Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 7 - Темные времена


Эпизод 7 - Темные времена

Сообщений 31 страница 59 из 59

31

По тебе видно, наш брат сам по себе, - ответил на все вопросы Ро один из храмовников, и пошел вместе с двумя в одну из комнат.
- Брат, тебе лучше всего обговорить это с нашим командором, - сказал один из братьев Тиберию, указывая рукой на одно помещение на справа от храмовника.
Туда после разговора зашли Миринф, капитан стражи и, вероятно, командор.
- Хорошо, - кивнул Тиберий, идя в указанном направлении, ему действительно надо было обсудить это дело с вышестоящим.
- Ну вот, - сказал Бирек вслух, - раз я ни причём, то я пойду, пожалуй. У меня мало времени - работа не ждёт.
- Какая работа? - недоумевал храмовник над действиями Ро.
- Обычная работа мечника. Не колдовать же я буду, в самом деле? - ответил Бирек.
- И что же ты будешь делать? - задал вопрос тот же храмовник Ро.
- Сражаться. Только не с вами, - коротко и лаконично ответил Бирек.
- С кем? - храмовники же положили руку на мечи, несмотря на заявления Ро.
- С теми кто... - Бирек замялся, - короче, я работаю вместе с Тиберием, вы его видели.
- Мы сейчас ни с кем не бьемся! Успокойся, южанин! - крикнул храмовник.
- Эй! Здоровяк! Там помощь нужна в подвале, пойди разберись, что там нужно стражникам, - мимо проходя, сказал один храмовник.
- Так уже иду, - сказал Бирек. Про себя же подумал: «Интересно что там у них в подвале?»
В подвале стражники столпились возле лестницы, ведущей в подземные ходы.
- В чём дело? - спросил Бирек у стражников.
- Тут человека убили, - ответил стражник рядом.
- Что? Убили? Да, хорош постоялый двор, нечего сказать. И кто убитый? - спросил Бирек.
- Местный слуга, - пояснил стражник.
- Не повезло, - сказал Бирек, - а убил его кто, интересно знать? И за что?
- И нам интересно знать, кто убил, - пожал плечами стражник.
В этот момент со стороны лестницы послышались шаги, стражники отошли в тень.
"А это кто ещё?" - подумал Бирек.
Через пару минут поднялся рыцарь в черных доспехах, и стражники шумно выдохнули.
- Какая встреча, - удивленно проговорил рыцарь.
- Приветствую, - вежливо поздоровался Бирек.
- И тебе не хворать, Ро, - ответил рыцарь.
- А... откуда ты меня знаешь? - поинтересовался мечник.
- Я был у герцога в гостях, когда ты вернулся с его дочерью, - пояснил он.
- Ксандер! Так это ты! Вот кого уж не ожидал увидеть в этом жутком постоялом дворе! Какими судьбами? - сказал Бирек.
- Извините, я не Ксандер, - ответил рыцарь.
- О... Ошибся. Дай вспомнить. Э... Назови своё имя. Я был знаком со многими воинами герцога, - сказал Бирек. - Мельхиор? Тайгрус? Золтар?
- Я не воин герцога, я там был проездом, - пояснил он.
- А... Ясненько, - сказал Бирек, - я просто думал, знакомый мой какой-то. Жаль не старина Ксандер - мы много доброго эля, он же "гномояд", выпили вместе.
- Это, конечно, очень интересно, но мне нужно идти, - ответил рыцарь и вместе со стражниками вышел.
- Ну всего тебе хорошего и всех благ, - сказал ему на прощание Бирек.
К этому моменту он уже ушел.
- Эй! Пошли на улицу! Подышим свежим воздухом, - крикнул Ро один из стражников.
- Да я не против, - согласился Бирек. Потому как "запаутиненый" постоялый двор уже маленько начинал ему действовать на нервы.
По пути к нему обратился один из храмовников.
- Сейчас разговаривает наш брат с черным рыцарем, он уже показал себя не с лучшей стороны, поэтому будь добр, постой рядом и проследи, чтобы они друг друга не поубивали, - указал он на место разговора.
Бирек кивнул и направился к "брату".
"А то и вправду поубивают", - подумал он.
- Командор хотел бы вас видеть при разговоре, - сказал Биреку мимо проходящий храмовник.
Бирек кивнул головой и пошёл.

0

32

- Надейся, - ответил Тиберий, идя в сторону командора.
- А на что надеешься ты, служитель Аздрина? – не отставая, спросил Ирвин. – Эта безумная ночь когда-нибудь закончится?
В душе он прекрасно понимал, что вляпался в какую-то крайне неприятную историю. Приехав утром в столицу, он понятия не имел, что уже к вечеру будет втянут в сомнительное мероприятие, связанное с темной магией и какими-то сектантами. А купец вызывал у него все меньше и меньше доверия.
Тиберий неопределённо пожал плечами, но всё же ответил:
- Я надеюсь, что когда-нибудь получится остепениться и завести семью. При этом я очищу мир от зла настолько, насколько это возможно, и многие жизни будут спасены, а семьи будут спать спокойно. Я надеюсь на такое будущее. А ночь... всё когда-нибудь кончается, и рано или поздно начнётся рассвет.
- А разве храмовники имеют право жениться? – прямолинейно спросил Ирвин, нисколько не смущаясь. – Разве не должен ты всю жизнь посвятить служению Аздрину?
Тиберий тяжело вздохнул.
- Я устал, рыцарь. Я устал. Сколько я уже служил Аздрину, изгоняя зло из нашего мира. И надеюсь, когда-нибудь я смогу исполнить свою мечту.
- Мечту – это жениться? – уточнил Ирвин, не считая нужным проявлять тактичность.
- Завести дом, семью... - вздохнул Тиберий, впрочем, быстро взял себя в руки и продолжил уже более жёстко, - а ещё очистить этот мир от зла, - храмовник мысленно клял себя, что проявил слабость в присутствии человека. Он не любил, когда кто-то видел его слабость.
Ирвин неожиданно почувствовал, что у него гораздо больше общего с этим храмовником, чем он мог представить. Служитель Аздрина вдруг оказался намного более реальным и земным человеком, чем казался ранее. Ирвин сам по сути хотел того же самого.
- Я бы тоже не отказался жениться и построить дом, - сказал он. – Думаю, все хотят. Но не у всех есть такая возможность, - зачем-то добавил он.
К этому моменту они уже спустились вниз.
- Командор вас ждет, - сказал один из храмовников, указывая на помещение, где он расположился, в нем же оказался Аджес Миринф, капитан стражи, неизвестный черный рыцарь и командор храмовников.
- Вы заставили нас ждать, надеюсь, у вас были причины для этого, - "поздоровался" командор.
Тиберий кивнул:
- Да, мне надо было кое-что обсудить с сим рыцарем, - храмовник задумался, он планировал вроде как косвенно взять вину за опоздание на себя, но не был уверен, что у него это получилось. Поэтому он решил на всякий случай перевести тему
- Впрочем, давайте начнём. Всё-таки время на вес злата, особенно сейчас.
Ирвин удивился, обнаружив еще одного рыцаря в этом помещении, но виду не подал, стоя позади храмовника и старательно изображая предмет мебели. Он понятия не имел, зачем его сюда позвали.
- Приступим. Господин Черный Рыцарь, не могли бы вы объяснить свое поведение? - обратился командор к Ирвину.
- Мое поведение? – воскликнул Ирвин. – Для начала я хотел бы знать, что здесь вообще происходит, и кто все эти люди!
- Я командор патрульного отряда Церкви города, мы прибыли, сюда чувствуя явление порчи темных богов, - пояснил он.
- Что, просто почувствовали? – уточнил Ирвин, не имея желания представляться коли командор не представился первым.
- Вам новых ощущений от взгляда на метку было мало? - поинтересовался командор.
- Мне мало сведений о том, что здесь вообще происходит! - в тон ему ответил рыцарь, который, казалось, едва сдерживал раздражение. - Все вокруг трындят о какой-то метке, о каких-то темных богах, о колдовстве - и никто ничего не объясняет!
- Видимо, мало - констатировал командор.
- Вы откуда собственно родом? - спросил черный рыцарь за столом.
- С юга, - неопределенно ответил Ирвин. - Но вы же здесь не для того, чтобы спрашивать меня о моем происхождении?
- Я с юга и ответственно заявляю, что вы врете, - отчеканил он.
- Из Брингарда он, успокойся, - сказал Купец. Услышав это, рыцарь громко фыркнул и отвернулся.
- Не из-за этого мы вас сюда пригласили, ваша подчиненная не особо хочет рассказывать, откуда у неё взялась метка, даже под угрозами, поэтому я прошу вас, господин рыцарь, разузнать, откуда она у неё, а вас, брат, я попрошу остаться, - раздал указания командор.
- А мне откуда знать, откуда взялась эта метка или как ее там, - не очень вежливо ответил Ирвин. – Я не понимаю, зачем я здесь.
- Для этого я и прошу вас разузнать, откуда она взялась. Вы здесь, потому что она вам, скорее всего, по своей воле все расскажет, откуда она взялась, и чему это предшествовало, - пояснил командор.
- А служители святой церкви и городская стража, значит, исчерпали все способы по вытягиваю информации из простой гномки? – не удержался от ехидства Ирвин.
- И потерять доверие вероятно невинной жертвы? По своей воле люди действуют куда охотней, чем под давлением, - спросил командор.
- Ага, значит, вы признаете, что она ни в чем не виновата! – торжествующе воскликнул Ирвин. – Тогда, может быть, ваши храмовники перестанут размахивать мечами там, наверху?
- "Вероятно" не значит, что она еще не виновата, мои подчиненные давно уже спустились, и лишь двое охраняют дверь в её комнату. Я вас прошу сходить и разузнать у неё в мельчайших подробностях, это ясно? - ответил командор.
- А если она мне ничего не скажет? Если она сама не знает?
- Вряд ли, пока вы были в комнате, она успела проболтаться, что с ней было что-то похожее на ваше состояние, когда вы отмахивались от каких-то темных богов, - дал информацию он.
- Как вы узнали об этом, командор? – задал Ирвин главный вопрос этой ночи. – О том, что у гномки появилась какая-то метка.
- Нам доложили, что в этой гостинице творится что-то странное, по прибытии мы услышали крики из комнаты, где она была, долгое время мы не могли ворваться внутрь, а когда смогли, из двух девиц там осталась только одна, - рассказал командор.
- Это и есть то самое «что-то странное»? Больше никаких происшествий не было? – быстро уточнил Ирвин. Его мозг снова переключился в режим сбора информации.
- Нет, больше ничего не было, - ответил он.
Ирвин подумал, что наконец-то картина немного прояснилась. Значит, некие соседи Луорлики и Лесли услышали суматоху и вызвали управляющего, а тот непонятно зачем сообщил храмовникам. Или городской страже, а те – храмовникам. И все это произошло в то время, когда он и Купец пошли встречаться с капитаном. Возможно, Лесли знает, куда делась Луорлика? Если не она, то кто еще?... Нет, определенно ему надо побеседовать с гномкой.
- Хорошо, - сказал он. – Я с ней поговорю. Но желательно – наедине.
- Я могу идти? – на всякий случай уточнил Ирвин.
- Можете, - ответил он.
Коротко поклонившись, Ирвин вышел за дверь, а в голове у него крутилось множество вопросов, которые он не решился задать вслух. Кто тот черный рыцарь и что он здесь делает?... Почему Купец тоже здесь? Отчего из-за простой неразберихи в одной комнате вызвали столько храмовников? Однако вряд ли он получил бы ответы от той компании за дверью. Ирвин решил сперва выяснить все у дварфийки. Уж она-то наверняка знает, что случилось с Луорликой. Он поднялся по лестнице на второй этаж.
Как и говорил командор, у дверей было двое храмовников. Увидев Ирвина, они открыли дверь и жестом пригласили в комнату.
- Благодарю, - кивнул им Ирвин и вошел внутрь.

0

33

Как только рыцарь вышел, командор обратился к Тиберию:
- Как вы оцениваете состояние дварфийки?
- Благо она заразилась недавно. Думаю, ещё есть надежда на исцеление.
- Как только рыцарь вернется, все прояснится. Вы во время своих странствий сталкивались с тем, что произошло с вами и с тем наемником? - задал следующий вопрос он.
Тиберий задумался, и задумался крепко, проматывая все свои миссии в голове. Через минуту размышлений он таки ответил:
- Да... когда я был в Иритилле Холодной долины. Магия тамошних волшебников была похожа. Также что-то отдалённо напоминающее было в заброшенном городе Элеум Лойс.
- Это на северо-западе королевства, - дополнил капитан стражи.
- И я там не был, не могли бы мы завтра встретиться тут и поговорить насчет этого? - задал вопрос черный рыцарь.
- Конечно, - согласился храмовник.
Когда Ро зашел, командор задавал вопросы храмовнику.
- Пойдем выйдем, - обратился к нему Капитан стражи.
- Выйдем? - переспросил Бирек.
- Выйдем - подтвердил капитан.
Бирек ломал голову над тем, кто сюда пустил храмовников. Ведь знали же, что-то неладное творится!
- Ты же одно время на герцога Инденхольма работал? - спросил капитан.
- Ну ...было дело, - ответил Бирек, - недавно совсем...
- И ты спасал его дочь один? - задал еще один вопрос капитан.
- Не один... Там Геран, гвардеец, был ещё и, в общем, ещё один был наёмник, кроме нас двоих, он оказался предателем... Долгая история.
- Меня это мало волнует, - отмахнулся капитан стражи, - ты же можешь оказать мне услугу за вознаграждение? - спросил он.
- Ну а что за вознаграждение? - оживился Бирек.
- Деньги.
- Ну... Деньги деньгам рознь, - заметил Бирек, - сколько примерно?
- Двести серебряных.
- У... - только и произнёс мечник, ибо сумма была немаленькая.
- И все это за доклады мне о действиях группы и состоянии отряда, - сказал капитан.
- Ладно. Я подумаю, - ответил Бирек.
- Мне нужен твой ответ завтра, - сказал капитан и ушел в комнату.
Бирек замялся. С одной стороны - вроде как шпионить очень и очень погано, но деньги.... Он не знал, что делать. С этими нелёгкими мыслями отправился Бирек спать.
После разговора командор передал храмовнику письмо.
- Если во время расследования вам понадобится помощь, дайте это представителю власти, и он поможет вам в меру своих сил, - пояснил он.
- Понял. Разрешите идти?
Командор кивнул.
Отдав честь, Тиберий вышел из комнаты и, сделав несколько шагов, тяжело вздохнул.
"Как же я задолбался. Пощадите, я вам не бог из машины и отнюдь не железный".
- Иди отдохни, мы тут без тебя как-нибудь - обратился к нему один из братьев.
- Благодарю, - вяло ответил измученный храмовник и тяжело пошёл к ближайшей кровати.
Кровать оказалась не самой лучшей конструкции, но Тиберий и не на таком спал. Он просто рухнул и в ту же секунду, как его голова коснулась кровати, уснул.

0

34

Ирвин не снимал шлема весь день, поэтому чувствовал, как его лицо покрылось липкой испариной. Пройдет еще несколько часов – и можно будет считать, что прошли первые сутки с его прибытия в столицу. А он еще даже не сомкнул глаз. Однако усталости отчего-то не чувствовалось, даже есть не хотелось. Только пить, и желательно простой воды. Однако, чтобы выпить воды, требовалось снять шлем или хотя бы поднять забрало, а Ирвин не собирался делать этого при свидетелях. Он сам не знал, отчего так легко согласился допросить дварфийку для командора. Наверное, дело было в том, что ему требовалось как можно скорее выяснить, куда делась Луорлика. И только дварфийка могла это знать.
Войдя в комнату, он огляделся. В комнате, кроме дварфийки, никого не было. Расположились они с Луорликой в красивом на девичий взгляд месте, если они, конечно, сами выбирали комнату, а их не провели сюда осознано. Дварфийка укрылась одеялом по горло, со страхом смотря на коридор за спиной рыцаря.
Ирвин тут же захлопнул дверь и сказал:
- Не бойтесь, госпожа Лесли Морин, я не обижу вас. Я здесь, чтобы помочь.
- Как те храмовники? - с испугом проговорила она.
- Нет, я правда хочу помочь вам, - ответил Ирвин, стараясь, чтобы его голос звучал убедительнее. Однако подходить ближе не стал, чтобы не пугать девушку. – Но для этого нужно, чтобы вы доверяли мне.
- И как вы намерены мне помочь? Вы видели метку! Я стану суккубом! - панически стала кричать Лесли.
- Ну хватит, не надо волноваться, - примирительно забормотал Ирвин, у которого был явно небольшой опыт в успокаивании паникующих женщин. – С чего вы взяли, что станете этим самым суккубом? Храмовники, по правде говоря, сами понятия не имеют, что с вами произошло.
Услышь какой-нибудь храмовник такие слова, он бы подавился воздухом от возмущения, к счастью, их рядом не было, и Эйхар избежал тумаков с их стороны.
- Богиня сказала, что я стану суккубом, если не приду в оскверненный храм! - продолжила паниковать Морин.
- Мне кажется, что это скорее случится, если вы придете в этот самый оскверненный храм, - пробормотал Ирвин, незаметно косясь на дверь.
Он сделал шаг вперед и, лязгнув броней, присел на корточки около кровати Морин. Пожалуй, это был слишком своевольный жест, но ему было все равно. Надо выяснить одну важную вещь.
- Уважаемая госпожа Морин, - сказал он. – Я от всей души хочу помочь вам. Но для этого мне нужно, чтобы вы успокоились и рассказали, что с вами случилось после того, как я оставил вас в этой самой гостинице.
- У меня нет выбора! - в панике ответила Лесли и начала плакать. - Во сне я оказалась в каком-то большом коридоре, потолок утопал во тьме, - начала свой рассказ Морин.
- А дальше? – поторопил ее Ирвин.
- Я пошла по нему, чем дальше я шла, тем жарче мне становилось, в один момент моя одежда потекла, словно вода, а кожа покраснела, - глотая слезы, продолжила Лесли.
- Что это было за место?
- Не знаю, что это было за место, потом мои очки также потекли, у меня выросли рога на голове, на спине появились крылья, а на копчике появился хвост, - продолжила Морин.
- Неужели, - задумчиво пробормотал Ирвин. – Но ведь это был просто сон, так? Откуда взялся этот рисунок у вас на руке?
- Я не знаю! - крикнула Лесли.
- Что еще было в том сне?
- Дальше я пришла в зал, полный народу, и посреди всего этого восседала богиня.
- Какая богиня?
- Темная богиня, что подарила мне эту метку, - уже спокойно ответила Морин.
- Как она выглядела? Что говорила? - продолжал настаивать Ирвин.
- Выглядела как огромная черная женщина, она взяла меня в руки и сказала, что я её игрушка, - продолжила свой рассказ Лесли.
- Если это всего лишь сон, - рассуждал вслух Ирвин, - тогда откуда взялась метка? Странно. А до того, как вы легли спать, ничего необычного не произошло?
- Нет, не произошло - ответила Морин.
Ирвин наконец осмелился задать главный свой вопрос:
- Но где же ваша соседка, госпожа Луорлика? Она ведь отправилась спать одновременно с вами, не так ли?
- Да, мне показалось, что она там, но всего лишь показалось. Когда я проснулась, её не было, а потом явились храмовники, - ответила Лесли.
- Там – это в храме богини? – уточнил Ирвин недоверчиво.
- Может быть, я не знаю, что это было за место, - пояснила Морин.
Ирвин резко встал и принялся ходить туда-сюда по комнате.
- Не могла же она просто исчезнуть, - вслух рассуждал он. – Наверняка что-то произошло, и она убежала… Вы точно ничего не видели? – он остановился и посмотрел сверху вниз на Лесли.
- Точно, - ответила Лесли, смотря снизу вверх на Эйхара.
Рыцарь обескуражено уселся на соседнюю кровать, которую, наверное, ранее занимала Луорлика. Он даже не обратил внимания, что постель была не разобрана, словно девушка и не ложилась вовсе.
- Странно, - повторил он. – Я не особо силен в знаниях о темной магии, обо всех этих культах и прочем мракобесии… Но мне кажется логичным, что если мы доберемся до служителей культа этой самой богини и захватим одного-двух в плен, то они прояснят ситуацию. Вам, госпожа Морин, лучше оставаться под охраной храмовников.
- Но-но, я не могу! Я должна пойти туда! - запротестовала Лесли.
- Зачем? Здесь безопаснее.
- Я превращусь в суккуба! Я не хочу быть суккубом! - пояснила Морин.
- Если вы останетесь здесь, храмовники не дадут вас в обиду, - пообещал Ирвин.
– Но хотя бы чтоб убедиться, что я останусь в своём теле, я должна последовать за вами. Тем более, мою метку можно будет предъявить как доказательство, а мои познания в алхимии могут пригодиться, – даже если храмовники её защитят, огромные бугаи в доспехах не внушали доверия, особенно учитывая тот факт, что давеча её чуть не сожгли на костре.
Ирвин был рад, что Лесли наконец-то успокоилась и больше не паникует. Значит, есть возможность с ее помощью выяснить, куда же пропала Луорлика.
- А эта богиня… она сказала, где ожидает вас? Вы знаете, где этот храм находится?– вдруг поинтересовался он.
– Если храм считается - то да, – Морин выдохнула.
- Я сам пойду в этот храм и все выясню. Вы сможете нарисовать карту или показать на карте города, как туда пройти?
- А как я вам её нарисую, если я не знаю, где этот храм? - спросила Лесли.
- А как вы собрались туда идти, если не знаете? – теперь настала очередь Ирвина удивляться.
- Я уверена, что мне кое-какие личности подскажут дорогу, - честно ответила Морин.
- Какие еще личности? – все еще не понимал рыцарь.
Потихоньку он начинал терять терпение. Если Луорлика в храме этой темной богини – ему нужно попасть туда немедленно!
- Не знаю, - ответила Лесли и разрыдалась в подушку.
Ирвин понятия не имел, как ее успокоить. В своей жизни он обычно имел дело с веселыми человеческими женщинами, а не с плачущими дварфийками. Он присел около кровати и осторожно погладил Лесли по плечу.
- Не беспокойтесь, госпожа Морин, - неуверенно сказал он. – Вам лучше оставаться здесь. Я попрошу храмовника Тиберия присмотреть за вами. А я выйду на улицу и попробую узнать, что происходит в городе.
Морин продолжила рыдать, слова рыцаря никак её не успокоили.
Тогда Ирвин встал и тихонько вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Ничего не сказав дежурившим под дверью храмовникам, он тихонько спустился вниз и оглядел зал в поисках Тиберия.
Но в зале его не оказалось, но нем был один из храмовников.
Рыцарь молча удивился, куда это подевались остальные духовные лица и где прячется персонал гостиницы. Парадный зал, потолок которого подпирался массивными резными колоннами белого камня, был подозрительно безлюден. Даже свет казался приглушенным – возможно, потому что свечи в шикарном канделябре и нескольких настенных светильниках практически догорели, и некому было их заменить. Может быть, все просто разошлись спать? Ведь стояла глубокая ночь. Ирвин подумал, что он и сам не спал уже почти сутки. Ему вдруг нестерпимо захотелось снять тяжелую броню и вымыться, а после забраться в чистую постель. А ведь из-за неожиданного приглашения Купца он даже не успел снять комнату!
Вздохнув, Ирвин прошел мимо одинокого храмовника и осторожно заглянул в ту комнату, где недавно он беседовал с командором и капитаном стражи. Интересно, они тоже куда-то ушли?
В комнате был только капитан и Купец.
«Неужели меня ждали?» - продумал Ирвин, а вслух сказал:
- Доброй ночи, господа. Я кое-что выяснил.
- Мы вас внимательно слушаем, - ответил капитан.
- Дварфийка ни в чем не виновата, она понятия не имеет, почему темные силы сыграли с ней злую шутку, - недовольно буркнул Ирвин, которому весьма не нравилось его положение докладчика. - И я верю, что она говорит правду – бедной девочке не хватило бы хитрости придумать такую историю. Ей приснился страшный сон о том, как некая темная богиня приветствовала ее в своем мрачном храме и пригрозила превратить в этого… как его там – в суккуба. После этого госпожа Морин проснулась с меткой на руке, а ее соседка, госпожа Луорлика Эидин, и вовсе куда-то исчезла. Тьма вас подери, Миринф, во что вы нас втянули?!
- Я вас не втягивал, вы сами согласились, никто вас за язык не тянул, - ответил Аджес.
- Что еще она рассказала? Места какое-нибудь упомянула? - уточник Капитан.
Ирвин пришел в ярость от слов Купца, и если бы не вопрос капитана, он точно бы разразился гневной тирадой.
- Не, не упомянула, - угрюмо ответил рыцарь. – Только какой-то храм, где собираются эти сектанты. Но она не знает, где он расположен. Я полагаю, что, скорее всего, где-то за городом или под городом – в местах, куда приличные люди не ходят. Я город не знаю, поэтому, может, у вас есть какие-то идеи, где могут собираться культисты, не опасаясь, что их обнаружат?
- В городе таких мест нету, - сразу же сказал капитан, - в Санкроне мало лесов, где можно скрыться, но такие места есть, - пояснил он. - Вы намерены сами туда отправиться? - задал он свой вопрос.
- Я рыцарь, но не самоубийца, - возразил Ирвин. – Для начала я хотел бы взглянуть на карту города. И если вы считаете, капитан, что в таком большом городе нет мест, в которые вы не заглянули бы, то смею вас уверить – сектанты вполне могли найти такое место, о существовании которого вы даже не подозреваете.
Слова были резкие, но Ирвин уже был порядком уставшим и раздраженным, чтобы заботиться о вежливости. От капитана городской стражи он не ожидал ничего другого, не скажет же капитан прямым текстом, мол, да, мы работаем так плохо, что в городе действительно может быть храм демонопоклонников.
- По-вашему, я ношу её с собой каждый божий день? Я вместе с храмовниками чистил этот город от бандитов и сектантов, вы сомневаетесь в их компетентности в данном вопросе? - задал вопрос с подвохом капитан.
Ирвин почувствовал, что перегнул палку. Сказать дурное слово против храмовников означало  в лучшем случае выговор, в худшем – отлучение в церкви и обвинение в ереси с весьма трагическими последствиями. Нет, публичная казнь ему не грозила, но прилюдное наказание и позорное клеймо на лбу – вполне. Поэтому он поспешил выкрутиться:
- Эти сектанты явно многочисленны и неглупы, - сказал он. – Я имел в виду, что они могут быть там, где мы даже не подозреваем об их существовании. Они могут скрываться среди обычных людей и вести мирную жизнь днем, а ночью – облачаться в ритуальные одеяния и возносить хвалу темным богам. Как бы то ни было, я прошу вас не причинять вреда дварфийке Морин, а поместить ее под надежную охрану. Ей может грозить опасность. А я пока попытаюсь придумать что-нибудь.
- Попытайтесь, все остальное обсудим завтра, - ответил капитан и вместе с Купцом вышел из комнаты.
Ирвин снова остался один – усталый, раздраженный и растерянный. Его раздирали душевные противоречия: с одной стороны он хотел немедленно броситься искать Луорлику, а с другой – понимал, что утро вечера мудренее. В итоге усталость взяла свое, и он, прямо в броне, чуть прилег на продавленный старый диван – якобы просто полежать и подумать. В итоге он сам не заметил, как заснул.

0

35

Проснулся Мелло от ветра с улицы, который неведомым ему образом проник в его дом через открытую дверь.
- Не понял, - пробормотал дварф, щурясь спросонья в проем полуоткрытой двери. - Это что же - я дрых с дверями нараспашку? Да нет, не водится за мной такой привычки, и запирал я ее, когда этот чертов крикун приходил, точно запирал...
В следующую секунду Мелло был уже на ногах и лихорадочно осматривал комнату на предмет украденного имущества.
А украли много чего, деньги, всякие алкогольные напитки, инструменты и так, по мелочи, кота.
- Инструменты сперли... куплю новые, давно пора. К тому же все нужные материалы и большинство инструментария я держу в мастерской, а туда просто так не вломишься.
Мелло поискал взглядом бумагу, на которой можно сделать пометку, и нашел все еще валяющееся на столике у кровати письмо от ночного гостя. На его обороте он и написал: "инс-ты, ок. 200 ж".
- Деньги... от ведь сволочи, и до кубышки добрались... ну и пусть подавятся этими грошами. Боги, благословите городской банк!
На письме появилась новая пометка: "деньги 247 с/к пополам"
- Бухло... что, вычистили полностью? - Дварф расхохотался. - Ну что ж, земля им пухом. Я же там в самых красивых бутылках держал всякую алхимию - кислоту травильную, яды да все такое... Бедные ублюдки. Жаль только, гостей теперь нечем будет угощать.
Список украденного дополнился строчкой "алхимия ок. 1т, выпивка"
- Что там еще... Неужто Угля сперли? Да нет, он бы тогда орал смертным мявом, я бы обязательно проснулся. А если и сперли, он вернется, не впервой.
Мелло провел черту под написанным и, немного подумав, дописал внизу: "Общий ущерб 202000" и направился к двери. Сегодня его страховщику предстояло серьезно поработать...
А за дверью тем временем стражники схватили, судя по крикам, каких-то малолетних хулиганов.
Приоткрыв дверь, Мелло высунул наружу голову и осмотрелся.
А за дверью тем временем стражники схватили, судя по крикам, каких-то малолетних хулиганов. Один лет двенадцати, другому не больше шести, в руках у большого какая-то ваза гномьей работы.
- Ага, вас-то мне и надо, - удовлетворенно произнес дварф, выходя на улицу. - Эй, господа, вы не слишком заняты? А то меня тут ночью ограбили, разобраться бы...
- Ну раз ограбили, смотрите, ваша ваза? - ответил стражник, держа трепыхающегося двенадцатилетнего.
Но Мелло сразу понял, что она его.
- А гхыр ее знает, - ответил дварф, приглядываясь. - Хотя... точно, моя, вон руны по устью идут.
- Я в этом не разбираюсь, вы можете позвать кого-нибудь, чтобы они подтвердили ваши слова? - сказал неуверенно стражник.
- Да любого на этой улице спросите, - пожал плечами Безбородый. - У меня много кто в гостях бывал. А вазу эту сложно было не заметить, возле входа стояла, и каждый второй об нее спотыкался. Но гхыр бы с ней, честно говоря, меня больше интересуют мои деньги, инструменты и коллекция выпивки, которых я у этих воришек не наблюдаю.
- Не брали мы этого! - крикнул двенадцатилетний.
- Ага, она сама к вам в руки прилетела, - ехидно кивнул дварф.
- Не брали мы денег ваших! И инструментов! И выпивку не мы выпили! Это все Корар! Он все взял и выпил!
Стражник же пораженно на них смотрел.
- Луженая глотка у вашего Корара, - восхитился Мелло. - Прямо все взял и выпил? И после этого ушел на своих ногах?
- Нет, упал и не проснулся.
- Судя по выпитому, он должен был упасть где-то в районе моей террасы, а я там ничего такого не видел. Куда делся?
- Он там, в подворотне, - кинул он вазу Безбородому и попытался убежать, мелкий же убежал, гремя деньгами.
- Ну значит, там и мои инструменты, - дварф увернулся от вазы (чистый малахит, не чета всяким там глиняным да фарфоровым человеческим поделкам, такой убить можно) и рванулся за воришкой. - Спасибо, что так быстро всех поймали! - добавил он через плечо, обращаясь к стражникам.
Мелкий воришка бежал быстро, но ноги его подвели, и он упал, выронив и инструменты, и деньги.
- Дурак, - констатировал Мелло, придавив пытавшегося встать пацана коленом к земле. - Хоть и двужильный. Зачем инструмент с собой поволок? Тяжелый же, да и сбагрить его потом нереально. На дварфийских инструментах, чтоб ты знал, всегда стоят две метки - кузнеца и хозяина. А краденым инструментом ни один уважающий себя мастеровой работать не будет...
Сунув мешочек с деньгами за пояс, он оставил воришку лежать в пыли и принялся собирать разбросанное добро.
- На будущее - не связывайся с дварфами, они народ злопамятный, - посоветовал он, уже направляясь обратно к дому. - И передай Гирту Полморды, если он еще у вас старшой, что Мелло Безбородому не нравится наглость нынешних воров.
Мелкий, ничего не сказав, убежал. На улице же стражник забрал воришку, не задав вопроса о мелком.
Забрав украденное, дварф отнес его домой и разложил по местам. Кот уже вернулся и как ни в чем не бывало мурлыкал на сундуке. Не успел он заняться своими привычными делами, как раздался стук в дверь.
- Идите все на гхыр, я занят! - крикнул Мелло, не отрываясь от дел.
- У меня послание от господина Купца Аджеса Миринфа! - раздалось из-за двери.
- Просунь под дверь и исчезни, - распорядился дварф. - Потом прочитаю.
- Господин попросил ответить завтра, иначе не видать вам работы, которая обогатит вас на тысячу золотых и даже больше! - ответил посланник и сунул письмо под дверь.
День только начался, и Безбородый решил посвятить его делам, а завтрашние дела, к которым относилось письмо, оставить на завтра. А дела не складывались с самого начала, как будто вступил в силу закон подлости. Каждое дело, которое начинал Мелло, заканчивалась как минимум ничем, а максимум плохими последствиями.

