тил, отправил десантные транспорты на поверхность. Задача была и не простая, и время играло против солдат Ахтабара.  На каждом транспорте находилось по шесть человек, два отряда, одним из которых командовал Азим, шестым членом каждого отряда была Индриния специально прилепленная для этого задания. Так как высаживать солдат через транспортники долго, капитан корабля решил отправить отряды на разведку.
- Вперед, вперед, вперед! Построение полукруг! Дистанция три метра! Масша! Держаться за моей спиной! - начал раздавать приказы Шак. Как только отряд принял боевое построение, второй отряд доложил о готовности.
Так начинается сама дерзкая военная операция на памяти Тадара, и выберется ли он живым вместе со своими солдатами, покажет время.
Пока на орбите бунтующие рабы упрашивали "гайдзинов", Тадар вместе со своим отрядом продвигались по лесной зоне на встречу с другим отрядом. Индринии, взятые на это задание, работали в качестве радара, никакое разумное существо не могло приблизиться к солдатам Собора, чтобы при этом не быть обнаруженным. После того, как десант был высажен, Фрегат совершил прыжок к полярным шапкам Хак’тила. Капитан корабля не был уполномочен на подобное, но внутреннее чутье подсказывало, если не занять противника на орбите, быть беде.

0

40

- Они уходят! – вдруг воскликнула Шетун, привлекая внимание Се’така. – Они просто отступают!
Се’так оторвался от настройки курса и замер. Некоторое время обитатели маленького челнока дружно наблюдали на голографическом радаре, как в гиперпространстве один за другим исчезают корабли незваных гостей. Кроме одного… Неужели испугались ха’таков Деррана? Сколько бы ни было у Деррана кораблей, противника все равно было численно больше. Пока Се’так ворчал что-то на своем языке, проклиная гоа’улдов, с корабля-одиночки началась высадка десантных челноков на планету. Заметив это, Шетун начала что-то яростно тараторить, отчаянно жестикулируя. Се’так вздохнул и повернулся к Кэтлин.
- Она говорит, что нельзя допустить высадки, - нехотя перевел он. – Я склонен согласиться, поскольку Хак’тил – планета Свободных Джаффа, и мой долг не позволяет так просто улететь. Но я не могу вынуждать всех вас следовать за мной. Если вы примете решение возвращаться – я доставлю вас назад, на Чулак.
Шетун яростно выдохнула, но ничего не сказала.
- Мы не можем возвращаться без вашего корабля, который сможет нам помочь! - довольно резко ответила Кэтлин. Ей однозначно не нравилась ни перспектива вернуться "с пустыми руками", ни перспектива снова сражаться.
Они уже достаточно воевали.
Но что им оставалось делать?
- Мы с вами.
- Ладно, - мрачно произнес Се’так. – Но если что-то пойдет не так, помните, что я предлагал вернуть вас назад. Держитесь крепче, я постараюсь посадить эту штуку на поверхность.
Судя по тому, как блондинка тут же вцепилась в подлокотники кресла, это означало, что посадка дается Се’таку в разы хуже, чем взлет.
- Ваше дело - предложить, наше - отказаться. Я хочу знать врага в лицо, - ответила Кэтлин.
Морпехи уже активировали магнитные держатели на ботинках и перчатках бронекостюмов, приготовившись к возможной жёсткой и даже аварийной посадке.
Се’так заметил, что корабль-носитель, от которого не так давно отделилось два десантных шаттла, исчез с радара. Должно быть, совершил прыжок или включил маскировку. Лететь буквально «напролом» вслед за десантными кораблями было бы безумием, поскольку высока была вероятность получить в корму ракету. Ему хотелось как можно скорее оказаться рядом со Звездными Вратами, чтобы в случае чего сбежать на Дакару, но свойственная всем Свободным Джаффа гордость не позволяла ему так поступить. Тем более что на Хак’тиле вполне могли остаться выжившие, прячущиеся в поселениях.
- Держитесь, - повторил Се’так, приняв единственное верное решение. – Я постараюсь высадить нас неподалеку от самого крупного города. Там мы найдем выживших и всех, кто способен сражаться.
Не без труда вспомнив, как включается нехитрая гоа’улдская маскировка, Се’так на всякий случай активировал ее и направил шаттл к низкой орбите. Вплоть до верхних слоев атмосферы полет протекал относительно спокойно и даже почти без тряски, зато, едва лобовое стекло наполнилось серым светом, отраженным от облаков, как маленький ал’кеш загудел, затрясся и на бешеной скорости помчался к поверхности практически вертикально. По толстому стеклу хлестнули струи раскаленного воздуха. Шетун вскрикнула от неожиданности, но тут же замолчала, сообразив, что не подобает женщине-воительнице бояться такой ерунды, как посадка ал’кеша неумелым пилотом.
- Держитесь крепче! – крикнул Се’так, хотя в этом предупреждении не было необходимости. Кэтлин и компания и без того вцепились в сиденья, поручни и вообще во все, во что можно было вцепиться, чтобы не повалиться друг на друга.
Маленький кораблик бешено мотало из стороны в сторону, Се’так то выравнивал машину, то снова терял над ней контроль и только бормотал что-то на древнем языке джаффа. Его махинации дали свои плоды: когда где-то внизу показались сине-зеленые верхушки лиственного леса, падение замедлилось, пол под ногами снова стал почти горизонтальным, и ал’кеш медленно завис над деревьями. По верхушкам прокатилась волна раскаленного воздуха, пригнув их почти до земли. Се’так вытянулся, насколько позволяли ремни безопасности, высматривая лужайку или поле, где можно было безопасно посадить ал’кеш. Наконец шаттл неторопливо двинулся куда-то вперед.
- Вы там в порядке? - Се’так на миг обернулся к людям.
Пока на орбите происходили свои события, Азим вел отряд на встречу со своими. Шли все они долго и монотонно. Стараясь избегать встречи с местными, они шли окольными путями, постоянно меняя маршрут движения. Путь был небыстрым, отряды разделяли небольшие, но все же расстояния. Отряд то и дело делал вынужденные остановки, так как Индриния была не готова к такому изнурительному походу. Второй отряд проделывал точно такой же путь, но к их счастью Индриния, что была с ними, не страдала, никто не пытался хоть как-то надавить или выразить негатив на девушку в отряде Тадара, солдаты были готовы к этому. Не было ни разговоров, ни попыток разжечь костер, он был им и не нужен. Но засветить свою позицию никто не стремился, отдых проходил в укрытии, откуда посторонний взгляд с неба или со стороны не мог их заметить.
Челноки же после высадки солдат принялись выполнять необходимые маневры, до прибытия фрегата к полярным шапкам они были сами по себе. Короткий прыжок, что совершил Чах, не был длинным, но зато все время, что он проходил, нужно было создавать видимость работы, не для себя, так для чужих. Через некоторое время весь отряд услышал звук пролетающего корабля, свой или чужой, это было неясно, но если это свой, он скоро выйдет с ними на связь, хотя бы попытается.
- Винжрин Чи-1, направление север, направляйтесь туда, код свистящий ветер, Винжрин Чи-2, направление северо-запад, направляйтесь туда, код свистящий ветер, - связались на мостике с пилотами.
В это же время фрегат, выйдя из прыжка, открыл лазерный огонь с обоих бортов по ледяным шапкам, к немедленным последствиям это не приведет, но как отвлекающий маневр вполне сгодится.
Ал’кеш, спрятанный под слабо гудящим силовым полем, медленно проплыл над бешено качающимися верхушками лиственных деревьев и неуклюже приземлился в долине между двумя зелеными холмами. По высокой траве пробежала волна горячего воздуха. Когда машина выровнялась, а лобовое стекло заполнила сплошная зелень поля, Шетун демонстративно вздохнула, выражая облегчение. Се’так недовольно покосился на нее, но ничего не сказал. Двигатели перестали гудеть, и ал’кеш замер на относительно ровной поверхности, со слабым наклоном.
- Немного не там, где я планировал, - виновато сказал Се’так, приподнимаясь и оглядывая местность. – Если я правильно понимаю, то до Врат придется немного пройтись, как и до города. Ну ничего, зато осмотримся и поймем, что здесь произошло.
По фальшиво звучавшему в его голосе оптимизму Кэтлин догадалась, что Се’так понятия не имеет, куда идти.
Как только гул работающих двигателей пронесся дальше, взгляд командира обернулся к Индринии.
- В сами знаете ответ, это не наши, - ответила Масша по радиосвязи.
Другого ответа ему и не требовалось. Подав сигналы, отряд стал немедленно готовиться к отходу дальше в лес. Кем бы ни были те, на транспорте, встреча с ними не входит в план операции, так что, чем быстрее они встретятся с другим отрядом, тем лучше. Индриния же пока оставалась на месте, используя свой дар, чтобы узнать поподробней, чей это был корабль и кто на нем прилетел.
- Кагас, бери Масшу на руки и пошли, - отдал приказ Тадар члену отряда по радиосвязи.
- Ну и посадочка, - едва слышно проворчала Кэтлин, когда челнок замер на поверхности планеты, - моя бабушка лучше летала.
Пока Се'так осматривался, она проверила показатели своих подчинённых - как жизненные, так и механические. Всё было в порядке - и люди, и броня.
- Все целы? - короткий вопрос по внутренней связи. Сенсоры - одно, а спросить никогда не бывает лишним. Всё было в порядке.
- Мы готовы, - с нетерпением в голосе сказала Кэтлин. - Ведите, я пойду рядом, парни будут под маскировкой и нас прикроют.
Шетун тем временем неловко выбралась из переднего кресла и теперь разминала шею руками, ворча что-то на своем языке. Видимо, она тоже не была довольна посадкой. Один Се'так, казалось, был вообще рад, что все остались живы. Возможно, он даже был удивлен этому факту.
С тихим скрежетом откинулся задний люк, и полутьму внутреннего пространства шаттла прорезал голубовато-серый свет мира Хак’тил.
- Выходим, - скомандовал Се'так, довольно потирая руки. – Придется прогуляться, но ничего, здесь вроде неподалеку есть дорога в город, - он покосился на Шетун, но девушка все еще насуплено перебирала свои волосы и крутила головой влево и вправо.
