Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Пандора » Эпизод 6 - Чужая война


Эпизод 6 - Чужая война

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Всю посадку Се’так молчал. И даже не потому, что при посадке говорить вообще сложно. Просто он находился в каком-то странном полутрансовом состоянии, и даже попытки Айрин достучаться до него закончились неудачно. Приземлившись все в том же ангаре, джаффа повалили наружу, и только Се’так замешкался.
- Ты идешь? – позвала его Айрин.
Се’так кивнул, а потом выдал что-то по-гоа’улдски, что Кэтлин восприняла как близкое к «нам пиздец». Айрин на его фразу только фыркнула и выпрыгнула из люка. За ней последовали Кэтлин и Се’так. Последний решительно направился в город, даже не оборачиваясь, чтобы проверить, идет ли за ним земная девушка или нет. Он вообще был явно в состоянии легкого потрясения.
А тем временем в крепости Совета происходил полный бардак. Три места (включая «уволенного» Се’така) на сегодняшний день резко стали вакантными, причем, должность главы Совета в том числе, и помимо вопросов о том, как похоронить Рахека и Дагбо, поднялся еще вопрос о выборе нового главы. Совет заседал неофициально, все сидели как попало – на столах, на скамьях, кто-то вообще ходил взад-вперед, как Хорен. Вопросов было на самом деле гораздо больше: что делать с землянами, что делать с неработающими Вратами, что делать с убийцей-невидимкой, как усилить защиту города, что делать с кулл-воинами Анубиса, что делать с Се’таком в конце концов… Впрочем, последнего решили пока оставить в покое «до выяснения обстоятельств», землян, разгуливающих по городу, тоже, а вот глава Совета требовался – это да. Проспорив по этому поводу пару часов, джаффа так и не пришли к единому мнению, а когда примчался гонец с новостью о том, что убийца-невидимка пришел в себя, Совет разбежался понаблюдать за допросом. Прибежав в подземную тюрьму, они обнаружили, что пленник снова без сознания или качественно изображает обморок, однако добиться от него какой-то реакции никто не смог. Вернувшись в крепость, все понуро расселись на столах, а когда пришел Се’так, он так и обнаружил своих бывших коллег в состоянии крайнего отчаяния.
- Плохо? – осведомился он по-гоа’улдски.
- А ты как думаешь? – буркнул Хорен.
С возвращением Се’така ситуация мало изменилась, зато он с ходу рассказал о том, что неизвестный корабль перестал быть проблемой, ибо какие-то торговцы-человеки адресом ошиблись. Объяснение было так себе, но лишних вопросов никто не задавал, особенно когда солнце перестала закрывать черная тень. Корабль исчез, и этот вопрос решили закрыть. Разумеется, в любое другое спокойное время Хорен или кто-нибудь еще не в меру активный обязательно принялся бы докапываться с вопросами и разборками, но сейчас и своих проблем хватало на планете. Не хватало еще выдумывать проблемы из космоса.
- Пускай эта женщина собирает своих человеков и убирается отсюда, - наконец вынес предложение Зенар. – От них одни проблемы.
Все согласно загудели. И хоть проблемы были вовсе не от тау’ри, но неразбериха началась именно с их появлением, следовательно, за неимением прямых обвинений, людей просили просто покинуть территорию. С глаз долой – из сердца вон.
- Они не могут уйти, - терпеливо объяснил Се’так. – И я уже говорил почему. Врата не работают…
- По кое-чьей вине, - ввернул Хорен.
-… А они попали сюда через какой-то портал, который найти более не могут, - продолжил Се’так, проигнорировав Хорена.
- Врут, - решительно заявил Зенар, будучи самым молодым членом совета и особо языкастым.
Се’так решил не комментировать это, и в каменном зале повисло тягостное молчание.
- Че делать будем? – выразил общую мысль Некер.
Снова пауза. Решительный и могучий Совет джаффа, самого свободного постгоа’улдского государства, сейчас выглядел кучкой растерянных школьников. Когда они воевали с гоа’улдами, у них была четкая и конкретная цель, одна-единственная проблема. А сейчас внезапно навалилось много событий, пути которых вели в тупик. Ничего не скажешь, сложная ситуация.
Однако когда появилась запыхавшаяся Айрин, до этого задержанная какими-то делами по пути, все более-менее встало на свои места. Эта решительная женщина тут же взяла дело в свои руки:
- Так, господа, - сказала она, когда увидела всю эту картину растерянности. – Я, конечно, понимаю, что на Чулаке нечасто случаются подобные события… - Хорен кисло посмотрел на нее, однако Айрин невозмутимо продолжала: - Но вот не ожидала я, что вы все будете вот так сидеть и ждать, пока гоа’улд на орбите свистнет. Я вам так скажу. У нас сейчас есть две основные проблемы…
- А мне казалось, намного больше, - вякнул Зенар.
- Основных – две, - упрямо повторила Айрин. – Это Врата и шпионы Анубиса. Все остальное не представляет угрозы для жизни и может подождать. Я думаю, нам следует разделиться на две группы. Одна займется поисками невидимок и допросом уже пойманного, вторая – и я настаиваю, чтобы этим занялась я и Се’так – займется поиском кристалла для Врат. Я уверена, мы сможем его достать.
Все удивленно воззрились на нее. Никто явно не ожидал от женщины такой прыти.
- А как же тау’ри? – спросил Хорен.
- Тау’ри нам помогут, - без запинки ответила Айрин. – Мы заберем их с собой, нам понадобится ал’кеш и… пожалуй, Шетун Лхау.
Судя по выражению лица Хорена, он явно был против такой самодеятельности, но тут Се’так внезапно поддержал предложение Айрин:
- У кого-то есть предложения получше? – спросил он.
Предложений не нашлось, кроме невнятного бурчания.
- Отлично, - подвела итог Айрин. – Все согласны?
Нехотя джаффа подняли руки вверх. Согласны были, надо понимать, все.
- Ну так и приступим, - продолжила Айрин. – Мы с Се’таком берем тау’ри и улетаем за кристаллом для Врат. А вы, будьте любезны, воспользуйтесь вашим многолетним опытом и поймайте остальных невидимок.
Это было уже явно лишним. Хорен побагровел и возмутился:
- Да ты что себе позволяешь, женщина! Я воевал на Эшкалоне! Да я….!
- Прекрасно, Хорен! – возвысила голос Айрин. – Вот и займитесь делом.
И она резко развернулась, взмахнув полами красного плаща, и вышла из каменного зала, громко стуча каблуками. Повисла тишина. Се’так только пожал плечами, а Хорен пыхтел и злобно сопел, но так и не придумал, что еще сказать. Раскомандовавшаяся Айрин явно пришлась всем не по душе, однако лучше предложений ни у кого не нашлось аж за два часа разговоров. Се’так подумал, что если таким образом Айрин метит на место Рахека – ей явно его не видать.
Они с Кэтлин вышли следом. Се’так кратко пересказал ей то, что обсуждалось на «совете»:
- В общем, пока эти лентяи будут допрашивать пойманного убийцу и ловить остальных, если такие есть, мы улетим на Хак’тил и разберемся с тау’ри. Бери всех своих – с Хак’тила вам будет легче добраться до вашей планеты. Также нам еще следует найти новый кристалл для наших Врат, но это потом. Как тебе план?

0

32

Линейный крейсер без проблем погасил скорость, выходя на орбиту указанной им планеты - ничего сложного в
таком манёвре не было. Завершив стандартные процедуры и отключив двигатели, экипаж - те из них, кто не
спали и не стояли на боевых постах, - наблюдали за проносящимся под ними пейзажем, напоминавшем им сложные
вулканические пейзажи Ио, спутника Юпитера. Термальные выбросы, магма и серные моря соседствовали с
ледяными пустынями и нагромождениями мёрзлого камня.
- Похоже наш новый знакомый был прав, планетка явно неприветливая..., - адмирал рассматривал поверхность на
обзорных экранах, -  Высаживаться не будем, нет смысла. Выпустите пару разведывательных дронов, пусть
сделают подробную картографию и спектрографию. 
Чёрный корпус выбросил из себя два аппарата-"сардельки", сразу же разогнавшихся и ушедших ниже, под
корабль, на критические орбиты.
- Теперь ждём и собираем данные, товарищи. Боевая готовность номер три.
Загоревшийся сигнал экстренного вызова от Икара на окраине ноумена был неожиданностью.
- Икар, что случилось?, - адмирал перешёл на прямую мыслесвязь.
- Переход прошёл без сбоёв, но ресурс накопителей и инжекторов резервного привода быстро заканчивается.
Если совершать скачки с такой же скоростью, то расчётное время выхода их и строя - сорок семь часов и
двенадцать минут.
- Какого хрена? С какого времени у нас резервный привод стал жрать расходники? У них же испытательное время
наработки на отказ порядка десяти тысяч часов!
- Данные объективного контроля, полученные во время скачка, выявили нарушения техпроцесса при изготовлении
изделий.
- Ты хочешь сказать, что во время капитального ремонта нам подсунули бракованное дерьмо?
- Да. Выявить это до запуска привода на длительное время работы было невозможно.
- Вернусь на землю - оторву ублюдкам руки, - отстранённо проговорил Владимир. - Как закончится ресурс, так
и заменим, может запасные будут нормальные. Проведи полную диагностику всех систем корабля в максимально
углублённом режиме. Если есть хоть какое-то подозрение на возможный косяк в любой системе, я хочу об этом
знать.
- Принято. Перевожу крейсер в режим диагностики и уведомляю инженерную команду.
Владимир отключил мыслесвязь. Вероятность того, что откажет основной привод искривления, была равна одной
миллионной, но вероятность отказа двух систем сразу, основной и дублирующей, вообще принималась равной
нулю. А тем не менее, если оба запасных комплекта тоже окажутся изготовленными с нарушениями, то двигателей
хватит лишь на неделю, а на восстановление основного может уйти несколько месяцев...

***

На Чулаке же всё было намного проще - Кэтлин, выслушав Се'така, объявила по внутренней сети общий сбор.
- План... Мне кажется вполне жизнеспособным. Предлагаю не терять время, раз уж у нас теперь есть план. Мои
люди соберутся здесь меньше, чем через две минуты.
Нам нужно добираться до корабля как можно быстрее, - Кэтлин инстинктивно проверила заряд батарей бронекостюма и лазера. - Мне крайне не нравится, что тут происходит. И я почти уверена, что чем дольше тут остаются мои люди, чем больше шанс на кровопролитие, а я этого не хочу.