0

36

А вот храмовнику повезло меньше, его разбудило падение на его бренную тушу какого-то слуги из-за того, что он поскользнулся на половой тряпке, неизвестно кем оставленной.
- Чрево Тиамат! - выругался храмовник, спихивая с себя неловкого служку. Он еле удержался, чтоб не раскроить тому череп, так как тот посмел прервать крайне желанный сон.
- Тысяча извинений, господин! - принес извинения слуга и скрылся из виду.
С трудом поднявшись на ноги, храмовник пошёл искать командора. Командора на месте не оказалось, а вот стражник, сидевший в зале, позвал Тиберия к себе.
- Слушаю, - сказал Тиберий, подойдя.
- Меня просили передать, что Командор сегодня не явится сюда, также просили передать, что ваша группа отправится сегодня за город, передайте это вашему командиру, - выдал информацию стражник и вышел из гостиницы.
- Час от часу не легче, - пробурчал храмовник, начиная поиск рыцаря, что по какому-то чудовищному стечению обстоятельств стал командиром отряда. Нашелся он быстро, его пыталась разбудить маленькая девочка лет семи на глаз.
- Дяденька, дяденька, проснитесь, - услышал звонкий голос девочки Эйхар.
- Отойди, кроха - ласково сказал Тиберий, легонько пододвигая её, затем бравый защитник веры сильно потряс спящего. Девочка быстро убежала.
Ирвин некоторое время сонно бурчал что-то неразборчивое, потом неохотно поднял голову. Его руки тут же рванулись к голове – проверить, не соскользнул ли шлем. Кажется, все было в порядке. Неужели он заснул? Собирался только прилечь и подумать… Сколько же он проспал? Он сел на диване и посмотрел на склонившегося над ним храмовника.
- Который час? – тут же спросил он.
- Не знаю, но мы скоро за город отправимся, так что вставай.
- За город, зачем? – сонно спросил Ирвин, лениво принимая сидячую позу. – Кто сказал? И кто это мы?
- Сказал капитан. Мы - это наша "команда".
- Какой еще капитан? – спросонья рыцарь явно туго соображал.
Со стороны этот диалог, должно быть, выглядел странно: двое в шлемах перебрасывались короткими фразами, причем, один сидел вразвалку на диване, а другой нависал над ним.
- Ну командор, - тяжело вздохнул Тиберий.
- Это он тебе лично сказал? А Луорлика? Та колдунья – она пришла? – спросил Ирвин. Похоже, этот вопрос его беспокоил больше всего.
- Передал стражник. Нет.
- Стражник? – фыркнул Ирвин. – Ты, храмовник, всегда делаешь то, что говорят тебе незнакомые стражники? Где этот Купец, тьма его возьми?! – он вскочил с дивана.
- Иди и поищи, - спокойно сказал Тиберий, никак не реагируя на выпад рыцаря, - а я тебе компанию составлю, а то вдруг потеряешься.
- Благодарю, но я обойдусь, - бросил Ирвин и, подобрав с дивана свой меч, вышел из помещения в большой зал, подпираемый резными колоннами.
В зале было шумно, многие, кто сняли комнаты, проснулись и уже вовсю пировали.
И ни намека на вчерашнюю облаву. Ирвин вдруг резко почувствовал себя чужим на этом празднике жизни: сквозь витражные окна лился мягкий дневной свет, развеивающий все его ночные тревоги. На него никто не обратил внимания, и Ирвин воспользовался этим, поискав глазами Купца или капитана стражи. Не заметив ни одного знакомого лица, он, невзирая на обострившееся чувство голода при виде большого количества еды, взлетел по широкой лестнице на второй этаж и бросился к комнате, в которой прошлой ночью оставил дварфийку.
А дварфийка спала сном младенца. В комнате помимо неё была служанка, вытиравшая пыль.
Ирвин поспешно прикрыл дверь, почувствовав себя неуютно, будто он вмешался во что-то сугубо личное. Будить дварфийку и мешать горничной не входило в его планы. Поэтому, вздохнув, он снова спустился вниз, размышляя о том, как бы ему поесть, не открывая своего лица. Стараясь не попадаться на глаза храмовнику, он стянул-таки со стола небольшое блюдо с жареными куриными окорочками и еще какой-то мясной нарезкой, потом незаметно прихватил кувшин с мутноватым напитком и поднялся по лестнице на второй этаж. Там, в укромном закутке в конце коридора, он смог наконец нормально перекусить, сняв шлем. После этого он вымыл руки и лицо из деревянных ведер в ближайшей уборной, надел шлем на голову, спрятав свои топорщащиеся светлые волосы, и вернулся в зал. Теперь можно было поговорить с храмовником, если, конечно, он все еще ошивался поблизости.
Храмовник все еще находился в зале. Казалось, на то, что происходит вокруг, он не обращал внимания.
Ирвин решил, что оно к лучшему. Не приближаясь к храмовнику, он направился к выходу, намереваясь в ближайшее время навестить дом купца и забрать наконец свою кобылу.
Бирек же проснулся оттого, что какие-то женщины ругались в коридоре за дверью его комнаты.
- Потише нельзя? - вслух спросил Бирек, встал и вышел в коридор.
В коридоре оказались две юные служанки, которые быстро ушли.
- И это всё? - удивился Бирек. - Они тут вместо будящей птицы?
Ответа ему не было.
- Ну я ещё вздремну, - сказал мечник и удалился в комнату.

0

37

Купца в доме не было, зато кобыла оказалась на месте. Ирвин так обрадовался этому факту, что наскоро отвязал кобылу и снова вышел на оживленную утреннюю улицу. Разговаривать с Купцом ему вдруг резко расхотелось, и молодой рыцарь решил, что разберется во всем сам. События минувшей ночи казались ему каким-то дурным наваждением.
Спустя некоторое время он раздумывал, где ему найти временное пристанище. Купец говорил, что якобы всем, кого он нанял, полагается комната в той шикарной гостинице, но Ирвин не спешил туда. Слишком светское общество обитало там, слишком странные вещи творились прошлым вечером, слишком много храмовников ошивается неподалеку, да и вообще – этих «слишком» было достаточно, чтобы иметь желание остановиться на более скромном постоялом дворе. Но в гостиницу могла вернуться Луорлика, да и оставлять дварфийку без присмотра было бы свинством с его стороны. Поэтому, вздохнув, Ирвин поплелся назад, главным образом чтобы проверить, не проснулась ли Лесли. Ему нужно было кое-что ей сказать.
Лесли проснулась, и с ней определенно было что-то не так. Покрасневшая Морин с улыбкой смотрела Эйхара.
Ирвин постучался, прежде чем войти в комнату, и когда Лесли ответила, осторожно зашел, промямлив что-то вроде: «Доброе утро». И только потом заметил, что дварфийка как-то странно на него смотрит.
- Госпожа Морин, вы себя хорошо чувствуете? – спросил он.
- Просто прекрасно, милый рыцарь, - промурлыкала Морин.
- Я очень рад, - ответил Ирвин, удивившись таким странным переменам в настроении дварфийки. – Ваша соседка не появлялась?
- Нет, - мило ответила она.
- Это хорошо, что вам стало лучше, - пробормотал Ирвин растерянно и попятился к двери. – В таком случае меня ждут дела. Я зайду к вам… попозже.
- Я вас понимаю, идите, - снова промурлыкала Лесли.
Ирвин поспешно вышел и тихонько прикрыл дверь, подумав, что раз дварфийка уже не разводит панику – стало быть, все с ней в порядке. Его сейчас куда больше волновало исчезновение Луорлики. Как жаль, что он не знает, где находится ее дом! Ведь вполне возможно, что она ушла именно к себе домой, когда нагрянули храмовники, и отсиживается там. Он решил, что стоит начать поиски с управляющего гостиницей. Может быть, он прошлой ночью видел уходящую девушку. Спустившись в главный зал, рыцарь поискал глазами стойку приема постояльцев.
И он её нашел, возле стойки стояла пара стражников, и что то обсуждали с хозяином гостиницы.
- Извините, - неуклюже вклинился Ирвин в их разговор, - могу я поговорить с управляющим сей прекрасной гостиницей? По личному вопросу.
- Его сейчас нету, - вместо слуги ответил стражник.
- А может быть, тогда вы знаете, кто дежурил здесь прошлой ночью после полуночи? – спросил Ирвин.
- Извините, господин, я не вправе разглашать такую информацию, - со страхом промямлил слуга.
Тиберий словно тень последовал за Ирвином, оставлять его одного он не собирался ни на секунду, в основном из-за творимого в этом городе мракобесия. Ему удалось это сделать, но когда Эйхар пошел к стойке, стражники заприметили его, один из них пошел к одному из столиков, но что-то подсказывало, что просто так стражники его в покое не оставят.
Тиберий скосил глаза, но внешне никак не отреагировал, чтобы не напугать возможных противников раньше времени.
Через некоторое время к нему подошел стражник.
- Господин храмовник, чем вас заинтересовал этот черный рыцарь? Подозреваете, что волк в овечьей шкуре? - тихо поинтересовался он, попивая воду.
- Не берусь пока ничего говорить точно, - также тихо сказал воин бога, - но не исключаю и этого варианта. Однако сейчас я буду ему мешать делать крайне глупые поступки.
- Ну удачи вам, если что, сейчас наши будут ходить вокруг этого здания, искать кое-что, вы вчера были тут, я вас видел, так что, если наткнетесь на секту, зовите нас, - поделился информацией стражник и ушел по своим делам.
Тиберий кивнул и принялся снова следить за юным рыцарем.
- А что здесь такого? – громко недоумевал тем временем Ирвин, ничуть не скрываясь. – Я просто подошел спросить, не выходила ли ночью из здания одна девушка, моя… хм… помощница. Поэтому мне хотелось бы поговорить с тем, кто был здесь прошлой ночью.
- Приказ Капитана - невозмутимо ответил стражник.
- Значит, что-то все-таки произошло, - сделал очевидный вывод рыцарь. – И где же я могу найти капитана?
- Я вас вчера видел. Как будто вы не знаете, что произошло, капитан сейчас во дворце и не будет его до вечера, - все также невозмутимо ответил стражник.
- Ладно, я понял, - сдался Ирвин, догадавшись, что от этого трио не дождаться никакой полезной информации. – А купец Миринф тоже во дворце?
- Нет, он здесь.
- И где же я могу его найти?
- Во внутренних помещениях, - ответил стражник, указывая рукой на дверь.
- Спасибо, я его поищу, - ответил Ирвин и отошел, думая, как ему поступить дальше.
Первым делом следовало найти Купца и задать ему несколько важных вопросов. Немного подумав, рыцарь пошел в том направлении, которое указал стражник.
За дверью оказались складские помещения, полные слуг, вероятно готовятся к большому празднику.
Ирвин стал осторожно продвигаться между нагромождениями каких-то ящиков, обходя слуг и высматривая Купца.
И Купец нашелся, но не благодаря наблюдению, а ругани, которой он обложил бедного слугу.
- Господин Миринф! – громко воскликнул Ирвин, неожиданно появляясь за спиной у Купца. – Вас-то я и ищу. Не уделите мне несколько минут?
- А, черный рыцарь, я как раз с вами хотел поговорит, пройдемте - добродушно ответил Аджес и повел Эйхара прочь со складских помещений.
- Что здесь происходит? – полюбопытствовал Ирвин.
- Да так, пропали некоторые вещи, давай те лучше обсудим ситуацию прошлой ночи - отмахнулся Купец и повел разговор в другое русло.
- Ладно, - легко согласился Ирвин, решив, что пропавшие вещи вряд ли имеют какое-то отношение к его делу. – Я заходил к дварфийке Морин, она в порядке. Что касается Луорлики… она так и не появилась. У вас есть соображения, куда она могла уйти? Вы ведь отправляли ей письмо, значит, должны знать, где находится ее дом.
- Отправлял, да, сама девица странная, да и все события с ней связанные попахивают чертовщиной.
- Какие события? – тут же заинтересовался рыцарь.
- У неё был учитель, мой знакомый, потом он куда-то пропал, и даже жандармы не в курсе, где он теперь.
- Вы же не думаете, что Луорлика причастна к его исчезновению?
- Нет, она беззаботная барышня, у неё не было причин его убивать, да и вряд ли она смогла бы его убить, - задумчиво ответил Миринф.
- Я думаю, она может находиться у себя дома, - предположил Ирвин. – Вы расскажете мне, как туда пройти?
- Дома её нет. Жандармы караулили её сегодня, да и сейчас караулят, - немного рассеяно уже ответил Аджес.
- Я бы хотел лично в этом убедиться, - продолжал настаивать Ирвин.
- Скоро прибудет жандарм, вы сможете с ним пойти и лично убедиться, - ответил Купец, выходя на улицу.
- А почему вы не можете просто объяснить, как мне туда пройти? – не отставал Ирвин.
- Потому жандармы мне не простят, если я отправлю человека не предупредив их, они те еще параноики, - спокойно ответил Аджес.
- Что ж, пусть так, - нехотя согласился рыцарь, но тут же вновь перешел в наступление: - А что насчет остальных? Мечник Ро, например. Я не видел его с прошлого вечера.
- Мечник сейчас спит в своей комнате, - отмахнулся Миринф кого то высматривая в толпе.
- Я видел храмовника, - продолжил Ирвин. – Что же касается дварфийки – не уверен, что ее сейчас стоит тревожить. Если наша договоренность все еще в силе, я хотел бы продолжить то дело, о котором мы вчера беседовали.
- А разве вы не собирались проследовать к дому Луорлики? - немного опешив, ответил Купец.
- Что-то не виду здесь ваших жандармов, - бросил в ответ Ирвин.
- А ты и не должен видеть, - ответил мужчина в синей одежде позади Эйхара.
Рыцарь резко обернулся на звук. Он ненавидел, когда кто-то неожиданно появлялся позади него, предпочитая самому так делать.
Перед Ирвином предстал рослый блондин с синими глазами.
- Господин Купец, вам же было сказано никого на встречи на брать, - сказал он Миринфу.
- Человек хочет убедиться, что его любви нету дома, не могу же я не помочь, - отмахнулся Аджес.
- Обо всем будет доложено, а вы, господин рыцарь? Как вас звать? - переключился жандарм на Эйхара.
Ирвин нахмурился, но поскольку его лицо по-прежнему было скрыто шлемом, никто этого не заметил. Он решил, что правильнее всего будет пропустить колкость Купца мимо ушей.
- Меня зовут Нел Зандер, - представился он вымышленным именем, - и я действительно хотел бы попросить вас показать мне дорогу к дому, где проживает госпожа Луорлика Эидин. У меня есть все основания предполагать, что ей может грозить опасность.
- Она не появлялась там со вчерашнего дня, мы перевернули дом вверх дном и ничего не нашли. С чего вы думаете, что ей угрожает опасность, если дома нет улик? - спросил жандарм.
- Мы… э-э… работаем вместе, - немного замялся рыцарь, подумав, что в этом городе, кажется, не принято представляться по имени. Он уже назвал свое имя кому ни попадя, а в ответ ему представился лишь Купец. – Вчера госпожа Эидин должна была ждать моего возвращения в этой самой гостинице, но ночью куда-то исчезла. Ее соседка по комнате ничего не видела. Я подозреваю, что ее могли похитить злоумышленники с целью шантажа. Если же я ошибаюсь, то все же хотел бы знать дорогу к ее дому – на случай, если госпожа Эидин вернется. Я буду периодически приходить туда и проверять.
- Ясно, работайте, следуйте за мной, - посмотрев сперва на Купца, ответил жандарм.
Ирвин обернулся к Миринфу и произнес:
- Я скоро вернусь, - после чего пошел следом за самоуверенным блондином.
Аджес кивнул и пошел по своим делам. Жандарм вел Ирвина длинным маршрутом, казалось бы, его самого не очень устраивает данный маршрут.
Храмовник заозирался. Он всего на секунду выпустил рыцаря из поля зрения, как тот бесследно исчез. Выругавшись про себя он поспешил на поиски пропавшего. Но его и след простыл. Тиберий не оставлял надежды и продолжал поиски. Однако следов так и не было.
Рыцарь же тщательно запоминал дорогу, прекрасно понимая, что второй раз его никто сюда не поведет. Он примечал различные яркие детали: вон там мелькнул башмак над лавкой сапожника, а вот деревянный крендель над домом пекаря, вон цветущая аллея, которая ведет в маленький, но уютный сад… Мысленно он считал повороты и улицы.
- Расскажите мне немного об этом городе, жандарм, - попросил он своего проводника. – Много ли здесь людей, большая ли территория, есть ли районы, куда лучше не заходить?... Я хотел бы узнать как можно больше.
- Очень много, где-то около пятидесяти тысяч. Районов, куда опасно ходить рыцарю, пока нет, везде вам будут рады, кроме других черных рыцарей, например, из Инденхольма, они с радостью набьют вам морду.
- Почему это? – удивился Ирвин.
- Это индельхольмцы, что вы от них ждете? У них в герцогстве полный разлад, в то время когда в Брингарде, Хаскрите и Санкроне тишь да гладь, естественно, они хотят набить морды всяким "напудренными" рыцарям, коими всех остальных считают, - пояснил жандарм.
- Глупости, - фыркнул Ирвин. – И в Брингарде не такая уж тишь, я сам оттуда родом. И что, много здесь этих индельхольмских рыцарей?
- 1493 человека по всему городу, - небрежно ответил жандарм. - Брингардских где-то около полусотни.
- Откуда такой точный подсчет индельхольмских рыцарей? – фыркнул Ирвин. – Проверяли каждого въезжающего в город, что ли?
- Нет, просто они регистрируются на случай боевых действий, - ответил жандарм.
- А брингардцы не регистрируются, значит? – уточнил Ирвин, не удержавшись и прицепившись к неточной цифре рыцарей из Брингарда.
- Они тут проездом, едут на войну сразу, а не ждут её, - пояснил жандарм.
- На какую еще войну? – уточнил Ирвин. – И что, индельхольмские задиры на эту войну не собираются?
- Они прямо от туда, я про топи - снова пояснил жандарм.
- Нежить? – уточнил Ирвин, заинтересовавшись. Еще вчера он тоже держал путь именно туда.
- Причем тут нежить? Они едут приносить дикарям разумное, доброе, вечное посредством клинков, - немного смутился жандарм.
- Разве в южных болотах обитает не нежить? – теперь уже Ирвин смутился.
- Нет, она обитает не там, - ответил жандарм, косясь на Эйхара.
- Странно, - пробормотал Ирвин, будучи немного сбит с толку. Однако расспрашивать подробнее не стал, чтобы совсем уж не прослыть сельским дурачком. – Впрочем, неважно. Так вы хотите сказать, что индельхольмские рыцари просто так сюда съехались?
- Не просто так, они приехали сюда зарабатывать. Дирленд - сосредоточение больших денег, а где деньги, там власть, где власть, там интриги, и инденхольмцы считают, что в интригах они очень хорошо разбираются. Вот мы и пришли, - кивнул жандарм на дом.
Дом был в ужасном состоянии: провалившаяся в некоторых местах крыша, разбитые окна, выбитая дверь, все говорило о том, что дом в таком состоянии существует уже несколько лет.
Ирвин покосился на жандарма, недоумевая, зачем он остановился именно здесь. Непохоже было, что в этом доме кто-то жил, тем более такая красивая девушка, как Луорлика Эидин.
- И где же дом госпожи Эидин? – на всякий случай уточнил он.
- Вот он, прямо перед вами, неделю назад это был красивый дом, а сейчас вот это, - ответил жандарм.
- Что значит "был неделю назад"? - не понял рыцарь. - Что случилось?
- Дом превратился в это, - указал рукой жандарм на дом.
- Но как это случилось? – все еще не понимал рыцарь. – И когда это произошло?
- Никто не знает, просто в один момент один жандармов нашел дом в таком состоянии, - пожимал плечами блондин.
- Похоже, на дом напали вандалы и грабители, - сделал неожиданный вывод Ирвин. - А что же госпожа Эидин? Если это случилось неделю назад, стало быть, она сообщила кому-то об этом инциденте?
- Ага, за одну ночь превратили прекрасный дом в это, не перебудив всю округу и не поставив стражу на уши, - согласился с выводом жандарм. - Ваша любовь не подавала признаков внимания ситуации с домом, - выложил информацию он перед рыцарем.
- Моя любовь? - фыркнул Ирвин. - Вообще-то госпожа Эидин моя... сотрудница. Мы всего лишь работаем вместе. И едва ли знакомы. Впрочем, неважно. Я все равно не понимаю, почему она не сообщила об этом.
- Купец просто так не разбрасывается словами, я тоже не понимаю, почему она не доложила об этом куда следует, - согласился с доводами жандарм.
- Я могу войти внутрь? – поинтересовался Ирвин, решив, что будет глупо, если он сейчас развернется и уйдет, не осмотрев дом.
- Можете, - спокойно ответил Жандарм смотря куда то в сторону.
Покосившись на него, Ирвин неспешно подошел к дому и осторожно потрогал входную дверь, болтающуюся на одной петле. Дом действительно выглядел так, будто ему сотня циклов, не меньше. Что это – ложь или колдовство?... Осторожно отворив дверь, рыцарь вошел внутрь, ощущая при этом неприятный холодок между лопаток. От этого ветхого жилища даже посреди бела дня веяло каким-то потусторонним холодом.
- Госпожа Эидин? – окликнул он девушку на всякий случай, ибо некультурно было вламываться в чужой дом без приглашения. Следовало хотя бы предупредить о своем присутствии.
Но ему не было ответа, лишь ветер гулял среди комнат.
Рыцарь осторожно обходил комнату за комнатой, толкая покосившиеся двери и осторожно переступая через набросанный отовсюду древний хлам, в котором копошились какие-то насекомые. Его отвращение к этому месту росло по мере его пребывания здесь. Неужели Луорлика действительно жила в этом доме? Невозможно. Скорее всего, эти жандармы что-то перепутали, и дом Луорлики не этот, а соседний… или вообще на другой улице.
На второй этаж вела шаткая деревянная лестница, но едва рыцарь ступил на нижнюю ступеньку, как та треснула и обратилась в труху. Ирвин решил не повторять попытку и ограничиться осмотром первого этажа. Он еще несколько раз позвал Луорлику по имени.
И лишь после того, как он в последний раз произнес её имя, он услышал женский звонкий смех.
От этого смеха Ирвина передернуло. Он почувствовал, что ему становится слишком не по себе в этом мрачном захламленном доме с его ветхими стенами и полуразложившейся гнилой мебелью. Он прислушался, пытаясь определить, откуда исходит смех.
- Госпожа Эидин? – на всякий случай повторил он. – Это вы?
- Ну конечно это я, кто же это еще может быть? - ответил звонкий женский голос Эидин.
А смех исходил из задней комнаты.

