Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 5Б - Нереальный Турнир


Эпизод 5Б - Нереальный Турнир

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Первое, что почувствовал пробудившийся Павел - равномерная слабая вибрация холодной металлической поверхности под ним. Решетка... Второе - резкая, острая боль в щеке, мигом приведшая его в чувство. На инстинктах, еще не начав высшую нервную деятельность, Мороз отскочил и ударился в стену.
Осколки. Десятки кусочков битого стекла медленно парили в воздухе, как пушинки на слабом ветру. И кроваво-красные шарики перед лицом Павла... вылетающие из его рассеченной щеки. Слабый голубоватый свет за спиной, отсутствие другого освещения - лампы в потолке разбиты вдребезги.
За спиной Павла Мороза - иллюминатор. А в нем какая-то желто-серо-зеленая пустыня с редкими белыми облачками. Вдалеке, в сотне километров, светит двигатель пролетающего по своим делам космического корабля. И тишина.
Он на орбите!
Сознание быстро отвоевывало свое место в мозгу парня у пустоты сна. Артерии на висках буквально закипали от потока крови.
«Да чем же вы меня накача …., - но завершить мысль он не успел, в поле зрения попал иллюминатор с видом на поверхность планеты. - Я че, на орбите», - то ли утвердительно, то ли вопросительно пронеслось в мозгу.
- Блин, - выругался он вслух, разглядывая парившие возле него осколки.
Покрутив головой, он рассмотрел окружающие пространство. В слабом голубоватом свете еле различались койки, что-то похожее на письменный стол и куча битого стекла, парящего в воздухе. Времени рассиживаться не было, Паша попробовал вскочить на ноги, но сделал только хуже. От резкого движения его понесло вперед. Стараясь ухватиться за что-нибудь, он сделал несколько пассов руками в воздухе и что-то поймал, но, похоже, оно тоже было не закреплено.
«Да что тут творится! - подумал он и подтянул к себе предмет. - Биоружье», - чего он не ожидал увидеть, так этой штуки. Раньше Павел уже видел подобные образцы, но только по телеку, а тут... Мороз недоумевал, куда он попал, в голове крутились сотни теорий, но ни одна не находила подтверждения.
Тут корабль ощутимо дернулся, и Мороза впечатало в потолок, в опасной близости с несколькими осколками. Он разворачивался... и набирал скорость. Судя по иллюминатору - к планете. Он входил в атмосферу, некогда безобидные вибрации набирали силу и частоту... А потом иллюминатор дал трещину. И еще одну. И еще. Новые трещины в огненном сиянии разглядеть было невозможно, да и некогда - к счастью охотника на вампиров, двери каюты открылись в центральный коридор одной из палуб. Из корабельной полутьмы доносилась ругань и вопросы на дюжине языков, мужские и женские голоса, крики страха или безумной ярости на забросивших сюда всех воротил Лиандри.
Всех перекричал голос комментатора:
- Дамы, господа и средний пол - Нырок! Одно из самых дорогих и зрелищных представлений нашей компании!!!
Новый вал ругани от осознавших свое положение узников, который легко подавил задористый ор комментатора:
- Для дураков, пацифистов и дикарей, не видавших телека - до столкновения с поверхностью Земли у вас пятнадцать минут! Примерно через десять перегрузки, возможно, разорвут это корыто на куски. А через пять от перегрузок вам станет уже не до беготни... Ваши противники - команда Кровопийцы! Соотношение сторон - 4 к 1! Но не спешите радоваться, мясцо, места в спасательном шлюпе хватит только на четверть из вас, так что вы как-нибудь сами разберитесь... если доберетесь до него вовремя!
Пять секунд гробовой тишины.
- Гладиаторы освобождены! ИГРА ПОШЛА!!!
- Да чтоб его, - выругался вновь парень, ударившись в стену, а может, и в потолок. В условиях столь низкой гравитации понять, что где, можно было только по расположению предметов. Слегка скрипнув недалеко от него, открылась дверь, впуская в комнату поток такого же слабого света. От неожиданности парень отреагировал чисто рефлекторно, направив в дверной проем ствол своего оружия. В полумраке рука инстинктивно нащупала рукоять, и палец лег на курок. Павел замер в ожидании гостей, но вместо этого через двери в комнату полился шум. Голоса десятков людей матерились на разных языках мира, и над всем этим безумием проносился голос диктора. Оттолкнувшись, Павел подлетел к двери, чтобы взглянуть, что творится в коридоре, но, не увидев там никого, он предпочел дослушать диктора, находясь в комнате. Еле различая голос и слова на американском, Мороз осознавал, что очень круто попал. И вот наступила тишина, в голове складывался план, который нужно было воплотить в жизнь. Даже не план, а так, последовательность действий. Выдвинув руку с оружием вперед, Павел постарался рассмотреть расположение переключателей режима огня, предохранителя и вспомогательные прицельные приспособления.
