Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 5 - Водокачку на прокачку


Эпизод 5 - Водокачку на прокачку

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://savepic.net/5244363.jpg

С первого взгляда это место действительно выглядело райским уголком. Голубая речка мелодично журчала и несла свои воды вдоль изумрудных берегов, а по обе ее стороны раскинулись живописные холмы и долины, над которыми порхали радужные насекомые. Между холмами тут и там мелькали аккуратные домики с красными крышами, ухоженные поля и стада домашнего скота. Там, где речка впадала в маленькое, но не менее живописное озеро, деревень попадалось еще больше, ибо земля вокруг устья реки была самая плодородная, а климат – влажный и благоприятный. Из озера вытекала еще одна речка, пошире и поглубже той, что впадала в него. Она текла через бесплодную пустыню, все дальше и дальше к темным лесам, к Лучистому морю, на дне которого обитали какие-то неведомые существа… Впрочем, это были края далекие, неизведанные, окутанные легендами и мистическими историями, и речь не о них. Маленьких людей, что разбили свои поселения вокруг плодородного озера, больше интересовали дела насущные, чем какая-то там волшебная чепуха. Вон, давеча торговец тканями заходил, а завтра придет караван из пустыни… Всяко интереснее историй о привидениях!
В этих краях почти всегда стояла яркая солнечная погода, долины были покрыты пестрым цветочным ковром, щебетали удивительные птицы, люди улыбались и веселились. По вечерам в каждом окне загорался домашний уютный огонек – не в пример зловещим зеленым огням в каменных деревнях на плато Лэнг – и начинались вечерние пляски, музыка, ночные ярмарки… В общем, это был край вечного лета, теплого солнца и радостной жизни. Ничто не омрачало этого буйства зелени и красок, местные жители проживали свои жизни в заботах о домашнем хозяйстве и уходили в мир иной с улыбками на лицах, и о них вскоре забывали… Так и продолжалась эта мирная, теплая и крайне однообразная жизнь, и лишь одна деталь немного разбавляло ванильно-приторный уют зеленых краев.
Посреди озера возвышалась большая многоэтажная башня с узкими окошками, похожая на маяк. Она появилась здесь задолго до прихода людей, и никто толком не мог сказать, что это за загадочное строение, хотя предположений – одно фантастичнее другого – было множество. Башня не причиняла людям неудобств, она просто стояла посреди озера. безмолвная и покинутая, и ничме себя не проявляла. В ветреные дни волны разбивались о ее стены, но за долгие и долгие солнечные циклы ее конструкция и обшивка ничуть не повредились. Единственная дверь, за которой начиналась винтовая лестница, никогда не была заперта. и в каждом поколении находилось множество молодых искателей приключений, которые по нескольку раз плавали на лодках (а кое-кто и вплавь) к этой башне, обшаривали ее внутри, но, кроме пыли и мусора неизвестного происхождения, ничего не находили. Постепенно к этому строению потеряли интерес, ибо использовать его в хозяйстве было никак нельзя. На самом деле лишь потомки эльдар знают историю этой водонапорной установки – а это была именно она. Когда-то давным-давно, желая превратить Красные Пустоши в плодородные леса, эльдары поставили водонапорную установку, качающую грунтовые воды на поверхность. Их действия привели к образованию посреди пустыни оазиса с озером и двумя реками, одна из которых впадает в него, а другая вытекает. Потом эльдары по каким-то причинам оставили эту задумку, ибо появились более насущные проблемы. Озеро постепенно обрастало деревушками, и люди шли к этим плодородным землям. Эта часть пустыни постепенно стала зеленой, оживленной и вполне благоприятной для жизни. По реке часто приплывают торговцы из соседних городов, привозящие экзотические товары и рассказывающие невероятные истории о далеких землях. Водокачка давно не работает, и на ней поселился выходец из города магов Жизни – некий Ревокат, маг и путешественник. Потом пришли другие маги из далеких земель, не обижающие местных жителей и обещающие им защиту и покровительство в обмен на продовольствие и сохранение тайны их присутствия здесь. В общем, райское местечко.
Но только на первый взгляд. Как мы скоро в этом убедимся, в этом мире ничто хорошее не длится долго.

Информация для игроков

Уважаемые маги, это ваша водокачка. Только посреди озера. Не говорите потом, что не видели.

0

2

Озерный воздух, прохладный и ласковый ветер, что ещё нужно старому человеку для счастья? Например, тому старику, что стоял на вершине водокачки, похожей на башню, расположенной посреди озера, и наслаждался легким ветерком. Зеанорту нравилось смотреть на мирный берег озера, на деревья и траву, на тот покой, который был ему так нужен в течение всей его жизни, где были предательство, боль, месть, разочарование.
Это было явно правильным решением поселиться здесь, несмотря на то, что тут уже жил молодой маг Жизни по имени Ревокат. Первое время Зеанорту даже было страшно за себя, мало ли какие эксперименты мог ставить Ревокат, пока старик спал крепким старческим сном. Но он быстро привык, даже стал относиться к соседу и первому хозяину этого места, как к приятелю, и не бояться проснуться с третьей почкой.
- Эээээй! – крикнул старик куда-то вниз. – Просыпайся, соня, утро просто прекрасно!
Поднявшись наверх с чашечкой экстракта выведенного Ревокатом растения, отличающегося от нормального собрата бодрящими свойствами, Ревокат кивнул старику и, сев на стул, начал разговор:
- К вашему сведению, молодой организм нуждается в большем количестве сна из-за работы дополнительных функций, отключаемых с возрастом. И не рекомендую вам пробовать экстракт в левом кувшине, нагрузка на сердце.
Сделав пару глотков, Ревокат, зажмурившись, повернул голову в сторону солнца и продолжил:
- В этот период времени на берегу должно находиться несколько жителей деревни, набирающих воду. Их отсутствие настораживает.
Старик насупился, ему не очень нравилось, когда поминали его старость, но вида он никогда не подавал, привык уже к медицинской прямолинейности соседа.
- Может, наконец додумались вырыть себе колодцы? – предположил он, поглаживая маленькую бородку.
К напиткам он не притрагивался, своего рода молчаливый протест, хотя в большей степени ему просто не хотелось. Зеанорт всегда был достаточно бодр для старика, а сердце, как он считал, можно будет пересадить Ревокату, и он проживет сто лет с ним.
- С другой стороны, в деревне может происходить какое-либо событие, которое просто не дает людям оторваться на такое скучное занятие, как поход за водой, - пожал плечами старик и присел на стул рядом с Ревокатом. – В любом случае, нас это не касается.
Закинув ногу на ногу, Ревокат сделал еще глоток и после этого взглянул на старика:
- Я не могу утверждать, что любое событие, вызвавшее интерес жителей деревни, точно не будет касаться одного или всех из нас. Есть определенные личности, разыскивающие меня. Убежден, есть определенные личности, разыскивающие вас. Уверен, любой из этих личностей вызовет интерес жителей деревни.
- Ну, меня точно никто не ищет. Все они в лучшем мире… или в худшем, кто как, - улыбнулся Зеанорт, откинувшись на спинку стула, и хитро посмотрел на собеседника. – А ты не боишься, что твои бывшие товарищи вынюхают про эту деревню и выйдут на нас? Люди, даже в этой деревне, очень ненадежные существа.
Подавив короткий смешок, Ревокат допил экстракт и, чувствуя себя явно бодрее, потянулся:
- Нет. Наибольшее, что они сумеют в данной ситуации - убить меня. После того, как убьют всех остальных, включая вас. Тем более маловероятно, что меня будут искать здесь. Никто в здравом уме не будет прятаться настолько близко от могущественного противника, обладающего беспрецедентной властью и силой.
- Ох, как-то даже стало легче, - Зеанорт не стал стесняться своего смеха и, закончив, обратился к Ревокату уже с более серьезным лицом. – Может, всё-таки поухаживаешь за старым человеком и нальешь своего настоя?
Старик опять улыбнулся, он явно не мог быть по настоящему серьезным, слишком хорошее утро, слишком хорошее настроение и точно никаких посетителей из деревенских, а значит, полный покой.
- Да. Убежден, что в данном случае локализовать причину болезни будет куда проще, чем ваша попытка выпить экстракт втайне от меня.
Вернулся он спустя некоторое время, держа две чашки. Чашку с экстрактом для Зеанорта, и чашку с молоком для себя.

0

3

Проснувшись рано утром, Тоф вышла из старой мельницы, в которой она остановилась на пару дней передохнуть после длительного путешествия. Стоило либо идти дальше, либо попытаться выяснить, что же за строение она почувствовала посреди озера. Недолго думая, девушка двинулась вдоль берега, надеясь найти место, с которого расстояние до строения не казалось бы таким чудовищным. Можно было бы попытаться найти где-нибудь дерево и выдернуть его с корнями, чтобы проплыть на нем, однако Тоф опасалась воды, ибо неизвестно, что могло там оказаться. Соорудить мост тоже не представлялось особо возможным, даже несмотря на ее возможности. Оставалось лишь продвигаться вперед, ожидая непонятно чего.
Когда в живописной деревушке, раскинувшейся на берегу не менее живописного лазурного озера, появилась незнакомая девушка в странной зеленой одежде неместного покроя, на нее, естественно, обратили внимание. Поначалу просто косились неодобрительно, а потом, когда девица уверенно зашагала по главной торговой улице, начали шушукаться, переговариваться и даже тыкать пальцем. Далеко Тоф не прошла, ибо с соломенной крыши ближайшей сапожной лавки спрыгнуло два неказистых паренька бандитской наружности, жующих травинки. Преградив ей дорогу, один из них нагло поинтересовался:
- Ты кого-то ищешь, крошка?
Говорил он вызывающе, развязно, зато на языке, общем для всех людей, живущих вблизи Красных Пустошей. В Эарутни, откуда Тоф была родом, тоже говорили на этом языке, однако не так нагло и дерзко.
Девушка не сразу поняла, откуда взялись эти парни. Видимо, она слишком сильно сосредоточила внимание на строении посреди озера, что даже не заметила, что идет через какую-то деревню. Осознав это, Тоф слегка притопнула пяткой, слушая земные вибрации и стараясь понять, где находятся окружающие ее люди и дома.
- Нет, я просто осматриваю окрестности, - стараясь оставаться вежливой, ответила она.
Несмотря на то, что она уже приготовилась дать отпор, не стоило так вот сразу, в окружении людей нарываться на грубость.
- Дааааа? – второй парень с плоским невыразительным лицом вразвалку приблизился к ней, и Тоф ощутила вонь перегара и немытого тела. – Да ладно, чего ты, не бойся, иди к нам, не обидим! Вон, башмачки тебе подарим, хочешь? Мой дядюшка – сапожник, - он кивнул на дверь домика с соломенной крышей, откуда спрыгнул вместе со своим товарищем.
Вокруг разыгрывающейся сцены уже начали собираться любопытные.
Девушка сделала пару шагов назад.
- Мне не нужна обувь, - ответила она, стараясь не поднимать взгляд. Часто Тоф пользовалась тем, что ее противники не знали о ее недостатке. - Позвольте мне просто пройти дальше.
- Ой, да ладно, че ты ломаешься, как девица на сеновале! – вмешался первый детина. – Дурочка ты, что ли? – и он безо всякого предупреждения в три шага настиг ее и грубо схватил за руку повыше локтя. – Пошли, не пожалеешь, я тебе пива куплю!
… Несколько жиденьких аплодисментов и кружка эля - всё, кроме денежного гонорара, что получил за сегодняшнее выступление Марко. Парень совсем недавно закончил играть на местную "публику", сложился и вышел на улицу.
Солнце сразу ударило в глаза магу, заставив его прищуриться и прикрыть глаза рукой. Послушав несколько секунд пение птиц в ожидании адаптации зрения к свету, Дисторш наконец соизволил осмотреться. Какие-то лавчонки, где-то перебежала улицу какая-то курица.
Наконец ему на глаза попалось небольшое скопление народу. Подойдя ближе, выяснилось, что виной всему были два каких-то бугая и маленькая (по сравнению с амбалами) девочка. Отхлебнув немного из кружки, Марко остановился недалеко от этой троицы, наблюдая за происходящим.
Тоф усмехнулась и, сделав еле заметный шаг назад, резко отправила вверх небольшой участок земли под ногами приблизившегося, откидывая того подальше. Практически в этот же момент второго пристававшего она заключила в каменную тюрьму, оставив, правда, окошечко в "крыше". Затем, не дожидаясь, когда те очухаются, или когда толпа решит заступиться за своих соседей, девушка убежала сквозь толпу в ту сторону, в которую направлялась изначально.
И тут же налетела на Марко, который наблюдал за потасовкой. Недопитый эль золотистым дождём окатил обоих.
Парень с сожалением уставился на пустую кружку и выдал:
- Ну твою ж наковальню…
Улица взорвалась охами и ахами, люди бросились врассыпную, сталкиваясь друг с другом и роняя корзинки да кувшины с водой. Недовольно ворча, один из бугаев поднимался с дороги, весь в пыли и грязи, а второй, отчаянно воя, колотил по стенкам возникшей из ниоткуда каменной коробки, внутри которой он оказался.
- Ну отпустииии! – жалобно ревел он. – Я больше не бууууууду!...
Что характерно, никто из местных даже не пытался помочь ему, равно как и до этого – попавшей в переделку девушке. Видимо, заступаться за кого-то здесь было не принято.
Девушка не ожидала на кого-то натолкнуться, а потому, не поднимая глаз, пробормотала что-то вроде: «Извините, я не хотела», - попыталась обогнуть встречного, чтобы еще быстрее скрыться с деревенских улиц.
Ещё раз грустно взглянув на кружку, потом на девушку, парень сказал:
- Пиво тебе не нравится. Так может хоть эля выпьешь? Мой ты разлила, потому я всё равно пойду покупать новый.
Невинность того, как это было сказано, очаровывала.
Тоф приостановилась.
- Я не особо хочу оставаться здесь дольше, чем нужно, - она пыталась понять, стоит ли вообще продолжать этот разговор, или же этот парень как-то связан с предыдущими двумя. - Я ничего не хочу, я просто шла мимо.
Марко ещё раз грустно взглянул на кружку, потом на девушку. Вдруг на его лице появилось такое выражение, словно он внезапно что-то понял. Он сразу же решил закрыть себе лицо рукой, словно закрывался от своего позора (фейспалм), но что-то не рассчитал и разбил о свой лоб кружку, которую держал в той же руке.
- Да молот его побери! Ты, наверное, не пьёшь алкоголь? Тогда, может, сок? Если хочешь, я угощаю. Меня, кстати, Марко зовут.
Если бы девушка могла посмотреть укоризненно или недоверчиво, она бы это сделала.
- Тоф, - ответила она. - Если так хочется угостить, я бы не отказалась от чая.
- Чай? - задумался парень, подняв взгляд к небу. - Признаться, я не слишком знаю это место, и уж тем более, есть ли тут чай. Но сейчас узнаем.
С этими словами тело этого здоровяка сместилось в сторону какого-то селянина в просторной рубашке, штанах и со шляпой, и он немного с ним поговорил.
После чего опять вернулся к девушке.
- Мне сказали, что нам туда - и указал куда-то по главной улице.
- Веди, - буркнула Тоф. Ее не покидало чувство какого-то подвоха в сложившейся ситуации. Пытаясь "рассмотреть" фигуру своего спутника, она заметила нечто странное в том, как он ходит. Но девушка всё не могла понять, связано это с особенностями обуви или же это что-то другое. Однако, она решила пока не вдаваться в подробности.
Парень смело, уверенно и пафосно двинулся по улице в указанном ранее направлении. Пройдя сотни две метров, Марко остановился и задумчиво сказал:
- Мне кажется, мы его прошли.
Развернувшись и окинув взглядом улицу, он воскликнул:
- Вот же он! - и тут же пошёл в сторону здания, которое заприметил.
«Надо оставаться предельно осторожной», - продолжала думать Тоф, стараясь не отставать от быстро шагающего парня.
- Кстати, ты не похож на местного, - отметила она, надеясь, что ей не придется объяснять, что она имела в виду его поведение, а не внешность. - Что же тебя сюда привело? - с чего-то же надо начать беседу. А то как-то странно было молча за кем-то следовать.
Тем временем первый шок от столкновения странной девушки в зеленой одежде с двумя местными гопниками прошел, и любопытствующие зеваки попытались освободить отчаянно воющего неудачника из каменного мешка. Собственно, о существовании магов местные жители знали и не падали в обморок от того, что кто-то умел вызывать дождь или заговаривать птиц, но все равно под влиянием какого-то суеверного первобытного страха боялись и ненавидели всех, кому природой дано больше, чем всем остальным. Странная девушка исчезла в каких-то закоулках, а любовник-неудачник был вскоре освобожден. Он быстро оклемался и уже не выл от отчаяния, напротив – он просто кипел от злости и грязно ругался на всю улицу, обзывая Тоф «чертовой ведьмой», «пустоголовой шлюхой» и куда более нецензурными выражениями.  Его тираду слушали все, кому в этот день было особо нечего делать. Подкрепляя свою эмоциональную речь ударами по стенам шатких домов и пиная попадающиеся под ноги камушки, молодой селянин выдал наконец:
- Убью! Сука, стерва тупая, целку из себя строит, мразь, дура набитая, да я ей! Да я ее! Шлюха тупорылая, приперлась тут, мать ее, да я ее щас это, так ее разэдак!... – и далее в том же стиле.
Наконец желающие продолжения шоу зеваки указали направление, куда убежала девушка, кто-то даже заприметил, что она ушла с каким-то парнем.
- Шлюха! – еще раз повторил деревенский гопник. – А говорит, не дает, сука перетраханная! Ну щас я ей покажу, чтоб ее орки изнасиловали, сука тупорылая!
Его менее пострадавший товарищ, не разделяя энтузиазм кореша, уже куда-то смылся, и гопник с неизвестным пока именем в одиночку отправился догонять черноволосую девицу и ее спутника, яростно рыча и расталкивая прохожих.
Тем временем Тоф и Марко подошли к странному домику с очень высокой двускатной крышей, свесы которой опускались почти до земли. На первом этаже располагалось что-то вроде закусочной, а на мансарде – кажется, жилые помещения. Заглянув внутрь первым, Марко увидел, что забегаловка, в общем-то, приличная: светло, чисто, деревянные столики из какого-то белого дерева, занавесочки на окнах, цветочки… Симпатичные девушки разносили подносы с едой и кувшинами, наполненными каким-то ароматным пойлом, посетителей было немного, все-таки раннее утро, занято было всего три столика. Барной стойки не было, что указывало на принадлежность этого заведения к более высокому рангу, нежели таверна. Скорее всего, этот домик можно было бы называть кафе или рестораном, если бы он располагался на Земле. В этой деревне, скорее всего, таких понятий просто не существовало. Все посетители были довольно приличного вида: пожилой господин приятной наружности, компания весело щебетавших о чем-то девиц, двое молодых людей, обменивающихся какими-то странными дощечками… Короче говоря, довольно мило.
Зайдя внутрь и оглядевшись, Марко удовлетворённо хмыкнул. Признаться, он никогда ещё не был в такого типа заведениях, а потому не знал, что здесь и как. А потому направился к ближайшему человеку, которого увидел, чтобы, собственно, спросить, как вообще нужно себя вести в подобном заведении и всё в таком духе. Как ни странно, это оказался один из посетителей.
Пожилой мужчина, который мирно сидел за шатким столиком за чашечкой какого-то травяного напитка, удивленно поднял голову и явно опешил, когда над ним нависла массивная фигура обвешанного металлическими прибамбасами громилы.
- I have come for your soul! - сказал Марко, встав в пафосную позу. - А если по-нашему, то не расскажете, как тут вообще что-то заказать?
Почтенный старичок опешил и возмущенно уставился на наглеца, бормоча что-то неразборчивое. Впрочем, на новых посетителей уже обратили внимание, и Марко окликнула юная девушка-официантка с цветочным венком в волосах:
- Господин, пожалуйста, присядьте за свободный столик! =- однако окликнула издалека, не решаясь подойти близко. Мало ли что этот варвар учудит…
Тоф впервые была в подобных заведениях в виду своего домашнего заключения, хотя знала, что в ее родном городе тоже есть такие. А даже если бы и была, то вряд ли бы смогла оценить их сходство. Ее радовало, что здесь пахло довольно приятно. Она еле сдержалась, чтобы не захихикать, ощущая, как напряглись все присутствовавшие в помещении. Ей пришлось ждать, пока ее спутник займет место, так как не смогла почувствовать, куда девушка указала.
Марко быстро потерял интерес к вышеупомянутому старичку. В отличие от последнего, похоже.
Оглядевшись вокруг, парень двинул в сторону какого-то столика, вроде бы свободного, и послушно уселся там. Но поскольку дальнейших указаний не поступало, стал продолжать свой поверхностный осмотр помещения.
Тоф направилась за Марко и села напротив. Она чувствовала, в каком направлении стоит девушка, которая явно пристально следила за новыми постояльцами, а потому она постаралась как можно дружелюбнее улыбнуться и помахала рукой, надеясь самой расспросить о местном меню.
К ним подошла другая девушка – полненькая, но симпатичная, тоже с венком в волосах (кажется, это было что-то типа фирменного стиля) и поинтересовалась, чего желают молодые люди.
Марко переместил свой взгляд с люстры, на которой он задержался, на подошедшую девушку.
- Мне кружку эля. Можно чего-нибудь на закуску. Она, - парень указал на Тоф, - будет чай, если я ничего не напутал. Я ведь прав? - последнее было направлено уже магу земли.
- А, что? - девушка немного задумалась о том, что она вообще здесь делает, поэтому не сразу поняла, что к ней обратились. - Да, зеленый чай с жасмином, если есть, пожалуйста, - она улыбнулась и опустила взгляд.
Официантка недоуменно помолчала.
- Простите? – спросила она. – Как вы сказали – чай?... У нас точно такого нет, более того, я впервые слышу это слово! – она испустила звонкий смешок. – Могу предложить вам наш фирменный травяной отвар с ягодами зирры, а также недавно испеченное печенье.
«С ягодами чего?» - хотелось спросить Тоф, но она сдержалась и ответила:
- Да, спасибо, - она сомневалась, что этот отвар будет сильно отличаться от того, что она пила у себя дома.
Официантка мило улыбнулась и отошла. Пожилой мужчина как раз медленно покинул кафешку. Народу поубавилось, на окошко села какая-то пестрая птичка и проворковала что-то мелодичное… В общем, здесь было довольно мило, но все испортил один тип, нагло ворвавшийся в двери…