0

33

Когда все тау’ри собрались в сторонке от уличной суеты, Се’так кратко рассказал им свой план: они все садятся в ал’кеш и летят до ближайшей к Чулаку планеты джаффа – Делмак. Там берут ха’так под каким-нибудь предлогом (у Се’така был один друг главнокомандующий), возвращаются за тау’ри и буксируют их на Хак’тил. Оттуда Кэтлин со своими ребятами возвращается через Врата к своим, хак’тильцы помогают другим тау’ри починить корабль, а Се’так достает новый кристалл для Звездных Врат Чулака. Чудный план! Казалось бы, все должно пойти как по маслу… Настроение испортила Айрин, которая нашла их заговорщескую компашку и задала вполне логичный вопрос – кто его, Се’така, сейчас отпустит с планеты, да еще на государственном транспорте? Пришлось придумывать оправдание.
Оставив тау’ри ненадолго, Се’так и Айрин вернулись в совет, где Се’так торжественно объявил, что вызывается исправить свою ошибку и принесет на Чулак новый кристалл для Врат. Поэтому, мол, ему нужен ал’кеш и разрешение Совета отправиться в эту миссию. Несмотря на недавние настроения посадить Се’така под стражу и объявить политическим преступником, ему почти единогласно дали добро, разве что Хорен разворчался, что нихрена у Се’така не получится, и он пригодился бы здесь. Как выяснилось, брутальные настроения остались позади, и Совет сейчас больше интересовал пойманный слуга Анубиса.
- Я не могу лететь с тобой на Хак’тил, - сказала Айрин Се’таку, когда они остались наедине. – Но ты возьми с собой Шетун Лхау – она будет говорить от моего имени. Наши джаффа бывают не особо сговорчивы, но если с тобой будет Шетун – я уверена, все будет в порядке…
Се’так нахмурился. Он знал, что «не особо сговорчивые» - это мягко сказано. Бабы Хак’тила бывали порой жуткими стервами.
- Может, запишешь видеообращение к своему народу? – предложил он. – А то они меня не послушают.
Айрин по-девичьи хихикнула.
- Извини, но мне некогда, - сказала она. – Я думаю, ты справишься, прояви дипломатию. И это… будь осторожен.
Се’так уныло пообещал, что не будет лезть куда не следует и вернется с новым кристаллом. Окрыленный новым успехом, он бегом припустил туда, где оставил Кэтлин. По дороге он выцепил из потока джаффа Шетун и велел собираться. Куда и зачем – объяснит позже.
- Ал’кеш есть¸- сообщил Се’так тау’ри, немного запыхавшись. – У вас все готово? Пора выдвигаться.
Вообще слова Се'така про полёт на другую планету, сказанные таким тоном, как будто подразумевалась прогулка в соседний район города, понимания у морпехов не вызвали - и только приказ Кэтлин удержал их от слов вроде "что за бред ты несёшь".  Хорошо хоть краткий "обмен любезностями" по внутренней связи не слышал никто, кроме морпехов.
Как только джаффа ушли, Кэтлин рассказала десантникам, что было на орбите, и что предполагается делать дальше - краткие наброски планов, отличные от предложенных Се'таком. Всё происходящее казалось девушке дикой авантюрой, но других вариантов не было. Оставалось надеяться, что офицеры корабля и джаффа хотя бы немного, но знают, что делают.
- Я не верю, что всё это получится. Наша главная задача - попасть на корабль, все остальные проблемы будем решать по мере их поступления. Скорее всего, их будут решать уже за нас. Вопросы? - такой фразой Кэтлин завершила свой длинный монолог.
- Никак нет, - капрал Грант ответил за всех.
- Тогда отлично, - Кэтлин улыбнулась. - Проверить вооружение, заряд батарей, целостность брони! Доклад через две минуты.
- Есть!
Когда Се'так вернулся, морпехи заметили его не сразу, занятые диагностикой сервоприводов бронекостюмов.  К счастью, неисправностей обнаружено не было - а то где в этой дыре искать ремкомплекты!
- Да, мы готовы. Идём.
Если бы кто-то их них поделился с Се’таком своими сомнениями, джаффа бы только посмеялся. Еще в эпоху правления гоа’улда Ра предки современных Свободных Джаффа видели гигантские космические корабли, гиперпространственные путешествия и древние артефакты, а также совсем странное нечто на грани науки и магии. Федерация Свободных Джаффа объединяла несколько планет, население которых превышало порой восемь миллиардов – государство джаффа росло и процветало. Освободившись от гнета гоа’улдов, джаффа впервые имели возможность развиваться, как самостоятельная цивилизация. Правда, учитывая большую продолжительность жизни джаффа и отсутствие сильного стимула для развития научно-технического прогресса, они по-прежнему жили в городах-крепостях с относительно небольшим населением, использовали старые гоа’улдские корабли и оружие своих предков, почитали прежние традиции и вообще по внешнему виду никак не походили на джаффа «новой эры». Зато смотаться на другую планету для них действительно было «прогулкой в соседний район». Особенно если работают Звездные Врата… Но даже если Врат нет – джаффа не впервой проворачивать многоходовые операции в космосе. И Се’так был твердо уверен в том, что его план сработает. И что он точно не имеет никаких изъянов.
- Залезайте внутрь и садитесь в первом отсеке вдоль стен, - распорядился Се’так, когда он в компании людей прибыл на базу космического транспорта.
Но тут случилось то, о чем Се’так как-то не подумал.
- А это еще что? – обратился к нему еще один джаффа, преграждая путь и не подпуская большую компанию к ал’кешу. – Мне передали, что летишь только ты и твоя ученица. А эти звери здесь откуда?
Се’так тихонько выругался. Надо было сразу догадаться, что тау’ри никто просто так не отпустит с планеты!
- Да ладно, они со мной, - попытался он отвязаться от смотрителя ангара.
- Вот еще, - фыркнул джаффа. – Ты, Се’так, член Совета, но законы для всех одинаковы. Я дам ал’кеш для тебя и Лхау. Кстати, что-то я ее здесь не вижу.
- Ладно, ладно, я понял. Просто подумал, что тау’ри мне могут помочь, - попытался неловко оправдаться Се’так под подозрительным взглядом смотрителя ангара. – Без проблем, отправлю их в город.
Он отошел и пересказал Кэтлин на языке тау’ри, что их никто не хочет выпускать с планеты – мол, подозрительные личности.
- Значит так, - сказал он. – Сделайте вид, что возвращаетесь в город. После тех скал, которые мы проходили, поверните направо и скройтесь в лесу. Только не выходите к Вратам – там сейчас патрули. Я найду вас по сигналам жизни и заберу.
- Что, это тело не хочет нас пускать? Так может ему задницу поджарить, чтоб больше не лез куда не просят? - Кэтлин вполне серьёзно спросила у Се'така, подав энергию на лазер.
Правда, увидев, как джаффа аж поменялся в лице, решила не делать этого.
- Ладно, мы идём. 
Девушка инстинктивно кивнула Се'таку и направилась обратно. Переключившись на внутренний канал связи, Кэтлин пересказала идею морпехам.
- Парни, сейчас сваливаем отсюда. Следим по радару, как только никто нас не будет видеть - маскируемся и за скалами уходим в лес. Все поняли?
- Так точно!
- Тогда идём. Всё внимание на радары, пропустим слежку - мало не покажется. Стрельба мне тут не нужна!
Морпехи, распределив себе сектора обстрела и определив радарное перекрытие, пошли по маршруту, указанному Сe'таком.
Объяснив смотрителю ангара, что отправил тау’ри в город, Се’так залез в ал’кеш и включил системы управления. Когда несколько панелей перед ним засветились ярким желтым светом, внезапно ожил карманный передатчик Се’така…
«Как не вовремя», - раздраженно подумал джаффа и извлек из кармана небольшой металлический шарик.
Шарик вибрировал и светился голубым светом. Се’так потер его всеми пальцами руки, и над шариком возникло уменьшенное изображение Шетун Лхау.
- Мастер Се’так! – возмущенно воскликнула она. – Айрин Хейль сказала мне, что я должна лететь на эту миссию с тобой! Мастер, почему ты улетаешь без меня?
- Э-э… уныло протянул Се’так. – Вообще-то я как раз собрался забрать тебя прямо из города.
- Сидя в ал’кеше и готовясь к взлету? – Шетун оказалась очень проницательной. – Я ведь действительно могу помочь! – она выглядела несправедливо обиженной, и Се’так обреченно вздохнул.
- Понимаешь, - сказал он. – Я бы предпочел отправиться один. Это может быть… опасно. Ведь, отправив тау’ри на Хак’тил, я отправлюсь на поиски нового кристалла для Врат…
- Тогда оставь меня на Хак’тиле, и я потом вернусь на Чулак через Врата, когда ты найдешь новый кристалл! – предложила Шетун.
- Ну… ладно, - сдался Се’так. – Но только на миссию с тау’ри.
- Конечно, мастер! – обрадовалась девушка. – Я сейчас приду!
- Нет. Иди в лес за городом, к горному хребту. Там я заберу тебя.
- Почему так?... Ну хотя, ладно. Я приду.
- До встречи, - и Се’так отключил связь.
Конечно, он не хотел больше никого брать. Это была идея Айрин – взять Шетун для установки «контакта» с жителями Хак’тила. Но Се’так был уверен, что Шетун непременно увяжется за ним на поиски кристалла, а это может плохо закончиться. К тому же, и это было более важной причиной не брать ее, он не хотел, чтобы кто-то знал о том, что он вывез тау’ри. Конечно, смотритель ангара может «настучать», что Се’так собирался взять тау’ри с собой, но доказать он ничего не сможет, особенно если тау’ри просто пропадут по дороге в город. А Се’так решил, что чем раньше тау’ри покинут Чулак, тем будет лучше и для них, и для джаффа. Ведь как ни крути… а совпадение действительно странное: неприятности, которых не было уже много-много лет, начались именно после прибытия тау’ри. Хорен был отчасти прав, заявляя это.
Люк в крыше ангара со скрипом раздвинулся, и ал’кеш вылетел в чистое небо… Там Се’так активировал датчики биологической жизни и тут же уменьшил его чувствительность, потому что на экране вспыхнули сразу тысячи алых точек… Он выставил режим поиска крупных объектов размером с человека и вскоре обнаружил быстро перемещающуюся от ворот города к лесу маленькую точку. Ал’кеш снизился и открыл люк. Ухватившись на него руками, Шетун влезла внутрь, и ал’кеш снова взлетел, ориентируясь на группу красных точек где-то на опушке леса.
- Ты быстро, - похвалил Се’так. – Давай садись, будешь вторым пилотом.
Шетун села в кресло и пристегнула ремни безопасности. Да, такая штука существует не только у землян…
Кэтлин и остальные завидели ал’кеш еще издалека, потому что Се’так не включал маскировку. Снизившись над опушкой и вызвав этим порывы сильнейшего ветра, гоа’улдская машина открыла боковой люк и скинула пандус, немного не достающий до земли.
- А вот и наш транспорт, - Кэтлин отключила маскировку, и, подождав, пока пандус зафиксируется, быстро забралась внутрь. Остальные последовали за ней.
Убедившись, что все морпехи уже на борту, и что на земле ничего не было оставлено, девушка сняла шлем и подошла к креслам пилотов.
- Быстро вы. Спасибо.
- Всегда пожалуйста, - совсем как тау’ри, ответил Се’так, не оборачиваясь. – Садитесь все вдоль стен в первом отсеке. И побыстрее.
И действительно – в отсеке, примыкающем к входному люку, по обе стороны располагались две длинные обитые кожей скамьи.
- Хорошо, - ответила Кэтлин. - Ну прям как в наших "Валькириях", минимум комфорта, максимум железа, - проворчала девушка, усаживаясь. В десантных транспортах Корпуса во время манёвров тряска была такая, что не спасала даже мягкая внутренняя поверхность бронекостюмов. - Мы готовы, - закрепляя шлем на бедре и пытаясь увидеть, что делает Се'так.
Кэтлин было очень даже интересно, каким образом корабль столь маленького размера вообще способен разгоняться быстрее скорости света, да ещё и настолько, чтобы полёты между звёздами казались обычным делом.
- Держитесь покрепче, - предупредил Се’так. – Будет слегка трясти.
Где-то зажужжали и загудели двигатели гоа’улдской машины, завибрировал пол, и ал’кеш тяжело стал подниматься над верхушками деревьев. Кэтлин была видна часть лобового стекла, и когда там замелькали обрывки облаков, она поняла, что корабль поднялся над лесом. Се’так коротко с кем-то переговаривался на неизвестном языке через светящиеся панели связи, делал какие-то малопонятные землянам действия. Шетун большую часть взлета сидела без дела, лишь пару раз по команде Се’така поменяла синие кристаллы на красные…
«Слегка трясти» - это было мягко сказано. Когда ал’кеш вошел в мезосферу, его начало буквально швырять из стороны в сторону, переворачивать и трясти, как на американских горках. От неожиданности кто-то из людей повалился на пол.
- Я же говорил, держитесь крепче, - безмятежно бросил Се’так. – У нас перегрузка, похоже.
Ал’кеш продолжило метать в разные стороны и швырять под немыслимыми углами еще минут десять, двигатели натужно ревели, но потом корабль вырвался в термосферу, и Се’так боле-менее выровнял полет.
- Что? – буркнул он под укоризненным взглядом Шетун. – Я предупреждал когда-то, что пилот из меня не самый лучший. Пакетик дать?
- Не надо, - с трудом выдавила из себя девушка, закрывая глаза. - Тау’ри там живы? Я боюсь сама смотреть на них.
Се’так слегка обернулся.
- Живы там все? – спросил он на их языке.
Такой отвратительный взлёт морпехи видели в первый раз. Во время адской болтанки возникало ощущение, что пилот, коим был Се'так, ведёт корабль ногами... Ну, или он просто в стельку пьян.  Особенно когда ал'кеш швырнуло сразу в двух плоскостях, и сидевшего с краю лавки бойца скинуло на пол и впечатало в стену. Истинную причину, на своём опыте - крайне плохое умение Се'така пилотировать челнок - знала только Кэтлин, для которой это был уже второй полёт с джаффа, и держалась поэтому она сильнее всех.
- Живы, живы. Зубы только соберём, - пробурчала Кэтлин в ответ.
- Это просто замечательно! – обрадовался Се’так, который, казалось, сам был удивлен, что обошлось без серьезных травм. Еще он надеялся, что лично ему не придется мыть челнок после таких вот полетов. У людей, как известно, организмы слабые…
Ал’кеш все еще слегка трясло, но по сравнению со взлетом это почти не ощущалось. Когда маленький кораблик вырвался из гравитационного поля планеты в бескрайнюю звездную бездну, Се’так объявил, что сейчас будет прыжок в гиперпространство, но сначала ему нужно просчитать координаты… Судя по его голосу, он это делал если не первый, то максимум второй раз в жизни. В каком-то смысле так и было: Се’так родился и вырос на Чулаке, а другие планеты, в том числе столичную Дакару, посещал через Звездные Врата. Его обучали как воина, а не как пилота, хотя в теории считалось, что хороший воин умеет еще и управлять летательными средствами. Ну вот Се’так тоже, теоретически, умел. А вот практики явно было маловато.
Пока он, бубня что-то себе под нос, нажимал сенсорные кнопки и менял местами различные кристаллы, морпехи успели соскучиться. Шетун несколько раз спрашивала у Се’така, не нужна ли помощь, но гордый джаффа демонстративно отмалчивался. Наконец он торжественно объявил, что до соседней планеты лететь несколько минут. Ну, местных минут, разумеется – сколько это в Земных часах, тау’ри не знали, да Се’так и не смог бы объяснить. Другая планета – другое измерение времени.
Зависший в космосе ал’кеш вновь завибрировал, бесшумно запустился гипердвигатель, контуры людей смазались и… прямо перед лобовым стеклом открылся тоннель гипеространства. Шетун тихо ахнула – она тоже не так уж часто бывала в космосе. Ал’кеш рванулся вперед, и карман схлопнулся, поглотив маленький корабль. Впереди замелькали всполохи чужого неведомого мира – подпространства… Голубоватые блики заплясали по стенам челнока, полет выровнялся, и Се’так отстегнул ремни безопасности, потянулся. Затем развернулся к морпехам.
- Скоро прилетим, - объявил он. – Ну чего вы такие… как это по-вашему… удивленные?... Огорченные?...
"Удивлённые" - пожалуй, это было слишком мягкое описание того, что происходило с морпехами в этот момент.
Они никогда не летали быстрее скорости света - корабли Союза в их время разгонялись до скорости, близкой к световой, и так летели - год, два, пять - сколько было нужно. О том, что можно преодолеть световой барьер, десантники знали - но лишь в теории и в качестве слухов, что на каких-то кораблях уже стоит специальное оборудование...
Так что все люди дружно смотрели в стёкла ал'кеша, пытаясь понять, к чему относились их ощущения, откуда столь красивое сияние за бортом и, наконец, что вообще происходит.
- Охренеть, - Кэтлин первая оторвала взгляд от забортного пространства. - С какой скоростью мы летим? И что дальше?
- Скорость я не знаю, - ответил Се’так, - но за то время, которое мы потратим на перелет до соседней планеты, можно успеть сделать тридцать приседаний в размеренном темпе.
- Да правда что ли? - в голосе Кэтлин сквозил сарказм. - А наши яйцеголовые считают, что выше пяти-шести тысяч световых разогнаться практически невозможно.
- Этого я не знаю, - серьезно ответил Се’так, не уловив сарказма. – А как выглядят эти животные? И почему они умеют разговаривать?
Взмахнув руками, Кэтлин попыталась что-то ответить - но от услышанного попросту рассмеялась, забыв, что это может выглядеть невежливо.
- Нет, нет, это не животные, - отсмеявшись, - мы так называем наших учёных. У них была теория, о максимальных скоростях и тому подобное. Тот корабль, который вы видели... он не разгоняется выше скорости, в две тысячи раз превышающую световую.
- Я ничего не понял, - честно признался Се’так, оставаясь по-прежнему серьезным. – Этот корабль самый обычный, бывают лучше, намного лучше.
- Кажется, у них такой юмор, - предположила Шетун на гоа’улдском. – А еще они все говорят много слов, которые я не знаю.
- Если у вас обычные корабли летают с такими скоростями, то как быстро летают хорошие? Отсюда до Земли за пару часов долетают что ли? - Кэтлин по-прежнему не верила в возможность практически мгновенных перелётов в гиперпространстве.
- До Тау’ри? – уточнил Се’так.- Ну этого я не знаю, не летал. Ну вот до соседней планеты в общем-то несколько минут. Кстати, вам лучше сесть и держаться за что-нибудь, потому что…
Он слишком поздно сказал об этом - ал’кеш вдруг тряхнуло, раскачало, и он вылетел из внезапно открывшегося кармана гиперпространства, как пробка из бутылки шампанского. Не успевшие удержаться морпехи попадали на пол, Шетун подскочила в своем кресле и укоризненно посмотрела на Се’така.
- Ну что? – возмутился он. – Я же не отвечаю за механику этой летающей штуки!
- Я скажу тебе спасибо, мастер, только за то, что мы не врезались в корабль тау’ри, - проворчала Шетун на гоа’улдском.
Се’так посмотрел в лобовое стекло. Где-то в далекой черноте космоса угадывались контуры корабля людей – именно сюда он направил их до следующей встречи.
- Хорошо, - сказал Се’так, когда ал’кеш перестало трясти и мотать из стороны в сторону. – Давайте подлетим поближе, чтобы они нас увидели.
Подлетать поближе, чтобы обнаружить себя, нужды не было. Обширная сеть слежения, созданная "Прометеем", обнаружила ал'кеш в самый момент выхода его из гиперпространства.
- Ну надо же, явились, - проворчал Владимир, едва получил от Икара информацию о прибытии ал'кеша.  - Приветствуем вас. Каковы будут дальнейшие действия? - по уже известным частотам связи было передано на ал'кеш.
- Для начала подождем, пока ваш второй корабль перестанет следить за мной с тыла, - ответил Се’так. – А так вообще – добро пожаловать.

