Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 006 - Цена Жизни » Эпизод 1 - Легенда о Ханикомбе


Эпизод 1 - Легенда о Ханикомбе

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://www.3dmir.ru/gallery/work/large/2140.jpg

Этим вечером на базе все было более-менее спокойно, не считая того, что Джон Шеппард случайно уселся задницей на чью-то клавиатуру, и из-за этого произошел небольшой компьютерный сбой… На Земле, на североамериканском континенте, было 8-9 часов вечера, и кое-кто из находящихся в центре управления Вратами уже откровенно позевывал, мечтая о сладких сновидениях. А кое-кто, наоборот, был бодр и весел – например, неугомонный Эйден Форд, недавно проснувшийся и работающий сегодня в ночную смену. Он постоянно хохмил, предлагал всем кофе и вообще вертелся юлой.
- У кого-то шило в одном месте, - прокомментировал поведение Форда Родни МакКей.
Прошло уже почти три недели с тех пор как отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 покинули базу в связи с перевозкой вторых Врат в корпоративное хранилище. Их судьбой, конечно, активно интересовались, но новостей было ничтожно мало, и приходили они все с большим запозданием. Потом пропала Урсулаи (прихватив зарплатную карту Камерона Митчелла, которую тот в последние минуты перед отлетом случайно выложил куда-то и позабыл), девушка не оставила ни видеосообщения, ни банальной записки. Искать ее по всей планете было делом провальным, и генерал Лэндри (теперь находившийся в звании лейтенант-полковника) даже не стал отправлять поисковую экспедицию (на которую все равно не выделили бы дополнительных финансов, так как Урсулаи формально не числилась ни в одном ЗВ-отряде и очень не нравилась Гарсии).
Так вот, в тот занимательный вечер отряд ЗВ-3, за исключением Радека Зеленки, обменивался шуточками в командном центре, там же находился Уолтер Харриман, отвечавший за закрытие-открытие Врат. Лэндри препирался о чем-то с Родни МакКеем в своем кабинете, Хаммонд устроил ночной вылет своего авиакрыла, Вескер наглухо засел в своей лаборатории… Короче говоря, делать было откровенно нечего.
(«Как это нечего делать?! – возмущался порой Гарсия, когда заставал какой-нибудь отряд за бездельем. – Сейчас я вам найду дело!»
Обычно после таких слов все внезапно вспоминали о каком-нибудь срочном деле, которое тут же неслись выполнять).
Так вот, не будем отклоняться от истории тех памятных событий. Едва Форд предложил сыграть в какую-нибудь настольную игру, как раздался один характерный и всем знакомый звук: Врата зашипели, загудели и вспыхнули оранжевыми огнями.
- Врата активированы! – всполошился Уолтер Харриман, поспешно нашаривая на столе свои старенькие и давно вышедшие из обихода очки. – Входящий гипертуннель!
Все, кто находился в командном центре, а именно – Шеппард, Форд и Лорн – разом подскочили к стеклянной стене, откуда открывался вид на нижний зал с Вратами. По базе разнесся противный сигнал тревоги, что означало одно: сейчас в зал Врат вломится отряд охраны.
- Харриман, можешь определить, откуда набран адрес? – лениво спросил Шеппард.
- Если бы все было так просто! – воскликнул Харриман, методично шаря пальцами по сенсорной клавиатуре. – Эта система меня не слушается. Мы с майором… капитаном… тьфу, майором Картер пытались ее переделать, как у нас раньше было, но этот ид… наш научный руководитель запретил! Сказал эту осваивать!
- По-моему, этот компьютер управляется голосом, - предположил Форд. – Или мозговой активностью.
- Очень ценное замечание, - скептически заметил Шеппард. – Сейчас самое время разбираться, как оно работает.
- Я просто предложил, - пожал плечами Эйден.
- Харриман, мы можем прекратить подачу энергии на Врата? – спросил Эван Лорн, заглядывая в полупрозрачный монитор через плечо Харримана.
- Теоретически да, но если энергию дают вторые Врата – это не поможет! – выпалил Харриман.
- Отключай! – велел Шеппард. – Мы гостей не ждем, так что рисковать нет смысла, особенно после того как кое-кто так и не поставил щит…
- Харриман, не трогайте Врата! – вдруг раздался голос в командном центре.
Все обернулись и увидели запыхавшегося генерала Лэндри. Харриман, потянувшийся было к красному рычагу, отдернул руку.
- Не трогайте, - повторил Лэндри. – Отключите Врата только по моей команде. Посмотрим, кто это к нам пожаловал.
Из-за спины генерала показалась любопытствующая морда МакКея. Харриман растерянно повернулся к компьютеру и обреченным голосом сообщил:
- Тоннель установлен.
Врата перестали шипеть и вращаться, и из центра окружности вырвался голубой вихрь, втянувшийся обратно в кольцо и заполнивший внутреннюю окружность Врат мерцающей субстанцией. Форд начал нервно покусывать пальцы. А внизу, в зале Врат, уже собралось около двух десятков охранников в черных комбинезонах, взявших Врата на прицел своих странных орудий.
- Никакой стрельбы без моей команды! – предупредил Лэндри в микрофон.
- Если после такого Гарсия не даст нам бабла на диафрагму, - пробормотал Родни МакКей, - то он последний жмот.
С диафрагмой вышла отдельная история: старая титановая заслонка, что защищала Врата в далеких 90-х 20-го века, таинственным образом куда-то исчезла еще до открытия музея освоения космоса и в числе экспонатов не значилась. Все попытки генерала Лэндри выяснить, куда дели столь ценную штуковину, закончились тупиком: спустя двести лет никто не мог сказать ничего определенного, и Джек О’Нилл предположил, что ее просто своровали и продали. И добавил, что это могли сделать русские. Но как бы там ни было, решено было поставить новую диафрагму, но увидев приблизительную сметную стоимость новой заслонки, Гарсия наотрез отказался. Мол, Врата безмолвствовали двести лет, даже после прибытия ЗВ-отрядов никаких нападений извне не происходило, следовательно, тратить такое бабло на страховку от маловероятных случаев невыгодно. Так что  или Лэндри придумывает эконом-вариант, или идет нафиг. Гарсия был уверен, что круглосуточно дежурившие на базе отряды охранников смогут отразить любое нападение. Мол, на содержание штаба охраны и так много ресурсов уходит, а тут еще вы с какими-то титановыми заслонками…
Теперь понятно, почему внезапно открывшийся гипертуннель вызвал такой переполох на базе. Несколько томительных секунд ничего не происходило, а потом из Врат с хлюпающим звуком выпал незнакомый человек в светло-зеленом медицинском халате. Он кубарем прокатился по пандусу и замер. А когда тяжело поднял голову, увидел два десятка направленных на него черных стволов довольно угрожающего вида…
- Не стреляйте! – завопил Джозеф Беккер, едва ли не впервые в жизни потеряв хладнокровие. – Я с Ханикомбы! Дежурный врач! – и он уселся на полу, подняв руки.
Не успел Лэндри среагировать, как следом за незнакомцем на пандус приземлилось еще двое: Чед Ремси с какой-то невысокой худенькой девушкой. Они, подобно Беккеру, прокатились по пандусу, но довольно быстро вскочили на ноги, и Ремси крикнул:
- Генерал Лэндри! – наплевав на то, что вообще-то формально использовать старые звания было запрещено, особенно прилюдно. – Это мы! Все свои!
- Что произошло? – спросил Лэндри в микрофон. – Где О’Нилл?
- Сейчас будет, скажите этим психам, чтобы перестали в нас целиться! – не очень скромно попросил Ремси.
- Опустить оружие! – тут же приказал Лэндри. – Это свои. Ну… почти свои, - добавил он, потому что из Врат тяжело вывалился сначала один незнакомец, потом второй.
Первый был худощав, с начинающими седеть волосами, но в целом крепкий и бодрый, второй – помоложе, темноволосый, невысокий. Этот, едва упал на пандус, так и замер на нем, больше не двигаясь. Тот первый тут же кинулся к нему и начал оттаскивать из зоны возможного приземления следующих беглецов.
- Беккер, - гаркнул он. – Хватит там сидеть, нужна ваша помощь!
Человек, первым появившийся из Врат, уже пришел в себя и склонился над Бутвудом, которого Соммерс уложил на пол рядом с пандусом, не обращая внимания на «черные комбинезоны».
- Генерал Лэндри, бригаду медиков, срочно! – замахал руками Ремси, привлекая внимание.
- МакКей, свяжитесь с Беккетом, - отрывисто распорядился Лэндри. – Быстрее, что вы стоите!
МакКей, опомнившись, рванул к  пульту общей связи. Тем временем Форд, Лорн, Харриман и Шеппард с отвисшими челюстями наблюдали за происходящим. Следом из Врат выпал еще один бездыханный субъект, парень лет двадцати, упавший не очень удачно – кажется, даже с неприятным хрустом. Девушка, прибывшая вместе с Ремси, потянула Чеда за рукав. Они вместе оттащили Серафима – а это был именно он – поближе к Беккеру.
- Он жив, - шепотом сообщила Юко. – Просто без сознания.
После Серафима показался и Кольт: тот выглядел бодрячком, приземлился на обе ноги и нисколько не пострадал.
- Да что ж все морды-то незнакомые! – выразил общую мысль Форд. – Где все наши, я не понял?!
Тут же, словно в ответ на свой вопрос, из Врат синхронно выпали Дэниел Джексон и Джонас Куинн. Последний налетел на Кольта и сбил его на пол, оба покатились по пандусу.
- Я не понял, что у них там за прыжки с короткой дистанции? – прокомментировал ситуацию Шеппард. – Откуда они все выпрыгивают?
- Может, Врата стоят под наклоном, - предположил Лорн.
- Или вовсе лежат горизонтально, - поддакнул Форд. – Это их от смены гравитации так колбасит.
В его словах была истина: на Ханикомбе Врата действительно лежали на полу, и ЗВшники прыгали в них, как в колодец, а «вылетали» уже из вертикально стоящих Врат на Земле. Получался действительно прыжок из центра окружности.
Саманта приземлилась красиво, с кувырком, а вот Харрингтон вывалился следом за ней, как мешок с картошкой, прогромыхав по пандусу всем своим весом.
- Где же О’Нилл? – снова высказал общую мысль Форд.
Ему не ответили, потому что из Врат показался Митчелл, который с ходу заорал:
- Хватайте мелкого! – и только потом рухнул на пандус, выставив руки вперед.
Охранники, изнывающие от жажды деятельности, даже не стали разбираться, от кого исходит приказ – так им хотелось кого-нибудь из этой компашки схватить. Но вот проблема была в том, что «мелких» здесь было аж трое: Кольт, Серафим и Чед Ремси. Да и Джонас Куинн тоже выглядел не особо старше этих троих, поэтому охранники схватили всех четверых без разбору, даже Серафима, который уже пришел в себя и теперь сидел на полу, осоловело хлопая глазами. Короче говоря, когда из Врат наконец-то появился О’Нилл, приземлившийся грациознее всех, его глазам предстало странное зрелище, словно сценка из спектакля про сумасшедший дом: куча народу, все орут, размахивают руками, повсюду мельтешат охранники в черных комбинезонах, и в их руках отчаянно верещат и бьются Челд Ремси и Джонас Куинн. Серафим на попытки его поднять и куда-то утащить среагировал со спокойствием трупа, а Кольт… впрочем, о нем позже.
- Что за... – начал было О’Нилл, но тут вспомнил кое-что важное. – Закрывайте Врата!!! СРОЧНО!!! – и присел на пандусе, прикрыв руками голову.
Вовремя. Потому что над его головой пронесся небольшой огненный вихрь, захваченный Вратами на полсекунды… И тут гипертуннель закрылся. Пламя развеялось, никого не задев, и О’Нилл осторожно привстал, затравленно озираясь. В зале Врат и командном центре вдруг воцарилась звенящая натянутая тишина, какой здесь не было даже по ночам. Даже Ремси и Джонас заткнулись и перестали сопротивляться.
- Охренеть можно, - подвел итог сего вечера Эйден Форд.

0

2

Серафим не очень быстро приходил в себя, творящуюся вокруг суматоху он даже не слышал. В глазах было мутно, но он все же мог видеть пол и чьи-то ноги. Мозги тяжело приходили в норму, но мало по он начал осознавать происходящее и тот факт, что его кто-то не особо аккуратно держал под руки.
В голове крутилась только мысль о том, что его опять поймали, и что-то опять будет. Это вызвало небольшую паническую атаку. Серафим стал вырываться, пинаясь и кусаясь, кричать, что он всех перебьет. Силы приходили будто из ниоткуда.
- Выпустите меня! Выпустите! – кричал парень, трепыхаясь, как вобла в сетке. – Я вас всех уничтожу! Вас, скорпиона, ВСЕХ!!!
Не став особо разбираться, что к чему, один из не очень интеллектуально одаренных охранников нежно стукнул Серафима прикладом своего оружия по затылку. Парень рухнул, как подкошенный, и больше не шевелился. Тоненько вскрикнув, Юко вцепилась в Беккера
- Эй, вы чего творите? – возмутился Соммерс. – Вы ж его убьете!
- А чего он?... – глухо промычал из-под маски охранник.
- Охрана! – звучно крикнул сверху генерал Лэндри . –Немедленно отпустите Чеда Ремси и Джонаса Куинна. Сейчас же!
- Да, отпустите меня! – возмутился Джонас. – Умные самые, да?
Охранники явно не знали, который из них Ремси и Куинн, поэтому замешкались.
… Полета тела через гиперпространственный туннель Энтони не испугался. Как ни странно, но этот полет был похож на движение в магистральном информационном канале, когда поток информации настолько мощный, что человеческий разум не то что не может обработать, он даже не может его осознать. Но полет парня завершился так же быстро, как и начался. Кольцо выплюнуло парня на другой планете. Кольт впервые проходил через Врата, и смена гравитации чуть не заставила парня запороть носом по решетчатому полу, но благо он успел сгруппироваться и приземлиться на обе ноги.
Но то, что произошло дальше, заставило парня замереть на месте. Разум парня говорил, что он где-то в другом месте, но имплант, который хоть и с большим пингом, держал соединение с истребителем. Кольт медлил, стараясь осознать, где он.
«Сигнал есть, значит, недалеко от истребителя, но фоновый шум... Это не Ханикомба, столько мусора на кратных частотах бывает только на Земле», - догадка ужаснула парня. Одно мгновение - и несколько десятков световых лет. Кольт упаковал полученную информацию и отправил пакет данных на истребитель. В таких условиях он уповал только на Легиона, только тот мог понять, для чего Энтони прикрепил к сообщению сигнатуру.
Кольт чувствовал, как крепкие руки скрутили его, он не сопротивлялся и лишь повернул голову, когда Врата закрылись, и соединение с истребителем было утеряно.
«Снова один», - вздохнул он и почувствовал как в ответ руки крепче сдавили его. Ножа у него уже не было, он скрытно отбросил его в сторону еще тогда, когда прошел через Врата и увидел нацеленные на него автоматы, и теперь ему оставалось дождаться только одного - когда прилетит Легион, или же снова бежать. Бежать, как он делал всегда. На Земле он сможет скрыться на любой территории, эта обвешанная суперсовременными и доисторическими технологиями планета была для него надежным убежищем, вот только бы добраться до поверхности.
Кольт перевел свой передатчик в пассивный режим, теперь он не передавал сигналы, а только слушал. Легион на максимальном ускорении придет сюда через 7-8 дней. Но также Кольт знал, что Легион уже отправил сообщение, и с ним попробуют связаться агенты Гипердайна, теперь он достаточно важен, поскольку он видел, как работают эти Врата.
О’Нилл и сам не знал, какую угрозу притащил на базу, но задумываться об этом не было времени.
- Вот этого и этого – отпустите, - сказал он. – А этого, белобрысого – держите покрепче. Он хоть и мелкий, но перебил половину Ханикомбы!
- Выполнять, - гаркнул сверху генерал Лэндри.
Ремси и Джонаса отпустили, и те, недовольно ворча, отбежали на безопасное расстояние. Митчелл виновато улыбнулся, ведь «хватать мелкого» было его идеей.
- Что это такое случилось на Ханикомбе? Новые трупы? – протянул тем временем Эйден Форд, находясь в зале брифингов вместе со своим командиром Шеппардом и генералом Лэндри.
- А вот сейчас и узнаем, - мрачно отозвался генерал Лэндри. – Джек, что у нас с тем парнем?... – спросил он уже в микрофон.
- Я бы советовал запереть его где-то немедленно, - отозвался О’Нилл. – Не спрашивайте почему, я все объясню позже. И с усиленной охраной желательно, да.
- Выполняйте, - отрывисто бросил Лэндри. – А вы… отряд ЗВ-1 – ко мне немедленно! Митчелл… проследите за ранеными.  После чего жду вас здесь же.
Митчелл уныло показал пальцами знак «Окей». О’Нилл свистнул свою команду, и все четверо уныло поплелись вон из зала Врат, предчувствуя допрос с пристрастием. Впрочем, гнев генерала Лэндри можно было понять. Вваливаются тут без предупреждения во Врата, притаскивают с собой кучу незнакомых морд…
Прибыла команда медиков, которыми деловито руководил Карсон Беккет. Кэролин Лэм скептически хмыкала и делала все по-своему. Серафима и Бутвуда положили на носилки и куда-то унесли, потом Митчелл скомандовал подниматься. Когда унылая и помятая толпа ввалилась в зал брифингов, Лэндри уже выслушивал какие-то невнятные вялые оправдания О’Нилла и его команды. Глянув на новых гостей, Лэндри подвел итог:
- Ясно, - сказал он. – Так у нас ничего не выйдет. Все марш в душ – чтоб через двадцать минут были здесь в… приличном виде и адекватном состоянии!
С радостным ревом ЗВшники ломанулись прочь из комнаты. Шеппард и Форд проводили их удивленными взглядами. За обеими отрядами уныло поплелись Соммерс, Беккер и Юко. Из представителей Ханикомбы остались только они, поскольку Бутвуда и Серафима унесли врачи, а Кольта куда-то увели.
Насчет внешнего вида новоприбывших отрядов генерал Лэндри был прав: рваные комбинезоны, перепачканные кровью и какой-то грязью, унылые исхудавшие лица, на руках синяки и ссадины… У кое-кого были опалены брови и волосы. Складывалось впечатление, что на Ханикомбе было жарко.
Забежав в свои каюты и похватав чистую одежду, отряды ЗВ уже готовы были ломануться в душ наперегонки, как вдруг Соммерс напомнил о себе. Тогда Митчелл велел следовать за ним, ввалился в прачечную, похватал с полок чистую одежду, полотенца и обувь, всучил удивленному Соммерсу и, крикнув: «Душ прямо и направо» - умчался занимать очередь.
Саманте повезло больше всех: из двух команд она была единственной женщиной, поэтому все четыре кабинки были в ее распоряжении. Правда, потом, смущаясь, пришла Юко и заняла одну, но Саманте и без того места хватало. Зато с мужским душем вышла заминка. Пинаясь и ругаясь, как скауты в детских лагерях, О’Нилл и компания наперегонки занимали свободные кабинки, однако Митчеллу, который показывал Соммерсу, где взять одежду и полотенца, пришлось ждать, пока кто-нибудь соизволит выйти. Вместе с ним топтался замешкавшийся Джоанс Куинн. Потом осторожно притащились Беккер и Соммерс и тоже встали в очередь. Таким образом, к началу брифинга опоздали эти четверо и Юко, но Лэндри решил не начинать разнос, пока все не будут в сборе.
И вот наконец на круглым столом расселись усталые, с мокрыми волосами, но довольные герои последних событий. Отряд ЗВ-1: О’Нилл, Саманта, Дэниел и Джонас, в чистых брюках и рубашках с короткими рукавами. Отряд ЗВ-2 в лице Митчелла, Харрингтона и Ремси. Беккер, нелепо смотрящийся в военной форме, которая была ему на пару размеров больше. Соммерс, в черной футболке и каких-то рабочих штанах. Юко в каком-то бесформенном балахоне… Лэндри не садился, он ходил туда-сюда и бросал оценивающие взгляды на пеструю компанию, собравшуюся здесь. Шеппард, МакКей, Харриман и Форд, усевшись где-то в сторонке, молча наблюдали за развитием событий. Прочих любопытных, сунувших нос в зал для брифингов, Лэндри решительно выпроваживал, заявляя, что здесь не цирк с конями приехал.
- Вам еще повезло, что Гарсии нет, - сказал наконец Лэндри, когда пауза затянулась.
- А где это он? – вырвалось у Камерона Митчелла.
- Я не интересовался, - отрезал Лэндри. – Итак… - он оперся руками о столешницу. – Что произошло?
Это был главный вопрос вечера. Запинаясь, перебивая друг друга и перескакивая с пятого на десятое, отрядам ЗВ удалось более-менее изложить картину произошедшего на Ханикомбе. Внутрь базы упала капсула с диверсантом. Энтони Кольт пытался добраться до хранилища, чтобы понять, что же такое они привезли. Перебил кучу народа, взломал внутреннюю интрасеть базы. Оказался на редкость смышленым малым, опытным убийцей, да еще с какими-то железяками в голове. О «железяках» Лэндри попросил рассказать подробнее, и слово передали Беккеру, который суховато изложил то, что обнаружил сам… Потом Саманта рассказала о появлении Серафима – того держали в хранилище под базой. Дэниел и Джонас вспомнили про гайвера, который чуть их не убил. Помянули отрезанную руку Бутвуда. Когда перекрикивания и переругивания достигли апогея, Лэндри попросил тишины.
- Тихо! Прекратите немедленно! – и все разом заткнулись. – Так… вы, я полагаю, руководили службой безопасности? – обратился он к Соммерсу, которого уже бегло представили.
Соммерс встал.
- Да, я глава службы безопасности генерал майор Ланс Соммерс, - оттарабанил он.
Форд издалека захихикал, отчего получил тычок под ребра от Шеппарда.
- Расскажите нам, что произошло далее, - попросил генерал Лэндри.
Соммерс изложил свои приключения с Серафимом. Потом слово попросил О’Нилл, рассказал, как на базу прибыл какой-то проверяющий, от которого Ватанабэ тщательно пытался скрыть побег Кольта, Серафима и гайвера. А поскольку они, ЗВшники, повсюду совали свой нос и тоже были в курсе побега Кольта, их попытались обвинить в диверсии и убить. Соммерс попал в немилость, когда экзоскелетом раздавил гайвера. Джонас добавил, что видел, как останки этого гайвера изучали в какой-то подпольной лаборатории. Удирая от солдат Ватанабэ, они не придумали ничего лучше, чем воспользоваться Звездными Вратами. И вот сейчас они здесь, все еще не веря в свое спасение.
Самым длинным рассказом был эпизод про бойню в хранилище. ЗВшники снова стали тараторить наперебой, но Лэндри их остановил.
- И без подробностей все ясно, - сказал он. – Да уж, влипли вы, господа… Влипли.
- Знаем, - понуро согласился Митчелл. – Но мы даже не нарывались. Просто Ватанабэ и его прихехешник Оониси…!
- Да, я знаю, обычные корпоративные дрязги, - отмахнулся Лэндри. – Вы просто оказались лишними свидетелями и поступили правильно, воспользовавшись Вратами. Только поймите вы одну вещь: никаких прямых свидетельств против Ватанабэ нет. И когда весть о вашем побеге с Ханикомбы дойдет до Земли – а полагаю, они уже отправили сюда сообщение! – Вейланд и Гарсия скорее прислушаются к мнению Ватанабэ, чем к вашему! Им ничего не стоит обвинить вас в преступной халатности, а то и навешать обвинения во всех смертных грехах. Вы меня понимаете?
Ответом было тягостное молчание.
- Ладно, - вздохнул Лэндри. – Поступим так. Сейчас вы все пойдете и выспитесь. И поедите как следует. А я пока подумаю, как нам поступить с Гарсией – так, чтобы никто не пострадал.
- А что будет с Кольтом, сэр? – спросила Саманта.
- Этот ваш Кольт заперт этажом ниже, его охраняют двое. Никуда он не денется. А касательно другого парня – ему можно доверять?
- Насчет доверять – не уверен, но вот запирать точно не требуется, - сказал О’Нилл. – У меня сложилось впечатление, что в далеком детстве ему чем-то не угодило Братство Нод… так что пока он на нашей стороне.
- Хорошо. Его странными способностями и имплантатами Кольта займемся позднее, сначала придумаем вам легенду на то время, пока не придет сообщение с Ханикомбы. У нас есть… ну, трое суток, я полагаю, - прикинул Лэндри. – А теперь идите и попытайтесь выспаться. И будьте добры – притащите еще три кровати для наших гостей, - с усмешкой добавил он.
ЗВшники недовольно заворчали, но спорить не стали. Это было вполне в стиле генерала Лэндри – дать задание типа «найдите-ка три кровати на военной базе». Потягиваясь, постанывая и переругиваясь, они встали и потащились в спальный отсек.
- Ремси, сгоняй за тремя кроватями, - лениво бросил Джонас Куинн.
- Щас, уже бегу, только куртку накину, - едва ли не впервые в жизни съязвил Ремси.
Потом началась эпопея с поиском кроватей и постельного белья, кое-как уладили этот вопрос с работниками склада, после чего не очень дружная компания повалилась спать с плохими предчувствиями… Правда, через полчаса Харрингтон все-таки встал и пошел в столовку. Из всей компании он оказался самый голодный.
В медотсеке Кэролин Лэм сделала вывод, что состояние Бутвуда тяжелое, но постепенно стабилизируется, так что если отоспится пару суток – можно будет за его жизнь не волноваться. А то касается Серафима… ну, нервное и физическое истощение налицо, однако Беккет строго-настрого запретил вкалывать ему какие-то стимулирующие препараты, сказав, что в его случае сон – лучшее лекарство. Короче говоря, этих двоих оставили в покое.
А Кольта попросту впихнули в камеру три на три метра, с узкой кроватью и тумбочкой. Ни окон, ни широких вентиляционных решеток. Даже туалета не было. Спартанские условия для плохого парня.

0

3

Кольта выводили последним из помещения Врат, и, с одной стороны, они действовали правильно: заломив руки, они довели его в таком положении до душевой комнаты. Где, бросив ему к ногам новую тюремную одежку, приказали переодеваться.
«Скотины», - подумал Кольт, огрызаясь на подобное отношение, но виду не подал. Честно говоря, он и сам был бы не против избавиться от грязи, в которой он изрядно вывалялся, ползая по Ханикомбе.
Энтони переодевался неспеша, аккуратно складывая старую форму возле свеженькой тюремной сорочки и штанов. Двое охранников, по обычаю одетые в стандартный костюм и разгрузку, тихо разговаривали между собой, комментируя каждое движение парня. Кольт, лишь имитируя стеснительность, жался к стенке ровно до момента, пока его рука не нащупала КПК во внутреннем кармане.
«Бинго», - пронеслось в мозгу, и парень, сделав случайный жест рукой, демонстрируя своим наблюдателям разъемы в голове и длинный шлейф, который в виде косички свисал со среднего разъема.
Он знал, что у такого контингента не будет достаточных технических знаний, чтобы описать подобное или понять его назначение.
- А ну стоять, - хриплый голос эхом пронесся по душевой. - Это что у тебя в голове ?
Кольт еще больше вжался в стенку:
- Импланты, я без них не могу жить, - дрожащим голосом ответил разведчик.
- А ну вытянул эту хрень из головы, - уже с твердыми нотами угрозы повторил охранник.
- Не могу, - Кольт начал давить из себя слезы, - не могу, они срослись со мной.
- Я кому сказал. А ну быстро ... - уже срываясь на крик, выговорил охранник и дернул затвор.
Кольт, имитируя поведение слабохарактерных людишек, свалился на колени и, уже заливаясь слезами, выдавил:
- Не могу, если бы мог, давно бы избавился, - но в реале Кольт никогда бы не избавился от них. Для него это они были как руки у человека, и расстаться с ними он не желал ни при каких обстоятельствах.
Да и к тому же он был частично прав, когда говорил, что он без них не мог жить. Из-за того, что они были имплантированы еще в младенческом возрасте, извлечь их сейчас было невозможно, не убив Кольта, с другой стороны, Кольт хранил информацию в своей кодировке. Не давая никакого шанса противнику получить данные к ней.
Но вся эта маленькая комедия была предназначена лишь для одного - чтобы незаметно выдавить КПК с внутреннего кармана и, прокинув его через штанину, подсунуть под новенький комплект одежды.
- Смотри мне, шаг влево-вправо -  расстреляю, - закончил перепалку охранник и опустил автомат.
«Придурок», - подумал Кольт и, шмыгнув носом, вытер слезы. Дальше он действовал уже более решительно и быстро.
Сбросив с себя ошметки одежды, он буквально бросился под теплый расслабляющий поток. Кольту было наплевать на то, что повязка на груди, сдерживающая его сломанное ребро, намокнет, и ей придется очень долго сохнуть, а значит, мешать парню, но сейчас ему было параллельно до этого. Он впервые за несколько дней расслабился.
После принятия душа наблюдение за ним слегка притупилось, поскольку теоретически у Энтони уже ничего не должно было остаться, поэтому он без особого труда засунул КПК за пояс, тюремная одежда не подразумевала наличие карманов. И проследовав за охраной, он попал в небольшую камеру размером три на четыре с двумя койками. Легким пинком его подтолкнули в камеру и закрыли за ним дверь.
- Не сбежать, - тихонько процедил себе под нос разведчик. Бетонные стены и металлический засов без электроники не давали возможности парню сбежать, но и наблюдения за ним здесь не вели, что было ему только на руку.
Кольт, как и полагается узникам, сразу улегся на кровать. Подсоединил КПК к шлейфу, который так и остался болтаться из разъема на голове, и запрятал его под матрас. Если бы Кольта резко подняли, шлейф бы просто выскочил из разъема КПК, а тот бы остался под матрасом.
Хорошее состояние игрушки можно было бы использовать как улику и ссылаться на то, что на базе есть сообщники, и можно было устроить еще один замес и бежать.
Энтони закрыл глаза и начал свое черное дело. Теперь задание усложнялось, другая база, другая беспроводная сеть, другой пароль. Энтони через передатчик принял несколько закодированных пакетов и принялся за их расшифровку. Пока его тело отдыхало, мозг пытался понять алгоритм шифрования и подобрать ключ к пакетам. Главное было подсоединиться к сети, а дальше все пойдет быстрее.

0

4

На Неонополис опустилась туманная жаркая ночь. Начало лета 2230 года ознаменовалось рекордным повышением – а следом рекордным понижением – среднемесячной июньской температуры, какого не было за последние пятьдесят лет. Впрочем, данные рекорды отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 успешно пропустили, улетев с «особо важным» заданием на Ханикомбу, что закончилось для названной базы весьма трагично. И вот сейчас, когда температура воздуха снова стала по-настоящему летней, О’Нилл и компания спали тревожным сном, все еще внутренне переживая недавние потрясения. Спал даже Дэвид Харрингтон, заснувший позже всех из-за того, что его понесло в столовку… Спал Ремси, который до того, как забыться сном, долго ворочался и нервно теребил одеяло. Саманта спала на животе, уткнувшись лицом в подушку. О’Нилл похрапывал, закинув руки за голову. Спал и Дэниел, которому заснуть не давали тревожные мысли… Он слышал, как в комнату-пещеру заглянула Вала, но притворился, что спит. Кажется, до Валы уже дошли новости об их странном возвращении в компании шпиона Гипердайна, и она пришла поглазеть все ли живы. Увидев, что все дрыхнут, Вала удалилась.
Прошло полгода с тех пор, как беженцы из Империума появились в этой реальности, в чужом и таком непонятном мире. Кто-то освоился быстро, кто-то, как Ремси, еще долго вникал в суть вещей… Всем нашли полезное применение на базе, кроме Урсулаи. Впрочем, та не так давно пропала без вести, не оставив даже записки (зато случайно прихватив зарплатную карточку Камерона Митчелла, которую тот легкомысленно оставил на столе для брифингов). Камерон обнаружил пропажу карточки слишком поздно, когда его уже ждали перед вылетом на Ханикомбу, поэтому не успел подать заявление о срочной блокировке (и вообще решил, что карточка где-то на базе, просто он ее куда-то засунул). Когда Урсулаи отсутствовала аж трое суток, генерал Лэндри решил было поднять поиски, но этому резко воспротивился Гарсия. Он вообще терпеть не мог несносную девчонку и будет очень рад, если она больше не появится в поле его зрения. В прессе не было никаких сообщений об изнасилованной и убитой девушке с фотографией трупа Урсулаи, поэтому Лэндри решил, что сумасбродная вампиресса опять хочет поискать свободу. Что ж, не так уж он был неправ, Урсулаи действительно в этот момент путешествовала по странным полузаброшенным городкам на краю цивилизации, познавала мир вокруг себя и вообще планировала добраться наконец до Тибета.
С внезапным появлением «подкопченных» отрядов ЗВ-1 и ЗВ-2 о пропаже вампирессы все разом забыли. Выслушав их путаные объяснения и составив более-менее ясную картину произошедшего, Лэндри отпустил всех отсыпаться, а сам вызвал Хаммонда – посоветоваться с ним о том, какую легенду придумать для Гарсии. Не зная о печальной судьбе Ватанабэ, Оониси и всего персонала базы, а также о строгих порядках в верхах руководства, эти двое полагали, что со дня на день придет сообщение о мятеже с обвинениями в сторону отрядов О’Нилла и Митчелла. Чью сторону примет Вейланд было предельно ясно, а уж мнение Гарсии об отрядах ЗВ было известно и без обвинений со стороны Ханикомбы, поэтому следовало подготовиться. Гарсию решили не оповещать ни о чем, пока не будет четко заученной легенды о том, что «произошло на самом деле». Еще следовало что-то делать с Энтони Кольтом и Серафимом Эстелем. С последним еще ладно – он в ближайшее время носа из медпункта не высунет, а вот Кольт, по рассказу О’Нилла, был довольно занимательной личностью. И опасной.
Этой ночью Лэндри и Хаммонд оба не спали. Они, как заговорщики, тихо о чем-то совещались в кабинете Лэндри, куда не пустили ни любопытствующего Шеппарда, ни МакКея, ни Валу. Следовало придумать хорошее оправдание для отрядов ЗВ, причем такое, чтобы в него поверили даже те, кто и так на их стороне. И еще следовало бы пообщаться с Кольтом. Странный парень, очень странный.

* * *

Лоб парня медленно покрылся мелким потом. Хоть он сейчас не занимался никаким физическим трудом, но разгадывание ключа сети требовало от него недюжинных усилий. Перебирать ключи в лоб было крайне долго, по этому Кольт опирался на стандартный вид заголовков пакетов и, ориентируясь по результату, изменял входящие данные. Сейчас его никто засечь не мог, поскольку сразу после захвата пакетов он отключил передатчик, и дальнейший взлом проводил в своей голове.
Тяжело сказать, сколько у парня ушло на это. Энтони не обращал на такое внимания, да и по сути он не имел возможности за этим уследить, и если бы в это мгновение кто-то зашел в комнату, он бы не отреагировал на это. Но вот настал долгожданный момент.
«Готово, - слегка ухмыльнулся парень. - Теперь начнем исследование».
Он вновь активировал передатчик КПК и начал ожидать. Ему нужно было, чтобы кто-то залогинился в сети. Но данное событие не заставило себя долго ждать. Буквально в течение 10-15 минут некий Джон Нейм залогинился на обслуживающем терминале, тем самым предоставив Кольту доступ в сеть.
- Погнали, - шевельнулись губы парня, и он начал атаку.
Он знал теперь пароли и ключ к общей сети. Этого было мало, но достаточно для него. Первым делом Кольт сделал широковещательный запрос к DHCP-серверу, чтобы получить временный адрес, а заодно узнать, по какому протоколу ведется работа в данной сети.
«Айпи шестой версии с расширенными префиксами совместимости, - он задумался на минутку, - новее, чем на Ханикомбе, но попахивает стариной. Все в одной зоне, но есть совместимость с другой сетью. Значит, я на фронтендной сети, и есть еще одна внутренняя сеть, но мы ее пощупаем позже», - сложил логическую цепочку Кольт.
И продолжил атаку, точнее разведку. Разведчик не углублялся в дебри сети, его интересовала общая структура сети, общие планы этажей (благо чинуши, переживая за персонал или свои деньги, навешали кучу планов эвакуации с картинками), версии ПО, которое используется в данной сети, и доступные технологии.
С точки зрения безопасности Кольт знал, что ведет себя, как слон в посудной лавке, но ему было наплевать. Он не работал через клавиатуру, а оперировал понятиями и командами на уровне людского восприятия. И то, что для обычного человека заняло бы несколько часов, он провернул менее чем за 10 секунд, и также быстро отключился от сети. Теперь следовало все это обдумать и принять решение, что делать дальше. Но теперь Энтони уже точно знал, он на Земле.
А еще он знал, что это, вероятнее всего, некая военная база. И судя по тому, что «О’Ниллова компашка» притащила его сюда, именно здесь была штаб-квартира Вейланд-Ютани на Земле, а также основной командный центр. Знал он также, что Вейланд-Ютани базируется где-то в Объединенных Америках. Следовательно, свое территориальное положение он представлял неплохо. Но главной загадкой по-прежнему осталась та штука из хранилища Ханикомбы, которую земляне называли «Звездные Врата». То, что это телепорт, Коль не сомневался – на себе испытал его действие. Он немного знал о гиперпространстве, но в основном только то, что касалось гипердвигателей на космических кораблях. Про гиперпространственные телепорты, да еще межпланетного масштаба, он слышал впервые. Так вот какую тайну скрывают господин Вейланд и госпожа Ютани…
Его проникновение в сеть осталось незамеченным. Если бы онлайн сидела Саманта – несомненно, она бы засекла чужое вторжение и опять устроила с Кольтом хакер-баттл, но в настоящее время она спала тревожным сном, как и остальные ЗВшники.
Через несколько часов угрюмый охранник принес Кольту поесть. Две пластиковые тарелки на пластиковом подносе, а еще пластиковый стаканчик с яблочным соком. В глубокой тарелке был соево-кукурузный суп, на второй – круглый сэндвич, в простонародье носящий название «шитбургер» (сами догадайтесь почему). Не пятизвездочный ресторан, конечно, но для заключенного – вполне сгодится.