- Давно пора, - ответила Кэтлин. Морпехи с включенной маскировкой довольно быстро - практика! - покинули Ал'кеш, рассредоточившись вокруг стоящего на поверхности челнока.
- Образуем сеть! Грант, Хорн - на вас тепловизоры, непрерывное сканирование, угол 180. Радар на мне. Огонь - только ответный.
Множество пассивных сенсорных блоков "сорок четвёртого" позволяло с достаточной вероятностью обнаруживать противника раньше, чем он смог бы обмануть умную маскировку бронекостюмов. Радар же своим излучением сводил на нет любые попытки спрятаться от лишних взглядов, поэтому использовать могла только Кэтлин. Это лишало морпехов возможности отсекать помехи на радаре, но не демаскировало их. Вместе с этим, все данные направленными пучками передавались между бойцами, образуя из их ИскИнов единую СУО.
- Есть! - короткие подтверждения от всего отделения.
- Ну вы выходите, или будем тут ночевать? - это прозвучало уже в адрес джаффа.
Сначала следом за морпехами на серый свет единственного солнца Хак’тила вышла Шетун, все еще разминая шею, а потом уже Се’так. В руках он вертел маленькую черную коробочку с двумя кнопками – устройство было похоже на те, что использовали древние люди для включения сигнализации на своих транспортных средствах. В мире Кэтлин такие штуки можно было встретить разве что в музее естественной истории.
Се’так нажал кнопку, и ал’кеш вдруг подернулся дымкой и исчез, оставив после себя лишь слабо колышущийся воздух, какой бывает разве что в пустыне, но не на лесной местности.
- Маскировка, - пояснил Се”так немного смущенно. – Не очень надежная, но, по крайней мере, мы не потеряем наш ал’кеш, когда будем возвращаться. У этой штуки не очень высокий радиус действия, - он продемонстрировал Кэтлин коробочку с двумя кнопками.

*       *       *

Тем временем Индриния выяснила следующее: прибывшие на планету люди были чем-то схожи с обитателями гоа’улдского космоса, но двое из них отличались от остальной компании. Чем – она пока сказать не могла. Тем не менее, у нее уже были на руках все данные о количестве новоприбывших, их странные для ахтабарского слуха имена, настроения и даже кое-какие факты личной жизни. Пришельцы были настроены неагрессивно – по крайней мере, к ахтабарцам, у них была цель найти кого-то… или что-то… И задерживаться они явно не собирались.
Пока Масша раздумывала, Кагас взял её на руки и понес на себе вслед за отрядом, что стал тихо и осторожно отдаляться от неизвестных. Постепенно они отходили все дальше, соблюдая осторожность. Тадар же шел последним, как командир он должен был проследить, что все его люди ушли благополучно. Вскоре они должны были воссоединиться со вторым отрядом и продолжить путь к цели. Через некоторое время был дан сигнал на привал. Тадар, проверив состояние солдат и выставив караул, подошел к Индринии, что отлеживалась на земле.
- Сержант-Мастер, я должна вам доложить, что пока мы были рядом с неизвестными, я проникла в их разум и многое о них узнала, - сразу же подала голос она как Азим сел рядом с ней.
- Я вас слушаю, Индриния, что вы узнали?
- Прибывшие на планету лю-дар были чем-то схожи с обитателями космоса ложных богов, но двое из них отличались от остальной компании. Чем, не знаю, для нашего слуха имена, настроения и даже кое-что из личной жизни были странными. Чужаки настроены неагрессивно – по крайней мере, к нам, у них была цель найти кого-то… или что-то… И задерживаться они явно не собирались.
Тадар задумался, что бы не искали неизвестные, это могло быть как-то связано с задачей, данной ему, а значит, они могут представлять опасность.
- Выход через пятнадцать минут, не забивайте свою голову мыслями о чужаках, нам еще предстоит выполнить задачу, - сказал он и отошел от неё, чтобы выйти на связь со второй группой.

0

41

- Откалибруйте сенсорные массивы! - На внутришлемном дисплее Кэтлин была мешанина из засветок и сигнатур движения, пересылаемых ей морпехами, но разобраться в них было невозможно. То ли растительность вокруг имела в своём составе какой-то необычный компонент, сбивающий показания сканеров, то ли влияние оказывало сумасшедшее магнитное поле... Умные ИИ бронекостюмов, конечно, уже начали разбираться с лишними данными, но на это потребуется время.
- Здесь они, рядом, рассредоточились и прикрывают, - ответила Кэтлин Се'таку. - У нас тоже есть маскировка.
- Здесь неподалеку есть лесной поселок, в котором живут… э-э… сестры Шетун. Я имею в виду, основное население этой планеты, - он вдруг замялся, непонятно отчего смутившись. – Нам стоит пойти туда и проверить, все ли в порядке. Тем более, нам все равно в ту сторону, потому что получится быстрее попасть на Дакару только через Звездные Врата.
Первоначальный красивый план действий летел ко всем чертям. Предполагалось, что Се’так, Шетун и Кэтлин со своими ребятами грузятся в ал’кеш и летят до Хак’тила. Там берут ха’так с разрешения Айрин, которая уполномочила Шетун говорить от ее имени, возвращаются за тау’ри, застрявшими на высокой орбите, и буксируют их на Хак’тил. Оттуда Кэтлин со своими ребятами возвращается через Врата к своим, оставленным на какой-то далекой планете, хак’тильцы помогают другим тау’ри починить корабль, а Се’так в одиночку отправляется на поиски нового кристалла для Звездных Врат Чулака. Но не тут-то было! Патрульный ха’так дрейфовал в космосе в виде бесформенных обломков, а корабли неизвестных захватчиков высадили на Хак’тил как минимум два отряда своих воинов. Се’так предложил Кэтлин вернуться и перестроить план, но та отказалась. Решено было вместе высаживаться на Хак’тил и действовать по обстановке, тем более что Шетун не терпелось узнать, что случилось с ее родной деревней.
Посмотрев в пасмурное небо, Се’так попытался представить, как разворачиваются события над облаками. Удалось ли ха’такам, прибывшим с Дакары, окончательно распугать вторженцев? Или те просто отступили за подкреплением?... Как бы там ни было, отсюда, снизу, они вряд ли могут чем-то помочь. Се’так видел только один путь – дойти до Врат и переправиться на Дакару. Конечно, тау’ри не встретят там теплого приема, но иного способа достать свободный ха’так не было. Се’так только надеялся, что еще не началась полномасштабная война с гоа’улдами или кем-то еще, иначе никто им так запросто ха’так не даст. Кажется, отправить застрявших тау’ри с их кораблем к Хак’тилу «по-тихому» совсем не получится.
- Ну так пошли проверим, - ответила Кэтлин. - Нельзя нам время терять.
Морпех ещё раз посмотрела по сторонам, взглянула на небо... Планета как планета, ничего вроде необычного заметно не было.
- Слушай... А как вообще вот так получилось? Ну, что вы до такой жизни докатились?
- Докатились? – переспросил Се’так, бросив на девушку недоуменный взгляд. – В смысле, ты хочешь знать, как основали первые поселения на Хак’тиле? Если честно, я не особо силен в ранней истории джаффа, - нехотя признался он.
Тем временем Шетун, внимательно оглядев местность, сказала что-то по-гоа’улдски. Язык тау’ри давался ей с трудом, поэтому она старалась не пользоваться им без надобности.
- Шетун знает эти места и приведет нас к Вратам, - перевел Се’так, - Берите все необходимое – и выдвигаемся. Путь неблизкий.
- И да, и нет. Я вообще не знаю историю вашей цивилизации, - задумчиво ответила Кэтлин. - Поэтому мне слишком многое непонятно, и это может плохо сказаться на успехе нашей миссии. Можешь рассказать хотя бы кратко, что и как, пока мы идём?
- И что же ты хочешь узнать? – спросил Се’так, торопливо направляясь куда-то в сторону леса.
Шетун и солдаты с Земли последовали за ним.
- Как можно больше, - ответила Кэтлин. - Как появилась ваша цивилизация. Основные исторические моменты, традиции,  особенности. Я хочу понять ваш мир, - девушке было интересно, да и не о погоде же болтать в пути.
- Откалибруйте датчики движения и смотрите в оба, - уже по внутренней связи, - настройте срабатывание по подходящей скорости или по размеру, иначе на каждый лист будет орать система. И хоть бы тут никого не было! - последнюю фразу Кэтлин не произнесла вслух. Подтверждение её приказа было получено, и небольшой отряд двигался в полной боевой готовности
- Ну… - Се’так был явно сбит с толку. – Я не особо силен в… как вы говорите… в рассказах. История Свободных Джаффа очень древняя. Если рассказывать сначала, то мне придется говорить очень долго.
Тем временем они отошли на значительное расстояние от скрытого маскировкой челнока и приблизились к лесу. Се’так спросил о чем-то по-гоа’улдски свою светловолосую помощницу. Девушка незамедлительно ответила.
- Шетун говорит, что нам лучше всего пройти через лес, там есть дорога. Это самый короткий путь, - перевел Се’так, обращаясь к Кэтлин. – Если хочешь, могу рассказать тебе о том, как джаффа стали свободными, - предложил он неожиданно.
- В лесу нам будет сложно пользоваться преимуществами нашей маскировки, - задумчиво ответила Кэтлин. - Да и вообще техническим превосходством. Придётся двигаться чуть медленнее.
Морпех уже раздала необходимые команды своему отделению. Нет ничего хуже, чем ходить по дороге в лесу... Возможно, занятому противником. Неуютно как-то.
- А расскажи. Истории освобождения - это всегда интересно!
Шетун что-то сказала Се’таку по-гоа’улдски. Тот кивнул и пошел по направлению к лесу, взбираясь на невысокий холм. Достигнув вершины, он обернулся и посмотрел на простирающуюся внизу долину, затянутую утренним туманом. Ал’кеш надежно скрыт, воздух был свеж и прохладен, сквозь облака не пробивалось ни единого лучика солнца. Лес, темнеющий неподалеку, тоже был спокоен и ничем не выдавал присутствия противника.