0

34

Ругаясь по-сплитски, Котхман потряс головой. Ощущение было такое, будто в него на форсаже врезался планетарный шаттл. С трудом сфокусировав зрение, он огляделся – и снова выругался, на этот раз на родном языке.
- Компьютер, положение!- скомандовал паранид, вглядываясь в совершенно незнакомую ему планету с висящей над ней станцией – или это был корабль?
Ответ он знал еще до того, как из динамиков рубки пророкотало:
- Описание сектора в базе данных отсутствует. Привязка к стандартным координатам невозможна.
Вторая фраза бортового компьютера ввела Котхмана в оторопь. Если новооткрытые сектора, еще не получившие названия и на карте обозначавшиеся как неизвестные, во вселенной еще встречались, то координаты по сети врат были у каждого сектора, будь он хоть трижды неизвестным. Это могло значить только одно: неисправный прыжковый двигатель занес его в межсекторное пространство. Но, насколько он помнил курс астрономии, в межсекторном пространстве не было и не могло быть планетных систем, а тут планета, к тому же явно обитаемая, если судить по висящему на ее орбите объекту, как ни в чем не бывало, висела на центральном обзорном экране.
- Сводку состояния! Оптический умножитель!- скомандовал пилот, и изображение начало увеличиваться. Сооружение на орбите планеты разрослось на весь экран. Все-таки это был корабль – классом не ниже эсминца, если обратить внимание на едва различимые детали. Конструкция была параниду незнакома – так не строила ни одна известная ему раса, кроме разве что ксенонов, которые каких-то особых канонов судостроения не придерживались. А если это был новый тип ксенона К, то шансов противостоять ему у корвета не было. Тем временем компьютер заканчивал рапорт о состоянии систем. Вопреки опасениям паранида, особых повреждений «Пламя Хаара» не получило – проплавленная в нескольких местах обшивка да выход из строя злополучного прыжкового двигателя. Щиты понемногу восстанавливались, и через минуту-другую корвет был бы уже готов к бою, если неизвестный корабль все-таки оказался бы враждебным. Выжав регулятор мощности двигателя на полную, Котхман направился в сторону планеты.