0

38

В это время храмовник бесновался. Он тряс каждого, кто мог видеть, куда пошёл рыцарь, и ему казалось, что он всё ближе и ближе к своей цели.
На это отреагировала стража.
- Что с вами, господин храмовник? - вежливо поинтересовался стражник, за его спиной стоял целый отряд из двадцати человек.
- Чёрный рыцарь. Ищу, - рваными фразами сообщил им Тиберий.
- Их в городе много, - сказал стражник, отводя храмовника в нелюдный переулок. – А теперь четко и спокойно скажите, что случилось, как выглядит рыцарь, приметы, места, где он может появиться, любовницы, короче, все, что может на него навести. Мы, как верующие люди, вам поможем, - попросил стражник храмовника.
Тиберий задумался: если так подумать, то он никогда и не видел своего товарища по команде без шлема. Поморщившись, как от зубной боли, он всё же сказал:
- Без шлема ни разу не видел. Броня чёрная. Длинный меч за спиной. Есть любовь, - тут храмовник описал внешность Луорлики, - но она пропала, так что сейчас, скорее всего, ищет её. А случилось то, что я всего на секунду отвернулся, как он успел куда-то уйти.
- Про его любовь мы знаем, её мы искали, она живет в полуразрушенном доме, как бродяга, хотя так не выглядела. Когда мы её нашли, она от нас убежала, - поделился своей информацией стражник.
- Проводите, будьте добры, - довольно вежливо попросил храмовник стражников.
Стражники провели храмовника до полуразрушенного дома.
- Мы останемся здесь, у нас тут есть дела, - сказал стражник, озираясь. 
Храмовник только покачал головой при взгляде на это здание. Однако сокрушаться времени не было, и он, выхватив меч, зашёл внутрь.
Внутри было пусто, однако что-то подсказывало, что в доме кто-то есть, и этот кто-то не от мира сего.
- Ибо нет Тьмы там, где есть я, и сокрушу я зло, - прошептал Тиберий молитву, собираясь найти супостата.
Но вместо него нашел Ирвина.
- Хей, ты в порядке? - вопросил мужчина, подбегая к рыцарю.
- А, это ты, - разочарованно протянул Ирвин. – Я уж думал, жандарм решил ко мне присоединиться. Здесь госпожа Эидин, и я вообще-то хотел поговорить с ней наедине, - недовольно добавил он. – Ты можешь напугать ее.
И в этот момент в доме раздался её звонкий смех, напрягая при этом Тиберия. Так смеются только демоны.
- Слышал? – торжественно воскликнул Ирвин. – Госпожа Луорлика где-то здесь!
И как в подтверждение, смех разнесся еще раз.
Тиберий заозирался, ему совсем не понравился такой расклад.
"Демон, ну конечно же. Как я могу быть настолько наивным, чтобы подумать, что я смогу отдохнуть?" - думал храмовник, высматривая противника.
- Что ж, тогда пусть будет так... - пробормотал он и зашептал молитву, - я Его карающая длань, я меч в Его руках, я щит людей. Я не отрину свет! - он собирался покончить с демоном быстро.
И тут же смех перешел в нечеловеческий крик боли, демона больше не чувствовалось.
Храмовник нехорошо так ощерился и продолжил:
- Я - гнев и ярость Его, и наказание будет неотвратимым, - Тиберий снова стал высматривать противника, который, как он надеялся, из-за молитв всё же проявится.
Более мощный крик боли заложил уши, но теперь демон точно покинул дом. Тиберий снял шлем и вытер испарину.
- Фуххх... это было... довольно нелегко...
И в здание ворвались жандармы со стражниками.
- Что случилось? Мы слышали крики, - обратился стражник к Тиберию.
- Здесь был довольно таки сильный демон, - пояснил он вбежавшим людям.
- И где он теперь? - задал вопрос мужчина в синем.
- Убежал зализывать раны. Хотя, возможно, и умер.
- Все же стоит предупредить храмовников, - сказал мужчина в синем и вышел с другими жандармами.
- Надо предупредить капитана, - решил стражник, и они тоже вышли, оставив Тиберия один на один с Ирвином.
Однако рыцарь слышал этот диалог только наполовину. Он уже опрометью бросился в комнату, из которой слышался смех и крики.
- Госпожа Луорлика? – воскликнул он, пинком распахивая ветхую дверь.
Но там никого не было, только разбитые стекла и грязный полоток и пол, словно и не было тут никого.
- Госпожа Луорлика? – повторил Ирвин, осторожно заходя внутрь и внимательно осматривая помещение. – Хм… странно, - пробормотал он. – Я уверен, что слышал ее голос. Может, она где-то прячется?... Госпожа Луорлика! – крикнул он погромче, снова выходя в узкий темный коридор. – Это я, Нел! Мы виделись вчера… э-э… у Купца. Не бойтесь, я здесь, чтобы защитить вас!...
Но ответа так и не было, казалось, что это было какой-то шуткой судьбы.
- Эй, храмовник! – обратился рыцарь к Тиберию. – Я уверен, что госпожа Луорлика испугана и прячется где-то в доме. Поможешь ее найти?
Храмовник ударил рыцаря по шлему.
- За что?! – обиженно завопил Ирвин, отпрыгивая от храмовника на пару шагов. – Совсем спятил?
- За всё хорошее, юный долбо... кхм... не очень умный человек, - голосом, наполненным вселенской грустью, произнёс Тиберий.
- Это нечестно! - судя по голосу, Ирвин явно обиделся. - Если бы не госпожа Луорлика, я бы отметелил тебя, как паршивую овцу, храмовник! Наплевав на то, что тебя защищает церковь! Но у меня есть дела поважнее! - бросил он и умчался куда-то вглудь дома, громко спотыкаясь о разбросанный повсюду старый хлам. - Госпожа Луорлика! - продолжал он звать пропавшую девушку, искренне веря, что та где-то прячется.
- Ой дебил... - пробормотал Тиберий, словно выставляя диагноз. Спокойно подойдя к рыцарю сзади, он прошептал молитву, положив на него руки.
Ирвин вырвался и отступил на несколько шагов.
- Да отцепись ты от меня! – прикрикнул он на Тиберия. – Убирайся отсюда, храмовник! Не помогаешь – так хоть не мешай.
- Раз не помогло, придётся действовать по другому... - и быстрым движением впечатал щит в голову рыцаря. А затем ещё два раза для верности.
На этот раз Ирвин защищался. Достав свой меч из ножен, закрепленных за спиной, он со звоном отразил повторные атаки храмовника, отступая дальше по узкому коридору, пока не уперся в тупик, заканчивающийся маленьким окошком.
- Ну хватит! – рявкнул он на храмовника, выставляя меч вперед. – Я не собираюсь сражаться с тобой. У меня есть одно важное дело, поэтому, будь добр, не мешай. Хочешь подраться – иди в какую-нибудь таверну!
- Ты ИДИОТ! - зло рявкнул храмовник, теряя самообладание. - Тупой, ничего не хотящий слышать идиот!!! Тебя обдурил демон, а ты не хочешь этого принимать. ПОЧЕМУ ТЫ В Х*Й МЛЯ НЕ ДУЕШЬ??! Твоя тугодумость заставляет плакать кровавыми слезами не то что меня, а даже небо, даже Аздрина. Почему я вообще должен спасать таких идиотов?! Заебали, бля. Называет себя сыном дворянина, а сам дуб дубом, что мозгами не обременён! Пошло оно всё в Геенну Огненную, я, чтоб его, умываю свои руки, ибо этого человека не исправит даже могила! - резко развернувшись, храмовник вышел из дома на свежий воздух.
- Ну наконец-то, - фыркнул Ирвин, опуская меч. – Орет, как баран недорезанный, а еще священнослужителем себя называет. Ненормальный какой-то, - пробормотал он и отправился дальше обшаривать дом, все еще мысленно ругаясь с храмовником.
В комнате, где он слышал смех Луорлики, он нашел её, возникла она перед ним из красной дымки. Кожа её была розоватого оттенка, с головы до пят она была одета в вызывающий наряд, еле прикрывающий её наготу, за спиной же у неё были кожаные крылья, вызывающие ассоциацию с местными дальними родственниками летучих мышей, ниже пояса плясал её хвост.
- Мой прекрасный рыцарь, ты выгнал этого поганого храмовника поганой церкви из моего дома, давай же сольемся в танце любви, - сладко произнесла она и без лишних слов сняла с оторопевшего от открывшейся картины Ирвина шлем и поцеловала его.
Разум Эйхара помутился, хоть и на краю сознания он понимал, что это неправильная Луорлика.
На свежем воздухе рыцарю Аздрина стало легче, будто камень с души упал. Находясь в блаженстве, он не сразу заметил ангела, летающего перед ним. Лицо её закрывал шлем, но Тиберий отчетливо видел два светящихся огонька на месте, где у людей были глаза. Ангел, будучи в броне, обладала неописуемой ангельской красотой, броня это только подчеркивала. Крылья её были белы, словно снег.
- Славный воин, твой путь труден и опасен, но нельзя отворачиваться от человека, которому требуется помощь, ибо натворит дел он, будучи один сейчас, и к великой скорби приведет это его. В твоих руках его судьба, распорядись ею мудро, - дала наставление она ему и улетела в небеса.
Тиберий смутился: он уже сколько времени защищал народ, а тут поддался своим чувствам, как последний аколит. Если бы на нём не было бы шлема, то прохожие увидели, что он покраснел от стыда, по цвету сравнявшись с помидором. Последний раз посмотрев в небеса, Тиберий ринулся обратно. Он чуть не летел к той комнате, куда собирался идти рыцарь, и когда ворвался, увидел то, что предпочёл бы не видеть. Впрочем, сориентировался он быстро:
- Я проводник Его воли! - прогремел его голос, после чего храмовник подскочил и нанёс сильный удар мечом по суккубу.
Суккуб же в мгновении скрылся за красной дымкой и отозвался дикими криком, оглушая черного рыцаря. Видимо тварь не желает драться на глазах своей жертвы, боясь показать свою истинную природу.
- Я... Его карающая длань, я меч в Его руках.... я щит людей. Я не отрину свет! - с трудом прокричал Тиберий, как сквозь вату.
Присутствия суккуба не ощущалось, похоже, он не явится, пока тут стоит храмовник.
- Чтоб вас... - прошептал храмовник, после чего схватил рыцаря и потащил за собой прочь из дома. Уже на улице он начал искать хоть кого-то, кто сможет ему помочь в одном очень нужном деле.
Удача улыбнулась ему, около дома как раз оказался отряд братьев.
- Что тут произошло, брат? - обратился один из них к нему.
- В этом здании суккуб, - коротко доложил Тиберий, - но он не появляется, когда я рядом, а только когда вот этот вот, - кивок в сторону рыцаря, - один. Поэтому, думаю, надо дом сжечь, дабы отчистить это место от скверны.
- Дом тут не основная проблема, проблема в нем, - указал брат на Ирвина.
- Тогда я не знаю, что делать, - пожал плечами Тиберий, - моя специализация - поиск и уничтожение, а не очищение. Буду рад любой помощи.
- Тут есть три способа помочь этому несчастному, первый - это посвятить свою жизнь Аздрину, тогда ему не будет страшен суккуб, второй - умереть, третий же - справиться с напастью самому и выжить после этого, - рассказал брат, как можно спасти рыцаря.
- Такс... - Тиберий задумался. - Сначала попробуем последний вариант, потом первый и только в крайнем случае второй. Как этого добиться? Чтоб он выжил и справился.
- Нужно оставить человека один на один с его проблемой, - ответил брат.
И тут наконец-то рыцарь пришел в себя и понял, что находится не в старом доме, а на улице, и вокруг его личности кипит бурное обсуждение. Он отпихнул Тиберия и с неудовольствием отметил, что в мире стало как-то подозрительно светло, а еще холодный ветерок обдувает его лицо. Ощупав свою голову, Ирвин понял, что кто-то стянул с него шлем. Подумав об этом, он вспомнил, как едва не совершил неподобающие честному челювеку действия с Луорликой.. или с какой-то девушкой, сильно на нее похожей. Она-то и отбросила куда-то его шлем, но теперь Ирвина волновало вовсе не то, что все увидят его загорелое лицо и смешные светлые волосы, кучеряво топорщащиеся в разные стороны. Его больше интересовало, что произошло несколько минут назад.
- Я не понимаю, - сиплым, будто спросонья, голосом начал он. – Что… о чем вы все говорите вообще? Что происходит?
- На тебя положил глаз демон, - констатировал храмовник.
- На меня? Я не понимаю, - фыркнул Ирвин. – Бред какой-то. Я видел госпожу Луорлику Эидин в этом доме, но она выглядела… странно. Думаю, она в беде. Я должен помочь ей! – вдруг воскликнул он и бросился обратно к старому дому.
- Ну что за идиот, - фейспалнул храмовник и вместе с отрядом зашел внутрь.
- Господи, за что мне всё это? Парни. Оставим его одного, но будем на подстраховке, если не справится.
- Он всегда такой? - братья последовали совету Тиберия и остались снаружи.
- Подозреваю, да, но надеюсь, нет. Я с ним только вчера познакомился.
- И по какому поводу? - начал разговор храмовник.
- Да... собрал нас купец с остальными ребятами, чтобы мы там расследовали дело одно.
- Мутное занятие, какое дело-то? Как звать купца?
- Аджес Миринф.
- Друг короля, значит, - констатировал брат, - и каким это образом этот юноша к нему попал?
- Ну... возможно. Я политикой уже несколько лет не интересовался. А этот юноша был встречен купцом или его людьми около ворот, я думаю.
- А ты слышал, что брат Амен вернулся? - задал вопрос храмовник.
- Да ладно?! - искренне удивился Тиберий. - Не слышал, давно ли?
- Месяц назад, весь он был в крови с ног до головы и нес какой-то бред про великую битву.
- Хмммм. И что же говорил? - Тиберий снял шлем, подставляя ветерку своё лицо.
- Да чего он только не говорил, что в лесу Атен есть вход в другую часть света, что там храмовники не такие, как у нас, что там демоны не такие, там все не такое, а когда ему сказали "там", что Аздрин не создатель, набил морду всем, до кого смог дотянуться.
- О как. Надо будет сходить проверить. Да и Амена с собой взять, он ведь очень достойный человек. А что именно про великую битву?
- Он умудрился завалиться в какой-то город, где неправильные храмовники бились с неправильными магами, а теперь самое интересное, - брат поднял правую руку. - Он прибыл со стороны моря, - загнул один палец, - там творилось форменное вызывание демонов, - загнул второй палец, - местный руководитель использовал какую-то магию, которая сделала из него какое-то порождение тьмы, - загнул третий палец, - и самое главное, он не помнит, на чем он туда прибыл со стороны моря. Мне кажется, что он грибов переел и поубивал кучу животины.
- О как... лихо, ничего не скажешь. Хммм, вот бы узнать, какие приёмы наши коллеги используют. Возможно, они могли бы нам очень пригодиться... Как там наш рыцарь?
- У них их не было! Они просто перли на магов и их демонов, тупо игноря, что в них летело! - сказал храмовник. - Я пока что ничего не чую, а ты?
- Чёрт возьми! Я тоже так хочу! - воскликнул Тиберий. - Вы только представьте, как сократятся наши потери, если и мы так научимся!
- Они игнорили только то, что в них летело, в рукопашной они проигрывали демонам чуть ли не постоянно. Амен говорит, когда он просто рассеял демона, бой прекратился сразу же! Все стали молиться Аздрину!
- Ну... всё равно. Игнорирование всех заклинаний - это крайне круто.
- Еще вопрос, было ли это на самом деле.
- Ну. Я проверю и тогда лично приду рассказать.
- Тогда и Амена бери с собой, он тебе устроит экскурсию.
- Хорошая идея.
- Я бы продолжил рассказ, но что-то я беспокоюсь за юнца.
Храмовник вздохнул и снова надел шлем.
- Я тоже.
Ирвин тем временем довольно громко продирался через анфиладу пустых комнат, спотыкаясь о древнюю рухлядь. Выставив перед собой меч и особо не пытаясь скрываться, он был готов встретить хоть саму Темную Богиню, о которой с таким страхом говорила Лесли Морин. Он смутно помнил, что произошло несколько минут назад, однако образ прекрасной, но такой чужой и неземной Луорлики хорошо врезался ему в память. Неужели здесь действительно побывал демон, принявший облик девушки? Тогда где же настоящая Луорлика?
С большим неудовольствием Ирвин все же вынужден был признать, что настоящая Луорлика может быть где угодно, только не здесь. Вернувшись в комнату, откуда его резво утащил храмовник, он обнаружил свой оброненный шлем и понял его, критически осмотрев со всех сторон. Вроде ничего не изменилось. Вот только комната была пуста, и никаких следов настоящей Луорлики здесь не наблюдалось.
- Здравствуй, мой милый защитник, - раздался чарующий голос в комнате.
Ирвин отступил на полшага, сжимая в одной руке шлем, а в другой меч.
- Кто здесь? – воскликнул он, оглядывая комнату. – Ты демон?
- Нет, я твоя возлюбленная, - разнеслось по комнате перед тем как она появилась. - Неужели ты не узнал меня? - невинно спросила она, прижимаясь всем телом.
Ирвин мягко, но решительно высвободился из объятий Луорлики и отступил еще немного дальше.
- Госпожа Эидин, - сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал твердо. – Вам необходимо пойти со мной. У меня есть все основания полагать, что вам нужна помощь.
- Мне не нужна помощь кроме твоей, пошли со мной, мы будем вместе, и никто нас не потревожит, - сладко проговорила она, двигаясь к черному рыцарю.
Ирвин нерешительно попятился, не зная, как ему поступить. Сейчас он отчетливо видел, что Луорлика выглядит… странно. И дело было не столько в ее откровенной одежде, сколько в наличии хвоста и алчном взгляде. Что-то с девушкой было явно не так. Если это вообще была она.
- Думаю, не стоит, - промямлил рыцарь, косясь на дверь. – Будет лучше, если мы вернемся в гостиницу и продолжим работу, которую поручил нам купец Миринф. Вы ведь помните об этом, госпожа Эидин?
- Я помню, но это больше не имеет смысла, мы же любим друг друга, так почему же мы не можем быть вместе? - с грустью спросила она Ирвина, склонив голову набок.
- Любим? – растерялся Ирвин, не ожидавший такого стремительного перехода к делу.
Вчера он отметил, что Луорлика хороша собой, и он не прочь прошвырнуться с ней по вечерним улицам Дирленда, но понятие «любовь» сюда явно не вписывалось. Он решил как-нибудь помягче объяснить это Луорлике, чтобы не обидеть ее.
- Э-э… крошка, ты меня неправильно поняла, - замявшись, начал он, резко сменив манеру общения с официальной на неформальную. – То есть, ты хорошая, красивая и все такое, но я еще слишком молод и… Короче, ты мне нравишься, но я тебя не достоин. Давай просто уйдем отсюда и будем хорошими друзьями, ладно?
- Достоин, не достоин, это не имеет значения, главное, что я люблю тебя, - подошла она вплотную к Эйхару, в её глазах читалось недопонимание.
- Э, нет, милая, - Ирвин снова мягко отстранился от нее. – Я знаю, ты девушка честная и не хочешь, чтобы злые люди подумали о тебе что-то плохое. Что твои родители скажут, если узнают, что ты вешаешься на шею первому встречному, а? Уверен, пройдет время, и ты выйдешь замуж за порядочного дворянина, проживешь с ним долгую жизнь и все такое, будет у вас пятеро детей… Но ты не подумай, ты красивая и так далее, просто я не хочу, чтобы ты потом решила, что я тобой воспользовался и все в этом роде. Пойдем к купцу, а? Он там заждался, наверное.
Теперь уже Ирвин был уверен, что перед ним не Луорлика (или спятившая Луорлика), поэтому он пытался всеми правдами и неправдами выманить ее на улицу, к храмовникам.
- Почему ты отвергаешь меня? Я тебе не нравлюсь? - Гневно ответила она на замечания Эйхара.
- Да нравишься, нравишься! Но не настолько же… В смысле, я хотел сказать – я не настолько безответственная скотина, чтобы пользоваться твоим расположением. Давай просто выйдем и прогуляемся, а? – сделал он еще одну попытку.
- Нет! Мы все решим здесь и сейчас! - прокричала она и ненароком на секунду оглушила Ирвина.
- Ну чего ты орешь-то? – слабо возмутился он. – Мы только вчера познакомились. А ты чего ожидала, что я женюсь на тебе? – теперь он уже не пытался быть вежливым.
- Я надеялась на настоящего мужчину! А получила тряпку! - гневно крикнула она, бросаясь на Ирвина пытаясь снять с него латы.
Рыцарь перехватил ее руки и постарался удержать девушку.
- Да успокойся ты! – проворчал он. – Ненормальная что ли? Пойдем найдем тебе настоящего мужика, если уж ты так хочешь. Типа нашего храмовника, - и он решительно потащил Луорлику к выходу из комнаты.
К этому моменту в комнату ворвались храмовники, и Луорлика исчезла у Ирвина на глазах.
- Вот и все, ты давай, брат, с ним теперь сам, мы на улице побудем, - сказал брат Тиберию и вместе с отрядом вышел на улицу.
- Ну и ну! – прокомментировал ситуацию рыцарь, поднимая меч и шлем, которые выронил в попытке схватить Луорлику. – Так она и вправду демон?
- Нет, блин, попугай! - злобно крикнул один из храмовников отряда.
- Нет, блин, храмовник! - одновременно с коллегой проворчал Тиберий. - Я тебе уже об этом говорил. И ты даже присутствовал при изгнании мной демона.
К этому моменту братья храмовника ушли, оставив его один на один с рыцарем.

Отредактировано Ганс (2017-01-10 21:46:31)

0

39

Бирек Ро проснулся от ощущения, что кто-то находится в его комнате. За дверью не было слышно, что кто-либо разговаривал, как прошлый раз, к ощущениям прибавился запах сожженного мяса. Непохоже на смешную шутку или розыгрыш.
Бирек встал, потом осторожно взял свой меч-"шпалу", подкрался к двери и рывком открыл её. За дверью никого не было, лишь пустой коридор. Бирек осторожно вышел в коридор. Тут творилось что-то неладное - это он чувствовал нутром.
Как доказательство этого, из соседней комнаты ощущался тот самый же, запах что у Бирека в комнате.
"Да они что, - подумал Бирек, - жарят еду прямо в комнатах? Совсем с ума посходили!"
В это же время в коридор зашла служанка.
- Сэр, вы не знаете, что служит причиной этого запаха? - со страдальческим лицом спросила она Ро.
- Серьёзно? - иронично спросил Бирек. - а я-то думал, что вы знаете. Или у вас принято жарить кабаньи отбивные в комнатах постоялого двора?
- Какие отбивные? У нас приличное заведение! - недовольно ответила она Ро.
Бирек задумался, после чего произнёс:
- А почему же так несёт жареной свининой или гуариной?
- Я не знаю! - злобно ответила она Ро.
- А я как будто знаю! - ответил Бирек. - Что у вас за постоялый двор, если происходит не поймёшь что...
Тут он замолчал и задумался.
- Ну так пошли и узнаем! - злобно крикнула она Ро и открыла дверь, откуда шел запах.
Это комната оказалась сожжённой дотла, у входа лежал сгоревший труп, а на сгоревшей кровати спала целая Лесли Морин. От вида сгоревшего человека у служанки подкосились ноги.
- И часто у вас такое бывает? - спросил Бирек, одновременно к своему неудовольствию понимая, что подозревающий всех в ереси храмовник Тиберий был, видимо, прав...
После этого он подошёл к спящей гномке и осторожно тронул её за плечо...
Но служанка не ответила, её тошнило и чуть не вырвало, но как только она собралась, то понеслась в зал. Дварфийка же спала крепким сном.
- Эй, - Бирек уже тормошил Лесли посильнее, - вставай! Тут вон что творится!
Но дварфика все также спала.
- Это уже вообще... - и тут только мечник заметил, что девушка-служанка выскочила из комнаты. - Эй, девчонка! А ты куда унеслась? Позови хозяина!
Но вместо хозяина прибежала стража.
- Какого тут творится?! - обратился стражник к Биреку.
- Я и сам желал это знать, - ответил Бирек стражнику, - у вас тут усыпляют одних постояльцев, а других жгут! Вот, полюбуйтесь! Она не просыпается, а парень уже поджарен, как хороший загрызаяц на вертеле! И я даже не знаю, кто этот поджаренный!
- Ты ко мне претензии не предъявляй, я стражник города, а не охранник гостиницы. Разберемся, тебя я попрошу выйти, и эту, дварфийку, забери с собой, - потребовал стражник.
Бирек молча кивнул, перекинул Лесли через плечо и вышел из комнаты. Положение становилось всё более непонятным и запутанным. Стражники же расступились перед ним, им предстояла сложная работа.
Через минуту к Ро зашел стражник.
- Вы не могли бы рассказать, при каких обстоятельствах зашли в комнату? - спросил он дружелюбным тоном.
- В комнату... Ну, пришла горничная и спросила, откуда пахнет в гостином дворе жареным мясом там, где никто его не жарит. Мы пошли вместе смотреть, почему это происходит. Заходим... ну дальше вы видели, - ответил Бирек.
- Вы этого запаха не почувствовали? - уточнил стражник.
- Как же такое не почувствовать? - удивился Бирек. - Несло как от жареного кабана на вертеле. Даже как от двух...
- Ночью вы ничего не почувствовали? - задал еще один вопрос страж.
- Ночью я спал. Очень крепко, - ответил мечник. - Я так сплю, что могу и не почувствовать.
- Ясно, благодарю за помощь, - стражник ушел, оставив Ро.
Мечник лишь промолчал. А что было говорить?

0

40

- Странно, - пробормотал Ирвин, пнув ногой какую-то деревянную доску. – Неужели Луорлика с самого начала была демоницей и обманула всех нас? Не могу поверить, что она – сообщница тех культистов.
Он снова надел шлем и почувствовал себя лучше. Осознание того, что никто не видит его лица, давало ему некоторую психологическую защиту.
- Не уверен. Я бы это почувствовал. Тут есть два варианта: либо она стала демоницей после исчезновения, либо просто какой-то суккуб принял вид той, кого ты любишь.
- А вдруг Луорлика с самого начала была демоницей? - пробормотал Ирвин, оглядывая пустые стены. - И этот дом... Я никак не могу понять, во что именно мы ввязались.
В этот момент раздался оглушительный пьяный вопль:
- Вот тебе на! Оказывается, храмовники Санкрона и рыцари педики! Вы чего тут шепчитесь, - еле стоя на ногах, произнес черный рыцарь из Инденхольма, держа бутылку со спиртным. - Пидарасы, как вы докатились до жизни такой! - начал рыцарь, выливая содержимое бутылки на свой шлем, а после начал петь мало понятные песни Инденхольма.
Ирвин развернулся в сторону пьяницы, и в его душе вспыхнул гнев. Как смеет этот жалкий тип, именующий себя черным рыцарем, обращаться к нему в таком тоне? Ирвин снова поднял меч и указал им в сторону пьяницы.
- Я бы не советовал вам, уважаемый, - угрожающе начал он, - использовать оскорбления в адрес черного рыцаря и служителя пресвятой Церкви! Рекомендую вам немедленно извиниться за свои слова и убраться восвояси!
- Пха! Ты с-ебя черным рыцарем имен-уешь малчиик? Да у тебя даже молоко материнское на губах не засохло! - рассмеялся рыцарь.
- Я не мальчик! – рассвирепел Ирвин. – Доставай свой меч и защищайся, жалкий пьянчуга! Я научу тебя хорошим манерам! – выкрикнул он, становясь в боевую стойку.
Он уже вполне оправился от встречи с демоницей, и теперь ему ужасно хотелось с кем-нибудь подраться. Пьяный инденхольмец оказался очень кстати.
- Ну. Удачи тебе, - сказал Тиберий Ирвину, - я, если что, на подхвате.
- Эх, паскуда! Покрываешь своего любовника! - в гневе крикнул инденхольмец, его крики привлекли внимание трех трезвых черных рыцарей из Инденхольма.
- Молодой человек, у вас хватает совести и мужества бросаться на пьяного? Не откажете ли вы нам в честной дуэли против всех нас? Нашего пьяного друга вы же не боитесь? - спокойно спросил один из них.
Тиберий иронично хмыкнул:
- Честный бой одного рыцаря против толпы? Что-то новенькое. К тому же, этот вот сэр сам виноват, что не следит за языком. Как оскорблённая сторона, сей славный муж, - тут храмовник указал на Ирвина, - имеет полное право вызвать на дуэль.
- Много чести в побитие пьяного, вы не находите? - все также спокойно спросил рыцарь.
- Много ли чести в том, чтобы задавить одного человека числом? - вопросом на вопрос ответил храмовник. - К тому же, как человек дворянского происхождения, он должен был подавать остальным пример и не напиваться в хлам, к тому же, он обязан следить за своим языком.
- Много вы хотите с пьяного человека, пусть даже дворянина, дайте нам его забрать, и мы спокойно уйдем, - предложил разойтись инденхольмец.
Ирвин почувствовал себя уже не так уверенно. Эти трое выглядели крепкими ребятами, а когда в воздухе повисло слово «дуэль», он и вовсе пожалел, что не проигнорировал пьяного грубияна. Однако отступать сейчас было бы еще хуже. И чтобы не показаться трусом, Ирвин решил идти до конца.
- А я их не боюсь, - гордо ответил он храмовнику. – Коль честь им позволяет – пусть выходят хоть все вчетвером. Против меня одного!
- Юноша, если вы думаете, что выстоите против сразу всех нас, вы жестоко ошибаетесь, даже храмовник вам не поможет в бою, - сказал рыцарь справа от начавшего диалог.
- Вообще-то это не я предложил, а вы! – заносчиво ответил Ирвин. – Пусть ваш приятель извинится за оскорбления – и можете быть свободны!
- Извинится он только когда протрезвеет, - вынес вердикт один из рыцарей.
- В таком случае может не стараться, - бросил Ирвин, радуясь, что дуэль отменяется. - В его же интересах больше не показываться мне на глаза!
- В твоей милости я не нуждаюсь, педик! - ответил пьяный, к этому моменту его под руки взяли друзья и повели в обратном направлении.
- Тише, Йохан, ты и так намеревался трахнуть весь бордель, а чуть не подрался с каким-то напудренным мальчиком, - ответил ему один из друзей, когда они скрылись за поворотом.
- Чтооо?! – рявкнул Ирвин ему вслед прежде чем храмовник успел его остановить. – А ну вернитесь, вы, инденхольмские свинопасы! Сейчас я вам покажу, что значит быть черным рыцарем из Брингарда!
Но рыцарей и след простыл. Ирвин бросился в погоню, спотыкаясь о наваленный в коридоре старый хлам. Но он так и не увидел рыцарей, а были ли они вообще?
- Куда делись эти инденхольмские хамы?! - негодовал Ирвин, вернувшись к храмовнику. - Убежали, как трусливые свиньи! И еще именуют себя рыцарями! Я бы скорее назвал их подзаборной пьянью!
- Ну... куда-то убежали. Не всё ли равно?
- Как ты можешь быть таким равнодушным? – все еще кипел Ирвин. – Тебя назвали мужеложцем и обсмеяли, как какого-то мальчика-служку! У тебя что, совсем гордости нет, храмовник?!
- Добродетель рыцаря не в порывах, а в нерушимом спокойствии. А гордость... ты даже не представляешь, сколько за мою службу я слышал такого вот. Как правило, такими оскорблениями разбрасываются те, кто хочет самоутвердиться, так имеет ли смысл обращать внимание на таких жалких людей?
- И ты просто так позволяешь всем и каждому оскорблять тебя? – фыркнул Ирвин, расхаживая туда-сюда и неосознанно пиная попадающийся под ноги мусор. – Это не спокойствие, это слабый характер! Ты ведешь себя, как тряпка, храмовник! Вот ты кто!
-Тряпка... значит, я тряпка, рыцарь? - храмовник не повышал голоса, а говорил спокойно и размеренно. - Я, тот, кто защищал людей Аздрин знает сколько лет. Причём, не от людей, а от демонов и колдунов. Кто отказался практически от всего для защиты других, и при этом я тряпка? - Тиберий снял шлем и иронично выгнул бровь, его веселила данная ситуация, и на его губах играла лёгкая улыбка. - Знаешь, это ещё большой вопрос, кто из нас двоих тряпка.
Однако вместо того, чтобы обрушить своей гнев еще и на храмовника, Ирвин отвернулся, убрал меч в ножны и молча направился к выходу. Он для себя решил, что все придется делать самому, без посторонней помощи. Храмовник только мешается и критикует.
На выходе его встретил Миринф с наемниками.
- Вы очень хорошо сходили, на вас пожаловались все, жандармы, храмовники, стражники, черные рыцари из Инденхольма, - начал отчитывать его купец.
- Да что я сделал-то? - растерялся Ирвин, припоминая, чем же он мог так насолить всем этим людям.
- Вы привлекли ненужное внимание к этому дому, это жалоба жандармов. Вы имели связь с разыскиваемой и без вести пропавшей, это со стороны стражников, они очень хотят поболтать с вами. Вы стали жертвой домогательства суккуба, и у них есть подозрения, что вы с ней как-то были связаны. Как вы все это объясните? - предъявил весь список претензий Аджес.
- А что, оказывать внимание женщине - уже преступление? - вызывающе спросил Ирвин.
- Она жила в этом доме и ходила в богатой одежде, несмотря на состояние дома, и почему так произошло, вызывает у них вопросы, - спокойно ответил Миринф.
- Вы цепляетесь к каждому, кто ходит в богатой одежде? Что тогда можно сказать про вас, Миринф? - не отступал Ирвин. - Тем более что вон тот господин жандарм сказал, что дом находится в таком состоянии только неделю, не больше.
- Я не цепляюсь, цепляются стражники и жандармы, - спокойно ответил Аджес.
- А почему тогда они не спросят у вас, отчего госпожа Эидин на вас работает?
- Я у меня есть связи с их руководством, поэтому меня не трогают, - пояснил купец.
- Все эти обвинения беспочвенны! - заявил Ирвин. - Дайте пройти, Миринф! Я узнаю, что случилось с госпожой Эидин, без чьей-либо помощи!
- Как мне сказали храмовники по пути сюда, это дело бесполезное, - ответил купец.
- Это еще почему?
- Они считают, что она уже пала жертвой темных сил, и она больше не будет прежней, - пояснил Миринф.
- Значит, надо найти гнездо этих самых "темных сил" и вычистить его огнем и мечом! - решительно заявил рыцарь.
- Даже храмовники не знают, где оно, а вы намерены в одиночку его найти? Вы не перегрелись на солнце, юноша? Вы случаем не забыли, с какой целью вы надели эти доспехи? - попытался надавить Аджес на взорвавшегося юношу.
Но Ирвина было уже не остановить, он пропустил намек купца мимо ушей.
- Вы же сами хотели, чтобы я и остальные выяснили, причастны ли культисты к смерти короля! И как же я это выясню, если понятия не имею, где гнездо этой секты? И вообще, если вы больше доверяете храмовникам, зачем вам я, дварфийка, мечник и вся остальная команда?
- Эта секта с ситуацией с Луорликой тут не причем, не путайте теплое с мягким. Вы сейчас заняты её поисками, а не выясняете, каким боком культисты причастны к смерти короля, - спокойно говорил Миринф с нотками стали. Ему не понравилось, что рыцарь забыл про своих родственников, ради которых он и взял доспехи и стал черным рыцарем. Уже в голове у него ходят мысли передать бразды правления отрядом другому человеку.
- А вам не кажется, что если я найду Луорлику, то найду и культистов? – заметил Ирвин уже более спокойно. – Не просто так демоница приняла ее облик. Возможно, Луорлика в плену у тех сектантов, поэтому связь между этими событиями самая прямая. И я не собираюсь ее игнорировать. Это самая яркая зацепка, которая может помочь мне в расследовании.
- Я же вроде бы сказал, что они тут не причем? Алый глаз и сектанты, которые могли вызвать этого суккуба, совершено разные организации, и поиск этих культистов не приведет нас к причастным к смерти короля. И как ты намерен её искать, скажи мне, пожалуйста, - немного раздраженно ответил купец.
- Если вы все сами знаете, купец, так почему же не ведете расследование самостоятельно?
- Я не могу все бросить и заняться расследованием, - категорично ответил Аджес.
- В таком случае не мешайте мне делать свою работу! – не менее категоричным тоном сказал Ирвин.
- Какую работу? Что вы сделали кроме того как переполошили стражей и жандармов? Что вам стало известно? Поделитесь информацией! - потребовал от него купец.
- Мы так и будем обсуждать наше дело посреди улицы? На нас уже смотрят, между прочим, - заметил Ирвин.
- Посреди пустой улицы, прошу заметить, а от чужих глаз и ушей нас защищает моя охрана, - отмахнулся Миринф.
- И что же вы от меня хотите, купец?
- Чтобы вы прекратили искать иголку в стоге сена и занялись делом! - спокойно заявил Аджес и зашел в дом, наверняка для разговора с храмовником. - Аздрин, почему в молодости все такие идиоты, - вздохнул Миринф. - Что здесь произошло, храмовник? 
Тиберий коротко поведал о произошедшем купцу
- Что думаете насчет рыцаря? - спросил Аджес после рассказа.
- Молодой и импульсивный, зачастую не хочет думать головой, впрочем, как и все в его возрасте, кто не был послушником в храме. Однако отважен и далеко не глуп.
- По-вашему, он справится с возложенной на него задачей? - задал вопрос купец.
- Сложно сказать. Тут шансы где-то шестьдесят на сорок. В пользу того, что справится.
- Вот как, довольно мягкое мнение, учитывая, что он тут творил, - подивился Миринф.
- Для этого я тут. Чтобы направлять его. Только... - тяжело вздохнул храмовник - ... проявлял бы хоть каплю уважения.
- Боюсь, до этого не скоро дойдет, однако, если подвернется случай, все станет не так плохо,- поделился своим мнением Аджес.
- Надеюсь.
- Пойдемте в гостиницу, рыцарь наверняка нас там ждет, - сказал и пошел на выход купец.
Тиберий последовал за ним.
- Сходите и проверьте рыцаря в гостинице, мне надо поговорить с некоторыми людьми, - сказал по прибытии Миринф и ушел по своим делам.