0

4

Теплые подводные течения мелодично журчали и словно напевали какую-то ласковую песню, услышать которую, однако, могли лишь обитатели подводного мира. По золотистому песчаному дну стелился ковер из синих и красных водорослей и еще каких-то ползучих растений, цветущих большими розовыми цветами. То тут, то там мелькали косяки мелких рыбок с перламутровой чешуей, солнечные лучи пробивались через водную гладь, создавая удивительный оптический эффект из бликов света. Разноцветный подводный мир был прекрасен и удивителен, однако увидеть его на глубине почти пятисот метров могли лишь рыбы да морской народ.
И девушка-маг с голубыми волосами, которая беззаботно плавала среди прекрасных кораллов и пестрых рыб, словно и не ощущая всей тяжести воды. Сильвеста Дайн держала путь в таинственные земли эльдар, о которых слышала столько таинственных легенд, а поскольку по воде она перемещалась гораздо быстрее, чем по суше, то… Лучистое море, на берегу которого стояло ее родное поселение, было знакомо Сильвесте с детства. Воды его были прозрачны, как хорошо очищенное стекло, как сам воздух, и почти все детство она провела, осваивая все его потаенные уголки. На дне Лучистого моря жили полулюди-полурыбы, довольно дружелюбные и совсем не воинственные (хотя выглядящие довольно устрашающе по человеческим меркам). Но Сильвеста знала этот народец с детства и нисколько не боялась рыболюдей, напротив, она приветливо махала рукой, когда проплывала мимо очередного подводного поселения. Она покидала Лучистое море надолго, а может быть – навсегда.
Море подпитывалось пресноводной рекой с довольно сильным течением, протекающей через Красные Пустоши. И поскольку идти через эту губительную пустыню было самоубийством, Сильвеста плыла против течения (кстати, безо всяких трудностей), изредка останавливаясь на отдых и сон в наполненных воздухом карстовых пещерах. Пищу ей давал подводный мир, воду – сама река. Сильвеста была удивительной девушкой, она могла находиться под водой без воздуха сколько угодно времени, разве что спать предпочитала не на морском дне, а там, где есть воздух… Вода была ее родной стихией, ее домом, ее миром, и Сильвеста никогда не была одинока, ведь вокруг нее кипела красочная жизнь, неведомая большинству двуногих обитателей суши… Сильвеста любила и Лучистое море, и безымянную речку, и в своей жизни она пока не знала зла и жестокости, поэтому жизнь казалась ей прекрасной и удивительной. Отправляясь в земли эльдар, Сильвеста даже мысли не допускала о том, что ее могут поджидать какие-то опасности.
Она провела в пути против течения около пяти дней, особо не спеша, и на шестой оказалась в водах мутноватого, но все же прекрасного озера, на берегах которого раскинулись прелестные деревеньки с красными крышами. Посреди озера высилась трехэтажная башня с остроконечной крышей. Это было первое обитаемое место на пути девушки, и она не знала, достигла ли цели своего путешествия – вдруг это и есть земли эльдар?
Сильвеста почувствовала практически сразу мутноватость воды и по ней без труда определила, что где-то впереди что-то есть, поэтому она несколько ускорилась, гонимая любопытством. Когда, наконец, река перешла в большое голубое озеро, Сильвеста приняла решение вынырнуть и осмотреться.
Выйдя на травянистый берег и магическими манипуляциями осушив свою одежду, Сильвеста обнаружила, что стоит возле какой-то небольшой деревушки, где люди мирно и неспешно занимались своими делами: кто-то шёл за водой, кто-то рыбачил, кто-то пахал в поле. Где-то ржали лошади и кричал петух. Но больше всего внимания привлекла башня, находящаяся посреди озера. Ей она сразу показалась какой-то странной, хотя она и выглядела заброшенной. Зачем она тут нужна была и какова цель её постройки – оставалось загадкой для ума девушки.
Поэтому, первым делом осмотревшись, Сильвеста двинулась в деревню, чтобы отдохнуть и набраться сил перед тем, как продолжить путешествие. Первым делом нужно было зайти в таверну или то, что выполняло её роль, и спросить про башню.
Первое, что она заметила, были люди… Обычные с виду горожане, какие жили и в ее родном селе, но вот вели себя они крайне… несдержанно. Ее появление было встречено повышенным любопытством к ее персоне: люди охали, тыкали пальцами, нагло разглядывали девушку, кое-кто даже пытался подергать ее за необычного цвета волосы… В Сильвесте все было необычно: и внешний вид, и появление без предупреждения… Она не знала, что такой интерес вызван недавним появлением не менее странной девушки, оказавшейся сильным магом.  Впрочем, ее никто не задерживал, и вскоре Сильвеста оказалась на более широкой и оживленной улице, по обеим сторонам которой располагались двухэтажные домики с красными крышами. На первых этажах были таверны, мастерские, лавки с продовольствием, даже одна гостиница, о чем свидетельствовал нехитрый деревянный знак вместо вывести: условно изображенная кровать и ложка… Бэд-энд-брекфаст, как сказали бы на Земле. Вторые этажи домов были, скорее всего, жилыми.
«Какие наглые люди. С чего они такие несдержанные?» - подметила девушка и невольно задумалась о покупке плаща с капюшоном, который мог бы идеально ей подойти для маскировки.
Она осмотрелась на улице, сразу приметив для себя мастерскую портного, решив, что всё-таки купит плащ – лишнее внимание ей было ни к чему. Зайдя внутрь, Сильвеста увидела как уже готовую одежду, так и куски кожи, заготовки, ножницы и прочие принадлежности, среди которых сидел портной и что-то шил. Завидев странную на вид девушку, тот сразу приоткрыл рот, отложив ножницы, и уставился на неё, как на диво заморское. Хотя отчасти он был прав – она и являлась таким. Но этот эффект был на счастье недолгим.
- Чего желаете? – всё же спросил он, отойдя от первого впечатления.
- Мне нужен плащ, - коротко ответила Сильвеста торговцу.
Тот встал со своего места и принялся показывать несколько готовых. Показал льняной, показал из кожи, показал с различными узорами и цветами. Но девушке не требовалось что-то особенное: она выбрала самый обычный кожаный серого цвета, и нащупав несколько монет в сумке, которые она взяла еще из своей родной деревни на всякий случай, расплатилась с торговцем.
Из магазина маг воды вышла уже с накинутым на голову капюшоном и, бросив взгляд в сторону таверны, направилась к ней.
Таверна ей сразу не понравилась: грязное заплеванное помещение, несколько перевернутых столов, паутина на потолке. Две невзрачные девицы дружненько мыли пол грязной водой – видимо, после ночной попойки, затянувшейся до утра. Вдоль стен громко храпели какие-то мужики. Кажется, заведение было закрыто на генеральную уборку.
«Всё понятно», - хмыкнула про себя Сильвеста, поняв, что единственное, ради чего она пришла сюда – а именно слухи, здесь не найдёт, и вышла из помещения. У служанок вряд ли что-нибудь интересное соберётся.
Но изучить село всё же стоило. Хотя бы ради той башни, что стояла посреди озера. Но более, чем на одну ночь, задерживаться не входило в планы Сильвесты, и тем более она не обладала большими средствами даже для недельного проживания. Так только – на обед да на постель, и ещё пара монет на что-нибудь.  Но в гостиницу она всегда успеет зайти, а пройтись по селу и изучить его – только в дневное время суток, поэтому она отправилась по улицам прежде всего.
Деревня казалась милой и живописной только со стороны озера. На самом деле здесь присутствовали и покосившиеся дома, и ухабистые дороги, по которым громыхали телеги с ругающимися возничими,  и не очень вежливые местные жители… Правда, встречались и довольно симпатичные домики, увитые цветами, с зелеными садиками… Залюбовавшись одним таким домиком, Сильвеста пропустила момент, когда мимо промчался какой-то неопрятный громила, оттолкнул ее со словами: «Отойди, дура разукрашенная!» - и ворвался в ближайшее питейное заведение. Это был белый домик с высокой двускатной крышей.
Сильвеста недовольно нахмурилась, проследив взглядом за грубым мужиком. Пальцы на секунду сжались в кулаки.
- Ну попляшешь ты у меня сейчас, - прошептала девушка, решив его наказать за грубость, но так, чтобы никто ничего не заподозрил. Натянув капюшон лучше, чтобы скрыть волосы голубого цвета, девушка вошла в бар.
Дверь распахнулась. Мирно сидящие за столиком Тоф и Марко лицезрели того самого бугая, который вырвался из каменного мешка, сооруженного девушкой-магом. Его плоское туповатое лицо было перекошено от ярости, он решительно двинулся к их столику, опрокидывая по пути все, что попадалось по горячую руку. Намерения его были вполне понятны. Вошедшая следом и никем не замеченная Сильвеста увидела, что разъяренный мужик направляется к каким-то ребятам явно с желанием скорейшей расправы. Официантки завизжали и, побросав подносы, ринулись по лестнице на мансарду.
Почувствовав неладное, Тоф вскочила из-за стола и обернулась в сторону двери. При этом она поняла, кто стоит там. Ей не хотелось повторять недавнее происшествие, особенно в рамках маленького ни в чем не повинного заведения.
- Опять ты! - крикнула она и приготовилась защищаться.
Марко, как и остальные два присутствующих здесь мага, тут же встрепенулся, сделал пасс руками, вытаскивая нож из-за голенища бугая. Самый обычный нож, из некачественного железа, со следами коррозии. Судя по всему, бугай им даже особо обращаться не умел. Или умел, но весьма скудно - рукоять была затёрта лишь слегка и так, словно этот парень совсем не умел держать нож.
Далее Дисторш направил оружие вверх, к рукам громилы, пытаясь сделать из ножа кое-какое подобие наручников (признаться, совершенно не задумавшись о том, что они получатся совершенно некрепкими).
Гопник отмахнулся от начавшего изгибаться ножа, схватил ближайший стул и со всей дури швырнул в девушку в зеленой одежде… Кажется, от ярости он не соображал, что творит.
Увидев, что мужик явно сходит с ума, Сильвеста собрала ту струю воды, что плескала ему в лицо, в несколько шариков и направила ему прямо в трахею, перекрывая ею ему дыхание. Посмотрим, насколько его ярости хватит, когда он поймёт, что не может нормально продохнуть.
Ориентируясь только на звук Тоф, привыкшая сама за себя постоять, резко махнула руками и, ломая пол под ногами, выстроила перед собой стену. Та только казалась непрочной, однако, девушке не составляло труда ее уплотнить. Стул с треском ударился в сооруженную ею преграду и сломался.
Воплей и визгов стало раз в пять больше, и теперь девицы-официантки быстро очистили помещение, спрятавшись кто в соседней каморке, кто на верхнем этаже… Некоторые умудрились даже вылезти в окна, сорвав кружевные занавески. Тем временем бугай, получив двойной отпор, не спешил сдаваться. До его скромного ума слишком медленно доходило, что девчонка не такая уж беззащитная, какой кажется. Он кинулся было крошить созданную Тоф стену кулаками, но вдруг почувствовал внезапный спазм в горле. Неожиданно для Марко и Тоф бугай осел на пол, хватаясь за горло и чем-то подозрительно булькая и давясь. Встав на четвереньки, он с мучительными рвотными позывами стал выплевывать что-то, застрявшее у него в горле. Потом, посинев, свалился на пол, а изо рта у него потекла… прозрачная жидкость, похожая на воду.
Сильвеста немного дрогнула, когда увидела, как мужик задыхается. Всё же в её планы не входило убийство человека, и поэтому когда он потерял сознание, она сразу же освободила его дыхательные пути от жидкости.
Девушка побледнела на несколько секунд, когда увидела, что переборщила с магией: ведь ей впервые приходилось её использовать именно в боевых целях, чтобы защитить кого-то. Но её сознание немного успокаивало то, что она смогла защитить невинных людей.
- Вы в порядке? - решила, прежде всего, осведомиться маг воды у тех, на кого бросился этот бугай.
- Я в порядке, - ответила Тоф незнакомке, всем своим видом показывая, что и сама могла бы справиться с одним противником. К тому же, магов воды, как и саму воду, девушка не очень любила, ибо никогда не знала, чего от них можно ожидать.
Громила встал на четвереньки, еще раз харкнул на пол, некультурно выругался и вразвалку поднялся, потирая бока. Взгляд его был слегка расфокусированным, но уже более осознанным.
- Дура что ли? – буркнул он, однако уже без агрессии разглядывая синеволосую девушку. – Че ты сделала?!
Сильвеста холодно сжала губы и сложила руки на груди.
- Уходи, тебе здесь не рады, - строго подметила маг Воды, - не стоило нападать на них.
Услышав ответ от Тоф, та кивнула, хотя, признаться, порядочно удивилась того, что она встретила другого мага, пускай и не совсем Воды. Она слышала что-то о том, что есть маги других стихий, кроме Воды, но вот видеть их перед собой - это было впервые.
Мгновенно поумеривший свой боевой пыл громила, бормоча что-то вроде «да ну нахер», попятился и резко выскочил за дверь, после чего припустил по улице, петляя, как удирающий от охотников заяц. Ему отчего-то казалось, что сейчас  спину ему полетят заколдованные дротики или огненные шары. В его не обезображенную интеллектом башку пришла здравая мысль, что он столкнулся как минимум с двумя магами, и сейчас его будут бить. Да еще этот мужик, кажется, может в морду дать… О магах в деревне знали, особенно о тех двоих, что поселились в башне посреди озера, и связываться без особой надобности не хотели. Одну зарвавшуюся бабу-ведьму еще можно было поучить манерам, но когда таких баб собиралось двое или трое – дело пахло жареным. А старейшина деревни строго-настрого запрещал начинать войну с магами. Ведь если война начнется – деревни просто не станет. Жители в целом были с этим солидарны – с магами лучше жить в мире, однако порой находились некоторые молодые и дерзкие, что порывались «дать этим понаехавшим в морду». Все заканчивалось для первых крайне печально, а «понаехавшие» продолжали жить в башне, ловить местную рыбу и забирать из деревни мебель и предметы интерьера.
Поначалу, правда, двух магов, обитающих в башне, крайне не любили. Особенно молодежь. То ли из боязни, то ли из зависти, то ли из страха конкуренции перед бабами. И если к старикану еще относились терпимо, то маг Жизни явно попал в немилость. Когда кто-нибудь из них появлялся в городе, отовсюду можно было услышать: «Эй, понаехавшие! Валите нахер в свой Вербери Стакел! Приехали тут трахать наших женщин и жрать нашу рыбу! Своей хаты, что ли, нету?! Понаехали тут южане всякие». Однажды даже на берегу растянули большую ткань-транспарант с криво намалеванной мелом надписью: «Хандеяве для хандеявцев!» Однако продолжалось это недолго (по понятным причинам), и вскоре местным пришлось смириться с неприятным соседством. Да и маги, видя, что на берегу на них косо смотрят, перестали часто появляться там и мозолить местным глаза, предпочитая безвылазно сидеть в башне посреди озера, куда борзая молодежь точно побоится сунуться.
Короче говоря, получивший внезапный отпор местный гопник побежал рассказывать всем и каждому, что в деревне появились две новые ведьмы, а поскольку слухи разносятся быстро – следовало предположить, что «нелегальным эмигрантам» в ближайшее время неудобств не доставят.

0

5

Мирно беседовать поутру магу Огня и магу Жизни долго не пришлось. Случилось непредвиденное: пол дрогнул, завибрировал, и башня покачнулась, словно на волнах. Но их скромное жилище было вовсе не плавающим и твердо стояло на дне озера! Наверное… на самом деле, фундамент башни ни один из магов не проверял. А стоило бы! Что-то еще раз толкнуло башню, послышался скрип старых деревянных свай, пол слегка накренился и, замерев на секунду, встал на место. Попадали с полок какие-то склянки, разбрызгивая золотистую жидкость, упал шаткий круглый столик, со звоном разбилось несколько керамических мисок и чашек… Из одной упавшей склянки вытекла оранжевая вязкая жидкость, которая вспыхнула магическим пламенем, мгновенном перекинувшемся на стену. Пожар!
Почувствовав едва уловимый, но все же такой знакомый запах гари, старик резко встал с пола и поспешил к источнику этого запаха. Он уже понял, из-за чего он появился, и потому торопился так, словно вернулся во времена молодости.
Найдя место, где был пожар, Ксемнас, не теряя ни секунды, быстро окружил разбушевавшийся огонь своим пламенем Геенны, не давая тому распространяться дальше.
- Гори все синим пламенем, что это было? - удивленно спросил старик, у которого даже сердце вдруг моложе стало и забегало. - Неужели, это здание настолько ненадежно и скоро развалится? Ревокат, тащи воду, надо все тут залить, пока опоры не сгорели, я постараюсь удержать пламя. И пригни голову, а то задохнёшься.
Ревокат не заставил себя долго ждать, восприняв башнетрясение и дым как очередной вызов, очередной способ доказать ценность собственной жизни. Небольшой отдых ему нравился, хорошая возможность набраться сил и идей. Спустившись вместе с Ксемнасом, Ревокат оценивающе оглядел повреждения, и уже идя вниз по лестнице, сказал через плечо:
- Старик, рекомендую в следующий раз опасные материалы помещать в герметичные крепкие контейнеры.
Одного ведра у причала, конечно же, не хватило, Ревокат продолжил таскать воду и поливать сдерживаемый огонь.
Собственно, вскоре огонь погас, как и следовало ожидать, не выдержав схватку с враждебной стихией… Но спустившись в «подвал» - как условно называлась нижняя часть башни, где находились какие-то странные и устрашающего вида машины, – он увидел нечто такое, чего здесь явно быть не должно.
Собственно, нижняя – подвальная – часть башни представляла собой круглое помещение, вернее, одну лишь отмостку по окружности внутренних стен, шириной не более метра, от которой к центру вели шаткие металлические мостики. В центре помещения плескалась вода, над которой и были проложены мостики, сходившиеся к какому-то странному и малопонятному механизму, состоящему из одних только рычагов и шестеренок… Машина явно давно не работала и безмолвной глыбой высилась посреди «подвала», омываемая водами озера. Такие же устройства, «рычаги да шестеренки», стояли вокруг главного механизма и, кажется, тоже не работали. Добраться до них можно было по сходившимся к центральному устройству мостикам, но обитателей башни больше интересовала все-таки вода, которую можно было зачерпнуть прямо с отмостки.
Обычно здесь было влажно, жарко, пахло подгнившим деревом и ржавчиной… Сегодня, в принципе, атмосфера ничем не отличалась от ежедневной, да вот только спустившись, чтобы набрать еще воды в ведро, Ревокат обнаружил, что по круглому бассейну, устроенному внутри подвального помещения, мечется и бьется крупная рыба. Причем, такая крупная, что в ее пасти мог бы легко поместиться ребенок лет четырех. В слабом свете дня, льющемся из открытого люка, Ревокат разглядел приблизительные габариты рыбины и ее ядовито-зеленый окрас, а также хищно растопыренные острые плавники. Рыба, явно испуганная, металась по узкому пространству, сталкиваясь со старыми механизмами и то и дело врезаясь в подпорки башни, заставляя те жалобно скрипеть и трещать.  Сложно было сразу сказать, как эта озерная громадина попала во внутренний бассейн башни – скорее всего, подплыла как-то снизу, - но разрушений она могла доставить немало.
-  Тебе бы тоже не мешало прекратить свои эксперименты с местной фауной, - съязвил в ответ старик на колкость своего сожителя по водокачке. – Однако же, кто бы мог подумать, что это здание такое ненадежное?
Ксемнас подошел поближе к воде, присел и нерешительно опустил в неё палец, вода была прохладной. Будучи большей частью обычным человеком, старик спокойно относился к воде, но так как он большую часть жизни прожил в огненном мире, где его душу перековали, он в какой-то степени сторонился её.
- Хммм…. думаю, наш дом нуждается в ремонте, - наконец изрек старик. – Может, попросим деревенских, чтоб подсобили?
Взглянув ещё разок на бьющуюся рыбину, старик добавил:
- Ты любишь уху?
Ревокат на замечание огненного мага ухмыльнулся и ответил:
- Не мой эксперимент. Есть рыбу не рекомендую, необходим детальный анализ мутаций. Есть, не варить.
Он так и остался на лестнице, разумно предполагая, что мутировавшая рыба может быть способна на атаку поверхности, при наличии опасности.
Раздался жалобный скрип подпорок - рыба с перепугу врезалась в сваю, и та, будучи в возрасте уже более тысячи лет, отчаянно заскрипела и накренилась. Башня покачнулась.
Вот это уже было плохо, настолько плохо, что лицо старика мгновенно стало серьезным, ведь если рыбу не убить быстро, очень быстро, почти мгновенно на самом деле, башня рухнет к чертям. Пытаясь скрыть волнение и озабоченность, Ксемнас опять напустил на себя беззаботный вид и, повернувшись к собеседнику, попросил:
- Ревокат, мальчик мой, - начал он как добрый дедушка. – Будь добр, сбегай в мою кибитку и принеси дубовый веник, он нам сейчас понадобится.
После этого он, не дожидаясь, когда его сожитель доберется до выхода, выпустил пламя Абаддона прямо в рыбу, стоило ей оказаться достаточно близко к нему.
Прицельно. Мечущаяся рыбина сама не поняла, в какой момент ее настигла смерть – и вот уже в воде, покачиваясь на мелких волнах, плавает хорошо прожаренный и аппетитно пахнущий кусок мяса. Правда, опоры и некоторые механизмы, расположенные в этом условном «подвале», изрядно пострадали. Башне, кажется, требуется капитальный ремонт.
Башня была старой, но все еще держалась на поверхности озера, доказывая своё право существовать. Испытывая волнение за её состояние, Ревокат посвятил день обходу и осмотру башни. Он не был специалистом по металлу, но долгое время работая с живыми существами, следя за их жизнедеятельностью во время потрясений, привык полагаться на самостоятельный осмотр. На полную используя глаза, руки и разум, Ревокат нашел пару рискованных мест и, тем не менее, был спокоен. Архитектура подобного сооружения во многом напоминала архитектуру живого существа, опциональные системы начали выходить из строя, но хребет все еще был достаточно крепок и мог выстоять под собственным весом с небольшими дополнениями в виде кусков мяса и их безделушек.
- Ну, чего удалось высмотреть? – послышался за спиной Ревоката старческий голос, его обладатель сильно пах жареной рыбой. – Я всё же думаю, надо позвать какого-нить мастера из деревни, опоры совсем никакие стали, особенно в подвале. Эта чертова рыбина успела их помучить, пока мы до неё добрались.
- Удалось. Вероятно, мы сможем остаться внутри на какое-то время. Строение уже начало разрушаться, однако архитектура повторяет лучшие фрагменты живого строения организма. До полного отказа у нас еще есть время. Сколько? Не знаю, может, сутки, а может, и сотни лет. - Ревокат повернулся к старику и расхохотался, отдышавшись после продолжительного смеха, он продолжил говорить: - Прости, не смог удержаться. Работа местных мастеров и это строение. Это как привести травника к... неизлечимо больному и ожидать полного выздоровления. Избавить строение от смерти они не способны, но если тебе так угодно, старик, зови, смогут заткнуть пару незначительных дыр досками.
- Травники тоже разные бывают, - подмигнул старик своему молодому товарищу. – Уж как не тебе, мастеру жизни, знать, что иные растения творят чудеса. Возможно, твоя зацикленность на хирургии мешает смотреть на остальные возможности?
Старик так же рассмеялся, ему нравились их подколки с Ревокатом, он даже был рад, что до сих пор жив, несмотря на солидный возраст.
- Ну в чем-то ты прав, королевского архитектора мы тут вряд ли встретим, - подумав, заключил Ксемнас. – Но какого-нить плотника или строителя хотя бы для приблизительной оценки состояния нашего дома мы найдем.
И, стряхнув невидимую пыль с плеча, старик двинулся к выходу.
- Ты идешь? – спросил он, проходя мимо молодого мага, как бы приглашая за собой. – Давай, мы нечасто выходим наружу.

0

6

Сильвеста взглядом проследила за тем, как уходит мужик, и хмыкнула.
- В этой деревне явно не рады магам, - подметила девушка, озаряясь на беспорядок кругом, учинённый бугаем, - кто он вообще был и чего лез так? И здесь вообще никогда не рады тем, кто от них отличается?
Брутальный парень с вызывающего вида гитарой наперевес только буркнул что-то неразборчивое и легонько пнул соседний столик. То есть, это ему показалось, что легонько, на самом деле стол, скрипнув, отлетел на несколько метров и перевернулся. Марко стормозил, когда бугай из деревни «наехал» на Тоф, а когда решил все-таки вмешаться, появилась эта синеволосая девочка, и произошло чудо: бугай, явно испугавшись, улепетнул куда подальше. То ли девица тоже маг, как он сам и Тоф, то ли им помог кто-то посторонний.  Проигнорировав вопрос синеволосой девицы, Марко отошел в сторонку и присел на стул, который жалобно заскрипел под его весом.
Слушая, как удаляются шаги громилы, девушка начала успокаиваться. Правда, неожиданный грохот, произведенный Марко, заставил ее вздрогнуть.
- Подозреваю, что его задело то, что какая-то девчонка его сделала, - Тоф по привычке сплюнула, ответив всё еще незнакомой девушке. - Кстати, я Тоф. Мне показалось, или этот гад не просто так свалил?
Сильвеста пожала плечами.
- Девочка-то девочкой, но мы не такие простые, какими кажемся. Меня зовут Сильвеста Дайн. Но я не ожидала, что встречу тут таких же магов, как и я сама. Куда путь держите? - поинтересовалась синеволосая девушка.
Марко нахмурился. Он привел едва знакомую девицу выпить чего-нибудь в это милое заведение, но тут ворвался какой-то тип и все испортил. Потом прибежала еще какая-то девчонка, которая ему понравилась меньше. Не то чтобы совсем не понравилась, но компания брюнетки была предпочтительнее. А теперь у него прибавилась еще одна девчонка и разрушенная мебель в кафешке. Со второго этажа уже принялись тихонько спускаться испуганные официантки.
- Пошли отсюда, - решительно сказал Марко, вставая и подхватывая свою гитару. – Пускай без нас разбираются, - и он решительно схватил Тоф за руку и вывел на улицу.
Там кипела обычная городская жизнь, и паника, поднятая не очень смышленым сельским парнем, уже улеглась. Более того – большинство горожан куда-то спешили по своим делам.
Не привыкшая к прикосновениям других людей, Тоф на миг опешила, а потом решила, что так даже лучше. Не надо вдумываться, в какую сторону идти. Ей еще предстояло выяснить, откуда появился сам Марко, откуда появилась эта вторая девушка. Бейфонг казалось, что их встреча была будто подстроена.
- И куда мы направляемся? - спросила она, сама не зная, у кого именно.
На улице Марко ослабил свою железную хватку и, когда они свернули за несколько поворотов, наконец остановился и огляделся.
- Таааак, где-то здесь должен быть постоялый двор, - он нахмурился. – Я вчера там снял комнатушку, но мне почему-то казалось, что он где-то здесь… - он в задумчивости оглядел пустые узкие улочки. И вдруг с некоторым удивлением посмотрел на замершую перед ним девушку. – А ты чего это за мной тащишься? – спросил он.
Тоф возмущенно надулась.
- Во-первых, ты меня за собой почти всю дорогу тащил. А во-вторых, мне теперь здесь не рады. Я, конечно, могу за себя постоять, но что-то мне подсказывает, что держаться вместе безопаснее, - через гордость ответила она. - И вообще, не кажется ли тебе странным, что несколько магов стеклись в одно место? Не люблю я совпадения.
Марко наморщил лоб. Тирада девушки показалась ему слишком заумной.
- Ты не выделывайся, - посоветовал он почти ласково, отчего сразу стал похож на местного деревенского парня. – Я тебя от сельских бандюков спас, так что могла бы не умничать – хотя бы в качестве благодарности. Ты вообще к себе много неприятностей привлекаешь.
Тоф возмущенно топнула, отчего неподалеку небольшая каменная глыба оторвалась от земли и тут же приземлилась обратно.
- Ты меня спас? Серьезно? Я и без твоей помощи всех раскидала. А если бы не ты, - она сделала паузу в своей тираде, чтобы сделать вдох, - то второй раз он бы меня вообще не нашел.
Подумав еще немного, она добавила:
- Если тебя так напрягают мои неприятности, то всего хорошего, - она развернулась в сторону, откуда они пришли, и собралась уходить.
- Ну и вали отсюда, - Марко явно был не в духе. То ли пива перебрал, то ли просто ему не нравилась эта деревня. – И если за тобой опять увяжутся какие-то придурки, можешь не…
Закончить он не успел, потому что на соседней улице вдруг раздался оглушительный взрыв. Над крышами ближайших домов поднялось дымное облако с едким кислотным запахом.

