Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 001 - Stargate: Iteration » Эпизод 3 - Невидимый враг


Эпизод 3 - Невидимый враг

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Эпизод основан на реальных событиях.

Эта история началась в самый обычный день, когда Чед Ремси сел в маршрутку в Босваше, откинулся на спинку кресла и почувствовал весьма болезненный угол под правой лопаткой. Собственно, сядь он на соседнее место или вообще в другую маршрутку – и не случилась бы последовавшая за этим череда событий, но у отрядов ЗВ ничего не бывает гладко, даже простые поездки в ближайший город.
Кстати, о поездках.
Со времен страшных событий на подводной лодке «Макей» спасшиеся из гибнущего Империума беженцы были размещены на базе, носящей название «Неонополис» и пользовавшейся весьма дурной репутацией «гиблого места». Условная жилая граница Босваша огибала территорию базы по дуге на расстоянии пятидесяти километров от главного корпуса, и по всему периметру этот объект хорошо охранялся синтетическими солдатами Вейланд-Ютани.  Наши герои были предварительно оставлены на попечение доктора Гарсии, и обе стороны были от этого вовсе не в восторге. Гарсия цеплялся к каждому решению, принятому генералом Хаммондом без его ведома, и уже успел расплеваться с Родни МакКеем. Впрочем, отряды ЗВ платили ему тем же.
Первое, что сделал Вейланд относительно интеграции нежданных гостей в проект – всех поголовно понизил в звании на одну ступень. То есть, оба генерала – Лэндри и Хаммонд – сейчас числились лейтенант-полковниками, Саманта – капитаном, О’Нилл – майором, а Эйден Форд – вообще кадетом. Обиженные ЗВшники поначалу дулись и игнорировали приказы Гарсии, но потом свыклись и даже стали входить во вкус своей новой работы. Между собой они по-прежнему именовали Лэндри и Хаммонда генералами, да и друг друга тоже – по старым званиям. Это было как делом привычки, так и своеобразным вызовом Вейланду.
Карсон Беккет облюбовал маленькую лабораторию при медпункте, куда периодически к месту и не к месту влезал МакКей, Кэролин Лэм устроилась на должность ассистентки главного врача базы. И все равно оставалась главная проблема: ЗВшников было слишком много, и всех надо было куда-то девать. Поначалу условно было сформировано два отряда, в отряд ЗВ-1 вошли О’Нилл, Саманта, Дэниел и Джонас Куинн. Второй отряд (ЗВ-2) представляли Камерон Митчелл, Дэвид Харрингтон и Чед Ремси. Двух последних Митчелл набрал себе в команду еще в Империуме и не хотел никаких изменений. Официальным координатором действий этих двух отрядов был назначен генерал (то есть, официально лейтенант-полковник) Генри Лэндри, а что касается Хаммонда – ему поручили… хм… впрочем, об этом после.
Уолтера Харримана посадили, разумеется, отвечать за открытие-закрытие Врат – он сам вызвался на эту должность, что неудивительно – именно этим он занимался на старой Шайеннской базе и на новой базе на Меркурии. Родни МакКей некоторое время слонялся без дела, потому что разругался с Гарсией, но вскоре и ему нашли применение – для гениев всегда есть работа.
С генералом Хаммондом вообще вышла отдельная история. Услышав рассказы о некоем бункере Древних в Антарктиде, Гарсия собрался тут же послать туда Хаммонда и кое-кого еще из «попаданцев», но тут уже Джон Шеппард был решительно против. Да и Хаммонд не горел желанием заниматься тем же, чем занимался полгода в Империуме – вся его «антарктическая» команда встала рогом и наотрез отказалась возвращаться в холода. Гарсия поначалу приказывал, потом угрожал, потом кричал, но ЗВшники проявили удивительную единогласную упертость, которую поддержали даже те, кого, в общем-то, и не собирались отправлять в Антарктиду. Короче говоря, вопрос с Антарктидой пока отложили, хотя с тех пор между Хаммондом и Гарсией вспыхнули особо «дружеские» отношения, а с кредитных карт всех «бунтарей» внезапно исчезла почти треть общей суммы. На возмущенный вопрос Камерона Митчелла «За что?!» Гарсия хитро ответил: «За попытку саботажа». Митчелл надулся, но спорить с Гарсией перестал.
Так возникло еще три отряда. В ЗВ-3 вошли: Джон Шеппард, Эйден Форд, Радек Зеленка (этого взяли потому, что так захотел Шеппард) и Эван Лорн. Четвертый отряд… ну, формально он в миссиях не участвовал и числился условно, как запасной. Его возглавлял полковник (уже майор) Стивен Колдвелл, и задачей этого отряда было обеспечивать воздушную безопасность базы. Этот отряд был самым многочисленным, и под началом Колдвелла оказалось не меньше двадцати человек. Пятый отряд занимался тем же, что четвертый, и его возглавлял Джордж Хаммонд, имевший немалый опыт в полетных операциях. В пятый отряд также вошли Джейкоб Картер, бывший военный, и, как ни странно, Вала Мал Доран. Последняя наотрез отказалась покидать базу, поскольку, когда выяснилось, что на дворе 2230 год, Вала распсиховалась и заявила, что боится одна странствовать по Галактике в незнакомом мире. Митчелл предположил, что на самом деле она просто поняла, что ее и здесь неплохо кормят, поэтому решила остаться. Саманта оказалась более проницательна и сообразила, что Вала просто положила глаз на Дэниела. Но так или иначе, эта решительная девица осталась на базе. Гарсия поначалу решительно отстранил ее от военных операций, заявив, что пора пополнить штат уборщиц, но Вала устроила истерику и выпросила себе право хотя бы попробовать сделать несколько кругов над базой на новом «стелсе». С ней в кабине находился синтетик, который контролировал все ее действия (хотя, разумеется, ему велели больше заботиться о машине), но Вала показала себя довольно сносным пилотом, и Гарсия неохотно оставил ее в составе команды генерала Хаммонда. До первого прокола, как сказал он.
Иногда ЗВшники вели разговоры с эльдарами, которых поселили обособленно, в небольшом купольном поселении на территории базы. Однако ходить по постапокалиптическому ландшафту базы никому не нравилось, поэтому в гости к эльдарам наведывались редко.
Еще остались нерешенными вопросы с доктором Альбертом Вескером и Урсулаи. Вампирессу Гарсия без промедления записал в «штат уборщиц» и пригрозил забрать на опыты, если будет плохо вытирать пыль в его кабинете. Урсулаи оказалась не дурой и поняла, что «на опыты» она попадет к старому знакомому МакКею, поэтому в своей первый же рабочий день навела в кабинете Гарсии такой бардак, что научный руководитель ЗВшников рвал и метал, разве что не плевался плазмой, угрожая Урсулаи всеми бедами Галактики. Психанув, девушка убежала куда-то прямо сквозь стену его кабинета, и озадаченный Гарсия, увидев такой трюк, присмирел и позже позволил Урсулаи остаться «с испытательным сроком», а сам уже планировал, как бы украсть ее и изучить. Впрочем, не прошло и двух недель, как Урри сама исчезла, и генерал Лэндри предположил, что она отправилась искать своего потерянного друга. Урсулаи никто даже не пытался искать – да и как найти человека без документов на огромной планете с населением 10 миллиардов?... Впрочем, вскоре Камерон Митчелл обнаружил пропажу своей кредитной карты, и ни у кого не возникло сомнений, куда она могла исчезнуть. Гарсия долго ругался и на Митчелла, и на Урсулаи, которая уже не могла его слышать, но попытки найти ее по номеру карты ни к чему не привели – то ли Урри не пользовалась картой Митчелла, то ли карту украла и вовсе не она. В любом случае, девушку пока решили оставить в покое. Вескера пристроили к маленькой зоолаборатории этажом выше, но он охотнее проводил время с Бекетом и Кэролин Лэм, попутно изучая ксеноморфов.
И хоть у каждого отряда был свой командир, никаких привилегий и реальной власти ни Хаммонд, ни О’Нилл не имели. Всем заправлял Гарсия, и мнение даже рядового охранника он расценивал выше, чем мнение того же Лэндри. Поэтому, хоть Колдвелл и считался командиром ЗВ-4, Гарсия дал ему четко понять, что никакой он не командир и считается таковым только потому, что его слушается вся его братия, и «надо же кому-то обучать кадетов». Он не переставал намекать Колдвеллу и Хаммонду, что пусть только попробуют разбить истребитель или еще где-нибудь напортачить – отправятся до конца жизни убирать тарелки в столовой.
Таким образом, на этаже, отведенном чуть ниже уровня земли для проекта «Звездные Врата», наши герои постепенно обживались и входили в ритм новой жизни, не оставляя надежд когда-нибудь вернуться в свой мир. Они уже стали, к великому неудовольствию Гарсии, преобразовывать этаж под свои интересы: делать своевольную перестановку мебели, на корпоративные деньги заказывать какие-то картинки на стены, распечатывать наглядные пособия для брифингов… Гарсия ворчал на тему того, что, мол, они пока еще не сделали ничего полезного, а потратили кучу бабла, выданного им в качестве аванса на корпоративные кредитные карты, но ЗВшники и не думали останавливаться. Формально они ничего не нарушали и не делали ничего такого, что следовало бы донести до сведения Вейланда, но всеми своими действиями нередко выводили Гарсию из себя. И все же пока самым серьезным их проступком оказалась надпись в мужском туалете «Гарсия лох», что не было бы замечено самим Гарсией, не сообщи ему об этом уборщица. Гарсия, надо отдать ему должное, не стал устраивать разборки из-за такой ерунды, но ходил несколько дней мрачнее тучи – особенно его злило, что вычислить хулигана так и не удалось, а надпись была сделана органическим маркером и так просто не смывалась – пришлось использовать кислотные растворители.
Вот так, чередуя шутки и страдания по дому, ЗВшники постепенно привыкали к новой жизни и новому начальству. У них уже было несколько пробных миссий на ближайшие планеты с помощью Звездных Врат, и компьютер постепенно стал заполняться адресами новых планет… Но еще ничего крупномасштабного им не поручали. В перерыве между миссиями они читали информацию о мире, учились пользоваться компьютерами, телефонами и электронными книгами, а также новыми чудесами техники, о которых в 21 веке еще помыслить не могли. По вечерам Дэниел Джексон рассказывал всем желающим мировую историю – что случилось за те 200 лет, что они пропустили. Немало волновал всех вопрос, существовали ли в этой реальности их двойники в прошлом и их потомки, но эта информация тщательно скрывалась от них, чем еще больше разжигала интерес. Несколько раз им позволяли выезжать в город – в Босваш – для знакомства с миром. В первой поездке их сопровождали синтетики, но потом Гарсия решил, что «уже не маленькие, сами разберетесь», и ЗВшники, осмелев, стали ездить по двое-трое в кино, за покупками и просто погулять.
И вот, спустя месяц после событий на «Макее», Чед Ремси, молодой парень-механик из отряда Камерона Митчелла, один поехал в Босваш за какими-то запчастями для робота-разведчика, которых не было на базе. Его еще дополнительно нагрузили заданиями купить провод для электронного планшета для Саманты, колбы с какой-то редкой маркировкой для Альберта Вескера, антипылевой коврик для Уолтера Харримана, какие-то комнатные цветочки для Кэролин Лэм и магаданский сыр для Родни МакКея. В последний момент, когда Ремси уже заходил в лифт, примчался О’Нилл и попросил две бутылки пива «Гиннес» - для себя и генерала Хаммонда – если таковое вообще есть в продаже.
Пива Ремси не нашел, поскольку просто потерялся в огромных, как город, супермаркетах, но нашел какое-то другое пиво и почти все, что ему заказывали и, набрав в два раза больше, уселся в маршрутку, нагруженный бумажными пакетами. С этого-то момента и начинается наша история.

* * *

Ремси ойкнул и тут же вскочил, уронив пакеты на сидящего впереди пассажира. Извинившись, Ремси подобрал покупки и снова осторожно сел, оглядывая спинку кресла. В ней торчала едва заметная металлическая игла. Ремси осторожно вытащил ее из спинки, повертел в руках и ничего необычного не обнаружил. Игла в спинке кресла в маршрутке… странно, но, в общем-то, мало ли что бывает. Боль от укола под правой лопаткой почти прошла, однако Ремси заметил кое-что странное в сочленении сиденья и спинки – там торчал листок бумаги формата чуть меньше А5. Заинтересовавшись, он вытащил листок и увидел, что на нем от руки криво написаны слова: «Добро пожаловать в семью». Ремси не был уверен, что эта записка имеет какое-либо отношение к игле, на которую он напоролся, но его охватили дурные предчувствия. Он приколол иглу к листку, осторожно свернул его и сунул в пакет с покупками. Надо будет показать это Беккету или Кэролин.
Вернувшись на базу (у границы Босваша его ждала корпоративная тарантайка – на такой рабочие перемещались по территории базы), он отдал пакеты радостно встретившим его товарищам, выслушал разочарованный гул О’Нилла о том, что пива «Гиннес» больше не выпускают, и направился в медпункт, где рассказал Беккету о случившемся.
Беккет задумчиво почесал в затылке и попросил Ремси снять рубашку. Осмотрев его спину, он сообщил, что видит небольшую ранку от укола, но никаких других повреждений нет, а что касается иглы…
- Ну оставь, я посмотрю, - сказал он. – Ты себя вообще как чувствуешь?
Ремси передернул плечами.
- Нормально, - ответил он. – Но ты проверь, не было ли на иголке какого-нибудь яда.
- Окей, - согласился Беккет. – Если почувствуешь себя хуже – приходи.
Когда Ремси ушел, Беккет рассказал об игле и странной записке коллегам по медпункту – Кэролин Лэм и Альберту Вескеру. Лэм шепнула Радеку Зеленке, который как раз мимо проходил, Зеленка за обедом рассказал Шеппарду и МакКею, а МакКей уже растрезвонил кому ни попадя. Вскоре о происшествии с Ремси знал почти весь состав ЗВ-отрядов.
- Нам стоит беспокоиться, только если записка имеет отношение к иголке, - сказал на это генерал Лэндри. – Вполне возможно, это просто совпадение – кто-то не очень культурный не донес листок до мусорки.
- А иголка в спинке что делала? – спросил Митчелл.
- Чья-то глупая шутка, - предположил Лэндри. - Может быть, кнопки на стул преподам уже не в моде. В любом случае, мы дождемся ответа от доктора Беккета. Карсон, что там у вас?...
Беккет смотрел иглу под микроскопом на разном увеличении, даже сунул ее в какое-то вещество-индикатор, но ничего, кроме обычных микробов, обитающих везде, не нашел.
- Скорее всего, случайность, - сделал вывод О’Нилл, чем несказанно успокоил Ремси.
Все разбрелись по базе, и еще три часа никто конкретно ничем не занимался, разве что О’Нилл с Хаммондом втайне от Гарсии продегустировали новое пиво и нашли его крайне отвратительным.
А к вечеру у Ремси поднялась температура, которая через час переросла в сильный жар, и Саманта, заметив его состояние, тут же отвела его к Беккету. Бегло осмотрев Ремси, Беккет дал ему старый добрый парацетамол и велел полежать на кушетке, пока он возьмет у него кровь на анализ.
- Что это – отравление? – уточнил Митчелл, отведя Беккета в сторонку. Он больше всех был обеспокоен состоянием Ремси, все-таки тот состоял в его отряде.
- Э… нет, - Беккет выглядел слегка растерянным. – У Ремси начался озноб, температура 39, резкий упадок сил, слезятся глаза. На отравление не похоже, и я сказал бы, что это обычный грипп.
- Грипп? – удивился Митчелл.
- По симптомам – да, но я смогу сказать точнее, когда проверю кровь. Господа…  и дамы, попрошу вас здесь не толпиться, - обратился он к толпе ЗВшников, наводнивших медпункт. – Я вам сообщу, когда будут результаты.
ЗВшники стали понемногу расходиться, и только Митчелл не отставал с расспросами, пока Кэролин Лэм решительно не выпроводила его за дверь.
- Скорее всего, - сказала она ему напоследок, - у Ремси действительно грипп. Но не стоит волноваться – он выздоровеет, не в Средневековье живем.
Она улыбнулась ему, и Митчелл почувствовал небольшое облегчение. Если врачи не паникуют – это уже хороший знак. Тем временем Кэролин помогла Ремси подняться и перелечь в герметичную капсулу с искусственной атмосферой – круглый цилиндр, где содержали больных в тяжелом состоянии. У Ремси пока состояние не диагностировалось как тяжелое, но Кэролин боялась, что кто-нибудь заразится от Ремси вирусом предполагаемого гриппа. Тем более, в капсуле воздух был намного чище и здоровее, чем в медпункте, а еще пациента можно было погрузить в искусственный сон. Впрочем, Ремси и сам заснул, едва улегся на мягкое дно медицинской капсулы. На экранах, подключенных к капсуле, тут же поползли диаграммы его жизненных показателей.
Беккет отнес шприц с кровью Ремси в соседнюю комнату и выдавил на предметное стекло пару капель. А за много сотен километров отсюда происходили совсем другие, но не менее интересные события…

0

2

Вескер воспринял приказ без особого интереса. Работа - ну и работа. Альберт мог быть вершителем судеб мира, он работал на "Амбреллу" и имперскую лабораторию "Вирусологическая", его боялись все спецслужбы Америки... Теперь он ждал, когда принесут те самые... с маркировкой...
Впрочем, как и следовало ожидать, купленные для Вескера колбы куда-то засунули и временно забыли, да и про самого Вескера никто не вспоминал до поры до времени. Формально Вескера присоединили к зоологической лаборатории этажом выше, где ныне жил его новый питомец – ксеноморф, развившийся из яйца лицехвата, выбравшего Вескера в качестве инкубатора на подводной лодке. Извлеченного из грудной клетки Вескера зародыша шутки ради подарили доктору, и теперь маленький ксеноморф постепенно рос в титановой клетке и даже условно носил какое-то имя.
Вескер некоторое время проводил на этаже, отведенном для проекта «Звездных Врат», однако друзей так по-прежнему и не завел (впрочем, он в них и не нуждался). Кое-кто из ЗВ знал о дурной репутации «доктора Зло» и растрепал об этом всем, кто еще не был в курсе. Карсон Беккет, который контактировал с Вескером больше остальных (в конце концов, они пользовались одним инвентарем) относился к нему вполне сносно, однако Кэролин Лэм, большую часть времени проводившая за стенкой, в медпункте, Вескера терпеть не могла. Чем была вызвана эта неприязнь – сложно было сказать, но теплых чувству к Вескеру никто не испытывал.
После происшествия с Ремси доктор Беккет по внутренней связи попросил Вескера зайти в медпункт и показал ему кровь, взятую у нового пациента.
- Ничего не понимаю, - рассказывал Беккет, держа в руках пробирку с кровью. – Парень внезапно свалился с температурой, я нашел у него в крови обычный вирус гриппа, но его организм отчего-то совсем не борется с ним! Есть, правда, кое-что довольно странное, - и он рассказал Вескеру об игле, которую принес Ремси. – На этой иголке никаких следов вирусов, просто кое-какие обычные бактерии, не представляющие угрозы для жизни. Словно иголка и ни при чем. Но совпадение. согласитесь, странное. Я бы попросил вас поговорить с вашим начальством – может, они согласятся закупить какие-нибудь иммуностимуляторы – в этом медпункте, кроме клизмы, ничего нет!
Конечно, Беккет преувеличивал, но богатством медикаментов медпункт «Звездных Врат» не блистал.
- Вы его только клизмой не лечите,  - произнёс Вескер , - а то ещё что-нибудь пойдёт. Если бы я находился в двадцатом - двадцать первом веках, то предположил бы СПИД.
Вескер направился в свою лабораторию - только оттуда по передатчику можно было связаться с начальством и попросить те самые препараты. Доктор, как мрачная тень, вошёл в лабораторию, где его уже ждал сидящий в клетке Тулса Дум - так звали ксеноморфа. Вескер прошёл мимо клетки  и Тулса,  словно собака, завилял хвостом, требуя корм. Вескер покормил чудовище, после чего через передатчик отправил сообщение об иммуностимуляторах.
После его ухода Беккет только развел руками. У него мелькнула та же мысль, что высказал Вескер, но СПИД был известен еще в двадцатом веке и обнаруживался при анализе крови, но он, Беккет, не заметил никаких следов вирусов на иголке и в крови Ремси. Однако его состояние было таким, будто иммунная система совсем не работала. Что же это за болезнь такая, которая развивается ударными темпами и никак не диагностируется?... Впрочем, оставался еще вариант, что иголка, найденная в маршрутке, все же ни при чем, и Ремси носил в себе опасный вирус несколько месяцев. Если это и так – где же он?...
- Возможно, это просто тяжелая форма гриппа, - предположила Кэролин Лэм. – Я нашла какие-то капсулы с содержанием интерферона, дала ему десять минут назад.
- И как он? – спросил Беккет.
- Заснул. Совсем без сил, - Кэролин покачала головой. – Все симптомы гриппа налицо.
- Доктор Вескер предположил, что Ремси мог где-то подцепить вирус СПИДа, - сказал Беккет.
Кэролин фыркнула. К мнению Вескера она относилась крайне негативно.
- Глупости, - решительно сказала она. – Вы не увидели в его крови ничего подобного?
- Нет, только грипп.
- Обычный грипп?
- Самый обычный грипп. Поэтому меня и удивляет его состояние – парню совсем не становится лучше. Его организм словно совсем не борется с обычным вирусом гриппа! – Беккет наконец решился сказать то, что его больше всего беспокоило.
- А с анализом крови… есть что-нибудь необычное?
- Ну… вирус реплицируется, но с вполне нормальной скоростью. Единственная странность заключается в том, что иммунная система его не подавляет. Дайте мне тот препарат, что вы дали Ремси – посмотрю, какую реакцию он окажет на зараженную кровь.
Кэролин принесла ему упаковку интерфероновых капсул и пошла смотреть, как там Ремси. Беккет удалился в свою лабораторию.
Реакция Гарсии оказалась довольно подозрительной. Начальник базы тут же связался с медпунктом по голосовой связи - видеосвязью он не пользовался принципиально что ли - и спросил в лоб:
- Кто и во что вляпался настолько, что ему нужны иммуностимуляторы?
Как назло, в медпункте была одна Лэм, которая еще не пришла в себя после «бредового», как она считала, заявления Вескера.
- Добрый день, доктор Гарсия, - бросила она таким тоном, каким вполне можно было бы сказать: «Идите к черту». – Позвольте узнать, здесь так принято – снабжать медпункт только перекисью водорода и жевательными резинками?...
Услышав, что Кэролин с кем-то разговаривает, Беккет почувствовал неладное и вовремя выбежал в медпункт. Догадавшись, что это Гарсия, он чертыхнулся про себя (он-то рассчитывал, что Вескер все уладит, и ему с Кэролин не придется контактировать с Гарсией) и, мягко отстранив Кэролин, поспешил вмешаться:
- Доктор Гарсия! Говорит Карсон Беккет. Прошу прощения, у нас тут недоразумение, - затараторил он, надеясь удалить ситуацию. – Один наш сотрудник тяжело заболел, и нам нужны медикаменты, однако  контактов службы снабжения у нас нет, поэтому мы обратились к вам… Можно ведь, да?... – неуверенно закончил он.
- Нет, - довольно лаконично бесцветным тоном ответил руководитель. Понятия не имея о его выражении лица, нельзя было сказать, чувствовал ли он злорадство, сочувствие или же буднично выполнял свою работу. - Эта база не приспособлена для длительного содержания  тяжело раненых или заболевших сотрудников. Если он действительно тяжело заболел, то его придется ввести в гибернацию и перевезти в Босваш в корпоративный госпиталь. Подготовьте необходимые бумаги и свяжитесь с ближайшим корпоративным госпиталем. - На это связь оборвалась, о чем сообщил противный короткий сигнал. Гиганту научной мысли явно было не до рабочих гномов.
Беккет возвел глаза к потолку.
- Я так и знала, что помощи от него не дождешься, - сказала Кэролин, скрестив на груди руки.
- Надо было помалкивать, а не лезть с комментариями, - накинулся на нее Беккет.
Пару минут продолжалась перепалка, после чего Кэролин предложила поискать контакты снабженческой службы. Вызвали Саманту – из всех ЗВшников она лучше всех разбиралась в новых компьютерах. После коллективных поисков выяснилось, что службы снабжения не существует, есть некий отдел поставок, который в субботу не работает. Здорово.
- Что будем делать? – задал главный вопрос подошедший следом за Самантой Камерон Митчелл.
- Мы можем закупить все сами в городе, - предложила Саманта. – Карсон, вы можете написать перечень всего, что понадобится?...
- Я-то могу, - согласился Беккет, - но Гарсия взбесится, когда узнает, что кто-то без его ведома ушел с базы. А он узнает.
- Значит, надо будет его отвлечь, - сделал вывод Митчелл. – Кто пойдет?...
Желающих не было. Вздохнув, Беккет взял маленькое переговорное устройство и набрал номер лаборатории, где обитал Альберт Вескер.
- Чем могу помочь? - по голосу Вескера было понятно, что эту фразу он не произносил с подросткового возраста. - Это по поводу той болячки? Иммунопрепараты доставили или нет?
- Э… ну, нет, - замялся Беккет. – Вы не могли бы спуститься к нам, доктор? Если мы вас не отвлекаем, конечно.
- Сейчас, - мрачно ответил Вескер и, посмотрев напоследок на Тулсу Дума , который слюнявил кислотой килотопрочный пол в клетке, пошёл спускаться.
Саманта обернулась к Камерону Митчеллу.
- Кэм, - сказала она. – Надо найти Джека и Дэниела. Приведи их сюда, пожалуйста. И Джонаса, если он поблизости.
Митчелл кивнул.
- Может, Хаммонду сказать? – предложил он.
- Не надо. Попробуем справиться сами.
Камерон хмыкнул и тихонько вышел из медпункта. Саманта заглянула через маленькое окошко в капсулу, в которой мирно спал Ремси, затем завела разговор с Кэролин Лэм о его состоянии. Минут десять ничего не происходило, как вдруг за дверями послышался топот множества ног.
«Охранники!» - мелькнула у Саманты мысль, но вместо ожидаемых охранников в медпункт вломилась целая толпа…
Как оказалось, Камерон Митчелл притащил с собой не только О’Нилла, Дэниела и Джонаса, но еще Харрингтона и… Родни МакКея. Последний запыхался, но прямо-таки светился энтузиазмом.
- Он сам прицепился, - развел руками Камерон, отвечая на вопросительный взгляд Саманты. – Говорит, все равно делать нечего.
- Ничего я такого не говорил! – вяло возмутился МакКей. – Просто шел в этом направлении.
- Ладно, господа, - сказала Саманта, прерывая все споры. - Роли для всех найдутся. Доктор МакКей... Родни, вы в курсе, что произошло?...
- Тот мелкий парень заболел, - пожал плечами МакКей.
- «Того мелкого парня» зовут Чед Ремси, - прохладно сказал Митчелл.
- Ну да. У меня плохая память на имена, - развел руками МакКей.
- Картер, к чему была такая срочность? – лениво осведомился О’Нилл. – Уже семь часов вечера.
- Можно подумать, мы собираемся спать, - хихикнул Джонас.
- Ремси в порядке? – спросил одновременно с ним Дэниел.
- Потише, уважаемые, - попросил Карсон Беккет. – Давайте по порядку. Я и доктор Лэм… - Кэролин согласно кивнула. – Следим за состоянием Ремси и уверены, что он поправится, но… требуются кое-какие медикаменты, которых в нашем блестящем медпункте не найти.
- А если заказать? – предложил Джонас.
- Заказ придет в лучшем случае через три дня, а к этому времени состояние Ремси может ухудшиться, - ответила Кэролин.
«Если он вообще проживет еще хотя бы сутки», - мысленно добавила она.
- Поэтому, - продолжила девушка, - необходимо прямо сейчас отправиться в город и закупить то, что мы с доктором Беккетом напишем для вас.
- Да без проблем, - пожал плечами О’Нилл. – Я уже готов, если что.
- Есть одна проблема, - сказала Саманта. – Как ты правильно сказал, Джек, уже семь часов. Нас просто не выпустят с базы.
- Почему это?! – возмутился О’Нилл.
- Как говорится, не положено.
- А если объяснить, что дело срочное? – предложил Дэниел. – Рассказать всю правду – что нужны медикаменты и все такое?...
- Мы уже говорили по этому поводу с Гарсией, - мрачно сообщила Кэролин. – Этот ос… очень вредный человек дал нам ясно понять, что никакого содействия не окажет, и Ремси придется либо госпитализировать…
- Почему бы и нет? – влез Джонас.
- … либо делать все самим. Это будет намного быстрее и продуктивнее, чем ждать милости от этого надутого испашки, - Кэролин явно не стеснялась в выражениях.
- Значит, нужно выйти с базы незамеченными и вернуться также? – подвел итог О’Нилл. – Эх, Урсулайки нету!... Ну и Асвад с ней. Сами справимся.
- Вместо Урсулаи у нас есть Вала, - не удержался Митчелл.
- Нет, спасибо! – ответил за Джека Дэниел. – Вот здесь уже я решительно против!
Послышалось хихиканье. Все знали, что Вала Мал Доран проявляет к Дэниелу повышенный интерес, весьма смущая скромного ученого-археолога. В это время Родни МакКей, узнавший, что надо будет куда-то идти без ведома Гарсии, попытался тихонько улизнуть за дверь, воспользовавшись тем, что про него все забыли. Митчелл ловко поймал его за локоть.
- Вы куда это, Родни? – удивился он.
- Я… э… не хотел мешать, - уныло сообщил МакКей, поняв, что его все-таки поймали. – Кажется, вы уже все придумали.
- Мы не придумали, кто будет отвлекать Гарсию, пока остальные пойдут за этими лекарствами, - ответила ему Саманта.
- А зачем его отвлекать? – не понял МакКей.
- Потому что если нас поймают, - терпеливо объяснил О’Нилл, поняв план Саманты, - мы, конечно, убежим. Но охрана непременно доложит Гарсии, что мы куда-то сбежали. И чтобы за нами не послали погоню – кто-то должен будет его отвлечь.
- Но Гарсия потом все равно устроит вам разнос! – удивился МакКей.
- Потом – это потом. Главное, чтобы не помешал сейчас.
- Чем же я буду его отвлекать? – уныло спросил МакКей.
- Ну… придумайте что-нибудь, - пожал плечами Камерон. – Вы же гений.
- Я гений? – тупо повторил Родни. – А, точно… Но что я должен делать?!
- Прикиньтесь, будто сделали важное научное открытие, - предложил Джонас шутливо.
- Какое открытие? – серьезно переспросил МакКей.
Все присутствующие захихикали.
- Придумайте, вы же гений, - повторил Митчелл.
Снова смех. МакКей совсем скис. Ему явно было влом на ходу придумывать научные открытия.
- Ладно, хватит ржать, - внезапно призвал всех к порядку О’Нилл. – Кто идет в город? Пойду я… Картер, Джексон… Нет, Кэм, ты останешься. Почему-почему… кто будет за всем этим балаганом следить?... Джонас?... Джонас идет с нами. Харрингтон, нет, у нас и так уже народу много. В общем, идет только первый отряд.
Еще пару минут утрясали решение, кто же идет за медикаментами, и в самый разгар спора (особенно старался Митчелл, который вовсе не хотел подставляться под гнев Гарсии), вошел Альберт Вескер. Он немного задержался – долго ждал лифт.
- О, а вот и вы! – воскликнул Беккет. – Господа… я попросил доктора Вескера помочь нам в этом деле, - объявил он на вопросительные мины товарищей. – Не надо на меня так смотреть. Между прочим, вам надо еще под каким-нибудь предлогом выйти из этого здания.
- Я думал, мы скажем, что идем к эльдарам, - осторожно предположил Дэниел.
- Вариант, - согласился О’Нилл.
- А если вас не выпустят поздно вечером? Скажут ждать утра? – спросил Беккет.
- Ну, придумаем что-нибудь, - поджал плечами О’Нилл.
- Я придумал за вас, - радостно объявил Беккет. О’Нилл впервые видел его таким сияющим со времен побега с Меркурия. – Итак, доктор Вескер, добро пожаловать. Сегодня вам представился шанс помочь спасти чью-то жизнь.
- Как интересно, - мрачно произнёс Вескер, - где больной?
С приходом Вескера развеселившиеся было ЗВшники замолчали и притихли. К Вескеру все относились крайне настороженно.
- Больным займемся мы, - отрезала Кэролин Лэм, не понимавшая, что же задумал Беккет и зачем позвал Вескера.
- Кэролин, зачем вы так? – попытался отшутиться Беккет. – Я же сейчас все объясню.
Кэролин бросила на него недовольный взгляд.
- Доктор Вескер, - немного нерешительно продолжил Беккет, которого весьма смущало то, что на него сейчас обращены все взгляды. – Сколько животных в вашей лаборатории наверху?
-Четыре белые крысы , кролики - двенадцать штук. Ещё там сидит Тулса Дум- ксеноморф. Но не знаю можно ЭТО считать животным. Ещё один хомяк. -ответил Вескер.
- Не, хомяков не надо, - Беккет немного огорчился. – Скажите, а этот ваш ксеноморф… он ведь еще маленький, верно?
- Маленький? Вы в смысле возраста? Потому как в смысле роста он с небольшую овчарку, - заметил Вескер.
- Отлично, - воскликнул Беккет, заметив, что лица О’Нилла и Саманты просветлели – они стали догадываться. – Доктор Вескер, к сожалению, Гарсия отказал нам в иммуностимуляторах, и жизнь этого мальчика, - он повел рукой в сторону капсулы, в которой спал Ремси, - под угрозой. Нам срочно надо достать в городе кое-какие медикаменты, и полковник О’Нилл, - он по привычке называл О’нилла старым званием, - с отрядом ЗВ-1 готовы сделать это,  но вряд ли им получится незаметно уйти с базы. Если не достать медикаменты в течение четырех часов – мальчик может умереть. Поэтому я вас спрашиваю – вы не против выпустить вашего ксеноморфа на пару часиков побегать по базе?... Конечно, лучше надеть на него намордник… мало ли что… да и Гарсия может рассердиться… - засмущался под конец своей речи Беккет.
ЗВшники загудели. Ну и ну! Выпустить ксеноморфа «на пару часиков»! Такое могло прийти в голову О’Ниллу, Митчеллу, Джонасу… возможно, даже Саманте. Но уж никак не тихоне Беккету! Подумать только!...
- Класс! – одобрил идею О’Нилл. – Беккет, да вы, кажется, гений.
- Гарсия оценит вашу гениальность, - добавил Митчелл.
Беккет разрумянился и смущенно потирал руки. Джонас нервно хихикал, представляя реакцию Гарсии. Дэниел покачал головой, но спорить не стал. О’Нилл и Митчелл вообще были в восторге, Саманта одобрительно улыбнулась. Харрингтон откровенно заржал. Один только МакКей по-прежнему выглядел довольно кисло. По базе будет бегать ксеноморф, плюющийся кислотной слюной! А ему, Родни, надо будет еще как-то отвлечь внимание Гарсии… Еще неизвестно, что хуже.
- Так вы… поможете нам, доктор? – нерешительно спросил Беккет.
-  Если он вас к себе подпустит- ухмыльнулся Вескер-выпускайте... Только от клетки подальше стойте . Тулса не любит когда там кто-то стоит...А то не тот еффект будет.
- Я думал, вы его выпустите и сделаете вид, что это произошло во время вашего отсутствия и вообще случайно, - предложил Беккет.
-случайно? Вескер вспомнил про сови художества в Амбрелле- можно... Только предупреждаю-Тулса Ходит за задних лапах и умнее других ксеноморфов.
– Это нужно сделать, когда… Когда же лучше сделать?... – запнулся Беккет.
- Через десять минут, - сказал Джек. – Ладно, через пятнадцать.
- Да, доктор Вескер, вы сможете выпустить вашего ксеноморфа через пятнадцать минут и покинуть лабораторию, чтобы это выглядело как случайность? – уже увереннее спросил Беккет.
- Могу. Более того - это уже происходит, - улыбнулся Вескер, - я, когда кормил его, не закрыл дверь. Но сделал это незаметно. Тулса умнее своих собратьев - он рождён от мутанта, а не от простого смертного. Скорее всего, он уже выбрался из вивария... - Вескер противно хихикнул.
Что за этим заявлением последовало – можно было описать как нечто среднее между удивленными и восторженными воплями. МакКей отступил в сторонку и зажал уши.
- Вааааау! – воскликнул Джонас.
- Класс! – одобрил Митчелл. – Но все равно стоит проверить, действительно ли ваш питомец выбрался из клетки. А то мало ли…
- Да, если он сейчас просто дрыхнет, это нам ничем не поможет, - согласился О’Нилл.
- А если ксеноморф уже бегает по базе – нам надо торопиться, пока не сработал сигнал тревоги, - сказала Саманта.
- Мы поднимемся на лифте наверх, - продолжил строить планы О’Нилл. - Надеюсь, охрана со входа уже убежит.
- А если не убежит, то мы такие подбегаем: «О, ребят, ксеноморф шастает по базе, срочно нужна ваша помощь!» - изобразил дальнейший план действий Джонас.
- И то же самое на внешних воротах! – подхватил Митчелл. – Мы подбегаем такие…
- Ты остаешься, - отрезал О’Нилл, - и мы это уже выяснили.
- Да почему это?!
- Тихо, хватит спорить, - перекрикнула всех Саманта, когда поднялся гул. – Тихо! Давайте как решили – в город идет первый отряд. А ты, Кэм…
- Ты поймаешь ксеноморфа, - заржал Джонас.
Снова взрыв хохота.
- Да тихо! Камерон, ты сымитируешь деятельность по поимке ксеноморфа, хорошо? – предложила Саманта. – Необязательно его ловить… даже лучше не ловить. Чем больше у Гарсии головной боли – тем лучше.
«Тем меньше мне работы», - довольно подумал МакКей.
- Ладно, - нехотя согласился Митчелл. – Но в следующий раз ксеноморфа будет ловить Джек.
- О’кей, - легко согласился О’Нилл, для себя решивший, что следующего раза не будет. – Карсон, пишите, что купить. А мы обсудим кое-что важное…
-Тулса дрыхнет? В такое время? Не смешите. Можете проверить, - сказал Вескер, - только предупреждаю - он на незнакомых людей бросается. Вы ему не знакомы.
- Тогда проверьте вы, - пожал плечами Джонас.
Вескер пожал плечами и поднялся наверх, через две минуты он вернулся и сказал:
-  Тулсы в клетке нету. Плюс он сожрал всех кроликов, и ему это мало...
- Спасибо! – обрадовался Беккет. – Скоро кто-нибудь это заметит…
Беккет удалился писать перечень покупок, а ЗВшники, пока Вескер ходил туда-сюда, уже убежали собираться, по дороге обсуждая детали: у кого с собой карточки, какое оружие взять, как лучше сообщить охране о сбежавшем ксеноморфе… Короче, всякие мелочи. В итоге было решено предварительно забежать в жилую зону – взять табельные пистолеты, куртки (к вечеру похолодало), один рюкзак для покупок и карманный компьютер для связи – мало ли что случится… Первый отряд в полном составе убежал за «инвентарем», а Митчелл решительно потащил Родни в командный центр – когда все начнется, они должны сделать вид, будто были там все это время и ничего не делали.
- Харриман, подтвердишь, что мы здесь были последние полчаса, - велел Митчелл Уолтеру Харриману, отвечающему за открытие-закрытие Врат.
Харриман кивнул и спорить не стал. Родни уныло уселся на диван из пеномассы  и стал поглядывать на электронные часы. Когда же начнется всеобщая паника?
Тем временем О’Нилл и его команда забежали в жилую зону, быстро переоделись в удобные серые комбинезоны, надели сверху легкие куртки, под которые спрятали пистолеты. Дэниел, как самый «нестреляющий», взял маленький рюкзак. Кредитные карточки решили взять все четыре – чтобы уж наверняка не было проблем с оплатой.  И побежали к лифту. По дороге их настиг сигнал тревоги, раскатившийся по базе – значит, ксеноморф все-таки выбрался и уже успел что-то повредить или попасться кому-то на глаза. Под потолком вспыхнули красные лампочки. «Внимание, незаконное проникновение на второй этаж!» - послышалось объявление.
- Наконец-то! – воскликнул Джонас. – Валим, быстрее!
У лифта их ждал Харрингтон, который передал список медикаментов, наскоро написанных от руки Беккетом.
- Беккет говорит, это не названия лекарств, а какие-то компоненты и вещества, которые должны входить в их состав, - пояснил Харрингтон. – Говорит, что не знает, как в этом времени называются нужные лекарства, поэтому записал приблизительный состав. Отдайте лист аптекарю, и если чего-то не будет – вот аналоги, которые тоже подойдут, на втором листе.
- Спасибо, Двайд, - ответил Джек, созерцая криво исписанные принтерные листы. – Блин, ну и почерк у этих врачей – хрен разберешь! Не иначе как какой-то секретный профессиональный шифр, понятный только «своим»…
Харрингтон удалился, а О’Нилл засунул листы в рюкзак Дэниела.
Приехал лифт, и они поднялись на один этаж выше. Впереди был первый «барьер».

Отредактировано Альберт Вескер (2013-12-01 14:22:44)

0

3

Этот день начался криво не только у Чеда Ремси, напоровшегося на злосчастную иголку в босвашской маршрутке. Неприятности поджидали еще и скромную уборщицу клуба «Инфинити» в одном из не очень респектабельных районов этого города-улья… Лина Ливин проснулась после полудня в совершенно разбитом состоянии – кажется, вчера она выпила лишнего. Теперь нужно было как-то скрыть этот факт от своего менеджера, иначе ее выкинут на улицу в прямом смысле – последние пару недель единственным пристанищем девятнадцатилетней слепой девушки был пыльный чердак клуба, где она устроила себе что-то вроде «гнезда»: спальный мешок, заменяющий кровать, низенький пластиковый столик и пара утащенных из зала стульев. Она даже достала где-то старые занавески для слухового окна. Чердак был небольшим, не более двадцати квадратных метров, из которых только восемь были в распоряжении Лины, остальное было завалено всяким хламом. Прямо под ее логовом располагался общественный туалет, в котором сейчас кто-то громко ругался – слышно было даже через потолочное перекрытие. Начинался обычный день в обычном городе.
Лина понятия не имела, за какие такие заслуги ее приняли на работу – возможно, потому что владелец клуба просек, что ей нужны деньги, и она согласна работать за копейки. Ей наскоро оформили дешевую пластиковую карту на подставное имя, на которую перечислялась ее скромная зарплата (и, конечно, с задержкой на несколько дней). Зато позволили жить на чердаке – «до первого прокола», разумеется. И никто – совсем никто! – не догадывался, что девушка слепа, как старая курица, поскольку внешне глаза ее были нормальны, разве что взгляд казался блуждающим и расфокусированным, но это обычно списывали на ее личные странности. Отсутствие зрения было для Лины серьезной преградой, однако она успешно скрывала этот свой дефект, ориентируясь внутренним зрением – своей уникальной способностью.
Ее не заставляли рано вставать, но Лина должна была успеть вместе с другими девушками вымыть зал до официального открытия клуба в семь часов вечера. Обычно они довольно быстро справлялись со всем. И хоть Лина работала в коллективе, друзей у нее так и не появилось.
Вставать Лина не спешила. Минут пять у нее в запасе еще точно было. Она спокойно и медленно "осматривала" комнату, отмечая все детали. Закончив сканирование, она поняла, что у нее остался всего один иммуностимулятор, а значит, ей срочно нужно еще, иначе умрет она еще раньше, чем могла бы. Она не спеша вылезла из спального мешка и принялась приводить себя в более-менее божеский вид. Проблема была к тому же в том, что цвета Лина не различала. После девушка направилась вниз, где ее уже должны были ждать остальные уборщицы.
Едва она сошла с узкой деревянной лестницы, ведущей на чердак, как вдруг почувствовала сильнейший приступ тошноты. Ее внутренности словно скрутились в тугой узел, который рвался наружу. Лина согнулась пополам, из незрячих глаз брызнули слезы. Боль длилась всего несколько секунд, потом начала потихоньку отступать, и вскоре девушка даже смогла распрямиться и отдышаться. Ее по-прежнему тошнило, но уже терпимо, и это можно было списать на последствия вчерашнего похмелья. Однако подобные приступы случались с ней все чаще и чаще, и это весьма беспокоило девушку.
Лина не знала, чем конкретно больна, но чувствовала, что с ее молодым в общем-то организмом творится что-то неладное. Тошнота, головокружение и потеря сознания стали для нее обычными явлениями, но они усугублялись. Кто-то в БиоНате некогда обронил при Лине фразу о том, что организм человека способен к самоисцелению от любых болезней, если поддерживать его иммунитет. Лина это запомнила и, когда с ней стали происходить подобные припадки, буквально «подсела» на иммуностимуляторы, которые доставала в аптеках в виде инъекций. Уколы делать она не умела, в медикаментах не разбиралась, но каким-то образом все еще оставалась жива и не убила себя подобным самолечением. Более того – от уколов ей становилось намного легче. И все же Лина чувствовала, что на поправку не идет, и ее загадочная болезнь будет прогрессировать.
Сейчас Ливин решила забить на свое здоровье и поработать, деньги были нужны, а из воздуха они не появляются, как уже успела выяснить Лина. Она направилась в зал.
Внутренним зрением она ощутила, что, помимо нее, присутствуют еще три девицы, одна из которых вынимала из розетки электрическую щетку для чистки стеклянных поверхностей. Не успела Лина и рта раскрыть для приветствия, как на нее тут же напустился завхоз – маленький толстенький человечек в нелепой цветастой рубашке – и принялся втирать что-то о неправильном обращении с инвентарем. Потом началась обычная суета с мытьем полов, расстановкой столиков, наполнением бара, приемом товара… Оказалось, что кто-то случайно отключил холодильные камеры. Какая-то рано пришедшая танцовщица подняла визг из-за того, что чья-то собачка пожевала ее юбку из розовых перьев. Короче, обычная ежедневная кутерьма, к которой Лина уже начала потихоньку привыкать…
Нельзя сказать, что Лину особо любили в клубе - скорее, к ней пока присматривались, оценивали, да и она сама не особо-то шла на контакт. Пока что девушка вела себя тихо и скромно, и никто не знал даже ее настоящей фамилии. Да и назовись она мисс Ливин – пошли бы ненужные слухи. Конечно, фамилия была распространенная, и вряд ли в этом захолустье кто-то связал бы ее с министром энергетики и его пропавшей дочерью, но все же следовало быть осторожной.
Лина выполнила свою обычную работу и к половине восьмого, когда на город уже стали опускаться летние сумерки, была условно свободна. До того момента, пока кто-нибудь не наблюет в сортире, разумеется.
Она решила пойти прогуляться. Блевотину в сортире могут убрать и другие уборщицы. Естественно, она подошла к ним и, поговорив немного, договорилась, что в следующий раз отработает свое сегодняшнее отсутствие. Лина решила наконец начать поиски своей семьи. Вот только с чего начать, когда времени так мало... Девушка прокашлялась в уголке, а потом вышла на улицу.
Вечерело. В воздухе носилась поднятая машинами пыль, тихо жужжали провода в старой трансформаторной будке. Повсюду явно видны следы нищеты, помойки, застоя… Все-таки что ни говори, а Босваш как Бангкок – сочетает в себе великолепие и бедность. С высоты город кажется ослепительным стеклянным муравейником, однако, стоит спуститься на нижние его уровни – и взгляду удивленного путешественника предстанет вся изнанка «блестящей» городской жизни: бомжи, наркоманы, помойки, развалившиеся дома, по которым вечно шныряли военные из эпидемиологической службы в поисках переносчиков опасных заболеваний… Лина слышала когда-то, как об этом говорили две ее товарки – мол, на прошлой неделе какие-то двое ворвались в ночлежку и расстреляли всех поголовно. Впрочем, не будем о грустном.
Хоть Лина обосновалась в не очень презентабельном районе, ее пока все устраивало – возможно, потому, что другой жизни она пока не видела, а с вершин мира ее забрали еще в раннем детстве. Здесь почти не было жилых домов, зато на узких улицах вплотную теснились рядышком малобюджетные увеселительные заведения, игорные дома, кафешки, более-менее приличные клубы… «Инфинити» располагался в закутке, между двумя подземными барами. О том, чтобы «подышать свежим воздухом», не могло быть и речи – до ближайшего приличного района с парком нужно было пройти два длинных квартала.
Лина задумалась, откуда начать поиски. Она не представляла, что должна делать, потому просто пошла куда-то, "осматривая" все вокруг своим внутренним зрением. Ей все еще не надоело просто наблюдать за происходящим, ведь в БиоНате такого не было.
Впрочем, все это она видела не раз: редкие прохожие сомнительной наружности, пустые алюминиевые банки, горы бытового мусора, который никто никогда отсюда не вывезет, картонные свалки на задворках магазинов… Потом начались жилые двухэтажные дома приезжих работников: обшарпанные стены, грязные занавески на окнах, засохшие цветы на подоконниках, обкрошившаяся кладка стен. А где-то там, наверху, под облаками, стремительными линиями расчертили небо платные автомобильные трассы. Лина чувствовала, что там, наверху, есть жизнь, проносятся туда-сюда слабые огоньки жизни, но откуда жизнь в небесах – понятия не имела. В БиоНате ее мало знакомили с окружающим миром.
Наконец трущобы закончились, и Лина вышла на слабо освещенную вечернюю улицу китайского квартала. Здесь, в царстве маленьких магазинчиков и ресторанчиков, царила обычная вечерняя суета: китайские семьи ужинали прямо на улице, за низкими шаткими столиками, не обращая внимания на проносящиеся мимо мопеды. Там же, по проезжей части, шастали торговцы и предлагали полотенца ручной работы, сувениры из дерева, цветы, ароматические свечи… За китайским кварталом был небольшой парк с мелким прудом, в котором уже лет пятьдесят даже утки не плавали, и вот там-то можно было увидеть нормальную городскую жизнь.
Побродив по местности, Лина направилась на поиски аптеки. Все же иммуностимулятор остался всего один, а значит, срочно нужно еще. К тому же, стало очевидно, что просто бродя по улице, семью она не разыщет.
Помотавшись еще некоторое время, Лина нашла наконец аптеку.
«Ну хоть что-то хорошо», - подумала девушка, неспешно направляясь туда и внимательно изучая все внутри.
Когда она вошла внутрь, она уже знала все детали интерьера, знала, что там всего один посетитель и продавец. Войдя в аптеку, Ливин огляделась, чтобы не вызывать подозрений о том, что она слепа, причем абсолютно. Девушка подошла к аптекарю и попыталась посмотреть ему в глаза. Вероятно, получилось посмотреть ему куда-нибудь в лоб.
- Мне, пожалуйста, штук десять иммуностимуляторов, - попросила Лина.
Денег оплачивать это у нее, конечно, не было, она собиралась ограбить аптеку, а потом скрыться с места преступления.
Продавец только меланхолично бросил:
- Девушка, соблюдайте очередь.
Теодор Коун еще раз просмотрел список медикаментов. Нужно было договориться об их поставке, за чем он, собственно, и пришел. А заодно и проконтролировать, мало ли что подсунуть могут и прочее. В целях своей экономии. Одет маг (да-да, это был самый настоящий маг) в свою повседневную одежду: коричневая куртка с длинными полами. Штаны и ботинки тоже были на месте, а амулет лежал во внутреннем кармане. Оружие с собой тоже было. Разрешение удалось оформить, чем герметист и пользовался, но старался не выпячивать особо. Не один такой, в городе много кто оружием обладает.
Жезл же пока лежал в полупустой сумке. В нем пока не было надобности, так что пусть лежит.
Мужчина хотел было сказать продавцу про список, но его опередила только что вошедшая девушка. Что-то кольнуло в груди мага, и это было не сердце. Аватар мягко намекал о чем-то необычном поблизости. А чувство жизни говорило о том, что этим необычным является живое существо. С ним было что-то не в порядке. Из подходящего по всем этим параметрам в аптеке была лишь та самая молоденькая девушка, собравшаяся купить десяток иммуностимуляторов. «Зачем ей столько?» - задумался Теодор и, отойдя в сторону, протер глаза, при этом что-то едва слышно прошептав. Видение ауры сильно помогало в обнаружении болезней у других людей. В этом случае оно должно помочь.
- Ой, простите, - извинилась Лина и сделала шаг назад, пропуская человека вперед. Будет даже лучше, если он все купит и уйдет первым, так будет проще, меньше свидетелей - меньше проблем, а проблем у Ливин было предостаточно. Она опять сделала вид, что осматривается, но взгляд у нее был, естественно, пустой, расфокусированный, но всем, как она думала, плевать на это. Лина терпеливо ждала, когда маг купит все необходимое.
Аптекарь лениво протянул руку за списком. На девушку он больше не смотрел, и тут случилось нечто странное. Лина вскрикнула и схватилась за живот. Острая боль пронзила ее тело, внутреннее зрение заполнилось радужными кругами… К горлу подступил комок, и Лина почувствовала, как пол уходит из-под ее ног, реальность стала терять свои очертания, она не ощущала больше окружающего пространства и едва ли осознавала, где находится и зачем пришла сюда. Очередной странный приступ настиг ее в самый неподходящий момент.
Заклинание было прервано из-за неожиданного стечения обстоятельств. То, что его пропустили, никак не повлияло, а вот неожиданный приступ боли в животе (не аппендицит ли?) у девушки, заставил его прерваться.
- Что с вами? – такой бесполезный вопрос. Чуть помедлив, пытаясь навскидку определить болезнь, Теодор попытался помочь. Хоть как-то. Обезболивающего нет, но хотя бы встать помочь можно?
Лина повалилась на пол, уже думая, что на этот раз ей точно конец, в голове заметались бешеные мысли, ухватиться за которые Ливин пока не удавалось. Было больно, ощущение было будто внутренности вытаскивают через живот.
«Пережить, пережить, пережить, - повторяла про себя Лина, искренне веря в себя. - Сейчас отпустит, терпи», - пролетало у нее в голове. На окружающий мир девушка сейчас внимания не обращала вообще.
Даже меланхоличный аптекарь растерялся и бросился к видеофону, чтобы заплетающимся языком сообщить своему менеджеру, что в его смену случилась какая-то фигня… Лина же почувствовала, что боль постепенно отступает. По крайней мере, к ней возвращалось чувство реальности, и она могла сделать несколько глубоких вдохов.
Вроде бы приступ у девушки закончился или стал подходить к этому светлому моменту. Единственное, что в нем хорошего было…
-Что с вами было? Вы меня слышите? – маг присел рядом, не заботясь о том, что это, возможно заразно. Кашля ведь не было, значит, распространяется эта болезнь (если это точно болезнь) иным путем… Теодор еще пытался понять, чем больна незнакомка.
Несколько секунд после того, как приступ прошел, Лина просто лежала и не двигалась, глядя своим слепым взглядом в стену, наслаждаясь тем, что ей больше не больно. После она села на пол.
- Случается иногда, - пожаловалась Ливин, не глядя на мага.
Теодор хмыкнул.
- И когда началось это «иногда»? – задал он вопрос, выпрямляясь. После Коун протянул незнакомке руку, чтобы помочь ей встать.
Параллельно он заметил некую расфокусированность взгляда, но счел, что это последствия приступа.
Лина не отказалась от помощи и поднялась.
- Несколько недель, - ответила она. - Правда, тогда было не так... Больно, - добавила Ливин.
Она была расстроена. Девушка осознавала, что осталось совсем недолго, и оставшееся время будет не самым приятным, но все же время есть, и это главное.
Маг молчал, пытаясь вспомнить, что это могло бы быть.
- Не понимаю… - сдался он. - То, что дальше будет только хуже, это понятно. В клинику обратиться не пробовали? Хотя... наверное, не могли. Ладно…
Теодор отошел на шаг от девушки и оглянулся на аптекаря. Впрочем, тот лишь пожал плечами, мол, я сам не знаю, что это.
- Когда сюда приедут и кто? – осведомился герметист у него.
Отчего-то ему не хотелось ожидать прихода неизвестных. Слушая ответ, он повернулся к двери, протер глаза и одновременно с этим прошептал заклинание видения ауры жизни. Нужно было осмотреть изъяны в Узоре девушки. Это должно помочь в опознавании болезни.
Где-то на краю сознания мелькнула жизнь «Зачем?», но она была убрана куда подальше, чтобы не мешать.
- Дайте, пожалуйста десять иммуностимуляторов, - повторила Лина, окончательно придя в себя.
Ждать кого-либо она не собиралась, ей не до этого, сейчас она просто хотела получить то, зачем пришла и свалить из этого места. Пойти куда-нибудь на поиски семьи, купив предварительно бутылочку пива или чего-нибудь в этом духе. Аптекарь в этот раз не стал что-то мямлить про очередь, он просто достал иммуностимуляторы и положил их на прилавок. После аптекарь назвал цену, которую Лина полностью проигнорировала. Она просто взяла иммуностимуляторы и направилась к выходу.
- Эй, а платить кто будет?! – рявкнул ей в спину продавец. – А ну стой, овца!
Он уже получил от старшего менеджера инструкцию к действию – выкинуть странную девицу из магазина на улицу, никаких врачей не вызывать (все равно не доедут по вечерним пробкам). Он решил, что у девицы помутилось сознание, и она явно забыла про оплату. Он выбежал из конторки и дернул рычаг на стене, закрывающий двери на ночь.
- Куда намылилась, дамочка? – невежливо осведомился он.
- Откройте дверь, пожалуйста, - спокойно проговорила Лина, стоя у запертых дверей и глядя прямо на них, ну, как могло показаться. На самом деле ее внимание сейчас было сосредоточено на аптекаре.
Маг продолжил шептать заклинание и ждать Эффекта или отсутствия оного. Тем не менее, он все слышал, но пока ничего не предпринимал. Парадокс может настигнуть мага при провале заклинания, а этого он допустить не хотел.
- По-моему, вы забыли заплатить за товар, - грубовато напомнил аптекарь. – Я понимаю, девушка, что у вас явно с головой не все в порядке, но или возвращайте товар – или дайте мне вашу кредитную карту. И побыстрее – у меня рабочий день заканчивается.
Лина огорченно вздохнула и телекинезом подняла рычаг обратно наверх, отпирая двери.
- До свидания, - сказала Лина и вышла на улицу. Вряд ли аптекарь будет ее преследовать, а если и будет, то это ему боком выйдет.
Глаза Теодора знакомо щипнуло, значит, все удалось. Теперь главное не моргнуть, чтобы не сбиться на обычное зрение. Маг обернулся и стал изучать Узор незнакомки.
«У глаз аура даже не черная – ее нет… слепая от рождения? Но она ведь… - взгляд мага пошел дальше, заметив еще более занимательные детали. – Состояние Узора… довольно слабое. Она больна и не может сопротивляться, если судить по этому сероватому оттенку. И… еще Узоры? Нет, их слишком много… это какие-то паразиты… грибкового происхождения. И их много. Значит, микоз развивается интенсивно. И… все, больше не нужно», - неофит ордена Гермеса наконец-то моргнул и согнал выступившую слезинку. Довольно тяжело было просто стоять и немигающим взглядом смотреть на Узор живого существа. Но таким было условие заклинания, ничего не поделаешь. Других Коун найти не смог…
Девушка тем временем спокойно ушла из аптеки, не заплатив. Захлопнувшееся было двери открылись сразу же, и девушка ускользнула вместе с десятком иммуностимуляторов.
Аптекарь на некоторое время оторопел, маг тоже замер.
«Она ориентировалась без помощи зрения и вполне хорошо. Эффект Связей или талисман? Возможно. Значит, она Пробуждена? Наверняка да. Но почему она ничего не шептала, чтобы вызвать нужный Эффект? Жезлов и других атрибутов я не заметил, техники тоже. Другая Традиция? Стэфан говорил, что они есть… Или просто она еще и хакер. Но она маг, это точно. Нужно найти ее», - размышлял он пару секунд и оглянулся.
Камеры и сигнализацию найти не удалось, все же скрытые они были, а вредить чему-либо иному путем перепада электричества герметист не видел смысла. Он быстро вышел из аптеки через еще не закрытые двери и попытался найти девушку. Первые шаги на улице были нарочито медленными, чтобы дать понять Пробужденной, что он не преследует ее, но хочет поговорить. Но вначале лучше бы уйти из этого района. Хоть в этом городе вечные пробки, но частные охранные конторы или банды могут быть неподалеку…
Пока продавец тупо пялился на рычаг, который вдруг поднялся сам по себе, девушка уже скрылась из виду. Он выскочил следом на улицу, но Лины и след простыл.
Лина пошла быстрым шагом по улице, поглядывая по сторонам, что за последнее время вошло в привычку. На самом деле она просто сканировала пространство. Ей это труда не составляло, пользуясь таким зрением от рождения, она воспринимала его как должное, ей не доставлял такой "взгляд" дискомфорта, для нее он был привычен и удобен. У этого "зрения" было всего два минуса - она не различала цветов, и дистанция взгляда была ограничена, но ее вполне хватало.