«Значит, ближний бой, - сделал он вывод, рассматривая прицельную планку, – ну что же, пора выживать».
Последняя мысль промелькнула вместе с командой диктора, Послышался тонкий скрип и новая куча ругани, похоже, открывались перегородки между секциями. Павел мало что смыслил в космических кораблях, но насколько ему не изменяла память, лучше всего нужно было двигаться к двигательному отсеку, пустить корабль двигателями вперед не было смысла, поскольку взрыв таких махин уничтожил бы корабль раньше, чем зрители успели в полной мере насладиться праздником смерти.
- Вперед, - отдал он себе приказ и высунулся в длинный коридор.
Белые стены с разбитыми декорирующими панелями, редкие уцелевшие светильники красноречиво говорили, что корабль может лететь только в одном направлении – на поверхность планеты. Вновь оттолкнувшись рукой, он проплыл к ближайшей перегородке.
В полете Мороз услышал звуки стрельбы под собой, палубой ниже. И освежающий тело лязг пуль о перегородку - корабль не военный, его и прострелить можно. Как бодрит понимание того, что тебя могут вычислить через перегородку по издаваемым звукам и прострелить чем-нибудь зрелищным и болезненным, как это водится в Турнире.
Вопль ужаса и предсмертный хрип палубой ниже свидетельствовали, что незнакомцам временно будет не до Мороза. Комментатор продолжал угорать в прямом эфире:
- Сюрприз, ёпт! Чтоб фраги не казались малиной, мы предварительно заселили корабль ткачами-сосунками с Пандоры-2! Обратите внимание - камера, приблизиться, я сказал! - обратите внимание, как нитевидные секреты ткача-сосунка парализуют жертву, и животное начинает поедать живьем обездвиженную добычу...
Только Павел успел долететь до перегородки, как под звон очередей в полу образовались дыры от пуль. Наметанный глаз подсказывал, что оружие крупнокалиберное.
«От сволочи», - негодовал он, но останавливаться было опасно.
Отведенное время быстро иссякало, и штурмовику срочно нужно было что-то делать. Одновременно держа на прицеле коридор, мозг парня переваривал информацию, стараясь составить хоть какой-то план, бесцельно летать по кораблю было глупостью.
Несколько секунд раздумий - и он, оттолкнувшись ногами, двинулся вперед по коридору, ища на стенах условные обозначения и фрагменты указателей для того, чтобы понять, в какую сторону ему нужно двигаться.
Все оказалось не так просто. Подобно знакам дорожного движения, для непросвещенного знаки могут оказаться крайне неочевидными. Вот что значит голубой ромб? Или расправивший руки человек в круге на красном фоне? Или три красные полосы без каких-либо стрелок под ними? А стрелка от ... так, похоже, это кислородная маска на случай разгерметизации! Возможно. Не проверишь - не узнаешь...
На всякий пожарный, под каждым знаком имелись подсказки. Но написаны они были какими-то непонятными черточками и квадратиками. Мороз не лингвист, ему все одинаково, что еврейское квадратное письмо, что китайское квадратное письмо, что резкие шрифты новосанскрита - одинаково неразборчиво, как если бы ничего и не написали.
Корабль тряхнуло, послышался характерный звук гнущихся балок и перегородок. Начала ощущаться и гравитация Земли... вскоре ее притяжение нарастет, и тогда добираться до шлюпов придется по наклонным поверхностям, если не отвесным.
За поворотом послышался характерный для лифта стук по прибытию на нужный этаж и звук раскрывающихся дверей. Тут есть подъемник! С другой стороны - если тут есть подъемник, то палуб на корабле не две и даже не три... После чего вся палуба Мороза утонула в боевых выкриках, выстрелах пулевого и уханье плазменного оружия, лязге рикошетов и шипении прожигаемых шарами плазмы перегородок. Так и до разгерметизации недалеко.