0

5

Зловещие эманации Имматериума развеялись, затихли пронзительные потусторонние звуки… И Марк Флавий, гвардеец пятьдесят второго Имперского полка «шакалов», впервые за много-много лет (как ему казалось за время его блужданий в варпе) почувствовал гравитацию. Его тело, закованное в тяжелую имперскую броню, лежало горизонтально на чем-то твердом, лицом вниз, сквозь фильтр шлема просачивался вонючий, но относительно безопасный воздух… Он в реальном мире! В нормальном физическом пространстве!
Подняв голову, Марк увидел через линзы шлема, что лежит на черной земле, покрытой толченым стеклом и железяками, а вокруг возвышаются руины каких-то зданий, странного вида незнакомая покореженная техника, вдалеке сияют золотым блеском большие купола размером с небольшой район города-улья… И впереди лишь выжженная земля, черные остовы ветхих зданий, покосившиеся сооружения и металлические вышки. На Кадию непохоже, даже на Кадию, пережившую нападение хаоситов. Слишком много странных построек и вещей валяется вокруг, совсем незнакомых Марку. Где же он оказался?... На какой планете?... Кажется, планета эта переживает не лучшие времена – возможно, хаоситы побывали и здесь.
Марк с трудом встал с земли и, кое-как сохранив равновесие, огляделся: он был в материальном мире!
«Спасибо тебе, о всемогущий Император», - подумал гвардеец.
Вокруг руины разных строений, но они непохожи на здания Империума с его готическим стилем, они были... непривычными и казались такими хрупкими по сравнению с домами Империума, которые, наверно, делались, чтобы выдерживать артиллерийский снаряд, но вкупе с выжженной землёй создавали впечатление какой-то войны. Возможно, Марк находится на одной из планет в неизведанном пространстве, так как архитектура непохожа ни на Империумскую, ни на эльдарскую, ни тем более некронскую с  Тау. От этой мысли гвардеец похолодел и принялся читать литанию защиты:
- О, Император Человечества, Благосклонный свой взгляд ниспошли, И призри над слугой своим и воителем, Сохраняя от козней его. 
Привычные и такие родные слова литании согрели душу Марка и успокоили его. В любом случае он гвардеец и должен нести свет Императора даже в такие оставленные Его Светом планеты. Возможно, хаоситы тоже нашли эту планету и сейчас убивают ее жителей, хотя если они какие-то ксеносы, то Марку их совсем не жалко. Взгляд "шакала" зацепился за большие золотые купола, которые своим сиянием, видимым даже сквозь линзы шлема, привлекают к себе внимание. Решив идти к этим атрибутам местного пейзажа, Марк оглядел себя на наличие оружия. Осмотрев себя, "шакал" вынес утешающий вердикт - при нём его хелган, 10 гранат (5 фраг-гранат и 5 крак-гранат), штык-нож, икона Императора, сборник молитв, рядом лежит знамя его полка. Марк постоял, смотря на знамя, и что-то решив для себя, бережно снял ткань с древка и, свернув, положил в свой рюкзак. Перезарядив на всякий случай хелган, гвардеец пошёл по выжженной земле в неизвестность. Идя вперёд, Марк прошептал себе под нос: «Император защищает».
Нагруженный каким-то непонятным хламом (по местным меркам) человек, выглядящий так, будто сошел с заставки к современным онлайн-играм по постиндустриальной тематике, несомненно, вызвал бы переполох среди персонала базы. Но стояла глубокая ночь, и следовательно, его появление поначалу осталось незамеченным. В настоящий момент имперский гвардеец целеустремленно направлялся к сияющим золотым куполам, под которыми виднелись какие-то причудливые строения, и неизвестно, чем бы закончилась эта встреча с живущими там эльдарами, потому что его внезапно остановил окрик:
- Стой! Стой, кому говорю! Бросить оружие, держать руки на виду! Бросай всю эту хренотень, кому сказал! Реще!
Марк не видел окрикнувшего его человека, только слабую тень где-то сбоку, но тут случилась странная вещь… Звук постороннего голоса, внезапно прорезавший ночную тьму, был странным, чуждым, неприятным, но значение сказанной фразы Марк уловил, хоть и был уверен, что этот набор звуков не имеет ничего общего с высоким или низким готиком. Язык был явно чужим, незнакомым, однако где-то краем сознания Марк понимал значение каждого сказанного слова. Понимал на интуитивном уровне, словно это понимание чужого языка было прописано в его генетическом коде.
Вот и всё, что услышал Марк в непроглядной  тьме. Однако гвардейские привычки взяли своё: выхватив свое оружие и делая перекат в сторону, гвардеец крикнул на низком готике, высматривая противника в ночи:
- Именем Имперской Гвардии, я приказываю тебе, выходи! - Марк пытался выследить незнакомца, одновременно прокручивая в уме странную ситуацию: язык, на котором говорил голос, был явно не низким или высоким готиком, он ощущался каким-то чужим и неприятным., однако, что самое странное, штурмовик понимал его! Причём,  так хорошо, как будто это диалект его родного  мира-улья. Покопавшись в своих мозгах, Марк ломано повторил свой приказ в темноту.
Вышло не очень. То, что услышал комендант Неонополиса, представлялось ему угрозой на непонятном языке. Поэтому он лениво передал в рацию:
- Это комендант. На базу проник посторонний или посторонние. Судя по всему, нелегальный эмигрант из экваториальной Африки. Прикажете расстрелять? Понял, проверю документы.
Этого разговора Марк не слышал, однако через линзы шлема увидел, кто с ним разговаривал: какой-то мужик в черном комбинезоне странного покроя, таких в Империуме никто не носит. Лицо без шлема, открыто – значит, дышать на этой планете можно. Если только с ним говорит не демонхост, конечно… На поясе висит, кажется, оружие – тоже непривычной формы. Человек шагнул за какую-то кучу мусора, скрывшись из поля зрения, и повторил:
- Выходи и держи руки на виду. Если ты не понимаешь по-американски, это твои проблемы! Выходи немедленно, и тебе придется иметь дело всего лишь с миграционной службой. Сопротивление будет расценено как военная диверсия!
Однако несмотря на слова "американца", Марк его понял, убрав свой хелган так, чтобы можно было в любой момент легко выхватить, штурмовик вышел, одновременно пытаясь понять, что такое миграционная служба, и что это за странного вида оружие. Также Марк просто недоумевал: как можно ходить без шлема перед противником, ведь в Империуме даже СПОшники носили шлема. Подойдя на нужное расстояние, гвардеец остановился.
Из-за кучи металлолома проворно выскочил человек в черном комбинезоне. Он был на голову ниже Марка, с гладким бледным лицом, на вид ему можно было дать лет тридцать… по меркам Империума. Потрясая каким-то оружием, похожим на… отдаленном похожим на уменьшенный раза в три болтер космодесантников… этот тип начал командовать:
- Это вторжение на частную территорию корпорации Вейланд-Ютани! Сними немедленно свою балаклаву, или что там у тебя на башке! Руки на виду держи! Документы бросай на землю, быстро! И оружие тоже!
Марк оглядел говорившего человека - маленький, без должного боевого опыта, (по меркам Империума, конечно) с... стаббером, что ли. Марк решил договориться миром, так как это всё-таки человек, а не ксенос какой-нибудь. Однако, возникла проблема: документов нету, а расставаться со шлемом и оружием ему не позволяла гвардейская закалка и боевой опыт. Марк, не зная, что ему делать, замялся, ведь не убивать человека, хоть он и не слышал никогда о Боге-Императоре.
- Ну чего встал?! – вновь разозлился «маленький человечек». – Тупой что ли?! По-американски не понимаешь? Имя есть? Документы есть?!
- Моё имя Марк Флавий Аквила, я член почтеннейшей Имперской Гвардии,  - ответил штурмовик на «американском». - Документов у меня, к сожалению, нету.
Пока Марк говорил, он глазами отмечал особенности местности, чтобы в случае стрельбы знать, где лучше залечь.
Сказать что-то на местном языке, используя знания, внезапно появившиеся у него в голове, получилось не шибко хорошо. Путая звуки и говоря с заметным акцентом, Марк в глазах коменданта точно сошел за нелегального эмигранта. Да еще и явно сумасшедшего:
- Да ты не в себе, чувак! – вынес вердикт комендант Неонополиса, чуть не уронив свое странное оружие. – Или ты тут меня за идиота держишь?! – внезапно взбесился он. – А ну снял свою каску, немедленно!
Тяжело вздохнув, Марк принялся снимать свой шлем, однако что-то пошло не так, он НЕ МОГ снять свою маску. Надавив сильнее, Марк чуть не закричал от боли.
- Она приплавлена... моя маска приплавлена, - прошептл штурмовик. Оглядевшись в поисках спасенья, Марк вспомнил про "человечка" и, подумав, крикнул:
- Мне нужна помощь, чтобы  снять шлем!  - и поднял руки, показывая, что оружия нету.
- Ага, так я и поверил! – фыркнул охранник, не сводя с Марка прицел своего оружия. – Щас я тебе помогу, а ты стукнешь меня по башке. Знаем, видели таких… Слушай, чувак, ты или тупой, или меня за тупого держишь. Это закрытая частная территория, и я без понятия, как ты проник сюда через пост внешней охраны, но я должен расстрелять тебя на месте, если будешь оказывать сопротивление! Так что без фокусов мне тут!
Неизвестно, чем бы закончилась эта история, но тут снова заговорил передатчик в ухе коменданта. Марк не слышал человека «на другой стороне», только ответы коменданта:
- Что?... Ну, вот, поймал эмигранта. В каком-то странном прикиде, как у этих… ролевиков. Лицо не показывает. Говорит, как иностранец. Странный, то ли сумасшедший, то ли прикидывается. Пристрелить? Понял, сэр… А, показать?... Минутку!
Пошарив по карманам свободной рукой, незнакомец вытащил какой-то длинный щуп с белой лампочкой на конце, направил на фигуру Марка, поводил на расстоянии вверх и вниз.
- Изображение видите? – спросил он в тонкий микрофончик. – Я и говорю – дивнюк. Да, согласен, странно. Ладно, понял, ожидаю…
Пока диспетчерский пункт связывался с постом внешней охраны, комендант принялся за Марка:
- Что это у тебя, оружие? А ну положил на землю! Шлем свой дивнячий снял! И ваще, как ты через охрану прошел?! – вопросы сыпались градом, и Марк не понимал половины сленговых слов, которые употреблял этот человек.
Скорее всего, странного «чувака», проникшего на базу Вейланд-Ютани, попросту расстреляли бы и закинули в ближайшую кучу металлолома, поэтому жизнь Марку (и заодно коменданту, ибо дело пахло дракой) спасла чистая случайность:  за пару часов до рассвета Харрингтону опять не спаслось. Он уже побывал в столовке, сожрал там все, что смог, опять завалился спать, но нервы его были так напряжены после бойни на Ханикомбе, что около четырех часов утра он снова стал бродить по базе, пугая уборщиц. По старой привычке он нередко проводил время в диспетчерской, вспоминая свое прошлое в Империуме, на Меркурианской базе Звездных Врат, поэтому довольно быстро нашел общий язык с местными работниками. Они даже вместе некогда смотрели «Нереальный Турнир» и объясняли Ремси, в чем там суть. Короче говоря, этой ночью Харрингтон снова забрел в диспетчерскую, и знакомые с удовольствием поделились с ним происшествием, случившемся три минуты назад: комендант, делающий обход базы, натолкнулся на постороннего, который не ответил внятно ни на один вопрос, не показал своего лица, отказался сдать оружие, но… при этом ведет себя довольно смирно. Один диспетчер уже вовсю вызванивал пункт внешней охраны, а Харрингтон попросил показать, как этот незнакомец выглядит. Увидев картинку с переносной камеры, что использовал комендант, Харрингтон на мгновение побледнел, потом побагровел, потом позеленел… а прекратив менять цвета, смачно выругался.
- Итить мои кроссовки! – выдал он под конец более цветастой тирады. – Это же ИМПЕРЕЦ! Чтоб меня!... Где генерал Лэндри?! Срочно – свяжите меня с ним!
Связист вдруг сообщил:
- На внешнем посту никого не видели. А… что значит «имперец»?!
- Плохо это значит, - буркнул Харрингтон. – Лэндри мне! Сейчас же!
-Так, успокойся,  - сказал Марк. - Задавай свои вопросы помедленней, чётко, ясно и с расстановкой, и учитывай, что я половины, твоих слов не понимаю... и чем это ты в меня тыкал? - неожиданно задал вопрос штурмовик.
Однако его не покидало такое ощущение, что скоро разразится буря, ну или что-то очень близкое к этому, пятая точка штурмовика настойчиво подавала об этом сигналы в виде жуткого зудения. Чтобы облегчить себе душу, Марк стал озираться по сторонам в поисках противника, а рука инстинктивно потянулась к спрятанному штык-ножу. Да ещё и эта "Вейланд-Ютани" какое-то. Но вот только зудение не прошло, а только усилилось, и Марк начал читать катехизис веры воина: «Следи за броней, и защитит тебя она. Мы же охраним остальных своей жизнью. Доспех твой - есть твоя душа. И самоотверженность твоей души - броня. Дух воина хранит людей. Честь достается лишь в смерти. Лишь Император превыше нашей самоотверженности. Почитай доспехи павших. Мы должны лишь служить».

0

6

Эльдары за прошедшее время обжили отведенные им "купола", добавив в интерьер больше "уюта", насколько этот термин применим к эльдарской культуре со стороны людей. Городок преобразился, изобилуя теперь украшениями из психопластика и психокости. Все расы склонны добавлять окружению некую схожесть с "домом", хотя такового у наших Эльдар, по сути, никогда не было. Это если следовать причинно-следственным связям.
Колония жила своей отдельной жизнью, хотя и подчиняясь, как требовало того их положение, контролю со стороны "Вэйлэнд-Ютани". В целом, можно было сказать, что они вели размеренную и привычную для них жизнь. Все, что происходило вокруг, и в подметки не годилось тем событиям, страхам, переживаниям и страданиям, что преследовали их в "старой" вселенной. Эльдары под предводительством К'Сандрии и Янны Ариэналь наконец-то смогли отдохнуть.
Но страхи так просто не отступают. Они таятся в самых потаенных уголках разума. И они заставляют быть на стороже. И хотя со стороны корпорации не проявлялось нисколько агрессии, Эльдары-таки настояли на том, чтобы в дополнение к людским патрулям был организован и их собственный. Обычно он состоял из двух добровольцев, которые с доступной только Эльдарам ловкостью и беззвучностью совершали обходы вокруг колонии каждые несколько часов.
На сей раз молодой Эльдар, ступающий по пути воина, совершал обход, когда услышал торопливую речь корпоративного стража и ... не может быть... готик? Но здесь же не говорят на готике...
Немного обескураженный, Эльдар двинулся в сторону говорящих людей...
Марк оглядывал окрестности, как увидел идущего к ним... ЭЛЬДАРА! Тот шёл к ним совершенно беззвучно, как абсолютно все эльдары, и только благодаря своей внимательности штурмовик заметил его. Быстро среагировав, Марк кинулся к ближайшему укрытию - обломкам чего-то. Быстро спрятавшись за ними, Марк не переставал прокручивать в голове ситуацию:
«Эльдар?! Здесь?! Значит, я всё же не в неизведанных регионах, но эльдары живут только на своих мирах-кораблях, а это явно планета, да и к тому же здесь есть люди, со странным оружием и техникой. Может его тоже отправил сюда какой-то колдун.... надо узнать, где я нахожусь». 
Всё это пронеслось в голове человека за каких-то пару секунд. Встав из своего укрытия, Марк нацелил хелган на ксеноса и крикнул на низком готике, не переставая однако следить  за человеком:
- Стой на месте, ксенос, или я пристрелю тебя.
Не ожидая столь быстрой, почти нечеловеческой реакции «нелегального эмигранта», комендант Неонополиса тоже вскинул свое оружие, решив в случае чего пристрелить наглого вторженца, но тут незнакомец и сам выскочил из укрытия и явно обратился к кому-то «левому». Скосив глаза, комендант увидел, что к ним приближается «тот чувак из куполов» в своей яркой цветной броне. Об эльдарах в Неонополисе знали все, кому не лень, вплоть до обслуживающего персонала, их не боялись и воспринимали просто как собственности корпорации. Разумеется, истинную историю появления этих странных существ на Земле знали только отряды ЗВ и Урсулаи, равно как и персонал базы в очень ограниченном количестве знал их собственную историю… Поэтому официальная версия была таковой: в новых купольных постройках живут элитные отряды бойцов (разумеется, ни о каких инопланетянах речь не шла), а в корпорациях сотрудники вообще не были склонны задавать лишние вопросы. Ну живут и живут себе эти «петухи парагвайские», как отзывались об эльдарах за их спинами, ну и пусть живут. Поэтому, не испытывая никакого священного трепета, комендант крикнул:
- Эй, парень, сообщи-ка своему боссу, что у нас на базе нелегальный эмигрант из Средней Азии!
Эльдар замер на миг, несколько встревоженный... нет, даже скорее несколько воодушевленный. Он и сам от себя не ожидал, что его так взбудоражит вид хелгана. Чувство  граничило с эйфорией. Предмет из старой вселенной!
Но Мон-Кай, держащий оружие, явно не в себе. Он не понимает, где он и что вообще происходит вокруг.
«Эй, парень, сообщи-ка своему боссу, что у нас на базе нелегальный эмигрант из Средней Азии!» - услышал он от коменданта. Эльдар поднял открытую ладонь в знак того, что услышал человека, но снова переключил свое внимание на... имперца.
- Как ты думаешь, какой сейчас год, Мон-Кай? - спросил он своим странно модулированным эльдарским голосом на чистом готике. - И советую сперва ответить, а уж потом палить, вся местность вокруг напичкана орудиями-стражами.
Комендант чуть оружие не выронил. Что это тут за переговоры личностей строительной национальности?...
- Был 40583 год, когда я в последней раз смотрел на календарь, - осторожно ответил Марк.
Всё-таки эльдары были мастерами манипулирования и обмана, кто знает, чего от них можно ожидать, хотя, насколько Марк знал, во время готических войн люди и эльдары воевали вместе против армии Абаддона Осквернителя, чело.... существа, которое вело все 12 Чёрных Крестовых Походов. Так что отношение штурмовика к эльдарам было довольно-таки противоречиво.
Тем временем диспетчерам удалось дозвониться до кабинета генерала Лэндри. Усталый после бессонной ночи генерал нехотя включил громкую связь на своей столешнице, представляющую собой еще и персональный компьютер, ответил, что слушает…
- Генерал Лэндри! – затараторил Харрингтон, отобрав у диспетчера микрофон и позабыв напрочь, что Лэндри официально числится лейтенант-полковником, а генералом его называют ЗВшники по старой привычке и от нежелания соглашаться с унизительными требованиями руководства Вейланд-Ютани. – Наверху имперец! Настоящий! Что прикажете делать?
- Стойте, Дэвид, - лениво прервал его Лэндри, потирая глаза. – Какой имперец, о чем вы?
- Имперский солдат, из Империума Человечества, - отчетливо повторил Харрингтон. – Его заметил комендант, делающий обход территории, я видел запись с его камеры. Это имперец, говорю вам.
- Неужели? – Лэндри проявил слабый интерес. – И что он здесь делает?
- Ничего. Стоит… вроде. Комендант только недавно его обнаружил.
- Он не проявлял агрессии?
- Нет, вроде. Просто стоял. У меня есть все основания полагать, что охрана его просто расстреляет. Предлагаете вмешаться?
Лэндри задумался.
- Вот что, Харрингтон, - уже серьезно сказал он. – Если это действительно имперский солдат – он нужен нам живым. Сами понимаете почему. Я попробую связаться с комендантом и объясню ему, что этого человека необходимо схватить и привести сюда живым. А вы возьмите Джека О’Нилла, охрану и поднимайтесь наверх. Я отдам необходимые распоряжения.
- А… Гарсия не будет против? – на всякий случай уточнил Харрингтон.
- Пока Гарсии нет – воспользуемся ситуацией. Давайте, Дэвид, не теряйте времени.
Бросив микрофон, Харрингтон, даже не попрощавшись с диспетчерами, бросился расталкивать О’Нилла. Лэндри терпеливо принялся раздавать диспетчерам инструкции – как и что сказать коменданту.
- Вынужден огорчить тебя, имперец, но "здесь", - эльдар выделил последнее слово, - и сейчас 2230 год. И да, кстати говоря, твои ноги стоят сейчас на твоей возлюбленной Терре...
-К-к-как Терра? - совсем по-детски спросил гвардееец.
Если раньше Марк был растерянным, то теперь казалось, что его кто-то ударил по голове. Шок перемещения во времени и пространстве был для него слишком сильным.  Сейчас он был похож на растерянного ребёнка.
-Т-т-то есть, больше нет Императора? Нет Терры? Армагеддона? Кадии? Ока Ужаса? Абаддона в конце концов? - всё так же растерянно спросил штурмовик. Однако первый шок прошёл, и Марк с ненавистью (за шлемом не видно) посмотрел на эльдара. - Это ложь! Ты меня обманываешь, ксенос! - однако умом Марк понимал, что эльдар прав: непривычный язык, архитектура и оружие говорили само за себя. Только сейчас штурмовик почувствовал, насколько он устал, Марк сел и устало прислонился к обломкам.
- Что за херня?! – не выдержал комендант, которого здесь все явно игнорировали. – Эй, что за фигня тут происходит? Слышь, чувак, - обратился он к эльдару, - ты что, знаешь этого нелегала? Откуда он взялся ваще? Я щас охрану позову!
Эльдар перевел взгляд на коменданта. Линзы шлема Яростного Мстителя поблескивали красноватым сиянием, а плюмаж и плащ делали эльдара похожим на древнего рыцаря времен античности, близкой к средневековью.
- Успокойся, господин комендант, паника здесь ни к чему, - ответил он уже на понятном человеку языке. - Я не знаю лично этого ... человека... но имею представление о том, откуда он. И да, охрану уже вызвали.
Теперь комендант окончательно убедился, что в купольном поселении живут строители из Средней Азии. И это его не устроило.
- Понаехали тут, - пробормотал он и добавил уже громче: - И как прикажете это понимать?  Документов нет, по-американски говорит с трудом, вторгся на частную территорию! Вы как хотите, ребята, а я жду охрану – и вас обоих арестуют!
… Ворвавшись в комнату, Харрингтон принялся настойчиво будить О’Нилла, стягивая его с кровати и не давая накрыться одеялом. О’Нилл протестующе мычал и отбивался подушкой, но Харрингтон был неумолим. От их короткой возни начали просыпаться и недовольно ворчать все остальные.
- Харрингтон, вали отсюда, - невнятно промычала Саманта в нетипичной для себя манере. – Сам не спишь и другим не даешь.
- Да проснитесь вы все наконец! – воскликнул Харрингтон. – Срочное дело!
- Подождет, - зевнул Джонас, зарываясь носом в подушку.
О’Нилл согласно промычал что-то.
Харрингтон щелкнул пальцами, и под потолком вспыхнул свет. На этот раз протестующее мычание было дружным, и все поспешно стали зарываться под одеяла. Харрингтон не выдержал:
- Подъем, кто спит – того убьем! – скомандовал он. – У нас на заднем дворе имперский гвардеец!
Повисла странная пауза. Полуразбуженные ЗВшники пытались осмыслить услышанное.
- Кто-кто во дворе? – невнятно переспросил Соммерс, щурясь от яркого света.
Юко, завернувшись в одеяло, присела на раскладушке. Беккер приподнялся на локтях и раздраженно уставился на Харрингтона. Эти трое – Юко, Соммерс и Беккер, – которых вывели с Ханикомбы и поселили на раскладушках в палате отрядов ЗВ-1 и ЗВ-2, явно были недовольны происходящим.
- Да вы спите, ребят, - «успокоил» их Харрингтон. – Мне вообще-то только О’Нилл нужен.
Раздался дружный громкий стон.
- Ну извините, - повысил голос Харрингтон. – Если б Джек сразу встал – мне бы не пришлось всех вас будить.
- Ну чего надо-то? – лениво поинтересовался О’Нилл, соизволивший наконец разлепить глаза.
- Наверху замечен имперский солдат. Из Империума Человечества, - пояснил Харрингтон. – Надо пойти и разобраться.
- Это невозможно, - сказала Саманта. – Как он нашел нас?
- Да, действительно, - поддакнул Дэниел. – Как он мог оказаться наверху? Если через Врата никто не проходил.
- Может, Квантовое Зеркало? – сделал предположение проснувшийся Джонас.
- Простите, о чем вообще речь? – вмешался Соммерс. – Куда идти?
- Вы трое – спать! – рявкнул Харрингтон. – Это дело отрядов ЗВ.
- Мне тоже идти? – наконец подал голос дрыхнувший до этого времени Камерон Митчелл.
- Желательно. Солдат из Империума, надо разобраться. Расскажу подробности по дороге, - пообещал Харрингтон.
Наконец, мыча и переругиваясь, отряды ЗВ стали собираться. О’Нилл вначале стоически предложил отправиться один, но Саманта тоже решила пойти, а с ней и Джонас, и Митчелл. Харрингтон не возражал. Ремси оставили присматривать за «друзьями с Ханикомбы». Одевшись и взяв оружие, О’Нилл, Саманта, Камерон, Дэниел, Джонас и Харрингтон отправились смотреть на «имперское чудо», по дороге строя предположения, откуда оно здесь вообще взялось. Отчего-то все дружно решили, что имперский солдат явился сюда именно по их души, ведь не так давно они все дружно сбежали из Империума.
Эльдар все также стоял и наблюдал за комендантом. Что было взять с этого человека? Он просто Мон-Кай. Который вынужден подчиняться своим хозяевам-корпоратам. Но все же...
- Господин комендант, я настоятельно не рекомендую вам так повышать тон. Я не подчиняюсь ни вам, ни корпоративной охране. Только не впадайте в ступор, я уверен, вы знаете, кто МЫ такие и ЧТО мы тут делаем. А если и не знаете, значит, уровень вашего допуска слишком невысок.
Фигура воина не имела ни надменной позы, ни какого-то устрашающего эффекта, да и голос был довольно деловым, но чем-то пробирал до глубины души.
- Я оповещу свое начальство об инциденте, и мы разберемся с этим. Можете остаться, а можете уйти, как вам будет угодно, - закончил Эльдар и мысленно потянулся к своим.
«Госпожа Йанна, вы меня слышите?...»
Параллельно он повернулся к Имперцу.
- Послушай, человек, - снова зазвучал готик. - Возможно, ты шокирован, и я уверен, что ты ненавидишь нас, как Ксеносов и Еретиков. Но мы сами здесь не по своей воле и сами с трудом осознаем, что случилось. Правда, открытия у нас более радостные, но это пустяки. Мы точно так же никогда больше не увидим свой дом. Так что тебе решать - ждать корпоратов или довериться мне.
Комендант и вправду был не особо высокой фигурой, но то, как его вежливо «опустил» Эльдар, показалось ему возмутительным. Правда, надо отдать ему должное, он был чуть поумнее своих сослуживцев и не стал пускаться в переругивания, вместо этого потянулся к маленькому переговорнику.
- Прошу выслать охрану к бывшей улице Герберта,  - тихо сказал он, не мешая разговору Эльдара и Имперца на незнакомом языке. – Как можно скорее. Ситуация… странная.
Отряд ЗВ-1, а также Камерон Митчелл и Дэвид Харрингтон из отряда ЗВ-2 были встречены у лифта шестью неразговорчивыми охранниками. Именно их послал генерал Лэндри для разборок с внезапно нагрянувшим имперским гвардейцем. Лишь в лифте ЗВшники ощутили, как тревожно бьются их сердца. Если до этого момента они действовали на приливе адреналина и в принципе ничего не боялись, то сейчас, остановившись на пару минут, пока лифт поднимался на поверхность, одновременно почувствовали нахлынувшее чувство возвращения мрачного прошлого… Неужели этого человека послали сюда из Империума? И неужели действительно по их души?... Император не прощает, Асвад не забывает. Вспомнив Асвада, О’Нилл поежился. У этого были с Черным Человеком свои счеты…
Мелкой трусцой миновав тоннель с пунктом внутренней охраны, отряды ЗВ выбежали в ночь.
Марк тупо смотрел на эльдара несколько секунд, пытаясь понять, что тот сказал, а когда понял, ошеломлено прошептал:
- Император защитит, - и на автомате создал на груди аквилу.
«Что же делать? - думал Марк. - С одной стороны еретики, которые не верят в Бога-Императора, с другой ксеносы». 
Хотя, видимо, то, что эльдары из его родного времени, решило, или всё же Марк не до конца отошёл от шока, но он встал и обратился к эльдару на низком готике:
- Я…. доверяю тебе ксен… эльдар, - с трудом проговорил штурмовик, - веди.
Эльдар кивнул и повернулся к коменданту.
- Этот человек пойдет со мной по приказу моего командира. И это не обсуждается, - махнув рукой имперцу, он направился в сторону поселения, стараясь не терять из вида коменданта. Люди здесь менее фанатичны, но больше трясутся за свою жизнь, которая, как он понял, зависела от воли хозяев-корпоратов. Этакая форма рабства, припорошенная громкими и красивыми словами.
- Не отставай, имперец, - буркнул эльдар.
- Не отстану, - буркнул в ответ Марк, тоже старясь не терять из вида коменданта, этот человек штурмовику сразу не понравился: никогда в настоящем бою не бывал, что было видно по глазам, и в общем довольно жалкий человек…. прям как чиновники.
Однако Марк всё никак не мог отделаться от мысли, что что-то тут не то, вот что-то ему не нравилось, и чтобы хоть как-то отвлечься, принялся насвистывать песенку: «Хрустят еретики под траками Ленд Рейдера», при этом стараясь не отставать от идущего впереди эльдара.
Когда эти двое принялись отдаляться, переговариваясь на своем странном языке "нелегальных эмигрантов", комендант только развел руками. Его долг требовал пристрелить обоих, но связавшийся с ним лично генерал Лэндри четко отдал приказ - не стрелять. Дождаться охрану. Непонятно, почему Лэндри распорядился именно так, но спорить с ним, чтоб навлечь потом на себя возможный гнев Гарсии, комендант не стал. Мало ли...
Когда ЗВшники прибежали на указанную улицу, там уже не было имперского солдата. Комендант сбивчиво объяснил, что он ушел с «тем типом, который купольный город строит». Поняв, что речь идет об эльдарах, О’Нилл предложил пойти и переговорить с ними на предмет выдачи имперца.  Но тут уже была против Саманта – не хотелось врываться туда и портить отношения с эльдарами, которые и без того «мон-кай» не особо-то жаловали (кроме Дэниела Джексона). На предложение Митчелла послать Дэниела для переговоров возмутился уже сам Дэниел – ему вовсе не улыбалось выдерживать в одиночку возможный натиск имперского гвардейца… Тогда, отобрав у коменданта переговорное устройство, О’Нилл вызвал Лэндри и рассказал все начистоту.
- Прикажете вломиться? – спросил он.
- Возвращайтесь, - был неожиданный ответ.
- Чего?! – возмутился Джек. – Как это?
- А вот так. Возвращайтесь назад, к эльдарам не ходите.
- Но…
- Не этой ночью. Подождем до утра, а потом нанесем эльдарам дипломатический визит с предварительным предупреждением. Скажите коменданту и охране, что произошла ошибка, и этот человек работает вместе с эльдарами. Джек, я вас умоляю, хоть раз в жизни сделайте так, как я говорю.
Несколько обескураженный О’Нилл вытащил наушник и обратился к корпоративным охранникам:
- Господа, мне только что передали, что произошла досадная ошибка… Этот человек – на самом деле… хм… строитель, работающий вон под теми куполами. Его слегка контузило после падения на голову  мешка с цементом, так что он был слегка не в себе… Ему окажут необходимую… эм… медицинскую помощь.
У ЗВшников округлились глаза, ведь О’Нилл врал напропалую. Ясное дело, что это Лэндри велел ему солгать, но зачем?... Тем не менее, как это было заведено в команде, с вопросами никто не лез (по крайней мере, в присутствии корпоратов).
- Интересно, - протянул комендант, - а чего это он был так странно одет?
- Строительный комбинезон, - выпалил О’Нилл уже готовый ответ.
- А что за язык, на котором он общался с тем разукрашенным?!
О’Нилл не знал, что имперец говорил с эльдаром на некоем иностранном языке, поэтому замялся, но тут на помощь пришел Дэниел:
- Таджикский, наверное, - вовремя сообразил он, будучи специалистом по языковым семьям мира, - или еще какой-нибудь среднеазиатский. Язык строителей, знаете ли.
Охранники неуверенно переглянулись. Вроде и выглядело все подозрительно, но лично им никакого приказа к наступлению передано не было. Да и зачем этим людям внезапно покрывать нелегала, которого они же и хотели поймать? Пришлось признать «поражение»:
- Ладно, - сказал комендант. – Расходимся тогда. Как раз моя смена заканчивается.
Нестройной толпой они двинулись назад, в тоннель, ведущий на базу, косясь в сторону светящихся куполов, где жили эльдары.  Вроде ничего пока не взорвалось, не вспыхнуло, не загромыхало. Лишь внизу, распрощавшись с охраной, ЗВшники набросились с вопросами на О’Нилла, и тому пришлось объяснить, что такова была воля Лэндри – прийти с утра пораньше к эльдарам с миром.
- А ну как этот урод до утра что-нибудь сотворит? – предположил Камерон Митчелл.
О’Нилл лишь пожал плечами. Такой вариант был возможен, однако вломиться посреди ночи к эльдарам тоже было не лучшим вариантом. Поэтому самое лучшее сегодня – пойти досмотреть свои беспокойные сны.

0

7

Следуя за эльдаром, Марк думал, чем бы себя занять, он всегда был настороже, однако ещё во время боевых действий он научился делать сразу три дела одновременно, неважно какие они, а на данный момент он делал всего два действия: шёл за эльдаром и следил за обстановкой. Не придумав нечего лучшего, он достал из-за пазухи клочок бумаги и карандаш и в приливе вдохновения стал писать, при этом каким то образом не отставая от ксеноса:

«И снова в битву, снова в пламя,
Вновь приближая смертный час,
И все кошмары снов ужасных
Пришли, чтоб уничтожить нас.
Смеются демоны и боги,
Течёт молитва, кровь рекой,
Убереги нас, Император,
Хоть ты давно уж неживой.
Убереги, Святой Сангвиний,
Аквилы чистых два крыла,
Я верю, но свет солнца ясный
Закроет адская волна.
Несутся демоны из варпа,
И закипает в жилах кровь
А под угаснувшим светилом
Свет веры воскресает вновь!
Я слышу кличи страшной битвы,
Я вижу горизонт в огне,
Всё тщетно, жалости не будет,
И не нужна та жалость мне!
И я лечу на крыльях света,
В атаку, битва нас зовёт,
И, гневом ясным закипая,
Огонь безжалостно ревёт.
Запомни, Император с нами,
Мы верим в это, как один,
И за Империю родную
Мы свои жизни отдадим.
Я не боюсь теперь ни капли,
И долгим мой не будет век,
И я плевал на демонов из варпа -
Я лишь гвардеец, только человек»
.

Эльдар вел имперца, следя за ним "одним глазком". Вторым "глазком" он связался с Йанной Ариэналь.
«За ним пришли люди генерала Лэндри, Спиритсир, вы думаете, разумно уводить его прямо у них из-под носа?»
Ответ пришел слегка с задержкой, с этим приходилось мириться в этой новой вселенной, где варп был глубже и чище и замедлял передачу мыслей.
«Разумно. Этот Мон-Кай представляет для нас интерес, а для людей Лэндри он представляет только угрозу. Они могут посчитать, что его прислал к нам Черный».
После этих слов эльдар поежился и невольно посмотрел на человека, который что-то самозабвенно строчил в блокноте.
«Не переживай, это не так. Я вижу это. Так что всем нужна маленькая передышка. А генерала Лэндри и его людей мы пригласим завтра».
«Завтра? - удивился эльдар. - Но госпожа, завтра ведь... обряд Seyuni Mora...»
«Да, это так. И я полагаю, это еще больше остудит пыл людей. Успокойся, мой мальчик, и сделай все как мы договорились».
Эльдар  отправил последнюю эмоцию понимания и направился к двери, ведущую внутрь куполообразного здания. Они дошли довольно быстро и без происшествий.
- Это одни из немногих патрульных ходов, они всегда под охраной, - сказал он имперцу и пропустил его внутрь.
Все внутри было пропитано эльдарской культурой - коридоры, украшения, интерьер, - но основа была обычной человеческой структурой из стекла и бетона. Над обустройством внутреннего убранства явно постарались. Эльдар немного поводил имперца по коридорам и привел его наконец к украшенной самоцветами двери.
- Эту комнату отвели для тебя. Здесь ты можешь передохнуть и набраться сил до утра. А завтра ты встретишься с Видящей, - сказал эльдар и открыл раздвижные створки.
Для эльдар это была довольно посредственная комната, но в целом ее можно описать как роскошные апартаменты. Все стены и потолок были украшены резными орнаментами и сияющими самоцветами. В комнате имелось что-то на подобии гардероба, стола, стула, кресла и огромной, застеленной подобием шелка кровати.
- Все системы имеют людскую основу, как ты догадался, - произнес эльдар. - Так что разберешься. Доброй ночи.
И ушел.
Когда Марк зашёл в комнату, он немного завис: для него, всю жизнь воевавшего и жившего в окопах и транспортных кораблях, эта комната была как дом аристократа с Некромунды. Когда ксенос ушёл, Марк принялся осматривать комнату и по мере осматривания с каждой секундой убеждался, что всё это ему чуждо: слишком много роскоши и украшений, когда гвардейцу необходим был только деревянный стул, спальный мешок и что-то над головой. Покачав головой, Марк достал из-за пазухи икону Императора, встал на колени и скрестил руки на груди так,  чтобы большие пальцы тоже скрещивались, и зашептал:
- О, Бессмертный Император, будь к нам милосерден, хоть мы и недостойны того. О, Владыка Галактики, храни свое стадо от чужаков. О, Охранитель Света, направь луч, что покажет тропу на нашем темном пути. Мы Твои воины и слуги Твои. Избавились мы от слепоты сердца, Освободились от лицемерия, тщеславия и лжи, Но одеваем на себя цепи ненависти, презрения и злобы К грязи, ксеносам, еретикам. Во имя Твоих мук и кровавого пота; во имя Золотого Трона Твоего; Во имя гибели Твоей и воскрешения, как Бога Человечества - храни и укрепляй нас, сражающихся ради Тебя.
Закончив читать молитву, штурмовик поднялся с колен, постоял и….. заплакал, плакал из-за товарищей, оставленных в бою, плакал из-за того, что нет больше государства, за которое он отдавал свою жизнь и кровь. Через некоторое время Марк успокоился и, полностью опустошённый, он сел на пол, прислонился спиной к стене и заснул.