+1

4

Теодор ускорил шаг. Он вглядывался в прохожих, пытаясь найти ту самую девушку из аптеки. Ему действительно важно было поговорить с ней. Может, удастся найти выход на другие Традиции, а потом вернуться в свою и продолжить развиваться как маг?
«Не отвлекайся. Просто ищи. Она не должна была уйти далеко, а выделить из толпы один конкретный Узор ты сможешь», - одернул себя бывший ученик герметиста и продолжил поиски. Через минуту он нашел ту самую незнакомку. Поверхностное ощущение Жизни и память (ну, девушка часто оглядывалась, а лицо маг запомнил) говорили, что это именно она.
- Стой! – едва не крикнул Теодор и вскоре добавил уже несколько тише, хотя и слышно. – Остановись, пожалуйста. Я просто хочу поговорить. Это важно.
Руки Коун держал на виду, чтобы пробужденная не сочла, что он пытается приготовить некий быстрый Эффект или просто тянется за оружием.
- Я не от этого, – кивок куда-то в сторону. Аптеку и аптекаря неофит упоминать вслух не желал, хотя и подразумевал. – Но разговор важный.
До Лины не сразу дошло, что обращаются к ней, но, когда она это все же поняла и подумала, а стоит ли, остановилась.
«О чем важном нам с тобой говорить?» - спросила сама себя Ливин, впрочем, мало ли, вдруг он знает, где искать ее семью. Девушка повернулась лицом к парню, нагонявшему ее.
- О чем ты хочешь поговорить? - осведомилась Лина, пытаясь всеми силами создать видимость того, что она смотрит ему прямо в глаза. Получилось, естественно, не очень, и девушка уставилась через плечо парню.
«Хм. Не очень-то обычная это слепота. Глаза вроде как реагируют, пелены и прочего нет, но она точно слепа. Это ясно, если посмотреть на ее Узор» - подумал Коун, поймав взгляд остановившейся девушки. Впрочем, смотрела она не на него, а ему за плечо.
Оглянувшись в поисках возможных соглядатаев и просто людей с тонким слухом, маг сделал шаг вперед и тихо спросил:
- Из какой ты Традиции, Пробужденная? Ты отлично ориентируешься в пространстве, хоть по твоему Узору ясно, что ты слепа. Про болезни и не говорю. И то странное совпадение там… двери же не сами… что? – Герметист начал было, предвосхищая возможные расспросы и прочее, объяснять свою догадку, но заметил непонимание.
А Лина действительно в упор не понимала, о чем говорит парень, не понимала она с момента "Традиции".
- Традиции? Пробужденная? О чем ты говоришь? - спросила Ливин. Однако стало вполне ясно, что маг в курсе, что девушка слепа.
«Как я могла себя выдать? Я мало осматривалась? Черт», - мысленно выругалась Лина.
- Ну двери я открыла, и что?
Теодора словно кто-то по затылку ударил. Молотом.
- Я... но… - вид у неофита был ошарашенный.
«Я раскрылся… или… или она Сирота, не знающая ничего о своем Пробуждении?» - за последнюю мысль маг ухватился.
- Я объясню. Позже и лучше в другом, не таком людном месте, – сказал неофит, опомнившись и вернув себе спокойствие. Хоть какое-то. Он жестом предложил девушке идти за ним.
- Когда у тебя началось… все это, в общем? Странности, ну и… ты же не сразу могла… хм, прозреть, так скажу. И ты никогда не ощущала некого… сопротивления? Будто тебе что-то сильно мешает? И видеть, и… влиять на все? – говорил маг, чтобы услышала лишь Сирота.
«Охх, и как я буду ее обучать? Вводить во все? Сам же еще… » - мелькали мысли в голове, рождая полный сумбур.
- Со мной тоже были странности, – последнее слово Коун выделил голосом, а потом смутился. – Прости, забыл представиться. Теодор. А вы?..
- Лина. Не знаю, о чем ты, я такая сколько себя помню, - ответила девушка. Намечалось что-то интересное. А почему бы и нет? Когда жить осталось недолго, любое разнообразие радует, приключения ведь всегда такие интересные, а тут еще какие-то странности, мистика. - Странностей никаких за собой не замечала, - утвердительно сказала Ливин, тщательно припомнив свое существование в БиоНате.
- Всегда?.. – маг задумался.
«Феномен, однако. Обычно Пробуждаются в юношеском возрасте, может и ранее, но чтобы так… или это нечто не то? - Теодор покосился на Лину. - Не маг, кажется. Но что-то может», - понял он.
- Я... ошибся. Ты не… а. В общем, я тоже могу кое-что, но посторонним лучше не видеть. Иначе не смогу,  – сказал герметист. – Об этом лучше говорить не в людных местах. Или можно написать… И… я смотрел тебя там, – слова «аптека» неофит ордена Гермеса избегал. – И изучал твою… хм, ауру или Узор… это… в общем, я понял, чем ты болеешь, и твою проблему со зрением тоже.
Бывший ученик Стэфана вздохнул.
- В общем, помимо проблем с иммунитетом у тебя еще какой-то грибок в кровеносных сосудах. Именно он все эти приступы вызывает, как я думаю.
- Вылечить его можно? - оживленно заинтересовалась Лина. - Погоди, что значит ты изучал ауру? Ты видишь ауры? - осведомилась Ливин, считавшая, что такое бывает только в сказках. - А как это? Видеть ауру?
- Думаю, да. Вид определить не мог, но лекарства найтись должны. Сам же… не могу, – ответил Теодор. - А аура… ну это у всех Традиций разнится, как я знаю. Кто на ощущениях… а я… - маг запнулся и оглянулся. – Лучше пойдем отсюда. Не при посторонних такие разговоры надо вести…
- Ну ладно, пойдем куда-нибудь, где поменьше людей, - согласилась Лина, в полной мере ощутившая, что еще не конец, что она еще может вылечиться, а этот парень может ей помочь, наверное. Уверенной Ливин быть ни в чем не могла, но это не мешало ей надеяться.
«Быстро что-то… хотя с таким состоянием… чувствует, что угасает, и ей уже ничего не страшно?» - задумался Коун, быстрым шагом отправившись к парку. Полтора часа на небольшой, но очень важный разговор он найти мог, потом нужно будет возвращаться в свой квартал…
Парк был не таким людным местом. Народа было ощутимо меньше, так что для рассказа обо всем место подходило куда больше. Пейзаж взгляд не радовал, но по сравнению с городскими улицами – приятное разнообразие.
Скамейка нашлась и даже не покрашенная. Внимательно проверив ее на предмет иголок и записок, которые получили в последнее время многие, Теодор жестом предложил Лине сесть. Смахнув сначала лишний мусор со скамейки, конечно.
- Что ж, с чего начать  мой рассказ? Он не самый большой, но все-таки за пять минут всего не рассказать, – произнес неофит Ордена, сев рядом. Не совсем близко, на некотором расстоянии, не вторгаясь в личное пространство своей новой знакомой. Маг выжидающе посмотрел на девушку.
Лина всю дорогу размышляла о возможных развитиях событий, что ее может ждать дальше, во что все это выльется, кем на самом деле окажется этот парень. На деле Ливин просто было любопытно, о чем говорил маг, да и еще это любопытство подстегивало то, что, оказывается, ее еще можно спасти. Лина уселась рядом.
- Ты рассказывал про ауры, - напомнила Лина, - а еще говорил, что меня можно вылечить, - добавила она.
- Вылечить? Хмм. – задумался Теодор. Возможно, его способностей хватит, чтобы замедлить распространение того грибка… или нет. С другой, куда более запущенной болезнью он уже ничего поделать не мог. Ну и ему это впервые делать… - Не уверен, но, возможно, - последнее слово маг выделил, – с микозом я что-то сделать смогу. Вопрос в подготовке своих… средств. А со слепотой и общим состоянием иммунитета… нет, прости.  - Я не слишком давно научился всему этому. И то, кажется, не до конца... несколько фокусов могу показать, но и только,  - неожиданно для себя признался Коун. - А аура… я могу видеть только состояние организма, и только. Эмоции, мм, счесть не могу.
- Оу, вот как, - с небольшим разочарованием, но полным пониманием, что это, видимо, вообще невозможно, сказала Лина. - Погоди, о какой слепоте ты говоришь? Я же все вижу, - дошло до Ливин. Она искренне верила, что она зряча, просто зряча по-другому, она не думала, что дефектна.
- Как сказать… по ауре понятно, что… нет, с самими глазными яблоками все в порядке, а вот с… нервом… нет… В общем, связь с мозгом какая-то слабая, если ее вообще нет. Ну и ты сейчас смотришь не прямо на меня, а куда-то выше, – ответил маг.
- Но я тебя прекрасно вижу, - возразила Лина. - Тебя, вон ту пару людей, - девушка указала пальцем назад. Там прогуливалась парочка подростков. - Даже белку на дереве, там, - Ливин указала на белку, которая как будто почувствовала, что говорят о ней, и тут же ретировалась.
- Хм. И ты при этом не оборачивалась, – тихо сказал Теодор, предварительно убедившись в правоте Лины. – Обычным людям это бы потребовалось сделать. Значит, видишь ты не глазами, а чем-то другим. Или ощущаешь,  что подойдет больше.
- Не понимаю я, в общем, но какая разница? Вижу и ладно, - хмыкнула Лина. - Слушай, а ты не знаешь, где найти семью Ливин? - поинтересовалась девушка.
- Ливин? Нет. Впервые о них слышу, – ответил Теодор. Он не слишком интересовался именами глав корпораций и просто высокопоставленных лиц. На его уровне с ними лично не пересечься, в отличие от просто корпораций и их особых отделов.
- Жаль... Ну ладно, - проговорила Лина. - Расскажешь еще что-нибудь интересное? - поинтересовалась девушка, осматривая окружение своим особым зрением.
- Ну…ты ведь интересовалась, кто такие Пробужденные? Это люди. Они были обычными людьми, но потом однажды они проснулись и поняли, что могут что-то сделать. Повлиять на реальность, если точнее, изменить ее. Зажечь огонь усилием воли, заставить цветок распуститься или увянуть. Сделать изобретение, работающее на опровергнутых или устаревших принципах. Увидеть то, чего нет. Так бывает со всеми. Примерно так. Все это происходит спонтанно… помню, я тогда расплавил стакан. Просто коснулся и… - Теодор помолчал. Конечно, он говорил негромко, да и кто их подслушивает? Но лучше перебдеть… - Нет, сейчас я… об этом позже. В такой период Пробужденный уязвим. Самостоятельно управлять даром тяжело, без обучения многие погибали. Реальность мстит за явные изменения. Мы многое считаем невозможным, и это удерживает реальность. Ну, знаешь, человек метать молнии из пальца не может – это знают все. А если кто-то пытается делать так… сам  маг знает, что он может делать так... это Парадокс. Он влияет на мага и может убить его. Раньше было легче, многое считалось возможным, а теперь… в общем, магия наяву не показывается. Иначе появятся проблемы со здоровьем. Ну и может не получится, хотя иногда получается. Главное – верить. И чтобы в мага верили. Это помогает. А что до Традиций… это сообщества магов, которые подобрали свои методы изменения всего. Слова заклинаний, обращения к сущностям, изменение собственного восприятия… я из Ордена. Мы используем заклинания. Нет, это не единственный путь… наверно… но это наш путь. Нам так легче. Мы в него верим, во всяком случае, а значит, можем изменять реальность именно так. Грубо говоря. Я только ученик, хотя и могу кое-что, – закончил свой рассказ Коун. - А насчет твоей болезни... Лина, мы можем завтра встретиться? Мне нужно время на подготовку… средства.
- Завтра? Да, почему бы и нет, - согласилась Лина. Все равно никаких конкретных планов у нее не было, да у нее вообще не было планов помимо поиска семьи, и то планом это назвать нельзя. А сейчас появлялись новые возможности, и это не могло не интересовать. - Как мне тебя найти?
- Примерно в это же время, ну и плюс полчаса-час. Я бы предложил это же место, хотя… - маг посмотрел девушке в лицо. – Может, предложишь другое место? Как тебе удобнее.
- Я не знаю этого города, так что давай здесь, - согласилась она.
- Хорошо, – кивнул неофит ордена и встал. – Было приятно познакомиться.
После короткой паузы он предложил:
- Мне тебя проводить?
«Если есть куда», - подумал он при этом. Оговорка про незнание его удивила.
Лина улыбнулась, после чего согласилась. Она назвала адрес клуба, в котором жила и работала. Туда они и отправились. Завтра это хорошо, но сегодня было бы лучше.

0

5

"Картонный район" в Босваше занимал площадь лишь раза в два меньшую, чем остальная часть этот спрола. Но домик мутанта располагался недалеко от границ бесконечных, до самого горизонта простирающихся, рядов строений из использованной тары. Причина такого пограничного расположения была в отсутствии транспорта. А вся работы была в "цивилизованном" городе. Потому и жилище было сделано в получасе ходьбы от огороженного от бездомных высокой, в несколько десятков метров, сеткой-рабицей Босваша. И вернувшись к половине восьмого на рынок поденных рабочих, где была получена зарплата за день, наш герой добрался до дома к восьми вечера. И все эти 30 минут, что заняла дорога к дому, мечтой мутанта было раствориться, стать невидимкой. Страх  был тому причиной.
Страх витал над здешними местами последние несколько дней. Несколько дней заболевали и умирали от неизвестной болезни люди. И уже ходили слухи, что скоро их, дабы не разносили эпидемию, перестанут пускать в Босваш. А уж проверку здоровья даже на рынке поденных рабочих теперь устраивали дважды в день. Пока судьба миловала, но долго ли получиться избегать этой таинственной заразы?
А вчера еще и группа непонятных головорезов, не местных, чуть ли не напалмом выжгла соседний участок.
Босые ноги мутанта семенили быстрой рысью, для прохода выбирались преимущественно затемненные места, где ты переставал быть виден окружающим.
И вот, наконец-то, любимый и единственный, из кусков картона и пластика скроенный домик.
Судьба сложная штука. Она может посылать тебе испытания каждый день, а может неделями, месяцами или даже годами не давать о себе знать и неожиданно свалиться на голову едва ты расслабишься.
Шесть грузовых машин военного образца ворвались на территорию трущоб, и во главе этой колоны на бронированном джипе на место прибыл человек, руководивший недавними погромами и пожарами недалеко от этих мест. Это был немолодой лысый мужчина в военной форме с сильным ожогом на правой щеке. Его имя – полковник Сэмуэль Норрис, командующий отряда «Зверь» из отдела по борьбе с биологическим заражением и терроризмом.
Колонна остановилась недалеко от жилых хибар, или что это было, и тут же из машин, словно толпа бесноватых муравьев, выбежали и рассредоточились бойцы с оружием и специальной экипировкой вроде герметичных комбинезонов и противогазов. Полковник вышел одним из последних и, осмотрев окружение, с усталостью произнес:
- Ну и кто мне скажет, за каким лешим нас послали сюда?
Вопрос был логичен и вполне к месту, ибо самый бедный район Босваша вообще едва ли можно было назвать районом. Эти обветшалые дома и какие-то промышленные склады остались еще со времен президента Холдена* и давным-давно значились как аварийные, идущие под снос. К слову сказать, на новых планах БТИ города этих домов вообще не было, а люди, жившие в них некогда, согласно документам, были давно куда-то расселены. Остался ли в этих домах кто-то из старожилов – доподлинно неизвестно, но факт оставался фактом: район продолжать жить в полной анархии и разрухе. Этот район в три дома и два склада почти примыкал к Сити – историческому и не очень богатому микрорайону, известному своими клубами и питейными заведениями сомнительного качества. Трущобы – именно так называлось это неприглядное место – отделялись от Сити зоной старого завода, который некогда располагался далеко за пределами Бостона, но при срастании двух городов – Бостона и Вашингтона – просто оброс инфраструктурой. Отчего завод не снесли и не застроили многоэтажками – остается загадкой и по сей день. Поговаривают, что это как-то связано с тем давним скандалом на Чикагской фондовой бирже…
Так вот, Трущобы. Три сарая, три двора, и ни одного зеленого растения. Поговаривали, что в этих домах не сохранилось даже внутренних перегородок и перекрытий, однако лезть туда и проверять дураков не было. Стоит ли говорить, что в этом нищенском мирке процветала наркоторговля, проституция и разбои?... Жители более приличных районов не раз шли с петициями к дому правительства, и власти ежегодно обещали «разогнать этот сброд» и сделать парк на месте Трущоб, но годы шли, а ничего не менялось. Люди неглупые понимали, что  за существование Трущоб ратуют строительные и ремонтные компании – именно в Трущобах можно было с легкостью нанять дешевую рабочую силу. Местные бомжи и наркоманы соглашались выполнять такую работу, которая казалась зазорной даже нелегальным эмигрантам из Средней Азии.
Но вот несколько месяцев назад участились случаи «биологического терроризма» - именно таким термином один филадельфийский блоггер окрестил деятельность неизвестного или группы неизвестных. Некто оставлял в общественных местах и транспорте иголки, на которые люди неизменно садились или облокачивались, прокалывая кожу до крови. Рядом с иголкой где-нибудь обязательно лежала записочка следующего содержания: «Добро пожаловать в семью» или «Теперь ты один из нас, поздравляю». После этого люди умирали от различных болезней и, поскольку общей тенденции заболеваний не наблюдалось, поначалу врачи не признавали все это эпидемией. Чуть позже кто-то обмолвился о вирусе иммунодефицита, но это было расценено как шутка. Пока шли споры, толки да разборки (преимущественно в Меганете), смертей стало еще больше, и вот наконец на такую иголку наступила дочка начальника химлаборатории в Министерстве внутренней безопасности. Девица была пьяна и, задержавшись с подружками в турецкой бане, проткнула ступню, наступив на такую вот иголку с нанизанной на нее запиской. Вернувшись под утро домой, она не сразу рассказала папаше о случившемся, а когда рассказала – начальник химлаборатории быстро сообщил об этом куда следует, и вот, спустя пару часов, отряд Сэмюэля Норриса отправили в срочном порядке «зачистить» Трущобы и найти источник заражения. Почему подозрение пало в первую очередь на Трущобы – пояснять не надо, и Норрис получил четкий приказ – найти террористов и по возможности привезти их в МВБ живыми. Без террористов и информации можно было не возвращаться.
Старенькая канистра из тугоплавкого пластика была не заполнена даже и на треть. Найденная Гуинпленн случайно и служившая мутанту одновременно и чайником, и кастрюлей, она была слишком велика и для того, и для другого. Но зато была надежной, прочной и долговечной. Когда вода закипела, то настала очередь купленного после суток работы брикета концентрата. Залить водой и подождать, когда слабенький запашок дерьмеца, служившего исходным сырьем для этой пищи, поползет из тарелки. В предвкушении пищи, спазмы начали мучить изголодавшийся желудок. К счастью, ожидание было недолгим.
Тщательно и медленно, потому что так сытнее, пережевывая пищу, Гуинпленн заполнял свою пустую утробу, когда снаружи раздался непонятный шум. Не выпуская миски с едой из рук, Ферст выглянула наружу. Ничего хорошего там не было. Более того, был риск того, что непонятные люди не позволят доесть ужин. И челюсти заработали с той скоростью, с какой могли. Никогда нельзя оставлять еду недоеденной, потому что никто не знает, когда получится раздобыть ее в следующий раз.
- Тц, - полковник недовольно цыкнул, глядя на поле работы. - Как иголку в стоге сена искать.
Он вдохнул, закрыл глаза и открыл их уже с серьезным выражением.
- Строиться!!! - приказал зычным голосом полковник.
Его бойцы быстро выстроились в линию в ожидании команды.
- Наша задача в этом свинарнике найти и захватить живыми биологических террористов, виновных в распространении нового опасного вируса. Говорить ободряющие вещи не буду, вам это нахрен не надо, скажу только, что если мы его не обнаружим, домой вернемся нескоро, - Норрис помолчал какое-то время и продолжил. - Вы знаете, что делать. Рассредоточиться по Трущобам и найти цель, разрешаю использовать любые методы. Нехрен с ними церемониться. Пошли!
Солдаты отдали честь и побежали по закоулкам Трущоб с оружием наготове.
Как только в бомж-район нагрянули какие-то «люди в черном», местные попрятались по подвалам. Кое-кто, у кого мозгов было побольше, убежали по старой канализации куда подальше, чтобы отсидеться. На местах остались только женщины с маленькими детьми, тревожно выглядывающие из окон, да Гуинпленн, которому просто было некуда бежать.
Ничего хорошего нашествие вооруженных людей не сулило однозначно. Вообще, все перемены к худшему, в этом Гуинпленн успел уже убедиться в своей жизни не раз. Поэтому, отпрянув в глубине своего картонного домика, мутант, на ходу заглотив остатки пищи, затушил костер и забился под стенку жилища, расположенную под углом к земле. Сверху забросал куски картона, ветоши и всякого хлама. К сожалению, даже хлама у Ферст было немного. Вышло прикрыть только голову и голые ноги и надеяться на то, что в темноте позднего вечера слившаяся с землей мешковина, служившая одеждой обитателю Картонного города, заметна не будет. Может быть, и повезет.
Грохот сапог эхом раздавался в узких проходах между тесно стоящими домами. Четыре человека в броне, плащах и противогазах быстрым шагом направлялись вдоль улицы. Внезапно первый замедлился и направился к одной из дверей.
- Мирное население стараться особо не уничтожать, наша цель - подозрительные объекты. При попытке сопротивления не церемоньтесь, стреляйте на поражение. Иначе - в наручники и на улицу. Цель ясна?
- Так точно!
- Дверь.
Солдат с нашитой цифрой «2» на плече выстрелил из дробовика по замку и пнул дверь.
Три остальных вошли, держа оружие наготове и рассредоточились, обыскивая комнаты.
Этот дом ничем особо не отличался от двух других точно таких же пыльных и грязных. Внутри сохранились кое-какие перегородки и даже лестницы, но все было таким шатким и неустойчивым, что грозило рухнуть в любую секунду. Пол был завален какими-то пыльными деревяшками, кусками бывших дверей и просто мусором. С потолка свисали какие-то тряпки и старые провода. С первого взгляда дом казался необитаем.
Внезапно после звука выламывания одной из дверей раздался женский визг.
— Быстрее там. Проверь их и уходи.
— Вроде чисто. Но, как говорится, береженого за яйца не укусят. Тест показал, что вирус еще не убивает их.
— Ну и ладно. Пусть живут. Пока.
С этими словами глава отряда прошел по коридору, направляясь к подсобным комнатам.
В его рации раздалось шипение, после послышался голос полковника.
- Альфа вызывает Гамму. Гамма, будьте осторожны и смотрите под ноги, вы и сами вполне можете заразиться.
— Вас понял. Буду осторожен, - оглянувшись, Гамма-командир заметил дверной проем. — Идите сюда. Тут еще одна дверь.
Солдаты быстро собрались около командира, и штурмовик, не дожидаясь команды, "вышел" на улицу.

*царя Гороха – прим. переводчика.

0

6

Однако не успели они свернуть в маленькую грязную улочку, где находились сомнительные питейные заведения, как почувствовали отвратительный запах паленого пластика. А еще через несколько секунд услышали крики и причину запаха: пылали окна первого этажа какого-то торгового центра, какие-то люди пытались потушить здание по старинке: ведрами с водой. Ни пожарных машин, ни шлангов поблизости видно не было. А чуть дальше по улице Лина увидела, что горит фасад клуба «Инфинити» - того самого, где она работала. Вокруг клуба уже мельтешили темные силуэты людей, какие-то девицы, визжа, разбегались прочь, а по узкой улице расползался едкий удушливый запах фенольных смол.
- Мой дом-работа горит, - огорченно сообщила Лина. Судя по всему, она только что лишилась всего, что успела нажить за это недолгое время. - Теперь мне идти, пожалуй, некуда, - добавила она.
- Кажется… надо уходить. Быстро, – произнес Теодор, увидев пожар. Распространению огня мало что мешало, да и… последнее предположение толком не оформилось. - И придется некоторое время пожить у меня. Не пойми не так, – последнее маг сказал более тихим тоном. Мало ли как его поймут. Впрочем, пока иного выхода не было. Или он его не видел.
- Хорошо, - коротко кивнула Лина. Она и плохого-то в этом ничего не видела, а вот так внезапно и легко найти жилье всегда плюс. - Идем.
Внезапно в доме, слева от того места, где стояли маг и девушка, прогремел короткий взрыв. На улицу брызнули осколки пластиковых окон, и из оплавленных проемов вырвалось облако огня. Еще один дом запылал, послышались чьи-то отчаянные крики. Теодор и Лина в своей попытке дать «задний ход» и покинуть адскую улочку не слишком преуспели: внезапно дорогу им преградили несколько военных фургонов, из которых стали выпрыгивать люди в синих комбинезонах и при оружии. Ни дать ни взять – пожаловал настоящий спецназ. Кажется, в вечернем бедном микрорайоне в кои-то веки случилось нечто экстраординарное.
- Никому не двигаться! – раздался грозный голос из громкоговорителя, закрепленного на крыше одного из фургонов. – Говорит полиция Сити! Всем выйти на середину улицы и лечь на асфальт! Лицом вниз! Повторяю, всем лечь! Держите руки на виду! Любое сопротивление будет расценено как враждебное действие. Без паники, немедленно выполняйте!
Случайные люди и погорельцы, крича и пища от страха, стали стекаться на середину улицы и ложиться на асфальт лицом вниз.
Чтобы понять, что происходит, Пробужденному не требовался хрустальный шар.
«Зачистка», - мелькнула мысль.
Может, ему самому ничего бы не угрожало, но Лине с ее микозом и другой, менее явной, но куда более опасной болезнью, грозила смерть. Как известно, это самый дешевый и эффективный способ излечения всех болезней у посторонних и незнакомых людей.
- Влево, быстро! Там их нет… - в этих словах Теодор был уверен… ну более уверен, чем в том, что удастся пробиться через приехавших военных, которые явно не были настроены кого-либо выпускать.
А то здание горело лишь на втором этаже. Да и если огонь распространится и на первый этаж, то Герметист сможет «уговорить» его дать дорогу. Пусть даже ценой некоторого Парадокса.
На бегу маг пробормотал пару странных слов (для непосвященных) для активации амулета. Он должен будет уберечь от пуль, которые наверняка полетят следом за беглецами. Еще Теодор старался держаться позади девушки, чтобы прикрыть ее.
Спецназ чуть было не заставил Лину запаниковать, но все же ей удалось удержать себя в здравом уме и быстро оценить ситуацию, а именно "просканировать" горящий дом и понять, что первый этаж не горит, и что это единственный способ сбежать.
- За мной, бежим! - шикнула она своему новому другу, хватая его за руку и таща за собой в горящий дом. - Выйдем с другой стороны, - сказала она.
Теодор не возражал против этой идеи. В ней было рациональное зерно: горящее здание все покинули, да и никто рядом с ними не желал находиться. Вдруг случится что…
Маг вместе со своей новой знакомой рванулся к горящему дому. Огонь еще не все здание охватил.
Но Лина, видимо, была не самым везучим человеком на земле. Они прошли буквально пару шагов в доме, когда девушке стало плохо. Все внутри скрутило в комок, Лина прижалась к стене и съехала по ней.
«Не хочу я умирать, не хочу», - мысленно чеканила девушка, зажмурившись и ожидая облегчения.
Заметив, что у девушки начался очередной приступ, Коун подхватил ее за плечо и продолжил идти вместе с ней. Не оставлять же на откуп чистильщикам? Ведь все равно не вылечат…
- Держись, ты сможешь… - машинально бормотал он, хотя сомневался, что его спутница сейчас в состоянии его услышать. А пока что следовало дойти до двери. И еще до одной. И еще…
- Надеюсь, верно иду, – мысль вслух. Где-то трещал огонь, собравшийся охватить все этажи.
- Тут поверни налево, - выдавила Лина, старавшаяся более-менее держаться, как бы тяжело идти не было.
Этот приступ был не такой острый, как в аптеке, зато длился дольше и никак не хотел отступать. Надо будет вколоть иммуностимулятор, как будет минутка, а пока...
- Тут направо, дальше прямо, и мы на месте, - комментировала дорогу девушка, сканируя пространство вокруг.
Коун молча следовал инструкциям не-Пробудившейся. Или узревшей что-то иное… или часть истинной магии.
«Потом пофилософствуешь», - мысленно одернул он себя, двигаясь к выходу. Вроде бы еще недалеко…
Из распахнутой двери напротив было видно, что пламя наконец-то дорвалось до самого нижнего этажа. Впрочем, оно пока не мешало, но начало идти следом за двоицей.
Еще одна дверь. Куча обломков. И огонь, через который еле-еле удалось прорваться. Попытка отвести  пламя несколькими словами на енохианском в другую сторону не удалась, лишь пота добавилось от усилия.
Снова дверь. Толчок не помог, пришлось повернуть ручку и дергать на себя. Неужели, все, выход?
И наконец отпустило. Боль прошла, девушка вновь обрела  полный контроль над собой и очень вовремя. Все становилось плохо. Обломки падают, все горит, настоящая печка. Лина аккуратно откидывала обломки в стороны, а когда они добрались до двери, она вышибла ее мощным телекинетическим импульсом.
- Наконец свежий воздух, - сказала девушка, вываливаясь на улицу.
- Да уж, - выдохнул герметист, пытаясь отдышаться.
Горящее здание было уже позади, но стоило отойти немного подальше, иначе сверху может прилететь гостинец. И это отнюдь не золотой слиток… впрочем, с проломленным черепом будет все равно.
- Так, где это мы? – слова впустую сотрясали воздух. Коун оглянулся, пытаясь кого-нибудь заметить. Мало ли...
- Не знаю, но надо уходить, вояки те еще засранцы, - сказала Лина и направилась вперед.
- Выход же там? - спросила она. Просто радиуса видения Лины не хватало, чтобы рассмотреть все помещение.
- С улицы? Вижу пару ответвлений, и только. Может еще что-то впереди будет, - сказал Коун, посмотрев на Лину. Кажется, она их совершенно точно не видела. Значит, ее зрение имеет предел.
Маг пошел следом за своей знакомой, оглядывая местность.
- Похоже на какой-то завод, - предположила Лина. - Далеко идти? - поинтересовалась она.
- Нуу, метров тридцать по прямой, что ли. Приблизительно так, – ответил Коун на ходу. Через какое-то время беглецы дошли до развилки.
- Направо, как ты думаешь? – спросил он мнение спутницы.
Лина внимательно осмотрелась.
- Да, направо, - согласилась она, туда и отправились.
Дверь открылась со скрипом. Похоже, тут долго никого не было. Из обслуживающего персонала, по крайней мере. Все здесь выглядело довольно старым.
- Еще один коридор. В конце развилка, –  тихо констатировал очевидное маг и продолжил идти. Кажется, тут из людей давно никого не было.
Беглецы заплутали в лабиринтах старого завода «Криогенмаш», который в начале 22 века был ведущим предприятием Бостона по производству жидкого азота. Вокруг него даже вырос небольшой городок, который впоследствии был снесен и заново застроен высотными домами. Когда срослись воедино два крупных города – Бостон и Вашингтон – завод уже был закрыт по неясным причинам, и сейчас он являлся условной границей между районом Сити и Трущобами. Оба района имели дурную репутацию, однако Трущобы все-таки побили все рекорды. Отчего «Криогенмаш» не снесли под новую застройку – опять же, оставалось за кадром, равно как и та темная история о внезапном исчезновении всего руководящего состава.
Лина и Теодор еще долгое время путали в царстве покосившихся кирпичных корпусов с выбитыми стеклами, пока наконец не оказались перед чудом сохранившимся сетчатым забором. За ним начиналось мрачное пространство Трущоб – то место, в которое никогда не завозят туристов.

0

7

Сергей Кушнарев проснулся под вечер. Солнце еще не успело скрыться за горизонтом, но головная боль уже гнала парня за новой порцией обезболивающего. Прошлого всего несколько дней от того момента, как он прочитал ту злосчастную записку о том, что он неизлечимо болен. Время отчаяния, апатии, попытки закончить жизнь самоубийством уже прошли. И в голове вызрел план, превративший юного программиста в террориста, но он пока об этом еще и сам не знал. Реклама о том, что какая-то корпорация заметила эпидемию, за считанные недели сделала вакцины и придумала способ лечения, толкнула его на мысль, что нужно подарить эту болезнь кому-то еще. И когда разрастется эпидемия, будет найдено лекарство, и его спасут. Он даже не думал, что та реклама, как и псевдоэпидемия, были всего лишь трюком корпорации в ее невидимой войне с другими монстрами экономики.
И вот сейчас, натянув толстовку и забросив свой мобильный терминал в рюкзак, он покидал свой дом, покидал, потому что денег платить за него не было. Да и дом — первое место, где его будут искать. Натянув капюшон на голову, он в последний раз окинул взглядом свое скромное пристанище и вышел на улицу.  Мрачное небо мегаполиса было окутано тучами, но дождя не ожидалось. Это бремя было для города цепями узника. Они не сильно мешали, но и избавиться от них на доживающей последние столетия планете было невозможным.
Первое, что заметил Сергей, была необычная суета на улице. Конечно, в Сити – историческом и не очень чистом районе старого Бостона – всегда царила легкая суматоха, но сегодня определенно была какая-то причина. Некоторые люди кричали что-то друг другу, некоторые торопливо убегали, а когда мимо Сергея промчались три полицейских фургона – сомнений никаких не осталось. Кажется, фургоны направлялись в сторону развлекательного квартала. Интересно, что могло такого случиться в этом довольно-таки непрезентабельном районе?... Ответ пришел незамедлительно – на соседней улице, над стареньким трехэтажным домом расцвело облако огня, в воздухе что-то засвистело, затрещало, потом запоздало бабахнуло.
В любое другое время Сергей постарался бы убраться куда подальше, спасая свою жизнь, но ее у него практически не осталось. И он засунул руки глубоко в карманы и, глядя в землю, побрел на вой сирен и грохот взрывов. Логика подсказывала, что в таких случаях блокируют центральные улицы, чтобы толпы зевак не сбредались поглазеть на пожарище и не крутились под ногами спецслужб. Поэтому парень свернул в улочку и побрел узкими проходами между домами. Свой район он знал неплохо, когда наступала скука и не хотелось ничего делать, а по общественным каналам крутили всякую муть, он просто бродил по этим улочкам, изучая их и их жителей. И даже примудрился сдружиться с несколькими бомжами. Они не были плохими людьми, им просто не повезло в жизни.
На той улице, где находились питейные заведения сомнительного качества, уже вовсю орудовали военные: перегородив улицу двумя фургонами, они вытаскивали людей из горящих домов и сбивали всех в кучу посреди улицы. Люди лежали на асфальте, закрыв головы руками, а над ними уже стояли копы с оружием. Некоторые дома пылали, ветер гонял по улице всякий мелкий мусор, выли полицейские сирены… Словом, не очень приятная картина. Похоже на взрыв бытового газа, но тогда откуда здесь столько копов?... Возможно, случилось какое-то ЧП, а уж если нагрянули копы – любой дурак знает, что лучше уносить ноги.
Сергей, пригнув голову и прячась в тени зданий, быстро убежал с центральных улиц и продолжил свое движение "волчьими тропами" – так местные называли узкие щели между домами. Столь странное название за этими проходами привязалось благодаря разным мелким и не очень бандюкам, которые, скрываясь от камер, передвигались исключительно по ним.
Цепляя ногами разный мусор, парень двигался вперед туда, где в небесную высь взмывали трубы завода. Завод уже давно не работал, и его цеха и подсобные помещения стали обителями для разного сброда. А горы промышленного мусора делали завод неприступной крепостью. И даже когда полиция все-таки решалась устроить там рейд, петляние машин в лабиринте мусора давало время всем жителям уйти подальше по разветвленной сети туннелей.
И вот сейчас парень двигался в этот оплот, который не контролировался властями. Власти, возможно, и разнесли бы там бы все к чертовой матери, но поскольку жители этих руин им пока не мешали, между обеими сторонами было установлено негласное перемирие.
Протиснувшись через последний узкий проход, Сергей вышел к ржавой сетке ограды. Теперь нужно было пройти лабиринт промышленного мусора, и он был бы в относительной безопасности.

0

8

Раен Кромвел, капитан военного отряда по борьбе с биотерроризмом, занимался совсем не капитанским делом: он спал. Прошлая ночка выдалась выматывающей, так как нужно было перепроверить снаряжение своего отряда, а потом написать отчёт о скверном случае, «по какой причине был застукан один из бойцов во время прикуривания сигареты от огня огнемёта»... Словом, поспать не удалось...
Сейчас же Кромвел сидел в пустом фургоне спецназа, и, привалившись на свой пулемёт, как на подставку, тихо похрапывал в противогаз... Ровно до тех пор, пока не раздался взрыв.
От грохота Раен подскочил и чисто рефлекторно уже держал дуло оружия наизготовку. Солдату понадобилось двадцать секунд на изгнание остатков сна и понимания происходящего.
«БЛ*ТЬ!» - только и спроектировалось в мозгу, а тело уже выпрыгивало на улицу, с пулемётом наизготовку. Оглядевшись вокруг, капитан ясно понял, что проспал всё, что можно.
«Чую, одним выговором не отделаюсь... Фак», - злобно решил Кромвел и попытался связаться со своим отрядом, но те на связь почему-то не вышли.
Выругавшись, Раен лёгким бегом направился вглубь Трущоб, благо цель их прибытия он знал и без пояснений перед высадкой...
Он вышел «на охоту» немного позднее Гамма-группы, поэтому команда Ландау уже успела загнать всех бомжей и наркоманов в самые глубокие норы, откуда они до следующего утра носа не высунут. Раену не очень-то повезло в поисках источника взрыва – как оказалось, в одном из шатких домов взорвался баллон с газом да рухнуло сверху потолочное перекрытие. Обычный день в Трущобах… Побродив некоторое время по местности, Раен так и не обнаружил ничего более-менее подозрительного, пока не оказался на заднем дворе, перед сетчатым забором, за которым начинались корпуса старого криогенного завода. И где-то в двухстах метрах по другую сторону забора наблюдалось какое-то неуверенное движение – кажется, двое людей суетились между зданиями и от кого-то убегали.
День явно начинался не с той ноги: место взрыва Раен не нашёл, рация подозрительно молчала гробовой тишиной, а сканер показывал полное вымирание всех тех мест, которые проходил Кромвел. Когда он уже хотел плюнуть на такие бредовые поиски и идти к командованию, сканер вдруг ожил у сетчатого забора какого-то заброшенного завода.
«Так... Два объекта. По телеметрии - люди, вроде. Идут как-то странно... Надо проверить», - так рассуждал солдат, подходя к забору.
Тот оказался очень старым и вдобавок местами "исхожен местными". Так что ближайшую дырку для прохода Раен отыскал без труда. Протиснувшись с некоторыми осложнениями, Кромвел быстро побежал в сторону беглецов, но стараясь не шуметь, насколько это позволяли кусты, мусор, экипировка и пулемёт в руках...
Блуждания по заброшенному заводу длились долго. Маг к этому времени деактивировал амулет, чтобы тот не разрядился сам. Опасности не было… пока, во всяком случае девушка никого не… почувствовала. По-настоящему она, к сожалению, не видела. «Странно, что завод не переоборудовали или не снесли», - отметил про себя герметист.
Спустя какое-то беглецы наконец-то покинули старое здание и остановились у забора. Он не был новым и щеголял дырами, через которые можно было пролезть… если бы маг или девушка были бы детьми. Впрочем, подходящие для взрослых дыры тоже имелись. Посмотрев в одну из них, Пробужденный понял, куда его с девушкой занесло.
- Трущобы… не лучшее место. Поосторожнее, хорошо? – тихо произнес Коун. Как он понимал, в такие места без оружия лучше не соваться… особенно, если ты из благополучного района.
«Может, порезать одежду? Может, за местного примут…» – мелькнула мысль.
- Думаю, хуже уже не будет, - отозвалась девушка, пролезая через дыру в заборе.
Трущобы - место неприятное, но лучше уж они, чем военные и пуля в лоб, особенно теперь, когда даже есть призрачная надежда вылечиться.
- Пока никого рядом не вижу, - сообщила Лина.
Маг лишь хмыкнул.
- Только говори это вслух как можно реже. Мир любит доказывать обратное, - посоветовал он, пролезая через дыру следом. Оглянувшись, он прикрыл глаза ладонью и… передумал. Лине он доверял, а лишний раз дразнить Парадокс – себе дороже.
- Пойдем вперед и направо. Так окажемся в Сити в другом месте, да и поближе должно выйти… -  тихо предложил Теодор, нашаривая пистолет под мышкой. Оружие могло тут понадобиться.
- Тогда повернитесь на сто восемьдесят градусов. И попрошу медленно... У меня сегодня нервный день, - вдруг раздалось за их спинами.
Раен стоял за их спинами в пятнадцати метрах у каких-то куч ящиков, а в его руках на "бомжей" смотрел своей дырой ствола станковый пулемёт. Вид у военного был внушителен, особенно учитывая, что его лицо скрывал противогаз.
- Бежим, за нами погоня! - шикнула Лина, и ровно в тот же момент послышался голос солдата, быстро приближающегося сзади.
К слову, ящики, у которых стоял парень в противогазе, полетели ему в лицо, прикрывая отход Лины и мага. Сердечко быстро застучало, девушка сильно разволновалась, все же сейчас ей придется бороться за свою жизнь, от солдатов БиоНата бегать было проще, они ее не засекли, а тут целенаправленная погоня в поле зрения, все сложно.
Кромвел не собирался причинять вред людям. Он просто хотел проверить их и отпустить... Но его планы быстро пошли к чертям.
Едва он окликнул их, как те двое сорвались с места, а в рожу солдата непонятно как полетели ящики, что валялись неподалёку.
- Твою ж!! – выматерился Раен, подставляя под удар оружие и едва не падая на ноги. - Стоять! Стреляю!!! - заорал он вслед, и видя, что силуэты не замедлились, встал на колени, поставил пулемёт на ящик, что валялся перед ним, и дал хорошую пальбу по беглецам. Но стрелял Кромвел разумно. Очередями, чтобы повысить шансы попадания...