Мороз затих, собирая свою волю в кулак. Когда гравитация земли ощутимо дотянулась до корабля, штурмовик уже знал, куда нужно двигаться. Он не раз слышал об отделяемых модулях на кораблях. Нет, не спасательных капсулах, а цельных модулях. При всей своей распространенности сжигать в атмосфере двигатели, сделанные из редкоземельных элементов, было расточительностью. И еще в детстве он слышал, что корабли в экстренных случаях отстреливают свои двигатели, которые потом спускаются на парашютах на землю.
- Покажем русскую кровь, - сам себе приказал Павел и, сцепив зубы, приняв стандартную позу спецназа и активировав свое хитрое оружие, понесся вперед по коридору. Преодолевая силу тяготения, которая казалось с каждой секундой набирала силу, он несся вперед, изредка выпуская смертоносные шары в открывающиеся двери и ответвления коридора.

0

2

Теперь и Мороз по-настоящему вступил в Игру. Начался бой без правил, без смысла и без пощады. Все стремились выжить за счет другого, во все стороны летели пули, режущие диски, капли биопушек, плазменные шары, потоки разоганных частиц. На Мороза нападали без разбора как гладиаторы, так и "мясо", в горячке боя терявшие рассудок. Первые три секунды Мороз успешно отстреливался от врагов, и даже разнес одну из съемочных камер, пока перед ним внезапно не появился гладиатор в кроваво-красной броне, с лицом скрытым за кожаной маской в стиле садомазо. С открытым ртом, которым он тут же впился в плечо русскому спецназовцу, пытаясь убить его максимально эффектно, в стиле команды - несколько промазал в броске гладиатор, мог и кадык зубами вырвать.
В ответ на укус Павел лишь сильнее сжал зубы, а затем на это дерзкое нападение он ответил ударом локтя в голову.
От крепкого удара в челюсть гладиатор отлетел прочь, оставив в плече Павла клык и резец. На несколько секунд он выпал в астрал, но когда мозг оправился от сотрясения, то было уже поздно, и не охотник был тому виной. Голову гладиатора залила какая-то мерзкая белесая жижа, отчего "кровопийца" странно засучил конечностями и выронил оружие. Нечто, похожее на большого паука-сенокосца с несколькими десятками тонких длинных лапок, вылезло из разлома в стене палубы и подлетело в невесомости на грудь человека, начал с оствервенением копошиться в ней лапками, наполняя зал боевых действий капельками парящей крови.
Возможно, тут бы Павел и погиб, но товарищи съедаемого, разделавшись с "мясом", на несколько секунд отвлеклись чтоб расправиться над инопланетной тварью, продлив жизнь русскому еще на какой-то срок.
Логика подсказывала парню что ввязыватся в бой сразу совсеми опасно и чревато быстрой гибелью. Поэтому он рванул в ближайшую автоматическую дверь сделав пару выстрелов на вскидку в преследователей.
То, что ориентироваться по маркерам практически невозможно, Мороз понял очень быстро. Единственным ориентиром для него осталась гравитация и он, поддаваясь инстинктам, бежал прочь от нее ближе к двигателям.
- Куда в н... ?!! - Павел не дослушал выкрик гладиаторов на английском, и хорошо, иначе мало бы что от него осталось. В подсознании мигом появилась логическая цепь, хоть пока еще и не подтвержденная - "они потратили драгоценное время на преследование и запугивание - может, я на правильном пути? и они сейчас будут преследовать не столько меня, сколько путь к спасению?" Или это воспаленное от страха и боли воображение закатывает шарики за ролики?
Корабль еще раз тряснуло, что было наклонным полом стремительно превращалось в стену, в которую Павел уцепился одной рукой, придерживая другой биоружье. Очень вовремя припало он к новой стене - промелькнул тонкий голубоватый луч ASMD, зловещего плазменного ускорителя, и перегретая плазма пронеслась там, где недавно было тело русского, пробив по пути несколько переборок и разбив вдребезги дверь. Запахло жареным - из-за переполненной секретами надпочечников крови Павел не понял, что пахла его спина, над левыми ребрами которой ровной линией спеклись рубашка, кожа и верхний мышечный слой.
Стрелок не спешил добить Павла - почему? Стоит ли разбираться в борьбе за каждую секунду жизни, не проще ли просто залить токсической жидкостью все под собой в надежде запечь живьем обидчика? Или стоит отвлечься, выбросить ружье и схватить свободной рукой падающую вниз девушку, подозрительно похожую на Риту, и молиться, что от нового груза пальцы на держащей руке Павла не лопнут?