0

35

- Это разве не ваш второй корабль? - обеспокоенно спросил Владимир. - Мы видим вас обоих.
- У меня только один корабль! – возмутился Се’так. – Вы нам что, засаду устроить решили?!
- Хотел бы я вас уничтожить, вы бы не успели даже понять, что вас убило! - огрызнулся Владимир. - Не наш это корабль. Уходите за мой корабль, сейчас выясним, кого сюда принесло.
Адмирал отдал соответствующие приказы Икару, и тяжёлый корабль вздрогнул, уходя с низкой орбиты. Раскрылись толстые бронеплиты, и толстые стволы орудий взметнулись вверх.
- Наведите на них пару лазерных батарей и  установить связь по стандартному протоколу!
- Неизвестный корабль! Назовите свою принадлежность и цель прибытия!
- Что такое? – спросила Шетун по-гоа’улдски. - Тау’ри привели еще один корабль?
- Понятия не имею, откуда оно взялось, но оно больше нас, и мы на очень невыгодной позиции, - ответил Се’так, разворачивая ал’кеш и уходя за тяжелую массу «Прометея». – Пускай эта громадина разбирается.
- Входящий запрос связи на нестандартной частоте, - сообщил компьютер. - Источник определен: неизвестный объект на орбите планеты.
Котхман немного расслабился. Ксеноны на связь никогда не выходили, так что этот вариант отпадал.
- Установить связь,- кивнул он.
Экран связи остался пустым – видимо, связь была только в голосовом диапазоне. Судя по тембру и тону, голос принадлежал аргонцу, но язык был капитану незнаком.
- Паранид приветствует тебя, кто бы ты ни был,- утробным паранидским басом прорычал Котхман на аргонском.
- Не могу сопоставить язык сообщения ни с одним из известных Союзу языков, - отрапортовал Икар, воспроизведя слова паранида.
- Логично, - адмирал поморщился, чужая, слишком непривычная речь резала уши. - Подключи к диалогу джаффа, это их миры, может они в курсе, кого на нас выкинуло?
На ал'кеш ушла копия ответного сообщения и просьба присоединиться к сеансу связи в реальном времени.
- Кэтлин! – позвал Се’так. – Иди сюда, тут тау’ри чего-то хотят.
Связь с кораблем паранида была установлена.
- Мы тут не совсем понимаем, на кого наткнулись, - передал Владимир по изолированному каналу на ал'кеш. - Может вы знаете, кто это?
Икар повторил запись ответа паранида специально для джаффа.
- Сами с ним говорите, это ваша планета.
- Планета условно ничья, - возразил Се’так, которому вовсе не улыбалось разбираться с еще какими-то «гостями». – Понятия не имею, кто это приперся. Ну сейчас постараюсь узнать… Эй, неизвестный корабль! Отвечайте или будете это… будете уничтожены, вот!
Паранид же услышал только набор странных звуков по голосовой связи, не понимая ровным счетом ничего. Да и что тут можно понять? Он догадался уже, что оказался в лучшем случае в другой звездой системе. Если не в другой галактике… Наверняка здесь живут разумные или полуразумные существа, ни разу не слышавшие о паранидах и говорящие на своих языках. Никто и не обещал легкий путь.
Ни слова не поняв из тарабарщины, лившейся из канала связи, Котхман, тем не менее, уловил угрозу в последней фразе. Странным аргонцам явно не нравилось его приближение. На их месте параниды поступили бы точно так же - остановили неизвестный корабль для выяснения обстоятельств и послали группу досмотра. Меряться пушками с такой махиной было как минимум глупо, так что паранид подчинился, включив тормозные и пророкотав:
- Вам лучше оказаться дружелюбными, и тогда высшее существо вас не тронет.
- Я ничего не понял, - выразил общее мнение Се’так. – Но могу с уверенностью сказать, что это не гоа’улд. Гоа’улды сразу начинают угрожать – причем, выражаться так, чтобы даже последний дурак понял. А этот, кажется, не знает ни гоа’улдского языка, ни вашего, тау’ри.
- Может быть, включить видеосвязь? – предложила Шетун, хмуро вглядываясь в стекло лобового обзора, где, помимо серого бока корабля людей, ничего не было видно. – В наших краях уже давно не появлялись чужаки. Его появление может быть неслучайным.
Шетун, как и Се’так, в свете последних событий заразились общей подозрительностью. Действительно, слишком много странных совпадений для одного дня: появление тау’ри, Хищники в лесу, суперсолдаты Анубиса, невидимый убийца, смерть двоих членов совета, считая главу… Все указывало на то, что против Свободных Джаффа разворачивается настоящая война.
- Так дело не пойдет, - решительно заявил Се’так. – Владимир, как тебя там… слышно?... предлагаю видеосвязь.
- Можно попробовать, - ответил Владимир. - Пошагово, сначала синхронизируем наши корабли, затем с этим товарищем.
Адмирал относился к появлению нового корабля не так подозрительно, как джаффа, да и Икар сообщил о том, что этот самый корабль начал торможение.
- Давай вперёд, тяга пять, - корабль, повинуясь отданной Икару короткой команде, направился с едва заметным ускорением к паранидскому корвету.  - Начинаю конфигурацию протокола видеосвязи, - синхронизировав связь между "Прометеем" и ал'кешем Се'така, ИскИн приступил к более сложной задаче. - произвожу модуляцию частоты. Вывожу изображение на обзорный дисплей...
Если оборудование неизвестного позволяло принять сигнал, сформированный человеческим крейсером, то изображения должны были появиться на всех кораблях.
Лобовое стекло ал’кеша подернулось легкой дымкой, затемнилось, и на нем проступило бледное изображение с корабля людей, нарушаемое слабой рябью и помехами.
- Я вас вижу, тау’ри, - сказал Се’так. – А это кто?!...
Изображение еще раз дернулось, сместилось, и рядом появилась еще более слабая трансляция с корабля паранида. Взору Се’така предстало полугуманоидное существо с вытянутой непропорциональной головой, покрытой косятными шишками и наростами, с тремя глазами, сизой кожей и толстой шеей. Существо явно было инопланетным и совсем уж незнакомым ни людям, ни джаффа.
- Страшный какой, - не удержавшись, прокомментировала Шетун.
- Еще какой! – подтвердил Се’так. – Никогда таких уродов не встречал.
Котхман же был озадачен не меньше, чем джаффа и тау’ри. Когда изображение появилось и на его экране, он отметил, что таких странных «аргонцев» он еще не встречал. Они действительно были похожи на аргонцев, но говорили на совершенно чуждом параниду языке и мели довольно редкий цвет кожи. Они были, на его взгляд, абсолютно похожи друг на друга: круглые головы, покрытые какой-то мерзкой волосяной растительностью, всего два глаза, острый выступ посередине морды вместо нормальных ноздревых наростов, толстые губы, какие-то наросты по бокам голов на тех местах, где у нормальных паранидов расположены слуховые проходы… Как и все аргонцы, они показались параниду какими-то нескладными, негармоничными и хилыми. И как такие вообще смогли выжить, да еще развиться в целый вид?...
На одном экране было аж две «аргонские» морды. Единственная разница между ними, как заключил паранид, была лишь в том, что у одного существа кожа была неприятного темно-коричневого цвета. Рядом, в соседнем кресле, сидел второй такой же «местный», но этот уже был с белой кожей, и на круглой головке его красовалась такая же бледная пакля каких-то странных мягких с виду отростков. Судя по всему, второй «аргонец» был самкой. Если бы Шетун Лхау узнала, какой она видится тремя глазами паранида, ей стало бы очень обидно. Что же касается второго экрана – там был еще один бледнокожий гуманоид, но у этого башка была покрыта коротким ежиком тех же отростков, как у «белой пакли».
Короче говоря, встреча двух «высших рас» состоялась. И обе стороны были уверены в том, что судьба свела их с очередным инопланетным чудищем.
Все-таки это были аргонцы. Не сказать, что Котхману пришлось видеть много аргонцев на своем веку, но таких странных ему не попадалось. Из-за плохой связи параниду на миг показалось, что темнокожее существо рядом с аргонской самкой (а это явно была самка - длинные головные выросты самцы носили крайне редко) – сплит, но, присмотревшись, с удивлением понял, что перед ним еще один представитель Федерации. Но настолько темного цвета кожи он до сих пор не видел ни у кого. Это пробудило в пилоте надежду – возможно, навигационный компьютер просто дал сбой, а его угораздило попасть в какой-нибудь из давно отрезанных от сети аргонских секторов, где мягкокожие претерпели небольшие изменения во внешнем виде – не в лучшую, надо сказать, сторону.
Приняв пафосную позу и скучающе глядя в сторону (трехглазые с низшими иначе не общались), Котхман произнес по-аргонски:
- Паранид разрешает низшим существам приветствовать его и изволит интересоваться, в каком секторе Аргонской Федерации находится его корабль?
Знай Се’так, что именно сказал незнакомец, он непременно бы вспылил и обложил этого незваного гостя всеми известными ему гоа’улдскими ругательствами и только потом бы, возможно, сообщил, куда тот имел глупость прилететь. Но джаффа снова не понял ни слова и только развел руками, оборачиваясь к Шетун:
- Ничего не понимаю, - сказал он то, что все и без него знали. – Наверное, он откуда-то издалека.
- Это может быть посланник гоа’улдов? – задумчиво спросила девушка. – Утром на нас напали воины Анубиса, помнишь?...
- Будь он посланцем Анубиса, он бы уже атаковал нас, - передернул плечами Се’так. – Да и крутится он не около Чулака, а здесь, на необитаемой планете. Я почти уверен, что этот товарищ… хм… потерялся.
- Потерялся?
- Ну да. По собственной или чьей-то глупости. Но у нас есть другие дела, мы не можем отвлекаться на этого… чудика.
- И что мы будем делать? – спросила Шетун. – Нельзя же его оставить здесь.
- Нельзя, - согласился Се’так. – Надо как-то убедить его полететь с нами на Хак’тил. И там разберемся. Владимир, вы меня слышите? Надо каким-то образом забрать корабль этого типа в ваш ангар. И перебросить на Хак’тил, когда мы пригоним ха’так. Это возможно?
Паранид же все видел и слышал, как эти «аргонцы» обмениваются быстрыми репликами на непонятном ему языке. И он все больше недоумевал, отчего они говорят вовсе не на аргонском…
- Жесть какая, - единственное, что смог сказать Владимир, увидев встреченного ими неизвестного на огромном обзорном экране "Прометея". - Неудивительно, что мы не понимаем друг друга. 
Пока джаффа обсуждали паранида и что с ним делать, он просто рассматривал пришельца - раз уж нельзя поговорить, так хоть рассмотреть в деталях...
- Что? Его в наш ангар? Нет, это невозможно. Его корабль слишком большой, не влезет в пусковую, - ответил адмирал. - Хотя мы можем прыгнуть к его кораблю вплотную и прицепить к корпусу магнитными захватами, после чего проникнуть внутрь и пригласить к нам на борт. Вы сами-то как, залетите к нам или со стороны понаблюдаете?
- Нам надо на Хак’тил, - напомнил Се’так, мучительно пытаясь понять, почему на языке тау’ри при появлении чего-то необычного непременно поминают жестяные банки. – Достать ха’так с гипердвигателем, чтобы перебросить вас туда. Вы уж как-нибудь сами тут с этим разберитесь, ладно? Об одном прошу – не подпускайте его корабль к Чулаку.
- Не вопрос, только давайте быстрее, а то мы тут болтаемся, как... в общем, болтаемся, - не стал Владимир упоминать известную субстанцию в проруби. - Отсюда он никуда не убежит.
- Икар! - обратился адмирал к ИскИну тяжёлого корабля. - Рассчитай координаты для короткого перехода. Точка выхода - как можно ближе к неизвестному кораблю. Подготовь конфигурацию магнитных захватов у пусковых два-шесть ангара четыре. Прыжок по готовности. Инженерному - реактор на полную, маршевые в предстартовое! Переключить маневровые на инерционники, программа омикрон-четыре.
Отдав приказания, Владимир снова посмотрел на отвратительное лицо встреченного ими существа. "Прометей" готовился к короткому, на доли секунды, прыжку. Закрывались сопла маневровых, разгонялся реактор и настраивалось управление через двигатели малой тяги. Наконец, эмиттеры резервного сверхсветового привода вспыхнули ярко-синим светом, и громада крейсера исчезла - чтобы появиться над относительно небольшим корабликом неизвестного.
- Сближаемся и цепляем. Абордажной команде полная готовность.
Неожиданно крейсер странных аргонцев, говорящих на странном языке, ни единым словом не похожем ни на аргонский, ни на любой другой знакомый Котхману язык и явно впервые видевших паранида, пропал с главного экрана. Вот только что он висел там, ярко выделяясь темным пятном на фоне планеты, и вдруг в момент его не стало. Острые глаза паранида успели уловить вспышку синего света перед исчезновением.
«Он ушел в прыжок! Прыжковый двигатель у него явно не такой, как строят аргонцы из Терракорпа, возможно, совсем на другом принципе, но, возможно, они»…
- Опасное сближение! - загудело в динамиках бортового компьютера. На гравидаре появилась большая засветка прямо над отметкой в центре, обозначающей «Пламя».
«Как?! Каким образом он прыгнул с такой точностью без маяка? Мой прыжковый двигатель как маяк сработать не мог, он отключен и обесточен. Этот странный привод надо будет исследовать…»
- Определение объекта! - резко бросил паранид, внутренне собираясь, но не меняя величественной позы, пока аргонцы не собирались прерывать связь.
- Неизвестный корабль, класс предположительно М1, дистанция пятьсот метров,- пророкотал компьютер.
- Полное сканирование,- приказал Котхман.
- Сканирую…- сообщил автопилот и замолчал на несколько секунд, затем объявил:- Сканирование завершено. Зарегистрировано 1200 жизненных форм, из них 900 неактивных, биологические показатели соответствуют аргонской расе. Внимание! Зафиксированы скопления биологических сигналов в районе воздушных шлюзов, там же зафиксированы многочисленные малые энергосигнатуры. Сигнатур груза не обнаружено. Значительная магнитная интерференция, сканирование затруднено.
«Шлюзы? Штурмовать собираются?! Драться на корвете с побитыми щитами против корабля тоннажем не ниже М2 бессмысленно, а мне моя жизнь еще дорога. Проклятые аргонцы, гори их души в адском пламени! Я знал, что нельзя им доверять!»
- Компьютер, включить транспортер! Назначение – «Пустельга»!- рявкнул Котхман, и его тут же окутал вихрь огоньков, сопутствующих переносу. Миг – и вместо пультовой консоли «Гипериона» перед ним оказалась узкая приборная доска «Пустельги». Маленький теладийский истребитель был тесноват для долговязого паранида, поэтому летать на нем Котхман не слишком любил. Зато он был быстрым и довольно маневренным, так что еще был шанс удрать от непонятных аргонцев, а может быть, и немного покусать их. При срабатывании пилотского транспортера автоматически сработали стыковочные захваты, мягко выталкивая истребитель из-под крыла корабля-матки, и Котхман решительно сжал рычаги управления, готовясь к бою или бегству.
- Вот оно как, сбежать решил, значит? - усмехнулся адмирал, как только на дополнительных дисплеях отобразилась информация об отстыковке малого корабля, размерами чуть меньше стандартной "Осы", истребителя-перехватчика, используемого Корпусом. - Ну да, понимаю, мы большие. И страшные. Однако, никуда ты не сбежишь.
Но тем самым чужак упростил задачу экипажу "Прометея". Если носитель, длиной более сотни метров, в ангар, а тем более в пусковую просто не влезал, то истребитель - вполне. Тяжёлый корабль прошёл вплотную к кораблю-носителю, не останавливаясь прицепил его, и изящно, быстро, словно в нём было не два километра длины, а метров сто, развернулся.
- Подготовить пусковую шестнадцать ангара три к использованию на максимальной мощности! Опустить противоударные переборки стартовой консоли!
Такая конфигурация была отработана, и много раз использовалась как на учениях, так и в боевых условиях - когда какой-либо истребитель мог проскочить мимо ангара, он захватывался работающим на максимальной мощности магнитным полем соответствующей пусковой и направлялся внутрь крейсера. 
Дистанция была короткой, поэтому незнакомец мог понять, что его спасательный челнок начинает быстро притягиваться к махине "Прометея".
Но что-то все равно пошло не так (куда же без этого?). Вместо того, чтобы втянуть истребитель паранида прямо в ангар, навигаторы немного не рассчитали траекторию, и истребитель замер около стенки корпуса, в двадцати метрах от открытой пасти ангара. И теперь, чтобы его «проглотить», пришлось бы разворачивать корабль, а это был риск повредить челнок пришельца.
Что касается Се’така – этот вообще включил двигатели ал’кеша и, бросив: «Пусть сами разбираются!» - исчез в гиперпространстве.
- Это как-то… нечестно, - сказала Шетун. – А вдруг тау’ри не справятся?
- Если они не справятся – наш ал’кеш им погоды не сделает, - резонно заметил Се’так.
- А если этот уродец нападет на Чулак?!
- Один – против всей планеты?
- Мы же не знаем, что у него в ангаре.
- Даже если у его там целая дивизия роботов-убийц, - упрямился Се’так, - на что нам наши воины? На что нам верховный Совет? Если Хорен и компания не смогут отстоять Чулак, тогда считай, что Свободным Джаффа давным-давно пришел конец.
Шетун промолчала, отметив, что Се’така не переспорить. Логика у него была железная – и жестокая. Амазонки Хак’тила никогда не разделяли эту прямолинейность джаффа с Чулака. Разговор они вели на гоа’улдском, поэтому морпехи не поняли ни слова. Специально для них Се’так сообщил на известном ему языке тау’ри, что до Хак’тила лететь не меньше двух часов. По времени Чулака или времени Земли – он не уточнял, но, судя по интонации, немало.
Уйти не получилось. Гигантский корабль внезапно развернулся к удирающей «Пустельге» со скоростью сверхманевренного хаакского разведчика, вызвав у паранида оторопь. У телади в такой ситуации побелела бы чешуя на лбу, борон выпустил бы огромное облако гормонов, а аргонец встопорщил кератиновые выросты на голове и изменил окраску кожи на более светлую. Параниды таких заметных внешних признаков смертельного испуга не имели, но сказать, что Котхман испугался – значило ничего не сказать.
– Воздействие тягового луча, – сообщил компьютер. – Источник – вражеский М1. Интенсивность воздействия 32,6 единиц.
Сообщение заставило паранида немного успокоиться. Тракционный, или тяговый, луч был нелетальным типом вооружения, предназначенным для буксировки других кораблей, станций или даже огромных астероидов. Такой стоял в базовой комплектации и в одной из курсовых установок его «Гипериона», но по настоянию капитана был заменен на еще один ударно-импульсник. То, что по нему не залупили из чего-нибудь посильнее, значило, что брать его собирались живым… либо просто обездвижили, чтобы лучше прицелиться.
Корпус корабля, уже помеченного компьютером как вражеский, начал медленно приближаться – луч оказался с плавающим фокусом, довольно редкой модификации, позволявшей перемещать захваченный объект. Паранид увидел, как в огромном борту открывается щель – видимо, ангар. Принудительная стыковка – высший пилотаж для обычного тягового луча – выполнялась странными аргонцами с почти оскорбительной легкостью. Но, как и следовало ожидать от  двуглазых, истребителем в створ ангарных ворот они не попали, и «Пустельга» остановилась вплотную к корпусу. Вырваться из-под луча истребитель не мог, но здесь, насколько мог судить Котхман, он оказался вне досягаемости орудий аргонской махины. У него  было несколько вариантов: попытаться расстрелять внутренности ангара – ход мелочный и бессмысленный, больше подошедший бы безумному сплиту: особого урона маломощные пушки «Пустельги» не нанесли бы, а аргонцам ничего не стоило снова включить тягу и размазать крохотный истребитель по корпусу своей махины.  Возвращаться на корвет тоже было бесполезно – «Пламя» оставалось в зоне досягаемости орудий этого странно шустрого М1 и, вероятнее всего, не успело бы даже завершить разворот к нему. Можно было выйти из «Пустельги» и проникнуть на корабль самому, но бросать в космосе хороший кораблик не хотелось – это было слишком нерационально. Можно было снова связаться с аргонцами, но они все равно не знали ни одного знакомого ему языка, а объяснять низшим смысл своих речей паранид не собирался – вот еще, унижаться до их уровня! Оставалось только ждать, пока они разберутся с лучом… или попробовать помочь им.
– Компьютер, связь с пилотажным компьютером «Пламени Хаара»! – потребовал Котхман, хватаясь за ручку управления. – Активировать дистанционное управление!
Повинуясь движениям паранида, корвет включил маневровые и лег на разворот, неспешно направляясь к застрявшему на месте истребителю. Если аргонцы не решат, что безумное трехглазое чудовище пытается их атаковать, и не расстреляют «Пламя» на подлете, оно сможет аккуратно отфутболить зависший истребитель в створ ангарных ворот. Однажды на спор сослуживец Котхмана ухитрился таким образом затолкнуть носом своего огромного «Одиссея» легкий «Пегас» прямо во входной тоннель вращающейся станции, почти не повредив его. Задача, стоявшая сейчас перед незадачливым попаданцем, была посложнее – пусть «Гиперион» полегче и поманевреннее «Одиссея», но угол был куда круче, а при малейшей ошибке хрупкая «Пустельга» рискует разбиться о корпус или стены ангара вместе с ним самим. К тому же существовал неучтенный фактор в виде этих проклятых непредсказуемых аргонцев, которые могли сбить корвет или протаранить корпусом истребитель. Параниды не верили в удачу, но, по расчетам Котхмана, шансы на успех были достаточно высоки.

