Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 7 - Темные времена


Эпизод 7 - Темные времена

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

https://pp.vk.me/c625321/v625321788/1d257/1Q3y_PCVztQ.jpg

Раним утром в Дирленде было тихо, не летали птицы, не бегали мыши и крысы, стражники молча лицезрели рассвет. С приходом утра стражники, несущие ночную службу, отшучивались, но сегодня никто не был навеселе. Было ли тому причиной, что умер король, или общая атмосфера, что царила над городом после его смерти, неизвестно, важно то, что жизнь в окрестностях и провинции закипела. Есть король, нет короля, какая разница, когда надо идти на работу, которая кормит? С королем или без - она не убежит. Часть стражи также возвращалась с ночной смены, и сейчас заступала только дневная смена, аристократы из окрестностей вели свои чрезвычайно важные дела, и им не было никакого дела до простых смертных, всех интересовало, кто будет новым королем.
Потихоньку жизнь в городе очнулась и стала приходить в свое обыденное состояние, шуты веселили народ, пьяницы возвращались в свои кабаки, где пропивали все деньги, и нередко их выкидывали на улицу из-за того, что нечем было платить. Гномы шли по своим гномьим делам, и никто не смел их беспокоить до тех пор, пока пьяница не обзовёт какого-нибудь гнома, или кому-то гном не наступит на ногу. В питомнике грифонов начали готовить корм для животных, но повсюду при этом царила атмосфера безнадёги, даже в оре толпы ощущалось это.
Даже то, что раньше выходило из разряда вон, стало обыденностью, жгли очередного еретика. Те, кому делать было нечего, и те, кто возвращались с ночной смены, двинулись в сторону площади, всем остальным же было банально не до этого, у них были дела поважнее, чем лицезрение агонии очередного психа.
Луорлика прогуливалась по утреннему городу, без особого интереса поглядывая по сторонам. Про учителя она уже начала забывать, да и вообще, порой в голову лезли мысли, будто его и не было никогда, вроде как воображение разыгралось. Всякое бывает в этом мире. Хотя, нет, это глупо, ведь она живет в его доме. Девушка оглянулась назад и посмотрела на небольшой домик, из которого она вышла минутой ранее.
"И что мне теперь делать?" - задумалась ведьма.
Надо было найти работу или вновь путешествовать. Без денег в городе ты не проживешь, спорить с этим бессмысленно. Луорлика пошла дальше по улице. Спать не хотелось, несмотря на раннее утро и на то, что сама Эидин была той еще соней и ночь любила больше. Даже не так, ей не нравилось слишком яркое солнце, она быстро обгорала. Но сегодня что-то заставило встать ее ни свет ни заря и потащиться на прогулку. Разнообразие какое-то, а разнообразие ведьма любила. Рутина не для нее.
Как и каждое утро, сегодня Лесли встала достаточно рано, чтобы не спеша привести себя в порядок, собрать всё необходимое в небольшое подобие сумки и отправиться в лабораторию, где предстояла довольно важная работа. Но пока ничто и никто не заставил её потеть над процессом исследования, можно было насладиться атмосферой ещё не проснувшегося города, где отсутствовали шум, духота и вся эта суета, которую дварфийка считала излишней. Задумавшись и напевая что-то себе под нос, Морин почувствовала, что на кого-то наткнулась.
Ведьма глазела куда-то в сторону, когда в нее впилилось нечто не очень большое. Фамильяр громко каркнул, хотя звук был больше похож на усмешку в вороньем стиле.
- Ой, прости, - произнесла Луорлика, глянув на дварфийку.
- Да нет, ничего. Я задумалась... - поправив очки, поспешила Лесли успокоить девушку. - Доброе утро...
- А ведь и вправду доброе, - согласилась Эидин, опять оглядываясь.
Что-то ей не давало покоя сегодня, было ощущение, что что-то вот-вот произойдет, а что - не понятно. Внутреннее состояние девушки совмещало в себе две противоположности. Ей казалось, что все предельно хорошо, спокойно, весь мир перед ней, и все в нем для нее, и в то же время ей казалось, что где-то подвох. Было какое-то дурное предчувствие.
- Слишком доброе... Ладно, я немного опаздываю, - отозвалась Лесли и, улыбнувшись напоследок Луорлике, пошла дальше, к зданию лаборатории, находившемуся уже за следующим поворотом.
- Ага, - согласилась Луорлика, провожая удаляющуюся дварфийку взглядом.
"Да и мне пора. Вот только куда?" - ведьма просто пошла дальше по улице.
Бирек только вышел из ближайшего трактира. Было из-за чего там сидеть. Купец, к которому Ро нанимался на работу, внезапно умер, подавившись костью. После чего Бирека попытались ограбить местные «элементы», но сдуру связавшись с южным мечником, получили как следует. Однако встал вопрос – где же взять деньги?
«Надо найти какого-нибудь богача, - размышлял Бирек, - и стать его телохранителем. Или в городскую стражу… там вроде неплохо кормить должны.»
Правда немного денег у него оставалось - ещё с прошлой службы у герцога. Но хватит ли? Увидев девушку-дварфийку, Бирек подошёл к ней и спросил:
- Малышка, тут такое дело… В вашем городе кто-то есть, кому телохранитель нужен? Мне, понимаешь, работа нужна… еда и всё такое…
- А? - Лесли посмотрела вверх. - Вы мне? - девушка остановилась. - Телохранителем лучше наниматься к богатым особам, которые как раз больше всего в них нуждаются и, если вам нужны деньги, возможно, могут неплохо платить. Я во всех этих верхах общества ничего не смыслю, поэтому с этим вопросом не ко мне, - говоря последнюю фразу, Морин уже шла вперёд.
- Лады, милашка, значит, не знаешь, - печально произнёс Бирек.
Он посмотрел на девушку. Была бы не маленького роста – спокойно могла бы сойти за человеческую девчонку. Симпатичная.
- Значит, не знаешь - подытожил Бирек.
- Значит, не знаю. Извините, - дварфийка внешне спокойно реагировала на стиль речи этого человека и слова типа "малышка", "милашка" и так далее, хотя внутренне её начинал  разбирать смех.
- Ты не обиделась? - крикнул ей вдогонку Бирек. - Я же просто спросил… Эх…
Он развернулся и пошёл в противоположную сторону.
- Нет, не обиделась. С чего бы? - сказав это, очкастая исчезла в дверях лабораторного здания.
Услышав, что гномка что-то сказала, Бирек развернулся... Но уже было поздно.
«Так, - подумал мечник, - сначала работа и еда, бабы - потом. Да, надо поискать того, кто одет получше. Завсегда богатеи в рванье не ходят».
Луорлика тем временем так и шла по улице, медленно, погруженная в ничего. У нее не было в голове какого-то бешеного количества мыслей, какого-то плана и даже конструктивной идеи. Она просто шла, поглядывала по сторонам, а наверху, метрах в десяти над землей, летел ее фамильяр.
Чувство того, что сейчас что-то произойдет, разыгралось куда сильней, когда Луорлика вышла на одну из улиц, где они с учителем покупали продукты. Не успев сделать и шага, Эидин услышала крик пожилой женщины:
- Вот она! Вот она, господин стражник! Это она живет незаконно в заброшенном доме! - что есть силы кричала она.
«От ведь карга. Прокляну, - подумала Луорлика, тут же заворачивая в другую сторону и прячась за другими людьми. - Заверну за угол и быстренько свалю. Звучит как план», - решила Эидин.
Фамильяр внимательно наблюдал за движениями стражи, а ведьма, соответственно, весьма неплохо избегала встречи с ними.
«Вот надо было ей, а. Найду – накажу», - решила девушка.

Отредактировано Ганс (2016-04-07 17:00:52)

0

2

http://www.artleo.com/pic/201210/960x800/artleo.com-34553.jpg

Первое и самое раннее солнце Алариса стояло уже высоко, озаряя верхушки деревьев мертвенно-голубым мистическим сиянием. Однако Ирвин проснулся вовсе не из-за света, а из-за того, что какой-то крупный лесной грызун бесцеремонно потоптался по его лицу и юркнул в заросли колючего кустарника. Лениво открыв глаза и пробурчав что-то невразумительное, парень перевернулся на бок и некоторое время снова пытался заснуть. Но, видимо, за ночь он выспался, поэтому продолжить смотреть цветные сны о драконах и демонах как-то не получилось. И спасти прекрасную принцессу тоже. Вздохнув, Ирвин сел на своем настиле из хвойных веток и грустно решил, что спасет принцессу следующей ночью.
Он потянулся к своему походному мешку из грубой ткани, привычным движением достал два плоских камня и принялся высекать из них искру, дабы разжечь остатки вчерашнего кострища. В котелке еще осталась вода, а вот сухой паек уже подходил к концу, и следовало бы пополнить запасы. Лесные странствия не пошли Ирвину на пользу: он заметно похудел и выглядел довольно уставшим. Все-таки что бы там ни говорили сказки об отважных рыцарях, длительные путешествия сильно изматывают любого человека. А уж чего стоит ежедневная мука со снятием доспехов на ночь!... Иногда Ирвин уставал так, что отрубался прямо в броне, о чем наутро сильно сожалел.
Сейчас же он мирно трескал сухие лепешки, прислушиваясь к звукам утреннего леса. Картина была умиротворяющая: толстые стволы высоких деревьев, одинокие кустики лесных цветов, отовсюду слышится чириканье птиц и стрекот невидимых насекомых… Неподалеку дремлет привязанная к дереву гнедая кобыла, на ее спине лежат голубые блики от солнца. Ирвин подумал о том, что он уже трое суток шатается где-то вдали от цивилизации и явно сбился с пути. Кажется, вчера с высокого холма он видел озаренные красным светилом пики столицы, поэтому решил, что непременно пойдет туда, чтобы хотя бы купить карту. А заодно расспросить последние новости о войне на юге, в Дрикских топях. Ведь его первоочередной целью было присоединиться к королевской армии, прославиться и вернуться домой с золотом и добрым именем. Именно ради этого, ради восстановления чести семьи, он уже больше двух циклов шатается где ни попадя, терпит неудобную дедовскую броню, отбивается от разбойников и замечает на себе косые взгляды.
Закончив с завтраком, Ирвин вылил в траву остатки воды из котелка, побросал наскоро вещи в мешок и разбудил кобылу, похлопав ее по бокам. Животное встрепенулось и открыло глаза, меланхолично уставившись на хозяина. Весь ее вид как бы говорил: «Опять куда-то премся, да? Ладно, полезай, мудак неугомонный». Ирвин отработанными, но по-прежнему сложными движениями нацепил на себя составные части черного доспеха, прикрыл голову шлемом, чтобы никому не бросились в глаза его кучерявые светлые волосы, закинул меч за спину и, приняв наиболее пафосную позу, поехал через лес к полям, посреди которых расположился славный город Дирленд.
Он добрался туда, минуя многочисленные деревни, в которых мелкие детишки выбегали из каждого дома, чтобы глянуть на черного рыцаря – редкое явление в этих краях. Одни глазели с любопытством, другие шептались о плохих приметах, однако подходить к нему и задавать вопросы не решались. Мало ли кто скрывается под черным шлемом. Без труда миновав крестьянские поселения, Ирвин добрался до главных ворот, сунул угрюмому стражнику два золотых – налог на въезд – и спрыгнул с кобылы, взяв ее под уздцы. В таком виде он вошел в оживленный город с целью узнать, что же он пропустил за последние полцикла.
Сделав пару шагов, Эйхар заметил перед собой 12-летнего мальчика.
- Здравствуйте, господин путник! Я Фикир! Я могу рассказать вам все об этом городе! И провести куда угодно! - с детским энтузиазмом прокричал мальчик Ирвину, надеясь, что он обратит на него внимание.
По-прежнему держа свою меланхоличную кобылу под уздцы, Ирвин глянул сверху вниз на мальчишку через прорези в забрале шлема. Надо же, не побоялся обратиться напрямую к рыцарю, скрывающему свое лицо. Видимо, пацану сильно нужны деньги – наверняка родители или бабка гоняют его на улицу попрошайничать.
- Мне нужен постоялый двор с меблированными комнатами, - подумав, ответил Ирвин. Из-под забрала его голос звучал глухо, как из пустого ведра. – Желательно поприличней. И крайне желательно с доброй хозяйкой. Сможешь отвести меня в такое место? Дам золотой.
Пока Эидин попала под первое проявление тьмы, у городских ворот мальчик ответил Черному Рыцарю:
- Знаю, знаю! Пойдемте, я вас отведу туда! - с энтузиазмом проговорил мальчик, дергая рыцаря за руку.
Немного опешив от активности бесстрашного мальчишки, Ирвин все же позволил буквально утащить себя за руку. Безразличная ко всему происходящему кобыла уныло поплелась следом.
- Где твои родители? – спросил рыцарь мальчика.
- Они, на работе, - немного протянув, ответил Фин, через пару минут он довел Ирвина до гостиницы, на фоне города гостиница выделялась  роскошностью.
Ирвин ожидал увидеть какой-нибудь стандартный постоянный двор, совмещенный с хлевом для скотины, однако он напомнил себе, что все-таки находится в столице. Это было красивое здание в два этажа с ухоженным садиком в две сотки, стоящее на оживленной торговой улице.
- Надо же, настоящий гостевой дом, - пробормотал он удивленно. – Э-э… - он внезапно смутился. – Конечно, у меня есть деньги, но, может быть, это заведение довольно дорогостоящее?... Ты знаешь гостевые дома попроще?
- Да недорогое, господин! Всего-то пять золотых! - снова с энтузиазмом ответил мальчик.
- Ты так думаешь? – протянул Ирвин, глядя на обильно украшенный лепниной фасад. – Что ж, это приемлемая цена. Вот, держи, - он сунул в руку мальчишке один золотой. – А теперь расскажи-ка мне последние новости столицы…
Мальчик повертел немного золотой и положил его в один из своих карманов.
- Король недавно умер, вы, наверное, в курсе, богатых сейчас проверяют. Как сказали добрые дяденьки, они столького узнали про купцов, правда, что узнали, не сказали, погнали меня прочь, - рассказал мальчика и через секунду добавил, - а еще я слышал, что в речном порту бандиты склад подожгли! Говорят, что их злой купец какой-то нанял, большего я не знаю.
Мальчишка мог бы еще рассказать, если бы не крик: "О Аздрин!" испугал его, и он убежал. Крик разнесся из-за соседней подворотни.
- Эй, постой! – запоздало окликнул мальчика Ирвин, не сразу сообразив, что так его спугнуло.
То, что кто-то помянул бога за углом, волновало его мало, равно как и новость о поджоге склада. Такие новости нередки для крупных городов, но все это не имело отношения к его делу. А вот смерть короля была действительно неожиданностью.
«Король умер? – задумался рыцарь. – Если этот малец не соврал, тогда все это очень плохо. Крайне плохо. Если не ошибаюсь, у короля не было прямых наследников – если я, конечно, ничего не упустил. А отсутствие наследников – невиданный прежде исторический момент. Даже интересно, чем все это закончится».
По правде говоря, Ирвина волновала не столько судьба всего королевства, сколько своя собственная. Ведь смерть короля означала, что власть фактически переходит к его ближайшим советникам – до назначения нового короля. А ну как личный совет короля решит отозвать армии с Дрикских топей? Вдруг сейчас вообще никому не нужны будут новые земли и захват территорий нежити? У правительства появится множество других проблем, при наличии которых завоевания отойдут на последний план. В таком случае у Ирвина просто не останется шанса спасти честь семьи. Чтобы банально выжить, ему придется забыть о службе при дворе и – о, ужас! – начать работать руками, как крестьянское быдло.
Пока Ирвин тяжело размышлял об этих смутных перспективах, за поворотом явно происходила какая-то возня. Невольно заинтересовавшись, Ирвин обвязал поводья своей кобылы вокруг ближайшего деревянного столба и осторожно пошел посмотреть, что происходит, не доставая пока оружия.

0

3

Тиберий подходил к городу, опираясь на  длинную палку, что подобрал где-то по дороге. Вроде и простой предмет, а как помогает в путешествии. Этот город казался храмовнику знакомым, хотя он не взялся бы это утверждать с точностью, так как он уже забыл, в каких городах бывал, ну, по крайней мере большую часть. Карты у него нету, так что довольно-таки сложно понять, где он сейчас находится. Однако, несмотря на все свои проблемы, он был рад, что наконец достиг какого-то населённого пункта, так как запасы еды были на исходе, а закупаться где-то надо. Да и в кровати наконец поспать всё-таки было бы неплохо. Не дойдя до ворот, он выбросил эту свою палку-во-многих-моментах-выручалку, и только после этого вошёл в город.
Идя по улице, храмовник по привычке настраивался, чтобы в любую секунду отразить враждебную магию, всё-таки горький опыт научил его бдительности в любой ситуации, ведь не знаешь, в какой момент из-за угла может появиться враждебно настроенный колдун.
Пока в одной из частей города разгоралась проблема, другая явилась из-за ворот, храмовника сразу не признали, и стражники стали собираться проучить наглеца, который не заплатил налог за въезд в город, но как только признали, тут же успокоились. Слишком уже нагло он заявился в город, пара человек же отправилась к крестоносцу.
- Милсдарь храмовник, вы откуда будете? - задал вопрос самый старший из них.
- Приветствую, добрые стражники, - ответил им Тиберий, — я прибыл из храма Святого Руевита и хотел узнать, не нужна ли тут моя помощь? Я давно покинул мою обитель и долго путешествовал по миру, - храмовник очень устал, так что сейчас он бы отдал всё, чтобы от него отстали, но  долг рыцаря церкви не позволял ему просто послать всех в известное место, не предложив помощи.
- Ваша помощь нам определенно понадобится, недавно после смерти короля мы провели обыски у многих купцов. То, что мы выяснили, заставляет нашего капитана бить тревогу. Если у вас нет срочных дел, можете явиться к нему хоть сейчас, он сейчас в караульной возле этих ворот. Вам туда, если что, - сказал стражник, указывая рукой на здание справа от него.
Тиберий кивнул и с мысленным стоном отчаяния двинулся в сторону караулки. Однако, так как в шлеме разговаривать как минимум неприлично, то храмовник снял его перед тем как подойти. Подставив голову свежему ветру, он полной грудью вдохнул не очень чистый воздух города и после, подойдя к капитану, который выделялся среди всех стражников, представился:
– Здравствуйте, моё имя Тиберий. Мне сказали, что вам нужна моя помощь.
Капитан стражи, занятый просмотром документов, сперва посмотрел на Храмовника и лишь после того, как сложил все документы в одну кучу, ответил:
- Да, Храмовник, нам нужна ваша помощь, - спокойно сказал капитан.
- Иииии? - вопросительно протянул храмовник, выжидающие глядя на явно тянущего время командира стражи.
- Как вы, наверное, уже знаете, мы узнали то, что скрывали купцы, и куча народа этим недовольна. Я прошу вас помочь одному человеку, он сейчас как раз набирает группу в речном порту, вам следует направиться туда, чтобы узнать, что ему нужно. Если его планы грозят городу, можете всех там убить, за каждого плачу сто золотых. - Спокойно объяснил капитан стражи.
"Как-то многовато, целых сто золотых за голову-то", пронеслось в голове храмовника, однако внешне он никак не отреагировал, только сказал:
- Хорошо, будет выполнено, - и, развернувшись, вышел из караулки, не забыв надеть шлем.
"Тааак, если мне память не изменяет, то порт в той стороне", - подумал Тиберий и отправился в сторону порта.
По пути в порт Травелльяна подозвал человек средних лет, он представился информатором капитана стражи и рассказал, что наемник с юга поговорил с одним из банды, которая находится на прикормке у купца. Он отправил его в один из домов, который находится в переулке, на этот дом также указал информатор.
Храмовник кивнул в ответ на слова информатора и пошёл в указанный дом. Он не пытался скрываться, потому что, во-первых, не был приучен к этому, а во-вторых, в кольчуге это делать довольно затруднительно.

0

4

Стража упорствовала, но поделать с постоянно выходящей из трудного положения Луорликой ничего не могла. В конце концов Эидин смогла от них оторваться, так девушка в своей жизни еще никогда не бегала. Пока фамильяр не проводил последнего стража, она не могла быть в безопасности, но когда последний страж покинул район, она упала на землю, слишком уж сильна была усталость.
- О Аздрин! Девушка, вы в порядке? - Проговорила в шоке какая-то молодая девица. Она не видела, но зрачки упавшей полностью стали черными.
В голове Луорлики же появилась мысль не только проклясть, но и взять в личное пользование племянницу пожилой женщины, да, пусть познает весь гнев Эидин, месть должна быть холодной, но что-то Луорлике подсказывало, что это не её мысли. 
- Да... В полном, - отозвалась ведьма, пытаясь отдышаться. Думала уйти пешком, но что-то слишком много стражников было.
"Ладно, посижу тут пару минут и пойду домой. К черту этот день, на кой я вообще на улицу вышла", - думала Луорлика.
- Вы уверены? - спросила девушка, она была уверена, что с ней не все в порядке, она подошла к Эидин ближе.
- Забегалась немного. Жить буду, - объяснила Луорлика.
Ничего не ответив, девушка толкнула Эидин к стенке и приставила к шее Луорлики кинжал.
- Попробуешь что-нибудь вякнуть, зарежу, - угрожающе сказала она.
Ведьма аж опешила.
"Что за день-то такой?!" - недоумевала девушка. Из плюсов - это по-прежнему был темный переулок, так что колдовать никто не мешал. И Луорлика могла в любой момент изменить свое состояние, почувствовав минимальное усиление давления на шею ножом.
- Только не говори, что это ограбление. Брать с меня нечего.
- Да как сказать, одежда твоя ничего, пару серебряных я точно за неё получу, - с нотками веселья в голосе проговорила девушка.
- Слушай, а у меня к тебе другое предложение. Понимаешь, меня тут подставили жестко, и у меня ужасное настроение. Дико хочется выпустить пар, - объяснила Луорлика. - Но я готова сдержаться. Поэтому предлагаю тебе просто уйти и сохранить себе жизнь. Ну, или ты можешь попытаться перерезать мне горло и сдохнуть, так и не поняв, что произошло, - закончила девушка.

0

5

Пока Бирек раздумывал, к нему подбежал мальчонка лет семи и стал говорить:
- Дядя! Вам письмо! - прокричал юноша, вручив письмо в конверте, и помчался прочь.
- Письмо? - удивился Бирек.
Это было и в самом деле странно - знакомых у мечника в городе было маловато. Он успел крикнуть пацану: «Спасибо тебе, малец», - и отошёл в сторонку, чтобы распечатать конверт. Благо, годы, проведённые в сельской школе, читать позволяли.
В конверте хранилась гладкая бумага, это было роскошью для простых крестьян, этой бумагой в основном пользовались всякие дворяне и купцы, на бумаге же аккуратным почерком было написано:
«Здравствуйте, уважаемый Бирек Ро, приношу свои соболезнования касательно смерти купца, его смерть шокировала всех нас. Я недавно узнал, что он хотел нанять вас в качестве телохранителя. Не знаю, зачем ему понадобился человек, который прославился спасением дочери Герцога Инденхольма, но дело явно было серьезным. Я прошу вас, придите к одному из домов около речного порта, там я встречусь с вами и обсужу ваш наем для одной работы для меня».
Прочитав письмо, Бирек обрадовался. Удача явно улыбалась во весь рот. Так что вопрос с деньгами отпадал. Он направился к речному порту, где находился указанный дом.
Прибыв в речной порт, Ро не сразу понял, что домов тут нет, на все расспросы местные не отвечали, пока один рыбак не указал на темный переулок, где ошивался какой-то человек бандитской внешности. Рыбак сказал, что этот человек знает, где находится этот дом.
Бирек направился к мужику, похожему на разбойника, которого указал рыбак. Внешность типа не внушала доверия, но Бирек понадеялся на свою силу и умение драться на мечах. Мечник подошёл к «бандиту», поздоровался и спросил, знает ли тот, где находится указанный дом.
- Где встречи важных проходят? За этим углом, еще вопросы есть? Если нет, то я пойду, с вами, южанами, связываться - себя не уважать, - ответил бандит хриплым голосом.
Бирек промолчал и пошёл за тот самый угол, куда указывал мужик. В голове у него промелькнула мысль о том, что это вообще-то делишки какой-то банды, но жребий уже был брошен.
В углу его ждал богато разодетый купец, за его спиной стояли два телохранителя в кожаной броне.
- Как славно, что вы решили на меня работать, пройдемте со мной. - Добродушно проговорил купец, заходя в дом, в углу которого они находились.
- И вам здравствовать, - улыбнулся Бирек и последовал за купцом.