0

9

На заднем дворе стояли еще более хлипкие хибары-односезонки, собранные наспех из подручного хлама, как шалаши. Пластиково-картонные домики стояли, прижимаясь друг к другу, как сараи, неподвижные и равнодушные ко всему окружающему.
Гуинпленн ощутила вибрацию земли прижавшейся к полу щекой, когда отряд солдат приближался к ее домику из коробок. А вскоре и услышал их приближение. Страх охватывал все существо мутанта, сердце колотилось, как бешеное, мошонка подобралась, и мешок прилип к вспотевшему телу. То ли от холода, то ли от страха, озноб пробил Ферста, и мелкая дрожь сотрясала изможденное тельце. Гуинпленн закрыла глаза, окончательно сдавшись на милость судьбы.
— О, вот тут мы, вероятнее, найдем наших "объектов", - радостно отозвался Третий, шарпшутер.
— Меньше говори, а больше думай. Мы тут заколебемся осматривать эти курятники. Включайте детектор сердцебиения и ищите все живое. Все, что крупнее собаки и напоминает человека, проверяйте на вирус и идите дальше. Четвертый идет со мной налево, Второй и Третий идут направо. Если не найдете признаков жизни в радиусе ста метров, возвращаемся сюда. Пошли!
Не успел капитан пройти и пятидесяти метров, как Третий вызвал его по рации.
— Кэп, у нас тут небольшая проблема.
— Развернуто.
— Да вот, зашли в дом по датчику. Но вот проблема. Чтобы определить точное местоположение, необходимо как минимум три сенсора, для триплексного сканирования.
— Сейчас буду.
Капитан развернулся и торопливым шагом направился ко второй группе. Когда он пришел, Третий ждал, оперевшись о винтовку, а Второй стоял около двери с дробовиком наготове.
— Пошли.
Солдаты вошли в "дом". Капитан бегло осмотрел взглядом стены и пол.
— Ты кучу мусора проверить не догадался?
— Да ну. Вдруг взрывчатка.
— Четвертый, сканер.
Хэви достал с пояса металлический контейнер и передал командиру. Офицер открыл крышку, повозился с сенсорным экраном и произнес:
— Металла нет, синтетики нет, азотных соединений нет, живой организм есть. Даже если это взрывчатка, то ничего мощнее пластиковой наступалки не будет. Четвертый, подними тело, которое там прячется.
Четвертый подошел и, разгребя мусор, поднял тело.
Когда Четвертому приказали поднять тело, то стало очевидно, что мутанта обнаружили. Оставалось только еще сильнее зажмуриться. И только когда сильные и злые руки схватили Ферста, тот открыл глаза, озирая окруживших его вооруженных людей испуганными глазами. Непонятно было, чего от них вообще можно было ждать, но лучше их не злить. Впрочем, это было главное правило всей жизни Гуинпленна, но в этой ситуации ему нужно было следовать с особой неукоснительностью
Четвертый достал и взял пробу крови, проткнув иглой одежду девушки.
- Мужчина, 18-27 лет. Искомым вирусом не заражен.
Солдат на секунду замешкался, а затем, перезарядив иглу, повторил анализ, затем передал детектор командиру.
— Не совпадает... Проведи_тщательный осмотр. Не люблю аномалии.
Четвертый достал нож и подошел, чтобы срезать лохмотья, которые "девушко" использовала как одежду.
Гуинпленн вздрогнула, когда в тело ее вонзилась игла, но остался стоять, не пытаясь дергаться. И только когда солдаты разрезали одежду, он прикрыл руками промежность, сдвинув ноги. Стыдливости у человека, выросшего в лаборатории в качестве подопытного экспоната, не было, но за недолгую жизнь вне стен научного учреждения, Ферст поняла, что ее уродство люди воспринимают в лучшем случае с презрением, и хорошо, когда это презрение не выражается действиями.
- Я не делаю ничего плохого, - сказал мутант на всякий случай, пытаясь поймать взгляд командира.
- Отряды Гамма, Дзета, Альфа. Доложить ситуацию. - Вдруг раздалось в рации командира Гаммы.
— У нас мутант. Девушка с мужскими признаками.
- Андрогин? - голос в рации казался удивленным. - Надо узнать причину мутации, тащи "это" к штабу.
— Мягко, жестко, с огоньком?
- Не важно, только не переусердствуй. Возможно, "оно" знает что-нибудь о террористах.
— Ясно. Будем помягче.
Командир убрал затемнение с окуляров маски, чтобы объект видел его глаза.
— Мы не собираемся тебя уничтожать. Третий, дай свою маскировочную накидку.
— Ну шеееееф! Ну мне же ее потом надевать? Ну какого?
— Без разговоров. Приказ есть приказ.
Третий нехотя отстегнул от пояса свернутый материал и передал его Четвертому.
Четвертый развернул накидку и обернул тело существа.
— Сможешь сама идти? — спросил командир.
- Смогу, - с готовностью подтвердил мутант, даже кивнув несколько раз для большей убедительности.
Гуинпленн очень боялся чем-то разозлить солдат или вызвать их раздражение. Поэтому, завернувшись в накидку, которая кроме всего прочего, еще и согревала, быстрой и семенящей походкой зашагал к выходу. Ссутулившаяся фигура задержанного не давала повода ожидать от него какой-либо выходки, попытки убежать или еще чего-нибудь.
Штурмовик вышел на улицу, за ним вышел командир. Четвертый солдат протянул руку андрогину. Рука была хоть и механическая, но прекрасно откалиброванная и подвижная, словно живая. Замыкающим пошел снайпер, бормоча себе под нос непристойности.
Норрис издалека заметил отряд «Гамма» и девушку, которую они конвоировали. Полковник дождался, когда они приблизятся к штабу, после чего подошел к ним с проверкой.
Он молча осмотрел мальчико-девочку, потирая подбородок.
- На первых взгляд баба как баба. – Заключил он и повернулся к лидеру отряда. – По твоему мнению, эта мутация врожденная или следствие заражения чем-то?
Так как вопрос, очевидно, не был адресован к Ферсту, тот молчал. Организм, видимо, уже устал вырабатывать адреналин, по крайней мере, сердцебиение возвращалось к нормальному темпу. События сейчас воспринимались апатично и отстраненно. Только тело по-прежнему не могло согреться. Босваш, конечно, не в Лапландии, и накидка спасала от ночной прохлады, но босые ноги уже совершенно окоченели, и дрожь била Гуинпленн так, что зуб на зуб не попадал. Ферст оглушительно чихнул и вытер вылетевшую из носа соплю тыльной стороной ладони, после чего, на всякий случай, попросила прощения тихим, чтобы не помешать разговору, голосом.
— Исходя из моего опыта медика, это либо очень редкая мутация, либо результат насильственного вмешательства во внутреннюю среду организма.
Капитан снял противогаз и выдохнул.
— В любом случае, это работа для специалистов и их лабораторий.
Полковник хмыкнул.
- Имя, фамилия, чем занимаешься? - Задал он стандартные вопросы. - Что делала в Трущобах?
- Простите, я точно не знаю, наверное, Гуинпленн Ферст, а зовут меня Членодевкой, - ответил мутант. - Я здесь живу.
Отвечая, Гуинпленн стучала зубами, а потому немного заикалась. Не осмеливаясь пачкать одолженную накидку, мутант аккуратно убрал руку под накидку и вытер ладонь о туловище, после чего закутался поплотнее.
Полковник глубоко вздохнул и сложил руки на груди.
- Тандерболт, веди её в мобильную лабораторию, пускай обследуют. Потом найди ей одежду - и на допрос. Шутник, иди получи новую накидку. – Раздав приказы, полковник переключился на лидера отряда. – Ну а ты что скажешь? Есть что-нибудь в Трущобах кроме этой… членодевки?
— Да ничего. Испуганные людишки, крысы и безысходность. Только экипировка пропахла дерьмом. Даже сейчас чувствуется.
Штурмовик пристегнул дробовик на спину и достал пистолет. Затем он грубо повернул пленную в сторону лаборатории и чуть не пинками погнал ее. Четвертый немного грустно вздохнул.
- Остальные отряды тоже пока ничего не нашли, - полковник немного помассировал лоб. – Ладно, когда твоя команда вернется, возвращайтесь к текущей миссии. Только на этот раз проверяйте всех, ищите зараженных.
Быстрым шагом, иногда сбиваясь на бег трусцой, чтобы не задерживать своего конвоира и не разозлить его еще сильнее, прошел Гуинпленн к лаборатории. Там ему приказали полезать в большой, если не сказать, огромный кузов.
Ферст оказалась среди сканеров, различных медицинских приборов и мензурок да колбочек, что напомнило ей о беззаботном детстве. Многое из этого Гуинпленн уже видел в прошлой жизни. В глубине души затеплилась ни на чем не основанная, но такая сладкая надежда, что сейчас мутанта увезут туда, где он прожил большую часть жизни и не знал ни голода, ни холода, ни опасностей. Лучик неясной радости мелькнул на пару мгновений из огромных глаз, смутная улыбка тронула уголки губ. Кроме того, здесь было еще и тепло да светло, и, в принципе, в кузове всяко было лучше, чем в домике.
Правда, начальник говорил о допросе, это Гуинпленн не забыл. Может быть, от этого допроса зависит, заберут ли ее эти люди насовсем? Надо будет постараться им угодить, отвечая на всякие вопросы. Задача сложная, потому что у людей из города непонятная логика, не та, что у обитателей Картонного квартала.
В лаборатории Гуинплена встретили трое суровых ребят. Двое, судя по одежде, какие-то охранники, исполняющие ко всему прочему функции санитаров, а третий - человек с умным видом и в медицинском халате. Это был главный медицинский специалист «Зверя», которого все кликали просто «Доктор», в отряде никто даже его имени не знал (ну кроме полковника).
- Так это и есть тот андрогин? – проявив осведомленность, «Доктор» мельком взглянул на пациентку. – Оденьте её в рубашку - и на стол.
«Санитары» быстро подхватили мальчико-девочку под руки, так чтобы он(а) никуда не вздумал(а) убежать (чувствовался опыт). Подведя её к какому-то ящику, ребятки резко сорвали с «этого» одежду, которую выкинули в этот самый ящик и, не давая времени опомниться, быстро нарядили в медицинскую рубашку для операций.
- Наверное, это излишне, - вслух подумал Доктор. – Но там видно будет. На стол её!
Санитары быстро повиновались, положив Гуина на какой-то медицинский стол и зажав ей руки с ногами, дабы не вырвалась.
- Наверное, слегка поздновато, но я спрошу, - начал Доктор. – Ты будешь сопротивляться или позволишь дяде доктору обследовать себя?
Вопрос был, по сути, риторический. По силе ребята могли соперничать с оснащенными сервомоторами киборгами. Впрочем, у Гуинпленн и желания сопротивляться не было, за долгий опыт общения с врачами выработалась привычка подчиняться им беспрекословно. Как бы больно они не делали, если сопротивляться, то будет еще хуже. Кроме того, врачи в конечном итоге всегда накормят и окружат заботой, больно в лаборатории, где вырос Ферст, бывало только во время процедур и экспериментов, а остальное время - тепло и сыто. Эта комбинация кнута и пряника выработала в мутанте стойкий условный рефлекс по отношению ко всем людям, облаченным в белые халаты.
Потому Гуинпленн уверила Доктора, что не окажет никакого сопротивления, со всей убедительностью, с какой этот не имеющий практически никаких навыков общения мутант был способен.
- Хорошо, очень хорошо, - улыбнулся доктор. – Ребят, можете отпустить её.
Санитары подчинились, но не отрывали глаз от пациентки на случай, если она что-то удумает. - Для начала оформим карточку, - доктор достал откуда-то из-за спины планшет и приготовился что-то записывать. - Имя, фамилия, род занятий?
- Имя и фамилия, наверное, Гуинпленн Ферст, а зовут меня Членодевкой, но точно я не знаю, - представился мутант, и на всякий случай добавил: - простите, пожалуйста. Я работаю поденно. На рынке поденных рабочих нанимаюсь. Там все, кто из Картонного города, нанимаются, кроме крутых.
Она слегка отогрелась внутри теплой лаборатории, хотя ступни были по-прежнему ледяные, и очень хотелось сжать их руками, чтобы согреть. Ферст сделала даже соответствующее движение рукой, но решила, что все-таки будет опасно двигаться без разрешения, и так и осталась лежать плашмя на спине, как ее оставили "санитары".
- Наверное? - не понял Доктор и переглянулся с охранниками. - Ты что же, не знаешь, как тебя на самом деле зовут?
- Может амнезия? - предположил один из охранников.
- Строить догадки моя работа, а ваша следить за ней, - огрызнулся док и перевел взгляд на промежность андрогина. - А это? У тебя врожденное, я правильно понимаю?
В очередной раз Гуинпленн столкнулась с примером странной логики людей из Города. Ни в Картонном квартале, ни в лаборатории таких глупых вопросов не задавали. Ферст ведь только что сказал, как его все зовут, но главный зачем-то снова это спросил. По опыту общения с цивилизованными людьми Гуинпленн знала, что тем что-то непонятно, разъяснять нужно спокойно и обстоятельно, как малым детям.
- Меня зовут Членодевкой, - пояснила мутантка. - Меня все-все так называют. В Картонном районе. А те, кто на работу меня берут - никак не называют. А это я не знаю, с рождения или нет.  Сколько себя помню - всегда так было.
Вспомнив, что говорили другие люди в белых халатах, в той, прежней лаборатории, где он жил, Гуинпленн добавил:
- Это побочный эффект. Это у всех Гуинпленнов. Это не относится к вредным эффектам, использовать объект по назначению не помешает.
Доктор выглядел так, будто он наткнулся на какого-то диковинного зверя, одновременно радостный и удивленный.
- Всех Гуинпленнов? - переспросил доктор, подготавливая шприц. - Кто такие Гуинпленны, и какое назначение?
Параллельно с расспросом пациентки док брал шприцом пробу крови.
Вздрогнув, но удержавшись от вскрикивания, когда игла проткнула кожу, Ферст сказал:
- Я Гуинпленн. И другие, такие как я, тоже были Гуинпленны.  А про назначение я не знаю.
Испугавшись, что человек рассердится, не получив ответ на вопрос, взволнованно добавила:
- Правда, не знаю. Никто не говорил, какое, просто все говорили, что назначению не помешает. Тонкие стенки артерии мешают, а аномалия в развитии половых органов не мешает. Не говорили, какое назначение, правда. Пожалуйста, я не обманываю.
Неестественно огромными глазищами пытался Гуинпленн поймать взгляд Доктора, чтобы понять, рассердился тот или нет на ее незнание.
- Даже страшно представить, что с ним делали в прошлом, - выдал один из охранников.
- Я только понял, что над ним в прошлом поработали на генетическом уровне, - сказал доктор, потерев подбородок. - Вообще довольно интересный экземпляр. Кто с тобой это сделал?
Спокойное выражение лица доктора сказало Гуинпленн, что тот не сердится. От сердца отлегло.
- Что сделал? - переспросил Ферст.
Доктор вместо ответа очень сурово посмотрел на двуполое существо.
- Сделал тебя Гуин-как-тебя-там.
- Я не знаю, кто меня сделал, - вынужден был сказать Ферст, сжавшись под суровым взглядом.
Внезапно она осознала, что и правда не знает, кто ее сделал. Ранее Гуинпленн не думал над этим, как-то случая не было. Он знал, что люди рождаются от женщины и все такое, но своих родителей никогда не видел.
- Я не знаю, кто мои родители, их никогда не было. Не знаю, почему. Странно. Но я вообще отличаюсь от других людей, мне часто говорят, что я уродец.
Какое-то очень болезненное чувство зародилось внутри, и потому Гуинпленн резко прервал свои размышления насчет своего происхождения, и также резко прервал свои сентенции, ограничившись констатацией своей необычайности. Ей уже не хотелось здесь остаться пожить, какие-то нехорошие вопросы тут задавали, даже для богатых людей слишком странные. Хотя, конечно, ни строптивости не прибавилось, ни покорности не убавилось. Только теперь двигал лишь страх перед жестокими и более сильными людьми. О каких-то там надеждах речи уже не шло.

0

10

Командир собрал команду около гаража и начал давать указания:
— Первая волна проверок уже прошла. Сейчас мы будем просто объезжать территорию и проверять тех, кто не был проверен изначально. Любой, кто находится на улице - под подозрением. Мы возьмем тяжелый транспорт.  Второй, за руль. Четвертый, за курсовой пулемет. Третий, сиди сзади, следи за обстановкой.
Отряд сел в транспорт, ворота открылись и машина покатила по пустынным улицам...
Услышав выстрелы пулемета, командир мгновенно оценил ситуацию:
«Стреляют из единого пулемета 7.62. Скорее всего, из того, который стоял на БТРе. Стреляют очередями, значит, на поражение. Следовательно, это наш солдат ведет противостояние».
Командир попытался выйти на связь. Безуспешно.
— Едем на выстрелы. Третий, готовь "Бульдог" с УП-газом.
— Так точно.
Тяжелая машина круто повернула, чуть не снеся хрупкое здание, и начала движение по направлению к одному из кварталов.
Снайпер достал из ящика шестизарядный гранатомет и начал заряжать в него по одной гранаты с бело-зеленой маркировкой.
— Командир, а мы сами от этого газа не пострадаем?
— Это не смертельно, максимум, что тебе будет в противогазе - это небольшое головокружение. И то, если неплотно прилегает маска.
— А если без противогаза? - Третий натянул противогаз поплотнее и затянул его на дополнительный ремень.
— При вдыхании появляется слабость, и человек теряет сознание через пять-десять секунд. А если большая концентрация, то может впасть в интоксикационную кому.
— Шеф, а откуда ты это знаешь?
— Ты забыл, что я полевой медик, а потом уже ваш командир. Да и вас должны были учить на курсах. Ты же не прогуливал их?
— Ну... Было раз... Или два.... - Третий опустил взгляд и застегнул магазин "Бульдога" на место.
Внезапно раздался писк радара.
— Три биологические цели. На той, которая на территории завода, есть опознавательная метка.
— А две другие что?
— На них нет. Скорее всего, беглецы. Дистанция сто метров. К цели. Третий, готовься стрелять. Четвертый, на тебе гранатомет.
Третий передал гранатомет на переднее сидение и, открыв потолочный люк, высунулся, держа винтовку наготове. Четвертый отвел пулемет в сторону и выставил в амбразуру ствол "Бульдога".
Девушка заметила погоню, и требовалось срочно что-то предпринимать. Первым делом маг активировал свой амулет и немного подотстал, прикрывая Лину. Магический щит выдержит несколько попаданий из автомата, так что Теодор был более защищен. Вторым же действием герметиста было произнесение почти что на бегу одного заклинания… после него любая связь должна быть невозможной из-за хаотичного искажения полей... глушилки, кажется, работают примерно таким же образом.
- Поторопись, - крикнула Лина отстающему, впрочем, быстро ее нагоняющему магу.
Бежать, бежать и бежать, других идей у девушки не было. Преследователь очень быстро пропал из виду.
- Она за нами? Как далеко? - на бегу спросила Лина.
Маг быстро догнал девушку и оглянулся. Никого рядом пока не было, а неизвестный наверняка на какое-то время потерял их из виду. Можно было попробовать...
- Встань как можно ближе ко мне, - пробормотал Теодор, доставая из сумки жезл, доставшийся еще от наставника. Этот символ власти в деревянном исполнении мог бы очень пригодиться. Герметист стал очерчивать жезлом в воздухе вокруг себя и спутницы сложную фигуру, одновременно бормоча необходимые формулы. Заклинание невидимости, или щит света – это могло бы их спасти от враждебных взглядов. Беда в том, что маг не сможет видеть, пока действует магия. А подействует ли она – тот еще вопрос.
- Что ты, блин, делаешь, бежим отсюда! - простонала Лина, хватая мага за руку и утягивая его подальше от звука.
«С поднятыми руками выходить, какого черта вы вообще пристали?!» - бежать быстро, бежать по закоулкам, бежать туда, где много поворотов, где удобно защищаться.
- … са... Стой!...  – маг сбился и прервал заклинание.
Пришлось бежать следом за девушкой. Жезл он так и не выпустил из рук. Впрочем, то заклинание получилось, значит, будет легче оторваться…
Прекратив стрельбу, Кромвел мысленно сплюнул и, резко вскочив, бросился догонять беглецов. Через некоторое время после бега по ту сторону погони где-то заговорил мегафон, чему мысленно солдат порадовался.
«Хрен вы теперь убежите!»
Когда один силуэт приостановился и вздернул руки, Раен заподозрил неладное, помня о непонятном полёте ящиков в его рожу. Второй силуэт резко затормозил, схватил первого за руку и насильно потащил дальше.
«Что-то тут не так...»
Внезапно радар запищал.
— Помехи. Цели исчезли с радара.
— Как исчезли?
— Ну, они, скорее всего, использовали метдождь или что-то в этом духе, потому что у помех нет конкретного источника. А это значит, что эффект рассеется через несколько минут, когда мусор опадет. Но они об этом уже не узнают.
— В смысле, "не узнают"?
— В смысле, что очнутся они уже у нас... Или не очнутся. Как начальник решит.
— Аааа. Понял. У нас же газ есть.
— Догадался.
— А они убежать от него не могут?
— Для этого есть атмосферный подрыв. Как ты знаешь, плотность усыпляющего газа выше плотности воздуха, притом намного и поэтому если подорвать капсулы на высоте 30-40 метров, то газ меньше чем за минуту достигнет земли.
— Ясно. А мне что делать?
— Ты ж у нас снайпер. Займи вот это здание. С его крыши просматривается большая часть выходов из квартала.
Четвертый вышел из машины, поднял гранатомет и отстрелял капсулы. Через некоторое время в воздухе над кварталом раздалось 6 хлопков.
Ну... Ждем...
Что-то хлопнуло. Навряд ли это закончится чем-то хорошим…
Маг продолжил бежать вместе с девушкой. Вскоре за очередным поворотом он приметил приоткрытый люк, ведущий, видимо, вниз, к канализации.
- Туда! Быстро! – герметист отбросил крышку люка в сторону и чуть замешкался, оценивая глубину ямы. Лестницы не было, но… впрочем, всего пара метров, может меньше… Теодор прыгнул внутрь, задержав дыхание.
Думать времени не было, и Лина тут же сиганула за магом.
- Что только что бабахнуло? - спросила она, закрывая телекинезом люк.
- Не хочу знать, идем, - скорчив кислую мину, сказала девушка.
- Уж точно не праздничный салют в нашу честь. Веди, – нашел в себе силы пошутить пробужденный.

0

11

Отпустив своего подчиненного, Норрис двинулся к передвижной лаборатории. Зайдя внутрь, он обратил внимание, что андрогин лежит на столе с довольно зашуганным видом, а доктор в этот момент, судя по всему, проводил опрос относительно её (его) состояния.
- Доктор, заканчивайте, мне нужно задать этому парочку вопросов по Трущобам, - жестко произнес полковник, проходя вовнутрь лаборатории.
Доктор недовольно хмыкнул, по-быстрому взял волосинку и кусочек кожи скальпелем, не особо заботясь об обезболивании пациента, и молча отступил к своим пробиркам. Один из охранников протянул планшет доктора полковнику, где были записаны все вопросы и ответы. Прочитав их, Норрис задумался.
- Ни имени, ни фамилии, вообще ничего, - вслух подумал полковник и осмотрел Гуинна. – Ладно, относительно того, кто или что ты, разберемся потом. Что ты знаешь о Трущобах? Кто тут живет, часты ли болезни?
- О чем? - уточнил Гуинпленн. - Что такое трущобы?
Жители Трущоб называли их "картонным городом", а потому слово "трущобы" было Ферст в новинку. По контексту он догадался, о чем идет речь, всегда лучше два раза спросить, чем два раза делать.
- Ну место, в котором ты жил...ло, - уточнил полковник с небольшой паузой, дабы понять, как обращаться к двуполому существу.
- А, понятно, мы его называем "картонный город", поэтому мне не сразу стало понятно, про что вы спрашиваете. В "Картонном городе" люди болеют очень часто, и часто умирают, а недавно было несколько странных случаев, и многие говорили о загадочной болезни. А про "Картонный город" я знаю не очень много, потому что стараюсь мало общаться с людьми. Но я расскажу все, что знаю. Что именно вы хотите узнать? Кроме болезней?
- Всё, -  ответил Норрис, - абсолютно всё. Новые, странные люди, укрывающиеся преступники. Мы ищем террористов, заражающих людей опасными вирусами и заболеваниями, а потому, я надеюсь, ты понимаешь, что тебе лучше быть откровенной.
- Гуину врать смысла нет, я не уверен, - вдруг подал голос доктор, смотрящий на каплю крови через микроскоп.
- Заткнись, Док, не с тобой говорю, - огрызнулся полковник и опять переключился на допрашиваемого. - Кстати, а что за загадочная болезнь?
- В "Картонном городе" много преступников. Многие не ходят в большой город, потому что их разыскивают. Это ясно, когда случайно слышишь обрывки разговоров. Есть банда Декстера, многие из них часто "ложатся на дно", как они говорят. Это значит, что они что-то совершили в большом городе, и им нельзя какое-то время там появляться. Еще есть банда Шарлин, но я с ними мало общаюсь. Я и с Декстером не общаюсь, но они часто показывают меня своим дружкам, из дальних концов картонного города, чтобы посмеяться. Но Декстер и его ребята хорошие, они всегда меня кормили после таких показов. И они не давали Шарлин и ее приятелям меня сильно обижать. Декстер говорит, что меня и без того корпорации обидели. А те, кто в банде Шарлин, они сильно надо мной издевались, пока Декстер им не запретил. Но я немного знаю и про тех, и про других. Они же со мной не разговаривают о себе.
- Хорошо, - Норрис задумчиво посмотрел на планшет. - А что насчет загадочной болезни?
- Несколько людей от нее умерли. Так говорили соседи, и многие боялись заразиться. И на рынке поденных рабочих стали каждое утро делать медицинские проверки. А я всегда в конце очереди, и потому иногда так бывало, что все места заканчивались до того, как до меня дойдет очередь. Проверки получались долгие. А еще многие боялись, что придут люди из большого города и устроят всякие дезинфекции и карантины.
Здесь Гуинпленн осенило, что, возможно, эти люди сейчас и устраивали карантин и дезинфекцию, но спрашивать он побоялся, хотя чувство тревоги появилось внутри. Карантин будет практически стопроцентно означать голодную смерть для Ферста.
- Вот как, - полковник проверил рацию, и в его глазах не виделось ничего хорошего, док заметил это и потому лишь разочарованно вздохнул. – Кажется, они все-таки были здесь. Гуин, ты знаешь симптомы болезни?
- Нет, - помотал головой Гуинпленн.
Он бы очень хотел помочь этим людям, потому что боялся их. Но что же тут поделать, если симптомы ему были неизвестны. И здесь страх толкнул Ферста на отчаянный поступок.
- Но я могу сказать, кто их знает, - отважно солгал мутант, и оба сердца его как будто остановились на какой-то миг, а потом забились учащенно.
Очень страшно было обманывать этих людей, но страх огорчить их своим неведением был велик, и под его воздействием Гуинпленн уже не думала о последствиях.
Норрис потянулся было к рации, но слова Гуина его остановили.
- Говори, - твердо произнес он, хотя это больше звучало как приказ.
- Моя соседка, Линн, рассказывала, что брат ее ебаря умер от этой болезни, - с ходу сочинил Ферст. 
Он знал и Линн, и ее дружка. Линн жила в соседнем домике, и иногда нанимала мутанта присмотреть за маленькими детишками, когда ночами отправлялась работать. Платила концентратами, которые приносила, когда возвращалась с заработков. Неплохая в общем-то женщина, незлобивая и с легким характером.
- У нас есть карта этих трущоб? - поинтересовался полковник у стоящего рядом охранника.
- Да, нам буквально перед отъездом передали, - охранник достал электронный планшет, потыкал какие-то кнопочки и на экране появился план "картонного города". - План составили по снимкам беспилотника.
- Ну хоть какая-то польза от начальства, - Полковник взял планшет и показал его Гуину. - Можешь по этой карте указать место где живет эта Линн?
Несколько минут вглядывался Гуинпленн в карту, которая оказалась для него весьма диковинной штукой, потому что раньше никогда их не видел, и, в итоге, сжавшись, как в фигуральном, так и в буквальном смысле, от боязни разозлить начальников своей глупостью, вынужден был сознаться, что не понимает, что это за рисунки, и для чего они нужны.
- Так, ясно.
Полковник разочарованно положил ладонь на лицо и посмотрел на доктора. Тот лишь пожал плечами с выражением "а чего вы хотели от брошенного всеми мутанта".
- Ладно, - Выдохнул Норрис и указал Гуину рукой на дальний конец лаборатории. - Марш в карантинную, пока тебя не позовут.
Рука Норриса указывала на дверь какой-то маленькой кабинки, судя по всему, там перевозились "живые образцы" зараженных.
- И что теперь? - спросил полковника доктор.
- Теперь, нужно начинать подготовку, - произнес тот и достал рацию. - Всем отрядам, отмена текущего задания. Начинайте оцепление трущоб. Связист, как слышно?
- Четко и ясно, сэр. - Ответили в рации.
- Выйди на связь с отрядом Гаммы, пусть возвращаются.
- Есть сэр, - рация замолчала, а полковник, в последний раз взглянув на Гуина, развернулся к выходу, бросив напоследок: - Советую забыть про "картонный город".

0

12

Добежав до лаза, в который нырнули беглецы, Кромвел яростно топнул ногой и, просунув пулемет вниз, дал очередь со злости в спины убегающим. Раен не был идиотом, чтобы лезть за ними в неподготовленной экипировке, и пожелав террористам "всего хорошего", направился в предположительную сторону своих, откуда был раньше слышен мегафон, и вели обстрел.
Командир отряда "Гамма" подошел к люку и посветил вниз фонариком.
— Ммм. Зря они это сделали.
— Почему же?
Командир развернул карту на коммуникаторе и выделил небольшую область.
— Вот тут находится хранилище старого химзавода. Компания не стала тратить деньги на утилизацию отходов. Вот они и стекают потихоньку в канализацию. И по идее канализация должна быть заполнена хлорцианом. С поверхности вы его даже не почувствуете. А так как он бесцветен, то и не увидите. А за трупами нам спускаться уже не стоит. Да и кроме того, хлорциан, обладающий схожим с синильной кислотой характером, токсического действия и уровнем летальной дозы, очень плохо сорбируется шихтой противогаза с фильтрующим блоком. А костюм с замкнутым циклом дыхания нам не выдали. Возвращаемся на базу.
Пока наверху обсуждался план дальнейших действий относительно беглецов, Лина и Теодор наконец остановились в каком-то закутке, чтобы перевести дыхание после безумного бега. Люк наверху захлопнулся, и они оба оказались в полной темноте. Они успели разглядеть лишь, что находятся внутри огромной трубы со скользкими стенками, заваленной всяким отвратительно пахнущим хламом. Где-то тихонько капала вода.
- Никогда не думал, что… а, ладно, – сказал вслух Теодор, отдышавшись после бега. Погони вроде бы не было, но сидеть в канализации долго он не собирался. Не только потому, что там воняет, хотя и не без этого.
Убрав жезл в сумку, маг достал скальпель и обрезал края рукавов своей куртки. Получившиеся тряпки он распорол, и они вышли более-менее подходящего размера.  Одну тряпку обернул вокруг лица, чтобы закрыть нос и рот, второй кусок материи передал Лине.
- Прикрой лицо. Тут всякое сливали, хоть как-то поможет, – сказал Пробужденный. – Кстати, ты на поверхность заглянуть можешь? Или вниз? Хотя, - добавил Коун, – все равно идти пока можно только вперед. Иди первой, я следом.
Потом он отвернулся и пробормотал несколько слов на странном языке и прикрыл глаза, одновременно прикоснувшись сжатых век пальцами. Темнозрение (точнее, теплозрение) должно помочь.
- Да, я вижу, что происходит наверху. Ничего интересного, - ответила Лина, идя вперед. Что темно, что светло, девушка не чувствовала разницы, никакой. Порой это доставляло реальные проблемы. Когда ориентироваться и спать надо по часам и только так, то это не всегда удобно. Лине рассказывали, что, когда темно, люди сами по себе хотят спать, чаще всего, а когда светит солнце, спать не хочется.
«Интересно, а как выглядит солнце?» - задумалась девушка.
- Поверю на слово, – маг убрал руку от лица и промаргивался, пытаясь понять, получилось заклинание или нет. - Что ж, идем.
Лина уверенно шла по узкой отмостке, выступающей из стены сантиметров на тридцать. Справа была покрытая слизью стена, слева в метровой ширины канаве плескалась дурно пахнущая вязкая жидкость. Иногда встречались закрытые дверцы в стенах, закрытые решетками люки вентиляции и узкие коридорчики-ответвления, большинство из которых через десяток метров заканчивались тупиками. К общим запахам гниения и разложения примешивался еще целый букет специфических ароматов: ацетона, горелого пластика и еще какого-то неопределенного вещества, от которого слегка першило в горле и слезились глаза. Кажется, канализация Трущоб – прямо-таки кунсткамера интересных и редких веществ.
Айзек, следя на Линой и нагибая голову в тех местах, где потолок становился слишком низким, подмечал детали: надписи на стенах пошлого содержания, куча какого-то тряпья, трупы огромных крыс, оплавленная решетка, сложенный из кирпичей очаг… Стоп, что? Оплавленная решетка?...
С первого взгляда в этом не было ничего особенного, и Лина так и прошла мимо, ничего не заметив, однако Айзек вдруг в одном из ответвлений главного тоннеля заметил ЭТО. В узком коридорчике, перпендикулярно примыкавшем к основному отстойнику, на расстоянии двух метров впереди стояла покосившаяся решетчатая дверь. Выглядела она престранно: прутья исказились и оплавились, будто их обрызгали соляной кислотой, и они были перемазаны мерно капающей на пол слизью. Слизь была совсем свежая и, кажется, именно она и послужила причиной деформации решетки: металл все еще шипел и плавился, а стекающие на кирпичный пол капли этой слизи дымились и с шипением испарялись. Пол под решеткой был черным и скользким, и этот самый кислотный след вел куда-то за решетку и поворачивал вправо. Стены коридора за дверцей были вымазаны кислотной слизью. Сложно было сказать, отчего кому-то (или чему-то) понадобилось мазать пол и стены этой странной кислотой, расплавлять решетку, а потом уходить с «места преступления», так и не выбравшись наружу. Или цели выбраться и вовсе не было? Короче, странность на странности.
- Что?... – изменившимся зрением Теодор заметил оплавленную решетку и слизь, которая была причиной подобной деформации.
Лезть туда точно не стоило. Обладатель подобной кислоты навряд ли будет склонен к миролюбию или интеллектуальным беседам.
- Осторожнее бы. Идем, – буркнул маг и продолжил путь.
Лина хмыкнула. Она даже шаг не сбавила. Ее не очень-то интересовало то, что было там. К ее целям это никакого отношения не имело и иметь не могло. И тут девушку опять прихватило. Боль, грусть, огорчение, кашель с кровью. Девушка прижалась к стене и медленно сползла на пол, сжавшись в калачик.
- Больно-то... кхе-кхе... как, - выдавила девушка. На невидящие глаза навернулись слезы.
Очередной приступ боли у Лины, как всегда за все их недолгое время знакомства, начался внезапно.  И Теодор тут мало чем мог помочь без лекарств. Имунностимуляторы не в счет, их надо принимать до приступа… и желательно, в более чистой обстановке.
Впрочем, был другой способ… и был шанс, что все получится.
Теодор быстро подошел к сползающей по стене девушке и, схватив ее за руки, не позволяя тем самым упасть, стал что-то бормотать на забытом многими енохианском языке, тщательно подбирая слова. За неимением возможности составления зелья придется ограничиться прикосновением. И словами, куда же без них.
Боль внезапно прекратилась. Однако для Лины в этом не было ничего удивительного: ее приступы всегда начинались и прекращались внезапно. Девушке было не до бормотаний мага, едва ли она вообще заметила, что ее новый друг что-то говорил. В общем, еще одно колдовство сошло магу с рук. Не будет ли оно последним?...
Лина притихла, и в канализации снова стало относительно спокойно и пусто, лишь где-то слышалось малоприятное бульканье болотной жижи. И тут новый звук прорезал темноту: где-то впереди раздался тяжелый отчетливый вздох. Он был похож на человеческий, за тем лишь исключением, что вряд ли человек умеет вздыхать так громко, что слышно было во всем центральном коридоре.
Лина поднялась на ноги.
- Отпустило, уф, - сказала она, после чего услышала этот самый вздох. - Что это? - спросила девушка. Она не видела это создание, значит, оно было еще относительно далеко, но, скорее всего, эта тварь знает, что она тут не одна.
- Не знаю, и вряд ли хочу узнать, – маг перестал улыбаться, едва услышал этот вздох. Кажется, тот загадочный обладатель кислоты проснулся и что-то вспомнил. Ну или кто-то другой, но все равно малоприятный.
- Пойдем лучше и, желательно, куда-нибудь подальше от этого вздоха, – предложил Теодор. Больше ничего и не оставалось.
Обстановочка была под стать фильмам ужасов, которые Теодор смотрел в детстве: грязное мрачное подземелье, склизкие стены, зловещие решетки, бульканье черной жижи, нехорошие вояки наверху… И тут еще, в дополнение ко всей картине происходящего, откуда-то спереди эхом донесся звонкий детский смех, от которого просто кровь стыла в жилах. Черт возьми, классика жанра!
Нет, серьезно: каким бы неуместным ни казался этот смех, но он отчетливо прозвенел весенним колокольчиком в темном подземелье и стих где-то в отдалении. Теодору даже показалось, что впереди мелькнуло какое-то белое расплывчатое пятно, однако Лина ничего подобного не видела.
- Я, конечно, еще понимаю, чудовища в канализации, но дети? Это перебор. Валим! - воскликнула девушка и побежала в сторону, противоположную от живности, которая водилась дальше, вздыхала и ржала.
- Не думаю, что это… дети… - на бегу ответил маг. Было у него подозрение, что это мог быть некто бестелесный и очень злой. Сферу Духа он не учил, и нужно было уходить. Хоть не посланец Парадокса, но это будет немногим лучше.
И даже если это просто галлюцинация, то маг мог от нее защититься и от вредного влияния газа сам, но защитить свою знакомую не мог.
Они стремглав неслись по узкой скользкой отмостке, рискуя поскользнуться и упасть в зловонный канал, протекающий под Трущобами, однако удача сегодня явно была на их стороне. Детский смех смолк вдали, когда они миновали ответвление с расплавленной решеткой, а когда побежали дальше, обоим казалось, будто их преследуют какие-то жуткие тени. Все-таки что ни говори, а у страха глаза велики, и сейчас Теодор и Лина уже не отдавали себе отчета в том, действительно ли за ними гонятся подземные чудовища, или это их разыгравшееся воображение.
Теодор после очередного поворота заметил ржавую лестницу. И люк, к которому она вела. А закрыт он или нет – телекинетику это без разницы, наверно.
- Лестница! Туда!.. – крикнул герметист своей спутнице и быстро стал подниматься. Оказалось, люк не был заперт, так что на поверхность можно выйти без проблем, что маг и сделал. А потом он помог подняться Лине и спешно закрыл проход.
- И где мы это… - пробормотал Коун, оглянувшись.
Лина поднялась следом.
- Ну, тебе виднее, - пошутила она, оглядев ближайшие двадцать метров. - Окон тут нет, только на потолке, - констатировала она.

0

13

Бойцы Гаммы друг за другом полезли в БТР, дабы вернуться к командиру и обо всем лично доложить, однако Кромвел замешкался. Сделав неосторожный шаг куда-то в сторону, он вдруг почувствовал, как земля уходит из-под его ног. То место, куда ступил Раен, было на самом деле спуском в старую вентиляционную шахту, заваленную сгнившими картонками и еще каким-то хламом. Сверху было незаметно, что внизу дыра в никуда, и Раен понял, что сейчас упадет, когда уже было слишком поздно. Отчаянно цепляясь за скользкие стенки шахты, он пролетел метров десять вниз и грузно упал на влажную липкую кучу какого-то мусора. Его нехитрое оружие упало где-то неподалеку.
Кромвел не пострадал, однако весь вымазался в грязи и отвратительной слизи. Вокруг стоял мерзкий запах канализации и бытовых отходов, стенки шахты были ровными и скользкими, а наверху четко обозначился прямоугольник дневного света. Раен оказался в ловушке площадью два на два метра. Правда, в одной из стен была ржавая решетка, за которой начиналась горизонтальная труба подземной вентиляции, но разве это выход?...
Едва Раен приземлился, как на поверхности солдаты имели счастье слышать настоящий солдатский мат, приглушенный эхом, землей и противогазом Кромвела. Сам же виновник своего заключения, продолжая ругаться, кое-как встал, поднял пулемёт и попытался очистить оружие.
Его комбинезон, равно как и автомат, были покрыты неровным слоем отвратительно пахнущей склизкой жижи, пол шахты был завален мусором, а под сапогами хлюпала илистая жидкость. Короче, то еще болото, настоящее сердце Трущоб. Едва Кромвел закончил красочно перечислять всю родословную строителей этой шахты и тех, кто закидал дыру мусором, как вдруг со стороны решетки послышалось отчетливое шуршание. Что ж, следовало ожидать, что здесь водятся крысы.
На шуршание Раен отреагировал спокойно и повернул на него голову, ожидая увидеть в тепловизоре маленькие точки млекопитающих...
И он их увидел, однако это были вовсе не точки, а большие расплывчатые красные пятна размером с кошку. Грызуны-переростки копошились за решеткой, злобно шипели и царапали металл острыми когтями, однако пролезать сквозь прутья пока не спешили. Раен заметил, что крысы не только его не боятся, но еще и увеличиваются в количестве: красных пятен становились все больше и больше. Сейчас их число достигло дюжины, а шипение, пищание и скрежет стали еще громче.
Командир отряда заметил, что боец, которого они подобрали по дороге, провалился под землю.
«Ну ебана!» - подумал командир и сказал:
- Надо его вытащить.
Штурмовик подошел к БТРу и снял блокиратор с лебедки. Оттянув трос к дыре, он спустил его вниз.
«Цепляй к поясу. Проверь, ничего ли ты не уронил. А то вычтут из твоего оклада».
Дважды упрашивать не пришлось. Раен пулей подлетел к тросу и, прицепив его к амуниции, громко заорал наверх:
- Поднимай! СРОЧНО!!!
И Кромвел открыл огонь по грызунам. Он прекрасно понимал, что от них даже его броня не спасет...
Штурмовик не стал пользоваться приводом лебедки. Он что, зря штурмовик? Блиц вытащил неудачливого пулеметчика из ямы и положил на землю рядом с ней, как будто тот весил не больше мешка картошки.
Едва солдат почувствовал спиной землю и в глаза ударил свет, Раен смог наконец позволить себе расслабиться и устало повалиться на землю.
- Спасибо, ребят. Думал,  уже всё, загрызут...
- Что у тебя с броней? Чем это ты так испачкался?
- А черт его знает... Приземлился в какое-то говно.
Потеряв добычу, гигантские грызуны разочарованно зашипели и уползли обратно в подземелья. Злополучная вентиляционная шахта была изнутри загрызгана кровью крыс, по которым попали шальные пули Раена. Однако потеря сородичей нисколько, казалось, не поумерила решимости голодных обитателей Трущоб, и они уползли на поиски новой жратвы. Через некоторое время в шахте стихли все посторонние звуки.
Комбинезон Раена выглядел не лучшим образом: весь перемазан в какой-то зловонной слизи и гниющих останков какой-то органики. Нет, мутантом Раен не стал, однако в отдыхе на куче мусора нет ничего приятного, а иногда это может быть даже опасно для здоровья. Неизвестно, какой экологический фон в этих Трущобах... Точнее, очень даже известно.
Пока солдаты Гаммы осматривали, нет ли у Раена каких-либо повреждений, из шахты донесся отчетливый скрип и лязг железа.
- Командир. Тут какой-то звук. Может, проверим?
- Как я уже сказал, это работа не для нас. А наш неудачливый друг пусть снимет броню и кевларовую подкладку и сложит все в ящик на БТРе. Да и вообще, не наше это дело, что творится под землей. Обратно двигаться будем через  этот район. Потому что он располагается на территории бывшего аэропорта, и эти "дома" были построены прямо на бетонных плитах, а следовательно, канализации там нет, да и ловушки сложно расставить.
Когда отряд уже загружался в машину, Тандерболт предупредил Раена:
- Держись от меня подальше, не хочу вымазаться в этом дерьме.
Когда раздался звук железа, Кромвел слегка вздрогнул. Вставая на ноги, солдат кивнул:
- Хорошо, сейчас разденусь. Не хотелось бы ловить радий...
БТР, тарахтя и покачиваясь, тяжело сдвинулся с места и покатил по ухабистой грунтовой дороге, проложенной между покосившимися домами. И никто не заметил, как, спустя некоторое время, из шахты медленно вытянулось склизкое щупальце с присосками, как у осьминога, подцепило оброненную Раеном обойму и снова скрылось под землей. Солдаты наверняка немало бы удивились, обнаружив в Трущобах подобную фауну, однако сейчас у них были дела поважнее. Проезжая по какому-то не очень узкому, но и не очень широкому проулку, командир Ландау даже не подозревал, что очередная напасть свалится в буквальном смысле с небес. Неожиданно стоящее поодаль здание затрещало, накренилось, и несущая стена, обращенная фасадом к проулку, по которому ехал БТР, с треском и грохотом повалилась на соседнее здание. Затрещали бетонные перекрытия, посыпалась строительная крошка… Через несколько секунд проулок прямо перед БТРом был завален кусками бетонных плит и осколками перекрытий, из который угрожающе торчали кривые прутья арматуры, а пыль висела в воздухе непроглядным облаком. Пришлось остановиться.
Сложно сказать, из-за чего рухнуло здание. Скорее всего, оно и так стояло не очень-то крепко, а вибрация почвы от движения БТРа только увеличила шансы обрушения. А возможно, кто-то подготовил незваным гостям «подставу». В любом случае, навскидку пока ничего выяснить было нельзя.
К слову сказать, дома в Трущобах были не очень-то хлипкими по современным меркам строительства, однако под влиянием времени, солнца и кислотных дождей они и вовсе превратились в строительную труху, чудом сохранившую форму жилого здания. На рубеже 22-23 веков в жилищном строительстве наступил кризис, в котором появились более-менее заметные просветы лишь к двадцатым годам текущего века. И все же нужно отдать Объединенным Америкам должное: хуже дома строили только в Минской области Российского Альянса, ну и, пожалуй, в СШУ – Соединенных Штатах Украины. А учитывая, что строителями Трущоб были в основном гастарбайтеры из РА и СШУ… ничего удивительного в том, что здание вдруг обрушилось внутрь себя, завалив к тому же и соседнюю улицу.
БТР остановился.
- Не выходи из БТРа без брони. Ведь труп повесят на меня. А мне это не надо. Так. Оценим обстановку. Завалило, похоже, не только эту улицу. Джокер, посмотри по навигатору, есть ли маршрут объезда.
- Ну да. И не один. Прекрасный маршрут. Просто за***сь. Ну и что, что крюк полкилометра, зато по широкой улице, вдали от этих е***ых курятников.
- Прекрати поясничать. Я тебя понял. Поехали. На сегодня наша миссия закончена и мне не терпится высказать все нашему координатору.
Штурмовик развернул БТР, и машина направилась по объездному пути.
Едва БТР отъехал на пару десятков метров, как на крыше одного из чудом уцелевших зданий мелькнул никем не замеченный силуэт человека. Подбежав к краю крыши, человек безмолвно замахал руками, начал отчаянно жестикулировать, словно привлекая чье-то внимание. Затем, намахавшись вдоволь, скрылся из виду.
Как и следовало ожидать, БТР отряда Гамма далеко не уехал: впереди, на основной широкой улице, замаячила баррикада из наспех сложенных обломков бетонных плит, железных балок и еще какого-то строительного мусора. Высотой она была на больше трех метров, зато занимала едва ли не десяток метров в длину, перекрывая всю улицу. Разумеется, между домами было немало переулков, однако БТР в них точно не поместится. На баррикаде и на крышах более крепких с виду домов показались темные фигурки людей. Они не стреляли и не бросались камнями, а чего-то ждали, явно желая, чтобы их заметили. Однако из укрытия предусмотрительно не высовывались.
Внезапно из рации командира раздался голос:
- Отряду Гамма, вернуться на базу.
- Возвращаюсь, по пути возникли сложности.
Командир повернулся лицом к Раену:
- Извини, но насчет тебя приказа не было. Так что выходи и продолжай задание. Броню можешь взять запасную. И пулемет не забудь.
- У вас заодно рации нет? Старая что-то не работает...
- Посмотри в ящике.
И Раен посмотрел. А посмотрев, резко захлопнул крышку ящика, разразился нервным смехом:
- А я ящиком не ошибся?
- Хотя знаешь, Соня пойдет с тобой. Потому что у нее рация есть, а пулеметчик пулеметчику друг, товарищ и запасные патроны, - продолжал командир невозмутимо.
- Я за собой никого не тащу. Еще неизвестно, найду ли свой отряд в этой дыре... - проворчал Кромвел, напяливая на себя броню.
- Ну как хочешь, - пожала плечами пулеметчица, а остальные бойцы с некоторой усмешкой посмотрели на солдата.
- Так мне рацию дадут, или как? - невозмутимо спросил Раен, закончив одеваться.
- Выйди пока. Сейчас дадим... - отмахнулся старший группы, роясь в том самом ящике, что смотрел Кромвел, вытряхивая оттуда всякие детские игрушки и какие-то пакеты.
Раен взял свой пулемет и вылез наружу...
На баррикаде развевался рваный белый флаг – прошедший через века международный символ сдающейся стороны.
- Мы готовы поговорить! – крикнул кто-то, все еще прячась.
Кромвел спрятался за тушей броневика, от греха подальше, и стал ждать дальнейших событий. Он решил, что обращаются именно к командующему броневика, ибо у Кромвела были свои проблемы, чем встревать в какие-то тёрки отряда "Гамма".
Четверо из отряда Гамма, сидя в танке, наблюдали на маленьком экране изображение того, что происходило снаружи.
- Они вызывают нас на переговоры? – удивилась  Анника Рейгель, пулеметчица.
- Черт их разберет, этих дикарей, - проворчал штурмовик Цандер. – Ты, Соня, еще предложи им сесть за стол переговоров.
- Я ничего не предлагаю, - возмутилась Анника. – Просто удивляюсь. Возможно, эти люди – не такие уж дикари, как ты думаешь, и с ними можно будет сотрудничать.
- Они просто бесы, - категорично заявил Оливер Вендер, второй штурмовик отряда. – В этих Трущобах такое ярое быдло обитает – можешь мне поверить, деточка. В любом случае, оружие у них наверняка примитивное, и если не дадут проехать – разнесем весь их чертов город вместе с его обитателями.
- Тебе лишь бы что-то разнести. И я тебе не деточка, - рявкнула на него Анника. – Идиот.
Пока шла эта короткая перебранка, снаружи ничего не происходило.
Несколько голосов с баррикады прокричали предложение о переговорах. В танке еще немного пошушукались о том, не пальнуть ли по баррикаде из пушки, и в конечном итоге командир Ландау решил, что оно и будет самым верным вариантом. Выходить из танка под прицелом примитивного, но все-таки оружия этих дикарей? Да и что скажет Норрис, если узнает, что его бойцов задержала банда оборванцев?... Раен, спрятавшийся за БТРом, увидел, что три пушки – три тонких, но длинных ствола – пришли в движение и нацелились на центр баррикады. Глянул выстрел. Не очень мощный, чтобы не угробить машину взрывной волной, но достаточный, чтобы балки, ящики, деревяшки и прочие составляющие баррикады разлетелись горящими обломками в разные стороны. В воздух взлетело почерневшее человеческое тело и рухнуло куда-то, пропав из поля зрения. БТР не успел произвести еще один выстрел, потому что на крышах и в окнах соседних домов вдруг показалось немереное число местных бандитов, которые с гиканьем и боевыми воплями стали кидать на улицу зажженные бутылки с горючей смесью, целя в танк непрошенных гостей. Одна бутыль взорвалась неподалеку от Раена, и он тут же почувствовал запах паленой резины и еще каких-то полимеров. Кажется, горела обшивка танка.
- Валим отсюда! – разом завопили бойцы внутри, и по баррикаде грянул еще один выстрел. Путь был условно расчищен, но вот местную банду это явно не остановило. Горючая семь разлилась по земле под танком, и пламя охватило его корпус. Раену хватило ума отойти на несколько шагов, чтобы случайно не попасть под обстрел бутылками, однако спрятаться было решительно негде. Ландау сам взялся за управление танком, и тяжелая неповоротливая машина медленно тронулась вперед, набирая скорость. Корпус танка был охвачен огнем, однако машине это ничем особо не грозило, пока гусеницы не заскрипели по гравийной крошке, оставшейся от баррикады. И там-то у местных бандитов был заготовлен сюрприз для незваных гостей. Ни Ландау, ни кто-либо еще не заметил, что далее по улице, метрах в двадцати от бывшей баррикады, валяется неаккуратная кучка каких-то темных свертков… Однако наружные камеры не давали толком изображения улицы из-за огня, охватившего корпус, поэтому никто не обратил внимания на этот, казалось бы, сущий пустяк. А зря.
Не так давно лидер местной шайки головорезов выторговал у тех мрачных ребят, обитающих в здании старого химзавода, около десяти килограмм пластида для каких-то своих целей, и вот сейчас эта находка оказалась очень кстати. Откуда «мрачные ребята» взяли взрывчатку, местные не знали да и не особо интересовались – в дела той компашки никто по доброй воле не лез. Впрочем, о них позже. БТР с грохотом и треском проехался по дороге, подмяв под себя свертки со взрывчатым веществом, и вот тут-то произошло то, что должно было произойти.
Броня танка на «брюхе» около двадцати миллиметров толщиной, контакт с пылающим корпусом активизировал взрывную реакцию, и БТР взорвался.
Ослепительная оранжевая вспышка полыхнула посреди узкой улицы, и Раену, не успевшему отвернуться или закрыть глаза, показалось, что в двадцати метрах от него только что появилось маленькое солнце. Стены соседних домов пошли трещинами и опасно накренились, однако этого он уже не видел. Кромвела обдало таким жаром, что ему показалось, будто кожа на лице вспыхнула и мигом сгорела, новый комбинезон частично обуглился, а взрывная волна подняла бойца в воздух и безжалостно швырнула в воздух на высоту второго этажа. Оглушающий взрыв ввел Кромвела в состояние полной дезориентации, и боец рухнул на землю, отдаленно услышав неприятный хруст… Он прокатился по земле еще десяток метров, ободрав и без того обожженную кожу и окончательно разодрав многострадальный комбинезон. Свой автомат он где-то выронил и вообще позабыл о нем. Раен был в сознании, но с трудом осознавал, где небо, где земля, какой сейчас год и кто он вообще такой. Боли он не чувствовал, только свинцовую тяжесть, которой налились все его конечности. Он не мог ни пошевелиться, ни подвигать глазами. Угол его зрения сузился до двадцати градусов, и он видел только темную полоску… кажется, неба. Что-то промелькнуло перед глазами, земля завибрировала, а затем Кромвел провалился в пустоту.