0

36

- Есть захват, - отрапортовал Икар, как только маленький космолёт попал в зону воздействия посадочного магнитного поля. - Приближаемся.
Короткие импульсы инерционных двигателей малой тяги ориентировали "Прометей" в пространстве, компенсируя боковое отклонение и угловой снос пойманного аппарата относительно оси корабля. Икар учёл всё - кроме того, что не мог учесть. Распределение массы внутри корпуса истребителя осталось неизвестным - и на пару с очень маленьким поперечным сечением сыграло злую шутку.
- Мы теряем контроль траектории, - голос Икара неожиданно раздался в командном центре крейсера. - Смещение четыре, продолжает расти.
- Реверсировать тягу! Стабилизировать позицию! - отреагировал Владимир. - Синхронизируй скорости, пока не его не размазало о наш корпус!
Не хватило буквально доли секунды - аппарат, благополучно вывалившийся из конуса направленного захвата, разогнался по краям силовых линий, и, несмотря на переключившийся в режим торможения магнитный захват, не успел остановиться до соприкосновения с корпусом "Прометея".
- Столкновение, - доложил Икар. - Восемь метров до шестнадцатой пусковой. Повреждение лазера точечной защиты номер сто двадцать четыре. Обломков не наблюдаю, целостность корпусов не нарушена.
- Надо посмотреть, куда он там вмазался. Вышли "Ястреба", из пятнадцатой пусковой, хочу видеть картинку.
- Принял, -  ответил Икар.
Из пусковой номер пятнадцать, соседней с той, куда должен был залететь паранид, вылетел истребитель, вытолкнутый магнитным полем. Скошенные назад крылья, стабилизаторы, вынесенный далеко вперёд острый нос машины - машина однозначно была создана для боя, но сейчас, дистанционно управляемая Икаром, использовалась как переносная камера.
- Зашибись. Просто зашибись, - выругался адмирал, едва увидел чёткую картину произошедшего. Аппарат чужака был цел - но из всех возможных вариантов столкновения случилось самое неожиданное - короткий стабилизатор воткнулся точно в зазор поворотного механизма башни лазера точечной защиты, застряв в нём и намертво заклинив саму башню.
- Разблокировать можем?
- Ответ отрицательный. Нужен точечно приложенный импульс, либо резать стабилизатор. Иначе оторвётся лазер. 
- Понял. Посмотри пока за вторым аппаратом, он явно сюда направляется.
- Принято.
Перехватчик отработал реверс, стремительно развернувшись к более крупному аппарату, а паранид в это время мог наблюдать не менее удивительное зрелище - далеко впереди него две бронеплиты разошлись в стороны, открывая под собой поднявшуюся башню с двумя длинными, порядка пятидесяти метров, стволами орудий, которые мгновенно взметнулись вверх. Как намёк, что лучше не делать ничего угрожающего крейсеру.
Се’так же понятия не имел, какие проблемы возникли у «тау’ри», но все равно внутренне порадовался, что так удачно спихнул разборку с неведомым пришельцем на Владимира и компанию. У него и так был не самый удачный день, подваливший кучу работы. Ал’кеш летел в гиперпространстве в направлении планеты Хак’тил.
- Ремонтной бригаде номер два срочно прибыть в ангар номер три! - объявление прозвучало по громкой связи, оповещая весь корабль о не совсем штатной ситуации на борту. Более точную информацию Икар отправил напрямую офицеру ремонтной бригады.
Который, оценив ситуацию, принял решение о выходе двух человек за борт крейсера - отрезать нанодиссемблером застрявший кусок плоскости, освободить заклинивший механизм лазерной установки и проконтролировать вторую попытку затолкать маленький аппарат в ангар. 
Рядом с большим круглым отверстием пусковой установки открылся намного меньший по размерам шлюз, из которого вышли два человека и, активировав магнитные подошвы на ботинках бронекостюмов, быстро направились к паранидскому истребителю, неся в руках похожий на здоровенный газовый резак аппарат.
Они делали своё дело молча, быстро и слаженно, активировав нанодиссемблер и за несколько секунд отсоединив космолёт от турели. Заодно и растворив обломок - не вытаскивать же его, в конце концов.
С тихим жужжанием сервоприводов турель покрутилась в разные стороны, пока ремонтники возвращались к шлюзу - и, как только за ними закрылась бронированная переборка, включилось магнитное поле ангара.
На этот раз истребитель втянулся внутрь без проблем, опустившись на направляющие.
Одновременно с этим в соседнюю пусковую вернулся перехватчик, и "Прометей" начал медленный разворот на двигателях малой тяги, стремясь аккуратно прицепить к борту приближающийся к нему носитель.
На композитной противоударной защите зажёгся свет. Внутри зашли пятеро морпехов в полном вооружении и с нанодиссемблером, ожидая приказа вскрыть люк аппарата, если существо не выйдет к ним само.
Хитрый план не сработал. Едва корвет начал разворот на цель на микровыхлопе маневровых, готовясь к толчку, из шлюза возле ворот ангара появились двое в скафандрах, лишь отдалено напомнающих стандартную аргонскую модель, со странными устройствами, слишком громоздкими, чтобы быть оружием. Напрягшийся было паранид немного успокоился, наблюдая, как аргонцы шустро подрезают правый стабилизатор его «Пустельги», зацепившийся за выступ корпуса, и не менее шустро снова скрываясь в недрах корабля.
- Состояние корпуса? – запросил Котхман, придирчиво изучая через фонарь место среза. На вид сработано было чисто – для двуглазых, конечно – но лезть на таком стабилизаторе в атмосферу он бы не рискнул.
- Обшивка не повреждена, - доложил компьютер. – Общее состояние – 98%. Внимание! Воздействие тягового луча, источник – вражеский М1, интенсивность – 10 единиц.
Аргонцы осторожничали. Из такого слабого луча Котхман мог бы вырваться, пользуясь мощным двигателем «Пустельги», но не видел в этом смысла. Притерев остававшийся на траектории тарана «Гиперион» к корпусу капшипа и заглушив его двигатели, паранид принялся рассматривать  внутреннее убранство ангара, в котором оказался истребитель. Аргонцы оставались аргонцами – тот же минимализм во всем, те же голые металлические переборки, те же низкие автоматические двери, тот же холодный свет ламп, как на той аргонской станции, а которой он однажды побывал в составе конвоя, разве что указатели на стенах были выполнены не угловатыми знаками аргонской письменности, а совершенно чужим алфавитом. Выходить он не собирался – много чести, пусть сначала делегация по встрече соберется.
Ноль реакции. Любое адекватное существо уже должно было покинуть космолёт, но неизвестный явно не спешил это делать.
- Ждём пять минут. Потом вскрываем и забираем.
Тем временем пять минут прошло без изменений.
- Вскрываем, - команда. От боковой бронированной переборки отделилось некое подобие широкого трапа, и закрепилось - одним концом к фонарю истребителя чужака, вторым - к поверхности стартовой платформы.
Два морпеха с деструктором начали подниматься наверх, с явной целью нарушить герметичность кабины истребителя и достать инопланетную живность, трое же осталось снизу - прикрывать.
Решив скоротать время до прибытия делегации (а в том, что ее не может не быть, паранид не сомневался), Котхман принял позу поудобнее, насколько это было возможно в тесном кокпите, и предался любимому развлечению паранидов - размышлениям на отвлеченные темы. Но порамышлять толком не удалось - скрежет чего-то металлического по легированному прозрачному пластику отвлек и отчасти разозлил его. Бросив взгляд на монитор наружного обзора, котхман обнаружил парочку аргонцев все с тем же резаком, которым они отрезали зацепившуюся "Пустельгу" от корпуса своего корабля, явно намеревавшихся вскрыть корпус истребителя.
- Разгерметизация, - скомандовал паранид, и колпак приподнялся на несколько миллиметров, с шипением стравливая избыточное давление в лица аргонцам.
- Умышленное повреждение корабля я буду расценивать как нападение на Священную Империю Паранид и реагировать соответствующим образом, - сообщил он в переговорник, и внешние динамики разнесли рокочущий голос паранида по ангару. Котхман напрягся, готовый подать команду на отстрел фонаря и выпрыгнуть. - Для таких низших форм жизни, как вы, моя реакция с большой вероятностью будет смертельной.
Вряд ли глупые аргонцы, не знающие аргонского, поняли хоть слово, но его дело - преупредить. Теперь оставалось только дождаться реакции федералов. Отстанут - и ладно, не отстанут - им же хуже.
Стравленный воздух морпехи даже не почувствовали - для покрытий шлемов брони, рассчитанной на десяток атмосфер, это было ничем.
- Отставить! - морпехи двинулись было дальше, вытаскивать существо наружу, но резкий голос адмирала остановил их. - Передайте управление динамиками бронекостюмов Икару.
- Так точно! - мысленной командой они открыли внешний канал управления. В принципе, Икар мог бы это сделать и сам, но... лучше, когда по приказу.
Не зря Икар был самым мощным искусственным интеллектом из всех, которые когда-либо устанавливались на корабли Корпуса. Обладая практически неограниченной памятью и вычислительной мощностью квантового ядра и периферийных блоков, он был способен на очень и очень многое. И сейчас ему хватило времени, чтобы, используя накопленную информацию, - а все слова паранида записывались Икаром - суметь предварительно расшифровать его язык. Не полностью и пока ещё криво, но попробовать стоило.
- Вы выходить. Вас ждать адмирал, - исковерканные слова сухим механическим голосом донеслись от ближайшего к фонарю истребителя морпеха.
Аргонцы, видимо, не обратили внимания на предупреждение - глупые двуглазые могли бы хотя бы понять интонацию. Но, уже потянувшись к фонарю, ближний боец вдруг замер на несколько секунд, что-то коротко пробурчал под шлемом, а в следующую секунду с его стороны послышался голос, чем-то напоминающий сплитскую манеру говорить, на корявейшем аргонском предлагающий выходить и отправляться к адмиралу.
"Адмирал? Да, точно, есть у аргонцев такое звание. Примерно соответствует нашему жрецу-герцогу. Что ж, с таким чином можно и поговорить, если он будет прилично себя вести."
- Заглушить двигатель, отключить систему управления, охранную систему настроить на попытку проникновения в кокпит, - приказал паранид, сняв шлем и щелкнув переключателем замка фонаря. Прозрачный купол отъехал назад и приподнялся, давая возможность Котхману выбраться из тесного кокпита, что тот и сделал. Распрямившись во весь свой немалый рост, паранид встряхнулся, отчего его экзоскелет издал звук, похожий на короткое жужжание, и, дав команду на закрытие фонаря, спрыгнул на пол ангара.
- Ведите, - коротко приказал он, задним зрением наблюдая за пятерыми бойцами. Атаковать те вроде бы не собирались, но готовым нужно было быть ко всему.
- За мной, - ответил морпех. Точнее, за него ответил Икар, но разницы для незнакомца не было никакой.
С лёгким шипением толстая бронеплита отъехала в сторону, открывая путь из стартовой катапульты в основной ангар. Ряды истребителей, боеприпасы, снующие туда-сюда люди. Некоторые были в бронекостюмах, похожих на таковые у сопровождающих паранида морпехов, но большинство - в обычных комбинезонах пилотов или техников. И никто из них не обращал ни малейшего внимания на необычный конвой, заранее предупреждённые Икаром, и успевшие уже рассмотреть пришельца в деталях.
Путь "конвоя" лежал в сторону скоростной капсулы номер 4, самой большой из пассажирских капсул в этом ангаре.
Как только все, включая паранида, расположились внутри, прозвучал предупредительный сигнал, и капсула устремилась вперёд.
Чудовищные ускорения, убившие бы всех сидевших внутри, благодаря работе инерционного демпфера были нечувствительны, и только точка, отмечавшая на схеме место нахождения капсулы на корабле, свидетельствовала о перемещении.
Через тридцать секунд капсула остановилась, открыв дверь.
Паранида повели по длинному коридору, залитому ярким светом встроенных в потолок светодиодных ламп, и, миновав два встроенных в переборки шлюза, привели в просторное помещение, разделённое на две части толстым, бронированным и прозрачным, словно стекло, материалом, способным к мгновенной поляризации.
За этим псевдо-стеклом стоял адмирал в сопровождении двух офицеров-морпехов.
- Приветствую, - Икар произнёс голосом Владимира, синхронно переведя его слова. - Кто вы и как тут оказаться?
Количество аргонцев в отсеках корабля просто зашкаливало. Котхман даже решил, что всю активную команду согнали на эту палубу, чтобы произвести на него впечатление. Что параниду не нравилось - это их открытое пренебрежение к высшему существу, но так как не пристало капитану имперского космофлота обращать внимание на поведение низших чинов низшей расы, Котхман сохранил каменное выражение лица и продолжал движение за аргонским солдатом.
Скоростная транспортная кабина оказалась весьма приятной неожиданностью. Однажды параниду пришлось побывать на флагмане Федерации - "Аргоне-1" - и самое сильное впечатление от него было неразрывно связано с гудящими от бесконечных коридоров ногами, и это даже при привычной для мягкотелых пониженной гравитации. Местным аргонцам, видимо, пошла на пользу изоляция от основной части своей расы. Хотя на гигантских "Зевсах", "Одиссеях" и "Дедалах" паранидского флота от них отказались в пользу малых транспортеров, даже такой прогресс делал двуглазым большую честь. Из кабины по тускловато освещенному коридору паранида отвели в разгороженную пополам прозрачным пластиком (а может, и непрактичным, но любимым аргонцами стеклом) комнату, где его ждали трое представителей Федерации - двое по бокам были в той же форме, что у его провожатых - их Котхман сразу сбросил со счетов, - одежда третьего же отличалась меньшей практичностью, из чего паранид сделал вывод, что это и есть адмирал. Его предположение подтвердилось, когда аргонец заговорил. Котхману стоило больших трудов сдержаться и не обрушиться на дерзкого двуглазого, осмелившегося заговорить с высшим без его на то соизволения, и мало того - задать вопрос!
"Они еще не видели паранидов, - напомнил себе Котхман, сфокусировав глаза на адмирале - обычно аргонцев это изрядно нервировало. - Видимо, сектор изолировало еще до того, как наши разведчики впервые наткнулись на аргонские системы. Они еще не знают приличий. Что ж, придется их научить".
- Я - жрец-маркиз Котхманчкаллат, капитан первого флота Империи Паранид, командир экспериментального многоцелевого корвета "Пламя Хаара", - монотонным низким гулом представился паранид, используя слегка укороченную форму своего имени, принятую для общения с низшими. Вообще-то представляться так коротко было не принято, но этим космическим потеряшкам все титулы Котхмана ничего бы не сказали. - В каком секторе Аргонской Федерации я нахожусь?
- Приветствую вас, жрец-маркиз Котхманчкаллат, - немного запнувшись, адмирал выговорил столь сложное имя. Он спокойно, чуть прищурившись, изучал внешний вид паранида - необычно, конечно, но после Номмо и Ксулов его уже ничего не могло удивить или испугать. 
- Меня зовут Владимир, я контр-адмирал флота Союза, и командующий крейсером "Прометей", на котором вы сейчас находитесь. Нам неизвестна Аргонская Федерация. Впрочем, как и империя Паранид.
- Икар, возвращаемся на точку, - приказ ИскИну крейсера, неслышимый для паранида. Корабль немного вздрогнул, когда на долю секунды сработали резервные сверхсветовые приводы, и вернулся на первоначальную позицию.
"Весьма странно, - задумался Котхман, отвлеченно изучая пространство вокруг себя. - Они выглядят, как аргонцы, но слегка мутировавшие. Они говорят, как аргонцы, но на абсолютно непонятном языке. Они строят, как аргонцы, но с применением технологий, о которых даже наши ученые понятия не имеют. Значит, с равной вероятностью они могут оказаться как попаданцами с древнего, возможно, даже докосмического Аргон Прайм, развившимися в самостоятельную цивилизацию, так и совершенно другой расой, эволюционировавшей в схожих условиях и приобретшей черты знакомых мне аргонцев. Если удастся вскрыть одну-две особи и подробнее изучить их физиологию, думаю, этот вопрос разрешится."
- В таком случае кто вы, если не аргонцы? - поинтересовался паранид, снова фокусируя взгляд на командире Владимире (имя тоже было непривычным, больше подошедшим бы параниду, а не аргонцу, или как там они предпочитают себя называть). - Мне нужна информация о вашем происхождении и физиологии, и место, где я могу ее изучить.
В этот момент корабль слегка вздрогнул. Котхман насторожился. Чтобы заставить ощутимо вздрогнуть такую махину, как этот странный "крейсер" - такой класс кораблей был Котхману незнаком, но это могло быть местное название, эквивалентное М2 или М2+ по классификации Содружества - нужно было как минимум вломить по нему тяжелой ракетой. Или протаранить чем-нибудь не меньше корвета.
Достав индикатор состояния корабля, прикрепленный к кодовому чипу активации, Котхман чиркнул по нему одним глазом - и едва не выругался вслух. Нет, с "Пламенем" все было в порядке, но оно находилось на пределе досягаемости сигнала автопилота. Как оказалось, вибрация была вызвана срабатыванием прыжкового двигателя корабля.
- Вам следовало предупредить меня о готовящемся прыжке, - пробурчал паранид, отдавая приказ корвету двигаться к точке своего местоположения.
- Нет смысла предупреждать, наши двигатели позволяют практически неощутимо разгоняться до сверхсветовой скорости и тормозить, - спокойно ответил адмирал. - Кто мы? Хороший вопрос. Сами себя мы называем "люди". Местные зовут нас "Тау'ри". Что же касается информации о нас, - голос Владимира изменился и стал более жёстким, - сперва вам придётся ответить, кто вы и что здесь делаете.
Цель прибытия сюда паранида была по-прежнему неизвестна, и, разумеется, до выяснения этих моментов никто не собирался предоставлять пришельцу никакой информации.
Адмирал быстрым запросом к Икару ознакомился с ситуацией вокруг "Прометея" на данный момент - и явно не был ей удовлетворён.
- И оставьте уже в покое ваш корабль, дайте нам его зафиксировать на корпусе, а то так и потеряете его при очередном выходе на сверхсвет.