0

7

- Ха-ха-ха!!! А ведь я рад, что мы вырвались из нашей берлоги. – Зеанорт был рад, как ребенок, получивший игрушку, из-за того, что обычные люди предвзято относятся к магам, они сильно ограничивали свои выходы в свет, да и быть обнаруженным преследователями его сожителя старику не улыбалось. – Ревокат, сынок, посмотри, а вот и деревня.
Дома показались довольно скоро и неожиданно, по крайней мере, старик заметил их только тогда, когда они были метрах в ста от них. Близкое расположение этого населённого пункта было довольно удобным, не приходилось ходить за 3\9 земель за продуктами. Жители деревни занимались своими делами и, похоже, не особо обращали внимание на приближающихся «странников», многие просто не знали, что идущие к ним старик и молодой человек – маги, а если бы узнали, то скорее всего подняли бы вой, но их бы успокоили те, кто уже привык к периодическому появлению этой парочки, редкому, правда, но все же.
- Вроде бы недалеко была таверна, - заметил старик, уже подходя к первым дворам деревни. – Такие места для слухов все равно что цветочное поле для пчел. Если поспрашиваем там, может, найдем какого мастера-строителя.
Маги поступили мудро, направив старую лодку не к сельской пристани, а к «дикому пляжу» в зарослях речного тростника, чтобы местные не заметили их приближение и не подняли хай. Конечно, их в лица узнали, но что-то кричать вслед и разворачивать самодельные плакаты на этот раз дураков не нашлось. Голубое солнце стояло над головой, и это был довольно жаркий полдень. Деревня постепенно опустела: все, кто мог работать руками, ушли в поля. Из открытых окошек долетал лишь звон посуды да изредка – детский плач. Короче говоря, в этом полуденном сонном царстве остались только женщины, дети да зеваки.
Бредя по деревне, Ревокат спросил у старика:
- Ты замечал странности, да? Я побывал в многих городах и деревнях, но это единственная, где многие жители умеют писать и читать. В обычной деревне данными навыками обладает только писарь - помощник старосты, да изредка священнослужители. Старосты там только крестики на документах ставят. Интересно, кто проводил данный эксперимент?
Старик задумался, ему тоже казалась странным подобная образованность деревенских.
- От скучающих лордов, до безумных магов, - предположил он, почесав бороду. – Я, конечно, видел подобные деревни, но там, как правило, были школы при церквах, но даже в таких деревнях немного людей владели грамотой. Здесь же я подобия школ что-то не вижу, максимум таверны да ночлежки. Кстати, Ревокат, как ты смотришь на то, чтобы пропустить по чарочке?
- Действительно, почему бы и нет? Лорд, конечно, в этой замшелой деревеньке не найдется, мои товарищи не преминули бы использовать его для разворачивания сети контроля и, вероятно, над моим телом уже бы производили эксперименты, если, конечно, оно бы осталось в пригодном состоянии... Безумный маг куда вероятнее, одним из своих фокусов он мог придать деревне статус ненужного селения и избежать влияния не только моих товарищей, но и своих врагов, напуганных её близостью к Вербери Стакел. Возможно, мы тоже часть его эксперимента? Каков шанс, что изгой магов Жизни и огненный старик окажутся в одном месте в одно время? Да, знаешь, старик, давай возьмем кувшин вина и обсудим это, я уже задумывался над причинами этой извилины судьбы, но еще не слышал твоё мнение. Заведение на твой выбор.
Они увидели еще немало того, что напустило еще больше туману на загадочную образованность местных деревенщин, например, у каждого дома, даже старой лачуги, было свое личное обозначение, и это вовсе не калач над домом пекаря и не сапог над домом сапожника. Каждый дом обозначался каким-то ведомым только местным жителям хитросплетением древних букв, напоминающих руны северных народов… Письменность здесь присутствовала, несомненно, да и сама деревня оказалась собственно деревней лишь у озера. Чем дальше дома уходили вглубь полей – тем они становились опрятнее и ухоженнее, а село приобретало облик вполне цивильного поселка. Маги даже разглядели вдалеке резной шпиль, который мог вполне оказаться либо шпилем собора, либо даже городской ратуши. Может быть, Хандеяве – это лишь… пригород?... Короче говоря, любопытное местечко.
- Боже, друг мой Ревокат. – С завидной для его возраста резвостью старик подбежал к ближайшему домику, на котором он наконец заметил письмена и стал изучать их без особых церемоний и без спрашивания разрешений у хозяев, проводя по ним пальцами. – Руническое письмо, похоже на древний северный язык. Нет, стоп, не то. Руны похожи, но не те, слишком… сложные. Я не могу их прочитать, господи. Друг мой Ревокат, мы и не подозревали, что живем рядом с чем-то… таким особенным. Это ведь явно не деревня, но город! Как минимум пригород чего-то! Теперь не удивительно, что тут многие владеют письмом, да и тот шпиль похож на шпиль ратуши. Нам стоит тут осмотреться, как считаешь?
Старик Зеанорт вопросительно и даже как-то умоляюще взглянул на своего спутника, в одиночку ему явно не хотелось тут все изучать, слишком скучно, да и не был он уверен, что местные выдержат его характер слишком долго.
- Тебе может и стоит, старик. А мне пора собираться.
Ревокат с тревогой взглянул на шпиль вдалеке. Мелкая прибрежная деревушка внезапно обросла целым поселением вокруг себя. Даже если этот фокусник настолько хорош, что может спрятать подобное от настоящих магов - это пугает еще больше. Маги и так не сахар, а странный фокусник, вкусивший подобное могущество без каких либо обязательств - опасность всему миру.
- Убегаешь, мальчик?
Зеанорт недовольно нахмурился, и тут раздался сильный взрыв, причем, довольно близко. Он обернулся и увидел за крышами домов густой дым. Что же могло взорваться в этой деревне, где, по идее, взрываться нечему, ни алхимиков, ни тем более других магов тут не было. А может, они всё-таки появились, пока они предавались тихой и спокойной жизни на водокачке, и теперь этот маг решил испробовать свои силы на местных. Из-за этого самого худшего сценария, который смог создать мозг старика, он и забеспокоился, слишком живыми оставались воспоминания о безумном элементалисте и некроманте, которые собирались вырезать его родной город.
- Черт! – В ярости ругнулся старик. - Я очень надеюсь, что это кто-то всего лишь нашел порох или ещё какую взрывчатку и заигрался. Я пошел, мне нужно убедиться точно.
Не дожидаясь ответа своего спутника старик, кряхтя и приговаривая «старость – не радость», побежал в сторону откуда шел дым.
Еще минуту Ревокат глядел вслед старику, витиевато выругался и побежал следом за ним. В основном ругань была направлена на себя - не ожидал Ревокат, что неожиданное преображение деревни может выбить его из колеи. Досадное недоразумение.

0

8

Тоф не стала отвечать. Она сначала почувствовала вибрации почвы и только потом услышала звук взрыва. Девушка не могла прочувствовать, что именно взорвалось, да и вряд ли бы она смогла определить, не зная, что и где здесь находится, но ей казалось, что кому-то нужна помощь. И несмотря на сложившееся отрицательное впечатление от этого места, Тоф побежала в сторону взрыва, прикрывая лицо рукавом. Всё равно ей было необязательно смотреть, куда она бежит.
Чуть замешкавшись, Марко рванул за ней, потрясая на бегу свой странной гитарой… К месту происшествия, куда уже стала стекаться галдящая толпа горожан, они успели почти одновременно с озерными магами, хоть и прибежали с разных концов улицы. А зрелище здесь было и вправду впечатляющим: двускатная крыша одного хорошенького двухэтажного домика (что примечательно – все дома в Хандеяве были двухэтажными, и над ними возвышался лишь чернеющий вдалеке шпиль не то собора, не то ратуши) покосилась и частично провалилась внутрь себя. На стороне крыши, обращенной к улице, зиял большой пролом, в котором с легкостью уместилось бы четыре человека, и оттуда валил черный едкий дым с зеленоватым оттенком. Поднимаясь в небо на добрый десяток метров, черный дым частично развеивался, и над деревней вскоре поплыли темные химические облака.
Кто-то из самых активных жителей деревни принялся колотить в дверь дома, требуя от хозяина объяснений. Дверь никто не открыл, но вскоре на маленький балкончик, заставленный цветочными ящиками, выскочил бодрый старичок с неестественно белой кожей и длинными черными волосами, в которых местами пробивалась седина, и воскликнул:
- Уважаемые соседи, нет поводов для беспокойства! Пожалуйста, примите мои искренние извинения, скоро от этого… хм… аромата не останется и следа! Уверяю вас!
- Что ты опять там делаешь, Динир?! – возмущенно завопили в толпе. – По десять раз на дню!!! А ну выходи к нам, мы тебе сейчас покажем!
Старичок, названный Диниром, принялся рассыпаться в извинениях, горячо заверяя горожан, что ничего страшного не произошло, и все это мелкая досадная оплошность на кухне, но на улицу предусмотрительно не спускался, вещая с балкончика второго этажа, до которого возмущенные соседи не могли дотянуться. Кое-кто внизу уже предлагал вышибить дверь. Вдруг на балкон высунулся мальчишка-подросток и что-то сказал Диниру. Тот, прекратив свои извинения, метнулся обратно в дом, и это вызвало новую волну словесных возмущений соседей пополам с угрозами.
- А что тут происходит? – поинтересовался Марко у впереди стоящего мужичка. – Кто живет в этом доме?
- Да кто ж его разберет, дед какой-то! – в порыве гнева бросил мужик. – Что ему пусто было, старый пень!
- А кто он такой, этот старый пень? – вежливо осведомился Марко.
- Да купец какой-то, чтоб ему неладно было! Приезжал тут, торговал тканями да деревом, потом купил дом, пацана привез какого-то! Да я почем знаю, парень? Сам ты что ли не знаешь? Поди да спроси этого демона лесного, колдун небось какой-то, с севера приехал! Гнать его отсюда надо погнанной метлой!
Марко хотел поинтересоваться, как долго здесь живет этот купец, и какие еще неприятности он доставлял соседям, но вдруг раздался громкий скрежет, и сквозь пролом в крыше, разбрызгивая вокруг себя зеленую слизь, тут же становящуюся черным дымом, вылетело… нечто, похожее на птицу, состоящую, казалось бы, из одних лишь черных костей, окутанных облаками темного тумана. Странное потустороннее существо было размером эдак с небольшого дракона, не имело плоти вообще, и костистые крылья с трудом удерживали его в воздухе. Существо быстро-быстро било крыльями дневной воздух, отчего во все стороны продолжали распространяться едкие дымные облака, пытаясь взлететь выше, неуклюже перекувырнулось несколько раз, издало жуткий скрипящий крик и, совладав наконец с собственным странным телом, расправило крылья и устремилось ввысь, к солнцу. Толпа заворожено наблюдала за неземным дивом, а потом, когда существо черной тенью метнулось обратно к земле, раздался истошный женский визг, который поддержали даже некоторые мужики. Кренясь набок и с трудом удерживая себя в воздухе, неведомая черная птица пронеслась низко-низко над улицей (Марко едва успел оттащить Тоф к стене злополучного дома), а затем вновь поднялась над крышами домов, крича и выбивая крыльями из ниоткуда облака черного дыма.
Толпу как ветром сдуло. Все-таки суеверный страх перед потусторонними демоническими существами был сильнее гнева на неприятного соседа. Поносившись еще немного над ближайшими домами и улицами, птица устремилась через озеро к лесу и там вскоре скрылась… Толпы на улице уже не было (если не считать выглядывающих в окна старушек), и Марко наконец отпустил Тоф.
- Ну и жесть, - прокомментировал он происходящее.
- Боже, боже, что здесь происходит? – Старик внезапно возник за спинами некоторых зевак, чем изрядно напугал их. – Вот, что бывает, когда берешься за то, в чем являешься профаном.
Зеанорт вышел вперед поближе к дому, внюхиваясь в запахи, которые остались от вызванной твари, чем-то это напоминало ему запахи алхимических преобразований, но вылетевшая недавно птица говорила, что догадка неверна или верна лишь отчасти.
- Ритуальный призыв с алхимической компонентой? – Задумался старик и поднял голову вверх, к балкону. – ЭЙ! Раздолбай Иваныч! Ты чего сделать-то хотел!?
Возмущенная, что ее снова схватили и куда-то тащили, Тоф повернулась к Марко, но сдержалась и не стала выдавать свою гневную тираду. Судя по крикам чего-то непонятного и воплям толпы, она поняла, что что-то не так.
- Что произошло? - спросила девушка, понимая, что следующим ответом почти точно станет: "А ты что, не видела?" Но на это у нее всегда был готов ответ.
- Что б я знал… - пробормотал изумленный маг Металла. – Таких тварей я никогда в жизни не видел. Кажется, у кого-то из дома сбежал домашний питомец.
Из пострадавшего дома не доносилось ни звука. Хозяева больше не выходили на балкон и вообще как-то странно притихли.
«Ага, какая-то тварь... Значит, крики были ее», - подумала Тоф и решила не вдаваться в подробности.
- А кто те люди, стоящие на другой стороне? - вместо этого спросила она. Ей было непонятно, почему эти двое никуда не сбежали, как все. Возможно, эти незнакомцы были не так просты. Собственно, как сами Тоф и Марко.
Маг Металла, казалось, только сейчас обратил внимания, что разбежались не все горожане. Кое-кто остался, а именно – старичок и молодой парень. Чем-то эти двое отличались от остальных «одинаково сереньких» жителей Хандеяве, но Марко пока не мог уловить, чем именно. То ли одеты были поприличней, то ли выглядели в целом аккуратнее.. Чуть позже он понял, что дело в магических эманациях, исходящих от аур их обоих, но пока он решил не вдаваться в детали. Марко подошел к старику и вежливо поинтересовался:
- Приветствую, любезный. Вы не знаете ли, кто проживает в этом доме?...
Тоф пока держалась позади Марко. Всё-таки её любопытство было сильнее желания держаться самостоятельно.
Зеанорт повернулся на голос юноши и улыбнулся ему, когда понял, что перед ним не обычный человек.
- Боже, боже. Не ожидал тут увидеть металлиста. – Старик сознательно опустил слово маг, дабы не особо провоцировать окружающих людей. Он понял, что перед ним маг, тем же способом, что и Марко, но жизненный опыт ещё и подсказал, какого он был типа. – Не знаю сынок, мне самому интересно.
Тут старик заприметил слепую спутницу этого мага-верзилы.
- О, и землянка тоже тут. Судьба нас свела иль случай? – Зеанорт рассмеялся настолько, насколько позволяли ему старые легкие.
- О… приятно удивлен, - пробормотал Марко, нервно теребя гриф своей гитары. – Меня зовут Марко Дисторш, я прибыл из Огненных земель в поисках лучшей жизни. Могу я узнать ваше имя, уважаемый?
Он сам не ожидал, что в нем внезапно проснется такая вежливость, слова лились сами, словно из заранее заготовленной речи. Тем временем про обитателей двухэтажного дома, ставшего эпицентром недавнего всеобщего ужаса, на некоторое время все дружно забыли.
По-прежнему стоя позади Марко, Тоф спросила:
- Может, хватит уже любезничать? Сейчас вся деревня вернется и устроит разборки, - ей, конечно, было интересно, откуда этот старик знает, кто она, да и, в крайнем случае, она смогла бы справиться с толпой обычных людей, но больше внимания привлекать не хотелось.
- Кто эти люди, старик? - спросил Ревокат, подозрительно взглянув на мага огня.
В отличие от "фокусников", маги Жизни пользовались не маной, а жизненной энергией, и потому их ауры хоть и отличались от аур обычных людей, но не испускали магических эманаций. И соответственно, обе стороны - фокусники и маги Жизни - не могли определить друг друга по аурам. Так что Ревокат решил узнать у Зеанорта, кто им попался на пути. Судя по словам, старик хорошо знал этих незнакомцев.
- Ревокат – мальчик мой! Как я рад, что ты все-таки пошел со мной, - искренне обрадовался Зеанорт. – Однако, наша незрячая подруга права, нам нужно что-то делать с агрессивной толпой. Представления друг другу оставим на потом.
Определить, что Тоф была слепа, было несложно, было видно, что она ориентируется больше на звук и вибрации, нежели на глаза. В любом случае их дело было малость подгажено, учитывая, что местный житель умудрился что-то напутать в магическом ритуале, создав небольшой «Ба-бах!»  Люди этого явно не поняли и испугались, и теперь наверняка начнут охоту на ведьм, если их не успокоить.
- Надо как-то разрешить эту ситуацию, я пойду к людям, попробую достучаться до них, а вы пока разберитесь с этим охламоном, - старик указал на дом местного недомага. – Не хватало, чтобы он ещё какую зверушку призвал.
И огненный маг посеменил на встречу к людям с видом дипломата.
- Куда это старик собрался? – нахмурился Марко, нервно теребя гриф своей странной гитары.  – И кого это он незрячей назвал? – он подозрительно посмотрел на Тоф.
Ревокат его как-то особо не заинтересовал – Марко лишь скользнул по нему равнодушным взглядом. Возможно, принял за местного или за помощника этого старого мага.
А на улицу уже начали сползаться быстро оправившиеся от шока горожане. Неведомая дымная тварь улетела в леса за озеро, и страх среди людей ступал место гневу.
- Откуда мне знать? - вспылила Тоф. Ей не хотелось, чтобы все знали, что она слепа, опять начнут чересчур опекать. - Он же старик, ему наверняка что-то показалось.
Она повернулась в сторону приближающейся толпы, чтобы казалось, будто она на них смотрит, хотя на самом деле всего лишь чувствовала, как вибрирует почва у селян под ногами.
- Пойдемте к доморощенному фокуснику лучше разбираться, - предложила девушка. Уж что-то, а разборки она любила больше, чем мирные переговоры. Можно силу применить в случае чего.
- Эй, парень, может, тебе лучше увести твоего дедушку отсюда? – поинтересовался Марко у молодого человека, пришедшего вместе с магом Огня.
Ревокат держался до последнего, но после слов Марко громко расхохотался. Отсмеявшись с полминуты, он подошел к Зеанорту и, запинаясь, проговорил:
- Старик, кажется, нас приняли за родственников, ха-ха-ха. Нам надо уходить, в башню или к этому идиоту-фокуснику, в противном случае будем доказывать ценность собственной жизни ценой чужих.
- Ну что ты, внучек, - подразнил своего приятеля рассмеявшийся старик. – Мы не для того сюда пришли, чтобы вот так уходить, не разобравшись.
Зеанорт явно не собирался останавливаться в своем стремлении поговорить с местными, и у него были причины не бояться народного гнева, просто его гнев был бы намного страшнее.
- Тебе не стоит волноваться, друг мой Ревокат, - успокоив смех, продолжил старик. – Я верю, что всего можно достичь миром и словами, нам все равно пришлось бы с ними контактировать, раз близко живем, так что лучше сейчас, чем черт знает когда потом.
Старик вдруг остановился и с хитрецой посмотрел на своего спутника.
- К тому же, не забывай, что есть огонь, - и он продолжил ход. – Стихия, которую подсознательно опасается любое существо, включая человека, самая опасная и разрушительная стихия. Толпа крестьян для меня не страшнее поля высохшей травы. Простой демонстрации силы будет достаточно, чтобы остудить буйные головы, но надеюсь, до этого не дойдет, хотелось бы все-таки по-дружески обойтись с соседями. А идиота оставим нашим новым знакомым.
Когда Ревокат и маг Огня отдалились, Марко решил наконец постучаться в дверь загадочного незнакомца, у которого под крышей жило странное потустороннее существо. Прежде Марко не так много контактировал с внешним миром, живя лишь в обществе магов Металла, поэтому у него в голове все еще плохо укладывались такие понятия как «это нехорошо», «это страшно», «это неприемлемо», «так нельзя» и прочее в этом роде. Поэтому лично он не видел ничего особо странного в том, что некая тварь вылетела через крышу деревенского дома. Ну мало ли странностей на белом свете… И Марко энергично постучал в дверь двухэтажного домика грифом гитары. Разумеется, открывать никто не спешил.
"Посмотрев", как отдаляется много знающий старик и его молодой спутник, Тоф направилась вслед за Марко к дому фокусника.
- Может просто вышибить дверь? - предложила она после того, как очередной стук ничего не дал. - Быстро, без потерь, а главное произведет впечатление.
- Верно! – согласился Марко. – Эй, кто там в доме засел, открывайте быстро, не то я вышибу дверь! – зычно пригрозил он.
В ответ на его угрозу в глубине дома послышались торопливые шажки. Дверь скрипнула и немного отворилась, в щель высунулась веснушчатое личико мальчика-подростка.
- Не надо ломать дверь, дедушка совсем недавно новую поставил, - серьезно попросил парнишка.
Марко, уже занесший гитару для удара, замешкался. Затем опустил свое странное оружие и посмотрел на паренька сверху вниз.
- Привет, можно войти? – на пределе своей вежливости поинтересовался он.
- День добрый. Нельзя войти, - ответил мальчик также серьезно. – У нас… не убрано.
- Ерунда, - продолжал настаивать Марко. – Мы пришли смотреть не на ваш дом, а на соседей. Переехали недавно, знаете ли, познакомиться желаем.
- Зайдите как-нибудь потом, - коротко ответил мальчик и попытался закрыть дверь, но Марко выставил руку и не дал ему это сделать.
Дверь распахнулась, оттеснив мальчишку вглубь дома, и взглядам Марко и Тоф предстала маленькая комната, уставленная довольно простой деревянной мебелью, какими-то коробками и тканевыми тюками. Создавалось ощущение, будто в дом только недавно въехали. Прихожей не было – от входной двери сразу начиналась гостиная, заваленная вещами, из которой дверь справа вела в еще одну комнату, которую с порога было не разглядеть. Где-то внутри дома скрипели старые половицы. Снаружи домик был довольно симпатичным и даже ухоженным, однако внутри было пыльно, грязно и явно чувствовалось ощущение «бардака».
- Я же говорил – не убрано, - разве руками мальчик, словно прочитав мысли Марко.
- Ты и дедушка только что переехали сюда? – спросил Марко, перешагнув порог.
- Вообще-то мы уезжаем, - смутился вдруг мальчик и опустил глаза в пол.
Марко застыл на пороге и оглядел комнату. «Дедушки» нигде не было видно, однако шаги на втором этаже свидетельствовали о том, что дом он не покинул. Марко оглянулся на улицу – там слышались гневные голоса горожан, которые уже оправились от шока и снова вылезли из своих укрытий.
- Запри-ка дверь, - велел Марко мальчику. – А то сейчас к вам вломится много незваных гостей.
Тем временем толпа возрастала и обступала мага Огня, который тоже был «не местным» и вызывал подозрения.
- Здоровы будьте, работяги! – поприветствовал их Зеанорт, когда толпа его едва ли не полукругом обступила. – А чего такие, злые, с вилами да топорами в руках и глазах? Неужели не можем поговорить, как люди, неужели вы не послушаете умудренного сединами старика?
- А тебе что нужно, дед? – крикнул кто-то из толпы.
- Да это же колдун из башни, - кто-то из толпы явно узнал мага Огня. – Понаехали, блин, колдуны, совсем житья от вас нету!
- Да, совести не имеють! – визгливо крикнула полная женщина, потрясая мощным кулаком. – Только о себе и думають, от ейных магиев куда уж деться не знатти!
Слова Зеанорта потонули в гомоне возмущенной толпы, его обступили со всех сторон, послышались угрозы. Еще немного – и могут напасть, невзирая на внутренний страх перед магами.
- А что мы сделали, позвольте узнать? – спросил вдруг заинтересованный старикан. – Али мы не жили рядом, не беспокоя друг друга? Может, мы кому-то корову заворожили или чей-то дом пожгли? Может, жену от мужа отвели? Давайте не будем доводить до греха, люди! Давайте разберемся, кто виноват и перед кем, а там судить будем по справедливости!
Несмотря на внешнюю доброжелательность, Зеанорт уже вовсю был готов поставить огненную стену, если вдруг толпа не выдержит.
Речь была проникновенной и впечатляющей, но маг не учел одну простую деталь. Он выступал не перед интеллектуальной аудиторией, а перед обычным сельским народцем, для которого четко выстроенная речь мага показалась слишком… заумной. И это было явно плохо.
- Че, самый умный? – закричали из толпы. – Да он заодно с этим колдуном! А ну вали его, братва!
И с диким криком, подбадривая друг друга, селюки бросились давить мага.
- От идиоты. – Вздохнул маг и выставил перед наступавшими деревенщинами стену огня, достаточно высокую и мощную, что бы даже люди с «печатью идиотизма» на лице передумали. – Успокоились, или мне кто-то хочет сгореть?
Закричав, испуганные жители отшатнулись назад, кто-то опалил себе одежду и волосы. Инстинктивный страх перед огнем заставлял их отступать все дальше и дальше.
- Отлично, если мы успокоились, может все-таки поговорим? – Зеанорт убрал огонь и нацепил улыбку. – Кто у вас лидер, с кем можно провести диалог без рукоприкладства? Там староста, мэр… кхм… да, простите, просто глава деревни?
В толпе зашушукались. Наконец какой-то мужик посмелее, неприязненно глядя на мага, махнул рукой в сторону высокого шпиля.
- Староста там заседують, - сказал он. – Но нам, простому люду рабочему, туда хода неть! Убрался бы ты по-хорошему, колдун, ох не рады мы такому соседству!
Его поддержали одобрительные возгласы.
- Ну, это неудивительно, - с грустью произнес Зеанорт. – Вы настолько пугливы, что нападете на всех, кто покажется вам странным, а если бы я оказался аристократом из столицы? Или допустим, ну не знаю, действительно злым колдуном, который бы в отместку просто молча бы спалил весь город? Нельзя же так, люди, о детях бы подумали, о стариках. Да и разве соседство с добрыми колдунами - это плохо?
Старик ненадолго обернулся к Ревокату и прошептал.
- Надо как-то их задобрить, чтобы завоевать доверие.
После чего вернулся к селянам.
- Мы ведь можем быть добрыми соседями, - с улыбкой произнес он. – Ну там если придут лихие люди, мы сможем прогнать их, или если кто-то заболел тяжело, поможет советом или делом.
Старик покосился на своего спутника, дав ему знак таким образом.
Ревокат с улыбкой наблюдал, как старик разбирался с толпой. Его действия можно было сравнить с действиями настоящих магов. Хотя, конечно, маги Жизни никогда не решали подобные проблемы самостоятельно, для этого есть специальные подконтрольные им люди и организации. Старик умело рассудил, что данный акт гнева не был спровоцирован влиятельными силами, желающими их смерти, и оставил в живых всех, не разыскивая зачинщиков ради показательной казни. Мудрый поступок, хотя маловероятно, что Зеанорту приходилось управлять частью государства из тени. Однако знак, поданный стариком, удивил Ревоката настолько, что он даже поднял бровь и спросил:
- И что ты хочешь от меня? Вылечить их от опасных болезней? Вернуть чувствительность органам восприятия? Может быть, восстановить утерянные конечности? Но это же не фокусы, старик, работа на недели, скорее даже месяцы.
- Достаточно избавить какого-нить деда от радикулита, - сквозь зубы процедил Зеанорт и сделал пару шагов назад к Ревокату. - Будет намного лучше, если они воспримут тебя как лекаря средней руки, да и тебе спокойней, твои друзья не вычислят. Мало ли какие знахари в деревнях водятся.
Но толпу было не так-то просто «задобрить». Здесь явно не считалось зазорным показывать буйство эмоций. Если кто-то и проникся, то большинство все равно не желало иметь с магами никаких дел:
- Убирайтесь из нашего славного города! – снова закричали в толпе, в основном молодежь. – Колдунам здесь не место! Да, проваливайте, чернокнижники, от вас одни проблемы!!!
Старик не разозлился и даже не раздражился, просто задумался, потирая куцую бородку. В глазах чувствовалось любопытство вперемешку с удивлением. Он продолжал молчать какое-то время, несмотря на настрой толпы, ибо он все равно не представлял, как их можно было остудить. Благо нападать они тоже не будут, ибо жить хотят даже идиоты.
- Знаешь, друг мой, Ревокат, - начал Зеанорт. – Странно это всё. Эти символы на домах, эта недовызванная тварь, этот город. Поведение людей слишком агрессивно даже для деревенских, за что они так ненавидят нашего брата?
Старик обратил внимание на шпиль за крышами домов, кажется, это была ратуша, а значит, там можно было найти местного старосту, по крайней мере, так один из местных сказал.
- Ладно, люди, мы уйдем! Может быть, - последние слова старик произнес еле слышно, чтобы было не слышно за криками толпы. – Но сначала я хотел бы поговорить с вашим градоначальником, так что, если позволите, мы пройдем в ратушу.
Зеанорт не стал ждать разрешения, а сразу, загоревшись, в буквальном смысле, пошел к ратуше прямо сквозь толпу, кто не отошел - виноват сам.
- И на будущее, я стихийный маг, а он, – старик указал на своего спутника, – знахарь. А чернокнижники обычно предпочитают болтать с мертвыми.
Разбушевавшиеся зрители еще долго что-то кричали вслед двум магам, но нападать благоразумно не спешили. А тех, над чьим инстинктом самосохранения взяли верх эмоции, удержали другие, желающие жить. В общем, поугрожав магам и перечислив в не очень цензурных выражениях всю их родословную вплоть до прапрабабушек, жители переключились на дом странной семейки.
Не став дожидаться, пока девушка в зеленой одежде сообразит, что к чему, Марко схватил ее за руку и довольно бесцеремонно перетащил через порог дома. Мальчишка бросился закрывать дверь за всевозможные замки, цепочки, даже стулом подпер на всякий случай.
Не сильно обращая внимания на то, что же там начал делать мальчишка, Марко с интересом стал осматриваться вокруг.
Заслушавшись нового знакомого старичка, который оказался явно очень опытным магом, и толпу, которая активно препиралась и явно не хотела признавать того факта, что они здесь не самые умные, Тоф отвлеклась от проникновения в дом местного фокусника. Очнулась она, когда парень резко втянул ее внутрь. Бардак действительно чувствовался. Девушка даже чихнула.
- Может, сами заберем их и отведем куда-нибудь подальше? Потому что эта толпа не будет преследовать тех двоих, она на нас перебросится, - ей не нравилась эта деревня. С самого начала она произвела не очень хорошее впечатление. - Или мы тут забаррикадируемся, пока те двое не вернутся? - спросила Тоф и, не дожидаясь ответа, подняла каменную стену снаружи дома. Чтобы наверняка.
Увидев, что вокруг дома шумного соседа внезапно возникла каменная стена до второго этажа, горожане возмущенно зароптали. Разумеется, они, не сговариваясь, приписали это действие тому самому соседу, ибо не видели, что в дом вошли еще двое… Забыв про удаляющихся магов, они некоторое время потоптались у стены, выкрикивая какие-то угрозы, а потом, когда к ним никто так и не вышел, стали расходиться по домам. Начиналось самое жаркое время дня, когда рабочие возвращались с полей для послеобеденного сна. Воевать в пору летнего зноя никто не хотел. Как говорится, война войной, а обед по расписанию. Ярость горожан постепенно угасла, уступив место сонному течению деревенской жизни, и очередная стычка с неприятным соседом завершилась ничем.
Закончив осмотр прихожей, Дисторш быстро ринулся к ближайшей двери, чтобы продолжить осмотр. Разумеется, напрочь позабыв, что продолжает держать Тоф.