Рита сама не помнила, как оказалась здесь. Она очнулась и сразу же оказалась в каком-то сумасшедшем доме, в какофонии взрывов и выстрелов… а еще почти без одежды. Белые хлопчатобумажные трусики, такого же цвета короткий топ на загорелом теле. Что здесь, вечеринка в пижамах?... Да еще цепью к правой руке прикован огромный тяжелый пистолет размером почти с ее голову – как такой в руках-то удержать?! Рита не на шутку испугалась и запаниковала. Она на некоторое время забилась в какой-то угол и отсиживалась там, зажимая руками уши, но потом стенка, на которую она опиралась, внезапно треснула, и Рита стала падать спиной вперед, тщетно пытаясь остановить падение и вереща что-то невразумительное.
Павел среагировал практически молниеносно, он не понял, что ловит именно Риту. Его подсознание уцепилось за идею живого щита. Рукой, которой он еще секунду назад держался за уступ, он обхватил девушку за талию, и только в это мгновение он понял, что поймал.
- Рита? - процедил он сквозь зубы, скользя по стенке раненой спиной.
Корабль еще не завалился на 90 градусов, но 80-тка уже точно была, и машина не собиралась на этом останавливаться. По всему кораблю вперемешку со звуками боя слышался и шум гидравлики, которая захлопывала перегородки, конечно, если их еще не разнесли сражающиеся. Для соплей и разборок на тему, как сюда попала Рита, времени не было. Мороз сразу направил свой взгляд вниз и начал поливать противника внизу со своего оружия, оставляя себе маленький островок безопасности, куда он метил приземлиться. У ГРУшников был понижен болевой предел и то, что вырубило бы обычного обывателя, в нем только разгоняло кровь до кипения.
Они рухнули на закрытую переборку, но не сильно ошиблись, сверху посыпался какой-то мелкий металлический мусор. Рита закрылась руками, спасая лицо от возможных порезов. На ее руке цепью звякнул прикованный пистолет, которым она так ни разу и не воспользовалась.
- Пашка, - простонала она. – Что здесь за дурдом?
Мороз догадывался, что происходит, и не очень хотел пугать девушку, поэтому слегка усмехнулся и сказал:
- Да так, маленькая потасовка на борту корабля. Скоро все решится, и мы будем в безопасности.
Но оставаться на месте было нельзя, они были практически посередине бывшего коридора, поэтому были достаточно удобными мишенями. Он, недолго думая, подхватил девчонку на руки и побежал по стене. Точнее, бежал он по полу, только раньше он был стеной коридорчика. В голове созрел маленький, но план. Пока корабль в таком положении, нормально двигаться можно только вниз, а значит, игроки будут спускаться к ним. Павел хотел перебежать на другой борт. Корабль так падать не может, его или развернет движками вперед, то есть, потолок поменяется с полом, или же он вернется в исходную. И тогда у него будет шанс добежать до двигателей. Он помнил, как когда-то смотрел на их большие парашюты. Движки в атмосфере сгореть не могут, уж очень много в них всякого жаропрочного металла. И Павел, исходя из своих скудных знаний, надеялся там выжить.
Ритка завизжала, но вцепилась в Павла изо всех сил мертвой хваткой. Пистолет, висящий на цепи у нее на руке, болтался туда-сюда и то и дело ударял Пашку то по затылку, то между лопаток. Внезапно на их пути откуда ни возьмись вырос какой-то одноглазый бугай под радостное лопотание комментатора. Бугай достал большой десантный нож и недвусмысленно перегородил им дорогу.
Может быть, Мороз и решился бы схватку с ним один на один, проявляя исконно русский героизм. Но сейчас времени у него не было, он должен был спасать девушку (наверное, тот же героизм, но другого разлива). Павел, чуть присев, поставил Риту на землю, хоть ее ноги и нашли твердую основу, но отпускать шею парня она, похоже, не собиралась. Тем временем гладиатор решил разделаться с ними и начал сокращать дистанцию. Десантник долго не думал и просто разрядил остаток боекомплекта своего оружия в гладиатора.
Боец дернулся, когда пули оцарапали его частично бронированные руки, которыми он успел заслонить обнаженное туловище. Но тут корабль еще раз сильно тряхнуло, и под оглушительный визг Ритки вся компания заскользила по полу к наполовину раскрытым переборкам по направлению корме корабля.