0

37

Кэтлин же, сидевшая в "брюхе" не менее странного, чем паранидский истребитель, транспортного средства джаффа, на какое-то время просто перестала понимать, что же сейчас происходит. Лицо адмирала и очертания крейсера ей были уже известны - но что ещё за урод был на экране - девушке было совершенно неясно.
- Так. А теперь рассказывай, что тут происходило только что, и что дальше делать будем, - накопившиеся вопросы Кэтлин адресовала Се'таку, едва ал'кеш снова ушёл в гиперпространство.
Се’так чуть повернул голову.
- Мне кажется, это надо спросить у тебя и твоих товарищей, - немного грубовато ответил он. – Слишком много тау’ри за одно утро, да еще и какой-то страшный урод.
- Да, именно так, - подтвердила Шетун. – Я думаю, это… это как-то связано с Анубисом.
- Мои товарищи сами не ожидали встретить тут хрен пойми кого, - ответила Кэтлин. - Им пришлось ставить свой крейсер между нами и тем уродом.
Она задумалась. Что там сейчас происходит - сражение или переговоры -  оставалось неизвестным. Теоретически, "Прометей" в случае чего должен был без проблем справиться с чужаком, но мало ли...
- Что за чёртов Анубис? Вы слишком часто упоминаете это имя!
- Лучше не знать, - отрезал Се’так. – Надеюсь, мы о нем больше никогда не услышим.
Остаток пути проделали молча. Точнее говоря, в напряженном молчании. Когда окно гиперпространства выплюнуло маленький челнок в трехстах тысячах километров от симпатичной зеленой планеты, Шетун испустила громкий возглас, похожий на выражение радости.
- Моя родная планета! – воскликнула она на незнакомом людям языке. – Как давно я не видела ее из космоса, обычно мы переходим через Врата. Но что… что случилось? – голос ее изменился. Что это такое, мастер Се’так?...
Се’так приподнялся с кресла пилота, всматриваясь в лобовое стекло, в котором невооруженным глазом были видны какие-то объекты, похожие на неровные обломки чего-то, плывущие по нижней орбите скученным облаком.
- Странно, - пробормотал он. – Если это то, о чем я подумал…
- Нет! – перебила его девушка. – Нужно вызвать патруль, они наверняка летают где-то неподалеку.
Се’так склонился над панелью, наобум тыкая в какие-то светящиеся кнопки. Пилотом он был неважным, а уж специалистом связи подавно.
- Патруль не отвечает, - сказал он наконец на языке тау’ри, выпрямившись. – Нас никто не слышит. Мне жаль, Шетун, но я думаю, что вон та пирамидка среди обломков когда-то была частью ха’така.
Шетун закусила нижнюю губу и молча смотрела в стекло, не доверяя датчикам.
- Мы должны спуститься и посмотреть, что случилось, - сказала она.
- Нет, мы этого не сделаем, - ответил Се’так. – Смотри – вот причина гибели патрульного ха’така, - он указан на голографический радар. В его верхнем углу мерцал узкий длинный значок, похожий на стрелу. – У нас гости.

*       *       *

Долгие месяцы полета, наполненные однообразием и скукой, почти усыпили бдительность каждого члена экипажа «Флотилии ищущих». Только-только они обнаружили зеленый цветущий мир, предположительно находящийся под властью каких-то тиранов, как стали свидетелями битвы практически одинаковых кораблей. Трое нападавших, один обороняющийся. Расстреляв своего одинокого собрата из плазменных пушек, три хищника почти незамедлительно переключились на появившиеся из ниоткуда корабли «Ищущих». Дав несколько случайных залпов из плазменных пушек, словно и не наводясь на цель, три корабля-пирамиды спешно скрылись в гиперпространстве. Это молниеносное сражение, свидетелем которого стал Азим Шак Тадар, наконец-то заставило его проснуться и поверить, что далекое путешествие вовсе не будет таким скучным, как казалось прежде.
Пока на ал'кеше были в шоке, отряд флотилии готовился к приему не очень дружелюбных гостей. Неожиданный бой на орбите планеты четырех "крейсеров", как показалось некоторым членам экипажей и про которые будут потом ходить долго байки, застал капитанов кораблей врасплох. Согласно инструкциям, корабли не вступали в бой, их целью была разведка, и разведкой они, как могли, занимались.
Индрини успели полазать в головах капитанов кораблей и узнать ценную информацию. Наверняка лазание в черепушки было обнаружено, иначе нечем объяснить открытие огня по их кораблям. Появление ал'кеша стало неожиданным, капитаны ожидали прибытие еще подобных крейсеров, но никак не челнока.
Командир отряда кораблей дал приказ второму кораблю сблизится и с ал'кешем.
Индрини же на его борту стали же пытаться установить контакт с людьми на ал'кеше, за всем этим пристально следили охранники, их задачей было в случае угрозы ликвидировать Индрини. В конце концов, есть вероятность, что их могут взять под контроль.
- Не могу понять, направлены на нас орудия или нет! – сделал неожиданное признание Се’так. – Вообще ничего не понимаю в этих схемах, - добавил он, глядя на радар, как баран на Звездные Врата.
Что касается Шетун – она была девушкой и мало что соображала в космическом транспорте. А тау’ри так вообще видели технику гоа’улдов первый раз. Се’так всегда считал себя воином, а не пилотом, о чем сейчас уже в десятый раз пожалел. Надо было разобраться, как работают корабли гоа’улдов, еще пару лет назад, как раз для таких вот случаев.
- Он приближается, - сказала Шетун, глядя на радар.
- Я вижу, - фыркнул Се’так. – Если они сделали это с ха’таком, то превратить нас в груду таких же обломков, только поменьше, не составит труда.
Внезапно запищало несколько датчиков и замигали какие-то разноцветные кнопки на панели управления. Се’так снова подскочил и явно растерялся.
- Кажется, нас вызывают на связь, - сказал он, - но я не уверен. Есть предложение – срочно валить отсюда.
- А как же те тау’ри с большим кораблем?! – вскинулась Шетун. – Они же не могут вечно торчать в нашей системе. И моя планета…. – она бросила печальный взгляд на зеленый мир за лобовым стеклом.
- Да, - нехотя согласился Се’так. – Но умирать вот так тоже не хочется.
Они переговаривались на языке гоа’улдов, и люди не понимали ровным счетом ничего, поэтому Се’так перевел для них:
- С нами пытаются установить связь. Если честно, на корабль гоа’улдов эта штука не похожа – хотя бы по форме.
- Что за дерьмо тут произошло?! - Кэтлин явно ни черта не понимала. Нет, обломки кораблей она явно видела, уж в этом она разбиралась, но всё равно ни черта не понимала.
- А послать их в зад и свалить не вариант? - перспектива переговоров с, возможно, агрессивно настроенным соединением кораблей как-то не воодушевляла. - Корабль можно взять и на другой планете, у вас же не одна база флота, я надеюсь? А потом вернуться сюда и поговорить с ними на равных...
Одновременно с этим она отдала приказ морпехам надеть шлемы и загерметизировать броню, готовясь к возможному бою.
Пока на ал’кеше отдавали приказы, Индриния стала вытаскивать у одного из находившегося на корабле человека данные об их языке. Корабль же был все ближе и ближе.
- Нужно уходить, - ответил Се’так, - наверняка обломки ха’така на совести этих неизвестных. Не хочу нагнетать панику, но мне кажется, сегодняшние события указывают на то, что начинается что-то крайне нехорошее. Мы отправимся на Дакару – столицу Свободных Джаффа.
Се’так начал стремительно уводить корабль на дальнюю орбиту, чтобы в случае чего юркнуть в гиперпространство. Садиться на поверхность планеты сейчас было бы безумием, несмотря на стремление Шетун разобраться, в чем дело. Девушка не спорила со своим учителем, хотя всем своим видом выражала недовольство. А тем временем младший капрал Билл Грант ощутил почти физически, словно в его черепе мягко ворочаются мягкие ментальные щупальца.
- Надо как можно быстрее притащить сюда наш корабль, - ответила Кэтлин. - Ваши, похоже, ничего не смогли сделать с неизвестными.
Она продолжала вглядываться в окружающее пространство сквозь лобовое стекло челнока. Но всё пока было достаточно статично и спокойно... Тем неожиданнее было для девушки сообщение ИскИна её бронекостюма о сильно изменившихся жизненных показателях одного из морпехов.
- Капрал! Что с вами? Вы в порядке? - по внутренней связи.
А тем временем младшему капралу Гранту было откровенно хреново. Одно дело знать в теории, что проникнуть в мозг другого человека вполне реально, в другое - ощутить на себе. Морпеха просто захлестнула волна иррационального ужаса, практически сломавшая его барьер самоконтроля. Будь у него больше опыта... Но его не было.
- Нет... - прохрипел капрал, сорвав с себя шлем. - Внутри!
Говорить ему было заметно трудно.
- Уходим отсюда. Немедленно! - усиленный динамиками шлема и адресованный Се'таку приказ Кэтлин прозвучал в ал'кеше. Одновременно с этим она подала энергию на свой лазерный карабин, на случай, если придётся джаффа заставить улететь, и передала броне Гранта приказ "вырубить" пострадавшего морпеха.
Порывшись в голове капрала Гранта и узнав достаточно информации, Индриния переключилась на Кэтлин.
"Прошу вас, извините, я не знала, что так случится с вашим подчиненным. Прошу вас, не делайте резких движений кораблем, иначе наш капитан откроет по вам огонь, прошу вас, остановитесь", - мягко и добродушно прозвучало в голове Кэтлин.
- В чем дело? – Се’так вскочил с кресла, проигнорировав просьбу-приказ отступать. – Что с этим тау’ри? В нас даже не стреляли, а твои подчиненные уже валятся с ног! – фыркнул он.
- Атакуют не обязательно видимыми выстрелами, - ответила Се'таку Кэтлин. - Вытащи нас отсюда на сверхсвет, и как можно быстрее.
Голос в своей же голове она попросту проигнорировала, поскольку для неё уже всё было ясно - они столкнулись с очередным противником.
Несколько выстрелов пронеслось возле корабля, один из них краем задел его.
"Либо вы пристыковывайтесь к кораблю, либо вы будете уничтожены", - передал Голос в голове Кэтлин.
- Мастер Се’так, надо возвращаться! – воскликнула Шетун, подпрыгивая в кресле. – В нас только что стреляли!
- Вижу, - проворчал джаффа, обращая взгляд к приборной панели. – Кэтлин, следи за твоими парнями, мы уходим. Всем сесть на места и пристегнуться!
Это был единственный разумный выход, по его мнению. Маленький шаттл ничего не мог противопоставить нескольким кораблям, появившимся из ниоткуда.
- Господин, прошу вас, не пытайтесь сбежать, на вас нацелены все орудия корабля. Малейшее движение, и по вам откроют огонь, прошу вас, подумайте, что произойдет со всеми на борту, наш командующий просто хочет поговорить с вами. - Тут же голос разнесся в голове мастера.
- Что за хрень! – выругался Се’так, использовав любимое выражение Кэтлин.- Кто это сказал?!
- Сказал что? – пискнула Шетун, съежившись на соседнем кресле. – Мастер Се’так, прошу вас поторопиться, они приближаются!
- Вижу! Но кто это только что сказал? – негодовал Се’так, лихорадочно шаря пальцами по разноцветным кнопкам.
- Что сказал? – все еще не понимала девушка.
- Ну что они собираются стрелять! Я был уверен, что не открывал канал связи!
- Стрелять?...
Се’так был раздражен глупостью своей ученицы, поэтому переключился на Кэтлин и компанию.
- Тау’ри, держитесь, - приказал он. – Уходим в гиперпространство!
Ас-Ари была поражена, насколько же можно было быть тупым человеком! Неужели он думает, что избежит огня?
«Спокойно, тебя учили, что делать в таких ситуациях, да и капитан сказал, что делать, если они не захотят по-хорошему», - сказала сама себе Индрини.
- Сестры! Мне нужна ваша помощь! - обратилась она ко всем Индрини на корабле и на двух соседних. - Не дадим им улететь во имя Веры! - разнеслось телепатическое послание за секунды.
Ас-Ари объединили усилия, и экипаж подвергся псионической атаке, корабли же пошли на сближение на максимальной скорости.
Все они – Се’так, Шетун, Кэтлин и ее команда – внезапно ощутили несильную, но весьма неожиданную головную боль. Глянув на Шетун, Се’так увидел, что та закрыла лицо руками, и он догадался, что эта напасть коснулась не только его.
- Держитесь, - повторил он на всякий случай. – Мы уходим.
- Ну так давайте, делайте это быстрее, - раздражённо ответила Кэтлин. - Нас атакуют прямо сейчас.
Джаффа управляли челноком в боевой ситуации непозволительно медленно, словно специально пытались подставиться под сокрушительный удар. А единовременное возникновение головной боли у всех морпехов - об этом доложили ИИ бронекостюмов - ничем, кроме как атакой, объяснить было нельзя.
Тем временем Ас-Ари сосредоточили свои усилия на джаффа, атака на всех сразу не принесла нужного результата, и теперь они сосредоточились на основной цели. Пока шла первая атака, две группы кораблей, что были за пределами системы, совершили прыжок и оказались позади корабля джаффа. Ас-Ари с тех кораблей также поддержали атаку.