0

8

Этой же ночью Серафим то просыпался в горячке, то проваливался в болезненный сон. Кэролин почти не отходила от него, однако Беккет не считал нужным давать ему какие-то сильные медикаменты, кроме банального обезболивающего и чего-нибудь жаропонижающего. Он объяснял это тем, что современные лекарственные препараты способны не то что убить заразу – они могут убить даже слона. А у парня и так организм перегружен, это заметно без анализов, и лучшим лекарством будет продолжительный сон. Найдя более-менее безобидные препараты, Кэролин брызнула в рот парню какой-то аэрозоль и пожелала спокойной ночи. Пожелание не сбылось, и Серафим ворочался на узкой койке, метался в бреду и только под утро вроде бы крепко заснул. Приложив ладонь к его лбу, Кэролин убедилась, что температура возвращается в норму, потом сладко зевнула и отправилась спать, оставив вместо себя каких-то лаборантов. Беккет вернулся чуть позже, фактически сменив Кэролин, и тихонько разбудил Серафима.
Пробуждение было тяжелым, оно и понятно, учитывая, что бедного парня вырубили ударом приклада по затылку, голова всё ещё болела.
- Боже, что происходит? – тихо произнес Серафим, медленно продирая глаза и обнаруживая, что он уже лежит на какой-то кушетке в комнате с зелеными стенами.
Кажется, он был в каком-то помещении вроде медчасти, по крайней мере, парень на это надеялся, уж очень ему не хотелось просыпаться в лаборатории перед препарированием (чего он очень боялся) или через два года после потери сознания, как в прошлые разы.
- Здесь есть кто-нибудь? – спросил он пустоту.
С трудом сфокусировав зрение, Серафим увидел, что над ним возвышается мужчина средних лет добродушной наружности, улыбающийся, с легкой щетиной на загорелом лице. Он одет был в бесформенный светло-зеленый халат, которые, кажется, носили все медицинские работники, потирал руки в желтых перчатках и вообще выглядел довольно безобидно.
- Ну и как мы себя чувствуем? – радостно осведомился он, едва парень разлепил глаза.
- Где я? Что происходит? - только и смог спросить парень, поняв, что рядом с ним кто-то есть.
Соображал он хреново, но даже в таком состоянии его инстинкт самосохранения говорил ему не доверять людям, которых видит в первый раз, даже добрым на вид докторам или кем бы там ни был этот незнакомый человек в зеленом халате.
- Все хорошо, молодой человек, вы на военной базе Неонополис, - радостно сообщил Беккет и добавил, поняв, что эти слова парню вряд ли дали нужную информацию: - Среди друзей. Меня зовут доктор Карсон Беккет, и я думаю, что вы скоро пойдете на поправку.
Беккет ногой подцепил круглую табуретку, подогнал ее к койке и уселся.
- Мне сказали, вас зовут Серафим Эстель, - продолжил он. – Настоящее это имя или нет – меня не интересует, меня гораздо более волнует ваше здоровье. Так как вы себя чувствуете?
- А… ну… хорошо, – ответил парень после секундной заминки. – Я на какой-то военной базе?
Потихоньку приходя в чувство, Эстель стал наконец осознавать все происходящее, и ему не представляло труда понять, что лазарет, в котором он находился, находится на территории военных, естественно, учитывая убранство и толпы людей в форме, включая и тех, что на некоторых койках.
Тот факт, что он на военной базе, ему, кстати, не очень нравился, но памятуя, что происходило до того, как он вырубился, решил не нервничать раньше времени, хоть и складывалось ощущение, (особенно от шишки на затылке), что он уже успел это сделать до этого.
Словно угадав его мысли, Беккет радостно сказал:
- О, не стоит беспокоиться, это всего лишь медпункт! – и, выдержав паузу с наспех изображенной улыбкой, продолжил уже с меньшими восторгами: - Вам здесь никто не причинит вреда, потому что вы прибыли вместе с людьми, которые за вас поручились. Я имею в виду Джека О’Нилла и его команду.  Вы помните, что с вами произошло?
Звуки деятельности суетившихся вокруг лаборантов и младших медработников поутихли – все настороженно стали прислушиваться к разговору. Заметив это, Беккет строго шикнул на них, и те ретировались куда подальше (правда, с явной неохотой).
- Единственное, что я помню, - начал Серафим копаться в глубинах своей памяти. – Это как мы пытались пробить бронированную дверь в хранилище той базы. Потом меня вырубило отдачей.
Скрывать свою способность парень не считал необходимым, ибо те военные, с которыми они пытались сбежать, наверняка уже все рассказали, но разбалтывать заранее он не торопился, мало ли.
Беккет, разумеется, пока не был в курсе, что произошло на Ханикомбе, ибо истинную версию знали немногие, а для всех остальных экс-генералы Лэндри и Хаммонд уже подготовили правдоподобную легенду. Такую, чтобы сочеталась с обвинениями от Ватанабэ в адрес отрядов ЗВ, которые, как никто не сомневался, должны были прийти на третьи сутки. Откуда ж генералам было знать, что с Ханикомбой уже, по сути, покончено?... Никто не знал о том, что произошло после побега отрядов ЗВ: ни о суициде Ватанабэ, ни о расправе над Оониси, ни о страшном приговоре всему персоналу… И поэтому они сейчас активно готовились противостоять гневу начальства.
- Понимаю, - сочувственно закивал Беккет. – Вы еще так молоды, для вас наверняка это ужасный стресс. Скажите, кстати, какую… э… должность вы занимали на Ханикомбе?
- Подопытный №Х, где Х – любое число, - с мрачной улыбкой произнес парень, и тут же эта улыбка исчезла с лица, теперь Серафим был серьезен, как на расстреле. – Если хотите об этом знать, можете у своих спросить, я на эту тему буду говорить только с главным и при гарантии моей безопасности.
Парень демонстративно отвернулся от Беккета. Меньше всего ему хотелось, сбежав от одних ученых, желающих его изучить, лап, попасть в другие, доверять этим новоявленным знакомым он не собирался.
Беккет только развел руками. Он был слегка ошарашен такой реакцией. По жизни доктор Карсон Беккет вообще являлся слишком добрым и мягким человеком, порой даже бесхарактерным – и это по меркам своего родного мира. А этого – и подавно. Поэтому он первым делом подумал, что сказал что-то не то.
- Я не хотел вас обидеть, - поспешно сказал он, осторожно зависая над Серафимом. – Вам никто здесь вреда не причинит.  Может, хотите… э… поесть чего-нибудь? Кашу кукурузную, запеканку с соевым творогом и банановым хлебом?...  Томатный суп?...
Парень только вздохнул в ответ, есть, конечно, хотелось, и даже сильно, но доверяться кому-то в незнакомом месте, где непонятные, явно военные люди, было как-то трудно после Ханикомбы и ВЮ. С другой стороны, те ребята, что спасли их, кажется, были вполне хорошими людьми, да и лицо этого доктора внушало доверие.
- Поесть? Да, не помешало бы, - без эмоций произнес парень. – И я хотел бы знать, что меня ждет дальше.
- Одну минутку, - сказал Беккет добродушно, и обратился к кому-то из младших лаборантов: - Эй, Джеки… как ты тебя, Джонни! Принеси-ка нашему пациенту завтрак, суп, запеканку… Как нету запеканки? Ну тогда пиццу, только без грибов… И нет, никакого соевого мяса, гадость какая. И сок, теплый. Да, прямо сейчас. – И уже Серафиму: - Ну вот, надеюсь, эти лентяи принесут завтрак, и он не успеет остыть по дороге. И не надо так бояться, мы не кусаемся. Вы поправитесь, и мы отправим вас домой, - он сказал это так радостно, будто объявлял Серафима победителем ежегодного турнира по атлетической гребле.
- Мой дом был уничтожен четыре года назад, - мрачно произнес парень, смотря прямо на Беккета. - Я два года лежал в анабиозе на обломках космической станции и два года в криобаке Вейланд-Ютани.
Парень сам не ожидал от себя такой искренности, слова Беккета о доме его слегка разозлили. Он полагал, что либо это Беккет такой наивный идиот, либо они его пытаются куда-то и как-то заманить.
- О, прошу прощения, - несколько смутился Беккет. – Мне ничего об этом не рассказали… Но у вас остались какие-то родственники?
- Нет, - ответил Серафим. – Все они умерли при взрыве колонии.
Этот допрос начал откровенно доставать парня.
- Мне надоел этот допрос. Где ваш главный? - довольно грубым тоном спросил он. – Я хочу с ним поговорить.
- Э… - немного опешил Беккет. – Генерал Лэндри?... Он… полагаю, еще спит. Сейчас раннее утро. Что ж, ладно… - он встал. – Вам принесут завтрак. Если что-то нужно – позовите меня или доктора Кэролин Лэм. Я передам генералу Лэндри вашу просьбу… - и он поспешно отошел, внутренне дивясь странной грубости парня.
Некоторое время Серафим лежал молча, потом ему принесли обещанный завтрак чисто по-американски: томатный суп-пюре с резким пряным запахом, небольшую сырную пиццу, порезанную на треугольники, какую-то булочку, нечто запечатанное в пластиковый стаканчик, похожее на творог или йогурт, ломтик серого хлеба и кружку теплого яблочного сока.
Парень решил особо не ломаться и сразу принялся за еду, причем, с такой жадностью, будто он не ел лет сто. Если подумать, он и правда долго не ел, да и тот несчастный выстрел стоил много энергии, поэтому аппетит парня был не таким уж и удивительным. Как он при принятии пищи умудрился не испачкать ничего и не намусорить, науке неизвестно, однако, поев, он уже был более позитивен (даже слегка улыбнулся), и настроение было явно выше.
- Если нет вариантов, - подумал он вслух. – Я начну поиск скорпиона отсюда.

0

9

Пост-ностальгия. Посвящается всем, кто был с нами до Глобальной Перезагрузки.

Остаток ночи прошел крайне беспокойно – даже у тех, кто, собственно, не выходил «встречать» имперского гвардейца. О’Нилл, Саманта и остальные попытались вернуться тихо, но, как выяснилось, никто не спал. Пришлось отвечать на вопросы, избегая при этом темы побега из Империума, ибо присутствующие в комнате Соммерс, Беккер и Юко – беженцы с Ханикомбы – тоже навострили уши.
- То есть, вы его не поймали? – разочарованно протянул Ремси.
- Поди поймай этого психа, - буркнул Харрингтон. Отчего он взял, что имперский гвардеец псих, никто не знал, но все почему-то заочно записывали всех, кто поддерживал режим Асвада и Алканфеля, в ненормальных.
Постепенно все улеглись, но заснуть толком никто не мог. До рассвета оставалось около двух с половиной часов… Снаружи пошел мелкий кислотный дождик, но ЗВшники его не слышали, поэтому заснуть все равно не смогли. О’Нилл долго ворочался, скрипел старой кроватью и недовольно бурчал что-то о том, что ему душно. Наконец Саманта не выдержала и бросила в него подушкой, посоветовав заткнуться и не мешать спать другим. О’Нилл обиделся и подушку не отдал. Тогда Саманта встала и принялась самолично отнимать у него «военный трофей». Задремавший было Джонас окончательно проснулся и внятно сказал:
- Чего вы там возитесь, голубки? Откуда у людей силы берутся, ваще не пойму…
От такого явного наезда О’Нилл и Саманта опешили, разом отпустили подушку и пустились в переругивания с Джонасом. Забурчал что-то и Камерон Митчелл. Дэниел демонстративно накрылся одеялом с головой, словно показывая всем, что он в этом бедламе не участвует. Наконец не выдержал Соммерс:
- Эй, народ! – не очень вежливо рявкнул он в полутьме. – Я, конечно, все понимаю, что мы тут на правах гостей, но все же не могли бы вы выяснять отношения в коридоре? Здесь, помимо вас присутствуют дети, - намек на Ремси, - дамы, - намек на Юко, - и вообще нормальные люди, - намек на самого себя и Беккера, - которые хотят спать. Поэтому сделайте милость – угомонитесь и дайте провести остаток ночи в тишине и покое. У меня от ваших разборок скоро башка треснет, - не очень вежливо завершил он.
Пожелав Соммерсу в ответ много чего непечатного, ЗВшники наконец улеглись. Хотя, конечно, еще долго ворочались и устраивались поудобнее. Уже перед самым рассветом кое-кому удалось забыться беспокойным сном,.. Дэниел то ли во сне, то ли наяву видел, как он впервые ступил на Марс… Помнится, он, Джек и Тил’к тогда еще здорово подивились, откуда на безвоздушной красной планете взялась атмосфера. Не иначе кто-то из гоа’улдов постарался (возможно даже их давний знакомый Ба’ал, намеревавшийся утереть нос всем остальным Системным Лордам и открыть в Солнечной системе добычу наквадаха). С мимолетной жалостью Дэниел вспомнил последнее пристанище беглецов с Земли – мужчин и женщин, а также подростков различных национальностей, устроивших в таинственном здании посреди красной пустыни нечто вроде коммуналки. Имея всего-навсего один хилый звездолет - гоа’улдский предок ал’кеша, питаемый солнечными батареями, - они рисковали своими жизнями, летая на Землю пополнить пищевые запасы. Неизвестно, почему они предпочли забраться так далеко от родного дома… Скорее всего, потому что некогда этот дом их отвергнул – из-за того, что все они считались уродами среди людей, мутантами, фриками, изгоями… Дэниел подозревал, что те сверхъестественные способности, которыми обладали эти люди, могли иметь отношение к гену Древних, носителем которого является также О’Нилл… Но проверить это не было времени. Дэниел помнил, как древняя постройка, в которой ютились сверхлюди-беженцы, была разрушена оранжевыми снарядами, упавшими с огромного корабля-пирамиды… Спастись удалось только двум девочкам-подросткам… О том, выжили ли лидеры этой странной компании – темнокожая женщина Мэгенн и белый мужчина, кажется, его звали Спенсер, – Дэниел так и не узнал, хотя многое бы дал за то, чтобы снова посетить таинственный Марс… Но в этом мире Гарсия запретил любые вылазки через Врата без его, начальника, разрешения. Даже на Та-Ирту он отпустил их, скрипя зубами…
Дэниел перевернулся на другой бок, и его греза продолжилась. Итак, в бомбардировке, устроенной Ба’алом, выжили две девочки. И Урсулаи, примазавшаяся к компании ЗВшников от скуки. Одной из девочек была уроженка Нью-Йорка, обладающая телепатическими способностями, звали ее Саманта Блэк. Это была милая симпатичная девчушка с волнистыми черными волосами, большими карими глазами, бледноватой кожей и доброй улыбкой. Она была застенчива и добра, так отчаянно пыталась хоть в чем-то быть полезной… Сбежав от разбушевавшегося Императора Алканфеля, ЗВшники долгое время прятались на базе «Альфа», взяв с собой Сэм Блэк, а потом, когда им «позволили» в добровольно-принудительном порядке вернуться в Империум, поселили ее на Меркурии, в новой штаб-квартире Звездных Врат. Девушка бесследно исчезла с базы – предположительно, прошла прогуляться и сгинула в чужом безвоздушном мире… Больше ее никто не видел.
Полной противоположностью доброй девочке Сэм была более старшая и серьезная Рэйчел Дженкинс, которую природа одарила телекинетическими способностями. Как девушка, Рэйчел была привлекательнее Саманты: темно-каштановые прямые волосы, смуглая кожа, мелкие черты лица говорили о том, что в ее родословной затесался полный интернационал. Она так и не сказала, откуда она родом, но Дэниел подозревал по ее говору, что откуда-то из штата Мэн или около того – из Новой Англии. Несмотря на внешнюю привлекательность, Рэйчел была не по годам угрюма и неразговорчива, замыкалась в себе и явно не имела друзей. Она подозрительно отнеслась к незваным гостям в лице ЗВшников, но все же приняла их помощь в побеге из уничтоженного убежища… Дэниел проникся к хмурой тинейджерке симпатией, хотя Рэйчел так и не открыла ему ни единого момента своей прежней земной жизни. Она сгинула в неизвестности где-то на Земле – возможно, попалась на глаза злобной нечисти, населившей Землю во времена правления Алканфеля, или, напротив, прониклась идеями режима Асвада и записалась в отряд Асвад-скаутов… Дэниел потерял последнюю ниточку, связывающую его с таинственной каменной постройкой посреди пустыни Марса, и очень сожалел об этом. Он-то точно знал, что это строение имеет отношение к Древним, потому что именно он в присутствии Асвада обнаружил старинные катакомбы прямо под этой шарашкиной конторой… Только вот спуститься туда он уже никогда не сможет. По крайней мере, в его родном мире. А в этом – кто знает…
Дэниел часто ловил себя на мысли о том, что некоторые вопросы нового мироздания он бы очень хотел обсудить с Черным Человеком. Он так много знал о Вселенной, что мог бы помочь найти многие ответы. Говорить с эльдарами Дэниел как-то не решился (особенно когда забыл в старом мире книгу их легенд и преданий), а О’Нилл на роль внимательного слушателя явно не годился. Пожалуй, был еще Родни МакКей, но о том, чтобы поговорить по душам с Родни, не могло быть и речи… Равно как и о том, чтобы признаться О’Ниллу, как Неонополису не хватает Асвада.
Итак, злополучная прогулка на Марс окончилась стычкой с Ба’алом и Сокаром, а также новой проблемой в виде вездесущей Урсулаи. По возвращении на Землю их всех ждал сюрприз – некий странный человек, явно сумасшедший, вылезший из Звездных Врат из какого-то неведомого мира. Асвад сказал, что это его старый знакомый, и все бы ничего, но потом эти два «хороших приятеля» устроили на Земле, в понимании ЗВшников, настоящий апокалипсис.
Третьим незваным гостем из Врат стал гайвер, начавший знакомство с Землей с того, что принялся стрелять во всех без разбору. При этом сам он являлся практически неуязвимым. Когда ситуация стала классифицироваться как «критическая», кто-то запустил механизм самоуничтожения. Гайвер не выжил, база тоже. Персонал в целом успел спастись, но что обидно – выжил также и опасный сумасшедший из мира Асвада, впоследствии объявивший себя Императором Человечества, являясь, по сути, самым настоящим ксеносом. Еще не зная об этом, добрый О’Нилл посадил его в машину и попытался отвезти в больницу, но будущий Император воспринял его старания как-то иначе и, ментально внушив О’Ниллу сбросить машину с оврага, едва не убил весь первый отряд. Все спаслись чудом, а когда О’Нилл на эмоциях понесся бить морду Драцимеху-Императору, не рассчитал свои собственные силы. Он не знал еще тогда, что та сущность, которая пожаловала в их мир, видела рождение и гибель цивилизаций, а также обладает недюжинной силушкой. О’Ниллу пришел бы конец, если бы Тил’к не принял удар на себя… В тот роковой день Тил’к погиб, и его место в первом отряде занял Джонас Куинн.
С того дня на Земле началась глобальная перестройка, а ЗВшникам ничего не оставалось кроме как бежать на «Альфу» и отсиживаться там, пока не придет время отбить свою родную планету у захватчиков… Таковыми они считали Асвада и Драцимеха.  Последний теперь именовал себя Императором Алканфелем, превратил родной мир ЗВшников в некий «Империум Человечества», населил Землю получеловеческими существами, создал легионы космодесантников, положил начало космической эре… А за его спиной, мерзко хихикая и потирая черные ладошки, стоял Асвад и ждал момента, когда он сможет спихнуть наивного Императора с трона и объявить себя Императором Вселенной.
Не повезло. То есть, не повезло Асваду, а вот отряду ЗВ-1 появление на мировой сцене Братства Нод пришлось куда кстати. Впрочем, это не помешало им рассориться еще и с Кейном... Но речь не об этом. Политические дрязги Нода и Асвада дали им отсрочку, во время которой они заключили союз с ток’ра. Кейн был очень занят своей новой подружкой-блондинкой из Древних, Асвад был занят воспитанием младшей дочери Императора, а в это время гоа’улды, хаоситы, репликаторы и прочие «несогласные» готовились пойти войной на Солнечную систему… Только ЗВшники об этом не знали. Как не знали они о том, что «великий поход против Асвада» завершился абсолютной неудачей. Знай они об этом – отбросили бы всякие идеи противостояния. Столкновение полубогов казалось неминуемым, и Дэниел, успевший к этому времени еще раз Вознестись, узнал об этом. И велел всем своим товарищам спрятаться на «Альфе», пока Кейн и Асвад будут швыряться планетами. Но перезагрузка все-таки случилась, и всех ЗВшников, проходивших в тот момент через Врата, забросило в новый, перестроившийся мир, правда, на двести лет позже того времени, откуда они пришли… Да еще в компании непонятно откуда взявшейся Урсулаи. Пришлось смириться. И терпеть указания Гарсии.
То ли О’Нилл сейчас подумал о том же, то ли он думал об этом постоянно, но Дэниел явно расслышал его полусонное:
- Сука этот Гарсия, ненавижу… - и, кажется, Джек снова заснул.
Дэниелу еще некоторое время снились зоалорды, зоаноиды, мутанты, космодесантники, примархи и клубок черных щупалец… А потом он был разбужен радостным воплем ворвавшейся в комнату Валы Мал Доран:
- Подъем, подъем, кто спит – того убьем!
- Дура, что ли? – пробормотал Камерон Митчелл, но Вала уже куда-то убежала, хлопнув дверью.
- Она всегда себя так ведет? – буркнул Соммерс, глядя на дверь. – Эта дамочка у вас вместо будильника?
Ему никто не ответил.
- А сколько времени? – зевая, поинтересовался Джонас.
- Половина седьмого, - ответила Саманта, высматривая старенькие сенсорные часы на тумбочке. – До каких часов у нас завтрак?...
- До восьми, - от балды брякнул О’Нилл.
- А по-моему, до семи, - заспорил Джонас. – Всегда до семи был.
Дэниел отогнал от себя последние остатки мрачных снов и сел на кровати, прижимая к груди одеяло. Остальные уже более-менее проснулись и мирно переговаривались, будто не было никакой ночной ругани. Даже Соммерс подобрел и спросил, где он может получить зубную щетку… На Земле начинался новый день. В мире, где не было ни Асвада, ни Алканфеля, ни Империума Человечества.

0

10

На следующее утро вчерашний караульный эльдар, что привел имперца в Купол, предстал перед Йанной Ариэналь. Он нервничал, но Видящая успокоила его одним взглядом.
- Госпожа Ариэналь, Имперец еще спит, Ирэн и Гэймин заходили к нему...
- Все хорошо, Брэнд, не переживай. Ты все сделал правильно.
Йанна села на мягкий диван, и предложила присесть Брэнду. Тот не отказался и как-то сразу обмяк.
- Все готово к обряду. И все готово для приема генерала... Распорядись, чтобы Имперца разбудили вовремя. А пока...
Йанна коснулась панели на стене и ввела команду.
- Это Купол. Соедините меня с генералом Лэндри...
Новая смена диспетчеров внутренней связи была уже на работе. Позевывая, парни-стажеры, проходящие обучение в корпорации, нехотя приняли вызов, и один из них сообщил, что…
- Простите, но у нас в списках таких субъектов нет.
Йанна вздохнула и... потянулась разумом в диспетчерскую. Почему никогда не получается просто с кем-то связаться? Пощупав сознание ответившего, Эльдарка пришла к выводу, что это не подходящий собеседник.
- Дай мне старшего смены, - резко сказала она.
- Одну минуту, - диспетчер передал маленький микрофончик старшему.
- Сержант Коллинз слушает, - услышала Йанна.
Сержант - это уже кое-что. Йанна прикрыла глаза и отправила  свой разум на прогулку по сознанию Коллинза. Довольно быстро ей удалось выяснить все, что было нужно.
- Сержант, будьте любезны, соедините меня с лейтенант-полковником Лэндри. Скажите, что его беспокоит Йанна из Купола, он поймет.
Сержант Коллинз скомкано попросил немного подождать. Затем принялся вызванивать Лэндри, который долго не отвечал на вызов. Как впоследствии выяснилось, противный писк внутреннего видеофона застал Лэндри в постели. Не включая видеосвязь, экс-генерал недовольным голосом поинтересовался, кому что понадобилось «в такую рань». А когда услышал, что на связи некая Йанна из некоего Купола, мигом стряхнул в себя сонливость и деловито ответил:
- Пожалуйста, соедините меня с госпожой Йанной и побыстрее!
Недовольство мгновенно прошло, и у Лэндри проснулся живой интерес к ночному происшествию. И о чем это хотят с ним поговорить эльдары?...
Сержант соединил-таки Йанну с Лэндри, и эльдарка тактично начала разговор со слов:
- Доброе утро, генерал, надеюсь, я не помешала вам?
- Теперь просто лейтенант-полковник, госпожа Йанна, - добродушно буркнул Лэндри. – И вам доброго утра, всегда рад вас слышать. Чем могу быть полезен?
- И все же я предпочитаю звать вас по заслуженному званию, - ответила Йанна. - Генерал, вы слышали, я так думаю, об инциденте, произошедшим вчера ночью?
Лэндри усмехнулся, когда она сказала про «заслуженное звание», но тему решил не развивать – ведь наверняка разговор их не был абсолютной тайной. Кто-нибудь мог слышать, да хоть те же диспетчеры.
- Какой именно инцидент? – уточнил Лэндри. – Их случилось довольно много. Например, кое-кто сел на клавиатуру и чуть не сломал компьютер… - пошутил он, хотя история была вполне реальна: за пару часов до прибытия отрядов ЗВ Джон Шеппард уселся задницей прямо на «рабочее место» Уолтера Харримана.
- Вчера ночью на территорию прибыл человек, которого мы совершенно здесь не ожидали, - сказала Йанна. - С приветом от Императора. Мы немного разъяснили ему, где он находится, но в целях его же безопасности вынуждены были оставить у себя на ночь. Вы могли бы с ним встретиться, если примите приглашение поучаствовать в обряде Сине Мора, который состоится сегодня у нас под Куполом.
- Э… - Лэндри замялся, потому что не ожидал такого прямого ответа. – Да, конечно. Спасибо за предложение, Йанна, это большая честь для меня. И я хотел бы побеседовать с этим… человеком. А могу ли я взять с собой первый отряд?
- Конечно, Генерал. Им всегда рады в нашем "круге", - честно ответила Йанна.- Прошу вас, не опаздывайте.
- Когда начинается ваш обряд? – спросил Лэндри.
«И какой дресс-код?» - хотел добавить он, но сдержался.
- Ровно через два стандартных часа он начнется в центральном зале. Если есть возможность, приходите раньше, мы будем рады. Заодно обсудим ... как вы там говорите... гастарбайтеров.
- Хорошо, спасибо, я и первый отряд будем, - пообещал Лэндри, не совсем поняв, о каких гастарбайтерах идет речь. – Спасибо за приглашение.
Когда связь прервалась, Лэндри откинулся на высокие подушки. Звонок Йанны поднял его с постели. Но начинался новый день, и предстоял еще брифинг со вчерашними приключенцами…  Вздохнув, Лэндри снова поднялся, быстро оделся и по дороге в общую уборную активировал переговорник, который всегда носил с собой.
Судя по недовольному ворчанию Джорджа Хаммонда, тот тоже еще спал.
- Доброе утро, Джордж, - поприветствовал его Лэндри. – У меня появились кое-какие дела, и я хотел бы попросить тебя провести с отрядами ЗВ и остальными учебно-воспитательную работу… Да, по поводу вчерашнего – о чем мы ночью говорили. Заменишь меня?... Отлично, спасибо. Потом все объясню.
Отключившись, Лэндри отстоял небольшую очередь к свободной раковине, а потом, побрившись и кое-как пригладив короткие мокрые волосы, пошел копаться в компьютере…

0

11

Когда в камеру подали еду, Кольт лишь слегка повернулся, и шлейфы отключились от КПК. Батареи такого устройства парню хватило бы еще на пару часов активной работы. Но не все сразу. Кольт анализировал ситуацию, и в текущий момент ему нужно было играть роль слабого узника. Он понимал, что те, кто пришел с ним, скорее всего, уже доложили о нем начальству. А значит, ситуация может поменяться в любое мгновение, и передышкой нужно воспользоваться сполна. Разведчик потянул к себе тюремную похлебку, на вид напоминавшую детский понос. Он принюхался.
«Стандартная протеиновая похлебка, хорошо что не что-то хуже», - и парень принялся уминать ее.
Вкуса он практически не ощущал, его мозг был всецело занят исследованием добытых планов. Даже если Легион прилетит, огневой поддержки с орбиты ему никто не предоставит, но вот мощную хакерскую атаку на системы базы извне он сможет организовать. Да и независимый канал связи тоже, но это будет не раньше чем через трое-четверо суток. А пока Кольт вылизал тарелку и поставил ее с ложкой на подставку на двери. А теперь можно и поспать. Базовые действия он выполнил. Теперь оставалось ждать хода противника.