0

6

На веранде двухэтажного дома, покачиваясь на кресле, тихо дремал гном. Был ли он после работы, или он после приема пищи решил просто отдохнуть, факт в том, что он дремал. Хоть он и являлся гномом по рождению, без бороды и издалека его можно было принять за человека, это не раз становилось причиной сор с другими гномами, которые считали неношение бороды попиранием здравого смысла и логики. Хорошее во всех отношениях утро испортил друг из гномьего квартала, который сейчас ломился в дом.
Грохот вырвал Мелло из самой середины восхитительного сна о пляже на берегу теплого моря. Звук был такой, будто Нибли Чокнутый снова принялся за опыты со взрывчаткой. Однако, продрав глаза, Безбородый разглядел в источнике шума запыхавшегося дварфа, немилосердно лупившего по двери его дома.
- Громан, тебе бы не Двухбородым, а Безглазым назваться, - проворчал дварф, протирая глаза. - Чего тарабанишь-то? Вот он я. Только не говори, что вдруг решил срочно пропустить кружечку в компании старого приятеля, все равно не поверю!
- Открывай, Мелло! Беда случилась! - прокричал Громан Безбородому, судя по встревоженному виду Двухбородого, дело принимало дурной оборот.
- Что за беда? - нахмурился Мелло, потирая подбородок (так модифицировалась в его исполнении извечная дварфийская привычка поглаживать бороду). - Дверь, между прочим, открыта, не знаю, чего ты в нее ломишься...
- Люди обнаглели! - ответил Громан, заходя в дом.
- Тоже мне новость, - Мелло не спеша встал с кресла, потянулся (хруст суставов при этом напоминал звук небольшого обвала) и направился вслед за гостем. - Люди вечно наглеют. Что на этот раз? Кто-то открыл лавку напротив твоей с ценами на пару медяков ниже? Или тебе на ногу наступили и не извинились?
Рассеянно погладив огромного черного котяру, лениво растянувшегося на сундуке у входа, Безбородый направился к потайному шкафчику, где держал угощение для гостей.
- Тебе темного горного, как обычно? - На низкий столик в гостиной со стуком опустилась огромная деревянная кружка дварфийского горного эля для гостя и стакан бодрящего травяного настоя для хозяина, которому не мешало проснуться окончательно. - Садись, в ногах правды нет. И давай по порядку, спокойно, не части, как полурослик какой-то.
- Горного. Я из-за этой новости чуть не свихнулся, - ответил Громан. - Люди принялись обыскивать всех! Понимаешь? Всех! И я подумать не мог, что они подобное нароют! Ты знал, что Крайко Каменный у нас у себя в подвале змей держит? Я сам не верил, пока стражники не выволокли клетки с ними! И это еще цветочки! У Миро Одноглазого нашли том по некромантии! Вот живешь много лет и не знаешь, что мог стать жертвой змей или ходячим мертвецом. - Рассказал Двухбородый.   
- Чем объясняют? - уточнил Мелло, садясь напротив гостя и отхлебывая из стакана. - Или просто так вламываются в дом, вот как ты сейчас, и переворачивают все вверх дном? Что ищут и вообще что это за люди?
- Поисками убийцы короля, и это были стражники, - кратко ответил Громан, попивая горное.
- Динамита мне в шахту! - сон мгновенно слетел с Безбородого. - Короля кто-то убил?! А причем здесь дварфы, стража не объясняла? Или они просто шерстят все подряд?
- Всех подряд шерстят, даже монастыри, - ответил Двухбородый, по его глазам читалось, что употребил он горного сверх меры.
- А у меня они еще не побывали, - заметил Мелло, допивая отвар. - Значит, уборка на сегодня отменяется, все равно придут и бардак наведут. Еще эля?
Громан не успел высказаться, как в дверь постучали несколько раз.

0

7

Войдя в лабораторию, Лесли увидела не то, что надеялась ожидать. Все это походило на последствия какого-то  обыска. Те, кто здесь успели побывать, перерыли все, что можно, и все, что нельзя, колбы разбиты, микстуры разлиты, всяческие ингредиенты валяются на полу, заметки валяются рядом с ними, а на одном из шкафов приклеили лист с печатью стражи.
- Вашу ж мать! - воскликнула дварфийка и бросилась вытирать всеми возможными способами красивую лужу, смешавшуюся из результатов исследований, которая уже немного дымила, рискуя прожечь пол или уничтожить ценные заметки.
Взяв пипеткой оттуда образец и переместив его в уцелевшую колбу, Лесли вытерла лужу и убрала осколки. Затем, увидев листок с печатью на шкафу, сняла его и положила на стол.
Как только дварфийка принялась читать листок, она почувствовала неприятный запах. Кажется, в шкафу кое-что смешалось, придется, наверное, проветривать помещение.
- Вот же чёрт... - она открыла окно, вдохнула свежий воздух и заглянула в шкаф. Наверняка это тот самый образец из лужи.
В шкафу дварфийка обнаружила смесь из пяти химических ингредиентов. Пока она вспоминала, что они из себя представляют, в ход пошло одно из последствий смешивания этих ингредиентов, галлюцинации. Лесли поняла это уж слишком поздно, двери, стены и все остальное пропали, и она падала в непроглядную тьму.
"Вот чёрт. Как же глупо я, наверно, выгляжу со стороны... Небось, просто на полу барахтаюсь", - Лесли пыталась найти опору в этой бесконечной тьме, нащупать хоть что-нибудь, кроме пустоты, дабы как-то сориентироваться в пространстве.
Нащупать что-либо не удалось. Морин не сразу поняла, что слышит женский смех и что явно женская рука щупает её ниже пояса.
- Так. Что это за чёрт? - высказала Лесли, пытаясь найти своей рукой ту, принадлежащую неизвестной женщине, столь бесцеремонно трогающей её нижнюю часть.
Руку дварфийка поймала, но на пятую точку после этого незамедлительно упала женская голова. Лесли не успела отреагировать, так как через некотороевремя потеряла сознание. Очнулась она из-за неприятного запаха спирта прямо под носом. Открыв глаза, Морин увидела стражника в мокрой повязке на лице.
- Добрый день, госпожа Лесли! Вам повезло, что добрые люди позвали стражу, иначе бы сгорели вместе с лабораторией. - Добродушно сказал стражник.
— Тут все загорелось? Спасибо... Вам и тем добрым людям. — Лесли попыталась встать, но кружащаяся голова казалась очень тяжёлой, и та не упала благодаря тому, что схватилась за ближайший стул.
Сильная слабость накатилась на Лесли, и она почти что упала, но тут её вовремя подхватил стражник.
- Тсссс, вам нельзя резко двигаться, полежите пару минут, - все так же добродушно произнес стражник.
- Хорошо, ещё раз спасибо... - добравшись до небольшого дивана, дварфийка прилегла на него, закрыла глаза и не заметила, как погрузилась в сон.
Добраться до дивана помог стражник, во сне Лесли все еще падала в темноту.

0

8

Когда до дома оставалась пара шагов, к нему обратились из темноты:
- Стойте на месте, если не хотите расстаться с жизнью. К вам сейчас лично придет один человек, попытаетесь ему навредить - не успеете пикнуть, и сразу же будете нашпигованы болтами, - сухо произнес человек в темноте.
Тиберий под шлемом ухмыльнулся, он ожидал подобного, поэтому особо не испугался. Решив подождать эту важную персону и вызнать как можно больше, он спокойно встал на месте.
Через пару минут вышел богато разодетый человек и, вздохнувши, начал говорить:
- Видимо, капитан до сих пор подозревает всех нас. Ну что же, крестоносец, пройдемте со мной, вы узнаете, для чего я собираю людей, и успокойте нашего капитана, - уставшим голосом добродушно закончил человек.
- Пройдёмте же! - добродушно воскликнул Тиберий. - Давайте не будем зря отнимать у нас обоих время.
Храмовник пытался выглядеть дружелюбным, однако бдительность он не ослаблял и был готов пустить в ход оружие.
- Мудрые слова, храмовник, - ответил купец и повел его в дом, позади шли наемники, внешне они были расслаблены, но храмовник знал, что это не так.
Кивнув на слова купца, Тиберий вошёл вслед за ним в дом.
Улыбнувшись, купец провел Травелльяна до комнаты, в которой находился внушительных размеров человек в тунике и с огромным мечом.

0

9

Следуя за купцом, они прибыли в дом с чистыми помещениями. Снаружи он не выглядел так, как внутри, их усадили за круглый стол и попросили подождать, пока не прибудут остальные.
Бирек уселся за стол и, естественно, стал ждать, потому как больше ничего не оставалось.
Пока Бирек сидел, по дому носилась прислуга и наемники, опыт подсказывал Ро, что случилось что-то непредвиденное.
- Эй, парень, - поинтересовался Бирек у пробегающего мимо пацана-слуги, - а что случилось-то?
А про себя подумал: «Неужели и этот помер?».
- Да просто хозяин решился на авантюру, вот все и в шоке, - ответил мальчонка и ушел по своим делам.
"Интересно, что за авантюра", - подумал Бирек, вспомнив историю с Виллертом.
Через некоторое время в комнату пришел купец, живой, здоровый и довольный жизнью, за ним шел храмовник.
"А где храмовники там, и неприятности", - всплыло в голове у Ро.
- Э... - начал Бирек, - так что вы хотели э... от меня?
- Моё уважение, - склонил голову Травелльян.
- Вы не переживайте, все под контролем, - успокоил Ро богатый и, сказав Храмовнику пару слов, оставил Бирека один на один с Храмовником.
- Господин храмовник, я прошу вас подождать здесь, скоро соберутся все, и я объясню, зачем я набираю людей, - сказал купец Тиберию и вышел, оставив его один на один с наемником.
Бирек промолчал. Под контролем-то под контролем, но присутствие "святого воина" как-то давило на психику. Оставалось лишь думать, что купец, наверное, знает, что делает.
Храмовник не горел особым желанием общаться с наёмником, поэтому просто прикрыл глаза и привалился спиной к стене.
Через некоторое время в комнату завели черного рыцаря, о которых Тиберий знал не понаслышке, а видел некоторых в деле. Не сказать, что они образец храбрости или героизма, но их умение в обращении с оружием отрицать было нельзя. Наемник, бросив фразу типа: "Потом все объяснят", ушел прочь вместе с остальными, оставив храмовника один на один с новым гостем.

0

10

Выслушав внимательно Луорлику, девушка рассмеялась.
- Давно я такого не слышала! А ты рассмешила меня, так и быть, я не кину тебя в этой подворотне, напоив сонным зельем на пару дней, и тобой не воспользуются всякие ублюдки. Я тебя просто сдам стражникам, вернее, тебя в бессознательном состоянии прямо под двери их караульной! - весело закончила бандитка.
Не успела Эидин ответить, как в подворотню зашел рыцарь.
Пока Эйхар шел, он услышал много интересного. В частности, он понял, что девушка, кричавшая имя бога, оказалась воровкой, не очень-то она стремилась сохранять инкогнито, крича об этом вовсю, только вот и слова вероятной жертвы озадачивают.
Через пару минут Келмаан узрел их обоих, одна, в каком-то церковном одеянии, приставила нож к горлу молодой девушки с бледным лицом и в синей одежде.
- О, тебе везет, - тихо проговорила Луорлика. - Помогите! - воскликнула ведьма, искренне веря, что рыцарь тут же кинется ей на выручку.
Это было забавно. Хотя бы потому, что опасности на самом деле не было никакой. Не хотелось Эидин лишний раз колдовать. Хоть ей это и дико нравилось, последствия были нехилые. Тем более, насчет убийства она блефовала, она никогда не убивала людей, всего лишь вырубала. А это значит, еще больше людей узнают о том, что она ведьма, а этого ей не надо.
Вообще-то Ирвин ожидал увидеть какую-нибудь финансовую разборку, характерную для близости оживленной торговой улицы и не самой дешевой гостиницы, а оказалось… Короче говоря, стать свидетелем девчачьей ссоры он точно не ожидал, поэтому замер в нерешительности. Бить женщину, пусть даже воровку, он не мог. Но ее жертва отчаянно взмолилась о спасении, а потрепанного вида девица держала у ее горла довольно большой мясницкий нож, поэтому…
- Леди, - сказал Ирвин, его голос из-под шлема прозвучал гулко, с эхом. – Прошу вас немедленно отпустить эту почтенную даму и отбросить оружие в сторону. Вы совершаете преступление, о чем я вынужден уведомить вас! – он со звоном извлек из-за спины меч и направил его острие на воровку.
Увидев острие меча воровка явно испугалась. Испепелив взглядом Луорлику, бандитка убежала, оставив ее наедине с рыцарем в черных латах.
- Спасибо вам, храбрый рыцарь, - улыбнулась спасенная ведьма. Лучше и быть не могло.
Опустив меч, Ирвин сунул его обратно в ножны за спиной и коротко поклонился, лязгнув старыми доспехами.
- Рад служить вам, леди, - ответил он, как подобает выходцу из благородной семьи. – Надеюсь, та женщина не ранила вас?
Луорлика не видела его лица из-под шлема и никак не могла определить возраст своего спасителя. Даже по голосу сложно было понять, сколько циклов этому рыцарю. Ну, вроде, не мальчишка и не дряхлый старик. Только сейчас Луорлика заметила, что рыцарь имеет весьма потрепанный вид: доспехи явно из прошлого столетия, рукоять меча кое-где покрыта ржавчиной, черная краска, коими обильно были выкрашены латы, местами потрескалась. Непохоже было, чтобы рыцарь купил эти доспехи вчера. То ли он много участвовал в сражениях, то ли просто был крайне беден.
В любом случае Луорлике это было не особо важно, да и сама она была бедна и доживала деньги, оставленные дядькой-учителем.
- Нет, не ранила, - ответила Эидин и мысленно добавила: "Да будто бы она могла". - И как зовут моего спасителя? - осведомилась девушка, всматриваясь в шлем рыцаря и надеясь что-нибудь разглядеть.
Не успел храбрый рыцарь ответить, как быстро прибежал мальчонка, дал по конверту каждому и также быстро убежал.
Ирвин машинально взял письмо, но тут же вскрывать его при леди было бы невежливо. Поэтому он поспешил представиться:
- Я - Рафал Зандер, сын хлебопашца Нела Зандера, - ответил рыцарь учтиво, снова легко поклонившись прекрасной даме. – Сочту за честь проводить вас до вашего дома, леди. Ради вашей безопасности, конечно.
"Отлично. Эх, сейчас бы с рыцарем погулять", - мысленно пошутила Луорлика, слегка улыбнувшись.
- Тогда идемте, - произнесла девушка и зашагала в сторону своего дома. Ей было любопытно, что в письме.
- А вы часто вот так вот письма получаете? - спросила ведьма. Она письма раньше не получала. Может, это было от учителя?
- Ну… - замялся Ирвин, когда они вышли на оживленную улицу. Он озадаченно вертел в руках конверт. – Боюсь, этот мальчик ошибся и принял меня за кого-то другого. Дело в том, что я здесь… - он чуть было не сказал «под другим именем», но вовремя спохватился. – Проездом. Приехал издалека и только первый день в городе, даже не успел нигде остановиться. И мне уже давно никто ничего не писал.
По пути он отвязал свою кобылу от столба и потянул за поводья следом. Кобыла недовольно фыркнула, но все же лениво поплелась за ним.
- Странно все это. Ну да ладно, - сказала ведьма. У нее все еще была небольшая паранойя от стражников после побега, но в целом Эидин уже успокоилась. - И надолго вы к нам?
Пройдя через пару кварталов в компании черного рыцаря, перед которым многие расступались, Эидин и Ирвин прошли спокойно. Но потом впереди показались стражники, которые преследовали Луорлику, и они точно узнают её в лицо. К счастью для неё, рядом оказался дом её подруги. Она, конечно, не помнила учителя Эидин, но с ней у неё были хорошие отношения. Для рыцаря все же было нормально, он увидел то, что ожидал увидеть от столицы.
- О, знаешь, я тут вспомнила. Мне к подруге зайти надо, так что тут наши дороги расходятся, - выдала Луорлика. - Прощай рыцарь, удачи в странствиях, - попрощалась ведьма и повернула к дому подруги.
Ирвин слегка смутился, не поняв такой странной перемены в поведении этой девушки. Ему показалось, что она решительно поспешила от него сбежать под предлогом встречи с подругой. Тогда зачем согласилась, чтобы он ее проводил? Однако у него было кое-что поинтереснее, чем анализирование работы женской логики. Испытав по поводу исчезновения девицы лишь смутную тень обиды, он незамедлительно вскрыл конверт, на котором было написано лишь «Уважаемый черный рыцарь» - ни имени, ни подписи отправителя. Интересно, кому это он понадобился, едва войдя в город?...
В конверте был лист из гладкой бумаги, отправителем значился некий "Купец".
"Уважаемый Черный Рыцарь, я только пару минут назад узнал, что вы вошли в город. Письмо, скорее всего, не смогут доставить сегодня, но я этого не страшусь, я предлагаю вам работу, сразу же говорю. По какой-либо причине вы бы не одели черные латы, выполнение моей работы принесет вам славу и уважение. А также 1000 золотых за выполнение работы от меня лично и, может быть, от всех купцов Дирленда. Если вас заинтересовало мое предложение, направляйтесь на пристань речного порта, там вас будет ждать человек в кожаных доспехах, он приведет вас ко мне.
С уважением, купец".
Ни имени загадочного купца, ни точного адреса встречи. Мало ли на свете купцов? И мало ли тех, кто прикидывается таковыми?... Ирвин глубоко задумался. Он почему-то считал, что порядочные люди получают работу как-то более… официально, что ли. А не вот так – с письмом на улице. Все это откровенно пахло нечистым дельцем. А учитывая, что спасенная им девушка тоже получила такой же конверт от того же самого мальчишки, было вполне вероятно, что и ее позвали в то место.
Ирвин решил пойти туда не столько из-за работы и обещаний славы, которые были очень притягательны, сколько из-за желания уберечь ту девушку от опасности влезть в неприятности. Продолжая тащить за собой ленивую кобылу, он отправился в речной порт, часто спрашивая у прохожих дорогу туда. Поплутав по тесным людным улицам, он наконец вышел к пристани.
Как только Ирвин вышел к пристани, к нему сразу же вышли люди в кожаной броне. Представившись людьми купца, они отвели рыцаря в один из неприметных домов в районе пристани, предварительно забрав его лошадь. Там его отвели в комнату, где сидели за большим круглым столом наемник и храмовник.
- Как только все придут, вам все объяснят, - сказал один из наемников и вместе с остальными вышел прочь, оставив черного рыцаря один на один с другими посетителями.

Отредактировано Ганс (2016-04-26 15:02:50)

0

11

Луорлика на самом деле не очень-то собиралась к подруге, она завернула за угол и тоже открыла письмо.
Не успела она прочитать первую строчку, на Эидин тут же налетела подруга.
- Ох! Луорлика, неужели это ты? Что на тебе надето? Когда мы виделись в последний раз, ты была роскошна! Пойдем, пойдем со мной, оденем тебя как человека! А то ходишь в этой одежде, как проститутка! Аздрин мои слова заверит! - протарахтела блондинка, заводя Луорлику в дом.
- Оу, привет, - поздоровалась Луорлика со своей подругой. Она была отличной девушкой, но слишком активной, что ли. Настоящий энерджайзер. В любом случае Эидин ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
Заведя Луорлику в дом, подруга стала наряжать её в разные наряды, некоторые были слишком изящными, а некоторые просто абсурдными на взгляд Эидин. Закончилось все это празднество, когда подруга завела Луорлику пить чай, надев на неё предварительно прозрачное розовое платье. Это, конечно, было высотой наглости, но пили они чай в помещении, где не было окон.
- Ну, давай рассказывай, как живёшь, чем живёшь, не нашла ли себе еще суженого? А то знаешь, есть у меня знакомые, с которыми я могла бы тебя свести, - протянула подруга, перед тем как положить в рот печенье.
- Да скучно. Вот работу думаю найти. Или уехать. Точно еще не решила, - рассказала Луорлика. Не очень она удобно чувствовала себя в такой одежде, ну да черт с ней.
- И что надумала? Кстати, у тебя есть куда уезжать? А то я знаю пару юношей... - Мгновенно ответила подруга.
- Да не куда-то конкретно. Просто путешествовать. Скитаться по миру, смотреть красивые места, все такое, - рассказывала Луорлика.
- С красивым юношей, я надеюсь? - радостно хмыкнула подруга. - Извини, я просто вспоминаю свой первый раз с мужчиной, это было так прекрасно, - сладко протянула она, Эидин не сразу заметила, но на столе неведомым ей образом появилась склянка с вином.
Похоже, это и развязало подруге язык.
- Не думаю, - ухмыльнулась Луорлика. - Буду в гордом одиночестве наслаждаться видами.
- Ну ты даешь, подруга, - удивленно произнесла подруга. - Эй! Акия! Проститутка проклятая! Давай быстро сюда! Твоей госпоже нужна помощь! Я уже на ногах не стою, - прокричала она служанке.
Через пару минут прибежала служанка и помогла подруге Луорлики подняться в свою комнату. Через некоторое время служанка пришла к Эидин.
- Госпожа велела выполнять любое ваше требование, - покорно сказала она.
- Ага, здорово, - произнесла Луорлика и начала читать наконец то злосчастное письмо.
- Мне провести вас в вашу комнату? - осторожно подала голос служанка, отвлекая Эидин от прочтения письма.
- А? Да, давай, - согласилась Эидин, вставая.
"Уж в комнате я его точно прочту", - решила она.

0

12

Проснулась Морин оттого, что кто-то активно ее дергал за руку.
- Что случилось? - сквозь остатки сна дварфийка пыталась разглядеть того, кто вырвал её оттуда, и уже ожидала претензий по поводу сна в рабочее время.
- Тетя, проснись, вам письмо, – ответил детский голос.
Как только Лесли пришла в себя, она поняла, что не у себя в лаборатории.
- Мне? - не поверила дварфийка, но письмо взяла. Она ожидала того, что это какая-то ошибка, но увидев на конверте свои инициалы, поняла, что он попал по адресу, и, надев очки, вскрыла его. Однако, оглядевшись, Морин поняла, что находится не совсем там, где положено ей быть. - Где я?
- Да, вам, - ответил мальчишка и убежал прочь.
По мебели и материалам было ясно, что Лесли попала в дом какого-то богатого человека, и, судя по виду из окон, Морин находилась на втором этаже.
Если вы внезапно оказались в незнакомом помещении, что надо сделать? Правильно, осмотреть тут всё! Интересно же, чёрт возьми. Чем Лесли и занялась в ожидании того, кто должен был прийти, ведь в таких ситуациях обязательно кто-то пафосно заходит в комнату. Итак, дварфийка исследовала всё: от вида за окном до статуэток на серванте. После этого она вспомнила, что надо все-таки прочесть письмо, о котором благополучно забыла. И сейчас вскрыла конверт и извлекла оттуда содержимое.
На протяжении всего времени, что Лесли читала письмо, её никто не беспокоил. Либо никого не было дома, либо хозяева были очень сильно заняты.  Отправителем письма был некий "купец", лист был из гладкой бумаги, что сразу говорило, что человек в определенном смысле богатый.
"Уважаемая Лесли Морин, я предлагаю вам работу. Работа не сложная и в какой-то мере для вас это будет полезно, так как подразумевает работу с очень интересными химическими ингредиентами. Если вас заинтересовало мое предложение, то идите в речной порт, мои люди найдут вас.
С уважением купец".
- Купец? Может, у него я и нахожусь... - пробормотала Лесли, но к порту-таки сходить решила. Открыв дверь, спустившись вниз по лестнице и выскользнув на улицу, она пошла к точке назначения.
Когда Морин дошла до пункта, её сразу же взяли под руки несколько бойцов в кожаной броне и, сказав, что это ради ее же безопасности, надели черный мешок на голову и повели дварфийку в неизвестном направлении. Через неопределенное время её усадили и сняли с головы мешок, она оказалось в маленьком помещении за столом, за которым, кроме неё, сидел богато одетый человек.
- Прошу прощения за подобное, но я был вынужден пойти на это - с печалью в голосе произнес купец.
- Для чего? Это же вроде как только доверие подрывает... - отозвалась Лесли. - Ладно. Однако здравствуйте. Это вы тот купец, что отправил письмо?
- Да, я отправил вам письмо, - добродушно ответил купец.
- И приглашали на работу с какими-то интересными элементами. В чем же она заключается?
- Вижу, мое предложение сильно вас заинтересовало, - хмыкнул богатый человек. - Скажем так, за работу с опасными и запрещёнными алхимическими ингредиентами я плачу сотню золотых и столько же за ваше молчание в дальнейшем, такое вариант вас устраивает? - осторожно продолжил купец.
- Если гарантируете, что я выживу - я согласна, - Лесли горела желанием начать работу, интересно же! Да и заплатят неплохо.
- Вы выживете, никто вас в бой кидать не собирается, этим займутся другие, - ответил человек и повел Морин в комнату, где находился рыцарь в черных латах, какой-то храмовник и её случайный знакомый. - Не стоит думать, что я привел ребенка сюда, это дварфийка, и она поможет в деле, - сказал купец присутствующим и ушел, оставив Лесли один на один с мужчинами.