0

9

Закрыв дверь на всевозможные цепочки и замки, мальчишка наконец обратил внимание на то, чем занимаются непрошеные гости.
- Господин, туда нельзя! – попытался остановить он любопытствующего Марко. – Пожалуйста, господин, постойте в гостиной, у нас там… э… не убрано.
- Тебя вообще не спрашивали! - внезапно наехала Тоф на парнишку, закончив строить укрепительное сооружение. - Твой старикан весь город взбаламутил, на вас там войной идти собираются, а ты нам что-то запрещать смеешь? - она начала надвигаться на юношу, пользуясь тем, что знает, где он стоит и как дрожит. - Собирайте свои манатки и сваливаем отсюда. Эй, парень, - обратилась она к Марко, - сгоняй за фокусником, надо выбираться за пределы этого городка.
- Это каким таким фокусником? - впал в ступор этот бугай, остановившись прямо возле дверного проёма.
- Не ходите туда! – всполошился мальчик, прислушиваясь к скрипу половиц на втором этаже дома. – Лучше постойте здесь, а я позову дедушку. Только ничего не трогайте!
- Марко, пусть он сам притащит дедулю, - остановила Тоф парня. - Там за дверью двое наших знакомых новых. Впустить их? - и, не дожидаясь ответа, опустила каменную стену снаружи обратно под землю, следя, чтобы помимо двух магов к дверям дома никто не приблизился.
- Ну впускай, - немного неуверенно отозвался металлист, бросая косой взгляд в сторону парня, которого, кстати, уже и след простыл. - А этот парень сбежал. Пойдём посмотрим, что за той дверью? - и Марко указал на дверь, к которой направлялся изначально.
- Если хочешь. Но лучше дверь открой, - даже если бы хотела, девушка все равно бы не увидела содержимое комнат.
Марко осторожно заглянул в следующую комнату и… увидел типичную в общем-то картину, к которой все равно не был готов. Комната была маленькой, с жалкой меблировкой, зато обильно заваленная дурно пахнущими птичьими перьями. На шатком трехногом стульчике сидел мелкий парень и аккуратно разматывал повязку на лапе большой птицы. Птица была размером с небольшого дракона, выше пацаненка на голову, однако смирно стояла рядом, задрав лапу, и ожидая, пока паренек закончит. Перья птицы были белые, длинные, однако, видимо, она активно теряла их… Длинный клюв был тонким, черным, таким можно было легко лишить кого-нибудь глаза. И тем не менее, птица позволяла пареньку что-то делать с ее лапой. Бросив желтую в кровавых пятнах ткань на пол, мальчик потянулся за чистым мотком и тут обратил внимание, что Марко на него смотрит.
- Я скоро закончу и приведу дедушку, - сказал он. – Но Ренка тяжело болен, я должен сделать так, чтобы ему было не больно.
- А кто этот птыц? - немного озадаченно, но с интересом спросил маг металла, рассматривая объект народной медицины.
- Дедушка говорит, что это узкоклювый раданар, - пожал плечами мальчишка, обматывая вокруг лапки птицы новую чистую тряпку. – Но может быть, он ошибается. Раданары считаются вымирающими, и их давно уже никто не видел в этих краях.
Марко слова мальчика не сказали ровным счётом ничего, но на всякий случай парень понимающе хмыкнул и вышел из комнатки обратно к Тоф.
- Ну и что там? - спросила девушка, скрестившая руки на груди, ожидая ответа.
- Какая-то странная большая белая птица. Долбоклювый кто-то там.
Наверху снова настойчиво заскрипели половицы. Послышалась какая-то странная возня. И вдруг по старой лестнице стал осторожно спускаться тот самый старичок с бледной кожей и длинными черными волосами, что недавно вещал с балкона об отсутствии причин для беспокойства. Его угольно-черная борода была заплетена в тонкую косичку, на старом кафтане налипли птичьи перья и комки шерсти. Увидев в доме посторонних он, казалось, не особо удивился, лишь сказал:
- Добро пожаловать… Если, конечно, вы пришли с миром,-  он слегка усмехнулся.
Из соседней комнаты высунулся мальчик и сказал:
- Дедушка, я сменил повязку на лапе Ренки.
- Хорошо, теперь приберись наверху, - велел старик, и мальчик юркнул мимо него по лестнице на второй этаж.
- А кто эта чёрная птица? - сходу осадил старика Марко, даже не задумавшись хотя бы поздороваться с ним
Надо отдать ему должное, старик не стал делать удивленные глаза и отнекиваться в стиле «какая птица? Не знаю никакой птицы». Он лишь развел руками и сказал:
- Так получилось.
- Как получилось? - впал в ступор маг.
- Пойдемте со мной, ребятки, - позвал старик и пошел на второй этаж.

0

10

Тем временем старик Зеанорт и юный маг Ревокат, не успевшие далеко отойти, заметили, что толпа бушующих горожан значительно поредела, а вокруг злополучного дома возвышается сотворенная из песка и щебенки стена. Откуда она так внезапно появилась – сложно было представить, если не принимать в расчет вмешательство сильного мага Земли.
И тем не менее, они спешили к городской ратуше – это представлялось им более важным, нежели добиваться аудиенции у странного жителя, проживающего по соседству со странной костяной тварью, которая сейчас наверняка осваивает близлежащий лесок. Однако все оказалось не так просто: продвигаясь по деревне, они ориентировались на высокий шпиль ратуши, но стоило им пройти чуть дальше, как более высокие и презентабельные дома скрыли шпиль. Пришлось ориентироваться по приблизительному направлению, но и тут их постигла неудача: они то и дело упирались в тупики, образованные чьими-то частными двориками. Впрочем, на улицах – более широких и ухоженных, нежели у озера – было довольно много людей.
- Чем ближе к центру, тем краше дома, - задумался Зеанорт, смотря на крыши. – Какие-то вещи совсем не меняются, поверь, друг мой Ревокат, вся гниль этого города собралась именно рядом с ратушей.
Старик продолжал что-то угрюмо бормотать, осматривая все повороты и пытаясь найти путь к ратуше. Его крайне раздражало то, что они уже пятый раз в тупик попадают.
- Нет, этот город однозначно заколдован, - ругнулся разозленный Зеанорт. – Почему везде стены!?
- Что еще раз подтверждает наличие могущественного фокусника, способного спрятаться под носом у магов, - Ревокат положил руки на плечи взвинченного старика, готового ринуться искать очередной тупик. - Вместо бесцельного поиска, почему бы нам не вернуться в башню и не обдумать план исследований?
У остановившегося на очередном тупике старика уже не было желания продолжать идти к ратуше, а потому он решил согласиться с решением Ревоката.
- Да, друг мой Ревокат, да, - Кивнул Зеанорт. – Только сначала нам нужно забрать тех ребят у дома, пока народ их не линчевал по доброте душевной.
После чего он развернулся и зашагал в обратную (как он думал) сторону.
- Зачем нам твои знакомые? - недоуменно спросил Ревокат и, поразмыслив немного, высказал мысль вслух, - Разве что они такие же, как ты, способны, - тут он скривился, - колдовать? В таком случае их помощь может быть потенциально полезна.
- Да, они стихийные маги. - Пояснил старик. – Причем, они маги Металла и Земли, если повезет, они помогут укрепить фундамент башни.
- Дело. Пошли. Осталось их найти.
Ревокат следовал за стариком по незнакомому городу, подозревая, что у них ничего не выйдет.
По мере приближения к побережью Ревокат и Зеанорт снова ощутили неприязненные взгляды местных. Если там, где начинались более респектабельные дома, на них в общем-то всем было все равно, то здесь магов явно не любили. Причем, не любили уже давно. Впрочем, никто больше не предпринимал попыток преградить им путь. А вот и знакомый дом, вокруг которого слепая девочка возвела каменную стену…
- Старик, давай вытащим неудачников и уберемся отсюда. У местных слишком короткая память на... позитивные действия с нашей стороны.
Можно было бы, конечно, назвать их действия по спасению местных "добром", но они были не бескорыстны, это был взаимовыгодный обмен жизней больных селян на имущество.
- К сожалению, да, - согласился старик и вздохнул. – Ладно, пойдем, кажется, они сейчас в доме с частоколом из земли.
Мужская компания двинулась по направлению к дому, вокруг которого опять накапливалась толпа, что немного нервировало старика.
- Да что же этим селянам неймётся, ммм? – Промычал старик, приближаясь к толпе, благодаря силе своей стихии он не особо боялся буйных голов из местного населения.
Внезапно каменная стена рухнула, втянувшись в землю. Это Тоф прекратила свое колдовство, внутренним зрением заметив приближение двух магов.
Увидев, как исчез земляной «частокол», старик довольно кивнул и потер бородку.
- Похоже, они знают о нашем приходе, друг мой Ревокат, - произнес старик. – Знавал я по молодости одного мага Земли, который мог чувствовать даже приближение насекомого по земле на расстоянии десяти метров, правда, он был преступником, и ему выкололи глаза… ну как преступником… он подсматривал за женой губернатора, когда та была в ванной.
Зеанорт вдруг замолчал, когда понял, что мысли понесли его куда-то не туда, и, не сказав ни слова, подошел к двери и вежливо постучался.
- Хозяин! – крикнул он. – Пусти старика, я хотел бы поговорить с вами и вашими гостями!
Через некоторое время с балкончика второго этажа осторожно выглянул все тот же чернобородый старичок, оценил, что толпа перед домом значительно уменьшилась, кроме самых активных и любознательных зеках, встретивших его оскорбительными криками, и крикнул магу Огня:
- Чего тебе надо, уважаемый? Мебель ломать не позволю, у меня ее и так мало!
- Так я просто поговорить хочу, - ответил старик. - С вами и вашими гостями, ну разобраться, что тут происходит тоже.
Хозяин дома замешкался.
- Ты из совета, уважаемый? – спросил он.
- Совет? - Старик на секунду задумался, видать, здесь все-таки более сложная правящая система, чем он себе представлял. - Нет, нет, я сам маг, живу на водокачке неподалеку. Зеанорт Ксемнас, к вашим услугам.
Надо отдать должное, хозяин дома был купцом – значит, имел мозги и довольно быстро соображал. Поэтому он быстро принял решение:
- Тогда это меняет дело. Прошу немного подождать… -  и скрылся.
Через несколько минут дверь приоткрыл маленький мальчик, осторожно заглянул в щелочку на предмет нежелательных гостей и, открыв дверь пошире, поманил Зеанорта внутрь.
Тоф отказалась подниматься наверх, зная, что скоро в доме появятся еще несколько гостей. Которые, впрочем, не заставили себя ждать. Пропустив мальчугана, отправленного открывать дверь, она буркнула:
- И снова здрасьте. Может уже все уберёмся отсюда? Мне кажется, нам в этом месте не очень-то рады.
Сказав мальчику: «Я со стариком», Ревокат помешал закрыть дверь перед самым носом и прошел вслед за Зеанортом внутрь. Ситуация была странной, но цель четко очерченной - выманить других фокусников в озерную башню.
- Ох, естественно мы отсюда уйдем, дорогая, - пообещал старик, заходя в дом. – Но сначала надо понять, что вообще произошло, и не коснется ли это лично нас.
Зеанорт прошел вперед, осматривая убранство, и оно не особо впечатлило, надо сказать, он видел дома и побогаче, и побольше, и вообще.
- Эй, мальчонка! – подозвал он парня открывшему ему дверь. – Как звать-то?
-Меня не надо звать, я и сам приду! – неожиданно дерзко ответил мальчишка, вскинув голову.
- Ну-ну, дорогой мой! – примирительно осадил его спустившийся со второго этажа чернобородый старик. – Надо быть вежливее. Что ж… - он обвел внимательными черными глазами всю магическую братию, собравшуюся в его прихожей. – Раз уж вы пришли – будьте моими гостями. Я надеюсь, мы разойдемся друзьями или партнерами, но никак не врагами. Этого юношу зовут Яно, или Янобаш Мите, он мне… как это называется? – внучатый племянник. А я, позвольте представиться, Динир Апек, купец, приплыл отсюда с крайнего севера. Промышляю в основном древесиной, базальтом и прочими строительными материалами. У ящериц, знаете ли, совсем плохо с деревом, они мои основные клиенты… Но вы ведь не покупать что-то пришли?
Мальчишка подошел к дедушке, и тот покровительственно положил ему руки на плечи.
- Ох, нет, конечно, господин Алек, - рассмеялся Зеанорт, - Позвольте ещё раз представиться. Мое имя Зеанорт Ксемнас, я маг Огня, человек, зашедший вслед за мной – Ревокат Линеч, мой… компаньон.
Профессию своего спутника старик решил скрыть, поскольку и сам Ревокат это делал, спасаясь от каких-то преследователей, которые, судя по всему, не знали его имени, так как своим именем он пользовался спокойно, или это было не его имя?
- Совсем недавно мы увидели, - старик сделал театральную паузу и продолжил. – Некоторое непотребство в виде странной птицы. Вы довольно опасной магией играетесь, можете объяснить, что вообще произошло?
- Магия? – искренне удивился купец и вдруг расхохотался. – О, нет, что вы говорите, я вовсе не маг! Я простой человек. Торговал бы я древесиной, если бы был магом?-  и он продолжал посмеиваться.
Деликатность Зеанорта имела все основания, и в целом была верна. Смысл слова из древнего языка идеально подходил для имени и особо не выделялся. Ревокат заинтересовался обстановкой и медленно обходил комнату, осматриваясь, предоставив говорить старику.
- Ну из того, что мы видели с улицы, вы занимались либо призывом, либо алхимией, либо чем похуже, - заключил Зеанорт, улыбкой отвечая на смех собеседника. – Да и местные отреагировали так, будто вы уже не первый раз их так удивляете. Может, расскажете нам, что все-таки произошло, господин Апек, пока местные не попытались разобрать дом по бревнышку?
Купец еще раз взорвался хохотом, будто совсем не боялся расправы со стороны горожан.
- Алхимия? Магия? – повторил он. – Да вы шутник, господин маг! Позвольте, господа, я приглашу вас наверх… Следуйте за мной, пожалуйста! – он поманил всю компанию за собой и первым стал подниматься по скрипучей лестнице.
- Сейчас он посмеется, а поднимемся - и прикончит нас всех, - оценив момент, Ревокат тоже пошутил и, пропустив Зеанорта вперед, поднялся наверх.
- О да, мой друг, - улыбнулся Заенорт и даже слегка рассмеялся. – Он сейчас поднимется и перебьет толпу опытных магов-свидетелей. А вы уважаемый не обращайте внимания на нас, шутки у нас плоские, но лично мне нравятся.
Когда все поднялись, старик осмотрелся вокруг и, увидев в дверном проеме большую птицу, немного застыл.
- Господи, это же… радан… господи… - Кажется, Зеанорт потерял дар речи, он, словно школьник, увидевши долго желаемую игрушку, стал вертеться вокруг двери, за которой эта птица была. – Я ведь, я же… я таких птиц только в книжках у отца видел… но где… как?
Мальчик, снова присевший рядом с птицей, хмуро передернул плечами.
- Сам прилетел, - неохотно ответил он. – К нам многие животные сами приходят, и птицы тоже…
Увидев компанию незнакомцев, птиц завозился, заклекотал, забил крыльями… Мальчик стал осторожно поглаживать его по длинной шее, успокаивая.
- Господа, ну что же вы? – окликнул вдруг их купец, обернувшись и обнаружив, что за ним никто не идет в следующую комнату. – Заходите, заходите! Только потише, они не любят шум…
Взглянув на птицу и не найдя в ней ничего особенного (разумеется, смотрел он без активации глаз), Ревокат хмыкнул и пошел в следующую комнату. Молча.
- О да, да, спасибо уважаемый, - с поклоном поблагодарил старик и спокойно вошел в комнату с птицей. У двери он обернулся к своему спутнику. - Ревокат, друг мой. Ты бы сходил на водокачку, отвел бы наших случайных попутчиков, поговорил бы с ними, а я скоро буду. Не каждый день видишь вымерших животных живыми.
Маги, столпившиеся около дверного проема, стали свидетелями странной картины. Маленькая комнатушка на втором этаже и примыкающая к ней еще одна были наполнены… животными. Когда кто-то открыл дверь, они все разом всполошились, зарычали, заскулили, заверещали… Кого здесь только не было! Большие и маленькие птицы, сидящие на насестах под потолком, четвероногие маленькие зверьки в коробках, плавающие в небольших чанах земноводные, шипящие змеи, прыгающие со стены на стену комочки шерсти с глазами и даже один юный лесной трупоед. Последний был единственным, кто не участвовав в общем гомоне, а спокойно дрых под столом, на котором стояли импровизируемые аквариумы с какими-то морскими и озерными гадами.
В комнате стоял резкий запах зверинца, повсюду валялись клочья шерсти, грязная солома и прочие… следы жизнедеятельности животных. Купец Динир протиснулся в комнату и принялся властными покрикиваниями наводить порядок в своем зоопарке. Маг Огня обратил внимание, что в углу потолка имеется пробоина – скорее всего, та самая, через которую вылетела чудо-птица, потому что прямо под ней стояла большая изрядно помятая коробка.
- Ну вот, - сказал Динир, довольно потирая руки. – Мои… зверьки.
- Нет, - тихо и спокойно ответил Ревокат на просьбу Зеанорта. - Ты поручился за них, взял под опеку, их жизни теперь твоя ответственность. Почему ты просишь другого решить проблемы опекаемых, когда это только твоя задача?
Зверинец был презабавным и любопытным, но особо не впечатлял. Коллекция Вербери Стакел была куда богаче и разнообразнее, в основном за счет экспериментов, разумеется.
- Зануда, - отозвался старик, по-детски показав язык и опять переключившись на хозяина и его безусловно впечатляющую коллекцию. – Ох, уважаемый, где же вы всё это добыли?
Динир лишь развел руками.
- Так получилось… Я люблю животных и умею лечить их от болезней. Подобрал парочку на улицах. Вылечил, отпустил… Потом соседи стали носить своих зверей. А потом уж и сами звери приползать стали, да так и остаются у меня, ну не выгонять ж их,-  немного сбивчиво рассказал он. – Так и живем теперь, Яно учится помаленьку за зверьем ухаживать.
- Вот как, - Зеанорт принял умный вид и стал разглядывать коллекцию. – Знаете, уважаемый, вам бы зоопарк в этой деревеньке устроить, народ бы валом шел…
Старик опять задумался, ему показалось, что он сказал сейчас что-то важное, только не помнил, что. Старость не радость, но Зеанорт после усердной работы мозга все же сумел вспомнить.
- Да, деревня! - если история была рисованной, у старика над головой бы зажглась лампочка. – Господин Динир, что вы можете рассказать об этой деревне? Для нас она довольно странно выглядит, надписи на руническом языке, сильное развитие ближе к центру… ну и странная озлобленность на магов. Расскажите нам, как живет это место?
- Да деревня как деревня, - развел руками купец. – Животных моих не любят некоторые, а так в общем-то обычные люди, даже хорошие… иногда. Только зверьки мои бузят частенько, вот недавно дракон вылупился, али птиц, уж не знаю… Подрос, вонять стал аки нежить, а потом взял да крышу пробил, - Динир печально закрыл коробку, стоящую в углу комнаты, прямо под дырой в потолке. – Улетел, небось, в лес, так и не вернется, а я так и не успел узнать, птиц ли это али дракон, - он печально вздохнул. – Ну вот, не любят зверят соседи мои, хотя раньше кто кошечку принесет с больной лапкой, кто птичку… Неблагодарный нынче народец пошел.
- А не говорите, - соглашаясь, покивал старик. – Но все же, причем нелюбовь к магам?
- Дык кто ж сейчас любит власть имущих? – искренне удивился вопросу Динир, принимаясь осторожно рассыпать корм для своих животных по плошкам. – Денюжки-то утекают, а куда утекают – не знает никто. Впрочем, все-таки знают – вооон в ту башенку, - он ткнул свободной рукой в сторону окна, где виднелся узкий шпиль ратуши.
- Власть имущих? – старик задумался, похоже, предположение о том, что деревней управляет какой-то волшебник, ответственный за её развитие, подтвердилось. – А не расскажете об этих власть имущих, кто, что, зачем?
- И подробнее, пожалуйста. - Присоединился Ревокат к вопросу.
- Да что тут рассказывать? – неохотно протянул Динир. – Я ж сам не местный, во всех этих законах не разбираюсь… А вы, ребята, сами-то откуда будете? – вдруг настороженно спросил он, отвлекаясь от своего занятия.
- Да с башни на озере, тут неподалеку, - старик указал большим пальцем за спину, как в сторону, где было их жилище. – Вообще местные о нас знали, мы тут часто провизию закупали, но теперь у нас ощущение, что деревня сильно изменилась.
- Куда там, - махнул рукой Динир, отчего чуть не рассыпал коробку с сухими зернами для беспокойно щебечущих птиц. Увидев хавчик, те пришли в крайнее возбуждение, захлопали крыльями, защелкали клювами. – Народец нынче не меняется. Куда ветер дует, туда и летит. Ну да вы и так все знаете, господа маги-с-озера. Слыхал я о вас, да. Соседский пьяница рассказывал.
- Ну вы так и не рассказали, уважаемый, - тут же сменил тему старик на старую. - Кто тут главный, есть ли тут ещё маги кроме нас?
- Да шут их знает, маги али демоны. Поговаривают, в той башне упыри сидят, - сказал Динир и расхохотался собственной шутке. – Ибо днем сидят безвылазно, а принимают жителей с жалобами только ночью. Впрочем, оно и понятно – ночью все спят, да и страшно идти туда в темноте-то.
- Активны ночью? - переспросил Зеанорт. - Очень странно, а ты что думаешь, Ревокат?
- Эритропоэтическая порфирия, возможно? Это не проклятие, это болезнь, как и ликантропия, вылечить возможно, но это можем только мы, травники, фокусники и прочая мелкота бессильна. Солнечный свет жжет испытуемого, и ему периодически необходимо восполнять свою кровь, выпивая чужую, - припоминал Ревокат результаты эксперимента над так называемым "вампиром", поставленного другими магами жизни, - больной может пить человеческую и свиную кровь. Ах да, если больной фокусник, то он может пользоваться специфическими фокусами, называемые простонародьем как "магия крови".
- Ну это уж вам виднее, господа волшебники, - добродушно хмыкнул Динир, наливая птицам воды из зеленой бутыли. – Я во всю эту чушь с упырями не верю. Мне кажется, городом управляют эти… как их там… умники, короче. Вы ведь наверняка знаете, что Хандеяве еще не так давно была безграмотной дремучей деревней?
- Да, без сомнений, - почесал подбородок Ревокат, - столь стремительное развитие, явление неожиданное, необычное и без внешнего влияния невозможное.
- Вы хотите сказать, - Зеанорт хитро прищурился. - Что развитие этой деревни целиком и полностью результат каких-то социальных реформ?
- Соц… ох, таких слов я не знаю, - добродушно засмеялся купец. – Никакой магии, если вы об этом. Это случилось в прошлом цикле, я тогда еще жил далеко на севере и ничего не знал про Хандеяве. Я здесь вообще не местный, и дом, кстати, не мой, а этот… как это… арен-до-ван-ный, - по слогам сказал он странное «заморское» слово. – Раньше здесь жил старый Боган, но два кетена назад он стал совсем плох, и дочь перевезла его к себе, на соседнюю улицу. И, значит, чтоб домишко не пустовал зазря, решили это… ну… жильца за золотишко заселить. А мне уж как раз кстати – через три дня должен прийти корабль моего кузена, и мы отправимся к ящерам на юг – у них с древесиной дела совсем плохи, вот и торгуем помаленьку… - заметив, что увлекся, Динир поспешно сменил тему. – Так, а что с Хандеяве – ну, значится, гуляет здесь одна история, вот уж не знаю – слух али правда. Говорят, в прошлом цикле приплыл через озеро откуда-то с севера один звездочет. Совсем дряхлый уже был, песок сыплется, да и лодчонка словно времена царя Ра видела. С ним был юноша, то ли сын, то ли внук, шустрый такой, хитрый, глазенками черными сверкает… Ну люди добрые ж в деревне живут, простые, приютили старика, накормили, отогрели, а он им раз – и предложил внезапно всем жизнь хорошую сделать, в благодарность якобы, да так, что каждый крестьянин сможет через два цикла королем стать своего, мол, королевства! Ну мужики подумали, покумекали, как здесь и что, решили старикана послушать. А тот уж соловьем заливается, щеки раскраснелись, глазки заблестели.. Мол, пирамиду он там построит какую-то, общество какое-то там создаст, вертикаль какую-то там. Мужики говорят, мол, где ж нам пирамиду твою строить, у нас ни песка, ни камня, одни поля кругом, а старик рукой на них машет. «Эх, простачье вы безграмотное, - восклицает он. – Не нужно вам больше будет руками работать. Пирамиду-то я построю вам не из камня, а из вас самих, человеков то бишь». Опешили мужики. «Как так, - говорят они, - пирамиду из людей строить собрался? Уж не сбрендил ли ты, старый хрен, что сам уж не знаешь, что несешь?» «Да нет, - отвечает им звездочет. – Я вам, господа, истину открою, научу, как разбогатеть и жить, как короли». Засомневались мужики. Народец-то здесь простой, сказал – сделал. Подумав, что звездочет им лапшу ученую на уши вешает, мужики взяли да прогнали его из деревни. «Убирайся, - говорят, - туда, откуда пришел, и строй там свои пирамиды из людей сколько влезет». Старик сел в свою лодчонку да уплыл, посадив юнца своего на весла. А ночью в деревню прибежала стая волков и загрызла сына деревенского старосты. Ой, что тут поднялось! Я сам не видел, но представить себе могу. Волков-то в Хандеяве отродясь не видывали, по лесам они все прячутся, лишь воют изредка лунными ночами. А тут целая стая – да в деревню! Да в дом! В окна!... В общем, убежали волки в лес, собралися мужики да бросились в погоню. Ни один не вернулся к утру. Лишь к вечеру вернулись мужики, все живы, только одежды ободраны, да в крови перемазаны. И с ними не то внук, не то сын странного звездочета. Один, без старикана своего. И рассказывают мужики всем, что, дескать, юнец этот помог волков найти да поубивать всех до единого. Отомстили, мол, за сына старостиного. Подивилися бабы да мужики, стали спрашивать, чем отблагодарить юнца могут, который их от волчьей напасти избавил. «Ничего мне не надо, - сказал мальчишка. – Переночевать бы – да и уйду своей дорогой утром». Ну повели его в дом на окраине деревни, где старая вдова жила, оставили на ночь… А наутро знаете что было? – вдруг хитро спросил Динир, прерывая свой увлекательный рассказ.
- Не знаем, уважаемый, - улыбнулся старик, продолжая хитро щуриться. Кажется, его заинтересовала история, хотя было явно, что в волчьей истории был виновен сам звездочет, и потомок его от волков избавился явно для каких-то планов. - Вы продолжайте, продолжайте, страсть как интересно.
К тому же, было что-то знакомое в этой истории, что-то вычитанное в библиотеке отца о древних богах.
Пирамида из людей. Маловероятно, что архитектурная, скорее аналог пищевой. Поразмыслив еще немного, Ревокат громко захохотал, судорожно вдыхая новые порции воздуха и выдыхая их вместе со смехом. Хохотал он так долго и сильно, что даже схватился руками за заболевший живот и упал на пол. Отдышавшись после смеха, Ревокат, так и не вставая, спросил:
- Что дальше?
Всё это время, что "старички" обсуждали местных жителей и травили байки, Тоф стояла на верху лестницы, скрестив руки на груди и не желая заходить. Она ненавидела птиц за то, что они могут летать. Да и в принципе всё, что она не могла почувствовать через почву, дико раздражало девушку. Она зевала от скуки, потому что горела большим желанием пойти и навалять местным верхам, ну, или низам, кто под руку подвернется. Поняв, что ничего интересного всё равно не услышит, маг земли спрыгнула через перила на первый этаж домика и, быстро соорудив себе что-то вроде кресла, присела и стала ждать, пока остальные наговорятся вдоволь. Ей уже не терпелось попасть в то здание, куда пытался их отправить старый маг. Хотя, знание того, что оно находится посреди еще одной ненавистной ей стихии после воздуха, немного остужало её пыл.
- А дальше вот что! – таинственно продолжил свой рассказ Динир, позабыв о том, что собирался накормить остальных своих животных. Он так увлекся собственным рассказом, будто у него уже давно не было благодарных слушателей. Впрочем, скорее всего, так оно и было. – Значится, приняла вдова молодого человека, накормила, напоила, в баньке попарила, спать уложила… А наутро глупая баба эта выбежала из дома с криками, что, дескать, парень-то непростой, а волшебник! Чудеса всякие показывает, огонь без дров зажигает… Собралися зеваки да бездельники на чудеса чудесные посмотреть, а паренек-то выходит и давай народец дивить. Вот, значит, есть камушек в его руке – и хоп! – вдруг нету. Хоп! – опять появился. Раз – огонь на ладони зажегся и горит, не обжигает. Раз – и букетик цветочный извлек из ниоткуда, глупой вдове подарил… Ох, надивилися простаки деревенские, стали просить молодого человека, чтоб тот им дождь призвал на поля али скотинку вылечил от хвори какой. «Ну, господа хорошие, - сказал мальчишка, - это я могу, конечно, но вот силы-то мои божественные не бесконечны. Цветочек я могу, там, вырастить, а вот дождь – это уже надо богам высшим молиться, чтоб милость свою ниспослали. Для этого мне, люди добрые, нужно отдохнуть, силенок набраться, кой-какие ритуалы провести». Восхвалили деревенщины великого мага, стали таскаться за ним повсюду да просить обучить их заморским премудростям. Пообещал им мальчишка благосклонно, что всему научит, жизнь всем хорошую сделает, только надо вот времени немного, да башню построить высокую – чтоб дождь и солнце контролировать… И фокусы различные волшебные показывал – то с водой, то с огнем. Сам деревенский староста зауважал волшебника, стал с ним заискивать, расположения его искать… А мальчишка ходит повсюду, место для башни пристраивает… И за ним мужики, с которыми он в лесу волков выслеживал, повсюду ходят, как стража личная, молчат все, сопят, глупых баб к мальчику не подпускают… И вот указал мальчишка, где башню строить надо, чтобы с ее высоты до богов докричаться. Навезли из эльфийских земель песка да камня, стали строить, а мужики-то стражники ходят повсюду, суровые такие, следят, чтоб все работали… Уж не знаю, что там случилось, но поговаривают, что после той лесной погони изменились они страшно, хвостом за юнцом ходят, все его приказы исполняют. А как полная луна на небе взойдет – так запрутся они все в башне этой и сидят безвылазно, только скрип и вой оттуда слышен иногда… Вот какие страсти творятся, а?... Уж не знаю, правда али нет, я в полнолуние к той башне не дурак ходить. Страшное место, говорят. Сама башня черная, как уголь, узкая, окошки высокие, в них и не заглянешь с земли-то, шпиль до облаков. Вот построили, значится, башню, и говорит мальчишка-волшебник, надо еще кой-что сделать, покумекать – да будет вам милость богов неведомых. А прошло ж уже полцикла, башня тогда на окраине деревни строилась, а сейчас, почитай, центр города! Разрослась Хандеяве, домищи вон такие понастроили, трехэтажные, из камня. А мужики-то, стражи юного волшебника, привели как-то из леса старого зведочета и укрыли в башне. Вечером это было, уже в сумерках, не увидел бы никто, если б пастушок не разболтал. Странное дело – то выгоняли его из деревни дружно, а то сами взяли да привели под ручки! Но опять же – не знаю, может, слухи. Волшебник в башке живет богато, рассказывает много, как он путешествовал куда-то на север, видел большие города с домами в десять этажей, с дорогами из ровного твердого камня, с самодвижущимися повозками, которые сами едут!... Ну это, знаете ли, господа, враки, я сам с севера, и никаких чудес десятиэтажных у нас нету… И вот говорит юнец, мол, сделаю из вашего Хандеяве настоящий город. Какое-то слово умное такое было… Кажется, ме-га-по-лис. О, точно! Вот именно это слово. Подбивает все народец строить вокруг башни этот самый ме-га-по-лис, обещает учить местных грамоте, какие-то номера для домов хитрые придумал, чтоб, значит, одну улицу от другой отличать… «Зачем, - говорили тогда мужики, - нам улицы отличать, если мы и так тут каждый уголок знаем? Чай не заблудимся». «А вы представьте, - сказал волшебник, - что приедет курь-ер развозить поч-ту и не знает, кому что привезти. Запутается, и не получите вы вашу посылку. А так у него будет точный ваш ад-рес». Простые людишки-то таких словечек умных не знают. «Какую посылку, не от кого ж получать, - ржали мужики. – Все наши семьи здесь». «А будет от кого», - таинственно отвечал волшебник и настаивал на нумерации домов. Часть местных, вдохновившись речами волшебника, стала просить его научить их грамоте да волшебным премудростям, дары ему носили, ткани богатые покупные, еду, драгоценные камни. Волшебник все дары принимал и учил их письму да счету. Потом те, что учились у него, стали в башню вхожи, ко двору правительственному приближены, элита местная, так сказать. И вот разрослась Хандеяве до самых лугов, башня шпилем уж небеса пронзает, а чудес чудесных более и нету. «Надо еще подождать», – говорит волшебник. Мужики ждали, ждали, наконец кто-то пустил слух, что волшебник, дескать, обманщик! Надоело мужикам чудес ждать, взяли они лопаты да вилы, собрались у башни и стали чудеса требовать. Вышел волшебник на балкон, в белых одеяниях, попросил их разойтись, а мужики давай кидаться в него яйцами да овощами какими-то. Махнул рукой волшебник, ушел в башню, толпа уж до ночи стояла, пока луна на небе не взошла. И тут из дверцы-то резной выбежала стая волков и накинулась на мужиков, тем даже вилы не помогли. Разорвали многих, кое-кто еле ноги унес. Наутро настоящее кровавое поле вокруг башни было! А волшебник как ни в чем не бывало выходит на свой балкончик и говорит горожанам, мол, я вам ци-ви-ли-за-цию несу, вы ей не противьтесь, иначе, дескать, хуже будет. Делайте, как я говорю, и будет вам, мол, счастье. Испугались деревенщины глупые, стали поговаривать, что никакой юнец не добрый волшебник, а злой колдун, и волки служат ему как своему хозяину. С тех пор уж два кетена прошло, а они все вякнуть слово против господ боятся. Юнец уж давно на людях не показывается, в башне засел, лишь по ночам может принять кого, да кто ж дурак в башню-то ночью ходить?... А тут еще личная охрана его и всякие там приближенные построили себе дома вокруг, живут в них со своими женами да детишками, никого в свой круг не пускают, лишь приказы свыше отдают. То засеять, то построить, с этими торговать. А простой народец шушукается только по углам, что если кто неугоден господам из башни – его на следующую ночь мертвым находят, с перегрызенным горлом. Боятся уж местные простачки против господ пойти, сами вознесли волшебника, а теперь слово ему поперек сказать бояться. Держит всю деревню в страхе, демон ползучий! Говорят старики местные, мол, нельзя волшебникам верить, злые они, во всем личную выгоду ищут, змею мы на груди своей пригрели однажды. А вы еще удивляетесь, господа маги, отчего вас так невежливо встретили. Они и во мне-то колдуна подозревали, из-за всего моего зверья, но что уж теперь, уплываю я скоро на юг, придется животинку в лес распустить… - Динир рассеянно потрепал большую белую птицу по холке.
- Это… очень интересная история, - улыбка вдруг пропала с лица Зеанорта, что было необычным для этого старика. Он задумался, и всерьез задумался. – Мегаполис, цивилизация, адрес… кем бы ни был этот волшебник, он чрезвычайно образован, причем, не только в магических науках.
Огневик вдруг стал ходить по комнате туда-сюда, задумчиво смотря в пол и поглаживая бороду. Эти неизвестные Диниру слова могут быть бессмысленными для деревенских, но для ученых крупных городов они вполне себе имели смысл. Проблема в том, что некоторые эти слова, вроде мегаполиса, родом не из Алариса. К тому же, старик вспоминал, как его приемный отец элементаль рассказывал о мирах, где человек подчинил стихию не магией, а законами, которым эта стихия подчиняется. В тех мирах нет магии, но их технологии мало чем от неё отличаются, разве только тем, что они не «насилуют» законы природы, как это делают маги, а прямо ими пользуются. Если вспоминать ещё более ранее детство, то можно обратить внимание на алхимиков, которые не любят, когда их называют магами, поскольку они тоже пользуются лишь законами природы.
- Вполне возможно, что он и не врал про путешествие на север, - буркнул про себя Зеанорт и повернулся к Ревокату. – Друг мой, нам надо заглянуть к той башне сегодня ночью.
- Что вы, что вы, господа! – вдруг замахал руками Динир, отчего корм для птиц из плошки, которую он держал, просыпался на пол. – Не стоит вам туда ходить, темные вещи там творятся, плохие. Я хоть и не верю слухам, но все же не сунулся бы туда, даже если что-то очень нужно было. Я вообще так, живу себе на окраине, на правах гостя, и вмешиваться в дела местных не желаю – да и вам не советую.