Такой поворот вещей явно не был в планах Павла, но в его планах много чего не было. Лишь краем глаза он увидел, как мимо иллюминатора пронеслись огромные куски обшивки. Похоже, нос корабля был разрушен. Он выбросил уже бесполезное оружие и, подхватив девушку, снова заскользил по полу, оставляя кровавый развод. Но теперь, перекатываясь с боку на бок, он не просто скользил, он метил в своего противника. Ритка навскидку весила килограмм 60 плюс еще его 70 с хвостиком. Если он удачно приземлится на того верзилу, суммарный удар должен был получиться достаточно солидным.
Его расчет оказался верным: более тяжелый и неповоротливый боец упал первым, и на него со всей дури приземлился Паша, заставив того охнуть от глухого удара. Пока поверженный противник приходил в себя, Ритка вдруг задергалась, привлекая внимание Павла.
- Паш, смотри! – завопила она. – В потолке дыра!
И действительно: в обшивке изрядно накренившегося потолка зияла рваная дыра с потемневшими краями, словно кто-то проделал это отверстие плазменным орудием. И поскольку больше никаких выходов из коридора видно не было, это был единственный путь.
Приземление не было для Павла таким простым. Он напряг мышцы спины, и теперь вся спина покрылась мелким кровавым потом. Шоковое состояние тканей уже проходило, и парень медленно начинал ощущать всю серьезность своей раны. От нее он бы, наверное, не умер, но проблем она точно доставит.
Когда Рита начала дергаться, он инстинктивно посмотрел туда, куда она указывала. Так как других путей не было, нужно было забираться в эту дыру. Пока на корабле еще не было полноценной земной гравитации, поэтому он в прямом смысле швырнул девушку в дыру с криком:
- Я за тобой.
Как только его руки освободились, Павел со всей дури заехал в рожу бойца, на котором он с девчонкой топтался.
Но и тот не остался в долгу. До Павла донесся пронзительный визг Риты, постепенно затихающий где-то в отдалении, но прежде чем он успел что-то предпринять, как профессиональный гладиатор, опомнившийся после резкого падения, чуть дернул головой назад от удара, после чего со всего размаху заехал Павлу по челюсти бронированным кулаком, что парень не удержался на ногах и отлетел в сторону. Во рту сразу ощутился привкус крови, хотя зубы, кажется, были целы.
Не было ни героического сплевывания крови на пол, ни угроз типа "Вот это ты зря". Павел практически мгновенно вскочил на ноги и ринулся в ближний бой. Железные кастеты были солидным оружием, но они не позволяли наносить молниеносные атаки, так как металл из-за своего веса обладал солидной инерцией. Два шага, и парень в прямом смысле заглянул в глаза гладиатора, спокойный взгляд парня никак не выдал его следующего движения. Левую руку он поднял, готовясь перехватить удар с права, а правой он нанес удар снизу по челюстям противника, сразу же сгибая руку в локте, чтобы добавить еще локтем.
Профессиональный боец лишь дернулся, когда Мороз вмазал ему снизу по челюсти, и чуть отклонил голову назад, затем сам нанес сокрушительный удар прямо по темечку. Павел успел увернуться, и это дало ему фору для следующего удара. Но тут он услышал пронзительный вопль Ритки из дыры в потолке:
- Пашка, быстрее! Сейчас тут все рухнет!
Павел быстро вскочил на ноги, разогнавшись, он пригнулся, стараясь нанести удар двумя ногами в грудь, по крайней мере, со стороны все именно так и выглядело. Но в последний момент, когда его ноги соприкоснулись с блоком, выставленным противником, Мороз оттолкнулся от него, устремляясь вверх, в дыру где ждала его девчонка. Пониженная гравитация давала ему возможность выполнять некоторые из маневров, которые на Земле можно было исполнить или только частично, или после очень упорных тренировок.
Боец внизу замешкался, и это дало время Морозу влезть в дыру в потолке, который уже был вовсе не потолком, а наклонным пандусом. Они с Ритой оказались в вентиляционной шахте между двумя перекрытиями, корабль еще раз тряхнуло, и оба резко заскользили по наклонной куда-то вниз. Ритка снова завизжала, отчаянно цепляясь руками за гладкую поверхность шахты, обшитую металлическими листами. Через несколько секунд оба вылетели в большой просторный ангар, выбив ногами вентиляционную решетку и грузно шлепнувшись на лобовое стекло какого-то челнока.