0

12

Угрюмый лаборант забрал поднос с грязной посудой и, так и не удостоив Серафима взглядом, куда-то ушел. Парня ненадолго оставили одного, а потом за светло-салатовую ширму заглянула миниатюрная молодая женщина в голубом медицинском костюме. Она выглядела строго, опрятно, деловито, но при этом вовсе не грозно. Черные волосы были собраны в тугой узел на затылке, пухлые губы чуть подкрашены. Она слегка улыбнулась, когда заметила, что Сим обратил на нее внимание.
- Здравствуйте, - сказала она. – Меня зовут доктор Кэролин Лэм. Мы виделись вчера вечером… недолго. Возможно, вы меня не запомнили. Могу я задать вам несколько вопросов?
Одиночество в какой-то мере убивало, поэтому парень был даже рад появлению миловидной женщины, хоть и чуть серьезной. Её выражение лица говорило о том, что его сейчас опять будут опрашивать о чем-то, отчего вся радость от её компании куда-то улетучилась.
- Задавайте, - обреченно вздохнул Серафим. – В любом случае мне уже надоело тут просто лежать.
Однако Кэролин не стала, подобно Беккету, присаживаться рядом, вместо этого она внезапно улыбнулась и задала ну совсем уж неожиданный вопрос:
- Какой размер одежды вы обычно носите? M, если не ошибаюсь?... На вашей одежде значится маркировка XL, но, на мой взгляд, этот строительный комбинезон вам явно большеват…
Вопрос явно застал парня врасплох, он даже замешкался на несколько секунд, пытаясь выдать хоть какой-то ответ, но получалось пока только «А? Что? Э?». Когда же он наконец осознал, о чем его спросили, то с некоторым облегчением ответил.
- L, мой размер L. – Улыбка этой женщины все-таки располагала к себе, впрочем, расслабляться Серафим не планировал. – А где мои спутники?
- Значит, почти угадала! – обрадовалась Кэролин и положила ему в ноги стопку каких-то шмоток. – Размер М, но это американская фирма, а у нас обычно вещи чуть больше, чем в других странах. Одевайтесь, вас уже ждут. С обувью пока плохо, попробуйте вот эти ботинки, если не подойдут – будем думать… - к стопке одежды добавились две коробки. - Что-нибудь еще принести?...
Парню показалось странным, что эта девушка проигнорировала его вопрос, значит, она либо что-то скрывает, либо просто дура. Второй вариант подходил мало, но на всякий вопрос «почему» есть дополнительный вариант ответа «потому, что».
- Ааа…. Нет, спасибо. – Ответил Эстель после недолгого раздумья. – Может мне кто-нибудь пояснит, что происходит, где я, что со мной будет и где мои… эээ… Где Соммерс, Беккер и та японка?
- Не волнуйтесь, - просто ответила женщина. – Здесь вам никто не враг. К сожалению, я не знаю, где те люди, которых вы назвали, потому что я даже не знаю, как они выглядят. Но вас ждет человек по имени Джонас Куинн – его вы должны знать.
- А, это тот парень, на которого мы наткнулись в подвалах, - про себя произнес Эстель и вновь посмотрел на собеседницу.
- А почему он не может сюда придти? Мне его искать на незнакомой базе?
- Он ждет за дверью, - кажется, Кэролин начала немного раздражаться. – Пожалуйста, Серафим Эстель, одевайтесь и выходите. По-моему, вы уже вполне здоровы.
- Тогда может, выйдете? - произнес парень, сделав вид смущающейся школьницы, он явно видел раздражение женщины и захотел посмотреть, сможет ли он пойти дальше. - Я стесняюсь.
- Да разумеется, у меня дел по горло, - фыркнула Кэролин и скрылась за ширмой. Ее приветливость как испарилась. Кажется, вопросы Серафима ее достали.
Заглянувший в медпункт Джонас Куинн был решительно отослан назад в коридор. Поняв, что Кэролин не в духе, Джонас скрылся за дверью. Вообще-то Кэролин была неплохим человеком, но ее настроения быстро менялись. К тому же, она была дочерью генерала Лэндри, и с отцом у нее тоже были напряженные отношения. Зная о том, что Кэролин не переубедить, Джонас остался в коридоре и нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
- Какая-то скучная женщина, - вздохнул Серафим и, встав с кровати, переоделся в принесенную ему одежду.
Он был явно не против ещё раз увидеться с Джонасом и поговорить с ним, главным образом из-за того, что он доверял ему на 1% больше остальных обитателей базы, всё-таки они вместе выбирались из Ханикомбы.
Посмотрев, как на нем сидит одежда, и удовлетворившись ощущениями свежести новых вещей (ну или как минимум постиранных), Эстель пошел к двери и вышел в коридор.
- Ну и? – Едва выйдя из лазарета, спросил он у Джонаса, даже не поворачиваясь к нему. – Ты вроде хотел со мной поговорить?
- Чего так долго?! – возмущенно, но беззлобно воскликнул Джонас вместо приветствия. – Там уже все собрались, реще давай! – и он чуть ли не бегом припустил по коридору.
- Я бы на тебя посмотрел, после того как из тебя все соки выжмут, -  фыркнул парень и неторопливо пошел вслед за ним.
Всю дорогу Джонас нетерпеливо подгонял Серафима, постоянно говорил что-то о том, что они «все пропустят» и вообще немного нервничал. Наконец он буквально впихнул парня в какую-то дверь и, войдя следом, весело сообщил:
- А вот и мы!
В комнате для брифингов, откуда открывался вид на зал Звездных Врат, находились все участники вчерашней ханикомбской трагикомедии и… еще новые лица. Точнее, один незнакомый человек, остальных Серафим более-менее видел вчера.
- Очень приятно, - проворчал генерал Хаммонд, который и был тем самым незнакомым Серафиму человеком. – Вас, Джонас, за смертью посылать.
- Кое-кто слишком долго одевался, - попытался оправдаться Джонас. – Но лучше поздно, чем никогда, правда?
- И то верно, - нехотя согласился Хаммонд. – Садитесь, господа.
Джонас подпихнул Серафима к овальному столу, за которым кое-как расселись сонные ЗВшники. О’Нилл часто зевал, Камерон откровенно спал, положив голову на стол, Саманта сидела с закрытыми глазами, подперев голову рукой. Кажется, ночные похождения в поисках имперского гвардейца опустошили их физический резерв.
- Доброе утро! – возвысил голос Хаммонд, отчего все, кто спал, вздрогнули и открыли глаза. – Благодарю за то, что вы соизволили притащить сюда свои сонные тела. Но нас ждет важное дело, поэтому советую проснуться и послушать.
Камерон Митчелл тихо застонал и закрыл лицо руками. О’Нилл сладко зевнул, хрустнув челюстью. Хаммонд хлопнул ладонью по столу.
- Господа! Давайте посерьезнее! – решительно сказала он. – Думаю, мне не стоит напоминать, что речь идет о ваших жизнях.
- Ага, - сонно пробормотал О’Нилл. – Гарсию пригласить забыли. Он бы послушал.
- Между прочим, вам еще перед Гарсией отчитываться. Всем, - напомнил Хаммонд. – Так что давайте сосредоточимся и обсудим ваше положение.
- Да чего тут обсуждать? – фыркнул Джонас. – Трындец нам.
- У вас всегда брифинги так проходят? – спросил вдруг Соммерс, который все это время озадаченно наблюдал за странными переговорами ЗВшников.
- Ну… иногда бывает чуть веселее, - ответил ему Камерон Митчелл. – Просто сейчас мы спать хотим, и поэтому…
- Нечего было вечеринки в пижамах устраивать прошлой ночью! – едко вмешался Беккер. – Сами не спали и не давали спать нормальным людям.
- А чего это вы вчера ночью делали? – удивился генерал Хаммонд.
- Да так, ловили кое-кого, - уклончиво ответил О’Нилл. – Потом расскажу. А где это генерал Лэндри?
- Занят, - просто ответил Хаммонд. – Но я за него. Поэтому напоминаю всем, что это неофициальная встреча, и об этом следует помалкивать. Вы присутствуете здесь, чтобы обсудить, что и как вы будете врать Гарсии. Цель понятна?
Послышался слабый гул утвердительных голосов.
- Отлично, - почти обрадовался Хаммонд. – Можем начинать.
Серафим развалившись на своем сидении, поднял руку, чтобы привлечь внимание.
- А нам это зачем? - решил спросить он, ибо действительно не понимал, как они связаны с их внутренними разборками.
Хотя, конечно, он все понимал, что это из-за них по большей части, но возможно, не только, но все же, зачем с ними-то это обсуждать, было для него загадкой.
Хаммонд покосился на него с почти научным интересом.
- Потому что, молодой человек, - терпеливо и подчеркнуто вежливо пояснил он, - здесь не средняя школа Кливленда. Всем, кто находится в этой комнате, грозит нечто пострашнее увольнения с работы, а вам явно не хочется снова стать жертвой экспериментов. Поэтому будьте внимательны и запоминайте все, что я скажу. Еще вопросы есть, мистер Эстель?
- Из огня да в полымя? - вздохнул парень, шлепнув рукой по лицу. - Ладно, больше тупые вопросы задавать не буду.
- Вот и не надо, - одобрил Хаммонд. – Продолжаем. Джек, хватит дрыхнуть!
- А? – О’Нилл поднял голову со столешницы и осоловело захлопал глазами. – Я слушаю.
- Так лучше, - продолжил Хаммонд. – Итак, выслушав вчера ваш не очень внятный рассказ… - при этих словах Соммерс недовольно фыркнул, но Хаммонд не обратил на это внимания. – Нам с генералом Лэндри все-таки удалось составить более-менее ясную картину происходящего. Что мы имеем: первый и второй отряды, перевозившие антарктические Врата на Ханикомбу, стали свидетелями вторжения шпиона Гипердайна. Ватанабэ и его администрация прохлопали ушами, и этот шпион устроил немалые проблемы, привлекшие внимание ревизоров Вейланд-Ютани. Ватанабэ, заметая следы, попытался уничтожить первый и второй отряды как ненужных свидетелей, чтобы они не доложились на Землю о произошедшем. Но вы, господа,-  он выразительно посмотрел на О’Нилла, затем на Митчелла, - как всегда, попали в неприятности.
- Почему это «как всегда»? – возмутился Митчелл.
- Да потому что у вас иначе не бывает. Я понимаю, что у вас не было выбора! – возвысил голос Хаммонд, предвидя волну возмущения. – И я не ставлю вам это в вину, а констатирую факт. Итак, в попытках спастись от солдат Ватанабэ, вы скооперировались с генералом Соммерсом, у которого тоже были напряженные отношения с начальством… Верно, генерал Соммерс?...
- Они мне зарплату задерживали на три месяца, - проворчал сквозь зубы Соммерс.
- Вот, - довольно подтвердил Хаммонд . –Далее, прорываясь к главному хранилищу, вы также были наверняка замечены на камерах слежения в компании Кольта и вот этого молодого человека, - он кивнул в сторону Серафима. – И теперь у Ватанабэ есть неоспоримые доказательства вашей причастности к диверсии. И если я и Хэнк понимаем, что вы стали жертвами малодушия Ватанабэ, то Гарсия и Вейланд, вероятнее всего, поверят именно Ватанабэ, а не вам. А уж он сумеет представить ситуацию так, что ваше предательство будет очевидно. И ваша задача сейчас – представить ситуацию в таком свете, что на вас невозможно будет повесить обвинения в предательстве.
- Но как? – спросил Дэниел.
- А вот об этом мы с Хэнком думали почти всю ночь, - торжественно объявил Хаммонд. – Слушайте и запоминайте. Про  вторжение Кольта и его побег из-под охраны доктора Беккера говорите как есть – это сложно будет оспорить.
- Но у меня не было никакой охраны, - встрял Беккер.
- Это образное выражение, - поправился Хаммонд. – Сбежал из-под вашего надзора, доктор.
Беккер скривился, как от зубной боли, но спорить не стал. Однако ему было очень неприятно, что ему вежливо поставили в вину побег Кольта. Хотя виновата была, по сути, Юко, которая сейчас сидела рядом с почти невинным видом…
Вообще, знай Хаммонд и остальные, что судьба Ханикомбы уже трагически решена, им не пришлось бы придумывать какие-то легенды и оправдания. Но поскольку они все считали, что Ватанабэ еще жив и будет действовать против них – приходилось придумывать пути отступления.
- И вот что вы будете говорить, - продолжил Хаммонд. – Представим все это как досадную ошибку. Кольт захватил в заложники генерала Соммерса и утащил в подвалы, - Соммерс недовольно фыркнул. – Джонас и вы, Серафим, кинулись его спасать, но высокое начальство отчего-то решило, что вы все с Кольтом заодно. Скажите, что это было не так, и вы лишь освобождали заложника. А что касается вас, господа О’Нилл и Митчелл… - Джек и Камерон странно переглянулись. – Ваши отряды  бросились на поиски исчезнувшего товарища, Джонаса, и случайно – повторяю, напирайте на случайность! – попали под перекрестный огонь, которым местная охрана сопровождала побег Кольта. Вы будете рассказывать, что в общей панике подумали, будто стреляют в вас, и принялись хаотически отступать, что было расценено охранниками как попытка к бегству – соответственно, что вы чем-то виноваты. Не имея возможности объясниться и сказать, что вас приняли за шпионов случайно, вы скрылись в подвалах следом за Джонасом и Кольтом. Вас преследовали, и единственным выходом было проникнуть в хранилище, схватить Кольта и, как честные служащие корпорации, приволочь шпиона Гипердайна на базу, воспользовавшись Вратами. Представим ситуацию как досадную случайность, когда вы и те япошки друг друга не поняли. Вряд ли кто-то будет восстанавливать события по камерам слежения и дотошно выяснять хронологию всего случившегося по минутам.  Клянитесь в верности Вейланду и постоянно повторяйте, что все это произошло по чистой случайности. В конце концов, вы притащили шпиона и сдали его под охрану – вполне патриотический поступок с точки зрения нашего руководства. Так что вам еще полагается благодарность. Но на это не рассчитывайте, поскольку Гарсия наверняка будет рвать и метать. Но я думаю, в саботаже вас не обвинят, поскольку после побега с Ханикомбы вы сделали все так, как полагается честным служащим. Все поняли? Или повторить?
Наступила короткая пауза, а потом зал брифингов взорвался гомоном голосов.
- Тише! – прикрикнул Хаммонд. – Потом обсудите. Вопросы какие-нибудь есть?
- То есть, нам говорить, что это была небрежность? Случайность? – уточнил Дэниел. – А если Ватанабэ будет утверждать обратное и напирать на то, что мы заодно с Кольтом?
- Тогда говорите, что как вы можете быть заодно с Кольтом, если вы его привели сюда и сдали под охрану? – ответил Хаммонд. – Вы, Дэниел, вообще имеете талант уболтать кого угодно, вот и проявите его.
Дэниел замолчал, и голос подала Саманта:
- А если нам откажут в праве голоса? Если будут слушать только Ватанабэ?
- Это вряд ли. Гарсия хоть и вредный, но смерти вам не желает и в интересах корпорации выслушает обе стороны, чтобы докопаться до истины – и в дальнейшем предотвратить подобные случаи. Еще вопросы?
- У меня только один вопрос – мне тоже в этом вашем коллективном вранье участвовать, или я могу поехать домой? – ледяным голосом спросил Беккер.
- Вы окажете нам большую есть, если уберетесь отсюда, - ответил ему Дэвид Харрингтон.
Все время брифинга он сверлил Беккера неприязненным взглядом. Митчелл, который единственный знал биографию Харрингтона, понимал, что дело здесь явно в национальной неприязни. Родители Харрингтона были евреями, которые чуть не погибли во время Холокоста. Беккер же был типичным немцем с фашистскими замашками, даже внешность его была довольно «говорящей»: аристократически бледная кожа, светлые волосы, серые глаза, стройное тело, презрительный взгляд… Может, человеком и врачом Беккер был неплохим, но явно не любил людей и… крайне не понравился Харрингтону, который посчитал его высокомерной немецкой сволочью. Не так уж он был неправ.
Беккер смерил Харрингтона снисходительным взглядом и гордо промолчал. Он всем своим видом показывал, что не может всерьез воспринимать перекачанное нечто напротив, с обритой наголо головой и двумя полукольцами в нижней губе. Уж что-что, а внешность у Харрингтона была довольно вызывающей, и он нередко вызывал неодобрение высокого начальства. Но ЗВшники-то давно привыкли, а вот люди этого времени относились к исторически-брутальному прикиду Харрингтона с презрительным непониманием.
- Конечно, вы свободны в своем выборе, - вежливо ответил Беккеру генерал Хаммонд. – Но лишний свидетель нам не помешает. Вы же не хотите, чтобы вас тоже обвинили в предательстве и нашли даже у вас дома?
Беккер промолчал.
- Поэтому я обращаюсь к вам, господа Эстель, Беккер и Соммерс, а также госпожа Оиси, - он посмотрел на беженцев с Ханикомбы. – Я не ваш начальник и не могу вам приказывать. Но вы должны сейчас решить, будете ли вы придерживаться этой легенды, давая ваши показания Гарсии. Если нет – скажите об этом сейчас.
- Я согласен, - тут же ответил Соммерс. – Слишком хорошо этих сволочей знаю – достанут где угодно.
- Я тоже, Хаммонд-сан, - ответила Юко. – Я еще хочу вернуться домой.
Они оба посмотрели на Беккера. Тот демонстративно помалкивал. Саманта, общавшаяся с Беккером дольше других ЗВшников, недоумевала, отчего в нем проснулся такой редкий сволочизм, и почему именно сегодня. Столовую не нашел, что ли?...
Серафим безучастно пожал плечами, будто его это не особо касалось. Он сидел вальяжно и расслабленно, несмотря на недавние события. Скорее всего, он уже думал, что хуже уже не будет, причем, даже внезапное смертоубийство всех присутствующих худшим не считалось.
- Мне откровенно все равно. Если это надо для вашего спокойствия, я буду придерживаться вашей весьма сомнительной и натянутой легенды.
Выражение лица парня стало крайне серьезным, он даже выпрямился и сел ровно.
- Вы лучше скажите, что будет с нами дальше? – Эстель, казалось, хотел пробуравить Хаммонда взглядом. – Со мной, Соммерсом, Беккером, этой японкой, прости, забыл, как зовут, что нам теперь делать. ЧТО МНЕ ТЕПЕРЬ ДЕЛАТЬ!?
Серафим едва не сорвался, но вовремя успокоился. Вся эта бесконечная котовасия уже вконец доконала его, то катастрофа в колонии, то его похищение, когда новая жизнь стала едва налаживаться, то попадание на какую-то долбаную базу в качестве «образца», где ад, угар и Израиль, а теперь и попадание на непонятную военную базу с межзвёздным транспортным кольцом, где его будущее мутнее, чем вода с известью.
- Да успокойся ты, - бросил ему Джонас Куинн. – Как не из двадцать третьего века, честное слово.
- Да, - поддакнул О’Нилл. – Подумаешь, чуть не убили. То ли еще будет, - «успокоил» он Серафима.
- Чувак, - продолжал Джонас, - я родился на одной далекой планете, где у меня было все. А потом вдруг приперлись эти, - он махнул рукой в сторону О’Нилла, Саманты и Дэниела, - и моего «всего» вдруг не стало. Но знаешь, я безумно рад этому. Теперь у меня есть жизнь. А раньше было существование в теплице. И знаешь, почему я думаю, что я живу? Потому что чуть ли не каждый день меня пытаются убить, и каждый день я узнаю цену жизни, дружбы и удачи. Благодаря вот этим чувакам я потерял все и обрел еще больше – я открыл глаза на мир и осознал, что такое настоящая жизнь, ощутил ее вкус и почувствовал ее цену… Ну вот, как-то так, - немного скомкано завершил он свою пафосную речь, вдруг заметив, что остальные притихли и как-то странно на него смотрят. – Ну чего вы на меня уставились? – воскликнул Джонас.
- Браво, - хмыкнул О’Нилл. – Прикольно получилось.
- Да, крутая речь, - одобрил Митчелл.
- Спасибо, - смутился Джонас. – Случайно получилось…
- Короче, этот странный тип хотел сказать, - начал «переводить» для Серафима О’Нилл, - что ничего страшного не случилось. Мы каждый день в такие истории влипаем. И теперь, если хочешь жить – держись рядом с нами. Мы все уладим и пристроим тебя куда-нибудь на этой планете, хорошо? Начнешь новую жизнь, откроешь свою ферму… ну или что ты там хочешь… Короче, можешь мне поверить.
Слушая этот диалог, Беккер возвел глаза к потолку. На его точеном лице отчетливо читалось выражение «Я окружен идиотами».
- Ооооо… - Серафим театрально изобразил удивление и… начал как-то странно смеяться. Скоро этот смех стал истеричным, парень не мог остановиться, но все же через минуту он остановил себя кое-как. – А знаешь, у меня была жизнь, любимые родители, соседи, толстый Мистер Тед – управитель нашей колонии. Я прилежно учился, чтобы стать уважаемым ученым, как моя мама, я всегда помогал папе в его исследованиях, и это приносило мне незабываемое удовольствие. Но тут внезапно… - парень щелкнул пальцами. – Бум! И я два года лежал в коме внутри бреющих в космосе обломков некогда процветающей колонии, пока меня, в этих руинах, не нашли мусорщики. Я считал, что нашел новую семью, приятные люди, с которыми я прошел огонь и воду, даже побывал в пиратском плену, хорошего начальника, хорошую работу, нормальную спокойную жизнь. И тут раз… - он опять щелкнул пальцами. – И мой хороший начальник продает меня некоему мистеру Дрейку в качестве лабораторного образца, в результате чего я теряю ещё два года жизни и прихожу в себя в подземном хранилище на какой-то секретной базе, где все хотят друг друга убить. УЖ ПРОСТИТЕ МЕНЯ ЗА МОЙ ХАРАКТЕР!
Выпалив последние слова, стоя на ногах, Эстель резко плюхнулся на кресло с крайне озлобленным видом, потеряв всякий интерес к дальнейшему разговору.
Генерал Хаммонд спокойно наблюдал за тирадой Серафима с маленькой толикой интереса, словно психолог, выслушивающий душевные излияния трудного подростка. О’Нилл прикрыл лицо рукой, Беккер еще раз картинно закатил глаза, Джонас неопределенно пожал плечами и буркнул что-то типа: «Ну бывает». Дэниел делал вид, будто с интересом изучает столешницу. И Саманта поняла, что ей, как единственной активной женщине, надо что-то сказать.
- Послушай, Серафим, - неуверенно начала она. – Мы все понимаем… ну, почти все, - она покосилась на Беккера, - что тебе пришлось нелегко. В твоем возрасте, не имея военной подготовки… Тебе многое пришлось пережить, но ведь жизнь на этом не заканчивается. Ведь все могло быть гораздо хуже.
- Господа, может, хватит семейных драм? – неожиданно вмешался Соммерс. – У всех семьи, жены, дети… Если кто-то хочет рассказать о том, как ему пришлось нелегко – давайте устроим вечернюю посиделку со свечами и маффинами, но сейчас я что-то не настроен присутствовать на сеансе психоанализа. Ну хреново пацану, с кем не бывает? Успокоится, - он выразительно посмотрел на Серафима, - и не будет создавать никому проблем. Правда, Сим? Давай-ка быстро возьми себя в руки и пойми, что речь идет о спасении твоей задницы. Тут или действуем все вместе – и выходим из этой истории победителями, или устраиваем мелодраму в двух актах и нарываемся на новые неприятности. Вас, Беккер, это тоже касается.
- А я могу просто улететь к себе в Германию? – «наехал» на него Беккер. – А вы тут разбирайтесь как хотите.
- Конечно можете, - миролюбиво ответил генерал Хаммонд. – Но про вас непременно будут спрашивать. И лучше, если ответы будем давать всей дружной компанией, а не когда к вам явятся домой интересные личности… Вы ведь не хотите встречать их в одиночестве?...
Беккер скорчил кислую мину. Он понял, что Хаммонд намекает на «мозгодёров» - таких, как Иида Минору, который прибыл на Ханикомбу по душу Кольта. Конечно, Хаммонд в чем-то был прав: если Беккер сейчас улетит в Европу, его хватятся не сразу, но точно хватятся. Возможно, пара недель спокойной жизни ему обеспечена, а потом… Потом его непременно найдут и зададут очень много вопросов. И первый – почему покинул место работы, не сказав никому ни слова. Был вариант официально уволиться, но вопросы касательно случившегося на Ханикомбе все равно зададут. И на этот случай действительно лучше врать всем вместе.
- Ладно, только если это ваше коллективное вранье не затянется на месяц-другой, - неохотно ответил Беккер.
- Думаю, за сутки мы все уладим, - прикинул Хаммонд. – Так вы остаетесь, доктор?
- Так уж и быть, - протянул Беккер. – Но только из моей бескорыстной любви к американцам.
Митчелл тихонько хихикнул. Он смекнул, что Хаммонд попал в цель, и Беккер действительно не хочет, чтобы его искали и допрашивали. Лучшим вариантом сейчас будет выстроиться в линеечку и хором врать о том, что случилось на Ханикомбе. Что-нибудь да получится.
- Ну а вы, Серафим? – продолжил Хаммонд, решив, что «проблема Беккера» временно решена. – Вы же не хотите, чтобы за вами устроили новую охоту? Если все закончится хорошо – возможно, вы даже сможете остаться здесь. Жилье, работа… если вас примут. Если не захотите – вам будет открыт весь мир. Вам помогут устроиться, мы найдем ваших родственников и отправим вас к ним. По крайней мере, здесь вас никто убивать не будет.
- Как будто у меня действительно есть выбор, - буркнул парень, насупившись. – У меня нету родственников, все погибли на той колонии, по крайней мере те, о которых я знаю. Я буду действовать по вашему плану.
Серафим, кажется, немного успокоился, но и погрустнел. Даже если все действительно закончилось, он теперь остался ни с чем и стал по сути никем.
- Сомневаюсь, что они будут нас разыскивать, – парень вяло покачал головой. – Они же должны понимать, что убегая, мы должны были забрать столько нехороших секретов об их деятельности на той базе, что было бы проще закрыть саму базу и стереть все упоминания о ней.  Вроде как она никогда не существовала, а кто все эти люди мы не знаем.
- Вы явно недооцениваете мое начальство, - снисходительно пояснил генерал Хаммонд, даже не подозревая, что Сим мог оказаться прав. – Впрочем, я рад, что вы согласились содействовать нам. Ваших дальних родственников мы можем разыскать, если вы этого захотите. А пока, если вопросов нет, давайте расходиться и ждать Гарсию.
- Есть вопросы, - подал голос Дэниел.
- Да?
- Что будем делать с Кольтом?
На лицах присутствующих проявился интерес. Кажется, о Кольте каким-то странным образом все дружно забыли… А он, оказывается, все еще здесь!
- Подумаем потом, - неопределенно ответил Хаммонд. – Пока оставим эту тему. Давайте, господа и дамы, расходимся.
Серафим покачал головой и встал с места, молча следуя приказу Хаммонда.
- И, что мне теперь делать? – спросил он сам себя вслух, стоя у стола и смотря куда-то в пустоту.
Это продолжалось недолго несколько секунд, после этого он повернулся к Хаммонду.
- С.. Сэр, - немного неуверенно начал он. – Я хотел бы поискать информацию о виновниках трагедии в моей колонии, я могу попросить о помощи?
- Конечно, - ответил Хаммонд, уже собираясь уходить. – Не волнуйтесь, молодой человек, вы здесь в безопасности. Думаю, кто-нибудь обязательно захочет помочь вам.
- Ну… я могу, - лениво вызвался Митчелл, когда желающих не нашлось.
- Отлично, - бросил Хаммонд. – Помогите Серафиму освоиться. А через сутки, когда все закончится, будем решать, что делать дальше.
- Спасибо вам, - поблагодарил парень немного потупившись. – И… извините за недавнее.
После этих слов он быстро вышел из кабинета будто пристыженный.
Митчелл догнал его довольно быстро.
- Эй, да ладно тебе, - сказал он. – Все нормально. Есть хочешь?
- Да... немного, - подтвердил парень кивком.
- Тогда пошли в столовку, а то я сегодня не завтракал, - наигранно бодрым голосом сообщил Митчелл.
Пока Хаммонд терпеливо инструктировал вновь попавших в неприятности ЗВшников, Лэндри занимался не менее важным делом. Услышав от эльдарки о том, что имперский гвардеец действительно у них, он подумал, что до начала церемониала нужно проверить кое-какую информацию. Насколько позволял его доступ, он пошарил по внутренней сети Вейланд-Ютани и искал все, что могло быть связано с Квантовым Зеркалом. Ведь именно с помощью этого устройства, существовавшего в прежней реальности Лэндри, имперец мог попасть в этот мир. Но он ничего не нашел: то ли информация была засекречена, то ли Квантовое Зеркало было где-то в другом месте.
Лэндри задумался. Как этот человек мог попасть из Империума – из другой реальности! – в этот мир, если не через Звездные Врата и не Квантовое Зеркало?... Он мало знал о пространственно-временных перемещениях и решил, что спросит об этом у Саманты… или у МакКея. МакКей мог знать больше, но Лэндри пока не хотелось посвящать еще кого-то в новую информацию. А Саманта была уже «в теме», так что…
Он на всякий случай проверил доступную ему базу на предмет таких понятий как «альтернативная реальность», «временной портал», «телепортация», «мультивселенная», «гиперпространство»… Но в основном попадались либо какие-то научные теоретические статьи, либо непонятно откуда взявшаяся реклама банков и инвестиционных фондов. Так и не найдя ничего полезного, Лэндри погрузился в раздумья. Следовало подняться в зал брифингов и поговорить с ЗВшниками… Но он решил, что Хаммонд и без него справится. Тем более что наверняка они уже закончили.
После затянувшегося брифинга ЗВшникам так и не дали пожить личной жизнью. На коммуникатор О’Нилла пришло сообщение от генерала Лэндри о том, что в полдень эльдары приглашают их на какую-то ритуальную церемонию, но прийти лучше пораньше.
- Опять куда-то тащиться, - пробурчал О’Нилл.
- Наверное, эльдары хотят, чтобы мы посмотрели на имперского солдата! – догадалась Саманта.
- А ну как он нас узнает? – спросил Дэниел. – Вдруг у него приказ от Асвада нас убить?...
- Ну почему сразу убить? – задумалась Саманта. – Может, просто… поговорить.
- Ага, и пригласить назад? – саркастически ухмыльнулся О’Нилл. – «Пожалуйста, дорогие наши, возвращайтесь в Империум, а то без вас совсем скучно, тухло и уныло». Так?
- Может, Асваду просто что-то от нас нужно, - пожал плечами Джонас. – Мы же мастера откапывать всякие древние артефакты…
Довод звучал разумно, и все как-то сразу согласились, что такой вариант вполне вероятен. Однако почему-то никому, даже Саманте, не пришло в голову, что имперец мог явиться вовсе не за ними и вовсе не от Асвада. Все почему-то были твердо уверены в том, что посланник Империума явился именно по их души – и обязательно по личному распоряжению Черного Человека.

0

13

Тем временем, пока гвардеец светлого Императора человечества сопел на полу, к нему в комнату бесшумно вошли двое - Страж и девушка. Первый занял пост у входа, в то время как эльдарка поставила поднос с завтраком, в который предусмотрительно входил более подходящий для человека рацион: кружка кофе, несколько кусков хлеба, масло в масленке, нарезка сыра и колбасы, стакан молока, кусок отбивной, вареный (на вид) картофель; а также предметы личной гигиены: кусок мыла, полотенце и нечто похожее на зубную щетку - и небольшую корзину со сменной одеждой. Девушка хотела быстро удалиться, но задержалась, недоумевая: "Почему он спит на полу, а не на кровати? Я думала, люди знают об их существовании..."
Почувствовав чьё-то присутствие в комнате, Марк моментально проснулся и, прежде чем сам понял, привычки взяли верх:  резко вскочив с пола, он моментально сделал перекат, после чего,  стоя ещё на корточках,  развернулся на пятках, одновременно с этим наводя на вошедшую оружие. После пятисекундного замешательства гвардеец наконец-то вспомнил, где он находится, он опустил  хелган и виновато поднял руки, оставаясь однако сильно напряжённым. Подойдя к подносу, он посмотрел на эльдарку и через секунды три длительного рассматривания бросил только одно слово:
–Спасибо, – и принялся разбирать содержимое подноса.
Девушка только и успела вскинуть руку, останавливая Стража от противодействия выкрутасам человека. Тот был быстр. Явно натренирован. Это ошеломляло. Она не встречала раньше настолько отмуштрованных людей.
- Кровать была неудобной? Почему ты спал на полу? - спросила она человека на низком Готике.
Марк повернулся к девушке и после короткого раздумья ответил:
- Просто кровать слишком роскошна для меня, впрочем, – гвардеец хмыкнул, – как и вся эта комната,  такая роскошь…. непривычна, что ли… - Марк резко замолк, погрузившись в раздумья, автоматически перебирая содержимое  подноса. –Как же всё это сложно, – неожиданно для себя произнёс штурмовик, – скучаю я по войне, где точно определено, где свои, где чужие…. Впрочем, я умею только воевать, - Марк снова вернулся к подносу.
- И ты считаешь, что это правильно? - удивилась Эльдарка. - Что из тебя сделали машину, способную только воевать? Которая не может даже представить, как спать на кровати? Мне кажется это жестоким. Мои братья и сестры делают выбор осознанно и всегда могут уйти с пути, который им не по душе.
Марк нахмурился и через  секунду ответил:
- Неужели ты думаешь, что я служу Императору только ради служения? Только потому, что мне было велено? Да, жизнь в Империуме трудна, и его законы суровы. Но они необходимы, чтобы обеспечить выживание Человечества среди звёзд, - сказал Марк с лёгким надрывом в голосе. - Я знаю, что как Гвардеец больше никогда не увижу свой дом. Но эти воспоминания помогают мне понять, почему я должен сражаться изо всех сил. Чтобы другим не приходилось этого делать. Чтобы дети увидели очередной карнавал и очередную гонку грави-глайдеров. А у этих девушек на самом деле был шанс встретить свою вторую половину и жить более мирной жизнью, чем я.
Девушка пристально посмотрела на Гвардейца. Что-то в его словах казалось неправильным, но в целом все выходило довольно ровно.
- Это разумно, - наконец выдала она. - Я пришла передать тебе приглашение на беседу с Видящей и Генералом людей. Отказ, как ты можешь догадаться, не принимается.
- Когда беседа? - деловито осведомился гвардеец. - Мне надо себя ещё в порядок привести, к тому же после пробуждения я ещё не молился Ему, так что если беседа сейчас, то им придётся подождать.
- Они вызовут тебя через несколько часов. А сейчас мы оставим тебя, нужно готовиться к обряду, - чопорно ответила Эльдарка, и они вместе со стражем удалились, оставив человека разбираться с собой самостоятельно.
Кивнув, Марк дождался пока эльдары уйдут, а затем встал на колени, сложил руки на груди в аквилу и зашептал:
- Император - наш свет путеводный.
Надежды человеческой луч средь Галактики тьмы.
Хоть служим Ему,
Он наш величайший слуга.
И склоняясь пред ним,
Знаем  - он думает только о нас.
Когда во мраке мы заставляем содрогнуться тени,
Император с нами.
И в духе, и деле.

0

14

Митчелл привел Серафима в столовую и попросил два бизнес-ланча. Улыбчивая полноватая женщина подала им через стойку два плоских пластиковых контейнера с прозрачной крышкой, под которой лежали какие-то свертки.
- Насчет пользы этой еды не уверен, но довольно вкусно и сытно, - прокомментировал Митчелл, отдавая Симу один контейнер. – И еще два гибискусовых сока, пожалуйста.
В столовке было малолюдно, ведь большинство сотрудников уже давно позавтракали. Митчелл и Серафим уселись на дальний двухместный столик, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.
- Тут сэндвич, какой-то японский суп и чизкейк, - рассказывал Митчелл про содержимое контейнера. – И еще жвачка. А это сок гибискуса с соевым молоком. Знаю, звучит стремно, но пить можно. И, кстати, довольно вкусно.
Эстель попробовал все блюда, правда, без особого аппетита. Он продолжал опасливо и с недоверием посматривать на Митчелла, но всё же не так сильно напрягался, как раньше.
- Как-то странно всё, - сказал Серафим после пятиминутного молчания. – Сначала ты просыпаешься в криобаке, потом бегаешь, как угорелый, по подземной секретной базе, где все хотят тебя убить, и всё это идет так долго, что кажется, будто прошла вечность, и вот ты на другой базе, в которую ты сбежал через непонятное кольцо, и ты уже не бегаешь, желая выжить, и никто не пытается тебя поймать и препарировать.
Эстель ни с того, ни с сего расхохотался и, закончив, устало покачал головой.
- Бред какой-то, - сказал он и посмотрел на своего «поводыря» - Вы правда можете мне помочь найти виновных в гибели «Ирийских садов»?
- Ну… - задумался Митчелл, ковыряя пальцем сэндвич. – я и сам не особо шарю, что а мире происходит… Не смотри так, не ты один проспал два года жизни. Но я попробую помочь тебе найти нужную информацию, у этой компании обширная база политических событий. Нужно же начальству быть в курсе, что происходит у конкурентов, - он вдруг горько усмехнулся. – Здесь все только и думают о том, как бы подсадить соседа и нажить бабло. Ну да ладно, забей… Лучше пообещай, что про Звездные Врата никому не скажешь. Это вообще-то секретная информация.
Вместо ответа Серафим оттопырил указательный палец и над его кончиком засветился маленький сиреневый огонек. Парень сделал все, чтобы это увидел только Митч и никто больше.
- Я сам по себе тоже секретная информация, - по большому секрету поделился Эстель. – Собственно, поэтому меня и похитили. И да, я в общем проспал 4 года.
После чего парень отправил в рот очередную порцию и решил перейти к делу.
- Ты знаешь, что значит красный скорпионий хвост в треугольнике?
- Неа, - бросил Митчелл, не задумываясь. – Ну и что же? – он решил, что Сим загадывает ему загадку на смекалку.
- Я не знаю, - ответил парень, мысленно делая фейспалм. – Это символ той организации, которая стоит за уничтожением колонии, в которой я жил в детстве. Может у вас в вашей базе данных есть какая-то информация?
- Символ? – переспросил Митчелл, отрываясь от сэндвича. – Подожди-ка, ты спрашивал, у какой корпорации скорпионий хвост в логотипе? У Братства Нод, конечно же!
- Значит, тот ублюдок был из Братства Нод? – Задумался Серафим и продолжил расспросы с удвоенной силой. – Что это за организация, чем занимается, какие у неё силы и возможности, где их найти?
- Кого найти? Братство Нод? – Митчелл вдруг расхохотался. – Неужели кое-кто собрался объявить войну всему миру?
- Войну всему миру? – не понял Серафим. – О чем ты?
- Да ты все на свете проспал, кажется, - хмыкнул Митчелл, продолжая поедание сэндвича. – Братство Нод повсюду. В политике, в финансовой системе, в войнах и перемириях, в теленовостях и газетах… Ты когда-нибудь слышал о саентологах?
Что-то знакомое было в слове «Саентология», и парень попытался вспомнить что.
- Какая-то религиозная секта, созданная Роном Хаббардом в 20-ом веке на Земле. Это всё, что я знаю, - ответил он и добавил. – У нас была богатая библиотека по истории Земли.
- Верно, а сейчас эти саентологи еще существуют? – спросил Митчелл.
- Ну, этого я уже не знаю, - честно ответил Эстель.
«Следовало ожидать, - подумал Митчелл, - что в этом мире, спустя двести лет, саентологи исчезли, как некогда мамонты и динозавры. Иначе бы о них все слышали».
И тогда он ответил то, что знал о Братстве Нод того мира, откуда пришел:
- Некогда действительно была религиозная секта, называющая себя саентологической церковью. В США… то есть, в Объединенных Америках эту религию запретили, но ее последователи успели распространиться по всему миру и втянуть немало людей в свои ряды. Вот Братство Нод – это секта, похожая на саентологическую церковь, только с террористическим уклоном.  Финансовая, инвестиционная, террористическая и религиозная секта. Никто не знает, каким богам они молятся, да и неинтересно мне это, если честно. Основа духовного роста – деньги, основа власти – террор и страх. Я как-то был довольно близко знаком с их деятелями и повидал такое… Впрочем, неважно. Это тебе не банк «Американский стандарт».
Разумеется, Митчелл ни слова не сказал о том, что он и остальные ЗВшники прибыли из другой реальности, из 2010-го года, где все было несколько… иначе. Было ли в этом мире Братство Нод таким же, как описал он Симу, он не знал, но решил, что если разница и есть, то она невелика.
- Вот как-то так, - сообщил Митчелл Серафиму. – Понимаешь, почему с этими ребятами лучше не связываться?...
Если бы в этот момент Митчелл знал, как сильно он ошибается и сколько еще не знает, он бы по меньшей мере сильно удивился…
- Террористы с религиозным уклоном? – Серафим опять задумался и ушел в себя. – Честно говоря, тот человек мало был похож на верующего человека, ну он и на террориста не был похож. Однако, зачем? Зачем они так внаглую напали на колонию до того, как исследования были завершены? Подожди, они не собирались уничтожать её, они хотели похитить «материю», все последующее несчастный случай. Но все же, зачем похищать до окончания исследований?
От раздумий голова у парня разболелась и дала понять, что он тут как бы не один.
- Прости, - извинился он. – Ушел в себя, слишком много мыслей.
- А хрен их знает, зачем, - пожал плечами Митчелл. Потом он заметил, что Сим действительно сильно переживает случившееся. – Да ладно, ну чего ты так реагируешь? Если это прихвостни Кейна взорвали твою космическую станцию, или откуда ты там, я лично не удивлен. От этих сволочей можно чего угодно ожидать. И да, еще они все наркоманы, поэтому с логикой не дружат. Давай вот что – пойдем покопаемся в базах Вейланд-Ютани. Может, у них что-то есть на эту тему.
Последнюю фразу он сказал лишь для того, чтобы приободрить Серафима. Про себя же решил, что влезать в стычки с Братством Нод ни за что не будет. В альтернативной реальности, откуда он родом, любые попытки идти против фанатиков Кейна заканчивались весьма плачевно.
- Да, конечно, - согласился парень и встал с места, не доев свою трапезу. – Идем.
Задумка Митчелла была явно правильной, Серафим немного приободрился.
Митчелл запихал в рот остатки булочки и пошел следом. Через некоторое время оба сидели в маленькой интернет-комнате перед стареньким голографическим экраном, проецируемым трехмерное изображение прямо посреди комнаты. Голограмма была в виде шара, по которому ползли рекламные картинки, приглашения в чаты знакомств и прочий хлам, который можно было найти в глобальной компьютерной сети «Меганет», объединяющей не только Землю, но и некоторые близкие колонии человечества.
Митчелл не шибко умел пользоваться Меганетом, и чтобы не ударить в грязь лицом, предложил Серафиму поискать самому. Он вошел на сайт корпорации Вейланд-Ютани под своим логином и паролем, нашел строку поиска по базам, в которые у него был доступ, и сказал:
- Вот небольшая база новостей корпорации… Поищи по ключевым словам, - и придвинул к Серафиму плашку с сенсорной клавиатурой, переключив ее с японской на стандартную латинскую раскладку.
Как ни странно, Меганетом парень пользоваться умел. В их колонии она была основным видом связи с близлежащими обитаемыми мирами, да и возможно, она была даже более совершенной, ну да это н важно.
Первое, что сделал Эстель, это открыл несколько вкладок, дабы задать поиск по сразу нескольким запросам. Первое естественно было Братство Нод, второе – Научная колония «Ирийские сады», Третье – Френсис Дрейк (тот самый человек, что похитил парня, представившись сотрудником Вейланд-Ютани, если точнее, замом директора по связям с общественностью) и последнее – человек, которого его отец называл мистер Линдон (имя он не знал, поэтому Серафим просто написал - Линдон).
Митчелл тоже с интересом принялся читать. Но, к разочарованию обоих, поисковик Вейланд-Ютани не выдал никаких корпоративных секретов. Было много новостей типа «Карл Бишоп Вейланд встретился с первым заместителем главы Братства Нод для обсуждения вопросов беспошлинной торговли в секторе Майкор» или «Братство Нод грозит новыми санкциями»… Про некие «Ирийские сады» вообще не было ни слова, и Митчелл предположил, что, возможно, это могло быть в японских новостях, поскольку компания американо-японская, но… разумеется, он японского не знает. Касательно некоего Дрейка нашлось несколько заметок, но тот был не Френсисом, а каким-то Бенджамином и занимал в Вейланд-Ютани должность начальника офисного снабжения… На фамилию «Линдон» тоже нашлось немало разных людей, но ни один, казалось бы, не имел отношения к Братству Нод.
Пробежавшись взглядом по колонке новостей в стиле «Братство Нод замешано в торговле наркотиками в Хайло», Митчелл печально сообщил:
- Видимо, мой уровень доступа ничего, кроме общеизвестных новостей, не покажет. Я ведь пока простой работник, и если мое начальство что-то знает об этом – наверняка хранит там, где до этой информации никто не доберется. Так что мой тебе совет – начни жизнь заново. У тебя теперь есть шанс придумать себе новое имя, любую национальность, выбрать страну для проживания… А с Братством Нод лучше не бодаться – тебя убьют и не заметят. 
- Это странно, очень странно, - казалось, Серафим совсем не слышит, что говорил Митч. – Почему нет информации по колонии, всё так тщательно затерли?
Впрочем, если подумать, это и не было сильно удивительно. Осознав, насколько «Братство Нод» мощная организация, можно предположить, что они кардинально подчищают свои дела, даже если это разрушение целой колонии. Вот она была, а вот её нет.
«И этот вояка говорит, что я должен всё забыть и начать новую жизнь? – зло подумал парень. – КАК Я НАЧНУ НОВУЮ ЖИЗНЬ С ЭТИМ?»
На мгновение парень ярко вспыхнул и тут же потух, надо всё-таки держать себя в руках. И к тому же, Серафим ведь пытался начать новую жизнь, но В-Ю не позволили ему такой роскоши, а значит, и не позволят. Вспомнив, что эта база сотрудничает с ними, парень опять напрягся и посмотрел на Митча как на врага, хотя и попытался скрыть это. В любом его отец и мать, а также всё население колонии должно быть отмщено. Но для начала надо узнать, как Нод и В-Ю были связаны с «Садами».
Надо попытаться взломать сеть Вейланда и извлечь оттуда информацию, которая может быть недоступна мелким служакам, вроде его сопровождающего, но для этого надо как-то избавиться от него.
- Полковник Митчелл, - начал парень. – Простите за грубость, не могли бы вы принести мне немного воды? От волнения что-то в горле пересохло, а я ещё кое-что поищу.
- Ага, без проблем, в коридоре стоит кулер, - согласился Митчелл, подумав про себя, что враждебность Серафима связана с его разочарованием по поводу невозможности отомстить Братству Нод.
Да и вообще, по правде говоря, Мтчелл вовсе не был уверен в том, что именно Братство Нод замешано в уничтожении какой-то колонии. Мало ли кто и зачем это сделал – у него не было ни малейшего желания влезать в еще один мутный квест.
«Парню надо побыть одному и забыть обо всем плохом, смириться, - подумал Митчелл с уверенностью профессионального психолога, коим он никогда не был.  – Придет время – и ему захочется начать жизнь заново».
Он вышел в коридор, прошел двадцать метров, налил воды в пластиковый стаканчик. Потом подумал, что ему вовсе не улыбается сидеть рядом с Серафимом весь день, как нянька. Можно было пойти поспать, например.
«Никуда он с базы не денется, - решил Митчелл. – И ничего плохого не сделает. Пускай посидит в инете и убедится, что его затея – дохлое дело».
Когда он вернулся, Серафим все еще просматривал новости об общественных контактах между В-Ю и Братством. Не присматриваясь, что он там читает. Митчелл спросил:
- А с чего ты решил, что в нападении на колонию замешано именно Братство Нод? И да, вот я принес воды.
- Спасибо, - поблагодарил парень, мысленно удивляясь, как этот человек так быстро управился. – В детстве, перед самой катастрофой, я видел через камеру наблюдения в лаборатории моей матери, как к ней ворвались люди с символом этого братства. Они собирались похитить её работу и в результате их действий станция взорвалась.
Митчелл покачал головой.
- Да, это вполне возможно… Но ведь символику легко подделать, это могли быть другие люди, прикрывающиеся Братством Нод. Не то чтобы я оправдываю этих козлов, но ты ведь не знаешь точно. И ничего не можешь сделать. Послушай, чувак, я тебе даю добрый совет: не лезь в это дело. Ты еще молод и… у тебя в голове куча безумных идей, но под их влиянием легко можно наделать глупостей. Ты тут посиди, почитай, конечно… Но я тебе точно говорю – сейчас уже вряд ли можно что-то выяснить по этому делу и найти виновных. Тебя спас счастливый случай, и нужно воспользоваться им, жить полноценной жизнью.
Теперь Серафим посмотрел на Митчелла, как на идиота, и ничего не ответил.
- Оставьте меня одного, пожалуйста, - мрачно ответил он. – Я хочу подумать.
- Окей, развлекайся, - пожал плечами Митчелл, подумав, что на детей не обижаются. – А я пойду… по делам. Туалет прямо по коридору и направо. Если что-то понадобится – приходи в брифинг-рум.
И он вышел, прикрыв дверь. Возможно, не следовало оставлять Серафиму Меганет, включенный через его личные данные, но в конце концов, что этот пацан может сделать? У Митчелла был не тот уровень доступа, чтобы узнать какие-то важные вещи или что-то в них изменить. Максимум, что может сделать Серафим – начитаться о срачах между Кейном и Вейландом. Так, по крайней мере, думал Митчелл. И вообще. Сима действительно сейчас лучше оставить одного, пусть посидит и сделает выводы. А сам Митчелл направлялся побездельничать с чистой совестью. Гарсии нет, заданий нет – прекрасный намечался день!
Но не тут-то было. По пути его «отловили» Шеппард и МакКей, принявшиеся допрашивать относительно того, что вчера случилось на Ханикомбе. Митчелл вяло отвечал то же самое, что должен был врать Гарсии. Конечно, Шеппаруд и остальным заговорщики доверяли, но в целях строжайшей безопасности решено было до поры до времени придерживаться созданной легенды со всеми и никому не раскрывать правды. Услышав эту забавную историю о похождениях Кольта, МакКей разнес ее по всему ЗВшному этажу, и вскоре все, включая Беккета, были в курсе, что же «произошло» вчера вечером.
Когда об этом узнал генерал Хаммонд, он решил, что так даже лучше – пускай все твердят их легенду, тем легче будет убедить Гарсию в абсолютной невиновности ЗВ-1 и ЗВ-2. Конечно, этот нервный парень Серафим мог испортить всю «малину», но гораздо больше Серафима Хаммонда напрягал вечно недовольный Беккер. Соммерс оказался самым сговорчивым и адекватным из «ханикомбцев», но к середине дня даже он стал проявлять нетерпение. По некоторым данным, сегодня вечером должен прилететь Гарсия.