0

13

- Открыто! - крикнул Безбородый, направляясь к тайнику с выпивкой.
Как только это прозвучало, в дом ворвались люди в латных доспехах и начали обыскивать его.
- А вы, собственно, чего ищете-то? Может, подскажу? - осведомился Безбородый, выхватывая из-под носа у нахального латника кувшин с элем. - Э-э, нет, вам на службе пить нельзя, тем более дварфийский эль, крепковат он для людей. А то вдруг вы во хмелю буйные, разнесете полдома, нам морды начистите, да еще и в каталажку упечете за попытку отравить стражу при исполнении. Вон в бутылке зеленого стекла настойка яблочная есть - под задушевную беседу самое оно... Уголь, брысь, не мешай этим господам в плохо пригнанных доспехах!
Последняя фраза адресовалась коту, который при приближении стражника, решившего пошарить в сундуке, выгнул спину и тихо зарычал. Услышав голос хозяина, он вздрогнул, зашипел и выскочил в дверь. Мелло же, как ни в чем не бывало, поставил кувшин перед Громаном и принялся наблюдать за шарившими по дому стражниками.
- То, что у вас быть не должно. - Ответил один из стражников, шарясь в шкафу.
Перевернув все вверх дном, стражники ушли, на удивление Двухбородого.
- А перед тобой даже не извинились, - удивленно протянул Громан и взглядом уставился на кувшин, его лицо выражала лишь одну мысль.
- Да я и не ожидал, - отмахнулся Мелло, прикидывая, стоит ли теперь вообще убираться или проще купить новый дом. - Люди сами по себе вредные существа, а люди, облеченные властью - это вообще полный конец обеда, как выражался один мой старинный приятель. Поможешь навести тут порядок?
Двухбородый кивнул, но, перед тем как Мелло начал уборку, в домик залетел малец, оставил конверт и убежал.
- На тебе расчистка завалов, на мне собственно уборка, - распорядился Безбородый, осматривая образовавшиеся посреди комнаты баррикады из брошенной утвари.
Заставлять пьяного Громана вытирать пыль или мыть полы было бы глупо (хотя на это зрелище стоило бы посмотреть). Письмо от неизвестного (а оно было именно от неизвестного, потому что ни одна известная Мелло морда не стала бы посылать ему письмо, а просто пришла бы сама) было решено оставить на потом.
Может, смотреть, как Безбородый вытирает пыль и моет полы, было бы и интересно, не менее интересным шоу стала его расчистка завалов, хотя, с какой стороны посмотреть, сломанная мебель и шкатулки явно не красят дом.
Через некоторое время уборка была закончена, и Громан Двухбородый, пошатываясь, пошел домой, а письмо так и лежало неоткрытым.
С гордостью оглядев дело рук своих, Мелло направился к любимому креслу на террасе, собираясь расслабиться после такого напряжения. По пути он зацепился взглядом за все еще лежавшее на столике письмо и прихватил его с собой - одно другому не мешает. Устроившись поудобнее, дварф надорвал конверт и заглянул внутрь.
Внутри находилась гладкая бумага, что намекало, что послано это не каким-нибудь бедняком и даже не гномом, а богатым человеком. Письмо было такого содержания:
«Уважаемый господин Мелло.
Я, достопочтенный купец нашего города, предлагаю вам работу. Работа не пыльная и не сложная, вам всего-то нужно будет определять, что и где это, ну а также определить, насколько мастерски выполнена данная работа. Ввиду того, что сейчас идут активные обыски, я не могу точно высказаться, на меня могут пасть лишние подозрения, а мне это сейчас ни к чему.
Если вас заинтересовало предложение, проследуйте в порт, там вас найдут мои люди».
Пробежав глазами послание, Мелло разочарованно хмыкнул и отправил его в мусорное ведро. В конце концов, что он рассчитывал прочитать в письме без обратного адреса и подписи? Все эти полунамеки и недоговорки почти наверняка означали обычное мошенничество, а учитывая не особо грамотный стиль изложения - очередной мелкий жулик заново открыл принцип Отани: "Не хочешь искать жертв по подворотням - сделай так, чтобы они сами пришли и протянули кошелек". Безбородый не сомневался, что подобные писульки пришли и его соседям. Выбросив неизвестного "достопочтенного купца" из головы, дварф устроился поудобнее и задремал, надеясь снова увидеть так некстати прерванный Громаном сон. Увидеть прерванный сон не удалось, вместо этого были странные кошмары с какими-то зелеными огромными бородатыми существами.

0

14

«Как обычно, - подумал Бирек, - мы такие важные, что на простых людей внимания не обращаем. Ну и ладно. Оно и к лучшему».
В это время двое подручных купца привели в комнату ещё одного воина, на сей раз рыцаря.
«Интересно, - подумал Бирек, - а этот тут зачем?»
- Моё уважение, - кивнул чёрному рыцарю Тиберий и снова закрыл глаза, устало вздохнув и почти подавив зевок. Всё-таки много в дороге был и даже отдохнуть не успел.
- Приветствую, - просто, как подобает жителю деревни и мечнику, поздоровался с рыцарем Бирек.
Рыцарь, кивнув в шлеме на приветствие храмовника и Бирека, сел за стол. Он, опершись на рукоятку меча, стал спать. Видимо, у него был такой же интересный путь, как и у Травелльяна.
Знакомиться с потенциальными сотрудниками Лесли не спешила, а стала поодаль и размышляла, что за опасные и в то же время интересные ингредиенты предложили ей для изучения. Война против кого-то? Открытие, изучением которого некому заняться? Хотя, скорее первое, иначе в какой такой бой её не отправят, и что здесь делают четыре мужика? Абсолютную неизвестность Лесли терпеть не могла, но больше зацепок не находила, поэтому оставалось только ждать.
Всё-таки не удержав сильный зевок, храмовник промолвил крайне уставшим голосом:
- Приветствую, - а затем снова уронил голову на грудь.
- Ну вот и свиделись, - улыбнувшись, произнёс Бирек, увидев знакомую гномку, - и тебя сюда тоже пригласили?
- Как видишь. И тебе не сказали, зачем?
-Да вроде нет, - ответил Бирек, - сказали только, что купец что-то затеял, а что - не сказали.
Ирвин, успешно прозевавший появление купца и дварфийки, наконец очнулся от неожиданно напавшей на него дремы и с удивлением оглядел комнату, словно не понимая, как он вообще здесь оказался. И обнаружил, что в помещении присутствует девочка-дварфийка, которая оживленно обсуждает что-то с незнакомым бугаем. У Ирвина сложилось впечатление, что эти трое друг друга знают, один он оказался «левый с улицы». Ничего не говоря, он принялся молча осматривать обстановку и прикидывать, придет ли спасенная им девушка.
Комната была небольшой, в центре её находился большой стол, за которым сидел он и еще двое незнакомых мужчин. В комнату вели две двери, справа и слева от стола. Из левой двери он попал сюда, в правой же не так давно исчезли наемники и купец.

0

15

- Прошу за мной, - сказала служанка и повела Луорлику в её комнату, приведя её в комнату на втором этаже с окнами с видом на улицу. - Что-нибудь желаете? - спросила служанка, стоя в дверях.
- Нет, спасибо. Можешь идти, - отозвалась Луорлика, сев на кровать, и, после того как служанка удалилась, девушка наконец начала читать письмо.
Поклонившись, служанка покинула помещение. В письме было написано:
"Уважаемая госпожа Эидин, я недавно узнал, что у вас проблемы с деньгами и с жилищной площадью. Как вы до такого опустились, я спрашивать не буду, у меня есть предложение, которое может вас заинтересовать. Дело в том, что я знаком с одним магом - он, кажется, покинул наш мир во время одного из своих экспериментов. Так, по крайне мере, говорится в одной из его записок, оставленных в его лаборатории. Это печально, так как я хотел предложить ему работу. Из тех же записок я узнал и о вас, в том числе и о вашей магической направленности, так что, думаю, вам не стоит отказываться от работы. За работу я предлагаю 200 золотых лично вам поначалу и еще 200 золотых по окончанию работы
С уважением, ваш друг Купец".
"Отлично, вопрос с работой решен. Везет же мне, - подумала Луорлика, откинувшись на кровать. - Вот только куда идти? Он, наверное, сам найдет меня, когда будет пора", - размышляла она.
Не успела она даже закончить мысль, как к ней зашла служанка.
- Там вас человек спрашивает, мне передать, или вы сами выйдете? - спросила служанка.
- Сама спущусь, - ответила Луорлика и направилась к человеку.
"Быстро. Даже слишком".
Внизу Эидин ожидал человек в кожаной броне, он был несколько смущен розовым прозрачным платьем, но вида не подал.
- Здравствуйте, госпожа, уважаемый Купец забыл упомянуть, что вам надо придти в порт, если вас заинтересовало предложение. Я долго искал вас, - констатировал наемник. - Если у вас нет дел на сегодня, то прошу вас проследовать за мной, - сказал боец.
- О, хорошо, подождите несколько минут, - попросила Луорлика и удалилась одеть что-нибудь, в чем ей не стыдно будет ступить за порог. Когда же она переоделась, она вновь спустилась к наемнику. - Все, я готова, - сообщила Эидин.
- Прошу за мной, милая госпожа, - подал руку наемник.
Он провел Эидин практический по всему городу до порта. За пару метров до порта наемник неожиданно свернул и повел Луорлику в один из переулков, там они ходили достаточно долгое время, и это успело Эидин утомить. К счастью, через пару минут он довел её до заброшенного дома. Войдя в него, Луорлика поняла, что заброшенность была фикцией. Как только Эидин зашла внутрь, наемник обратился к ней:
- Я сейчас заведу вас в эту комнату, - указал он пальцем на дверь впереди, - не обращайте внимания, что люди собрались там неоднозначные. Поверьте, ничего опасного в них нет. Купец, как придет, пояснит, зачем он вас собрал, - пояснил он.
За дверью же, за большим столом сидели и вправду неоднозначные люди. В том числе и храмовник, при виде которого у Луорлики душа в пятки ушла, странный огромный наемник, дварфика и знакомый ей уже рыцарь.
К рыцарю Луорлика и подошла.
- Значит, вы тоже работой интересуетесь, - улыбнулась ему ведьма.
- О… - Ирвин, рассеянно прозевавший появление девушки, тут же вскочил, громко лязгнув старой черной броней. Он слегка поклонился.- Я бы поцеловал вам руку, прелестная госпожа, но не смею открывать лицо, - смущенно пробормотал он.
- Думаю, ничего страшного. Тут люди такие... Разные, - произнесла Луорлика, оглядывая окружающих, чуть дольше задерживая взгляд на ужасном храмовнике.
Храмовник хмурился, хотя под шлемом этого никто не видел. Ему очень не понравилась девушка, что вошла в комнату. Нет, внешне она была довольно красива, но... Всегда есть это проклятое "но", и сейчас оно заключалось в том, что опытный храмовник, коим и являлся Тиберий, чувствовал от неё магию, причём, явно недобрую. Непроизвольно он положил руку на эфес меча, при этом не сводя взгляд с самой девушки, при этом та, скорее всего, почувствовала сильную угрозу, исходящую от Тиберия.  Он уже приготовился  делать рывок и на всякий случай подготовил рассеивание заклинаний, однако, быстро опомнившись, убрал руку с меча и отвернулся в сторону.
Через некоторое время в комнату зашел купец, на его лице читалась усталость, видимо, у него был нелегкий день.
- Итак, прелестные дамы и уважаемые господа, собрал я вас для очень важной работы. Если кто-то проболтается насчет неё, под угрозой будут не только ваши жизни, но и моя. А у меня и так жизнь после смерти короля не задалась, да и эта идея - большая авантюра. В общем, к сути. Я нанял вас для поиска убийцы короля. Сразу предвижу вопрос: "А зачем мне это надо?" Отвечаю - храбрый, да хранит Аздрин на небесах, король Иор был моим другом. Этот ответ, конечно, не всех устроит, но такова правда жизни. Вы, наверное, в курсе, что стража перевернула весь город верх дном, чтобы найти убийцу. Поиски положительных результатов не принесли, напротив. Они ухудшили все, мои коллеги-купцы вынуждены принять меры, чтобы не стать жертвами толпы и не разориться. Надеюсь, им хватит ума идти на крайнее меры, иначе все будет плохо, очень плохо. Именно поэтому я решил собрать вас для этой работы. Вы - люди в большинстве своем пришлые, никто вас не знает и вопросов к вам не возникнет, это мне и надо. Есть ли у кого-либо какие-нибудь вопросы? - закончил свою длинную речь богач.
Черный рыцарь, стоявший все это время рядом с молоденькой ведьмой, недовольно фыркнул сквозь прорези шлема. Звук получится довольно громким. Этот человек, представившийся просто Купцом, откровенно ему не понравился. Найти убийцу короля? Довольно странный повод, чтобы собрать вокруг себя такую пеструю компанию. Уж не собирается ли этот хитрец продать всю компанию в рабство нежити или просто как-нибудь подставить с выгодой для себя?... Так или иначе, Ирвин никоим образом не верил в добрые намерения человека, имеющего дело с большими деньгами. Как-то с детства он усвоил, что чем богаче человек – тем больше он сволочь. Не похож он на добродетеля, заботящегося о благе своих же конкурентов, пострадавших от обыска домов. История богача показалась рыцарю высосанной из пальца.
- Я вам не верю, - заявил он со свойственной ему прямотой, более подходящей выходцу из крестьянской семьи, нежели сыну дворянина. – Никогда прежде не встречал я человека, который готов платить деньги за дело королевства. И будь вы другом короля – вы бы не устроили себе логово в портовой подворотне, а пировали бы сейчас в приемной зале, обнимая танцовщиц…
Луорлика выслушала купца и решила, что почему бы и да. С другой стороны, возражения рыцаря были тоже довольно логичны. Интересно, что ответит купец.
Тиберий молчал. Он ждал, пока выскажутся остальные, так как сам не доверял купцу, но основываться на своих личных предпочтениях он считал неправильным.
- Вы вообще встречали таких людей, как я? - прервал Ирвина богач. - Если вам кажется, что богатый человек не может беспокоиться о благе города, то вы ошибаетесь.
Бирек долго думал, что сказать купцу, после чего сказал:
- Надеюсь, всё это за хорошую плату, не так ли?
- Плата будет достаточной, чтобы вы после дела могли бы оставить наёмническое дело, - уверил Купец Ро.
Лесли пока не сказала ни слова, так как говорить пока было нечего, хоть все это и вызывало подозрение. Какой-то человек, именующий себя Купцом, нелегально собирает у себя в комнате довольно разношерстную компанию, которой говорит, что их помощь понадобится в вычислении убийцы короля. Да и к тому же, для чего-то тут нужны опасные ингредиенты, для работы с которыми пригласили именно её, а не какого-нибудь более профессионального и известного алхимика. По поводу этого дварфийка и задала вопрос:
- Извините, а почему взяли меня? Ведь есть более опытные в моей сфере личности.
- Более опытные требуют больше платы, а у вас и опыта достаточно, и вы знаете себе цену, а не набиваете её, - искреннее ответил богач. - Господин храмовник, скажите, зачем вас послал капитан стражи? - обратился Купец к Тиберию.
- Разузнать, кто вы такие, что вы планируете, и если несёте вред городу – убить, - спокойно ответил Тиберий.
Ирвин, смолчавший от неожиданного ответа Купца, внимательно оглядывал присутствующих в комнате людей и дварфийку. Как он догадался, все они тоже получили загадочные письма от этого самого Купца и, заинтересовавшись, пришли по адресу примерно в одинаковое время. Интересно, должен ли здесь присутствовать еще кто-то, кто проигнорировал письмо? И много ли таких? В любом случае, ему явно предлагали работать в команде с этой пестрой компанией.
Наибольшее недоумение у Ирвина вызывал, как ни странно, храмовник. Будучи воспитан в благородной семье, почитавшей законы церкви Аздрина, он все равно до конца не понимал таких людей, как служители храмов. Он не мог взять в толк, как можно отказаться от мирской жизни и посвятить себя верховному божеству, вознося ему молитвы по пять раз на дню и добровольно отказываясь от развлечений. Например, Ирвину казалось чудовищным поведение монахов, запирающих себя в монастырях и не видящих ни женщин, ни турнирных поединков, ни даже посиделок в таверне за кружкой пива. Ирвин, хоть и верил в божественную силу Аздрина, откровенно не понимал его церковных служителей и считал их людьми не от мира сего. В каком-то смысле так оно и было.
Бугай с дубиной не вызвал у него особо теплых чувств – ну подумаешь, он повидал много людишек такого типа среди крестьянских семей, и все они не отличались ясностью ума. Скорее всего, с этим типом у рыцаря нет ничего общего. Маленькая дварфийка, конечно, любопытный персонаж, да и дварфов он никогда прежде не видел, но все же девчонка, представившаяся алхимичкой, вызвала у рыцаря лишь легкое недоумение. Он мало знал о горном народе и как-то не интересовался его представителями. А вот девушка, которую он встретил в подворотне и которая сейчас стояла подле него, была красива и, кажется, неглупа. А Ирвин был падок на красивых женщин. Он подумал, что, пожалуй, надо увести эту девицу отсюда и познакомиться с ней поближе, а эти трое пускай делают, что хотят.
- А не думаю, что готов заключить сделку с человеком, не назвавшим даже своего имени, - сказал он Купцу, делая тем самым первую попытку откланяться и покинуть помещение.
- Утройте награду, и я согласна, - отозвалась Луорлика. Как-то само вырвалось. К слову, заодно и можно выяснить, насколько важное это дело для купца. В любом случае, тут она была только из-за денег, а за деньги она даже работать была согласна.
- Я не называл своего имени в письмах, боясь, что недруги смогут получить их, но сейчас у меня нет причин скрывается. Я Аджес Миринф, знатнейший купец Дирленда и друг нашего почившего короля Иора Храброго, и я в курсе, кто вы, черный рыцарь, и готов помочь вашей семье, если вы поступите ко мне на службу, - ответил Аджес Эйхару, это сразу же прояснило, что он проинформирован насчет Келмаана и положения его семьи. - Я не бедный человек, я могу увеличить награду, но взамен я хочу полной отдачи в деле от вас, - ответил Миринф добрым голосом Эидин, хотя весь его вид говорил, что ему не нравится, что ему ставит условие беглянка. - Я надеюсь, вам достаточно этого, рыцарь? - спросил Купец Ирвина после того как отозвался храмовник.
- Раз так, то я согласен, - ответил Бирек, - вижу, что вы в этом разбираетесь.
- Безусловно, - сказал богач наемнику.
- Это звучит как комплимент, спасибо, - внутренне Лесли малость смутилась, но внешне не показала этого. - Соглашусь, наверно. 
"Посмотрим, что за работа", - мысленно добавила она.
- Я очень рад, что вы согласились, - немного наклонил голову Аджес в поклоне дварфийке. 
Ирвин от неожиданных слов Купца едва не прикусил себе язык, спеша выдать достойный ответ. Однако ответа у него как раз не нашлось, зато вопросов появилось немерено. Вот уж чего он не ожидал, так это упоминания его семьи, что совершенно не входило в планы Ирвина. Неужели этот человек что-то знает? И если знает, то как много? Ирвин до сих пор был уверен, что его личность надежно замаскирована, и про обеднявшую дворянскую семью в столице точно не прослышали. А если и прослышали, то никому до этого не будет дела, мало ли подобных случаев на земле?... И вот Купец обронил неосторожную фразу, чуть не выдавшую Ирвина с головой. Он что, следил за рыцарем все это время или, что еще хуже, является его земляком?... Он никак не мог понять, видел ли он этого купца раньше или нет. Подозрения только усилились.
С возрастающей обидой Ирвин осознал, что его только что очень ловко поставили на место и недвусмысленно выдвинули условия: или ты будешь работать на меня, или я во всеуслышанье объявлю, что ты – позорный бедняк, и это породит слухи о твоей семейке даже в столице. Ирвин насупился, хотя под шлемом это было не видно. Он мучительно пытался сообразить, не видел ли он прежде этого человека в родных краях. Вроде бы не видел, но тогда откуда он знает о его семье? Кто-то из его соседей проболтался? Но зачем? Кому какое вообще дело до одной обнищавшей семейки?... Не таким уж важным и известным человеком был его отец. И если слухи в столице его не особо беспокоили (он вообще сомневался, что о нем кто-то будет говорить, не королевских кровей все-таки), но вот облажаться перед понравившейся ему девушкой уж очень не хотелось. Именно присутствие в комнате Луорлики заставило Ирвина притихнуть и пойти на попятный, лишь бы Купец не вякнул лишнего. Он попытался выкрутиться:
- Возможно, вы меня с кем-то перепутали, господин Миринф, - сказал он уже без прежнего гонора. – Моей семье не требуется помощь, ибо мой отец – Нел Зандер, бывший рыцарь при дворе короля, отошедший от службы по старости лет. Ныне он жив и здравствует. Что касается меня – я вовсе не ищу денег и славы, а лишь собирался поступить на службу в королевское войско. Но, кажется, я немного припозднился. Известно ли вам имя королевского наследника? – ловко перевел он разговор на «безопасную» тему.
Луорлика кивнула, услышав то, что хотела.
Храмовник же смотрел на всё это абсолютно без выражения. Даже его поза сквозила таким безразличием и такой усталостью, что любой мог понять, что ему на все эти разборки между торговцем и рыцарем совсем не интересны. А вот что действительно было интересно, стояла и кивала. Тиберий, не отрывая глаз, смотрел на колдунью, размышляя, что же ему с ней делать, всё-таки девушка, а честь дворянина не позволяет ему обижать их, но в то же время она потенциальный враг и безумец, который мог быть причиной многих смертей. Хотя под шлемом направление его взгляда было не видно, но можно было вполне догадаться по тому, куда смотрит шлем. Да и сама колдунья, скорее всего, ощущала на себе взгляд храмовника.
Бирек посмотрел на присутствующих. Купец Миринф (наконец-то назвался) пререкался с рыцарем. Храмовник сидел с видом каменной статуи. Тут Бирек заметил, что "служитель Божий" как-то слишком подозрительно смотрит на девушку, которая попросила увеличить плату. Неужели он только за это может человека заподозрить в ведьмовстве или ещё в чём-нибудь?
Дварфийка снова предпочла промолчать, хоть и немного успокоилась, потому что загадочный Купец наконец назвался.
"Будем надеяться, что настоящим именем", - подумала та, ибо перспектива действовать совсем уж нелегально ей не нравилась, а то, что работодатель больше не скрывает личность, немного развеивало это ощущение.
- Актир Нигринд погиб от руки фанатика секты Алый глаз, если вы еще не в курсе, а насчет перепутал я или нет, пройдемте со мной, - указал Аджис на дверь позади него.
Ирвин на этот раз смолчал, но все-таки сделал шаг вперед. Осторожный намек Купца на бедность его семьи породило в его сознании множество противоречивых и нервных мыслей, но ему хватило ума не лезть в спор и тем самым выставлять себя в невыгодном свете. Ему вдруг захотелось выяснить, откуда этот человек знает его цели.
После того как Эйхар зашел в помещение, Миринф зашел следом и закрыл дверь, дверь была не слабенькая, подслушать их было невозможно.
- Итак, господин рыцарь, я позвал вас сюда, чтобы пояснить расклад сил в городе, и заодно расскажу, откуда я о вас знаю, присаживаетесь, - указал Аджис на стул.
Единственный знакомый ушел, и Луорлика осталась наедине с кучкой незнакомцев. Ну ладно, пусть так. Она спокойно поглядывала по очереди на всех, так, от скуки.
Тиберий всё не двигался с места и даже не менял своей позы.
"Сидит, - подумал Бирек, глядя на храмовника, - зачем его вообще взяли? Он же всех спалит, и своих, и чужих. Интересно, купец по-настоящему купец или шпик какой-нибудь королевский?"
Лесли уже начала засыпать, наблюдая за тем бредом, который творился сейчас в этой комнате. Стоя, облокотившись на стенку и надеясь, что, когда она от неё отойдет, на дварфийку не свалится какая-то картина или гобелен, она проводила взглядом рыцаря и купца и прикрыла глаза.
Прежде чем сесть на указанное место, Ирвин внимательно оглядел помещение сквозь прорези шлема. У него было к загадочному купцу немало вопросов, и он весьма удивился, когда тот сам предложил все рассказать. Это было даже более подозрительно, чем если бы тот продолжал нагнетать таинственность.
- Известно ли вам мое имя? – спросил Ирвин, садясь на стул и по-прежнему не снимая шлема.
Этим невинным вопросом он надеялся сразу же выяснить, насколько в действительности этот человек осведомлен о его жизни. Покинув пару циклов назад родной поселок, Ирвин представлялся не иначе как вымышленным именем, уверяя всех и каждого, что он сын простого хлебопашца, ранее состоявшего на королевской службе, но ушедшего в поля по старости лет. И теперь его сын, якобы одолжив отцовский доспех, странствует, ища приключений. Одни люди смотрели на него с уважением, другие – с любопытством, как на редкое насекомое, а кое-кто вообще называл его чудаком. Так или иначе, Ирвин был уверен, что нигде и никому не раскрыл своей личности, он даже шлем снимал довольно редко, если, конечно, обстоятельства не складывались в сторону свиданий с доступными девицами или попойки в таверне. Поэтому он не мог поверить, чтобы этому незнакомому ему купцу была известна вся его подноготная без видимых на то причин.
Что же касается королевского наследника – здесь дела обстояли хуже некуда. Ирвин, и ранее-то не имевший никакого отношения к политической жизни королевства, сейчас даже предположить не мог, что трудности правительства коснутся его лично. Он ехал на юг с целью примкнуть к войску короля, дабы прославиться и разжиться деньгами в победе над варварами, но если сейчас у власти фактически находится какой-нибудь разношерстный королевский совет – то что ему делать? Ирвин был не особо сведущ в делах управления королевством, но даже его скудного ума хватило на то, чтобы понять, что король умер, не оставив прямого наследника. Если сейчас начнется дележка власти среди его двоюродных и троюродных родственников, племянников и прочих побочных ветвей семьи, то это грозит смутными временами, нестабильностью и нищетой. Никому не будет дела до завоевания земель неразумных варваров, а это автоматически означает, что планы Ирвина рухнут. Где ему тогда найти возможность обеспечить мать и сестер деньгами?... Где ему снискать себе доброе имя?... Будущее сейчас казалось ему как никогда туманным.
Размышляя об этом, Ирвин оглядывал помещение.
Помещение по своим размерам напоминало маленькую каморку, дверь в следующее помещение была прямо напротив двери, через которую прошел Купец, у стенки справа от двери располагались два стула и стол, за который богач и предложил Ирвину сесть.
- Известно, вы Ирвин Эйхар Келмаан, скрываетесь под личностью Рафала Зандера, человека, которого никогда не было и не существовало. Знаю я о вас благодаря своему другу, министру жандармерии, агенты жандармерии курируют всех черных рыцарей. Таких, как вы, нельзя оставлять без присмотра, - с усмешкой сказал Аджес, - но об этом потом, я обещал рассказать о раскладе сил в городе, - продолжил Миринф, присаживаясь.
Ирвин снова насупился под шлемом. За ним следили, вот как?!... Он почувствовал нарастающую волну возмущения. Но ведь таких черных рыцарей, как он, наверняка немало. Неужто за всеми объявлена слежка? Что-то не верится. Да и как понять, кто есть кто и из какой деревни родом? По расчетам Ирвина, чтобы установить его личность, требовалось следить за его перемещениями с момента покидания отчего дома. И все-таки не мог он взять в толк, что его так легко вычислили. Не такая уж он и важная персона.
- Сложно поверить, - буркнул он в ответ. – Зачем жандармам короля следить за черными рыцарями? Мы же не преступники и не убийцы, не воры и не колдуны. С чего бы королевским служакам интересоваться таким простым парнем, как я?
И все же правоту купца насчет его личности он уже не отрицал – это было бы глупо.
- Сложно - не сложно, однако за многими рыцарями нужен глаз да глаз. Согласитесь, нехорошо будет, если знаменитый черный рыцарь окажется главой какого-нибудь культа? - утвердительно сказал купец.
Ирвин нехотя признал про себя, что в чем-то купец Миринф прав. Черные рыцари скрывали свои лица, и отличить их друг от друга только лишь по доспехам было весьма проблематично и ненадежно. К тому же, тот, кто прятался под черным шлемом, вполне мог лишь выдавать себя за странствующего рыцаря, а на деле быть сбежавшим из-под стражи преступником или вообще опасным колдуном. Поэтому ответ Купца прозвучал более-менее благоразумно, и Ирвин еще раз убедился, что перед ним человек не промах. С таким сложно будет спорить. И все же он не стал открыто признавать «поражение», сказав:
- И все же объясните мне, отчего королевские жандармы занимаются учетом черных рыцарей? Неужели в королевстве нет более достойных дел? Это… как бы правильно выразиться… не слишком разумная трата человеческого ресурса, - ввернул он «умную» фразу. – Я всегда думал, что жандармы ловят грабителей и разбойников, охраняют королевский дворец и следят за управляющими муниципалитетов…
- С ловлей грабителей и разбойников прекрасно справляется и стража, охрана королевского дворца лежит на королевской гвардии, за муниципалитетом жандармы, конечно, следят, - пояснил Аджес. - Жандармы они на то и жандармы, они везде имеют связи. И прекрасно осведомлены, кто и куда пошел и кто кем стал. Я, может, и не в курсе, сколько жриц любви вы себе успели купить. Но из докладов я точно знаю, откуда вы выехали и где впоследствии появились. Вы никогда не думали, что ваш собеседник в таверне может написать на вас донос? Не удивляйтесь, за пару золотых многие очень многое могут рассказать, - сказал рыцарю Миринф.
Ирвин покраснел под шлемом. Купец опять его кольнул намеком на то, что о его перемещениях и свиданиях стало известно посторонним людям. Но ведь он действительно никому не рассказывал, кто он на самом деле! Даже когда позволял себе выпить лишнего. Хотя, возможно… Нет, ну не настолько же он был пьян! Сейчас Ирвин отчаянно пытался припомнить, кому и где он мог случайно сболтнуть лишнего. На ум, конечно, ничего не приходило.
Пришлось ему смириться с таким вот объяснением, откуда Купец про него все знает. Даже если слежка жандармов была враньем, все равно Купец ничего сверх этого не расскажет. А значит, придется принять такой ответ, а уж верить в него или не верить – дело выбора рыцаря. Ирвин нехотя принял такую версию за истину.
- Ну ладно, - сдаваясь, протянул он и поспешил перевести разговор ближе к делу. – Пусть так. Но я все же не могу взять в толк, зачем я вам понадобился. Только вот не говорите, что я чем-то там отличился, как вы сказали той гномке. Я буду признателен за искренность.
- Вы эконом-вариант по сравнению с остальными "черными" рыцарями, вам не столь много нужно, я ведь прав? - спросил Аджес.
- Вообще-то много, и вам об этом уже известно, - буркнул Ирвин. – Неужели для друга почившего короля составляет труда нанять профессионального сыщика?
- Для меня это не особо большая сумма, - пояснил Купец. - Перевелись профессиональные сыщики, много денег требуют, а делают абсолютно ничего, - продолжил богач.
- Так почему вам нужен «эконом-вариант»? – не отставал Ирвин, цепляясь на странный оборот речи, использованный Купцом.
- Потому что эконом не столь затратен, как обычный вариант - ответил Миринф.
- Вот и результат работы «эконом-варианта» будет на уровне «эконом», - ответил Ирвин. – Почему вы считаете, что я не запрошу больше денег, если прекрасно осведомлены о моих целях на пути в столицу?
- Потому что вы кроме меня тут никому не нужны, такой ответ вас устроит? - сказал Аджес.
- А я и не в столицу ехал, - парировал Ирвин. – Я здесь только проездом, а путь мой лежит на юг.
Он умолчал о том, что с известием о смерти короля все его планы разрушились. Теперь он действительно не знал, куда ему дальше ехать.
- И что вы там будете делать? - поинтересовался Миринф у рыцаря
- А это уже мое дело. И не пытайтесь шантажировать меня деньгами. Между прочим, я действительно рыцарь, прошедший обучение в рыцарском училище и служивший в гвардии короля! У вас не получится меня подкупить или запугать.
Разговор постепенно переходил в словесное противостояние.
- Да я даже не пытался, - удивился купец.
Ирвин же растолковал эти слова по-своему, как намек на то, что «все только начинается». Это его разозлило. Он ударил по столу железной перчаткой, отчего деревянная поверхность заметно завибрировала.
- Может, вы действительно друг короля и представитель этого вашего «высшего общества»,  –зло ответил он. – Но я – сын честного человека, трудящегося на благо всех королевских подданных! И я не позволю манипулировать мной, как глупым мальчишкой. Выкладывайте, что у вас на уме, господин Миринф, или я тут же покидаю ваш дом!
Насчет «честного человека, трудящегося на благо народа» Ирвин довольно сильно приукрасил, ибо его отец был обычным владельцем текстильной мануфактуры, не лучше и не хуже других мелких дельцов. Ничего плохого вроде бы по жизни не делал, но и в благотворительности замечен не был.
- У меня на уме был ваш наем для благого дела. Нравится вам это или нет, но так и есть, если вы согласитесь, то я отведу вас к капитану стражи, и он пояснит, почему я вынужден действовать тайно, - ответил купец нейтрально, чтобы не провоцировать этого вспыльчивого юношу. Может, он и не юноша, но вспыльчивости ему не занимать.
- А почему вам лично не рассказать об этом? – спросил Ирвин, чуть успокоившись.
- Потому что это займет слишком много времени, и я не владею полнотой информации, - пояснил Аджес.
- А почему вы действуете тайно – об этом тоже не владеете информацией? – не удержавшись, съязвил Ирвин.
- Я же вам только что сказал, - ответил Миринф, пропуская мимо ушей язвительные нотки Эйхара.
- Дело только лишь в обыске домов? Или вы причастны к какой-то преступной деятельности? – продолжал настаивать неугомонный рыцарь.
Несмотря на то, что с Купцом у него явно отношения не складывались, Ирвин уже внутренне был согласен участвовать в этой авантюре. Отчасти из-за того, что на это согласилась красавица из подворотни, а отчасти же потому, что ему сейчас действительно было нечего делать. Со смертью короля завоевательные походы на юге наверняка будут приостановлены, и когда он туда доберется, то найдет в лучшем случае остатки боевого лагеря и несколько порванных стягов. Войско или вернется назад, или разбежится по окрестным деревням. Возможно, если он действительно найдет убийцу короля, это будет его реальный шанс прославиться и обеспечить своей семье доброе имя. А уж за деньгами дело не станет. Параллельно размышляя об этом, Ирвин уже был готов согласиться, но сначала нужно кое-что прояснить.
- Во время обыска домов выяснились некоторые неприятные факты, что ставит большинство купцов в крайне опасное положение. Я, как друг почившего короля, могу вести свои дела спокойно, остальные купцы этой возможности частично лишены, - пояснил неугомонному рыцарю Аджес.
- Так какое вам дело до ваших конкурентов?
- Мне никакое, но лучше будет, если мы найдем убийцу, и всем станет не до купцов, вы же понимаете, что загнанный зверь опасен? - ответил богач.
- Я все же думаю, что у вас есть какие-то личные и весьма корыстные цели, - прямолинейно ответил Ирвин. – Но я не стану выпытывать их у вас, мне они неинтересны. Допустим, я соглашусь работать на вас и даже не стану просить втрое больше названной вами суммы… Можете ли вы теперь объяснить, что там, - он кивнул в сторону двери, - делают все эти люди и гномка?
- Вы думаете, что поиск убийцы - это простое и безопасное дело? - спросил купец.
- Я понимаю, что вам нужна команда. Но почему именно эти люди? Они профессиональные сыщики?
- Нет, но они профессионалы своего дела - ответил Аджес.
- И по какому принципу вы выбирали их?
- По тому же, что и вас, - пояснил Миринф.
- Дешево, зато не обделены талантами? – саркастически уточнил Ирвин.
- Да, - ответил Купец.
На этом Ирвин был абсолютно обескуражен прямотой Купца, граничащей с крайней снисходительностью. И все же внутренне он уже решил, что, несмотря на эту небольшую словесную стычку, в его же интересах попытаться отыскать убийцу короля. Это был его шанс прославиться и заявить о себе. И даже если у Купца на уме какие-то грязные делишки, то Ирвин может в них не участвовать. Осталось разобраться с последним…
- Ладно, я понял, - сказал он, неожиданно вставая. – Я согласен участвовать в деле за ту цену, которую вы назвали, ни больше, ни меньше. Это будет справедливо. Но с двумя условиями. Первое – предоплата моих услуг в половинном размере. Второе – я хочу поговорить с другими людьми, которые пришли к вам. Без вашего присутствия.
- Как пожелаете, - ответил богач и вышел из помещения к остальным. - Итак, прошу вас ответить на вопросы уважаемого Черного Рыцаря, - сказал присутствующим Аджес и покинул помещение через дверь, из которой всех заводили.
Ирвин так и не понял, согласился Купец на предоплату или нет. Это его «как пожелаете» не было расценено ни как «да», ни как «нет» - так, что-то размытое и крайне неопределенное. Ирвину откровенно не нравился этот человек. Но даже если он решит действовать один, вряд ли добьется успеха. Купец же предлагает деньги и… команду. Собравшись с мыслями, он вышел из комнаты к своим будущим партнерам.