0

11

Сильвеста, прогнав того парня и видя подозрительные взгляды на ней со стороны постояльцев, быстро смекнула, что ей здесь не рады, и осознав, что она спалилась, решительно выскочила из таверны, сразу же накинув на себя капюшон.
"А куда эти двое подевались? Я же видела - они демонстрировали магию. Значит, они такие же, как и я." - решила сразу же девушка-маг, заметив, что те двое успели выскочить, да так быстро, что она потеряла их след. - "Я должна их найти. Не могли они так далеко уйти".
Сильвеста знала про других магов, вернее, слышала про них, но больше никого, кроме своих родных из стихии Воды, не знала. И, соответственно, решила узнать их поближе. Кто знает, может, они держат путь туда же, куда и она? И к тому же, в компании "своих", которые понимают и не делают косых взглядов, куда приятнее, чем среди тех, кто пялится на тебя, как на ведьму.
Выйдя наружу, она заметила, что в воздух поднялось облако дыма и гари, и до девушки донесся неприятный запах чего-то едкого. Она тихо закашлялась, но решила двинуться туда, чтобы посмотреть, что же там происходит. Столько всего произошло странного за последнее время. И нападение, и встреча с такими же магами, как и она, теперь ещё и этот пожар... Ох, сколько всего предстоит еще увидеть да сделать...
Однако по пути к тому дому на Сильвесту то и дело гневно смотрели люди, таращась на нее, как на ненормальную.
"Злые они. Значит, магам здесь совсем не место", - решила Сильвеста, поняв, что лучше пока переждать, пока стемнеет, а потом разведать обстановку. Тем более, что она пока шла, дым постепенно прекратился. Значит, очевидно, "пожар" уже погасили.
Маг Воды остановилась, оглянулась и.... Решила пойти на озеро. Где же, как не в своей стихии, она почувствует себя хорошо? Там она восстановит свои силы и подождёт ночи.

0

12

- Действительно надо.
"Мегаполис" - теоретический проект по сбору жизненной энергии в ограниченном пространстве. Величественный город, с домами-башнями, вмещающие в себя по сто семей каждая, построенные таким образом, чтобы собирать небольшие дозы жизненной энергии, не вредящие обитателям, и передавать их в специальные органические резервуары, откуда эту силу смогли бы черпать маги жизни. Мегаполис предполагал благополучие "батареек" до естественного конца и был разработан сторонниками "мягкого" внедрения магии жизни. Как жаль, что это проект-утопия, невозможный в нынешних реалиях.
- Старик, он может быть одним из них. - Ревокат не стал упоминать, что он может быть также магом жизни, Зеанорт и сам мог бы догадаться, учитывая, что в истории купца неизвестный использовал ликантропию в качестве биологического оружия и террора.
- Вот как, - полушепотом сказал Зеанорт.  – Тогда тебе, наверное, не стоит там появляться.
Почесав старческую лысину и подумав несколько секунд, огнемаг улыбнулся и поклонился хозяину дома.
- Ну, уважаемый, благодарю за рассказ и гостеприимство, мы, пожалуй, не будем больше утомлять вас своим присутствием и пойдем домой, там решим, что нам делать дальше.
После чего старик направился вниз, кивком головы призывая Ревоката следовать за ним. Встретив внизу скучающую в ожидании их парочку, старик опять улыбнулся.
- Что сидим, скучаем? - рассмеялся старик. – Идем к нам в гости, там вас по крайней мере не попытаются разорвать недалекие местные жители.
И не дожидаясь ответа, Зеанорт вышел из дома и быстрым шагом направился к берегу озера, где находилась водокачка, ставшая им с Ревокатом домом.
Динир, спустившись следом, проводил «гостей» за двери и тщательно запер их – на случай непредвиденного соседского бунта.
- Ну что же, Яно, - сказал он, поворачиваясь к своему внучатому племяннику. – Довольно приятные люди оказались.
- А они правда пойдут ночью в башню, дядюшка? – наивно спросил мальчик.
- Надеюсь, что нет, - покачал головой Динир. – Впрочем, это уже не наше дело. Через три дня нас здесь уже не будет.
Услышав шаги спускавшейся сверху компании, Тоф облегченно вздохнула. Как она поняла, бить морды они пока никому не собирались, а это немного огорчало. С другой стороны, хоть какая-то смена места действия не могла не радовать.
Догнав старика, девушка решила всё-таки представиться:
- Меня, кстати, Тоф зовут. Тоф Бейфонг. Извините, что была так груба при встрече. Просто местные успели поднадоесть, - оправдания ей были не нужны, так как она вела бы себя так в любом случае, но что-то в этом старичке нравилось ей. К тому же, уважительное отношение к старшим прививалось ей со всеми остальными манерами, которым ее пытались научить. - И позвольте спросить, как вы добираетесь до этой своей башни? Мне показалось, она не на берегу стоит.
Пока народ болтал наверху, маг Металла бродил по первому этажу, заглядывая в разные комнаты, а в них, в свою очередь, в разные коробочки, склянки, всякую посудину. В конце концов путь Марко пролёг через что-то похожее на кухню, где маг благополучно стянул несколько рёбрышек и с удовольствием принялся их уплетать.
Проводивший гостей хозяин, судя по всему, не заметил еды в руках Дисторша, увлёкшись разговором в компании двух незнакомых личностей, которые участвовали в недавней потасовке. Выйдя из дома, маг не стал ничего спрашивать, а просто направился следом за всеми - жареная говядина была намного интереснее.
Вскоре старик с компанией добрался наконец к берегу озера, но перед ним теперь встала незадача, а именно - на одной лодке так много человек не уместится.
- Ну что будем делать, уважаемые? – спросил он у сопровождающих его людей. – Лодка всего одна, будем по очереди переправляться?
Буквально в тот же момент старик увидел ещё одну прекрасную представительницу магической профессии, на этот раз водной стихии, Зеанорт аж поежился, когда осознал её присутствие и её стихию, все-таки вода уничтожает огонь по пятиэлементной системе.
- О господи, у нас ещё гости? – произнес старик, подняв одну бровь и уставившись на подошедшую Сильвесту. – Чьих будете, девушка? Дело пытаете аль от дела мотаете?
- О, мы, кажется, знакомы! - сразу же встрял Марко, мало заботясь последовательным изложением мыслей всеми магами. - Ты там это, смогла пообедать? - недавней неприязни как не бывало. Казалось, парень даже забыл, что происходило в том ресторане.
- Да. Знакомы. Кажется, мы были в той таверне, верно? - вспомнила Сильвеста, задумчиво смотря на компанию.
- Не удалось. Но когда я вышла из нее, оказалось, что от вас словно и след простыл, а в воздухе витал какой-то странный запах. Я хотела пройти туда и посмотреть, что произошло, но люди слишком агрессивно на меня смотрели, и я решила подождать здесь до ночи. А вы там были или нет? И да. Меня зовут Сильвеста, - представилась в свою очередь маг Воды. - И вы все нездешние... - приметила она следом, замечая нехарактерные для жителей деревни элементы одежды других магов.
- Будем по очереди, - высказался Ревокат и пригляделся к незнакомке, после чего положил руку на плечо Зеанорта и, наклонившись, шепотом спросил: - Кто она?
Решив, что старик просто её не услышал или задумался о чём-то своём, Тоф не стала его донимать повторением своих вопросов. В этот момент она почувствовала, что кто-то приближается к ним. Судя по походке, это была девушка. Причем что-то подсказывало ей, что она её знает. Услышав вскоре голос вновь прибывшей, Бейфонг поняла, что не ошиблась в своих предчувствиях. Девушка махнула рукой в сторону мага Воды, подозревая, что её слова вновь не будут услышаны.
- Без понятия, - ответил своему другу старик и, продолжая улыбаться, он подошел к девушке и деловито поклонился. – Что же, приятно познакомиться, госпожа Сильвеста, мое имя Зеанорт Ксемнас, а этого миловидного парня зовут Ревокат. Можно спросить о целях вашего пребывания тут?
Краем глаза заметив, как Тоф указывает на пришедшую пальцем, старик тут же забыл о Сильвесте (оставив её на Ревоката) и переключился на слепую магичку.
- Ох, прошу прощения, уважаемая, я не заметил вас, - искренне стал извиняться старик, правда, выходило весьма коряво. – Ваше присутствие абсолютно неосязаемо, я, возможно, был груб по отношению к вам, когда проигнорировал вас в доме уважаемого Динира. Вы простите старого маразматика?
- Да, конечно, - пожала плечами маг Земли. - Иногда бывает полезным оставаться незамеченной, - она улыбнулась. - И всё-таки, план-то у нас какой? Плывём к этой вашей башне и думаем, что делать с местным главным уродом? - уточнила Тоф. Ей по-прежнему не терпелось ещё с кем-нибудь в этой деревне подраться. Больно уж ей не нравился местный народ. Разве что мужичок со всякой живностью вызывал хоть немного приязни со стороны девушки.
Сильвеста, которая всё это время не была в компании тех магов, оказалась явно не в курсе того, куда направляются остальные.
- Вам что-то поручили? - догадываясь, спросила маг Воды, поднимаясь с земли и оглядываясь. - Я могу проследовать с вами. Думаю, нам лучше будет держаться всем вместе.
- Нам что-то поручили? - оживился Марко, впрочем, невпопад, как обычно. - Что-то интересное? Рассказывайте!
За этими словами лицо этого молодого человека озарила наивная любознательная детская улыбка.
- Конечно, поручили, - тут Ревокат рассмеялся и, сев в лодку, поплыл в башню, налегая на весла. Оставив остальных на берегу.
Ревокат доплыл на лодке до башни, и привязав её к причалу, вошел внутрь, желая заварить себе стимулирующий напиток.
Сильвеста проводила взглядом мужчину, который сел в лодку и поплыл к башне. Как она поняла, что-то он таки знает, и было бы разумно его догнать и расспросить подробно, как будет случай. Возможно, с ней подтянутся и остальные.
Но маг Воды решила воспользоваться нетривиальным методом путешествия на другой берег - она нырнула в воду и уже под водой обогнала лодку, первой выплыв на противоположной стороне. Разумеется, её плащ и одежда промокли. Но в следующую секунду вода послушно скатилась вниз с ее одежды, оставляя девушку полностью сухой, и небольшим ручейком стекла обратно в озеро.
- Что-то вы не торопитесь, - хихикнула Сильвеста, прикрывая ладонью глаза от солнца и смотря на остальных.
- Вот ведь гад, - искренне возмутился старик, правда, не в состоянии удержать улыбку, любил он молодость и её шалости. – Оставили нас на берегу, но ничего.
Старик развернулся и подошел к слепой девушке.
- Госпожа Бейфонг, – вспомнил её имя Зеанорт. – Вы же маг Земли? Могу я попросить вас соорудить мост из глины, а вас, господин… - старик переключился на мага Металла, но его имя он так и не вспомнил. – Впрочем, ладно.
- Лучше просто Тоф, - ответила девушка, слегка улыбнувшись, чтобы скрыть нахлынувшие неприятные воспоминания. Её с детства бесило, что все обращаются к ней, как к какой-то даме. Обращение по имени от мало знакомых людей ей тоже не очень нравилось, но этот пожилой маг внушал ей доверие. Подойдя к той линии берега, где почва была еще достаточно твердой, маг Земли топнула, дабы точнее прикинуть, как далеко находится островок с башней. Дальнейшие действия сбоку выглядели так, будто она просто дирижирует водой. На самом же деле, происходило нечто иное. Решив особо не портить берег, Тоф подняла со дна озера достаточную по ширине и толщине полоску земли, чтобы по ней можно было пройти. Слегка уплотнив её и подперев ещё парой глыб для большей надежности, она уверенно прошлась по самодельному мосту, демонстрируя всем, что конструкция достаточно устойчива.
Такое колдовство произвело впечатление на кучку рыбаков, перебирающих снасти неподалеку. Бросив свои дела, они, открыв рты, смотрели, как с озером происходят невероятные трансформации. А потом дружно убежали в деревню – звать соседей поглазеть на чудо. Скорее всего, через несколько минут магов снова ждет встреча с деревенскими жителями.
Пройдя внутрь башни и поднявшись на крышу с кружкой молока, Ревокат развалился в кресле и наблюдал сверху за действиями старика и его друзей.
- Боже, - произнес старик, проходя по импровизированному земляному мосту, краем глаза он заметил крестьян, которые пялились на магов. – Похоже, нам скоро снова предстоит приятное общение с местным населением. Госпожа Тоф, скрепя сердце, прошу вас, когда мы перейдем к башне, уберите ваш прекрасный переход. Мало того, что мы привлекаем слишком много внимания, так ещё и вода может подняться и затопить ближайшее побережье.
Когда Зеанорт добрался до места, он не стал заходить сразу, отдавая гостям право зайти первыми.
- Ну, чувствуйте себя как дома!