0

15

У отряда ЗВ-1 снова возникла проблема, с которой они сталкивались уже не первый раз. Что одеть на встречу с эльдарами? Предложение О’Нилла прийти в обычной военной форме Саманта раскритиковала, так что пришлось порыться в своем малочисленном гардеробе. Строгий офисный костюм нашелся только у Дэниела, остальные же ограничивались джинсами и какими-то более-менее приличными рубашками из синтетических тканей. Даже галстуков ни у кого не нашлось.
- Хреново, прокомментировал ситуацию Джонас, закрывая дверь шкафа. – Лэндри ничего не говорил насчет дресс-кода. Может, и ничего, если мы придем в джинсах?
- Это ритуальная церемония, надо выглядеть прилично, - заспорила Саманта. – Мы же хотим произвести хорошее впечатление.
- Что для нас прилично – для них так себе, - пожал плечами Дэниел. – Эльдарские наряды нам точно будут не к месту. А учитывая, что мы идем смотреть на посланника Асвада…
- Да, Дэниел просто читает мои мысли – я бы оделся поудобнее и спрятал где-нибудь пистолет! – подхватил Джек.
- Вообще-то я другое имел в виду, - возразил Дэниел.
- Да неважно, - перебил его О’Нилл.- Давайте лучше об оружии подумаем.
В этот момент запищал его передатчик.
- Ну, вы там скоро? – недовольно поинтересовался генерал Лэндри. – Уже скоро полдень. Жду вас на выходе.
- Да-да, мы уже у лифта! – соврал О’Нилл. – Скоро будем! Так, реще! – бросил он своей команде, когда Лэндри отключил связь. – Картер, бери лазерный пистолет, Джонас, бери пневматику, а я…
Пока разбирались, кто какое оружие возьмет, о дресс-коде как-то позабыли и отправились кто в чем был. То есть, в обычной армейской корпоративной форме: серых  с фиолетовым оттенком штанах с блуждающими по ним темно-зелеными пятнами и белых футболках с крупным логотипом корпорации. Куртки, прилагающие к форме, все повязали на пояс, а под них спрятали пистолеты. Видок у всех получился «районный», но зато все чувствовали себя более-менее защищенными. Мало ли что этот посланник Империума выкинет…
Поднявшись на лифте на самый верхний этаж, ЗВшники столкнулись с Лэндри, который коротко отчитал их за неправильное распределение времени. Затем взгляд Лэндри скользнул по их одежде…
- У нас там оружие! – опередив критику, сказал О’Нилл. – Это для маскировки! Так задумано!
- Ага, - кисло улыбнулся Лэндри. – Я заметил. В следующий раз будьте… более ответственными.
Сам он был в идеально выглаженном костюме (корпоративные прачки постарались) темно-синего цвета, с несколько старомодным галстуком и блестящих начищенных ботинках. ЗВшники угрюмо поплелись следом.
- Раньше надо было предупреждать, мы бы подготовились, - недовольно пробурчал Джек.
На выходе охранники хмуро расспрашивали о цели выхода с базы, и Лэндри терпеливо им отвечал. Через несколько минут ЗВшники вышли под серое небо Неонополиса – разрушенного при невыясненных обстоятельствах некогда процветающего города. Апокалипсическую картину с участием покосившихся высоток и куч ржавого металлолома они видели уже не первый раз, поэтому, стараясь на смотреть на этот упадок цивилизации, пошли прямиком к купольному поселению. Было прохладно, дул холодный ветер, но они упорно не надевали куртки, чтобы скрывать под ними оружие. Первой замерзла Саманта и начала стучать зубами, потом к ней присоединился Джонас.
- Отставить замерзание! – фыркнул О’Нилл. – Не в Антарктиде, блин.
- Оч-ч-ч-чень умно, - ответил тоже начинающий замерзать Дэниел. – Эт-то не от-тменяет-т т-то-г-го фак-кта, чт-то зд-д-десь холл-лод-д-но…
- Дэниел, ты всегда говоришь очень много слов, - заметил О’Нилл. – Воробей в рот залетит.
- Тихо, - скомандовал генерал Лэндри, прекращая срачи. – Мы уже на месте.
И действительно – они приблизились к эльдарскому поселению под силовыми куполами, излучающими солнечно-желтый свет.
На входе в "купол" - алькове метров четырех в диаметре - стоял одинокий Страж. Полумашина терпеливо стояла, замерев, как статуя, ожидая активности  вокруг. Когда появилась делегация ЗВ во главе с генералом Лэндри, голова трехметрового существа повернулась к ним, затем медленно и несколько неуклюже на вид повернулось и все тело.
- ГЕНЕРАЛ, - голос машины звучал как будто прямо над ухом, не громкий, но безмерно глубокий. - ЙАННА АРИЭНАЛЬ ЖДЕТ ВАС И ВАШИХ ЛЮДЕЙ. ЗА ВРАТАМИ ВАС ОЖИДАЕТ СОПРОВОЖДАЮЩИЙ.
Монументальное и в то же время грациозное существо отодвинулось в сторону, освобождая проход. На какой-то миг казалось, что оно потеряло интерес к людям, но потом голова снова дернулась в их сторону.
- ПРЯТАТЬ ОРУЖИЕ НЕТ СМЫСЛА. ПО ПРИКАЗУ ВИДЯЩЕЙ У ВАС ЕСТЬ ВСЕ ПРАВА СОВЕТА ЭЛЬДАР, ДОСТУП ОГРАНИЧЕН ТОЛЬКО В СЕРДЦЕ ПОСЕЛЕНИЯ, ЕГО НУЖНО СОГЛАСОВЫВАТЬ С НЕЙ.
ЗВшники смутились, Лэндри укоризненно посмотрел на О’Нилла, словно говоря: «Позорище».
- Мы не прячем оружие, - развел руками Джек. – Это наше табельное оружие, прилагаемое к военной форме. Просто атрибут рабочей формы.
На самом деле это было не совсем так, оружие полагалось носить только в случае опасности или на задания, а не праздно шататься с ним по базе. Но в целом насчет «приложения к военной форме» О’Нилл в общем-то не соврал.
- Но если с оружием нельзя, мы можем оставить его где-нибудь, - предложила Саманта.
Дэниел, слегка напуганный роботом-стражником, отмалчивался, как и Джонас. Оба мысленно сошлись во мнении, что такая машина может их случайно задавить и не заметить.
Машина снова вздрогнула.
- ВАМ ДАН ПОЛНЫЙ ДОСТУП СОВЕТА. ОГРАНИЧЕНИЙ ПО ЭКИПИРОВКЕ НЕТ. ОГРАНИЧЕНИЙ ПО ЛИЧНОСТЯМ НЕТ. ВЫ МОЖЕТЕ НАХОДИТЬСЯ В КУПОЛЕ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ.
В алькове разошлись двери, и на пороге появились эльдары. Во главе процессии стояла Йанна. Она дружески развела руки и улыбнулась.
- Друзья, я рада видеть вас. Проходите, нам нужно многое обсудить, а обряд уже начался. Не будем задерживаться. Генерал, вы прекрасно выглядите, - добавила она, освобождая проход для людей.
Лэндри с молодецким задором щелкнул каблуками и приосанился.
- А вы неотразимы, как и всегда, госпожа Йанна, - галантно произнес он. – Рад видеть вас вновь. И всех вас, дорогие друзья. Приношу извинения за опоздание, отряд ЗВ-1 задержался на утреннем брифинге.
Стоявшие позади Лэндри ЗВшники уставились в пол, пряча улыбки. В том, как Лэндри любезничает с эльдаркой, было что-то крайне карикатурное.
- Благодарю, генерал, - ответила Йанна, и они все вместе прошли сквозь врата в купол. Только сейчас стало понятно, что Эльдары одеты не как обычно. Все костюмы как будто специально были блеклыми, серыми, со всевозможными элементами, образующими будто дымку вокруг них. Свет во всем куполе был приглушен. И было очень тихо.
- Я надеюсь, что обряд не займет много времени, - призналась, Йанна. - Я так думаю, вы вообще не в курсе, о чем идет речь, так что я объясню по ходу.
Процессия двигалась размеренным ходом, впереди Лэндри и Йанна, далее ЗВшники, а за ними эльдары сопровождения.
- У вас, у людей, есть такие случаи, и они нередки, как я понимаю, когда рождаются двойняшки или тройняшки, бывает что рождаются и близнецы. У нас, у эльдар, это большая редкость. Когда рождаются двойня, а тем более тройня, это большая радость, - начала Йанна свой рассказ. - Но также это и большая печаль, потому как эти дети на всю жизнь оказываются привязаны друг к другу своими ментальными способностями. Даже долгое нахождение в разлуке может пагубно сказаться на их рассудке. Поэтому они обычно идут на парные военные должности - либо пилоты кораблей, либо пилоты машин или титанов.
- Значит, у вас радостное событие, - хмыкнул Лэндри. – И кто же эти счастливые родители? Мы, право, не знали, что у вас торжественный случай, иначе пришли бы с подарками. У нас, людей, при рождении детей принято дарить что-то… полезное.
- Очень мило, - едва слышно фыркнул Джонас на ухо Саманте. – Я думал, нам покажут Асвадова посланника, а тут, оказывается, праздник в детском саду.
- Всему свое время, - ответила Саманта.
- Нет, к сожалению, - грустно улыбнулась Йанна. - У нас не радостное событие, а именно тот случай, когда один из близнецов разделен с другим... как вы понимаете, отрезком в 10000 лет.  Он просто не успел пройти с нами через Врата. И теперь тот из близнецов, что все-таки прошел с нами, дошел до точки полного разрушения сознания. И мы ничего уже не можем сделать, кроме обряда Сине Мора, на который я вас и позвала.
Разумеется, ЗВшники мало что поняли, но «разрушение сознания» прозвучало угрожающе.
- О, тогда это действительно печально, - сказал Лэндри, пока остальные тактично молчали. – Будет ли уместным с моей стороны выразить соболезнования родителям несчастного ребенка?
- Не думаю, что это будет уместно, - пожала плечами Йанна, - Я просто рассчитываю, что приглашая вас на такие мероприятия, мы с вами укрепляем наши отношения, и вы больше узнаете о нас.
Тут к Йанне подошел кто-то, они перебросились парой фраз, после чего Видящая обратилась к Лэндри.
- Поступило предложение прикомандировать к вам нашего гостя из Империума на время обряда. Как вы смотрите на это?
Заскучавшие ЗВшники заметно оживились.
- А он… в здравом уме? – деликатно поинтересовался О’Нилл, за что был награжден укоряющим взглядом Лэндри.
- Вполне здравом, по меркам Империума, если вы понимаете, о чем я. Думаю, ему тоже будет нелишним посмотреть.
- А он… э... спрашивал что-нибудь о нас? – задал Дэниел вопрос, который мучил всех остальных уже половину суток.
- Нет, ничего такого. Я не думаю, что он отправлен специально, но могу и ошибаться. Это уже вам решать, - пожала плечами Видящая.
- Мы хотим его видеть, - вмешался Лэндри, пресекая возможные вопросы от О’Нилла и его команды. – Думаю, здесь ни нам, ни вам опасаться нечего, верно?
- Верно, опасности никакой, - подтвердила Видящая. - По имеющейся информации он уже проснулся и ожидает, когда его вызовут. На том и порешим. Он присоединится к нам во время обряда, и я оставлю его на ваше попеченье.
- Хорошо, госпожа Йанна, мы в вашем распоряжении, - почти кокетливо согласился генерал Лэндри, заставив Джонаса едва слышно фыркнуть.
Йанна кивнула и передала распоряжение идущему рядом эльдару. Тот поклонился и откололся от группы, направляясь к посту охраны.
- Ну что же, а нам пора присоединиться к обряду.
- Ребят, я должен вам кое-что рассказать, - вдруг зашептал Джонас, когда Йанна и Лэндри отвлеклись на что-то. – У нас ведь есть пара минут?
- А подождать это не может? – подозрительно спросил О’Нилл. – Щас уже начнутся эти пляски с бубном. Ты что-то не то съел?
- Да нет же! Я должен сказать, пока не забыл! – воскликнул Джонас и тут же понизил голос. – Мне приснился сон, понимаете?
ЗВшники, собравшиеся в кружок, как заговорщики, захихикали, как по команде.
- О да, это точно важно и не может подождать, - саркастически согласился О’Нилл.
- Я хотел сказать утром, но не успел, потому что кому-то приспичило нестись в столовую! – продолжал Джонас, пряча обиду. – Послушайте, это был очень реалистичный сон. Как будто еще одно видение.
- У тебя ведь давно не было видений? – уточнила Саманта.
- Достаточно давно, - кивнул Джонас. – Но прошлой ночью было такое ощущение, будто я вовсе не сплю… как тогда, когда я видел будущее.
- И что же ты такое видел? – подозрительно спросил Джек. – Надеюсь, не Асвада?
- Нет, к счастью. Я видел бескрайнюю пустыню, над которой гуляют песчаные вихри. Огромные барханы и серые скалы, торчащие из них. И маленькие люди в странной одежде, закрывающей все тело, которые ходят друг за другом по этой пустыне. Я прям чувствовал горячий воздух, острый песок, носящийся в воздухе, и такой запах… такой… похожий на корицу! – в глазах Джонаса засветилось едва заметное безумие. – Да, как корица, только более резкий и неприятный! И он повсюду… этот песок и запах.Я словно поднялся в воздух и полетел над этой пустыней, высматривая реки, оазисы, моря… Но кругом был один песок! Я поднимался выше и выше, воздух становился холоднее, и вдруг я понял, что вся планета – это огромная пустыня! Там есть только песок и скалы, ни одного зеленого дерева! Дышать становилось все тяжелее, я вдруг я увидел внизу… это… - Джонас театрально понизил голос.
На протяжении всего его рассказа ЗВшники стояли со снисходительным выражением на лицах, а когда он сказал про отсутствие деревьев, и вовсе закатили глаза. Однако Джонас продолжал:
- Это было явно что-то живое и, возможно, разумное, - увлеченно рассказывал он. – Похожее на гигантскую змею или червя. Оно высунулось из песка, поползло по нему, преодолевая около километра в минуту, а потом снова зарылось в песок, подняв пыльную бурю! А в длину эта змея была метров восемьдесят или даже сто! И таких было много, я видел, как они вылезали из песка и снова скрывались в нем. Эту планету населяют гигантские черви! Я хотел посмотреть, что будет дальше, но вы все проснулись и подняли срач, поэтому не дали мне досмотреть мой сон.
Джонас закончил свой рассказ. Повисла пауза.
- Ну… что скажете? – неуверенно спросил Джонас.
- Это странно, - пожала плечами Саманта. – У тебя давно не было никаких видений будущего. Это мог быть просто сон.
- И тем более, - поддакнул О’Нилл, - на планете, где нет деревьев, не могут жить люди и животные. Потому что там нет атмосферы.
- Но там была атмосфера, - запротестовал Джонас. – Я точно это знаю! И это был необычный сон, больше похожий на то состояние, в котором я видел будущее. Я почти уверен, что видел нечто реальное, что ждет нас…
- Да ладно, никто нас там не ждет, - бросил О’Нилл. – Ночью нас Гарсия живьем съест, поэтому не видать нам твоей песчаной планеты. Меньше читай всякое фэнтези на ночь.
- Дэниел, а ты что скажешь? – Джонас с надеждой посмотрел на самого лояльного члена ЗВ-1,
- Ну… - Дэниел замялся. – Это действительно странно, планета без растений, но с атмосферой. С другой стороны, ты мог видеть не все – может, там стоит какой-нибудь генератор атмосферы или еще что-нибудь. Твои видения были последствием эксперимента Ниррти, но старуха мертва, а ты уже давно не предсказывал будущее. С чего бы этому случиться именно сейчас?
- Я не знаю, - честно ответил Джонас, пожав плечами. – Но думаю, это не просто так. Эта планета где-то есть, там много песка и вещества с запахом корицы, и я чувствую, что наше будущее как-то связано с ней. Я видел это!
Взгляд  О’Нилла явно говорил: «Херню ты увидел», но Джек довольно вежливо сказал:
- Ну в любом случае мы пока никуда не собираемся, кроме как на ковер к Гарсии, к тому же, ничего определенного ты не увидел. Просто какая-то планета. Даже если это не твой полуночный бред, и такая планета действительно где-то есть – ну и пусть будет, нам она не мешает. Нам ли не пофигу?
- Ну, может быть и пофигу, - осторожно согласился Джонас, подумав, что в словах О’Нилла есть рациональное зерно. Ведь он действительно в своем сне не увидел ничего конкретного. – Но все же я предчувствую недоброе…
- Тогда иди на кастинг в «Войну псайкеров», - посоветовал ему О’Нилл, вспомнив популярную в Империуме голо-передачу. – Может, тебя возьмут.
- Так, господа, - вмешался генерал Лэндри, заметив, что ЗВшники опять о чем-то шушукаются. – Внимание, пожалуйста. Мы не на рынке.
ЗВшники заткнулись и выстроились в шеренгу рядом с генералом Лэндри. И лишь Дэниел осторожно шепнул Джонасу:
- Я тебе верю. И верю, что эта песчаная планета существует. Когда вернемся – попробуем найти что-нибудь об этом и понять, почему она тебе приснилась.
- Спасибо, - едва слышно ответил Джонас. – Я знаю, что это важно.

0

16

Оставшись один, Серафим наконец мог расслабиться, никто не сидел над душой, и можно было делать то, чего обычно делать не стоит. Но для начала стоило решить, что ему нужно в данный момент, стоило ли попробовать взломать все базы данных этой организации, попробовать отсюда взломать В-Ю и поискать интересующие его ответы среди грязного белья корпоратов, либо забить на все и действительно начать новую жизнь? Все три варианта парень отринул, так как у него ни мозгов, ни навыков, ни времени бы не хватило на взлом, а начинать новую жизнь он уже не планировал, с его способностями и тайнами это попросту было невозможно.
Но что же тогда ему сделать? Тут Серафиму на ум пришла идея. Раз никто на этой базе не способен ему помочь, точнее, никто не захочет это делать, значит, стоит обратиться за помощью к тому, кто это сможет и захочет сделать.
- Этот Кольт? – парень задумался. – Судя по тому, что я видел, он хакер и, причем, один из лучших, если не лучший, плюс он в одиночку поднял Ханикомбу на уши. Может, стоит обратиться к нему?
Было ещё кое-что, что не вылезало у Эстеля из головы, а именно - кто открыл его бак на Ханикомбе? Скорее всего, это мог быть Кольт, больше некому, а значит, парень ему должен и очень сильно.
- Хмм… ну ладно. – Серафим размял пальцы и шею и принялся за дело.
Прежде всего стоило определить местоположение Кольта и связаться с ним, а значит, надо получить доступ к системам базы, как минимум к системам связи и охраны (хотя бы камеры наблюдения).
После нескольких простеньких комбинаций скриптов он смог подключиться к камерам слежения на базе, но только на одном этаже, который занимали ЗВшники. Отыскать Кольта по камерам оказалось тоже довольно просто, хоть и не сразу. Вот он – кажется, спит в бетонном кубе с примитивными условиями… По другую сторону двери – один явно скучающий охранник.
- Понятно, вот ты где, - произнес парень и закрыл все программы.
Он направился прямиком к тому месту, где была камера Кольта, и хотя он не знал, что он будет спрашивать и зачем ему это, одно он знал точно, его как минимум нужно поблагодарить и как максимум… а насчет этого видно будет.
Серафим дошел до нужного места довольно быстро, та же дверь камеры и тот же скучающий охранник.
- Простите сэр, - обратился он к нему. – Разрешите поговорить с заключенным, он спас нас всех на Ханикомбе, и я хотел бы поблагодарить его, и если можно, с глазу на глаз.
Охранник снисходительно глянул на Серафима сверху вниз.
- Вашу электронную карту, пожалуйста, - равнодушно сказал он.
- А… чего? – не понял парень, чувствуя, как в нем просыпается вулкан. – Я только недавно вернулся из ада, в который попал из другого ада. Я два года насильно провалялся в стазисе из-за ваших Вейланд-Ютани, до я этого я два года провалялся в коме из-за вашего братства НОД. Я сбежал с вашими людьми из секретной базы, в которой я чуть не попал на стол для препарирования, пытаясь выжить, пришлось убить кучу людей, которые хотели убить меня, включая жукочеловека. Я, блядь, и ваши чертовы ЗВ сбежали оттуда благодаря человеку, сидящему в этой коробке, и думаю, он имеет право хотя бы на благодарность. Так что если ты не робот, а человек, прошу, дай мне с ним поговорить наедине.
Охранник с равнодушием удава выслушал тираду щуплого пацана и окинул его снисходительным взглядом. Затем поднес ко рту тыльную сторону ладони, где у него был закреплен крохотный микрофон.
- Говорит капрал Шанкс, на втором этаже рядом с камерой задержанного Кольта человек с неуравновешенной психикой. Бригаду санитаров сюда, пожалуйста.
Серафим нагло схватил руку охранника и в тот микрофон зло произнес:
- Говорит человек с неуравновешенной психикой. Если изливание души человека, еле сбежавшего из Ханикомбы вместе с отрядом ЗВ, является, по-вашему, признаком шизофрении, то пожалуйста, присылайте, но тогда я скрою на вас такое количество жалоб вашему, надеюсь, здравомыслящему начальству, что у них столы сломаются от их веса. Я всего лишь хочу поговорить с заключенным, который вывел наши задницы от зажаривания на Ханикомбе.
Слегка офигевший от такой наглости охранник сперва стормозил, а потом схватил Серафима за шиворот, как провинившегося школьника, и легонько швырнул на пол. Впрочем, для Сима удар о пол оказался не таким уж легким. Затем охранник навис над ним, перевернул на живот и сцепил руки за спиной наручниками. Симу ничего более не оставалось как уткнуться носом в не очень чистый пол и ждать своей судьбы. А охранник с тем же спокойствием, равнодушно жуя жвачку, вернулся к двери камеры и стал ждать.
- Вот ведь извращенец, - буркнул парень и разбил цепи наручников, вызвав небольшую сферу нулевого импульса прямо на них.
При этом он как-то не особенно интересовался, увидел ли сие действо охранник или нет, он просто встал, подошел к охраннику и сказал:
- Зови полковника Митчелла по своей игрушке, его приставили ко мне.
У охранника округлились глаза, отчего его лицо визуально сделалось еще более круглым и глупым. Но, как и подобает в подобных ситуациях, он решил применить силу, при наличии которой, как известно, ум не требуется. Замахнувшись, он со всей дури ударил Серафима кулаком по лицу.
Охранник был значительнее крупнее парня, а потому, когда его кулак «состыковался» с лицом Серафима, последний от удара аж оторвался от земли и улетел на метр. Сознание не потерял, но в голове всё плыло, и он несколько секунд не понимал, где находится. Из носа потекла кровь и залила всё лицо, во рту привкус железа.
- Ну, по крайней мере, теперь я могу безнаказанно тебя бить, - сказал парень и, не меняя положения, вытянул вперед руку, через мгновение перед ней возникла сияющая сфера размером с футбольный мяч. – 20% Волна.
Убивать этого безмозглого «голема» Эстель не планировал, а вот долбануть побольнее да об стену, желательно вырубив, это да, а чтобы тот не увернулся, придал своему импульсу форму волны, которая распространится на весь коридор.
Увидев, что в руках парня опять засветилось нечто потустороннее, охранник отступил, но… беспокоиться было не о чем. То ли Сим был слишком подвержен своим эмоциям, то ли еще не восстановил контроль над своей силой после истощения, но результат был просто ошеломляющим – сгусток энергии внезапно сжался, завибрировал и, скрутившись в вихрь, ударил парня в грудь. Впрочем, Сим от этого ничуть не пострадал – его родная энергия вернулась в его энергетический запас.
Заряженная сфера импульса вдруг вздрогнула и волной откатилась на самого Серафима. Тот с перепугу подумал, что его сейчас размажет по полу его собственной силой, но она просто всосалась обратно, парень вовремя сумел взять её под контроль.
- Слегка переволновался. – Произнес парень, лежа на полу, вставать он не собирался, решил именно в таком положении дождаться тех, кто придет сюда разбираться.
- Придурок, - прокомментировал ситуацию охранник, но Сима больше трогать не стал.
Через несколько минут прибежали встревоженные медработники, а с ними – Кэролин Лэм.
- Что случилось? – тут же «наехала» она на охранника.
- Этот человек в неадеквате! – огрызнулся тот. – Попытался прорваться в камеру задержанного преступника, - он ткнул рукой в дверь, за которой томился в ожидании своей судьбы Энтони Кольт. – Я бы сказал, у него истерический припадок, а это по вашей части, доктор… э-э…
- Лэм. Мне все ясно, - прохладно отрезала Кэролин и присела на корточки рядом с Серафимом. – Ну что, молодой человек, на меня вы нападать не будете? – спросила она.
- Вообще-то я ни на кого не нападал, - сказал парень, не вставая. – Лишь хотел поговорить с заключенным, он наши задницы спас, хотел просто поблагодарить его, хоть он и та ещё сволочь, как я посмотрю. С другой стороны, не будь он сволочью, я бы до сих пор в криобаке хранился как «материал» для опытов. Первый раз был неправ, сорвался, схватил этого придурка за руку, чтобы сказать всё, что накипело, в микрофон, а вот за что я в лицо получил, я не понял, я просто попросил вызвать Митчелла.
Кэролин оглянулась на охранника, тот только пожал плечами.
- Ладно, вставайте, Серафим, - сказала Кэролин, поднимаясь. – Идти можете? Видимо, рано я вас выписала…
- Могу, могу, - заверил парень, вставая на ноги. – Больше не повторится, просто… тут все так отличается от того, что я видел в детстве и когда на мусорщиков работал.
- Мне неважно, кто здесь прав, а кто виноват, - сказала Кэролин. – Но драки и ссоры никому не нужны. Просто пойдемте, посидите еще немного в медпункте… до вечера, пока начальство не приедет. И прошу вас, держите себя в руках.
- Да я… - только Серафим возмутился, но тут же остыл, поняв, что это бесполезно. – Неважно. Можно будет с вами поговорить? Мне нужно многое узнать о мире вне колонии, раз я хочу в нем освоиться.
- Конечно, - сказала Кэролин. – Идите с этими людьми, я вас догоню.
Отправив Серафима со своими помощниками, она еще раз спросила у охранника, что здесь произошло.
- Да я все рассказал, - пожал плечами охранник. – Не верите – посмотрите записи с камер. Этот пришел, ни документов, ни униформы, метр-с-кепкой, начал говорить, мол, хочет поблагодарить этого, - он постучал кулаком по двери. – А у меня приказ никого не пускать без разрешения шефа. Мол, опасного преступника поймали… А этот взбесился, начал что-то про тяжелую жизнь задвигать… Псих, в общем. Я сделал то, что должен был.
- Но это же мальчик, - Кэролин укоризненно посмотрела на него. – Вы его ударили?
- Когда он стал брыкаться и распускать руки – пришлось его стукнуть, да, - сознался охранник, решив умолчать про энергетические шары, не то и его в медпункт уведут. Пускай сами на камерах посмотрят.  – Но что я еще должен был сделать? По головке его погладить?
- Надо было помягче, добрее, - сказала Кэролин. – Это маленький и слабый.
- Добрее? Вот и занялись бы сами, доктор Лэм, - огрызнулся охранник. – Я выполняю свою работу. У меня тут всякие без документов не шляются.
Кэролин понимала, что охранник в общем-то сделал все, что соответствует его обязанностям. И верила, что Сим действительно начал первым. Будет плохо, если это дойдет до Гарсии. Одна надежда на то, что Гарсии будет не до мелких стычек.
Пока Серафим выпутывался из очередной затеянной им же потасовки, Митчелл невозмутимо шлялся по коридорам, не зная, чем себя занять. Без дела сидел не он один: все, кто прибыл вместе с ним с Ханикомбы, ввиду отсутствия прямого начальства никакой работы не имели. А ожидание дурных вестей, как известно, хуже самих дурных вестей. Было уже за полдень, и возвращение Гарсии ожидалось ближе к ночи, поэтому тревожное нетерпение нарастало.
Митчелл попил воды из бойлера, нарисовал маркером смайлик на зеркале в туалете, подмигнул юной девушке, развешивающей на стенде объявлений списки премий за прошедший квартал. Он даже не знал имени этой девушки, но они всегда улыбались друг другу при встрече. Митчелл, имевший почти модельную внешность, после возвращения из Империума так и не обзавелся подружкой, хотя имел все возможности для начала нового романа. И не он один страдал от одиночества: то ли шок от перемещения в новый мир еще не прошел, то ли ЗВшники побаивались Гарсию, не переносившего «служебных романов». Отношения Саманты и О’Нилла, вспыхнувшие на Земле, постепенно угасли, Дэниел не знал, куда сбежать от вездесущей Валы Мал Доран, а Беккет тоскливо поглядывал на Кэролин Лэм, но побаивался ее отца, генерала Лэндри. Одна лишь Вала не скучала, совмещая охоту на Дэниела со свиданиями с пилотами. Один раз она чуть не пошла на свидание с синтетиком, но Джонас Куинн вовремя объяснил ей, что это вовсе не человек. Вала впала в истерику, говорила что-то про разбитое сердце, рыдала в объятиях Джонаса, а потом попросила его свозить ее в Босваш. Джонас деликатно отказался, сославшись на какое-то срочное дело, и Вала, ничуть не обидевшись, вскоре принялась кокетничать с помощником Гарсии, рискуя нарваться на гнев высокого начальника. Родни МакКей продолжал вздыхать по Саманте, Кэролин стала благосклонно относиться к Джонасу, ну а Джонас стал тайным фанатом какой-то австралийской фотомодели. В общем, неудавшиеся жизни (как считали здесь многие) продолжались.
« Я неудачник», - тоскливо думал Митчелл, читая списки тех, кто получает премию. Свою фамилию он там не нашел.
Пришли Харрингтон и Ремси, почитали списки, тоже обиделись, но виду не подали.
- Да ладно, пусть подавятся, - демонстративно равнодушно сказал Харрингтон. – Пойдемте лучше смотреть «Сытые игры», как раз второй сезон начинается.

0

17

- Садитесь, молодой человек, - Кэролин покровительственно кивнула на двухместный диванчик из белой пеномассы. – Могу принести вам какие-нибудь журналы. Не хочу огорчать вас, но просидеть здесь придется до прибытия большого начальства, - она слегка поморщилась, видимо, воспоминания о Гарсии были не самыми приятными. – И постарайтесь больше не лезть ни в какие неприятности.
- Да, да, простите, - примиряюще поднял руки парень и сел на предложенный диван. – Могу я вас попросить позвать Митчелла?
Мягкая пеномасса тут же охватила контуры его тела, отчего Симу показалось, будто он увяз в загустевшем сиропе. Впрочем, сидеть было более чем удобно.
- Могу, конечно, но зачем? - спросила Кэролин.
- Поговорить, - ответил Серафим, пожав плечами. - Вы, кажется, заняты в госпитале, а люди вроде него по характеру обычно ветреные бездельники... только ему не говорите.
Кэролин усмехнулась, подумав, что Серафим одной маленькой фразой попал точно в цель… и не только в отношении Митчелла.
- Хорошо, я узнаю, чем занят Камерон, - пообещала она. – Посидите пока тихо.
И она ушла в соседнее помещение. Но вовсе не для того, чтобы вызванивать Митчелла. Вместо этого она послала осторожный сигнал на личный коммуникатор генерала Хаммонда. Обращаться напрямую к Лэндри – ее отцу – не очень-то хотелось. Когда Хаммонд ответил, Кэролин кратко рассказала ему об инциденте и спросила, что ей следует сделать.
- Я так и знал, что от этого парня будут проблемы, - нахмурился Хаммонд. – То ли подростковый эгоцентризм, то ли у него с головой не все в порядке, что неудивительно в его случае… Но не сажать же его в клетку, как Кольта. Буду рад, если вы присмотрите за ним, Кэр.
- У меня есть дела вообще-то, - возразила Кэролин. – Я же не могу сидеть рядом с ним весь день. И он отчего-то хочет видеть Митчелла.
- А Митчелл не с ним? – удивился Хаммонд.
- Нет, с чего бы?
- Да с того, что я попросил его присматривать за этим пареньком. Видимо, кое-кто опять бездельничает. Ничего, я разберусь. Спасибо, Кэр.
- Всегда пожалуйста, - пожала плечами Кэролин.
А Хаммонд связался с Митчеллом и велел лично зайти к нему в кабинет.
- Прямо сейчас? – уныло протянул Митчелл, отрываясь от коллективного просмотра второго сезона «Сытых игр».
- Да, сейчас! – отрезал Хаммонд. – И без шуток!
Харрингтон и Ремси сочувственно посмотрели на командира. По тону Хаммонда было понятно, что шуток действительно не будет. Когда Митчелл угрюмо притащился в его кабинет, ожидая головомойки, Хаммонд был краток:
- Мне казалось, я дал вам четко понять, Камерон, что Серафима нельзя оставлять без присмотра. Я не буду ругать вас, как первоклашку, поэтому просто идите и займитесь делом.
Однако Митчелл возмутился:
- Вы говорили только о помощи в его семейных драмах! – сказал он. – О том, чтобы ПРИСМАТРИВАТЬ за ним, речи не было! Я ему не мамочка.
- Это подразумевалось, что неадекватного подростка не следует оставлять одного гулять по базе. Он уже успел влезть в неприятную историю.
- Какую? – заинтересовался Митчелл.
- Это он сам расскажет, ну или спросите у Кэролин Лэм, - посоветовал Хаммонд. – Ступайте.
- Но почему именно я? – сделал последнюю попытку выкрутиться Митчелл.
- Потому что Урсулаи нас покинула, а Вала слишком цинична и бестактна, - честно ответил Хаммонд. – А у вас, кажется, никаких важных дел нет.
Митчелл надулся. То, что Хаммонд поставил его в одну линию с Урри и Валой, могло означать только одно – его несправедливо записали в няньки к «неадекватному подростку».
- Только до приезда Гарсии, - буркнул он. – Дальше пускай его хоть на котлеты пустят.
- Я и не прошу большего, - примирительно сказал Хаммонд. – Я лишь хочу, чтобы вы последили за ним, Камерон. Лучше вас сейчас с этим никто не справится. Не МакКея же об этом просить.
- Ну хоть так, - мрачно согласился Митчелл. – Ладно, я готов. Когда приедет Гарсия… в общем, неважно. До свидания.
- Ступайте, Камерон, - пожал плечами Хаммонд. – Всего хорошего.
Когда Митчелл, мрачный и насупленный, появился в медпункте, Кэролин только хмыкнула. Она уже догадалась, что в случившемся есть доля вины Камерона. Однако вмешиваться не стала, и Митчелл только с недовольным видом плюхнулся на пенодиван рядом с Секрафимом и угрюмо сказал:
- Ну рассказывай, что ты там натворил.
- Подрался с охранником, - с невинным лицом ответил парень. - Я всего лишь хотел поговорить с Кольтом, он спас нас, в конце концов, хотел поблагодарить, а получилось так, что меня сначала повязали (было за что), а потом дали в морду, когда я попросил вызвать тебя.
Серафим помолчал секунду, а потом добавил.
- Наверное, я действительно сплоховал, тут всё слишком новое, незнакомое... чужое... как вы тут живете вообще?
- Ну… поначалу было сложновато, - пожал плечами Митчелл. – Корпоративные порядки и все такое. Но потом привыкли. Просто ты это… на будущее… если захочешь куда-то пойти и с кем-то поговорить – делай это не в одиночку, ладно? А то у нас всех могут быть проблемы.
- Ну я и просил тебя позвать, вежливо попросил, чтобы разобраться с недоразумением, - надулся парень, обидевшись. – И получил в морду.
Где-то полминуты Серафим пытался забуриться спиной поглубже в диван, при этом размышляя о своей ситуации.
- В любом случае, если я хочу тут выжить, мне нужно знать всё о внешнем мире, - начал он. – Митч… надеюсь можно тебя так называть? Ну в общем, можешь рассказать об основным силах, влияющих на миропорядок? Там, наиболее могущественные корпорации и страны в экономическом и политическом плане и все в таком духе, и что вообще сейчас происходит?
- Гы, - глупо хихикнул Митчелл, почесав затылок. – Ну ты спросил… Я не очень хорошо разбираюсь в политике. Если честно – совсем не разбираюсь, а по географии у меня всегда были не самые лучшие оценки, - сказал он почти правду.
«Ну как ему объяснить, что мне и самому не помешал курс истории этого мира? – иронично подумал он. – Этот парень даже не подозревает, что знает о своей родной планете лучше меня, ведь он пропустил всего два года жизни, а я и остальные – двести лет».
Разумеется, в планы Митчелла не входило распространяться о том, что почти все представители проекта «Звездные Врата» пришли из другого мира или, если угодно, из альтернативной реальности, совсем непохожей на эту. Покидая свой мир, они переместились из 2010 года в 2230 и первое время совершенно не представляли себе, как здесь можно жить. Примерно так чувствовал бы себя коренной уроженец Руанды, внезапно попавший в Америку. Тогда Митчелл сказал следующее:
- Ты в школе вообще учился?
- Ну... да, - немного неуверенно сказал парень. - Но мы там в основном учили точные науки, на историю, лит-ру и прочее никто не заморачивался. Наша колония изначально была создана как научный городок для физиков.
- Ну вот тогда скажу тебе, что с твоих школьных времен ничего не изменилось, - сказал Митчелл, стараясь придать голосу уверенность и правдивость. – Все те же Объединенные Америки с нашим любимым президентом, вездесущие русские со своим Альянсом и всякие корпорации от простого телевидения до экономики. Давай конкретнее, что ты хочешь узнать?
- Сильнейшие корпорации и их специализации, проще говоря, кого мне бояться. И всё что знаешь о НОД.
- Что знаю – то уже рассказал, - честно ответил Митчелл. – А конкретно тебе никого бояться не надо, ты же не Кольт,-  он усмехнулся. – В этом мире, насколько я понимаю, чем тише ты сидишь – тем меньше опасностей поджидают тебя за углом. Ты бы лучше о дальнейшей своей специализации подумал. В колледж, там, поступить и все такое.
Парень сидел мрачнее тучи, главным образом из-за бесполезности Митчелла, но молчал, ибо сказать уже нечего. Он сложил руки на груди и задумчиво посмотрел на потолок.
- Я всю жизнь прожил на космической станции, изолированный от этого мира, - сказал Серафим. – Теперь я понял, почему и отец, и мать всегда были против возвращения на Землю.
Парень до хруста сжал кулак, было видно, как от злости у него едва ли вены не лопались.
- Колледж? – переспросил он. – У меня дом уничтожили, колонию, в которой жило более 110000 ученых с родственниками, и что самое интересное, об этом никто даже не почесался. Нигде нет информации по ней, как будто она никогда не существовала. Если эта вселенная такова, то я желал бы ей большого взрыва.
Усилием воли Серафим взял себя в руки и успокоился.
- Я не могу просто «пойти в колледж» и начать «новую жизнь», – сказал он. – Я должен хотя бы узнать, почему НОД вообще напали на колонию.
«Да что это с ним? – с искренним недоумением подумал Митчелл. – Подумаешь, какую-то базу уничтожили… У меня весь мир уничтожили – и ничего, я об стены головой не бьюсь».
И все же он собрал воедино все свои скудные навыки общения с детьми и почти задушевно сказал:
- Я понимаю, как тебе тяжело, но подумай, может, в том, что ты остался жив, есть какой-то знак свыше. Раз уж это случилось, тебе нужно начать новую жизнь и жить, как человек. Тебе высшие силы дали шанс жить дальше на Земле, и будет разумно его использовать. Ты так не считаешь?
«Высшие силы, знак свыше, ха! – мысленно добавил он. – От кого это я научился нести чушь с серьезным выражением лица? Неужели от О’Нилла? Ну, блин, я больше ничего умнее придумать не мог».
- Мне уже давали шанс и новую жизнь, - произнес Серафим. – Но у Вейланда на неё были свои планы, и я очнулся на Ханикомбе.
Серафим потер лоб, голова немного разболелась от огромного количества мыслей. Конечно, идея Митчелла о новой жизни была заманчива, но эта жизнь будет продолжаться явно недолго, ровно до того момента, пока его опять не похитят на опыты. Однако, что делать? Бороться с корпорациями можно лишь имея эквивалентную силу, а как подобную силу способен создать всего один парень, что ему вообще теперь делать?
Эта база принадлежала Вейландцам, а значит, тут оставаться опасно, нужно покинуть её, и отчего-то парень полагал, что единственная возможность сделать это - объединиться с Кольтом.
- Митч, - начал парень. – Позволь мне поговорить с Кольтом, он может что-то знать об «Ирийских садах». Обещаю вести себя хорошо, просто если я не получу ответы, то просто не смогу успокоиться. Я должен узнать, что случилось с «Садами», хотя бы… просто узнать…
Парень немного кривил душой, да информация о Садах была важна для него, но больше всего он хотел поговорить с Кольтом, чтобы понять, поможет ли он ему.
- Вот еще, - фыркнул Митчелл, разбивая вдребезги все надежды парня. – Ну ладно, может, потом как-нибудь, - смягчился он, про себя решив, что это «потом» не наступит никогда. – Просто понимаешь, вечером приезжает большой начальник, который не очень-то любит меня и О’Нилла. Надо, чтобы все было образцово-показательно. Если Гарсия узнает, что к Кольту пускали посетителей, ему это может не понравиться. Короче, давай до вечера будь паинькой, а там посмотрим. Давай я попрошу Кэролин принести тебе какие-нибудь журналы по медицине или естествознанию, поищешь себе новую специальность?
- Я предлагала уже, не хочет, - сказала проходящая мимо Кэролин и слышавшая часть их разговора. – Молодой человек, а это, кажется, ваше? – и она неожиданно протянула Серафиму маленький карманный компьютер, найденный парнем еще на Ханикомбе. – Забирайте, болезный вы наш, он у меня только место занимает.
- О, отлично! – обрадовался Митчелл. – Посидишь в интернете… то есть, в меганете пока, ладно? Поиграй во что-нибудь, в чатах пообщайся, ладно? А у меня это… дела важные появились.
Разумеется, никаких особо важных дел у Митчелла не было, но он заскучал и ухватился за возможность свалить отсюда. Серафим до вечера будет занят новой игрушкой, ведь дети и подростки, как известно, могут сидеть в интернете бесконечно. А Кэролин присмотрит, чтобы он никуда не убежал. Отличный план!
Парень фыркнул, но взял планшет, все равно делать особо нечего, пока везде один тупик и выхода не видно. Единственное, что действительно оставалось, это поискать информацию в меганете ещё раз, может хоть какие-то зерна найдутся.
Молча и не поблагодарив, парень начал углубляться в работу с планшетом, выискивая какие-нибудь новости, где бы присутствовала фамилия Эстель, как у его матери, ну и так далее.
- Ну так я пошел? – нерешительно уточнил Митчелл.
- Если я не могу поговорить с Кольтом, то мне смысла нет куда-то рыпаться, - ответил ему Серафим, не отрываясь от поисков. - Я буду сидеть тут.
- Втемяшился же тебе этот Кольт, - проворчал Митчелл, неспешно «отклеиваясь» от дивана. – Кэролин, я пошел, - крикнул он в сторону соседнего кабинета, где скрылась девушка. – Не скучайте, - добавил он и юркнул за дверь, после чего облегченно вздохнул.
«Отвертелся», - радостно подумал он и мысленно похвалил себя за расторопность.
Знай Митчелл, что произойдет дальше, он бы так не радовался и не спускал бы с Серафима глаз.