- Прохоже, все спокойно, - подытожил свои наблюдения Се’так, когда морпехи догнали его. – Нас поведет Шетун, она знает эти места. В этом наше преимущество. Если те, кто напал на патрульные корабли, высадились на планету, они вряд ли сумеют застать нас врасплох.  Шетун говорит, что до ближайшего поселения не более десяти километров, там мы сможем найти кого-нибудь и расспросить о случившемся. До города, где стоят Звездные Врата, еще около пятнадцати километров. Все готовы? – он внимательно посмотрел на Кэтлин.
- Десять километров? Всего лишь? - усмехнулась Кэтлин - Мы готовы. Если что случится, прикроем вас.
- Ну ладно, - сказал Се’так. – В таком случае Шетун покажет нам дорогу.
Они поднялись еще выше на холм и вошли в редкий лесок, который по мере продвижения становился более густым и темным. По-прежнему не было никаких признаков присутствия потенциального противника, равно как и вообще чьего-либо разумного присутствия, не считая каких-то мелких пугливых животных. Шетун, кажется, прекрасно ориентировалась в переплетении едва заметных узких тропинок.
- Ну что вам рассказать о нас? – протянул Се’так, покосившись на Кэтлин и ее молчаливых морпехов. – Я не особо силен в… э-э… как это по-вашему? Я плохо рассказываю истории. Попробую рассказать вкратце, но вряд ли это будет очень … э-э… увлекательный рассказ, - он покосился на Шетун, но девушка шла чуть впереди, и ее, кажется, нисколько не заботила болтовня Се’така. – Так вот, - продолжил он, - мой отец, ныне покойный, был дружен с отцом моей супруги. А супруга моя, Клио, происходит от одного известного джаффа, с которого по сути и началось наше освобождение, - в голосе Се’така зазвучала гордость. – Это было очень и очень давно. Не знаю, как это по вашему времени, но у нас сменилось уже три поколения. А джаффа живут в два или даже в три раза дольше вас, тау’ри. Того джаффа звали Тил’к. И было это в то время, когда наши предки, джаффа, состояли на службе у гоа’улдов, поработителей галактики. Тил’к -  родной дед моей жены. Но в то время у него еще не было ни детей, ни внуков. Джаффа служили гоа’улдам, были их воинами и защитниками. Кто-нибудь из вас знает что-то о гоа’улдах?
На бегающую под ногами мелочь морпехи не обращали внимания - мышей, и им подобных, в общем-то, найти можно было даже на межзвёздных транспортах и крейсерах, не говоря уже о различных планетах... А вот нахождение в чаще леса заставляло волноваться. Помехи на датчиках, переотражения лучей радаров и лазерных импульсов, ограниченная видимость. В общем, идеальное место, чтобы любой противник помножил на ноль их маленький отряд.
И болтовня была одним из способов снимать витающее в воздухе напряжение, переложив основную заботу об окружающем пространстве на ИскИнов бронекостюмов. Хоть и перечисление своей родословной Се'таком начинало утомлять.
- Нет, ничего не знаем. Или знаем, но у нас они назывались иначе... Кто они? Как они выглядят? На что они способны?
Се’так, кажется, не ожидал другого ответа. Поэтому принялся неторопливо рассказывать:
- Гоа’улды – это раса разумных паразитов, они выглядят совсем как вы, тау’ри, но это всего лишь внешняя оболочка. На самом деле гоа’улд больше похож на змею или червя вот такой длины, - Се’так раздвинул руки на ширину около полуметра, - они заползают в тело тау’ри и полностью его контролируют. Тело тау’ри, которое стало носителем гоа’улда, больше не принадлежит тау’ри. Такой тау’ри по сути умирает, хотя его тело живет долго – до тех пор, пока гоа’улд поддерживает в нем жизнь. Когда же тело носителя все-таки приходит в негодность от старости, гоа’улд переселяется в нового носителя. Один носитель может служить гоа’улду более десяти поколений ваших жизней. Гоа’улды же практически бессмертны. Никто не знает, откуда и как они появились. По крайней мере, наша история об этом умалчивает. Они просто однажды… пришли. И самые древние, самые первые джаффа служили им как воины и защитники. По сути, мы, джаффа, были главной опорой гоа’улдов, без наших предков они были бы никем и ничем, - Се’так невесело усмехнулся. – Но самое главное, во времена правления гоа’улдов джаффа были нужны им для того, чтобы вынашивать в своих телах новых гоа’улдов. Наши предки-джаффа были не только воинами, но и инкубаторами для гоа’улдов. Маленький гоа’улд наделял своего носителя-джаффа большой физической силой, выносливостью и долголетием, при этом не отнимая у него свободу воли. Но потом, вырастая, гоа’улд покидал тело джаффа, чтобы взять себе тело носителя-тау’ри. И тогда джаффа умирал. Наши предки целиком и полностью были зависимы от гоа’улдов – впрочем, как и они от нас. Второй сын Тил’ка, А’тон, был нашим историком, и он назвал эту зависимость гоа’улдов от джаффа и джаффа от гоа’улдов взаимовыгодным рабством, - Се’так немного помолчал, собираясь с мыслями, затем продолжил: - У свободных джаффа нет родного мира. Наши предки пришли отовсюду. Говорят, первые джаффа были такими же, как вы, тау’ри, и родом они были из вашего мира. Когда ребенок-джаффа вырастал до определенного возраста – мы называем этот возраст прим’та, не знаю как по-вашему, - он получал своего симбионта-гоа’улда, которого должен носить в себе до конца своей жизни. Это был особый ритуал, в котором в живот подростка помещался маленький гоа’улд. Если ребенок в возрасте прим’та не получал симбионта, то он умирал. Ни один джаффа не мог жить без гоа’улда. Поэтому наши предки служили гоа’улдам как своим богам и хозяевам. Мужчины становились воинами, а женщины – прислугой.
Вдруг Шетун как бы незначительно кашлянула, но Се’так понял намек и добавил:
- Правда, были случаи, когда женщины-джаффа тоже служили гоа’улдам в качестве воинов. Планета, на которой мы находимся, называется Хак’тил, и на ней когда-то давным-давно жили женщины-воительницы, служащие гоа’улду Мардуку. Эти женщины были предками Шетун.
Девушка тряхнула копной длинных светлых волос и усмехнулась. Она явно была довольна, что Се’так наконец-то упомянул о Мардуке и воительницах Хак’тила. А Кэтлин заметила, что Се’так, говоря о длительности времени, никогда не называл время в годах, поскольку, видимо, не знал, каким летоисчислением пользуются земляне. Для него явно было легче определить отрезок времени продолжительностью жизни человека.
- Так вот, - продолжал рассказывать Се’так, - те джаффа, что служили гоа’улдам, носили на себе отличительный знак-татуировку, символ определенного хозяина. Этот знак был у них вот здесь, - Се’так коснулся лба двумя пальцами. – У самых древних джаффа этот символ был сделан из золота – говорят, новоизбранному воину вырезали на лбу символ хозяина ритуальным ножом, после чего в рану по контуру заливалось расплавленное золото. Сейчас, сами понимаете, делать это незачем. Равно как и подселять в джаффа-подростка симбионта. Эти ритуалы ушли в прошлое с тех пор как джаффа освободились от власти гоа’улдов. Да, не удивляйтесь, у меня нет симбионта, у Шетун тоже. И тем не менее, новые поколения джаффа все также выносливы и живут дольше тау’ри. Но об этом чуть позже. Э-э… так о чем я говорил? Ну так вот, джаффа. Да. - Се’так немного задумался, словно сбившись с мысли. – Иногда случались восстания отдельных джаффа или небольших групп джаффа против своих господ. Но такие бунты быстро подавлялись большинством тех, кто служил гоа’улдам без тени сомнений. Впрочем, гоа’улды сами не ладили друг с другом и даже часто воевали, и это в итоге ослабило их союз. На вашей планете тоже был гоа’улд-хозяин, его звали Ра. Ныне он мертв, побежден вашими собратьями. Они же убедили легендарного Тил’ка восстать против тирании другого гоа’улда, Апофиса. Тил’к прославился как первый успешный бунтарь и победитель. Конечно, предводители маленьких восстаний были и до него, но их имена не вошли в историю, поскольку все эти бунты были подавлены. Но союз Тил’ка с тау’ри дал ему новые возможности, нечто такое, к чему гоа’улды оказались не готовы. Это была долгая война, на протяжении которых пали империи многих влиятельных гоа’улдов. Они называли себя Системными Лордами. Это значит, что в их подчинении было множество звездных систем и обитаемых планет. Но на самом деле, ключевым моментом организованного сопротивления джаффа стал вовсе не пример Тил’ка, а изобретение третонина, - Се’так явно увлекся своим повествованием, поэтому сам не замечал, что стал говорить гладко и слаженно. – Это вещество придумали тау’ри на планете Пангар, которые изучали гоа’улдов. Он заменял джаффа симбионтов. Препарат действует как симбионт: излечивает джаффа от всех болезней, защищает от ядов и вредных веществ, но джаффа больше не может жить без этого вещества. Вы понимаете, о чем я. По сути это то же самое, что зависимость от гоа’улда. Пангарцы получали симбионтов для изучения от Королевы гоа’улдов, Эгерии. Легендарная личность, кстати, как и Тил’к. Но она была не совсем обычным гоа’улдом. Есть вторая ветвь развития - ток’ра, это гоа’улды, не отнимающие волю своего носителя, а живущие с ним в симбиозе. Честно говоря, те еще выпендрежники, - фыркнул Се’так, с удовольствием произнеся последнее слово. – И вот однажды на Пангар пришли Тил’к и тау’ри. Они убедили пангарцев избавить Эгерию от экспериментов, поскольку ток’ра не причинили никому вреда, как гоа’улды. Когда Эгерия была освобождена, было уже поздно: она умирала. Перед смертью Эгерия сообщила пангарцам, как восстановить их… как это по-вашему?... иммунные системы. И избавиться от зависимости от третонина. Хотя ток’ра и были возмущены тем, как поступили с их Королевой, все же они заинтересовались этим препаратом и доработали его. Ток’ра смогли создать свою искусственную версию третонина, которую стали использовать свободные джаффа взамен симбионтов. Тил’к и его сын Ра’ек носили симбионтов и позже перешли на третонин. Но их потомки и мое поколение никогда не носили в себе гоа’улдов. Мы по-прежнему зависимы от третонина, но можем изготавливать его во многих количествах и проживать долгие жизни, растить детей и сами писать нашу историю. Гоа’улды остались в прошлом, хотя это случилось не сразу. Когда Тил’к убедил многих джаффа в том, что от симбионта можно избавиться, повсюду начались восстания. Джаффа не могли больше выносить тиранию господ. Гоа’улды жестоко обращались с нашими предками и, кажется, были не особо умны. Их альянс был ослаблен, поскольку они часто воевали друг с другом, и джаффа, убивающие своих собратьев по приказу господ, отказывались продолжать служить гоа’улдам. Я мог бы рассказать подробнее, было несколько войн с отдельными Системными Лордами, но вряд ли вам это особо интересно. Если вкратце: джаффа отказались служить гоа’улдам и изгнали их в отдаленные миры. Сейчас космос принадлежит нам… по крайней мере, те территории, что раньше контролировались гоа’улдами. У Свободных Джаффа есть свой Совет – ну вы его видели, жалкое зрелище, - Се’так снова фыркнул, а Шетун издала тихий смешок. – Наша главная планета называется Дакара. По легенде, гоа’улды создали своего первого джаффа именно там. А еще там находится… впрочем, неважно, - Се’так быстро оборвал свое увлеченное повествование, будто сообразил, что и так наболтал лишнего, но тут же продолжил, как ни в чем не бывало: - Тил’к когда-то возглавлял Совет, а мой прадед Кел’ман был его первым советником. Тил’к скончался от старости в окружении своих потомков. Его сын А’тон стал нашим первым историком. Он тоже давно умер от старости, но не оставил после себя детей. Говорят, его супруга трагически погибла, и А’тон после ее смерти так и не женился. Первый сын Тил’ка - Ра’ек, его тоже давно нет в живых, но живы его потомки. Как я уже говорил, я женился на его дочери. И у нас уже есть взрослая дочь, в следующем году она должна выйти замуж, - Се’так вдруг спохватился, что слишком много болтает о своем семействе. -  Ну вот, собственно, и вся история. Хотя… было еще кое-что. Что вам известно об Анубисе?