0

13

Марко с интересом наблюдал за трансформацией озера.
Непохоже, что он был крайне удивлён – скорее, он не знал, что это противоестественно, и смотрел на происходящее, как простой деревенский парень смотрит на редкую штуковину из столицы.
Когда девушка со стариком уверенно перешли по импровизированному мосту, следом за ними направился и маг металла. Оглянувшись через плечо, парень понял, что он последний. Отметив взглядом двух убегающих куда-то селян, Дисторш пожал плечами и продолжил свой путь по мосту.
Осторожно осматриваясь, «гости» вошли внутри деревянной башни. Но едва они это сделали, как полы отчаянно заскрипели, под ними что-то заскрежетало, и все почувствовали сильную качку. Башня задрожала, закачалась, послышался плеск воды о ее бока снаружи. Зеанорт вспомнил о большой рыбе, разрушившей подпорки башни этим утром. Кажется, повреждения оказались сильнее, чем он предполагал.
Сильвеста прошла в башню вместе с остальными, думая попутно о том, куда же они все направляются. Однако, едва она ступила внутрь, как тут же почувствовала какую-то качку. Башня ходила ходуном, в буквальном смысле.
Маг Воды закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на качке, и благодаря тому, что она прекрасно чувствовала воду, она определила, что под башней нет никакой земли, и она едва держится, чтобы не поплыть куда-либо.
- Она еле держится на своих опорах, - тихо, но уверенно произнесла она.
Успевшая убрать за собой мост, Тоф испуганно завопила:
- А я, между прочим, не умею плавать! - это была еще одна причина не любить воду, особенно в больших количествах. С другой стороны, становилось непонятно, а как держался мост, который она построила. Видимо, девушка оперла второе его основание так же на озерное дно. - И мост я построить отсюда не смогу! - девушка начинала всё сильнее паниковать, потому что практически не могла ориентироваться. Она еле чувствовала стены башни. Однако, даже в таком состоянии маг Земли проявляла недюжую выдержку и даже не думала вести себя как маленькая девочка.
Зайдя последним и едва почувствовав качку, Марко пафосно стал в широкую стойку. Немного пообвыкшись с шатаниями башни, он попрыгал на месте. Но вкупе с пребыванием во всё той же пафосной стойке, это стало выглядеть забавно. Пол сразу же начал возмущённо скрипеть и трещать, но вес мага выдержал. Удостоверившись, что никуда не провалится, Дисторш задал вопрос о том, что здесь есть интересного, и, не дожидаясь ответа, убежал это самое интересное искать.
Он побежал по винтовой лестнице вниз – откуда, собственно, исходила вибрация пола. Подвальная часть башни представляла собой круглое помещение, вернее, одну лишь отмостку по окружности внутренних стен, шириной не более метра, от которой к центру вели шаткие металлические мостики. В центре помещения плескалась вода, над которой и были проложены мостики, сходившиеся к какому-то странному и малопонятному механизму, состоящему из одних только рычагов и шестеренок… Машина явно давно не работала и безмолвной глыбой высилась посреди «подвала», омываемая водами озера. Такие же устройства, «рычаги да шестеренки», стояли вокруг главного механизма и, кажется, тоже не работали. Добраться до них можно было по сходившимся к центральному устройству мостикам, но обитателей башни больше интересовала все-таки вода, которую можно было зачерпнуть прямо с отмостки.
Обычно здесь было влажно, жарко, пахло подгнившим деревом и ржавчиной… Сегодня, в принципе, атмосфера ничем не отличалась от ежедневной, да вот только в воде плавали какие-то деревянные брусочки, щепки да колышки. Присмотревшись, Марко увидел, что несколько из деревянных свай, удерживающих башню над водой, треснули, а некоторые и вовсе сломались. Башня держалась в лучшем случае на четырех столбах, не считая центрального механизма (да и тот, кажется, вовсе не являлся опорной конструкцией). Не ранее как сегодня утром маг Огня и маг Жизни стали свидетелями того, как крупная рыба, попавшая в западню в подвале башни, отчаянно пыталась вырваться на свободу, разрушив сваи, однако дерево и так подгнило от старости, каким бы прочным оно ни было, и время взяло свое. Любые деревянные или металлические конструкции со временем приходят в негодность. Правда, у металла срок службы значительно выше.
Осмотрев всё это царство загнивания, Марко хмыкнул и сказал всего одно слово: "Дерево!" - но сказано оно было словно какое-то ругательство. Интерес к опорам быстро улетучился - их нужно укрепить, но это всегда можно сделать. Поманипулировав руками, добавив несколько шариков из сумки, Марко восстановил структуру ближайшего металлического мостика до состояния, точно выдерживающего его вес.  Пару раз наступив у основания моста,  маг удостоверился, что конструкция надёжна, и направился ближе к непонятному механизму. Возможно, он скрывал в себе нечто интересное.
Штука и вправду была интересной и занятной: монолитным коробом она поднималась прямо из воды и возносилась над Марко вдвое выше его собственного роста. Механизм состоял из рычагов, шестеренок, каких-то шлангов, намотанных вокруг всей основной конструкции и уходящих концами в воду, кнопочек и пыльных, местами потрескавшихся экранов. Разумеется, о предназначении всех этих элементов Марко догадывался крайне смутно. Похожие на главный механизм, но в три раза меньше, металлические объекты находились и на отмостке, на равном расстоянии друг от друга, однако уже без шлангов. Все они были покрыты толстым слоем пыли, местами проржавели и производили впечатление металлолома.
Марко закрыл глаза, возложил руки на ближайшую конструкцию и стал пускать мельчайшие вибрации сквозь металл этой странной штуковины. Вода вокруг стала мелко вибрировать, опорные балки стали стонать чуть сильнее, но всё ещё также успешно держались.
Прислушиваясь к вибрациям металла, Марко стал составлять в голове проекцию механизма. О том, что он его не сможет нарисовать, мыслей даже не было. С этим можно будет разобраться потом - пока интереснее узнать, что представляет из себя этот механизм.
Марко ощущал ладонями вибрации родственной ему стихии, старый металл тотчас словно ожил и ответил ему теплом и едва слышным гудением, будто радовался долгожданной встрече. Казалось, старинный механизм даже замурлыкал от удовольствия, как домашний эльфийский кот. Мерно и ровно загудели маленькие механизмы, отвечая на пробуждение «старшего брата». Вода забурлила, возмутившись такой активности враждебной стихии, дерево пошло трещинами… Однако на этом все и завершилось – шероховатая поверхность металла дрогнула еще раз и, словно извиняясь, сообщила: «Нет, я не могу делать это снова. Мой срок окончен».
Марко с удивлением обнаружил, что все эти устройства являются единой системой с башней и служат для откачки воды. Или перекачки. Или... о, невероятно! Кажется, эти устройства качают воду на поверхность земли! Но зачем, если здесь и без того целое озеро?... А может, озеро именно таким образом и появилось когда-то? К сожалению, историю этого места Марко знать никак не мог.
Ревокат, уютно устроившись в шезлонге, наслаждался вибрацией и покачиванием башни. Башня стояла некрепко и готовилась развалиться, это было ясно еще с момента с рыбой. Оставалось ждать, выбрав лучшее место. Пока остальные будут барахтаться в железной коробке, все глубже и глубже погружаясь ко дну озера, Ревокат, отдыхающий на крыше, окажется на поверхности воды и сможет выплыть из этого гиблого местечка. Можно было бы предупредить остальных, но им тоже нужно доказывать свою полезность, хоть изредка работая головой.
- Из огня да в полымя! – старик рассмеялся, заметив, как качается башня, но особо не паниковал, просто последов за Марко. – Честно говоря, я пригласил вас сюда для того, чтобы вы помогли с укреплением фундамента башни, неохота её покидать, понимаете? Я так к ней прикипел.
Зеанорт опять рассмеялся, было понятно, что он обращался к металлисту и землянке, как магам, способным манипулировать металлом и землей соответственно. Водянка может тоже помочь, наверное, старик испытывал, как по нему бегают мурашки, когда он рядом с ней, все-таки вода разрушает огонь, а огненный маг был огненным чуть ли не до мозга костей.
- Ну так как вам такой уговор, - опять начал он. – Вы помогаете починить башню, а взамен получаете убежище для жилья покоя и поиска нирваны, ну или для других целей. Ты же не против, друг Ревокат!?
Обращаясь к магу Жизни, старик закричал, надеясь привлечь его внимание, пусть не отдаляется от коллектива.
- На твой выбор, старик, - в свою очередь крикнул Ревокат, услышав вопрос снизу. И продолжил сидеть, попивая отвар.
Любовно погладив механизм, Марко сказал:
- Спи спокойно, друже. Думаю, ты будешь рад, что ты продолжишь жизнь, поддерживая всю эту башню. Придёт время, и ты сможешь снова ожить.
Сосредоточившись, закрыв глаза, Марко стал в устойчивую позу и стал делать пассы руками. Вода забурлила, механическая конструкция заскрежетала, после чего от неё стали отделяться металлические куски. С них осыпались следы коррозии, являя чистый блестящий металл, словно собака отряхивается после купания, словно змея сбрасывает старую шкуру.
Каждый новый кусочек присоединялся к предыдущему, они меняли свою форму и назначение, ища новое предназначение в поддержании самой башни. Десяток столбов устремились от морского дна, создавая плотную нерушимую опору, эдакий фундамент. Башня зашаталась, но опоры выровняли её, придав башне чуть ли не абсолютно вертикальное положение.
Всё ещё ощущавшая себя в ловушке, но пытающаяся бороться с приступом клаустрофобии, Тоф приклеилась к ближайшей стене и искренне верила в способность остальных магов во всем разобраться. Конечно, если бы не слепота, она давно бы что-нибудь соорудила. Однако, признавать свою неполноценность девушка всё равно бы не стала. А потому, почувствовав, что башня выравнивается, благодаря стараниям Марко, маг Земли аккуратно топнула по полу, пытаясь проследить вибрации в окружающем пространстве через опоры до дна озера. Расстояние оказалось не таким большим, а потому она решила попробовать и укрепила созданное магом Металла основание слоем уплотненного ила.
Когда башня зашаталась, Ревокат уже было приготовился к оздоровительному заплыву и, расслабив мышцы, ожидал падения, однако прошло время, и ничего не случилось. Ну что же, в следующий раз.
Сильвеста прошла к странному механизму в подвал и внимательно следила за действиями мага Металла. Она как-то могла представить, что сие устройство качало воду из-под земли, и отсюда и возникло озеро, но в отличие от Марко, она не могла понять, как устроен механизм, что делают эти кнопки. Для мага Воды это было не больше, чем просто набором кнопок.
Зато она знала, что могла помочь в случае, если башня неожиданно рухнет. Конечно, Сильви сама не утонет, но другие - вполне могут, и она вполне могла бы их вытолкнуть наверх в случае чего. Но вроде бояться было нечего, ведь башню укрепили, если, конечно, с новыми опорами ничего не случится...

0

14

Уже второй раз за сутки Фум, находясь на грани паники, спешно уносил крылья куда подальше от очередного жуткого зрелища. Сначала ему пришлось срочно сваливать с места приземления Темных эльдар, потом нечто более ужасное появилось на месте обычной пирамиды в пустыне… Да уж, давненько Фуму не приходилось бежать с позором. И это чувство – чувство оскорбленного достоинства – жгло его изнутри, будто он проглотил литр кислоты ксеноморфа. Его раздирали противоречивые чувства. Хотелось, с одной стороны, вернуться и разобраться с тем, кто ответственен за открытие портала с иной мир, но с другой – рисковать зеленой шкурой было бы глупо, тем более ради каких-то смутных перспектив. Драконы, скорее всего, были уже мертвы, и едва ли теперь хоть кто-то мог привести Фума к Глазу Ра. Статус эльфийки Сетандры также был неясен.
Когда голубое солнце стало клониться к закату. Фум почувствовал, что выбился из сил. Он не представлял толком, куда ему лететь, поэтому он беспорядочно кружил над землями эльдар, рискуя нарваться на гнев Ультрана, как вдруг что-то привлекло его внимание. Внизу расстилалась изумрудная долина, покрытая живописными деревушками, и вот одна из деревень, что стояла на озере, в настоящий момент выглядела вовсе не идиллически. Деревня пылала пожаром. В принципе, это обычное явление – в деревнях часто случаются пожары, но Фум с его острым зрением разглядел нечто такое, что явно не вписывалось в рамки обыденности. По узким улочкам туда-сюда сновали черные тени, выволакивая из домов людей за волосы и подвергая телесным истязаниям. Фум сразу узнал тех, кто напал на деревню – Темные эльдары. Он уже когда-то слышал о них, но так близко видел впервые. Интересно, что они здесь забыли? И что вообще принесло их на эту планету? Неужто именно то, ради чего здесь уже несколько лет собирается всякий инопланетный сброд?...
Любопытство и вероятность получить какую-нибудь зацепку для его поисков заставили Фума снизиться над озером и приземлиться на крышу какого-то ветхого и, кажется, необитаемого строения, вырастающего прямо из воды.
Фум уселся на крышу  и начал осматривать окрестности. Видимо, Глаз Ра понадобился не только ему. Два эльдарских племени, непонятная сила, вырвавшаяся из пирамиды... Сильная штука, гнилой хвост! Но связываться ещё и с поджигателями деревни Фуму явно не хотелось. Причём, они, видимо, принадлежали к разновидности тех космических остроухих, один из которых выкинул Фума в пустыню.
Не успели маги порадоваться чудесному капитальному ремонту своего жилища, как вдруг произошло непредвиденное: башня снова зашаталась, заскрипела и немного просела вниз. Под крышей послышался скрежет и шорох по черепице снаружи, будто на крышу одновременно село множество крупных птиц. Или одна птица, но крайне большая, которая своим весом вполне могла разломать крышу.
Бедняга Фум, который уселся на крышу башни, с ужасом понял, что это сооружение, возможно, долго не протянет. Людишки, видимо, забыли старую развалину-башню, и она пыталась приказать долго жить.
Сильвеста сразу же обернулась. Нет никаких сомнений, что словно что-то село на крышу, и от этого башня вновь просела и накренилась в сторону.
- Там снаружи что-то случилось. - произнесла она и сразу же быстрым шагом направилась наверх, к выходу.
Выйдя из башни на небольшую площадку перед проёмом, она выгнулась и попыталась заглянуть туда, где начиналась уже крыша башни. Но то, что она увидела, лишило ее всякого дара речи и рассудка: она увидела огромные зеленые крылья и свисающий с крыши хвост. Без сомнения, это был дракон.
Сильвесте рассказывали в ее деревне про этих удивительных существ, однако обычно они представлялись ей в качестве злых хищников, которых надо опасаться. И вот сейчас, когда дракон лишь в нескольких метрах над магами, девушка начинала немного паниковать. Она медленно зашла внутрь башни, стараясь не шуметь, и стала искать остальных магов, чтобы рассказать им о новом незваном госте.
Сидящий на крыше Ревокат приметил летающее существо, когда оно еще кружило над деревней. Он не придавал ему большого значения, пока оно не приблизилось к озеру. Это могла быть виверна, дранлинк или любой другой вид летающих рептилий, хорошо известных магам Жизни благодаря коллекции существ, собранных в подземной лаборатории. Однако размер говорил сам за себя, и он оказался первым магом Жизни, хоть он и не был уверен насчет магистров, кто смог лицезреть самый могущественный вид летающих рептилий - дракона. Удача ему улыбнулась, дракон приземлился прямо на крышу, видимо, не заметив сидящего там человека. Такую возможность нельзя было упускать, глаза Ревоката загорелись ярким синим цветом, закрывая светом белок и зрачок. Шевеля лишь головой, он лицезрел цепи и сосуд дракона, стараясь запомнить каждую мелочь, каждую деталь. Если он выживет, записи о строении и структуре дракона станут бесценным сокровищем.
В отличие от остальных магов, не считая сидящего наверху Ревоката, Тоф Бейфонг сразу поняла, что именно приземлилось на крышу и так еле держащейся башенки. Такие вибрации нельзя было не прочувствовать не только пальцами ног, но и рук. Она много слышала сказок о различных тварях, обитающих в самых дальних концах мира. Но это было что-то новенькое. Однако, девушка была не из впечатлительных.
- Если кому-то интересно, - безразличным тоном произнесла она, прислонившись к стене и скрестив руки, - у нас на крыше сидит большая крылатая ящерица. - Видимо, заходившая обратно в этот момент маг Воды хотела сказать то же самое, судя по её более частому, чем у спокойного человека, сердцебиению. - Думаю, стоит передать этой твари, что её вес немного угрожает нашей безопасности.
Старик, кажется, вообще меньше всех обратил внимание на дракона. Подумаешь, дракон, подумаешь, он хочет разрушить башню, и не такое бывало в его жизни, Зеанорт просто молча вошел в башню и стал подниматься наверх.
- Друг мой Ревокат! - закричал он, и его голос эхом прокатился по всей башне. – Не торопись с вивисекцией, этот ящер может быть разумен.
Откуда он знал, что Ревокат вместо паники будет проявлять чисто академический интерес, старик мог бы ответить просто «ниоткуда». Огненный маг за все время соседства просто хорошо узнал мага Жизни, и предсказать поведение того было не так уж и сложно.
Тут Фум обнаружил, что перстень на пальце ненавязчиво намекает на "паранормальную активность". Проще говоря: начал менять цвета. У дракона появилось подозрение, что человек,   который залез на крышу, что-то прощупывает магией или псайкерством.
- Эй, ты, – окликнул он Ревоката, – в чём дело?
По мнению Фума, жуткий драконий рёв должен был малость поумерить пыл «исследователя».
Сильвеста слегка вздрогнула, когда услышала рёв дракона на крыше, и, вспомнив, что там сидели ещё и другие маги, решила осторожно заглянуть и туда. Конечно, ей было немного страшно оттого, что такой могучий зверь сейчас находился в десятке метров от нее, но видя относительное спокойствие других магов, девушка успокоилась и таки решила осмотреть дракона немного ближе. Но, конечно, осторожность она не отменяла, хотя и думала, что возможно, драконы - вовсе не такие, какими их рисуют в мифах и легендах.
Дойдя до крыши, Сильвеста незаметно выглянула туда, и перед её взором тут же предстал могучий зелёный дракон во всей красе: огромные, размером с целый дом крылья, длинное, вытянутое и изящное тело, покрытое крепкой и сверкающей зелёной чешуёй, зловещие, но от этого не менее притягивающие красные глаза, огромная зубастая пасть, способная одним щелчком не то, что человека, лошадь перекусить напополам, разломать любую броню, и когти - смертельное оружие дракона.
Сильвеста бы осталась здесь, чтобы вдоволь восхититься столь могучим созданием, но её цель была сейчас Ревокат, который сейчас сидел на крыше. Шёпотом она окликнула его:
- Ты что делаешь? Неужели тебе не страшно находиться рядом с драконом?
Членораздельная драконья речь, заставила Ревоката переключиться на исследование шейного отдела. Поразительный факт, высшая эволюционная форма летающих рептилий обладала развитым голосовым аппаратом и возможно, даже личностью. Это следовало проверить незамедлительно:
- Ты понимаешь меня или повторяешь услышанные слова?
Ревокат даже не обратил внимание на слова Сильветы, поглощенный рискованным исследованием необычного существа. Если дракон окажется глупой рептилией, повторяющей услышанные слова, он незамедлительно атакует добычу, оказавшуюся в под ним. Если же он разумен, диалог возможен.
- Представь себе, понимаю,- незамедлительно откликнулся Фум на реплику парня, - и если ты что-то хочешь сделать мне своей магией недоброе, предупреждаю - в долгу не останусь. Так что давай разойдёмся мирно. Я только присел на крышу твоего дома, или что это там у тебя, и вообще могу улететь отсюда.
- Так и улетай на землю куда-нибудь, уважаемый, - послышался голос старика, он только-только подошел к месту, куда приземлился дракон. – Вы извините, но ваш вес плохо влияет на наш дом.
- Мои дорогие, – произнёс Фум,- вы так на меня смотрите, как на изображение Великого Пристихампуса, а там у вас горит деревня, подожженная тёмными… э… эльфами. И ещё кое-что в пустыне за лесом, откуда я прилетел. Так что дракон на крыше вашего, с позволения сказать, здания - не самая большая проблема. Почему, по-вашему, я сел на эту вашу башню, а не на землю, а? Подумайте!
Не слышать, что говорит дракон, было довольно сложно. Поэтому находящаяся внизу Тоф могла догадываться, о чем идет речь. Слова о подожженной деревне вызвали у нее не сочувствие, а любопытство. Хотя, один человек, который всё же заслуживал жалости, в деревне был. Но девушка почему-то не вспомнила о нём.
"Хм, я не знаю, кто такие тёмные эльфы. Даже любопытно, чем они отличаются от обычных эльфов. И уж тем более любопытно, что им вообще тут нужно," - размышляла она.
В деревню сама она добраться всё равно не сможет, да и не особо хочется ввязываться в непонятные разборки ради кучки ненавидящих её и ей подобных местных.
- Темные эльфы? - переспросила у дракона заинтересованная Сильвеста, показываясь ему уже собственной персоной, убедившись в том, что дракон явно не собирается нападать на них. - Расскажи о них больше. Мне не доводилось практически слышать о них.
"Темные эльфы, Тёмные эльфы... Я слышала только то, что они есть лишь в некоторых мифах, не больше. Кто же они такие? И судя по тому, что они сжигают деревни, они весьма жестоки, как и указывалось в тех же мифах," - додумалась про себя маг Воды, не решаясь открыть это вслух пока что.
- Тёмные эльфы? Они прилетели на летающих колесницах и жгут селения. Похожи на обычных эльфов, но с оружием, поражающем на расстоянии, вот кто они, - сказал Фум,- и сюда доберутся.
Словно в подтверждение его слов на берегу вспыхнул яркий отблеск – это загорелась соломенная крыша хижины рыбака.
- Я же говорил... -сказал дракон, - теперь вы мне верите?
- Верим, - подметила лаконично Сильвеста, щурясь и пытаясь разглядеть какие-нибудь тени среди дыма и огней. Ей всё же было интересно знать, как они выглядят - эти темные эльфы. Так ли они выглядят, как описывалось в ее легендах, или же по-другому?
- Темные Эльфы, говоришь? – вдруг раздался голос старика, который только-только подошел ко всем остальным (старость - не радость). – Приятного мало.
Зеанорт вышел к остальным и с любопытством осмотрел реликтового ящера, на горящий поселок он внимания не особо обращал, но это только на первый взгляд.
- Плохие вести вы нам принесли, уважаемый, - улыбнулся старик и приветственно поклонился. – Но даже за такие вести, я, Зеанорт Ксемнас, благодарю вас. Однако я вынужден просить вас спуститься на землю, иначе башня не выдержит ни вашего величия, ни нашей мелочи.
Огневик рассмеялся, как и полагалось озорному старикашке, однако мысли о темных эльфах делали этот смех донельзя сухим и неискренним. Он многое вычитал о различных расах в библиотеке отца, в том числе и тех, что приходят из других миров, вроде эльдаров и их темных собратьев. То, как о них рассказывал дракон, говорило, что он и сам из другого мира и не ведает о знаниях, собранных в Аларисе, в конце концов, эльдарами здесь никого не удивить, хотя с ними и не контактируют практически.
- Эльдары, значит? Интересно, как много их? – вдруг невзначай спросил сам себя старик, кажется, он уже придумывал, куда сваливать.
- Плевать на башню, - подал голос Ревокат, продолжая осматривать дракона, - и на эльфов плевать.
Упускать возможность узнать структурные особенности столь редкого организма, к тому же обладающего самосознанием и развитым речевым аппаратом, маг жизни не собирался.
Внезапно крыша затрещала и слегка просела внутрь башни, отчего Ревокат чуть не упал вниз, а стоящих под крышей обдало волной воздуха, перемешанной с мелкими деревянными щепками. Сверху посыпалась строительная пыль.
В этот момент на крыше появилось ещё одно действующее лицо. Высокий крепкий мужчина, держащий в руках электрогитару, а в глазах которого плескался холодных огонь. Обведя присутствующих гневным взглядом, он справедливо решил, что в происходящих катаклизмах виновата огромная зелёная рептилия.
- Прочь с башни! Я только что её починил! - после этих слов Марко взял аккорд, применяя магию и направляя в дракона мощную ударную звуковую волну.
Проследившая за тем, как Металлист поднимается на крышу, сидевшая внизу Тоф хихикнула. Уж кто-то, а Марко точно не станет церемониться с тем, кто рушит плоды его трудов. Так и случилось. Хотя, девушка сомневалась, что на такую махину подействует хоть какая-то магия. До нее долетали лишь отголоски фраз, но то, что она успела услышать, радости не предвещало. Деревня действительно горела, атакуемая расой, о которой большинство присутствующих только слышали.
"Ну что ж. Драка, так драка. Если конечно башня не погребет нас под собой, ха," - как-то уныло подумала маг Земли. Бояться утонуть она не перестала, но придумала план, который при таком неудачном раскладе позволил бы ей выжить.
Дракон с трудом удержался на крыше и чуть не съехал вниз. Однако это его сильно разозлило. Ничтожный червь, который был ниже по развитию от какарнатарца, решил применить какое-то псайкерство! Немного придя в себя, ящер проревел:
- Жалкая тля! Ты напал на Потрясателя Гор! Твоя башня и ты сгоришь в адском огне!
И Фум поднялся  в воздух, с силой тряхнув крышу башни (причём, специально). А уже в воздухе прицелился в Марко и изрыгнул огонь. Фум старался: когда–то он сжёг таким огнём одного сильно умного китайского принца.
Старик про себя ругнулся, подумав: «Кажется, наш тугодум разозлил ящера», и теперь всё грозило обернуться весьма и весьма печально. Огненный маг спиной прикрыл мага металла (отчетливо отдавая себе отчет, что стихия Марко крайне слаба перед огнем).
- Абадонн! – Взревел старик и, направив руки на устремившееся на них пламя, отправил ему навстречу свой белый, самый жаркий и разрушительный огонь. Вряд ли пламя Абадонна достигло бы дракона, но остановить его пламя оно могло.
- Давайте разойдемся миром, господин Потрясатель Гор.
- С миром? - ящер недобро нахмурился, - согласен, если вы этого своего металлического успокоите. А то, понимаешь, показывает, тут свою силу.
- Ты рушил мою работу! - сразу же парировал Марко
- Я сидел и отдыхал, - зарычал Фум, - мирно сидел и отдыхал! Бывало, нападали на меня, но не за отдых на крыше башни!
- Успокоились оба! - заорал уже достаточно злой старик. - Марко! Прежде чем бить кого-то, попробуй сначала договориться! Дракон! Я знаю, что высокоразвитые драконы способны превращаться в людей, в следующий раз так и сделайте, чтобы не разрушить чье-то жильё!
Фум поворчал себе под нос, после чего улетел по–английски, не попрощавшись. Он был уверен в одном: люди вообще не достойны нормального к ним обращения.
Вспышка света, возникшая от столкновений двух типов магического огня, ярко сверкнула над поверхностью озера и погасла. Вряд ли кто-то в деревне ее заметил, поскольку у жителей был свой собственный пожар. А вот башне не повезло: после того как Фум оттолкнулся от нее задними лапами, крыша жалобно скрипнула и… провалилась внутрь башни, увлекая за собой зазевавшегося Ревоката. Едва не прибив тех, кто стоял под крышей (они успели юркнуть вниз по винтовой лестнице), громадина крыши застряла на верхней террасе, разломав мебель и подняв тучу пыли. Фум обернулся на грохот и… удивленно посмотрел вниз. Здание башни трясло мелкой дрожью, и исходившие от нее вибрации заставляли воды озера расходиться концентрическими кругами. Дрожь усилилась, появился какой-то странный подземный гул, исходящий, кажется из подвала. И этот равномерный гул не прекращался. Внизу явно что-то происходило.