0

16

Тиберий, который уже снял шлем к этому моменту, повернул голову к рыцарю, вопрошающе подняв брови.
Лесли подняла голову, когда купец показался из помещения, и выслушала его. Услышав, что рыцарь желает переговорить со всеми, та приложила руку к лицу.
"Неужели обязательно так долго тянуть?" - подумала она, но, судя по всему, пока его требование не будет выполнено, непосредственно к работе приступить не удастся.
Луорлика повернулась в сторону вернувшегося рыцаря.
- Наболтались? - произнесла девушка, улыбнувшись.
- Ну что купец сказал? - спросил у рыцаря Бирек. – что-то ещё договорить хотел?
Ирвин весьма смутился, когда все взоры обратились на него. Даже внимание красивой девушки теперь полностью принадлежало ему – и от этого Ирвину еще больше стало не по себе. Он и раньше-то никогда прежде не произносил речи перед незнакомыми людьми, а сейчас оказался полностью к этому не готов. Но необходимо было принять решение – и заодно понять, что собой представляют все эти люди. Так ли они просты на самом деле? Нет ли среди них засланца или шпиона?... Ирвин пока не понимал, в какую игру играет Купец, но уже заранее ожидал от него какой-нибудь подлянки.
- Купец всего лишь ответил на несколько моих вопросов, - сказал Ирвин, отвечая на вопрос Бирека. – И об этом я хотел бы с вами всеми поговорить. Простите меня за то, что я не могу открыть перед вами лицо, - сказал рыцарь, голос его из-под шлема звучал глухо, как из пустого ведра. – Мой личный кодекс чести и негласные правила черных рыцарей предписывают всем странникам, подобным мне, скрываться от взгляда незнакомцев. Поэтому у вас есть веские основания, чтобы не доверять мне – и я это пойму. Однако прошу сначала выслушать меня…
Он сделал паузу, оглядев стоящих перед ним полукругом людей и гномку. Они казались заинтересованными. Ирвин предполагал, что Купец может стоять где-нибудь за дверью и подслушивать, и он бы весьма удивился, если это оказалось бы не так… Поэтому Ирвин сказал свои следующие слова с расчетом не столько на своих слушателей, сколько на притаившегося где-нибудь Купца:
- Этот Купец, кем бы он ни был на самом деле, предлагает нам организоваться в команду и найти того, кто убил короля, - продолжил он. – При этом я не знаю ни ваших имен, ни навыков. Не знаю, есть ли среди вас сыщик или опытный следопыт. Я сам никогда не имел дела с расследованиями, и я не понимаю, зачем Купец собрал всех нас здесь. То ли это хитрый просчет наших общих действий, или же он просто набрал случайную команду с улицы и рассчитывает на успех, - он фыркнул, выражая таким образом свое отношение к этой затее. – Но я – такой же смиренный подданный короля, как и каждый из вас, поэтому считаю своим долгом найти убийцу и призвать его к ответу. Неважно, сколько денег пообещал мне Купец, я пойду на это только из моего рыцарского долга, - он ударил себя кулаком по нагруднику. Получился довольно звонкий удар. – И я хочу спросить каждого из вас - готовы ли вы присоединиться ко мне в этих поисках? Не стану скрывать, это может быть опасно. Поэтому я попрошу каждого из вас представиться и сказать честно ваше отношение к предстоящему делу. Кто сомневается или хочет уйти – прошу сразу же сделать это, прямо сейчас! – взгляд Ирвина по очереди останавливался на каждом, при этом они могли замечать лишь небольшие повороты шлема.
Что касается речей о воинском долге – здесь Ирвин, конечно же, слегка приукрасил действительность. Как простому обывателю, ему было в общем-то все равно на разборки в правящей верхушке, тем более, какое ему было дело до убитого короля? Его, как и любого нормального человека, в первую очередь волновало только собственное благополучие. К сожалению, так уж получилось, что его дальнейшая судьба неразрывно связана с процветанием королевства… И если он притащит убийцу короля прямо во дворец за ухо – это будет самым лучшим способом начать свою карьеру. Для начала хватит денег Купца «на рабочие расходы».
Ведьма, выслушав рыцаря, не раздумывая ответила первая.
- Я Луорлика Эидин, и за такие деньги от работы грех отказываться, вот и все мое отношение, - сообщила она. -  Ну и это должно быть интересно, к тому же, - добавила Луорлика.
Тиберий бросил быстрый взгляд на колдунью и нахмурил брови. Его совсем не радовала перспектива упустить из поля зрения колдунью, так что он просто кивнул.
- Я согласен, - сказал Бирек.
- Я Лесли Морин, и мне интересна та работа, которую мне предложили, к тому же, гарантировав безопасность. Поэтому я согласилась, - довольно бодрым голосом сказала дварфийка, смотря на рыцаря и отклонившись от стены.
Ирвин в общем-то ожидал чего-то подобного: все они согласились с условиями Купца. Наверняка они все нуждаются в деньгах, поэтому Купец сумел подобрать тех, кто не отказался бы от его предложения. Прежде чем продолжить, он бросил на черноволосую девушку заинтересованный взгляд, однако она этого не увидела, поскольку лицо рыцаря по-прежнему было скрыто шлемом.
«Какое у нее необычное имя – Луорлика, - подумал он. – Интересно, в столице у всех такие длинные имена?»
Прежде он никогда не бывал в Дирленде даже проездом, и вся его служба проходила при дворце герцога Брингарда. По правде говоря, до начала своих странствий Ирвин вообще не видел никаких земель, кроме родного села, выросшего вокруг отцовской мануфактуры, и герцогского дворца. Поэтому он никогда не слышал, чтобы у женщин были такие длинные имена, да и мужчин, в общем-то, тоже. В его родном селе, да и практически во всем Брингарде, последние несколько поколений были в моде имена, содержащие всего два слога - и то даже их в обиходе сокращали до одного. Так, например, Ирвина мать и отец называли Ив, деда его при жизни звали Эйхар, но бабка звала его ласково Эр. Отец Ирвина носил имя Варел, мать звали Зелла. С дворянскими фамилиями в Брингарде было чуть сложнее, и они отличались разнообразием: одни были совсем короткими, другие укладывались в три-четыре слога, и это зависело от многих причин, касающихся происхождения рода.
Ирвин никогда не вдавался в подробности своего происхождения, он просто чисто по-человечески привык, что окружающие его люди имеют весьма короткие и легко запоминающиеся имена. А тут на тебе – Лу-ор-ли-ка, да еще Э-и-дин! Подумать только, о чем думали ее родители? Наверняка называли дочурку каким-нибудь славным сокращением – Лика или Лу. Ирвин не мог пока определить, нравится ему это имя или нет, но он машинально отметил, что эти столичные жители отличаются от селян, которых он видел в Брингарде – начиная с имен и заканчивая отношением к деньгам. То, что Луорлика с таким легкомыслием согласилась на предложенную Купцом сумму, ему откровенно не понравилось. Может быть, девушка не так уж и умна?...
Он заметил, что представились только девушки – красавица и маленькая дварфийка. Оба мужчины пока хранили анонимность – возможно, они тоже скрывали свою личность, как Ирвин?... Так оно или нет, рыцарь решил не настаивать. Если они захотят – откроют свои имена сами. Он же сказал:
- Как я уже говорил, мое имя – Рафал Зандер, я был учеником рыцарской академии в Брингарде, сейчас же просто вольный странник. Если всем нам предстоит работать вместе, я хотел бы знать, почему Купец выбрал именно вас… - вдруг он слегка замялся. – Я хотел сказать – как вы сами думаете, за какие ваши таланты Купец предлагает вам деньги? Что касается меня – думаю, он хочет, чтобы поисками убийцы короля занимался человек, которого непросто опознать, - здесь он снова слегка слукавил, проявив тщательно отмеренную долю скромности. Он надеялся, что его разговор с Купцом не стал достоянием общественности.
Луорлика задумалась. В принципе, раз им все равно работать вместе, то в любом случае придется рассказать, в чем тут дело.
- Ну, меня позвали, потому что я ведьма, - пожала плечами Эидин.
Как-то уж она слишком разошлась. По идее, ей бы последней о себе рассказывать, а она выступает чуть ли не первая. Наверное, причиной этому была наивность ведьмы и относительно беспроблемная жизнь. Даже если ее как-то подставляли (вспоминаем бабку на площади), она достаточно просто выкручивалась, и серьезных последствий никогда не было.
Тиберий дёрнулся, а затем нахлобучил себе на голову шлем и вынул меч из ножен, не забывая при этом прикрываться щитом. Впрочем, храмовник был спокоен.
- Не знаю, но у меня есть некоторые соображения по поводу этого. Возможно, те стражники, что перевернули мою лабораторию, и были подосланы Купцом для того, чтоб посмотреть заметки и найти похожие ингредиенты, ибо после осмотра я не досчиталась некоторых. Уф, я, наверно, слишком сложно говорю... - Лесли поймала себя на том, что снова использует в повседневной речи слишком витиеватую для таковой манеру.
Бирек подумал и согласился.
- А меня позвали из-за моих старых заслуг, - сказал Бирек, - я спас дочь герцога и вернул ему фамильную драгоценность.
Брови Ирвина поползли вверх, однако его удивление никто не заметил – понятно почему. Его правая рука автоматически потянулась к торчащей из-за спины рукояти меча, прежде чем он сам осознал свои действия. С лязгом меч показался на свет из старых ножен, и вот Ирвин уже направил его острие на храмовника. Первобытные инстинкты на этот раз взяли верх над его разумом, а когда голос разума все же пробудился, то Ирвин ощутил себя разрываемым на части противоречиями.
«Направить меч на служителя Аздрина! Ты спятил!»
«Но он хочет навредить этой девушке! Я должен ее защитить!»
«Тебя отлучат от церкви и осудят как безбожника!»
«А если он причинит ей вред? Как я могу это допустить?»
Рука Ирвина дрогнула, но меч он все равно не опустил. Никто и не предполагал, что внутри него идет такая внутренняя борьба.
- Господин храмовник, - сказал он твердым голосом. – Я попросил бы вас спрятать оружие. Здесь присутствуют дамы, и мы вовсе не на бранном поле.
Слова Бирека и Лесли прошли мимо его ушей. Все его внимание было направлено на храмовника, который зачем-то вооружился после того как девушка Луорлика сделала неожиданное признание. Она действительно ведьма, или это просто неудачная шутка? Ирвин никогда прежде не встречал ведьм и колдунов, но слышал о них множество историй – от страшных сказок до слухов, выдаваемых за реальные события. И что примечательно, ничего хорошего о колдунах в этих сказках и слухах не было: все они как на подбор вещали о злых уродливых стариках и сгорбленных старухах, колдующих над демоническим котлом, в котором они сварили какое-нибудь смертоносное зелье. Образ старухи-ведьмы из сказок няни навсегда закрепился в голове юного рыцаря, и образ этот никак не вязался с обликом миловидной девушки, которая стояла сейчас перед ним. Ведьма она или нет, Ирвин чувствовал, что должен снова ее защитить.
Луорлика сперва даже не заметила реакцию храмовника, стоявшего довольно далеко и сбоку от нее. Но вот когда рыцарь обнажил оружие, девушка наконец оглянулась. Мягко говоря, она была удивлена, но постепенно до нее дошло, что это относительно логично. Ей было безусловно приятно, что рыцарь решил ее защитить. Она почувствовала себя как за каменной стеной и даже не напряглась. Ее удивленная гримаса сменилась легкой улыбкой.
- Мы тут вроде все за одной целью, и секретов у нас быть не должно. Так что ваша агрессия бессмысленна, - произнесла ведьма. - Так что давайте вы не будете пытаться меня убить, и мы подружимся, - предложила Луорлика, на что ворон, сидящий на ее плече, громко каркнул в сторону храмовника.
Храмовник не удивился, когда рыцарь направил на него оружие, он вообще в последнее время редко когда удивлялся. Он только тяжело вздохнул, как бы сетуя на судьбу, что заставляет его убивать девушек и сражаться с добропорядочными рыцарями.  Он уже встал в боевую позицию, как Ирвин подал голос. На слова рыцаря Тиберий лишь снова вздохнул, а затем произнёс:
- Господин рыцарь. Я на протяжении многих лет охочусь на ведьм, и во время охоты я видел то, что творили ведьмы. Скажите, вы можете поручиться, что она не начнёт беспорядочно убивать и совершать кровавые ритуалы, принося при этом в жертву ещё не рождённых детей? Я видел подобное своими глазами, - тут храмовник повернулся к ведьме. - А ты можешь гарантировать это?
- Я в жизни никого не убила, с чего бы начинать? - обиженно осведомилась Луорлика.
- Успокойтесь, служитель Божий, - медленно произнёс Бирек, - или она вас уже на кровавый ритуал пустила, как жертвенного кота?
От резкой реакции мужчин Лесли вздрогнула, ибо ей эти мечи казались огромными. Но та все же совладала с собой.
- Спокойно. Мы все-таки в помещении. Если бы Луорлика хотела нас убить, она бы уже давно это сделала.
Тиберий медленно кивнул, возвращая меч в ножны.
- Я вас услышал, - затем он повернул голову к ведьме, - но запомни, что я буду рядом, - после этих слов храмовник встал чуть в стороне, обособленно от остальных, продолжая, однако, окидывать всех присутствующих цепким взором.
Немного погодя Ирвин тоже спрятал меч, с лязгом вернув его в ножны за спиной. Его сердце бешено колотилось, одного этого никто не замечал. Он осознавал, что совершил ужасный поступок, направив оружие на служителя Аздрина, и верховный бог его непременно покарает за это. Полный дурных предчувствий, Ирвин попытался снова собраться с мыслями.
- Вот и хорошо, - произнес он, уже потерявший нить собственных размышлений. – Так… о чем я говорил? Ну да, миссия. Вот. Значит, если никто не отказывается… - он еще раз обвел всех взглядом сквозь прорези шлема, ожидая, что кто-нибудь все же передумает. – Тогда предлагаю каждому высказаться о своих соображениях по поводу нашей задачи, а также прошу представиться тех, кто еще не успел этого сделать.
Соображений по этому поводу у Луорлики не было, так что она просто промолчала. Детектив из нее был так себе. Максимум, что она могла, прочесать город с высоты птичьего полета в поисках чего-нибудь, чего не понятно.
- Храмовник Тиберий. Специализация: охота на демонов и магов, - со своего места подал голос храмовник.
- А мечники, господа хорошие, всегда нужны, - заметил Бирек, - моя, как тут господин храмовник выразился, специализация - на мечах драться. И с варварами, и с наёмными убийцами, и с разбойниками, и с чудовищами, если нужно.
- У меня особых соображений нет. Мне кажется, работа очень интересная. Да и я вроде как уже представилась, - дварфийка сделала небольшой шаг вперёд.
- Вот и славно. Дамы, - Ирвин слегка поклонился сначала Луорлике, затем дварфийке. – Теперь, я думаю, самое время объявить Купцу Аджесу Миринфу наше решение.
А параллельно он думал совсем о другом. Его больше всего занимал вопрос о том, какой странный состав команды подобрал Купец. Он нанял колдунью, служителя бога Аздрина, мечника, рыцаря и эту гномку… Из короткого разговора между гномкой и Купцом можно было понять, что девочка умна и разбирается в точных науках. И, кажется, специализируется в области алхимии. Это было интересно, но все-таки не так интересно, как вопрос о том, зачем Купец пригласил в команду одновременно ведьму и храмовника. Он не знал о том, что Луорлика ведьма? Вряд ли. Скорее всего, здесь снова был какой-то хитрый план, который Ирвин пока не мог разгадать.
Человек, представившийся мечником, но так и не назвавший своего имени, показался Ирвину крепким, но не отягощенным особым интеллектом. Ясно, значит, этот, скорее всего, в плане Купца значился как «ударная сила» на случай, если команда столкнется с вооруженным сопротивлением. Ему, рыцарю, должно быть, отводилась похожая роль – защитника и правдоруба. Что же касается колдуньи – в ее арсенале должны быть различные заклятия и, возможно, помощь потустороннего мира. Она могла бы задействовать подчиненные ей темные силы для поиска убийцы. Храмовник со своей стороны может использовать доступные ему силы Света и, что более вероятно, информационную сеть, протянутую жрецами Аздрина по всему королевству, а также обеспечить команде доступ туда, куда обычно простым смертным входить не полагается. Что касается дварфийки…  На этот счет у Ирвина не было никаких соображений. Если она как-то связана с алхимией, и Купец подтвердил, что ее знания пригодятся, уж не значит ли это, что короля отравили?... Кстати, хороший вопрос. Надо непременно выяснить, как именно умер король, и с чего Купец взял, что его убили.
- Да, действительно, - согласилась Луорлика. Чего тянуть. И вообще, разве они в самом начале не дали свое согласие? Слишком сложно, ну да ладно.
Тиберий всё же не удержался и зевнул, причём так, что  было отчётливо слышно, как у него хрустнула челюсть.
Бирек понял, что им всем, видимо, тут уже становится скучно. Храмовник зевал, рыцарь смотрел на всех, как на драконов или гулей. Что ж, Миринф ничего не делает, подумал Бирек.
Лесли едва заметно наклонила голову, одновременно соглашаясь с Ирвином и проявляя ответное уважение. Затем отвернулась в сторону, ища в комнате окно, которого не было. Сделала она это, дабы не встречаться взглядом с остальными, а затем сама стала их рассматривать и даже немного посверлила взглядом храмовника.
Ирвину не очень нравилась эта всеобщая молчаливость и замкнутость, он предпочел бы, чтобы кто-то проявил больше инициативы. Впрочем, какого поведения можно было ожидать от людей, которые только сейчас встретились и познакомились? Ирвин, хоть и не был специалистом в области человеческих характеров, уже мысленно для себя отметил, что у него, скорее всего, будут разногласия с храмовником. А вот с мечником он поладит. Что касается женщин, то ведьма не казалась ему опасной, да и дварфийка выглядела довольно безобидно. Что ж, довольно пестрая компания, но можно предположить, что они сработаются.
- Я рад, что мы договорились, - сказал Ирвин и попытался открыть ту дверь, в которой ранее скрылся Купец.
Дверь оказалась закрыта, через пару секунд из двери вышел наемник:
- Господин сейчас подойдет, подождите пару минут. - Сказал он Ирвину и закрыл дверь.
Через десять минут все же явился Купец.
- Я так понимаю, вы уже обо всем поговорили? - спросил Купец.
- Да, мы все согласны, - констатировала Луорлика, улыбнувшись, уже почуяв запах трехкратного аванса.
Тиберий только кивнул, сейчас у него не было никакого настроения говорить.
Бирек просто кивнул, как бы давая понять, что он тоже согласен.
Лесли также предпочла ничего не говорить, ограничившись кивком. Вообще это пустое бездействие порядком надоело, и казалось, что приступить к делу ей так никогда и не дадут.
- Уважаемый купец Миринф, - обратился Ирвин к хозяину дома, как полагается по деловому этикету. – Рад сообщить вам, что мы единогласно принимаем ваше предложение на условиях, озвученных вами ранее. Согласно рыцарскому кодексу, я призываю всех присутствующих действовать по справедливости и принять от господина Миринфа вознаграждение по результатам нашей работы. Что касается расходов на текущее расследование – также предлагаю по справедливости принять половину озвученной ранее суммы.
Ирвин, хоть и был довольно молод, по брингардским понятиям считался рыцарем. И неважно, что вырос он по большей части в тепличных условиях, и все его «рыцарство» заключалось в тренировках при академии для мальчиков, а позже – в охране герцогского дворца, причем, не на самой высокой должности. Ни разу в жизни ему не приходилось участвовать в войне или в серьезном поединке на смерть. Пьяные потасовки в тавернах и распугивание бандитов на дорогах в расчет не принимались. Ирвин имел полное право называть себя брингардским рыцарем, и никто бы не осудил его за это. Однако сам он прекрасно понимал, что для того, чтобы называть себя настоящим воином, ему не хватает опыта и личных достижений. А то, что предлагает Купец, это отличная возможность прославиться и заявить о себе, принеся пользу королевству. И хоть его способности сыщика были в общем-то нулевыми, Ирвин решил, что вреда не будет, если он попытается действовать согласно собственной логике. Он понятия не имел, как королевские жандармы ведут свои расследования и находят воров, убийц и мошенников, у него не было ни опыта, ни соответствующих знаний. И он полагал, что остальные члены его команды тоже не блещут такими способностями. И судя по их вялой инициативе, скорее всего, Ирвину придется в каком-то смысле брать командование на себя. По крайней мере, только у него нашлись вопросы к Купцу по делу.
- Я хотел бы задать вам несколько вопросов до того, как мы приступим к делу, - сказал он.
У Луорлики сложилось впечатление, что этот рыцарь что-то вроде бывалого профессионала. Знает, что спросить, скорее всего, понимает, что надо будет делать, но на самом деле Эидин уже надоело торчать в этой комнате без окон. Хотелось поскорее выйти наружу.
Храмовник неопределённо хмыкнул, осматривая рыцаря. Опытным глазом Тиберий отметил, что, по крайней мере, юный рыцарь знал, с какой стороны браться за меч. Оставался вопрос лишь за тем, что все присутствующие умеют, кроме махания мечом и кидания заклинаний.
- Ну наконец хоть кто-то толковый, - произнёс Бирек шёпотом.
- Задавайте их, - ответил Богач Эйхару.
Как ни странно, но мысли храмовника и рыцаря в общем-то совпадали. Ирвин думал о том же самом: что собой представляют все остальные. И если роль храмовника была ему более-менее понятна (доступ к жреческой информационной сети), то зачем Купцу понадобилась дварфийка – оставалось загадкой. Свои подозрения он и собирался прояснить.
- Для начала, я думаю, нам всем было бы полезно узнать, как именно умер король. Кто его обнаружил, в какое время, есть ли возможность поговорить со стражей дворца. Расскажите нам все подробности, какие вам известны. От этого зависит исход дела, - сказал он Купцу.
- Умер король от руки убийцы секты "Алый глаз", указывало на это наличие кинжала из красного металла в горле короля. Нашли его два стражника, когда обходили тронный зал, нашли они его в два часа ночи. Возможности нет. Королевский Совет запретил посещать Дворец, и со стражей поговорить не удастся. - Ответил Миринф.
Ирвин нахмурился под шлемом. На первый взгляд было сложно обнаружить в этой истории «второе дно», но кое-что ему уже бросилось в глаза.
- Вам известно, что делал король в тронном зале после полуночи? Разве в это время он не должен быть в своих покоях? – выпалил он, прежде чем подумать, в какую форму облечь свои мысли.
Прозвучало это, пожалуй, довольно прямолинейно, учитывая, что речь шла о короле. но было поздно поправляться.
- Никому не известно, что делал король в тронном зале после полуночи, - ответил Богач.
- То есть, король просто покинул свои покои? – уточнил Ирвин. – Я прошу прощения за неприличный вопрос, но король в ту ночь ложился спать? Был ли он одет… как обычно? Или было похоже, что он был поднят с постели?... Это весьма важная деталь.
- Стражники нашли его в королевском одеянии, спать он не ложился, - пояснил Купец.
- Вы сами это видели? – задал Ирвин прямой вопрос. – Вы видели тело короля на месте преступления?
- Нет, я прибыл через пару часов после убийства, - ответил Аджес.
- Вам известно, к каким выводам пришла королевская стража? Что они рассказали вам еще? – Ирвин, кажется, постепенно вошел в роль начинающего сыщика. Он незаметно сам для себя отметил, что задает в общем-то полезные вопросы. Может быть, Купец пригласил его сюда не просто так?...
- Меня пригласили во Дворец не для этого, к каким выводам пришла стража мне неизвестно, это знает только капитан Королевской Стражи. По каким причинам он не стал раскрывать основы дела, мне неизвестно, - пояснил Миринф.
По эту ответу Ирвин сделал вывод, что Купца уже начинает раздражать этот допрос. Но он все же не отставал, поскольку ему нужно было иметь хоть какую-то стартовую информацию.
- И вы даже не попытались узнать детали убийства? – спросил он. – Ну пусть так, но я пока не могу сказать, что могло заставить короля посреди ночи отправиться в тронный зал. Вы называете себя другом короля, тогда, возможно, вы можете предположить, почему так случилось?
Ему ужасно хотелось спросить, были ли у короля в порядке вещей ночные блуждания, но он не осмелился произнести это вслух.
- Он иногда бродил по дворцу, смерть сына и жены сильно подкосила его - сказал Богач с некоторой печалью в голосе.
О семейной жизни короля Ирвин не знал ровным счетом ничего, поэтому мысленно сделал себе пометку разузнать побольше.
- Не может быть, чтобы убийца просто так поджидал его в тронном зале, - сказал он. – Если только у него изначально не было доступа во дворец. Что это за секта – «Алый глаз»?
- Секта, повернутая на Тьме, их цель - Хаос во всех его проявлениях, - пояснил Купец.
- Насколько многочисленна эта секта?
- Неизвестно, но, как указывают перехваченные письма, их ячейки есть во всех городах, - сказал Аджес.
- У вас есть эти письма? – быстро спросил Ирвин, ухватившись за новую информацию.
- Нет, они есть у Капитана Городской Стражи, - также быстро ответил Миринф.
Если раньше храмовник слушал диалог вполуха, то когда он услышал о секте, повёрнутой на Тьме, то весь подобрался, так что стал походить на гончую, что вышла на след добычи.
Ирвин в свою очередь искоса глянул на храмовника. Теперь ему многое стало ясно. Если в деле замешана какая-то религиозная секта, на что указывает оставленное случайно или намеренно орудие убийства, то вполне логично, что Купец поспешил привлечь к делу служителя церкви Аздрина. Даже если у храмовника Тиберия нет опыта в поимке религиозных фанатиков, то он хотя бы может задействовать свои источники, чтобы разобраться с этим, а позже привлечь убийцу к ответственности на правах борца за истинную веру. А в том, что с преступником поступят скорее по законам церкви, Ирвин не сомневался. И присутствие темной колдуньи тоже в общем-то объяснимо: если сектантам доступна темная магия, или среди них сильные колдуны, то защита ведьмы окажется как никогда кстати. Как говорится, «убей врага его же оружием». Самому Ирвину, возможно, отводилась роль руководителя и «мозгов» команды, мечнику – должность ударной силы. Только роль дварфийки по-прежнему оставалась туманной, однако у Ирвина хотя бы более-менее начала складываться общая картина происходящего. И он взглянул на пеструю компанию, подобранную Купцом, совсем другими глазами. То, что рассказал Купец о деталях гибели короля, давало много зацепок.
- И конечно, капитан не будет рад поделиться этими письмами с нами, - сказал Ирвин. – Возможно, вы знаете кого-то в городе, кто мог бы рассказать больше об этих сектантах?
Дварфийка тоже заметно оживилась. Отчасти потому, что от стояния в одном положении долгое время у неё все малость затекло, но также из-за того, что Купец как бы невзначай внезапно вывалил гору новой информации, которую неизвестно почему до этого скрывал. Даже её предназначение в этом деле начало потихоньку проясняться, но задать вопрос вслух для получения прямого ответа Лесли не решалась.
«Алый глаз», - подумал Бирек и вспомнил, что это были последние слова умирающего Виллерта… То есть, похищение дочери герцога и её драгоценности - дорогого камня опала - были как–то связаны с молодчиками, убившими короля кинжалом?
- Если узнать, где письма, то прочесть их проблемой не станет, - произнесла Луорлика.
- Вам только так кажется. Капитан держит письма в сейфе за семью магическими печатями, специально заточенные на противодействие магии тьмы, к тому же, как мне известно, если попытаться пробить эти печати темной магией, то в местной "казарме" храмовников будет поднят отряд, и горе-взломщика уже ничего не спасет. Ему повезет, если он умрет быстро, - пояснил Купец Эидин. - Капитан городской стражи занимался по молодости преследованием этой секты в провинции, он много знает об этой секте, даже, наверное, больше, чем любой храмовник, - ответил богач Ирвину.
Рыцарь оценил камень, брошенный в огород храмовника Тиберия: Купец наверняка не просто так подчеркнул важность знаний, которыми обладал капитан городской стражи. Значит, если они хотят узнать больше об этой секте, следовало наведаться сначала к капитану.
- Вы знакомы с капитаном лично? – спросил Ирвин. – Я собираюсь поговорить с ним, но мне не помешала бы для него записка с рекомендацией от влиятельного лица города – от вас, например.
- Знаком, записку вы получите, - кивнул Миринф Эйхару. 
- А если попробовать эти печати растворить? Или открыть их может только магия? - возможно, умения Морин для этого и пригодятся.
- Только магия, миледи Морин, только магия, - добродушно ответил Аджес Лесли.
- А эти сектанты... Они часто такое устраивали до этого? - спросил Бирек, вспоминая фразу предателя Виллерта перед смертью.
- Нет, - ответил богач Биреку.