Вообще, рассказ Се'така был похож на длинную, занудную библейскую историю. Ну, там, вроде "Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова" и так далее.
Но несколько интересных моментов он всё же рассказал.
Симбионты... Нет, люди с таким не сталкивались. А вот со всем остальным - возможно.
- Анубис... было в древнем Египте - цивилизация это такая наша, несколько тысяч лет назад существовала, - такое божество загробного мира. И Ра был, бог солнца, главный самый, - задумчиво проговорила Кэтлин. - Я, правда, сомневаюсь, что они имеют какое-то отношение к вашим этим гоа'улдам. Хотя... мой ИИ тут подсказывает, что египтяне иногда называли себя "tA-wy", читается это примерно так же, как вы сейчас нас называете. А третонин этот ваш сильно похож на нашу биомеханику, необходимое улучшение себя при помощи специально разработанных инъекций. Странно.
- Да, все эти гоа’улды остались в памяти вашего народа как персонажи мифов, - серьезно кивнул Се’так. – Я не удивлен. Такое встречается у многих народов. Но эти боги, как они себя называют, более чем реальны. После того, как Тил’к и герои вашего народа изгнали и победили Ра, власть на вашей планете попытался захватить другой гоа’улд, Анубис. В отличие от Ра, он оказался более могущественен и изобретателен. Я точно не уверен, что там произошло… Но Анубиса много-много лет назад, когда еще не было ни Тил’ка, ни его друзей из тау’ри, изгнали из совета Системных Лордов. Говорят, он отправился в другую галактику, и с тех пор его никто не видел. Его даже считали погибшим - до момента свержения Ра. И вот когда совету Системных Лордов понадобился новый глава, неожиданно появился Анубис, еще более влиятельный, чем прежде. Он привел с собой некие силы, о которых не говорят, но именно благодаря им он заставил остальных самых сильных гоа’улдов подчиниться своей единоличной власти. Впрочем, власть его продлилась недолго. Против него объединились почти все гоа’улды, обладающие хоть какой-то властью и авторитетом. И первым среди них был Ба’ал, хитрый и жестокий гоа’улд, жаждущий всеобщего признания не меньше Анубиса. Анубиса снова изгнали, власть перешла к Ба’алу. Именно в это время по обитаемой галактике прокатилась волна восстаний джаффа против своих хозяев, и первыми были мы, джаффа Чулака, - с гордостью добавил Се’так. – Так вот, Анубис. Его снова посчитали погибшим, хотя подтверждений его смерти не было. Его не видели долгое время… э-э… примерно три жизни тау’ри. Но те существа… те воины, что пришли этим утром через Врата на Чулак – они странно напоминают по описаниям исскусствено созданных солдат, которые некогда служили Анубису. Я могу ошибаться, но больше не осталось ни одного столь-нибудь могущественного гоа’улда, кто осмелился бы напасть на Свободных Джаффа. И если я прав, то положение джаффа, а может и всей галактики, сейчас снова стало очень шатким. Анубис – серьезный противник, и мы не знаем, с чем столкнулись в этот раз. Нападение на патрульные корабли Хак’тила это подтверждает. А это значит, что нужно во что бы то ни стало добраться до Звездных Врат и попасть на Дакару, нашу главную планету. 
- Мы уже сражались с богами, - ответила Кэтлин. - И с мифическими, останавливая религиозных фанатиков, и с реальными, которые могли кидать астероиды и взрывать звёзды. И один раз - с разумом целой планеты.
Некоторое время они шли молча. Морпех вспоминала как историю, так и сражения, в которых она сама принимала участие.
- И мы побеждали, расплачиваясь за победу жизнями людей. Если этот ваш Анубис, или кто-нибудь другой, снова нападёт на нас - то мы в долгу не останемся. Главное, чтобы удалось притащить сюда и отремонтировать наш крейсер. Но... Стоп! Стоим на месте!
Сигнал тревоги, раздавшийся в голове девушки, заставил её остановиться, и предупредить джаффа. Бдительные ИскИны бронекостюмов, отслеживающие показания множества сенсоров, заметили подозрительную активность где-то на границе зоны чувствительности. Электромагнитные всплески, переотражённые радиоволны, отдалённые шумы, слишком слабые для человеческого уха, но вполне улавливаемые электроникой. Едва успев понять, что где-то происходит какая дрянь, Кэтлин запросила у ИскИна примерный сектор, вычисленный по направленности данных на бронекостюмах всех морпехов. Результат её не сильно обрадовал.
- Где-то километрах в десяти-двадцати, возможно, идёт бой! Не могу сказать, кто, с кем, и чем, и посмотреть нечем - у нас нет дронов.
- Это наверняка те, кто напал на партрульные корабли Хак’тила! – воскликнул Се’так. – В какой они стороне?
Шетун начала что-то быстро спрашивать его на их языке, и Се’так терпеливо перевел. Девушке было все еще сложно понимать и общаться на речи тау’ри.
- Примерно на юго-востоке, - быстро ответила Кэтлин. - Точнее сказать не могу.
- Это совсем в другой стороне от ближайшего города, - нахмурился Се’так, глядя в ту сторону, куда указала Кэтлин. – Мы сильно отклонимся от курса. Но если там гибнут свободные джаффа… какое у вас есть оружие? – быстро спросил он, а сам пожалел, что не взял  с собой энергетический посох. Он не мог сейчас точно вспомнить, положил ли его вообще в ал’кеш.
- Всякое у нас есть оружие, - ответила Кэтлин. - От ножа до ядерной бомбы. На всех хватит.
- Это хорошо, - кивнул джаффа. - В таком случае, я считаю, надо разведать, что там происходит. Если возражений нет, пошли.
- Да, неплохая идея, - ответила морпех. - Может, вернёмся и долетим туда на вашем челноке? Быстрее получится.
Се’так удивленно воззрился на нее, после чего воскликнул:
- Да, это и правда отличная идея! Страно, что я не подумал об этом сам.
Шетун фыркнула.
- Мы отошли не так далеко, - продолжил Се’так воодушевленно. – Чем быстрее вернемся – тем скорее взлетим.
Шетун быстро сказала что-то по-гоа’улдски. Се’так задумался, после чего обратился к Кэтлин:
- Шетун говорит, что эти леса довольно густые, и может так случиться, что ал’кеш негде будет посадить. Но я думаю, что эта проблема решится, когда мы будем над местом событий. Поторопимся, друзья!
С этими словами он бегом бросился в обратном направлении, без труда находя дорогу среди зарослей причудливой полутропической растительности.
- Значит, будем десантироваться с воздуха, - ответила морпех.
После короткого приказа отделение последовало за Се'таком. Впрочем, не прекращая следить за окружающим пространством.
Се'так плохо представлял, как они собираются "десантироваться с воздуха", однако предпочел не решать проблему заранее. Сперва предстояло хотя бы без приключений взлететь, а взлет удавался Се'таку едва ли лучше, чем посадка.
Следующую часть пути проделали молча, переходя с бега на быстрый шаг и обратно на бег. Когда впереди показалась знакомая долина, Се'так забеспокоился, не обнаружив у себя устройство, снимающее маскировку с ал'кеша, но оказалось, что его благополучно прихватила Шетун. Воздух подернулся рябью, после чего у подошвы холма вновь показался целый и невредимый шаттл. Люк стал медленно опускаться.
- Быстрее по местам, - скомандовал Се'так, первым сбегая с холма. - Кэтлин, займи место второго пилота, будешь указывать направление.
Шетун тихонько фыркнула, но спорить не стала.
Всё было хорошо в плане Се'така, вот только кресло второго пилота оказалось... маловато для морпеха в боевом бронекостюме. Даже столь совершенном.
- Не влезу я туда, - коротко ответила Кэтлин, отдавая команды ИскИну на вывод проекции на "стекло" перед Се'таком.
- Взлетай давай, так постою, лететь две минуты. Поворачивай, пока стрелка не станет перекрестьем, а затем потихоньку прямо, не меняя курс.