0

14

Сергей нырнул в уже знакомый лаз и оказался в унылом царстве разбитых стекол, облупившихся стен и ржавых труб. Внутренности заброшенного цеха представляли собой малоприятную картину, равно как и все здание бывшего химзавода, закрывшегося по неизвестным причинам еще в прошлом веке. Уже лет двадцать в Босваше ходили слухи, что завод, дескать, скоро снесут и сделают на его месте элитный спальный район, однако время шло, а старые покосившиеся здания так и стояли, облюбованные бомжами, бандитами, наркоманами и… прочими интересными личностями. О них позже.
Осторожно перешагивая через кучи полусгнившего хлама, Сергей нашел спуск в подвал и, преодолев несколько маршей ржавой лестницы, очутился в сыром холодом помещении, стены которого были покрыты отвратительной черной плесенью. Закрыв нос и рот рукавом, чтобы не надышаться спорами, Сергей прошел этот мерзкий подвал, в котором наверняка еще водились крысы, и нырнул в уже знакомые технические коридоры, увитые трубами и старыми проводами, как садовые беседки – виноградом. И вот он оказался в довольно сухом и более-менее прибранном подвальном зале, на стенах которого тускло горели старые галогеновые лампочки. Зал подпирался толстыми квадратными в сечении колоннами, между которыми местные обитатели устроили нечто вроде жилых зон: каждая такая зона имела площадь от колонны до колонны и была заполнена различным мебельным хламом разной степени разложения. Обитатели сего неприглядного места старались приукрасить свою «коммуналку» в меру своей испорченности: кто-то постелил на пол старый цветастый ковер, а кто-то развесил на деревянной стойке ожерелья из человеческих костей. Здесь было довольно душновато, но оно и неудивительно: местным жителям вентиляция была не особо-то нужна.
Едва Сергей вошел, не постучавшись, тихие переговоры, витавшие в воздухе, мигом смолкли. Из-за колонн вышли (вылезли, выпрыгнули) давние «друзья» Сергея и тут же образовали вокруг парня полукруг, сверля его жадными красными глазами. Назвать их людьми было крайне сложно: лишь некоторые из них отдаленно напоминали людей, все остальные воспринимались не иначе как монстры из японских комиксов. Конечно, все существа были гуманоидного сложения: две руки, две ноги, одна голова, вроде бы человеческая одежда, но формы… Иссиня-бледная кожа, костлявые неестественно длинные конечности с цепкими когтистыми пальцами, лысые вытянутые черепа, откровенно крысиные физиономии, зубастые пасти, из которых доносилась хриплая шипящая человеческая речь… Некоторые стояли прямо, некоторые – чуть согнувшись, чем еще больше напоминали диковинных животных. Были здесь существа, более-менее похожие на людей, однако у них тоже была какая-то неестественная, словно резиновая, кожа, заостренные уши, тонкие длинные пальцы, и вообще во всем их образе сквозило нечто крайне омерзительное. Разве что слизью не истекали – хоть на том спасибо.
- Ты притащил нам новый молекулярный компьютер? – зашипел один из красноглазиков – тот, что больше всех остальных напоминал гигантскую крысу, вставшую на задние лапы.
Не успел Сергей что-то придумать в свое оправдание, как случилось нечто странное: земля задрожала, сверху посыпалась мелкая щебенка, колонны, подпирающие потолок, пошли мелкими трещинами. Под землей что-то заскрежетало, громко заскрипело, как несмазанная телега, а потом раздался подземный грохот, скрип, лягз заржавевших механизмов… От неожиданности многие существа упали на пол и закрыли головы руками, словно ожидая, будто потолок сейчас рухнет на них. Зажал уши и Сергей, но все прекратилось также внезапно, как и началось.
- Вот блин, - протянуло красноглазое существо, когда все затихло. – Колхозники безрукие.

* * *

Едва Гуинпленн(а) увели, у Сэмюэля Норриса начались неожиданные проблемы. Передвижной фургон с лабораторией внутри совсем без предупреждения качнулся, накренился и с ужасным грохотом обрушился набок. На Норриса, едва успевшего закрыться руками, посыпалось упавшее оборудование и осколки стекла. Доктора, не успевшего даже ойкнуть, придавило тяжелым сканером, и он, хоть и выжил, но потерял сознание. После этого неожиданного бедствия никакие щупальца из-под земли, конечно, не вылезли, однако разрушения внутри передвижной лаборатории были катастрофическими. Норрис ощущал легкую вибрацию земли, словно где-то внизу пролегала ветка подземного транспорта, по которой сейчас ехал поезд. Однако что за толчок так тряхнул фургон – было неясно. 
- Какого черта!? - Выпалил Норрис, вставая с пола, когда землятресение закончилось.
Доктор в отключке, Гуина не видно, все раздолбано, разбросано и перевернуто, хаос, в общем.
Полковник встал на ноги, поздравив себя с тем, что он оказался цел и невредим, и попытался связаться по рации хоть с кем-то.
- Говорит лидер, - сказал Норрис в рацию после недолгого шипения. - Кто-нибудь знает, какого хрена происходит?
Рация, вопреки всем законам жанра, внезапно работала. Послышался треск радиопомех, и голос командира одного из мелких отрядов ответил:
- Сэр, вы в порядке?... Это Дэвис, отряд «Дельта», мы обыскиваем промзону, местные все куда-то смылись. У нас пока ничего.
- А землетрясение? - не понял полковник, бегая взглядом по разрушенной лаборатории. - Из-за чего землетрясение произошло?
Норрис считал, что район, в котором они работают, не сейсмоопасный, да и вообще удивительно, что связавшийся с ним солдат ничего не сказал про тряску такой силы. Они её что, не почувствовали?
- Какое землетрясение? – не понял голос по рации. – Сэр, с вами все в порядке?
Теперь вообще стало ничего не понятно. Норрис завис где-то на полминуты и, отойдя немного от шока, сказал в рацию:
- Я в порядке, возвращайтесь на базу и готовьтесь к зачистке трущоб.
Полковник понял, что дело не в землетрясении, что-то перевернуло лабораторию, и чтобы проверить это, он решил выйти наружу, надеясь, что дверь не заклинило.
- Вас понял, - ответил равнодушный голос Дэвиса. Рация умолкла.
Двери не заклинило, и едва они разъехались в стороны, Норрис смог выбраться наружу. Выбрался и… замер.
На том месте, где недавно стоял фургон, красовался огромный провал грунта: метров эдак пять в диаметре, из провала высунулись какие-то металлические стойки, балки, кусок металлической площадки… Казалось, будто эти старые строительные конструкции внезапно сами выросли из земли и, толкнув фургон под днище, опрокинули его. Чуть поодаль также был провал в земле, продолговатой формы, примерно пять метров длиной, и из него тоже торчала какая-то ржавая арматура. Вибрация земли исчезла, и местность выглядела так, будто провалы образовались не минуту назад, а были здесь всегда.
- Эй! Кто тут есть! - начал кричать полковник, пока не подбежало несколько его подчиненных, прибывающих в небольшом шоке. - Вытаскивайте людей из завалов, начните с лаборатории.
Солдатики на автомате быстро начали исполнять приказ, в то время как Норрис осматривал непонятные конструкции и провалы.
- Часовых ко мне! - гаркнул он, когда ему надоело бесцельно смотреть на творившееся безобразие.
К полковнику сразу подбежали три бойца из его отряда, вид у них был, мягко говоря, зашуганный.
- Какого черта тут происходит? – спросил Норрис, явно пребывая на нервах, что выражалось и в интонации, и в мимике. – Говорите!
Бедные часовые мало что могли сказать, единственное, что от них можно было добиться в их зашуганном состоянии – это бессвязный набор слов типа «А я что? Я ничё. Я стоял, бдел, а тут каааак вылезет», в общем, ничего не понятно.
- Так… всё с вами ясно, - разочарованно произнес полковник настолько мрачно, что его бойцы сразу поняли, для него про них действительно всё ясно.
Чтобы хоть как-то спасти положение, один из бойцов вдруг выдал идею.
- Может, записи с камер наружного наблюдения принести, - сказал он. – Вдруг на них что видно?
Взгляд Норриса тут же изменился с мрачного на заинтересованный.
- Не стой столбом, марш за ней, если она уцелела.
Боец с места рванул куда-то в сторону и через пару минут прибежал с портативным проигрывателем и диском. Вставив диск в проигрыватель, все четверо уставились на экран.
Несколькими минутами ранее была сделана следующая запись: стоит на окраине Трущоб фургон, ничего не происходит, как вдруг с треском и грохотом (впрочем, звук камеры все равно не записывали, поэтому получилось не так эффектно) некоторые участки грунта на пустыре попросту провалились, зато в других участках из-под земли вылезла ржавая арматура и какие-то балки, словно их вытолкнула наружу какая-то неведомая сила. Одна такая балка оказалась прямо под фургоном. Толкнув его, она перевернула фургон и вылезла ржавым штырем на высоту около двух метров. Теперь пустырь представлял собой странную картину: небольшие, метра три в диаметре провалы грунта, а также торчащие тут и там какие-то железные балки да штыри. Странная подземная конструкция показала свои ржавые верхушки, и больше ничего не происходило.
- Что за хрень тут происходит? – в сердцах буркнул Норрис, закрывая плеер и едва не ломая его. Подумав недолго, офицер продолжил. – Два человека пусть пробегутся по лагерю и оценят ущерб, эту запись отправить в главный штаб, пусть пришлют специалистов… там геологов или ещё кого. Всем остальным исполнять предыдущий приказ, готовиться к зачистке трущоб и свяжитесь уже наконец с отрядом Гаммы!
Когда полковник закончил, его бойцы тут же разбежались, кроме одного. Это был связист отряда «Зверь».
- Сэр, связь с Гаммой потеряна, кажется, с ними что-то произошло.
- Значит, нам тем более не стоит оставлять это место не тронутым, - решил Норрис, тратить время на поиски Гаммы он не хотел, сами виноваты если погибли. – Когда огнеметные расчеты будут готовы, доложите мне.
- Есть, - связист отсалютовал и побежал на свой пост.
Норрис остался на месте в раздумьях о том, что же здесь произошло.

0

15

Первое, что он ощутил, была боль. Ноющая. Нестерпимая. Хотелось заорать, но он не мог. Воздух не поступал почему-то в легкие. С трудом приподняв тяжелые веки, Раен сначала увидел только сплошной серый цвет вперемешку с какими-то оранжевыми бликами. Затем четкость медленно начала возвращаться, но не полностью... Её хватило только на то, чтобы различить среди зернистого серого цвета в глазах очертание БТР-а, объятого огнём, а потом наступила темнота...
Раен, потерявший сознание, не почувствовал, как его подняло несколько сильных рук. Затем его куда-то потащили, а когда он очнулся, то подумал, что ослеп, потому что, открыв глаза, не увидел ровным счетом ничего. Кажется, он лежал на полу или на земле – через комбинезон он явно ощущал спиной крупную гальку. Пахло сыростью, плесенью и еще какой-то химической гадостью. Все тело ломило, по позвоночнику растекалась страшная ноющая боль. Попытка напрячь мышцы также отозвалась жгучей болью во всем теле. Кажется, у парня было как минимум два-три перелома и серьезная травма позвоночника. В голове гудело, перед глазами плясали разноцветные пятна, создавая ощущение какой-то нереальности. Раен с трудом соображал, кто он, где он и как здесь оказался.
Рядом переговаривалось несколько свистящих голосов.
- Ну зачем его сюда притащили? Нельзя было добить, что ли? – шипел один голос, такой хриплый, будто принадлежал заядлому курильщику.
- Да, выпить его – и дело с концом, - поддержал его второй хрипун. – Ребята, нахрена вы его принесли?
- Нам его бандюки местные отдали – говорят, он из тех солдафонов, что шарятся по Трущобам и что-то вынюхивают, - был сиплый ответ из темноты.
Раен понял, что обсуждают его.
Несколько голосов продолжили ругаться:
- Ну и бес с ним – прибьем, и все тут!
- Они вам его за бесплатно отдали? Подозрительно! Что-то не припомню у этих сволочей доброй воли!
- Пфф… человечишка и так труп. Сожрем его, ребята, а труп оставим крысам.
- А может, лучше сперва допросить? – предложил кто-то с более-менее нормальным голосом.
- Кхе-кхе-кхе… много он уже не расскажет, не жилец.
-  Все равно мне не нравится, что тупые человеческие вояки уже второй раз приезжают сюда на своих убогих тачках и что-то тут ищут. Уж не нас ли?
- Да даже если и нас… ничего они здесь не найдут. Пусть только – хе-хе – сунутся…
Послышались хриплые смешки.
- А давайте-ка его Змеюке отнесем – пускай решает, что делать. Добить – так добьем. Сожрать – так сожрем. Вдруг Лысая Башка прав, и из этого куска дерьма можно что-нибудь полезное вытрясти? – предложил еще один сиплый голос.
- Мне тоже не нравится, что эти глупые людишки выискивают тут что-то и суют свои длинные носы куда не следует, - поддержал его еще один. – Надо рассказать об этом Змеюке.
- Ладно… Пускай Змеюка смотрит, - послышалось в ответ. – Хотя, я б его прибил прямо тут – и не парился б.
Очнувшись снова, Кромвелу на этот раз не хотелось вопить, однако на этот раз он дышал, но очень слабо и мелко. Казалось, что не только от любого движения, но и от любой мысли тело начинает болеть ещё сильнее. Разговор Раен не понимал. Всё его сознание было переполнено абсолютной пустотой, которую заполняла боль.
Он не услышал над собой хриплого дыхания, не почувствовал он тепла склонившихся над ним тел… но все равно почему-то ощутил, что над ним стоял те самые странные люди (или нелюди?), переговаривающиеся о его дальнейшей судьбе.
- Да он ж щас сдохнет, ребята, - заскрежетал голос прямо над его ухом. – Че будем делать?
- Добить, - предложил глухой голос откуда-то издалека.
- Пф… опять ты за свое, Крысеныш, - фыркнул кто-то. – Может, сожрать?
- Вы все глупые и непрактичные, - заявил уверенный, но все же сиплый голос. – Я думаю, пришло время проучить этих солдафонов, вынюхивающих что-то на наших землях. Они еще пожалеют, что приперлись к нам.
- И что ты предлагаешь, Лысая Башка?
- Сделаем его своим агентом. Вот солдафоны охренеют, когда увидят… это.
- Гы! А ну как Змеюка орать будет?
- Не будет. Тем более, пока Змеюка соизволит притащить сюда свой тощий зад – наш дружок окочурится. Ну-ка расступитесь…
Раен снова почувствовал, как над ним кто-то склонился. Зашуршала какая-то ткань, заскрипел гравий… Его бесцеремонно ощупывали в темноте, трогали лицо, шею, руки… Наконец раздался неприятный животный треск, будто треснула чья-то кожа… И Раен к своему ужасу почувствовал, как на его лицо капает вязкая холодная жидкость. И не просто капает – льется ручьем, заливая нос, губы, стекая на шею… К его губам прислонилось что-то холодное, вонючее, склизкое… в рот стекала та же холодная жидкость с явным металлическим привкусом.
- Пей, приятель, - зашипел голос у него над ухом. – Будешь как новенький.
Разум был в тумане... Ровно до тех пор, пока в рот не полилась какая-то гадость. И тут у Раена словно открылось какое-то странное самочувствие. Ему вдруг стало плевать, больно ли ему, холодно ли, где он, о чём он думает вообще? Самой первым и чуть ли не главным желанием стало только одно - выплюнуть из себя эту гадость, что он сразу же и сделал, и тут же неистово закашлялся... Кровью.
Чья-то ледяная рука цепко держала его голову, не давая подняться, другая зажала ему нос, заставляя глотать непонятно откуда взявшуюся тягучую жидкость с металлическим привкусом. Пытка продолжалась еще несколько минут, потом послышался скрипучий голос:
- Да отпусти ты его, хватит. Выживет солдатик.
Раена отпустили, послышался хруст гальки – кто-то отошел от него на несколько шагов. Не сказать, что самочувствие Раена сильно улучшилось, но в целом боль уже была терпима.
Солдат закашлялся и, почувствовав непреодолимый рвотный позыв, блеванул все содержимое желудка, успев повернуть голову вбок, чтобы блевотина не оказалась на его же комбинезоне. Вокруг послышались разочарованные хриплые вздохи и какое-то даже сочувственное кудахтанье.
- Ты чего творишь, сдохнешь же! – прохрипел кто-то ему на ухо. – А ну давай сюда!
Раену опять зажали голову и заставили-таки проглотить немного мерзкой жидкости. Потом перед глазами у Раена все поплыло, и он провалился в темноту.
Существа зашушукались. Потом стали бесцеремонно ощупывать бездыханное тело солдата.
- Балин, он сдох, - разочарованно прокряхтел кто-то. – Сука.
- Сам ты сука, - зашипел на него кто-то. – Не хотел он пить – и все тут! Я ни при чем!
- Да я не тебе, - первый голос. – Солдафон сука. Взял и сдох, мразь.
Незримые существа еще некоторое время посетовали на судьбу за то, что так неудачно получилось с раненым человеком, потом кто-то выразил предположение, что он жив, только в коме.
- И че теперь с ним делать? – выразил кто-то общий вопрос.
В подвале послышался тихий срач о том, что же делать с трупом или не совсем трупом. Пока шли эти хриплые разборки, случилось нечто странное. Где-то вдалеке что-то заскрежетало, заскрипело и… оглушительно обрушилось. Земля задрожала, с потолка посыпались тонкие стройки штукатурки…
- Уйбля, - послышались хриплые голоса. – Ребят, валим отседова, пока нас не придавило! – и толкаясь, пинаясь и отчаянно ругаясь, странные подземные существа поспешили скрыться. Про Раена все дружно как-то забыли, и о его судьбе история временно умалчивает…
Через некоторое время гул, скрежет и вибрация прекратились, и где-то на поверхности полковнику Сэмюэлю Норрису выпала честь лицезреть последствия странного происшествия…

0

16

И действительно: помещение, в котором оказались Лина и Теодор, было без окон и дверей, лишь маленький приоткрытый люк на потолке излучал слабый свет. Это был пустой зал (кажется, подземный) размерами примерно двадцать на двадцать метров, пол его покрывал сырой гравий, на стенах угадывались темные подтеки каких-то уже давно засохших жидкостей. Взгляду было не за что зацепиться, никаких выходов тоже видно не было.
- Интересно, куда это нас занесло, - пробормотал Теодор, оглянувшись. На первый взгляд, никакого выхода из зала не было. Люк на потолке не в счет. Впрочем…
- Лина, ничего не замечаешь? – спросил ученик мага у своей спутницы. Впрочем, можно было попробовать самому осмотреть стены. Только под другим… точнее, совсем другим зрением.
Вначале герметист прибегнул к инфравидению, на что-то надеясь. Потом он попытался перенастроиться на восприятие Сил. Точнее, одной Силы – электричества. Других идей у Коуна не было. Закрыв глаза, он начал шептать нужные слова на енохианском…
Хотя… есть и пара других способов, но о них позже.
Внезапно совсем без предупреждения раздался треск, и с потолка магу на голову свалился кусок штукатурки, вынудив прервать колдовство. Удар был таким сильным, что Теодор едва не упал, а перед глазами его засверкали разноцветные звездочки. Не стоило шутить с духами Парадокса. Еще дешево отделался, можно сказать. В ту же секунду крышка люка, которую беглецы почему-то неплотно закрыли, с металлическим лязгом встала на место. Теодор успел заметить на секунду высунувшееся из канализации щупальце, подхватившее крышку и положившее ее строго на место.
- Дверь за собой закрывать надо! – неожиданно донесся до них возмущенный вопль, исходивший, кажется, из канализации, откуда они с таким ужасом убежали. И тут все стихло.
«Тонкий» намек Теодор быстро понял. Пример учителя о более худших последствиях моментально всплыл пред глазами. Образно выражаясь.
Только одного маг не понял: тот голос ему не показался или это галлюцинация из-за Парадокса? Некоторое время Коун просто прикрывал голову руками, ожидая, когда звездочки из глаз куда-нибудь исчезнут и можно будет в полной мере сосредоточиться.
- Ты это слышала? – спросил он у Лины, медленно поднимаясь. Взгляд герметист переместил в сторону люка. Кажется, с ним что-то произошло…
- Конечно слышала! А я вроде его плотно прибила, блин. Ладно, уходим отсюда, у меня мурашки по коже бегают от этого места, - произнесла Лина и потащила парня за собой. - Свалим подальше и выберемся наружу, а дальше уже по ситуации смотреть будем. Ладно хоть эти отстали, - добавила она.
Правда, в маленьком помещении идти было решительно некуда: повсюду лишь голые стены. Непохоже было, чтобы здесь были какие-то потайные ходы или что-то в этом роде… Хотя на одной из стен Теодор обнаружил старые ржавые скобы, поднимающиеся до самого потолка. Приглядевшись к полумраку, он понял, что скобы эти ведут к одному маленькому и малозаметному люку, который так плотно прилегал к перекрытию, что с первого взгляда его было не отличить от потолка. И вдруг наверху, над потолком явственно послышались чьи-то тяжелые шаги. Много-много шагов.
-Тс-с, ждем, - прошептал Теодор, доставая на всякий случай пистолет.
Послышались приглушенные голова, наверху решительно переговаривались какие-то люди. Послышались уверенные шаги, эти люди явно исследовали здание. Несложно было догадаться, что это наверняка те военные, что чуть не схватили этих двоих около завода. Несколько минут ничего не происходило, потом кто-то сунул в центральный люк башку, посветил фонариком.
Маг тихо прошептал несколько заклинаний. Одно - от обнаружения техникой в инфракрасном спектре. Второе немного сгустило тени. Такая причудливая игра света и тьмы, скрывающая мага и стоящую рядом девушку. Главное встать рядом, с ней поближе и крепко сжать жезл.
Кто-то наспех посветил фонариком, обойдя тот участок густой тени, где сжались Теодор и Лина, потом исчез наверху. «Чисто», - послышалось сверху. Кажется, не заметили. Погромыхав сапогами еще немного, солдаты куда-то ушли.
«Укрой меня от замыслов коварных», - так иронично называл учитель целый комплекс заклинаний для сокрытия. Это название сразу всплыло в голове у Теодора.
- Благодарю, - сказал он… кому-то или чему-то, давшему ему способность к таким заклинаниям. Но снимать щит он пока не решался…
- Вроде пронесло, - пробормотал герметист, взмахом жезла отменяя действие щита, не пропускавшего инфракрасное излучение.

0

17

В этот вечер, пока где-то в Норфолке, жилом районе Босваша, Лина Ливин в компании мага-герметиста убегала от военных, в Неонополисе – в так называемой «зоне отчуждения» - отряд ЗВ-1 стоически рвался к выходу. Началось все довольно печально: их товарищ Чед Ремси из отряда ЗВ-2 заболел какой-то серьезной и трудно диагностируемой болезнью, а необходимых медикаментов на базе не обнаружилось. На просьбу, направленную лично Гарсии, начальник ответил отрицательно – мол, не несите чушь, на базе есть все необходимое, а если что-то надо – пишите заявление в отдел поставок… В итоге, чтобы спасти товарища от неминуемой смерти, совет отрядов ЗВ-1 и ЗВ-2 принял единственное верное решение: под шумок, устроенный Альбертом Вескером, свалить с базы и закупить в ближайшем обитаемом районе (в том самом Норфолке) все, что неразборчиво накарябал доктор Беккет на листке бумаги…
По задумке Беккета, Вескер незаметно выпустил из клетки ксеноморфа, чью личинку некогда подселил лицехват в его собственное горло, и это вызвало нужный переполох. На всем втором этаже (если считать снизу) разнесся сигнал тревоги, охрана поспешила к мгновенно опустевшей лаборатории, а отряд ЗВ-1, собрав рюкзаки и оружие, тихонько поднимался наверх… Вообще-то они еще не находились у компании на хорошем счету, и покидать базу после 6 часов вечера конкретно им было запрещено. Да и не только после 6 – вообще запрещено было выходить без личного разрешения Гарсии. Иногда Гарсия позволял им «прошвырнуться» (вот как Ремси сегодня утром) в целях социализации в незнакомом мире, но был решительно против вечерних и ночных прогулок по Босвашу. «Не хватало еще, чтобы вы влезли во что-то и опозорили меня», - заявил он.
Чем именно они могли бы опозорить Гарсию, никто не знал, да и задумываться времени не было, поэтому О’Нилл просто принял решение поступить в своем стиле – сбежать на один вечер с базы и купить в городе все, что требуется. А вообще пофигизм Гарсии начинал его сильно раздражать. Такое ощущение, что этот старый пень делает все назло.
Итак, лифт быстро поднялся на последний этаж базы – на самую поверхность. Там был пункт охраны, через который, разумеется, им просто так не пройти. Однако, пока они ехали в лифте, была придумана неплохая легенда, рассчитанная на то, что о побеге ксеноморфа уже известно.
Подбежав к титановым воротам, Дэниел, согласно намеченному плану, замахал руками перед предполагаемой камерой слежения (современные камеры были настолько мелкими, что заметить их было порой просто невозможно) и крикнул:
- Эй, откройте! У нас чрезвычайное происшествие!
- Кто такой? – тут же последовал недобрый ответ.
- Дэниел Джексон, отряд ЗВ-1, второй уровень!
- Что случилось?
- Нам нужно к эльдарам, срочно! Переносим ценное оборудование!
Перед камерой замаячили О’Нилл, Саманта и Джонас. Через некоторое время ворота заскрипели и стали подниматься вверх. Не дожидаясь, пока они поднимутся, все четверо подлезли под воротами и встретились с шестью охранниками в черных комбинезонах и масках. Мдэ, серьезные ребята, при оружии…
Сжимая обеими руками рюкзаки перед собой, ЗВшники остановились и, стараясь изобразить на лицах волнение, принялись наперебой тараторить легенду:
- Пропустите, личный приказ полковника Лэндри! – вряд ли охранцы знали, кто это такой, но сказать следовало, звучало-то круто. – На втором этаже совершил побег ксеноморф, мы выносим особо ценное оборудование в поселение эльдар, нам срочно надо пройти! Ну просто срочно!
- Показать что несете! – был приказ.
ЗВшники присели около рюкзаков и с готовностью стали вынимать заранее сложенные безобидные компьютерные платы, какую-то недопаянную схему МакКея, устрашающего вида, но довольно безвредные аккумуляторы, какие-то карты памяти, странного вида цилиндры, непонятного предназначения металлические шары… Расчет был на то, что тупые охранники понятия не имеют, что это за куча техники, и купятся на «особо ценное оборудование». Единственным риском было то, что они могли увязаться сопровождать их к эльдарам, но О’Нилл сказал, что этот пост, самый важный по сути, покидать никак нельзя.
Внимательно осмотрев и ощупав («Не трогайте! – притворно испугался Джонас. – Знаете сколько денег стоит этот дифракционный параболический электро-интегральный рекомбинатор ШурСтраКосского гальваномагнитного поля?!»), охранники не нашли ничего подозрительного и дали добро – мол, валите к своим остроухим. Между прочим, хоть проект «Звездные Врата» держался в секрете даже внутри корпорации, об эльдарах знали все кому не лень. Сложно не заметить этих странных существ, которые не особо-то скрывались… ЗВшники не знали, какую легенду на их счет придумал Гарсия, наверняка что-то о генетических мутантах, но о Звездных Вратах, инопланетных цивилизациях и путешествиях в другие миры говорить было строго запрещено.
Кое-как побросав «особо ценный» хлам в рюкзаки, они чуть ли не бегом рванули к выходу, стараясь не выдать своей радости. Пробежав по широкому полукруглому тоннелю, они оказались на свежем (хотя это спорный термин) воздухе. В вечереющем небе грозно нависли серые облака. Перед  ЗВшниками раскинулась настоящая постапокалиптическая панорама мертвого города с черной выжженной землей, разбросанными тут и там кусками арматуры и покосившимися, как после бомбежки, остатками некогда высотных зданий где-то вдалеке… По официальной информации, некогда здесь упал метеорит, и после этого город Неонополис лежит в руинах, словно готовая декорация для снятия фильмов ужасов, но МакКей не так давно выкопал где-то подтвердившийся позднее слух о том, что на самом деле здесь произошла стычка между людьми и неким инопланетным существом, называемым «хищник». ЗВшники стали с интересом копать это дело, но внезапная болезнь Ремси заставила их прерваться и заняться чем-то более важным.
- Полный Фоллаут, - прокомментировал увиденное О’Нилл.
- Чего-чего? – не понял Джонас. У него на Лангаре Фоллаут был неизвестен, равно как и Сталкер.
- Забей, - коротко пояснил О’Нилл. – Давайте, что ли, спрячем где-нибудь эту тяжесть…
Они дружно вывалили из рюкзаков «особо ценный» мусор под ближайшей свалкой покореженных машин, оставив только электронные гаджеты, оружие и карточки. Потом осторожно двинулись в путь. Где-то в отдалении мерцали желтым светом пластиковые купола, под которыми поселили эльдар… Но туда ЗВшники не направлялись – нечего было втягивать в это дело еще и К’Сандрию.
- Надо взять машину, - сообщила очевидное Саманта. – Иначе далеко не уйдем.
- Тем более, небезопасно это, - согласился Дэниел. – Вдруг тут на самом деле радиоактивная зона?
Повисла пауза. О’Нилл и остальные обдумывали вероятность попасть под радиационное излучение.
- Типун тебе на язык, - строго сказал Джек. – А вообще Картер права. Где у нас тут стоянка транспорта?...
Украсть тачку оказалось даже проще, чем пройти пункт охраны. Им повезло: на автостоянке нашлась машина кого-то из обслуживающего персонала, приехавшего сюда на суточную смену: довольно старенькая, потрепанная, зато без крыши, что позволило запрыгнуть в нее и, выдрав с «мясом» панель управления, покопаться в проводах. Терзаться угрызениями совести все решили потом. Саманте понадобилось на это около пяти минут – что довольно немного, учитывая, что она впервые столкнулась с незнакомой техникой. Затем, подключив к одному из разъемов свой гаджет-навигатор, она задала курс, и машина покатила сама по ухабистой почве, держа курс на цивилизацию. Кажется, им удалось смыться с базы…
На КПП у выезда из наземной зоны их задержали, проверяя документы, но пропустили. Считалось, что раз выпустили с самой базы – значит, нет смысла придираться к чему-то на последнем КПП. В конце концов, Гарсия же не давал общего приказа «не пущать» вот конкретно этих чуваков, а с документами у них было все в порядке. Разве что Саманта прикрыла рюкзаком разодранную панель управления… Далее они покатили уже по более приличной бетонной дороге, что вела к слабо светящемуся ореолу, окутывающему спальные районы Норфолка.
Вечерело.

0

18

Военные ушли. По крайней мере, топот ног где-то наверху затих в отдалении. Лина мягко высвободилась из непрошенных объятий Теодора и, задрав голову, долго к чему-то прислушивалась и присматривалась. Наконец она сказала:
- Кажется, наверху никого нет. Я полезу первая.
И она, не дождавшись возражений мага, ловко нащупала металлические скобы в стене и принялась карабкаться наверх. Один раз она чуть не сорвалась, и вниз полетела каменная крошка, но девушка удержалась и, кряхтя, приподняла железный люк. После чего с явным трудом заползла наверх.
- Давай сюда! – послышался ее голос.
Маг не возражал и остался ждать внизу. Правда, после того, как Лина едва не сорвалась, Теодор задумался, а не зря ли?
Впрочем, не зря – девушка хоть и с трудом, но забралась наверх.
«Неужели… так, канализация. Она могла что-нибудь подхватить взамен», - подумал герметист, забираясь наверх.
Получилось у него немного лучше, только скобы искал дольше.
«Только бы военные ушли», - пожелал мысленно Коун.
Поднявшись, он оглянулся и поинтересовался у Лины:
- Ты как?
Девушку шатало. Ко лбу прилипли черные пряди волос, невидящие глаза закатились. Лина оперлась о стену и, превозмогая внезапно накатившую слабость, прошептала:
- Все хорошо… Просто много бегаем. Пошли отсюда поскорее, мне не нравится это место. Ты сможешь нас вывести отсюда?
- Уверена? – усомнился Теодор, но развивать эту тему дальше не стал. Неплохо было бы проверить ауру, не заболела ли она чем-то еще, но он и так «обколдовался». А на вопрос девушки маг ответил просто: - Попытаюсь. Иного не дано.
- Не волнуйся так за меня, - слабо улыбнулась Лина. – Просто я еще никогда… ну… так не бегала. Тем более, от военных.
Ее лицо покрывала смертельная бледность. Она с явным трудом «отклеилась» от серой стены и, уже тверже держась на ногах, прошлась по помещению, в котором оба оказались. Кажется, это была недостроенная многоэтажка. По крайней мере, первый этаж, в котором они оба находились, состоял только из тонких перегородок, расписанных нецензурными словами и разрисованных картинами заборно-эротического содержания. Пол был завален бытовым мусором, кое-где виднелись явные следы человеческой жизнедеятельности. Пустые дверные и оконные проемы свидетельствовали о том, что, скорее всего, в этом доме никто не жил, и недостроенную многоэтажку постепенно превратили в свалку, общественный туалет и ночлежку для бомжей.
Из серой замусоренной комнаты вело два выхода наружу. Три, считая окно. Из одного проема тут же начиналась лестница наверх – такая же грязная и заплеванная бычками, как и все в этом районе с говорящим названием Трущобы. Лина сунулась было к окну, как вдруг резко отпрянула назад.
- Вот они! – раздался чей-то голос снаружи.
В проеме замаячила бритая башка и черный комбинезон. Лина отступила к стене и закрыла голову руками. Ей показалось, будто ее сейчас расстреляют. Растерявшись, она не сообразила, куда бежать, кинулась к лестнице и… столкнулась нос к носу с группой вояк, недавно обшаривающих верхний этаж, но сбежавшиеся на крик патрульного. И Лина поступила очень по-женски – пронзительно завизжала и, бросившись назад, спряталась за спину Теодора. Кажется, они попались, и бежать было некуда.
- Ну хватит уже бегать, вы, мастера маскировки, - недовольно буркнул «черный комбинезон», спустившийся сверху в компании таких же солдат. – Давайте-ка по-хорошему и без глупостей – вы выкладываете все свое оружие и….
Неожиданно послышался слабый стон, и Лина, пошатнувшись, начала медленно оседать на пол.
Герметист только вздохнул и медленно достал пистолет, который потом уронил на пол. Он начал очень хорошо понимать своего учителя, но что он мог сейчас предпринять? Даже не так - рискнуть предпринять? Его знаний было недостаточно, и обстановка не могла никак помочь. Никаких доступных сил. Тупик.
Остается только идти с солдатами. И ждать момента. Может, потом повезет.
Только вот что с Линой? Маг попытался по возможности обернуться, чтобы узнать это. И помочь.
- Подтолкни свою пумпалку сюда, живо! – рявкнул один из военных, увидев, что Теодор бросил на пол пистолет. – Чего встал, придурок?!
В этот момент Лина почувствовала, что ноги ее подкосились, и она с тяжелым вздохом упала на пол без сознания. Ее лицо покрылось смертельной бледностью, только щеки пылали болезненным румянцем. Глаза были закрыты, но веки подрагивали.
Солдаты замешкались.
- Наркоманка, что ли? – неуверенно буркнул кто-то.
- Эй, отойди от девки, - приказали Теодору. – Держи руки на виду!
Коун с тревогой посмотрел на девушку. Неужели она подхватила что-то из канализации? Или просто стресс вместе с переутомлением? Он понадеялся на второе.
А пистолет… повинуясь требованиям солдат, герметист оттолкнул его от себя ногой. Руки все так же держал на виду. Ну а сумка…. Она уже лежала на полу.
«И что дальше?» - тоскливо подумал маг.
Теодора оттеснили куда-то к стене, двое склонились над бездыханной Линой. Один приподнял ей голову, раздвинул пальцами веки.
- Обморок, - констатировал он. – Кажется, девушка чем-то больна.
- Или прикидывается, - буркнул второй.
- В любом случае, оружия у нее нет, - сказал первый, наскоро пошарив по карманам Лины. – Отнесем к полковнику, там посмотрим.
Еще двое, что находились в помещении, наскоро обыскали Теодора, подобрали его сумку и пистолет и тычками в спину приказали выдвигаться. Лину взвалил на плечо один солдат, и вся процессия двинулась по узким грязным коридорам. В оконных проемах снаружи изредка маячила лысая башка патрульного.

0

19

Тем временем под землей происходили удивительные приключения русского парня Сергея Кушнарева.
Еле удержавшись на ногах, парень окинул взглядом существ:
- А это что было? - фраза была брошена лишь только ради того, чтобы прозвучать, честно говоря, его не интересовал данный момент. Много чего могло здесь рушиться, но люди плевали на это место пока это не касалось их.
- Нет, не принес, но хочу у вас попросить четыре компьютера-шара с удаленным управлением. Я знаю, у вас такие есть. Поможете мне? - закончив фразу, парень начал сверлить вожака вопрошающим взглядом.
Красноглазик хмуро посмотрел на него.
- Опять? – недовольно проворчал он. – И что я буду с этого иметь?
- Ключи, ключи доступа к корпоративному хранилищу и VPN-туннель к вспомогательному серверу.
Сергей знал, чем подкупить эту толпу. Они уже давно долбались об защиту корпорации, но пока безрезультатно, а тут ключики, да еще и защищенное соединение.
Носферату – а это были именно они, подземные представители ксенобиоты этой планеты – мерзко захихикали. Не так-то все было просто! И расчет Сергея оказался не совсем верным, ибо кое-кому хотелось поторговаться. К слову сказать, Носферату , будучи кланом особо уродливых вампиров-мутантов, имели в своих рядах довольно талантливых компьютерщиков, посвятивших свои не-жизни развлечениям (а иногда и работе), связанным с контролем всех электронных сетей Босваша. Основав поселение на территории старого химзавода, эта шайка похожих на полулюдей-полукрыс существ занималась в основном электронными грабежами, устраиванием скандалов внутри корпораций и изредка – пополнением своих рядов, превращая какого-нибудь важного начальника или известную красавицу-модель в себе подобное отвратительное создание. Все они давно отказались от своих прежних человеческих имен, заменив их на смешные, но точные погоняла: Крыс, Лысая Башка, Сизое Ухо, Змеюка, Слизень, Обормот, Недотепа – и прочие не особо ласковые «имена». Живя по сути бок о бок с обитателями Трущоб, они поставляли им украденное где-то простенькое оружие, кровь для собственных гулей, а местные бандюки в ответ держали рот на замке и в случае чего защищали этот небоевой в общем-то клан от посягательств полиции, ищущей здесь наркоманов… Короче, такой вот симбиоз. Кушнарев оказался втянут в жизнь подземных обитателей случайно, однако не жалел об этом и даже наладил кое-какие «торговые» связи. Носферату могли помочь ему в одном деле, Кушнарев же предлагал им украденное где-то оборудование, микросхемы, чипы и прочее.
Красноглазый Змеюка перестал хихикать и, подбоченившись, нагло заявил:
- С этой ерундой Жирдяй и без тебя разберется, а ты, человечек, уже второй раз приходишь с пустыми руками. А ну как щас Остроухого позову – он давно хотел птенца заиметь… Заживешь с нами, а? Не желаешь? – издевательски произнес он.
К Сергею, покачивая костлявыми бедрами, подошла затянутая в латексный черный комбинезон дамочка-Носферату: длинноносая, с сизой кожей, с множеством пирсингов на лице и шипастым ошейником на шее. Ухмыляясь острыми зубками, она, кривляясь, прошипела:
- А может, я его обращу? Какой пацан-то… Будешь моим птенчиком, мм? – почти промурлыкала она, проводя по груди Сергея костистой лапой с угольно-черными длинными ногтями.
Позади Сергея послышалась возня, и на слабый свет электрической лампы вылезло еще несколько Носферату. Они вели себя как-то крайне смущенно и постоянно подпихивали друг друга вперед, стараясь спрятаться за спину соседа. Говорить, что случилось, явно не хотел никто.
- Ну что у вас там? – обратил на них взор своих болезненных глаз Змеюка.
Повисла неловкая пауза, в ходе которой про Сергея все дружно забыли.
- Человека поймали, - замямлил наконец один. – Ну… этого… из солдатни.
- Значит, к нам снова военные пожаловали? – протянул Змеюка.
- Ага… - скрипучим голосом влез другой Носферату. – Шарились тут, шарились… а потом бандюки притащили нам одного, кровью истекал, воть!
- И что вы сделали? – несколько угрожающе продолжил расспрашивать Змеюка, так как рассказывать дальше никто не хотел.
- Ну это… - замялись вампиры. – Короче, Лысая Башка его кровью своей напоил, чтобы, значить, тот не сдох. Допросили бы его, узнали, что им, значить, надо. А он взял и сдох!
- А я тут ни при чем, - принялся оправдываться другой Носферату, который, похоже, и звался тут Лысая Башка. – Он сам сдох. Вот прям сам взял и сдох!
- Хватит, тупицы, - прервал поток оправданий Змеюка. – Сдох и сдох – нечего сопли разводить. Пошли бы лучше и выяснили, что этим человекам опять надо. Можете даже сожрать кого-нибудь, но чтоб не палиться, ясно?!
От кучки оплошавших Носферату послышалось утвердительное гудение.
- Тогда бегом марш! – рявкнул Змеюка. – Дрыхнуть потом будете, задницы ленивые!
Вампиров как ветром сдуло, а Змеюка все продолжал ворчать:
- Чего приперлись, тупицы, подумаешь, человечик мелкий сдох, ну сдох и сдох, с кем не бывает. Пошли бы да нашли нового. Мямли сопливые!
Наконец он решил обратить внимание на Сергея.