0

41

- Давай сюда, парень, есть о чем поговорить, - махнул один из наемников рукой черному рыцарю.
- Если это будет еще одна лекция на тему того, что я все делаю неправильно, - ответил Ирвин, - то я лучше пойду своей дорогой.
- Нет, я просто хочу рассказать, что произошло в гостинице, пока тебя не было, - развел руками наемник.
- И что же там произошло? - насторожился Ирвин, подходя к наемникам купца.
- Странное дело приключилось, служанка и ваш подчинённый Бирек Ро зашли в комнату дварфийки, откуда несло жареным мясом, и нашли обгорелый труп. Вся комната была сожжена, а дварфийка никак не пострадала, она даже не проснулась, - рассказал наемник.
- А кому принадлежал труп?
- Неизвестному мужчине, - коротко ответил он.
- А дварфийка и Ро? Они не пострадали?
- Нет, они не пострадали, - оглядываясь ответил он.
- Ну всего лишь небольшой пожар, - Ирвин нервно передернул плечами. - Я рад, что Ро и дварфийка в порядке. Это все?
- Дело в том, что пожара не было, - честно ответил наемник.
- А откуда тогда обгорелый труп? - не понял рыцарь. - Вы же только что об этом сказали!
- Был бы пожар, все бы узнали, а пострадала только одна комната, и никто ничего не заметил, - пояснил он.
- Пожар в одной комнате, такое бывает, - все еще не понимал проблемы Ирвин. - Что в этом удивительного?
- В том, что дварфийка спокойно спала за сгоревшим одеялом, - уточнил наемник.
- Пожар успели потушить прежде чем дварфийка пострадала?
- Никто его не тушил! Никто вообще не видел и не унюхал запаха! Просто вся комната сгорела, и какой-то мужик там тоже! А дварфийка никак не пострадала! - недовольно прокричал наемник на Ирвина.
- Ну а я что сделаю? - задал неожиданный вопрос Ирвин. - Чего вы все от меня хотите?
- Так тебе неинтересно, что произошло? - ответил вопросом на вопрос наемник.
- Так вы ж ничего толком и не рассказываете, - фыркнул рыцарь недовольно.
- Я тебе рассказал, как было, - фыркнул в ответ наемник.
- И это все, что вы знаете?
- Да, это все что я знаю.
- И чего же вы от меня хотите? – повторил свой вопрос Ирвин.
- Ничего я не хочу, купец просил вас посвятить в события и я это сделал, - ответил наемник и пошел прочь.
- Спасибо за новости, - крикнул ему вслед Ирвин и, не оборачиваясь, пошел в сторону гостиницы. Следовало проверить, что там произошло.
По дороге в гостиницу Эйхара несколько раз останавливала стража. Кто-то распустил слух, что брингардский черный рыцарь нечист на руку. Но потом отпускали после того, как стало ясно, что это не тот рыцарь, что они ищут. Возле гостиницы снова ходили храмовники, стражников было немало, и ходили люди в синей одежде.
Ирвин прошмыгнул мимо этой почетной братии и, не вступая ни с кем в разговоры, и прямиком направился в комнату, где последний раз видел дварфийку. Следовало увидеть все своими глазами, не полагаясь на слова каких-то там слуг купца. Он уже сделал для себя вывод, что столичные жители какие-то слегка странноватые и, по его мнению, плохо дружат с простейшей логикой. Неудивительно, что с вычислением убийцы, проникнувшего ночью во дворец, возникли проблемы.
Как только он увидел, что находится за дверью в комнату дварфийки, он понял, какую мысль до него пытался донести наемник. Комната сгорела до основания, хотя все здание выглядело целым. Также там был сгоревший труп. Непонятно, как наемник определил в нем мужчину. Размышлениям и разглядыванию комнаты помешал стражник.
- Тебе сюда нельзя! - категорично заявил он, преграждая путь в комнату.
Ирвину уже порядком надоело, что каждый второй в этом городе обращается с ним так, будто он мальчик-служка, разносящий утреннюю почту. То ли стражи столицы не отличались вежливостью, то ли просто здесь не любили черных рыцарей из-за отвратительного поведения инденхольмцев, ясно было одно – все эти люди только строят ему всяческие препятствия. Купец тоже хорош – найдите, мол, убийцу короля. А сам только и делает, что критикует все действия Ирвина. Рыцарь про себя решил, что если купец еще раз влезет со своими комментариями, то он самоустранится из этого дела. Пусть Ро, храмовник и компания делают, что душе вздумается.
- Я и не собирался заходить, - вежливо ответил Ирвин. – Я лишь хотел повидать мою компаньонку, дварфийку, что заночевала в этой комнате.
- Я вас предупредил, дварфийка в соседней комнате, - грубо ответил и указал рукой он на комнату Бирека Ро.
Ирвин решил, что раз обитатели столицы не отличаются вежливостью, то и он не будет церемониться. Не поблагодарив стражника, он пошел к указанной двери и без стука вломился внутрь.
- Ро? Госпожа Морин? – вопросил он.
В комнате оказались они оба. Ро разместил Лесли на своей кровати, в его комнате как-то уж слишком сильно воняло жареным мясом. Разглядеть что либо рыцарь не мог из-за царившего в комнате полумрака.
Пока он все это разглядывал, к нему со спины подошел стражник.
- Извините, что беспокою, сир, но капитан хочет видеть вас, просил передать, что дело касается купца и расследования, - неожиданно вежливо к Ирвину обратился стражник.
- Я занят, - огрызнулся Ирвин. - Подойду попозже.
- Я так и передам, - ответил стражник и пошел докладывать.
Ирвин повернулся к Биреку.
- Что здесь произошло? - напрямую спросил он.
- Я и сам не понимаю, - произнёс мечник, - гномка впала в какой-то "провальный" сон, а ещё в её комнате кто-то сжёг человека. Стража уже мне все мозги прожужжала. Аздрин его знает, как всё было на самом деле.
- Хм, - задумался рыцарь. – Звучит странно.
Он подошел к кровати, на которой спала дварфийка, и осторожно потряс девушку за плечо. Однако реакции не было, дварфийка просто спала дальше. Ирвин потряс ее еще сильнее, назвал по имени, настойчиво приподнял ее голову над подушкой. Но дварфийка по-прежнему не просыпалась, хотя кожа ее была теплой, а приглушенное дыхание явно говорило о том, что она жива-здорова, только очень крепко спит. Тогда Ирвин оставил попытки разбудить ее и снова повернулся к Биреку.
- Я не понимаю, - сказал он. – Никогда прежде не видел, чтобы кто-нибудь спал таким беспробудным сном. Не хочется это говорить, но после того, что мы вчера видели в доме купца, я предполагаю, что во всем этом замешана какая-то черная магия.
И он вкратце рассказал Биреку о том, что сказала Лесли перед тем, как заснуть. О некой «темной богине» и зловещем храме, о ее снах и опасениях.
- Богиня? Тёмная? Храмы? Суккубы? Это, верно, культисты натворили! Вот сволочи! - выругался Бирек. - И раньше нас удар нанесли! - он с опаской посмотрел на спящую Лесли. - Послушай, как ты думаешь, она... Сейчас демоном не станет, а?
И только сейчас Ро заметил, что кожа у дварфийки нездорового розового цвета.
Ирвин бросил взгляд на спящую девушку, но из-за полумрака в комнате не мог понять, произошли ли с ней уже какие-то внешние изменения. По правде говоря, если демоны выглядят так, как явившаяся к нему Луорлика, то у Лесли хотя бы рогов и хвоста не было. То есть, похоже, что не было.
- Я не знаю, - честно ответил Ирвин. – Не хочется оставлять ее без присмотра, но если мы будем сидеть здесь целый день, то потеряем много времени. Думаю, нам следует отыскать храмовника и попросить его посодействовать нам. Сейчас он единственный, кто хоть что-то понимает в происходящем.
- Извините, что вмешиваюсь, но меня просили предупредить вас, если явится сюда храмовник, - промолвил слуга из-за спины Эйхара и удалился.
- Все такие услужливые, - фыркнул ему вслед Ирвин. – Думаю, не стоит ждать, пока храмовник найдет нас, - снова предложил он Биреку. – Чем раньше мы его найдем сами – тем больше шансов, что госпожа Морин не пострадает.
- По-моему, уже...пострадала, - ровным голосом произнёс Бирек, - ты её кожу видел? Ты прав - надо искать "святого брата" Тиберия - это его работа бодаться с демонами.
- А дварфийку оставим здесь? - с сомнением произнес Ирвин. - Может, попросим кого-нибудь присмотреть за ней?
- Ага. Только кто наденет коту колокольчик, в смысле - захочет за ней приглядеть после всего этого? - спросил Бирек. - Они её тогда сожгут без демонов и храмовника.
- Тогда придется тебе остаться, пока я найду храмовника, - предложил Ирвин.
- Ну ладно... - произнёс Бирек, - иди. Только побыстрее. Не думаю, что храмовник отсюда далеко ушёл... Если, конечно, его тоже не поджарила какая-нибудь нечисть.
- Я постараюсь вернуться как можно быстрее, - пообещал Ирвин и скрылся за дверью.
Затем он торопливо спустился вниз по лестнице, в приемный зал с резными колоннами, и взглядом поискал храмовника. Кажется, тот все еще не вернулся, а может, ушел куда-то с купцом.
А тем временем Лесли начало трясти. Бирек на всякий случай отошёл чуть по дальше и взял свой огромный меч наизготовку. Через некоторое время её перестало трясти, но её вид вызывал большие опасения. Бирек молча и хладнокровно стоял и смотрел на Лесли. Но больше такого не случалось. Что-то говорило Ро, что это будет не первый и не последний раз. Бирек молча посмотрел в сторону гномки и тяжело вздохнул, это ему совсем не нравилось...

0

42

Храмовник попрощался с купцом и молча направился туда, где, по его предположениям, находился рыцарь. И пришел Тиберий в тот момент, когда Эйхара еще не было в зале. Храмовник же лишь присел и принялся ожидать. И только через пару минут рыцарь смог его заметить. Была ли причина тут в шлеме, что ограничивал обзор, или в усталости - неясно.
- Надо поговорить, - сказал рыцарь вместо приветствия, подходя к храмовнику. – Дело есть.
- Давай поговорим.
- Там наверху дварфийка. Кажется, она под действием черной магии или что-то в этом роде… С ней мечник, Бирек Ро. Он никак не может разбудить ее – она словно спит беспробудным сном, - сбивчиво пояснил Ирвин. – А прошлой ночью она рассказывала мне странные вещи – о том, что ей снилась какая-то «темная богиня», зовущая ее в какой-то сектантский храм. Я решил, что это полная чушь, тем более что с утра дварфийке стало заметно лучше. А сейчас она просто не просыпается! И еще Ро рассказывает, что нашел ее в комнате, выгоревшей изнутри, при этом дварфийка совсем не пострадала и даже не проснулась. Понятия не имею, что все это значит.
Некоторые люди покосились на Ирвина, но ничего не сказали. Тиберий побледнел и резко встал.
- Скорее, идём!
Ирвин быстрым шагом пересек колонный зал и первым стал подниматься по широкой лестнице, перепрыгивая сразу через три ступени. На ходу он обернулся и добавил:
- И да, пусть это пока что останется между нами. Не стоит привлекать твоих друзей.
И только успел сказать эти слова Эйхар, как тут же в дверях появились храмовники.
- Быстрее! – среагировал Ирвин. – Пока они нас не заметили.
Тиберий послушно заторопился за рыцарем. Тем же временем братья храмовника двинулись в сторону комнат. По-видимому, кто-то доложил о случившемся с дварфийкой.
Ирвин быстро нашел нужную комнату, ворвался внутрь, дождался, пока храмовник войдет следом, после этого тщательно запер дверь на щеколду. Возможно, храмовники не сразу направятся сюда.
- Я привел храмовника, - сообщил он, поворачиваясь к Биреку. – Похоже, дварфийка все еще спит. Но нам нужно торопиться – пришли воины церкви, они уже на подходе.
Тиберий рванул к лежащей дварфийке и стал водить над её телом руками, шепча различные молитвы. Но дварфийка спала, как и спала, а тем временем на лестнице раздавались шаги.
- Реще! - не выдержал Ирвин, прислушиваясь к звукам в коридоре. - Быстрее нельзя?!
Тиберий вообще не обратил на него внимания, а только снял шлем и положил рядом. Лицо храмовника было... словом, краше только в гроб кладут: он крайне сильно побледнел, и с его лица градом лил пот. Тиберий задержал руки у головы, и он сосредоточил все свои силы и стал шептать:
- Отец наш, Аздрин! Ты есть Бог Богов. Возьми её под свою опеку. Пусть никто не мешает ей жить и трудиться во Имя Твое. Ты - совершенен, и я совершенствую свою любовь к Тебе, ибо ведаю, что любовь и справедливость - мощнейшая защита от всякого зла. Благодарю Тебя, Отец мой, за заботу обо мне и обо всех нас, - он не был уверен, сработает ли это, но попытаться стоило.
В этот момент дварфийка начала дышать полной грудью, она не проснулась, но ей определенно стало лучше.
- Что тут происходит? Почему нас не проинформировали, что тут уже есть храмовник? Бездарности! Я найду того капитана и лично выскажусь ему об его подчиненных! - гневно проговорил брат Тиберия по ту сторону двери.
- Не надо, брат, - Тиберий старался говорить нормально и снова надел шлем, чтобы те не видели его лицо.
- Стоит, брат, стоит, рыцарь! Пошли со мной! Подтвердишь мои слова! - позвал он Эйхара с собой.
Бирек только молча кивнул. Демоны и спящие из-за них гномки - это дело именно служителя Аздрина.
Ирвин вздохнул. Значит, те храмовники все-таки заметили его и Тиберия, а также то, куда они пошли. Отвертеться не получится, хотя стоило попытаться.
- Что будем делать? – спросил он Тиберия, понизив голос практически до шепота. – Нельзя их впускать, они заберут дварфийку и бросят в темницу! Можешь приказать им убраться подальше?
- Ты там вообще? Брат, кто с тобой в комнате? - задал вопрос храмовник за дверью.
- Я тут. Здесь больная, её друг увидел меня и попросил исцелить. Вы ведь знаете, мы умеем это делать.
Ирвин на всякий случай проверил щеколду. Она же была в том положении, в котором оставил её Эйхар.
- А этот друг с тобой? - спросил брат за дверью.
- Да.
- Пусть пойдет со мной, - попросил храмовник.
- Зачем? - подал голос Ирвин. - Мне и здесь неплохо.
- Ну кто-то должен подтвердить мои слова об остолопах капитана стражи, - ответил воин света.
- А я тут причем? - огрызнулся в ответ Ирвин, которому уже надоело, что им помыкают все и каждый.
- Кому он поверит? Одному храмовнику или храмовнику и рыцарю? - задал вопрос храмовник.
- А мне какое дело до вашего капитана стражи?
- Такое, что мне одному он не поверит, а ты можешь помочь мне и сделаешь тем самым доброе дело, - пояснил воин света.
- Я сегодня не занимаюсь благотворительностью, - отрезал Ирвин более чем решительно.
- Ну и фиг с тобой, - ответил храмовник и ушел.
Ирвин прислушался, не будет ли за дверью какой новой суматохи или шагов. Затем обратился к Тиберию:
- Это был не очень-то хитрый способ заставить меня открыть дверь. Что с дварфийкой?
- Жить будет.
- Что ты сделал? - не отставал Ирвин. - Почему она не просыпается?
- Особая храмовничья магия, - невозмутимо ответил Тиберий
- Похоже, твоя магия не сработала!
- Это ты так думаешь.
- А почему она не проснулась? - допытывался Ирвин.
- Потому что ничего мгновенного не будет. Я тебе не Аздрин, чтобы тягаться силами с Тёмным Божеством. Я ей помог в меру своих сил, и оно покинуло её тело, но ему нужно время на восстановление.
- Сколько именно времени? - уточнил рыцарь.
- Без понятия. Зависит только от неё.
- Ты уверен, что с ней теперь все будет в порядке?
- Да... на девяносто пять процентов.
- Чего-то не вышло, храмовник, - ответил до того молчавший Бирек, - гномка как дрыхла, так и дрыхнет. Как сказал бы мой учитель, мастер-мечник Ханзо, а где результат?
- Все тут такие умные, «храмовник помоги, храмовник спаси», а потом такие... Ууууух, неуважение, вообще ничего не сделал. В следующий раз сами справляться будете, - бурчал себе под нос Тиберий.
Бирек на всякий случай отошёл подальше. Он понял, что зря разозлил храмовника, а неписаное правило гласит, что храмовников злить нельзя.
Однако Ирвин уже завелся:
- Действительно, - поддержал он возражение Бирека. - Чего она не просыпается? Раз не можешь ничем помочь - мог бы и не приходить!
Тиберий проявлял просто ангельское терпение и не злился. Он лишь сказал:
- Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города, - затем развернулся и вышел из комнаты.
А на пороге стояло несколько братьев.
- Чем обязан?
- Да мы брата ждем, - ответил храмовник слева.
- То есть, меня?
- Нет, наш брат пошел к капитану, - пояснил брат слева.
- Хорошо. Ждите. Я тоже тогда подожду.
- Обиделся, что ли? - спросил Бирек. - Вон ушёл уже...
Ирвин только буркнул что-то невразумительное и присел около постели, на которой по-прежнему спала дварфийка. Он положил руку на лоб девушки и покачал головой.
- Все это очень странно, - сказала он. – Оставлять ее здесь опасно, но и сидеть подле нее, как нянька, будет глупо. Бирек, есть ли здесь кто-нибудь, кому мы можем доверять?
- Сложный вопрос... Слуги напуганы, храмовник отказался.... - в раздумье пробормотал мечник.
Ирвин резко встал и повернулся к Биреку.
- Нужно ее спрятать, - сказал он. – Просто унесем ее отсюда куда-нибудь… Но желательно так, чтобы нас заметило как можно меньше людей. Как бы мне ни хотелось это признавать, но лучшее место для дварфийки – это дом купца. Туда так просто не смогут вломиться ни храмовники, ни городская стража. Если ты побудешь здесь некоторое время, я найду купца и поговорю с ним.
- А это мысль! - оживился мечник.
- Тогда просто постарайся никого сюда не пускать, - сказал Ирвин и решительно вышел за дверь.
-Это можно, - ответил Бирек, - всё равно кто бы сюда ни вошёл, нам от этого будет только хуже...
А за дверью все также стояли храмовники вместе с Тиберием.
- Вы куда-то направляетесь? - спросил один из них.
Бирек не нашлёся что ответить и посмотрел на рыцаря.
- Привет, мужики, - бросил им Ирвин, как ни в чем не бывало проходя мимо и надеясь, что Бирек догадается закрыть дверь на щеколду.
- Прошу прощения, но мы не можем вас пропустить, пока не явится командир, - встал перед ним один из храмовников.
"Вот засада!" - подумал Бирек.
- Это еще почему? – возмутился рыцарь. – Я ничего не нарушаю!
- Приказ есть приказ, - беспристрастно ответил храмовник.
- Чей приказ?
- Командира, - ответил он.
- Какого командира?
- Что ушел к капитану стражи, - спокойно пояснил храмовник.
- Меня приказы вашего командира не интересуют, - заявил Ирвин, пытаясь обойти храмовника.
Храмовники же кроме, Тиберия не позволили ему этого сделать.
- Вам придется подчиниться, - констатировал один из них.
Бирек лишь пожал плечами.
На этот раз Ирвин, к удивлению Тиберия, не стал кричать и выхватывать оружие. Вместо этого он примирительно поднял руки и сказал:
- Хорошо-хорошо, я понял. Приказ командира, без проблем. Могу я хотя бы подождать в комнате, а не посреди коридора?
- Можете.
- Ага, зовите если что, - бросил им Ирвин, заходя в комнату и увлекая за собой Бирека.
Оставшись с ним наедине, он тихонько задвинул щеколду, чтобы храмовники внезапно не ворвались в комнату, затем резко сорвал со свободной койки покрывало и простыню и принялся скручивать их в тугой жгут. Соединенные вместе крепким узлом, простыня и покрывало превратились в довольно длинную скрученную веревку. Никак не поясняя Биреку своих странных действий, он распахнул ставни окна и торжественно вручил мечнику один конец своей импровизированной веревки.
- Держи крепко, - сказал он, выбрасывая другой конец наружу, - а я пошел.
А внизу его уже ждала стража. Им было очень интересно, от кого спускается рыцарь.
Бирек молча взял верёвку и хотел сказать: "А ты всё продумал?" - но потом решил, что это говорить бесполезно.
Не замечая под окном стражников и сосредоточившись на том, чтобы не упасть, Ирвин осторожно свесился из окна, держась одной рукой за свою нехитрую "веревку", а другой цепляясь за раму окна. Он не был уверен, что простыня, даже скрученная в жгут, выдержит его вес. И все же он, дернув простыню несколько раз для проверки, осторожно отпустил раму, после чего, упираясь ногами в неровный фасад, стал спускаться вниз медленными шагами. Веревка выдержала, но интуиция подсказывала Ирвину что лучше поторопиться.
Осторожно поглядывая вверх, не лопнет ли веревка, он продолжал спускаться. Окно было не очень высоко, всего-то второй этаж. И все же связанные воедино простыня и покрывало оказались слишком коротки, чтобы достать до земли. Где-то на середине первого этажа Ирвин глянул вниз, прикинул прыжок и, оттолкнувшись ногами от фасада, с грохотом и лязгом не очень удачно приземлился на покрытую редкой травой лужайку внутреннего сада гостиницы. Прокатившись по земле, он поднялся на ноги, тихонько бормоча внутри шлема какие-то ругательства.
- Будьте любезны, объяснитесь, - раздался голос рядом с ним.
- А, что? - переспросил Ирвин, оборачиваясь.
- Рыцарь, объяснитесь! - повторил стражник
Ирвин наконец-то заметил, как из-за ближайших деревьев и разросшихся кустарников показались еще четверо стражников, которых он прежде не видел из-за буйной растительности. Вздохнув, он понял, что нужно срочно что-нибудь соврать.
- Там наверху, в коридоре, пожар! - воскликнул он, указывая рукой наверх, в окно, откуда все еще свисала его импровизированная веревка. - Я не мог пройти по лестнице из-за толпы, пришлось воспользоваться окном. Вы что, не слышали, что сегодня утром в этой самой гостинице сгорела целая комната?!
- Пожар? Ты в своем уме? - спросил стражник.
- Вы что, ничего не знаете? - не сдавался Ирвин. - Про сгоревшего человека тоже ничего не слышали? А еще стражей называетесь!
- Прошу вас, давайте вы не будете кричать, - стражник подошел поближе и тихо попросил Эйхара, взяв его за руку.
Ирвин поспешно выдернул руку и попятился.
- Я и не кричу, - сказал он. - Я объясняю, почему спустился через окно.
- Тут народу много, лишнее внимание к произошедшему там и к вам не нужно, или я в чем-то ошибаюсь? - спросил стражник.
- Да нет, все верно, - Ирвин попытался пожать плечами, но в броне это вышло не очень. - Так я могу идти?
- Сначала вы скажете правду, зачем вы покинули гостиницу таким образом? - задал очередной вопрос страж порядка.
- Я вам только что рассказал!
- Не кричите, вы мне соврали. Я знаю, что там было, нового пожара еще не было, говорите правду, или мы будем разговаривать по-другому, - раскрыл обман страж и в то же время пригрозил.
- Откуда вы знаете, что не было, если все это время торчали в саду?
- Не все, говорите сейчас же! - надавил стражник на рыцаря.
- А вы поднимитесь - и сами все увидите, это произошло буквально пару минут назад, - продолжал беззастенчиво врать рыцарь.
- Пойду вместе с тобою. Сакон! Викон! Берите этого рыцаря под руки! Сейчас посмотрим, что там произошло, - приказал своим подчинённым командир стражников.
Стражники попытались взять под руки рыцаря, но как-то неуверенно.
- Я кому сказал! - рявкнул командир, и они сразу же повели Эйхара.
- Да отпустите вы меня, я вам не преступник и не вор! - возмутился Ирвин, пытаясь вырваться.
Стражники не отпустили и повели в гостиницу, а потом и наверх.
- Да тут, идет пожар, - ирония в голосе командира не предвещала ничего хорошего.
- Как он с вами оказался? - спросил командир храмовников.
- Слез с импровизированной веревки, - пояснил страж порядка.
- Я ему покажу импровизированную веревку, пойдемте-ка к капитану - предложил храмовник.
Командир стражников кивнул, и Ирвина повели к капитану стражи. Процессия из храмовников и стражников взволновала людей, кое-кто стал покидать гостиницу в спешке. 
- Что тут происходит? - спросил с порога капитан, как только они вошли.
Страж же подошел и начал рассказывать, что Ирвин не слышал.
- Оставьте нас, все, - приказал капитан стражи.
Стражники и храмовники через секунду покинули помещение, оставив капитана один на один с черным рыцарем.
- И что ты скажешь в свое оправдание? - задал он вопрос.
- А за что я должен оправдываться? – фыркнул рыцарь, заложив руки за спину в легкомысленном жесте. – Или вылезать из окон по веревке – уже преступление?
- Вас попросили некуда не уходить, а что вы сделали? - задал вопрос капитан.
- Попросили?! – воскликнул Ирвин. – Да эти ненормальные храмовники в приказном тоне велели мне стоять посреди коридора и ждать непонятно чего. Без объяснений и оснований! Хотел бы напомнить вам, капитан, что я свободный человек и не имею никаких обвинений в непотребных делах.
- Работа у них такая, нервная, у них есть причины так поступать, борьба со злом нелегкое дело, и не каждый может понять, насколько это важно, - спокойно ответил капитан стражи.
- Да куда уж мне, - саркастически бросил Ирвин, не удержавшись. – Я простой работяга, а эти ребята, наверное, каждый день борются со злом, расхаживая по саду во дворе первой гостиницы города!
- Не нам с тобой их судить, рыцарь, - ответил он, присаживаясь за стол, - присядь, в ногах правды нет.
Ирвин, чуть помедлив, все же сел на ближайший стул.
- Купец говорил, что ты уверен, что убийца и ситуация с дварфийкой связаны. Мне, как "эксперту", по мнению господина Аджеса, интересно, откуда у тебя такие выводы? - начал капитан.
- То есть, вы себя экспертом не считаете? – уточнил Ирвин, уловивший нотку сарказма в голосе капитана.
- Я просто принимал участие в допросах разных культистов, - пожал плечами он.
- При всем уважении, капитан, я не могу обсуждать с вами дело, которое веду по договору с господином Аджесом Миринфом. Я не уверен, что у меня есть права говорить об этом с вами, - сказал Ирвин. – А вы, между прочим, не имеете права удерживать меня против моей воли без соответствующих обвинений, поэтому я напоминаю, что в любую минуту могу встать и выйти вон, - любезным тоном закончил рыцарь.
- Ваше право, но наш знакомый просил меня развеять ваши заблуждения. Итак, с чего вы решили, что культисты и ситуация с дварфийкой имеют связь? - снова пожал капитан плечами и задал вопрос.
- Я буду говорить об этом только с купцом, - повторил Ирвин сдержанно, но решительно.
- Ради бога, только если он пошлет вас ко мне, не удивляйтесь, - ответил он безразличным тоном.
- Прекрасно, - сказал Ирвин, вставая. – У вас есть еще какие-нибудь вопросы, капитан? У меня не очень-то много времени.
- Стоило ли дело сил? Вы же понимали, что вас в любом случае заметят, - спросил капитан.
- Это уже мое дело, - отрезал рыцарь уже менее вежливо. - А ваши люди мешали мне выполнять мою работу. У меня нет претензий к вам, капитан, и я считаю, что будет лучше, если у вас тоже не будет ко мне никаких претензий.
- У меня к вам претензий нет, пока что, мой вам совет: постарайтесь не связываться с Инденхольмскими рыцарями, они люди горячие, что не так - сразу же хватаются за мечи, - посоветовал он.
- Я это уже понял, - ответил Ирвин и слегка поклонился. - Благодарю за понимание, капитан. Всего наилучшего, - после чего развернулся и вышел.
- Да хранит твою душу Аздрин, - сказал на прощание капитан.

0

43

Черный рыцарь покинул капитана городской стражи и стремительно вышел из гостиницы на оживленную улицу. К счастью, его никто больше не пытался задержать. Зайдя в гостиничную конюшню, он выпустил из стойла свою меланхоличную кобылу, вывел ее наружу и забрался верхом. После чего неспешно поехал по улице, направляясь к дому купца.
Но пути его остановили наемники Купца.
- Куда путь держишь? - спросил их командир.
- Все вам покажи и расскажи, - бросил Ирвин, не слезая с лошади. Он уже привык, что в столице особо не церемонятся с этикетом общения.
- Я задал вам вопрос, - ответил командир.
- Я слушаю, - ответил Ирвин, - но прошу вас побыстрее, поскольку я спешу по одному важному делу.
- Куда вы держите путь? - повторил наёмник.
Ирвин имел острое желание ответить что-нибудь типа: "А вам какая хрен разница?", но решил, что на сегодня грубостей хватит, поэтому, не моргнув глазом, соврал:
- На рынок. Надеюсь, это не преступление?
- Нет, но мой наниматель и ваш сказал, что сегодня у него с вами разговор будет вечером, надеюсь, вы в курсе? - ответил командир, дав пищу для ума Эйхару.
- Э... нет, - насторожился Ирвин. - А где он сейчас, кстати? Мой наниматель, как вы выражаетесь.
- Он сказал, что до ночи будет в гостинице, - ответил наемник.
- Что-то я его там не видел.
- Сказал, будет там до ночи, больше я ничего не знаю, если собрался бы обратно, проехал бы мимо нас, - выдал новую пищу для ума командир.
- Ну что ж, благодарю за информацию, - как можно более равнодушно ответил рыцарь. – А теперь, если вы, господа, не возражаете, я поеду на рынок.
- Проезжайте, - кивнул наемник, уступая дорогу.
Ирвин снисходительно поклонился, слегка пнул кобылу по бокам и поехал дальше, не оглядываясь и делая вид, что спокойно следует своим повседневным целям. На самом деле в его голове роилось невероятное множество мыслей.
Значит, рассуждал он, Купец не дома. Соответственно, искать его там нет смысла. Если, конечно, те люди не соврали и ничего не напутали. Но даже если и так, то возвращаться в гостиницу будет глупо, бродить по городу – бесперспективно, а самому вынюхивать следы культистов и вовсе бессмысленно. Тогда он придумал простой, но оригинальный план действий, который, возможно, будет стоить ему расположения Купца, но зато значительно сэкономит время.
Знал бы он, что своими выходками он уже давно его потерял, так бы не торопился.
Все еще плохо ориентируясь в городе, но решительно спрашивая дорогу, он направился к дому Купца. Неподалеку от конюшни он привязал свою лошадь к деревянному столбу за уздечку, а сам уверенно направился к дому с самым невозмутимым видом. Взбежав по резному деревянному крыльцу, он забарабанил в дверь кулаком, облаченным в латную перчатку.
- Кто там? - раздался из-за двери мелодичный женский голос.
- Открывай, любезная госпожа, по хозяйскому распоряжению я пришел! – бодро ответил рыцарь.
- Хозяин не предупреждал меня об этом, - удивленно ответила женщина.
«Разумеется не предупреждал, он ведь об этом даже не знает», - раздраженно подумал Ирвин.
- Я работаю на хозяина этого дома, господина Аджеса Миринфа, и мне поручено по его распоряжению доставить кое-что сюда, - ответил Ирвин все также бодро. – Мое имя Нел Зандер, я рыцарь из северных земель, слуга закона и нашего славного королевства!
- Сейчас, подождите, - ответила женщина и на пару минут воцарилась тишина, но потом дверь открыла миловидненькая служанка. – Проходите, сэр Зандер.
Ирвин, не снимая шлема, переступил порог, не забыв внимательно осмотреть девицу. В любых ситуациях его внимание в первую очередь привлекали женщины и выпивка.
- Любезная госпожа, - сказал он, коротко поклонившись. – Не будете ли вы столь добры, если назовете ваше имя простому странствующему рыцарю? – спросил он, явно рисуясь.
- Служанка Ирина, к любым вашим услугам, - ответила покрасневшая девушка.
- Прекрасное имя для прекрасной леди, - рассыпаясь комплиментами, немедленно среагировал Ирвин, решив, что может позволить себе эту небольшую паузу на флирт с девицей. – Никогда бы не подумал, что столь очаровательная леди служанка. Признаться, я принял вас за хозяйку дома.
- Нет, я всего лишь служанка, хозяйка дома сейчас отдыхает, мне её позвать? - спросила она.
- О, ну что вы, не стоит! – пожалуй, слишком поспешно отказался Ирвин. – Не будем беспокоить хозяйку. Я лишь пришел сообщить, что в скором времени я привезу сюда девушку гномьего племени, которую необходимо временно где-то разместить… Она выполняет для вашего хозяина некую работу, в ходе которой оказалась… э-э… ранена. Господин Миринф попросил меня доставить девушку в его дом, - беззастенчиво соврал рыцарь, подумав, что за сутки пребывания в столице уже успел наврать с три короба.
- Ясно, я подготовлю комнату, - поклонилась она и пошла в правую комнату.
- Благодарю, любезная барышня, - с некоторой важностью ответил рыцарь, поставив мысленную галочку в своем списке личных побед. – Я вернусь как можно быстрее! – добавил он вслед девушке и, окрыленный, поспешно выбежал на крыльцо.
Воспоминания о Луорлике в его воображении постепенно теряли ясность очертаний.
Ирвин оседлал свою равнодушную кобылу и поехал по направлению к гостинице.
По пути его остановили наемники.
- Ну и как съездили на рынок? Кстати, в доме нанимателя никого сегодня нет, - "поздоровался" командир наемников.
- Благодарю за беспокойство обо мне, но я спешу по своим делам, - стараясь быть вежливым, ответил Ирвин, которого порядком достало, что всем и каждому есть дело до его перемещений по городу.
Далее путь прошел спокойно, у гостиницы же снова объявились храмовники. Не обращая на них внимания, Ирвин отвел лошадь в конюшню и, будто ничего не случилось, решительно взбежал по ступеням крыльца к парадным дверям.
Но храмовники не впустили Ирвина в двери.
- Извините, но нам приказано не пускать посторонних, - сказал один из пяти храмовников Эйхару.
- В смысле? - очень правдоподобно изобразил удивление Ирвин. - Я постоялец этой гостинциы вообще-то, там наверху - мои вещи. Вы не можете меня не впустить, господа!
- Мы не можем вас впустить, для защиты вашей же жизни, - спокойно ответил храмовник.
- Я и сам могу себя защитить! – разозлился рыцарь. – Отойдите с дороги, любезный! Я должен попасть внутрь!
- Не могу позволить вам этого сделать, сир, - все также спокойно ответил храмовник.
- Что там внутри такого опасного? – спросил рыцарь.
- Не имею право рассказать, - ответил он, косясь на братьев.
- Почему это?! Я постоялец этой гостиницы, вы меня не пускаете внутрь, и вы считаете справедливым держать меня в неведении?! Куда смотрят городские власти?! – снова разозлился Ирвин. Смена настроений получалась у него просто отменно.
- Таково распоряжение Командора, он стоит прямо за вами, - пояснил храмовник, смотря Эйхару за спину.
- У вас есть уважительная причина, кроме того, что вам хочется в гостиницу? - раздался голос сзади.
- Вообще-то я хотел забрать свои вещи и уехать из города, - сказал Ирвин, подумав, что на этот раз почти не соврал.
- В таком случае вы можете пройти. Брат Готрик! Сопроводите рыцаря, - распорядился командор. Брат Готрик кивнул и открыл дверь для Ирвина.
- Не надо меня сопровождать, я и сам справлюсь, господа! – не очень вежливо отказался Ирвин.
- Извините, но в таком случае вы никуда не пойдете, - пояснил командор.
- Так что все-таки там внутри?
- Возникла опасность, поэтому было решено закрыть здание, - ответил командор.
- А как же другие постояльцы? Где они?
- Мы их вывели, - пояснил он.
- И где они сейчас? Только не говорите, что спокойно разошлись гулять по городу.
На самом деле Ирвин ожидал увидеть около гостиницы разгневанную толпу постояльцев.
- Нам помогла стража, мы позволили постояльцам забрать их вещи и за счет Церкви переселили их в другие гостиницы, - пояснил командор.
В ответ на такое заявление Ирвин расхохотался. Из-под шлема донесся глухой раскатистый смех.
- Да вы шутник, господин командор! – воскликнул он, тщательно изображая веселье, хотя на самом деле ему хотелось заехать командору по лицу латной перчаткой. – Прямо-таки чинно-мирно вывели всех постояльцев, переселили не пойми куда, и никто даже шуму не поднял? Удивительные вы вещи рассказываете. Полагаю, когда я покидал гостиницу менее получаса назад, все эти многочисленные постояльцы мне лишь померещились. Не говоря уже о подавляющем большинстве тех, кто в тот момент находился в городе. Может, вы еще и быстро разыскали тех, кого на месте не оказалось?...
- У нас есть такое право, или вы хотите поговорить об этом? - со сталью в голосе спросил командор.
- Я лишь хочу узнать, каким образом вы так быстро управились, - пояснил Ирвин без страха и смятения.
- Право необходимости. Командор храмовников вправе потребовать все в пределах разумного от простых граждан, однако после этого он обязан объясниться перед советом трех: представителем купечества, представителем закона и представителем церкви, вас такой ответ устраивает? - пояснил командор.
- Да я не об этом, - мягко ответил Ирвин, которого не на шутку увлекла эта словесная игра. - Я понимаю, что у вас полно прав и все такое. Мне интересно - КАКИМ ОБРАЗОМ ваши люди умудрились провернуть все это менее чем за полчаса? Людей здесь остановилось немало, вещей у них еще больше, а еще больше тех, кто в данный момент не находится в гостинице. Как вам это удалось?
- Не получаса, с вашего отбытия прошло два часа, - вмешался знакомый наемник.
- А вы прям знаете, когда я уехал! – фыркнул рыцарь. – Следили за мной или что?
- Жандармы за тобой следить будут, даже как ты девицу берешь, я просто в курсе, сколько тебя не было, - ответил ему злобно наемник.
- Очень вежливо с вашей стороны, господа, открыто объявлять о том, что вы за мной следите, - саркастически ответил Ирвин. – В любом случае, я лучше знаю, сколько времени меня не было, поэтому не верю, что вы вывели отсюда всех людей. Не знаю, что вы здесь задумали, господин командор, но я прошу пропустить меня и без всякого вашего «сопровождения», после чего занимайтесь здесь чем хотите!
- В таком случае подождите, пока мы не закончим, - в этот момент явился один из храмовников и что-то прошептал командору, - пару минут, для вашего же блага, - кинул он Эйхару перед тем, как уйти по собственным делам.
- Только пару минут! – крикнул ему вслед Ирвин. – Потом я захожу в любом случае!
- Если дело затянется, мы все равно не пустим, закончится, впустим, куда вы торопитесь? - спросил один из храмовников, охраняющий дверь.
- Я ж уже сказал, - буркнул рыцарь.
- Если бы вы хотели уехать, вы бы не подняли шум и гам, а просто бы дождались, когда все кончится, и спокойно бы забрали свои вещи и уехали, или я не прав? - начал объяснять храмовник.
В это же время его дернули за плечо.
- Как закончишь, храмовник, надо поговорить, - сказал ему капитан стражи.
Увидев капитана стражи, Ирвин не стал вступать в пререкания, а вместо этого просто демонстративно уселся на ступени крыльца, повернувшись спиной к храмовникам, охраняющим вход.