Се'так удивленно покосился на девушку, потом на кресло, но спорить не стал. Зато Шетун такой расклад событий, видимо, устроил, и она с довольным видом плюхнулась в кресло второго пилота. Не дожидаясь, пока все тау'ри рассядутся по местам в задней части ал'кеша, Се'так активировал двигатели. Ал'кеш задрожал и загудел, готовясь к взлету. Крышка люка стала медленно закрываться.
- Рекомендую всем пристегнуть ремни безопасности, - предупредил Се'так, ни к кому конкретно не обращаясь, хотя и без предупреждения было ясно, что пилот из него некудышный.
Гул двигателей стал громче, и машина гоа'улдов тяжело оторвалась от земли, подняв волну воздуха, которая прокатилась по долине, потревожив густые заросли полевой растительности. Ал'кеш набирал высоту и медленно разворачивался в сторону леса. Се'так смотрел больше в окно, чем на голографическую стрелку, явно опасаясь потерять связь с реальностью снаружи.
- Две минуты, говоришь? – громко спросил он, перекрывая шум двигателей и поворачивая машину по указанию стрелки.
Взлёт, надо сказать, был крут даже для повидавших многое морпехов. Будь они простыми пассажирами, как на гражданском авиарейсе, то на этом взлёте весь порыв куда-то там долететь и был бы закончен, на сломанных руках, ногах и носах.
- Будешь так управлять, можем и вообще не долететь, - недовольно ответила Кэтлин, как только стрелка на окне челнока превратилась в чёткое перекрестье. - Давай теперь чётко прямо, только плавно и медленно.
Се’так пропустил мимо ушей критику относительно его способностей управлять летной техникой – то ли привык, то ли просто было не до споров. Повернув машину по указанию голографической стрелки, он увеличил скорость, и ал’кеш довольно плавно понесся низко над лесом. Шетун, подавшись вперед, высматривала что-то за стеклом – наверное, место для посадки. Под широкими кронами местной растительности сложно было что-либо разглядеть.
- Ну и куда дальше? – спросил Се’так, когда рев двигателей стал тише и монотоннее. – Если внизу идут боевые действия, то отсюда мы их не увидим.
- Вы не увидите, а мы - увидим. Зависни на этом месте, - ответила Кэтлин, как только перекрестье на окне челнока загорелось ярко-зелёным цветом. - Где-то в этом районе была стрельба. Умеешь летать очень медленно, и хвостом вперёд?
- Эээ... - промычал Се'так невнятно. Стало быть, это означало "нет". - Не вижу здесь ни поляны, ни просеки, чтобы приземлиться. Но можно воспользоваться телепортацией. Правда, я не очень хорошо помню, как ее включать, - сообщил он будничным тоном.
- Пожалуй, сделаем проще, - ответила Кэтлин. - Как-то не горю я желанием лезть в ваш телепорт. Видишь вон те два дерева метрах в ста чуть левее?
Не дождавшись утвердительного ответа, морпех продолжила.
- Открывай люк, пока летим, мы просканируем поверхность и высадимся прямо с воздуха, там наши бронекостюмы спокойно пролетят. Можем кого-то из вас ещё захватить.
Также она отдала приказ ближайшему к люку морпеху начать полное сканирование поверхности, как только люк откроется.
- Нет здесь уже ни хрена, - по интеркому передал рядовой Хейг. - только остаточные тепловые и магнитные сигнатуры. Кто-то здесь был, и не один, но однозначно не могу идентифицировать.
- Принято, рядовой, - ответила Кэтлин. Проверить инерционные приводы, приготовиться к высадке!
Отдав приказ отделению, она повернулась к джаффа.
- Мы готовы к высадке. Кто из вас пойдёт с нами вниз?
- Я пойду, - сказала Шетун, неловно выбираясь из кресла.
- Это правильно, - одобрительно кивнул Се’так. – Пусть Шетун идет с вами, она знает местность. А я пока найду место, чтобы посадить эту штуку.
- Отлично! - ответила Кэтлин, подходя к люку. - Хейг, готовь тандем!
Если бы у джаффа был в почёте парашютный спорт, то дальнейшие пояснения бы не потребовались, но...
- Готово, - отрапортовал Хейг.
- Смотри, - обращаясь к Шетун, - это подвесная система, вполне надёжная. Мы будем прыгать с этой высоты, двигатели брони задержат падение. Лямки-крепления надеваются вот так, так, и так - Кэтлин примерно показала, как это должно выглядеть. - И затем вы вместе, по команде, прыгаете вниз. Ты готова?
Шетун внимательно смотрела за всем, что показывает Кэтлин, но Се’так мог бы поклясться, что она не поняла ни слова. А если и поняла, то очень приблизительно. С языком тау’ри у Шетун все было не очень хорошо.
- Да, я готова, - ответила девушка, всем своим видом выражая решительность. – Так что нужно делать?
Се’так не то кашлянул, не то успешно замаскировал смешок, но ничего не сказал.

0

42

Выйти на связь с первой попытки не удалось, следующий сеанс связи через 5 минут прошел успешно, группы встретились с друг другом через полчаса осторожного передвижения по местности.
- Волна, - произнес Азим по связи.
- Песок, - ответил командир второго отряда и напряжение последних часов покинуло их подчиненных, была вероятность что один из отрядов столкнется с противником. Выйдя на встречу к друг другу солдаты получили заслуженный отдых, после того как очередь караула была выстроена командиры занялись обсуждением плана для выполнения боевой задачи.
- Были ли встречи с местными? - спросил Шак по командирскому каналу связи.
- Нет, если планета заселена то довольно слабо, на своем пути нам встретились только дикие животные, - ответил Командир второго отряда.
-Что ж, у нас был контакт, удалось избежать прямого конечно.
- Думаешь от них будут проблемы? - спросил командир второго.
- Это уже не наша забота, мы так и не сумели найти источник информации который приведет нас к вратам, так что следует поторопиться пока у на с еще есть время.
- Нам придется разделится?
- Плохая идея, держимся вместе и тогда больше шансов выжить до конца операции, - высказался Тадар.
- Хорошо господин, через сколько выдвигаемся?
- Через пять минут, отдохнем на корабле после выполнения задания, - распорядился Азим как главный командир на время задания.
Через пять минут большой отряд выдвинулся на первые позиции, было решено проследить за аборигенами и группой землян. Достигнув места последней встречи, ас-ари начали их поиск, потянувшись к нии телепатически. В целях безопасности группа солдат расположилась вокруг них кольцом, а остальная часть отряда в отдалении, ожидая внештатной ситуации, которая могла возникнуть по стечению обстоятельств.
Масше удалось понять, где они, но как до них добраться - не узнала. Второй повезло меньше, и она потеряла сознание. Масша быстро бросилась к своей напарнице, проверяя её состояние. Узнав о плохом состоянии одной из ас-ари, командиры потребовали немедленно возвращаться назад, и потерявшую сознание солдаты понесли на руках.
- Что произошло? - задал вопрос Азим по связи.
- Изнеможение, сестра слишком устала, и применение сил окончательно добило её, - в подробностях поведала Масша по связи.
Шаку многословность не понравилась, но отчитывать подчиненую не стал.
- Как её здоровье? - задал Тадар важный вопрос по связи.
- Ему ничего не угрожает, но лучше её не тревожить пару часов, а лучше больше, - пояснила по связи Масша, устраивая поудобней потерявшую сознание сестру.
- Каковы дальнейшие приказы? - прозвучал голос другого командира.
- Нам придется разделиться, ты пойдешь с Масшей по следу аборигенов и гостей, возьмешь троих солдат. Действовать тихо и незаметно, - распорядился Азим.
Командир кивнул и, когда Масша закончила ухаживать за сестрой, отправился с группой по следу. Тадар же уселся рядом с потерявшей сознание и стал ждать.
Обнаружив приближение группы аборигенов, группа не расстерялась и один из солдат обратился по связи к Азиму.
- Командир, вероятный противник движется на нас, ваши приказания?
- Вы дали о себе знать? - спросил он с тревогой на душе.
- Нет, господин.
- Хорошо, отходите с их пути и возвращайтесь.
Получив приказ, группа осторожно начала возвращаться к основному  отряду. По возвращении отряд начал отходить в сторону от пути следования местных.
- Были ли признаки цивилизации в этом месте? - спросил их Тадар после того как отряд ушел на большое расстояние.
- Нулевые, местность кажется необитаемой либо слабо заселенной, - ответил солдат.
- Нам известно местонахождение вражеских врат, двигаемся к к ним и лишаем противника подкреплений, - сказал Шак и отряд двинулся в сторону врат, перейдя на марш.
Минуя лес, крупный отряд Шака быстрым маршем и короткими передышками двигался к своей цели, используя ас-ари в качестве радара на случай, если впереди покажутся аборигены. Так они шли весь день, и в случае наступления суммерек пришлось бы вставать лагерем, это было не очень желательно, так как ас-ари пришлось бы отправить спать вместе с остальными солдатами, они не были полноценными военными и работали только как поддержка, важная поддержка. Так считал Тадар.
После длительного перехода вдали от троп отряды Ахтабара нашли себе пристанище среди глуши лесов и начали привал там без промедления. Не привыкшие к этому индринии тяжко переносили выпавшие на них испытания.
- Азим, разрешите обратиться, - спросила не отдыхающая асари.
- Не разрешаю, отдыхай, - в приказном тоне ответил тот.
Лес вокруг был полон звуков, которые были как привычны Азиму, так и совершенно незнакомы. Шуршание земляных животных, трели невиданных птиц и шелест густой листвы наполняли воздух. Солнце было скрыто за низкими серыми облаками, день был пронизан прохладой и сыростью. Возможно, к вечеру пойдет дождь.
Неожиданно в канву лесных шорохов вплелись какие-то новые звуки. Азим прислушался, пытаясь понять, что ему кажется не так… Вроде все было как обычно: где-то хрустнула ветка, неподалеку пробежал маленький юркий зверек, вспорхнула с ближайшего куста стайка птиц… Лес продолжал жить своей жизнью, но Азим все же каким-то краем сознания, отточенного годами военной службы, уловил чье-то невидимое присутствие. Он почти не сомневался, что за ним и его отрядом скрытно наблюдают. Причем, наблюдают уже давно.