0

38

- Я уже ответил, кто я такой, и повторять не собираюсь, - ответил паранид, демонстративно не поворачиваясь к люду (людю? люди? Адское пламя, какое дурацкое название...). - Я был заброшен в этот сектор случайно, из-за неисправности прыжкового двигателя. Я ответил на ваш вопрос и теперь требую запрошенных данных. Что касается моего корабля, то следовало зафиксировать его еще перед прыжком, но низшим существам прощается их халатность.
С этими словами Котхман дистанционно заглушил реактор "Пламени", оставив корвет дрейфовать в направлении планеты.
- Из ваших объяснений я понял, что не вы хозяева этого сектора, - через несколько секунд продолжил он. - Требую дополнительной информации по известным вам обитаемым системам и их обитателям. Исчерпывающей информации.
- Вы не в том положении, чтобы требовать, - жёстко заметил адмирал. - После того, как мы закончим, Икар предоставит вам информацию, доступную для категории "дельта-синий". На что-то большее пока можете не надеяться. Место вам будет предоставлено.
Владимир знал, что эта информация будет абсолютно бесполезна, любой категории, кроме "альфа" - ведь возможностей попасть в мир Союза у паранида не будет в принципе, и такой ответ был следствием высокомерного обращения этого одиночки, чем реальной необходимостью.
Что же касалось корабля пришельца - объяснять параниду, что зафиксировать его посудину на внешней стороне корпуса так, чтобы при полном ускорении его не размазало по борту "Прометея", было процессом достаточно сложным, тоже никто не собирался. Сейчас Икар, используя магнитные пусковые, перемещал корвет по корпусу крейсера, меняя конфигурацию поля, создаваемового инерционными демпферами. И это было делом не одной минуты.
- Ещё вопросы?
Грубость Владимира почти вывела Котхмана из себя. Почти - потому что паранид прекрасно осознавал, что даже когда он переломит непочтительного люда пополам, рядом останется еще немалое количество его вооруженных соплеменников, а стереть их всех в маяглит одному параниду, будь он хоть вооруженным до зубов бойцом личной гвардии Понтифика, явно было не под силу. Единственное, что он сделал - это несколькими командами перевел оба корабля в режим готовности к самоуничтожению. При попытке стороннего подключения к их бортовым компьютерам или вскрытия корпуса, при потере сигнала жизнедеятельности капитана или по его команде оба судна были бы мгновенно аннигилированы вместе с немалым куском крейсера.
- Вопросы будут, - заверил Котхман. - Но после того, как я ознакомлюсь с предоставленной информацией.
- Вас проводят, - ответил адмирал.  По его команде в помещение с паранидом вошли два вооружённых морпеха. Прозрачная перегородка мгновенно почернела, а из динамика брони одного из морпехов прозвучал голос Икара: - Вы идти с нами.
Идти по ярко освещённым коридорам пришлось недолго - в центре боевого корабля всё расположено достаточно близко, чтобы в случае тревоги не добираться десять минут из кормы в нос.
Каюта, в которую привели паранида, была резервным залом для совещаний. Много пространства, стол, множество кресел, места для отдыха, а главное - уже включенный голопроектор для ИИ. Адмирал посчитал, что получать информацию параниду будет проще не водя конечностями по дисплеям, а обращаясь к Икару голосом.
- Это Икар, - морпех показал на голограмму ИскИна, представшего в виде самого себя из мифологии. - Все вопросы к нему. Если что-то необходимо - говори ему. Понятно?
В этот момент крейсер мягко, почти незаметно вздрогнул, вернувшись на указанную Се'таком позицию.
Критически осмотрев голограмму люда с крыльями (явно декоративными, потому что существо таких размеров им было под силу поднять разве что в невесомости), Котхман взял один из стульев и оттащил в сторону от стола. По крайней мере, люди догадались предоставить ему достаточно просторную каюту, а не одну из нежно любимых ими тесных комнатушек, где ноги толком не вытянешь.
- Скажи мне координаты этого сектора, - не глядя на голограмму Икара, приказал Котхман, опустившись на стул. Людской стул был низковат, так что длинные ноги паранида торчали коленками вверх, создавая довольно комичную картину.
- Координаты? - движением руки - чисто визуальный эффект - Икар развернул карту-схему галактики, отметив на неё точку, в которой находился "Прометей". - В какой системе нужны координаты? От центра или другой точки?
Кажется, аргонцы (а может, и люди тоже) в таких ситуациях хмурились. На бесстрастном лице паранида не отразилось ничего, хотя он изо всех сил пытался найти хоть одну знакомую систему. Когда-то на экзамене по космологии он искал на такой же карте галактики основные ориентиры - северные боронские туманности и яркие звезды Аргонского скопления под ними. Здесь ничего подобного не было, да и сама галактика, если на то пошло, выглядела как-то не так. Слишком много спиральных рукавов, звездная плотность совершенно другая, перемычка по центру, которой раньше не было... И ни одного знакомого маяка врат.
- Хааки, гореть им в вечном пламени, отправили меня в другую галактику... - пробормотал Котхман по-паранидски. - И в этой галактике есть аргонцы, которые на самом деле не аргонцы... Как вы перемещаетесь между системами? Релятивитские скорости? Межсистемные магистрали? Система прыжковых врат?
Вопросы были адресованы Икару и озвучены, разумеется, на аргонском.
- Двигатели нашего корабля позволяют набирать скорость, превышающую скорость света в сотни раз. Большего, увы, сказать не могу, - Икар развёл руками, - не позволяет ваш уровень доступа.
"Откуда у этих недоаргонцев такие технологии? - Котхман погрузился в размышления. - С одой стороны, основные конструктивные особенности этого... "крейсера" вполне в аргонских традициях - вспомнить хотя бы их старые модели "Титанов", что-то общее определенно прослеживается... Их титулы похожи на аргонские, одежда весьма напоминает мундиры аргонских военных, а утварь так вообще один в один, оружие - по крайней мере, личное - даже в чем-то отстает от нашего... Но при этом, гори все адским огнем, их корабли - продукт сверхтехнологий, которые нашим ученым и конструкторам даже не снились! Взять хотя бы эту его сверхманевренность... а если компьютер не врет, то еще и сверхскорость. И это при таких габаритах и огневой мощи! Что же тогда такое людские истребители? Почти наверняка эти технологии откуда-то заимствованы - возможно, у рас, стоящих на ступень выше, вроде нас. Надо обязательно выведать, где они такое откопали... и прихватить с собой образчик. Наши жрецы что угодно отдадут за такие возможности! Вот только как разговорить компьютер? Надеяться, что его защитные программы уступят моей системе удаленного доступа, глупо - наверняка у них совсем другая системная архитектура. остается искать лазейки в машинной логике... и получать информацию, которую люди считают не слишком секретной. Авось да найдется кристалл нивидия в рудном отвале".
Он откинулся на слишком короткую, предназначенную под короткий людский позвоночник, спинку стула, и несчастный предмет мебели едва не загремел на пол вместе с восседающим на нем паранидом. Тихо выругавшись по-сплитски, Котхман вернул стул в устойчивое положение и задал следующий вопрос:
- Вы знаете что-нибудь о прыжковых вратах, соединяющих системы?
- Да, таковые существуют в нашем космосе, ответил Икар. - Созданные за миллионы лет до того, как мы покинули пределы атмосферы родной планеты, эти Врата, разбросанные по всей Галактике - Икар показал динамическую голопроекцию кольца огромного диаметра, внутри которого с бешеной скоростью вращались чёрные дыры. - являлись основным способом перемещения на сверхдальние расстояния. Через них можно летать, только если точно знаешь, куда они приведут.
- А что будет, если войти в такие врата, не зная, куда они ведут? - поинтересовался паранид, делая пометку в памяти компьютера "Пламени" насчет местных врат. Судя по предоставленной картинке, размерами они на порядок превосходили привычные ему межсистемные прыжковые врата, а архитектура напоминала скорее какой-то вышвырнутый в открытый космос мегалит, чем техническое устройство. - Как далеко находятся ближайшие такие врата? Куда они ведут, спрашивать не буду - все равно мне незнакомы названия местных систем.
Вопрос был задан с целью проверить, сможет ли компьютер засечь сигнал этих необычных врат, определить их координаты... а дальше по обстоятельствам. По слухам, некий борон как-то умудрился переключить западные врата безлюдного сектора Мальстрим так, что они стали соединяться с южными вратами их столичного сектора Королевский Тупик, расположенного в противоположном углу обитаемой галактики - так почему бы ему, Котхману, не попробовать перенастроить эти странные врата, скажем, на сектор Уединение Понтифика? Или, скажем, на один из известных ему ксенонских секторов, чтобы местным не-аргонцам жизнь медом не казалась? Чем представитель высшей расы хуже мягкотелого борона, будь он хоть сам Бала Ги?
- А может быть всё, что угодно, - спокойно ответил Икар. - Объект, попавший в них, может вылететь как из ближайших Врат, так и из находящихся в любом другом уголке Галактики.
А вот на второй вопрос ИИ ответить уже не мог, потому что просто не знал. Единственные известные Икару Врата были уничтожены неизвестным способом в момент перехода Флота в эту реальность.
- В настоящий момент мне неизвестны координаты подобных устройств в данной Галактике.
- В каком смысле неизвестны? - Котхману начало казаться, что его просто дурачат, подсовывая дезинформацию. - А как же те, что ты мне только что показывал?
- Они были уничтожены, - коротко ответил Икар.
- Либо ты скрываешь информацию, либо вам действительно известно местоположение только одних врат. - Произнося это, паранид с досадой подумал, что план с перенастройкой врат откладывается на неопределенный срок. - А это значит, что вы сквозь врата никогда не проходили, иначе знали бы координаты как минимум двух точек выхода. Из этого напрашивается вывод, что о принципе действия врат вам рассказал кто-то, кто с ним лучше знаком. Кто еще обитает в этой галактике? Кто создал сеть врат?
Задавая последний вопрос, Котхман втайне надеялся, что в истории местной транспортной сети будет меньше тайн, чем в привычной ему вселенной Х.
- В этой Галактике было известно только одно такое сооружение. Его больше нет, - голограмма Икара развела руками. - И в радиусе действия моих сканирующих систем нет ничего даже отдалённо похожего. А с их создателями мы не встречались, и это хорошо для нас.
- И все-таки на вопрос ты не ответил, - настаивал Котхман. - Кто еще обитает в вашей галактике? От кого вы получили информацию о вратах? - Подумав, паранид добавил третий вопрос: - И как были уничтожены эти врата?
- Кто ещё обитает? Ну, например, вот они, - Икар указал на возникший в голографической проекции корабль. - Размеры этого корабля немного меньше, чем у крейсера, на котором мы сейчас находимся, но это не главное. Главное - их возможности, вроде запуска астероидов прицельно в планету, и прочих надругательств над физикой.
Слова Икара сопровождались проекциями соответствующих видеозаписей. Включая выжимки из записи боёв и взрыва Врат.
- Уничтожение Врат стало основной тактикой в бою с ними.
Из потока информации, выданной Икаром, паранид вычленил два факта: во-первых, технический уровень людов - по крайней мере, в том, что касалось боевой техники - действительно был несравненно выше привычного ему, а во-вторых, местные оказались еще более развитыми в военном отношении.
- Чувствую себя дрионидом на боевой палубе "Одиссея", - по-паранидски пробормотал Котхман, прикрыв боковые глаза. - Если после всего этого они скажут, что не могут починить мой прыжковый двигатель, я имею полное право назвать их лжецами...
В следующий момент по корпусу судна прошла едва ощутимая вибрация, а освещение на миг слегка потускнело - аргонский или людский глаз не заметил бы этого, но чувствительные рецепторы паранида смогли уловить перемену.
- Во что вы стреляли? - поинтересовался Котхман у Икара. - Такая резкая потеря напряжения в энергосети такого крупного корабля обычно бывает при массированном залпе энергетических орудий главного калибра.
- Просто учебные стрельбы, - ответил Икар. - Иногда проводим, чтобы проверить техническое состояние орудий главного калибра и системного оборудования.
Хорошо хоть адмирал успел дать команду о том, чтобы для всех посторонних эта атака считалась именно учебной стрельбой в пустоту.
Спорить Котхман не стал. Полученных сведений ему пока хватало, теперь требовалось над ними поразмыслить.
- Мне нужна команда ваших техников, чтобы заняться корветом, - заявил он. - Судя по вашему техническому уровню, мой прыжковый двигатель будет на ходу через полтазуры. И, возможно, в процессе я найду еще несколько вопросов для вас.