0

20

Через несколько минут Норрису доложили, что новости об обследовании перевернувшегося фургона нерадостные: никто не остался в живых. Доктора придавило каким-то агрегатом, и он умер от удушья. Пара лаборантов были найдены с разбитыми головами. А безобидное существо-гермафродит, запертое в маленькой комнатке, также погибло: его маленькое тельце обнаружили скрюченным под грудой каких-то мешков и свертков. Причина смерти пока не установлена, однако больше всего это похоже на внезапную остановку сердца, ибо никаких внешних повреждений видно не было.
- Что прикажете делать с телом этого существа, сэр?
- Сжечь его нахрен! - гневно бросил Норрис, став расхаживать по территории базы в раздумьях - И ещё, принесите мне рацию и свяжитесь с командованием.
Солдаты Норриса быстро побежали исполнять приказ, и меньше чем за две минуты один из них прибежал с мощной радиостанцией, передав рацию в руки командира и став настраивать волну.
- Говорит полковник Норрис из отряда "Зверь". Код 0112 (нештатная ситуация повлекшая смерть жертвы). Повторяю код "0112".
- А что с остальными телами? - вдруг спросил боец, тащивший куда-то труп гермафродита.
- Главное, найдите всех, кто умер, и упакуйте.
Норриса снова оставили наедине с собой. После чего рация вновь заговорила:
- Командир, говорит сержант Дерек Уоллес, отряд «Бета». Мы не обнаружили никаких следов капитана Кромвела. Повторяю: капитан Кромвел пропал. Также замечен обгоревший БТР, предположительно принадлежащий капитану Ландау. Прикажете обследовать?
- Самое главное вовремя, - устало вздохнул Норрис, все шло к каким-то чертям с самого начала. Это ему не нравилось. Полковник взял рацию и заговорил. – Это полковник Норрис. Можете обследовать БТР, но не слишком усердствуйте, Ландау уже скорее всего мертв. При любой малейшей странности сообщать мне, самим ничего не предпринимать, у вас час.
Отдав приказ, Норрис убрал рацию и, сказав связисту, чтобы тот продолжал «дозваниваться до командования», пошел к складским фургонам. Найдя несколько своих людей, разбирающих завалы, полковник был готов послать всех к черту, ибо фургон провалился в долбанную дыру.
- Что-нибудь уцелело? – мрачно спросил он своих подчиненных, отчего те дрогнули.
- Ну, когда вы приказали готовиться к зачистке, мы успели вытащить огнеметы на два отряда, - решился наконец ответить один из них. – Остальное упало вниз.
Норрис подошел к дыре и удивленно посмотрел вниз.
- И как там все не взорвалось? – спросил он сам себя, хотя и знал, что огнеметное снаряжение у них на редкость живучее и крепкое, как раз на подобные случаи. – Ладно, скажите огнеметчикам, через час выступаем, остальные отряды зачистки пусть готовят свое оружие, они пойдут первыми. Хватит с меня этих трущоб.
Бойцы побежали исполнять приказ, а полковник остался изучать дыру.
Может, он что-нибудь и разглядел бы в кромешной тьме, из которой выступали ржавые металлические остовы каких-то подземных машин, но тут снова заговорила рация. На этот раз из другого отряда:
- Полковник Норрис! Сэр! Это майор Дарем, отряд «Альфа». У нас двое заложников, мужчина и женщина. Согласно последнему сообщению капитана Кромвела, он видел их около старого завода. Вели себя подозрительно, убежали от капитана Ландау. Ведем к вам.
- Принял, - ответил Норрис, поднеся рацию ко рту - Следите за ними и будьте осторожны – это могут быть те, кого мы ищем.
После связи полковник вернулся к связисту, тот безуспешно пытался дотянуться до командования, и Сэм понял, что дело швах. Как же он это не любил.
- Пытайся лучше, - сказал он мрачно. – Иначе пешком до командования побежишь. Если свяжешься, передай, чтобы прислали лабораторию с диагностическим оборудованием и медиков, срочно!
Связист, естественно, стал добиваться от радио ответа с ещё большим усердием, даже периодически постукивая его. Норрис лишь покачал головой и, взяв с собой двух человек, пошел на встречу с «Альфой».
Норрис увидел их еще издалека, пересекающих пустырь, в ста с лишним метрах от перевернутой лаборатории. В итоге он встретился с командой «Альфа» где-то ближе к разрушенным домам, неподалеку от немногочисленных провалов грунта. Майор Альфред Дарем, остановившись перед командиром, отдал честь с каменным лицом, то же самое повторили остальные шесть бойцов. Причем, одному, чтобы это сделать, пришлось осторожно положить Лину на землю. В итоге Норрис лицезрел странную картину: молодой человек в потрепанной одежде, на бомжа, однако, не похожий, и черноволосая симпатичная девушка, без сознания лежащая на земле.
Лина ощутила, что она на земле. Это было ее первое чувство с момента потери сознания, и очень скоро она поняла, что вернулась в этот жестокий мир. Глаза она открывать не стала, а ей и не было это нужно. Она уже точно знала, кто и где стоит, что у кого есть. Она моментально просканировала ближайшие двадцать метров во все стороны, но от этого у нее план не созрел. Она решила, что лучшее, что она сейчас может сделать, притвориться, что еще без сознания, ждать чего-нибудь, какого-либо шанса на побег.
Норрис молча оглядев попавшихся, кивком головы дал приказ бойцам приготовить тестер. Подходить поближе он не собирался, мало ли что эти ребята выкинут, но вот оружие держал наготове - свой верный пистолет, да и остальные бойцы ощетинили свои стволы и направили на пойманных. Вскоре один из них достал наконец тестер в виде небольшого устройства с небольшим мониторчиком и иголкой. Этой иголкой боец сначала проткнул парня и посмотрел на монитор. Кажется, ничего необычного. Потом этой же процедуре подверглась девушка, и вот тут боец чуть не упал, сделав испуганный шаг назад. Он побежал к полковнику и показал результат на мониторе, у того самого брови на лоб полезли. Норрис раз пять, наверное, смотрел то на девушку, то на монитор.
- Зачистка отменяется, всем живо назад, мы возвращаемся! – резко скомандовал в передатчик полковник. – Хватит с меня этих трущоб. Этих двоих в фургон и под наблюдение, соблюдать все меры защиты от биотеррористов. Отвезем их в лабораторию.
Бойцы в спешном порядке стали собираться к отъезду, а сам полковник двинул в сторону своей стоянки, бросив «Альфе», чтобы несли пленных в изолятор.
Становилось все хуже и хуже… бойцы искали носителя определенной болезни. И нашли, разумеется. Новости про биотеррористов Теодор смотрел, да и слухи про иголки под кресла появились куда раньше. Официально такая деятельность была замечена только недавно и вот…
«Что же делать?» - крутился в голове мага один и тот же вопрос, пока его вели к фургону.
Впрочем… может, появится какой-то шанс освободиться… но город  потом придется покинуть, это факт.
Когда компания прибыла к точке стоянки, почти все уже было погружено и готово к отправке, по крайней мере, то, что можно было отправить, некоторые вещи валялись в разломах, и достать их не было ни возможности, ни времени. Полковник на какое-то время остановился перед машинами, оглядывая все вокруг и вспоминая, не забыли ли они чего. Увидев одного из своих людей, несущих какой-то ящик, и как раз его содержимое и нужно было Норрису, он подозвал к себе того бойца. Из ящика он достал пару шприцев с сильнодействующим снотворным и, подойдя к пленникам, он бросил один из них конвоиру, сопровождающему пойманного парня. Тот довольно ловко поймал его и тут же всадил в шею пленнику, введя состав в организм. После этого Норрис подошел к бессознательной девушке и осмотрел её, не подходя слишком близко.
- Вы её вырубили? – конвоиры замотали головами, мол, не они, что удивило полковника. – Сама вырубилась? Держите её, чтоб не дергалась.
Норрис сомневался, что девушка была без сознания.
Лина четко видела все происходящее, точнее, чувствовала. Она понимала, что сейчас произойдет, и знала, что сейчас будет хитрый трюк, который может спасти ей жизнь. А заодно и новому товарищу, возможно. Да здравствует телекинез. Шприц только начал приближаться к Лине, как резко вырвался из рук солдата и стремительно полетел прямо в глаз одному из солдат, как поняла Лина, главному. Сама Лина себя никак не выдала, как лежала, так и лежала, а вот стремглав летящий в глаз шприц торопился впрыснуть Норрису снотворное прямо в мозг.
- Какого хрена происходит? – удивленно спросил Норрис, на лету поймав шприц, стремящийся ему в глаз.
Его бойцы от увиденного вылупили глаза так широко, что они едва не заполнили всю прорезь балаклав, впрочем, ответ в голову полковника пришел довольно быстро, хоть и был от этого не менее невероятен. Он читал (псевдо)научные труды про телекинез, телепатию и прочую ересь, но лично с этим не встречался, и теперь ему отчего-то эта приставка (псевдо) уже не казалась нужной. Однако кто мог воспользоваться телекинезом учитывая, что оба его пленника бес сознания, ну парень, по крайней мере, точно, а вот девка…
Норрис улыбался, будто нашел сокровище, о котором и не мечтал.
- Я знаю, что ты в сознании, сучка тифозная, - ругнулся Норрис, слегка подойдя ближе. – Не делай ничего глупого, и останетесь живы, вы только немного поспите. Вы мне живые нужны, но и убив вас, не опечалюсь.
Полковник дал сигнал одному из бойцов, и тот встал рядом с девкой, чтобы в случае чего огреть её прикладом, после чего пошел на вторую попытку ввести снотворный состав.
Заканчивать разыгрывать спектакль Лина не собиралась, предположения Норриса были бездоказательны, а значит, можно было кого-нибудь подставить, а в кругу солдат, у которых пушки наизготовку, эта задача не такая уж и сложная. Если бы еще сердце не норовило выскочить из груди... Норрис только начал приближаться к Лине, когда вдруг автомат одного из солдат начал стрелять. Оказалось, эта штука работает не так просто, прицел тут же сбился, и в итоге ни в кого не попал. Лина расстроилась, план был хорош, надо было срочно придумать что-то новое...
- Какого хрена ты творишь?!!! – крикнул Норрис на бойца, чей автомат выстрелил, тот был испуган не меньше самого Норриса, и полковник это заметил. – Тьфу ты черт! Опять эти выкрутасы, бросьте её на землю, а этого пришибленного - в грузовик. И принесите мне пистолет с транквилизатором.
Боец, державший на себе эту девушку, без всяких церемоний просто бросил её на землю, как мешок с картошкой, причем, он, кажется, эту картошку не любил.
Лина больно грохнулась на землю и чуть было не пискнула. Но все же еще старательно сохраняла видимость своей невиновности.
«Я без сознания, это все не я! Что же ты такой проницательный?!» - думала девушка.
Нужно было срочно найти выход, и пока сделать это не удавалось. Вокруг было полно народу, и шансов сбежать почти не было. Оставалось надеяться на чудо. Лина отчаянно сканировала пространство вокруг себя, пытаясь найти хоть что-то, что могло помочь. Солдаты, машины, оружие, причем, черт знает как оно работает, оказалось все не так просто, как казалось раньше. Слава богу, хотя бы приступ еще не скрутил. Не придумав лучшего плана, девушка запустила Норрису камень из-под ног прямо в голову.
Полковник уже понял, что здесь творится какая-то чертовщина, но к такому «финту ушами» оказался не готов. Дорожный булыжник с торчащими из него прутьями арматуры внезапно взметнулся в воздух прямо у него из-под ног, заставив оступиться, и обрушился ему на темечко. Норрис почувствовал, как из глаз посыпались искры, мир вдруг окрасился зелеными кругами, земля стремительно надвинулась на него, и он провалился в темноту. Камень шлепнулся рядом – неподвижный и равнодушный к судьбе Норриса. Командир группы зачистки территории лежал, уткнувшись лицом в пыльный грунт, а на голове у него красовалась кровавая рана.
Маг просто не мог противостоять столь подготовленным Спящим, поэтому он был просто обречен в ближайшее время заснуть. Однако сознание Теодора ненадолго задержалось на пути в сон. С усилием он, не совсем понимая, что и как делает, пожелал: «Пусть они убегут…»
Он не мог ожидать такого и никогда не ожидал, что Аватар откликнется и явит ему еще одну грань Искусства. На этот раз он просто прикоснулся к разумам военных, что явно было для них чем-то пугающим. А он и сам пытался внушить им хоть какой-то ужас, чтобы они ушли… приказывать он не мог… И пусть Парадокс не оставит это безнаказанным, но он не хотел просто уйти, хотя бы не хлопнув на прощанье дверью.
Теодор сам не ожидал такого эффекта. Уже проваливаясь в глубокий сон, он мельком успел сосканировать эмоции окружающих его людей, представляющихся ему размытыми фиолетовыми пятнами на искрящемся фоне… Что-то произошло. Нет, вовсе не глобального масштаба и даже на материальное, но что-то такое, что заставило внезапно всех, кто присутствовал рядом с военными машинами, быстро включить инстинкт самосохранения. Неизвестно, уж что там показалось всем солдатам Норриса, но они, даже не удосужившись поднять командира, отбежали на расстояние более пятидесяти метров, попадали на землю и закрыли головы руками, с минуты на минуту ожидая взрыва или чего похуже. Магическое внушение повлияло даже на бессознательного Норриса. «Разбуженный» внезапным подсознательным ощущением тревоги, он, сам того не контролируя, вскочил, подивившись дикой боли в голове и, едва переставляя ноги, побрел туда же, где залегли его бойцы. Правда, на полпути остановился и поймал себя на мысли, что делает что-то не то. Эта мысль вернула его к реальности, и он смог оценить все безумие ситуации…
Как такое случилось? Отчего все вдруг решили, что военные грузовики сейчас взорвутся?... Вряд ли Теодор, маг-новичок, только-только открывший в себе первый уровень Разума, мог ментальным приказом разогнать всю военную братию. А других магов рядом не было и быть не могло. Разве что Лина… но она не маг. Вроде бы. Тем более, не такого уровня маг, чтобы разгонять толпу военных одним только желанием.
Впрочем, можно пока оставить этот вопрос и вернуться к нашим баранам. То есть, участникам разыгравшейся в Трущобах трагикомедии. Не чувствуя никакого магического отката, который, по идее, должен был последовать, Теодор валялся в глубокой дреме, чувствуя ужасную слабость во всем теле. Шагах в двадцати на земле лежала Лина, притворяющаяся, будто она все еще без сознания. И тут сознания засыпающего Теодора коснулась чья-то чужая, но отчетливая мысль, затмившая смазанные обрывки эмоций и мыслей военных. Некто незримый, но присутствующий где-то рядом, «шепнул» Теодору: «Удачи, чуваки. Можете не благодарить», - и исчез.
Как только Лина почувствовала, что солдаты бегут, она тут же вскочила на ноги. Время шло на секунды. Она рванула к своему спящему другу и потащила его в самую большую и крепкую машину военных из тех, что могла видеть. Водить Лина не умела, но решила, что лучше попробовать уехать, чем попробовать тащить мага на своем горбу.
- Если бы ты проснулся, я была бы тебе благодарна, - буркнула девушка, запихивая мага в кузов. После она села за руль. - Как ты работаешь?! - воскликнула девушка, после чего нашла карточку, вставленную в приборную панель. Рядом была кнопка. Лина незамедлительно в нее ткнула.
Машина завелась. Полдела было сделано, осталось научиться управлять этой грудой военного металлолома. Девушка вдавила педаль в пол, и тачка поехала, как бы это ни было неожиданно, назад. Лина в целом была не против, сзади она видела также, как и спереди. Машина пронеслась мимо напуганных военных и покатила куда-то по дороге.
- Эй, товарищ! Проснись, если жить охота! - крикнула девушка.
Сознание возвращалось неохотно, толчками. Вот он в машине, только отчего-то не в кузове или куда его должны были спрятать... опять в машине. Лина что-то говорит... что?
- Мы... как мы смогли?... Охх... трос, - Теодор обнаружил, что до сих пор связан, хотя и приведен в сидячее положение. А девушка пытается вести грузовик. Судя по тряске и вилянию - не очень-то получается.
- Развяжи меня, - сказал маг, вглядываясь в дорогу.
Норрис пришел в себя только после того, как одна из машин, ранее принадлежавшая им, скрылась где-то за горизонтом, потом пришло осознание происходящего.
- ЭТО, Б**ТЬ, ЧТО БЫЛО!!? – Крикнул он во весь голос. – Все назад, по машинам! Поймать ублюдков и убить на месте! УБИТЬ!!!
Сказать, что Сэмюэль был злой, значит безбожно приуменьшить всю широту этого чувства в нем. Все ещё продолжая орать, как резанный, и отвешивать люлей своим ребятам, случайно оказавшимся под горячей рукой, полковник торопливо шел к машине. После очередной раздачи «воспитательных» Норрис сгреб несчастного бойца за загривок (боец был без особого снаряжения, кажется, просто водила) и забросил его за руль автомобиля.
- Грузовикам отправляться на базу, легким машинам начать погоню за беглецами! – Приказал вояка, доставая из багажника штурмовую винтовку и садясь на пассажирское сидение. – Чего ждешь? За ними!
Боец явно не думал спорить, ибо жить хотелось, и заведя машину с полповорота, вдавил педаль газа до упора, за ними последовали ещё две машины. Погоня началась.

0

21

- Осторожней! Не так резко! Сэм, там столб! А там чья-то машина! – испуганно бормотал Дэниел, по неосторожности усевшись на переднее кресло машины и теперь явно об этом жалевший.
Удобно расположившийся на задних сиденьях О’Нилл выражал те же самые мысли куда более доступно:
- Картер, куда ты прешь? Там поворачивать нельзя. Ты щас чью-то тачку оцарапала!
- Я не оцарапала, - огрызнулась Саманта. – И там знак поворота был.
- Это не поворот, это указатель на автомойку! – фыркнул О’Нилл. – Впереди баки! А ну съезжай с тротуара! Блин, баба за рулем страшнее… баааалин, да что ж ты делаешь?!
Машина резко вильнула в сторону, избегая столкновения со стоящими на тротуаре мусорными баками. О’Нилл выругался. Саманта снова огрызнулась. Дэниел пробормотал что-то типа «Слава Богу». Один только позеленевший Джонас, вжавшийся в дверцу на заднем сиденье, помалкивал. Он вообще был сосредоточен на том, чтобы остатки ужина не оказались у него на коленях.
Прошло около получаса с тех пор как отряд ЗВ-1 обманом сбежал с военной базы, чтобы купить в городе медикаменты для Чеда Ремси. Для этого им пришлось украсть машину кого-то из персонала, но поскольку техника шагнула далеко вперед с двадцать первого века, с вождением машины вышли проблемы. Саманта худо-бедно справлялась, однако возникала путаница в дорожных знаках, которые тоже значительно изменились, а еще в управлении машиной, у которой даже руля не было, и ехала она большую часть времени на автомате, по навигатору. Вообще было загадкой, как они до сих пор не влетели в аварию. О’Нилл без конца ругался на Саманту, та отвечала взаимностью, Дэниел тревожно цеплялся за дверцу, Джонас закрывал рот руками…
Наконец белая машина резко тормознула около торгового центра в одном спальном районе. Все вздохнули с облегчением.
- Все, назад поведу я! – решительно заявил Джек, первым выпрыгивая наружу.
Саманта не возражала. Она тоже была не в восторге от собственного вождения… Джонас выкатился из машины, держась за живот. Дэниел, придерживая старомодные очки, нетвердой походкой прошелся по немноголюдному тротуару. Кости вроде целы…
- Пахнет горелой резиной, - вдруг сказал О’Нилл, глядя в вечереющее небо.
Они находились в незнакомом микрорайоне, явно не очень презентабельном: дома-коробки, редкая засохшая растительность, мусор на улицах… Впрочем, они приехали сюда не затем, чтобы любоваться красотами Босваша.
- Смотрите, там аптека, - сказал Дэниел.
- Надеюсь, она еще не закрыта, - булькнул Джонас, впервые подавший голос с начала их стремительных гонок.
Все четверо припустили к торговому центру. Еще на подходе они заметили нечто странное: на двери горело табло «ЗАКРЫТО», а перед дверьми человек в светло-салатовом халате эмоционально объяснял что-то двум мрачным полицейским. Те лениво кивали, но ничего не делали. О’Нилл подошел ближе, прислушался.
- Говорю вам, все так и было! – вещал человек. – Буквально минут сорок назад! Вы слишком поздно приехали, эта девица, должно быть, уже уехала куда-то на метро! Говорю вам, она украла несколько препаратов и сбежала! Что я теперь скажу своему менеджеру?!...
Далее последовали приметы похитительницы лекарств: щуплая, лет восемнадцать на вид, черные волосы, густая челка, бледная кожа… Короче, среднестатистическая такая девица, каких миллионы. Полицаи покивали, записали что-то в свои планшетики и пожелали аптекарю доброго вечера. Что неудивительно – в Босваше, эдаком городе-государстве, каждый день случаются массовые убийства, политические угрозы, ограбления банков, а тут мелкая кража из аптеки. Ну заведут дело, да сунут его в долгий ящик. Так или иначе, а возмещать ущерб придется лоханутому работнику.
О’Ниллу было наплевать, что произошло. Он лишь подошел уточнить, закрыта ли аптека. и получив положительный ответ, вернулся к друзьям.
- Аптека закрыта, - сообщил он. – Грабанули сегодня, вроде девушка какая-то.
Послышался дружный стон. Всем было плевать, кто ограбил аптеку, но придется теперь искать другую!
- Так, спокойно, - скомандовал О’Нилл. – У кого список?...
Дэниел достал листочек, на котором Беккет неразборчивым почерком написал, что требуется купить.
- Хорошо, - О’Нилл сунул лист в задний карман джинсов. – Пускай будет у меня. Картер… найди по навигатору другую аптеку, желательно в шаговой доступности! Дэниел, поспрашивай у людей…
- Кто-то же не хотел, чтобы я за руль садилась, - напомнила Саманта.
- Проведу я! – рявкнул О’Нилл. – А ты просто найди аптеку. Давайте, реще!
- А мне что делать? – вякнул Джонас.
- Ну.. – задумался О’нилл. – Тоже поспрашивай. А я за Картер послежу.
Фыркнув, Саманта пошла разбираться с навигатором. Дэниел и Джонас остановили несколько незнакомцев более-менее приличного вида, и те сообщили, что ближайшая аптека в двух кварталах отсюда.
- Картер, поехали! – крикнул О’Нилл. – То есть, брысь назад, на этот раз веду я.
Саманта возражать не стала и уселась рядом с Джонасом. Дэниел попытался поменяться с ним местами, но Джонас был решительно против. Ему и сзади сиделось неплохо. То есть, плохо, конечно, но впереди было бы еще экстремальней.
- Пристегивайтесь, - милостиво разрешил О’Нилл, включая кнопкой двигатель. – Картер… это точно та аптека в двух кварталах?
- Я нашла ближайшую, отметила на навигаторе, - ответила Саманта. – Уж не знаю, «та» или другая. Поторопись, Джек, а то все магазины закроются.
- Этот город никогда не спит, - заверил ее О’Нилл. – Готовы? Тогда поехали!
И тачка резко сорвалась с места, заставив Джонаса в очередной раз согнуться пополам. Они поехали через маленький высохший парк, где еще не так давно сидели Лина с Теодором после «ограбления» аптеки. Потом встали в пробку на повороте. У О’Нилла пока получалось водить машину лучше Саманты.
- По-моему, там какая-то авария, - сказал Дэниел спустя некоторое время, когда пробка так и не сдвинулась.
- Хреново, - прокомментировал О’Нилл. – Ну-ка сбегай, посмотри.
- Я?
- Ну не я же. Давай, посмотри заодно, можно ли объехать.
Дэниел выскочил из машины и помчался по направлению пробки, за поворот. Через семь минут вернулся с округлившимися глазами.
- За поворотом здание горит, - сообщил он. – Дорогу перекрыли, носятся пожарные, полицейские… Короче, дурдом.
- Хреново, - повторил О’Нилл. – Картер, как пользоваться этой штукой?... Надо найти объезд.
Саманта перегнулась через кресло, потыкала пальцем в электронную карту.
- Вот здесь, - сказала она, - можно выехать на встречку… надеюсь, не заметят. Далее – вот в этот переулок, это мы объедем какую-то большую стройку… или завод. Короче, какой-то комплекс. Его придется объехать вокруг, тогда мы сможем вырулить вот здесь, где дорога не огорожена. Я смотрю, многие уже так делают, - сказала она, подняв голову и наблюдая за пробкой.
Многие машины выезжали из очереди и сворачивали куда-то в сторону.
- Поехали, - решил О’Нилл. – Иначе тут вечность простоим. Молодец, Картер.
Машина внаглую, игнорируя полицейских, выехала на встречку и там, шарахаясь в стороны от сигналящих машин, юркнула в какой-то неприметный переулок вслед за такими же «умниками».
- Фух, пронесло, - сказал Дэниел.
Он даже не подозревал, что неприятности еще впереди.

0

22

Машина, едущая задом наперед и жутко виляющая из стороны в сторону, сшибающая все на своем пути, а именно дорожные знаки, некоторые машины и прочее, выглядела достаточно приметно. Лина попыталась телекинезом освободить своего друга в кузове.
- Лучше бы ты за рулем был, честное слово! - крикнула Лина.
Будучи явно в состоянии сильного шока, а также находясь под действием естественного выброса адреналина, девушка подсознательно сама дивилась, почему они до сих пор не влетели в аварию. Скачущий по колдобинам Трущоб грузовик на полной скорости вылетел с территории завода, снеся напрочь старый шлагбаум и нисколько не пострадав при этом, затем выехал на шоссе и, снося дорожные знаки, ограждения и маленькие рекламные тумбы, понесся по дороге, не разбирая, где встречная полоса, а где пешеходный тротуар… Встречающиеся полицейские шарахались в стороны, а затем садились в свои тачки и бросались в погоню. Лине удалось развязать руки Теодору, но на этом их приключения не закончились: послышался рев сирен, и оба обнаружили, что их преследуют полицейские Босваша.
Узлы троса были банально порваны. Дефицит времени на более тонкую работу сказывался.
- Акх... пододвинься! – крикнул Теодор девушке. Сейчас предстояло взять управление грузовиком на себя.
Вроде бы у руля удалось оказаться без лишних ссадин, но куда ехать дальше? полицейская сирена намекала, что нужно ехать куда подальше и незаметно высадиться.
- Следи за копами и вояками! Если что – откручивай им колеса! – «Если сможешь…»
Больше в голову ничего не шло.
И тут случилось нечто невероятное. Вообще-то для стороннего наблюдателя это было довольно ожидаемо, но вот О’Нилл и компания, мирно объезжающие старый завод, явно не думали, что им навстречу из-за поворота будет нестись неуправляемый военный грузовик, преследуемый полицейскими машинами с мигалками! От неожиданности у О’Нилла дрогнули руки, и он вильнул рычагом управления в сторону, избегая столкновения. Дружно завопили какие-то предупреждения Саманта, Дэниел и Джонас. Последний вообще нагнулся и прикрыл голову руками. Все произошло слишком быстро полицейская машина, пытавшаяся подъехать к грузовику сбоку, сделала это очень невовремя, ибо грузовик несся по встречке, и О’Нилл, избегая столкновения, выехал прямо «лоб в лоб» к полицейской машине. Инстинктивно бросая свои тачки в стороны, оба водителя сделали само собой разумеющееся: полицейский выехал со встречки на сторону с односторонним движением, а машина ЗВшников на полном ходу врезалась в бок грузовика.
Капот сложился гармошкой, машину тряхнуло, и она завалилась набок, проехавшись по асфальту несколько метров. Военный грузовик Норриса едва успел затормозить перед перевернувшейся мелкой легковушкой. Но и беглецам не повезло: вильнувший в сторону, да еще и подтолкнутый легковушкой грузовик съехал на обочину и, накренившись, стал падать. Тяжело, как в замедленной съемке, машина рухнула набок, по инерции все еще вращая колесами. Брызнули осколки стекол. Через несколько секунд место ДТП было окружено военными и полицейскими машинами.
От сильного удара, когда грузовик рухнул набок, Теодор, не будучи пристегнутым, пробил собой лобовое стекло и вылетел на асфальт, отделавшись при этом легким испугом и парой синяков. Наверное, защитил магический амулет или просто удача. После легкой контузии от удара он был уже на ногах. А вот Лине не повезло больше: она застряла в машине, обо что-то ударилась головой и… кажется, лежала там сейчас без сознания.
Не лучше дела обстояли и у отряда ЗВ-1. Сбылось мысленное предсказание Джонаса – они все-таки влетели в ДТП. Ничего себе, поехали в аптеку в город… Украденная со стоянки Неонополиса тачка была без крыши, а не посчитавшие нужным пристегнуться ЗВшники сейчас здорово об этом пожалели. От удара об тяжелый грузовик легкую машинку перевернуло и протащило несколько метров по асфалту. Не удержавшись внутри, ЗВшники разом вылетели из нее на асфальт. Неудачно. Саманта, сильно ударившись головой, замерла без движения посреди шоссе, Дэниел с громким стоном сидел на асфальте и прижимал к груди правую руку (повисшую под неестественным углом), Джонас лежал на спине и держался на левый бок (кажется, у него был ушиб или даже перелом ребер), О’Ниллу же «повезло» больше всех. Он вроде бы и ничего не сломал, зато упал прямо на траектории движения перевернутой тачки. Он успел только закрыться руками, когда машина, перевернувшись еще раз, накрыла его, как тазом. Жив ли он – было неясно.
Кое-как поднявшись на ноги, маг оглянулся и прикинул свое состояние. С последним все было относительно в порядке: несколько синяков и ссадин. Повезло. Просто сказочно повезло, учитывая столкновение с военными.
А вот девушке повезло меньше. Вначале кинувшийся на помощь Лине герметист подумал было, что она погибла, но потом заметил, что она дышит. Только без сознания.
- Просыпайся! Не время спать! Потом отоспишься, – с этими словами Теодор пытался привести в сознание девушку и одновременно вытащить ее из кабины.
Норрис с товарищами подоспел к месту аварии достаточно быстро и, надо сказать, он был слегка в ступоре. Его погоня за двумя опасными (по его мнению) преступниками окончилась типичным ДТП с участием водителей, на чьем фоне обезьяна с гранатой смотрится профессионалом. Бедных жертв разбросало по округе, но кажется, на первый взгляд, никто серьезно не пострадал, по крайней мере, все были живы, тем не менее, картина все равно была впечатляющая.
- Смешались в кучу кони, люди, - вдруг процитировал древнего русского поэта Норрис, слегка присвистнув и, заметив краем глаза полицейских неподалеку, отдал приказ одному из своих. – Ковальски, разберись с легавыми, пусть окажут поддержку.
Боец по фамилии Ковальски отдал честь и побежал исполнять приказ, а сам полковник тем временем нашел, где разбился украденный у него грузовик, а вместе с ним и того парня, которого они схватили перед тем, как началась вся эта катавасия. Норрис с пистолетом наизготовку быстро приблизился к бывшему пленнику.
- Баста, карапузики, кончилеся танцы, - сказал он, направляя на него ствол и, увидев, что тот пытался привести в чувство девушку, гадко улыбнулся. – Отойди от неё, не хватало мне ещё какой-нибудь чертовщины, запомни, случиться что необычное, даже если ворона каркнет на полтона ниже, пристрелим обоих без разборов.
Девушка никак не реагировала.
«Это бесполезно», - подумал Теодор и попытался вытащить Лину из грузовика. Удалось.
Прилив адреналина (все же авария – не рядовое пока явление для ученика Ордена Гермеса) дал сил. Теперь оставалось унести девушку куда подальше. И самому уйти. Голос сзади был немного знаком, но память только была недоброй. Оставалось уповать лишь на амулет, который почти разрядился, и на то, что Коун успеет укрыться за грузовиком раньше, чем по нему выстрелят. А дальше – только уходить.
Сознание вновь начало постепенно возвращаться к Лине. Но сейчас это ей помогло не сильно. Ее жутко мотало, несмотря на то, что в основном ее тащил товарищ, а она едва перебирала ногами. Что произошло, до девушки дошло далеко не сразу, но скоро она увидела, что сзади в них метит дядя с пистолетом. Недолго думая, она выдала максимально мощный телекинетический импульс в его направлении, чтобы при выстреле в данный момент отклонить пулю и в любом случае сбить солдата.
И ничего не произошло. Лина почувствовала, что силы ее на исходе.  Вокруг ментовские тачки, разбросанные тела неизвестных людей, озлобленный полковник Норрис… Кажется, оба наконец-то попались.
Тем временем Ковальски быстро уладил разборки с полицейскими, которые порывались глянуть, кто же там был в грузовике.
- Это дело военных, - решительно заявил он, потрясая электронным удостоверением. – Да, военная тайна, дело государственной важности. Пожалуйста, займитесь ранеными гражданами. Им, кажется, требуется медицинская помощь.
Недовольно ворча, патрульные полицейские скучковались вокруг пострадавших, а в сторонке, около перевернутого грузовика, Норрис разбирался с беглецами.
- Нам все равно придется зафиксировать факт ДТП, - сказал один из полицейских Ковальски.
- Фиксируйте, - пожал тот плечами.
Кое-кто уже вызывал городскую медицинскую службу. Учитывая размеры Норфолка и образовавшуюся из-за пожара пробку, медслужба приедет нескоро. Двое пытались привести в чувство Саманту, кто-то расспрашивал Дэниела о том, что случилось, женщина в форме полицейского осматривала обнаженный бок Джонаса… Дэниел, мыча нечто невразумительное, показывал в сторону перевернутой машины. И тут случилось нечто невероятное. С ужасным грохотом тачка перевернулась еще раз, и из-под нее танцующей походкой вылез подкопченный и взъерошенный О’Нилл. Он, кажется, ничуть не пострадал и, как подобает главным героям американских фильмов, бросил на ходу короткое: «Я в порядке» - и кинулся к Саманте.
Та уже со стоном пришла в себя и, держась за затылок, присела на асфальте. Похлопав ее по щекам и добившись сфокусированности взгляда, Джек рванул к Дэниелу, бегло осмотрел его. Дэниел, мыча, ни за что не соглашался отпустить руку, чтобы О’Нилл осмотрел ее.
- Думаю, у тебя перелом, - вынес вердикт Джек. – Не трясись, не смертельно, - и пошел к Джонасу.
У того дела обстояли хуже всех. При попытке сесть он застонал и схватился за бок.
- Думаю, у него перелом ребра, - констатировала женщина, осматривающая его. – Я сказала ему не шевелиться, чтобы осколок не повредил внутренние органы. Побудьте с ним, скоро приедет медицинская служба.
«Скоро» по понятиям современного Босваша означало в лучшем случае через час. Столько времени у О’Нилла не было.
- Держись, хорошо? – сказал он.
Джонас хлопнул глазами и попытался улыбнуться. Вышел довольно жуткий оскал. О’Нилл легонько хлопнул его по плечу и пошел советоваться с Самантой.
- Ты должен идти и купить лекарство для Ремси, - сказала она, едва Джек приблизился. – С нами все будет в порядке.
- Ты что, я вас тут всех не оставлю в этом ужасном городе, - сказал О’Нилл, присаживаясь рядом на асфальт. – Мы не взяли с собой ни документов, ни планшетов для связи – где я вас потом буду искать?
- Пускай Дэниела и Джонаса увезут в больницу, а мы пойдем в аптеку, - гнула свое Саманта. – Еще не очень поздно, аптеки должны работать.
В городе уже начали загораться оранжевые фонари, небо потемнело. Опускалась ночь.
- Ничего себе съездили в аптеку, - горько усмехнулся Джек, оглядывая перевернутую легковушку, помятый грузовик, полицейские машины и уже начавшую образовываться пробку. – Только мы так можем.
- Да, - Саманта прикрыла глаза, словно погружаясь в сладкие воспоминания. – А помнишь, как мы сбежали через Врата на другую планету, когда наш проект захотели закрыть?
- Во были времена, - мечтательно протянул О’Нилл.
На Босваш опускалась прохладная тревожная ночь. В воздухе зажужжали какие-то городские насекомые, слетающиеся на свет фонарей. На сухом асфальте мерцали отсветы от полицейских мигалок, из машин, что пытались проехать дальше, стали вылезать любопытствующие морды… О’Нилл достал из заднего кармана джинсов помятый листок, данный Беккетом, прочитал еще раз, засунул обратно.
- Надо идти, - сказал он, поднимаясь. – Ты права, нельзя терять время. Давай выясним, куда увезут Джонаса и Дэниела.
Пошатываясь, Саманта встала. Она сильно ударилась головой, но переломов, вроде, никаких не было. Что касается Джека – то ему вообще повезло больше всех.
- Скажите, вы уже вызвали «скорую помощь»? – принялся спрашивать О’Нилл у женщины-полицейского. – В какую городскую больницу увезут наших товарищей? Нет-нет, видите, нам срочно нужно отойти… Что? В участок? Нееет, извините, дамочка, у нас есть другие дела…. Чтоо?! Два часа?!...
Обескураженный О’Нилл вернулся к Саманте.
- Они нас не отпустят, - сказал он. – Им нужен какой-то отчет, протокол и еще Асвад знает что. Это еще и в нашем мире длилось фиг знает сколько, а здесь мы точно на сутки застрянем.
- Нам срочно нужно вернуться на базу! – заволновалась Саманта. – Что будем делать?...
О’Нилл вдруг довольно ухмыльнулся.
- Как насчет небольшого переполоха? – спросил он.
Саманта понимающе улыбнулась. План О’Нилла был ей еще не известен, но в том, что он сработает, она не сомневалась.
- Джонаса и Дэниела найдем в городской больнице, их в этом районе всего две, - начал рассуждать О’Нилл. – Документов у них нет, личность сразу не установят. А уж учитывая, что у нас вообще нет документов – это будет проблематично, - философски добавил он. – Ты примерно помнишь, где аптека?
- Ну да, - неуверенно сказала Саманта. – Один квартал после какого-то клуба.
- Отлично. Приготовься, - скомандовал О’Нилл.

0

23

Полковник только недовольно цыкнул, глядя, как пытаются уйти настигнутые беглецы, несмотря на то, что на них направлено дуло пистолета. Хотелось обоих убить, но живые они были нужнее, по крайней мере, девчонка, однако и парень, похоже, что-то знает о ней.
- Ну, я вас предупреждал, - резюмировал Норрис и сделал два выстрела в ногу парню и девке. – Хрен вы у меня убежите ещё раз.
Оба рухнули, как подкошенные. Норрис стрелял с близкого расстояния, к тому же, был профессиональным военным, раз дослужился до полковника, поэтому жалкие попытки побега завершились весьма печально… для Теодора и Лины. Для отряда ЗВ-1 это был шанс.
Когда грянули выстрелы, полицейские, как по команде, сбежались к грузовику, выкрикивая какие-то предупреждения и доставая свое оружие… Еще двое записывали в электронные планшеты данные о повреждении легковой машины. На ЗВшников некоторое время никто не смотрел, и О’Нилл понял, что судьба подарила ему шанс.
Вообще-то его хитрый план побега заключался в другом, но раз случилось такое, отчего ж не воспользоваться?...
- Помоги Джонасу! – крикнул он Саманта, а сам стал тянуть Дэниела за здоровую руку, приговаривая: - Вставай, Дэни, хватит ныть, чего ты как баба, сваливаем реще отсюда, пока в участок не загремели!
Дэниел, явно все еще находясь в состоянии легкого шока, безропотно и словно на автомате последовал за О’Ниллом. Тот отпустил Дэниела и принялся помогать Саманте поднять Джонаса. Закинув его руки себе на плечи, Джек и Саманта повели Джонаса подальше от места происшествия, петляя между попавшими в пробку машинами… прямо в сторону военных грузовиков! Любопытствующие зеваки, повылезавшие из своих машин, чтобы посмотреть, что случилось, даже не попытались их остановить. В современном мире становилось все меньше и меньше любителей делать замечания в общественном транспорте, учить друг друга жить и подслушивать соседей. Хорошим тоном считалось отойти в сторону и дать человеку самому разобраться. Если кому-то станет плохо на улице – очень мала вероятность того, что ему кто-то поможет. Большинство людей предпочитало пройти мимо, подумав: «Это не мое дело, не буду лезть в чужую жизнь». Вот и сейчас, глядя, как четверо улепетывают с места ДТП, их только проводили любопытствующими взглядами…
Когда полицейские наконец решились обратить внимание на пострадавших, чтобы потребовать с них документы на машину, удостоверения личности и прочее… их просто не оказалось на месте! Четверо раненых людей просто испарились! И не осталось никаких улик, по которым можно было установить их личности, даже маленький рюкзак О’Нилл прихватил с собой. Правда, осталась кровь на асфальте, отпечатки пальцев в машине и прочее, и по этим данным можно будет установить личности «преступников»… а пока несколько полицаев просто бросились в погоню, ЗВшники, засев внутри покинутого военными грузовика, отважно отсиживались и лишь изредка выглядывали наружу, чтобы убедиться, все ли спокойно. Кузов был набит какими-то рюкзаками, оружием, снаряжением, контейнерами… И ЗВшники неплохо устроились посреди этого хлама. О’Нилл рассчитал правильно: бежать им было особо некуда. С одной стороны дороги – пустырь, с другой – стена старого завода. Начни они бежать – их непременно настигли бы, да и зеваки наверняка сдали бы их полицейским за символическую плату… Поэтому они, свернув за один грузовик, незаметно влезли в кузов другого, воспользовавшись тем, что внимание большинства людей было отвлечено на инцидент с какими-то ребятами… Первым залез Джек, затем протянул руку Саманте, и они оба поочередно, как мешки с картошкой, втащили внутрь Дэниела и Джонаса. И сейчас, зарывшись в хлам, все четверо притихли и ждали своей дальнейшей участи.
- Вот так съездили в город, - простонал Джонас.
Саманта сделала ему тугую повязку на ребра из рукавов своей куртки, но это не особо помогло. Дэниелу О’Нилл соорудил перевязь из своих рукавов, но это тоже не особо помогло. Этим двоим требовалась медицинская помощь, а что касается Саманты – у нее вполне могло быть сотрясение мозга, так что боец она пока никудышный. Да вот только где взять медицинскую помощь, если у них с собой ни страховки, ни документов?... Даже в их родном 21 веке в Америке бесплатная медицина отсутствовала как таковая, а в этом мире у них было какое-то «корпоративное страхование», но никто пока толком не разобрался, как оно работает.
- Поэтому, - пояснял всем О’Нилл, - медицинская служба как приехала бы, так и уехала… В лучшем случае забрали бы в городскую больницу, на что я и рассчитывал, но потом подумал, что это маловероятно. Скорее всего, вас двоих загребли бы в полицейский участок и стали допрашивать по поводу страховки машины, а когда выяснилось бы, что мы ее украли… Короче, нам трындец. Окончательный и бесповоротный. И будет лучше, если наши имена нигде не всплывут.
- Как машину возвращать будем? – тихонько спросила Саманта.
- И как мы вообще на базу вернемся? – простонал Дэниел.
- И что мы вообще тут делаем? – поддакнул Джонас.
Вопросы были один другого интересней, но О’Нилл решил оставить их на потом. Сейчас приоритетной задачей было сбежать с места ДТП, не оставив улик против себя, и купить лекарства для Ремси. А там… ну что ж, они разберутся, не впервой.
- Сейчас вояки уедут к себе на базу или еще куда, - принялся рассказывать свой план О’Нилл. – Они люди занятые и с полицейскими тут два часа сидеть не будут. Грузовик оставят где-нибудь на стоянке, а мы его украдем и уедем, купим лекарства и вернемся на базу.
- Хорош план, - фыркнул Дэниел. – А ты не подумал, что всю эту хренотень, - он пнул ногой какой-то пакет, - вздумают выгрузить и обнаружат нас?... Или что грузовик поставят на стоянку, а не в закрытый ангар?... И что они вообще скоро уедут отсюда?... И как мы объясним Гарсии наличие еще одного грузовика?...
- Всяко лучше, чем загреметь в участок, где нам навешают обвинения в краже машины, посягательстве на жизнь граждан и еще хрен знает что, - резонно ответил О’Нилл. – Если слух об этом дойдет до Гарсии – этот старый пень нас выпотрошит. Нас вообще сегодня здесь быть не должно! Так что сидите и радуйтесь, что нас пока не нашли. А проблемы будем решать по мере их поступления! Лично я предпочитаю договариваться с военными, чем с собаками закона.
Саманта, Дэниел и Джонас были не согласны, но что сделано – то сделано. Оставалось тихонечко сидеть в полутьме грузовика и ждать своей участи.
- А если нас найдет по отпечаткам пальцев? – спросила Саманта.
- Мы еще ни в одной полицейской базе не засветились, - подумав, ответил Джек. – Максимум, что они найдут – совпадение с отпечатками людей, умерших в 21 веке, то есть, наших двойников в этой реальности. И решат, что это какой-то фокус. В любом случае, я сомневаюсь, что эти долдоны нас найдут. Главное, чтобы о происшествии не узнали в Неонополисе. Иначе нам всем крышка.
- В этом городе случается по сто аварий в день, - заметил Дэниел, который уже заметно пришел в себя. – Вряд ли кто-то свяжет еще одну аварию с нами, если наши имена не засветятся в утренних газетах – а они вряд ли там засветятся, ведь мы не представлялись. Машина оформлена не на нас.
- Вот именно, - прокряхтел Джонас, приподнимаясь на локтях. – Вот заинтересуется работничек, когда узнает, что его тачка попала в ДТП… а уж если внешняя охрана нас сдаст, что мы выехали на этой тачке…
Повисла тяжелая пауза. Это было уже серьезно, ведь внешний пост охраны видел их сегодня вечером! Конечно, могли не запомнить, но вдруг кто-то особо одаренный донесет Гарсии, что на этой самой тачке было замечено четверо выезжающих в город? Гарсия мигом сложит дважды два и узнает, что ЗВ-1 проявил неслыханную самодеятельность!
- Надо оторвать номер,-  решительно произнес О’Нилл и осторожно выглянул наружу.
- И вытащить следящий чип, - подсказала Саманта. – Он в главной панели, рядом с навигатором… Я читала о транспорте 23 века. Нужно вырвать всю панель – не ошибемся.
- Я один, - прошипел Джек, высовываясь наружу. – Блин, эти двое там еще стоят! Что делать?!
- Надо их отвлечь, - предложил Джонас.
- Ты лежи, болезный, - снисходительно бросил ему О’Нилл. – Пойдем я и Картер. А вы двое сидите и… не рыпайтесь.
Итак, перед отрядом ЗВ-1 стояла самая важная, пожалуй, на этот вечер задача – спасти свои задницы. Жалко сотрудника, лишившегося тачки, но свои жизни всяко дороже.
Два выстрела. И вспышка боли в ноге. Теодор с криком упал на землю.
«Ну вот и все…» - пронеслась мысль, когда шок отступил. Теперь оставалось только ждать, когда военные их заберут, и пытаться молчать.
Боль все-таки сильная. И еще предстоит обдумать, что потом сказать насчет своего знакомства с Линой. Но потом, когда боль чуток утихнет.
И как жаль, что… нет. Этого корпоратам знать ни в коем случае не следует.
Ничего не удалось, Лина была слишком слаба даже для того, чтобы выбить пистолет из рук военного, не говоря уже о том, чтобы сбить его с ног и впечатать в его же машину к своим подчиненным, которые поссать без него не могут. Пуля попала в ногу и прошла насквозь, заставив девушку с писком упасть на землю, на пару со своим товарищем, который получил первую пулю. Даже сквозь затуманенное болью и головокружением сознание Лина начала понимать, что дальше бежать некуда. Оставалось просто держать себя в сознании, надеяться, что пока приступов не будет и что случится чудо. Но как же это было больно.
- Ну что, допрыгались, добегались, зайчики мои? – с чувством собственного превосходства и радостным смехом Норрис шел к лежащим на земле жертвам его пистолета. – А ведь можно было сразу пойти с нами, без выстрелов и чертовщины в тихом безмятежном и безболезненном сне от препаратов. Ну вы сами так захотели, будете всю дорогу мучатся. Ковальски!
Боец, которого полковник отослал разбираться с полицейскими, тут же примчался издалека, словно услышал телепатический сигнал от вышестоящего начальства. Надо сказать, этим навыком обладают почти все в армии, даже Норрису пришлось этому научиться дабы не попадать под раздачи генералов и прочих.
- Этих двоих связать и в грузовик, - приказал полковник убирая пистолет. – Раны обработать и перевязать, но так, чтобы глаза из орбит от боли повылезали, ехать специально будем по колдобинам.
После чего, весело смеясь, Сэмюэль отправился к колонне своих машин.
- Да, добегались, - буркнула Лина. - Оставив тебе сотрясение мозга на память, - напомнила она. – Жаль, добить тебя не получилось, - добавила девушка. Она бы сверлила его ненавистным взглядом, если бы умела, но нет, смотрела она куда-то абсолютно мимо, вот только вояки не знали, что она видит, будучи слепой. - Ты, наверное, самый неудачливый командир. От тебя два гражданских почти сбежали, еще и район на уши подняв.
- Попытаться стоило, - пробормотал Теодор, скривившись от боли. И кроме пленения его беспокоило еще что-то. Странное. Неправильное. И это было в нем самом.
Отряд ЗВ-1 тем временем проявлял чудеса самодеятельности. Перерыв половину содержимого кузова на предмет лома или хотя бы саперной лопатки, они скорбно признали, что отрывать номер с машины придется руками. А потом выяснилось, что и это не поможет, потому что:
- Эти сволочи еще на подводной лодке внесли наши биометрические данные в полицейские базы, - сокрушенно вспомнил Дэниел. – Я имею в виду отпечатки пальцев, а их-то на тачке полным-полно. Нас мигом вычислят, и тогда нам крышка.
- Надо взорвать машину! – предложил самый радикальный вариант Джонас. – Тогда никто никогда не опознает, что мы в ней были.
- А кровь на асфальте? – вспомнила Саманта.
- Кто тут до крови ранен? – тут же вопросил О’Нилл.
Оказалось, что мелкие ссадины и порезы были у всех, но вот могут ли собрать мелкие образцы с асфальта в 2230 году – оставалось загадкой.
- Да ну, будут они ползать по асфальту и искать капельку нашей крови на каждом миллиметре, - фыркнул О’Нилл. – Джонас прав, надо взорвать.
- А возвращать потом как будем? – спросила Саманта.
- Это вторая проблема. В любом случае, поломанную тачку мы уже не вернем, остается только замести улики. Реще, Дэниел, чего там под тобой за баллоны?... Ищите что-нибудь, что хорошо горит и взрывается!
Им опять повезло.* Спустя меньше трех минут агрессивных копаний в военном хламе Дэниел здоровой рукой вытащил из какой-то картонной коробки связку динамита. Саманта издала восторженный вопль, но тут же зажала рот рукой под укоризненным взглядом О’Нилла. Джонас, пошарив под собой, нашел забытую кем-то дешевую автоматическую зажигалку. Времена проходят, а некоторые вещи остаются прежними… Глиняные горшки, например. Или, вот, зажигалки.
Забрав все это добро, О’Нилл осторожно выглянул наружу. Около поврежденной тачки все еще стояли двое полицейских, делая какие-то описания. Новостные репортеры еще не приехали, и это давало шанс исправить собственные промахи… Вернувшись в кузов, О’Нилл сообщил о том, что этих двоих надо отвлечь. Впрочем, выглянув второй раз для оценки ситуации, он сообщил уже другое – что эти двое отошли шагов на десять от тачки и что-то высматривают на асфальте.
- Нашу кровь?! – воскликнул Джонас, округлив глаза.
- Да не, - бросил О’Нилл. – банку какую-то. Может, выпала по пути…
Выглянув наружу, Саманта оценила расстояние от людей до машины.
- Тогда тебе придется кидать отсюда, - сказала она. – Очень прицельно.
- Вообще-то я хотел подкрасться туда и заложить взрывчатку, - сказал Джек.
- Но тебя заметят. Придется кидать.
О’Нилл помолчал. Одно дело – взорвать тачку, и другое – кидаться динамитом, рискуя попасть в живых людей.
- Нет, - сказал он. – Отвлечем их. Надо придумать план.
Примерно две минуты взаимных шушуканий, и Саманта осторожно полезла наружу. О’Нилл полез за ней, сжимая под мышкой связку динамита. Зажигалку он предварительно сунул в карман. На цыпочках, словно ее могли услышать в городском шуме, Саманта обогнула грузовик, подлезла под него и, затаившись за большим колесом, достала заранее приготовленные солдатские фляги. И плоско швырнула одну из них по направлению к разговаривающим полицейским. На первую флягу они не обратили внимания, а вот когда по асфальту загромыхала вторая, нехотя подняли головы. Заметили прямо по курсу грязовик, от которого, по всей видимости, прилетели фляги. Необычное явление, даже опасное – ведь в этих кусках металла могла быть самодельная бомба. Полицейские все еще не решались подходить, и Саманта кинула третью. Увидев наконец, что фляги летят из-под грузовика, они закричали что-то, замахали руками, привлекая своих, и, по дуге обходя лежащие на асфальте «опасные вещи», стали приближаться к грузовику. Поняв, что эффект достигнут, Саманта, скрываясь в тени колес, дала задний ход и вскоре скрылась в кузове. Молча показав Дэниелу и Джонасу большие пальцы, она с замиранием сердца стала ждать возвращения О’Нилла.
А Джек, когда внимание полицейских отвлеклось на подозрительный грузовик, из-под колес которого вылетают фляги, пригнувшись, подбежал к покореженной машине, ничуть не смущаясь, что его наверняка видят водители попавших в пробку машин. Ну и пускай видят. Когда тачка взорвется, вряд ли кто-то сможет опознать, кто же взрыватель, даже по подробному описанию. Подняв на всякий случай воротник куртки (у которой не хватало рукавов), О’Нилл, спрятавшись, подпалил фитиль связки динамита. И забросил в тачку.
- Спасибо тебе, детка, - пробормотал он на прощание, погладив машину по забрызганному краской боку.
После чего вернулся назад.
Едва он, так и не замеченный полицейскими, которые уже устроили какой-то «флягосрач» с военными, вернулся в кузов, Саманта от радости чуть не бросилась ему на шею.
- Получилось, - прошептал О’Нилл. – Еще примерно пятнадцать секунд… или десять, я точно не знаю…
Секунды текли в мучительном ожидании. Каждый ожидал, что вот-вот некто сорвет тент, и их обнаружат, да и голоса полицейских слышались все ближе и ближе… И тут…
Взрыв получился сильным. Очень сильным. И не один, а три подряд – видимо, во внутренностях машины тоже было чему взорваться. Вибрацию от взрыва они ощутили даже в грузовике, а следом за «большим бабахом» послышались какие-то визги и вопли снаружи, сработавшие сигнализации машин… Полицейские, как и следовало ожидать, тут же забыли про фляги и побежали окружить горящую тачку. Осторожно выглянув «во внешний мир», О’Нилл довольно сообщил, что цель достигнута. Тачка, разорванная на несколько металлических кусков, почти уничтожена, пылающие куски разбросаны по асфальту. Хорошая все-таки у вояк взрывчатка… И, кажется, никто не пострадал, только зеваки шибко испугались.
- Теперь главное, чтобы нас не обнаружили, - закончил он повествование и приказал всем зарыться поглубже в тот «хлам», что оставили военные.
Улики уничтожены, частички их крови и прочий биоматериал вряд ли остались на асфальте, а если и остались – никто не будет прилагать усилия для их поисков. Теперь осталось придумать, как вернуть тачку владельцу, но это уже совсем второстепенная задача.
- Что за черт?! – взрыв ошеломил бедного полковника, который уже конкретно устал от всякой чертовщины, но посмотрев внимательней, он понял, что взорвалась не их машина, а чужая, из-за которой собственно и произошла авария… похоже. – Ааа… их не жалко.
Норрис даже не стал задаваться вопросом, что же там бабахнуло, мало ли что там лежало. Он продолжил свой путь, и тут подбежал Ковальски.
- Сэр, время, выделенное на операцию, закончилось полчаса назад, - отрапортовал он с довольно взволнованным видом, видать, начальство не очень любило, когда сроки не выдерживаются.
Норрис лишь недовольно цыкнул и посмотрел, как его недавних жертв поднимают с земли и собираются конвоировать.
- В грузовик их бросьте, как мешок с картошкой, заслужили, скотины! – крикнул конвоирам полковник и сел в головную машину колоны. – Ковальски, собирай народ, и валим отсюда.
ЗВшники перестали перешептываться и испуганно притихли, когда снаружи послышались шаги, голоса, возня… Они лишь поглубже закопались в «армейский хлам» и едва ли не дружно взмолились… да хоть Асваду… чтобы их не заметили. Однако вместо ожидаемой компании военных в грузовик влетело что-то твердое и явно живое… Постанывающих пленников не очень аккуратно закинули внутрь крытого кузова, прямо на какие-то ящики и связки веревок. Туда же загрузились недружелюбно настроенные военные во главе с Ковальски. Эти явно будут присматривать за беглецами всю дорогу. Полицейские носились вокруг горящих останков машины, а любопытствующий О’Нилл все-таки нерешительно высунул нос из своего укрытия, приподняв свернутый тент. Он стал свидетелем того, что вояки погрузил два слабо трепыхающихся тела в грузовик и, кажется, готовились отъехать. Спрятавшись снова, Джек затих. Кажется, ехать придется максимально тихо, в компании военных и их пленников. ЗВшников пока не обнаружили, но ситуация была швах: ведь воякам могло что-то понадобиться среди вещей, и тогда они с удивлением обнаружат непрошенных гостей… Кажется, Дэниел, Джонас и Саманта тоже это поняли, поэтому лежали тише воды, ниже травы. Джек слышал, как гулко бьется его сердце. У него из головы не шла история с двумя людьми, которые, кажется, стали причиной аварии. Это они вели неуправляемый грузовик? Кажется, удирали от военных. Зачем?... И что этим воякам понадобилось от этих якобы преступников?...
Грузовик завибрировал и тронулся с места. И поехал куда-то в объезд района Норфолк.