- Караул, доклад, - сказал по рации Азим караульным, что сторожили их покой. - Инсари, проверьте местность, - отдал приказ Тадар уже ас-ари.
- Около двенадцати-тринадцати сущевств находится около нас, - сказала одна из ас-ари.
- Я ничего не обнаружила, - сказала вторая.
- Плохо видите, мне нужно больше чем число, вычислите, где они находятся - приказал Азим Ас-ари. - Караул! Осмотреть местность при помощи тепловизоров, за нами наблюдают.
Солдаты не стали оспраивать решение командира и включили тепловизоры для осмотра местности.
Не успели они это сделать, как вдруг в ствол дерева, рядом с которым стоял Азим, с треском ударился плазменный заряд и рассыпался сотнями маленьких огоньков. На стволе осталось тлеющее черное пятно. Тотчас между других деревьев замелькали новые заряды, полетевшие в солдат Азима со всех сторон. Нетрудно было догадаться, что их окружили, воспользовавшись спонтанно организованным привалом.
- Всем залечь! - раздался голос Азима на общей частоте, и все солдаты залегли в траве.
- Огонь не открывать! - прогремел его голос сразу после первого приказа. Солдаты легли в траву, взяв оружие наизготовку, им было не впервой быть под огнем, хоть это и держало всех в каком-то напряжении.
Ас-ари не были готовы к подобному развитию событий и легли в траву скорее от страха, чем от приказа. В горячке боя на это никто не обратил внимания.
- Всем включить тепловизоры! Как только огонь стихнет, ждем сигнала! - прогремел приказ Тадара по общей частоте в третий раз.
"Раненные будут, скорее всего, и как бы они не замедлили нас..." - подумал обреченно сержант.
Телепатки тем временем пытались атаковать разумы тех, кто вел по ним огонь, делали они это вполне осознанно, нарушая приказ старшего по званию.
Обстрел прекратился также быстро, как начался. Уже не скрываясь, неизвестные противники двинулись через лес к лагерю Тадара. Зашуршали кусты, затрещали ветки – противник пробирался сквозь заросли, не беспокоясь о секретности.
Тадар же вместе с солдатами смотрел, насколько они далеко и как они идут к ним, при помощи тепловизора. Ас-ари же начали целенаправленно вызывать головную боль у противника.
Но они не успели. Треск веток стал громче и отчетливее, и вот за деревьями замелькали первые силуэты… очень стройные и гибкие силуэты, как успел заметить Тадар. Быстрыми тенями они перемещались между причудливых перекрученных стволов и растворялись в тенях, словно лесные духи. Впрочем, в отличие от лесных духов, эти тени и не думали двигаться бесшумно. Напротив, они, кажется, нисколько не скрывались и открыто заявляли о своем приближении.
- Им же хуже, - усмехнулся Азим, - приготовить гранаты! - прогремел его голос по связи.
План был прост, сперва полетят гранаты и прервут пару вражеских жизней. Хоть и использовать гранаты было безрассудно, их целью было дезорганизовать противника, а не нанести существенный урон, и только после этого отряд откроет огонь.
- Кидайте гранаты! - отдал приказ Азим, и в противника полетели пять гранат в те стороны, с которых он и его солдаты видели подходящих врагов.
- Открыть огонь! - отдал сержант второй приказ, и лес, не успевший отойти от недавней всполохов плазмы, потонул в грохоте автоматов солдат Собора, подавляющих огнем окруживщего их противника.
Сквозь грохот взрывов и треск автоматов послышался пронзительный крик, затем второй, а потом противник и вовсе куда-то исчез. Азим и его солдаты больше не видели силуэтов в тени деревьев. То ли нападающие разбежались, то ли просто попрятались.
- Ас-ари! Сканируйте местность! Отряд! Оружие на готове! Слишком быстро они пали духом! - отдал приказ Тадар.
Телепатки же приступили к выполнению задачи.
Они без проблем засекли шесть активных жизненных сигналов, искаженных эманациями боли и бессилия. Похоже, неожиданная атака солдат Азима сократила отряд нападающих как минимум наполовину, а вторая половина оказалась серьезно выведена из строя и неспособна к дальнейшей атаке.
- Отделение! Вперед! Приоритет - обнаружение противника, взятие в плен, - отдал приказ Азим, и отряд, встав на ноги, двинулся на разведку.
- Ты не думаешь, что кто-то из них все еще в состоянии стрелять? - спросил рядом стоящий сержант.
- Чем целее, тем лучше - ответил Шак.
Примерно в двадцати шагах они обнаружили первого врага. К величайшему изумлению Азима, это была симпатичная и в меру молодая женщина с белой кожей и светлыми волосами, облаченная в довольно примитивные доспехи из плотной кожи и каких-то металлических пластин. Она была мертва, хоть внешне практически не пострадала, если не считать кровавой лужи, растекающейся из-под копны светлых волос. Видимо, ударная волна сбила женщину с ног, и воительница, упав, разбила голову о большой острый камень. Она все еще держала в судорожно сжавшейся руке свое оружие – посох с овальным навершием.
Обойдя лес неподалеку, солдаты Азима обнаружили еще пять мертвых женщин, чьи тела несли на себе следы пуль и осколков. Несмотря на ужасные ранения, они все были по-своему красивы и сильны. На них были одинаковые доспехи, неподалеку в траве валялись посохи, являющиеся, по-видимому, тем самым плазменным оружием. У них всех, как на подбор, были светлее, почти белые волосы, заплетенные в косы или собранные в высокий хвост. Похоже, что отряд нападавших состоял исключительно из женщин.
Выжившие тоже вскоре обнаружились, стоило пройти чуть дальше: две женщины лежали без сознания неподалеку друг от друга. А еще одна, казавшаяся поначалу мертвой, вдруг резко села и направила на Азима оружие-посох.
- Рин’тел’нок, - отчетливо произнесла она, исподлобья глядя на командира отряда.
Руки ее дрожали, под носом виднелись свежие кровоподтеки. Сложно было сказать, какие повреждения получила женщина. Но, судя по тому, что она не вставала, можно было предположить, что она крайне неудачно упала на каменистую землю и что-нибудь себе сломала.
Азим же встал на месте, смотря на будущую пленницу.
- Приведите ко мне двух из них и держите их на прицеле. Остальные, продолжайте поиск, каждое обнаруженное непострадавшее тело держать под прицелом и отобрать посохи. Ас-ари, пройдитесь по разуму этой... женщины, пусть она бросит оружие.
- Выполнять! - рявкнул второй сержант, державший на прицеле очнувшуюся.
Четверо солдат подошли к бессознательным телам и резко подняли их. Пока двое поднимали и заламывали им руки, двое других взяли их на прицел, для большей убедительности держащие солдаты достали ножи и поднесли их к глоткам пленниц. Убивать их, конечно, никто не собирался, но давление на раненую это должно было оказать. Ас-ари же, стоя в отдалении от них начали, воздействовать на разум раненой.
Оставшиеся солдаты разделились на пары и продолжили проводить разведку, хватая посохи и скидывая их в общую кучу подальше от тел, осторожно переходя от тела к телу, держа окружающее пространство под прицелом. Кто-то из противников мог затаиться среди растительности и попытаться застать их врасплох.
Вместо того, чтобы подчиниться, женщина вдруг дернулась, оружие в ее руке издало едва уловимый вибрирующий звук, а потом с овального навершия сорвался ослепительно-яркий сгусток чистой плазмы. Азим едва успел отшатнуться, хотя полностью уйти с линии поражения он не мог. Женщина стреляла практически в упор, и Азим почувствовал, как плазменный шар пронесся мимо его левого уха и рассыпался, ударившись в ствол причудливо перекрученного дерева. Плечо будто опалило сначала холодом, потом жаром, боль была резкой и какой-то нереальной. Азиму показалось, будто его левое плечо и вся левая сторона лица превратились в один сплошной сгусток боли. Запахло паленой плотью и жжеными волосами.
На все это ушло меньше секунды, и женщина, увидев, что промахнулась, перевела свой посох в другую позицию, явно намереваясь повторить попытку.
Однако этому не сужденно было сбыться. Второй сержант, что держал её на прицеле автомата, открыл по ней огонь в тот момент, когда плазма полетела в Азима. Разрядив в неё обойму, сержант подошел к ней и, достав пистолет, выпустил четыре патрона ей в грудь.
- Внимание всем! При нахождении тела противника в сознательном или безсознательном состоянии открывать незамедлительный огонь! - отдал он приказ по связи и в то же мгновение побежал проверять состояние Тадара.
Азим упал на спину, пересиливая боль, и попыталася достать пистолет, дабы пристрелить тварь, что решила отправить его на тот свет.
Женщина, не успев среагировать, замертво рухнула на землю. Пули выбили из ее груди фонтанчики крови. Солдаты Азима, незамедлительно бросившиеся осматривать лес, довольно скоро обнаружили еще трех женщин. Две стояли спиной к спине и, едва завидев противника, открыли огонь из своих посохов. Третья же неожиданно выскочила из-за огромной поваленной коряги и с боевым кличем наотмашь ударила ближайшего к ней солдата по голове, используя свой посох как дубинку. Солдат рухнул, как подкошенный, в его шлеме образовалась внушительная вмятина, однако он успел сделать несколько выстрелов из винтовки, один из которых попал в цель. Зажимая рукой кровоточащую рану на животе, женщина упала рядом.
Переплетенные стволы причудливых деревьев озарили оарнжевые вспышки, лес наполнился огнями горящей плазмы. Через несколько секунд все было кончено. Не проверяя, мертвы ли те четверо солдат, что пытались их окружить, обе женщины бросились к своей поверженной соратнице и присели рядом с ней.
Солдат медленно пришел в себя, в голове гудело, но он четко видел перед собой женщин... Вокруг было тихо, значит, остальные либо убиты, либо раненны. Наведя свой автомат на них, он сжал его из последних сил и нажал на спусковой курок. Длинная очередь просвистела в лесу в направлении трех тел. Несмотря на головную боль, солдат сжал спусковой курок до упора, посылая патроны в цели. Лишь когда затвор щелкнул, он бессильно упал на спину, разум постепенно заволакивала тьма...