0

18

В дверь к Имперцу постучали, и вошла та же девушка, что и до ого. В одежде произошли изменения, но узнать ее было реально.
- Мон-Кай, собирайся, нам пора идти. Тебя хочет видеть Видящая.
Марк же поднял голову из положения "упор лёжа" и только сказал:
- Иду.
Пока он поднимался, успел себя морально подготовить к встрече с главой ксеносов. Ещё в Империуме он слышал о Видящих эльдар, и, как говорят, они очень мощные псайкеры, так что если он попытается убить её, вряд ли что-то выйдет. Подойдя к эльдарке, гвардеец произнёс
- Веди.
- Оружие оставь в комнате, оно тебе не пригодится, - напомнила человеку эльдарка. Она выглядела немного надменной и огорченной. Губы слились в тонкую линию, поджатые, будто от боли. - Прояви уважение к чужим обрядам.
От этих слов Марк разозлился, но, быстро подавив злость, сказал:
- Хорошо, - затем подошёл к кровати  и бережно положил на неё оружие, однако пока он был повернут к эльдарке спиной, спрятал в рукав нож. Потом обернулся и спросил: -Теперь-то мы пойдём?
Девушка недоверчиво оглядела его с ног до головы, скривилась, но кивнула.
- Да, пора идти. Следуй за мной.
Они вышли из комнатки и пошли по коридорам. Странно было осознавать, что это людская база - так ее преобразили эльдарские скульпторы. Декоративные камни и изразцы покрывали все стены на протяжении всего пути.
Пока Марк шёл за эльдаркой, он стал петь себе под нос песню:
- Наши жизни забылись приказом на взлет,
Равно как и любовь, да и сны.
Пока звезды горят - будет вечен поход,
И в Согласии будут миры.
Кто не с нами - по слову Его - против нас,
Ведь для звезд были мы рождены.
Наша совесть чиста и крепка, как алмаз,
И приказ заменил нам мечты....
Тут Марк подавленно замолчал, вспоминая своих товарищей по полку и свою родину, которую он покинул.
«Во Имя Императора, что я здесь делаю? Почему я сейчас не на поле битвы защищаю человечество?» - горько думал гвардеец, шагая за эльдаркой.
ЗВшникам явно не терпелось увидеть «посланца Асвада», даже Лэндри стал заметно нервничать: он задумчиво потирал руки, переминался с ноги на ногу и высматривал что-то поверх голов других эльдар. Остальные же оказались еще более нетерпеливыми.
- Ну где же он? – недовольно ворчал О’Нилл. – Выбирает оружие, которым будет проще выполнить приказ Асвада? Терпеть не могу, когда приходится ждать разборок.
- Может, его послали просто поговорить с нами, - предположил Дэниел. – Давайте не будем пессимистами. Возможно, Асваду от нас просто что-то нужно, и мы сможем договориться. Перенести в этот мир родственников и все такое…
- Ага, так он и пойдет нам навстречу, - фыркнул Джек. – Или пообещает и кинет нас, знаю я эту морду хитрую…
- Вам почему-то не приходило в голову, что имперца мог послать вовсе не Асвад, - снисходительно сказала вдруг Саманта. – Это могло быть распоряжение Фемидии, тайная операция Пертурабо, да мало ли кому мы понадобились… Асвад может быть совершенно ни при чем.
- И тем более, имперец мог вообще попасть сюда случайно, - тихо пробормотал Джонас, но его никто не услышал.
Эльдарка вела имперского солдата по коридорам. Внезапно весь свет стал тускнеть, и здание погрузилось в полумрак. Девушка охнула, схватила человека за руку и рванула вперед, да так, что ветер засвистел в ушах.
- Опаздываем! Уже началось! БЫСТРЕЕ! - произнесла она голосом, который можно описать как мелодичное шипение, что бы это ни значило.
Они преодолели несколько проходов,  двери перед ними едва успевали открываться. Перед последней дверью Эльдарка остановилась, давая себе и человеку передохнуть.
- Пришли. Настало время предстать перед Видящей и поприсутствовать на нашем тайном обряде. Тебе предоставлена великая честь... - начала было девушка, но получилось скомкано, и она  замолчала. - Ладно, все равно уже.
Двери распахнулись, и они вошли в огромное помещение, похожее на Колизей с Древней Земли.
- А, вот и вы. Вовремя, - к ним повернулась Видящая и поприветствовала обоих.
Марк остановился и уставился на Видящую, от неё прямо веяло чем-то таким, от чего он сразу понял, что на неё лучше не нападать... в открытую, по крайней мере. Решив проявить немного вежливости, гвардеец коротко кивнул и сказал:
- Приветствую тебя, ксен... - тут Марк запнулся, но через мгновенье с большим трудом договорил: — Видящая.
При этих словах штурмовик сдвинулся чуть-чуть в сторону, стараясь охватить взглядом как можно больше потенциальных противников.
- Наконец то все в сборе, - проговорила Видящая.
В помещении тоже начал меркнуть свет, ярко освещенным остался только участок, находящийся несколько ниже, в центре полукруглого амфитеатра уровней. Изначально уровни были разделены стеклянными створами с эффектом поляризации, что создавало эффект стен. Сейчас поляризацию сняли, и все смогли разглядеть, что же там происходит.
А там происходило что-то действительно траурно-помпезное. Ряды воинов выстроились сообразно родам войск. Спинами к зрителям, полукругом, стояли пять колдунов, окутанных сияниями силы и парящими над ними рунами. Перед колдунами, в самом центре площадки, стоял постамент, небольшой, всего в метр диаметром и около полутора в высоту. При дальнейшем рассмотрении можно было понять, что это что-то вроде медицинского модуля, с одной стороны имеющий высокую спинку, а спереди предусматривающий установку герметизирующего экрана.
А в центре модуля, скованный по рукам и ногам, бился эльдар. На вид люди могли бы дать ему лет шестнадцать-восемнадцать. На него была одета белая медицинская роба, волосы должны были быть стянуты за головой в хвост, но от постоянных конвульсий паренька давно растрепались. Все тело блестело от пота, что уже само по себе было невероятно - когда вам доводилось видеть потного Эльдара? На груди болтался крупный камень в изящной оправе.
Сквозь стекло звук не проходил, но было видно, что эльдар кричит. И не просто кричит, а, скорее всего, вопит как безумный. Все лицо его представляло собой сплошную гримасу муки. Прикованные к модулю руки выкручивались под немыслимыми углами. Спина, скованная в своей подвижности, ходила ходуном. Это было душераздирающее зрелище.
- Вот вы и становитесь свидетелями обряда Сине Мора. Этого мальчика не спасти никакими способами, медицина тут бессильна. Его душа потеряла покой и не может существовать без своей половинки, которая осталась в той, погибшей вселенной.
Видящая проговорила это ровным голосом, но все же эмоции в итоге пересилили, и она невольно прижала одну руку к лицу. Девушка-проводник и вовсе еле подавила стон отчаяния, пряча лицо в ладони.
- Я надеюсь, это поможет вам понять, что мы не такие чуждые вам, как вы считаете. Мы не просто надменные чужие. Мы, как и вы, страдаем, - снова заговорила Видящая после молчаливой паузы.
Марк стоял и всем своим видом демонстрировал спокойствие, однако внутри он был сильно напряжён, он впервые был в таком скопище ксеносов. Самое главное, что он был без оружия, в его мозгу билась и прокручивалась снова и снова литания защиты:
«Могущественный Император, ниспошли свой чудодейственный свет, и да выведет меня он из тьмы».
Чтобы успокоиться, гвардеец сделал глубокий вдох и не менее глубокий выдох, затем посмотрел на бьющегося в конвульсиях эльдара, жалости к нему он не испытывал, из памяти Марка ещё не стёрлись воспоминания о IX Каралеанском легионе.  Гвардеец испытывал к ним лишь жгучую ненависть, однако зная особенности псайкеров (которыми были все эльдары), он попытался закрыть свои эмоции щитом воли, повторяя про себя:
«Открытый разум подобен крепости, врата которой распахнуты, и без охраны».
Заткнувшиеся было ЗВшники, увидев, что происходит внизу, беспокойно завозились. Пустые разговоры разом стихли, и когда они увидели, что было ранее скрыто, реакция их была типично человеческой. Не успел более сдержанный генерал Лэндри остановить их или хотя бы предупредить, чтобы не нарушали ритуал и уважали обычаи эльдар, как вперед вылез Дэниел Джексон. Да-да, тихоня Джексон, который порой боялся Гарсии слово поперек сказать. В словах Видящей он явно услышал намек на то, что с молодым пареньком ничего хорошего не сделают, поэтому его альтруистические инстинкты толкали его на резкие необдуманные поступки.
Бесцеремонно протиснувшись между эльдарами, стоящими перед ним, он воскликнул на весь зал:
- Йанна! Постойте! Что вы собираетесь сделать? Прошу вас, не делайте ничего, этот юноша болен, но наши врачи могут попробовать спасти его! Позвольте попытаться сохранить ему жизнь!
Вслед за Дэниелом протиснулись стормозившие О’Нилл, Саманта и Джонас. Генерал Лэндри прикрыл глаза рукой, подумав: «Ну вот и бери их на торжественные мероприятия». Однако ему и самому было интересно, не собираются ли эльдары убить мальчика.
- Я понимаю вашу реакцию и ценю ваше стремление помочь, - произнесла Йанна. - Однако, не хочу вас обидеть, но наша медицина скорее всего на порядок продвинутее вашей, но и она не смогла решить эту проблему. Он умирает.
Видящая вдруг совсем по-человечески прижалась к стеклу, проводя пальцем по гладкой поверхности.
- Он умирает, а мы ничего не можем сделать, - устало проговорила она. - Можем только смотреть, как он угасает, и подготовить для него последнее пристанище. Самое ужасное, что мы не можем прервать его мучения - у нас просто не хватает на это ни решимости, ни права...
Тут Видящая напряглась, поймала в отражении стекла имперца, и глаза ее зло блеснули.
- Что, Имперец? Сладко наблюдать? Думаешь, так им и надо? Нет пощады мерзким ксеносам! Они грабят и убивают нас, так пусть все подохнут? Напомнить, быть может, с чего все это началось? Как падали капсулы первых космодесантников на невинные миры, где жили Экзодиты?! Как выжигали проклятые Мортарион и Ангрон наши планеты?! Как благородный Вулкан сжег десятки миров? Или припомнить, как гвардейцы вместе с космодесантниками штурмовали искусственные миры?
Видящая развернулась и уперла пылающий взгляд в человека. Гнев так и выплескивался из нее наружу.
- Гордись этим, человек.
Она отвернулась от имперца, переводя взгляд на Лэндри.
- Мальчику предстоит умереть. От нас зависит, каким будет его последний путь, не более.
Гвардеец не испугался внезапной вспышки видящей эльдаров, он спокойно посмотрел на неё и сказал:
- Можешь даже не пытаться мне напомнить об этом, ксенос, ведь прошло уже десять тысяч лет с того момента, как Вулкан и все лояльные примархи погибли, Ангорн, Мортарион и половина примархов обратились в ересь, десять тысяч лет мы воюем со всеми, мы уже отразили двенадцать Чёрных Крестовых Походов. Десять тысяч лет Император заточен на Золотом Троне,  мы живем лишь для того, чтобы давать бой каждому новому дню, — штурмовик медленно закипал. - Как ты правильно заметила, вы грабите и убиваете нас, неужели вы думали, что мы будем пылать к вам сильной любовью?! К вам, чёртовым ксеносам, которые захватывают наши планеты, убивая всех людей! К вам, тем кто ценит жизнь одного пресловутого эльдара ценнее нескольких наших миров!!  Не вам нас судить, когда вы прячетесь по всему космосу, а мы ведём бесконечную войну с Богами Хаоса и демонам, с некронами и тиранидами! Триллионы солдат умирают по всему Империуму каждый день! Сражаясь, чтобы сохранить  галактику! К тому же, как говорят на моей родной планете:
«Не жаль врага. Ведь раз он прибыл
Чужой порядок насаждать -
То стал ничем. И кто б он ни был -
Пощады он не вправе ждать».
- А вы как раз пытаетесь это сделать!
Дэниел и компания притихли. Ага, вот и тот «посланник Асвада», ради которого они, собственно, сюда пришли. Умирающий эльдар был на время успешно позабыт, О’Нилл принялся пристально вглядываться в стоящего на другой стороне амфитеатра человека в военной форме Империума. Говорил он по-английски, но с каким-то странным акцентом, впрочем, в этом не было ничего удивительного. За исключением того, что из его тирады ЗВшники поняли в лучшем случае половину слов. Впрочем, им было без разницы, что конкретно говорит этот имперец. Главное – что он спорит с Йанной и что он вообще здесь. Вот прям здесь – стоит посланник Асвада, который может в любой момент заметить их и… и… что он сделает? Что ему приказал Асвад? Видимо, мысли ЗВшников потекли в одинаковом направлении, и они поспешно отступили назад, чтобы посовещаться.
- Не время! – резко оборвал их шушуканья генерал Лэндри и сам вышел вперед. – Госпожа Йанна! Прошу простить доктора Джексона за его несдержанность, но все же позвольте поинтересоваться – неужели нет ни единого способа помочь этому мальчику? У нас есть прекрасный врач Карсон Беккет, а также моя дочь Кэролин была главным врачом на нашей базе долгое время. Возможно, они смогут что-то сделать?...
Йанна готова была взорваться, но немного остыла, услышав слова генерала. Она покачала головой.
- К сожалению - ничего. Я была немного несдержанна, простите. Как я и говорила, ему предстоит умереть. Телесной оболочке, - поправилась она, переводя взгляд на сцену. - Душа его, как и любого из нас, кто прошел через Врата и прибыл из будущего, навсегда привязана к камням душ и не проникает в Имматериум после смерти тела, но остается в камнях. Обряд Сине Мора призван сохранить душу, как сказали бы люди, в своем уме, дабы эльдар мог и дальше служить своему народу. Что касается твоих доводов, имперец, ты забываешь, что твой Император заключил договор при жизни. Договор с Ультраном, великим провидцем Эльдар. И если бы они оба остались живы, быть может, никакой вражды бы и не было.
- Успокойтесь, - тихо сказал генерал Лэндри, заметив, что ЗВшники зашушукались и снова приготовились возражать. – В конце концов, это не наше дело. Технологии эльдар опережают технологии людей, и вряд ли мы действительно можем что-то сделать.
- А что такое «камни душ»? – тупо спросил Джонас.
- Не знаю, но подозреваю, что какая-то часть их религии, - предположил Лэндри.
- Или душа эльдара действительно переселяется в некий камень, - сказал Дэниел.
- Души не существует, - брякнул О’Нилл. – Это эзотерические бредни.
- Может, и не бредни, - возразила Саманта. – Что ты скажешь о Вознесенных Древних?
- Древние – это одно, а душа – эзотерические бредни, - упрямо повторил Джек. – Этот эльдар ведь не собирается Возноситься.
Дэниел закатил глаза. Спорить с О’Ниллом было все равно что спорить с МакКеем или табуреткой. О’Нилл, как и МакКей, слушал только себя.
- Давайте вы просто помолчите и сделаете вид, что вам не двадцать лет, - сказал генерал Лэндри с укоризной. – Школьники на торжественных мероприятиях и то сдержаннее.
Сравнение со школотой никому не понравилось, и ЗВшники, поворчав немного, заткнулись.
- Я не могу об этом забыть, так как родился уже через десять тысяч лет после Ереси Хоруса и просто не мог об этом знать, - ощетинился штурмовик. - И мне кажется, мы говорим о разных императорах, великий Бог-Император никогда бы не заключил договор с ксеносами, - да, Марк явно нарывался на скандал с вероятным летальным исходом, но поделать с собой ничего не мог. - И даже если предположить, что такое возможно, как говорил один мой знакомый гвардеец, "если бы да кабы, на демонах росли б грибы". Даже если бы не было никакой вражды между нашими расами (в чём я сильно сомневаюсь), это бы не сделало нашу жизнь легче ни на йоту. Особенно из-за того, что ваши "тёмные эльдары" никуда бы не делись. - Марк подумал немного и наконец сказал: - Ну, демоны и некроны тоже сильно нам жить мешают.
Йанна зыркнула на Имперца, но ее больше заинтересовало обсуждение отряда ЗВ. Про себя она подумала, что эти люди очень разные, но дополняют друг друга, а не подавляют. Очень редкое и полезное свойство...
- Камень душ - это действительно реликвия нашей расы. Их довольно много, и у каждого эльдара есть свой. Но самое главное - мы не можем их создавать. Когда-то раньше - могли. Теперь мы ищем пути. Хотя теперь и не важно, ведь никакой опасности для наших душ в Имматериуме нет, и камни будут не нужны для наших детей. А мы уже привязаны к камням и не сможем переродиться. Так что, когда придет время, - Йанна дотронулась до красивого овального камня, украшающего ее шею, - я тоже попаду в камень.
На сцене тем временем обстановка изменилась. Руны вокруг колдунов замерли и замерцали. Парень резко перестал биться в конвульсиях, обвел зал осмысленным взглядом и улыбнулся. После чего откинулся, изможденный, на спинку модуля и закрыл глаза. Камень, болтавшийся у него на шее все время, пока тот извивался, засиял, как маленькая звезда.
- Мне пора спускаться, я завершаю обряд, - сказала Йанна, и стеклянная стена перед ней разошлась в стороны. В амфитеатр проникли звуки со сцены - там звучала какая-то тихая мелодия, и гудело от психического напряжения. Йанна легко перетекла вниз, в центр действа, и преклонила колено перед модулем с умирающим. Все эльдары повторили этот жест. Видящая что-то воскликнула, и в конце зала послышался лязг и монотонные удары. В зал вошли две огромные крылатые машины эльдар, с которыми они прибыли на базу, неся между собой еще одну машину, безвольно болтающуюся в руках колоссов. Машина была меньше и напоминала ту, что встретила отряд ЗВ на входе в "купол".
ЗВшники поспешно отпрянули в стороны, пропуская машины. Дэниел был слегка смущен – он не знал, каким образом Видящая Йанна услышала их тихий разговор, и на будущее решил ничего не обсуждать при эльдарах. Джонас же вообще притих – он думал о том же самом и гадал, услышал ли кто-нибудь его рассказ про сон о песчаной планете. Ему вовсе не хотелось, чтобы о его способностях предвидения кто-нибудь узнал. В последний раз это закончилось не очень хорошо.
Йанна подошла к медблоку и, приподнявшись, сняла с шеи эльдара камень, который тускло мерцал. Как только Видящая отошла, медблок закрылся и потихоньку стал улетать с поля на антигравитационной подушке. Йанна же направилась к прибывшим машинам. Та из них, которую несли, лежала сейчас на полу бесформенной грудой психокости. Видящая стала тихо что-то напевать, и ее голос подхватили все присутствующие, что породило ритмичный хор. Отголоски песни заставляли стены вибрировать и порождали неясную пустоту в душе.
Эльдарка тем временем приложила камень к пустой впадине в корпусе машины, который находился там как будто в ожидании недостающего элемента. Как только камень встал в паз, вокруг него зашевелилась психокость, охватывая камень, и мерцание практически потухло. Зато вспыхнули сотней звезд другие камни на корпусе машины. Внезапно огромный воин вздрогнул и начал подниматься  на ноги. Когда он выпрямился, Йанна отступила на несколько шагов и провозгласила:
- Молодой эльдар погиб, но вернулся в наши ряды, дабы навеки защищать оставшихся от опасностей. Примем же его добровольную жертву, чтобы его желание сохранить наш род не было напрасным. Слава тебе, С'мюэль!
- Слава! - грохнуло на весь зал из сотен глоток.
- Слава, - запоздало и вразнобой вякнули О’Нилл и генерал Лэндри.
- Ну, не знаю, как-то это… ну… жестоко, - тихо прошептал Дэниел, пожав плечами.
- Не нам судить, - также тихо ответил ему Лэндри.
- Господа, а вас вообще не беспокоит, что тот, за кем мы сюда пришли, все еще здесь? – подал голос Джонас. – Или предлагаете мирно разойтись?...
- Слава, - крикнул Марк, опасаясь праведного гнева эльдаров. К тому же, хоть они и враги, но враги достойные и достойны уважения. Затем гвардеец тихо прошептал: - Император, прости меня за ересь, отмолюсь. – Затем, почувствовав кожей пристальное внимание, обернулся и натолкнулся взглядом на группу людей.
Йанна вернулась к своей человеческой группе.
- Теперь вы знаете, как получаются все наши Стражи. Их и зовут поэтому "Призрачными", ибо все они - души эльдар. Благодарю за то, что поприсутствовали на обряде. Он завершен.
Она повернулась к генералу.
- Уважаемый Лэндри, теперь вы можете поговорить с Имперцем. А я бы хотела переговорить с Даниэлем Джексоном. Мне нужна консультация человеческого ученого по техническим вопросам.
Лэндри коротко, но элегантно поклонился.
- Конечно, госпожа Йанна, - сказал он. – Это честь для всех нас. Еще раз прошу прощения за несдержанность моих… сотрудников.
ЗВшники дружно нахмурились.
Йанна ответила на поклон и повернулась к Джексону.
- Уважаемый Даниэль, прошу вас, пройдемте со мной.
- Конечно, - легко согласился Дэниел, пожимая плечами.
«Ой, щас про Книгу будут спрашивать!» – внутренне встрепенулся он, вспомнив, что забыл эльдарский подарок в виде книги легенд в мире Империума. Стало как-то неловко.
Тем временем О’Нилл, Саманта и Джонас обратили внимание на имперского солдата. Нехорошо так посмотрели, с вызовом…
Натолкнувшись на какой-то недобрый взгляд, Марк лишь усмехнулся, не скрываясь так усмехнулся. Решив уже поскорее разобраться со своими потенциальными врагами, он подошёл к этим людям и спросил, стараясь скрыть усмешку:
- Что это вы на меня так недобро смотрите, любезные?
«Странный акцент», подумал О’Нилл, но не стал заморачиваться и решил сразу перейти к делу.
Кажется, наступал тот момент, ради которого они все сюда пришли. Встав полукругом, О’Нилл, Саманта и Джонас попытались принять устрашающие позы. О’Нилл скрестил руки, набычился и грозно посмотрел на незнакомца из-под косматых бровей. Джонас попытался скопировать О’Нилла, но из-за более хрупкой комплекции и гладко выбритого мальчишеского лица это получилось у него скорее комично, чем устрашающе. Саманта нахмурилась, отчего стало похоже, будто она чем-то обижена. Глянув на их лица, генерал Лэндри только усмехнулся, но ничего не сказал. Он стоял поодаль и с интересом наблюдал за тем, как будет проходить встреча команды О’Нилла с «посланцем Асвада». Что удивительно, даже Лэндри – самый старший и благоразумный из всех – не мог взять в толк, что этот солдат может оказаться вовсе не посланцем Асвада, а если и таковым, но пришедшем вовсе не затем, чтобы вернуть их в Империум…  Никто – совсем никто – даже предположить не мог иного варианта событий.
- Как мы еще должны смотреть на слугу Асвада? – мрачно ответил О’Нилл. – Перед тем как ты начнешь свои просьбы и угрозы, я тебе скажу, что можешь не терять время зря – все равно ни я, ни Картер, ни остальные никуда не пойдем. Так и передай Асваду – пусть сидит на своей «Черной кошке» и не выделывается.
- Да, - подхватил Джонас. - Нас и здесь неплохо кормят.
- Ээээээ, - Марк был сильно озадачен словами людей, - вы мне как бы вообще не нужны, вас вообще знать не знаю и знать не желаю. Какой вам к фрагу "слуга Асвадa?" Мы все лишь слуги Бога-Императора, а вашего Асвада я вообще никогда не видел и не знал, чтобы ему служить, и что вообще за чёрная кошка? - Марк  попытался почесать голову, что выглядело комично, если учитывать, что он был в шлеме. - Мне бы как бы самому домой попасть надо, а на вас мне насрать как-то, хотите - хоть у некронов в гробнице живите, меня это напрягать особо не будет.
- А чего ты тогда под каской прячешься? – «наехал» на него Джонас. – Боишься морду показать?
-А я её снять не могу - ухмыльнулся Марк, - если мне не верите, то  можете сами попробовать
- Вот еще, - фыркнул Джонас, подозревая подвох.
От странного человека он предусмотрительно держался подальше, частично прячась за О’Нилла.
- Не прикидывайся, что не знаешь, - сказала вдруг Саманта. – Мы не хотим никакой войны. Будет лучше для всех нас, если ты просто уйдешь и передашь Асваду, что мы не согласны ни на какие условия.
- А что мне прикидываться, если я и правда не знаю? - спросил гвардеец. -  И Асвада я вашего не знаю, - тут он повернулся Джонасу. - А почему не хочешь? Вас тут больше меня, я безоружен, а у вас, как я понимаю, есть как минимум пистолеты, а очко всё равно жим-жим? - гвардеец явно издевался, он, конечно понимал, что это рискованно, но остановить себя не мог, да и не хотел. Надо же было немного пар за прошедшие несколько дней выпустить.
ЗВшники подивились странному жаргону «посланца Асвада», но, видимо, в Империуме так принято. И все же они ему не поверили.
- Вот именно, нас больше, - подтвердил О’Нилл. – А ты один. Так что даже не надейся. И вообще, если ты не из Империума, тогда откуда?
- Как это не из Империума? - удивился штурмовик. – 52й штурмовой полк "шакалов"  Империума Человечества, в последний раз, когда смотрел на календарь, был 40583 год. Попал сюда не по своей воле и хочу вернуться обратно в Империум,  - потом тихо добавил, - на войну.
- Вооот! – дружно воскликнули О’Нилл и Джонас, услышав только первую часть фразы.
– Значит, ты из Империума! – торжествующе продолжил О’Нилл. - И еще будешь говорить, будто не Асвад отправил тебя за нами?
Тут девушка-эльдар, что сопровождала имперца, набралась смелости и встряла в разговор.
- Простите, - она неуверенно сделала шаг вперед, - может, вы не о том спрашиваете? На мой взгляд, он не совсем понимает вопросы, которые вы задаете.
Лицо ее слегка изменилось, из бледноватого стало слегка более живым. О том, что это жутчайшее волнение, сложно было догадаться.
Марк посмотрел на эльдарку и задумался:
«Надо же, никогда так близко не подпускал к себе Эльдар. Воистину одно из любимых занятий Императора - заставлять действовать тех, кто говорит: «Никогда не буду этого делать», - пронеслось это в голове у штурмовика за секунду, затем он склонил голову эльдарке в знак признательности, так как гвардеец и правда не до конца понимал вопросы.
- В таком случае я тоже ничего не понимаю, - решительно заявил О’Нилл. – Подумайте сами, уважаемая, как этот человек, утверждающий, что он пришел из Империума, может не знать Асвада и действовать якобы не по его приказу?
- Да, - подтвердил Джонас, - мне тоже интересно. Что он тут забыл вообще?
- Разве что случилось невероятное, и власть Асвада свергли, - предположила Саманта. – Но в любом случае этот человек должен помнить время его правления. Такое сложно забыть.
Марк недоумённо посмотрел на них.
- Я знаю, было правление Императора, а потом безумного Вандира, но никакой Асвад никогда не правил Империумом. Великий Император во время своего правления спас всё человечество от угрозы уничтожения, создав легионы Астартес и заключив договор с Марсом, он начал Великий Крестовый Поход и объединил всё человечество. А безумный Вандир был уничтожен в ходе второй гражданской войны, и недаром это время известно как "Ересь Вандира", а вот Асвада я что-то не припомню. Сейчас Имперумом правят Высшие Лорды Терры.
О’Нилл демонстративно прикрыл глаза рукой, когда гвардеец заговорил о «спасении человечества». Императора Алканфеля он запомнил не с самой лучшей стороны. А что касается некоего Вандира…
- Это значит, Асвада общественность знает под именем Вандир? И что же это значит на языке его мира? «Непобедимый», «несокрушимый», «всемогущий», «всезнающий»?... Оригинально, нечего сказать.
- Подождите-ка, - вдруг перебила его Саманта, первая начавшая о чем-то подозревать. – Значит, ты появился из Империума, в котором никогда не было Асвада?... Генерал Лэндри!
- М-м? – лениво отозвался стоящий в сторонке генерал, слушая всю эту эмоциональную перепалку.
- Такое вообще возможно?...
- Это лучше у вас спросить, Саманта. Вы лучше кого-либо знаете об альтернативных реальностях.
- Квантовое Зеркало? – тупо переспросил О’Нилл. – Вы серьезно?
- Это единственное объяснение, - пожала плечами Саманта.
- У меня есть еще одно объяснение, - сказал Джонас. – Кое-кто нагло врет!
- Как ты попал на эту базу? – спросила Саманта у имперца.
Марк повернул голову к Джонасу и отчётливо сказал:
- Слышь, юнец, молоко на губах ещё не обсохло, чтобы ты меня во лжи обвинял, - потом взглянул на Саманту: -Во время обороны Кадии от полчищ демонов и предателей-космодесантников какой-то чернокнижник зашвырнул в меня какой-то псайкерской фигнёй, и меня засосало в Варп. Там я Император знает сколько блуждал. В конечном итоге меня выбросило на эту планету, а потом я встретил какого-то эльдара, который отвёл меня сюда.
Джонас даже заткнулся от такого прямого наезда. Но ненадолго:
- Что-то не верится! – сказал он. – Какая еще Кадия? Какая еще фигня? Просто так из одного мира в другой не попадают!
- Действительно, - заговорил вдруг генерал Лэндри, подойдя к компании спорящих. – Но, по-моему, пора прекращать этот бессмысленный спор. Могу я узнать ваше имя, незнакомец? – обратился он к Марку. – Я Генри Лэндри, командир малого подразделения корпорации «Вейланд-Ютани».
Штурмовик смерил говорившего тяжёлым взглядом, потом, приняв какое-то решение, представится:
- Марк Флавий Аквила, лейтенант-штурмовик 52 штурмового полка "шакалов".
Саманта и О’Нилл  переглянулись с хитрыми ухмылками. Странное имечко по местным меркам, ничего не скажешь… Один лишь Джонас, большую часть жизни проживший на другой планете, не понял юмора. Впрочем, генерал Лэндри тоже никак не показал, что удивлен.
- Будем знакомы, - сказал он, однако руку предусмотрительно не подал. – Это мои подчиненные, Джек О’Нилл, Саманта Картер и Джонас Куинн.
Когда Лэндри назвал его имя, О’Нилл нехотя согнул руку в локте, показывая, что вот он здесь. Саманта слегка кивнула, Джонас насмешливо поклонился. Все трое продолжали кисло взирать на незваного гостя.
- И все же нас всех беспокоит вопрос вашего визита сюда, уважаемый Марк… Флавий, - продолжал Лэндри. – Как вы сюда попали? Знаком ли вам термин «Квантовое Зеркало»?
- Хммм, "Квантовое Зеркало"?  - Марк задумался, мысленно перебирая все известные ему термины. – Нет, не знаю, если бы здесь был кто-нибудь из техножрецов, можно было бы спросить у него, но увы. Кстати, я вам уже рассказывал, как я сюда попал, а если надо повторить: Меня. Засосало. В Варп, - чётко и с  расстановкой произнёс штурмовик.
- То есть, случайно? – уточнил Лэндри. – Без какой-то заранее известной цели?
- Вообще без целей, - раздражённо сказал штурмовик. - Я бы с удовольствием остался в Империуме, стрелял в еретиков, демонов и некронов, пил катачансикй "светлый", а потом пытался понять, почему верховное командование пытается покурить орка.
ЗВшники опять не поняли половину слов, и О’Нилл разочарованно вздохнул. Вот ж печально – они уже обрадовались, что Асвад про них не забыл и так сильно в них нуждается, а теперь, если имперец не врет, получается, что даже Асваду они не нужны. Однако горевать Джек решил позже, а сейчас следовало выяснить главное.
- И что, Асвад совсем ничего насчет нас не говорил? – спросил он на всякий случай.
- Я. НЕ. ЗНАЮ. ВАШЕГО. АСВАДА, - вскипел Марк, но почти мгновенно успокоился и дальше продолжил спокойным голосом. - Я, конечно, понимаю, этот ваш Джонас придурок, но оттого, кто даже выглядит компетентней, я такого не ожидал. Я вам раз шесть уже говорил, что не знаю я никакого Асвада.
- Я придурок?! – возмутился Джонас. – От придурка слышу!
- Тише, господа, - решительно скомандовал Лэндри. – Давайте разберемся спокойнее.
- Нет, я не понимаю, как можно жить в Империуме и не знать Асвада! – все равно не унимался Джонас. – Как такое вообще возможно? Он же был этим… как его там… советником Императора, а потом сам стал Императором!
- Не совсем так, - поправила Саманта. – Асвад мог не выдавать общественности свое настоящее имя. Марк, тебе что-нибудь говорил титул Великий Визирь Императора Человечества?
- Великий Визирь? Нет, не было такого, может, на какой-то планете и есть визирь в качестве планетарного губернатора, но столь высокий пост никто не занимал с таким названием, - Марк задумался, пытаясь припомнить всех известных ему правителей. - Я знаю, что после "Ереси Хоруса"  был назначен регент всего Империума , единственный за всю историю нашего государства - Малкадор Сигиллайт, первый Лорд Терры, бывший одновременно Мастером Адептус Астра Телепатика и Великим Мастером Официо Ассасинорум, но он уже как Император знает сколько лет отправился к Золотому Трону.
ЗВшники опять не поняли половину слов, но оно и неудивительно – в Империуме они жили в подземной базе на Меркурии и весьма смутно знали о том, что происходит между Асвадом и Императором Алканфелем. Знали только, что неожиданно Император исчез с политической арены, и власть перешла к его младшей дочери, которая правила, несомненно, под руководством Асвада. Кстати, насчет обеих дочерей Императора…
- А у Императора есть дочери Фемидия и Кера? – быстро спросила Саманта.
- Дочери!?!? - сказать, что Марк был изумлён, это ничего не сказать. - Не было у Него дочерей, были только сыновья, Великие Примархи. Кажется, их было 20, однако во время  Ереси Хоруса половина примархов тоже обратились в ересь, после Великой Ереси в живых осталось несколько живых примархов, один вскоре погиб во время Первого Чёрного Крестового Похода, а остальные исчезли. Дочерей у великого Бога-Императора никогда не было.
ЗВшники переглянулись.
- Если этот человек говорит правду, - а я не вижу причин ему не верить, - то получается, мы имеем дело с… кхм… гостем из альтернативной реальности, - сказал генерал Лэндри, повернувшись к ним.
- Невозможно! – категорично заявил О’Нилл. – В альтернативную реальность можно попасть только через Квантовое Зеркало, однако этот чувак понятия не имеет о том, что это такое, или прикидывается. Так что что-то здесь не так.
- Возможно, Квантовое Зеркало – не единственный путь в альтернативные реальности, - возразила Саманта. – К тому же, если Марк утверждает, что у Императора никогда не было дочерей… возможно, этот человек… как бы это лучше сказать…
- Из будущего, - подсказал генерал Лэндри.
- Ну… да, - отчего-то смутилась Саманта. – Это только моя догадка, но, теоретически, путешествия во времени более вероятны в пределах одной временной ветки, - однако, увидев скептический взгляд О’Нилла, попыталась объяснить понятнее: - Это как движение вверх-вниз по прямой, например, на лифте. А вот пересадка в соседний лифт уже требует дополнительных затрат и переходного моста… такого, как Квантовое Зеркало. Если Зеркала не было, значит, вероятнее всего, этот человек мог попасть сюда из будущего этой реальности. Не нашей. В нашем Империуме, насколько вы все помните, не было никакой Ереси, не было никакого Хоруса, и всем правили Асвад и Фемидия.
Повисла тяжелая пауза.
- Поскольку ваши предположения, Саманта, всегда близки к правде, - сказал Лэндри, - думаю, вы все погорячились. Предлагаю всем расслабиться и поговорить по конкретным вопросам. 
- Это только при условии, что этот странный человек говорит правду, - брякнул Джонас. – Это все может быть хитрым ходом.
- Ну что он, придет ночью, схватит нас за шкирку и притащит в Империум Асвада? – иронично спросил Лэндри.
Джонас промолчал, задумчиво пожевав губами. В одной стороны один имперец действительно ничего им не сделает, а с другой стороны, фиг их знает, этих посланников Асвада. А ну как Асвад снабдил его каким-нибудь массовым мгновенным телепортатором в Империум?... Тогда и за шкирку хватать не надо.
- Думаю, мы все преувеличили возможности Асвада и его заинтересованность в наших персонах, - продолжил Лэндри, словно прочитав мысли Джонаса. – И вообще, учитесь думать позитивно. Вы во всем всегда подозреваете подвох. Это похвально, если вы на военном задании, но у вас эта привычка уже переходит всякие границы. Вы и зажевавший вашу карточку банкомат будете подозревать в мировом заговоре?
ЗВшники нестройным хором пробурчали что-то неразборчивое типа «ну не настолько же».
- Короче, - подвел итоги генерал Лэндри. – Предлагаю всем успокоиться и пригласить господина Марка Флавия к нам на базу ближе к вечеру, - это он сказал, уже обращаясь к Марку. – Как насчет мирного разговора с братьями по разуму?
- Если каждый на базе будет кидаться на меня, как эти трое, то я отказываюсь, - резко бросил Марк, однако, немного подумав, спросил: - После "мирного разговора", - штурмовик голосом выделил словосочетание, как бы говоря, что он об этих мирных переговорах думает, - мне будет позволено беспрепятственно вернутся сюда?
- «Эти трое» боятся вас не меньше, чем вы могли бы бояться того, что вас не выпустят с базы, - несколько заковыристо выразился генерал Лэндри.
«Эти трое» обиженно насупились. Они не любили, когда кто-то комментировал их внутреннее состояние.
- Я командир этих людей и даю слово человека, что вам никто не причинит вреда – по крайней мере, со стороны моих подчиненных, - продолжил Лэндри. – Это действительно будет важный разговор. И я объясню, почему.
- Надеюсь, что объясните, - сказал Марк, потом он повернулся к эльдарке, что сопровождала его, и, наступив на горло своим убеждениям, выдавил из себя: - Благодарю за оказанное гостеприимство, я думаю, ещё вернусь, если меня их механикусы на составляющие не разберут.
- Не разберут, - заверил его Лэндри. – Наш механик в отпуске.
- Генерал Лэндри! – подал голос Джонас, который не мог больше молчать. – Но что мы скажем Бишопу и… Гарсии?!
- А им знать необязательно, - пожал плечами Лэндри. – Марк Флавий, за вами придут около четырех часов пополудни по местному времени. Это примерно через три стандартных часа. Я пришлю своего человека, и он вас проводит. Договорились?
- Договорись - ответил Марк и в который раз задумался о странной воле Императора, из-за которой он появился здесь.
Наскоро и довольно скомкано распрощавшись с Марком и эльдарами, ЗВ-1 покинули купольную «резервацию». Оказавшись на свежем морозном воздухе, они вздохнули с облегчением. И тут же стали наперебой обмениваться мыслями о том, что же на самом деле этот имперец собой представляет, словно все ночное и утреннее напряжение внезапно отпустило их. Один только генерал Лэндри помалкивал и таинственно улыбался.