0

17

Эидин не ожидала, что с ней произойдет что-то подобное. В одно мгновение все померкло в глазах, исчезло все. Луорлика чувствовала, как куда-то падает, куда именно - она не понимала, кругом была только темнота и более ничего. В реальности же Эидин упала и стала биться в судорогах.
Травелльян явно не думал, что на него снизойдёт видение от Аздрина. Сперва он увидел свет, в котором исчезла комната, потом он почувствовал присутствие кого-то. В реальности же все выглядело, как будто Тиберий уставился в одну точку и ни на что не обращал внимания.
- Что это с ними? - удивился Бирек. - Что это?
На Тиберия Лесли не столь смотрела, поэтому то, что он застыл, как-то прошло незамеченным, тем более до этого храмовник стоял точно также неподвижно, а лицо его скрывал шлем. Но Луорлика сразу привлекла внимание дварфийки, так как не заметить человека в таком состоянии было, мягко говоря, непросто.
- Что с вами? Вам плохо? - она подбежала к Эидин и попыталась вернуть её в сознание.
Ирвин не видел, чем там занимаются остальные. Увидев, что Луорлика упала, он метнулся к ней и присел рядом, подняв голову девушки и пытаясь привести ее в чувство.
- Позовите лекаря! – крикнул он через плечо. – Срочно! Девушке нужна помощь!
У него из головы разом вылетели все вопросы, которые он планировал задать Купцу по поводу убийства короля. Только-только он начал выстраивать логическую цепь событий и догадок, как она разлетелась вдребезги, едва у колдуньи случился неожиданный припадок. Это произошло так внезапно, что рыцарь даже не обратил внимание, что там делают остальные. Он только смутно отметил, что мечник и храмовник не собираются ему помогать.
А Луорлика тем временем продолжала биться в припадке, высматривая разные видения, которых у нее отродясь не было. Очевидно, это какая-то новая ипостась ее способностей. Возможно, это ее дальнейший путь к развитию, быть может, это новая дверь, ключ от которой только что повернулся в замочной скважине.
Но видений не было, вместо этого она в конце концов больно приземлилась в месте, где все состояло из темного материала. Стены, окна, даже вода имела темный оттенок. Где она оказалась - непонятно.
Купец не ответил и немедленно выбежал в дверь, через пару минут он вернулся с парой наемников, хотя Эйхар просил лекаря. Один из них подбежал к Эидин, но мгновенно отшатнулся от неё.
- Босс! Вы не говорили, что у нас тут ведьма! - в шоке проговорил наемник.
Другой же наемник подошел к храмовнику и пощёлкал перед ним пальцами, реакции не последовало.
- У нас тут храмовник ни на что не реагирует, - сказал Аджесу наемник.
Вернуть Луорлику в сознание не получилось. Лесли же начало трясти, как Эидин.
Тиберий огляделся. Вокруг него был только свет и больше ничего, вот только ощущение чьего-то присутствия никуда не девалось. Присутствия чего-то древнего, настолько древнего, что простой человек, как Тиберий, не брался даже сказать насколько.
- Никакого страха! Ты достоин звания хранителя света Моего! - громогласно произнес голос, больше похожий на раскат грома.
Перед святым воином явился человек в белых латах, шлем его венчали золотые крылья, за спиной развевался синий плащ, доспех был украшен золотом. Вне сомнения, это был Аздрин.
У Тиберия наступил шок. Он никогда бы не подумал, что ему, рядовому по сути храмовнику, явится сам Аздрин! Однако годы, проведённые в охоте на ведьм, чернокнижников и прочую нечисть, приучили его оправляться от удивления очень быстро. Храмовник только согнул колени, чтобы встать на них, и тут у него в мозгу мелькнуло, что  богу-воину, коим, несомненно, и являлся  Аздрин, судя по виду, не нужно раболепство, так что он остался стоять, лишь приложил кулак к груди и отвесил полупоклон.
- Ты давно уже не рядовой храмовник, вспомни, сколько раз ты один стоял против сил тьмы, - с отеческой добротой сказал Аздрин.
- Я... благодарю вас, - запинаясь, произнёс Тиберий, он никак не ожидал, что Аздрин будет следить за его похождениями.
- Я слежу за всеми своими воинами, - продолжил с отеческой добротой Аздрин, похоже, мысли и чувства своего воина для него были как открытая книга.
Тиберий молчал, не зная даже не то, что говорить, а что ему думать.
- Воин, тебе предстоит непростое дело. От того, справится ли группа, в которой ты состоишь, зависит дальнейшая судьба королевства, тебе пора возвращаться в мир земной. Вижу я, пока мы, говорили черный рыцарь поддался панике, скажи ему, что следование зову сердца и кодексу рыцаря не сделает из него героя, - громогласно объявил Бог.
Не успел ничего понять Тиберий, он увидел, что Ирвин держит меч острием, направленным в Купца.

0

18

- Ну не-ет... Только не снова, - дварфийка попыталась напрячь мысли и держаться в сознании, а в лучшем случае выкарабкаться. Она отошла к стенке. - Я-то каким боком отношение к магии имею?
Несмотря на все усилия, дварфийка не устояла, но вместо повторения прошлых галлюцинаций она впала в сон.
Несмотря на состояние чего-то вроде сна, Лесли могла мыслить. И если это и есть лишь сон, то ведь можно же просто проснуться. Она открыла глаза и увидела ту же комнату (если это не было какое-то крайне масштабное видение) и попробовала пошевелиться, тоже в надежде, что ей не кажется.
Пошевелиться не удалось, а комната же стала медленно пропадать в черной воронке посреди пустой комнаты.
Но возвращаться в нормальное состояние надо было срочно. Ведь, по идее, твердую поверхность под ногами дварфийка чувствовала, поэтому сделала отчаянную попытку встать, подумав, что, если не выйдет, будет пытаться снова и снова, пока не вырвется из этого.
Пока Лесли пыталась, черная воронка поглотила большую часть комнаты и уже тянулась к её ногам.
Что делать в этой ситуации, она не знала, но все же смогла встать и сделала попытку растоптать эту тьму ногами, а затем побежала к той части комнаты, которая осталась.
Воронка стала больше и в конце концов она поглотила Лесли и остатки комнаты, но это был не конец, оказавшись в воронке Морин оказалась в какой то черной воде.
Лесли чуть не захлебнулась этой водой, так как сразу погрузилась в неё почти с головой, но потом она смогла весьма ровно на ней держаться. Дварфийке уже становилось интересно, как же её заглючит дальше.
Неожиданно количество воды уменьшилось, и Морин смогла глотнуть свежего воздуха, но через секунду стало ясно, что воздух несвеж. А несёт запах крови.
"Ты теперь моя игрушка", - прошептало что-то в голове у Морин и после чего еще затошнило, и у неё изо рта вырвалась темная дымка и улетела через открытие двери.

0

19

Тут Ирвин осознал, что странная напасть коснулась не только Луорлики, но и практически всех присутствующих. Храмовник и мечник стояли с отсутствующим видом, не двигаясь с места, как заколдованные. Купец не сделал ни одного вразумительного действия. Его слуги вела себя довольно бестолково. Дварфийка начала медленно сползать по стене, побледнев и закатив глаза. Что же это со всеми – магия или болезнь?... Будучи типичным суеверным уроженцем Брингарда, Ирвин решил, что дело пахнет темным колдовством. Но тогда почему ведьма Луорлика не смогла противостоять колдовству, а простой смертный рыцарь может? Ирвин упорно не понимал, отчего только он в помещении не подвержен этому влиянию. Но думать, рассуждать, анализировать и составлять теории было некогда, поэтому он сделал единственную рациональную, по его мнению, вещь.
Потянувшись рукой за спину, он с лязгом вытащил старый меч и, оставив Луорлику на полу, выпрямился. Обернувшись к Купцу, он недвусмысленно направил на него меч, оставаясь в пяти шагах от хозяина дома, мельком подумав о том, что достает оружие в этом доме уже второй раз.
- Что вы с ними сделали?! – рыкнул он неожиданно для самого себя. – Признавайтесь, господин купец, что это – колдовство или яд? Дважды спрашивать не буду!
- Я? - переспросил богач, в это же время наемники вытащили свои мечи и направили их острия в сторону Ирвина.
- Они что, оба падучей больные? - снова спросил Бирек.- Они хоть кидаться на нас не будут?
Ро никто не ответил, и только сейчас он заметил, что у господина рыцаря возникли претензии к купцу.
Ирвин не дрогнул и продолжил держать меч горизонтально, направив его на Купца.
- Я не верю в совпадения, - уверенно возразил он. – Вы странный человек, Миринф, и в вашем доме только что пострадали две женщины. Как вы это объясните? Кто вы на самом деле такой? Темный колдун? И что вам на самом деле нужно? – вопросы прямо-таки лились рекой.
- Во-во, - заметил Бирек, - рыцарь прав - кто вы такой?
Аджес не ответил, он был занят разговором с рыцарем.
- Поверьте мне, я также поражен произошедшем, как и вы, - Купец, отойдя от удивления, спокойным тоном ответил Эйхару. - Опустите мечи, в этом нет необходимости, - сказал Богач наемникам, те немного погодя вернули мечи в ножны.
Но Ирвин решил, что его так просто не провести. Он меч не опустил – казалось, он может держать его в вытянутой руке до бесконечности. И он был настроен весьма импульсивно.
- Что это за магия? – не отставал он. – Отвечайте! Что происходит в этом доме?!
-А... мы часом не исчезнем? - спросил Бирек, но ему никто, видимо, не собирался отвечать.
- Помолчи ты, - зыркнул на Ро один из наемников, ситуация все же была далека от разговоров.
Следуя совету воина-наёмника, Бирек замолчал. А что он мог делать? Он же не колдун и даже не храмовник.
- Я не знаю, что это за магия, - честно ответил Миринф Эйхару.
Храмовник запомнил слова Аздрина и собирался передать их рыцарю, но увиденное заставило его пересмотреть свои планы на ближайшие минуты. Быстрым отточенным движением Тиберий сбил меч Ирвина, направленный на купца.
- Какого гхыра ты творишь?
Ирвин решительно не понимал, почему Купец так себя ведет и продолжает отрицать свою причастность. Если его замыслом было убить всех этих людей, почему же Ирвин до сих пор не испытал на себе действие проклятия? И мечник, кажется, тоже в порядке. Что это – отвод глаз, устранение свидетелей, какой-то хитрый трюк?... Его аналитическое мышление рассыпалось прахом в попытке объять необъятное и сделать выводы из крох информации. Как всегда, победили инстинкты и эмоции. Да тут еще вмешался пришедший в себя храмовник, причем, так неожиданно, что Ирвин чуть не выронил меч и вынужден был сделать шаг в сторону.
– Да видит Аздрин, я не хотел этого, но в этом доме происходит какое-то колдовство или попытка убийства, - огрызнулся он на храмовника и только потом сообразил, что можно было быть и повежливей. - Но так и быть, я сделаю вид, что поверил вам, - обратил он свой взгляд на Купца. - Однако имейте в виду, что я слежу за вами, купец Аджес Миринф! – угрожающе предупредил он.
Он уже понял, что от мечника ему помощи не дождаться – тот явно был простым парнем и довольно медленно соображал. Вообще бугай, несмотря на свое телосложение, имел довольно добродушный и простоватый вид, в отличие от вспыльчивого и эмоционального Ирвина, в котором кипела молодая кровь. Именно поэтому рыцарь, увидев, что понравившейся ему девушке причинили вред, обратил своей гнев на самую подозрительную фигуру в этом доме. Кинув косой взгляд на лежащую без сознания девушку-колдунью, он потребовал:
- Прикажите своим людям принести стакан воды… И пусть они наконец позовут лекаря!
Тиберий кивнул, принимая слова рыцаря.  Да и понимал он его... немного. Конечно, храмовник мог и ошибаться, но на его взгляд, рыцарю понравилась ведьма, много он видел таких, ну... или просто кровь бурлит. Храмовник бы и сам мог влюбиться, не будь она ведьмой. Тяжело вздохнув и подумав о бренности бытия, он прошептал на ухо Ирвину:
- Просили передать: "Следование зову сердца и кодексу рыцаря не сделает из тебя героя", - после этого он быстро подошёл к ведьме и применил на неё Возложение рук, нашёптывая молитву. - Ибо нет тьмы там, где есть Аздрин, и буду я проводником его воли в царстве кромешной Тьмы.
Отреагировать успели только наемники, они быстро ушли с дороги и позволили храмовнику сделать свое дело.

0

20

Луорлика огляделась, догадываясь, что происходящее нереально, она задумалась над тем, что суть видения откроется ей сама. Хотя видение было странновато. Она не была безмолвным наблюдателем каких-то событий, она оказалась в каком-то темном параллельном мире.
Эидин оказалась в каком-то темном зале. За окнами, которые были в зале, переливалась вода, черная, словно ночь. А перед ней возвышался трон, на котором сидела абсолютно черная женщина в прозрачной одежде. Заметив взгляд Луорлики, она встала и быстрым шагом пошла к Эидин.
Ведьме определенно не очень нравился такой поворот событий, но ей было любопытно.
- Эм... Здравствуйте? - поздоровалась Луорлика, оглядывая женщину.
Женщина не отозвалась, только сейчас Эидин поняла, что черная в три раза больше, чем она.
Луорлика стояла на месте и ждала чего-нибудь. А что ей еще оставалось в этой ситуации?
Гигантская женщина подошла и взяла её в руки, другой рукой она стала трогать её за разные части тела, сдавливая ту или иную конечность.
- Неплохая фигура, хотя не настолько хороша, как у остальных моих игрушек, моя игрушка, - с нескрываемым удовольствием сказала она. 
- Эй, перестань! Отпусти меня! Какая я тебе игрушка?! - кричала Луорлика. - Отпусти! - а потом Лика наконец пришла в себя и поняла, что вообще-то она может не только кричать. Она вспыхнула тьмой, черным туманом распалась в руках женщины, и собралась снова на приличном расстоянии. - Ты кто?!
- Тьма, и ты принадлежишь мне, - констатировала женщина, но большего сказать она не успела. Эидин вернулась в реальный мир, и над ней склонился храмовник, а один из наемников протянул ей стакан воды.