*Симу вообще везет на кидание кубиков.

0

24

Так продолжалось тридцать томительных минут или чуть больше. Но по внутреннему ощущению О’Нилла прошла целая вечность. Джек, Саманта, Дэниел и Джонас залегли под ящиками, кусками брезента и прочим хламом, заполнившим грузовик, и боялись лишний раз сделать вдох и выдох. И хотя грузовик трясся на грунтовой дороге и дребезжал всеми плохо закрепленными деталями, все равно у всех четверых было ощущение, что стоит им едва слышно втянуть носом воздух – и их тут же обнаружат. И далее, без каких-либо разговоров, всадят пулю в лоб.
По мере того как грузовик уезжал все дальше и дальше с места аварии, О’Нилл чувствовал, как напряжение нарастает. Куда их везут? Смогут ли они потом выбраться оттуда? А ну как сейчас будут разгружать бардак, под которым они прячутся?... Он велел своей команде прятаться в грузовике военных, чтобы скрыться от полицейских, которые наверняка поволокли бы их в больницу и потом стали допрашивать и устанавливать личности… А это было очень некстати, ведь узнай Гарсия о том, что они обманным путем ушли с базы, взяли чужую машину да еще и влетели в аварию – им всем придется очень плохо. И не только им, попадает еще и генералу Лэндри. Но выбор был невелик: или дать Ремси умереть, или снова нарушить все правила. Помятый листок, на котором Беккет криво написал нужные медикаменты, все еще лежал у О’Нилла в заднем кармане джинсов.
От полицейских они скрылись успешно. Возможно, сбегут и от военных, в чьем грузовике они нашли временное пристанище. Дальше что?... Они и так потеряли много времени, и к этому моменту Ремси уже мог метаться в предсмертной горячке. Да еще и было неясно, что делать с разбитой машиной. Номер они оторвали, улики уничтожили, но машину-то придется вернуть. И это было самое сложное. Но первым планом все равно было спасение жизни Ремси. О’Нилла не покидало ощущение, что они снова влезают во что-то крайне плохое. Атмосферу нагнетало переругивание военных и слабое постанывание пленников.
Наконец грузовик начал сбавлять скорость, затем резко затормозил и уже на более медленном ходу сделал крутой поворот. Судя по звуку под колесами, дорога сменилась с грунтовой на бетонку. А гулкое эхо давало понять, что они въехали в какой-то тоннель или ангар. Вдалеке послышался лязг открываемых автоматических ворот. Кажется, приехали.
Оказались они во вместительном гараже для военных. Повсюду на специальных стоянках стоял служебный транспорт, джипы, грузовики, спецтранспорты, все в своих областях, вокруг роем суетились инженеры и просто рабочие вроде грузчиков и уборщиков, лавирующих между колонами, поддерживающими свод гаража, на которых можно было увидеть эмблему войсковой части отряда «Зверь».
Норрис вышел из своей машины в весьма расстроенных чувствах и осмотрелся вокруг. Вскоре к нему подбежал один из инженеров.
- С возвращением, полковник, - отсалютовал тот.
Полковник лишь скривил рожу, смотря на выход.
- Подготовьте группу, вы поедете на участок нашей операции и заберете оставшееся оборудования. За подробностями к Ковальски.
- Есть, сэр. – После чего инженер пошел исполнять приказ, а сам Норрис в это время собрал своих людей.
- Так, ребят, учитывая, с чем мы столкнулись, все немедленно пройдем медицинское обследование, разгрузкой займемся потом. Ковальски, закончить инструктаж инженеров и выделить несколько человек «позаботиться» о гостях. В кутузку их нахрен, с охраной.
Теодору не оставалось ничего, кроме как повиноваться. Боль мешала сосредоточиться, да и слишком много Спящих в одном месте, внимательно наблюдающих за магом. Или не очень внимательно, но все равно любые шевеления грозят Парадоксом. Да и не было знаний и умений для того, чтобы освободиться. Оставалось ждать удобного случая, который должен помочь…
И что-то еще беспокоило мага, помимо перспективы быть расстрелянным. Что-то было в кузове не так, но герметист не мог понять, что… Да и его больше беспокоила Лина – свинец стерильным не был, а с ее почти отсутствующим иммунитетом… тот трюк удался лишь однажды и второй раз не пройдет. Нужно придумать что-то новое.
Или пользоваться старым.
Лина тоже уже слишком устала, чтобы продолжать неравную битву с военными. Простреленная нога адски болела, голова кружилась, все вокруг будто покрылось помехами, так что и видела сейчас Лина так себе.  Иными словами, добегались. Деваться и правда им было некуда.
Пока военные выгружались и решали, что делать с пленниками, ЗВшники лежали под брезентом тише воды, ниже травы. Даже дышать, казалось, перестали. А ну как сейчас кому-нибудь понадобится вон тот ящик, и их обнаружат?...
Несколько военных без особых церемоний выбросили "пленников" из грузовика на пол, после чего подняли за плечи и под конвоем из двух направленных стволов им в голову повели из гаража на улицу.
А снаружи была полноценная военная база, с множеством корпусов, кучей военных, патрулями, суетой, новобранцами, техникой и прочим. В частности, напротив огромного корпуса штаба, который соединен с гаражом, был небольшой, но более чем красноречивый тюремный корпус для пленников и преступников с решетками на окнах, охраной из двух мордоворотов в защитных масках и патруля с собакой. У главного входа над дверью была табличка с надписью «Карантинная зона». Туда то в одну из пятнадцати камер, ничем толком, кроме решеток, не отделенной от остальных камер с бацильными задержанными, и повели двух «гостей». Удивительная антисанитария, впрочем, сам корпус был герметизирован, а главный вход имел коридор, в котором проводилась процедура обеззараживания специальным газовым составом, а если требовалось, процедура обеззараживания самой тюрьмы, все помещения в нем зачищались высокотемпературным пламенем.
Пока пленников вели в их новое место жительства, Норрис пошел в медсанчасть, располагавшуюся в штабном корпусе на третьем этаже, и приказал всем, кто сейчас был свободен, сделать то же самое.
Магу приходилось терпеть боль в колене и даже не задумываться о самолечении ни обычными, ни… иными методами.
Тем более, что кто-то экономил на нормальной карантинной зоне, и было много Спящих, от взглядов которых решетка не защищала. И эта грязь… девушке тут можно быстро что-нибудь подцепить вместо грибка… который вроде бы успешно извелся.
Ну и колено… не побегать пока. Остается ждать местных медиков и пытаться разобраться с чем-то неясным. Что-то Теодора в себе беспокоило помимо колена…
- Ты как? – спросил ученик мага Лину. Хотя и так было видно, что не очень…
Пробужденный отвел взгляд в сторону и огляделся в поисках средств слежения.
На всякий случай.
Как Лину бросили, так она и осталась лежать с плохими мыслями о том, что, судя по всему, это конец. Бежать некуда, совсем.
- Плохо, - выдавила из себя Лина как раз перед тем, как ее схватил очередной приступ. Боль, истошный кашель, еще простреленная нога. Девушка попросту не выдержала и практически сразу потеряла сознание.
После некоторой паузы, чтобы приступ при пробуждении точно не повторился, Теодор начал расталкивать девушку.
- Вставай, еще не время, шансы есть… - бормотал он.
Да, открыть замок (электронный или нет) сразу не имело смысла – вояк тут много, и дежурить у камер есть кому, но можно подумать над прочим.
И, если девушка – ценный материал (из-за способностей), то на приступ должны прийти медики…
Лина очнулась, хоть и не сразу. Было погано, но жить пока можно.
- Только из Бионата сбежала, и уже опять поймали. Зачем вообще выкабениваться? Помереть тут, и дело с концом, - произнесла девушка. Да, депрессивные мысли не могли не лезть ей в голову, в этой жизни ей явно не везло.
- Уже?.. Ну, сбежишь еще раз. Первый – самый трудный, хех, - нашел в себе силы пошутить ученик мага. Потом он попробовал устроиться на полу чуть поудобнее и нашарил амулет в кармане.
Тот каким-то чудом не вывалился и не привлек внимания военных, но был… весьма разряжен. Если не полностью. Но можно попробовать исправить…
- И еще: за тобой точно придут медики. Все же… не знаю, но у тебя очень необычные способности. Подлечить точно попробуют. А нет… еще припадок с более тяжелым исходом изобразить можешь? Позже? – это Теодор уже шептал.
А камеры? Чтецов по губам там не ставили, да и вообще, на качество не особо разорялись, как видно… или еще нет.
- Я думаю, еще часок без иммуностимулятора, и изображать не придется, - угрюмо подметила девушка.  - Даже если и придут, что потом? Накричим на них? Или вежливо извинимся и попросим нас отпустить?
- Побереги силы. Это мне свои таланты на людях нельзя проявлять… тут скамейка есть, кстати, - тихо ответил Теодор и вдруг помрачнел.
Н-да… остается надеяться, что… эхх, даже мела нет, а пускать себе кровь – слишком… вульгарно.
Насчет талантов… неофит ордена Гермеса вновь попытался прибегнуть к чтению аур. Только не жизненной, а эмоциональной. Что-то в нем изменилось после трущоб.
Должно быть достаточно естественным определение одним взглядом невеселого настроения других заключенных. А если нет… тогда будет еще один повод прийти докторам.
Доктор, кстати, не заставил себя ждать и пришел без приглашения. Перед камерой, где содержались оба пленника, встали трое: два охранника с транквилизаторными пистолетами и один человек в белом медицинском халате, маске с противогазом и перчатками.
- Это они? – спросил доктор своих сопровождающих.
- Они. – Подтвердили они, в их голосах угадывались знакомые нотки спецов Норриса. – Кажется, эта девка заставляла камни летать.
- Телекинез? – удивился доктор, можно было услышать короткий смешок. – Ну раз мы до сих пор не бороздим пространство сего коридора, полагаю, она настолько ослабла, что воспользоваться силами не способна. А этот парень?
- Черт его знает, он с ней был.
- Рыцарь в сияющих доспехах? – задумался доктор. – Я хотел взять образцы ткани, но думаю, это будет тратой времени. Тащите их сразу в лабораторию.
Повинуясь приказу, охранники открыли клетку и вошли внутрь.
- Транквилизаторы не применять, не хочу, чтобы их анализы сбились, - предупредил доктор.
В руках у охранников появились стягивающие жгуты.
Теодору пока что ничего не оставалось, кроме как повиноваться. Или… он задержал взгляд на Лине чуть дольше необходимого, затем перевел его на пистолет одного из охраны.
И он забыл об одной особенности восприятия, но все равно продолжил.
- Кхм, может, измените что-нибудь с условиями? Ей, - маг имел в виду Лину. – В такой антисанитарии… есть сомнения, что протянет хотя бы день.
Красноватые, но не слишком, ауры охраны и нейтрально-синяя доктора… завораживали новизной. Настороженность и спокойствие (как это интуитивно понял герметист) могли помочь лишь этим. Эх… и, кажется, новая сфера пришла не бесплатно…
- Если у неё то, что мы думаем, то это необязательно, она и так не жилец, - пояснил доктор, кивая своим охранникам. – В любом случае на время мы переведем вас в другое место, где вы принесете пользу науке при преп… изучении ваших аномалий.
Охранники приблизились к пленниками и заставили их подняться на ноги.
- Вы можете что-нибудь рассказать о вашем телекинезе? – спросил док, пока его люди стягивали жгуты на руках у Лины и её спутника.
- При всем уважении, доктор, идите нахуй, - устало произнесла Лина. Еще не хватало рассказывать им всякие истории. Давайте, разожгите костер, пожарьте зефир. Истории. - Увольтесь и умрите в одиночестве, - бросила она солдату, который был рядом с ней.
- Лет через двадцать обязательно, когда на пенсию выйду, - ответил ей охранник, как можно туже затягивая жгуты. По голосу можно было понять, что он немного нервничает.
- Странно мыслите, доктор. Хотя, я понимаю, та клятва давно стала чистой формальностью, но живой человек… он  может дать больше. Хотя бы в плане исследований, - маг вздохнул. Остается ждать действий Лины, но охрана насторожена… и с ногой не все в порядке.
А жгуты ему не понравились… но именно тут ничего было не поделать. Разве… как тот пандорианский грибок распространяется?  Теперь своего учителя, сгоревшего в Парадоксе, Коун понимал очень хорошо.
В это время охранник, отвечавший за Лину, разозлился и ударил девушку по затылку в желании вырубить.
- Que faites-vous, Alan? Je ai besoin de cette fille en vie! – Возмутился доктор. - Excusez-moi, M. Duvall! Cette fille me fait chier. Ne se reproduira pas. – Извинился охранник, поднимая девушку на ноги.
После этого доктор задумался над словами пленника.
- Верно мыслите, молодой человек, - согласился доктор. – Я как раз и пришел выяснить, насколько вы полезны. Последние экземпляры, честно говоря, были разочаровывающими. Вам лучше молиться, чтобы ваши тесты заинтересовали меня. А теперь идем в лабораторию. Если у вас есть какие-то вопросы, то предлагаю задать их сейчас, мысленно благодаря меня за щедрость. Потом я вам не дам такой возможности.
Теодор промолчал. Он примерно представлял, что там будет, и вопросов у него не было. А на действительно важные правды не скажут...

0

25

Осторожно выглянув из своего укрытия, О’Нилл, как самый смелый, увидел наконец, кого поймали военные. Простой парень и девушка очень несчастного вида. С первого взгляда казалось, будто эти двое здесь невинные жертвы, но О’Нилл решил не спешить с выводами. Он сам был человеком военным и помнил, что одна инопланетная маленькая девочка напустила на их базу репликаторов… Выбраться прямо сейчас из кузова не представлялось возможным: ангар был наполнен рабочими и охранниками. Вернувшись к своим, О’Нилл шепотом пересказал то, что увидел: и про парня с девушкой, и про невозможность побега.
- Попали, - констатировал факт Джонас.
- Они схватили кого-то? Мы должны им помочь! – встрепенулся Дэниел.
- Тебе, с переломом руки, только спасать кого-то, - фыркнул О’Нилл. – Кажется, нам сейчас предстоит сделать то, что мы обычно делаем в таких случаях…
- Идти на прорыв? – догадалась Саманта.
- Точно! – одобрил Джек, глядя на узкое окошко, соединяющее крытый кузов и кабину водителя…
- Нет, это плохая идея, - покачал головой Дэниел. – Наверняка они не такие идиоты, чтобы оставлять ключи в машине. Тем более – как мы туда пролезем?...
- Ну а что, сидеть и ждать, пока нас найдут? – фыркнул О’Нилл. – Значит так, я вылезу и попробую найти какой-нибудь выход.
- А мы? – спросил Джонас.
- Иду я и Картер. А вы оба сидите тихо со своими переломами, - отрезал Джек.
- У Сэм сотрясение мозга, - запротестовал Джонас снова.
- Я справлюсь, - пообещала Саманта. – Джек прав – вы не можете идти. Посидите здесь тихо, а мы попробуем что-нибудь сделать.
- Только возвращайтесь скорее, - попросил Дэниел.
- Как придется, - буркнул О’Нилл, осторожно приподнимая брезент и выглядывая наружу. – Так, кажется, никто не смотрит. Картер, полезли!
Их серая военная форма Вейланд-Ютани с первого взгляда не особо отличалась от здешней темно-зеленой, хотя со второго взгляда различия были очевидны. И все-таки никто не обратил внимания, когда около грузовика внезапно появились двое неприметных людей и тут же скрылись за машиной. Прячась за техникой и какими-то ящиками, Саманта и Джек добрались до ближайшей стены ангара и там юркнули в дверь мужского туалета.
- Так, ну и что дальше? – спросила Саманта.
- Надо где-то украсть военную форму, чтобы сойти за местных, - предложил О’Нилл.
- Размечтался, - бросила Саманта. – Так просто только в русских фильмах бывает. Но мы в Америке, и у нас тут не форумная ролевая игра со счастливым концом, где мастера разбрасывают для персонажей аптечки и патроны на каждом углу.
О’Нилл удивленно посмотрел на нее.
- Чего? – переспросил он.
- Забей, - сказала Саманта, выглядывая за дверь. – Мы успешно спрятались от полицейских в Босваше, но попали в еще большую передрягу. Не напомнишь, чья это была гениальная идея?
- Ну здесь нас хотя бы еще не поймали! – возмутился О’Нилл. – Или было бы лучше, если б нас притащили в полицейский участок?! Представляю, что сделает с нами Гарсия, если узнает о том, что мы сбежали с базы, украли чью-то машину, взорвали ее, попали в ДТП и сейчас вот стоим здесь.
- Мы теряем время, - сказала Саманта. – Надо найти медпункт и выкрасть лекарства для Ремси. Потом вернемся за Джонасом и Дэниелом.
- Кажется, есть идея, - внезапно хихикнул О’Нилл, показывая рукой куда-то наверх.
Саманта подняла глаза и увидела широкое окно вентиляции.
- О нет, опять, - простонала она. – У тебя вообще оригинальные идеи бывают?...
Вместо ответа О’Нилл принялся методично расшатывать окошко, закрывающее вход в вентиляцию.
- Я туда не полезу! – предупредила Саманта.
Джек проигнорировал ее реплику.
- Блин… не открывается, - пожаловался он, не оставляя попыток расшатать решетку. – Да чтоб тебя! Ну открывайся же, скотина!
- Кто-то идет! – вдруг воскликнула Саманта, выглядывающая в щелку двери.
- Сюда! – скомандовал О’Нилл и бесцеремонно затащил Саманту в кабинку, защелкнув замок.
Оба затаили дыхание, слушая приближающиеся шаги. О’Нилл все это время держал Саманту за талию, и в кабинке места для двоих явно было мало. Саманта слышала его хрипловатое дыхание, ощущала исходивший от него запах старого брезента, под которым они оба прятались в грузовике… Испугавшись собственных мыслей по этому поводу, она попыталась отстраниться, но О’Нилл еще крепче прижал ее к себе, чтобы она не издавала лишних звуков. Невидимый посетитель сортира как ни в чем не бывало шумно воспользовался писсуаром, напевая что-то себе под нос, затем долго возился около раковины, гремел какими-то предметами… После чего удалился, хлопнув дверью. И Джек наконец отпустил Саманту, но выходить не спешил.
- Чего ты как дура? – спросил он у нее. – Вертелась тут, блин… Я же сказал – стой тихо!
- Ты этого не говорил, - возразила Саманта.
- Я это подразумевал! Все, пошли отсюда!
- Выйди, пожалуйста, - попросила Саманта.
- Зачем? – не понял Джек.
- Джек, ты глупый? Мне, может, в туалет надо! Постой снаружи, пожалуйста!
Пожав плечами, О’Нилл вышел из кабинки и продолжил шатать решетку. Выйдя через минуту, Саманта все еще обдумывала то, что происходит между ней и Джеком. Когда оба служили в Шайенне, ни о каких служебных романах не могло быть и речи, хотя нет-нет да и проскользнет между ними искра какого-то сладостного чувства… Были моменты, когда их тела находились слишком близко друг к другу – на военных заданиях, например. Или вот как сегодня. Но никаких любовных объятий по-прежнему не было. Саманта даже не знала, чувствует ли О’Нилл к ней что-нибудь. Но еще большей загадкой для нее было, что чувствует она к нему. Глядя, как О’Нилл продолжает рваться в вентиляцию, она не переставала вспоминать, как на краткий миг снова услышала рядом его дыхание, ощутила своей щекой его колючую щеку… Вдруг помимо ее воли и здравого смысла явилась мысленная картинка того, как она запускает руку под его рубашку, а он наклоняется ниже, и она чувствует его обжигающее дыхание на своей шее…
- Картер! – вдруг рявкнул О’Нилл и тем самым вернул ее к реальности. – Ты чего встала тут, как дерево? А на шухере кто стоять будет?
«Вот так всегда, - разочарованно подумала Саманта. – Он меня даже по имени никогда не называет».
Она приоткрыла дверь и продолжила рассеянно наблюдать за ангаром. Еще недавно ее мысли были заняты побегом, лекарствами для Ремси и возвратом украденной машины, а теперь она не могла думать ни о чем, кроме момента краткой близости с О’Ниллом. Вернее, о том, что конкретно О’Нилл думает по этому поводу.
Наконец громкий лязг железа возвестил о том, что О’Нилл наконец оторвал решетку.
- Картер! – сказал он. – Иди сюда. Дамы вперед.
Саманта с сомнением посмотрела на черный и явно грязный проем, куда взрослому человеку пролезть будет весьма проблематично.
- Я туда может и помещусь, - сказала она. – А ты как?
- Жопой об косяк! – парировал О’Нилл. – Лезь давай! Времени мало.
- А ты знаешь, куда нам идти? У тебя даже фонарика нет! – продолжала возражать Саманта.
- Лезь, разберемся на месте!
«Как всегда, - подумала Саманта, забираясь на раковину. – Сначала влезем куда-нибудь, а потом на месте разбираемся. Полная импровизация».
О’Нилл подтолкнул Саманту, и она первой влезла в узкий грязный вентиляционный тоннель.
«Как в старые добрые времена», - с иронией подумала Саманта.
О’Нилл, кряхтя, забрался следом.
- У нас даже нет фонарика, - прошипела Саманта. – Как мы здесь будем ориентироваться?
- Наобум, - предложил Джек. – Или как крысы.
- Крысы?...
- Да, Картер, крысы. Они иногда живут в вентиляции, - небрежно бросил О’Нилл.
- Это что, шутка?! – возмутилась Саманта, останавливаясь.
- Я полностью серьезен, Картер, как никогда в жизни, - невозмутимо продолжил О’Нилл. – И крысы заразны бешенством и еще кучей всяких заболеваний. Ты сериал «Грозовые камни» в детстве смотрела?
- Смотрела. Отстань. Я знаю, что крысы переносят бешенство, и без детских сериалов, - огрызнулась Саманта. – Чего тебя сюда понесло?
- У нас нет другого выбора. Этот путь самый безопасный.
- Выбор был! Просто тебя вечно тянет во всякие помойки!
Они еще долго ворчали и переругивались не то в шутку, не то всерьез. А Саманта никак не могла выбросить из головы мысль о том, что ее отношения с Джеком переходят на новый уровень. Она даже мысленно обругала себя за то, что думает совсем не о том, о чем надо. Надо спасать Ремси и выбираться отсюда, а у нее на уме новый роман, как у школьницы!
Иногда в тоннеле появлялся источник света в виде решетки, выходящей в какой-нибудь освещенный кабинет. Но там всегда были люди, и Джек с Самантой не решались вот так внаглую вылезти. На вопрос Саманты, что они ищут, Джек ничего внятного не ответил. Внезапно Саманта перестала ползти и сказала:
- Дальше нельзя, впереди какой-то провал.
- Провал? – спросил из темноты О’Нилл.
- Ну, в смысле, вертикальная шахта. Мы не сможем ее перелезть!
- Попробуй дотянуться рукой до края, - предложил Джек.
- Пробовала уже, она очень длинная, - ответила Саманта. – Надо возвращаться.
- Попробуй нащупать лестницу или скобы, - не отставал О’Нилл.
- Не буду я туда спускаться! Вдруг мы попадем в вентилятор или еще куда-нибудь!
- Картер, ты вентилятор слышишь? Там ничего нет. Будь там лопасти – мы бы слышали их.
- Но они могут заработать в любой момент, - не сдавалась Саманта. – Нет уж, Джек, я в неизвестность не полезу, тем более в темноте, тем более с крысами. Давай разворачивайся, возвращаемся до первой развилки.
Ворча что-то о глупых бабьих прихотях, О’Нилл дал задний ход, потому что развернуться в узком тоннеле не было возможности.
- Теперь я буду первым! – объявил О’Нилл, оказавшись на развилке. – Следуй за мной, Картер.
- Да пожалуйста, - фыркнула Саманта. – Веди, командир хренов.
Они еще неопределенное количество времени поплутали по тоннелям, прежде чем О’Нилл решился-таки выбить ногой решетку, за которой была какая-то тускло освещаемая безлюдная кладовка. Он первым спрыгнул на пол.
- Вот видишь, Картер, как полезно слушать знающего мужчину! – поучительно сказал он, когда Саманта выбралась следом. – Мы пришли как раз по адресу.
- Можно подумать, это не я отговорила тебя лезть в ту яму, - фыркнула Саманта, отряхиваясь от пыли.
О’Нилл проигнорировал ее выпад, вместо этого он извлек с ближайшей полки новенький комплект сине-оранжевой униформы.
- Зацени! – сказал он, прямо-таки сияя от счастья, как школьник на утреннике. – Давай, ищи свой размерчик.
Саманта довольно хмыкнула, оглядывая кладовку. Да, это действительно было ценно – вот так наткнуться на склад униформы и какого-то инвентаря. Полезно. Они быстро и нисколько не стесняясь друг друга облачились в новенькие льняные штаны и футболки с надписью на спине «Отдел снабжения».
- У нас нет бейджиков и опознавательных знаков, - сказала Саманта. – Это будет заметно.
О’Нилл сунул ей в руки какую-то пустую коробку.
- Держи перед собой так, чтобы эта коробка закрывала отсутствие бейджика, - велел он. – Ну-ка повернись, Картер, я на тебя посмотрю… Отлично! Настоящая рабочая женщина! Хоть сейчас на завод.
- Пошел ты, - буркнула Саманта. – На себя посмотри.
О’Нилл взял себе еще одну коробку, предварительно положив туда обломок трубы и фонарик.
- Ну вот, теперь мы готовы, - объявил он. – Этот день был полон неприятностей, но хоть в чем-то нам должно повезти.
И он осторожно выглянул в коридор.
Тем временем Джонас и Дэниел скучали в грузовике. Поначалу они тряслись от страха и поглубже закопались в брезент, а потом, когда за ними так никто и не явился, заскучали и вылезли поболтать.
- Надеюсь, с Джеком и Самантой все в порядке, - сказал Джонас. – Обычно им сказочно везет.
- И сказочно не везет мне, - грустно отозвался Дэниел. – Карма, наверное.
- Карма эта ваша – фигня, - с авторитетным видом заявил Джонас. – На моей родной планете ни в какую карму не верили, зато верили в счастливый случай. И в халяву тоже. Причем, в халяву – особенно.
- Сложно поверить, - задумчиво произнес Дэниел.
- Отчего же? Думаешь, только земляне халяву любят?
Они трепались около двадцати минут о всякой ерунде, а потом начали заметно волноваться, поскольку от Саманты и О’Нилла не было никаких вестей. Дэниел несколько раз осторожно выглядывал в ангар, но этих двоих так и не увидел.
- Плохо это, - покачал он головой после очередной «вылазки». – Я пойду за ними, а ты посиди здесь, хорошо?
- Нет уж, - возмутился Джонас. – Да и куда ты пойдешь? Они могут быть где угодно. Разделяться не будем, но вот сделать что-то определенно надо.
- Что сделать? – не понял Дэниел.
- Это уж ты придумай. Обычно паиньки придумывают блестящие безумные планы.

0

26

- Ваше право, - пожал плечами доктор и, дав знак своим охранникам, вышел из камеры.
Охранники, подняв на ноги заключенных, повели их вслед за доктором.  Сидевший в соседней камере бородатый мужик, больше похожий на вареную свеклу с волосами, лишь хмыкнул им вслед и начал читать заупокойную молитву.
Заключенных вывели из казематов и повели в сторону самого большого здания посреди базы. Там они миновали двойные двери с северной стороны здания, охраняемые двумя мордоворотами, и оказались прямо перед лифтом, куда вошли уже секундой позже. Лифт поехали вниз на подземный этаж. Из лифта они вышли в плохо освещаемый коридор и шли буквально до первой двери, за которой оказалось очень просторное помещение с лабораторными аппаратами, инструментами, несколькими столами с крепежами для рук и ног для особо рьяных гостей. Также в дальнем конце помещения можно было увидеть несколько огороженных броневым стеклом камер для подопытных, достаточно просторных, чтобы уместить там кровати, тумбочки, столы и стулья.
- Ну вот, - начал доктор. – Если тесты окажутся положительными, вы будете жить здесь, правда, не обещаю, что долго. Сбежать не получится, ну я думаю, вы и сами это поняли, ибо лифт здесь единственный выход. Охраны тут, правда, тоже немного, но только потому, что тут давно не было посетителей, которые бы надолго задержались.
Доктор дал знак охране, чтобы те вели заключенных в камеры.
- И это лаборатория? Больше похоже на общественную больницу. Что, бомжуете? - спросила Лина, оценив окружение.
Сейчас смысла сопротивляться было мало, а вот потом... Стекло никак не помешает в использовании способностей, а различных предметов тут было достаточно.
«Долго никто не задерживался, говоришь? Тебе тоже недолго осталось», - пронеслась мысль в голове девушки.
Маг лишь оглядывался и молчал. Вся надежда лишь на телекинез. Сфера Сил... что-то ослабило связь с ней. Впрочем... при недостатке освещения можно попробовать... если ПНВ будут в дефиците. Параллельно Теодор пытался понять, какие аппараты для чего нужны.
- Non, docteur, je ne le peux pas. Vous pouvez je que je le tue? (Нет, доктор, я так не могу больше. Можно я её убью?) – Чуть ли не взвыл охранник, который тащил Лину. Его настроение можно было понять по тому, что он едва сдерживает себя, чтобы не сломать девчонке руку.
- Calmez-Vous, Alan (Успокойся, Алан). – Урезонил его док, сделав пасс рукой. - C'est tout simplement agressif de l'enfant. Ferme dans une cage, tuer toujours aurons le temps, je n'ai pas envie de faire rapport au cadavre de valeur de l'echantillon a un patron. (Это просто агрессивный ребенок. Запри её в клетке, убить всегда успеем, мне не хочется отчитываться за труп ценного образца боссу).
Оба охранника подошли к камерам и, открыв двери, не особо церемонясь, закинули пленников каждого в свою, причем, в случае с Линой её бросили целенаправленно на стол, чтобы та как можно больнее шмякнулась. Закрыв двери, охранники что-то понажимали на панелях рядом с ними (судя по всему, это был электронный замок) и отошли в сторону, после чего к камерам подошел доктор. Сначала он подошел к камере парня.
- Мне надо будет собрать исследовательскую группу, так что сегодня побудете тут, в чистой камере. Мне не хочется, чтобы перед завтрашними опытами вы чем-нибудь заразились в нашем отстойнике.
Далее он подошел к камере девушки.
- Относительно вас, ma cherie, - сказал он с гнусной улыбкой. – Нам известно о ваших талантах. И хоть поверить в это тяжело, мы приняли меры предосторожности. Если вы попробуете нарушить целостность камер, вся эта подземная лаборатория через вентиляцию будет заполнена зарином. Надеюсь, не надо объяснять, что это такое? Ну а теперь будьте здоровы.
После этих слов доктор с легким смешком вышел с охраной из лаборатории, по лицу было видно, как он предвкушал эти опыты над живыми людьми.
Главным было, конечно, то, что Лина точно знала код электронного замка, ведь она видела, куда нажимал охранник. Так что выйти из камеры проблем в будущем не составит, решила она. Пустая угроза доктора ее не впечатлила, но она прекрасно понимала, что спешить некуда.
А тем временем О’Нилл и Саманта уже вовсю играли роли местных работников из отдела снабжения. Внешне они вполне были похожи на остальных сотрудников, главное было ни с кем не разговаривать, поскольку странная «старомодная» манера выражаться, по меркам 2230 года, у них все еще осталась. Надвинув на лица козырьки бейсболок и загородившись коробками, которые они несли в руках, эти двое беспрепятственно преодолели несколько коридоров, изредка улыбаясь встречным работникам и заглядывая во все двери в поисках медпункта. Спрашивать было как-то боязно. Наконец они оказались у лифта, рядом с которым висела памятка сотрудникам с указанием, на каком этаже что находится. Кажется, контора была не из маленьких. Медпункта они так и не нашли, зато обнаружили в самом низу, под землей, какой-то «Научно-исследовательский сектор». Саманта предположила, что там могут быть медицинские препараты.
- А вдруг там новые автодвигатели испытывают? – пожал плечами О’Нилл. – Не вся ж наука вокруг медицины крутится.
- Наверняка там рядом есть медпункт или хотя бы аптечка, если кто-то поранится, - продолжала настаивать Саманта. – Так всегда делают.
- Ага, в аптечке, кроме бинтов и клизмы, никогда ничего не бывает! – скептически отозвался О’Нилл.
Но идей получше не было, и оба решили ехать вниз.
По-прежнему прикрываясь коробками, О’Нилл и Саманта вошли в лифт, куда тут же забилось еще много народу, оттеснив их обоих к дальней стенке. Почти не дыша и стараясь стать как можно незаметнее, оба терпеливо дождались, пока лифт доедет до первого этажа. Он часто останавливался, поскольку народ входил и выходил, и вот наконец они остались вдвоем и на самом нижнем уровне вышли без нежелательных соседей.
- Что дальше? – шепотом спросила Саманта.
- Полагаю, нужно найти эту лабораторию или медпункт, - пожал плечами О’Нилл. – Но спрашивать мы ни у кого ничего не будем.
Они тихонько, как заговорщики, принялись красться по полутемному коридору, прикладывая уши к дверям и слушая, что за ними происходит. Ничего важного они не услышали, тем более что говорили не по-английски – кажется, по-французски.
- Блин, жаль, Дэниела не взяли, - прокомментировал ситуацию О’Нилл.
Наконец они оказались перед большими двойными дверями, над которыми светилась голографическая надпись: «Научно-исследовательский сектор».