0

44

Лесли открыла глаза. Но так и не поняла, сделала она это или нет, так как в комнате(?), где она находилась, была кромешная тьма. Когда глаза немного привыкли к ней, дварфийка смогла понять, что лежит на кровати, с которой поспешила встать. Голова тут же закружилась, но Морин направилась к двери, силуэт которой хоть с трудом, но видела.
- Ну, проснулась? - поинтересовался Бирек. - Ну, рассказывай, что с тобой было. А то у нас с рыцарем проблемы большие и как раз из-за тебя...
Но она так и не ответила, смотря в одну точку. В этот момент Тиберий почувствовал тьму прямо за дверью.
- Ладно, - сказал Бирек, - вставай давай, и выходим отсюда.
Реакции не последовало, она как смотрела туда, так и смотрит.
- Ладно, тогда выйду я, - сказал Бирек и открыл дверь.
Когда дверь, рядом с которой он стоял, открылась, Тиберий обернулся и посмотрел на Бирека.
- Как она?
- Лежит и глазами хлопает. Проснулась - и то хорошо, - ответил Бирек.
- Реагирует на окружающих?
- Ну ... С этим проблемы. То реагировала, то нет, - ответил мечник, - возможно, помешалась. Такого даже гномский мозг не выдержит.
- Мне её надо осмотреть.
- Заходи, - Бирек махнул рукой в сторону двери.
Тиберий кивнул и зашёл в комнату, сразу же направившись к больной, не забывая осматривать её. Лесли же никак не реагировала происходящее вокруг, казалось, для неё ничего не происходило. Храмовник положил на её лоб руку и зашептал:
- Ибо нет тьмы там, где есть Свет Аздрина, и ничто сотворённое Им не будет утеряно.
После молитвы дварфийку затрясло, и она, окутанная фиолетовой дымкой, растворилась, тьма же стала чувствоваться во всей гостинице.
Тиберий резко обернулся к братьям-храмовникам.
- Братья, нужно провести ритуал очищения! Срочно!
Братья кивнули и разошлись по гостинице группами по двое. Тиберий тоже не бездействовал: выхватив меч, он стал спускаться на первый этаж. На первом этаже же братья при поддержке стражи начали выводить людей.
Храмовник медлил, он только читал об этом ритуале. Ему никогда не приходилось совершать его, да и в одиночку этого не сделаешь. Решившись, он зашептал, проводя рукой вдоль лезвия меча:
- И будет сие место очищено, да будет сие место защищено, я есть длань Его на этой земле, - затем он воткнул меч в пол, встал на колени и стал поддерживать основу ритуала до тех пор, пока братья не закончат его.
- Брат! Надо сперва вывести людей! - крикнул ему один из храмовников.
- Выводите, я продержу каркас ритуала, - прошипел Тиберий сквозь зубы.
- Десять наших братьев поддерживают каркас! Лучше помоги нам с контролем толпы! - не унимался брат.
- Хорошо, - удостоверившись в правдивости слов брата, Тиберий прервался и стал бегать по гостинице, помогая эвакуации.
- Теперь нужно помочь с ритуалом, пошли! - крикнул храмовник Тиберию.
Тиберий кивнул и принялся за помощь.
Ритуал продолжился до прибытия Ирвина, к этому времени стражники и храмовники не допускали в здание посторонних и провожали постояльцев до комнат. Тиберий сам видел несколько дам, ведомых одним братом.
Через пару минут храмовники закончили и покинули здание, все, кроме Тиберия. Обернувшись и увидев, что путь свободен, Ирвин тотчас взбежал по ступенькам наверх и ворвался в опустевший парадный зал.
Несмотря на то, что мало что поменялось в самом зале, чувствовал себя Ирвин не в своей тарелке, будто все тут чуждо ему.
- Приветствую тебя, рыцарь, - устало молвил Тиберий.
Игнорируя странное беспокойное чувство, поразившее его, когда он вошел в опустевший парадный зал, Ирвин перешел сразу к делу.
- Где она? – спросил он Тиберия без намека на приветствие.
- Кто она?
- Дварфийка, конечно же!
- Её и не было.
- Да ну тебя, храмовник! - бросил Ирвин и, обойдя его по широкой дуге, начал подниматься по лестнице наверх.
Наверху никого не оказалось, ни дварфийки, никого, самым логичным вариантом было то, что их вывели. Когда рыцарь не обнаружил в комнате, где он оставил Бирека и дварфийку, вообще никого, он снова вернулся к лестнице и прокричал сверху, перегнувшись через перила:
- Э, слышь, храмовник! Южный мечник-то где?
- Всех постояльцев вывели из гостиницы.
- Ну и куда же вывели? - крикнул сверху Ирвин. - Дварфийку куда увели?
- Дварфийки не было, лишь демон в её обличии.
- Че за фигня? – воскликнул Ирвин, обращаясь скорее к самому себе, чем к храмовнику. Затем он снова крикнул сверху: - А мечник-то где?
- Спроси у храмовников снаружи.
- А они уже ушли, - возразил Ирвин. – Что здесь произошло, в конце концов?!
Он начал спускаться по лестнице обратно в зал.
- Поищи, - буркнул уставший храмовник.
- Что поискать?! - раздраженно вопросил Ирвин.
"Своё достоинство в штанах", - хотел было сказать храмовник, но всё же произнёс другое:
- Наёмника, мой дорогой друг, наёмника. Вряд ли он далеко ушёл.
- А Бирек-то где? - недоумевал Ирвин, спустившись по лестнице в парадный зал. - Я ничего не понял.
"Не удивлён, чтобы понять, нужно мозги иметь", - подумал храмовник, а вслух сказал:
- Я уже говорил, что их вывели из гостиницы.
- Но зачем? Что здесь случилось?
- Демон случился.
- Какой демон? Говори понятнее! Что я из тебя информацию по крупицам вытаскиваю?!
- Я тебе уже говорил, но ты упорно меня не слушаешь: не было никакой дварфийки, вместо неё был демон.
- Да неужели? – фыркнул рыцарь презрительно. – И где же этот демон сейчас? И где тогда дварфийка?
- Мы провели ритуал очищения, так что его больше быть не должно. Из-за него мы и вывели всех их гостиницы. А где дварфийка - не знаю. Ты же с ней постоянно был, а не я.
- А демон? – все еще не понимал Ирвин. – Как ты понял, что это был демон?
- Характерная аура, да и к тому же, мало кто умеет растворяться дымом.
- Странные вещи творятся в городе, - пробормотал Ирвин. – Хотя, следовало ожидать, что после того, как некто убил короля, эти самые сектанты оживятся и начнут действовать.
Параллельно он думал о том, что, пожалуй, странное случилось совпадение: Купец пригласил в свою наемную команду двух девушек, и обе они оказались демоницами. Причем, то ли они обе были убиты или похищены, а их место заняли некие темные силы, или же изначально никакой Лесли Морин и Луорлики Эидин не существовало, и под личиной обычных девушек скрывались те самые порождения иных миров. Жаль, что пока не представляется возможности это выяснить. Одно Ирвин знал точно: если оба демона исчезли без следа, то, скорее всего, они еще как-то себя проявят. Как Луорлика в том заброшенном доме. Что же касается храмовника – что ж, Ирвин не удивится, если еще и слуга Аздрина окажется каким-нибудь чертом рогатым. Он чувствовал, что впутался в какую-то весьма сомнительную историю, однако выбора у него особо-то и не было. Он держал свой путь к землям нежити, но теперь, когда королевство осталось без формального правителя, неизвестно, нужны ли будут кому-то его услуги.
- Нужно поговорить с Купцом, - сказал наконец рыцарь. – Нужно собраться и обсудить, что делать дальше. И найти мечника. И поесть не помешало бы.
«А еще у Купца симпатичная служанка», - подумал он.
-Согласен. Подкрепиться не помешает... - храмовник оглядел зал. – Может, пора остепениться? Хмммм... надо подумать об этом, коли к праотцам не отправлюсь.
Ирвин тоже оглядел зал, удивляясь словам храмовника.
- Э… а разве ты не должен всю свою жизнь посвятить богу Аздрину? – рискнул спросить он.
- Надеюсь, меня освободят от обета когда-нибудь.
- Зачем ты тогда вообще пошел в храмовники? - недоумевал Ирвин.
- Долг перед семьёй и людьми. Да и ничего не ждало меня, я всё-таки младший сын дворянина, так что ничего не светило в будущем.
- А в церкви светит что ли? - буркнул рыцарь.
- Кое-что да светит.
- Видимо, не очень-то много светит, раз ты подумываешь уйти оттуда, - хмыкнул рыцарь. - Ладно, что стоим? Надо найти мечника и серьезно поговорить с Миринфом.
- Идём.
Они оба почти одновременно вышли из дверей гостиницы и увидели, что на небольшой площади перед крыльцом одиноко скучает Бирек Ро.
- Повезло, - буркнул Ирвин. – Одной проблемой меньше.
Бирек стоял во дворе и смотрел на гостиницу, ибо делать больше пока было нечего.
- И вам не хворать, - сказал Бирек, с самым серьёзным видом, - вижу по вашим лицам - новости невесёлые?
- Бирек, - обратился к нему Ирвин, сбегая по ступеням крыльца. – Ты видел, как дварфийка превратилась в демона?
- Она пришла в себя, - сказал Бирек,- потом пришёл Тиберий, и я его пустил в комнату, а сам вышел. А потом всех вытурили из гостиницы. Может, она и стала демоном за это время –
кто знает?
- То есть, ты об этом не знал? – уточнил Ирвин.
- А я о чём толкую, - разозлился мечник, - не знал!
Ирвин обернулся к храмовнику.
- Значит, только ты видел, как дварфийка исчезла?
- Ну, - храмовник уже знал, куда ведёт разговор.
- Ну можно сказать и так, там много чего было, - ответил Бирек.
- Расскажите мне все и в подробностях, - потребовал рыцарь. - Это важно.
- Пока тебя и храмовника не было, то у неё кожа цвет меняла, потом она очнулась. Потом пришёл храмовник - и она опять потеряла сознание... Вот так.
- А дальше она исчезла в каком-то тумане? - спросил рыцарь у храмовника как у единственного свидетеля этого странного случая.
- Ага.
- В таком случае я склонен предположить, что и дварфийка, и леди Эидин сейчас находятся в каком-то другом месте, - сказал Ирвин, чуть подумав. - Или их не было вовсе, а демоны приняли их обличье. Видите ли, господа, когда я пытался найти леди Эидин по месту ее прежнего проживания, то обнаружил лишь дом в руинах и демоническую девушку, принявшую облик Луорлики, - он рассказывал преимущественно Биреку, поскольку Тиберий и так знал большую часть этой истории. Подробности он деликатно опустил. - Поэтому я считаю, что они еще как-то себя проявят. Лучше всего сейчас будет найти купца и поговорить с ним об этом.
- Вот и всё. Как говорится, "вот тебе, матушка, и Зиранин день", - сказал Бирек. - Теперь культисты стали ещё хитрее. И, наверное, демоны им донесли, что мы собираемся сделать. Все ж знают, что на тёмных магов всегда работают демоны...
Ирвин понятия не имел, кто там на кого работает, но решил промолчать, чтобы не прослыть идиотом.
- Я не знаю, где находится Миринф сейчас, - сказал он. – Но будет лучше, если мы подождем в его доме. Шатаясь по улицам, мы многое не выясним. А капитан городской стражи явно не горит желанием делиться с нами информацией.
-Я вижу, тебе нравится под закрытой дверью сидеть, - раздался голос Аджеса со стороны гостиницы.
- Весьма, - согласился Ирвин, оборачиваясь. – Уж вас-то мы и искали, господин Купец.
- Это понятно, ну и как тебе мой дом? Нравится смотреть на него с наружи? - снова спросил Миринф, его несколько забавляла эта ситуация.
Биреку пришла в голову нехорошая мысль - а вдруг Миринфа тоже заменили демоном? Но он промолчал.
Ирвин тем временем продолжал вести словесную игру с Купцом:
- Нравится, конечно. В таком доме наверняка крутятся немалые деньги, а там, где деньги, непременно много тайн и скелетов в шкафу. Уверен, вам есть что скрывать, уважаемый господин Миринф, - с легким сарказмом сказал он, видимо, подумав о том же, о чем и Бирек.
Ну ладно, не совсем так. Ирвин не думал, что Купец с большой вероятностью окажется демоном. Однако то, что он пригласил в свой дом двух женщин, которые в итоге оказались как-то связаны с демоническими силами, наводило на плохие мысли.
- Какой у вас бы не был интерес к моему дому, вы об этом никак не узнаете, я распустил прислугу после смерти короля, - преспокойно ответил Аджес.
- Мне это ни о чем не говорит, кроме того, что теперь вы остались без прислуги, - среагировал Ирвин, не зная, к чему Купец это сказал.
- Ну что же, пройдемте в гостиницу, не обсуждать же нам еще серьезные дела тут? - вопросил купец и двинулся в сторону дверей.
- Таки пойдём, что ли? - вопросил у рыцаря и наёмника храмовник. - В ногах правды нет, а там точно есть, где посидеть - сказав это, Тиберий двинулся следом.
Ирвин был не в восторге от идеи возвращаться в пустую гостиницу, откуда только недавно вывели людей из-за угрозы нападения темных сил. К тому же, он был не согласен с тем, что «в ногах правды нет». Однако у него не было веских аргументов, чтобы остановить храмовника, поэтому он пошел следом. Ему было крайне интересно, что же такого скажет Купец.

0

45

Расположились они в той же комнате, куда ранее вечером их пригласили. Как только все зашли, купец вышел и попросил подождать, через пару минут он вместе с капитаном стражи вошел в помещение.
- У господа капитана к вам есть вопросы, остальным будет нелишним знать, с чем вы имеете дело, - пояснил Аджес, присаживаясь за стол.
"Тут люди горят и в демонов превращаются, а ты..."- подумал Бирек, но опять промолчал.
«Это последний раз, когда я иду на компромисс и участвую во всем этом балагане, - подумал Ирвин, которого порядком уже достали и капитан стражи с его вопросами, и мутная личность купца. – Если вот прямо сейчас ничего не прояснится, я встаю и ухожу из города. И будь что будет».
- Полагаю, будет справедливо, если вопросы сначала зададим мы, - сказал он.
- Задавайте свои вопросы, - преспокойно ответил капитан.
Вопросов, как назло, у Ирвина заготовлено не было. Пришлось импровизировать.
- Куда делись все люди из гостиницы? – спросил он.
- Их вывели, с гамом и шумом, но их вывели, - ответил капитан.
- Но сейчас никакой опасности нет. Почему не вернуть людей? – продолжил Ирвин.
- Они нескоро будут тут, - отчеканил капитан стражи.
- Почему это?
- Требование храмовников.
- А чего это у нас храмовники всем заправляют? - поинтересовался рыцарь.
- У них есть такое право, для нашей же защиты, - пояснил капитан. – Может, теперь перейдем к другим вопросам? Храмовников и их права можно долго обсуждать, но у нас сейчас другие проблемы.
- Ладно. Ну и зачем мы здесь? - вздохнув, спросил Ирвин.
- Чтобы прояснить некоторые моменты, господин Миринф пригласил меня сюда, дабы я прояснил ситуацию, - ответил капитан.
- Проясняйте, капитан.
- Вы считаете, что демон, с которым вы имеете дело, как-то связан с убийством. Это не так, на то есть свои причины, - начал пояснять капитан стражи.
- Просветите же нас, капитан, - как-то подозрительно смиренно попросил рыцарь.
«Даю этой компашке последний шанс, - угрюмо подумал он. – Если не выложат все, что знают, и будут создавать мне препятствия – я отказываюсь от золотых, что предложил купец, и сваливаю из города».
- Те демоны относятся к темной богине, их культы никак не связаны с сектой «Алый глаз». «Алый глаз» стремится к хаосу. Не надо быть очень умным, чтобы знать, чем обернется смерть короля для королевства, поэтому, господин черный рыцарь, демонетка, что стремилась к вам в доме ведьмы, никак не связана с вашим расследованием. Мне бы тоже, конечно, было бы интересно знать, откуда у них к нам такой интерес. Они пытаются вставить нам палки в колеса, но мы узнать об их мотивах пока что не можем, так что следует сосредоточиться на деле убийства короля, - дал пищу для ума всем находящимся капитан стражи.
- Почему вы так решили? – спросил Ирвин. – С чего вы взяли, что секта «Алый глаз» не занимается демонопоклонничеством? Сколько еще сект в этом городе вы знаете?
Ирвин понимал, что он по сути ничего не знает ни о Луорлике, ни об этой Лесли Морин. Обеих девушек он встретил только вчера, Луорлика ему понравилась как девушка, а с Лесли он едва ли перекинулся парой слов прошлой ночью. Понять, были ли они еще вчера демонессами, было сложно. Ирвину хотелось бы верить, что Луорлику похитили, а демон, принявший ее облик, лишь хотел сбить его с толку. Тогда у него будет шанс спасти настоящую Луорлику. Но если и она, и Лесли с самого начала были «подставными лицами», то дело принимало плохой оборот. Впрочем, как купец мог нанять себе на службу демонических девиц? Наверняка он все проверил и навел справки, прежде чем рассылать приглашения. И все же, Ирвин допускал такую возможность, что купца попросту провели.
Однако пока что он слабо понимал логику культистов и их мотивы. Допустим, убийство короля еще кое-как укладывалось в предположение о том, что культисты стремятся захватить власть в столице, но все остальное явно выбивалось из здравого смысла. Рыцарь чувствовал, что запутался. По правде говоря, и купца, и храмовника, и мечника (а еще капитана стражи, о котором тоже не стоит забывать) он тоже увидел только вчера и не успел даже толком познакомиться с ними. Не было никакой гарантии, что эти люди никак не связаны с культом темных богов. Ирвин не стремился подозревать всех и каждого, но решил для себя, что отныне не будет доверять никому.
- Я решил так, потому что занимаю свой пост не первый год. «Алый глаз» может и занимается демонопоклонничеством, но моя работа требует отличать одного врага от другого. Демоны, с которыми мы столкнулись, не относятся к «Алому глазу», так как интересы их различны. Демоны Темной Богини стремятся к блуду и пороку. В то же время, цели и задачи «Алого глаза» просты: учинить хаос и построить новый порядок, разницу замечаете? Серьезных сект в этом городе все три: это культ Темной Госпожи, секта «Алый глаз» и «Псы Хорала». Первые не живут долго, Псы Хорала любят устраивать на них облавы, подставлять. Мы их, конечно же, ловим, но мы не знаем, сколько всего их в городе. Вторые очень редко заявляют о себе, как правило, они убивают самых влиятельных людей, дабы посеять хаос, третьи самые опасные. Они сборище убийц, грабителей и прочих, которые считают, что через жестокость и страх они смогут построить лучший порядок. Выявить их сложно, поймать еще сложнее. Эти секты находятся в постоянной вражде, подставляют и используют друг друга. Возможно, «Алый глаз» создан «Псами», дабы отвлечь наше внимание от них, я не исключаю такой вариант, - пояснил капитан стражи ситуацию в городе. 
Ирвин же непроизвольно припомнил один момент из своей жизни: как-то раз стражники арестовали каких то смутьянов, восхваляющих какого-то Хорала.
«Интересно, - подумал он, - наконец-то капитан дал какую-то более-менее внятную информацию».
- Значит, три секты, - повторил он, - и, не исключено, что есть множество маленьких культов, о которых вы не знаете. Значит, по вашему предположению, короля убили сектанты «Алого глаза», чтобы посеять смуту? Всего лишь? – у него не укладывалось в голове, как убийство короля, по мнению капитана, не может быть явной попыткой захвата власти.
- Возможно и нет, как я и говорил, это «Алый глаз» может быть прикрытием для «Псов Хорала». Они любят решать дела чужими руками, - пояснил капитан.
- Разве вы не говорили, что эти секты враждуют? – уточнил Ирвин.
- Враждуют, но использовать и создавать себе инструменты, которые порой бьют по ним, вполне в духе «Псов Хорала», - пояснил капитан.
- Ну и зачем же, по вашему мнению, этим «Псам» натравливать «Глаз» на короля? И самое важное – как они это сделали?
- Как мне кажется, - подал голос купец, - король своими реформами сильно разозлил «Псов». Как это они сделали, никому не понятно. Может быть, у королевской гвардии есть свои мысли на этот счет, но они с нами не делятся.
- Значит, со мной тоже не поделятся, - согласился Ирвин, совершенно при этом позабыв, что в комнате молчаливо присутствуют еще мечник и храмовник. – Господин Миринф, по какому принципу вы решили пригласить к себе на службу девушек Эидин и Морин? Вы производите впечатление рассудительного человека.
- Эидин я пригласил как знакомую моего друга мага. Я полагал, она сможет помочь в этом деле с помощью своей магии. Я не ожидал, что мой друг возьмет на обучение ведьму. Морин же алхимик, её знания могли очень сильно помочь в поисках ответов, - пояснил Аджес.
- Значит, вы полагаете, что эти дамы ранее не имели отношения к демоническим сектам? – продолжил рыцарь.
- Да.
- Вы можете предположить, почему девушки вдруг исчезли? И почему в гостинице вместо госпожи Морин оказался демон? Когда, по вашему мнению, произошла подмена?
- Уж чего не знаю, того не знаю. Скорее всего, это связано с ведьмой. Вы ведь помните, что госпожа Морин попыталась помочь Лоурлике и сама свалилась от недуга, может, недуг на неё так повлиял, - предположил купец.
- Вы считаете, что ошиблись в госпоже Эидин?
- Да, считаю, если бы я её не пригласил, ничего этого бы не произошло.
- Не факт, - возразил Ирвин. – Если госпожа Эидин изначально была как-то связана с культистами и темными магами, то она рано или поздно проявила бы себя. Что ж, раз никаких зацепок больше нет, будем отталкиваться от того, что госпожа Эидин, вероятно, состоит на службе у темных сил, - заключил он.
Ирвину было неприятно это признавать, но в словах купца было рациональное зерно. Луорлика действительно была темной ведьмой, ее дом претерпел странные изменения за короткий период времени, а сама она предстала перед рыцарем в облике демона-суккуба. Все факты говорили о том, что Луорлика служит культистам. Если, конечно, кому-то (например, купцу) не было выгодно, чтобы Ирвин и остальные так думали. Впрочем, рыцарь решил, что не стоит еще больше запутывать ситуацию.
- Допустим, - продолжил он, - эти ваши «Псы кого-то там» стремились свергнуть короля и каким-то образом подстегнули культистов из «Алого глаза» сделать за них всю работу. Капитан, вопрос к вам. Как вы считаете, чего добиваются эти «Псы», и почему именно сейчас?
- Установления своего порядка, сейчас как раз могут поднять головы всякие претенденты на власть. И им вполне выгодно это, убрав претендентов жестоко и показательно, они останутся единственными на вершине власти, - выразил свое мнение капитан.
- Как-то это… глупо и неосмотрительно, - протянул Ирвин. Он сам не знал, почему сказал это. – Ну вот посадят они на трон своего человека – дальше-то что? Я не могу понять, какие могут быть конечные цели у всех этих сект и культов.
- Цели просты и незатейливы. У культа Темной Богини главная цель, чтобы никто не мешал им погружаться в бездну блуда и порока, затягивая в эту бездну при этом других. У «Алого глаза» цель учинить хаос, дабы из него появился новый лучший порядок. А «Псы Хорала» хотят властвовать при помощи страха и террора, считая, что кроме этого невозможно удержать власть, - разъяснил капитан стражи.
- Таким образом, все они стремятся к свободе действий, - подытожил Ирвин. – Если вы не ошибаетесь, капитан, это уже кое-что. Сегодня я встретил демона. Кажется, храмовник назвал его суккубом. Полагаю, этот демон относится к культу этой, как ее там, Темной Богини. Дварфийка Морин рассказывала о том, что ей снилась некая властная женщина, призывающая ее в какой-то «темный храм» - полагаю, это также было влияние культа той самой Богини. Думаю, нет ничего необычного в том, что, в связи со вчерашними новостями о трагической гибели нашего короля, этот культ порока оживился. Однако это всего лишь следствие проблемы. Уничтожая культистов или рассаживая их по тюрьмам, сам культ не искоренить. Думаю, сперва нужно заняться «Алым глазом» - чтобы через этих сектантов выйти на тех, кто их направляет. По вашему утверждению, капитан, это те самые «Псы», - заключил Ирвин.
- Возможно, направляют, это вполне себе может быть самостоятельная сила. Пока что, не имея достаточно фактов, мы можем только предполагать, - дополнил капитан.
- Вам известно, где могут собираться культисты «Алого глаза»? – спросил рыцарь.
- Мои друзья из провинции поделились со мной информацией, что заброшенный храм в расстоянии от города в день пути является базой неких культистов. В день смерти короля там царило небывалое оживление. Стражники в ту ночь схватили пару культистов из «Алого глаза», которые утверждали что их брат приблизил начало нового мира, убрав одну из опор старого. Это порождает больше вопросов, чем ответов, - поделился странной информацией капитан стражи.
- А по-моему, все сходится: позапрошлой ночью культисты устроили праздник или ритуал, послав своего человека убить короля. Как он это сделал – вопрос к страже, ибо среди охраны дворца может быть предатель, да не один. Думаю, самое время наведаться в этот храм за городом, но для начала я хотел бы внести предложение, - рыцарь внимательно оглядел всех присутствующих, включая мечник аи храмовника. Его глаза в прорезях шлема блестели, как при лихорадке. – Господа, раз мы все заинтересованы в одной цели – избавить нашу славную столицу от еретичных культов, - я предлагаю начать с разведки. Наверняка, помимо этого храма, у культистов есть подпольные места сборищ в самом городе. Нам нужен некий человек, который хорошо знает подпольный мир и тайные убежища города, - он посмотрел на купца. – Ну, господин Миринф… Вы, кажется, знаете всех выдающихся горожан. Кто в городе лучший знаток подземелий и тайных троп?
- Сэр Харольд Ото Фон Кастмарк, рыцарь из Инденхольма, - ответил Аджес.
Бирек же припомнил, что сэр Харольд покинул Инденхольм из-за того, что его роман с женой Кастора раскрылся. Жену муж простил, а вот любовнику грозил страшной карой.
- Не надо никаких рыцарей из Инденхольма, - поспешно возразил Ирвин, уже знакомый с представителями этой дружной братии пьянчуг. – Тем более что я спрашивал про местного человека, знающий все подпольные убежища города. Вряд ли пришедший из далеких краев рыцарь успел хорошо изучить город.
- Местный знакомый есть, только вот мне кажется, наш капитан не даст ему помилование, - пояснил Миринф.
- Это преступник? – уточнил Ирвин. – Схваченный культист?
- Нет, он убийца, - ответил капитан.
- И что же в нем особенного?
- На его счету десяток убийств, в числе которых стражники, храмовники и монахини, - пояснил капитан стражи.
- Очень… интересно. Будет проблематично вытащить его из тюрьмы, даже если его таланты превышают его преступления, - сказал рыцарь, не испытывая особого желания связываться с закоренелым преступником. – Пожалуй, это плохой вариант. Кого вы еще можете предложить, господин Миринф?
- Можно еще привлечь господина Накисона, но я ему не доверяю, скользкий тип, - ответил Аджес.
- И это все? – разочарованно протянул Ирвин. – Инденхольмский проходимец, опустившийся убийца и сколький тип – всего трое на весь город?
- Не все, но они прекрасно знают подземные катакомбы, господина Кастмарка мы знаем и мы можем за него поручиться, - сказал капитан стражи.
- Э-э... – безрадостно произнес Ирвин, явно не в восторге от этой затеи. – Ну если больше никого нет… Господин Миринф, вы тоже так считаете?
- Да, я тоже так считаю.
- Что ж, в таком случае, можно переговорить с этим Кастмарком… - неохотно согласился рыцарь. – Потом, если позволит время, можно будет потратить остаток дня на обследование городских катакомб. Конечно, за день мы их не обойдем, но сходить в разведку можно. Капитан, есть ли у вас карта подземных туннелей города?
- Есть, я распоряжусь, чтобы их прислали, - ответил капитан и покинул комнату.
- Хорошо, - кивнул Ирвин и посмотрел на купца. – Так где можно найти этого инденхольмского рыцаря?... Нельзя ли послать за ним, чтобы он прибыл сюда?
- Можно, у вас есть еще вопросы? - спросил Миринф.
- Пока нет.
Получив ответ, Миринф ушел по делам.
Ирвин же извинился перед товарищами по несчастью и тоже вышел. Он решил воспользоваться моментом и отсутствием людей в гостинице, чтобы наконец-то нормально вымыться, переодеться в чистую одежду и хоть немного поспать. Если он понадобится купцу – тот сам его найдет.