Пилотировать такие агрегаты Мороз не умел, но базовые навыки, как запустить что-то подобное и заставить его просто двигаться, он мог. Павел не медлил. Быстрый взгляд по сторонам, опасности нет.
- Давай сюда, - Павел по стеклу он поднялся вверх на макушку агрегата. Под заметной крышкой был рычаг ручного открытия кокпита. Поворот рычага, щелчок, и грузное бронестекло поползло вперед, открывая вход внутрь.
- Ничего себе, - хмыкнула Рита, уже пришедшая в себя после стремительного падения. – Эта штука доставит нас на… Землю?...
Кажется, она вовсе не глупа и уже догадалась, что они находятся на космической станции. А может, смотрела нечто подобное по телеку. В подобных телепередачах еще не было сюжета про бои в космосе, но в каждых предыдущих программах непременно был путь к отступлению. Небольшой челнок, а вернее, спасательная капсула, изнутри была совсем небольшой, четырехместной. Два кресла для пилотов впереди и два пассажирских – сзади.
Пока Павел и Рита раздумывали, позади них послышался какой-то лязг и скрежет, и из вентиляционной шахты следом за ними бесформенной кучей мускулов вывалился тот самый бугай, который напал на Мороза в коридоре.
Мороз довольно хмыкнул и буквально турнул девушку внутрь капсулы.
- Пилотировать такое умеешь? - но посмотрел на бойца.
На лице Павла читалась улыбка, потому что на лице противника ясно читались девять классов образования. И, кроме мышц, он явно чем-то мог еще похвастаться. Это спец уже давно понял.
- Нет, конечно! – истерично воскликнула Рита, пробираясь на переднее сиденье справа. – Быстрее, закрывай люк! Как эта хрень включается?!
Бугай нехорошо так посмотрел на нее снаружи, с другой стороны лобового стекла. И начал медленно обходить капсулу, намереваясь добраться до нее и Павла.
У левого сиденья должен быть красный большой переключатель. Парень не сводил взгляда со своего противника. И когда услышал шум гидравлики, которая потянула назад стекло кокпита, крикнул:
- Дебил, у тебя за спиной еще один челнок! - и сам скрылся внутри капсулы.
Руками да и мелкокалиберным оружием корпус такой капсулы пробить нельзя. Они спроектированы для входа в атмосферу, а там условия намного жестче, чем под огнем орудий кораблей.
Мороз заскочил на левое место пилота и сразу дернул за рычаг между креслами, возле которого на английском красовалась надпись "Автостарт", обведенная красивой желто черной каемкой.
Оно и неудивительно: управление не должно было быть слишком сложным, ибо компании, которая держит это реалити-шоу, не к лицу устраивать побоище, заканчивающееся массовой смертью. После каждого «Турнира» обязательно оставалось несколько победителей, которые сумели спастись.
- Он прорывается сюда! – сообщила очевидное Рита, лихорадочно застегивая ремень безопасности. – Да заводи же эту чертову штуку!
И действительно: со стороны люка послышались глухие удары. Мороз ощутил легкую вибрацию под сиденьем – кажется, где-то включились двигатели. Но оставалась еще одна проблема – ворота ангара. Должно быть, они открываются как-то автоматически… а может, и нет.
Капсула была очень похожа на десантные челноки для выброса десанта с большой высоты.  Вот с ними как раз Мороз и сталкивался во время учебы.
- Не переживай, Рита, - парень перегнулся и помог девушке застегнуть ремни. После чего выудил из-под сиденья небольшой баллон с маской.
- Надевай. Это на случай, если  будет разгерметизация из-за этого придурка.
Удары кулаками о стекло даже начали давать некоторый результат, по стеклу пошли мелкие трещинки,  но стеклопакет был многослойным, с пленочной прослойкой, которая удерживала даже побитое стекло в купе.
Мороз пристегнулся. Он был уверен в том, что это конец. Двери ангара, точнее, этого отправочного блока, должны были открыться автоматически, в противном случае капсула просто прошибет их или расшибется о перегородку. Русская рулетка крутанулась. Парень, перегнувшись через кресло, в последний раз показал бойцу на мигах посмотреть в сторону. В ангаре было еще несколько челноков.
Вибрация челнока усилилась, сзади появился желтый отсвет, двигатели, похоже, вышли на свою мощность.
Маячившая позади них фигура бугая куда-то исчезла, да и не до него сейчас было.