0

21

Купец кивнул после слов Ирвина и приказал одному из наемников сходить за водой, тот прошептал что-то типа «Не слугой я нанимался» и ушел. Наемник, который прикасался к Луорлике, подошел к рыцарю, вид у него был недовольный.
- Слушай, сынок, я заместо лекаря здесь, и вот что я тебе скажу, против магии медицина бессильна, - пояснил Эйхару наемник.
Когда Луорлика вернулась в сознание, сразу же появился наемник со стаканом воды, очень кстати. К тому времени, когда вернулся один из наемников, храмовник вернул Луорлику в сознание и подал ей в руки стакан воды.
Ирвин хотел ответить наемнику-лекарю что-то крайне язвительное, но вдруг пришла в себя Луорлика, и он забыл обо всем, кроме самого важного. Он присел на пол около лежащей девушки и учтиво поинтересовался:
- Госпожа Эидин, как вы себя чувствуете? Что с вами произошло?
Луорлика с резким вдохом села. Что-то похожее на пробуждение после кошмара, но когда кошмар практически реален. Через несколько секунд она сориентировалась, что она уже в реальности и с ней все хорошо, образно выражаясь. Она взяла стакан воды и сделала несколько глотков.
- Все... Все в порядке. У меня было видение. Это странно, раньше видений никогда не было, - призналась Эидин. - Не думаю, что это важно, - закончила она.
Тут Тиберий посерьёзнел.
- Что тебе привиделось? Лучше расскажи, - при этом в его голосе явно слышалась обеспокоенность.
- Не заставляйте ее говорить, господин храмовник, - вступился за девушку Ирвин. - Вы же видите, что сейчас не время для допросов. Госпожа Эидин, позвольте помочь вам встать, - он протянул девушке руку.
- Скажи, рыцарь, - чуть ли не по-змеиному прошипел храмовник, - ты предпочитаешь вылечить заразу в зародыше, при этом не навредив абсолютно никому, или потом разбираться с горой трупов?
- Чего вы препираетесь, - сказал воинам Бирек, - тем более, что горы трупов пока не было.
- Знаешь, войны тоже сейчас нет, тогда давайте распустим всю армию и начнём тренировать солдат только когда враг уже осадил столицу, - ответил на слова Бирека Тиберий.
- Я об этом не говорил, - ответил Бирек, - я о том, что не следует так подозревать всё и вся.
- Не я такой, жизнь такая... и работа... и жизненный опыт. К тому же, если есть видения или ещё что-нибудь такое, то лучше с этим разобраться.
Бирек благоразумно, насколько благоразумен может быть южный воин-мечник, промолчал.
Храмовник же тяжело вздохнул, а затем сказал всем:
- Раз уж мы будем в команде, то просьба высказывать своё мнение и не молчать, так как на всезнание я не претендую, - затем Тиберий обернулся к ведьме. - Так что с видением-то?
Луорлика взглянула на храмовника и уж было собиралась рассказать о видении, но заметила что-то странное на заднем плане. Присмотревшись, она увидела Лесли, окруженную темной дымкой. Очевидно, другие этого видеть не могли.
- Лесли тоже в ловушке, - сообщила Луорлика и махнула рукой, приказывая тьме отступить. И тьма "вырвалась" и была видна уже и остальным. А затем она растворилась в воздухе.
Несмотря на усилия Эидин, дварфийка не проснулась. Под конец спора вмешались наемники.
- Я, может, чего-то не понимаю, но может, сперва поможем еще одной жертве недуга? - сказал поседевший наемник, указывая на Лесли.
- А и правда. Кажется, гномка тоже... того, - заметил Бирек, подошёл к девушке и легонько её встряхнул: - Эй, проснись!
Не успел Ро повторить попытку пробудить Лесли, как его оттащили наемники.
- Ээ... поаккуратней, - сказал он наёмникам.
- Еще не все, - произнесла Луорлика, поднимаясь. Она сосредоточилась, подняла обе руки над Лесли и начала высасывать тьму. Ее оказалось гораздо больше, чем сперва показалось ведьме, так что это могло занять некоторое время. - Что касается видения... - начала Эидин, продолжая высасывание темной магии, - я видела какую-то огромную женщину, состоящую вот как раз из такой вот тьмы. И она мне заявила, что я ее игрушка, - объяснила девушка. - Будто бы я позволю кому-то играть со мной, - буркнула она.
Ирвин, наблюдающий за действиями колдуньи, впервые ощутил свое бессилие. Может быть, было глупо обвинять во всем Купца. Но, судя по рассказу Луорлики, во всем это была замешана какая-то темная магия, с которой простому рыцарю бороться просто нечем. Однако он мысленно отметил, что храмовник неожиданно стал более сговорчивым, будто разом переменился. Еще несколько минут назад он не желал иметь с ведьмой ничего общего, а теперь вдруг заговорил о работе в команде. Это показалось Ирвину странной переменой. Он вообще был довольно подозрительным касательно всего, что казалось ему странным.
- Видимо, своими действиями я кому-то мешаю, - сказал Купец Эйхару, наблюдая за действиями Эидин.
После слов Эидин про игрушку один из наемников очень тихо прошептал на ушко кое-что купцу и вышел из помещения.
- Все вопросы потом, - сказал богач Ирвину.
- Аздрин всемогущий, - прошептал храмовник, - к сожалению, у меня недостаточно знаний и сил для этого. Мне стоит спросить у архивариуса  главного храма или у одного из магистров, - тут Тиберий задумался, но всё же сказал, - я постараюсь помочь, слово дворянина.
- Еще один, - пробурчал один из наемников после слов Травелльяна о дворянстве.
- Благодарю. Очевидно, это из-за моих способностей, - рассказывала Эидин, не отвлекаясь от Лесли. - Но ведь на земле ходит столько магов, и их же магия не преследует и уж тем более не заявляет о том, что маг - игрушка. Чушь какая-то, - Луорлика была серьезна, она не понимала, что это было, почему это было, и это ей не нравилось.
Она чувствовала угрозу и не очень-то понимала, как ей противостоять. Судя по всему, Лесли должна была вот-вот очнуться. Тьмы в ней практически не осталось.
Внезапно все стало светлеть, а потом и вскоре исчезло. Тьма начала пропадать. Дварфийка открыла глаза. Теперь точно физически. Она обнаружила себя сидящей на полу, прислонившись спиной к стене. Над ней стояла Луорлика и вытягивала какую-то... темную материю(?), которая была отчётливо видна всего долю секунды, до того, как Лесли моргнула.
- И что это было? - негромко, делая попытку подняться, спросила она и поправила сползшие набок очки.
Луорлика опустила руки.
- Хороший вопрос. Магия точь-в-точь как моя, но не моя, - задумчиво произнесла ведьма.
- Возможно, тут присутствует мощный источник темной магии, которая влияет на тех, кто с ней связан. Правда, почему подобное произошло со мной, я не знаю, - Морин уже могла довольно твёрдо стоять на ногах, и тут к ней пришла ещё одна мысль. - А с храмовником что-то подобное было?
- Это у него спроси, - сказал Бирек, - что ж до меня, то я увидел только как в комнате сильно потемнело. Даже очень. И как колдунья из тебя тьму вытягивала.
Луорлика обратила вопросительный взгляд на храмовника. Как минимум, он должен был что-то почувствовать.
- Боюсь, у него самого спросить не получится. Жертва галлюцинаций не видит и не знает, как выглядит со стороны. Это я уже поняла, - алхимичка взглянула на Бирека.
- Было, - сказал Тиберий, - мне явился Аздрин.
- Аздрин?! - у Луорлики аж челюсть отвалилась, благо она быстро вернула ее на место.
-  Что? - спросил Бирек. - САМ?! Небесный Отец?!
- Если посудить логически, то в одном месте возник максимальный контраст между светом и тьмой. Но как бы всемирное равновесие и прочие прелести. Видимо, эта женщина из магии по силе равна... Она бог тьмы? - особо не веря в свои слова, вела логическую цепочку Луорлика.
Мужчина повернулся к Луорлике:
- Вполне возможно, ибо без Света нет Тьмы, а без Тьмы нет Света.
- Значит, магия не только темная, но и светлая, - внешне Лесли не теряла задумчивый вид, хотя внутри уже подбирала эту самую челюсть с пола. Та вопросительно посмотрела на Купца. - Вы знали, что такое может произойти?
- Я не предполагал, что Луорлика ведьма, - ответил Морин Аджес.
- Хотел бы я посмотреть на морды тех тугодумов из Макринга, которые утверждали, что магия не имеет хозяев, - сказал седовласый наемник.
- Во-во, мне про такое и мой учитель, мастер Ханзо, говорил, - сказал Бирек,- а ещё он говорил, что звери не воюют никогда, в отличие от людей, и ещё что-то... Но это было давно, и я не всё запомнил.
- Да, но и тёмная магия - не её, - не обратив внимания на случившееся парой секунд ранее, ответила Лесли. - Тем более, в вашей в общем-то короткой фразе слишком много непонятного. Каким образом вы могли не знать, что Луорлика связана с тёмной магией, если брали её на работу? Плюс, видения были не только тёмные, но и светлые. Возможно, это лишь совпадение, но не факт.
- А в комнате-то что творилось... - заметил Бирек. - И темнело, и похолодало...
- Возможно, из-за того, что в балансе света и тьмы что-то произошло, у Луорлики начался непроизвольный выброс темной энергии. А я находилась рядом с ней ещё в его начале, поэтому возможно, что из-за этого вся сия красота частично перешла на меня. Тёмная магия, видимо, расползлась по комнате, но вам вреда не причинила, так как ослабла, пока достигла вас, бывших на порядочном расстоянии от эпицентра. Из-за этого у нас, подвергшихся основному воздействию, начались мрачные галлюцинации. Тиберий же служит свету, поэтому от тьмы защиту имеет, следовательно, что-то внутри среагировало, и тёмные видения преобразовало в светлые. Только непонятно, какова причина выброса темноты, тем более у одного человека, пусть даже тёмной колдуньи, - понятно, что где-то с середины Лесли уже не обращалась конкретно к мечнику, а высказывала своё предположение всем.
Ирвин вдруг почувствовал себя ненужным и ужасно одиноким. Эти четверо говорили о магии и духовных материях, а ему было нечего ответить, поскольку он в этом абсолютно не разбирался и даже прежде никогда не встречал настоящего колдуна. Что касается заявления храмовника – это было в общем-то ожидаемо для Ирвина, и он не особо верил, что ему действительно явился Аздрин. Просто у священнослужителей даже галлюцинации будут связаны с Аздрином, это неудивительно. Ирвин удивился бы больше, если бы храмовник сказал, что видел ту же женщину, что и Луорлика. Он вообще не особо верил, что видения имеют под собой какую-то почву.
Он отошел в сторону и стал наблюдать за этим разговором, параллельно размышляя совсем о другом. Увидев, что с Луорликой все в порядке, он снова вернулся мыслями к проблеме убийства короля. Значит, оружие было опознано как принадлежащее какой-то деструктивной секте хаосопоклонников. Интересно, а кто об этом сказал – дворцовая стража? Могли ли они ошибаться?... Он еще раз задумчиво взглянул на Купца, вспоминая, какие еще вопросы хотел ему задать до того, как Луорлика упала в обморок. Но сперва нужно было кое на чем поставить точку. Ирвин вернул меч в ножны за спиной и сказал:
- Господин Миринф. Прошу вас поклясться Светом Всемогущего Аздрина, что вы не пытались причинить вред этим дамам и не имеете отношения к темной магии. Это крайне важно.
В комнате повисла тишина. Со стороны Ирвина это было очень смелое и прямо-таки наглое требование. Для людей глубоко верующих, коих было большинство в королевстве, тем более в столице, любые клятвы, связанные с именем Аздрина, имели священный смысл. Клясться именем Аздрина можно было только при поступлении на службу в королевскую армию, в королевском суде, при особо торжественных мероприятиях… Существовало вполне определенное поверье, что нарушивший такую клятву немедленно будет поражен молнией гнева Всевысшего Божества. Аздрин не терпел, когда Его именем пользовались всуе, да еще для оправдания лжи.
- Это дело может определить судьбу всего королевства, - продолжил Ирвин. – Поэтому я настаиваю на том, чтобы вы поклялись в ваших добрых намерениях. В противном случае я не смогу работать на того, кому не доверяю. Это не простая прихоть, а необходимость, учитывая, что всем нам придется иметь дело с темными колдунами Хаоса.
На лицах присутствующих наемников был выражен шок, самоуверенный черный рыцарь решил, что может требовать такое от многоуважаемого человека? Будь перед ними не столь предсказуемый черный рыцарь, то его бы попросили убраться, мало ли на свете сумасшедших рыцарей?
Купец же отреагировал спокойно, хотя на его лице и проступило удивления.
- Я, купец Аджес Миринф, клянусь Светом Всмемогущего Аздрина, что я не пытаюсь причинить вред этим дамам и не имею отношения к темной магии, я клянусь, что преследую лишь благородные цели.
Только храмовник заметил, что в комнате после произношения клятвы стало светлее, видимо, имя Аздрина разгоняет тьму.
Луорлика погрязла в своих мыслях. Надо будет с этим разобраться. Если это действительно темный бог, и он заявляет, что адепты его силы - его игрушки, то получается что светлые служители Аздрина также марионетки? Просто ими управляют другими методами? Ей все это не нравилось и даже раздражало. Не хотелось даже мысли допускать, что у нее отсутствует собственная воля.
Тиберий же удивлялся сам себе и молча слушал. Даже больше слушал, чем удивлялся. Однако явление самого Аздрина довольно сильно ударило по нему... сильный шок, так что ему надо было всё равно всё обдумать.
Бирек тяжело вздохнул и произнёс:
- И только я, значит, видел, как в комнате темнеет и холодает? И только у меня просто кожу защипало?
Своё мнение дварфийка уже воспроизвела в длинном монологе, поэтому высказываться теперь не посчитала нужным.
Ирвин, услышав клятву Миринфа, наконец сменил гнев на милость. Будучи воспитан в религиозных традициях среднестатистической помещичьей семьи, он таким клятвам верил и не допускал мысли, что кто-то может лгать, прикрываясь именем Аздрина. Такое богохульство было для него немыслимо. Поэтому он коротко поклонился и оттарабанил стандартные слова официальных извинений:
- Прошу прощения за мое недоверие к вам, господин Миринф, и прошу понять мои действия в силу обстоятельств. Отныне я готов бороться с силами зла, что посягают на благополучие нашего славного королевства.
Луорлика в разговор пока не встревала, говорить было особо нечего. Тиберий тоже молчал, так как в разговор добавить ему было нечего.
Кивнув на слова Эйхара, Купец поговорил с одним из наемников и после разговора обратился к собравшимся:
- Уважаемые господа и дамы, сейчас время позднее, я предлагаю вам всем пойти со мной в гостиницу, где вы сможете отдохнуть. Номера давно куплены, но ввиду чрезвычайного честолюбия купцов этого города не все получат одноместные номера, - спокойно объяснил он.
«Неужели мы проторчали тут весь день? - подумала Лесли. До объявления она чувствовала себя нормально, но после него ей резко захотелось спать. - Ладно, по крайней мере, мы отсюда выйдем».
При словах Купца Ирвин дернулся.
- Разве? – протянул он. – Сомневаюсь, что сейчас позднее время. Полагаю, у нас еще как минимум половина светового дня, чтобы поговорить с капитаном городской стражи. А у вас, господин Миринф, есть время написать рекомендацию, чтобы нас приняли.
- Как бы вы ни считали, сейчас время позднее, мы можем поговорить с капитаном стражи при мне, но он вряд ли будет в хорошем расположении духа для разговора, - ответил на выпад Ирвина богач.
- Не думаю, что это так важно, - отозвалась Луорлика.
- Я бы не был так категоричен, - ответил Эидин Аджес.
Ирвин удивился внезапной перемене настроения Купца, но решил не спорить. Раз ему предлагают место на постоялом дворе – с чего бы отказываться? Если их здесь пятеро, то кому-то повезет – и он будет делить комнату с самим собой. Ирвин надеялся, что повезет, конечно, ему. Он не очень-то хотел соседствовать с храмовником – что-то подсказывало ему, что они не поладят. Простоватый бугай был ему предпочтительнее в качестве соседа. А еще предпочтительнее была Луорлика, но Ирвин не надеялся, что столичные нравы позволят девушке поселиться в комнате с незнакомцем.
- Воля ваша, - вздохнул рыцарь, решив не спорить. – С радостью приму ваше приглашение, господин Миринф.

0

22

Из кошмарного сна с большими зелеными тварями вывел удар маленького камня по его голове. Окончательно проснулся он оттого, что ему крикнули:
- Господин Мелло! Я от купца! Откройте дверь! Есть разговор! - во всю глотку орал человек, перебудив всех на этой улице, но ему было все равно.
- Второй слепец за день на мою лысую голову, - раздраженно пробурчал дварф, потирая свежую ссадину на темени.
Про загадочного купца он спросонья даже не вспомнил. Нашарив рядом увесистую дубинку - он держал ее здесь как раз для таких случаев - Безбородый поднялся из кресла, перепрыгнул через перила веранды и маленьким, но очень злым ураганом накинулся на любителя поорать, не слушая ничего.
Может, простого человека этот комок злости и побил, но не наемника, который успел за пару лет пройтись по всем землям Игдира и повидал кое-что более страшное и опасное, чем просто злой гном. Отобрав дубинку у гнома, наемник попытался его успокоить.
- Да успокойся ты! Что я тебе сделал? - попытался завести разговор наемник с Мелло.
- Да ничего особенного, - ответил Мелло, выписав отвлекшемуся на разговор человеку два прямых в печень и пах - его любимая связка еще со времен уличной молодости. - Во-первых, ты меня разбудил. Во-вторых, ты разбудил меня очень неприятным способом. В-третьих, у тебя отвратный голос, а ты им перебудил пол-улицы. Кстати, мой сосед напротив - маг не из последних, и он тоже очень не любит, когда его будят... А вот и он! Эй, Цитуридис, полюбуйтесь-ка на этого субчика! За каждое испробованное на нем заклятие с меня графин дварфийского особого, идет?
Меля языком, Безбородый не прекращал лупить несчастного (хотя тот оказался весьма шустрым и от половины ударов уходил). А вот на то, как он попробует уйти хотя бы от простейшего огнешара, дварф бы с удовольствием посмотрел, поэтому при появлении соседа шустро отскочил от жертвы подальше.
Не успел Цитуридис ответить, как из соседней подворотни выбежал отряд стражи.
- Что, и вас этот крикун от дел оторвал? - удивился Мелло. - Оперативно вы в этот раз.
Стражники не ответили, вместо этого они вырубили Мелло и унесли его вместе с наемником в один из изоляторов, который был один на пять кварталов. Там Мелло пришел в себя, а наемника отпустили прямо у него на глазах.
Через пару минут, как наемника отпустили, в камеру к Мелло зашел стражник, оружия при нем не было.
- Ну что же, господин Мелло, может, поясните, за что вы начали избивать наемника? - начал спокойно стражник, но по глазам видно, что его ночная смена не устраивала.
- За то, что он перебудил пол-улицы, - как само собой разумеющееся ответил дварф. - Я, понимаете ли, очень не люблю, когда меня будят. Тем более камнем по голове. А ваши охламоны вместо того, чтобы задержать хулигана, сделали ему ручкой и вместо этого огрели меня по лысине и притащили сюда. Без предъявления каких-либо обвинений, прошу заметить. Чем объясните такое поведение?
- Тем, что вы стали его избивать, - ответил стражник.
- Вы видели, чтобы я его избивал? - прищурился Мелло. - Нет, потому что в тот момент я стоял в стороне. Повторяю вопрос: чем объясните свою агрессию по отношению ко мне?
- Стражники что вас задержали, говорят, что когда они взяли вас обоих, вы предлагали своему другу принять участие в избиении.
- Врут, - отрезал дварф. - На тот момент их рядом еще не было.
- Сержант больше доверяет им.
- Удивили, - презрительно фыркнул Безбородый. - Рука руку моет.
- Сержант предлагает вам вот что: вы признаетесь, что вы набили морду наемнику за вызывающее поведение, а стража взяла вас за потасовку, и вас сразу же отпускают, согласны?
Мелло пристально посмотрел на стражника, затем устало прикрыл глаза ладонью.
- В чем подвох? Я вашего брата знаю - гхыр вы когда кого просто так отпустите. Особенно если брали жестко.
- За вас попросили, - ответил стражник.
- Кому мог понадобиться старый лысый дварф? Что-то тут нечисто, - пробормотал себе под нос Мелло. Вслух же он сказал: - Ну хорошо, я согласен. Не знаю, правда, на кой вам мое признание... но вот вам, пожалуйста: я, Мелло Безбородый, торжественно клянусь в том, что сегодня вечером откундил какого-то крикуна у себя перед домом, за что получил по башке от медноло... кхм... от стражи. Если что, мои слова может подтвердить Вацлав Цитуридис, гильдейский маг, который был тому свидетелем. Все, я свободен? Ну, не скучайте, - заканчивал свой монолог дварф уже из-за закрывающейся двери.
- Постойте! - крикнул один из тех, кто задержал гнома.
Мелло пропустил окрик мимо ушей, направляясь к выходу.
- Да постойте же вы! - крикнул уже в близи стражник, хватанув дварфа за плечо.
- Что, мне еще компенсация полагается? - нахально осведомился Безбородый, разворачиваясь к стражнику с невинной улыбкой.
- Нет, просили передать, что попросил за вас купец, - разочаровал Мелло стражник и ушел по своим делам.
Купец? Безбородый задумчиво посмотрел вслед стражнику и задумался. На его памяти ни с какими купцами особых знакомств не было. Ну, разве что на уровне "достал-по-знакомству-уступлю-за-полцены". Или Купец - это кличка какого-нибудь местного разбойника? Опять же никаких связей в ночном мире у Мелло не имелось. Но эта идея натолкнула мозг дварфа на логическую цепочку - "купец-вор-письмо".
"Выходит, не такой уж этот купец мошенник, и зачем-то я ему крепко понадобился, раз уж он отмазывает меня от суток в камере за мелкую драку... Вернусь домой, надо вспомнить, куда там он меня приглашал. Авось да вытрясу из дела какой-никакой барыш..."
Так Мелло и поступил.
Дорога до дома прошла спокойно, казалось, весь город заснул, лишь в некоторых окнах горел свет.