0

19

Кольт хорошо отоспался, и даже возня под дверьми несколько часов назад не заставила его проснуться. Беготня по Ханикомбе его занятно измотала, да и такой отдых был полезен его суставам, жидкость в которых уже дошла до кондиции и практически восстановила суставы, но это было только временное решение. На базе или на корабле он себя более существенно подлатает, а пока Энтони сел на койку и принялся ощупывать ребра. Как и думалось, за сутки они никоем образом не срослись и заметно «играли» пальцами парня. «Не позаботишься сам, никто о тебе не позаботится», с этой мыслью Кольт активно порвал простыню на длинные лоскуты и принялся мотать себе нормальную тугую повязку. Таскаться после миссии с титановыми скобами в ребрах ему ой как не хотелось. Сразу наложить нормальный бандаж у него не получилось, поэтому ему несколько раз пришлось его перематывать повторно.  После того, как все было завершено, он проверил качество перевязки и покрутился в разные стороны.
- Хорошо, - подытожил он.
Но сейчас время играло против него. Нужно было решать ситуацию, еще суток пять-шесть он будет в безопасности, а после его постараются устранить, или с Бионата, или с Гипердайна, чтобы не разболтал лишнего. Поэтому нужно было искать пути отхода. И структура базы ему вовсе не нравилась. Центральные воздуховоды большие и прямые, скорее всего с датчиками движения. Вспомогательные 20-30 сантиметров или меньше. То есть, вообще не пролезть.
Разведчик снова подключился к дарованному КПК и принялся взламывать разные вспомогательные терминалы, загружая на них откомпилированные мелкие программки для организации атак и перехвата паролей. Парню оставалось только разбрасывать приманки и ждать, когда кто-то сольет пароли. А в таких сетях это было нередким.
Серафим смог обратить внимание на странную активность в сети, это его заинтересовало. В конце концов на некоторых сетевых устройствах стали появляться неизвестные парню процессы.
- Кольт? – Парень едва не вслух произнес это, но сдержался и, посмотрев вокруг на предмет наличия ненужных глаз и ушей, погрузился в работу.
Через какое-то время он смог обнаружить адрес устройства, с которого происходили загрузки, и отослал на него сообщение.
Чат:
Семикрылый ангел:  - Не отвлекаю?
Кольт аж наклонил голову набок от удивления. Кто-то стучался системным сообщением к нему. Гипердайн? Нет, те о нем информацию еще не получили. Враг? Но тогда к нему уже бежит охрана, хотя, зачем бежать, если охранник под дверью, - Энтони отчетливо слышал, как приставленный охранник искал себе место и не находил. Видимо, нечасто здесь кого-то удерживают.
«Ну раз человек просит, ответим», - подумал разведчик и мгновенно отправил ответ.
В клетке: - Да нет, я не занят.
Энтони начал параллельную трассировку маршрута, чтобы проверить, где именно находится адресат, но поскольку точного расположения узлов он пока не знал, местоположение можно было определить очень приблизительно.
Серафим улыбнулся, контакт установлен, и можно поговорить.
- Надо было сразу так делать, а не лезть на рожон, - пожурил себя парень и продолжил тыкать по планшету. – Хм… надо изолировать канал.
Семикрылый ангел: - Мне нужна информация о местных корпорациях, в частности о НОД и ВЮ. Ты можешь мне помочь?
В клетке: - Могу. Но, как видишь, здесь изолированная сеть. И изнутри информацию не получить. Нужно только выбираться наружу.
Для парня это был шанс получить союзника, но вопрос немного заинтересовал Кольта. Обычно даже средние люди знают более чем достаточно о столь известных корпорациях, что-то здесь было не то. Но с другой стороны, парень не лгал. Даже несекретной информации по таким объектам у него было предостаточно в памяти Легиона. Да и на собственных серверах глобальной сети.
Семикрылый ангел: - Здесь никакой информации не получить. Есть план?
В клетке: - Пока ничего нет. Вот сам видишь, чем занимаюсь.
У Кольта пока действительно не было плана. Точнее, были наброски. Но перед их осуществлением нужно было больше информации и доступ. Доступ к электронным замкам на верхних уровнях.
Очень жаль, что сам Серафим был не очень хорош в планировании, точнее, вообще никакой. Надеяться на себя он не мог, однако надежда на самого Кольта ещё оставалась, он вполне мог что-нибудь придумать, просто надо дать условия.
Пользователь Семикрылый ангел сменил имя на Шестикрылый ангел.
Шестикрылый ангел: - Мне нет смысла тут оставаться. Что тебе нужно?
В клетке: - Если есть желание помочь, добудь электронные ключи для пользования лифтом. Связь можно держать через терминал D-12-65. Я там все настрою. Можешь просто оставлять там сообщения.
От помощи Кольт не отказывался, но и доверием не блистал. Если этот аноним ему поможет, это хорошо. Но такая помощь ему казалась подозрительной, и парень принялся за настройку многоуровневой VPN сети. Желания второй раз попасться на такой мелочи у него уже не было.
Тем временем радостный Митчелл, так легко покинувший медпункт, с чистой совестью собирался заняться своим любимым делом – страдать фигней. Но не тут-то было. Откуда ни возьмись выскочила Вала Мал Доран и, схватив Митчелла под руку, утащила за угол.
- Как здорово, что я тебя встретила, няша, - сказала она, умильно улыбаясь. – Может, хоть ты мне расскажешь, что тут за тайны гоа’улдского двора? Умираю от любопытства!
Митчелл хмуро отодвинул ее в сторону и пошел дальше. Но Вала не отставала и продолжала наседать на него с расспросами:
- Почему мне никто ничего не говорит? Что было на сегодняшнем брифинге? Это правда, что миссия сорвалась, и вы привезли сюда опасного преступника?
- Да, - мрачно ответил Камерон. – Но он заперт, и все под контролем.
- А это правда, что он еще ребенок?
Митчелл с неудовольствием отметил, что новости распространяются быстро. И как тут сохранить что-то в тайне?... Откуда, например, Вала узнала о Кольте и о том, что с утра был брифинг? Она в это время должна была быть на аэродроме. Но, видимо, воспользовавшись тем, что ее командир Хаммонд тоже не пришел, Вала решила и себе устроить выходной.
- Тебе что, заняться нечем? – огрызнулся Митчелл.
Валу многие здесь не любили. И не потому что она была слишком назойлива. Просто характером она была сильнее любого местного мужика – и мужикам, конечно же, это не нравилось. Вот и сейчас Вала преградила Митчеллу дорогу и уперла руки в бока. Сегодня она была в белой футболке с логотипом Вейланд-Ютани, черные волосы собрала в пышные хвосты.
«Тоже мне, школьница, - подумал Митчелл. – Не удивлюсь, если она мне в матери годится».
Свой истинный возраст Вала никому не называла и так умело пользовалась косметикой, что чаще всего действительно могла сойти за молодую девушку. И лишь Саманта как-то брякнула, что Вала, скорее всего, давно разменяла четвертый десяток.
- Ты думаешь, я трепло подзаборное? – вкрадчиво спросила Вала.
Митчеллу так и хотелось ответить положительно, но он сдержался. И решил отвязаться нейтральным способом:
- Да нечего мне рассказывать! Ты и так уже знаешь всю историю. Мы везли Врата в корпоративное хранилище, но кое-кто попытался их украсть, мы его схватили и привели сюда. Вот и вся история!
Но Вала не верила.
- Один маленький мальчик пытался умыкнуть Врата у отряда ЗВ-1? – хмыкнула она. – Ну-ну.  А мне кажется, что-то тут не складывается.
- Когда кажется – надо протирать глаза фигой! – посоветовал ей Митчелл. – С чего ты взяла, что это мальчик? Может, это синтетик, выглядящий как мальчик!
- Не держи меня за дуру, Кэм, - угрожающе сказала Вала. – Ладно, не хочешь говорить – так и не говори. Но если что-то пойдет не так – возможно, я буду единственной, кто сможет всех спасти. Но поскольку я окажусь не в теме, разбираться будете сами.
- Какая самоуверенность! – Митчелл возвел глаза к потолку. – А теперь будь добра, дай пройти. У меня куча важных дел.
Вала посторонилась, про себя решив, что все равно узнает, что скрывают ЗВ-1 и ЗВ-2. Просто назло Митчеллу возьмет и узнает. И она отправилась в медпункт – именно туда, по слухам, привезли того самого «опасного преступника».
- Электронные ключи, значит, - Серафим задумался, на автомате отключая планшет. – Думаю, Митчелл и доктор должны иметь карты с ключами, но вряд ли у меня получится воспользоваться ими.
Выходить из медпункта, к сожалению, он пока не мог, но зато никто ему не запрещал пошарить тут в поисках полезных медикаментов, снотворных, например.
Кольт дальше, как заядлый рыбак, удил пароли и данные с внутренней сети. Он закутался в покрывало и в позе лотоса с закрытыми глазами медитировал над пакетами, но уже через свою собственную защищенную сеть с десятком зеркал и точек выхода. Энтони знал толк в извращениях и запретил внутри своей мини-сети все протоколы, которые могли помочь его выследить. Разведчик еще немного подумал и создал еще одну более примитивную, но защищенную сеть. На всякий случай.
Внезапно двери медпункта с противным скрипом разъехались в разные стороны. На пороге стояла Вала Мал Доран. Эту женщину Серафим видел на базе впервые, она же, увидев его, тоже, казалось, удивилась. Вала была высока ростом, имела тонкие черты лица и пышную копну черных волос, разделенных на два длинных хвоста, прикрывающих плечи. Эдакая молодящаяся решительная дамочка.
- А, так ты и есть тот самый опасный преступник? – с ходу спросила она, перешагивая порог.
- Я... преступник? – Серафим, кажется, немного растерялся от неожиданности. - Ну я... по крайней мере, меня тут заперли.
- Мдааа, - протянула Вала и возвела глаза к потолку. Затем принялась шагами мерить медпункт. – Уровень безопасности у этих тау’ри оставляет желать лучшего. Кэр! Эй, Кэр!
Из-за ближайшей ширмы выглянула Кэролин Лэм. Она нахмурилась при виде Валы и резко спросила:
- Тебе чего? Микстуру от кашля?
- А вот грубить не надо, - картинно огорчилась Вала. – Я лишь хотела спросить, кто такой умный отправил якобы заключенного сюда, да еще без охраны? Ты у нас вместо охранников, что ли?
- Ты перегрелась? – холодно спросила Кэролин, отворачиваясь от Валы и принимаясь наклеивать на какие-то пробирки номера. – Выйди отсюда.
Кэролин разделяла общее мнение о Вале и особых чувств к ней не испытывала. Искренне оскорбившись, Вала отошла от нее и плюхнулась на диван рядом с Серафимом. Она ожидала увидеть кого-то посерьезней, а тут всего лишь мальчишка. А значит, можно и повыпендриваться.
- Ну, - сказала она, покровительственно глядя на Серафима сверху вниз. – И за что же тебя тут держат, хороший мальчик?
- Я... ну... поссорился с охранником. - Серафим не очень привык к такому вниманию со стороны женского пола, доктора не в счет, они для него бесполые. - Просто... не хочу тут оставаться.
Вала покровительственно ухмыльнулась и сочувственно посмотрела на Серафима.
- Лапочка, - сказала она снисходительно. – Откуда же ты такой взялся, а?
Парень слегка отодвинулся в сторону.
- Ну, эмм... - помялся он немного. - Поймали... на базе ВЮ.
- Не слишком ли ты мелкий и наивный, чтобы приписывать себе статус опасного преступника, а? – продолжала допрос Вала. Она не просто докапывалась, она буквально давила парня своими прямолинейными вопросами.
- Так я и не приписывал, - глаза парня стали размером с хорошее блюдце. - Меня тут заперли, ничего не объяснили, ничего не рассказали, выйти не дают. Хоть прям бегом до лифта сбегай и на свободу.
- Какие нехорошие дядьки, - хихикнула Вала. – Просто схватили вот так на улице без объяснения причин и засунули под бдительный взор Кэр?
- Ну я же говорю, я с охранником повздорил, разозлил его, - решил хоть как-то объясниться Серафим. - Он мне в зубы, и меня отвели сюда. Кстати о лифте, он ведь наружу ведет, да?
Выражение лица парня было полным надежды на свободу.
- Да что там делать, снаружи, развалины одни, - поморщилась Вала. Разговор о лифте ее не интересовал. Ей хотелось узнать больше об этом мальчике. – Как тебя зовут, великий и ужасный Кольт? Микки? Бени? Дэни?
- Серафим, - ответил парень и попытался опять вернуть тему. - Ну, главное наверху не военная база, с охраной над душой.
- Серафимушка, - повторила Вала, хихикнув. – Ну и как ты оказался здесь, мистер Серафим Кольт?
- Ааа.... - протянул он и решил поправить девушку, притворяться Кольтом он не планировал. - Я Серафим Эстель.
- Эстель? – переспросила Вала удивленно. – Марка косметики такая есть. Так это твое второе имя?
- Это моя фамилия.
- Э, а как же Кольт? – искренне недоумевала она.
- Э, а я не знаю, он не здесь, - искренне ответил он.
- Как не здесь?! – вскинулась Вала возмущенно. – А где Кольт?
- В камере, наверное... - ответил Серафим как само собой разумеющееся. - А вы не очень умная, - добавил он после секунды раздумья.
- У-у-у, - разочарованно протянула Вала, возведя глаза к потолку. Комментарий о ее уровне интеллекта был пропущен мимо ушей. – А я-то думала… ну раз ты не Кольт, тогда я… Стоп! – она вдруг зорко посмотрела на Сима. – Если ты не Кольт, тогда что ты тут делаешь? Слишком молодой ты для сотрудника.
- А вы слишком… фривольная для местной, - парировал парень, кажется, он немного привык к её компании, хотя все равно заметно нервничал. – Но я же молчу.
- А я и не местная! – прямо заявила Вала. – Я бы тебе сказала, да ты все равно не поверишь. И вообще, не уходи от ответа, откуда ты такой нарисовался?
От неминуемого допроса Серафима спасло очередное появление Кэролин Лэм. Та хмуро посмотрела на Валу и спросила:
- Ты еще здесь?
- Да, а что? – удивилась Вала. – Нельзя?
- Можно, если ты чем-то больна. Если нет – могу организовать, - мрачно предложила Кэролин.
- У тебя нет чувства юмора, Кэр, - назидательно сказала Вала. – Может, объяснишь хоть, зачем ты держишь этого прелестного наивного юношу здесь? За что ему такое наказание?
- Уходи, - буркнула Кэролин. – И без тебя забот хватает.
Вала посмотрела на нее хитрым прищуром, словно прикидывая, выбесить ли ей Кэролин, или Серафима с Митчеллом вполне хватит. Наконец она решила, что все же хватит.
- Ладно, - сказала она, аккуратно «отклеиваясь» от дивана из пеномассы. – Раз мне здесь не рады, пойду туда, где будут рады!
- На том свете, - пробурчала Кэролин, отворачиваясь.
- Что-что? – переспросила Вала, хотя она все прекрасно слышала.
- Ничего! На выход, быстро! – скомандовала Кэролин.
Насмешливо поклонившись, Вала вышла, бросив напоследок:
- Еще увидимся, парнишка!
Когда она ушла, Кэролин все еще кипела от гнева.
- Идиотка! – сказала она. – От безделья совсем не знает, чем заняться, вот крыша и едет.
- Это... заметно, - согласился Серафим, а сам начал думать, как использовать это по всем статьям слабое звено для своей пользы.
Помолчав некоторое время, парень обратился к Кэролин:
- Извините, когда я могу покинуть эту базу?
- Не мне решать, - Лэм передернула плечами, не отвлекаясь от своего планшета. – Захочешь есть – скажешь.
- Я не хочу есть, - ответил он. - Я хочу свалить отсюда. Что помешает мне воспользоваться лифтом, чтобы сбежать?
- Например, то, что бежать некуда, - равнодушно ответила Кэролин. – Куда ты пойдешь?
- Куда-нибудь, - Эстель пожал плечами и уставился в пол. - Мне не привыкать. Может, угоню челнок и к пиратам или ещё куда.
Кэролин хмыкнула и ушла. Она явно не воспринимала всерьез слова Сима о каком-то там побеге.

0

20

Вернувшись к себе в комнату, Марк задумался о том, как причудливо повернулась его жизнь. Всего месяц назад он убивал ксеносов, еретиков и демонов, а сейчас живёт у эльдар и даже пальцем не тронул никого из них, как бы это ни было ересью. Гвардеец тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли, и решил немного размяться, так как делать всё равно нечего. Проделав стандартный комплекс упражнений, который включал в себя отжимания, приседания и бой с тенью, Марк уселся на стул и снова задумался, но теперь о Лэндри и его подопечных. Штурмовик всё никак не мог понять, о каком Асваде они говорили, какие-то дочери Императора и ещё много, очень много ереси. Так ничего и не надумав, он решил поразибрать-пособирать хеллган.
Возвращающиеся на свою базу ЗВшники думали о том же самом. Дэниела они ждать не стали – тот ушел куда-то с эльдаркой и может потом сам найти дорогу назад, не маленький уже.
- Наверное, с его точки зрения – мы много всякого бреда наговорили, - сказал Джонас, имея в виду имперского гвардейца. – Конечно, если он не прикидывается и вправду не знает про Асвада и дочерей Императора.
- Думаю, он не прикидывается, - серьезно ответил Лэндри. – И речь, я полагаю, идет об альтернативной реальности, в которой Империум... хм… имел весьма другое историческое развитие.
- Но если там не было Асвада, как вообще мог появиться Империум? – задал логичный вопрос О’Нилл.
Все задумались. Джек действительно задал хороший вопрос (что весьма неожиданно), ведь они все помнили, что будущий Император пришел в их мир следом за Асвадом, и оба они поставили себе на службу зоалордов, а потом – всю галактику. Можно было, конечно, предположить, что Алканфель пришел один, но тогда что-то тут не складывалось.
- Он сказал, у Императора никогда не было дочерей, - задумчиво произнесла Саманта. – Жаль, что мы не догадались попросить назвать всех его сыновей.
- И что бы нам это дало? – спросил Джек. – И так очевидны расхождения в его истории и в нашей. Так что если он говорит правду… наверное, прав генерал Лэндри – этот человек попал сюда из альтернативной реальности.
- Но как он смог сделать это без Квантового Зеркала? – удивилась Саманта.
- Фиг его знает. Но если он смог попасть сюда из своего Империума – теоретически, где-то в альтернативной реальности существует и… наш, - ответил О’Нилл.
Это заявление породило неловкую паузу. А ну как встанет вопрос о возвращении в Империум Асвада?... У многих из команды Лэндри остались там друзья и родственники, и поначалу все очень горевали о том, что перенеслись в какой-то другой мир. Однако теперь, когда все более-менее устаканилось, мысль о возвращении «к Асваду под крылышко» вызывала у О’Нилла отвращение. Он сам уже был не уверен в том, что хотел бы вернуться домой.
- Давайте пока не будем о «нашем» Империуме, - предложил генерал Лэндри. – Надо подумать, как отправить этого имперца в его реальность, пока о нем не узнал Гарсия.
Они все замолчали на некоторое время, потому что проходили мимо поста охраны. А вообще, им еще о многом предстояло подумать.

*       *       *

Тем временем Дэниел Джексон, покинувший зал вместе с Йанной, даже не догадывался о том, что Джек и компания уже начали «противостояние посланцу Асвада», к которому каждый из них морально готовился все утро и даже часть минувшей ночи. Дэниел все еще находился под впечатлением от странного эльдарского ритуала и решил поинтересоваться:
- Йанна, могу я задать вопрос?... Что происходит с душами эльдар, которые заключены в Камнях? Они остаются там навсегда?
Йанна слегка улыбнулась, пропуская в раскрывшуюся в коридоре дверь Даниэля.
- Да, все верно. Душа эльдара, связанного с камнем, навсегда остается в нем, но может "гулять" по конструкциям из психокости. Так душа может "управлять" телом искусственного воина.
Они вошли в небольшой кабинет-комнату. В ней стояли два кресла, одно из которых заняла Йанна, а на второе указала человеку.
- Присаживайтесь, Даниэль Джексон.
Дэниел осторожно присел на краешке, заметно нервничая.
- Я к вашим услугам, госпожа Йанна, - сказал он, копируя манеру генерала Лэндри.
- Уважаемый Даниэль, у меня есть к вам личная просьба. Я знаю, что ваш отряд долгое время обследовал сеть Звездных Врат в нашей галактике, - Йанна слегка откинулась в кресле, потирая кончиками пальцев виски. - Я хотела бы узнать от вас, могло ли случиться такое, что ваш отряд посетил планету Эльдар, пока велись поисково-исследовательские операции.
Дэниел занервничал. Сейчас Йанна будет спрашивать об их последней миссии, а они все дружно решили молчать о том, что произошло на Ханикомбе, придерживаясь лишь легенды, которую придумали генералы Хаммонд и Лэндри.
- Ну… э… - замялся он. – Не хочу огорчать вас, Йанна, но, к сожалению, эльдар мы не нашли. И были в основном на гоа’улдских планетах, да и те можно пересчитать по пальцам. Гарсия и Вейланд не доверяют нам ничего серьезного. Вы хотите найти ваших… собратьев?
- Нет, Даниэль, вы не поняли. Я имела в виду ваши экспедиции еще в той, старой вселенной. Еще до контакта со мной и Тальдирой. Вы могли бы припомнить, были ли случаи, когда вы могли бы оказаться на одной из планет Эльдар?
- Старой вселенной? – переспросил Дэниел, упустив конец фразы эльдарки. – Какой еще старой вселенной?... Вы имеете в виду альтернативный Империум?
Йанна недоуменно посмотрела на него. Потом, будто прикинув что-то, она слегка кивнула.
- Да, назовем это так, альтернативный Империум.
Дэниел только развел руками.
- Мы не так уж много путешествовали во время правления Императора, - сказал он. – Последняя планета, которую мы посетили, была Эшкалон-1. Но это гоа’улдский космос, и эльдар там не было. А раньше мы просто не знали о вас и… сами понимаете, могли не знать, что попали именно на вашу планету. Мне очень жаль, если я не оправдал ваших ожиданий.
Дэниел, в отличие от МакКея, предпочитал сразу признаться в том, что чего-то не знает или что-то не умеет. МакКей же панически боялся, что его уличат в недостаточно высоком интеллекте, потому говорил что угодно, лишь бы создать видимость полной осведомленности.
Йанна угрюмо постучала пальцами по подлокотнику кресла. Приняв позу легкого сожаления, она задумчиво стала поглаживать уголки губ.
- Ясно, - резко прервалась она. - У меня есть еще вопрос. Если я укажу сектор космического пространства, сможете ли вы подобрать для него комбинацию для Врат?
- Ну… - задумался Дэниел. – Я вот так с ходу вряд ли смогу, но наш компьютер, отвечающий за составление адресов, сможет. Конечно, если сектор космоса прежде был обследован, на просчет адреса потребуется время… Сколько – даже примерно сказать не могу. Но все же, Йанна, - Дэниела раздирало любопытство. – Что вы хотите сделать?
- Я объясню вам, Даниэль. Видете ли, мы смогли выяснить, что в этом времени еще нет тунеля Паутины, пригодного для проникновения с Земли. И мы хотим попасть туда, куда нам надо, через Звездные Врата.
- Я понимаю, - пожал плечами Дэниел. – Это понятное желание. Но откуда вы знаете, куда хотите попасть?...
Йанна улыбнулась непониманию Даниэля. Ведь все было так очевидно.
- Мы знаем, куда хотим попасть, потому что мы оттуда родом, - с улыбкой сказала она. - Я знаю, где располагается наша родина, я знаю расположение созвездий относительно нее, но не могу заставить работать Врата, потому что не умею с ними работать. Не было такой необходимости. А вот теперь есть.
- Э-э… уныло протянул Дэниел.
С одной стороны, он не видел причин отказать Йанне в просьбе, но с другой – это ж придется связываться с Гарсией и Бишопом, которые тщательно контролировали каждое открытие Врат. Не хватало еще влететь в очередную передрягу – особенно теперь, когда их жизни висят на волоске.
- А сколько эльдар и техники вы хотите взять с собой? – спросил Дэниел, решив «плясать» от количества.
Йанна посмотрела на него, слегка прощупав-таки сознание Даниэля. И поняла, что он не понимает ее. Вздохнув, она встала с кресла.
- Пойдемте, я вам кое-что покажу.
Они вышли из комнаты и прошли по коридору. В конце была дверь, довольно сильно отличающаяся от остальных, как будто была усиленно защищенная. Йанна открыла ее, и перед Даниэлем предстал небольшой зал, в центре которого стояло Кольцо.
Оно, конечно, отличалось от обычного кольца Звездных Врат, напоминая скорее типичные для эльдар варп-врата, но все-таки это было именно Кольцо. Украшенное камнями, оно было в целом более округлым и другого цвета, но внутренняя вращающаяся часть была точно такой же, как обычно.
- Мне нужно заставить работать эти Врата, а не уговаривать местных чинуш пустить нас к своим.
У Дэниела перехватило дыхание. Он нерешительно перешагнул порог зала и стал медленно обходить изящное кольцо по кругу.
- Невероятно! – выдохнул он. – Вы построили собственные Звездные Врата! Но… как?!
- Да, это было непростое мероприятие, - без утайки ответила Йанна. - Мое поколение никогда не строило Звездные Врата, только Врата в Паутину, как и многие поколения до меня. Нам пришлось делать все практически заново, с нуля, если бы не один факт, который нам помог - принцип работы Варп-врат и Звездных Врат несколько схож, что облегчило нам задачу. Однако мы не можем наугад открывать Врата куда попало. Нам нужна помощь знающего человека. Ваша помощь, Даниэль.
- Но… - Дэниел был не в силах оторвать взгляд от металлического кольца, тускло поблескивающего в свете невидимых светильников. – Как оно работает? Я не вижу нигде наборного устройства.
Внезапно темноту прорезал пронзительный писк. Вздрогнув, Дэниел активировал крохотный передатчик, закрепленный на тыльной стороне левой ладони. Поднеся ладонь ко рту, он робко спросил:
- Э… да?
- Дэниел! – раздался у него в ухе раздраженный голос О’Нилла. – Долго ты там еще гулять собираешься? Давай тащи свою задницу назад, надо кое-что обсудить.
- Но… Джек, я тут… тут такое дело... – замялся Дэниел.
- У нас тоже дело, - отрезал О’Нилл. – И нужна твоя помощь. Срочно, - и отключился.
Дэниел вздохнул. Окинул еще раз удивленным взглядом эльдарские Звездные Врата и обратился к Йанне:
- Мне очень жаль, но начальство вызывает на базу, - грустно сообщил он. – Что-то у них опять случилось.
Пообещав Йанне непременно вернуться (возможно, даже этим вечером), Дэниел скомкано попрощался и опрометью бросился «домой».

0

21

- Могу я пока погулять по базе? - вдруг нарушил тишину Серафим, сидеть на одном месте ему не хотелось, к тому же надо было узнать коды доступа к лифту, чего в медпункте сделать было затруднительно. – Обещаю ни во что не влезать.
- Конечно же нельзя, - ответила Кэролин снисходительно. – Вот что, молодой человек, раз вам заняться нечем – идите сюда и сделайте полезное дело. Нужно пронумеровать все эти колбы в соответствии с вот этим списком. Скучать не будете.
- Ну хоть что-то знакомое, - заметил Серафим, вставая с места и принявшись за работу, при этом он внимательно изучал содержимое колб на возможность нахождения чего-нибудь полезного. – Хмм… похоже, тут есть сильнодействующие медикаменты, некоторые из них даже запрещены для использования вне военных структур.
Последние слова были произнесены как мысли вслух, не больше, он не зацикливался на этом, тем не менее, знакомая работа заставила его немного разговориться, молча работа дольше намного бы шла.
- Знаете, в нашей колонии была одна женщина, - начал он. – Ведущий исследователь в химической лаборатории, лучшая подруга матери, я часто у неё был, помогал с посудой и каталогизацией. Естественно, к опасным веществам она меня не подпускала, но я точно знал, что она занималась исследованиями и для военных нужд, вообще, если подумать, практически все лаборатории занимаются подобными исследованиями. Мне это даже казалось нормальным.
- Ну и что? – спросила Кэролин, застилая кушетку и не вполне понимая, куда клонит Серафим.
- Ничего, просто пытаюсь разговор поддержать, - вздохнул парень шепотом, про себя произнес: - Такое ощущение, что все современные люди стали бесчувственными дровами.
Кэролин решительно не понимала, о чем ей говорить с этим подростком, поэтому она просто передернула плечами и куда-то ушла.
Разбирая колбы, Серафим обнаружил на одном столе скальпель. Посчитав, что ему пригодится холодное оружие, он быстро спрятал его в рукав так, чтобы камера не увидела (он примерно знал, где она расположена, так как недавно взламывал их). Оставалось придумать, как раздобыть коды доступа к лифту. К сожалению, выйти из помещения он не мог, да и связаться с Кольтом тоже, он наверняка канал заблокировал, чтобы его больше никто не нашел. Вырываться силой смысла не было, как и исчезать внезапно, но сидеть просто так он не планировал.
Закончив с колбами, парень опять взялся за планшет в надежде найти что-нибудь полезное в местной сети, в идеале найти коды доступа к лифту, но если бы это было так легко, то Кольт бы и сам это сделал.
- Минутку, – Серафима осенило. – Что, если попробовать так…
И парень принялся искать доступ к личным данным этой докторши в надежде получить доступ ко всем ресурсам базы от её имени (ну как минимум попытаться через неё получить необходимые коды).
- Опять в игрушки играешь, - фыркнула Кэролин, заходя в приемный покой. – О, уже закончил, молодец! – воодушевилась она, увидев, что этикетки на колбы успешно расклеены. – Что бы тебе еще такого поручить… - пробормотала она, бегло просматривая работу Серафима на наличие косяков.
Не найдя ничего, она стала переносить колбы по две-три штуки в соседнюю кладовку. Серафим скучающим взглядом наблюдал за ее перемещениями, и тут его взгляд упал маленькую стойку регистрации, ныне пустующую. С того ракурса, как сидел парень, был виден кусочек рабочего стола, на котором лежала небрежно брошенная Кэролин магнитная карта, похожая на ту, что использовали местные обитатели для открытия дверей. Наверно,  Кэролин по привычке бросила ее сюда, когда вернулась откуда-то.
Пока его «тюремщица» была отвлечена, парень спокойно встал и стал прогуливаться по помещению, будто с интересом его осматривая, и через некоторое время ловким движением руки тихо вытащил магнитную карту и вернулся на место.
- Все же немного скучновато тут, - сказал он, доставая планшет. – Может, в вашем интернете что-то есть?
В интернете он ничего искать не стал, у него была другая задача, связаться с Кольтом. Но так как выйти из комнаты он не мог и, соответственно, найти терминал, с которого он должен был связаться с ним, Серафим решил подключиться к терминалу удаленно, а потом через него выйти на Кольта. По крайней мере, он надеялся, что этот шпион сможет обнаружить его деятельность в сети.
Время шло, и разведчик уже принялся за накладывание сетки компьютеров на схемы, которые он уже получил с сети. Взлом пошел в другую сторону, Кольт начал формирования трехмерной модели базы по известным ему данным. Одна из ошибок охраны была в том, что его вели в камеру с открытыми глазами, и он хорошо помнил путь, поэтому сейчас он уже более отчетливо понимал, как можно отсюда выбраться, но проблемой все равно были верхние уровни, чертежей или пожарных планов которых он не имел.
Попытка удаленного подключения к терминалу вызвала небольшое беспокойство у парня, но он сразу с ним совладал, MAC-адреса (универсальный идентификатор железа) не были похожи на адреса замеченной им внутренней сети, а также компьютеры администраторов. Поэтому Кольт пропустил подключение к гостевой записи, предупредительно ограничив ее по максимуму. Он ожидал, что дальше сделает тот, кто подключился к терминалу, в любом случае внутренняя система сообщений внутри терминала между пользователями была активна, и даже гость мог писать.
Серафим улыбнулся, он все-таки смог достигнуть своей цели, хотя многие возможности и были недоступны, но подобное было предсказуемо.
Шестикрылый ангел: «Меня держат в лазарете, но я смог достать магнитную карту у главврача. Что делать дальше?»
Ответ пришел без всяких подписок:
- Сейчас детализирую план и постараюсь тебя забрать.
Кольту нужно было начинать действовать, Легион появится нескоро, но чуть ранее придут запросы об уточнении его личности, и тогда все станет очень печальным.
Кольт выудил из-под покрывала КПК и снял с него заднюю крышку. Батарея не выпадет, но, работая ловкими руками, он начал затачивать край пластиковой крышки о металлическую кровать.
Серафим тем временем подумывал, что делать дальше, пока Кольт был занят. Кэролин ходила где-то рядом, и было бы неплохо её обезвредить к тому моменту, когда нужно будет сваливать. Использование скальпеля сразу отпадало, убивать парень никого не собирался, по крайней мере, пока его не пытаются убить, но вот найти хлороформ или диэтиловый эфир было бы полезно. К сожалению, прошлые поиски анестетиков не увенчались успехом.
- Слушайте, док! – вдруг решил спросить он. – У военных и правда такая бедная медсанчасть, что даже анестетиков нет, даже банального хлороформа? Когда колбы распределял, обратил внимание на отсутствие многих нужных препаратов.
- Конечно же здесь есть все необходимое, - нахмурившись, ответила Кэролин, которой не хотелось сознаваться в том, что многих медикаментов действительно не хватает из-за жадности Гарсии. – Но хранится все там, где всякие наркоманы не смогут до них добраться.
- Наркоманы? – кажется, Серафим даже немного удивился, но особого виду не подал. – Не думал, что у вас тут такие могут быть.
Потом парень ненадолго задумался, будто в голове паззл не сразу сросся.
- Диэтиловый эфир можно использовать как наркотик? – спросил было он, но тут же потерял интерес к теме, в любом случае доступа к этим веществам у него сейчас нет. – А, пофиг, все равно таких медикаментов, какие были в медицинском отделении нашей колонии, у вас нет и не будет.
Парень опять уткнулся в светящийся экран планшета и, положив на него палец, «завис», то ли он просто не знал, что делать дальше, то ли просто в голову пришла какая-то бредовая идея. Бредовая главным образом из-за того, что трудновыполнимая, в любом случае парню надо как-то убить время, пока Кольт не даст о себе знать.
- Док, а на этой базе можно узнать, что находится на определенных координатах космоса?
- Ну наверное, - небрежно бросила Кэролин, возвращаясь к своим занятиям. Странные фразочки Серафима и вопросы о медикаментах ее мало взволновали, она поняла уже, что парень слегка «не в себе». – Может, вы голодны? – вдруг поинтересовалась она, подумав, что странное поведение Серафима может быть вызвано ранним подъемом, ранним завтраком и наступлением послеобеденного времени.
- Вы ведь сейчас подумали, что я спятил, да? – лицо парня стало похоже на стандартный покерфейс, настолько серьезное и пустое выражение сейчас на нем было.
Парень лишь помотал головой и грустно вздохнул, этой женщине явно не понять, через что он прошел, и отчего-то даже объяснять не хотелось. В конце концов, это его, считай, первый нормальный разговор за четыре года, последний раз он расслабленно разговаривал за несколько минут до взрыва колонии.
- Все люди тут, за пределами колонии, как машины, - пожаловался вдруг он. – Даже поговорить нормально не могут. Что их интересует? На что они надеются? Чем они живут? Не думаю, что они хотя бы на эти вопросы ответят. Я всего несколько часов в этом мире, а уже хочу, чтобы случился конец света. Нельзя так жить.
После чего парень демонстративно лег на кровать и заснул, по крайней мере, сделал вид. Он был раздражен и не хотел, чтобы его беспокоили, кроме его планшета.
Кэролин только пожала плечами, буркнула: «Приятных сновидений» и куда-то отошла. У нее был свой взгляд на этот мир, и про себя она решила, что знает о жестокости бытия побольше, чем Серафим. Откуда ж Симу было знать, что она – путешественница во времени? Точно также она не знала никаких подробностей жизни Сима. Словом, две закрывшиеся в себе личности встретились на одном пути и просто прошли мимо друг друга.