- Смотри! – вдруг воскликнула Рита. – Что это? – она показывал на кнопку на приборной панели с надписью «Open gate». – Может, нужно нажать сюда?...
- Жми, - коротко ответил Павел. И начал более внимательно рассматривать приборную панель, удерживая штурвал левой рукой. Значение большинства индикаторов для него не было ясным. Но из того, что он видел, было ясно, что аккумуляторы на челноке заряжены, а вот топливный бак явно был не полным.
Как только задвижка пусковой шахты ушла в сторону, Павел нажал на большую оранжевую кнопку, возле которой красовалась надпись "catapult" и которая активно начала мигать после открытия задвижки. Со всех катапульт для челноков и авиации он знал только те, что используются для стартового разгона объекта.
Ритка незамедлительно ткнула пальчиком в кнопку, которая, по ее мнению, могла открыть ангарные ворота. Английский она знала на уровне «привет-пока», однако в минуту опасности ее не особо эрудированный мозг смог сообразить, что бы значили эти два слова – «Open gate».
Двигатели взвыли еще мощнее, маленький челнок затрясся, завибрировал и вдруг неожиданно рванул вперед на сумасшедшей скорости.
- Нам трындец! – пискнула Ритка, вцепившись в жесткие подлокотники.
Павел и сам не ожидал такой быстрой реакции. Он лишь почувствовал, как сумасшедшая скорость вжимает его в кресло, а челнок вылетает сквозь какой-то прямой тоннель прямо навстречу лениво раскрывающимся ангарным воротам. Наверное, нужно было нажать ту самую кнопку раньше, чем запускать челнок! Однако сейчас уже было неважно, как и что здесь работает. Неважно, что станет с космической станцией. Главное лишь одно – успеть и не вмазаться в раздвигающиеся словно в замедленной съемке створки.
К счастью, спасательный челнок был достаточно маленьким, чтобы проскочить в довольно узкую щель, лишь слегка царапнув «брюхом» о металлическую дверь ангарных ворот. Через несколько секунд вокруг челнока сомкнулась тьма космоса, подсвечиваемая редкими звездами. А где-то внизу сияла голубизной планета Земля.
Павел попробовал поводить штурвалом вправо-влево, но, похоже, челнок его не слушался. Вверху мигал красный индикатор, но надпись возле него была стерта, и можно было лишь догадываться, что это автопилот. Тем временем ускорение резко прекратилось, а вместе с ним и вибрация самого челнока. Судя по всему, начальное ускорение должно было увести капсулу с зоны возможного поражения при взрыве.
- С тобой все в порядке? - обратился Павел к девушке. Все только начиналось, и он хотел поскорее ее успокоить.
Тем временем челнок медленно развернулся двигателями в направлении своего движения, и его снова пробила сильная тряска. Начинался процесс торможения.
Рита хотела ответить что-нибудь оригинальное на этот вопрос, однако в голову упрямо не лезло никаких умных мыслей и ехидных фразочек. Поэтому она просто кивнула и, судя по ее позеленевшему лицу, отчаянно пыталась справиться с тошнотой. Тем временем практически неуправляемый челнок сам собой приближался к атмосфере планеты, двигаясь все еще на ускорении от катапульты. Еще немного – и они начнут падать.
Автоматика капсул, похоже, учитывала, что те, кто в них может попасть, могут и не знать, как ими управлять. Поэтому после нового рывка торможения она начала входить в атмосферу.
- Сейчас сядем на землю, и считай все кончено, - Мороз старался как можно увереннее улыбнулся девушке. Для вида он сжимал штурвал, хотя сам понимал, что сейчас он ничего не контролировал, и все делала автоматика.
Вид прекрасной Земли снова сменился звёздами, начался критический этап. Капсула начала заходить в атмосферу, и за бортом тут же вспыхнул огонь. Павел сглотнул. Барабан рулетки остановился, теперь или они выживут, или небо станет для них могилой. Но челноку, похоже, было все равно до терзаний людишек внутри себя, и, мерно раскачиваясь и прогревая свои бока, он стрелой рвался вниз. Половина датчиков внутри замигала, но Павел не понимал, что именно они значат.
Тряска дошла до того пика, что казалось, вот-вот челнок просто развалится. Хоть и пламя за бортом начало утихать, но индикаторы на панели от этого не успокоились. Похоже, что-то шло не так. Не дождавшись реакции от пассажиров, автоматика сама сделала выбор. Приглушенный, еле различимый звук типа "Пфф" - и Павел чуть не поцеловал приборную панель. Система отстрелила парашют. Он продержался не более нескольких секунд и был тут же разорван под нагрузкой, но свое дело он сделал, скорость была сброшена.