0

27

Теодор молчал. В отличие от Лины, он на кое-что надеялся. Например... на возвращение Сферы. Впрочем, нужно кое-что сделать еще... или повременить? Маг скривился от боли, прикоснувшись к коленке, но решил все-таки действовать. Спящая пока что просто размышляла и ни на что не обращала внимание, а остальных нет... Герметист прикрыл поврежденное место ладонью и стал шептать слова на енохианском. Они выправят его Узор до неповрежденного состояния.
Время шло, и боль в колене постепенно утихала, хоть и не так быстро, как того ожидал Теодор. Он вдруг почувствовал, что ему ужасно хочется пить. Так сильно, что впору было лезть на стену.
Теодор сглотнул. Ничего… словно бы он без воды пару дней провел. Побочный эффект… даже крови, как на зло, было мало, чтобы попробовать хоть как-то утолить жажду. Оставалось попробовать сбежать. И найти воды.
Герметист посмотрел на вылеченное колено, пытаясь оценить результат заклинания, после чего обернулся в сторону девушки.
- Лина, ты видела, какой номер они набирали? Сможешь?.. – спросил он у девушки. - Только… пробуй один раз, если что. Одну ошибку система должна предусмотреть, иногда бывает. Только потом… н-да. Просто ломать покрытие и ошибаться второй раз не надо – пустят ядовитый газ, - зачем-то пояснил маг. Впрочем, учитывая некоторою оторванность девушки от окружающего мира, это не будет лишним.
- А смысл? Как мы убежим? У меня нога не залечилась, как у тебя, - устало произнесла Лина. Да и не воодушевляло ее опять совершать побег из такого места, не самое это простое занятие. Однако код на панели камеры Теодора девушка набрала. - Беги, если хочешь. - Замок открылся, Теодор был свободен.
В этот момент со скрипом разъехались в стороны автоматические двери. Они были не заперты, и О’Ниллу понадобилось всего лишь приложить ладонь к черному кругу. Прикрываясь на всякий случай верными коробками, он и Саманта осторожно оглядели помещение, в котором оказались. Кажется, здесь было несколько смежных комнат, и в первой же они увидели простую в общем-то лабораторию, напоминающую операционную в городской больнице. Прямо по центру же располагались две комнаты, похожие на камеры, отделенные от остальной лаборатории прозрачным стеклом. А внутри сидели парень и девушка, весьма потрепанного вида. Никого из персонала видно не было.
- О, это же эти ненормальные, которые грузовик угнали, - сказал О’Нилл вместо «здрасьте».
Взглядам Теодора и Лины вдруг предстали двое людей, мужчина и женщина, похожие на местных работников в сине-оранжевых комбинезонах. Они держали в руках какие-то коробки и улыбались заранее заготовленными улыбками доброжелательных исполнителей.
Лине не надо было поворачиваться в их сторону, чтобы их рассмотреть. Но и цвета ей оставались неизвестны. Она вобще не знала, какие бывают цвета. Дверь камеры Теодора была не заперта, а Лина не рыпалась. Сейчас не было смысла. Просто хотелось, чтобы внезапно не случился очередной приступ.
- Думаешь просто… ждать тут? – маг воспользовался открытой дверью и вышел, прихрамывая. Для камер, конечно. - Не знаю, как бережно к тебе будут относиться, но конец точно хорошим не будет. И здесь навряд ли ты найдешь… - пауза. Потом что-то словно всплыло из памяти. – Ливин…
Речь прервал звук открывающейся двери.
- Вне клетки шансы есть, в ней их нет, - быстро сказал герметист и обернулся в сторону… грузчиков. А их замечание… что-то тут не на своих местах.
- Ящики туда поставьте… хотя здесь кроме докторов и охраны мало кто бывает, - нашел, что сказать, Коун.
- А ты тут типа за главного? – ухмыльнулся О’Нилл. – Чего ж тогда за стеклом сидишь, как игуана в террариуме?
- Джек, хватит! – шикнула на него Саманта. – Мы здесь не за этим. Ищем медикаменты, быстро! Дай мне список.
И О’Нилл принялся рыться в карманах, пока наконец не извлек уже изрядно помятый лист.
- Решили обворовать их? - спросила Лина, по-прежнему сидя на полу и не двигаясь.
- Не обращай внимания, - сказала Саманта. – Это не наше дело.
- А я что? Я ничего, - пожал плечами О’Нилл, поставив коробку на пол и разворачивая листок. – Так… Че тут Беккет написал? Блин, ну и почерк у этих врачей!
- Дай я посмотрю, - Саманта, одной рукой придерживая коробку, другой отобрала у О’Нилла лист. – Джек, нельзя было сложить его аккуратнее? Он порван в нескольких местах.
- Да ладно, все равно видно, что написано! – возмутился О’Нилл. – Только вот нихрена не понятно.
- Я разберусь, что написано. А ты найди, где они хранят лекарства, - велела Саманта.
Говорить при пленниках они нисколько не смущались. В конце концов, что они им сделают?...
Хм, а этим что-то понадобилось тут… лекарства? Зачем? И какие? И…
- Лина, ты остаешься или идешь? – повернулся к девушке Теодор. - А что за лекарства ищете? Я врачом… да, являюсь. Не так уж давно поймали… - обратился потом он к «грузчикам».
Ну, он больше по кожным заболеваниям,  но на прочтение списка его хватит. А работа медбратом и познания в сфере Жизни – все это могло дать ему право так называться.
- Только про почерк ни слова. Он у всех разный. Кстати, по пути там скольких видели из охраны? – осведомился ученик мага.
Кажется, эти двое могут помочь. Хотя бы вначале.
Лина вышла из камеры. С трудом, хромая, но вышла. Стоит последний раз попытаться вырваться на волю и ощутить вкус жизни. Она молчала, сканируя помещение, видя, кто что делает. Девушка закашлялась.
Саманта и Джек замялись. С одной стороны они склонялись к мнению, что девушка и парень вполне могут быть невинными жертвами военных, а с другой – хрен их знает, что они натворили, да и связываться с властями незнакомого города как-то не хочется. Не этим вечером, ведь им еще предстоит вероятный разнос от Гарсии. И хоть Гарсию никто не боялся до дрожи в коленках, но все же они понимали, что когда-нибудь у начальника лопнет терпение. И что тогда будет с ними – беглецами из другого времени без документов и места в этом мире – не знает никто. Работа в корпорации – гарантия их временного пристанища.
Тогда О’Нилл решил пойти на компромисс.
- Охраны не видели, - сказал он. – Но бежать никуда не советую, контора выглядит серьезной. Ну-ка глянь лучше, что здесь написано, - он отобрал у Саманты лист, на котором Беккет накарябал названия каких-то медикаментов, и сунул Теодору. – Хоть слово разобрать можешь?
Саманта тем временем принялась копаться в стенных шкафах с прозрачными дверцами в поисках лекарств.
- Тут тоже оставаться очень вре... - Теодор обернулся в сторону вышедшей из клетки девушки. Ей явно нездоровилось.
«О, Сферы! Почему я не могу лечить других так же, как и себя?» - мысленно воззвал он… к чему-то.
Но ответа нет. А на предложенный список Коун глянул. Даже в руки взял, чтобы лучше разобрать и прочесть.
- Вот здесь вроде что-то есть, - сказала Саманта, шумно копаясь в картонных упаковках. – Какие-то медицинские препараты. Джек, что нам нужно?
- Ну? – поторопил Теодора О’Нилл. – Сможешь найти то, что здесь написано?
- Да, - ответил Коун.
- Ну вперед, - нетерпеливо позвал его Джек. – Помоги той даме найти то, что здесь написано.
- Мог бы быть и повежливей, - фыркнула Саманта. – Не обращайте внимания, молодой человек, у Джека проблемы с человеческим общением. Слишком долго жил среди зверей.
- Я жил среди зверей? – возмутился О’Нилл. – Только если ты имеешь в виду зоаноидов!
Лина тем временем нашла какой-нибудь стул и села на него, стоять было больно.
- Давайте только побыстрее, сюда очень скоро придут.
Почерк был вполне разборчив – для врача, конечно же. Теодор был врачом, так что проблем не возникло при зачтении списка. Из лекарств списка в лаборатории были… почти все, кроме двух наименований. Они дерматологу говорили мало, но все же.
- Дайте девушке имунностимулятор и обезболивающее. «Кильтинейт» сойдет… - произнес маг. Должны согласиться на последнее, его тут было очень много… чтобы исследуемые раньше времени не скончались. - Стимулятор ей нужен, хотя бы один. Впрочем, тут его целых четыре упаковки, - продолжил настаивать Теодор.
А не согласятся… ну, это экспериментальный блок, так? Можно слегка поэкспериментировать с лапшой.
- Конечно, - Саманта протянула ему одну упаковку. – А что с ней? Она больна?
О’Нилл тем временем продолжал складывать то, что нашел Теодор, в коробку. Саманта, впрочем, еще и сверялась со списком Беккета, насколько это было возможно. Итак, не хватает двух препаратов. Что ж, уже неплохо. Надо всего лишь выбраться с этой базы, вернуться в город и найти ночную аптеку… Должно же хоть что-нибудь работать по ночам?
- Ну да. Впрочем, вам тоже лекарства не для варки нужны? - хмыкнул Теодор. "Варкой" называлась одна процедура по перемешиванию... в общем, из лекарств делался наркотик. Весьма опасный для здоровья, но некоторым было наплевать.
Полученную упаковку герметист осмотрел и вскрыл. Следует сделать уколы поскорей, а у практикующего врача, пусть и медбрата, это получится быстрее, чем у странной девочки. Найти бы спиртовую салфетку или еще что-то в этом роде, и можно начинать. Лучше пару – вода никогда не отличалась чистотой в этом городе.
- Все, пошли! – скомандовал О’Нилл, когда Саманта закрыла коробку, в которую спрятала лекарства. – Спасибо за помощь, уважаемый, но нам пора. Счастливо оставаться.
- Постой, - воскликнула Саманта. – Ребята, а вы… э-э…
- Картер, нет времени, - продолжал настаивать О’Нилл. – Ремси. Гарсия. Нам по ушам настучат!
Но Саманта как не слышала.
- Вы пойдете с нами? – спросила она.
- Из базы - хотелось бы, - признался Теодор, оглянувшись в сторону говорившей. - Есть идеи? Или шахты вентиляции?
Впрочем, герметист время даром не терял – нашел пару спиртовых салфеток (в лаборатории стерильность приветствовалась – все же один из образцов с очень хрупким здоровьем) и начал приготовления.
Сначала продезинфицировал себе руки, а потом начал приготовления к уколу.
- Закатай  рукав на левой руке, - сказал Теодор слепой девушке. После все быстро: протереть салфеткой участок кожи и дальше сделать инъекцию имунностимулятора. Практика медбрата и просто практика помогли.
С обезболивающим чуть легче – просто укол у беспокоящего места. Силы лекарства должно хватить на час-полчаса.
- Спасибо, - поблагодарила Лина. Стало значительно легче, причем от обезболивающего больше, чем от имуностимулятора. Девушка сразу как-то расслабилась, успокоилась. - Ладно, давайте выбираться?
- Какое выбираться? – встревожился О’Нилл, которому вовсе не улыбалось вытаскивать из лаборатории двух уголовников или просто неудачников. – Картер, мы теряем время!
- Ну а что, бросить их здесь? – возразила Саманта.
- Пускай сперва расскажут, за что они сюда попали, - потребовал Джек.
- Я сбежала из Бионата, видимо, обратно вернуть хотят, - честно ответила Лина. Врать смысла она не видела, да и не была приучена. Как-то не приходилось.
- Меня - за компанию. Она... - кивок на девушку. - Немного необычна, а делиться этой информацией со всеми никто не планирует. Ну и дополнительный подопытный крыс и несколько органов... понятно, думаю.
В коридоре раздались чьи-то тяжелые шаги. Пока они были достаточно далеко и приближались неторопливо, по сути их услышать-то можно было только если специально прислушиваться, но вот громкий и зычный голос полковника Норриса мог бы услышать и глухой.
- И что это значит? – Кажется, полковник был чем-то недоволен. – Он сам может провести все тесты, на кой хрен ему команда?! Да нет, пускай сам в говне копается.
Шаги внезапно остановились.
- Кровь? А что с ней? – В голосе послышалось любопытство. – Разве это не предполагает мутацию? Да хотя бы врожденную. А жаль, что не заразная, был бы повод сжечь её. Ладно, я все равно сейчас иду проведать их. Да, я взял, а ты уверен, что высокочастотный звук не даст ей опять кидать в меня камни? Ну вообще да, согласен, у меня от этой херни до сих пор голова болит, напомни мне в следующий раз послать ДюВалля к черту с его экспериментами. Кстати, о нем, этот лягушатник опять свет в лаборатории не вырубил.
Полковник продолжил движение.
На то, чтобы срочно валить через неопределенный пока «черный ход», времени не оставалось.
- Картер, в шкаф, быстро! – скомандовал О’Нилл и бесцеремонно принялся буквально запихивать Саманту в стенной шкаф, откуда они оба недавно своровали несколько лекарств. – А вы оба – за стекло, реще!
- Джек, отвали! – принялась отбиваться Саманта, но О’Нилл уже захлопнул дверь шкафа и сам полез прятаться под пустующую больничную койку, стянув с нее пластиковую простыню почти до пола. Как в детстве.
Коробки спрятать они уже не успели, да и Теодор намусорил салфетками и упаковками… ну да будем надеяться, что этот кто-то, идущий сюда, не обратит внимания на такие мелочи.
Знакомый очень голос... знать бы, сколько из охраны там ходит... Впрочем, логика подсказывала, что подбитый сержант (и почему не в лазарете?) придет не один... эхх. Взглядом Теодор машинально нашарил что-нибудь усыпляющее... или просто опасное. Времени было немного, но, судя по репликам, камер сюда не завезли. Иначе бы сержант орал совсем другое...
Обратно за стекло Теодор, однако, не очень спешил.
- Ты че, тупой? – зашипел на него из-под койки О’Нилл. – Хватай девку – и за стекло!
После короткой паузы маг решил вернуться под стекло. Лина, устало вздохнув, тоже вернулась в свою стеклянную камеру.
И вроде бы все как раньше… кроме разбросанных на полу салфеток и яркой упаковки от лекарства. О’Нилл проворчал что-то о том, что они, мол, опять во что-то влезают, и затих. Тем временем шаги и голос приближались.
- Чертов француз, - с ходу выдал полковник, едва появился за проемом двери, и увидев небольшой беспорядок. – Никогда за собой не уберет.
В руках Норриса было какое-то небольшое устройство с довольно внушительным динамиком, голова его была перевязана, видать, девушка засадила ему камнем куда сильнее, чем казалось.
- Рад видеть вас обоих в камере, за стеклом, - сказал довольный Норрис, кажется, у него было хорошее настроение, причем, не только от созерцания этих двоих в «клетках» - Благодаря тому, что нам удалось поймать носителя этой болезни, нам увеличили финансирование, показали пользу, так сказать. Так что я не буду вас даже мучить ультразвуком в благодарность.
- Понятно... сыворотку уже проектировать начали? - отозвался герметист. Видно, что ответом он не сильно интересовался, заранее его предполагая... да и не от вояки таких сведений ждать... И слегка странно, что он один.
- Бла-бла-бла, - лениво отозвалась Лина, как обычно, глядя куда-то в сторону, но прекрасно видя всех в помещении.
- Уже давно на самом деле, - Норрис приблизился к камере Теодора, кажется, компания благоразумного парня нравилась вояке куда больше, нежели компания психованной девушки (как ему казалось). – Просто обычно подопытные долго не живут, некоторые наши методы исследований весьма… радикальны, но с другой стороны, мне абсолютно не жалко этих… ублюдков. Слишком многих они убили своими попытками обратить на себя внимание.
Разговаривая, полковник осматривал помещение вокруг, ведь, по сути, он пришел сюда именно поэтому, посмотреть, насколько тут безопасно, и не сбегут ли пленники. Он обратил внимание на замки камер, что-то ему казалось странным, но он не понимал пока что.
Саманта и О’Нилл затаили дыхание. Они чувствовали себя сейчас примерно как во время поездки в грузовике, когда их могли обнаружить в любую секунду.
«Уходи, уходи, вали отсюда, - мысленно обращался к Норрису О’Нилл. – У тебя еще куча нерешенных дел, чувак, поторопись!»
- Результатов, видимо, еще нет... - протянул Теодор. Теперь оставалось выжидать... Только что вояка в замках увидел? Неужели... Герметист перевел взгляд на потолок и стал ждать чего-то. Или раскрытия, или "грузчиков".
- Даже близко, - не без грусти ответил Норрис, не отводя взгляда от замка. – По мне так проще было бы сжечь всех напалмом, и дело с концом.
Замок действительно был странный, будто он был неактивен, неужели этот докторишка забыл запереть клетки? Как только эти двое не сбежали отсюда?
- Чертов лягушатник, а… - Разозлился Норрис, нажимая на кнопки замка, вводя код на запирание. – Найду его - прибью к черту.
Все в том же хреновом настроении полковник двинулся прочь из лаборатории. На вопрос, почему он не позвонил по рации, может ответить моргающая красная лампочка на ней, говорившая о разрядке.
О’Нилл осторожно выглянул из-под койки. Убедившись, что посторонних в поле видимости нет, он вылез и открыл дверцу шкафчика, где пряталась Саманта.
- Уф, пронесло, - резюмировал он. – А теперь бери коробку – и валим наверх!
- А… эти? – Саманта оглянулась на пленников. – Ты слышал, что говорил этот человек? Их собираются убить.
- А вдруг за дело? – возразил Джек. – Мы же не знаем всей истории. Да и как-то не улыбается мне брать с собой лишний балласт…
- Джек, да что с тобой? – возмутилась Саманта, поднимая с пола коробку с лекарствами. – Берешь пример с Гарсии? Нашел на кого равняться, Гарсия плохому не научит!... Ребята, ну что вы сидите? Вылезайте оттуда! – велела Саманта Лине и Теодору. Она не видела, что Норрис запер двери повторно.
- Лина? - вопросительно обратился Теодор к девушке.
Небольшое воздействие, и двери вновь были открыты. Лина вышла наружу.
- Да, пора идти, - согласилась она.
- Отлично.... - с такой фразой герметист и вышел из тюрьмы. - Насчет нас: просто мы оказались в очень неудачном стечении обстоятельств... не приписывайте нам ничего, - обратился он к "грузчикам". - И... какой план действий?
- Постарайтесь не отставать, - нехотя бросил им О’Нилл. – Как-то не хочется, чтобы нас заметили…
- Мы что, просто выйдем все вместе отсюда? – Саманта удивленно посмотрела на него.
- А есть предложения? – «наехал» на нее О’Нилл.
- Ну… - взгляд Саманты остановился на прибитой к стене вешалке, на которой в творческом беспорядке видели белые и зеленые медицинские халаты. – Как насчет небольшой маскировки?
- Какой маскировки? – не понял О’Нилл, но Саманта даром времени не теряла.
Она схватила с вешалки халаты и кинула их Теодору.
- Одевайтесь! – распорядилась она. – Просто наденьте сверху вашей одежды. Неидеальная защита, но все же отвлечет внимание.
- Я смогу предупреждать о людях за двадцать метров независимо от поворотов, - сообщила Лина.
- Да неужели? – протянул О’Нилл. – Картер, помяни мое слово – все это плохо закончится.
Саманта кисло посмотрела на него и скомандовала:
- Одевайтесь быстрее.
- Хорошо, - ответил Теодор, надевая белый халат. Были некоторые сомнения, но... можно попробовать.
Лина тоже одела халат.
- Сойдет, - прокомментировала Саманта, оценив плоды своих идей. – Теперь осторожно, идите за нами и не поднимайте головы.
О’Нилл открыл дверь и осторожно выглянул в коридор. В конце стояло несколько человек, возле кофейного автомата, и они с виду не представляли никакой угрозы.
- А там нету того человека, который недавно приходил? – на всякий случай спросила Саманта.
- Откуда я знаю? – проворчал О’Нилл. – В любом случае, нас уже увидели. Идем уверенно и делаем вид, что мы имеем полное право здесь находиться.
И, снова прикрывшись коробками, лже-грузчики неторопливо пошли по коридору, всем своим видом активно изображая непринужденность и типичную рабочую лень.
Теодор обладал неплохой памятью и смог опознать давнишнего вояку, даже когда тот стоял к нему спиной. Оставалось только вздрогнуть и тут же вернуть себе спокойствие. Кажется, он ждет своей очереди кофеина. А раз так...
У кофейного автомата действительно стоял Норрис, который, встретившись какому-то человеку в деловом костюме, стоял в ожидании своей очереди на кофе, все это время разбавлялась болтовней.
- В чем дело, Джек, - недовольно произнес полковник. – Ты долго будешь кофе выбирать?
- Подожди, Сэм, тебе не понять трепет души человека при выборе, когда он хочет одновременно два сорта кофе, но взять может лишь один. – Человек в деловом костюме по имени Джек говорил как-то даже слишком серьезно. – Это ты у нас простой, как цент, сжечь - и дело с концом. И вообще, сколько раз тебе говорить, не называй меня так фамильярно, я твой начальник.
- Не дождёшься, косиножка, - гадко улыбнулся Норрис, - То, что ты вырос в большого человека, не отменяет того факта, что мы были соседями, а ты прятался у меня от своей буйной сестры.
- Вот бы вернуться в прошлое и уговорить отца не переезжать, - с сожалением ответил Джек. – А заодно и Сару придушить. Все равно по уставу я для тебя мистер Ротенблю.
- Сначала кофе нормальный завези, а потом уже будешь кем угодно, - Норрис на секунду замолчал и продолжил. – Мистер Ротенблю, серьезно?
- Да, ты прав, лучше как обычно, - нехотя согласился его собеседник.
В общем, эти двое явно были поглощены разговором и не обращали внимания на четверых грузчиков, только Джек бросил косой взгляд на них.
О’Нилл возмущенно дернулся, когда до него донеслись имена Джек и Сэм - ведь его и Саманту звали точно также. Но он все же неотвратимо приближался к компашке около кофейного автомата, почти полностью скрыв лицо за коробкой. Саманта сделала то же самое. В сторону незнакомцев они принципиально не смотрели, помня золотое правило лазутчика «взгляд притягивает взгляд». Им в спины почти дышали Лина и Теодор, старавшиеся спрятаться за ними от взгляда Норриса. Еще несколько шагов – и они поравняются с любителями кофе.
- Твою мать, Джек! – чему-то возмутился полковник. – Я тебе говорю, что у Роберты грудь силиконовая. У этих певичек по-другому не бывает.
- Вот как, - совершенно спокойно ответил ему Джек. – То есть, ты у нас в этом разбираешься? Чего же ты до сих пор не женился?
Норриса как кувалдой жахнули, он аж отступил на шаг, чтобы потом, яростно жестикулируя, сказать своему собеседнику, что тот неправ. Однако, он не смог, так как умудрился столкнуться с замаскированной компанией. Полковник обернулся, чтобы извиниться перед, как оказалось, незнакомой ему девушкой-грузчиком (!).
- Прошу прощ… - и тут он заткнулся, стоило ему увидеть два знакомых лица.
Джек, определив по лицу своего лысого друга, что происходит, смело побежал прочь, дабы вызвать охрану.
- Какого! – Сэм быстро достал табельный пистолет и направил на ближайшее знакомое лицо, на Лину.
Лина не успела ничего предпринять, как вдруг на руке Норриса повис… О’Нилл. Бросив коробку со звякнувшей железякой, он вцепился Норрису в руку и пытался вырвать у него из пальцев пистолет, прокричав Саманте: «Беги!»
- Ты ещё, что за жук? – раздраженно спросил полковник локтем ударяя О’Нилла по лицу и отбрасывая его в сторону.
Было жгучее желание пристрелить нападавшего, но он-то как никто другой знал, кто опаснее всего в этой компании, и он опять направил пистолет на Лину, уже готовившись выстрелить. Правда, он планировал не убить, а пока опять ранить.
О'Нилл не смог. Зато у Лины появилась еще одна прекрасная возможность сделать больно этому пренеприятнейшему вояке.
- Сдохни, - сопроводила свои действия словом Лина, пытаясь запустить Норриса в стену.
Ну, на самом деле Лина пошутила, она не собиралась что-то там делать, просто решила подождать, пока остальные справятся с Норрисом.
Теодор все-таки остановился и посмотрел на кофейный автомат... Жажда напомнила о себе с новой силой. Да так, что Пробужденный упустил некоторые события. Зато потом понял, что надо действовать. Он  рванулся вперед, желая обойти борющихся за пистолет противников и дать военному по затылку пару раз. Если все получится, то полковник окажется в отключке.
Однако... маг на ходу изменил намерения, заметив шанс. И он им воспользовался: в один момент хват пистолета у полковника оказался ослаблен. Одно движение, два шага назад.
- Лежать! Руки за голову, - скомандовал корпорату Теодор. И он был готов стрелять в случае подозрительных движений.
- Ах тыж сопля канализационная, - ругнулся Норрис, послушно убирая руки за голову и медленно оседая на пол.
Меньше всего он ожидал, что кто-то додумается выхватить у него пистолет как раз после того, как он расслабил хват для выстрела, но теперь он этот урок запомнит надолго.
В итоге, оказавшись в положении лежа с руками за головой, полковник решил предупредить.
- Вы не сбежите отсюда, - кажется, Сэм немного рассмеялся. – Джек смылся и наверняка сейчас позовет сюда моих ребят.
- Зачем здесь держали этих молодых ребят? – спросил О’Нилл, подбирая с пола оброненные коробки.
- А? – не понял Норрис, он только сейчас осознал, что в помещении явно лишние люди. – Ты ещё что за хрен с горы?
- Я не с горы, - поправил О’Нилл, отдавая коробку с медикаментами Саманте. – Я из города. Так зачем вы держали в клетке этих ребят? Что они натворили?
- Джек, время! – предупредила Саманта, нервно оглядываясь по сторонам.
- Сейчас, всего один вопрос задам, - сказал О’Нилл и, присев рядом с Норрисом, ловко выудил из него из кармана пластиковую карточку. – Ну это уже классика. Так что там с ответом, коллега?
- Да пошел ты, коллега, - полковник хотел плюнуть в О'Нилла, но из его положения это было сделать тяжеловато, однако это заставило его упереться мыслью в последнее слово. – Коллега? Что это значит?
- Джек, хватит! – не отставала Саманта. заметно нервничая. – Пора уходить!
О’Нилл и сам понял, что спор затянулся.
- Ладно, - сказал он, поднимаясь. – Забудь. Ничего личного, товарищ, но нам пора проваливать. Спасибо за пушку, да.
Саманта схватила Лину за руку и потянула за угол. О’Нилл и Теодор, до последнего держащий Норриса на прицеле, рванули следом.
Но перед тем, как убежать, Лина все же запустила Норриса в стену.
- Сдохни.
Внезапно какая-то сила оторвала Норриса от пола и швырнула о ближайшую стену.  Лина вложила в удар всю накопившуюся у нее злобу и ненависть. Норрис услышал неприятный хруст, а потом его пронзила острая боль чуть пониже правого колена – именно этой ногой он неосторожно пытался затормозить полет в стену, но Лина оказалась сильнее. Девушка вскоре скрылась из виду, а Норрис упал на пол.
- Ах ты ж сука, найду – убью нахрен, - выругался полковник пытаясь встать, хотя сломанная нога этому явно мешала.
Кое-как, очень медленно, но Норрису удалось это, и, прыгая на одной ноге, он потелепал к коммуникатору лаборатории, благо он был достаточно близко и располагался в коридоре.
- ТРЕВОГА! – Заорал полковник, нажав красную кнопку на устройстве. – Сбежали двое подопытных в сопровождении группы нарушителей, одетых в форму грузчиков. Немедленно задержать, при сопротивлении убить на месте! Активировать заполнение нижних помещений зарином, время активации 7 минут! И прислать ко мне медиков в подземную лабораторию со средствами химической защиты!
Норрис отпустил кнопку и пошел, превозмогая боль, дальше к лаборатории за противогазом и антидотом.
Тем временем отступающая компания уже слышала поблизости ругань и переговоры тех охранников, что позвал Джек.
- В лифт, быстро! – скомандовал О’Нилл, когда они добежали до конца коридора. – Мы на нем сюда приехали!
Саманта решительно затолкала Лину и Теодора внутрь, после чего принялась активно жать на кнопки, чтобы двери поскорее закрылись. Когда наконец лифт медленно поехал вверх, компания беглецов получила короткую передышку.
- Снимите этот маскарад, он больше не нужен, - велела Саманта. – даже наоборот, привлечет внимание.
- Нам бы еще не помешало наше шмотье забрать из подсобки, - напомнил Джек, прислонясь к стене. – А то по этим серым футболкам нас сразу вычислят.
Теодор с укором посмотрел на девушку, но дальше события развивались стремительно... Пришлось уходить...
В лифте Коун со скепсисом ответил:
- Только со сменой лица не узнают... - и помолчал. Халат он снял. - Эхх... и воды бы... - прошептал он больше для себя. Задерживаться у автомата не было времени...
Лина тоже скинула медицинский халат. На некоторых этажах она обнаруживала людей, но лифт ехал дальше.
Тем временем на поверхности, у лифта, столпилось некоторое количество ребят в полной боевой амуниции (штурмовые винтовки, пистолеты, термобарические и осколочные гранаты, боевой нож), среди них был один, который особо выделялся, как поведением, так и оружием, оно было более дорогим и качественным. Спустя несколько секунд к нему подошли ещё двое ребят:
- Лейтенант, группа в подземке сообщает, что кто-то вошел в лифт сектора 21-A, - отчитались ему бойцы, отдавая честь.
- Значит уже в лифте, - лейтенант задумался и включил свою рацию. – Заблокировать все лифты и отменить предыдущий приказ полковника, в нем нет уже смысла. Санитаров отправить к нему через другие сектора.
Как и следовало ожидать, доехать до верха беглецам не удалось. Лифт вдруг дернулся и замер.
- Черт, а они быстро соображают, - с досадой и одновременно с восхищением сказал О’Нилл. – Кажется, придется сделать то, что мы уже когда-то делали…
Он поднял глаза наверх – там был технический люк, выводящий на крышу лифта. Саманта тоже подумала об этом, поставила коробку на пол и сказала:
- Подними меня, я попробую открыть.
О’Нилл присел, Саманта встала ему на спину, оставив на идеально чистой серой футболке грязные следы, и дотянулась руками до люка. Подергала его.
- Заперто! – воскликнула она. – Впрочем, было бы удивительно, если б они держали его открытым.
Она спрыгнула на пол, О’Нилл, кряхтя, распрямил спину.
- Картер, ты мои шестьдесят килограмм счастья, - сказал он то ли в шутку, то ли всерьез.
Саманта отчего-то поежилась.
- Что делать будем? – спросила она, стараясь, чтобы голос звучал бесстрастно.
О’Нилл попытался руками разжать створки лифта – разумеется, безнадежно. Потыкал в кнопки, с тем же результатом. Они оказались заперты в тесной коробке, откуда был только один выход – с помощью местных вояк. Впрочем, они и так поступили слишком самонадеянно, забравшись в их обитель.

0

28

А наверху, в кузове брошенного грузовика, Дэниел и Джонас стали проявлять неслабое беспокойство. Не обращая внимания на протест Джонаса, Дэниел, придерживая сломанную руку, все-таки вылез в ангар и, побродив там, скрываясь за ящиками, вернулся ни с чем. Точнее, с газетой в руках, оставленной кем-то на одном из контейнеров.
- Ну и зачем ты это притащил? – буркнул Джонас. – Чтоб совсем скучно не было?
- Да нет же, смори! – Дэниел развернул перед ним первую полосу.
- Прочти, я хреново вижу в этой темноте, - безразлично отозвался Джонас.
Дэниел поднес газету к свету и стал зачитывать:

«Учёные открыли новый агрессивный штамм ВИЧ.
Международная команда ученых лаборатории клинической и эпидемиологической вирусологии Левенского католического университета в Бельгии и Института тропической медицины имени Пьера Кюри на Кубе обнаружила на острове новый штамм вируса иммунодефицита человека (ВИЧ), который ведёт себя более агрессивно, чем другие известные формы.
Исследование решено было провести в связи с обеспокоенностью кубинских медиков по поводу того, что в последнее время значительно распространились случаи заболевания СПИДом, который развивается неожиданно быстро. Обычно у носителей ВИЧ-инфекции болезнь развивается от 6 до 10 лет, в то время как у 16% диагностированных на Кубе больных СПИД обнаруживался уже на стадии диагностики.
В ходе проведённого исследования был обнаружен новый штамм смертельно опасного вируса. Рекомбинантный вирус CRF19_cpx заметно ускоряет развитие СПИДа. Он представляет собой комбинацию фрагментов подтипов D, A и G ВИЧ-инфекции. Известно, что вирус иммунодефицита человека был обнаружен в Африке, но эпидемическим он стал именно на Кубе.
Ученые исследовали образцы крови пациентов, которые прошли лечение в Институте имени Пьера Кюри с 2007 года. Оказалось, что у пациентов со штаммом CRF19_cpx в крови находилось большое количество вируса. Такая быстрая эволюция СПИДа значительно увеличивает риск заболевания ещё до того, как потенциальные больные понимают, что вирус перешел уже в стадию болезни.
Причину появления у вируса новых свойств многие учёные видят в мутациях, происходивших в последнее время. Тем не менее, проведенного исследования недостаточно для точного установления причин агрессивности нового штамма».

- Ну и что? – зевнул Джонас, когда Дэниел закончил. – Этой напасти еще в Империуме хватало, а на дворе уже 2230 год. Ничего не изменилось. Меньше надо было макак трахать.
- Это какой-то другой вирус с Кубы, - уверенно сказал Дэниел, нервно комкая газету. – И от него нет вакцины. И в наше время он еще плохо диагностируется. Помнишь, Беккет что-то сказал про неизвестный вирус в крови Ремси?...
Джонас снисходительно посмотрел на него.
- Ты действительно считаешь, что Ремси болен именно этой хренью? – спросил он. – Это как-то… ну, пессимистично.
- Надо быть готовым к худшему. Помнишь, он говорил об иголке, на которую напоролся в маршрутке? – вспомнил Дэниел. – И там еще была записка…
- Да-да, что-то типа «Добро пожаловать в нашу дружную семью». Бред какой-то.
- Не бред. Биологический терроризм существовал еще в Империуме, откуда мы пришли сюда. Это не шутки. Больные неизлечимыми болезнями, например, вот этим, - он помахал газетой, - в отчаянии ищут способы заразить как можно больше людей, чтобы привлечь внимание врачей к своей болезни, придать ей характер эпидемии. Боюсь… высока вероятность того, что Ремси стал жертвой такого террора.
- Даже если так… что мы будем делать? – тупо спросил Джонас.
- Я не знаю. Для начала надо дождаться О’Нилла и Картер, а потом мы все вместе выберемся отсюда.
- Подождите, попробую лифт до этажа дотянуть, - сказала Лина, после чего сосредоточилась. Задачка не из простых, но и вариантов немного, выбираться-то надо.
Маг просто оглянулся на девушку.
- Лина, можешь с вентиляцией справиться? - спросил он девушку. Сам же Теодор зачем-то осмотрел пистолет. Хотя... если полковник испугался, то можно выстрелить. Жаль, что обойма одна будет...
- Ты че делаешь? – более прямолинейно выразился О’Нилл, заметив, что лифт задергался и задрожал. – Как тебя там… Лина? Если ты крутая телепатка - лучше открой дверь!
Он и Саманта совершенно спокойно восприняли слова Теодора о телекинетических способностях девушки. Они и не такое повидали на своем веку. И вообще оба вели себя так, будто каждый день общаются со всякими сверх-хуманами. В каком-то смысле так оно и было.
- Мы между этажами, если что, - сообщила девушка. Старательно поднимая лифт. - Доедем и открою. Вот, - сказала она, когда лифт наконец замер на этаже.
Тем временем где-то наверху тусовалась компания охранников в числе пяти человек во главе с лейтенантом Ковальски.
- Лифт остановился, - лейтенант нервно прислушивался к происходящему за створками лифта, ведь учитывая, что совсем недавно их все заблокировали, этот каким-то макаром продолжил движение, со скрипом и скрежетом, но все же. – Какого хера?
В этот момент к нему подошел один из его людей и что-то нашептал на ухо, это что-то сильно его удивило.
– Мистер Ротенблю? Уверен? - говоривший утвердительно кивнул, отчего Ковальски немного помрачнел и заключил. - Если не поймаем их, могут головы полететь.
Теперь помрачнели все, кажется, каждый тут знал, чем может закончиться побег террористов из их базы с максимальными условиями охраны.
Лейтенант наспех проверил свою амуницию: автомат, пистолет, пару ножей, светошумовые гранаты (в отличие от своих подчиненных, которые использовали термобарические, лейтенант предпочитал не смертельные).
- Всем приготовиться, – скомандовал он, и все стволы были направлены в сторону дверей лифта.
- Там толпа народу, у всех оружие, и они готовы стрелять. Стоит мне открыть двери, и нас изрешетят. Могу начать с ними бой прямо сейчас, но я не уверена, что двери лифта выдержат плотный огонь, - тихо произнесла Лина.
- Так... - Теодор перешел на более тихий тон. - Лина, там у них... у пояса или у карманов должны быть гранаты... возможно. Это такие небольшие цилиндры или еще какой формы вещицы, которые взрываются после удара и потери чеки. Или сигнала... ты их у них видишь? Чем больше, тем...
Продолжать дальше маг не стал. И выдохнул. Не нравилось ему это. Очень. Но оставаться на базе равно смерти. Замедленной, но тем не менее. Да и жизнь в клетке немногим лучше...
- Да, есть. Сейчас взорву, - после этих слов Лина принялась выдергивать чеки и скидывать гранаты на пол.
Вернее, она начала делать это мысленно, но не успела привести угрозу в исполнение, потому что опомнившийся от всего происходящего О’Нилл вдруг резко встряхнул ее за плечи, развернув к себе, и тем вернул девушку к реальности.
- Идиотка, - ласково сказал он. – Я же сказал – просто открой двери! Мы бы выбрались на этаж ниже, а ты притащила нас прямо в лапы к этим… этим! Давай теперь вези нас обратно!
- Тихо, Джек, - прервала его Саманта. – Послушай, Лина, ты можешь открыть люк? Надо сделать это как можно быстрее!
- Э-эм, - протянула Лина, так и не решив, что надо делать. В итоге она мощным толчком открыла люк, после чего потащила лифт на этаж выше.
- Стой! – вновь взбесился О’Нилл. – Прекрати, ты щас лифт обрушишь! Надо вылезти на крышу, поняли все?
- Да определитесь уже! - шикнула Лина. - Это не так-то просто!
- Не надо самодеятельности! – решительно заявил Джек. – Лезем в люк. Картер, ты первая!
Лифт остановился, и Саманта снова вскарабкалась на спину О’Нилла, подтянулась и влезла на крышу лифта. В шахте было темно, и слабый свет исходил лишь от маленьких красных лампочек, горящих на приличном расстоянии друг от друга. О’Нилл принялся передавать ей через люк две коробки. Саманта тут же решительно скинула их назад, предварительно вытащив и распихав по карманам медикаменты. В маскировке уже не было смысла. Обломок трубы, который О’Нилл прятал в другой коробке, был зашвырнул куда-то в неизвестном направлении.
- Эээ! – возмутился О’Нилл. – А отбиваться я чем буду?!
- Лезть сюда, - велела Саманта. – Реще!
- Дети вперед, - хмуро сказал О’Нилл и вопросительно посмотрел на Лину.
Лина полезла в люк, других вариантов особо у нее и не было, однако, как только все все же выбрались на крышу лифта и оказались в безопасности, она выдернула чеки из нескольких гранат солдат за стеной внизу.
Ребята снаружи быстро напряглись, когда услышали страшный грохот перемещающейся телекинезом кабины лифта, а когда все улеглось, многие как-то не сразу обратили внимание на то, что чеки с их гранат загадочным образом снимаются с них.
Быстрее всех среагировал Ковальски, крикнув: «ГРАНАТЫ!» - и  быстро дал деру в противоположном направлении, так как его амуниция, слава богу, была не тронута. Те же, кто был менее удачлив (то есть, чеки были сняты именно с их гранат), резко избавились от разгрузки и оружия, просто выбросив в сторону лифта, и дали такого же деру, догоняя своих более удачливых коллег.
Однако далеко отбежать они не успели – гранаты оглушительно взорвались в опасной близости от тех троих «неудачников», забрызгав их кровью и внутренностями лестничную площадку. О’Нилл и компания же, стоящие на крыше лифта, услышали лишь взрыв, однако сами ничуть не пострадали.
- Что это было? – тут же напрягся О’Нилл. – Кто что взрывает?!
- Кажется... все уже. Кто-то плохо с амуницией обращался, - невпопад ответил маг. - Эхх, нам вверх?
- Это я их, - улыбнулась Лина.
О’Нилл оценивающе посомтрел на девчонку, но комментировать не стал. Он примерно представлял себе, что можно натворить способностью телекинеза и предпочитал не думать о том, сколько жертв за соседней стенкой…
- Ну не вниз же, - ответил он Теодору. – Лезем за мной, - сказал он и взялся за ступени узкой технической лесенки, которая была в каждой лифтовой шахте. – Если поедет лифт – просто прыгайте на крышу и забирайтесь в люк. Только это надо делать быстро – от слова «совсем»!
- ТВОЮ МАТЬ!!! – Вырвался крик души у Ковальски, когда он увидел три изуродованных после взрыва трупа своих подчиненных. – База, мы потеряли троих, прошу разрешение на устранение угрозы!
Рация лейтенанта зашипела, и оттуда послышался ответ.
- Отставить лейтенант, эта девушка нужна живой, - зазвучал до боли знакомый и ненавидимый голос.
- Мистер Ротенблю, сэр, - начал Ковальски с едва скрываемым презрением. – Эта сука только что через лифт своим телекинезом вынула чеки из гранат моих парней. У нас нет средств для её поимки живьем.
Рация какое-то время молчала, словно кто-то с другого конца обдумывал дальнейшие действия.
- Разблокируйте лифты и обрушьте, - раздалось в рации. - Нам известно, что среди них есть раненые, и если они после этого выживут, то не смогут сопротивляться.
- А если они уйдут по вентиляции? – Не унимался Ковальски. – Может, просто взорвать шахту лифта?
- Не будьте идиотом, лейтенант, они не позволят ни бросить туда гранаты, ни тем более установить взрывчатку. Если они покинут его через вентиляцию, я лично ими займусь. Убедитесь, что ваши люди стоят у всех лифтов на безопасном расстоянии.
- Есть сэр. – Ответил лейтенант и недовольно вырубил рацию.
- Сэр, что значит займется лично? – не понял один из выживших подчиненных. – Разве он не просто офисная шишка?
- Ротенблю бывший диверсант, и его послужной список побольше, чем у всех вместе взятых на этой базе, - объяснил Ковальски, скорчив неприятную гримасу. – Вот только мудак он полный, людей в расход только так пускает. Ты слышал приказ, исполнять.
- Есть! – ответил один из подчиненных и побежал исполнять, раздавая указания по рации.
- Головы точно полетят после всего этого, - Ковальски закурил, нервы явно были на пределе. – Черт бы вас побрал.
Один за другим, беглецы поднимались по узкой лестнице на самый верх шахты. По задумке О’Нилла, там должен быть выход в лифтовую комнату, и он искренне надеялся, что там не догадались поставить охрану. Вернее, расчет был на то, что местные вояки недооценивают отряд ЗВ-1. Заберись они вот так в замок Ба’ала или космические апартаменты Анубиса – те бы точно приняли все мыслимые, немыслимые и даже некоторые еще не изобретенные меры безопасности, поскольку уже знали, что такое ЗВ-1. Подумав об этом, О’Нилл усмехнулся и немного приободрился. В конце концов, это всего лишь люди, а людей всегда можно обдурить.
«Да уж, опять мы куда-то влезли», - подвел он итог вечерних приключений. И угораздило же Ремси так неудачно сесть в маршрутку!...
До верха оставалось еще два этажа.
Скоро "зрение" Лины дошло до какого-то человека, поджидающего их наверху. Она незамедлительно сообщила об этом.
- Там человек, у него нож, пистолет и еще какой-то прибор с динамиком, - поведала она.
О’Нилл выругался, и эхо разнесло его ругательство по шахте. Значит, эти вояки оказались не такими уж тупыми и догадались, куда полезут беглецы. Ну ладно…
- Теодор! – окликнул О’Нилл мага. – Давай Картер пистолет. Картер, передай пушку мне. Сейчас же!
- Может мне его просто вниз скинуть? – спросила Лина.
После заминки Теодор протянул женщине пистолет. Они все в одной лодке.
Тем временем ожидавший их человек откровенно скучал, он и так изначально был не особо напряжен, а сейчас вообще сел на какую-то выпирающую трубу и стал копаться в своем телефоне. Через некоторое время телефон начал пикать, очень громко на самом деле пикать, кажется, телефон был переделан вручную. В пиканье телефона можно было распознать азбуку Морзе, она говорила: «Я устал ждать, выходите». Устройство с большим динамиком он закрепил на поясе, но так, чтобы можно было быстро нажать на ней кнопку, при этом он держал близко к ней свободную руку. Отбив морзянку, он набрал на телефоне номер и, приложив к уху, произнес.
- Устанавливайте. Да, на несущих стенах. Плевать, всю ответственность беру на себя.
Ни о чем не подозревающие беглецы тем временем пробирались наверх. Саманта передала пистолет Теодора О’Ниллу и лезла вслед за ним. Лина находилась в самом низу цепочки. Они чувствовала себя намного бодрее, чем раньше – возможно, еще не прошло действие адреналина после атаки на Норриса. Кто знает, что будет, когда это действие пройдет… А О’Нилл тем временем свесился вниз и свистящим шепотом предупредил:
- Дальше я один. Оставайтесь здесь и ждите.
До люка оставалась еще половина последнего этажа. Стараясь не шуметь, Джек быстро пополз наверх – туда, где в старых лифтовых моделях его времени находилась катушка с лифтовым канатом. Лифты же нового поколения ездили на специальных стенных панелях, и им не требовался канат. Однако техническое окошко без крышки все равно оставалось неизменной частью лифтовой шахты – на случай экстренной ситуации. Вот как сейчас, например.
Схватившись за последнюю ступень лестницы, О’Нилл осторожно заглянул в узкое техническое помещение.
И прямо у него перед носом разбилась какая-то пустая стеклянная ампула.
- И долго ты будешь там торчать? – озлобленно спросил человек, сидящий на трубе напротив, кажется, это именно он и бросил ампулу. – Вылезай уже, поговорим.
О’Нилл чихнул, отмахнулся от брызнувших в разные стороны осколков стекла, нырнул обратно в люк, но потом удивленно выглянул снова. Высунул сперва верхнюю часть головы, потом, увидев, что убивать его никто не собирается, подтянулся и, уже не скрываясь, высунул голову полностью.
- Здрасьте, - сказал он.
- И вам не хворать, - кивнул человек, вставляя в уши что-то, сильно смахивающее на бируши. – Вы вылезайте, вылезайте, у меня к вам разговор есть, а выбора у вас нет.
Незнакомец в военной форме пожал плечами и стал что-то настраивать на устройстве с динамиком.
- Здание заминировано, если что-то пойдет не так, мы обрушим его, - предупредил он. – Вы, конечно, можете спрыгнуть, но не советую, люди ещё не научились летать. Да, друзей оставьте там, где они есть, мне не особо хотелось бы иметь лишние уши, особенно вашей… ммм… слегка больной попутчицы.
Закончив с настройкой, он повесил устройство обратно на пояс, в область быстрой досягаемости руки.
- Кстати, вот мой первый вопрос, что вы тут забыли? На бируши не обращайте внимания, я отлично читаю по губам.
- Че?! – вырвалось у О’Нилла, который все еще не вылезал из шахты. – Да лааадно, если здание взорвется – вы все тоже погибнете. Неужели мы такие важные шишки, чтобы ради нас разрушать шедевр бангладешской архитектуры? – добавил он, намекая на строительный труд нелегальных эмигрантов.
Наружу он предусмотрительно не вылезал. Хотя разумом и понимал, что если бы его хотели убить – то не кидались бы бутылками, а давно убили.
Саманта тревожно смотрела вверх.
- С кем он разговаривает? – пробормотала она. – Кажется, мы в ловушке. Лина, ты можешь что-нибудь сделать?
- Кроме того типа, никого быть еще не должно... - протянул Теодор. - А взрыв... смотря, насколько нас оценили. И сколько оборудования вывезли с персоналом...
- И что вы предлагаете? - осведомилась Лина.
- Просто сделай что-нибудь! – свистящим шепотом велела Саманта.
- Заряд 1-С5 на первой стене, - лениво произнес человек наверху.
После этих слов буквально через секунду раздался мощный взрыв, от которого все здание просто сотряслось, собеседнику О’Нилла пришлось крепко встать на ноги, чтобы не упасть с трубы от тряски, с потолка посыпалась пыль и небольшие куски бетона.
- Пойдет как доказательство серьезности? – Спросил он голову Джека.
О’Нилл мертвой хваткой вцепился в верхнюю перекладину лестницы и, отплевывая штукатурную пыль, снова выглянул из люка.
- Не, ну мне приятно, конечно, что обо мне такого высокого мнения, - сказал он. – Но я скромный и не привык к вниманию. Может, просто разойдемся по своим делам? – спросил он, не особо рассчитывая на положительный ответ.
- Я бы с удовольствием, - заверил его собеседник. – Но видишь ли, вы зашли на военный объект помогли сбежать заключенным, причем, не кому-то, а биотеррористам.
Человек картинно вздохнул и как-то подло улыбнулся.
- Но есть выход, вы поработаете на меня… на нас. Сделаете кое-что для нас - будете жить, не сделаете - умрете. – Сказал он с довольной улыбкой. – Главным образом это касается вас лично.
О’Нилл поначалу даже не поверил, что так дешево отделался. Неужели их так просто отпустят? Ха, лохи! И все же он подозревал подвох.
- Никому я не помогал, - возразил он. – Парень и девчонка сами увязались следом. А где они сейчас - я понятия не имею, - нагло соврал он.
О’Ниллу надоело торчать в шахте. да и руки устали, поэтому он неуклюже выполз из люка и уселся на ближайший бетонный выступ. Убивать его явно не собираются, так зачем прятаться? Возможно, так он даже сумеет отвлечь внимание от Саманты и остальных. О’Нилл внутренне надеялся, что они догадаются уползти назад, в лифт.
- А ты, наверное, талантливый пародист, - человек как-то странно скорчил лицо, всем своим видом выражая неверие. – Я слышал несколько голосов, когда вы поднимались сюда, к тому же, ваша девка явно пользовалась телекинезом, когда двигала лифт.
Человек покачал головой и подошел к Джеку поближе.
- Мое имя Джексон Роттенблю, - представился он. – Я работаю на правительство, как я думаю, ты уже догадался. Ты ведь слышал о вспышке вируса, похожего по действию на СПИД?
О’Нилл ничего такого не слышал, но, поскольку в этом мире он и его команда недавно – следовало решительно делать вид, что он в курсе всех событий.
- Да, конечно! – пожалуй, слишком наигранно закивал он головой. – Ужасная трагедия, да… А что?
- Ты ведь не знаешь, о чем речь, верно? – сразу понял Роттенблю, положив на лицо руку. – В любом случае, это бич нынешнего человечества, лекарства от этого вируса нет, а народ он косит дай боже. Девушка, что гуляет с вами, как раз заражена подобным, и жить ей наверняка осталось от силы 2-3 месяца, но разработка вакцины уже ведется, и это радует, конечно, я прав?
- Вместо того, чтобы отдать девочку в приличную больницу, вы сажаете ее в клетку? – нахмурился О’Нилл. – И вообще, с чего я должен верить в это?
Саманта неотрывно вглядывалась в узкое окошко света наверху, где пару минут назад исчез силуэт О’Нилла. Сверху доносились приглушенные голоса, однако выстрелов слышно не было, значит, Джек еще жив. Скорее всего. А вот взрыв, раздавшийся где-то неподалеку, чуть не сбросил Саманту вниз, но она и остальные удержались на лесенке.
- Да вообще-то не должен, но выбора у тебя все равно нет, - Роттенблю лишь пожал плечами. – Биотеррористы вроде той девчонки используют всякие иголки и прочие незаметные лезвия, заражая их своей кровью и пряча в сидениях, потом человек садится на это сидение - и бац, он тоже больной. Сэм вообще хотел её сжечь, ну да мы отклонились от темы.
Собеседник Джека вернулся на свое место и, мрачно посмотрев на того, твердо сказал:
- Твоя задача искать лекарство от этой болезни или то, что продвинет нас в её разработке достаточно далеко от конкурентов в виде всяких корпораций, - Роттенблю вздохнул. – В современном мире корпорации имеют очень большое влияние, чересчур большое, на мой взгляд, разработка лекарства от неизлечимой болезни укрепит позиции государства.
У О’Нилла по спине пробежал холодок, не имеющий ничего общего с работающей вентиляцией. Иголки. Лезвия. В сидениях общественного транспорта. Биотеррористы. Неизвестный вирус. Все факты сходились: Ремси приехал на базу больным, с найденной иголкой и запиской «Добро пожаловать в семью», на которую он так неудачно напоролся в маршрутке. А Беккет потом утверждал, что Ремси заразился каким-то странным и весьма активным вирусом гриппа. Только вот гриппа ли?... У О’Нилла появилось нехорошее предчувствие. Крайне нехорошее. Но вида он не подал и как можно более равнодушно спросил:
- А если я откажусь?
- Умрешь, - Джексон опять пожал плечами. - В той ампуле, что разбилась перед твоим носом, тоже был неприятный подарок.
- Какой еще подарок?! – дернулся О’Нилл.
- "Чума Вагнера", - ответил Роттенблю. - Биологическое оружие. Вирус безвреден, пока не идет воздействие на зараженного определенной звуковой частотой. Жертва умирает от внутреннего кровотечения от слишком долгого воздействия.
- Да ты блефуешь, Роттенблю, - ответил О’Нилл насмешливо, но как-то не очень уверенно. – Нету такого оружия!
- Ну не бывает так, чтобы люди сразу поверили, обязательно думают, что блефуют, - посетовал задетый за живое Джексон и включил устройство с динамиком, как раз на необходимой частоте.
Поначалу О’Нилл ничего не почувствовал и даже нашел в себе силы ухмыльнуться, но вдруг в ушах поднялся оглушительный звон, из носа брызнула кровь, в голове застучали тысячи молотков… О’Нилл вдруг с ужасом осознал, что действительно чувствует, словно внутри его грудной клетки ворочается какое-то существо, разрывающее ребра изнутри и рвущееся на свободу… О’Нилл упал на колени и прижался лбом к полу, схватившись руками за голову. По лицу его потекла кровь.
- Аааааа бля!... – донесся до Саманты и остальных протяжный крик сверху.
Саманта рванулась и поспешила подниматься наверх.
- Джек в беде! – крикнула она. – Мы должны помочь!
Джексон услышал возню в шахте и решил, что пора заканчивать. Он вырубил динамик, прекратив действие вируса, после чего встал и пошел к выходу.
- На крыше есть вертолет, там всего два человека – пилот и охранник, - сказал он, подходя к лестнице. – Мы ещё свяжемся с тобой, бывай.
После чего Роттенблю быстро скрылся в лестничном проеме.
Теодор с задержкой полез следом.
«И почему он не стрелял сразу? - мелькнула мысль. И отчего-то он не боялся - или ему хотелось, чтобы все закончилось так или иначе. - Наставник, почему ты не представил своего Ученика остальным или хотя бы рассказал о них?» - мысленно обратился герметист  ушедшему. Впрочем, ТАМ он не услышит...
О’Нилл перевернулся на спину и нерешительно открыл глаза. Веки слиплись пот крови. Он планировал вытащить пистолет и красиво поугрожать этому Роттенблю, требуя безопасный выход с базы, личный транспорт и прочие бонусы для счастливого обладателя американской пушки, но тот скрылся так внезапно, что О’Нилл даже не успел опомниться. Саманта первая влезла к техническое помещение, вскрикнула, увидев О’Нилла с окровавленной физиономией, лежащего на полу, и подбежала к нему.
- Что он с тобой сделал?! – воскликнула она.
Джек, мягко отстранив ее, сел на полу. Голова больше не кружилась, в ушах не звенело. Он провел рукой по лицу, посмотрел на окровавленную ладонь и хмыкнул.
- Он тебя ударил?! – продолжала допытываться Саманта. – Ты ему хоть врезал в ответ?
- Куда там, - недовольно буркнул Джек. – У него был какой-то излучатель… или что-то в этом роде. От этого звука меня колбасило. А потом он ушел. Все.
- А почему он сам не пострадал от этого излучателя? – подозрительно спросила Саманта.
- Откуда я знаю? – отмахнулся О’Нилл, решивший не распространяться о каком-то там вирусе. – Вставил в уши какую-то хрень. Поэтому и не действовало.
- Куда делся этот человек?
- Ушел.
- Я вижу! Почему он ушел?
- Картер, отвали,-  проворчал О’Нилл, вытирая лицо рукавом. – Откуда мне знать? Ушел – и хорошо. Я сейчас плохо соображаю.
Теодор выбрался следом, настороженно оглянулся и не нашел никого враждебно настроенного. Только О'Нилл и... герметист задержал взгляд на крови. Захотелось пить.
«Пить ЧТО?!» - ужаснулся Коун своему желанию и спешно отвернулся, вздрогнув. Он решил отвлечься, помогая подняться Лине.
О’Нилл уже вполне оправился, встал, вытер лицо и снова взял себя в руки. Он помнил про вертолет на крыше, но не спешил воспользоваться предложением этого странного Роттенблю. Потому что внизу у них было еще одно дело.
- Быстро уходим, надо забрать Джонаса и Дэниела! – велел он. – Лина, ты видишь кого-нибудь на лестничной площадке?
- Нет, там пусто, - ответила Лина, после чего ее схватил очередной приступ выплевывания легких наружу. Все было очень грустно, она упала на колени, активно кашляя кровью.
Саманта тут же бросилась к ней, пытаясь поднять, а О’Нилл задумчиво покачал головой.
- Она действительно чем-то больна, - пробормотал он.
- Осторожней... последствия грибка с Пандоры, - предупредил Теодор. Провернуть тот  фокус, что и в канализации, он не мог, оставалось только присутствовать рядом и не заразиться от контакта с... жидкостью.
Через пару минут кашель прекратился. Лина тяжело дышала, но вроде все было нормально. Скоро она, благодаря Саманте, поднялась на ноги.
- Это больно...
- Понимаю, - участливо сказала Саманта. – Не волнуйся, мы вытащим тебя отсюда… Доктор Беккет что-нибудь придумает. Правда, Джек?
О’Нилл что-то невразумительно промычал в ответ. У него в голове стучали слова Роттенблю: «Биотеррористы. Они используют всякие иголки и прочие незаметные лезвия, заражая их своей кровью и пряча в сидениях». А что если сейчас они помогают такой вот маленькой сволочи?... Впрочем, решил О’Нилл, если они притащат зараженную девчонку к Беккету, тому будет легче найти лекарство для Ремси. Нет худа без добра.
Саманта, придерживая Лину, помогла той добраться до лестничной площадки. Дальше девушка уже смогла идти сама. Вчетвером они спустились по узкой технической лестнице на пару пролетов вниз и остановились около широкого грязного окна. О’Нилл выглянул во внутренний двор. Там суетились рабочие, ездили машины – словом, кипела жизнь. А где-то в ангаре их терпеливо должны были дожидаться Дэниел и Джонас.
- Значит так, - сказал О’Нилл. – Вы все найдете укрытие и посидите здесь. А я схожу за кое-кем и вернусь.
- Я с тобой, - вызвалась Саманта.
- Нет, Картер, ты недавно проехалась башкой по асфальту, так что сиди и не рыпайся, - решительно распорядился Джек. – Найди лучше, где можно отсидеться, пока я не вернусь.
- А как же ты нас найдешь, если мы спрячемся?
- Ну… выглядывай иногда, - пожал плечами О’Нилл и стремительно умчался вниз по лестнице. Он на удивление быстро приходил в себя.
Саманта только вздохнула.
- Лина, ты не видишь вокруг нас какой-нибудь комнаты, где можно временно спрятаться? – спросила она.
- Вон там пусто, - Лина указала пальцем на одну из дверей, а сама побежала за О'Нилом. Ее помощь ему точно пригодится, мало ли в какую передрягу попадет, так хоть будет предупрежден заранее.
- Ты куда?... А если припадок? - сказал вслед маг. Оставалось надеяться, что она остановится, а О'Нилл ни во что не влезет еще раз. Или не того встретит. - А за кем он? И, надеюсь, вода в комнате будет... - оставалось спросить у оставшейся с ним... как ее звать? Вопрос...
- Лина! Стой! – крикнула Саманта, бросаясь вниз по лестнице. – Джек, Лина бежит за тобой!
Но О’Нилл был уже где-то внизу и не услышал ее, а Лина мчалась все быстрее. Саманта решила не устраивать двойную погоню.
- Ладно, пошли, - пожала она плечами, толкнув дверь помещения, на которое указала Лина.
Это оказалась маленькая комнатушка, заваленная какой-то старой мебелью, коробками  с надписью «Хавчик» и тремя холодильниками. Кажется, это был такой своеобразный многофункциональный склад еды и мебели.
Роттенблю вскоре оказался во дворе базы, где его встретили Ковальски и Норрис с гипсом. Помахав в знак приветствия, он подошел к ним.
- Джек, что все это значит? – с места в карьер начал полковник. – Ты же сказал, что разберёшься с ними.
- Ой, Сэм, - Джексон удивился, как будто он совсем безучастен. – С чего ты взял, что я их вообще нашел?
- У вас слишком довольное лицо, - ответил за своего командира лейтенант. – Если позволите, сэр. И мы до сих пор наблюдаем их активность.
- Боже, Юрген, тебе не кажется, что ты слишком своеволен? – сказал Роттенблю, но настроения ему это не изменило.
- И? – опять подал голос Норрис. – Что ты опять задумал?
- Кто знает, Сэм, кто знает, - Джек хитро улыбнулся и посмотрел на здание, из которого недавно вышел. – Я просто решил, что убивать их будет слишком расточительно. Лейтенант, прикажите своим людям подорвать ещё один заряд, что-то наши гости не торопятся уходить.
Ковальски вопросительно посмотрел на полковника, тот лишь кивнул после недолгого раздумья, и в этот же момент услышал шум множества машин, кто въехал на базу.
Пока лейтенант отдавал приказы, к ним подъехала небольшая колона из четырех грузовиков с тяжело вооруженными солдатами внутри. От местных они отличались намного более качественным оснащением, некоторые были в тяжелых бронекостюмах, как рыцари в латах, вооруженные тяжелыми пулеметами, некоторые в менее закрытой броне, но зато более подвижные и со штурмовыми винтовками последних моделей. Некоторых из них полковник видел вообще в первый раз, впрочем, вооружены они были, конечно, не только этим, но перечислять всё оснащение было бы долго. На лицах Норриса и Ковальски появилась вполне ожидаемое выражение крайнего удивления.
- Не обращайте внимания, - успокоил их Роттенблю. – Продолжайте работу, а эти ребята со мной, и работа наступит после.
Ничего не понимая, Ковальски лишь молча поднес рацию ко рту и произнес:
- Подорвать седьмой заряд.
На первом этаже раздался взрыв.
О’Нилл, который почти добежал до первого этажа, метнулся в сторону – и вовремя, чтобы не попасть под взрывную волну. Лестницу зашатало, и в пригнувшегося О’Нилла врезалась Лина, ласточкой слетевшая с ближайшего лестничного марша.
- Что за хрень? – «поприветствовал» ее О’Нилл. – Слазь давай. Чего ты тут делаешь, а?!
- Помогать пришла, - ответила девушка, сползая с парня. – Ты, конечно, Рэмбо, но не Чак Норис, - пояснила она.
- Офигеть, - выразил О’Нилл свое удивление тому, что в 2230 году еще помнят таких героев 20 века, как Чак Норрис и Рэмбо. – Ну пофиг. Чем это ты мне поможешь?
- Я, между прочим, вижу все в радиусе двадцати метров и телекинезом владею, так что помочь есть чем, не беспокойся, - сказала Лина.
- У тебя внешность слишком заметная, ты нас только выдашь! – не соглашался О’Нилл. – Иди наверх к Саманте, я и сам справлюсь!
- Дудки. Не хватало, чтобы ты тут помер еще, - не унималась Лина.
- А если ты тут помрешь – мне тебя тащить, что ли?
- Если помру, можешь не тащить.
- А я и не собираюсь, - заверил ее О’Нилл ворчливо. – Ладно, пошли. Держись за мной и не высовывайся. И говори, если кто впереди появится.
- За этим и пришла, - фыркнула девушка.