0

46

Никого ни о чем не спрашивая, Ирвин молча поднялся наверх, ощущая себя немного не в своей тарелке. Эти пустые тихие коридоры наводили на него непонятную тоску. Он без труда отыскал уборную, с наслаждением снял с себя броню и исподнюю одежду, вымылся холодной водой из больших бочек и, натянув на себя свежее белье, внаглую украденное из прачечной, отправился в комнату, где не так давно спала дварфийка. Не испытывая никаких дурных предчувствий или смущения, он расстелил другую кровать и забрался под одеяло. Свои доспехи он предварительно протер мокрой тряпкой и убрал в шкаф – на случай, если кто-то на них позарится. Дверь же он запирать не стал, решив, что его непременно будут искать. Размышляя о том, что после пробуждения надо бы что-нибудь поесть, он довольно быстро заснул.
Бирек вспомнил, что означенный рыцарь после любовной интрижки сделал ноги из Инденхольма. И, видимо, скрывался в столице как наёмник. Но надо было отдохнуть после демонической истории, и мечник пошёл к себе в номер.
Храмовник же тоже не терял времени даром и уже лежал в своей кровати, бездумно смотря в потолок. Ему что-то совсем не спалось. Но через некоторое время сон взял свое, и он отключился, во сне к нему явилась монахиня.
- Кто вы, юная леди?
Монахиня лишь улыбнулась и поцеловала Тиберия, а потом скрылась в темноте, дальнейший сон храмовник не запомнил.
Проснулся Ирвин от запаха гари. Как только он раскрыл глаза, он оказался в каменной комнате бордового цвета, прямо перед ним стояла суккубка-Луорлика.
- Ты проснулся, дорогой, - сказала она и двинулась в его сторону, покачивая бедрами.
Ирвин вжался в стену и поспешно стал припомнить, как он здесь оказался. Вроде недавно он беседовал с купцом, а потом пошел спать. Что это, снова какая-то темная магия?
- Оставь меня в покое! – сказал он, медленно отступая вдоль стены в сторону. – Я… э-э… женат! То есть, помолвлен. Короче, у меня есть девушка, а ты мне не нравишься!
- Точно? - спросила она, подойдя очень близко, в лицо Ирвину ударил теплый воздух из её рта.
- Точно, - подтвердил рыцарь, делая еще шаг вдоль стены в сторону от демонессы.
- Можешь мне не врать, а теперь подари мне... - слова Луорлики прервал крик, вернувший его в реальность.
- Проснись! Юноша, вы меня очень сильно напугали. Сэр Харольд Ото Фон Кастмарк, - представился стоявший над Ирвином рыцарь из Инденхольма. Вокруг же было все то, что Эйхар видел перед сном.
Ирвин поспешно подтянул одеяло повыше и сел на кровати.
- Простите? – сонным голосом переспросил он. – Кто вы, уважаемый господин?
- Сэр Харольд Ото Фон Кастмарк, - повторил рыцарь.
Ирвин понял, что его разбудил тот самый инденхольмец, которого он так не хотел видеть. Он пожалел, что этот незнакомец застал его в таком виде, особенно без шлема, со взъерошенными после сна волосами и, наверное, растерянным взглядом.
- Да-да, конечно, - пробормотал он. – Прошу прощения за мой вид. Я, кажется, спал немного дольше, чем планировал. Если вас не затруднит подождать меня внизу, я не заставлю вас ожидать слишком долго.
Рыцарь кивнул и спустился вниз.
Ирвин поспешно вскочил, пригладил волосы, стремительно оделся, немного задержался, прилаживая на себе детали доспехов (за несколько лет странствий он неплохо наловчился это делать), а затем, закрепив за спиной меч, неторопливо и размеренно спустился в главный зал. На это раз его голова была скрыта шлемом. Неожиданное появление инденхольмского рыцаря немного сбило его с толку. Но зато нелепый сон о демонице очень быстро отошел на задний план. Сейчас Ирвина больше беспокоило, как повести себя с этим инденхольмцем. На всякий случай он решил быть вежливым.
- Сэр Харольд, - поприветствовал он рыцаря. – Позвольте представиться, мое имя Нел Зандер, я странствующий рыцарь из Брингарда. Спасибо, что быстро откликнулись на просьбу господина Миринфа, - сказал он и задумался, сколько же в действительности он проспал. За окном вроде было еще не темно, когда он одевался.
Однако сейчас стояла ночь. Сэр Харольд немного подивился молодому странствующему рыцарю из Брингарда, но никак это не проявил внешне.
- Я тут не только по его приглашению. Так что вы намерены искать в катакомбах? Там я видел много чего, и не сказать, чтобы меня это радовало, - немного задумчиво ответил Кастмарк. - Скажем так, то, что было тайной, лучшей ей и остаться для большинства людей, - уже нормально дополнил он.
- А где же господин Миринф? – спросил Ирвин, проигнорировав прозвучавшее предупреждение.
- Купец вместе с капитаном стражи Торком. Сейчас обсуждают дела, - ответил Ото.
- Они в гостинице? – уточнил Ирвин.
- Да.
- Так пойдемте к ним, вместе все обсудим.
Инденхольмец провел Ирвина на второй этаж, их перед входом остановили на секунду стражники. Но, признав рыцарей, пропустили их внутрь. Комната была маленькая, в ней с треском могли разместиться пять человек. Капитан Торк и купец Миринф что-то обсуждали, но прервались на полуслове, как вошли Ирвин с Харольдом.
- Капитан, господин Миринф, - поприветствовал их Ирвин, чуть склонив голову. – Мы не помешали вам?
- Мы как раз обсуждали катакомбы, вот карта, - подвинул бумагу капитан стражи к краю стола рядом с Ирвином.
Рыцарь склонился над столом, разглядывая малопонятный чертеж. Навскидку сложно было определить, что и где, однако само наличие карты уже было хорошим знаком.
- Отлично, - резюмировал он. – Насколько точна эта карта, капитан?
- Она была составлена год назад, катакомбы с того момента мало как изменились, но тут указана лишь официальная часть катакомб. Есть катакомбы еще глубже, сэр Харольд успел там побывать, - поделился интересной информацией капитан.
- Я не сомневался, что карта приблизительная, - ответил рыцарь, выпрямляя спину. – Полагаю, можно приступить к обсуждению, однако я не вижу почтенного храмовника и доблестного воина из южных земель… Полагаю, они в скором времени подойдут? – спросил он.
- Я посчитал нужным их не приглашать, - ответил на вопрос Ото.
Ирвин резко развернулся к нему.
- Почему же, сэр Харольд? – вежливо, но с легким нетерпением спросил он.
- То, что там происходит, не для лишних глаз, особенно это касается храмовников и прочих наемников, - преспокойно ответил Кастмарк.
- Вы не хотите, чтобы храмовник шел с нами? - удивился Ирвин.
- Положение обязывает, - уклончиво ответил Харольд.
- Ну ладно, - буркнул рыцарь, ничего не поняв, но не вступая в спор. – Как я понимаю, наша главная задача – понять, где базируются культисты в самом городе. Предположительно, они могут собираться и временно жить в катакомбах, поэтому, сэр Харольд, господин Миринф рекомендовал вас как знающего человека. Прошу вас, какие у вас есть мысли по этому поводу?
- У них может быть там перевалочный пункт, и только, слишком там мало места для больших мероприятий, - задумчиво ответил Ото.
- Разумно, - согласился Ирвин. – А что насчет жилья в подземельях? Насколько я знаю, вполне ожидаемо, что сектанты живут общинами.
- Неудачная затея. Если скрываться там слишком долго, то при выходе на поверхность можно потерять зрение. Так что большинство культистов предпочитают жить в городе как нормальные люди, - пояснил Кастмарк.
- То есть, вы считаете, что в подземельях их быть не может? – удивился Ирвин.
- Кто-то скрываться та может, но жить там постоянно не может, - уточнил Харольд.
- И где же, по-вашему, могут скрываться культисты и прочие обитатели подземелий?
Ирвин не доверял мнению инденхольмца, но раз Миринф считает, что тот хорошо знает подземелья, будет правильным расспросить обо всем.
- В городе конечно, в подземелье невозможно жить, - спокойно ответил Ото.
«А нахер ты сюда пришел тогда?» - подумал Ирвин, но вслух все же довольно сдержанно сказал:
- Но искать логова культистов в городе практически бесполезно. Здесь слишком много людей. Иначе бы их уже давно переловила стража, - он глянул в сторону капитана. – Я почти уверен, что у культистов есть одно или несколько надежных убежищ, и самое вероятное для них расположение – под городом. Если бы мне нужно было надежно спрятать своих людей, я бы разместил их под землей.
- Слишком велик риск наткнуться на такого же умника. И немало времени бы ушло на то, чтобы разобраться с конкурентом. А не проводить какие-то ритуалы, - добавил от себя Кастмарк.
- И где же, по-вашему, могут собираться культисты?
- В той части подземелья, откуда есть близкий выход на поверхность, - поделился своим мнением Харольд.
- И где могут быть такие выходы?
- В самых старых домах и подвалах города.
- Позвольте спросить, сэр Харольд, - не выдержал Ирвин. – Вы ведь из Инденхольма, насколько я знаю. Откуда же вы знаете, где могут скрываться культисты, и какие места столицы будут для них наиболее привлекательными?
- Потому что я давно по подземельям хожу, от того и знаю, - спокойно ответил Кастмарк, хотя нотки недовольства проскальзывали в его голосе.
- По подземельям Дирленда? – уточнил Ирвин.
Ото кивнул.
- И прямо-таки давно обшариваете подземелья? - теперь Ирвин уже не скрывал насмешливого тона.
- Юноша, я не напудренный мальчик, как вы, - с издевкой ответил Харольд.
- А я не инденхольмский грубиян, как вы! - парировал Ирвин, уже поняв, что устраивать сцены с хватанием за оружие в столице бесполезно. - Я лишь хочу знать, откуда рыцарь, пришедший издалека, знает подземелья города лучше капитана городской стражи!
- С того, что я тут уже давно. И успел исходить подземелья города вдоль и поперек и вглубь, - спокойно ответил Кастмарк.
- С какой же, простите, целью?
- С целью заработка, - ответил Ото.
- И на чем же можно заработать в подземельях? Уж не ищете ли вы древние клады?
- Они мне попадались, - как бы невзначай ответил Харольд.
- Но клады не были целью заработка, не так ли?
- Конечно, я работал на нашего общего знакомого, капитана стражи, - спокойно ответил Кастмарк.
Пока рыцари обменивались колкостями и разговаривали, капитан стражи приказал стражникам, после того как рыцари зайдут, разбудить и привести к входу в подземелье храмовника и наемника.
Ирвин посмотрел на капитана с укоризной, хотя понять его выражение лица под шлемом было невозможно.
- Капитан, ваш человек обшаривал подземелья, и вы до сих пор не нашли гнездо культистов? - спросил он.
- У меня есть подозрение, что у них есть свой человек в страже. Поэтому они долгое время  успешно скрывались. Я разрешил как-то Харольду сходить, не предупредив никого. Тогда он чуть не поплатился жизнью за это, - поведал историю капитан.
- Неужели? - протянул Ирвин. - Что же произошло?
- На меня напали демоны Хорала, - с недовольством протянул Кастмарк.
- Демоны? Да ну? - судя по тону Ирвина, тот не особо поверил в эту историю.
В качестве доказательства Харольд снял часть доспеха на руке и показал шрамы, оставленные демонами. Сразу было видно, что обычным оружием такие следы не оставить.
Ирвин только передернул плечами и буркнул:
- Что бы это ни было, но если оно пришло из подземелий - на вашем месте я бы туда больше не сунулся.
- Если мы хотим разобраться с культистами, нам придется туда спускаться, - спокойно ответил Ото, надевая ту часть доспеха, что снял.
- Я и не сомневаюсь, - безрадостно подтвердил Ирвин. – Но все же, вы так и не ответили на мой вопрос, сэр Харольд. Где, по вашему мнению, могут скрываться культисты?
- В домах с выходами в подземелье, - несколько недовольно ответил Кастмарк.
- Вам известны такие дома в городе?
- Да, их осталось немного, но они есть, в этом здании вход также есть, - поделился интересной информацией Харольд.
- Вот как, - протянул Ирвин, думая о том, что происшествие в гостинице может быть еще одним доказательством его правоты насчет подземелий. – Не затруднит ли вас, сэр Харольд, с позволения капитана отметить на городской карте дома, в которых есть выход в катакомбы?... Капитан, не найдется ли у вас подробной карты города?
- У меня всегда под рукой карта города, с пометками - сказал Ото и достал карту города и положил её на стол, на карте было отмечено более 16 входов в подземелье, один в гостинице,  два в жилых домах судя по всему, три в складах, и десять в Церквях.
- Интересно, - сказал Ирвин после недолгой паузы, в течение которой он внимательно рассматривал карту Кастмарка. – С какой целью делались входы в подземелье во всех этих храмах?
- Для спасения святынь в случае осады города, - ответил капитан стражи.
- Логично, - согласился Ирвин. - Почему бы нам завтра утром не попробовать спуститься в подземелья? Если темные силы проникли в гостиницу, скорее всего, они сделали это, воспользовавшись одним из таких ходов. И я бы не стал оставлять без внимания вот эти дома, в которых тоже есть подобные ходы, - он ткнул пальцем в карту, лежащую на столе.
Капитан, ничего не ответив, вышел из комнаты.
- Раздал приказы заранее, а теперь бегает, - проговорил Харольд вслед капитану.
- Ладно, - пожал плечами Ирвин. – Предлагаю выдвигаться на рассвете.
Кастмарк кивнул и покинул помещение.
- Я тоже наверное пойду, - сказал Аджес после того как Инденхольмец вышел и двинулся к двери.
Оставшись один, Ирвин сел в кресло, где прежде сидел Миринф, и принялся внимательно изучать карту подземелий при свете трех подсвечников. Однако мысли его были где-то далеко: он вспоминал свой сон, в котором ему явилась суккубка Луорлика. Он понимал, что надо бы поспать перед важным делом, однако боялся, что сон повторится.
Урчание в животе напомнило Ирвину, что он с прошлого утра нормально не ел. Тогда он решил оставить свое занятие, чтобы наведаться на кухню и поискать что-нибудь питательное.
На кухне нашлось много чего питательного, даже странно это. Не церемонясь, Ирвин по-хозяйски залез в погреб и вытащил оттуда несколько запечатанных бутылей с вином и чистой водой. Затем вынул из ящиков несколько овощей и фруктов, развел огонь под большим котлом, в котором, очевидно, варился суп до того, как поваров выгнали на улицу. В большом центральном очаге лежало на решетке мясо, однако выглядело оно весьма подгоревшим. Наверное, во время объявленной тревоги кто-то просто забыл залить очаг водой, и мясо сгорело. Не рискнув попробовать такую пищу, Ирвин выхлебал две плошки наваристого рыбного супа, умял несколько булок с вяленым мясом, заел овощами и запил разбавленным вином. После этой трапезы ему показалось, что доспехи стали немного тесноватыми. А еще его явно потянуло в сон, и Ирвин уже не мог сопротивляться этому природному позыву. Стараясь не думать о Луорлике, он вернулся в свою комнату, снял доспехи и снова забрался под одеяло.

0

47

И снова Эйхар оказался в той комнате, и снова перед ним предстала Эидин. У Ирвина мелькнула паническая мысль, что этот кошмар никогда не кончится, или это была не его мысль?
- Ну чего тебе от меня надо, негодяйка? – воскликнул он почти жалобно, вжимаясь в стенку.
- Любви, глупыш, твоей любви, - сладко протянула Луорлика, двигаясь к нему, покачивая бедрами, её голос пьянил, разум застилала пелена.
Ирвин отстранился и отскочил к другой стене. Если раньше ему нравилась Луорлика, то теперь он решительно ее боялся.
- Оставь меня в покое, неугомонная девица! – воскликнул он. – Приличные девушки не вешаются на мужиков!
- Но и мужики не скрывают своих настоящих имен, не так ли, Ирвин? - ответила она и залилась звонким смехом.
- Отстань, - огрызнулся Ирвин. Он не удивился, что Луорлика назвала его по имени. В конце концов, это всего лишь его собственный сон. - Я знаю, что мы мне просто снишься. Все это не по-настоящему.
- Правда? - с иронией спросила она и впилась ему в губы. Поцелуй был грубый, но бодрящий, это все меньше и меньше походило на сон.
- Убедился? - спросила она, отойдя от Эйхара.
Ирвин оттолкнул Луорлику и нахмурился.
- Не делай так, - решительно сказал он. - Иначе я тебя поколочу, хоть я и не бью женщин.
- Ты? Ты не сможешь, ты слишком любишь меня, - со смехом ответила она и снова потянулась за поцелуем.
- Ты демон, а демонов я не люблю, - заявил Ирвин и, увернувшись от Луорлики, оттолкнул ее в сторону.
- Я все еще твоя любовь! - рассвирепела она и попыталась повалить Эйхара.
Ирвин на этот раз стал решительно сопротивляться, схватив демоницу за запястья и не давая ей дотронуться до себя.
Тут же в дело вступил хвост, пытающийся обвить ногу Эйхара. В этот же момент в дело вступил длинный язык Луорлики, который начал свое путешествие к Ирвину.
Тем временем капитан пришел к разбуженным, извинился за беспокойство и вместе со стражниками ушел.
- Даже не хочу знать, где этот рыцарь теперь, - пробурчал себе под нос Тиберий, - никогда нельзя без присмотра оставить, - сказав эти слова, храмовник пошёл на поиски рыцаря.
- Эй, человек! Кто-нибудь принесёт мне вина? И мяса! - Бирек решил подкрепиться перед важным делом.
Но никто не ответил ему, в гостинице было тихо, лишь Тиберий услышал какой-то шум.
Тиберий тем временем нашел рыцаря, он спал в комнате Бирека Ро.
В этот момент случилось что-то странное, стены потолок и пол исчезли. Эидин с оглушающим криком исчезла в фиолетовой дымке. Келмаан остался посреди пустоты, только неестественный холод бил ему в лицо.
- Охххх, матерь Божья! - простонал храмовник, направляясь к спящему рыцарю. - Ну, просыпайся, давай, - он стал методично несильно бить его по лицу.
Ирвин заворчал в полусне и принялся отбиваться сначала руками, потом подушкой. Наконец он открыл глаза и увидел храмовника.
- Отвали, - пробурчал он, закрываясь подушкой. – То демоница, то ты… я сегодня смогу вообще поспать или как?!
- Нет, не сможешь.
- Еще ночь! – возмутился Ирвин. – Нет смысла спускаться в подземелье в темноте, дождемся утра!
- Но не ночь, я вот за свою жизнь наемником такого повидал! - начал с порога Бирек Ро.
- Отвалите вы двое, - фыркнул Ирвин, накрывая голову подушкой и отворачиваясь к стенке. - Утром поговорим.
- И правильно! Утром, как говорится, голова свежей! - жизнерадостно ответил Ро и тоже пошел спать.
- Эхэхэх, - тяжко вздохнул Тиберий и пошёл к себе.
- Наконец-то, - проворчал Ирвин, когда оба ушли.
Он нехотя вылез из постели и на этот раз закрыл дверь на задвижку. Ему порядком надоело, что к нему в комнату врываются все, кто мимо проходит. Затем рыцарь, по-прежнему ворча что-то невразумительное насчет «шляются тут всякие», полез обратно в постель.
Проснулся Ирвин оттого, что кто-то упорно стучал в его дверь.
- Ну кто там приперся? – невнятно воскликнул Ирвин спросонья.
- Это я, капитан стражи, - послышалось из-за двери.
- В чем дело?
- Есть что обсудить.
- А это до утра подождать не может?
- Уже утро.
- Ну щааас, - лениво проворчал Ирвин. – Подождите внизу, я спущусь к вам как можно быстрее, - проворчал он недовольно.
- Ну ладно, - протянул капитан и ушел.
Все еще недовольно ворча, упоминая при этом родословную капитана, Ирвин выбрался из кровати и начал терпеливо облачаться в броню. Это заняло у него гораздо больше времени, чем он предполагал. Вывалившись в коридор, он затопал в сторону уборной, там побрызгал себе на лицо холодной водой из бочки и наконец спустился вниз, не забыв снова прикрыть лицо шлемом.
Внизу его ждал капитан за одним из столиков, в отдалении от самого капитана за таким же столиком сидела пара стражников.
- Ну что, уже пора выдвигаться? – осведомился Ирвин будничным тоном, приближаясь к капитану, но не присаживаясь рядом.
- Надо бы, да вот проблемы у нас возникли, - отстранено поведал Торк.
- Насколько серьезные проблемы? – поинтересовался Ирвин, останавливаясь рядом со столиком.
- Инквизиция сунула нос в наши дела, один из аколитов увел нашего храмовника, - поделился тревожными новостями капитан стражи.
- Инквизиция? – переспросил Ирвин бесстрастным тоном. – Это какая-то храмовничья контора?
Несмотря на то, что Ирвин был родом из дворянской семьи и получил религиозное образование, все равно он имел весьма смутное представление о церковной структуре. Про инквизицию он знал только то, что есть такая контора, которая занимается… ну, какой-то бумажной работой.
- Да, контора, у которой есть право находить и сжигать еретиков и прочих культистов. Как вы сами понимаете, с работой своей они не справляются, - ответил Торк.
- А, охотники на культистов, - Ирвин начал кое-что припоминать. – Ну и что, в чем проблема-то?
- Инквизитор Вайл больной ублюдок, и у него есть личные связи с нашим общим с купцом знакомым. Вы, наверное, помните про еще одного человека, что хорошо знает катакомбы? - намекнул капитан.
Ирвин помнил.
- Преступник, сидящий в городской тюрьме? – переспросил он, а сам подивился, отчего капитан так неосторожно отзывается о служителях церкви.
- Да, Инквизитор Вайл его непосредственный начальник.
- В каком смысле начальник? - не понял рыцарь.
- В таком смысле, что он смотрел сквозь пальцы на его действия, пока он выполнял свою работу, но все имеет конец, - пояснил капитан.
- Я ничего не понял, - признался Ирвин. - В чем проблема-то?
- Связь Инквизитора с преступником тебя не смутила? - подивился Торк.
- Меня удивляет только то, откуда вам это известно.
- Мне много чего известно, иначе бы я не задержался бы на этом посту надолго.
- Но это не значит, что вы не можете ошибаться, капитан, - ответил Ирвин. – И все же я не понимаю, какое вам дело до инквизитора.
- Очень даже важное. Инквизитор Вайл не остановится ни перед чем на пути к своей цели, так что будьте осторожны, он вполне себе может попытаться убрать вас, - предупредил капитан рыцаря и пошел по своим делам, отряд стражи вышел следом. Ирвин остался наедине со своими мыслями.
«С чего бы этому инквизитору мне угрожать? – подумал он. – Он меня не знает, я его не знаю. Тем более что я, вроде, ничего не нарушил. Ну поспорил пару раз с тем храмовником – и что с того? Капитан просто панику развел без повода».
Потоптавшись немного в зале, Ирвин отправился на кухню – как обычно, поискать что-нибудь съестное.

0

48

А вот Тиберий проснулся как раз оттого, что на него в очередной раз упали. Тиберий издал непечатные матерные выражение, не присущие служителю церкви, а затем встал с кровати.
- Извините меня, сир! - раздался юный девичий голосок.
Она была поразительно похожа на монахиню из сна храмовника. В коридоре же послышались шаги, и перед Тиберием явилась, скорее всего, кухарка - судя по внешнему виду.
- Опять шляешься где попадя! Я же сказала, в комнаты не заходить! - в гневе крикнула она на девочку восьми лет от роду. Она же, прикрыв уши руками, умчалась из комнаты быстрее, чем Травелльян успел что-либо сказать.
- Вы уж извините меня, ваша светлость, я, как бывшая прислужница, понимаю, что вам необходим отдых, - обратилась к нему кухарка и также быстро ушла.
И не успел он на это отреагировать, как в комнату снова пожаловал гость в черном сюкро и с белым крестом. К Тиберию пожаловал Инквизиторский храмовник.
Тиберий проводил взглядом юную девушку и сделал себе зарубку в памяти догнать её и обо всём расспросить. Ну не верил он в такие чудесные совпадения, а потому он просто обязан был узнать всё. На слова же кухарки он только кивнул, погружённый в свои мысли. Тиберий сначала даже не заметил, что к нему вошёл ещё кто-то.
- C кем имею честь говорить? – спросил-таки храмовник вошедшего брата.
- Аколит Инквизитора Вайла, а с кем честь имею я говорить? - представился храмовник.
- Тиберий Травелльян - храмовник.
- Пойдемте со мной, с вами хочет поговорить Инквизитор, - сказал он и вышел из комнаты в коридор, где ожидал брата Тиберия.
Тиберий пожал плечами и двинулся вслед за аколитом.
Он вывел его из гостиницы и повел к казармам гарнизонных храмовников, там его провели до маленькой комнаты, где он наконец-то встретился с Инквизитором.
- Добрый день, брат-храмовник Травелльян, - поздоровался уже немолодой Инквизитор, на вид ему не больше двадцати, но он уже сильно поседел, а лицо украшали шрамы.
- Добрый день, Инквизитор Вайл, - ответил любезностью на любезность Тиберий, беззастенчиво рассматривая инквизитора.
Подойдя к окну, Инквизитор заговорил:
- Я слышал, вы помогайте капитану Торку. Не могли бы вы сказать, что у него за дело с купцом Миринфом?
- Хммм.... - сказал Тиберий и после недолгого колебания рассказал всё инквизитору, а знал он в принципе и немного.
- Очень интересно, - задумчиво проговорил Инквизитор. – Значит, они тоже хотят найти убийцу. Не буду скрывать, все сейчас ищут этого убийцу и собрали свои группы, причем, не только мы. Псы Хорала также работают в этом направлении.
- Даже они? - удивился Тиберий. - Вот уж чего не ожидал, что даже они подключатся к этому делу.
- В чем капитан Торк прав, так как это том, что оружие Псов Хорала может ударить и по ним. Видимо, не все согласны с такой политикой, или оружие ударило сильнее, чем они предполагали, - поделился своими мыслями Вайл.
- Хмммм... скорее ударило сильнее, чем предполагали - усмехнулся Тиберий.
- Вполне возможно, но это лирика. Я прошу вас сходить к дворцу, там есть один гвардеец, который готов поделиться информацией насчет их расследования, - попросил инквизитор.
- А почему именно я?
- Потому что вы не городской храмовник, вы можете без каких-либо подозрений ходить по городу. Мало ли какое дело у странствующего храмовника в городе? - пояснил Вайл.
- Охххх, хорошо, уговорили. Но ничего, что противоречит кодексу чести.
- Ну конечно храмовник, ничего такого не будет, - заверил его Инквизитор.
Тиберий недоверчиво сощурил глаза - он вообще ни капли не доверял инквизитору.
- Удачи вам, храмовник, - попрощался Вайл и вышел.
Тиберий быстро собрался и пошёл к дворцу, разыскивать нужного гвардейца. Однако гвардеец нашел его сам и без лишних разговоров завел его в неприметное здание.
- Вы один? За собой слежки не заметили? - взволновано спросил он, косясь на дверь.
Одет он был в полный доспех, сюкро было красного цвета с зелеными обводками по бокам.
- Один, не заметил, - лаконично ответил Тиберий.
- Будем надеяться, что это так, - беспокойно проговорил гвардеец. - Вы же от Инквизитора Вайла?
-Так точно, - так же коротко ответил Тиберий. Чем больше они тут говорят, тем больше шансов, что их тут заметят.
- Очень хорошо, нам нужно двигаться, - кивнул гвардеец.
В этот момент дверь, ведущая в помещение, распахнулась, и через неё зашли пятеро гвардейцев.
- Вот оно как, значит, переметнулся к храмовникам? Думаешь, это тебя спасет? Мы не позволим правде выйти наружу! - заявил один из них и, гвардейцы набросились с мечами на Тиберия и гвардейца рядом.

0

49

После того, как Бирек оставил свою комнату черному рыцарю, он был вынужден устроиться в одной из покинутых комнат. Благо, никто против не был, все постояльцы давно уже ушли. Устроившись поудобней, Ро отправился в страну Морфея. Прервал его блаженный сон стражник.
- Парень, ты там капитану Торку нужен, - совершено спокойно оповестил Бирека стражник.
«И что такое ещё стряслось?» - подумал Бирек и отправился к Торку.
Как только Ро вышел из комнаты, стражник сказал, где, скорее всего, сейчас находится капитан:
- Капитан, скорее всего, на втором этаже. Если его там нет, то сходи на склад, он может с Аджесом там что-то обсуждать, - поделился ценной информацией он и пошел по своим делам.
Бирек пожал плечами и пошёл на второй этаж. На втором этаже оказалось несколько комнат с прикрытыми дверьми. Что в них происходит, сказать нельзя, если не посмотреть. Бирек постучал в первую дверь. В ней никого не оказалось. Из одной комнаты выскользнула служанка и торопливо пошла по своим делам.
- Эй!- окликнул её Бирек. - Ты не видела здесь стражника по имени Торк?
Ответа не последовало. Бирек тогда постучал в следующую дверь справа. Дверь раскрылась, в комнате оказалось пять мешков и десять ящиков. Бирек подумал и постучал в дверь слева. За дверью что-то с грохотом упало, а потом послышались шаги.
- Кто там? - спросил из-за двери звонкий женский голос.
- Извините, вы не знаете, есть ли тут на этаже стражник по имени Торк?- спросил мечник.
- Не знаю я никакого Торка! - недовольно крикнули с той стороны.
- Ну ладно, - Бирек подошёл к следующей двери и постучал в неё.
Дверь оказалась заперта.
- Ты чего шумишь? - сонно спросил капитан стражи, выходя из одной комнаты, в которую Ро еще не заходил.
- Ну наконец-то, - обрадовался Бирек, - а я вас ищу!
- Не ори! - ответил ему Торк.
- Ладно, -сказал Бирек уже тихо, - один из ваших попросил меня, чтобы я вас нашёл.
- В смысле, нужен? Ты мне нужен! Заходи в комнату, - недовольно пробурчал капитан, отходя от двери и косясь на лестницу.
Бирек зашёл в комнату вслед за капитаном. Комната была аскетически обустрена, справа стол, стул и свеча, а слева кровать. Как только Ро зашел, капитан присел на кровать.
- Долго же я тебя ждал, Бирек. Когда эти охламоны к тебе пришли? - поинтересовался Торк.
- Так минуту назад же, - сказал мечник.
- Минуту? Я их полчаса назад послал! - свирепо крикнул капитан.
- Наверное, долго искали, - ответил Бирек, - постоялый двор ведь большой...
- Ты тут рядом почти находишься, придется сделать им дисциплинарное взыскание, - отмахнулся Торк.
- Может, не надо? - робко спросил Бирек.
- Без тебя разберусь, - все также отмахнулся капитан, - ну так что? Подумал над моим предложением? - напомнил Торк про предложение, что он сделал еще вчера.
- Э... подумал... - Бирек не знал, как ответить этому товарищу.
- И...
"Ладно, скажу ему, что принял",- подумал Бирек, а вслух сказал:
- Я согласен.
- Отлично. Писать, я надеюсь, ты умеешь? - спросил довольно капитан.
- Да... Научился, - сказал Бирек.
- Просто прелестно! Если Купец отправит вас куда-нибудь за город, у тебя не будет возможности мне докладывать лично, тогда придется слать письма, - начал капитан. - Запомни, твои письма могут прочитать его люди, так что обозначай рыцаря как "Коротышку", храмовника как "Сановника", а гнома, что скоро к вам присоединится, как "Синего". Все понял? - спросил после своеобразного инструктажа Торк.
- Ясно. Храмовник-сановник, гном-синий, а рыцарь-карлик... то есть коротышка, - ответил Бирек.
- Да, теперь пошли, - кивнул он и двинулся к двери.
Бирек направился вслед за ним. Они вышли из гостиницы отправились на одну из улиц. Там, зайдя в один из домов, капитан передал Ро две тысячи серебряных.
- Это аванс за работу, остальное получишь потом, а теперь возвращайся в гостиницу, - сказал капитан и вышел из дома.
Бирек взял деньги, но подумал :"Ох, Торк, наплачешься". Но, как всегда, лукавый мечник ничего не сказал.
- Вы долго тут стоять еще будете? - поинтересовалась старушка.
- Я? - удивился Бирек, - нет, я подожду своих спутников.
- И почему вы их тут ждете? - снова поинтересовалась она, обводя взглядом дом.
- Ну... - тут Бирек потерял терпение, - а вам-то что за дело?
- Я тут живу как бы!
- А... Я вам не мешаю жить же! - ответил мечник.
- Мешаете! Ишь до чего додумался! В чужом доме своих путников ждать! Я на тебя капитану нажалуюсь!
- Так вообще-то, -начал Бирек, - я уже от него...
- Он сказал тебе потом уходить! Здоровый, а в голове пустота!
- Ладно, - сказал Бирек, - вы не видели храмовника и рыцаря? Чем быстрее вы мне скажете, где они, тем быстрее я уйду.
- Я откуда знаю, где они, идиот! - рассвирепела старушка.
- Ладно, - сказал Бирек, - придется поискать остальных... "Сановника" и... второго.