Шумы, пламя и вибрации сменились мерным шумом работающих двигателей и видом океана за окном, которое слегка оплавилось во время прохождения верхних слоев атмосферы.
- Вот видишь, все хорошо, - Павел снова выдавил из себя улыбку, и вытер выступивший пот.
Капсула еще минут пять парила в воздухе и затем мягко шлепнулась на воду.

0

3

Рита медленно открыла один глаз, затем второй.
- Мы все еще живы? – спросила она каким-то бесцветным голосом.
- Да, живы, - Павел расстегнул ремни и принялся обыскивать капсулу. Он искал сухпайки или спасательные наборы. Искать долго не пришлось, открыв ярко оранжевый ящичек, он увидел серебристый пакет. Который тут же был вскрыт.
- Конфетку будешь? - протянул он девушке энергетический батончик.
- Издеваешься? – девушка отрицательно помотала головой и принялась отстегивать ремни. Видимо, ее все еще мутило. – Поверить не могу, что мы живы… - она всмотрелась в простирающуюся за лобовым стеклом бескрайнюю водную гладь. – Теперь мы что, утонем?
- Нет, не издеваюсь, и мы не утоним, - Павел повернул такую же ручку, какая была на внешней стороне. Стекло отползло, и кокпит заполнился ароматом соленого океана. Он ткнул пальцем на край челнока. Его по периметру окутал желтый надутый круг.
- Здесь есть еды на несколько дней и есть вода,  нам остается только ждать, когда нас найдут спасатели.
Парень был не уверен в этом, но досрочно разводить панику не нужно, он ведь мужик.
Рита, пошатываясь, поднялась с кресла и прошла к люку, высунулась из него, понюхала воздух.
- Холодно, - пожаловалась она.
И действительно, таинственные похитители забрали всю их прежнюю одежду, взамен выдав какие-то шорты и майки, больше напоминающие тюремную одежду.
- И почему мы здесь? – продолжала свою мысль Рита, обхватив свои худенькие плечи руками. – Что с нами сделали? Кто засунул нас туда, наверх? И.. где Леха шляется?... – видимо, состояние шока у нее постепенно начало проходить, и теперь она стала задавать один вопрос за другим, анализируя происшествия последней ночи.
Павел вернул батончик обратно в пакет и, поковырявшись в спасательном ящике, достал термопокрывало. На вид это был большой кусок серебристого целлофана, но истинное назначение спец очень хорошо знал. Он закутал девушку в это покрывало и обнял за плечи.
- Кто и зачем нас туда забросил, я не знаю. Скорее всего, нас хотели сделать расходным материалом в той перестрелке. Но мы живы, и это главное. А Леху мы найдем. Он умный и продержится, пока нас нет.
Они уселись на широкий порог около открытого люка и смотрели на бесконечный океан, в котором сейчас дрейфует их маленькая капсула, будто дожидаясь смертоносного шторма. Судя по дневному свету и низкому бледному солнцу, было раннее утро. Рита зябко куталась в плед и явно очень волновалась.
- А вдруг он остался наверху? – жалобно спросила она, инстинктивно прижимаясь к Морозу.
Бабы всегда находили на свою голову проблемы на ровном месте. С одной стороны, она была права, с другой, это было бессмысленно, так как сейчас они спаслись только относительно. Ведь на горизонте земли не было. А когда взойдет солнце, здесь станет совсем жарко.
- Я думаю, с ним все в порядке. Скорее всего, он в Багдаде ищет нас.
- Думаешь, его не поймали? – Рита дернулась и в упор посмотрела на Мороза.
Обманывать девушку он не хотел:
- Да, думаю, он жив-здоров и точно не на том корыте, откуда мы бежали.
Рита тяжело вздохнула.
- Надеюсь, ты прав, - только и сказала она.
Они просидели в капсуле чуть меньше десяти часов. Когда солнце начало лениво клониться к закату, Павел услышал шум двигателей над головой и, выглянув из люка, обнаружил в облачном небе три грузовых вертолета. Судя по тому, что вертолеты снижались, их целью явно была дрейфующая в океане красная спасательная капсула. Оставался открытым только один вопрос – кому именно принадлежат эти вертолеты?

0

4

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 5Б - Нереальный Турнир