Тем временем, услышав выстрелы, оставшийся на ногах сержант начал отдавать приказы.
- Казнить левую! Остальные за мной! Индринии! Окажите помощь Азиму! С пленницы глаз не спускать! - приказал он по общей связи.
Выполняя приказ старшего по званию, солдат, что держал заложницу слева, одним движением перерезал ей горло, после чего откинул тело и нанес удар ножом в грудь. Солдат справа же ударил её по голове кулаком, второй ударил её по голове прикладом, после чего четверо солдат под руководством сержанта двинулся, перебегая из укрытия к укрытию, к месту события, и, как только заприметили амазонок, сразу открыли огонь крупным очередями.
Сержант, понимая, что вряд ли увидит своих людей в живых, кинул тяжелую осколочную гранату в сторону противника.
- Всем в укрытие! Граната! - крикнул он по связи и вместе с солдатами залег за укрытием.
Индринии же приступили к оказанию помощи Тадару. Пока одна занималась им, другая взяла в руки пистолет и следила за пленницей на случай, если та проснется.
Закончив с противником, солдаты с сержантом вернулись к Азиму и пленнице.
- Вытащите из неё все, что возможно, - отдал сержант последний приказ.
Поставив на колени и заломив ей руки, Ас-Ари влили в неё наркотики и вместе приступили к допросу.
Солдаты же заняли позиции и в уменьшившемся составе встали в караул, чтобы подобная засада снова не повторилась.
- Нам не удалось понять...
- Попробуйте еще! - потребовал сержант.
Азим же руководил сбором того, что осталось от вражеского снаряжения, и снимал все полезное со своих павших.
Индринии снова попытались залезть в голову к пленнице, но женщина неожиданно закричала, потом захрипела и принялась лихорадочно разрывать руками кожаный горжет своей причудливой брони, будто задыхаясь. Индринии не знали, что делать, а тем временем воительница, повалившись на землю, забилась в судорогах, глаза ее закатились, изо рта потекла струйка крови. Так продолжалось меньше минуты, после чего тело женщины еще раз консульсивно дернулось и замерло.
- Блеск, - сказал сержант и приложил руку к лицу. - Азим, язык откинулся, какие у тебя успехи?
- Снял все, что можно, с наших и не особо много с пришельцев, двигаемся тем же маршрутом, что и раньше, найдем портал и уничтожим его, - ответил он по связи.
Без лишних слов сержант поднял Ас-Ари, и они двинулись следом за поредевшим отрядом в неизведанное.
Отряд мог похвастаться небольшим числом трофеев. Посохи, что местные использовали как оружие, и стеклянные ампулы с прозрачным веществом, что были завернуты в маленький кожаный сверток. Один из солдат потряс такой и кинул наземь со всей силы, чтобы проверить, насколько надежно сверток выдерживает удар.
Едва Азим с остатками отряда углубился в леса, оставив позади мертвые тела местных воительниц, как приключения не заставили себя ждать. Из чащи послышалось утробное рычание и последовавший за ним треск сухого валежника.
Отряд замер, нацелившись в сторону, откуда исходил звук.
- Рассредоточиться, занять укрытия, - приказал Азим и спрятался за ближайшим деревом, не опуская автомата.
Остальная часть отряда также заняла позиции за деревьями, индринии сели спиной к спине, сканируя местность на предмет жизни, другой же сержант был рядом с ними, держа источник звука на прицеле, как и остальные солдаты.
Источник звука объявился даже раньше, чем телепатки поняли, с чем имеют дело. Рык стал ближе и громче, и под аккомпанемент треска ломающихся деревьев из небольшого овражка выполз представитель местной фауны собственной персоной. Животное было огромным и медлительным, по виду оно больше напоминало игуану-переростка, только из-за своих размеров выглядело более устрашающе. Грузное тело, покрытое костяным панцирем, держалось на четырех коротких тонких лапах, заканчивающихся черными полированными когтями, каждый длиной с клинок средней длины. Плоская голова, увенчанная многочисленными рогами и костяными наростами, казалось, представляла собой одну лишь пасть – горизонтальную щель, наполненную тремя рядами мелких, но явно крайне острых зубов, между которыми то и дело мелькал раздвоенный язык. Чуть выше бугрящихся выступов ноздрей примостились два мелких оранжевых глаза. Они были не так широко расставлены, как у обычных рептилий, поэтому, вероятно, угол обзора у животного был небольшим. Шеи практически не было, голова сразу переходила в массивное туловище, по хребту которого змеился нарост из костяных шипов. Мощный хвост, длиной более трех метров, яростно метался из стороны в сторону, расшвыривая случайно попавшие под него тонкие деревца. Из пасти существа капала желтая слюна, а голодный блеск в глазах явно говорил о том, что оно питается отнюдь не растительностью.
На первый взгляд казалось, что у местного хищника не было ни одного уязвимого участка на теле. Все его массивное туловище было покрыто многолетним панцирем из сросшихся чешуек, явно очень прочных. Ноги и хвост тоже были покрыты чешуйками, но более мелкими. А сами размеры животного были ужасающими – зубастая пасть покачивалась на высоте в три раза выше роста любого из солдат Азима.
- Открыть огонь! - прокричал Азим, и свинец понесся в сторону грязной твари, Тадар же тем временем взял тяжелую гранату и швырнул её под ноги монстру.
- В укрытие! - приказал второй сержант ас-ари, и они все дернулись врассыпную за деревья.
Животное взревело, когда пули и осколки гранаты вонзились в незащищенные броней участки кожи вокруг ноздрей и глаз. Рев перешел в протяжный вой, и зверь, частично ослепленный вспышкой взрыва, заметался на ровном месте, неистово молотя хвостом по чудом уцелевшим тонким деревцам и кустарникам. Несколько мелких чешуек на лапах треснули и осыпались, открыв миру бледно-голубую кожу существа с фиолетовыми прожилками. В тех местах, где шкуру поранили осколки, сочилась светло-желтая жидкость – не то гной, не то кровь. Перемежая яростный рык с обиженным воем, животное двинулось вперед, медлительно, но неотвратимо, с расчетом поквитаться с обидчиками.
Посмотрев на израненное чудовище, Азим отдал последний приказ:
- Уходим, этот зверь в случае чего задержит преследователей.
Другой сержант был не очень согласен с этим выводом, однако, как и солдаты, подчинился и, подняв индринию на руки и закинув винтовку на плечо, побежал вперед вместе с другими солдатами, один из его солдат поднял вторую побежал за остальными. Азим уходил последним.
Вслед им еще некоторое время доносился рев разозленного животного, однако погони не было. Зверь был слишком медлителен и неповоротлив, чтобы преследовать своих возможных жертв. Через какое-то время треск ломающихся деревьев и рычание затихли в отдалении, а быстро продвигающийся отряд Азима оказался в глухом лесу. И сколько бы ни пытались индринии указать путь, оринетируясь на воспоминания местной женщины, они никак не могли сопоставить окружающее пространство с нужным направлением. В лесу не было абсолютно никаких «знакомых» ориентиров.

0

43

Азим корил себя и все командование за выдачу неспособных к орентированию на местности "людей" и приказал двинуться на юг, надеясь в конце концов выйти на открытую местность и попутно связываясь с кораблем.
- Орбита, это Земля-Один, - обратился Азим по связи к кораблю.
- Земля-Один, это Орбита, ваш статус? - раздался голос офицера связи с корабля в ухе Тадара.
- После соединения с Землей-Два мы продвинулись по территории противника и вступили в огневой контакт, по итогам мною было потеряно отделение. Нам удалось до этого узнать многое о противниках-иноземцах. К сожалению, нам не удалось допросить местных. Сейчас мы, после столкновения с местной фауной, движемся в неизвестном направлении, требуется уточнить наши кординаты для направления к цели, прием.
- Вас понял Земля-Один, передайте командование сержанту Земли-Два и следуйте его приказам. Мы вышлем ему ваше текущее местоположение и координаты ближайшего поселения.
- Вас понял, Орбита, - закончил сеанс связи Азим. - Сержант, командование назначило вас старшим на время операции, свяжитесь для получения инструкций, - доложил он уже новому командиру.
Сержант, получив инструкции, направил группу к ближайшему поселению. Индринии не смогли его опознать, и тогда сержант приказал расстредоточиться и следить за окрестностями. Ас-ари он приказал следить за передвижениями местных вместе с одним солдатом, остальные следили за тем, чтобы к ним не подобрались ни местные, ни зверье. Азим следил за тылом группы.
Вдруг лес перед ними расступился, серые облака разошлись, и сквозь них проглянули золотистые солнечные лучи. Перед Азимом и его солдатами открылся потрясающий вид: за лесом простиралась безграничная долина, пронизанная голубыми прожилками рек и мерцавшими тут и там серебристыми блюдцами озер. Желто-зеленый океан травянистой растительности, залитый солнечным светом, покрывал долину и простирался далеко за горизонт, теряясь в бирюзовой дымке. В быстро прогревшемся воздухе жужжали невидимые насекомые, колосья незнакомых Азиму злаков колыхались на легком ветру. Долина внизу казалась поистине сказочной.
В получасе ходьбы раскинулся город – вернее, разросшийся поселок, состоящий из симпатичных двухэтажных домиков с красными крышами. Его обитатели, кажется, ничего не подозревали о нависшей над ними угрозе, потому что даже с такого расстояния было прекрасно видно, как маленькие фигурки перемещаются между домами, выводят в поля домашнюю скотину и гоняют по улицам на каких-то моторизированных средствах передвижения, похожих на маленькие одноместные автомобили без крыши. Картина была умиротворяющей.
Азим доложил об этом сержанту-командующему. а Индринии начали поиск разумных в близости от их позиций.
В городке, что лежал прямо по курсу в залитой солнцем долине, жило немало людей, тысяч пять или шесть с легкостью набралось бы. Для отсталой планеты, впечатление которой производил Хак’тил, городок с таким населением мог бы считаться довольно большим. Это был даже не поселок, а вполне себе город, с собственной инфраструктурой и, возможно, самообеспечением. И, конечно, защитой от неприятеля.