0

50

На кухне в это время работали кухарки, и, несмотря на недовольство, не стали мешать рыцарю.
Ирвин был весьма удивлен, увидев женщин, трудящихся на кухне. Он так и замер на пороге.
- Дамы! – воскликнул он, остановившись. – Прошу прощения за вторжение, но позвольте поинтересоваться, разве вас не освободили от работы со вчерашнего дня в связи с… э-э… происшествием?
- Милорд! Вы бы знали, кто этой гостиницей управляет, таких бы вопросов не задавали! - бойко ответила одна кухарка.
- Что-то я пока еще не видел управляющего, леди, - вежливо ответил ей Ирвин. - Я всего лишь хотел спросить, раз вы здесь, значит, гостиница работает в обычном режиме? Постояльцы возвращаются?
- Ну некоторые да, не всех устроили другие гостиницы, вот некоторые вернулись, так как полдня тратить, чтобы до дома, что рядом с этой гостиницей, дойти. А потом полдня обратно до той гостиницы - занятие не из приятных, - рассказала старшая кухарка, судя по всему.
- Ясно, - протянул Ирвин слегка разочарованно. - Что ж... дамы, не найдется ли у вас чем накормить странствующего рыцаря?
- Конечно найдется! Инга! Дай поесть странствующему рыцарю! - крикнула кухарка, и через пару минут Эйхару молодая кухарка, на вид 8 лет от роду, подала еду, это оказалось вяленное мясо. Поклонившись Ирвину, она убежала по своим делам.
- Благодарю тебя, милая, - как можно добрее ответил Ирвин и присел с миской за стоящий в отдалении пустой стол, предназначенный, скорее всего, для грязной посуды.
Опасливо покосившись в сторону занятых своим делом женщин, он стянул с головы шлем и принялся за еду.
Доев мясо и запив небольшим количеством сильно разведенного вина, Ирвин отставил миску в сторону, поблагодарил еще раз старшую кухарку и, жуя на ходу ломоть ржаного хлеба, неторопливо вышел в коридор. Шлем он предварительно захватил с собой.
Он надел шлем прежде чем выйти в парадный зал, однако ни капитана, ни стражников там не было. Купца тоже было не видать. Немного растерявшись, Ирвин поднялся наверх и некоторое время искал по комнатам храмовника и мечника, но их тоже нигде не было. К тому же, стали прибывать постояльцы, в гостинице постепенно стало шумно и многолюдно. Ирвин понял, что он здесь лишний. Поэтому, наскоро собрав свои немногочисленные вещи, он выскользнул на улицу и отправился в конюшню.
На полпути в конюшню Эйхара остановили Санкронские черные рыцари.
- Куда путь держите, сэр рыцарь? - спросил самый рослый из них. Их было всего пятеро, у каждого на сюкро был изображен зеленый круг на черном фоне.
«Да что ж сегодня каждый второй непременно интересуется, куда я иду?» - подумал Ирвин, но все же терпеливо ответил:
- В конюшню, сэр.
- У моего друга украли лошадь, и мы останавливаем всех, кто может быть причастен. Так что иди своей дорогой, рыцарь, - презрительно бросил санкроновец.
- Я именно это и собирался сделать, - фыркнул Ирвин, обходя незнакомца.
- Куда? Вам туда нельзя! - удивленно вскликнул рыцарь.
- Я вообще-то в конюшню иду, там моя лошадь, - сдержанно ответил Ирвин.
- Пока мы не узнаем, куда делась лошадь нашего друга, мы никого в конюшню не пустим! - заявил рыцарь, преграждая дорогу Эйхару.
- Это твоя конюшня, что ли? - грубо бросил Ирвин, чувствуя, что не на шутку разозлился.
- Я все сказал! - так же грубо ответил рыцарь.
- Никто не имеет права не пускать меня в конюшню, кроме жандармов и хозяина гостиницы! – заявил Ирвин. – Мне плевать, кто там у кого украл лошадь, я хочу забрать свою и уйти отсюда!
- Никуда вы не пройдете, пока мы не найдем лошадь! - упрямился рыцарь.
- Так, что тут происходит? - раздался голос позади Эйхара.
Ирвин обернулся, надеясь увидеть хозяина гостиницы или хотя бы капитана стражи. Но это оказался отряд стражи.
Обнаружил Ро «коротышку» достаточно быстро, и, судя по всему, к нему проявили интерес пятеро рыцарей с черным сюкро с зеленым кругом.
- Эй вы! - крикнул рыцарям мечник. - В чём дело?
- Не твое дело! - грубо ответил рыцарь.
Увидев Ро, Ирвин облегченно вздохнул. Хоть одно знакомое лицо в ряду столичных снобов.
- Эй, Бирек! – задорно крикнул ему Ирвин. – Эти недостойные господа считают, что имеют право не пускать меня в конюшню. Как думаешь, мне объяснить им, что они неправы, или сами поймут?
- В этом нет необходимости, мы сами с ними поговорим, - вмешался командир отряда стражников.
- Прошу вас, - хмыкнул Ирвин, предчувствуя, что кому-то сейчас устроят головомойку.
Стражники же вступили в словесную перепалку с рыцарями.
- Пошли отсюда, это затянется на долго, - из-за спины явился Кастмарк.
- Но мне нужна моя лошадь! - запротестовал Ирвин, оборачиваясь к нему.
- Ты её сейчас не получишь, рыцари не позволят, а стражники не начнут драку из-за того, что одному рыцарю захотелось, - пояснил Ото.
- А как насчет того, что конюшня принадлежит гостинице? - не унимался Ирвин. - Какое вообще право имеют эти остолопы кого-то не пускать?
- Сколько ты отдал за свою лошадь? - ответил вопросом на вопрос Кастмарк.
- Я? - удивился Ирвин. - Нисколько. Это лошадь из имения моего отца. В смысле, я хотел сказать, с его фермы.
- А вот эти господа заплатили большие деньги за лошадь, и воровство лошади - тяжкий удар для любого рыцаря, - пояснил Ото.
- Ну а я-то тут причем?
- А ты, как рыцарь, не понимаешь тяжесть данного преступления? Повторяю еще раз: рыцарь, который заплатил большие деньги за лошадь, будет страшно зол.
- Пускай злится сколько влезет, - заявил Ирвин. – Мне плевать, кто там у кого что украл. Эта конюшня часть гостиницы, и я на правах постояльца оставил там свою лошадь, а теперь хочу ее забрать и уехать отсюда! А эти остолопы никогда не найдут свою лошадь, если будут тут толпиться. Вор никогда не вернется на место преступления, это даже ребенок понимает!
- Извини, мы сейчас в одной группе, так что это и мое дело! - ответил Ото.
- Слушайте, вы! Что у вас там, в конюшне, что-то важное? Золотой лошадиный навоз, например? - разозлился Ро.
Услышав это, черный рыцарь Санкрона рассвирепел и бросился на Бирека с мечом. Его попытались остановить другие рыцари и стража. Но было уже поздно, они не успели. Бирек выхватил свой меч и приготовился к бою.
Кастмарк кинулся на черного рыцаря Санкрона и повалил его на землю, меч выпал из его рук, и через пару секунд его уже взяла под руки стража и повела куда-то, остальные черные рыцари последовали за ним.
- Благодарить будешь потом, - бросил он Ро. - Так куда собираешься? - повторил свой вопрос Ото Ирвину.
- За лошадью! – бросил Ирвин, обрадовавшись, что ситуация разрешилась так просто. Ро ему определенно нравился своей простодушной непосредственностью.
Убедившись, что рыцари больше не преграждают путь в конюшню, он юркнул внутрь темного помещения. Лошадь нашлась достаточно быстро, однако Кастмарк не отставал от Эйхара.
- Слушай, м... рыцарь, ты можешь спокойно сказать, куда ты на этой "лошади" собрался? – запинаясь, спросил Ото.
- Не беспокойтесь, сэр, я вернусь через некоторое время, - беззаботно ответил Ирвин, поднося к стойлу своей лошади ведро со злаками. Лошадь тут же сунула морду в ведро и принялась меланхолично пережевывать траву. – А потом мы отправимся в подземелья, не так ли?
- Можно и сейчас. Кстати, Миринф просил его не искать, он вчера вечером узнал, что в его доме завелись какие-то потусторонние личности. К тем, кто пришел, они представлялись как служанка и некая хозяйка дома. Только вот он пару лет как никого в доме не держит из прислуги, а "хозяйка дома" умерла при родах, - спокойно поделился странной информацией Кастмарк.
Если Ирвин и удивился, то виду не подал.
- А я не к Миринфу, - спокойно ответил он. – Не собираюсь мешать господину купцу в его домашней разборке с «потусторонними сущностями». Капитан все равно отсутствует, и я думаю, что вернусь как раз одновременно с ним. Тогда можно будет отправиться в подземелья.
- А куда все же вы направляйтесь? - все еще упорствовал Ото.
- Если капитан вернется раньше, передайте ему, что я скоро вернусь и готов присоединиться к миссии, - сказал Ирвин, игнорируя вопрос. Он закончил кормить лошадь, отставил ведро в сторону и теперь отпирал дверцу стойла.
- Хорошо, но я не советую тебе заставлять их долго ждать, - после раздумий ответил Кастмарк и пошел по своим делам.
- Наконец-то этот зануда отвалил, - обратился Ирвин к своей лошади, когда Кастмарк скрылся из виду. – Нам не нужны свидетели, правда, Айра? Ну давай, девочка, пойдем. Тебе пора поразмять ноги.
Кобыла фыркнула и продолжила жевать сено, разбросанное по полу, пока Ирвин надевал на нее седло и уздечку. Затем рыцарь вывел ее на улицу и, похлопав по крупу, заскочил в седло.
- Пошла! – скомандовал он, и лошадь неторопливо зашагала мимо гостиницы. - Я скоро вернусь, - крикнул Ирвин Биреку, который все еще стоял снаружи. – Если капитан и храмовник вернутся раньше меня, передай им, чтобы без меня не уходили!
- Хорошо, скажу, - ответил Бирек.
После этого на улице стало пусто, люди разошлись по своим делам. Махнув рукой Биреку, Ирвин вскоре скрылся из виду. Его ждало одно занятное дело.

0

51

Настало утро, и Мелло проснулся. И он сразу заметил, что в его комнате в углу сидит старый друг, вор.
- Здорово, Полморды. Чего сидишь, как неродной? Выкладывай, с чем пришел, - полусонно пробормотал дварф, выбираясь из постели. - Угостить нечем, извини - парочка твоих ребят вчера вычистила все, что стояло в моем баре, включая реагенты.
- Не мои это ребята, - отозвался друг.
- Ну, не твои так не твои, - зевнул Безбородый, натягивая штаны. - Так с чем пришел-то? Не поболтать же?
- Не просто поболтать.
- Ну так не тяни кота за яйца, выкладывай!
- Тут слушок прошел, что тебе работу один купец предлагает, - начал издалека друг.
- Есть такое. И? - Мелло искал свой травяной настой в кухонном шкафчике.
- Тут одни друзья за то, чтобы ты у него поработал.
- А что, кто-то решил, что я отказываюсь? - Безбородый наконец нашарил бутылку и сделал большой глоток из горла. - Тут, кстати, где-то малява от него лежит, ночью притащили, я еще не читал... Вот давай сразу и заценим, чего он там предлагает.
- Ну давай.
"Уважаемый Мелло Безбородый, я надеюсь, вы ближайшее время все же примете мое предложение, мои люди будут ждать вас в речном порту. Аджес Миринф".
- Бьюсь об заклад, покупатели уходят от этого купца без штанов, но с кучей всякой абсолютно не нужной им гхырни, - проворчал Мелло, скатывая письмо в шарик и бросая его через всю комнату в направлении мусорной корзины. - До чего настырный, зараза... Ну что ж, порт так порт. Гирт, ты как насчет прошвырнуться со мной? Вроде где-то в том районе была недурная таверна, там и засядем.
- Мой друг, когда ты в последний раз интересовался жизнью купеческой? Этот купец был другом самого короля, такими предложениями не разбрасываются, - ответил Гирт, поднимаясь. – Таверну-то ту уже как несколько дней как прикрыли.
- Значит, с него можно немало стрясти, раз уж я так срочно понадобился такой важной птице, - рассудил Мелло, открывая дверь и иронично приглашая приятеля на выход. - После вас, сэр-р.
- Друзья наши общие рассказывали как-то, как поработали на него, постарели на сорок лет, хоть и заплатил он им прилично, - рассказал Безбородому друг после того как вышел за дверь.
- Что такое сорок лет для дварфа? - отмахнулся Безбородый, шагая в направлении порта.
- Ну ты-то сразу на двести постареешь, - усмехнулся друг, идя рядом.
В порту было как обычно, разве что стражников было больше, чем обычно, да и храмовники по складам ходили.
Особо напрягаться Мелло не стал - он уселся на оставленный каким-то грузчиком тюк с чем-то мягким и расслабился. Если людям этого чертова доставучего торговца болтовней нужен был лысый дварф - пусть ищут сами. Не такой уж большой этот порт, и лысых дварфов в нем вряд ли больше одного.
Через пару минут к нему подошли люди в кожаной броне.
- Вы Мелло Безбородый?
- А что, вы знаете другого дварфа без бороды?
- Каких только "дварфов" я не видел, - ответил наемник.
- Ну дык чего хотели? Где этот ваш торговец словами? Чего от меня хочет?
- Работу он тебе хочет предложить! Поднимай свою ленивую задницу и шагом марш за нами! - грубо ответил он.
- А яичницу всмятку? - поинтересовался Мелло. - Будешь мне грубить, мальчишечка, и я очень сильно обижусь. И тебе такой вариант очень не понравится. На первый раз прощу. Веди!
Наемник усмехнулся, но они повели Безбородого к Купцу. Дорога вела из речного порта в какую-то гостиницу, там Мелло расположили в одной из закрытых комнат и оставили одного на некоторое время до прихода Купца. И через пару минут в комнату зашел богато одетый человек.
- Здравствуйте, я Аджес Миринф, ваш потенциальный наниматель.
- И вам не хворать, - отозвался Мелло. - В чем состоит работа?
- Работа будет непростой, плачу 500 золотых, - ответил Аджес.
- Я спросил, в чем состоит работа, а не сколько мне заплатят, - терпеливо повторил Безбородый.
- Нужно осмотреть один кинжал, мне нужно знать, какой мастер это сделал, человеческий или гномий, какими инструментами он это сделал, и как он его сковал. Я бы мог привлечь простых мастеров. Но дело тут непростое, поэтому и плачу 500 золотых, надеюсь, вы понимаете, о чем я? - ответил Миринф.
Безбородый вздрогнул, вспомнив странный сон со своим мертвым двойником в главной роли. Что он там говорил? Работа - осмотреть кинжал, которым убили короля... кинжал напитан магией крови... отнести его на осмотр Цитуридису, который, как ни странно, в этой разновидности магии неплохо разбирается...
- Тащите свой кинжал, - наконец сказал он, тряхнув лысиной. - И еще - в чем тут подвох? Дело плевое, а плата заоблачная. Неужто этим ножичком короля прирезали?
Последнюю фразу он произнес шутливым тоном, при этом незаметно наблюдая за реакцией Миринфа. Сон мог быть только сном, но если этот хитрован отреагирует...
- Вы необычайно прозорливы, - хитро улыбнулся Миринф и вышел, закрыв после этого дверь. Вернулся он с парой наемников, которые и принесли кинжал, обернутый в белую тряпку.
"Значит, не врали сны. Рассказать кому - не поверят: Мелло Безбородый заделался предсказателем!" - внутренне усмехнулся дварф, сохраняя спокойную мину. Работа появилась быстро - подозрительно быстро. Неужели такую важную улику хранили в захудалой гостинице на отшибе? Чем дальше, тем страньше. Бесцеремонно выхватив объект у несущего его наемника, Безбородый внимательно его осмотрел, обнюхал и даже попробовал на язык.
- На первый взгляд вполне заурядный кинжал, - наконец сказал он. - Клейма нет - на такой ширпотреб их ставят редко. Сталь неплохая, хотя я видал и лучше. Ковка на уровне хорошего человечьего кузнеца или паршивого дварфийского, а вот тому, кто его закалял, я оторвал бы руки - возможно, один из этих безмозглых ритуалистов, которые закаляют оружие в крови. Лезвие чистое, никаких следов яда. Возможно, он зачарован, но тут нужен другой специалист. И у меня как раз есть один на примете...
- Делайте что хотите, мне нужно знать все об этом кинжале, - ответил Аджес.
- В таком случае счастливо оставаться, - кивнул Мелло, снова заворачивая оружие в тряпицу и засовывая в карман. - Где вас искать, когда закончу?
- Мои люди будут ждать вас в портовой таверне "Мертвый пень", оттуда вас отведут ко мне, извиняюсь за неудобства. Но со смертью короля очень многие подняли головы, и на всякий случай я действую так, - ответил Купец.
Еще раз кивнув, Безбородый отправился домой, раздумывая, дома ли сосед или придется искать его на службе. Но Мелло встретился с ним по пути, вид у него был непринужденный.

0

52

Бирек направился к рыцарям. Рыцари же смерили Ро презрительным взглядом.
- Я вам что-то сделал? - поинтересовался Бирек.
- То, что ты тут есть, - презрительно отозвался один из них.
"А тебя нету?" - подумал Бирек и промолчал.
- Лучше уходи отсюда и забудь сюда дорогу, - сказал еще один рыцарь и плюнул под ноги Ро.
- Я-то уйду, - проворчал Бирек, - а вот вам кое-что передать просили.
- И что же просили? - искреннее заинтересовался один из них.
- Там ваш один сказал, чтобы к нему подошли, - ответил Бирек.
- Кто? - недоумевал рыцарь.
- Один из ваших потребовал, чтобы я вас позвал, - Бирек уже начинал сердиться.
- Кто потребовал? - недоумевал рыцарь.
- Ваш начальник, или кто он там, - ответил Бирек.
- Какой начальник? - взревел рыцарь.
- Рыцарь один вас позвал, сказал, что ждёт на конюшне. Причём, очень таким деловым голосом говорил, - ответил мечник.
- Ты можешь назвать имя! - крикнул рыцарь.
- Он не назвал себя. А мысли, почтеннейший, я читать не умею,- ответил мечник.
- Тогда какого ты мне тут несешь? Иди отсюда, юродивый! - гневно кинул рыцарь и ушел.
Бирек плюнул и пошёл. А что ещё оставалось? Пусть сами разбираются. Ему бы своих найти - "карлика " и "сановника", как их тот храмовник назвал... Но их нигде не было.
- Ро, что ты тут делаешь? - спросил стражник со знакомым лицом.
- Своих ищу. Тут рыцарь и храмовник были, ты их не видел? - спросил Бирек.
- Не видел. Может, пойдем по кружечке?
- Это мысль, - сказал Бирек, - тут уже без кружки не разберёшь, что творится. Пошли!
- Пойдем!
После чего они направились в ближайший трактир.

Отредактировано Альберт Вескер (2017-02-19 13:54:47)

0

53

Ирвин неплохо запоминал дороги, этому способствовало несколько лет странствий в окрестностях Дирленда, поэтому он легко нашел дом, в котором побывал вчера. На улице было практически безлюдно и как-то даже жутковато, однако, несмотря на это, Ирвин спрыгнул с лошади, привязал ее около забора и направился к чахлому полуразрушенному дому, в котором, если верить капитану стражи, раньше жила госпожа Луорлика Эидин. Кобыла явно не разделяла его опасений, спокойно пощипывая редкую траву, росшую вдоль обочины. Ирвин же, воровато оглянувшись назад, не видит ли кто, как он забирается в чужой дом, все-таки толкнул покосившуюся дверь и вошел внутрь.
В доме все было, как и вчера: трухлявые перегородки, гнилой хлам на полу, выбитые двери. Где-то завывал сквозняк, отчетливо чувствовался запах сырости и плесени. Стараясь не обращаться на это внимание и держась как можно наглее, Ирвин шумно прошел по коридору до той комнаты, где он последний раз видел демоницу, и, шагнув внутрь, громко объявил:
- Эй, красавица! А ну-ка иди сюда, поговорим!
- Ты что-то хотел, дорогой? - раздался голос позади Эйхара, и руки Луорлики легли на его латы.
- А вот руки мы распускать не будем, - решительно ответил Ирвин, разворачиваясь и мягко отстраняясь от демоницы. – Сначала разговор, потом танцы. Ты мне вот что скажи, хитрая красавица, куда дварфийку спрятала?
- Она стала такой же, как я, - ответила Луорлика, пытаясь своим длинным хвостом уронить на пол Келмаана.   
- Ну так позови подругу-то, потанцуем вместе, - предложил Ирвин, уворачиваясь от хвоста.
- Зачем мне делить тебя с ней? - спросила демоница и попыталась со спины напасть на Эйхара.
Ирвин сосредоточился на том, чтобы не дать ей это сделать, а сам продолжил:
- Зачем делить? – спросил он. – Давай отведем ее к храмовнику, чтобы ей не было обидно.
На сей раз Луорлика не ответила, а просто растворилась в фиолетовой дымке.
- Ну вот, - наигранно опечалился Ирвин. – Танцев не будет.
Но вместо ответа в комнату ворвались храмовники. И тогда Ирвину все стало ясно, почему Луорлика так внезапно исчезла. Он вздохнул и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Ну вот, а я почти выяснил все, что было нужно.
- Извини, но она была не одна, - ответил ему храмовник.
- А вы, господа, как здесь оказались? – Ирвин начинал злиться. – Вы следили за мной?
- Да.
- И зачем же, позвольте спросить?
- Вы могли не справиться, - честно ответил он.
- А откуда вы вообще знали, что я направляюсь именно сюда?! – не выдержал Ирвин. – Какое вы имели право следить за мной и мешать мне в моих делах? Хрен вы теперь поймаете эту демоницу!
- Вы слишком мало знаете о демонах, - проигнорировал выпад Эйхара храмовник.
- Да куда уж мне, фыркнул Ирвин. – Ну теперь ловите ее, как хотите, а я пошел. Вы мне все испортили, господа.
И он направился через дверной проем к выходу из гнилого дома. На улице было тихо, в доме же все переворачивали верх дном храмовники.
Оглянувшись на дом, где уже вовсю хозяйничали незваные гости, Ирвин вздохнул. Наверняка это хренов купец приставил к нему храмовников, чтобы те следили за каждым его шагом. И вот теперь его план отыскать дварфийку и избавиться от Луорлики был провален. Теперь коварная демоница будет всегда настороже. Делать нечего, придется возвращаться назад, в гостиницу, и следовать плану. Отвязав лошадь, Ирвин забрался верхом, все еще прислушиваясь к звукам, доносящимся из старого дома.
Через некоторое время из дома показались храмовники, они пошли по своим делам, не замечая Эйхара.
«Ну и не очень-то хотелось», - подумал про себя Ирвин, демонстративно отворачиваясь и пиная кобылу в бока. Лошадь фыркнула и нехотя пошла вдоль улицы.
Сегодня улицах было малолюдно, небо затянуло тучами, отряды стражников то и дело проходили то тут, то там.
Чувствуя себя раздосадованным, Ирвин вернулся в гостиницу, снова отвел лошадь в конюшню и запер ее в стойле.
- Тебе хорошо, - сказал он ей с горькой иронией. – Живешь себе, жрешь че попало, иногда меня катаешь. Ни забот, ни хлопот, и деньги тебе не нужны.
А вот ему-то деньги были очень даже нужны. Ради будущего своего поместья, где он остался единственным старшим сыном при престарелой матери, Ирвин приехал в столицу, желая присоединиться к походу на нежить. Но с безвременной кончиной короля все его планы разрушились. И как он мог предположить, что не понадобится запасной план?... Сейчас бы он оказался очень кстати.
«Если этот самодовольный купец Миринф опять где-то шляется вместе с капитаном, я тут же уезжаю из города, - думал Ирвин, взбегая по ступенькам в парадный зал гостиницы. – Надоели мне их недомолвки и вся эта хрень с черной магией. Не ради этого я сюда приехал».
Но они как раз оказались в парадном зале.
Ирвин решил сделать вид, будто все идет по плану. Он подошел к ним и сказал, как ни в чем ни бывало:
- Доброе утро, господа. Я полагаю, капитан, мы готовы отправиться в подземелья?
- Кастмарк давно вас ждет у входа в подземелье, - как бы невзначай бросил Миринф. – Кстати, а куда вы направились утром?
Ирвин уже догадался, что купец наверняка все знает, а возможно, это было его идеей подослать храмовников. Поэтому он ответил прямо:
- Я ездил в дом, где прежде жила госпожа Луорлика Эидин. Я полагал, что смогу найти там пропавшую дварфийку. А где именно ожидает меня сэр Кастмарк?
- В одной из комнат гостиницы, я отведу вас туда, - ответил Торк Эйхару.
- Вход в подземелье находится в одной из комнат? – уточнил Ирвин. – А вы, капитан, пойдете с нами?
- Да, в одной из комнат. У нас возникли проблемы из-за Инквизитора Вайла. Мне нужно быть в другом месте, - ответил капитан.
«Я и не сомневался», - подумал Ирвин, но вслух сказал:
- Разумеется. Так где я могу найти сэра Кастмарка?
- Через ту дверь и направо, - указал Торк.
«Мог бы объяснить конкретнее», - подумал Ирвин, однако переспрашивать постеснялся, чтобы не прослыть слабоумным.
- Благодарю вас, капитан, - ответил он. – Всего хорошего, господин Миринф, - кивнул он купцу и пошел в указанном направлении, надеясь, что разберется на месте.
За дверью оказалось складское помещение, забитое различными ящиками. Дверь, ведущая в другое помещение, была совсем рядом, ящиков на пути не оказалось.
- Хоть на том спасибо, - проворчал себе под нос Ирвин, аккуратно лавируя между беспорядочно расставленными ящиками. – Могли бы прислать сюда прислугу, чтобы навести порядок!
Добравшись до единственной в помещении двери, он потянул ручку на себя.
А за дверью оказалось то самое помещение, о котором говорил Торк, возле входа в подземелье неподвижно сидел Кастмарк.
Ирвин с неудовольствием отметил, что Кастмарк пребывает в гордом одиночестве. Получается, им придется вдвоем терпеть общество друг друга во время обшаривания подземелий? Не очень-то веселая перспектива. Ирвин уже жалел, что предложил эту идею. Однако самой правильной тактикой сейчас было держаться по-деловому и не вступать в споры.
- А, сэр Кастмарк, - сказал он. – Прошу прощения, если заставил вас ждать. Я надеялся, что капитан присоединится к нам.
- У Торка своих забот хватает, - сонливо ответил Ото, - к тому же, насколько я знаю, капитан не пойдет в подземелье без охраны. А это уже привлечет ненужное внимание, так что придется нам с вами пройтись по ним. Вы что, собственно, надеетесь найти там? - спросил Кастмарк.
Ирвин старался держаться спокойно и непринужденно. В конце концов, ему терпеть Кастмарка как минимум пару часов.
- Мне сложно представить, что мы можем там обнаружить, - честно ответил он. – Но я надеюсь, что смогу обнаружить следы культистов, указывающие на их логово. Если мое предположение верно, они используют сеть подземных тоннелей, чтобы перемещаться под городом незамеченными. Не удивлюсь, если у них даже есть подземный храм, где им никто не мешает устраивать свои сборища.
Кастмарк покачал головой, но ничего не сказал. Посмотрев в сторону двери, через которую вошел Эйхар, он начал спускаться в подземелье. Ирвин последовал за ним, предварительно прихватив со стенного крючка масляную лампу.
- Лампу можешь не брать, - донеслись до него слова рыцаря.
- Что ж нам, в потемках блуждать? - слабо возмутился Ирвин.
- Там все освещено факелами, а на глубине – захочешь, сам спустишься и увидишь, - ответил Кастмарк, двигаясь во тьму.
- Кто же следит за этими факелами в катакомбах? - удивился Ирвин, однако лампу все равно взял.
- Кто-то да следит, - ответил он. - Добро пожаловать в катакомбы.
Ирвин пробормотал что-то недовольное, но продолжил спускаться вслед за Кастмарком, освещая себе дорогу масляной лампой. Он ничуть не сожалел, что прихватил ее из гостиницы. Не хватало еще блуждать по подвалам в потемках.
Через непродолжительное время спуск закончился, и перед Ото и Эйхаром предстали коридоры из черного камня. Один вел влево, другой прямо и еще один прямо.
- Будь настороже, никогда не знаешь, что вылезет из этих коридоров, - предостерег Кастмарк, обнажая меч.
Ирвин внял предупреждению и свободной рукой вытащил из-за спины меч. Пока вокруг было тихо, хотя из коридоров явственно несло какой-то сырой затхлостью, а значит и неприятностями.
- И что же вы здесь видели необычного, сэр? – понизив голос, спросил он.
- Крыс нет, тебе это не кажется странным? Это только начало, - тихо ответил Кастмарк.
- Всего лишь? – фыркнул Ирвин, двигаясь позади Кастмарка. Отсутствие крыс ему показалось в общем-то не таким плохим фактом.
- Всего лишь, - передразнил его Ото.
В этот момент по катакомбам начало распространятся эхо ударов колокола. 
- Сколько тут бывал, никогда такого не слышал, - напряженно произнес Кастмарк.
- Похоже на колокол, - выразил очевидную мысль Ирвин. - Что это может означать?
Рыцарь проявил заинтересованность, однако было видно, что подземелья и колокольный звон не сильно его впечатляют. Он явно скучал.
Ото не успел ничего ответить, как послышался звериный рык впереди.
Ирвин попятился, выставив перед собой меч.
- Думаю, нам лучше пойти другим путем, - сказал он. – Не хватало еще столкнуться с дикими животными.
- Это не дикие животные, - ответил Ото, отходя в другой коридор слева.
- Что-то не верится, что кто-то отпустил погулять свое домашнее животное, - отозвался Ирвин, резво бросаясь за Кастмарком в коридор.
- Мне тоже не верилось, но их кто-то выпускает, - ответил Ото.
Из-за поворота впереди же тем временем показались головы, три головы одной собаки.
- Пресвятой Аздрин! – выдохнул Ирвин, поднимая левой рукой лампу повыше, другой же рукой сжимая рукоять меча. – Кастмарк, отступаем, быстро!
- Тихо, идиот! - рявкнул Ото и просто ждал, когда тварь пройдет дальше.
- Кастмарк! – зашипел Ирвин. – Надо уходить! Это чудовище сожрет нас!
- Будешь орать, оно нас и вправду нас сожрет! - зашипел уже Ото.
Не поверив Кастмарку, Ирвин стал потихоньку отступать к развилке, не желая ждать, когда чудище о трех головах приблизится к нему на расстояние прыжка. Лампу он так и не выпустил.
Но по пути он уперся в другого человека в латах. Чудище тем временем спокойно прошло мимо Ото и двинулось дальше. Ирвин остановился и поднял лампу, озадаченно разглядывая неожиданно появившегося субъекта, которого он прежде не заметил.
Но как только Эйхар поднял лампу, неизвестный исчез, будто его и не было.
- Что ты там рассматриваешь? - спросил Кастмарк Ирвина.
Ирвин обернулся, но не ответил, а лишь вжался в стенку и зажмурился, увидев, что трехглавая собака совсем рядом. Он мысленно взмолился Аздрину, в существовании которого сомневался еще несколько минут назад, чтобы эта тварь оказалась не голодной.
Однако Ото предвидел такое развитие событий и убил тварь со спины.
- Идиот, я же просил вести себя тихо, - негодовал Кастмарк.
Ирвин осторожно открыл глаза и увидел распростершуюся на полу тварь. Он, хоть и был изрядно сбит с толку, все же выпрямился и гордо ответил:
- Прекратите разговаривать со мной в таком тоне, сэр Кастмарк! В противном случае нам с вами не по пути.
- Вам со мной в таком случае не по пути, - констатировал Ото.
- Как вам будет угодно, сэр, - фыркнул Ирвин и, отвесив насмешливый поклон, пошел в противоположную сторону. Он кипел от гнева и мысленно перечислял всю Касмарскую родословную недобрыми словами, напрочь позабыв и о трехглавой псине, и о незнакомце в латах.
- Юноша, вы идете не в том направлении! - донеслись до Эйхара слова Ото.
- Как-нибудь разберусь! – бросил Ирвин через плечо, не замедляя шага. На самом деле он планировал вернуться в гостиницу, взять у капитана карту подземелий и побродить здесь самостоятельно, без вредного и самоуверенного Кастмарка.
Однако лестницу он так и не нашел, несмотря на все свои старания.
- Может быть, вас проводить наверх? - спокойно поинтересовался Ото.
- Может быть, вы перестанете ходить за мной и пойдете своей дорогой? – огрызнулся в ответ Ирвин.
- Будет нехорошо выглядеть с моей стороны, если вы случайно тут умрете, - ответил Кастмарк.
- Случайно не умру, - заверил его Ирвин.
- Все равно ходить тут в одиночку юному рыцарю крайне опасно, - ответил Ото.
- Мне с вами ходить гораздо опаснее, - огрызнулся Ирвин. - Это чудовище едва не сожрало нас!
- Не пустословьте зазря, я знал, что делаю, - отмахнулся Кастмарк.
- Было глупо идти сюда вдвоем, - твердо заявил Ирвин. - Если здесь водятся такие твари, тогда прочесывать подземелье следует целой армией.
- Целая армия тут не поместится, - покачал головой Ото.
- Я условно, - Ирвин снова начал раздражаться. Ему казалось, что Кастмарк просто насмехается над ним. - Почему вы не предупредили о том, что здесь разгуливают трехголовые собаки? Может, есть еще что-то, что мне следует знать?
- Я вам говорил при капитане и купце, что тут водятся всякого рода твари, или вы успели забыть про это? - поинтересовался Ото.
Ирвин задумался. Он действительно не помнил, чтобы Кастмарк говорил что-то о тварях.
- Никто же не предполагал, что вы имеете в виду ТАКИХ тварей, - сказал он. - Я считаю, что нечего было идти сюда вдвоем.
- Когда я говорил и показывал, ты чем слушал и смотрел? - задал свой вопрос Ото.
- Я знаю, о чем вы говорили, - увильнул от прямого ответа Ирвин. – Мне больше другое интересно – почему вы решили отправиться фактически в одиночку, не захватив с собой даже карту?
- Карта у меня тут, - указал рукой Кастмарк на свою голову.
- В таком случае что еще, кроме прячущихся культистов и трехголовых собак, вы ожидаете здесь увидеть? – буркнул Ирвин немного обиженным голосом.
- Больших крыс, закованных в латы культистов, и кучу остальных темных личностей, с которыми наверху всегда найдутся люди, готовые поговорить… Мне продолжать? - с издевкой произнес Ото.
Ирвин подумал, что после такого затянувшегося обмена любезностями будет глупо возвращаться в гостиницу. Слегка вздохнув, он сказал:
- Что ж, я ожидал чего-то похуже. По-видимому, мне ничего не остается, кроме как довериться вашему… ну, опыту. Мы здесь, чтобы найти логово культистов, а не исследовать местный зверинец. Куда предлагаете отправиться в первую очередь?
- Сложно сказать, тут есть много мест, где можно расположится, и это не всегда большие залы, - поделился мыслями Кастмарк.
- А как насчет колокола? Я отчетливо слышал недавно колокольный звон. Не пойти ли нам в том направлении? - предложил Ирвин.
- Его слышит каждый, кто входит в катакомбы. В любом случае, найти его так никто и не смог, - поделился информацией Ото.
- Вот вы и попались на вранье, Кастмарк! – вдруг вскричал Ирвин. – Не вы ли говорили совсем недавно, что прежде не слышали этого колокола ни разу в жизни?! Ну и что еще вы предпочли скрыть?
- То что я слышу первый раз его, - ответил Ото.
- Опять нестыковочка. Вы осматривали подземелья множество раз и утверждаете, будто каждый, кто входит сюда, слышит колокол. Отчего ж вы его ни разу не слышали?
- Слышит, слышит каждый, кому уготована смерть, по рассказам тех, кого уже нет в живых. Мне продолжать? - с издевкой спросил Кастмарк.
- Откуда же вам известны эти рассказы, если тех людей нет в живых? - хмыкнул Ирвин. - Изобретаете подробности на ходу, Кастмарк?
- Слушай напудренный мальчик, я тебе рассказал все, что знаю, и не тебе сомневаться в моих словах, - неожиданно взревел Ото и подошел к Эйхару. - Я добился славы и уважения своими делами, пока ты дам твоего возраста на сеновале охмурял! Ты побежал, как трус, когда увидел трехголовую собаку! И после этого ты рыцарь? Мне противно само твое нахождение здесь, - гневно проговорил Кастмарк. - Как выберемся на поверхность, я обязательно узнаю, за какие заслуги Аджес тебя взял. Может, ты с какой-то благородной дамой разделил ложе и теперь боишься ответственности? Все вы, Брингардцы, одинаковы, выпусти вас за пределы вашего Герцогства, и вы сразу забываете, чему вас учили - уже спокойно сказал Ото и оставил Ирвина одного в катакомбах, пойдя своей дорогой. 
Ирвин настолько опешил, что не сразу нашелся, что ответить на эту гневную тираду.
- От инденхольмского пьяницы слышу! – крикнул он вслед удаляющемуся Кастмарку. – Вам должно быть стыдно, господин рыцарь, за ваше вранье!
Однако он не был уверен, что Кастмарк его услышал. Ирвин был ужасно разозлен – причем, больше на себя, чем на Кастмарка. Он сожалел о том, что сразу не врезал зарвавшемуся инденхольмцу латной перчаткой по наглой физиономии. Нет, где это видано вообще? Сначала путается в собственном вранье, а потом обвиняет Ирвина в трусости! Ирвин же считал, что уйти подальше от трехглавой собаки – это вовсе не трусость, а здравый смысл. Трусость он как раз приписывал Кастмарку, который, наверное, остолбенел от ужаса и даже не попытался сдвинуться с места.
Все еще кипя от гнева и мысленно ругаясь с Кастмарком, Ирвин демонстративно пошел в противоположном направлении, радуясь, что предусмотрительно взял с собой масляную лампу. Правда, он не захватил масла, но это ничего, он же не собирается здесь до поздней ночи гулять.