0

29

Теодор вымучено улыбнулся.
«Хотя бы не от голода... только бы воды найти», - подумал он.
Немного подумав, он подошел к одному из холодильников. Питье лучше хранится в холоде... ну или нет. Если там нет специальных систем от ночных ходоков, то можно попробовать еще раз.
К сожалению, все холодильники оказались пусты – они даже не были подключены к электросети и явно складировались здесь как нерабочее оборудование. Зато в коробках, которые уже успела обшарить Саманта, нашлись какие-то просроченные коробки с печеньем, помятые пачки чипсов, рыбные консервы и, к радости Теодора, запечатанная упаковка пол-литровых бутылок с обычной питьевой водой. Саманта, которая тоже не отказалась бы от воды, разорвала упаковочную пленку и вытащила одну бутылку.
- А вот и компенсация за моральный ущерб, - сказала она.
- Возможно... - Коун достал вторую бутылку. Кажется, жизнь налаживалась, хотя бы жажда мучить не будет.
Некоторое время оба молчали, жадно глотая бутилированную воду. Наконец бутылки почти опустели, и тогда Саманта небрежно бросила свою назад, в коробку. И принялась обследовать помещение на предмет чего-нибудь полезного. На одном из холодильников лежала забытая кем-то газета с пластиковыми страницами. Многоразовая бумага для печати некогда была очень распространена, но сейчас постепенно уходила в прошлое. Газета начиналась не с первой страницы, и на самом верхнем листе была большая статья:

«По данным Объединённой программы Америки и Китая по ВИЧ/СПИДу, с 2226 года число новых случаев этого заболевания в мире, особенно в Карибском регионе, сократилось на 40%. На Кубе, по последним данным, с 2164 по 2213 годы обнаружено около 20 тыс. случаев болезни, из которых лишь 3,3 тыс. закончились смертельным исходом. Снижение темпов распространения вируса иммунодефицита человека внушает специалистам надежду на то, что к 2230 году удастся взять болезнь под контроль, и в конечном итоге человечество сможет положить конец распространению эпидемии.
«Сейчас как никогда высоки шансы на то, что получится остановить ВИЧ. Тем не менее, привычные и испробованные методы могут оказаться недостаточными, чтобы побороть эпидемию», - подчёркивается в докладе экспертов Объединённой программы по ВИЧ/СПИДу.
Все современные вакцины нацелены на подготовку иммунной системы человека к встрече с той или иной инфекцией. Вместо этого ученые из научно-исследовательского Института Скриппса в Калифорнии (Объединенные Америки) модифицировали ДНК обезьян таким образом, чтобы сделать клетки устойчивыми к ВИЧ. Сами исследователи говорят о «важном достижении» и надеются в скором времени на апробацию метода на людях, а независимые эксперты называют эксперимент многообещающим. Результаты исследования опубликованы в журнале Nature.
Использованный метод генной терапии основан на вживлении нового раздела ДНК в здоровые клетки мышц. Этот участок ДНК содержит «инструкции» для выработки факторов, нейтрализующих атаку вируса ВИЧ, которые затем будут постоянно выбрасываться в кровоток. В отчетной статье сообщается, что в результате проведенной работы обезьяны были полностью защищены от всех видов ВИЧ, по крайней мере, в течение 34 недель.
Защита может работать даже при достаточно больших количествах вируса в крови, что актуально для людей, уже являющихся носителями опасной инфекции. Следовательно, такая вакцина может быть полезна и для лечения больных с приобретенным иммунодефицитом. Профессор Майкл Ферзен, руководивший исследованием, говорит, что их метод создания вакцины от ВИЧ является на сегодняшний день наиболее эффективным, однако до подведения окончательных итогов предстоит еще немало работы. В частности, имеется ряд вопросов, связанных с безопасностью применения вакцины на людях.
Вакцину против ВИЧ трудно разработать, так как вирус, вызывающий это заболевание, постоянно мутирует. По этой причине нельзя заранее «натренировать» иммунную систему на выработку какого-то определенного вида антител. Вместо этого новый метод может обеспечить действительно надежную защиту. Суть его в том, что в организм как бы «встраивается» фабрика, постоянно производящая искусственных убийц вируса ВИЧ. Однако долгосрочные последствия такого вмешательства в организм пока не известны.
Команда исследователей хочет добиться разрешения провести эксперимент с участием ВИЧ-инфицированных людей, которые по тем или иным причинам не могут проходить стандартную лекарственную терапию. Дороговизна, сложные схемы приема, большое количество побочных эффектов — вот основные недостатки применяемых на сегодняшний день средств, позволяющих замедлить течение заболевания. В связи с этим, эксперты высказываются в пользу проведения подобного исследования.
Авторы проекта гордятся тем, что им удалось приблизиться к решению этой актуальнейшей проблемы современной медицины, и надеются, что, возможно, в скором будущем будет разработано средство, позволяющее предотвратить заражение вирусом, а у инфицированных людей вызвать стойкую ремиссию.
А вообще, как сообщал портал Научный Российский Альянс, российские ученые надеются остановить эпидемию ВИЧ к 2229 году».

Кажется, выпуск был прошлогодним, просто его кто-то давно забыл здесь на холодильнике. Саманта полистала остальные страницы, но там была в основном реклама и новости из жизни какого-то бывшего офисного планктона, выбившегося в люди.
- Чем больна Лина? – спросила Саманта у Теодора. – Уж не этим ли? – она протянула ему газету со статьей.
После прочтения статьи маг некоторое время молчал.
«Кажется, нужно найти или контрольных обезьян, или образец лекарства. С ним можно работать», - подумал он.
Ощутив нетерпение (без магии, так каждый может) и вспомнив про вопрос, Теодор ответил:
- Я тебе говорил, что она заражена грибком с Пандоры. И у нее понижен иммунитет. Сильно. Прошлое в лаборатории. Ее, не мое, мое совсем другое…
На последних словах герметист дотронулся до кармана с амулетом.
- Я не буду сейчас спрашивать, как вы оба здесь оказались, - сказал Саманта, не переставая исследовать холодильники и коробки. – Это сейчас не столь важно. Этот грибок – насколько он опасен?
- Грибок...  лечится весьма долго и недешево, а у Лины... у нее несколько недель с таким иммунитетом, - ответил Теодор, вспоминая об этой болезни. Но заразностью микоз никогда не отличался. Да и как его тут подхватить можно было?
«И еще... это за позапрошлый год... но все равно стоит поискать», - отметил для себя герметист один упущенный ранее факт.
- А что с ее иммунитетом? – тут же спросила Саманта, начавшая что-то подозревать.
Теодор вздохнул и посмотрел на опустевшую бутыль. Что-то нужно говорить.
- Ее очень долго держали в лаборатории. Условия... предположу, чуть лучше. Срок - точно большой. Как она выбралась - не спрашивай, не представляю. Кажется, это связано с ее особенностями, а иммунитет... развили способности, что сказать, - поведал маг и решил...
«Нет. Это - не надо, даже в таком виде», - одернул он себя  и промолчал.
- Если девочку держали взаперти только из-за ее способностей, тогда ее нужно только пожалеть, - сказала Саманта, присаживаясь на коробку с надписью «Хавчик-2». – Но кто знает, как трансформировалась ее личность в таких условиях. Она может быть неконтролируема.
Саманта вспомнила инопланетную девочку Рис, у которой были необычные способности – умение создавать репликаторов. Эта особенность и то, как с ней обращались военные, сделали из девочки угрозу для всей планеты Земля. В итоге ее пришлось убить, хотя изначально – Саманта была уверена в этом – Рис не желала никому плохой судьбы. И вот теперь появилась Лина, в похожей ситуации.
Внезапно стены сотряс взрыв, прозвучавший снаружи. Задребезжали стекла, зашатались старые холодильники. Саманта подскочила к окну и поняла, что взрыва как такового не было – было обрушение стены здания. Ни огня, ни дыма – если не считать облака строительной пыли, поднятой упавшей стеной здания напротив. Во внутреннем дворе собрались военные, грузовики, какие-то непонятные личности… И все побежали смотреть, что произошло со зданием. А за их спинами, прячась за грузовиками и любыми доступными укрытиями, пробирались две темные фигурки, направляясь к широким воротам ангара.
- Я смотрю, Лина не теряет времени даром, - прокомментировала Саманта, догадавшись, чьих рук это дело.

О’Нилл и Лина осторожно выглянули из-за криво поставленной скамейки. Они находились во внутреннем дворе, где царила довольно суматошная атмосфера. Приехали какие-то грузовики, набитые солдатами, как бочка селедками, и на беглецов никто не обращал внимания. О’Нилл, разумеется, крайне хреново ориентировался в этом совершенно новом для него месте, но, по его расчетам, ангар, куда привезли их, должен быть неподалеку. Скорее всего, в здании напротив, куда сворачивают приехавшие грузовики. Теперь надо пробраться туда незаметно. О’Нилл оглядел двор и прикинул, что если они попытаются обойти его по периметру, вжимаясь в стены, их обязательно заметят. А значит, надо придумать какой-то отвлекающий маневр.
- Лина, - тихо сказал он. – Ты можешь сделать так, чтобы внимание всех этих людей переключилось на что-то… эмм... экстренное?
- Ящиками их закидать? - осведомилась девушка. В принципе можно, почему бы и нет. А потом бежать, быстро так, вприпрыжку.
- Неа, не катит, - покачал головой Джек. – Они сразу поймут, что это ты сделала. Надо что-то менее заметное… Что бы такого придумать… - прищурившись, он внимательно оглядел стены соседних зданий. – Стену обрушить можешь?...
Если бы Лина умела, она бы посмотрела на О'Нилла, как на идиота. Однако, попытка не пытка.
- Попробую, - сказала она, после чего попробовала.
- Скажи мне Сэм, - вдруг заговорил Джексон, смотря, как разгружается его команда. – У тебя тут есть люди, без которых бы не обошелся в другом месте, и кому ты полностью доверяешь?
Норрис удивленно посмотрел на своего друга, опустил глаза, будто расстроившись чем-то, и задумчиво почесал лысину, причем, довольно долго, почти минуту, Ковальски тем временем смотрел на Роттенблю немного с подозрением, но молчал.
- Лимит? – закончив с раздумьями, спросил полковник.
Роттенблю лишь улыбнулся и показал пять пальцев.
- Луи ДюВаль – наш светоч науки, - Сэм произнес это не без презрения. – Юрген Ковальски, остальные на выбор Юргена.
- Сэр, простите за вопрос, - решил вдруг вклиниться Юрген, не дав даже Джексону и слова сказать. – Что происходит?
- Зачистка, Юрген, - сквозь зубы сказал Сэмюэль Норрис, раздираемый противоречием. – Эти люди не подкрепление, они пришли, чтобы зачистить это место.
Ковальски опешил и потерял дар речи, в его глазах читался лишь один вопрос с надеждой «Вы шутите?», но Сэм и Джексон смотрели на него с серьезностью гранита.
- Это не совсем зачистка, Сэм, - тут же решил поправить Роттенблю. – помимо зачистки, мы хотим использовать этот инцидент, дабы выбить больше финансирования на борьбу с террористами и, если повезет, мы бросим тень на некоторые компании, смотря кому принадлежат наши случайные гости.
- Ты думаешь, они на кого-то работают? – Спросил Норрис, похлопывая по плечу своего лейтенанта, который поразительно быстро свыкся с мыслью о зачистке, хотя… теперь он явно не скрывал кипучей злобы в адрес Роттенблю.
- Уверен, на наших они непохожи, по крайней мере, - бросил Джексон, сложив руки на груди. – В любом случае, мы уничтожим это место, ответственность свалим на них, и даже если они попытаются рассказать, что тут проводились опыты на людях, доказать они этого не смогут, так как это будет выглядеть желанием обелить себя.
- Филлип Локкер,  Мэнни Чан, Норманн Ковальски, - вдруг выдал лейтенант, похоже, он сделал свой выбор.
- О, ты выбрал, - удивился Джексон. – А последний же не твой однофамилец?
- Это его старший брат – наш техник, - ответил за лейтенанта Сэм. – Только благодаря ему у нас вся техника на ходу и работает. Вспоминая, как давно вы не обновляли наше оборудование, на ум приходит, что зачистка планировалась давно.
- Да… - нехотя согласился Джексон. – Хотя, честно говоря, я и сам недавно об этом узнал. Мне нравилась роль инспектора в вашем отряде, но от нас вдруг пошла утечка.
- Тогда, может, было бы проще найти крота? – с надеждой спросил Ковальски, но Джек лишь покачал головой.
- Крота нашли, но мы позволили уйти слишком многому, - бывший инспектор вздохнул и пожал плечами. - Теперь нужно представить так, будто здесь был лишь изолятор, а не лаборатория, проводящая типа «бесчеловечные» опыты на людях. Хотя ДюВаль тот ещё Менгеле. В любом случае, зовите своих людей, пусть садятся в первый грузовик колонны.
Юрген и Сэмюэль тут же взялись за рации.
Через некоторое время рядом с Джеком О’Ниллом и Линой прошел какой-то человек в белом халате. Лина могла безошибочно угадать в нем того самого доктора, что нес их с Теодором в лабораторию. Его сопровождало три охранника из числа только что проехавших.
  - И почему Норрис сразу не сказал, что будет зачистка? – спросил он своих сопровождающих, но те шли молча, не отвечая на вопросы. – Чертов пироман, можно подумать, я бы сам не догадался.
О’Нилл хотел как-то прокомментировать услышанное, но вдруг раздался страшный скрежет и нарастающий гул. Удивленно заткнувшиеся военные повернули головы на звук и… явно не были готовы к тому, что там увидели. Стена узкого высокого здания, обращенная во внутренний двор, вдруг пошла трещинами и, чудесным образом крошась на глазах и отделяясь от перекрытий, стала медленно, как в художественной съемке, оседать вниз, поднимая тучи строительной пыли. Со стороны казалось, будто все здание складывается внутрь себя.
- Ого, да ты просто супер-девочка! – перекрикивая шум падающих бетонных блоков, сказал О’Нилл, которому уже не нужно было скрываться – все равно в общей суматохе их бы не заметили. – А теперь давай-ка, побежали.
- Угу, - кивнула Лина и побежала за своим товарищем. Похоже, способности росли в геометрической прогрессии. Это было интересно.
Пользуясь общим отвлечением внимания на неожиданное событие, О’Нилл и Лина пробирались к воротам ангара, откуда только что лениво выехал настоящий русский трактор.
«Надеюсь, Джонас и Дэниел все еще там, а не пошли нас искать», - подумал Джек.
Они прятались за различными укрытиями и грузовиками, несколько раз чуть не попались на глаза военным, но те словно специально делали вид, что смотрят в другую сторону. В другой ситуации О’Нилл обратил бы на это внимание, но не сейчас. Сейчас его внимание было обращено на поиск Джонаса и Дэниела. Оба должны были ждать в грузовике. Заглянув в ангар, О’Нилл увидел тот самый грузовик, в котором привезли пленников, подскочил к нему и широким движением руки откинул в сторону брезент, закрывающий кузов. И… удивленно застыл на месте. Грузовик был пуст.
- Ну это просто классика жанра какая-то! – разочарованно воскликнул он, рискуя привлечь к себе внимание жалкой кучки работяг, трудившихся над какими-то контейнерами неподалеку.
Он совершенно не понимал, что теперь делать. Скорее всего, Дэниел и Джонас, не дождавшись их, пошли на поиски и наверняка кому-нибудь попались. Куда их могли увезти? В лабораторию, где держали Лину и Теодора? Сразу в обезьянник? Убили где-нибудь в темном углу? Уже отправили в Босваш?... Мысли путались у О’Нилла в голове, и он так бы и стоял еще неопределенное время, пока в спину ему не ударил смятый комок бумаги. Обернувшись, О’Нилл увидел, что из-за нагромождения ящиков скромно выглядывают двое пропавших, которых он уже мысленно записал в свежие трупы.
- Все-таки не классика жанра, - прокомментировал О’Нилл и перебрался к ним за ящики.
Джонас и Дэниел сидели там, как за баррикадой, напуганные, взъерошенные, но сияющие, как начищенные русские самовары.
- Чего это вы так радуетесь оба? – подозрительно спросил О’Нилл.
- Да вот рады, что тебя все-таки не пристукнули где-то в темном углу, - ответил Джонас, высказав мысль, которая еще не так давно крутилась у О’Нилла в голове относительно судьбы этих двоих. – А где Саманта?
- Там, - неопределенном махнул рукой О’Нилл. – А это… это Лина, знакомьтесь. Джонас и Дэниел.
Дэниел удивленно уставился на черноволосую девочку, пробравшуюся в укрытие следом за Джеком. Джонас нахмурился.
- Ты потерял Саманту и подобрал вот эту? – спросил он.
- С Картер все в порядке! – отрезал Джек. – Нет времени объяснять. Лина не совсем обычная девочка. И вообще-то мы пришли за вами.
- А мы уже собрались идти за тобой, - сказал Дэниел.
- Значит, я успел вовремя. Короче, пока там снаружи небольшая паника… Оба – забирайтесь в грузовик, Дэниел – за руль, а я пойду за Картер и…
- Но у нас нет ключей, - робко пискнул Дэниел, прерывая грандиозные планы О’Нилла.
Джек задумался.
- Блин, - разочарованно вздохнул он. – Ладно, тогда пошли за мной, что-нибудь придумаем.
Он помнил про слова Роттенблю о вертолете на крыше, но предпочел бы не воспользовался столь щедрым подарком. Слишком уж подозрительно было то, что их так просто отпускают. Хотя, со способностями Лины угнать вертолет было бы совсем просто.
- Чем они так занимаются? – непонимающе спросил Норрис, он краем глаза заметил пробегающую между укрытиями парочку.
Роттенблю лишь покачал головой, мол, не обращай на них внимания. Команда военной базы трудилась не покладая рук, разбирая завалы, устроенные Линой, выискивая раненных и вытаскивая убитых её гневом.
«Слава богу, что так немного!» - думали они.
Тем временем к ним прибились четыре человека. Первым был Филлип Локкер - обычный боец отряда, подчиненный Юргена с короткой стрижкой черных волос. Этого человека можно описать одним словом - «мрак», мрачности его лица позавидуют все готы мира в своих готических камуфляжах, в то же время он был отличным стрелком, главным снайпером отряда. Вторым был Мэнни Чан – китаец, Ковальски (как и Норрис) ценили его за способность собирать информацию. Даже будучи китайцем, обладал совершенно неприметным лицом и внешностью, из таких получаются идеальные шпионы, но парень слишком любил огонь (чем и нравился Норрису), был настоящим пироманьяком, впрочем, свои таланты резидента использовать не стеснялся коль было необходимо. Норманн Ковальски был братом лейтенанта Ковальски (внешне похожие, только у Норманна козлиная бородка) и блестящим механиком, как боец он никакой, зато в гараже он был царь и бог, причем в любом. Луи ДюВаль был ученым-вирусологом, его задачей было изучение всех больных, попавших в руки отряда, и их бацилл, и по возможности разработка противовирусных средств, правда, его методам бы позавидовали все доктора-убийцы 20-го века.
- Ну наконец-то, - произнес довольный Роттенблю. – А теперь все в машину, и уезжаем.
- Да пошел ты, Джек! – тут же выкрикнул ДюВаль, сразу садясь в подъехавшую бронемашину. – Они там наверху совсем с ума посходили, что ли? Зачистку они решили устроить, п***сы.
- Зачистка? – переспросил Норманн своего брата, но тот молча положил руку ему на плечо, и тот, ничего не понимая, сел в машину, поняв, что все слишком серьезно.
За Норманном молча последовали остальные, кроме Джексона, Сэмюеля и Юргена.
- Посмотрите на базу в последний раз, - сказал Роттенблю. – Через пару часов отряд «Зверь» прекратит существование.
Юрген и Сэм смотрели на снующих туда-сюда людей с большой грустью, продолжалось это где-то минуту, после чего они вместе сели в машину, последним туда залез Джексон.
-  Начинайте, - сказал он в рацию, оказавшись уже внутри.
- А те твои «агенты», которых мы не должны были замечать? – спросил его Норрис.
- Если вдруг помрут – это их проблемы, - отмахнулся Джек. – Мы из любой ситуации извлечем пользу. Двигаем!
И бронемашина выехала за пределы базы. Тем временем приехавшая группа тяжеловооруженных людей начала странно себя вести, взведя оружие наизготовку и рассредоточиваясь по базе, чем вызвали недоумение у местных.
Лина последовала за О'Ниллом, собственно, чтобы в очередной раз ему помочь в случае чего. Сломать еще какую-нибудь стену или вообще здание снести, почему бы нет. Способности больше походили на игру в рулетку либо вообще не работали, либо выпадал джекпот, и происходил какой-то треш. Девушка не была уверена, что это хорошо, но также и не думала, что это плохо, в любом случае, сейчас это было не так важно.
Прячась, но уже не так рьяно, неполный состав отряда ЗВ-1 и Лина успешно добрались до здания, в котором оставили Саманту и Теодора, и дальше им предстоял тяжелый путь наверх. Десять или десять этажей, Дэниел изрядно запыхался, Джонас тоже подустал, но не подавал виду. Лина держалась молодцом. О’Нилл же, который вообще меньше всех пострадал при столкновении легковой машины с грузовиком, несся впереди, как неутомимый индейский воин. Именно такая ассоциация пришла в голову Дэниелу, который держался за живот и видел только мелькающие впереди ботинки О’Нилла.
Джек первым ворвался в помещение, указанное Линой как местонахождение Саманты и Теодора, и своим появлением заставил их обоих вздрогнуть.
- Валим, быстро! – скомандовал Джек. – И реще!
- Где Дэниел и Джонас? – спросила Саманта.
- Да вот они, еле тащатся, - лениво сообщил О’Нилл, перегнувшись через перила лестницы. – Эх вы, а еще ЗВ-1…
- Учитывая, что у меня сломано ребро, а у Дэниела – рука, это еще неплохой результат, - недовольно пропыхтел Джонас, держась за бок.
- Я вас порадую, нам выше, -мрачно сообщил О’Нилл. – На крышу.
- Зачем? – не поняла Саманта. – И что происходит внизу? Чего это там машины так разъездились?
- Нет времени объяснять, - рявкнул О’Нилл неожиданно. – Все за мной!
Привыкнув доверять командиру, хоть тот и творил порой что-то невообразимое, Саманта побежала следом вверх по лестнице. Выход на крышу должен быть на следующем этаже.
Тем временем на улице переговаривались два бойца из приезжих, судя по всему, говорившими были лидер этой группы и один из бойцов, который передавал устный доклад.
- Все на месте? – спросил лидер, держа наготове рацию.
- Так точно, наши люди рассредоточены по базе, готовы начать в любой момент, – отрапортовал боец.
- Что с кукушкой?
- Кукушка ещё в гнезде, но готовится к полету.
- Хорошо. Можем начинать, но кукушку нужно отпустить.
И тут к этим двум бойцам подбежал кто-то из техников, явно обеспокоенный поведением приезжих людей, он подходил неторопливо, нерешительно, но все же приблизился к лидеру группы.
- Простите, сэр, - начал он, бегая глазами вокруг, все же бойцы в бронированных костюмах и газовых масках смотрелись довольно устрашающе. – Тут ребята хотят узнать, что происходит?
Вместо ответа рапортовавший боец просто направил пистолет на техника и выстрелил в него, проделав ровную дырку в его лбу. Лидер тем временем поднес рацию ко рту.
- Говорит лидер! Даю приказ начать зачистку!
В следующую секунду началась резня. Приехавшие люди из пулеметов, автоматов, огнеметов и прочего оружия начали уничтожать все живое, что попадалось им на пути, безжалостно и беспощадно, как машины. Лидер группы тоже подключился к общей миссии, отстреливая из штурмовой винтовки всех выбегающих из зданий людей. Впрочем, бойцы «Зверя» тоже давали отпор, но разница в огневой мощи давала о себе знать, они ничего эффективного не могли противопоставить группе зачистки, которые были уже буквально по всей базе и мгновенно устраняли угрозу с неожиданных сторон.
Кровавая бойня не щадила никого, и было понятно, что никто не выживет.
Теодор с сомнением посмотрел на новых знакомых и поспешил следом, с собой из склада он прихватил еще бутылочку с водой. Пригодится... больше все равно не унести, а город нужно покинуть. Мага уже нашли, хотя и не догадались о его настоящих способностях. Лина не в счет, она в той же лодке.
На следующем лестничном пролете О’Нилл вдруг остановился и зачем-то выглянул в окно.
- Вот дерьмо! – вырвалось у него.
Саманта, бежавшая следом, врезалась в его спину и, бросив стандартные слова извинений, тоже выглянула во внутренний двор.
- Что они делают?! – воскликнула она. – Кто-то напал на эту базу?
- Похоже на то, - мрачно согласился О’Нилл. – Не будут же они убивать своих. Кто бы это ни был – нам самое время сваливать, не хватало еще в чужие разборки влезть.
- И как ты собираешься сваливать с крыши?! – наехала на него Саманта. – Сомневаюсь, что там нас дожидается личный самолет!
- Мдааа, - протянул Джонас, выглянув во внутренний двор. – Резня какая-то. Если мы туда спустимся – нам конец. Самое время найти где-то укрытие и отсидеться.
Дэниел прикрыл глаза рукой.
- Опять мы во что-то влезаем, - прокомментировал он.
- Уже влезли, - «обрадовал» его О’Нилл. – Не будем отсиживаться! Все за мной! Если этот козел не соврал, тогда там наш единственный выход.
- Кто-кто не соврал? – начала было спрашивать Саманта, но О’Нилл уже пролетел еще один лестничный марш и толкнул люк, ведущий на крышу.
На крыше они увидели большую площадку для вертолетов и сам транспортный вертолет на восемь мест с уже включенным двигателем и вращающимися лопастями, кажется, он уже был готов отправляться. Правда, был ещё один момент, охранник и пилот были убиты снайперским выстрелом, сам снайпер был на соседней крыше, отстреливая кого-то внизу.
- И кто умеет водить эту штуку? - осведомилась Лина. - Пилот мертв, - сообщила она еще до того, как компания поднялась на крышу.
О’Нилл опять выругался, и его реплика потонула в бешеных потоках гудящего воздуха. Не то чтобы его сильно огорчила смерть пилота, но он почувствовал неприятный холодок между лопаток, никак не связанный с промозглой погодой. Откуда Роттенблю узнал, что он умеет водить вертолет?...
Солнце давно село, однако повсюду были огни прожекторов, освещавших все пространство базы, как солнце днем. Слишком много времени прошло с тех пор, как они на закате дня покинули Неонополис… Ремси может быть уже мертв.
- В вертолет все, быстро! – рявкнул Джек, пытаясь перекричать вой ветра. – Картер, сядешь рядом с пилотом… то есть, со мной!
Снайпера на соседней крыше никто не заметил. Кроме Лины.
Лина побежала в вертолет, попутно мысленно скидывая снайпера с крыши, оповещая своих товарищей, мол:
- Там с крыши снайпер упал, смотреть будете, или пусть падает себе?
- Пусть падает! – рявкнул на нее О’Нилл, забираясь в кабину на место пилота и надевая на голову наушники. – Советую сделать то же самое там, сзади! – прокричал он сквозь шум ветра. – И реще, блин!
Он не видел, что там случилось со снайпером, да и не особо интересовался. Саманта спешно залезла на соседнее место и пристегнулась ремнями безопасности. А со снайпером, на самом деле, ничего не случилось. То ли у Лины был исчерпан на сегодня запас сил, то ли на бегу она банально «промазала», но человек на крыше так и не узнал, что его только что пытались убить. Он просто был увлечен отстреливанием кого-то внизу и не заметил, что компашка каких-то чуваков сейчас гопнет базу на вертолет.
- Лина... аккуратней. И с собой, и с другими, иначе... не знаю. Но что-то... идем, -  Теодор был встревожен. И снайпером, и поведением девушки. Эхх, урвать бы пару дней в своей квартире, может, что-нибудь удалось бы придумать. Но теперь стоило зайти только за вещами... и то, были сомнения.
- Один вопрос: куда полетим? И кто пилот? - осведомился герметист, залезая в вертолет.
И был еще один вопрос, но больше самому себе: стоило ли рисовать знак Ордена (наставник говорил, что он не один) и где?...
- Я пилот! – категорично заявил О’Нилл. – Быстро – наушники на башки, пристегнуться. Надеюсь, за двести лет в конструкции этих штук ничего не поменялось… - буркнул он уже себе под нос, озадаченно ощупывая различные рычаги и датчики.
Вообще-то О’Нилл и в 21 веке управлял вертолетом довольно посредственно, давно не практиковался и вообще не особо любил полеты. Но здесь прошло двести лет, и современные вертолеты могли значительно отличаться от тех, на которых учился О’Нилл.
В кабину позади пилота набились Дэниел, Джонас и Теодор с Линой. Саманта сидела рядом с О’Ниллом и порывалась давать ему советы, как поднять вертолет в воздух. О’Нилл раздраженно огрызался, утверждая, что женщинам не место «за рулем», тем более что руля здесь нет.
Наконец лампочки на приборной панели засветились мягким оранжевым светом, кабина задрожала, лобовое стекло загудело… И летающая машина тяжело оторвалась от земли. Лопасти винта крутились с бешеной скоростью. Вертолет качало, носило из стороны в сторону, но он уверенно поднимался вверх, в ночное небо, подальше отсюда…
«Чип и Дейл спешат на помощь!» - захотелось крикнуть О’Ниллу, но он сдержался.
На радостях, что он сумел-таки активировать двигательные системы вертолета, он чуть не завопил, но ограничился только тем, что весело сообщил в микрофон, что полет проходит нормально.
- Вас приветствует авиакомпания «О’Нилл эйрлайнс», - подхватил шутку Джонас Куинн. – Пристегните ваши ремни безопасности и не засовывайте мусор в спинки переднего кресла»…
Где-то далеко внизу таяли в ночи очертания корпусов военной базы, а впереди светился огромным муравейником Босваш.

0

30

Вертолет нещадно трясло в ледяных воздушных потоках, сильно кренило вправо и периодически сбрасывало в «воздушные ямы». После десяти минут такого беспокойного полета Джонас не выдержал и прокричал, прижимая руками наушники к голове:
- О’Нилл, блин, у тебя водительские права есть только на велосипед?!
- Если что-то не устраивает – можем поменяться! – крикнул в ответ О’Нилл, прекрасно понимая, что в таких условиях это невозможно. Тем более что Джонас не умел управлять вертолетом.
Теоретически, это умела Саманта, но она давно не практиковалась, не пилот по образованию и вообще женщина. Поэтому приходилось терпеть отвратительные полетные способности О’Нилла. Дэниел, впрочем, ничего не говорил. Он зажимал руками рот и был какого-то подозрительно зеленого оттенка.
Внизу светящейся черепахой расстилался Босваш, город-мегаполис, соединивший два древних города – Бостон и Вашингтон. Формально Босваш был столицей Объединенных Америк и самым крупным торгово-развлекательным центром всей планеты Земля. О’Нилл плохо представлял, где находится Неонополис, но предполагал, что где-то «прямо по курсу», однако Саманта утверждала обратное. Проспорив ни о чем минут пять, они принялись рыскать вокруг в поисках голографической (или хотя бы обычной) карты, ничего не нашли и решили все-таки лететь туда, где скопление огней внезапно переходило в черную пустошь. Если Неонополис где-то и был, то, скорее всего, именно там.
- Надо спуститься где-то за городом и сгонять в аптеку! – крикнула Саманта сквозь шум двигателей и винта.
- Аптеки закрыты, уже за полночь! – возразил О’Нилл.
- Этот город никогда не спит. Где-то должна быть работающая аптека!
- Не могу же я приземлиться посреди вон того шоссе!
- Я говорю – за городом!
- А до аптеки в центр пешком добираться будешь? Я сомневаюсь, что на окраине вообще есть аптеки, не то что круглосуточные.
Вновь завязался спор, однако спорить в условиях постоянного шума было сложно. В итоге О’Нилл заявил, что сделает по-своему, и уверенно повел вертолет подальше от огненной «черепахи».
- Ничего страшного, что не хватает двух лекарств, - сказал он. – Основной состав мы взяли, причем, даже за бесплатно.
- Слабое утешение, - фыркнул откуда-то сзади Джонас. – Между прочим, у меня вопрос!
- Да?
- Что будем делать с нашими товарищами?...
О’Нилл покосился назад, рассматривая нечеткие контуры притихших Лины и Теодора.
- Ребят, вы где живете вообще? – спросил он. – Если сядем где-то на окраине – домой дойти сможете?
- Я понятия не имею, - отозвалась Лина. – Может, к себе возьмете, вы, смотрю, ребята веселые, рядом даже помереть не грустно, - сказала она, усмехнувшись. Ну а потом ее скрутил очередной приступ.
- Что с тобой?! – переполошились Джонас с Дэниелом, Дэниел даже забыл про свой приступ тошноты. – Эй, девчонке плохо, сажай вертолет! – закричали они О’Ниллу.
- Ну так сделайте что-нибудь! – огрызнулся Джек. – Где я вам тут его посажу?!
Теодор до этого времени тихо сидел и пытался нарисовать знак Ордена на одном из листов блокнота. Он и ручка лежали где-то сзади, чем герметист и воспользовался. Ему хотелось подать хоть какой-то знак.
Из-за тряски получалось не очень, но все же некоторые вещи тяжело забыть. И... почему-то было легче вспомнить и воспроизвести образ... странно. Но потом стало не до всего.
- До окраины... можно попытаться... э, Лина! - маг отвлекся вначале на ответ, а потом на приступ девушки очередной. - Это проходит само... только как-то вмешаться не могу. Нечем... - грустно пояснил Коун. Тем спонтанным заклинанием он воспользоваться сейчас не мог. Шепот услышат...
Хотелось сдохнуть. Было слишком больно, а кровь уже не просто была в слюне, вылетавшей с кашлем, кровь уже вполне серьезно лилась изо рта девушки, заливая пол. Похоже, что-то пошло не так, и приступ был гораздо серьезнее предыдущих. Говорить Лина уже не могла, глаза закатились в судорожном припадке.
Пауза.
- О, Tescho de nea... - начал что-то шептать маг. Ну да, переволновался и начал молоть невесть что. А это "что" было тем самым импровизированным заклинанием от приступа, что было применено в канализации. Коун не смог не вмешаться.
Должно быть, даже духи Парадокса охренели от такой наглости, потому что пару секунд ничего не происходило, только Лина продолжала давиться кашлем. А потом вертолет резко нырнул в воздушную яму. Было ли это предупреждение от духов или очередной «финт ушами» О’Нилла – было неясно, но Лине вдруг полегчало. Она перестала биться в судорогах и заплевывать всех своей кровью, даже смогла открыть глаза.
- Наркоманка, что ли? – тупо спросил Теодора Джонас, не знавший о том, что Лина больна. – Вы оба наркоманы?
- Йй!... - маг прикусил язык в результате очередного "нырка". Случайность это или нет?.. Скорее, случайность...
- Эйхх, язык... - морщась, пояснил Теодор. - Й...нет. Болезнь. У нее, и этим тяжело заразиться, если не пить... Айхх... А я... не припомню такого. А что не так?
Когда приступ отпустил, Лина распласталась на заднем сидении вертолета. Она просто повалилась головой на колени сидящего рядом человека, и было неясно, кто это, это было не важно. Ощущение эйфории накатило на нее. Жива, более того, ощущение нормального здоровья резко контрастировало с прошлой болью. Однако последние капли крови со слюной стекали по подбородку Лины. Сознание медленно покидало ее.
Джонас брезгливо отодвинулся, насколько это было возможно, и аккуратно положил девушку на пол. Свернувшись калачиком, Лина, казалось, мирно задремала.
- Жесть, - прокомментировал Джонас. – И че теперь с этой делать?...
Саманта развернулась назад на переднем сиденье.
- Мы не можем взять ее с собой! – категорично заявила она. – Гарсия нам головы оторвет.
- Согласен, - поддакнул О’Нилл. – Картер, ты впервые за сегодняшний вечер сказала что-то дельное.
Саманта проигнорировала ее выпад.
- Надо высадить их обоих где-нибудь, - продолжала она.
- Но… - запоздало подал голос Дэниел. – Она же умрет. Вы правда предлагаете бросить девушку на произвол судьбы?
- Не тащить же ее в Неонополис, - рационально рассудил Джонас. – Если мы это сделаем, сдохнем все. Прикинь, что с нами сделает Гарсия, если узнает, что мы вообще куда-то уходили, да еще вернулись на краденом вертолете.
- Мы можем отвести ее к эльдарам и спрятать там, - предложил Дэниел.
- Херня, - прокомментировал его план О’Нилл. – Эльдар нельзя палить, забыл разве? Тем более, нам еще надо где-то оставить вертолет, не приземляться же под окнами кабинета Гарсии.
- Где она живет? – спросил Джонас у Теодора.
- Дом сгорел в ее отсутствие. Я... - пауза. - Мы выберемся. А дом... высадите...
Маг назвал совсем другой квартал. Его дом был в другом, но дороги он знал хорошо. Впрочем, варианты его устраивали. Только бы не совсем окраина - он ее совсем не знал.
- Блин, ну чего теперь с этими делать?! – взвыл Джонас, закатив глаза. – Дайте-ка угадаю, чья это была тупая идея взять их с собой…
- Картер! – тут же «сдал» Саманту О’Нилл. – То, блин, сочувствие и духовность, а теперь «не можем взять с собой». Лицемерка ты, Картер.
- А ты болван, - ответила ему Саманта. – Я говорю только о том, что на базу мы никого взять не можем. Но не бросать же их в той лаборатории.
- Картер, в этом мире не бывает «помочь наполовинку», - снисходительно пояснил ей Джек. – Ты или помогаешь, или бросаешь на произвол судьбы. Пора бы уже это понять.
- По-моему, в этом мире мы все стали другими, - вдруг резко сказал Дэниел.
Джонас удивленно посмотрел на него.
- Да, и ты тоже, - продолжил Дэниел. – Вы сейчас сидите и ругаетесь друг на друга, обсуждая, что делать с двумя жизнями, будто имеете право распоряжаться ими. Мне неприятно видеть, что мои друзья под влиянием Гарсии и Бишопа превращаются в циничных грубых сволочей.
Повисла неловкая пауза. От тихони Дэниела было странно слышать такие слова.
- Вау, - наконец произнес О’Нилл. – Дэни выучил новое ругательство. Сволочь… надо же.
- Дэниел прав, мы перегнули палку, - сказала Саманта. – Сегодня у нас всех был тяжелый день. Давайте успокоимся и подумаем, что нам делать.
Но Джонас не хотел успокаиваться. Он хотел бузить и возмущаться.
- Вот еще, - фыркнул он. – Это же очевидно. Сажаем вертолет где-то на ничейной территории, бросаем его там и добираемся пешком до базы. А эти двое пусть как хотят – так и добираются до цивилизации.
- Мы таким образом за базу придем только к утру, - возразил Дэниел. – Надо сажать вертолет рядом с Неонополисом.
- Нельзя. Заметят и собьют, - отрезал О’Нилл. – Надо за городом, но подальше от наших.
- Но мы же не можем украсть еще одну машину! – воскликнул Дэниел. - На чем мы до базы доберемся?
- Похрен, - ответил О’Нилл. – Мы на краденом вертолете летим, понимаешь?! Надо отделаться от этой штуки как можно быстрее! Как хотите, но я сяду за городом. Нам и так Гарсия по ушам надает за все хорошее, не хватало еще за вертолет получить. Бабло у кого-нибудь есть?
- Есть, а что? – не понял Джонас.
- Ничего! На такси поедем! – огрызнулся Джек. – Как все нормальные люди.
Лина тем временем мирно посапывала на полу.
Огней внизу становилось все меньше, и «черепаха» Босваша заметно сузилась. Далее начинались какие-то мелкие коттеджные поселки, плавно переходящие в сельскую местность. О’Нилл освоил-таки приборную доску и сообщил, что скоро будет посадка. Зная, чем это может грозить, Саманта потуже затянула ремень безопасности, словно он мог ее как-то спасти.
Вертолет ухнул в воздушную яму и принялся резко терять высоту. Дэниел схватился за живот.
- Эй, а можно как-нить не так, а?! – пробурчал Джонас, но его никто не расслышал.
В ушах у всех зазвенело, засвистело, вертолет накренился вправо  и стал падать. О’Нилл кое-как выровнял его, и падение замедлилось. Прошло еще минут десять страшной трясучки пополам с воздушными ямами – и наконец поворотливая машина коснулась земли. О’Нилл заглушил двигатели, и наступила зловещая тишина, нарушаемая все еще вращающимся винтом. В окнах было темно, хоть глаз выколи, ни одного огонька.
- Прилетели, - объявил О’Нилл то, что было и так очевидно. – Вылезаем. И постарайтесь оставлять поменьше отпечатков пальцев.
- Поздно, мы тут все уже облапали, - пробурчал Джонас, стаскивая с головы наушники.
- Тогда придется сделать то, что у нас получается лучше всего, - сказал Джек. – Ну чего сидите?! Валезайте все отсюда, быстро!
Третий раз повторять не пришлось. Джонас открыл дверцу и спрыгнул на землю, затем вылезла Саманта. Дэниел пока медлил.
- А что с Линой будем делать? – спросил он.
- Ну вытаскивай ее, потом разберемся! – нетерпеливо бросил Джонас.
Дэниел осторожно ткнул Лину пальцем.
- Эй, ты спишь? – осторожно спросил он. – Прилетели.
- Реще! – поторопил всех О’Нилл. – Вылезайте все. А мне еще надо кое-что сделать.
- Что? – спросил Дэниел.
- Уничтожить ваши отпечатки! Вылазь отсюда, забирай эту и уводи всех как можно подальше. Будет бабах.
- Бабах?
- Дэниел, не тупи!
Вздрогнув, Дэниел поспешил вылезти из вертолета, затем они с Теодором вытащили наружу отрубившуюся Лину. За руки и за ноги поволокли ее подальше от вертолета. Саманта и Джонас, что-то тихо бормоча, пристроились рядом, и такой нестройной компанией они потащились к слабо светящимся впереди огонькам какого-то поселка Босвашской области.  О’Нилл вскоре догнал их.
- Ну чего так медленно, реще! – тут же принялся командовать он. – Быстрее, бежим!
Уже догадавшись, что сделал О’Нилл, Саманта побежала быстрее. И тут, спустя пару секунд, позади них грянул взрыв, яркой вспышкой осветившей холмистую местность вокруг. От неожиданности Джонас споткнулся, но не упал.
- Блин, что это было?! – воскликнул он, разворачиваясь и прикрывая глаза от яркого столба пламени, на миг охватившего вертолет.
- Да так, нашел бутылку нитроглицерина в загашнике и дешевую китайскую зажигалку. А дальше дело техники, - небрежно бросил О’Нилл, показывая свою куртку, у которой явно не хватало обеих рукавов и части подкладки.
В общем, здесь явно повторилась история с уничтожением улик в разбитой легковой машине. Лучший способ уничтожить все следы своего пребывания – взорвать все вокруг. Повальный эстреминатус. Ордо Ксенос одобряет.
Если на базе Норриса остались какие-то их отпечатки – вряд ли их найдут. Рабочую форму они надели поверх собственной и никаких личных вещей не оставляли. Вряд ли кто-то будет исследовать найденную Самантой газету или брошенные Теодором салфетки на полу лаборатории. Тем более после так называемой «зачистки». И если все сложится удачно – никто никогда не узнает, что они причастны к аварии около старого химзавода. Легковую машину они взорвали точно так же, как этот вертолет.
Отряд ЗВ-1 не оставляет следов.
- Вот из того поселка могут заметить взрыв, - сказал Дэниел, махнув рукой в сторону огней вдалеке.
- И хорошо, - согласился О’Нилл. – Утром сюда приедут телевизионщики, эксперты всякие, найдут куски металла. Решат, что здесь упал военный вертолет. Нам это только на руку – пускай думают, что мы все погибли.
- Но наших останков там не будет, - сказала Саманта.
- Да пофиг. Главное, что нас там тоже не будет. И личности наши никогда не установят. Картер, у тебя лекарства для Ремси с собой?
- Все в карманах, - подтвердила Саманта. – Куда теперь?
- Дойдем до городка, - принялся излагать свой план О’Нилл. – Все равно пока никто не знает, что упал именно вертолет. Никто не свяжет наше появление с тем взрывом. Вызовем такси из мотеля, доедем… хотя бы до Босваша. А там разберемся.
- А платить натурой будем? – хмыкнул Джонас.
- Ты же сказал, у тебя с собой бабло! – «наехал» на него О’Нилл.
- А, точно, - вспомнил Джонас. – Все время забываю, что в этом мире бабки хранят на карточках.
Дэниел укоризненно посмотрел на него. Они и так много чего вякнули про эльдар в присутствии Лины и Теодора, не хватало еще про «другой мир» распространяться. Никто не должен знать, что они пришли из альтернативной реальности.
- Ладно, пошли, - сказал Джек. – Если будем шевелить задницей, где-то через тридцать минут будем на месте.
Маг очень внимательно посмотрел на Джонаса. Хотелось даже проверить, человек ли он, но Теодор опасался. Оставалось только добраться до какого-то населенного места и... Лине и Теодору, скорее всего, придется угнать машину. Эхх...
О’Нилл шел в мрачной задумчивости, что было вообще-то нехарактерно для него. Лина уже пришла в себя и могла идти сама. Судя по ее виду, она находилась в легком шоке от всего случившегося.
- Ну ты чего? – спросила Саманта.
Ее негромкий голос разнесся по тихой округе, заставив даже О’Нилла слегка вздрогнуть. После шума и перекрикиваний в вертолете звенящая тишина казалась зловещей и чужеродной.
- Да как-то все слишком хорошо складывается, - вздохнул О’Нилл, решив больше ничего не скрывать. Ну почти ничего.
- Хорошо складывается?! – взвился Джонас. – Мы просто поехали в город за лекарствами для Ремси! Просто угнали чужую тачку! Просто в нас врезался грузовик, который угнали эти ненормальные! Просто спрятались от копов в грузовике тех придурков! Просто они привезли нас на свою гребаную базу! Просто…
- Можешь не продолжать, - почти ласково прервал его словесный поток О’Нилл. – Мы в заднице, ну и что? Как первый раз, блин.
- В этом ми… В этом месяце – первый раз, да! – Джонас опять чуть не вякнул про «этот мир», но вовремя исправился.
Впрочем, об угоне чужой тачки он говорил совершенно свободно, не принимая Лину и Теодора за потенциальных противников. Он, кажется, вообще не воспринимал их всерьез.
- Так что же тебя беспокоит? – вернулась к прежнему разговору Саманта.
- Да как-то слишком кстати в вертолете оказалась бутылка взрывчатого вещества и зажигалка, которая лежала почти рядом. Как специально для нас положили.
- Но ведь никто не знал, что мы возьмем да угоним вертолет! Причем, именно этот! Зачем им это? – Саманта еще не понимала. к чему клонит О’Нилл.
- Э-э… ну как сказать… - О’Нилл еще больше нахмурился. – Короче, этот Роттенблю сказал сам, что на крыше будет вертолет. И ушел. Поэтому я повел вас всех на крышу. Другого выхода у нас не было.
- Этот Роттенблю хотел, чтобы мы улетели? – не поверил Джонас. – Ерунда какая-то.
- Может, мы им настолько надоели, что они хотели избавиться от нас любыми средствами? – ухмыльнулся Джонас.
- Глупость какая-то, - сказала Саманта. – Он прекрасно знал, что с нами Теодор и Лина. Зачем ему отпускать тех, кого держали в лаборатории?
- Меня еще напрягает тот факт, что нам по сути отдали вертолет. То есть, он знал, что я умею управлять им, - продолжал О’Нилл. – Не хочу признавать это, но все указывает на наличие какого-то хитрого плана. Возможно, им известны наши личности.
- Но зачем им все это? – спросил Дэниел. – Мы же никому ничего не сделали.
- Возможно, мы просто пешки в войне правительства и корпораций, - пожал плечами О’Нилл. Про заражение каким-то вирусом он пока решил промолчать. – Может, что-то личное между Роттенблю и Вейландом или Гарсией. Откуда мне знать? Я вам указал на факты – нам по сути отдали вертолет и выпроводили с базы, подсунув бутылку нитроглицерина и зажигалку. Уничтожив вертолет, мы сыграли по их плану. Жаль, что я раньше этого не сообразил.
Повисла пауза.
- У нас нет выбора, - сказала Саманта. – Мы должны вернуться к Беккету и остальным. Иначе Ремси может умереть. Мы ведь ради этого вообще оказались здесь.
- Именно это мы сейчас и попытаемся сделать, - согласился О’Нилл. – Доедем в Босваш. Это огромный город, там тысячи одинаковых машин такси. Нас там никто не найдет.

*     *     *

Тем временем армейская машина, в которой ехали Норрис со своей группой и Роттенблю, уже приближалась к Босвашу. Внутри просторной кабины Джексон сидел напротив остальных, сгруппировавшихся в какой-то клуб бывших «зверей», и неодобрительно смотрящих на Роттенблю, некоторые даже презрительно, сам Джексон что-то набирал на ноутбуке и надувал пузыри из жвачки. Заметив взгляды остальных, бывший диверсант сделал уставший вид и прикрыл ноут.
- В сотый раз повторяю, у меня не было выбора, - раздраженно начал он. – Это был приказ сверху, а приказы не обсуждаются.
Джексон, естественно, промолчал о том, что идея с зачисткой была его собственной.
- Но ты мог бы попытаться защитить отряд, который инспектировал, - разумно предположил Норрис.
- И ты можешь себе представить, что они бы пошли на попятную? – также разумно парировал Джек. – Ей-богу ребята, забыли всё. Потом выпьете за упокой души своих бывших соратников. Лучше берите пример с Филиппа, ему вообще пофиг.
- Он был должен половине базы круглую сумму, - ответил китаец. – А теперь он должен только мне, 30 киловатт-кредитов.
- Просто повезло, - ответил мрачной улыбкой Филипп и посмотрел на ноутбук Джексона. – Кстати, сэр. Что вы там все роетесь?
- Ах, да! – Джексон как будто только что вспомнил про свой инструмент. – Маячок на вертолете наших беглецов недавно исчез, думаю, они избавились от него и сейчас на пути в Босваш. Собственно, именно поэтому мы туда и едем.
- То есть, ты знал, что они именно туда полетят, - непонимающе спросил, надо сказать, впечатленный ДюВалль.
- Нет, не знал, - спокойно ответил Джексон. – Но они вряд ли бы полетели на свою базу сразу и с незнакомцами, я предположил, что они попытаются затеряться в ближайшем муравейнике, а это Босваш.
- И? – спросил Норрис, откинувшись в сидении. – Что дальше?
- Пока ничего, я отправил их фотографии службам безопасности Босваша, чтобы они держали нас в курсе их местонахождения, но ничего не предпринимали.
- У тебя есть их фотографии? – удивленно спросил Юрген, даже забыв про свою ненависть.
- С камер наблюдения, - пожал плечами Джек. – Пока мы ещё были на базе, я отправил их в штаб на анализ. И надо сказать, есть результат.
Вся компания приутихла и с интересом прислушалась, Роттенблю же развернул экран ноута к своим подчиненным, на экране были две физиономии, О’Нилла и Картер.
- Джек О’Нилл и Саманта Картер, - начал Роттенблю. – Оба работают на Вейланд-Ютани на каком-то секретном проекте в Неонополисе. Это пока самое важное, что мне удалось про них узнать, остальная информация пока дополняется.
- И что они забыли на нашей базе? - не понял Мэнни.
Роттенблю лишь покачал головой и пожал плечами.
- Ну это уже не особо важно, - сказал он. – Меня больше интересуют девчонка-телекинетик и тот странный парень, я жду, пока на них найдется информация.
- И что мы будем делать, пока её нет? - спросил Норрис.
- Все просто, - ответил Джексон. – Будем придерживаться первичного плана. Но для этого мне нужны твои навыки, Мэнни.
- Мои? – не понял тот.
- Да, - кивнул Джек. – Когда прибудем в Босваш, ты должен будешь найти эту гопкомпанию и привести ко мне О’Нилла и Картер, обоих.
- Ок, - ответил китаец.
- А пока мы подготовим новости. – Улыбнулся Джек стал что-то печатать на ноуте.
На следующее утро на всех каналах должны будут вещать о нападении на базу тактической группы по борьбе с эпидемиями, естественно, с фотографиями главных подозреваемых - Лины и Теодора, отряд ЗВ предусмотрительно не будет пока привлечен к этому делу. Таким образом Роттенблю хотел ограничить возможность беглых преступников к действиям, особенно в густонаселенных городах, где легко затеряться.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 001 - Stargate: Iteration » Эпизод 3 - Невидимый враг