0

15

Сильвеста молча ударилась в фейспалм, наблюдая за тем, как маг-металлист пытается атаковать дракона. Как же это было безрассудно - нападать на дракона, который по праву считается самым могучим существом во всех легендах. Убить-то это не убьёт дракона, но вот разозлить его могло вполне.
«Теперь понимаю, почему драконы и люди относятся друг к другу так неоднозначно...» - вспомнила маг Воды и, почувствовав, что в воде что-то происходит, начала быстро спускаться вниз по башне. Она могла бы и просто спрыгнуть отсюда вниз и, как говорится, концы в воду, но она чувствовала, что от воды исходило что-то странное. Но вот что - она не могла определить, и она этого боялась в каком-то смысле. Поэтому Сильвеста приняла решение бежать вместе со всеми.
Ревокат продолжал наблюдать за драконом и мысленно зарисовывать карточку жизни, когда разгорелись некоторые события. Дракон полыхнул огнем, но был вовремя остановлен стариком. И вскоре продолжающий изнурительную умственную работу Ревокат покачнулся и свалился вниз вместе с крышей. Падение было не из мягких, зашипев от боли в трех местах, маг жизни скатился на более ровное пространство и первым делом ощупал болящие места. Плечо и бедро не особо беспокоили его, а вот ребра при пальпации отдались сильной острой болью. На перелом не похоже, трещина более вероятный вариант. Башня дрожала и вибрировала. Стараясь не обращать внимания на боль, Ревокат встал и постарался как можно быстрее убраться из башни, прежде чем она развалится.
"Кусок идиота!" - мысленно ругнулась Тоф, услышав рев дракона и почувствовав последовавшее за ним башнетрясение.
Услышав заданный стариком вопрос, она оценила шансы башни на продолжение существования. Еще немного поразмыслив, топнула, уперлась руками в одну из стен и с помощью магии уронила ее, собирая из булыжников мост. Стараясь удержать его так, чтобы он позволял дойти до берега, маг Земли притянула еще несколько кусков и так рушащейся башни, но так, чтобы все, кто еще находился внутри, не попали под завалы. Убедившись, что времени жизни этого моста хватит на то, чтобы все смогли перебраться на берег, Тоф побежала по нему в сторону деревни, параллельно контролируя собранную ей конструкцию.
Из-под обломков крыши начал раздаваться угрожающий рык. Спустя несколько секунд несколько досок и несущих балок полетели в разные стороны.
- Где он?! - проорал маг Металла, осматривая небо. Не увидев ничего, быстро побежал на крышу, игнорируя явную неустойчивость конструкции, а так же спешную эвакуацию остальных магов. - Где эта жирная скотина? А ну вернись, курица несчастная, и ответь за свои поступки! - надрывался в праведном гневе Марко.
Старик Зеанорт тем временем не спеша семенил по созданному Тоф мосту, все-таки старость не радость, и бегать аки молодой сайгак он уже не мог.
- Боже, боже, - запричитал он, покачивая головой. – Непростые времена для нас настали, ой непростые.
Нельзя сказать, что старик как-то там волновался за деревенских, он человеколюбием явно не отличался, но присутствие темных эльдар, информацию о которых даже в великой королевской библиотеке было сложно найти, крайне настораживало, особенно если вспомнить, как описывалось то, о чем было все-таки известно.
Решив не тратить время зря, Зеанорт решил попробовать сильный выпуск огня для придания себе ускорения, в итоге он вдруг взлетел и достаточно быстро понесся вперед на реактивной тяге.
Спускаясь по трясущейся башне, Ревокат готовился к худшему и потому, заметив крен, остановился на противоположной стороне лестницы у окна. Когда крен начал увеличиваться, маг жизни, скрежеща зубами от боли, полез в поднимающееся окно. Прислонившись к стене, он ожидал удара об воду и погружения.
Сильвеста едва убежала от обрушения крыши башни, как почуяла запах горелого.
- Что же это снова? Неужели опять в деревне горит? - спросила маг Воды, отводя взгляд в сторону, откуда исходил дым. И ведь он был уже намного более густым и плотным, нежели когда она в первый раз заметила его, когда выходила из таверны. И притом доносился явный запах палёной древесины.
"Да.. Деревня неудачников прям. Стоило магам прийти, сразу начались беды. И дракон, и пожары... Стоп.. А это еще что такое?"
Тут Сильвеста заметила, как откуда-то издали в небо поднимается огромный столб света, словно вонзаясь в эту синеву. Такое ощущение, будто этот столб подпирал сам небосвод, подобно огромной колонне. Маг Воды несколько взволновалась, приметив столь необычную деталь, которой раньше не существовало.
- Вы... Тоже... это… видите? - неуверенно спросила Сильвеста остальных, взглядом указывая на столб света.
Старик как раз догнал Сильвесту, когда обратил внимание на то, что предстало перед её взором. Столп загадочного света. Что-то внутри старика говорило ему, что этот свет - предзнаменование чего-то очень, даже крайне опасного. Он приземлился рядом с девушкой и окрикнул её.
- Разберемся с этим светом потом, - решил он. – Сначала разберемся с деревней.
Ревокат очень удивился, когда вместо ожидаемого удара об воду он довольно ощутимо шлепнулся левым боком на мокрую почву. Открыв глаза, он обнаружил, что упал на узкую полоску земли, протянувшуюся от башни до берега, по которой стремительно убегали вдаль фигурки людей. Приглядевшись, он понял, что это его коллеги по несчастью, а значит, земляной мост – скорее всего, их рук дело. Точнее, одной девушки, владеющей магией Земли. Что касается мага Металла – тот уже бежал впереди всех, грозно потрясая своим странным музыкальным инструментом. Позади ковылял старик Зеанорт, поддерживаемый синеволосой девицей. А что касается башни… Ревокату хватило одного взгляда, чтобы понять, какой внутри шарит разгром. Строение покосилось, крыша отсутствовала вовсе (или, что высоко вероятно, провалилась внутрь башни), кое-где в стенах не хватало досок… Что ни говори, а дракон весит побольше птиц, многочисленной стайкой садящихся на крышу башни каждый день. А со стороны деревни ветер донес до Ревоката запах паленого дерева…
Пока все бодро разбегались от башни по земляному мосту, с другой стороны к зданию под покровом пыли и дыма проскользнула фигура. Закутанная в плащ, она сливалась с окружением, становясь почти невидимой. Бросив взгляд вокруг, оценивая обстановку, фигура грациозно скользнула внутрь.
Неизвестная личность, осторожно ступая, оказалась внутри башни. Неторопливо, размеренно она стала обходить развалины, то и дело перескакивая через завалы и кучи мусора от обвалившейся крыши. Плавно перетекая из помещения в помещение, фигура, исследовав часть строения, оказалась в комнате с механизмом.
Его кто-то пытался наладить недавно. Возможно, даже преуспел. Но сейчас все выглядело несколько удручающе. Даже поврежденный, механизм пытался работать, выдавая гулкие стуки, скрежет и металлическое позвякивание. Фигура стянула капюшон, огляделась еще раз по сторонам и, тихо прошептав что-то вроде: "Непорядок", простерла руки.
Башня охнула. Ахнула. И вдруг начала собираться самостоятельно, будто кто-то стал перематывать видео. Вот выпрямился каркас, вот крыша взлетела и встала на место. Вот щепки собрались в стену. И за какие-то мгновения строение снова приобрело свой первоначальный вид. Как и механизм. Все встало на свои места и заработало, тихо шелестя элементами, будто благодаря незнакомца.
А фигура, слегка улыбнувшись, увидев то, что было центральной частью машины, снова запахнулась в плащ и исчезла, будто ее никогда и не было.
Когда пыль от внезапного восстановления башни развеялась, стали видны берега озера. И на одном из них, несколько правее нового земляного моста, оказывается, кто-то был.
Человек шел, покачиваясь, словно пьяный. Его так шатало, что казалось, что стоит он на ногах одной волей природы. С ног до головы закутанный в подранные тряпки, облепленными ярко-оранжевым, а местами и красным песком. В какой-то момент порыв ветра толкнул человека в спину, и тот рухнул на колени.
Тряпки слетели, и под ними оказалась копна рыжих волос, растрепанных и скомкавшихся. Перепачканное девчачье лицо еле-еле проглядывалось через них. Она попыталась встать, но пошатнулась и упала уже на четвереньки. Трясущиеся руки тянулись к воде озера, до которой оставалось совсем немного. Заскулив, собрав последние силы, девчонка поползла вперед, не разбирая дороги, стремясь добраться до вожделенной влаги.
"Я дошла! Вода.... Вода..."
Сона уже чувствовала свежую прохладу вод озера. Все ее естество, иссушенное безжалостным солнцем пустыни, тянуло ее из последних сил к воде. Она ускорилась, вот уже руки цепляются за край бережка...
Не дотянуться. Берег не крутой и не высокий, но оканчивается легким уступом. До воды несчастный метр. Руки тянутся к ней, тело подползает все ближе, пока не соскальзывает и не плюхается вниз.
Вот только дна нету. Ноги пытаются на что-то наступить, но снизу только мягкие и податливые водоросли. Они не держат. Пытаясь одновременно пить, кричать и барахтаться, Сона успевает разглядеть только протянувшийся от башни среди озера к берегу мост из земли (какая странная задумка) и мужчину, лежащего на нем.
- Плбл...блллблбпбл...Помобллблб....БЛллблИТЕ... - проталкивает она через пересохшее горло.
Боль, эхом прокатившаяся по телу, ярким светом отдалась в глазах. Ревокат в отличие от других магов, никуда не бежал, ему было вполне удобно и на земляном мосту. Крен башни был в противоположную сторону, так что даже если она осядет прямо под себя, Ревоката не заденет. Устроившись поудобнее на земляной дорожке, Ревокат закрыл глаза и осторожно дышал, стараясь не потревожить поврежденные ребра. Начать действовать можно при погружении в воду.
Сильвеста тоже вместе со всеми бежала на берег по мостику, и она не сразу заметила, как башня каким-то таинственным образом восстановилась - магу Воды было банально не до этого. Однако, когда она уже была близка к берегу, она услышала странные бултыхания и крики, как будто кто-то тонет.
Сильвеста мгновенно обернулась.
"Какие странные люди. И чего они суются в воду, если плавать не умеют?" - со вздохом подумала Сильвеста, и, увидев, что это рыжеволосая девочка, решила её спасти. Лёгкий толчок - и вот она нырнула дельфином и стремительно стала приближаться к тонущей, дополнительно себя подталкивая магией той стихии, в которой Сильвеста чувствовала себя, как в родной.
Добравшись до тонущей, она подхватила девочку за подмышки и перевернулся на спину, так что её голова оказалась на поверхности.
- Старайся не двигаться. Просто дыши, - строго сообщила ей маг Воды и поплыла также на спине к берегу, не выпуская её из рук. Чтобы быстрее это сделать, она дополнительно себя подтолкнула водой, хотя для Соны это чувствовалось так, словно это было лишь течение.
Уже теряя сознание от нехватки воздуха, Сона почувствовала, как ее кто-то подхватил сзади и выдернул наверх. Закашлявшись, девушка, вопреки совету спасительницы, попыталась подергаться. Но ничего не вышло. Сил после борьбы с погружением осталось только на вдохи-выдохи. Разум девушки переключился на другой аспект проблемы - восстановление сил. Пробормотав что-то благодарное в адрес мага воды, Сона расслабила все тело и стала потихоньку пить, пока ее тащат.
"Совмещай приятное с полезным", - подумала она, и тут же ей пришлось отплевываться от собственных волос, которые благодаря своему объему растеклись вокруг, как огромное красное пятно, норовя залезть в рот, нос, уши как утопающей, так и спасительнице.
Сильвеста рассмотрела внимательно девушку, пока она плыла, и заметила, что её красные волосы существенно отличаются от волос обычных людей. Прям как у неё самой. Но все вопросы - только когда уже они будут на берегу. Доплыв до берега, где стояли маги, Сильвеста положила незнакомку на твердую поверхность и внимательно её осмотрела.
- Ты в порядке? - решила осведомиться у нее маг Воды.
Всё это время Тоф следила за перемещениями по мосту. Она чувствовала, как бежит маг Металла, как маг Воды помогает идти старику, который затем оттолкнулся от моста, в то же время почувствовала и падение мага Жизни, однако промолчала, зная, что он может и сам о себе позаботиться. Но особо непонятным ей было появление на мосту того, кого там быть в принципе не должно. К тому же, она очень четко ощутила, что с башней происходит что-то явно не то, что должно было бы произойти. Услышав диалог Сильвесты и Зеанорта, Тоф лишь усмехнулась. Она, даже если бы ей захотелось, не увидела бы ничего в какой-то там стороне. В общем, основная часть веселья как всегда проходила мимо неё. К запаху горелого она уже привыкла и даже почти наслаждалась им, вспоминая "тёплый приём" в деревне. Хотя, другая часть её сознания твердила, что и множество невинных людей живёт здесь. В любом случае, помочь сейчас кому-либо из них она, к сожалению, не могла.
Зато могла помочь внезапно спасенной Сильвестой девушке. Аккуратно приподняв тот участок земли, что находился под головой и плечами незнакомки, Бейфонг как бы устроила более удобную лежанку. Хотя, по её лицу нельзя было сказать, гордится она этим или сделала это абсолютно случайно.
Зеанорт обернулся, когда понял, что Сильвеста отстала, и позади началась какая-то возня. Похоже, его новые знакомые вытащили из воды какую-то несчастную. Старик ненадолго остановился посмотреть, но когда запах гари дошел и до его старых ноздрей, он лишь цыкнул.
- Я пойду вперед в деревню, посмотрю, что там происходит, не отставайте, ваша помощь может пригодиться тем людям, - сказал он и на реактивной тяге из рук и ног полетел в сторону горящей деревни.

0

16

Темные эльдары же бесчинствовали. Конечно, некоторые особо одаренные мозгами личности не могли сдержаться и убивали на месте предполагаемых пленных. Конечно, сейчас Слаанеш еще не родилась, и пользы от пыток они не особо и получают, но эти самые долгие и изнурительные пытки делали их самих сильнее и продлевали их жизнь. Над пылающим поселением саранчой кружили Малекит и Летисо, которые иногда спускались, дабы впиться своими когтями в плоть пленных. Однако большинство поселенцев выводили под своеобразным конвоем сначала на место сбора экстракта душ, а затем и на базу темных.
Увидев эту картину, Зеанорт разозлился, но на открытое пространство не выходил, все-таки он был один против целой кучи каких-то тварей. Впрочем, не каких-то, старик прекрасно знал, с кем столкнулся, проблема в том, что об эльдарах он знал мало, а то что знал - оптимизма не внушало.
Переговоры были бесполезны, эти ребята, судя по всему, начали бы их только в случае, если бы старик оказался на дыбе, но что-то делать надо было, хотя бы задержать их до прихода остальных магов, тогда вместе у них был бы шанс изгнать их.
Зеанорт спрятался за один из горевших домов, чтобы избежать обнаружения, естественно, он выбрал место так, чтобы с воздуха его тоже нельзя было сразу заметить. Повсюду полыхали пожары, а потому появления ещё одного источника огня эльдары не должны заметить.
- Могильная яма, – мрачно произнес старик, и он заполыхал красным светом, он стал центром постоянно расширяющегося круга из красного огня. – Нужно чуть больше минуты, чтобы развернуть адское пламя на максимум, надеюсь, не заметят, если заметят, придется обходиться тем, что успею развернуть.
Похоже, эльдары были так сильно заняты грабежом, убийствами и насилием, что не заметили красное пламя, которое за минуту охватило огромную площадь. Из этого огненного поля прямо из-под земли стали вылезать горящие ярким пламенем скелеты и, едва выходили полностью, тут же бросались на остроухих мародеров. Огненные твари вылезали то тут, то там по всей площади красного огня, в общей сложности их набралось где-то сорок пять костлявых, пышущих жаром и хватающих первое попавшееся оружие (предпочитая, естественно, вражеское).
Темные эльдары искали своих светлых братьев, а наткнулись на совершенно нового врага, которого, правда, они не успели увидеть. Они в ужасе наблюдали, как из ниоткуда появляется гигантское пламя, охватывавшее гигантское расстояние. Малекит и Летисо были довольно быстрыми и успевали избежать контакта с пламенем, но наземным солдатам повезло меньше, и еще до появления скелетов большая их часть сгорела в жутких мучениях. А когда оттуда вышла и армия скелетов, темные эльдары в ужасе переглянулись, силы были явно неравны.
- Грузите рабов! Отступаем! - крикнул Летисо, отлетев на могильный курган.
Наспех оставшихся рабочих и новых рабов загрузили в рейдеры. Выжившие темные эльдары попрыгали туда сами и после попытались убежать к себе на базу.
Маг смог увидеть побег темных, но делать что-то для преследования он не стал, он и так полагал, что его атака удалась только благодаря эффекту неожиданности, пытаться ещё спасти несчастных невольных было бы как минимум опасно для одинокого старика. Он свернул «огненные врата», но скелеты были все ещё на месте и продолжали охотиться на не успевших убежать эльдар. Зеанорт тем временем вышел из укрытия и стал осматриваться с осторожностью, время от времени вглядываясь в небо.
Темные эльдары были в большой спешке, необходимо было погрузить выживших своих, да и старых и новых рабов. Они попрыгали в рейдеры и вылетели. В общей сложности и суматохе они везли всего десять рабов. Не такое большое количество, но для деревни уже кое-что. Они отвезли рабов к своему архонту, который воссиживал на своем импровизированном троне. Малекит отводил новичков в концлагеря, а Летисо вошел в «тронный зал».
- Архонт, мы добыли экстракта душ, сколько успели. На нас неожиданно напали, возможно, это наши разукрашенные родственнички! - крикнул геллион.
- Мразь! Вечно мешают! Я хочу, чтобы более они не смели мешать нашим планам, действовать надо быстрее, пошлите Синитара! Пусть найдет еще места скопления душ! - кричал Тарил, грозно жестикулируя.
Летисо усмехнулся и прибежал к своему сотоварищу-мандрагоре, который занимался пытками.
- Синитар, архонт приказал искать новые души! Чего ждешь? Пшел, пес! - крикнул геллион, а мандрагора рванула на новые поиски.
Темные эльдары оставили после себя полнейший разгром. Большинство деревенских домов сгорели либо лежали в руинах, улицы были залиты кровью и усеяны обезображенными трупами, над которыми навзрыд рыдали женщины и дети. Яркое голубое солнце только добавляло этой картине устрашающий вид.
- Ублюдки, - произнес старик, чье лицо было перекошено от гнева.
Он уже видел такие картины, когда орды безумного призывателя набегали на деревни вокруг его родного города с целью разорить их и лишить город продовольствия во время осады. Однако этот набег отличался от тех набегов, даже в самых злых руках призванные элементали будут бесчувственны и будут убивать, не истязая жертву, сразу. Тут же почти в каждом трупе были явственно видны следы пыток, обезображенные тела, гримасы ужаса на лицах и то не на всех, ибо даже лица у многих были обезображены до неприятной каши.
Старик шел вперед, убирая своих скелетов и осматривая то, что осталось от деревни и людей, её населяющих. Эльдары - это была та беда, от которой не было защиты, по крайней мере, простые люди не смогли бы защититься, даже маги вряд ли бы чем-то помогли.
Зеанорт внезапно вспомнил о Динире и его зоопарке и побежал к тому месту, где располагался его дом.

* * *

А Фум поднимался всё выше и выше. Он только увидел, что башня с магами чуть не развалилась, а где вдалеке мелькнул столб света. И дракон решил лететь в противоположную сторону....
Фум улетал прочь от горящей деревни, думая о том, как ему не повезло в очередной раз вмешаться в чьи-то глупые разборки. Его мало беспокоили мелкие проблемы людишек, он сейчас осознавал лишь то, что его личная миссия ничуть не приблизилась к завершению. Эльфийка бесследно исчезла, эльдар удрал в леса с осколком Глаза Ра, от Темных никакого толку, да еще какой-то световой луч, пронзивший небеса – кажется, с той стороны, где драконы подкапывались к золотой пирамиде. Как же вовремя Фум удрал оттуда, наверняка пирамида превратилась в пылающий ад. Правда, теперь он снова остался один, без единой подсказки. И Фум решил лететь в сторону от пустыни, магов и эльдар. Ибо сейчас это ему казалось лучшим решением.
Чтобы не потерять ориентиры, Фум летел против течения реки, впадающей в озеро, и замечал внизу крошечные поселения и деревушки. По обе стороны реки раскинулись живописные поля и огороды, однако где-то на горизонте уже показались башни человеческого города. Фум понятия не имел, что это за город, и кто в нем живет. Но Фум приземлился, не доходя до города, и применил маскировку. Наученный горьким опытом, он решил в город не заходить - мало ли кто там живёт, ибо у него сложилось плохое мнение о местных жителях...