0

23

- Проследуйте за мной в таком случае, - ответил Миринф, выходя в дверь в помещение, в котором они вели свой разговор.
Тиберий отлип от стены, на которую опирался, и последовал за купцом.
Ирвин только передернул плечами, лязгнув броней, и нехотя пошел следом за храмовником, не забывая при этом незаметно коситься на Луорлику сквозь прорези шлема.
Лесли, в предвкушении долгожданной смены обстановки, прошествовала за рыцарем и остальными.
"Интересно, что за гостиница?" - подумала она.
"Опять куда-то идём", - подумал Бирек. У этого Миринфа, видимо, всё было хорошо подготовлено.
Луорлика последовала за остальными.
Пройдя по ряду помещений дома, группа вышла на улицу, и действительно, солнце давно село за горизонт, в домах зажглись свечи, а на улице не было слышно топота и ропота толпы.
- За делом и времени потоком не уследишь, - сказал Купец Ирвину.
Ирвин нахмурился под шлемом и пробурчал что-то вроде: «Странно». Это действительно казалось ему странным: по его внутренним ощущениям, он всего лишь пару часов назад вошел в утренний город, познакомился с красивой колдуньей, пообщался с Купцом и… неужели уже вечер? В мире, где он родился, световой день был долгим: утреннее голубое солнце быстро укатывалось за горизонт и сменялось вечерним, красным, которое медленно плыло по небу величественным огненным диском. Ночь была совсем короткой и завершалась восходом голубого солнца.
Неужели они торчали у Купца так долго, что пропустили закат? В небе не было даже намека на угасающие лучи красного солнца. Такое ощущение, что стояла уже глубокая ночь. Ирвин вспомнил, что в помещении, где они разговаривали, не было окон. Откуда тогда Купец узнал, что уже стемнело? Может, у него просто лучше работает ощущение времени суток?...
Лесли уже второй раз за день вдохнула свежий воздух, и, надеясь, что, как и утром, её после этого не заглючит, вышла за купцом и рыцарем.
Тиберий глубоко вдохнул и выдохнул, не забыв поморщиться под шлемом. Он бы предпочёл побыть в лесу, на природе, чем в городе, однако дела его были именно в городе.
- Долго ж просидели, - сказал Бирек вслух, - а вроде в комнате было незаметно. Ну ничего, темно долго не будет. Надеюсь, что сектанты ничего против нас пока предпринять не придумали.
- Свежий воздух. Кайф, - заметила Луорлика.
Не обращая внимания на высказывания, Купец повел группу дальше, через некоторое время они пришли к гостинице, к которой Ирвина подвел мальчуган, в ночи города роскошная гостиница была еще красивее.
- О, вот и ночлег, вроде как, - сказал Бирек.
Взглянув на фасад гостиницы, Ирвин внезапно встрепенулся, будто вспомнил о чем-то.
- Моя лошадь, - вдруг сказал он, совершенно позабыв за своими размышлениями о случившемся, что гнедая кобыла была уведена в неизвестном направлении наемниками Купца. – Господин Миринф, я оставил свою лошадь на вашем дворе. Я вернусь за ней прямо сейчас, если никто не возражает.
- Иди, иди, - устало произнёс храмовник, - а я тебе компанию составлю, поговорить надобно.
Возражать рыцарю дварфийке было лень, да и делать это было незачем.
- В этом нет необходимости, ваша лошадь находится в конюшне, что рядом с гостиницей. Если хотите, один из моих людей проведет вас к ней, - ответил Купец Эйхару.
Ирвин удивился, хоть и не подал виду. При нем Купец не отдавал никаких прямых приказов своим слугам, однако все его действия были настолько отлажены, что создавалось впечатление заранее продуманной четкой схемы. И это наводило на определенные мысли… Несмотря на клятву Купца, Ирвин все равно не мог отделаться от ощущения, что не стоит доверять этому человеку.
- Нет, благодарю, - ответил он, про себя решив, что непременно выберет время и сходит проверить, действительно ли его лошадь в гостевой конюшне. – Полагаю, всем нам лучше не терять время и наведаться к капитану городской стражи.
- Я вас предупредил, проследуйте за мной, - холодно отозвался богач.
Луорлика вместе с остальными тихо шла за купцом. На самом деле, уже хотелось, чтобы он потерялся. Мутный какой-то тип, ну да ладно. Капитан может быть в два раза мутнее.
Храмовник же шёл за всеми. Он уже порядком устал от всего этого театра абсурда, в котором каждый всем не верит. Поэтому он и предпочитал путешествовать по миру в одиночку.
"Лошадь, - подумал Бирек, - почему он о лошади раньше не подумал? И этот... куда он нас ещё поведёт?"
Лесли тоже молча шла, стараясь не отставать и разглядывая окна домов. Она пыталась представить реакцию человека, который увидит всю эту компанию, выглянув в окно.
- А вы-то куда идете? - удивленно спросил Аджес, наблюдая, как весь отряд поперся за ними. - Я только с господином Рыцарем иду к капитану, вы же располагайтесь в гостинице. Пановски! Приведи их в гостиницу и проследи, чтобы им выдали их комнаты, - обратился Миринф к одному из наемников.
- Будет сделано, - кратко ответил Пановски и повернулся к остальным. - Проследуйте за мной.
- Чур мне самую большую комнату, - заявила Луорлика, имевшая слабость к роскоши и хорошее настроение. Она уже успела позабыть про странное видение, по меньшей мере, отвлечься от него, и сейчас хотела немножко расслабиться.
Тиберий всё молчал, только изменил направление движения. На данный момент ему было пофигу абсолютно на всё.
- Мне чтобы кровать подошла по размеру, - сказал Бирек, - мой рост далеко не маленький, как вы могли убедиться.
"А мне такую, чтоб я туда влезть могла, хех", - подумала Лесли, но вслух этого не сказала, молча следуя за наёмником в сторону гостиницы.
- Не беспокойтесь, Ро, кровать для вас подходит, - ответил Биреку наемник.
Через пару минут группа вошла в красивый просторный зал гостиницы, все было сделано из белого и красного дерева и украшено лучшими тканями, которые можно найти на просторах Игдира.
- Располагайтесь здесь, я сейчас поговорю с хозяином насчет ваших комнат, - сказал наемник и ушел в одну из комнат.
- Ну раз так - тогда у меня вопросов нет, - сказал мечник.

0

24

Наблюдая за пестрой компанией, с которой ему предстояло вести дела, Ирвин испытывал что-то среднее между смущением и беспокойством. Их волнуют размеры кровати и комнаты, в то время как он думает только о том, как бы вытянуть из капитана городской стражи побольше информации. Впрочем, ничего благородного в этом не было: Ирвин всего лишь преследовал собственные цели. Просто так получилось, что его цели шли несколько вразрез с целями остальных. У него вообще сложилось впечатление, что им всем капитально плевать, что будет дальше с королевством.
Когда небольшая компания ушла, Ирвин повернулся к Аджесу.
- Господин Миринф, - сказал он. – В свете последних событий я вынужден задать вам один вопрос. Как много вы знаете о черной магии?
- Я о ней нечего не знаю, так как с её проявлением не сталкивался, - честно ответил Эйхару Купец.
- А то, что произошло сегодня в вашем доме, это единичный случай?
Богач кивнул на слова Ирвина.
- Что ж, - Ирвин обернулся на фасад гостиницы. – Думаю, самое время наведаться к капитану стражи.
- Ну так пойдемте же, - недовольно сказал богач Эйхару, как будто этого он не говорил.
Через полчаса они почти достигли комендатуры, но неожиданно для Купца капитан стражи вместе с отрядом двигались в их направлении.
Ирвин, шедший рядом с Купцом и молча размышлявший о том, что его новообретенные коллеги сейчас, наверное, наслаждаются внезапной халявой, как вдруг появился отряд городской стражи. Рыцарь ничуть не удивился: наверняка городская стража совершает вечерний обход города, что ж тут примечательного? Наверное, не стоит сейчас тревожить капитана, пока он в патруле, но можно подождать его в караулке у ворот, когда он закончит свои вечерние дела.
- Вы видите капитана, господин Миринф? – спросил он Купца.
- Вижу, он в броне серебряного оттенка - подарок, как он говорил, "иностранца", - выделил последнее слово Аджес.
Отряд приблизился к ним и остановился.
- А вот и ты, друг, скажи мне, ты своих наемников еще не разместил в гостинице? - спросил капитан стражи.
- Разместил, а что? - удивленно спросил Купец.
- Расскажу по дороге, это их командир? - спросил капитан стражи.
- Да, - все еще удивленно говорил богач.
- Можете рассказать о своих людях? - спросил капитан Ирвина.
- О моих людях, капитан? – немного смутился Ирвин, не ожидая, что Купец назовет его командиром. Еще его порядком обеспокоило удивление Купца, но он быстро взял себя в руки. – Позвольте представиться, капитан, я – Рафал Зандер, вольный рыцарь и верный слуга короля, - он коротко поклонился. – Что касается людей, с которыми я работаю на господина Миринфа… - он специально не стал говорить «моих людей», - то они в настоящий момент ожидают моего возвращения в гостинице в пяти кварталах отсюда.
- Ясно, можете рассказать, что они из себя представляют? - продолжил капитан стражи.
- А с какой целью интересуетесь, капитан? – поинтересовался в ответ Ирвин, которому показалось странным, что этот человек даже не представился, а сразу перешел к какому-то допросу.
- Хочу знать, если вдруг придется их вытаскивать из камеры, - честно ответил капитан.
- А с чего вы взяли, что они туда попадут? – недоуменно спросил Ирвин, про себя отметив, что капитан столичной стражи, должно быть, странноватый человек. Как говорят в сельской местности – «с приветом».
- По своему опыту знаю - отрезал капитан стражи.
- А откуда вы вообще знали, что господин Миринф нанял работников? Вы все заранее спланировали? – он обернулся к Купцу.
- Да, - честно ответил Купец.
- И что все это значит? – обескуражено спросил Ирвин, чувствуя себя полным идиотом. Все вопросы, которые он хотел задать капитану, вылетели из головы.
- Что планирование вашего поиска убийцы началось заранее - ответил Капитан.
- Если этим уже занимается городская стража, зачем вам еще кучка непрофессионалов? – фыркнул рыцарь недовольно. Он чувствовал, что все это смахивает на какой-то спектакль.
- У меня нет возможности командовать за пределами города, вы же со связями Аджеса можете больше, чем я, - пояснил капитан стражи.
- Можно подумать, я имею право командовать, - не сдержавшись, язвительно ответил Ирвин. – В чем здесь подвох? Господин Миринф, я бы пожелал услышать от вас больше правды.
- Вы не стеснены в возможностях - откровенно сказал капитан.
- И что же вы хотите от меня услышать? - спросил Купец.
- Ну… - Ирвин замялся, не зная, как бы коротко и емко выразить все свои эмоции. – Я не понимаю вашего плана, господин Миринф. У вас явно нет недостатка в золоте, но вы зачем-то нанимаете нескольких совершенно не связанных между собой людей якобы по причине экономии. Но мы оба понимаем, что это неправда. Раз уж вы назвали меня командиром группы, то справедливо ли будет предположить, что стоит рассказать мне больше? Я вижу, что у вас договор с уважаемым капитаном стражи, но был бы признателен, если бы вы посвятили в этот договор еще и меня. Мне нужно больше информации.
- Что вам рассказать? Что мы не хотим привлекать внимание и собираемся вести тайных недругов в заблуждение? Это вы хотите знать? - вспылил богач.
- Мне бы не помешало знать больше, - угрюмо сказал Ирвин. – Для начала – какие роли вы отвели Луорлике и остальным? Зачем вам одновременно храмовник, ведьма, гномка и еще тот парень с круглой физиономией? Я думаю, вы подбирали людей не просто так.
- Нам нужна жизнеспособная помеха недругам королевства. Признайте, что такая группа вызывает вопросы, и кое-кому придется напрячь свои связи, чтобы узнать, как такая группа собралась, - пояснил Аджес, судя по тону, вводить в курс дела рыцаря никто не планировал.
Ирвин это уже и так понял. Но он все равно решительно не понимал одного – а какой вообще смысл собирать группу каких-то личностей, которые ни разу до этого не имели дело с раскрытием преступлений, не говоря уже о противостоянии сектам? Разве Купца не интересует результат работы?... А результат будет нулевым, если только… Если только группа Ирвина не задумана как прикрытие и отвлечение внимания от группы профессиональных сыщиков. Такой вариант был ожидаем от Миринфа. Однако Ирвин не стал озвучивать свою догадку.
- Что ж, - сказал он. – Я пообещал сделать все, что в моих силах, чтобы убийца нашего светлейшего короля был наказан по заслугам. Но для начала я попросил бы вас, капитан, помочь мне с информацией.
- Что же вас интересует, рыцарь? - ответил капитан Эйхару.
- Для начала – вы видели место преступления?
- Видел, трон и сам король были залиты кровью, в горле осталось оружие убийцы,  - ответил капитан Ирвину.
- Что собой представляет орудие убийства и где оно сейчас? – быстро спросил Ирвин.
Его мозг снова заработал на удивление быстро, растерянность исчезла, сменившись деловой собранностью.
- Кинжал из красного неизвестного металла, на данный момент он хранится во дворце, и свой цвет он поменял на черный с красными прожилками. - Пояснил капитан Эйхару.
- Поменял цвет? – Ирвин задумался. – Как вы считаете, это оружие имеет магическое происхождение?
- Может быть, но, как я узнал у наших магов, магические металлы имеют свойства исчезать, - задумался уже капитан, но его размышления прервал грохот впереди на улице.

0

25

Тиберий под шлемом удивлённо поднял брови. Ему-то, постоянно живущему либо в кельях храма, либо на голой земле - и хоромы в подобном месте? Покачав головой, храмовник стал тщательней оглядывать зал.
В такой роскошной обстановке дварфийка, так и не сказавшая ни слова, чувствовала себя немного неуютно, поэтому пока стояла столбом, не осмеливаясь притронуться к чему-либо.
- Красота, - протянула Луорлика, озираясь по сторонам. Ей уже нравилась ее новая работа.
Зал был красив. Видно, что в нем справляли пиры, красивые занавески закрывали окна, белая и красная древесина идеально констатировали между собой, одним словом, это был один из красивейших залов в городе.
Через пару минут к группе вернулся наемник с богато одетым человеком.
- Он покажет вам ваши комнаты, - отрезал наемник и поспешил на выход.
- Леди Луорлика Эидин, прошу за мной, - сказал он ведьме.
Луорлика зашагала за богато одетым человеком с улыбкой до ушей.
Он провел её до одной из комнат, открыв дверь. Перед взором Эидин оказалась богато украшенная комната алыми занавесками, что подчеркивали пол из белой древесины и стены из красной. В комнате находилась двуспальная кровать и несколько шкафов с книгами.
- Вынужден вас расстроить, но вам придется терпеть соседство с Лесли Морин, она никуда не отлучалась? - спросил богато одетый.
- Да ничего страшного, - весело ответила ведьма. - Она вроде в зале осталась.
- Понятно, располагайтесь, - сказал человек и ушел обратно в зал. - Лесли Морин - объявил богато одетый.
Услышав своё имя, та вздрогнула и подошла к нему, готовясь проследовать в свой номер.
- Пройдемте за мной, - сказал Лесли человек.
- Хорошо, - она двинулась за богачом.
Через пару минут он привел Морин к двери, возле которой стояла Луорлика.
- Вы будете жить в одной комнате, мои извинения за доставленные неудобства.
— Да нет, в общем-то никаких неудобств лично для меня нет.
- Ну и отлично - довольно сказал  богатый и ушел. -  Господин храмовник.
Тиберий обернулся и, кивнув, пошёл за сопровождающим.
- Будем дружить, - улыбнулась Луорлика соседке, а затем плюхнулась на кровать. - Кажется это лучшее, на чем я когда-либо лежала, - заявила ведьма.
- Ага. - Лесли упала на свою. - Чёрт, мне уже нравится эта работа!
- Мысли читаешь, - отозвалась Эидин.
- Хех. Ну ведь правда ж. Пока что всё идёт замечательно, - улыбнулась дварфийка.
- Было и бы и дальше так хорошо, - произнесла ведьма.
Человек провел храмовника к комнате, которая была немного лучше его кельи, кровать расположена у правой стены, у левой находится несколько шкафов с книгами, посередине столик со стулом.
- Располагайтесь, - сказал Тиберию богато одетый и ушел. - Господин Бирек Ро.
Бирек прошёл в свою комнату. В комнате был одна кровать, пара шкафов и одноместный столик.
- С вами был кто-нибудь еще? Мне сказали готовить еще две комнаты, - спросил богато одетый.
- Да, были. Гномка была, - ответил Бирек.
- Гномка? Ясно, благодарю за ответ, располагайтесь, чувствуйте себя, как дома, - сказал богато одетый и ушел по своим делам.
Все прошло тихо и гладко, но как только последний из группы заснул, они оказались в другом месте. Лесли проснулась на кожаном диване, посреди коридоров из красного кирпича, потолка было не видно, он утопал во тьме. 
Бирек и Тиберий проснулись в своих комнатах, но выглядели они так, как будто тут сто лет никто не прибирался, вокруг была разруха.

0

26

Добравшись до дома, Мелло решил, что в такое позднее время шляться по портовым закоулкам не стоит, так что он спокойно поужинал и лег спать, предварительно повесив на дверь табличку с надписью "Купцам и их подручным - не орать и не стучать, а написать место и время следующей встречи".
Несмотря на все это, через час Безбородого разбудил стук в дверь.
Дверь открывать дварф не стал, рассудив, что нормальные люди (не говоря уже о нормальных дварфах) по ночам в гости не ходят.
- Дварф! Открой! Дело срочное! - прокричал наемник, угодивший камнем по голове Мелло.
- Опять ты, крикун? - со вздохом пробормотал Безбородый, вылезая из постели и шлепая к двери. - Чего надо? - осведомился он, распахивая дверь перед снова занесенным кулаком наемника. - Ты что, из тех сумасшедших, что любят, когда их бьют? Какое, к вагурцу гхырному, срочное дело может быть заполночь? У тебя десять секунд на ответ, если он покажется мне неубедительным - узнаешь, что такое дварфийское гостеприимство. Время пошло.
- У меня послание от купца, который попросил тебя выпустить. -  Пояснил наемник дварфу.
- Давай его сюда и проваливай, утром прочту, - отрезал Мелло, протягивая руку.
- Утром тебя может и не стать, - отчеканил наемник, передавая Безбородому послание.
Не утруждая себя прощанием, дварф захлопнул дверь перед носом у незваного гостя, бросил запечатанный конверт на тумбочку у кровати и снова отправился в царство Морфея. Подобные угрозы он всерьез не воспринимал еще со времени молодости.
Не успел дварф погрузиться в царство Морфея, как услышал, что кто-то бросил камень в его окно.
- Ну, это уже слишком!
Сдернув с креплений висевший в изголовье кровати боевой топор, Мелло выскочил за дверь. Пижама и тапки, конечно, не лучший наряд для боя, но наказать зарвавшихся прихвостней странного купца было делом чести.
Но на улице никого не оказалось, а вот окно оказалось целым. А к нему уже отправлялась процессия из стражников, среди них выделялся мужчина в броне серебряного цвета, черный рыцарь и какой то богач.
Чертыхнувшись, Мелло захлопнул ставни и ушел досыпать. Но сон никак не шел, а вот разговор, что он каким-то чудом услышал из-за двери, был интересен.
Идти ругаться было лень, особенно если это означало выбираться из теплой постели и шлепать босиком по холодному каменному полу. Так что Мелло вяло ругнулся себе под нос и перевернулся на другой бок, мысленно пообещав себе, что завтра непременно сходит к Чокнутому Нибли и купит у него самую мощную бомбу для любителей мешать спать добропорядочным дварфам.
Сон в конце концов настиг Мелло, но сам он был странным. Дом, в котором он находился, выглядел старым и необжитым, словно кто-то покинул его очень давно.
- Не понял, - пробормотал дварф, приподнимаясь. - Сегодня же только уборку делал, а такое ощущение, что лет так сто дома не был...
В этом момент время перед Мелло проматывается очень быстро, и становится понятно, что после какой-то огненной ночи все стало выглядеть так, и в этот момент дом начал рушиться.
- Что за б... - успел произнести Мелло перед тем как оказаться под завалами.
Но это его не убило, все прошло насквозь, будто и не было Безбородого.
Ошарашенно посмотрев на обломки вокруг, дварф ущипнул себя за ухо.
Ухо отозвалось болью, и Мелло проснулся, за окном была ночь.
- Приснится же... - пробормотал Безбородый, оглядываясь по сторонам. Никаких признаков "огненных ночей" и внезапно обваливающихся потолков видно не было. - Хотя после такого дня это неудивительно.
Перевернувшись на другой бок, дварф снова попытался уснуть.
И Мелло уснул и снова оказался там, где был во сне, но в этот раз его встретили белые сферы света.
Вреда маленькие шарики не причиняли, просто летая вокруг, так что вскоре дварф перестал обращать на них внимания и направился в сторону бывшей террасы, где чудом сохранилось его любимое кресло. Сохраниться-то оно, конечно, сохранилось, но от одного прикосновения Мелло рассыпалось в пыль.
- Ну и правильно, нечего тут рассиживаться, - пробормотал Безбородый, выбираясь на улицу. Огоньки тут же выстроились в цепочку, начинающуюся у него над головой и теряющуюся где-то в темноте. Поняв, что его куда-то зовут, Мелло зашагал по отмеченному пути, осматриваясь по сторонам.
Повсюду были руины, сферы довели его до площади, где сидел он. Было трудно разглядеть самого себя в темноте, но сферы подлетели близко, и Мелло смог рассмотреть самого себя из будущего, выглядел он плачевно, если не сказать мертво.
- Долго же мне пришлось тебя ждать, прошлый я, - сказал двойник, поднимаясь.
- Сам виноват, - фыркнул Безбородый, оглядывая наглядное пособие на тему "вот что с тобой будет, если не перестанешь заниматься ерундой". - Я почти целый день дрых, а ты только сейчас догадался явиться во сне. Ты с новостями или просто так, поболтать?
- Днем я был занят, - отрезал Мелло, - с предостережениями.
- Выкладывай, - кивнул Мелло-оригинал, усаживаясь на подвернувшийся обломок колонны. - Времени до утра полно, я никуда не тороплюсь.
- Скоро будет война. Герцоги раньше друг друга не особо любили, а когда убили короля, то у многих крышу сорвало, как раз в духе людей, но самое страшное не это. Северяне, что расположились за городом, утром они покинут королевство, а портал, не выдержав напора энергии, взорвется. Это почувствуют в городе, и после этого со стороны Макринга явятся рыцари смерти, они пройдут через весь Санкрон и откроют рунические врата, и орды нежити рванут на земли королевства, - о страшном будущем рассказал Безбородый-двойник.
Мелло-оригинал присвистнул.
- Это не есть хорошо. Сколько времени у меня осталось до превращения в тебя?
- Много, дней шесть.
- Шустрые рыцари, однако, - оценил дварф. - Через полкоролевства, да с боями, за шесть дней... Остановить их как-то возможно? Или ты посоветуешь смыться за границу?
- Можно, скажи капитану стражи эти слова, и это соберет людей под одним флагом "Бездна смотрит на смотрящего в Бездну".
- Тебе это, как я погляжу, не помогло, - скептически фыркнул Мелло-оригинал. - И кто будет этот флаг держать? Не я же, в самом деле?
- Конечно не ты, кто дварфа подпустит к человеческим знаменам? Я этих слов не знал, поэтому я не мог ничего не сделать, а ты можешь, - отрезал Мелло-двойник.
- Бред. Хотя чего еще можно ожидать от сна, пусть даже вещего? - вздохнул дварф. - Кстати, а ты не в курсе, что за работу мне предлагал этот странный купец? С этим твоим сценарием конца света она случайно не связана?
- Связана еще как, купец хотел тебе предложить проверить оружие убийцы короля. Сразу тебе говорю, оно зачаровано кровью, прожилки на кинжале - это следы крови. Зачаровано оно в темном лесу, что на севере Санкрона. Как получишь, сходи к другу магу, он подтвердит мои слова.
- С каких это пор Цитуридис разбирается в магии крови? Я думал, он в основном специализируется на стихийной, - удивился Безбородый-оригинал. - Так, ладно, с этим разберемся. Еще что-то?
- Купец хотел нанять не только тебя, он нанял еще черного рыцаря, храмовника, дварфийку-алхимичку, какого-то бугая с юга и ведьму. Пока мы с тобой тут разговариваем, темная богиня забрала к себе ведьму и сделала из неё суккуба, дварфийку она оставила на сладкое, но у неё есть шанс. Рыцарь сейчас рвет и мечет, ища свою любимую молодую ведьму, храмовник и бугай оказались в этом же сне, но они повели себя слишком резко, как ты, когда ущипнул себя за ухо. Из-за этого они выпали в реальности прямо в том месте, где были во сне.
- Значит, никакой это не сон, - констатировал дварф. - Никакой сон не может перенести спящего в другое место. То есть, эта парочка незадачливых сновидцев в виде отбивных тоже где-то тут шатается? Или их тоже должен был встречать ты?
- Уже нет. Нет, их должен был встретить черный рыцарь. Ладно, я и так тебе много сказал, иди спать, - быстро сказал двойник, и дварф опять оказался в своей постели, а за окном все еще ночь.
- Дадут мне сегодня поспать или нет? - раздраженно проворчал дварф, снова закрывая глаза. - Если эта зараза мне снова явится, я ее пришибу и скажу, что так и было!
Тишина стала дварфу ответом. Может, и духи устали?

0

27

Ирвин собирался спросить капитана стражи о чем-то еще, но был отвлечен каким-то шумом на соседней улице.
- Пьяницы? – спросил он, не будучи в этом уверенным.
- Может быть, - ответил капитан.
Как только отряд дошел до той улицы, Купец подал голос:
- А тут поживает как раз-таки одна личность, которой я предлагал явиться на мое собрание, - проговорил купец, осматривая дом.
- Давай ты завтра к нему придешь и предложишь работу, сейчас у нас нет времени, - огрызнулся капитан стражи.
Наблюдая за тем, как Купец запросто общается с капитаном стражи, Ирвин еще раз убедился в том, что в столице все богатеи и высокопоставленные чины друг с другом на короткой ноге. Неожиданно он ощутил себя чужим и одиноким.
На улице, как ни странно, не было заметно следов беспорядков: ни пьяниц, ни малолетних хулиганов, ни мелкой нежити. Что ж, возможно, ничего страшного и не произошло.
- Похоже, все спокойно, - сказал Ирвин.
- А вы чего ожидали от столичного города? - съязвил капитан, его вся эта задержка дико бесила.
- Что вы надеетесь здесь обнаружить, капитан? – спросил Ирвин. – Здесь ничего нет.
- Я и без вас знаю, что тут есть, - отмахнулся капитан стражи, - меня заботит то, что произошло в гостинице, - поделился он своими мыслями. - Я уверен, что наверняка все сейчас присутствующие не откажутся оказаться в теплых постелях, обнимая теплые прекрасные женские тела, - выразил капитан мысль всех стражников, что рядом с ним находились, и, наверное, не только их.
Ирвин нахмурился. Он определенно не понимал, что за ерунду несет капитан.
- Происшествие в гостинице? – переспросил он. – Я в городе недавно и еще не слышал всех новостей.
- Вы, видимо, устали сильно за сегодня, - ответил капитан, - мы без вас с этим разберемся, вам нужен отдых, - добавил он.
- Я не устал! – поспешно возразил молодой рыцарь. – И отдых мне не нужен. Мне нужно спросить у вас очень многое, капитан! Если у вас появились срочные дела, то я могу зайти к вам позже.
- Отрицание факта, не означает, что факта нет, вы устали, это видно по вашей реакции, юноша, - спокойно ответил ему капитан, - давайте мы сперва разберемся с проблемой в гостинице, и завтра, может быть, я отвечу на ваши вопросы, идет? - спросил капитан стражи.
- Вы так и не сказали, о каком происшествии и о какой гостинице идет речь! – продолжал стоять на своем Ирвин.
Он уже понял, к какому типу людей относится капитан столичной стражи, а именно – господин Я-знаю-что-для-тебя-лучше. И то, как капитан снисходительно назвал его юношей, только усилило это впечатление. Этот человек явно не воспринимал никого всерьез.
- Я иду в том направлении, откуда вы пришли и мы пришли, - пояснил капитан. - Так, а они-то что тут делают? - недовольно сказал капитан, увидев кучу храмовников у гостиницы, где расположил группу Купец.
Ирвину откровенно не нравилась манера капитана не отвечать на четко поставленный вопрос. Рыцарь понял, что конкретного ответа он так и не добьется, и все придется узнавать самому.
- Может, странствующие служители Аздрина решили переночевать, всего-то и делов, - буркнул он.
- Ага, встав в боевой порядок на улице вокруг гостиницы, переночевать, - ответил капитан стражи.
После того как Эйхар с Аджесом подошли поближе и смогли воочию увидеть храмовников, в этот же момент на коне явился храмовник, преграждая группе путь.

https://pp.vk.me/c633419/v633419219/36e31/b86fijNV-tQ.jpg

- Что нужно тут капитану стражи в этот поздний час? Мы за вами послали пару минут назад! - грозно прокричал он группе.
- То, что нужно капитану, касается безопасности города, а что вы тут забыли? Неужто ведьму нашли? - игнорируя вопрос всадника, спросил капитан.
Храмовник не ответил, но по глазам все поняли, что капитан оказался прав, капитан же сделал жест «лицо-ладонь».
- Ладно, где ваш главный? - уставшим голосом вопросил он, храмовник же рукой указал на вход и на лошади поскакал по своим делам.
- Миринф, юноша, без комментариев, - попросил капитан.
Когда они вошли в гостиницу, вокруг были храмовники. Ирвин успел насчитать тридцать храмовников, в этот момент каким-то неведомым образом один храмовник оказался перед другим, и все ошарашено смотрели на него.
Но Ирвин этого уже не видел. Услышав об охоте на ведьму, он кинулся вверх по лестнице – искать Луорлику.
Но Луорлики нигде не оказалось. Казалось, что её тут и не было.