Но Ахтабарцев это не интересовало, им нужен был язык, и они добудут его. Сержант приказал занять позиции и дожидаться, пока рядом с ними не появится какая-нибудь абборигенка или абориген, которых можно будет использовать в качестве языка. Солдаты вышли в караул, сменяя друг друга, а Азим находился рядом с Индринни, которые проверяли местность на наличие языков поблизости от них.
Местные жители не заставили себя долго ждать. У подножия холма, в пятидесяти шагах от позиции Азима, показались две девушки. Они шли налегке и без оружия и совсем не походили на воительниц, с которыми столкнулись ахтабарцы в лесу. Девушки были молоды, даже очень молоды, с загорелой кожей и светлыми волосами, заплетенными в косы, в простых походных одеждах. Они шли, не особо смотря по соронам, словно точно знали, куда идти. До Азима донеслись их звонкие голоса – девицы что-то активно обсуждали, направляясь к городу.
Индринии же попытались проникнуть в их разум. Результат был потрясающим: девушки уверенно шли в соседний город, в котором и находились те самые Звездные Врата. Кажется, они собирались кого-то встретить – хорошего друга или родственника, возвращающегося с другой планеты. Но сначала у них были какие-то дела в городке, лежащем в долине.
Получив данные от Индринии, перед сержантом-командующим встал нелегкий выбор, следование своим путем означало в худшем случае заблудиться. Ас-ари плохо знали местность, и ему не хотелось бы повторить прошлую встречу с монстром. Свой маршрут позволил бы избежать ненужных столкновений, которые возникли, если бы они последовали следом за девушками.
- Индринии, действуем следующим образом: вы концентрируйте все свое внимание на аборигенках и фиксируете их передвежения, мы же следуем за ними на некотором отдалении. Одна из вас возвращается в отряд, чтобы сканировать местность на случай внезапных гостей.
- Это Индринии, мы вас поняли, исполняем.
Ничего не заметившие девушки продолжали быстрым шагом идти бок о бок через долину, их голоса постепенно смолкли в отдалении. Они решительно направлялись к городу.
Сержант-командующий все еще прибывал в сомнениях.
- Индринии, возвращайтесь, Врата - первостепенная задача.
- Так точно.
После возвращения Азима и Индриний отряд продолжил выполнения основной задачи. Сержант решил, что девушки не стоят внимания, и решил состредоточитья на выполнении основной задачи, группа передвигалась медленно и осторожно. На то был план сержанта, к ночи выйти к Вратам и подорвать их, после чего операцию можно считать выполненой.
Из сведений, что узнали телепатки, можно было понять, что город с Вратами лежит дальше через долину, по другую сторону реки, что протекала недалеко от поселения, к которому шли девушки. За рукой виднелся огрызок леса, а за ним гурьбой теснились одноэтажные домики с красными крышами. Девушки шли к городу, собираясь увидеться там с кем-то, а после этого в их планы входило к вечеру добраться до реки, чтобы пройти в город с Вратами. Кажется, этот город на местном языке назывался Хек’гар.
Исходя из этих данных, сержант решил, что будет лучше, если они достигнут этой реки раньше, чем местные, и ночью пересекут её. Как только последние приготовления были закончены, отряд начал выдвигаться к цели.
Поначалу продвижение через поля в обход города казалось удачным. Им не встретился ни один живой человек, несмотря на то, что местность вокруг города казалась ухоженной и приспособленной под сельское хозяйство. Как ни странно, сегодня в полях не было видно ни одной живой души, несмотря на то, что следы пребывания человека виднелись повсюду. Когда город остался позади и до реки было рукой подать, наконец случилась встреча с местными жителями. Точнее, с местной фауной. В зарослях колосьев раздалось нестройное рычание, и откуда ни возьмись выскочило четверо животных. Они были не то чтобы большие, скорее размером с небольшого волка, на четырех мохнатых лапах, с вытянутыми приплюснутыми головами, большую часть которых занимала ощерившаяся пасть, худые тела покрывала не очень чистая серая шерсть. Животные рычали, скалились и чуть присели с прыжке, готовые вот-вот наброситься на незваных гостей. Не прошло и секунды, как Азим и его товарищи оказались окружены.
- Расстрелять, - приказал сержант-командующий, и солдаты открыли огонь одиночными по обнаглевшей живности.
Животные скалились и рычали, а одна наиболее смелая тварь даже прыгнула и вцепилась зубами в штанину одного из солдат, но вскоре над полем прогремели выстрелы, и животные упали замертво. Отряду предстояло двигаться дальше, поскольку на шум и выстрелы могли запросто сбежаться местные жители, и тогда чужаки были бы обнаружены раньше времени.
- Вперед, вперед, вперед! - прокричал сержант-командующий, и отряд ускорился.
Когда они достигли реки, солнце было все еще высоко, однако в воздухе уже явственно чувствовалось приближение вечера. Река была неширокой, но, судя по темному цвету воды, довольно глубокой, и через нее был перекинут изрядно провисший деревянный мост, выглядящий не очень новым и не очень надежным. Мост был узким, сложенным из потемневших досок - причем, кое-где досок частично не хватало.
- Ас-ари, пеленгуйте местность! Азим и двое солдат! Вплавь на тот берег! - крикнул сержант-командующий, и солдаты приступили к своей работе.
Через некоторое время Азим и еще двое солдат успешно переплыли неширокую речушку и выбрались на другой берег, более пологий, с песчаным пляжем, поросшим суховатыми безлистными кустарниками. Вода была почти ледяной, несмотря на то, что воздух был прогрет достаточно хорошо. Видимо, река питалась подводными источниками и почти никогда не прогревалась солнечными лучами. Но Азима и двоих солдат спасли герметичные скафандры от того, чтобы не отморозить себе все конечности.
Местных жителей все еще не было видно. За пляжем начинался молодой лесок, перерастающий в более высокий и старый лес. Однако, как они видели ранее с пригорка, лес тянулся недалеко, и сразу за ним начинались человеческие поселения, постепенно переходящие в крупный город.
- Тут чисто, можно переплывать, - сказал он по рации, и отряд начал медленно перебираться на другой берег, Азим же с двумя солдатами заняли позиции и стали готовиться к встрече с незванными гостями, что могли нагрянуть в любой момент.
Река была, хоть и холодной, но со спокойным течением, поэтому переправа заняла не очень-то много времени. Когда наконец все солдаты очутились на пологом песчаном берегу, солнце все еще стояло достаточно высоко, хоть и начинало клониться к горизонту. Местных жителей нигде не было видно, в воздухе жужжали невидимые насекомые, в целом вокруг открывалась довольно мирная панорама.
Вскоре сержант-командующий приказал организовать привал, в дежурство вступил Азим и еще пара солдат, Индринии дали полчаса на отдых, и обе ас-ари, долго не раздумывая, сняли свои шлемы, наслаждаясь прохладой и сезоном года этой планеты, лежа на траве.
Некоторое время ничего не происходило, только к Индриниям стали проявлять интерес мелкие жужжащие насекомые, кружившие вокруг да около и мешающие девушкам отдыхать. Потом послышался шелест травы, и к деревянному мостику вышли двое – старик, опирающийся на кривой посох, и мальчик лет двенадцати. Оба зыркнули на странную компанию, расположившуюся на берегу, но ничего не сказали и ступили на шаткий мостик. Мальчик шел впереди, а старик медленно продвигался следом.
На пляже возникла тишина, казалось, был слышен треск в мозгу каждого солдата и Ас-ари.
Они просто прошли мимо, не обратив на них внимания.
- Всем встать! Ас-ари, следите за окрестностями! Нам нужно знать, куда они пошли! Азим! Ты и часовые, вперед за ними! Остальные - поднимаемся и двигаемся в сторону леса! Там устроим привал! - раздался озлобленный голос сержант-командора.
Часовые и Азим понеслись со всей возможной скоростью за ними, Ас-ари начали искать разумы путников, солдаты же стали потихоньку занимать позиции и тихо передвигаться в сторону леса. Главное правило разведчка гласило:  никто и ничто не должно было их видеть. И теперь несчастным глупцам предстоит узнать, чего стоит безалаберность, если они не убегут, им же хуже.
Перейдя мост, старик обернулся и окликнул мальчика. Оба удивленно замерли, обнаружив, что за ними по мосту во весь опор несутся незнакомцы, еще недавно оккупировавшие местный пляж.
Азим с солдатами, настигнув их, уложил старика и мальчика на землю. Основная группа продолжила продвижение к лесу, соблюдая осторожность, двое солдат взяли Ас-ари на руки и понесли следом под прикрытием сержанта-командующего.
Старик и мальчишка, явно перепугавшись не на шутку, послушно улеглись и закрыли головы руками. Они лишь омбенялись между собой парой коротких фраз на неизвестном Азиму языке.
Не прошло и минуты как ас-ари сообщили сержанту одну неожиданную новость – старик и мальчишка шли из города, где стояли Звездные Врата, потому что… им отказали в проходе через Врата на одну из планет джаффа, где жили какие-то их общие родственники. Вроде бы родители мальчика или еще какая-то близкая родня. А отказ был получен в связи с ожиданием некой делегации с главной планеты джаффа – ас-ари выяснили, что она называется Дакара. Причин визита важных особ эти двое не знали, но были достаточно взволнованы, чтобы ас-ари поняли – случилось нечто из ряда вон выходящее, раз все транзиты гражданских лиц через Врата были неожиданно прекращены. Старик считал, что это как-то связано с увеличением числа воинов-джаффа на улицах столичного города. О том, что произошло с патрульными кораблями на орбите, ни он, ни мальчик не знали.
- Очень интересно... - ответил сержант и перешел на внутреннию связь - Азим, ликвидируй их.
Приказ был исполнен, и его меч лишил их жизней.
- Отнесите трупы к воде, течение их унесет, - приказал он солдатам, и те пошли выполнять их.
Сбросив трупы, отряд вернулся к основной группе и стал отдыхать, три солдата заступили на дежурство вместо них.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Пандора » Эпизод 6 - Чужая война