Отредактировано Тарил (2015-11-02 15:20:35)

0

17

…. Сона благодарно протянула руку своей спасительнице и пожала предплечье. И тихо рассмеялась. Смех перерастал в истерический, из глаз брызнули слезы. Она даже не сразу почувствовала, что земля под ней образовала подобие ложа. Свободной рукой девушка зарылась в траву, которая стала оплетать кисть, повинуясь силе мага.
- Я дошла, - сквозь смех и слезы прокаркала она, горло нещадно саднило. - Я сделала...это. Я... прошла... красную пустошь.... Я жива.....Я жива! Я жива!!!!!!
В памяти вспыхнули страшные моменты перехода, которые она хотела бы забыть. Как она шла по выжженной равнине. Как упала без сил где-то в песках. Как ....... умерла? Нет, не умерла. Встала, пересилив боль, и пошла дальше.
- Я жива... - снова проговорила она, не слишком уверенно. - Я ведь жива?
Ревокат продолжал лежать, пока разгоревшаяся от удара боль не утихла до пульсирующих толчков. Осторожно поднявшись и открыв глаза, он узрел стоявшую как ни в чем не бывало башню. Отпустив парочку неприятных, но подходящих ситуации слов, Ревокат обернулся к берегу, где собрался старик и его гости. Он не знал, стоит ли ему вернуться в башню или пойти к ним, однако решившись, медленно зашагал в сторону берега.
Заметив, что девушка таки пришла в себя, Сильвеста поднесла ей к губам склянку с водой, давая ей возможность напиться, а затем, наполнив её вновь водой из озера, встала и осмотрелась. Она не понимала, о чём говорила спасённая, но предполагала в голове, что, возможно, она сильно устала с дороги и прошла то, от чего можно было и вовсе сойти с ума.
- Да. Ты жива, - подтвердила её слова кратко маг Воды и заметила, что деревня-то уже давно была охвачена пламенем, в то время, пока она спасала неизвестную. И Зеанорт куда-то успел исчезнуть, хотя Сильвеста быстро догадалась о том, куда именно.
Она быстрым шагом двинулась в сторону объятых пламенем домов, где происходили какие-то яркие вспышки, пытаясь разыскать этого мага. По дороге ей попадались разрушенные и покошенные строения, залитые кровью улицы, а также целые группы нежити-скелетов, от одного вида которой она едва не вскрикнула и вся побледнела.
Нет, конечно, ей было, по большей части, уже все равно, что произошло с жителями – скажем, спасибо их радужному приёму. Вида крови, изуродованных трупов и разрушенной деревни Сильвеста не так сильно испугалась - она хоть и не встречала в жизни никаких трудных испытаний ещё, но была не самой робкой в своей деревне. Но вот нежить и скелеты - уже явно перебор для её психики. Маг Воды невольно даже попятилась назад, пытаясь как можно скорее уйти из этого ужасного места, хотя ей и не терпелось узнать, откуда это всё взялось. Она уже бегом направлялась к остальным магам, понимая, что одной ей не справиться, тем более с тем, кто её сильно напугал одним своим присутствием.
Но всё же в голове оставался у девушки ещё один вопрос: зачем же Зеанорт пошёл туда один? В деревню, на которую напала нежить? Хотя, возможно, старик уже тоже потихоньку с ума сходил...
"Да... Хорошая у меня компания... Тем более, мы здесь остались, считай, одни посреди всей этой нежити", - с мрачной нотой заключила Сильвеста.
Однако пока она бежала по опустевшим улицам, она неожиданно натолкнулась на самого Зеанорта, который яростно ругался.
- Ты вообще знаешь, что здесь произошло за такое короткое время? Откуда эта нежить? - сразу же перешла к вопросам Маг Воды, уже постепенно набираясь смелости.
Уж вдвоем нежить была не так страшна, и поэтому Сильвеста уже заранее приготовила свою магию, держа её наготове, на случай защиты. Она была просто уверена сейчас, что именно скелеты вызвали такое разрушение.
Старик лишь цыкнул, когда прибежала Сильвеста, одним мановением руки он просто испарил всех скелетов, которые были поблизости, а других, собственно, и не было.
- Эльдары, из тех, что любят боль и кровь, - мрачно ответил старик. - И это не совсем нежить. Один из огненных аспектов - Могильная яма, я призвал их, чтобы прогнать остроухих, но я пришел слишком поздно. Тебе если нечего делать, лучше потуши огонь, я не могу управлять им.
Зеанорт был зол от происходящего и частично на своих соратников, что так долго тормозят.
- Эльдары... - Сильвеста сразу задумалась, вспоминая местные легенды своей деревни.
Одна из таких рассказывала о каком-то Звёздном Народе, который был их предками, и они живут среди небес. Ходили так же легенды и о том, что были одни добрыми, которые помогали всем, а другие - злыми, которые напротив, были склонными к убийствам. Последних называли Кворхами у них, поэтому Сильвеста про них и подумала.
- Ты говоришь о Кворхах. У нас ходили слухи о том, что это часть Звёздного Народа, который любит убивать. Возможно, они вторглись сюда и убили всех. Но скелеты... Хм... Ты многого не рассказывал.
На этом маг Воды успокоилась, хотя существовала вероятность того, что Кворхи ещё могли быть тут.
- Ну что? Мы будем пробовать их остановить, если они далеко ещё не ушли? - решила задать вопрос Сильвеста с целью узнать, что собирается делать маг Огня.
- Эльдары стремительны, водяница, - сказал старик. - Они неожиданно приходят, когда враг не готов, а потом так резко уходят, пока противник ошеломлен и неспособен на погоню.
Он был немного недоволен вопросом Сильвесты, но не мог не отметить его правильности.
- Как я уже просил, потуши огонь, - сказал он и продолжил путь к дому Динира. - Я пока посмотрю, сколько людей выжило, и что с Диниром. Тут Ревокат нужен, раненых много.
Маг Воды пожала плечами и, подойдя к ближайшему колодцу, стала брать оттуда воду, используя свои способности, и создавая из них своеобразные водяные пузыри, наполненные жидкостью - стала бросать их на крыши домов, туша пожар. Хотя Сильвеста и не видела большой целесообразности помогать жителям - они ей не принесли ничего хорошего, чтобы заслуживать помощи мага, но, возможно, они будут благодарны ей после этого.
Огонь вскоре погас – по крайней мере, на ближайших к ней домах, однако все равно деревня успела весьма погореть. Не пострадали лишь богатые кирпичные дома вдалеке да шпиль ратуши. Там, вдалеке, вообще не видно и не слышно было местных жителей – казалось, там никого и нет, хотя, скорее всего, они просто попрятались и решили переждать налет. Сильвесту же окружил вой и плач женщин, брань раненых мужчин, проклятия и стенания стариков…
- Это все ты и твое мерзкое племя! – выкрикнула ей в лицо какая-то женщина, выбежавшая из дома, крышу которого только что затушил водяной шар. – Отродья бездны! – и она убежала куда-то.
Зеанорт также подвергся нападкам и угрозам со стороны местных, в отчаянии не разбиравших, кто конкретно на них напал. Раз маг здесь, значит, он имеет ко всему этому отношение. Тем более, многие связали действия мага с появлением живых скелетов. Динира же он застал прямо перед домом, у которого изрядно погорела крыша: он и его племянник спешно выпускали из клеток животных, которые могли летать.
- Скорее, скорее, улетайте! – приговаривал им Динир. – Матушка-природа излечит то, что не успел сделать я!
- Динир, уважаемый! Вы в порядке? - поинтересовался старик, который почувствовал облегчение. - Эльдары не добрались до вас?
- О, это вы! – воскликнул купец, завидев Зеанорта. – Право, я уж думал, что мы так больше и не встретимся! Слушайте, господин Ксемнас…  - удивительно, что он запомнил это имя, видимо, у купцов действительно хорошая память. – Я должен вам кое-что сказать! Яно, продолжай! – он передал мальчишке клетку с маленькими круглыми птичками, а сам, прихрамывая, подошел к Зеанорту и, порывшись в карманах, протянул несколько пожелтевших листов самой дешевой бумаги. – Это копии писем – вы сами поймете, о чем там говорится, - сказал он. – Я сам переписал их. После того, что случилось, я вынужден срочно покинуть это место вечерним кораблем – на юг, в болота… Там написано, почему. Я знал, знал, что это случится! Весь город в опасности, господин Ксемнас… Это только начало. Лучше бы вам уехать, скоро здесь начнется что-то страшное!
Похоже, торговец был крайне возбужден и явно не только из-за эльдар.
- Что происходит уважаемый? - не понял старик. - К чему спешка? Остроухие ушли, мы прогнали их!
- Да, но это только начало! – принялся горячо убеждать его Динир. – Просто чудо, что я остался жив, ведь мне было предсказано… неважно! Прочтите это, и вам все станет предельно ясно! Я же вынужден распрощаться – нужно до заката собрать вещи, рассчитаться с хозяином дома – какая досада, что ему придется ставить новую крышу! – и в путь. Будем надеяться, что еще свидимся. Да хранит вас Алара!
- Хорошо, хорошо уважаемый, да хранят вас боги, - быстро сдался старик, раскрывая записку и начав читать.
В свертке оказалась вовсе не записка, а несколько сложенных трубочкой листов, исписанных мелким почерком. Похоже, какая-то переписка. Едва маг погрузился в строки, как из соседнего дома с криками и стенаниями выбежали две немолодые женщины и унеслись куда-то прочь, вопя что-то про «проклятых колдунов». Динир тем временем спешно заносил в дом опустевшие клетки и вольеры, в которых ранее содержались раненые животные. Мальчишка уже скрылся, и сейчас эти двое спешно готовились к отбытию.
Сильвесте удалось потушить пожар, однако она всем своим существом чувствовала на себе озлобленные взгляды местных, их гневную энергетику и явно недружелюбный настрой.
Вся эта суета только сбивает, старику даже подумалось, что люди специально стали бегать и кричать вокруг, лишь бы он не читал содержание листов. Сильвеста тем временем, кажется, закончила с пожаротушением, теперь пускай люди будут сами по себе, и основные проблемы решены.
- Идем назад, - произнес старик, проходя мимо девушки. – Нас тут все равно не жалуют, и нужно проверить, что задержало Ревоката и остальных. Найти более спокойное место.
Закончив тушить пожар, маг Воды накинула капюшон на голову и, больше не обращая внимания на недостойных для неё людей, подошла к Зеанорту.
- Что в этих бумагах? - поинтересовалась она, заглядывая краем глаза в письмена.
- Не знаю, - сухо ответил огневик. – Но судя по поведению Динира, что-то крайне важное, мне нужно спокойное место, чтобы почитать, поэтому я и возвращаюсь.
Старик засунул бумаги себе во внутренний карман одежд и, выставив руки назад, полетел к месту своего назначения на реактивной огненной тяге.

*         *         *

Тоф осталась одна на берегу, рядом с незнакомой девушкой. Однако внутренним зрением она уже видела, что по земляному мосту к ней спешит маг Жизни.
"Ну отлично, - подумала маг Земли, - все веселятся, а я тут сижу с какой-то непонятной девушкой, которая думает, что умерла. Чудееесно..." - она следила, как к ней приближается Ревокат. Сидевшая на земле девушка её не интересовала.
- А ты чего за огненным старичком не побежал? Ему там, должно быть, весело сейчас... - спросила Бейфонг, когда он подошел достаточно близко.
- Ребра. - Коротко ответил Ревокат и, добравшись до берега, присел, желая поменьше беспокоить больное место. - Что с ней?
Сона жадно выпила то, что ей протянула маг воды, и слегка успокоилась. Приподнявшись, она собралась с духом и огляделась.
"Да, валяться в таком положении дел совсем некстати...."
Она глубже запустила руки в траву, так, что бы ладони почти скрылись в зеленом ковре, и выпустила немного силы, направляя ее в зеленые побеги.
"Травушка, прошу тебя поделиться силами природными, роста и восстановления, дабы могла я продолжить свой путь", - мысленно затянула она ритуальные слова. Травинки как будто присосались к ее коже и стали медленно подвядать, отдавая свои силы девушке.
- Ш...Что тут произошло? - запинаясь, спросила она девушку, что стояла рядом с ней.
Тоф ответила магу Жизни:
- Понятия не имею. Она появилась из ниоткуда, чуть не утонула, - девушка хмыкнула. - Меня кинули тут. Видимо, боятся, что я случайно в горящий дом зайду.
Услышав какое-то шевеление упомянутой утопающей, Бейфонг повернулась к ней, хотя и явно не смотрела в ее сторону:
- Ну, пожар, видимо. Кто-то поджег, судя по поведению других магов. Я не знаю, я с тобой тут сижу, - она обиженно фыркнула.
Ревокат не собирался лезть в деревню. Когда она догорит, выжившие сами придут к нему за помощью. Устраивающие всех взаимовыгодные отношения. Поэтому он устроился поудобнее на земле и постарался заснуть. Что ему удалось спустя минуты полторы, благо механизм был отлажен.
Сильвеста решила направиться обратно к магам, которые сидели у берега озера.
"Надеюсь, они хотя бы узнали, кто та девушка и откуда она. Но тогда... куда дальше идти? Спасать жителей, которые, скорее всего, благодарностью не ответят, разойтись и направляться самой уже дальше или отправиться с ними... смотря куда они сами держат путь. Но меня не оставляет впечатление того, что они чудики какие-то, которые что-то делают бесцельно".
Этого магу воды было понять не дано. Странное поведение других магов, которые либо слишком ленивы, чтобы что-то предпринимать, либо действительно чудики, не имеющие ни мотивов, ни цели... А всё же... А у Сильвесты какова цель? Она же тоже, считай, бесцельно путешествует. Путешествует согласно традиции её деревни, пока она не познает того, что ещё никто до неё не познавал. Не найдет того, что искала. Она не знала заранее, чего ищет, но это определяется её сердцем, как гласили традиции. И если она увидит это, то она сразу поймёт.
Правда, в деревню такие странники редко возвращались. Обычно маги воды так и путешествовали до конца своих дней где-то вдали от остальных. Скорее всего, и её такая судьба ждала.
Синеволосая девушка вздохнула и, вернувшись к озеру, уселась у его берега, задумавшись и искоса глядя на остальных магов. Там всё по-старому было. Вот та самая спасённая ею девушка, вот маг Земли Тоф, Маг Огня Зеанорт, Ревокат, который спит. Ей всё больше начинало казаться, что ей не по пути с ними, только вот куда она поплывет после встречи с ними, если отправится? Ответа на этот вопрос не знал никто.
- Ну уж нет, надоело, - фыркнула Тоф, чувствуя, как выравнивается пульс засыпающего мага Жизни. - Эй, водная! Поднимай свою спасенную, возвращаемся в башню. Тут на берегу делать нечего. Дедушка, будите своего младшего товарища. Хватит тут рассиживаться. Я предлагаю вернуться в башню и обсудить, что делать дальше. К тому же, думаю, вам двоим есть что рассказать остальным о том, что там произошло, - она встала и направилась к всё ещё стоящему и неплохо держащемуся творению своей магии.
Мост и правда получился довольно неплохим, даже несмотря на не очень прочные основания. Но сейчас внимание девушки было приковано к башне. Она была уверена, что башня лишилась как минимум одной стены и крыши. Но сейчас её шестое чувство подавало противоречащие этому данные.
- А может кто-то сказать, что всё-таки с башней произошло? - спросила маг Земли, на всякий случай притормозив перед мостом.
- Эх, будь я на пару десятков лет моложе, - довольно произнес дедушка. – Но ты права, нам нужно обсудить происходящее. Друг мой Ревокат, хватит спать на фоне горящей деревни посреди прекрасного дня, лучше пойдем обратно в башню, которая почему-то цела.
Старик только сейчас это осознал, башня стояла на месте, весьма потрепанная, но все же стояла, будто дракон на неё и не садился вовсе.
- А что тут вообще произошло?
Сильвеста повернулась к Тоф и пожала плечами.
- Пока вы проводили время, в деревне случился пожар, и на жителей напали чужаки - Кворхи. Догнать мы их не успели, но вот что теперь точно - это то, что нам здесь точно не рады. Как бы к нам с вилами не пришли.
Последние слова Сильвеста сказала с долей иронии. Конечно же, жители ничего не сделают магам, да и не рискнут они напасть на них, но вот что точно - это они больше не будут принимать их у себя.
- И вообще... для чего эта башня служит в принципе? - решила уточнить маг Воды, подмечая, что башня, вот-вот готовая уже рухнуть, стояла цела-целёхонька.
- То есть, по-твоему, я тут проторчала бесцельно? - обернувшись, обиженно бросила маг Земли Сильвесте. Она бы может с радостью пошла кромсать непрошенных гостей (да и прошенных тоже), но на неё свалили утопленницу, да и слепой довольно сложно ходить по горящему городу. Но вслух она это высказывать не стала. - В общем, я не знаю, кто и как, но башню починили, я думаю, сейчас - именно это главное. С местными потом разберёмся.
И тут она вспомнила о вновь появившемся члене их отряда.
- А никому не кажется подозрительным, что нападение на деревню и появление вот этой, - Тоф бесцеременно ткнула пальцем в сторону Соны, - девушки случились уж слишком одновременно? Не думаю, что это совпадение, но, надеюсь, ей будет, что нам рассказать.
Высказав всё, что накипело, девушка направилась прямиком к башне. Заодно она пыталась обнаружить хоть какие-то следы сил, которые её восстановили.
Проснувшись и ополоснув лицо из озера, Ревокат повернулся к старику:
- Пойдем.
Гости старика продолжали бухтеть и обвинять во всем друг друга. Забавное зрелище.
Один за другим маги скрылись в башне, дивясь образцовому порядку, царившему внутри. И только сейчас все заметили, что маг Металла куда-то бесследно исчез… Неужели убежал в деревню и погиб в огне? Как-то с трудом верится. Но Марко нигде не было видно, а возвращаться на берег и искать его желающих не было. Захочет – сам придет.
Словом, пока обитатели башни осваивались в своем новом жилище, солнце медленно перевалило через озеро и стало клониться к западу. На горизонте со стороны реки показались нежно-персиковые паруса какого-то торгового судна, кои проходили через озеро как минимум раз в день. А в особый «торговый сезон» озеро Хандеяве прямо-таки кишело большими и малыми парусниками, бросившими якорь в прибрежных водах. Конечно, сама деревня Хандеяве никогда не было торговым портом, местным жителям абсолютно нечего было предложить за экзотические товары. Просто здесь была до крайности удобная обстановка – и всем кораблям вполне хватало места на широком и глубоком озере.
Итак, нетипичный для деревни денек завершился скорбным облаком дыма, нависшем над деревней и не развеивающимся из-за отсутствия ветра. Когда же ветер подул, и торговый корабль наконец смог продвинуться вперед, рассеялось и дымовое облако. Представшая морякам картина никак не согласовывалась с некогда живописными пасторальными пейзажами прибрежной деревушки. Больше всего пострадали дома, находящиеся ближе к озеру. До основания погорели немногие, но почти у всех домов изрядно выгорела крыша, почернели фасады и изрядно пострадали миниатюрные садики. Погибших было немного, от силы человек десять, да и те умерли скорее от страха, нежели от каких-то серьезных физических повреждений. И все же мрачная атмосфера, царившая над деревней, была вызвана не столько смертью чьих-то родных, сколько страхом перед возвращением захватчиков. Ведь человек двадцать из деревни, включая детей и женщин, были похищены неведомыми существами – и дальнейшая их судьба была неизвестна.
Ничуть не пострадали лишь каменные дома богатых горожан, начинающиеся на приличном расстоянии от рыбацких хижин, да и шпиль черной ратуши по-прежнему безмолвно высился над горестной картиной.

0

18

Утро – точнее, уже середина светового дня - для Ралу началось не так, как он хотел. Разбудил его крик какого-то матроса, истошно оравшего что -то вроде «столп огненный!». Проснувшийся и недовольный маг Крови поднялся на палубу  и удивился тому, что матрос оказался прав. Там, где находилась пустыня, словно из земли возвышался нехилый столб света.
- Маги, - коротко и лаконично произнёс Ралу,  - маги, будьте вы прокляты. Опять что-то натворили, греховные отродья.
Ему ничего не оставалось, кроме как разбудить гомункула и эльфийку.
Амальти, частично проснувшуюся от того же крика, что и Ралу, будить особо не пришлось. "Доброе утро!" - саркастично подумала эльфийка, тоже поднимаясь на палубу, на ходу поправляя одежду и расчесывая спутанные со сна волосы.
- Что за черт?... - Замерла она, увидев всю эту "картину маслом".
"Что еще за послание свыше, да еще и с утра пораньше?"
Некоторое время эльфийка просто удивленно стояла, вылупившись на "столп огненный".
"Что за черт?..." - снова подумала она.
Столб белого света, пронзивший небеса, еще некоторое время поизумлял матросов, после чего исчез, словно его и не было. Не последовало ни взрывов, ни грохота, ни конца света. На палубе воцарилась гнетущая тишина, а потом весь корабельный состав разразился бурными обсуждениями случившегося. Еще не до конца проснувшуюся эльфийку накрыло нескончаемым гомоном голосов.
Перед сном Терри плотно поужинал принесенным матросами мясом, чуть не откусив одному руку. Точнее, так показалось матросу, хотя дракон лишь слегка обслюнявил его руку, после чего благополучно улегся спать в своем углу.
Ближе к утру его разбудил странный шум на палубе, когда Терри высунул свою голову из трюма, мимо него в панике пробежало несколько человек, а в небе был огромный луч света. Лазурный так и не смог понять причины всеобщей панике и спокойно утопал отсыпаться.
Гомункул так и не просыпался. Отдых ему не требовался, но состояние экономии магической энергии почти ничем не отличалось от состояния крепкого сна, присущего неискусственным расам. Вывести его из этого состояния мог только Мастер командой вроде: "А ну иди сюда, никчемный кусок протоплазмы, мне нужна жертва для нового ритуала!".
Ралу Зарт решил, что время будить Шестипалого - пусть посмотрит на художества греховных магов (если, конечно, это были они). Придя в свою каюту, маг произнёс:
- Шестипалый, вставай! Ты нужен нам!
Не успело до конца прозвучать слово "вставай", как оно вскочило и вытянулось перед Мастером, ожидая указаний.
- Поднимайся на палубу. Всё сам увидишь, - сказал "мастер", - немедленно!
Слово "немедленно" оно понимало хорошо. За суматошно хлопнувшей дверью послышался грохот и ругань матроса, которого спешивший гомункул сшиб с ног, и Зарт остался один в крохотном закутке, который служил тому каютой.
Чертиком из табакерки выскочив на палубу, оно завертело головой в поисках обещанного "всего". Ничего необычного замечено не было, так что оно слегка удивилось и пристроилось под мачтой в ожидании Мастера и его мудрых разъяснений.
Ралу вернулся. Увидев что "столп огня" исчез, он подошёл к Шестипалому и произнёс только одну фразу:
- Ты многое пропустил....
"Послание, блин, свыше!" - полмозга эльфийки еще спало, хотя другая половина уже бодрствовала, но откровенно не понимала, что происходит. Наконец проснувшись, она пошла искать всех, вдруг кто-нибудь из них, скорее всего Ралу, который ее разбудил, знает, что за бред там случился. Наконец найдя его возле мачты с гомункулом, задала типичный для данного момента вопрос:
- Ты в курсе, что творится?
Дракон спокойно лежал в своем углу, положив голову на лапы, и пытался снова уснуть, но гул людских голосов этому всячески пытался помешать. И вот настали минуты драгоценной тишины, когда лазурный начал погружаться в свой сон. Вот он уже увидел родную пустыню и караваны где-то внизу, но вдруг грохот голосов возобновился и вырвал дракона из царства снов. Будучи крайне раздраженным таким положением дел, Терри поднялся и, рыча, направился наверх. Люк, ведущий в трюм, с грохотом откинулся, а из черноты выползла тушка синего дракона в очень скверном настроении.
- Вы все не могли бы заткнуться хотя бы на полчаса и дать мне выспаться?! - В ярости прорычал Терри, напрочь забывая о своем беззаботном амплуа и представая перед всеми в своем истинном виде. К тому же, это первый случай, когда дракон проявил признаки разумности перед эльфийкой.
-Какое-то явление. То ли знак богов, то ли деяние магов, скорее второе, - заметил Ралу. После чего он обратился к дракону: - И ты многое пропустил. Например, столб -луч длиной с Менгахийскую башню.
После этого Ралу глубокомысленно замолчал, как бы дав своим спутникам время обдумать произошедшее.
Оживление на корабле постепенно затихло, и разговоры о неведомом небесном явлении сошли на нет. Деловито покрикивая, усатый капитан быстро навел порядок среди своих матросов, вернув тех к работе. Редкие пассажиры, такие же как Зарт и его команда, уползли обратно в каюты. А корабль ближе к вечеру приблизился к широкому озеру, окруженному со всех сторон живописными изумрудными холмами.
- Следующая остановка – Хандеяве! – крикнул кто-то с мачты.
- Ну наконец-то, - сказал Ралу Зарт, - так, всем приготовиться к выходу. Не забывайте того, что я вам говорил, и будьте готовы ко всему.
- Будем. - Коротко ответила эльфийка.
Никаких вещей у неё с собой особо не было, поэтому она просто спустилась в каюту, взяла оттуда лук и колчан со стрелами, поднялась обратно на палубу и стала ждать каких-либо объявлений, будь то крик матроса о прибытии или приказ Зарта.
- Ну всё, - произнёс Ралу, - пора высаживаться на берег. Собирайтесь, нас ждут великие свершения.
"Опять пафос!" - эльфийка, кроме лука, уже висевшего у неё на плече, из вещей не имела ничего.   Взглянув на Зарта, она встала рядом с ним, облокотившись на борт корабля.
-Шестипалый, - обратился Ралу к гомункулу, - спускайся и позови нашего рептилеобразного друга, потому что уже пора.
Кончилось всё тем, что в Хандеяве всё-таки высадилась команда неугомонного борца с магами (хоть и сам маг!) Ралу Зарта. Никто их не встретил овациями, никто не ждал их увидеть в этом городе, пережившем налёт тёмных эльдар.
Это было под вечер, голубое солнце давно зашло за горизонт, а красное все еще висело над холмами зловещим огненным шаром, заливая окрестности кроваво-алым цветом. В небе ни облачка.
Началась обычная портовая суета: маленький торговый корабль встал на якорь в самом глубоком месте озера, и от него к берегу медленно поплыли лодки с людьми и товаром. Это означало, что к следующему утру в порту будет развернут рынок. Любопытствующие зеваки встречали купцов на берегу. Ралу приплыл в одной из лодок, и про него тут же все забыли. Гребцы начали вытаскивать лодки на берег, купцы важно покрикивали на них, чтобы честно отрабатывали свое золото… Никем не примеченный, Ралу Зарт легко скрылся в лабиринте опустевших к вечеру улиц.
...Однако про приплывшую в следующей лодке странную компанию из симпатичной эльфийки, дракона (всамделишного!) и непонятного голого существа, похожего на зомби-гоблина, судачили еще не одну неделю.

0

19

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 5 - Водокачку на прокачку