0

28

- А с горничными тут неувязочка, - сказал Бирек, - не прибирались, будто комната нежилая. Эй, человек! Человек! В комнату мою кто-то зайти может или нет? - позвал он.
Ответа Биреку не было дано, но звуки из коридора говорили об активности.
Тиберий осмотрел комнату, она выглядела настолько древней, что вообще непонятно, как ещё не развалилась. Вот только всё это храмовнику крайне не нравилось, вскочив с кровати, он выхватил меч, нахлобучил шлем и вдел руку в крепёж щита. Затем вышел из комнаты и пошёл осматривать окрестности, ведь что-то должно подсказать, что произошло.
В коридоре было то же самое, но в этот момент храмовник услышал голос наемника Ро.
Храмовник пошёл на голос, всё-таки лучше держаться вместе, если попал в лапы демона.
- Ну и гостиница, - разозлился Бирек, - сейчас выйду и сам посмотрю, что у них творится. Миринф продешевил! - и мечник вышел в коридор.
После того как храмовник сделал два шага из комнаты, где был слышен голос Ро, вышел он сам, разозленный сменой декорации.
Разозленный Бирек же увидел храмовника, идущего в его направлении.
- А ты куда? - поинтересовался Бирек. - И да, Миринфу нужно сказать, что обслуживание в гостином дворе плохое. Комнату как будто паукам сдавали!
- К тебе иду я, - молвил Тиберий. - Да и думы меня посещают, что здесь магия замешана тёмная, богопротивная, - положил после этого он длань свою на меч свой, давая понять добру молодцу, что он готов встретить супостата окаянного.
После того как высказался храмовник, одна из досок скрипнула, и на Бирека с Тиберием  посыпалась пыль.
Тиберий зашёлся в приступе кашля, однако быстро взял себя в руки.
-- Пошли, найдём остальных, - сказал он Биреку, направляясь в неизвестном направлении.
- Это, по-твоему, порождение тьмы? - спросил ехидно Бирек. - Нет! Это порождение старого ...чердака. Крыша прогнила, и крысы, наверное, бегают. Помню, когда-то я на мельнице ночевал... так мыши там прямо разве что пиров с вином и дичью не устраивали!
Пока Ро распинался, храмовник дошел до одной из дверей, которая, по памяти, вела в зал.
- Ну ладно, - проворчал Бирек, - надо заняться делом. Торговцы оружием сами себя не найдут.
Тиберий распахнул дверь, будучи, однако, готовый к любым неожиданностям.
Как только он открыл дверь, внезапно на секунду все померкло в его глазах, а через секунду перед ним оказался храмовник, брат меча, ошарашенный его появлением на лестнице.
- Брат, ты какое-то зелье невидимости использовал? - спросил он же.
С Ро случилось точно такая же ситуация, но вместо вопросов он услышал звук вынимания мечей из ножен, и в мгновенье на него были направлены мечи храмовников.
- Опустите оружие, он со мной, - молвил воин Божий. - Кажется мне, братья мои, что с домом тёмные дела творятся... - и Тиберий рассказал о загадочной метаморфозе дома.
- Это твои, Тиберий? - невозмутимо спросил Бирек. - Или кто ещё? Вы кто такие?
Братья опустили оружие.
- Мы храмовники, не признал, что ли? - ответил Ро один из них и стал слушать, как и другие, Тиберия. – Видимо, мы не зря суда явились, - промолвил один из братьев после рассказа.
- Вы с Тиберием или отдельно? - спросил Бирек. - И я не еретик, а просто южный мечник.
- Воистину, братья, нам надобно очистить сей дом от тьмы.

Отредактировано Альберт Вескер (2016-07-12 17:17:27)

0

29

Прежде всего надо было неслабо удивиться и убедиться, что все происходящее - материально. Что дварфийка и сделала. Она встала с дивана и осмотрелась. Похоже, что Лесли окружали лишь жутковатые стены, уходящие во тьму во всех направлениях. Ладно, надо было куда-то двигаться, каким бы абсурдным все ни казалось. В конце концов, если это сон, в один момент она просто проснется, если же нет - придет куда-нибудь. Дварфийка направилась в одну из сторон, надеясь, что что-то в обстановке поменяется.
Но ничего не попадалось на пути Морин, а тем временем становилось все жарче и жарче, казалось, что Лесли идет к какой-то огромной печи.
Лесли вытерла пот со лба и продолжила идти, надеясь, что не сварится.
Морин не сварилась, а вот с её одеждой случилось что то странное, она начала течь, словно вода, по ощущениям она была холодной, что было очень-очень странно, кожа начала розоветь прямо на глазах, в районе спины начали прорастать крылья, а на макушке стали расти рога, а на копчике хвост. Если это был сон, то он был очень странным и безумным.
– Да что происходит? – она постаралась поймать одежду, но та лишь протекла сквозь её пальцы. Дварфийка(?) подняла с пола слетевшие очки и, надев их, двинулась дальше, хотев дойти до конца во что бы то ни стало.
Через некоторое время суккуб достигла зала. За то время, что Лесли потратила, чтобы дойти, очки растаяли словно воск, но зрение после этого стало лучше, а фигура стала пышной. Температура к этому моменту стала невыносимой, и с Морин постоянно лился пот. Но то, что она увидела, поразило её.
Зал оказался очень просторен, впереди стоял огромный трон, на котором расположилась огромная черная женщина, по бокам от трона расположились суккубы вперемешку с людьми и гномами, все они спали. На секунду суккубу показалось, что среди них есть Луорлика, но через секунду она поняла, что это не она.
- А вот и ты, моя маленькая игрушка, как тебе твое новое тело? - ласково поинтересовалась черная женщина.
– Что? Кто вы? – неужели слова "новое тело" подразумевали то, что она будет выглядеть так вечно? Это ж неудобно. – Я вам не игрушка.
- Я твоя госпожа, можешь звать меня темной богиней, королевой наслаждения и темной госпожой, - ответила она на один вопрос. Богиня наклонилась и взяла в руки Лесли, - Именно ты моя игрушка, - сказала она, и над Морин произошли метаморфозы, вот она стала розовой жижей, вот пышной человеческой красавицей, вот дварфийской красавицей, и в конце концов богиня вернула её в состояние суккуба, все это сопровождалась невероятными ощущениями, что оглушили Лесли. Когда она пришла в себя, госпожа поинтересовалась: - теперь ты уверена в правдивости моих слов? И хочешь ли ты изменить свою судьбу? - с нескрываемым удовольствием проговорила она.
– Пожалуйста, просто верните мне моё тело и отпустите, – если уж у неё появились крылья, по логике она могла их использовать. Что и попыталась сделать, дабы вырваться из рук "госпожи".
- Ты еще не поняла. Поймешь, но потом станет слишком поздно, - ответила она, не мешая Лесли вылететь из её рук. - Если хочешь изменить свою судьбу, отправляйся в осквернённый храм Аздрина в имении Майдена, там ты найдешь свое спасение, - уже серьезно ответила она и взмахом руки пробудила Морин.
Луорлики в комнате не оказалось, что-то подсказывало дварфийке, что они больше никогда не увидятся. Погруженная в свои раздумья, она не заметила, что с момента её пробуждения в комнату кто-то ломился. В конце концов дверь пала под их натиском, и в комнату забежали храмовники.
- Что тут произошло? Отвечай честно, если хочешь жить! - грозно спросил один из них Лесли.
– А? Я понятия не имею, что здесь было, – она отвечала вполне честно.
- Не придуривайся! Мы почувствовали всплеск энергии темных богов! - гневно ответил храмовник, держа лезвие меча у горла дварфийки.

0

30

В комнате все перечисленные братом лица сидели за столом.
- Садитесь, храмовник, в ногах правды нет, - сказал Миринф, указывая на стул Тиберию.
Тиберий кивнул и сел на предложенное место. Затем повернулся к командиру и повторил историю, которую уже рассказал храмовникам.
- Это очень интересно, - подвел итог своим размышлениям командор. - Господин Аджес сказал, что когда ведьма имела контакт с богиней, вы же разговаривали с Аздрином, как он выглядел? - задал интересующий всех вопрос он.
- Это... был величественный человек в белых латах, шлем его венчали золотые крылья, за спиной развевался синий плащ, доспех был украшен золотом.
- Очень интересный внешний вид, - тихо проговорил капитан, а затем сказал: - Господин храмовник, не могли бы вы сходить в комнату и привести сюда черного рыцаря? А то он там сейчас драку учинит, а проблемы нам сейчас очень не нужны.
Командор же кивнул на слова капитана, полностью их одобряя.
Тиберий отдал честь, приложив кулак к сердцу, и вышел. Когда же он подошёл к месту пребывания чёрного рыцаря, он увидел крайне занимательную картину: ему угрожали храмовники, ну... или сам рыцарь им угрожал, но Тиберий надеялся, что у него мозги есть, поэтому предпочитал думать, что всё-таки храмовники. Однако всё-таки надо было вмешаться, поэтому он вошёл в комнату и сказал воинам бога:
- Его требует командир, - затем повернул голову к рыцарю, - иди за мной.
Все храмовники убрали мечи и стали ожидать реакции рыцаря.

*       *       *

Ирвин беспорядочно носился по лестницам и этажам гостиницы, не обращая внимания на роскошные интерьеры, заглянул в несколько открытых комнат, стараясь при этом не встречаться со служителями Аздрина… Наконец его внимание привлек какой-то шум: кажется, кто-то разговаривал на повышенных тонах за приоткрытой дверью. Ирвин без промедления бросился туда, уже ни на что не надеясь. И каково же было его удивление, когда он распахнул дверь и обнаружил, что комнату заняли храмовники, один из которых приставил острие меча к горлу дварфийки, еще не успевшей даже вылезти из кровати.
- Господа, - сказал он, оглядывая комнату в поисках каких-либо следов ведьмы. – С каких это пор пресветлый Аздрин дает право своим верным слугам угрожать кому-то смертью? Вам не кажется, что вы… превышаете свои полномочия?
Заявление было дерзким и смелым, однако Ирвин был на взводе и просто не мог себя остановить. Все произошедшее за сегодня казалось ему каким-то наваждением.
- С тех самых пор как те несут метку темных богов, - ответил один из храмовников, рвя ткань на плече дварфийки и демонстрируя метку в виде розового пламени, в этот момент в голову Ирвину полезли похабные мысли.
- Что это означает? – спросил он, имея в виду метку. – Что это за…ересь?!
Его рука сама собой потянулась за плечо, нащупывая рукоять старого меча.
- Мы это и пытаемся узнать, - спокойно ответил один из храмовников.
А мысли тем временем набирали оборот.
Борясь со своими странными чужеродными ощущениями, Ирвин медленно достал меч и потребовал:
- Отпустите эту девушку. Немедленно! Она состоит в команде, которой я руковожу.
Храмовники переглянулись, но Лесли отпустили, один из них побежал вниз.
- Ну раз так, не скажете почему у неё на руке метка темных богов? - спросил один из оставшихся.
"Да, убей их, порадуй свою госпожу", - послышался чарующий голос в голове Эйхара.
- НЕТ! – воскликнул Ирвин, неловко отмахиваясь мечом словно от невидимого противника. – Хватит! Нет никаких темных богов!
"Есть, и я говорю с тобой", - ответил голос смеясь.
Храмовники же повалили его и применили свои силы, дарованные богом, чтобы излечить Эйхара от скверны.
Ирвин брыкался, ругался и вырывался, крича что-то о грязных еретиках и нечестивых храмовниках, использующих свои привилегии больше, чем им дозволено.
Лесли же, когда её наконец отпустили, вжалась в стену и испуганно взглянула на руку, где действительно красовалась метка.
"Что за..?" - подумала дварфийка, наблюдая, как Ирвин и храмовники начали месить друг друга.
– Отпустите его! – крикнула Морин, сама не осознавая, что делает.
Но храмовникам было на это плевать, они провели обряд экзорцизма, и Эйхар больше не слышал голос темной богини, и мысли пришли в норму.
Храмовникам было не до воплей Лесли. После того как они сделали свое дело, они вернулись к дварфийке.
- Говоришь, ничего не было? А это что? - показал храмовник на черного рыцаря. - Говори правду! А то отдадим инквизиторам! - грозно сказал храмовник, что держал меч у горла дварфийки.
Ирвин сел на полу, с трудом понимая, что вообще происходит. Вокруг носились чьи-то силуэты, эхом раздавались какие-то голоса, и все это доносилось до него словно сквозь плотную пелену тумана. Он был дезориентирован и двигался, будто во сне. Ирвин неспеша поднялся на ноги, лязгнув сочленениями доспеха, и огляделся, пытаясь сфокусировать зрение. Только что явно что-то произошло, но что конкретно – он помнил смутно, отрывками. Кажется, кто-то напал на девочку-гномку. Да, надо спасти гномку. Стоп! Он ведь пришел сюда за той девушкой, Риаликой. Или Аникой. Или… Ирвин вдруг осознал, что не может вспомнить сложное имя ведьмы, зато ее внешний образ отчетливо отпечатался в его памяти.
- Что здесь происходит? – вдруг спросил рядом кто-то, и звук донесся до него будто через перьевую подушку.
С удивлением Ирвин понял, что это был его собственный голос.
Но через секунду все пришло в норму, он вспомнил имя девушки, в голове прояснилось, и он понял, что происходит. Храмовники не отстали от дварфийки.
– Это мой знакомый, с которым явно что-то произошло, – пусть лицо Ирвина(?) было не узнать, но броню Лесли вспомнила.
Видя его состояние, она поняла, что рассчитывать пока стоит лишь на себя, так как причинить вред пусть и весьма недавнему, но товарищу, не хотелось. Но быть убитой на костре, пусть и очистительном, перспектива далеко не лучшая.
- Он посмотрел на метку! И его поразила скверна! Мы спасли его душу и тело, говори по-хорошему, что с тобой произошло! Иначе с тобой поговорят инквизиторы по-плохому! - гневно ответил храмовник.
- Точно не знаю, но мне кажется, что что-то похожее на его ситуацию. У меня были галлюцинации, связанные с темной магией. - Лесли надеялась, что это не подтолкнет храмовников прибегнуть к инквизиции.
В этот момент в комнату зашло еще трое храмовников, и они двинулись к Эйхару.
- Господин рыцарь, купец, капитан стражи и наш командор ожидают вас, пройдемте с нами, - вежливо попросил один из них.
Ирвин разглядывал сквозь прорези в шлеме трех храмовников, задерживая взгляд на каждом не более двух секунд. Ему вдруг нестерпимо захотелось снять и шлем, и броню – и забраться под одеяло, а потом забыться крепким сном. Все события прошедшего дня казались ему полным абсурдом. Да и поведение служителей Аздрина было, на его взгляд, совсем уж неподобающим.
- Отпустите девушку! – глухо скомандовал он, игнорируя приглашение и вставая за спиной храмовника, который угрожал дварфийке оружием. – Она со мной! Если вы ищете колдунов и ведьм, то точно ошиблись комнатой!
- Мужик, тебе первого раза не хватило? - спросил храмовник, стоящий рядом с Эйхаром, он же и остальные храмовники достали свои мечи, храмовник же, что угрожал, не обратил на это никакого внимания.
- Хватит полунамеков! Говори правду! Как началось, как все было, и чем все закончилось! - ответил храмовник Морин, теряя терпение и не обратив на рыцаря никакого внимания.
Ирвин сделал шаг, встал спиной к стене и достал свой меч. Он уже второй раз за сутки доставал меч против храмовника церкви Аздрина, и это показалось ему горькой иронией.
- Я не знаю, что сейчас произошло, но мне кажется, вы не имеете права вот так врываться сюда с пустыми обвинениями! – сказал он.
- С пустыми? Тебя только колотило от темной энергии! Ты отмахивался от темных богов! И все после того, как ты посмотрел на метку Темных Богов! Так что не тебе говорить про пустые обвинения! - ответил один из храмовников.
- А как же девушка? – возмутился Ирвин. – Что будет с ней?
- Мы её допросим, - без тени сожаления ответил храмовник, задававший вопросы.
- Но что она сделала?!
Храмовник сделал жест «лицо-длань».
- ТЫ ЧТО, ЗАБЫЛ, ЧТО С ТОБОЙ БЫЛО? - не выдержав, крикнул на него храмовник.
- Нет, я прекрасно помню, что вы все на меня накинулись, будто я разбойник или пьяница! – вызывающе ответил Ирвин. – А я всего лишь собирался попросить вас выйти вон и оставить мою напарницу в покое. Может, вы действуете по законам церкви, но нарушаете при этом законы города!
- И ты предлагаешь оставить все как есть? Оставить её с этой меткой? Оставить всех невиновных в этом здании один на один с потенциальным суккубом? - спросил храмовник.
Тиберий подобрался:
- Суккубом? Это точная информация?
- Точная, можешь быть уверен.
- С кем-с кем? – подозрительно переспросил рыцарь.
- Суккуб, демонесса похоти и разврата, - объяснил Тиберий.
- Теперь тебе все ясно, "рыцарь"? - язвительно спросил храмовник.
Ирвин покосился в сторону прижатой к стенке дварфийки. Ну, в гномьем смысла она, наверное, была симпатична, но на демонессу похоти явно не тянула.
- Глупости, - бросил он. – Посмотрите на эту девушку. Разве она похожа на демона разврата? Вы явно не там ищете.
Один из храмовников шумно выдохнул, его горе-рыцарь уже успел порядком достать.
- Ты идиот или прикидываешься? ТОЛЬКО ЧТО ТЫ ОТМАХИВАЛСЯ ОТ ТЕМНЫХ БОГОВ ПОСЛЕ ТОГО КАК ПОСМОТРЕЛ НА МЕТКУ! ОНА СТАНЕТ СУККУБОМ! ВОПРОС ЛИШЬ В ТОМ КОГДА! - вышел из себя храмовник.
Ирвин никогда не видел храмовников в таком состоянии (по правде говоря, он их вообще редко видел). Неужели весь этот шум из-за какой-то «метки»? Он все еще недоумевал.
- Что за метка? – спросил он. – Я ничего не понимаю.
Рассвирепевший храмовник хватает за шею рыцаря и показывает метку, похабные мысли прерывает крик храмовника. 
- ВОТ МЕТКА! ВОТ! СЛЕПОЙ УБЛЮДОК! - его же берут за руки храмовники и уводят рассвирепевшего брата.
От столь бесцеремонного обращения Ирвин опешил настолько, что даже не стал сопротивляться и позволил буквально ткнуть себя лицом в странный рисунок на руке у дварфийки. В голове заворочались какие-то совершенно лишние мыслишки, и рыцарь впервые отчетливо ощутил на себе влияние темной и явно враждебной магии. Он отпрянул назад, равнодушно наблюдая, как храмовники выводят своего коллегу за дверь.
- Отпустите меня, прошу! Я сама не знаю, откуда у меня эта метка и что это вообще! - Лесли попыталась вырваться, уже подозревая, что из этого ничего не выйдет. Однако в этой комнате все говорили о ней, а она почему-то только слушала все это.
- Все ты знаешь, по глазам видно, - ответил ей храмовник, занеся над ней меч.
- Теперь у вас нет вопросов? - спросил один из храмовников Эйхара.
На этот раз Ирвин среагировал намного быстрее. Раздался звон металла о металл – он быстро выставил меч поперек меча храмовника, занесенного над перепуганной дварфийкой. Ирвин сделал шаг, загородив девушку от храмовника.
- Я не советовал бы вам, - сказал он, - вершить самосуд. Не думаю, что у вас вообще есть право находиться здесь! Где управляющий гостиницей?
- Как же вы все меня заебали со своими спорами, - качая головой, проговорил Тиберий крайне уставшим голосом. – Ты, - храмовник указал на рыцаря, - за мной. А вы, - он указал на храмовников, - без меня никого не убивать.
Храмовники кивнули и убрали мечи, снова направленные на рыцаря.
- А как же девушка? – возмутился Ирвин, тоже опуская меч, но по-прежнему загораживая спиной дварфийку.
- Без меня не убьют. А там, попробую очистить. Вот только если не получится, придётся убить.
- Вот еще, - бросил Ирвин. – Тиберий, мы же работаем вместе. Надо увести девушку отсюда.
Тиберий молча вытолкнул Ирвина из комнаты и, когда рядом никого не оказалось, прошипел ему на ухо:
- Я сказал, что сделаю всё возможное, чтобы очистить её от скверны. Я сам раньше был дворянином, и меня тоже не радует убивать женщин. Однако есть такое слово - "надо". И мой долг заключается в том, чтобы устранить угрозу людям. А я тебе скажу, что суккубы крайне большая угроза, на собственном опыте проверено.
Братья лишь разошлись перед братом, позволяя вытолкнуть рыцаря.
Ирвин развернулся к нему и спрятал меч в ножны за спину.
- Как это могло случиться? Кто нарисовал этот знак на ее руке? – спросил он.
- Он появляется сам, когда носитель оскверняется порчей демонов, - пояснил Тиберий.
- Откуда тут могли взяться демоны?
- Много вариантов: может, появился новый культ, а может, какой-то глупый маг решил попрактиковать демонологию... неудачно. Вариантов просто куча.
- И что теперь будет с этой девушкой? – не отставал рыцарь.
- Пока задержат. Потом я проведу несколько попыток очистить её. Если получится, то подключу специалистов местных. Коли повезёт и всё получится, то мы её отпустим. Если уж совсем безнадёжно всё, то убьём.
- Извиняюсь, командор послал за вами, - вмешался в разговор один храмовник.
- Мы уже идём, - сказал Тиберий, подталкивая вперёд рыцаря.
- Ей не причинят вреда? – уточнил Ирвин.
- Пока не будет приказа, - ответил храмовник.
- А кто отдает приказы?
- Командор, - пояснил храмовник.
- Кто это?
- Командир нашего отряда. Вы идти будете или нет? - сказал храмовник.
- Тиберий, где Луорлика? - напрямую спросил Ирвин, игнорируя вопрос.
- Без понятия, - абсолютно честно ответил Тиберий. - Слушай, я понимаю, дело молодое, любови и так далее, но давай всё-таки пойдём.
- Почему в комнате была только дварфийка? Луорлику куда-то увели?
- Мужик. Любовями твоими займёмся потом. Вместе поищем и так далее, - молвил храмовник, проявляя просто ангельское терпение, - и я вроде бы говорил, что без понятия.
- Какая любовь, папаша, ты что несешь?! - у Ирвина наконец-то кончилось терпение. - Девушка куда-то исчезла, а тебе наплевать!
- Когда братья вошли в комнату, там была только дварфийка, мы обыскали всю гостиницу, её нигде нет, - вмешался храмовник.
- Я вам не верю! - заявил рыцарь. - Нельзя верить людям, которые врываются в гостиницу и угрожают местным постояльцам!
- Мне 46 циклов, - спокойно сказал Тиберий. - И что я могу сделать? Не знаю ни где она, ни что с ней стало. А вот если ты прекратишь истерику, успокоишься и будешь вести себя подобающе воину, дворянину и рыцарю, то шанс найти её резко возрастёт.
Ирвину явно не понравилось такое обращение, но Тиберий попал в точку, упомянув про долг дворянина. Юный рыцарь с удивлением обнаружил в словах храмовника удивительную вещь: если ему действительно 46 циклов, то получается, что Ирвин значительно его старше. Поразительно. Пока эти двое скрывали свои лица под шлемами, никто понятия не имел об их возрасте.
- Да я обучался в рыцарской академии, пока ты еще даже не родился! – вспылил Ирвин. – Может, ты и служитель пресвятого Аздрина, но знаешь, здесь никто не имеет права приказывать мне. Этот город полон ненормальных людей! Это какой-то абсурд – все, что здесь происходит. Разве ты не чувствуешь?
- Зато, пока ты просто путешествовал по миру и, возможно дрался с обычными людьми и зверьми, я сражался с ужасами демонов и колдунов, от которых многие просто сошли с ума или просто пали их жертвой, - спокойно парировал храмовник этот словесный выпад. -  Понимаешь... дело не в возрасте, дело в делах человека. - Тиберий тяжело вздохнул, поражаясь своему терпению, которое, если рыцарь продолжит ещё немного, перейдёт в новую фазу и станет не ангельским, а божественным всепрощающим. - А теперь пойдём, спокойно скооперируемся с командором. Согласись, отряд храмовников и рыцарь лучше, чем один храмовник и один рыцарь.
Ирвин вздохнул.
- Я надеюсь на справедливость и здравомыслие капитана и командора, - сказал он.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 7 - Темные времена