*       *       *

Через некоторое время к кораблю людей приблизились (ну как приблизились, показались в зоне действия радаров) три гоа’улдских ал’кеша. Скорее всего, они прилетели с Чулака – это джаффа наконец-то решили что-то сделать.
- Тау’ри, вы там окончательно обнаглели, что ли? – передал на мостик искаженный помехами и акцентом низкий голос на английском языке.
- Обнаружены три неизвестных корабля, - голос Икара разнёсся по командному центру "Прометея". - Идентифицированы как разведывательные корабли джаффа. Веду их орудийными платформами два и восемь.
- Дерьмо! - выругался адмирал. Ситуация была отвратительной. Стрелять нельзя, да и говорить им нечего, в общем-то...
-  Боевая тревога! - Кораблики к ним летели не сказать чтобы опасные, но на всякий случай объявить стоило.
- Запрос по радиосвязи, - доложил ИИ, когда джаффа попробовали связаться с "Прометеем".
- Установить связь, - сразу же после приказа Икар ретранслировал фразу с ал' кешей на мостик линкора.
- У вас какие-то проблемы? - коротко осведомился адмирал.
- Это у вас сейчас будут проблемы! – сказал все тот же голос. – Вам не кажется, что вас сегодня слишком много на территории Свободных Джаффа? Или тау’ри всегда ходят стадом?
- Если вы ищете проблем, я могу их вам устроить прямо сейчас, - адмиралу было откровенно влом что-то доказывать и объяснять в край обнаглевшим джаффа на маленьких корабликах. И не страшно им наезжать на линейный корабль... - Если же кто-то из вас хочет говорить предметно и имеет полномочия, то приглашаю подняться на борт моего корабля.
- Я Зенар, уполномоченный член Совета Свободных Джаффа! – почти торжественно объявил тот же голос, прерываемый шумными помехами, но еще раздражительнее был крайне заметный акцент. – Я здесь, чтобы выяснить цели вашего прибытия на нашу территорию!
- Да мне насрать, кто ты, - раздражённо ответил адмирал. - И не моя проблема, что у вас левая рука не знает, что делает правая. Мой крейсер не сдвинется отсюда ни на метр, пока сюда не вернётся один из ваших джаффа, улетевший за кораблём с людьми, которых он встретил на вашей планете.
- Этот джаффа обвиняется в преступлении против правительства планеты Чулак! – ответил голос, проигнорировав грубость в его адрес. – Он не имеет какого-либо права общаться с вами и что-то вам обещать. Этот джаффа находится в розыске, а вы, повторяю, вторглись на территорию Свободных Джаффа! Я предлагаю вам объясниться!
- Я сам решу, с кем буду разговаривать, а с кем - нет. Болтовню про права можете забыть, - жёстко ответил адмирал. Этот джаффа определённо имел талант действовать людям на нервы...
- У вас есть полторы минуты, чтобы объяснить, что вам непонятно в моём ответе. Если через это время я не услышу внятный ответ на поставленный вопрос, я разнесу к чертям ваши челноки. Время пошло!
- Это объявление войны государству Свободных Джаффа! – голос почти что прошипел эти слова. – Вы вторглись на нашу территорию и смеете еще и дерзить! Ваше поведение будет расценено как агрессия!
- Не тратьте время, у вас его мало, - сухо произнёс адмирал. - я повторяю вопрос, что вам надо от моего корабля, и что было непонятно в моём ответе?!
Тёмная громадина крейсера продолжала висеть на одном месте.
- Мне неинтересны ваши подковёрные игры, и я уничтожу любого, кто будет мне угрожать. Либо вы имеете полномочия, и ведетё себя соответствующе, либо через минуту вы будете мертвы.
- Какие же вы наглые, тау’ри! – снова зашипел голос невидимого собеседника. – Ну так знайте же – ваша дерзость скоро будет наказана. У вас есть совсем немного времени помолиться вашим богам и подумать о своем поведении!
После чего челноки стали удаляться от корабля с явным намерением улизнуть в гиперпространство (чтобы, скорее всего, привести за собой группу поддержки).
- Всё может быть… - медленно и спокойно процедил по связи адмирал. Мысленно же, одновременно с этим, он отдал Икару совершенно другую команду.
Не стоило этим джаффа так сильно приближаться к земному крейсеру и при этом так вызывающе себя вести.
- Лазерным батареям - огонь на поражение!
Адмирал ещё не закончил говорить, а принявший команду Икар уже открыл огонь. Пучки когерентного излучения из всех способных стрелять тяжёлых лазеров со скоростью света понеслись к уходящим ал'кешам, и их невозможно было обнаружить раньше попадания.
Скромным шаттлам-разведчикам более чем не повезло: тьма космоса на миг озарилась двумя маленькими, но яркими вспышками, которые тут же угасли, оставив после себя лишь мелкий космический мусор, который когда-нибудь попадет в гравитационное поле планеты и упадет на ее испещренную кратерами поверхность. Разведчики не вернутся на Чулак, и когда это станет известно, к незнакомцам нагрянут ребята посерьезнее.

0

39

Но вдруг что-то явно пошло не так. Се’так ужасно медлительно настраивал курс возврата, непростительно долго – за эти несколько секунд маленький челнок могли расстрелять практически в упор. И тут Шетун вскрикнула, указывая на плоскую панель радара – на ней отчетливо обозначился новый объект многоугольной формы, который был прекрасно знаком всем джаффа. Именно такая иконка была характерна для гоа’улдских кораблей-ха’таков. Он появился внезапно, на расстоянии чуть более трехсот тысяч километров от флагмана незнакомцев, и это расстояние стремительно сокращалось. Видимо, ха’так расценил вражеский флагман как реальную угрозу – по сравнению с маленьким челноком, зависшим в пространстве.
- Это наш шанс! – обрадовался Се’так. – Пока они передерутся, мы успеем улететь!
И тут он резко отдернул руки от панели, засветившейся мягким желтым светом.
- «Победоносный» вызывает оборону Хак’тила, - прокаркал чей-то резкий голос в динамике сквозь помехи связи. – Ответьте немедленно!
Для людей эта фраза прозвучала как набор отрывистых шипящих звуков, однако Се’так мгновенно оживился и воскликнул:
- Это наши! Скорее всего, из столичного мира! Видимо, с Хак’тила успели послать сигнал бедствия! Но почему всего один?...
Тотчас из гиперпространства вынырнули еще три таких же корабля-звезды, образовавшие что-то вроде клина позади первого хак’така.
- Надо ответить! – напомнила Шетун. – Сказать, что мы живы и ждем помощи.
- Да, точно, - согласился Се’так. – Где здесь связь активировать?... Кажется, вот. «Победоносный», вы меня слышите? Я - Се’так из Верховного Совета планеты Чулак! Со мной моя помощница Шетун, адепт школы Сестер Хак’тила. Нам нужна помощь!
- Я – верховный командующий Дерран с Дакары, прибыл незамедлительно после сообщения о нападении гоа’улдов! – прокаркал тот же резкий голос.
- Гоа’улдов?! – удивился Се’так. – Здесь не было гоа’улдов! Я имею все основания полагать, что ответственность за Хак’тил лежит на тех, кто прибыл на незнакомых нам кораблях.
- Нет времени на споры! Присоединяйтесь к нам или улетайте, но не мешайтесь! – отрезал верховный командующий и отключился. Одновременно с этим две вспышки в черноте космоса оповестили о появлении еще двух ха’таков поддержки.
- Очень мило, - фыркнул Се’так, вспоминая узкое строгое лицо верховного командующего Дакарой, с которым он виделся едва ли пару раз в жизни. – Эй, тау’ри. Прибыла помощь из нашего столичного мира. Если это сам верховный командующий, то случилось нечто экстраординарное. То есть, я хочу сказать, война с гоа’улдами давно закончилась, и никто не ожидал, что на Хак’тил нападут. Кроме гоа’улдов. никто не мог уничтожить три корабля обороны. Думаю, нам стоит переждать в ангаре их флагмана, а после безопасно спуститься на Хак’тил, чтобы доставить вас через Врата в мир, откуда вы пришли. Что касается других тау’ри – помощь с Дакары будет весьма кстати. Тем более я все еще хочу знать, что здесь произошло, и откуда у гоа’улдов новые корабли.
Оценив ситуацию, адмирал Флота Ищущих приказал отступать. Один за другим корабли погружались в иное пространство, отправлялись на границы этой системы. Кроме одного - фрегат Чах получил приказ найти и уничтожить Врата на Хак’тиле. Это было опасным заданием, но уверенности в его выполнении было достаточно, в конце концов, один Азим Шак Тадар стоил многого. Это не было прописано в тактике действий на случай атаки, но хороший адмирал не тот, кто следует инструкциям, а тот, кто думает своей головой.
Информация, которую передали Индринии, была очень интересна. Люди родом с колыбели человечества среди одного из глав восставших модифицированных рабов ложных богов! Расскажи ему это кто-нибудь пару недель назад, он бы посмеялся над глупой шуткой. Однако вселенная - удивительная вещь. Из информации было также известно, что у корабля собратьев проблемы с двигателем. Знай именно, где расположена система, дипломаты Собора мигом бы отправились туда! Хоть авантюрная попытка взять собратьев в плен мягкой силой обернулась неудачей, сами по себе они не несли никакой ценности, только источник информации и, конечно, потенциальные посланцы доброй воли. Конечно, глава восставших был интересен, но он бы при встрече только мешался. Можно было его не отдавать, но выбор был из двух зол, эти пилоты с маленькой буквы «п» не были даже пилотами. Можно, конечно, отправить одного из своих пилотов вместе с людьми, передав знания в их головы с помощью Индринии, некомпетентный адмирал бы так и сделал. Но адмирал Тар Кев Мад был не из таких. Неизвестно, как бы собратья отреагировали на предложение. Они могли и убить пилота. Но это дела прошлого, сейчас дела настоящего.
Как только все корабли исчезли в ином пространстве, адмирал начал составлять новый план действий. По прибытии адмирал Флотилии Возмездия немедленно выйдет на связь. Несмотря на разницу в возрасте, адмирал Возмездия был всегда горяч и рвался в бой, действия Тар Кев Мады привели бы его в ярость. На вопрос адмирал Ищущих, почему этого собрата по воинскому делу так и не отправили в запас, не хотел знать ответа. План же был прост и незатейлив. После того, как флот рабов покинет систему, он вернется и высадит полноценный десант. Захватив достаточно пленных, они исчезнут, как тени, не оставив и следов своего пребывания. Адмиралу Флотилии Возмездия придется отправить корабль к основным силам. Там, получив информацию о таком подарке Вселенной, разберутся, что делать. Как только корабль адмирала Тар Кев Мады вышел из иного пространства, с ним сразу же вышел на связь адмирал Возмездия.
- Тар! Какого чула ты решил отступить? Информация о нас не должна распространиться! - "поздоровался" адмирал.
- После того, как ты узнаешь, ради чего я это сделал, надобность скрываться у нас отпадет, - спокойно ответил Кев.
- Я весь внимание! Но учти! Если твои данные ничего не стоят, я лично буду настаивать на твоей отставке! – негодуя, ответил он.
Другого Мад и не ожидал.
А тем временем (или временем раньше, в ином пространстве время удлиняется несколько раз) фрегат Чах, выйдя из иного пространства в атмосфере планеты Хак’тил, отправил десантные транспорты на поверхность. Задача была и не простая, и время играло против солдат Ахтабара.  На каждом транспорте находилось по шесть человек, два отряда, одним из которых командовал Азим, шестым членом каждого отряда была Индриния специально прилепленная для этого задания. Так как высаживать солдат через транспортники долго, капитан корабля решил отправить отряды на разведку.
- Вперед, вперед, вперед! Построение полукруг! Дистанция три метра! Масша! Держаться за моей спиной! - начал раздавать приказы Шак. Как только отряд принял боевое построение, второй отряд доложил о готовности.
Так начинается сама дерзкая военная операция на памяти Тадара, и выберется ли он живым вместе со своими солдатами, покажет время.
Пока на орбите бунтующие рабы упрашивали "гайдзинов", Тадар вместе со своим отрядом продвигались по лесной зоне на встречу с другим отрядом. Индринии, взятые на это задание, работали в качестве радара, никакое разумное существо не могло приблизиться к солдатам Собора, чтобы при этом не быть обнаруженным. После того, как десант был высажен, Фрегат совершил прыжок к полярным шапкам Хак’тила. Капитан корабля не был уполномочен на подобное, но внутреннее чутье подсказывало, если не занять противника на орбите, быть беде.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Пандора » Эпизод 6 - Чужая война