0

22

Когда почти пришло время визита к людям, Марк взял свой хеллган, по привычке проверив заряд, расставаться со своим оружием он не собирался, так что был готов всеми правдами и неправдами пронести оружие с собой. Приготовившись, гвардеец стал настраивать себя на разговор с Лэндри который непременно состоится.
Около четырех часов дня в куполе появился Дэниел Джексон – Марк видел его в компании людей, приходивших утром. Почему за Марком послали именно его – было очевидно. Дэниел был самым спокойным и рассудительным из всей ЗВ-компании, тем более что почему-то только у него складывались нормальные отношения с инопланетными существами и прочими ксеносами. Да, именно в ксеносы они условно записали храброго воина Империума…
Когда Дэниел вернулся на базу и принялся тараторить что-то про эльдарские Звездные Врата, О’Нилл решительно прервал его и сказал, что отряду ЗВ-1 нужно срочно посовещаться. Они провели полтора часа в кабинете генерала Лэндри, что-то обсуждая и прикидывая, и в итоге сошлись во мнении, что сейчас первоочередная задача – Гарсия. А потом уже имперец. Но чтобы первый не попался на глаза второму, с Марком решили все же разобраться раньше, поэтому всем остальным ЗВшникам было сообщено, что «ничего прошлой ночью не произошло», и лишь отряд Митчелла удостоился чести присутствовать на встрече с Марком.
Увидев имперца, который значительно выделялся среди эльдар, Дэниел решительно направился к нему.
- Э-э… здрасьте, - сказал он, нервно перебирая пальцы. – Спасибо, что пришли.
Кивнув, Марк оценивающе посмотрел на человека и пришёл к неутешительным выводам: снова молодой неопытный юнец, который не побывал в нормальном бою с силами Хаоса и ксеносов. Имперского офицера это как-то коробило. Если точнее, то, что их предки дружили с ксеносами и не видели настоящей войны. Конечно, он мог и ошибаться, но первое впечатление было именно такое. Решив прервать паузу, гвардеец сказал:
- Не за что,  когда отправляемся?
Дэниел, наверное, обиделся бы, если б узнал, что его, ЗВшника с десятилетним стажем, сравнили с малолетним недоумком, но, к счастью, он об этом не знал. Правда. Марк удивился бы не меньше, узнай он о похождениях Дэниела Джексона на других планетах. Про себя же Дэниел подумал, что судьба подсунула им очередную свинью в лице этого товарища из Империума. Словом, эти двое были друг о друге невысокого мнения.
- Прямо сейчас, - ответил Дэниел, стараясь не смотреть на странную маску-шлем, закрывающую лицо имперца. – Генерал Лэндри оформил на вас гостевой пропуск. Кстати, могу я спросить? Вы постоянно носите вашу каску? К чему эта конспирация?
Марк посмотрел на Дэниэла и короткими рублеными фразами ответил:
-Энергия Варпа. Не могу снять, - и умолк, явно считая, что дал исчерпывающий ответ.
Однако  солдатская интуиция, которая вырабатывается у всех солдат, подсказывала ему, что скоро будет что-то похожее на визит к начальству, когда оно не в духе. Проверив ещё раз свой хелган  и нож, произнёс:
- Я готов. Идём.
Дэниел только пожал плечами и буркнул:
- Что ж, понятно. Варп так варп.
Про варп он слышал несколько раз от эльдар, но что это за хрень такая – так до конца и не понял. Про себя он решил, что это подозрительно, раз имперец не хочет показывать лицо. Еще один повод записать его в сообщники Асвада. Тот тоже заперся на своем черном корабле и носа оттуда не показывал.
Они вышли из купольного поселения эльдар и направились через серую пустошь к маленькому павильону, в котором находился вход в подземную базу. У Дэниела в голове крутилось множество вопросов, но он знал, что их будет задавать генерал Лэндри на этой неофициальной встрече. Самым сложным было провести Марка через охрану, но генерал Лэндри придумал простой способ – выписать на него гостевой пропуск и представить как прораба из «куполов». Корпоративные служащие понятия не имели об эльдарах, знали только, что в купольном городке живут какие-то непонятные личности, постоянно что-то строят и ни с кем не разговаривают. Идеальное прикрытие.
Охранник, выдающий пропускные карты, подозрительно взглянул на имперца и потребовал:
- Покажите ваше лицо.
- Э-э… замялся Дэниел. – Этот костюм герметичен, это специальный рабочий комбинезон, который… - но его никто не слушал.
Двое охранников, сидевшие на «ресепшене», с любопытством уставились на человека, который был полностью скрыт под странного вида подгоревшей броней. Они, конечно, знали, что в купольном поселке всякое может быть, но их долг обязывал проверить каждого, кто приходит на базу. Генерал Лэндри рассчитывал, что если Марка приведет Дэниел, никаких проблем не возникнет, потому что сотрудник базы является гарантией того, что он привел «своего» и в ответе за его личность. Но все оказалось не так просто.
Поняв, что происходят незапланированные проблемы, Марк некоторое время ещё стоял и усмехался за своей маской, его это всё откровенно забавляло. Однако решив, что надо действовать, гвардеец наклонился к Дэниелу и спросил, стараясь говорить как можно  тише:
- Я могу попробовать снять маску, однако стоит ли это делать? - а сам стал читать про себя молитву:
«Хоть тело мое искалечено,
Хоть кровь истекает моя.
Хоть часы мои были отмерены,
Император Предвечный ожидает меня,
О, объятья его святого свечения,
В них готов я остаться навеки,
Даже если мучения мои не окончатся».

- Не стоит, - ответил Дэниел Марку. – Странно, генерал Лэндри не предупредил меня о таких… сложностях. – Господа, - обратился он к секьюрити. – Вот вам расписка от ген… то есть, лейтенант-полковника Лэндри, этот человек может пройти на базу под его ответственность?
Охранники задумались. С одной стороны, если Лэндри брал на себя ответственность – с них обоих будут взятки гладки, но с другой – чего этот тип вообще скрывает лицо? Ему есть что скрывать?
- А что, так сложно снять вашу рабочую каску? – спросил один из них.
- Сложно, - вмешался Дэниел. – Этот человек получил серьезную травму на стройке, ему нужна помощь доктора Беккета, поэтому ген… лейтенант-полковник Лэндри позволил ему воспользоваться нашим медблоком,-  протараторил он наспех выдуманную легенду. – Дело срочное.
- А-а… - протянули охранники, и на их плоских лицах медленно проявилось понимание. – Ну если расписка… Ладно, проходите.
Дэниел, внутренне похвалив себя за находчивость, чуть ли не опрометью бросился вглубь полукруглого тоннеля, откуда веяло подземным холодом. Охранники сунули расписку куда-то в общую кипу бумаг и продолжили играть в какую-то стрелялку на планшетах.
Марк даже потерял дар речи от такого поведения охранников, у них в полку даже при расписке вышестоящих чинов чуть ли не раздевали человека, чтобы проверить, а вдруг это переодевшийся хитрый еретик, а тут.... От мыслей гвардейца отвлёк Дэниел, что побежал в тоннель, Марк, собравшись, рванул следом за своим проводником, стараясь постоянно держать его в поле зрения, так как если тот исчезнет, то имперец будет ещё очень и очень долго бродить по этой базе.
В конце тоннеля был широкий грузовой лифт не очень привлекательного вида. Кабина открыта, внутри мрачно и темновато. Пробормотав что-то про замену лампочки, Дэниел вошел внутрь и позвал Марка за собой. Он нажал какую-то кнопку на панели сбоку, и лифт начал медленно, с неприятным скрежетом спускаться вниз, в неведомые глубины военной базы людей. Марк никогда не видел таких конструкций, и все это было для него в диковинку.
- Да, довольно старое оборудование, - словно прочитав его мысли, сказал Дэниел. – Все никак не могут заменить…
Они спускались все глубже и глубже, и вот наконец кабина скрежетнула последний раз и остановилась. Створки разъехались верх и вниз, открыв перед Марком длинный и узкий, как стрела, коридор. Стены его были обиты серым пластиком, серебристые двери по обеим сторонам вели в какие-то офисы или, возможно, склады, кое-где на стенах висели доски объявлений… В целом подземная база на первый взгляд производила впечатление необитаемого бизнес-центра – впрочем, Марк все равно никогда не видел бизнес-центров и не знал, с чем сравнить. Коридор был пуст, лишь где-то неподалеку слышались оживленные голоса.
- Ну пошли, - сказал Дэниел. – Приехали.
Гвардеец не без опасения зашёл в старый лифт, но, когда дверь лифта за Марком закрылась, а сам лифт со скрипом поехал вниз,  у имперца была  одна-единственная мысль: «Замуровали, замуровали, демоны», однако затем пришла другая:
«Духи Машины,
В неисповедимой милости и мудрости вашей
Даруйте оружию прочность.
Дабы мне послужило оно,
Дабы я вам послужил.
С верой и вечным почтением».

После остановки этого чудовищного агрегата, Марк ещё долго благодарил духов машины, что не сломались посередине пути. Повернув к Дэниелу голову, штурмовик  сказал ему:
- Вам надо СРОЧНО поменять лифт!
Дэниел растолковал это по-своему и лишь неопределенно махнул рукой:
- Да все об этом знают, но как-то не торопятся. Типичное такое американское раздолбайство: пока сам не сломается, никто не заменит.
Марк понятия не имел о том, что такое американцы, да и сленг Дэниел использовал весьма специфичный, так что эти двое понимали друг друга через слово. И хоть Тзинч даровал Марку возможность понимать и общаться на местном языке, трудности общения, обусловленные разницей в эпохах, давали о себе знать.
Как только Марк услышал о каком-то «американском» раздолбайстве, он праведно возмутился, как ветеран, который понимает, что даже от таких мелочей может зависеть победа. Однако, несмотря на своё возмущение, открыто говорить Марк не решился, только прошептал  себе под нос:
- Кишки Императора, допрыгаются рано или поздно со своим недолифтом.
Дэниел пошел вперед по узкому коридору, только один раз чуть-чуть задержавшись у доски объявлений. Марк так и не узнал, что он там увидел, но Дэниел отчего-то хмыкнул и, никак не прокомментировав это, продолжил свой путь. За поворотом начинался другой коридор, в два раза шире предыдущего и с гораздо меньшим количеством дверей. Однако Дэниел не пошел дальше, недоуменно остановившись и оглядывая пустое пространство.
- Странно, - пробормотал он. – Чего-то не хватает…
И он сразу же сообразил, чего именно: в этом коридоре находилась камера, куда временно засунули задержанного Кольта, и перед дверью явно недоставало охранника. Впрочем, зная местное раздолбайство, можно было бы предположить, что тот отошел в туалет или покурить, но Дэниел, наученный горьким опытом погони за Кольтом на Ханикомбе, испытал нехорошее предчувствие.
- Вот черт! – выругался он, увидев, что дверь в камеру слегка приоткрыта. – Только не это!
Как назло, именно в вечер прилета Гарсии.

0

23

Кольт мог отказаться от своего плана, ведь сейчас он мог рассчитывать только на себя, да и этот шестикрылый мог быть обычной подставой. Парень проверил на глаз качество заточки крышки и принялся формировать острый угол. О металл пластик точился, но очень нехотя. Да и такого инструмента хватит максимум на десяток выпадов, но выбирать не приходилось. Пока работали руки разведчика, мозг тоже не отдыхал. Кольт немного изменил настройки передатчиков  нескольких терминалов под импульсный режим. Раз в секунду они захватывали из сети данные с камер и формировали для парня базу из изображений. Так он мог более свободно вести себя на базе и просчитывать свои движения. Это не Ханикомба, здесь ему нужно просто добраться до поверхности, любой ценой. Если он дотянется до внешней сети, ему пришлют поддержку и вытянут его. Хотя на Земле корпорации открыто не враждовали, но Кольт нес информацию, очень важную, которая может изменить расстановку сил.
Еще минут двадцать ушло на разного рода синхронизации и проверки его скриптов. И только после того как базовые приготовления были завершены, Кольт начал действовать. Остатки простыни, которую он порвал себе на повязку на ребра, он поделил на четыре ленты и перемотал себе руки и ноги, как это обычно делают бойцы на ринге.
Ну пошли. Кольт подошел почти на носочках к двери и постучал, сразу добавляя, намеренно кося голосом под детский:
- Дяденька, а вы можете мне включить игрушку, - Энтони в левой руке поднял КПК до уровня смотровой щели в дверях, а в правой сжал крышку, готовясь всадить ее заточенный край в горло охранника.
Охранник изумленно обернулся на дверь, несколько секунд до него доходило, что у заключенного не должно быть с собой никаких электронных устройств, а потом сообразил, что нужно «игрушку» срочно отобрать.
- Ты где это взял?! – строго спросил охранник, приподнимая пластиковый экран на окошке в двери.
- Мне его дали, чтоб не скучно было здесь сидеть, - расплылся в улыбке Кольт, - но игрушку не могу включить, может, вы знаете, как это сделать?
Охрана должна отнимать такие вещи у заключенных, особенно в эру развития компьютерных технологий. Кольту главное, чтобы открыли дверь. Даже если будет два охранника или три, это не спецназ, их можно уложить.
Охранник нахмурился, но дверь не открывал.
- Кто тебе дал это?
- Ну подумай логически. Меня раздели, обыскали, забрали все, дали форму... Короче, какой-то хмырь дал после того как я вышел из душа. Я ваших только нескольких видел, как звать не спрашивал.
Охраннику явно не хотелось разбираться, какой это придурок дал Кольту электронное устройство. Он знал только, что надо отобрать. Кольт услышал слабый писк электронного замка, а затем шорох открываемой двери.
- А ну отдай сюда! – с порога велел охранник, заходя внутрь камеры.
- Держи, - Кольт протянул на ладони левой руки КПК, делая шаг навстречу охраннику и уменьшая дистанцию для броска. И сразу без промедления ударил своим импровизированным ножом в горло охранника.
Это было довольно неожиданно, и охранник не успел даже поднять руку. Он инстинктивно отшатнулся назад, но кусок острого пластика врезался ему в горло с неприятным смачным хрустом, обрызгав Кольта ярко-алой кровью. Охранник захрипел, сполз на пол и, подергавшись в предсмертных конвульсиях, затих.
Кольт оскалился и сразу же затянул охранника внутрь камеры. Сначала он даже не вытянул свой импровизированный нож, чтобы крови было поменьше. Но как только охранник оказался в камере, он с силой рванул крышку, разрывая горло охранника. Нужно было его быстро добить и не запачкать кровью его форму. Энтони нарушил негласный кодекс тихого убийства часовых, но, с другой стороны, будь у него нормальная экипировка, все было бы проще.
Дальше все было скучно, по крайней мере, так думал разведчик. Снять одежду с охранника. Проверить ее на полезные вещи и экипироваться в нее.
Кольт был неглуп и понимал, что за ним наблюдают через камеры слежения, и о его выходке уже стало известно. С минуты на минуту сюда прибудут другие охранники или что похуже – боевые экзоскелеты. В карманах у охранника нашлась карточка-ключ и упаковка мятной жвачки, за поясом – табельный пистолет с самонаводящимся прицелом.
Разведчик радовался тому, что внутри камеры нет камер слежения, но то, что охранник зашел в камеру из коридора, точно попало на мониторы на пульте охраны. И как уже было привычно для парня, счет снова пошел на секунды. Сейчас охрана не знала, что Кольт видит то же, что и они, но это могут раскрыть. Дальше парень работал быстрее молнии. Все, что он достал из карманов охранника, он сразу засунул под импровизированный бинт на груди. Пояс охранника с пистолетом также быстро перекочевал на разведчика. Дальше смысла оставаться на месте не было, так же как и переодеваться в форму охранника, запачканную его кровью.
Кольт с низкого старта сорвался в коридор и быстро побежал по узким тоннелям базы. Нужно было быстро покинуть нижний уровень и вырваться на верхние, где было много гражданских. На ходу он сунул КПК под бинт на спине и проконтролировал, чтобы провод был надежно прижат. Разведданные нужно было обрабатывать в режиме реального времени. Также в свое место под бинтом на левом запястье спрятался его пластиковый импровизированный нож.
От возгласа Дэниела Марк дёрнулся, вскидывая оружие, но тут же опустил, никаких врагов в поле зрения не было. Однако, будучи ветераном многих сражений, Марк, ни на секунду не расслабляясь, спросил у своего проводника:
- Что, во Имя Императора, случилось?! - при этом штурмовик не забывал окидывать взглядом коридор и даже потолок, готовый в любой момент вскинуть оружие и начать стрельбу.
Дальше все произошло очень быстро: Дэниел увидел, как из двери молниеносно выскочил Кольт и юркнул в другую дверь. Поняв, что произошло что-то странное, Дэниел кинулся к камере и увидел распростертого на полу охранника с перерезанным горлом.
- О боже, - пробормотал он. – Дальше все хуже и хуже.
Он быстро глянул на Марка.
- Надо поймать того, кто только что выбежал отсюда! – сказал он. – Я должен это сделать. Если хочешь, можешь  присоединиться.
После секундного размышления Марк кивнул и принялся нашёптывать про себя литанию меткости: "Даруй мне взор орла, покой морского бриза, умиротворение святого, способность издалека убить врага." Конечно её следует читать во время прицеливания, но гвардеец на своём опыте знал, что зачастую не хватает времени на это.
Краем глаза Кольт увидел в коридоре знакомое лицо и еще одного незнакомца. Но останавливаться на задушевную беседу он точно не собирался.
«Быстро», - мелькнуло в голове парня, он думал, что охрана очень быстро отреагировала, но форма на этих не была похожа на охранников.
Кольт вытянул пару картинок с камер и сохранил себе в память, потом он все это переварит. А сейчас он бежал. И хоть глаза его были открытыми, перед ними на обычный взор накладывался план, который он вытянул из сети. Петляя по нижнему уровню и не встречая на своем движении преград, он приближался к лестнице на верхние уровни, а рядом был и лифт, что давало разведчику больше возможностей.
Дэниел и громыхающий броней Марк бросились в погоню, по пути колотя во все двери и созывая помощь. Однако Кольта они все же потеряли. Впрочем, и без них на базе уже узнали о побеге Кольта по камерам слежения, на которых было прекрасно видно, как заключенный покидает камеру. Теперь Энтони потерял все шансы прикинуться безобидным мальчиком, раскрыв таким образом все свои карты. Теперь ему остается только бежать. Дэниел же полагал, что далеко Кольт не убежит: база изолирована от окружающего мира, территория Неонополиса просматривается на много километров и окружена трехметровым забором, союзников у Кольта здесь нет (ну по крайней мере, Дэниел на это надеялся). Что может сделать один пацан против целой базы?... Однако пример Ханикомбы все же велел Дэниелу воспринимать этого противника всерьез. Кольт был слишком умен и имел прямо-таки сверхъестественные способности выпутываться из безвыходных ситуаций. И наверняка сейчас у него был какой-то план, который Дэниелу предстояло разгадать.
Кольт действительно не убежал далеко: чуть не сбив с ног безобидную секретаршу, он вылетел из-за угла и наткнулся на троих охранников, которые незамедлительно открыли огонь. Пришлось резко дать задний ход и спрятаться за углом, откуда он выбежал. Начались первые трудности.
«Как раз», - подвел итог Кольт, в буквальном смысле увернувшись от пуль охраны.
С камер он  узнал, что его ждут, и он даже выбрал место встречи, вот только показывать всем то, что он тоже видит передвижения охраны, было нельзя. И крутись - не крутись, а под пули нужно было лезть. Дальше думать было опасно, нужно было все делать мгновенно, быстро, чтобы охрана не опомнилась от встречи. И в данном случае Кольту как всегда не везло с женским полом, точнее наоборот. Замешкавшаяся секретарша мгновенно была ухвачена за волосы и выставлена перед собой как живой щит. Девушка незаурядной внешности и с изящной фигуркой сопротивлялась, но вырваться из рук разведчика было невозможно. Шаг, шаг, шаг, и девушка показалась из-за угла перед недоумевающими охранниками. Сразу за ней тенью скрывался Кольт, и только дуло пистолета у уха девушки говорило о его присутствии. Времени на размышления охране он, как всегда, не дал, и его пистолет первым огрызнулся, прицельно выпуская смертоносный металл в охранников.
Стрелять из-под «живого щита» было не очень удобно, и никто из охранников не пострадал. Зато девица завопила так истошно, будто стреляли именно в нее, оглушив Кольта своим пронзительным визгом. Она принялась яростно извиваться в приступе паники, царапать руки Кольта острыми коготками и отчаянно кусаться. Руку Кольта, которой он удерживал девицу, пронзило неслабой болью от многочисленных царапин и укусов, которые ему нанесла заложница.
Трепыхания девицы доставляло очень много проблем, и после третьего промаха Кольт был уже не на шутку зол. Промахи влияли на психику разведчиков больше, чем допросы и пытки.
Охранники явно ее знали, потому что не вели ответный огонь. И в любом другом случае умерли бы только охранники, а она бы осталась живой, но вот ее рывки стали для нее фатальными. Кольт, не сбавляя темпа, выстрелил девушке в голову и сразу же перевел ствол на ближайшего противника и выстрелил уже более прицельно. Теперь уже в руках диверсанта тело бухгалтерши стало обычным щитом. Пистолетная пуля тело человека даже если пробьет, то на выходе убойности иметь не будет.
Послышался сдавленный вскрик – Кольт кого-то ранил. Смертельно или нет – он не видел, поскольку приходилось отбиваться от усиленной атаки. Пускать Кольта дальше совершенно не хотели. И вдруг…
- Стойте! – раздался чей-то крик. – Немедленно прекратите стрелять! Кольт, тебя это тоже касается, между прочим!
Кольт опешил, возможно, это кто-то из того отряда, с которым он сюда прибыл, а может, просто еще один враг. Кольт прижался к стенке и наполовину выкатил обойму из пистолета, оценивая остаток патронов:
«Пять из двенадцати, а по матам еще осталось двое», - охранники тоже не стояли на месте и спрятались за выступами стен.  Но ситуацию нужно было решать.
- И почему я должен прекращать стрельбу, когда мне угрожает смерть? - на всю глотку заорал Кольт, попутно выхватывая картинки с камер и оценивая ситуацию вокруг.
Ему такая передышка сейчас была очень кстати. Он опустился на одно колено, держать труп девушки, пробитый уже десятком пуль, было неудобно, а выбиваться из сил сейчас было очень опасно. Ища этого случайного миротворца в поле зрения камер, Кольт еще раз сверил свой маршрут до поверхности и подкорректировал исходя из реалий ситуации.
Из-за угла осторожно выглянул Дэниел Джексон. Кольт помнил его по вчерашним событиям на Ханикомбе, а еще совсем недавно он мельком увидел, что Дэниел стал невольным свидетелем его побега.  Охранники попрятались по углам, выжидая, когда Кольт снова высунется.
- Уходите отсюда, кем бы вы ни были! – крикнул один из них. – Гражданским опасно здесь находиться.
- Я доктор Дэниел Джексон, - ответил Дэниел из-за угла. – Я здесь, чтобы поговорить с тем, кого вы сейчас пытаетесь убить. Уверяю вас, проблему можно решить миром.
Послышалась ругань охранников, в которой они четко давали понять, что ни о каком «мире» не может быть и речи, особенно с тем, кто только что застрелил ни в чем не повинную девушку и сейчас пытался с боем прорваться куда-то.
- Да хватит вам! – возмущенно крикнул Дэниел. – Кольт, ты меня слышишь? Помнишь меня? Давай поговорим!
- Эй, твоя броня надежно защищает от простых пуль? – спросил он шепотом у Марка, который пока оставался невидим ни для Кольта, ни для охранников. 
Услышав вопрос Дэниэла, Марк задумался, причём, задумался крепко. Через несколько секунд он наконец сказал:
- У нас от стабберов моя броня защищает довольно неплохо, но так как я не знаю характеристики вашего оружия, то сказать ничего не могу. К тому же, стоит учитывать возможность попадания в глаз... что не очень желательно, но если надо, пойду, - на всякий случай проверив своё оружие, Марк поднял глаза на Дэниэла. — Мне убить его или только обезвредить?
- Пока постой, - велел Дэниел. – Не будем спешить. Вдруг он сам пойдет на контакт.
Марк в ответ лишь презрительно хмыкнул и сказал:
- Не будь наивным, предатель раз — предатель всегда. А судьба предателя лишь одна — смерть. И лучше его убить как можно быстрее.
- Это не предатель, - терпеливо пояснил ситуацию Дэниел. – Это шпион другой корп… э-э… короче, врагов моего начальства. Но он крайне опасен, и если попытаться схватить его силой – может погибнуть много людей. Попробуем договориться миром, а потом запереть его где-нибудь.
- Тогда тем более не понимаю, — сказал штурмовик, - если он не предатель, но и не с вами — значит враг, а если враг, то его нужно уничтожить, несмотря на потери, особенно если ты говоришь, что он опасен.
Дэниел терпеливо вздохнул. Ну как объяснить человеку, который пришел из мира бесконечной войны, что здесь нельзя все решить грубой силой?... И тем более сложно объяснить, кто такой Энтони Кольт.
Кольт, задумался. С одной стороны, он живым для врагов более ценен, но и платить большую цену за его жизнь никто не будет, хотя корпорации умели отжигать и ради какой-то мелочи тратить миллионы денег и сотни, а то и тысячи жизней.
- Какие гарантии? - громко спросил Энтони, и в такт его голосу звонко щелкнул затвор, доставляя патрон в патронник. - Если мне дадите зеленый коридор, я тихонько уйду и никого не трону, - он задумался и добавил, - даю слово.
- Каких гарантий ты от нас ждешь? – спросил Дэниел.
- Коридор на поверхность, но, судя по тому, что меня встречает ваша охрана, такого не будет. Странная у вас корпорация. Одни дают все необходимое для ухода с базы. Другие останавливают, - Кольт немного был озадачен, его зажали с двух сторон. Можно было пойти в сторону этого миротворца, но опыт учил не возвращаться. - Пропустите к лифтам, пистолеты сложите в центре коридора. Если останавливать меня не будете - разойдемся миром.
- Ты же знаешь, что они этого не сделают, - ответил Дэниел, и в подтверждение его слов охранники выкрикнули какие-то возмущенные фразы. – Эти люди защищают эту базу, они выполняют свой долг, и их долг говорит им, что тебя нужно убить, - на самом деле это говорил охранникам вовсе не долг, а страх лишиться ежеквартальной премии, но суть была ясна. – Но я не хочу больше никаких смертей. Иди сюда, и я помогу тебе выбраться.
- Предатель! – крикнул какой-то охранник. – Крыса продажная!
- ЗВ-1 – отстой! – поддержали его остальные. – Эй, ребята, а ну прибьем этого пидораса! – неизвестно, кто конкретно имелся в виду, Кольт или Дэниел, но несколько шальных пуль сбили штукатурку на стене, за которой прятался Кольт.
- Кольт, иди сюда! – снова позвал Дэниел. – Я выведу тебя отсюда, и разойдемся, будто друг друга никогда не знали. Так будет лучше для всех!
Кольт немного изменил голос на более низкий, стараясь имитировать борьбу с самим собой.
- Извини, но я, пожалуй, предпочту умереть, чем стать подопытной крысой, я думаю, как человек, ты меня должен понять. Только не иди за мной, а то можешь попасть под шальные пули.
Никакой дружелюбности в словах не было, но правда была. Он видел много народу, ставших в руках корпоратов обычными игрушками и подопытными. Такими, как Кольт. Но у Кольта хотя бы была возможность сбежать от всего этого, просто выставившись под пули.
Из-за угла сначала показалось окровавленное тело девушки. Несколько пуль таки достали ее, но кровь уже не текла. Кольт зажал блузку девушки в кулаке и, прижимаясь к стене, практически на корточках начал продвигаться к охранникам. Из-под свисающей руки мертвеца выступала только рука Кольта с пистолетом . Ему нужно было срезать дистанцию до верного выстрела. Тратить патроны на бесполезную перестрелку он не хотел. Также приходилось наблюдать за своей спиной, благо этому помогала камера в конце коридора за спинами охранников, которая хорошо запечатлела маленькую битву в коридоре.
- Кольт, стой! – крикнул Дэниел. – Тебя убьют… Не получилось! – отчаянно обратился он к Марку. – Вот ж упрямец, слишком умный стал…
- Я предупреждал тебя,  - сказал Марк, переводя хеллган в автоматический режим стрельбы и аккуратно выглянул из-за угла, приготовившись открыть огонь.
- Не убивай его, - предупредил Дэниел. – Только схвати и не дай ему использовать оружие.
Кольт продвигался медленно, охранники на том конце то и дело выглядывали из-за угла, но профиль цели был очень мал, да и времени было мало, чтобы нормально прицелиться. Но в следующее мгновение кровь разведчика почти вскипела от выброса адреналина. Картинка с камеры показала цель за спиной, разбираться, опасность или нет, времени не было. Кольт действовал практически на рефлексах. Палец автоматически спустил курок, пистолет выпустил пулю, которая, пролетев несколько десятков метров, выкрошила на уровне головы охранника бетонную крошку. Охрана теперь рефлекторно должна была попрятаться, давая разведчику дорогие мгновения. Но останавливаться Энтони не собирался, рывком он забросил труп девушки себе на спину и снова спустил курок, но на этот раз он целился в замок ближайшей двери. Не успела вторая гильза коснуться пола, как разведчик уже кувырком улетел в черный проем двери, оставив труп бухгалтерши в коридоре. В обойме оставалось всего три патрона.
- Кишки Императора! - зло выругался Марк, сорвавшись с места следом за беглецом.
Нет, он, конечно, ожидал, что местные арбитры не так хороши в своём деле, как имперские, но, варп подери, не настолько же! Ещё выругавшись, Марк немного ускорил свой бег, не забывая однако об осторожности.
Охранники, стормозив на секунду, почти синхронно открыли огонь по удирающему Кольту, уже не прячась. Но тот успел скрыться, и тут один из охранников крикнул, привлекая внимание остальных. Град пуль обрушился на броню Марка, неосторожно кинувшегося вслед за Кольтом, некоторые из них оставили на броне вмятины и царапины, но гвардеец не почувствовал ни боли, ни каких-либо неудобств. Император хранил его от древнего оружия человечества.
Картинка с камеры Кольта удивила и обрадовала, шальной огонь по своим говорил о том, что есть над чем работать, здесь база также не была едина. Кольт стоял возле двери, намереваясь остановить нежданных гостей, но затягивать бой тоже было нельзя. Легион учил его, что только натиск на грани безумия может сломить даже самую крепкую оборону.  Он выудил из-под бинтов свой «нож» и, зажав в левой руке этот смертоносный кусок пластика , рукоятью пистолета разбил кнопку пожарной тревоги, но на голову ничего не полилось, датчики чувствовали, что пожара нет. И вот в ход вступил его второй навык. Поддельные пакеты полетели по сети, подтверждая наличие пожара, и автоматика, недолго думая, пустила углекислый газ в комнату и коридор, затягивая голубой дымкой все вокруг. Кольт сразу рванул вперед к охранникам под прикрытием этого тумана, пока он не рассеялся, и автоматика, не опомнившись, не прекратила подачу газа.  Он видел ближайшую цель со спины и хорошо запомнил ее расположение.
Рывок, и Кольт оказался напротив моргающего в непонимании охранника. Желтые глаза хищника блеснули азартом, и Кольт сразу нанес удар своим ножом в горло охранника, параллельно прячась от огня его напарника за спиной его новой жертвы.
Штурмовик заметил впереди какой-то дым и резко остановился. Встав на колено, он прицелился, быстро проговорил декламацию точности:
- Боже-Император. Веди полет. Следи за целью. Забери бесполезную жизнь,  - и дал короткую очередь. Поднявшись на ноги, мужчина побежал вперёд.
Дэниел закашлялся, прикрыв лицо рукавом свитера. Хорошо хоть, что противопожарная система работала выборочно, по областям, а не по всей базе. Охранники тоже принялись закрывать лица и защищать глаза от газа, и тут Кольт нанес свой удар. Один из охранников захрипел и повалился на пол, и Кольт, миновав его, мог свободно пробежать дальше по коридору, но… Что-то заставило его остановиться и обернуться. Там, в рассеивающейся голубой дымке, явственно виднелась крупная высокая фигура странного существа в броне с головы до ног. Что это? Боевой робот? Синтетик? Экзоскелет? Кольт полагал, что база Вейланд-Ютани располагает такими объектами.
И тут странное существо выстрелило из своего не менее странного оружия короткой очередью, Кольту пришлось прикрыться трупом, чтобы не попасть под огонь. От резкого движения хрустнуло его прежде сломанное ребро, причинив сильную боль. Но Кольт не обращал на это внимания, сосредоточившись на своем новом преследователе.
Кольт выпустил оставшиеся патроны практически впритык в оставшегося охранника, прикрываясь трупом от возможного встречного огня с коридора. Про себя разведчик думал, что молодец. Останься он в той каморке, точно бы умер, а здесь игра продолжалась. Пистолет, затвор которого отскочил назад, приглашая вставить новую обойму, сразу улетел на пол. Он стал ненужным весом. Так как времени было очень мало, Энтони просто расстегнул пояс и повесил его себе на плечо. После чего кувырком скатился за угол к другому трупу и снял с него тоже ремень с обвесом. Пистолет он тоже не забыл сунуть в кобуру. Еще можно было забрать вещи у третьего, но он лежал на открытом пространстве и что-то постанывал. Сунуться под пули ради сомнительной наживы Кольт точно не хотел. Сразу, чтобы не потерять добычу, и она не стесняла движений, Кольт застегнул ремни накрест на груди, как раньше носили патронаж бойцы лет двести назад. И принялся бежать дальше, попутно рассматривая свою добычу.
Перехватив поудобнее свой хеллган, Марк ринулся следом за Кольтом, стреляя ему вслед, "от бедра", не зная, попал или нет. Штурмовик ринулся следом за беглецом, тихо матерясь.  В Имперуме если бы какой-нибудь особо опасный преступник сбежал (хотя с большой долей вероятности его бы до этого момента просто сожгли), то здесь бы уже были большие отряды арбитров, а преступник расстрелян. Марк мысленно пообещал себе сделать всё возможное, чтобы натаскать местную охрану после всего этого.

0

24

Кажется, снаружи была какая-то возня, и именно она заставила недовольного пробуждением Серафима подняться со своего места. Правда, секунду спустя он успел сложить 2 и 2, и понял, что причина была в побеге Кольта.
- Значит, и мне пора, - сказал Серафим и, не особо обращая внимание на то, присутствуют в помещении люди или нет, вышел из помещения.
У него был ключ, который нужен Кольту, а у Кольта наверняка был план, который нужен ему. Осталось только сбежать отсюда.
В медпункте было пусто, однако дверь в соседнее помещение была чуть приоткрыта – возможно, Кэролин находилась там. Тихонько щелкнув дверью, Серафим вышел в коридор. Там, на его счастье, тоже было пусто, однако этажом выше Серафим вдруг отчетливо услышал выстрелы. Кажется, неподалеку шла какая-то борьба. Неужели Кольт сделал свой ход? Он обернулся – дальше по коридору начиналась лестница наверх.
- Началась активная фаза побега? – заключил парень, вслушиваясь в возню наверху.
Он хотел было помочь Кольту, но, вспоминая попытку помощи тому жукомену, Серафим отодвинул это желание подальше, к тому же, ему не очень хотелось убивать людей и, откровенно говоря, он уже жалел, что связался с тем агентом, ибо не знал, как все закончится, или знал, но предпочитал не думать.
- Ааааа! Ненавижу! – в сердцах вспылил парень, но тут же успокоился. – В любом случае надо что-то делать.
Серафим взбежал по лестнице наверх, сейчас он хотел узнать, что вообще происходит, и что можно сделать, но в первую очередь он хотел достать где-нибудь местную одежду.
Выбежав на тесную лестничную площадку, Серафим с удивлением обнаружил, что в воздухе висит штукатурная пыль, будто неподалеку кто-то делал ремонт стен. Коридор впереди был пыльным, в воздухе ощущался явственный горьковатый привкус… Внезапно из пыльного облака прямо на Сима вылетел Кольт, чуть не сбив того с ног, и, оттолкнув парня в сторону (возможно, даже не разобрав, кто это был), побежал вниз по лестнице. И все бы ничего, если бы следом за Кольтом, громыхая броней, не промчался огромного роста не то человек, не то робот. Наблюдая за этим странным преследованием, Серафим отступил к стене, чтобы его случайно не затоптали.
А за поворотом Дэниел торопливо объяснялся с охранниками.
- Я пытался заманить его в ловушку, - говорил он. – Но Кольт никому не доверяет. Он хочет вырваться отсюда любой ценой, вы же понимаете. Он сейчас словно раненый зверь, вырвавшийся из клетки, и он скорее умрет, чем позволит снова посадить себя за решетку…
Очевидно, «глубокие рассуждения» Дэниела не произвели на охранников нужного впечатления, потому что очень скоро на него перестали обращать внимания, и на базе была объявлена общая тревога. Услышав об этом, генерал Лэндри, ожидающий в зале брифинга появления Дэниела и Марка, прикрыл глаза рукой. История повторялась. Сейчас окажется, что к неприятностям, связанным с побегом Кольта, добавится еще факт присутствия «попаданца» из Империума. И все это как раз когда возвращается Гарсия. Наверняка он уже где-то в полете, и его личный самолет стремительно рассекает воздушное пространство над Тихим океаном…
- Вот ж невезуха какая, - высказал общую мысль О’Нилл.
- Вот как, значит, это был Кольт, - выглядывающий из-за угла Серафим задумался.
Знакомые лицо рядом с охранниками заставили парня подумать о просьбе у них помощи, но удивившись собственной глупости, Эстель отбросил эти мысли в самую глубокую пропасть разума, все-таки эти ребята здесь свои и вряд ли захотят помогать беглецам. Единственным билетом из базы для парня оставался Кольт, а за ним как раз несся какой-то экзоскелет.
Этот парень, конечно, долго бегал по Ханикомбе от Соммерса, но то скорее была жуткая удача, а не какой-то план, Серафим не строил иллюзий относительно непобедимости шпиона.
- Мне надо найти его раньше остальных, - Сказал парень и побежал в ту сторону, куда убежал Кольт с догоняющим его экзоскелетом. – Не хотелось бы использовать свои силы, но, похоже, выбора не будет.
"Чёртов выкидыш Нургла, - ругался про себя Марк, продолжая преследование. - Ну чего тебе стоит остановиться и сдаться правосудию? Обещаю, сжигать на костре не буду, а просто прострелю тебе голову, это быстро и безболезненно, а там тебе уж Император воздаст по заслугам. И лучше тебе умереть сейчас, пока ты не нагрешил перед Богом Человечества ещё больше," – гвардеец, не останавливаясь, сделал ещё один выстрел навскидку и продолжил бег.
Разведя руками и вздохнув, Дэниел уныло поплелся в командный центр. Он крикнул Марку вслед, чтобы тот не бежал за Кольтом, но гвардеец, увлекшись погоней, не заметил этого. Прекрасно, думал Дэниел, через несколько минут вся база будет знать о том, что Кольт сбежал, а преследует его какой-то отморозок в странной броне…  Ох и влетит ему от генерала Лэндри!
Кольт распихал свое новое добро на бегу и, освободив руки, смог прибавить темп. То, что за ним бежало, явно было механизировано, и тягаться в выносливости с этой грудой металла разведчик не собирался. Еще два поворота - и лифт, а рядом и лестница, но вот только картинки с камер парня не радовали. Его брали в кольцо. Петля затягивалась на шее парня, подстегивая его инстинкты. Еще чуть-чуть, мелькнуло в голове парня, а рядом пронеслась надпись большими желтыми буквами «25». Глубоко, а лифт на поверхность вел с 11-го уровня. И парня туда постараются не пустить, но именно этот факт он готовился оспорить. По гладкому покрытию базы ему было легко бежать, да и силы после отдыха вернулись.
Внезапно в зал командования ворвался Камерон Митчелл. Увидев его выпученные глаза, генерал Лэндри понял – что-то случилось.
- Серафим опять что-то натворил? – подозрительно спросил он, пока все остальные с изумлением созерцали взъерошенного Митчелла.
- Хуже! – выпалил Камерон. – Гарсия вернулся!
Эта новость камнем упала на всех присутствующих. О’Нилл тихо застонал, прикрыв лицо рукой. Саманта поджала губы, а Джонас уронил голову на сложенные на столе руки. Раннее возвращение Гарсии могло означать для всей компании только одно: невероятную взбучку. Причем, не просто корпоративный нагоняй от начальства, а нечто похуже. Мало того, что им придется отчитываться за Ханикомбу, легенду о которой они так тщательно готовили, но еще и надо как-то объяснять присутствие на базе Серафима и Кольта.
Но на этом неприятности не кончились, потому что следом за Митчеллом в зал вошел Дэниел Джексон.
- Э-э… - протянул он, обводя бегающими глазами всех присутствующих и тут же уставясь в пол. – Полагаю, вы уже знаете…
- О приезде Гарсии? – спросил Лэндри. – Да, знаем. Придется отложить встречу с Марком и попросить его вернуться к эльдарам.
- Чтоооо? – у Дэниела округлились глаза. – Гарсия уже здесь?!
Митчелл уставился на него, как на ненормального.
- Я только что видел, как он в сопровождении каких-то мудаков топал в свой кабинет, - сказал он. – Злющий аки зверь. Что-то у него там не заладилось. А… что? Ты хотел сообщить что-то другое?...
- И где Марк? – подозрительно спросил Лэндри. – Я думал, вы должны были прийти вместе.
Дэниел замялся.
- Тут такое дело, - начал он, смущаясь, как школьник. – Короче… Кольт сбежал. Снова. И Марк побежал его догонять – я не успел остановить его… Уже весь штат охраны знает об этом. В общем, вот так… Извините, - он понуро уставился в пол.
На этот раз весь отряд ЗВ-1 дружно застонал. Угораздило же Кольта сбежать как раз когда прилетел Гарсия! И угораздило же Гарсию прилететь, когда Кольт снова сбежал! И еще этот имперец, которого они сами же привели на базу!... Вот так и начинаются настоящие неприятности.

0

25

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 006 - Цена Жизни » Эпизод 1 - Легенда о Ханикомбе