*       *       *

- Именем Церкви, стойте на месте, - прорычал Тиберий, выхватывая из ножен меч и указывая остриём на гвардейцев.
Но это не помогло, начался бой, на душу Тиберия выпало двое гвардейцев, остальные окружили беглеца. Храмовник понял, что слова бесполезны, и он принялся отбиваться от напавших на него гвардейцев, стараясь, однако, не наносить им смертельных ран, так как проблемы с законом ему были совсем не нужны.
Чего нельзя было сказать о гвардейцах, они целенаправленно пытались убить храмовника. Гвардеец рядом тоже не отличался миролюбивостью и бился против бывших товарищей что были силы. В их глазах блестел недобрый огонек, одно ясно точно, они не позволят им живыми выйти отсюда. Плюнув на все приличия и будущие проблемы, храмовник сам стал рубить что есть сил. Но это слабо помогало, гвардейцы были хорошими фехтовальщиками, и это сыграло злую шутку с ними. Пока два гвардейца безуспешно пытались пробить защиту храмовника, бежавший сумел убить своих врагов и нанести смертельный удар одному из нападающих. А потом и добить последнего.
- Фуххх, справились... что они на тебя напали?
- Что? - отстранённо спросил гвардеец и упал на пол.
-Эй-эй, парень, живи, - пробормотал храмовник, подбегая к гвардейцу.
Гвардеец же харкнул кровью, и только сейчас Тиберий заметил рану на спине. Поэтому он просто приложил руки к ране и стал лечить её своей силой. Однако это не принесло результата. Храмовник чертыхнулся и удвоил свои старания.
- Не пытайся, мои дни сочтены, - ответил гвардеец.
- Ага, мечтай, - зло рявкнул Тиберий, изо всех сил стараясь вылечить рану.
- Глупец, мои дни сочтены, и не тебе помешать этому, передай Инквизитору Вайлу, что предатель один из нас, - на последнем издыхании проговорил гвардеец и покинул мир живых.
- Вот... мракобесие! - ругнулся храмовник и поспешил к обратно к инквизитору. То, что здесь происходило, вообще ему не нравилось.
Его без проблем пустили к Вайлу.
- Вы выглядите встревоженно, что-то случилось? - вежливо поинтересовался Инквизитор.
- Вашего человека убили. Он просил передать, что предатель "один из нас".
- Это меняет дело, - вздохнул и произнес Инквизитор.
В этот момент из-за двери послышались звуки боя. Храмовник выхватил меч и приготовился к бою. И уже через пару секунд дверь вынесли гвардейцы, их было трое.
- Мы знаем, что произошло с нашими! Ты не избежишь возмездия! - самоуверенно произнес один из них.
В этот момент Тиберий почувствовал тьму, и в мгновенье ока гвардейцы горели, как дрова.
- Что за... чёрт?!
- Вам следует уходить, скоро нагрянут их друзья, - сказал Вайл.
Тиберий нахмурился.
- А вы?
- Моя судьба не должна волновать вас, - ответил Инквизитор и повернулся к окну.
Тиберий кивнул.
- Хорошо. Аздрин в помощь, - и, развернувшись, быстро ретировался.
По пути его остановил брат-храмовник.
- Куда ты спешишь? Нам сейчас срочно надо организовывать оборону! Гвардейцы не отступятся от своей цели! Какой бы она не была!
- Инквизитор поручил мне одно дело, - соврал Тиберий, - мне надо спешить.
- Я тебя понял, брат, иди, мы задержим гвардейцев!
Тиберий кивнул и побежал дальше, просчитывая, куда мог поехать рыцарь.
Однако ситуация на улицах городах не располагала к размышлениям, стража была обеспокоена текущими событиями, и правда могла усугубить дело. Тиберий перехватил первого попавшегося стражника и спросил, имитируя замешательство:
- Что здесь происходит? Почему вы все так взбудоражены?
- В казармах храмовников что-то происходит, войти мы не можем, двери забаррикадированы.
- Хммм... в казармах? Сейчас пойду проверю, - сказал храмовник, направляясь к забаррикадировавшимся.
Но с той стороны не было ни звука.
- Откройте! Я Тиберий - ваш брат!
По-прежнему с той стороны была лишь тишина. Тогда храмовник принялся выбивать дверь силой. Но это было бесполезно, дверь не подавалась.
- Эй, стражи, помогите мне!
- Да бесполезно! Мы тараном пытались дверь пробить! Не помогло! - ответил один из стражников.
"Неужели колдовство?" - мелькнуло в голове Тиберия, и он, дабы проверить свою догадку, приложил руки к двери и зашептал молитву, развеивающую чары. Чары белым маревом рассеялись после того, как Травелльян прошептал молитву.
- Ломаем! - приказал бывший дворянин, первым принявшись за дело.
- Отойди! - крикнули стражники, поднимая таран.
Травелльян отскочил в сторону. Пока стражники ломали дверь, успел собраться целый отряд стражи, командир отряда отвел Тиберия в сторону для разговора.
- Я слушаю.
- Вы же были там? - махнул он рукой на казарму.
- Нет, не был.
- Вам известно, сколько всего храмовников внутри? - задал еще один вопрос он.
- Нет.
- Ясно, - проговорил командир и пошел к своим подчиненным, дверь к этому моменту была сломана, и стражники осторожно начали входить.
Тиберий решил не отставать и пошёл следом за стражниками, чтобы прикрыть их, если что. Внутри же перед Травелльяном предстала картина ужасающей бойни. Все храмовники, что тут были, жестоко убиты. На стражей эта картина не произвела впечатлений.
- Капитан, - Тиберий обратился к офицеру, - как они могли быть убиты?
- Мне бы тоже хотелось знать, - ответил командир отряда стражи.
Охотник на ведьм прислушался к своим ощущениям, авось здесь магия всё-таки замешана. Но она оказалась ни при чем.
- Здесь не замешана магия, - сообщил храмовник стражнику, - я не имею представлений, кто здесь был.
- Это все очень плохие известия. Вы знаете, где можно найти хоть какого-нибудь офицера храмовников? - спросил командир.
- Скорее всего, в главном храме города.
- Нам следует отправиться туда и рассказать о случившемся, с вами пойдет несколько наших человек. Кто бы их ни убил, они могут напасть и на вас.

0

54

- День добрый, Цитуридис! Как раз вас вспоминал. - Безбородый махнул рукой, приветствуя мага. - Слушайте, у меня к вам дело. Есть у меня один весьма интересный предмет и заказ обследовать его по полной программе. С вас полный магосмотр - ну там, аура, зачарования, следы хозяев и все такое, в общем, не мне вас учить. А с меня выпивка в таверне на ваш выбор. Что скажете?
- Мелло, Мелло, ты никогда не меняешься. Ну ладно, давай сюда свою безделушку, - устало ответил Цитуридис.
И немедленно получил в руки завернутый в тряпки кинжал.
- Друг мой, во что ты вляпался? - спросил Цитуридис, принимая кинжал.
- Вопрос не ко мне, - развел руками Безбородый. - Тебе что-нибудь говорит такое имя - Аджес Миринф? Мутный такой хрюндель, купцом притворяется, хотя повадки у него скорее придворные. Вот от него и заказ. Подробности... - он огляделся, - не здесь. Многовато лишних ушей. Давай к тебе - или сразу в таверну?
- Мне много чего говорит его имя, лучше ко мне.
Мелло кивнул головой и пошел к нему.
По прибытию Цитуридис закрыл дверь на засов и попросил Мелло подождать в комнате. Через полчаса он вернулся.
- Скажи мне, друг, с этим кинжалом ничего странного не происходило? Мне интересно все, глюки, видения, осознанные сновидения.
- Мне-то откуда знать? - пожал плечами Безбородый. - Лично я этот ножичек впервые увидел за полчаса до встречи с тобой. Вроде никаких видений за эти полчаса не было. Надо будет спросить у миринфовых холуев, может, они чего видели.
- Ты хочешь сказать, что у тебя они были? - зацепился за слова друг.
- Чем вы слушали, Цитуридис? Видимо, я недостаточно долго находился рядом с этим подозрительным кинжалом. Спросите у того мутного купчины - у меня такое ощущение, что он знает вообще все, что происходит в городе.
- Насколько я знаю, у любого, кто в будущем будет находить кинжал, будут осознанные сновидения. Ладно, мой друг, тебе лучше пойти домой, я сам со всем разберусь.
Мелло кивнул и пошел домой.
Но не успел он сделать шагу, как его окрикнул Цитуридис:
- Нехорошо врать, мой друг! У тебя было осознанное сновидение!
Мелло кивнул головой и пошел дальше. Вечером друг пришел с бледным лицом.
- Слушай, ну почему ты не мог мне рассказать про осознанное сновидение?
- А что такого интересного в моих снах?
- Ты видел себя самого во сне, и он тебе поведал о кинжале, так? - задал вопрос Цитуридис.
- Если ты все знаешь наперед, какой смысл меня спрашивать? - проворчал дварф.
- Есть смысл, сам ты в этом не признаешься.
- Цитуридис, не капайте мне на лысый череп, - устало вздохнул Мелло. - Вы же образованный человек, маг не из последних как-никак, притворяться дураком вам не к лицу. Если вы и так знаете, что я видел, зачем выслушивать это по второму кругу в моей интерпретации? Ни за что не поверю, что вам так нравится звук моего голоса.
- По тем знаниям, что я обладаю, мне известно, что тех, кого коснулось осознанное сновидение, связанное с таким кинжалом, ждут несчастья или даже смерть. И все они как один не хотят признавать свершение факта. Это не я выдумал, это то, что знает каждый маг, который имел дело с магией крови.
Мелло только фыркнул.
- Если это самое сновидение не врало, то в ближайшее время несчастья и смерть ждут минимум полкоролевства, включая меня, - сообщил он. - Но вы об этом уже знаете.
- И я уже разослал весточку всем, кому можно, а тебе, мой дорогой друг, лучше поехать со мной в Макринг, деньги не стоят твоей жизни.
После этих слов Безбородый окончательно потерял нить разговора.
"Нет, верно люди говорили: маг - это такой разумный, который самую простую мысль может выразить абсолютно непонятным образом, - подумал он. - Или у Цитуридиса какое-то профессиональное заболевание? Вроде раньше был человек как человек, носа не задирал, знаниями своими магическими не хвастался, если не просили... А тут как подменили человека. Сначала оказался экспертом по магии крови, - размышляя, Мелло метался по дому, собирая вещи, - потом начинает читать мысли и воспоминания (что интересно, сам этот сон забыл уже, а он знает!), а теперь вообще на сумасшедшего похож! Не мешало бы"...
Что не мешало бы, он додумать не успел, потому что на несчастную лысую голову обрушился шкаф, не выдержавший слишком интенсивного рытья в себе. Шкаф некогда вытесал сам дварф, поэтому удар он выдержал с честью. А вот голова - нет.

0

55

В трактире было весело. Проснулся Ро уже в гостинице, в своей комнате, рядом же спокойно сидел Торк, читая какую-то книгу.
- Ну, с добрым утром, - поприветствовал Торка Бирек.
- Оно не доброе, скажи мне, ты чем думал, когда это все затевал? - спокойно поинтересовался капитан.
- Вы у нас главный, вот вам и думать, - ответил Бирек.
- Мне думать, мне думать, ладно, раз уж мне думать, отправляйся к замку Москва на севере от Дирленда, - распорядился капитан.
- Хорошо, сир - ответил Бирек.
- Тогда отправляйся.
Бирек попрощался и пошёл на задание.
Бирек прибыл в город и сразу начал разыскивать "адресата". Как выяснилось, это было довольно сложно, и Биреку пришлось опрашивать местных жителей. Не найдя никого, Бирек решил немного развлечься в местном трактире - благо вина и еды там было предостаточно. На это намекало и название трактира - "Много угощений".

* * *

Однако как только он прошел через несколько коридоров, он понял, что заблудился. Ко всему прочему, добавились звуки приближающихся ног в латных доспехах.
«Неужто Кастмарк нашел, что еще мне сказать?» - подумал Ирвин и развернулся, ожидая, когда неизвестный приблизится.
Но это был не Ото, это был другой рыцарь с оружием наготове.
- Эй, приятель, - окликнул его Ирвин, - ты случайно не знаешь, где выход на поверхность? Я, кажется, заблудился.
- Я тебе не приятель, я знаю, что для тебя есть лишь один выход, на тот свет! - ответил он и бросился на Эйхара.
- Это было ожидаемо, - пробормотал Ирвин, резко отходя в сторону и пропуская рыцаря мимо себя.
Поставив лампу на пол, он обнажил свой меч и приготовился сражаться.
- Ты сдохнешь во имя Хорала! - проревел рыцарь и атаковал Эйхара.
- Вообще не оригинально, - сказал ему Ирвин, выставляя блок мечом.
Но блок был пробит, и рыцарь познакомил Эйхара с ближайшей стенкой.
Падая, Ирвин задел масляную лампу, и та опрокинулась на землистый пол. Масло растеклось небольшим ручейком и вспыхнуло. Спасаясь от ожога, Ирвин резво отпрыгнул в сторону и снова приготовился сражаться. Но рыцаря и след простыл.
Тогда Ирвин стремительно затоптал горящее масло и даже забросал огонь землей. Как и говорил Кастмарк, подземелья были освещены факелами, поэтому в лампе больше не было нужды. После этого он двинулся дальше быстрым шагом, уверенный, что напавший на него рыцарь попросту сбежал.
Чем дальше продвигался Эйхар, тем отчетливее становилось понятно, что он заблудился. Борясь с беспокойством, Ирвин решил, что самое время повернуть назад. Однако коридоры были похожи один на другой, и он основательно пожалел, что не догадался делать пометки на поворотах. На одной из развилок он присел на землистый пол, чтобы немного отдохнуть и подумать.
Его взгляд привлек блеск золотых монет. Рядом оказалось большое помещение, заваленное золотом.
Ирвин так и подпрыгнул, чиркнув макушкой о низкий потолок. Не обращая внимания на боль в темечке, он на четвереньках заполз в неприметный закуток и, не веря своим глазам, запустил руку в ближайшую кучку золотых монет, заманчиво сверкавших в свете факелов. Место казалось волшебным, словно Ирвин оказался в сюжете сказок, которые рассказывала ему на ночь няня. Подземные тайники с сокровищами встречаются действительно разве что в сказках, но никак не в столичных катакомбах, где уже, пожалуй, каждый закуток обшарен городской стражей и такими вот любителями приключений, как инденхольмец Кастмарк. Ирвин даже снял шлем, чтобы лучше видеть сокровища, а потом ущипнул себя за щеку, чтобы проверить, не сон ли это. Получилось довольно больно.
Все еще не веря такой потрясающей находке, Ирвин некоторое время любовался золотыми монетами, перебирая их в руках, слушая мелодичный звон и даже чуть надкусывая монетки по краям, проверяя на твердость. Света факелов было недостаточно, чтобы подробно рассмотреть чеканку, но Ирвину сейчас было все равно, из какого королевства или герцогства эти богатства. Проявив чисто человеческую практичность, он принялся наполнять свой шлем монетами, используя его, как крынку. Он действительно жалел, что не взял с собой большой мешок. А в голове Ирвин уже прокручивал план, как замаскировать это место и оставить тайные знаки на подходе к нему. Он даже намеревался зарыть монеты в нескольких местах неподалеку – на случай, если его сокровищницу найдут. Похоже, теперь ему не придется ехать на юг.
В коридоре же впереди послышались голоса:
- Думаешь, найдутся такие дураки? - заговорил первый.
- Еще как найдутся, так что давай мы сперва найдем их, а потом будем думать, куда это все спрятать, - ответил второй, все это сопровождал топот закованных в латы ног.
Ирвин взволновался не на шутку. Здесь, совсем недалеко, шлялись какие-то оборванцы и вот-вот могли наткнуться на его добычу! Ирвин готов был до последнего защищать свое золотое логово. Он отложил в сторону наполненный монетами шлем и, стараясь не шуметь, притих в углу, надеясь, что незваные гости пройдут мимо, не заметив его.
Гости все же обнаружили помещение, но сразу же побежали со всех ног в другую сторону. Убедившись, что те двое не собираются отбирать его золото, Ирвин продолжил наполнять шлем монетами. А после вышел в коридор, чтобы прикинуть, в каких местах неподалеку можно зарыть свою добычу на то время, пока он сходит за большим мешком.
И такое место нашлось, ничем не примечательный тупик за поворотом подходил под такое место.
Ловко разгребая песок и рыхлую землю, Ирвин тщательнейшим образом закопал туда собранные золотые монеты, высыпав из шлема прямо в ямку. Присыпав сверху землей и притоптав ее, он критически оглядел свое творение, после чего подобрал мелкий острый камушек и сделал на стене неприметную пометку почти у самой земли. Затем, вернувшись в закуток с сокровищами, снова заполнил шлем и потащил добычу к следующему месту, подходящему для того, чтобы спрятать «заначку». Это место он также пометил зарубкой. Терпеливо перетаскивая золото и закапывая его по различным неприметным местам в коридоре, Ирвин чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.
За все то время его никто не потревожил, но как только он засыпал последнюю «заначку», в то помещение заявились несколько рыцарей в латах, в доспехах темнейшей ночи. Немного постояв, они после быстро убежали из этого места.
- Ну и пошли отсюда, сволочи, - бросил им вслед Ирвин. Он успел спрятать немало золота и пометить места, поэтому ему совершенно не нравилось, что уже второй раз вокруг да около шляются какие-то непонятные личности.
Закончив свои дела, Ирвин вышел в коридор и попытался сориентироваться, чтобы понять, в каком направлении он разошелся с Кастмарком.
Однако, судя по тому, что он увидел, стало быстро понятно, что он заблудился. И он услышал, как рыцари в латах снова явились в тот зал.
- Да епт! – буркнул Ирвин, чувствуя, как в нем снова закипает злость.
Он не успел отойти достаточно далеко, поэтому услышал, что кто-то снова наведался в место, где он не так давно спрятал свои заначки. Вытащив меч, Ирвин решил, что сейчас покажет этим бездельникам, почему нельзя шляться по подземельям без разрешения капитана городской стражи. У него-то, слава Аздрину, это разрешение условно было.
Перед ним же предстала четверка авантюристов, если так можно было назвать этих людей. Среди них был один человек в латных доспехах, в красном сюкро с пентаграммой. Позади же было трое с такими же знаками на одежде, один мужчина и две женщины.
- Господа и дамы, вы заблудились? – не очень приветливо бросил Ирвин, останавливаясь.- Может быть, вас проводить? – однако это предложение прозвучало вовсе не вежливо, а почти как «Валите отсюда, пока живы».
- Мне кажется, это вы заблудились, - ответил ему рыцарь.
- Вовсе нет, я прекрасно знаю свою дорогу, - отрезал Ирвин решительно. – И я здесь по распоряжению капитана городской стражи. Сержант Нел Зандер мое имя. Должен уведомить вас, господа и дамы, что в связи с чрезвычайным происшествием все горожане должны немедленно покинуть подземелья и не появляться здесь до завтрашнего дня. Будьте благоразумны и разойдитесь по домам, чтобы городская стража могла без трудностей выполнять свою работу. Это для вашей же безопасности, - выпалил он на ходу придуманную легенду.
- Бред, стража никогда не суется в подземелье. И если ты сержант, то где твои подчинённые? Впрочем, это не важно, - проговорив эти слова, рыцарь кинул в лицо Ирвину комок земли.
Ирвин и не надеялся, что эта подозрительная компания так просто уйдет. Он даже обрадовался, что дело наконец-то дошло до драки – теперь-то он покажет этим двоим (женщин он за врагов не считал) нарвавшимся типам, почему им сегодня стоило остаться в городе. Зажмурившись и прикрывая одной рукой глаза, он другой выхватил меч и отошел на несколько шагов назад, смаргивая пыль с ресниц, попавшую под забрало шлема. Ему повезло, что песка и пыли было немного – шлем защитил его от этой внезапной атаки.
- Ну что, господа хорошие, - задорно крикнул он. – Будем кидаться песком, как девчонки, или сразимся на мечах?
Рыцарь же незамедлительно перешел к дуэли, остальные же бросились обратно, но как только они скрылись с глаз, послышались крики с той стороны и лязг метала.
Ирвин успешно парировал несколько выпадов противника и воскликнул во время короткой передышки:
- Какие у вас смелые друзья, сударь – вон аж куда убежали!
Этим он надеялся разозлить неизвестного рыцаря и спровоцировать его на опрометчивые действия.
Однако рыцарь был неумолим, к этому моменту с той стороны подбежали черные рыцари Брингарда, и в этот момент противник отвлекся от боя. Ирвин не упустил свою удачу и что есть силы ударил рыцаря в челюсть рукоятью меча. Удар получился довольно сильным. При падении послышался треск костей. Брингардец, склонившийся над ним, констатировал факт:
- Ты его убил.
Ирвин растерялся, все еще будучи слегка не в себе.
- Я… я… - он запнулся и опустил меч. – Нет, я не хотел его убивать, это была всего лишь самозащита, - выпалил он решительно. – А вы, простите, кто?
- Сэр Ричард, а вы кто? - представился он.
«Конь в пальто», - хотел ответить Ирвин, но сдержался.
- Нел Зандер мое имя, - буркнул он. – Я обычный путник и здесь проездом. Помогаю капитану городской стражи. А вы, позвольте поинтересоваться, что здесь делаете? – бесцеремонно спросил он.
- Зарабатываю деньги, охотясь в этих подземельях, - без тени скромности ответил рыцарь.
- А это разве не запрещено? – спросил Ирвин, заинтересовавшись.
- У меня разрешение есть.
Ирвин подумал, что это не его дело, поэтому переменил тему:
- Этот человек напал на меня, - он кивнул на распростертый на земле труп. – Причем, я увидел его впервые за минуту до того, как он попытался убить меня. Наверное, следует позвать капитана стражи.
- Позвать? - удивился Ричард.
- Ну да, а что? – немного смутился Ирвин. – Не оставлять же здесь этого странного типа.
- Он мертв, ему уже все равно, капитан не оценит, если мы принесем труп.
- А оставлять трупы в подземелье – это обычное столичное дело? – фыркнул Ирвин.
- А вам что-то не нравится?
- Вас послушать, так складывается впечатление, будто все подземелья столицы завалены разлагающимися трупами, до которых никому нет дела, - решительно отрезал Ирвин, которого начинало раздражать, что этот человек никак не уйдет. Ему не терпелось заняться своей заначкой.
- Ну мне по пути тут попадались трупы, и я не вижу причин звать сюда Торка.
- Тогда нам с вами не по пути, сэр Ричард, - решительно сказал Ирвин. – Рад был встрече, но мне, пожалуй, пора своей дорогой, да и вам тоже.
- До встречи, - ответил на прощание удивленный Рыцарь.
- Всего хорошего, - бросил Ирвин не очень вежливо и пошел в другую сторону, однако не очень торопливо, намереваясь вскоре вернуться.
В той стороне оказалась девушка в черной рясе, от неё тянуло потусторонним холодом.
«Не подземелье, а проходной двор для нечистой силы, - подумал Ирвин. – Шляются тут всякие».
- Ничем не могу помочь, мадам, - издалека крикнул он. – На мое внимание уже претендует одна ненормальная демоница, так что счастливого пути и прощайте».
Круто развернувшись, он пошел назад – туда, где распрощался с Ричардом, надеясь, что тот уже ушел куда подальше. В том, что девица в черном была колдуньей или демоном, он не сомневался. Приличные городские девушки по таким местам не шляются, тем более без мужского сопровождения.
Но как только он достиг другого поворота там снова оказалась девушка в черной рясе.
«Вот овца», - подумал Ирвин, ничуть не постеснявшись таких мыслей в адрес женщины. Он сделал еще одну попытку пойти в противоположном направлении, не особо надеясь на успех.
- Бесполезно от меня бежать, - сказала она вслед уходящему.
Ирвин остановился и обернулся.
- Я и не думал бежать, мадам, - ответил он. – Но вы загораживаете мне дорогу. Если соизволите подвинуться и пропустить меня – буду премного благодарен.
- Я пропущу тебя только при одном условии.
- Даааа неужели? – развязно протянул Ирвин. – А если я просто подвину тебя в сторону, а, ведьма? – огрызнулся он, больше не пытаясь разыгрывать вежливость.
- Попробуй, - усмехнулась черная монахиня.
Ирвин почувствовал, что ему постепенно становится все равно. Переизбыток темной магии, сектантов и всеобщего неадеквата подействовал на него похуже пива. Ничуть не смущаясь, он направился к даме в черном, бесцеремонно схватил ее за плечи и решительно повернул спиной к стене – так, чтобы он сам мог пройти дальше.
- Извините, леди, - сказал он, при этом не чувствуя ни капли раскаяния, - но вы мешали мне пройти, а я очень спешу. Всего хорошего.
- Глупец, - сказала вслед Эйхару монахиня, и прямо перед ним возникла стена из тьмы.
Ирвин осторожно ткнул стену кончиком меча.
По стене пошла рябь, но она так и осталась плотной.
- Может, еще пальцем тыкнешь? - рассмеялась монахиня.
- Да что тебе от меня надо, ведьма? - разозлился Ирвин, поворачиваясь к женщине.
- Твоя демоница.
- Бери обеих, даром! - фыркнул Ирвин.
- Мой милый мальчик, у тебя она всего лишь одна, - со смехом проговорила монахиня.
- Ну забирай одну, мне без разницы, - пожал плечами рыцарь. - Вторую можешь в придачу забрать.
- А где же ты видел вторую? Любит тебя только одна.
- Да похрен, - отмахнулся Ирвин, не желая вдаваться в подробности. - Так я могу идти?
- Конечно, но для тебя у меня есть кое-что взамен твоей демоницы, дай мне свой меч.
- И демоницу тебе, и меч еще, не многовато ли? - возмутился Ирвин. - Может, еще что приложить? Нет уж, бери двух демониц, торг неуместен, мы не на рынке.
- Я хочу тебя отблагодарить, дай мне свой меч.
- Не дам, можешь словами поблагодарить, - милостиво разрешил Ирвин.
- Ты достоин большего, - упрямствовала она.
- Я всего лишь жалкий смертный, который достоин лишь того, чтобы ему дали пройти по своим делам, - наигранно вежливо ответил рыцарь.
Монахиня рассмеялась.
- А ты скромный, ну что ж, иди.
- Вот спасибо! – обрадовался Ирвин. – А может, ты мне еще и подскажешь, как выбраться на поверхность? Желательно в гостинице.
- Я могу тебя только направить, выбраться можешь лишь ты только сам.
- Я не прошу меня проводить, хотя бы подскажи направление.
- Прямо и на развилке налево, потом так до подъёма в гостиницу, но учти, воины света будут тебя там ждать, - сказала монахиня и ушла в стену тьмы. Сразу после этого стена исчезла, и самой монахини за ней не оказалось.
- Вот с этого и надо было начинать, - проворчал Ирвин. – А то угрозы какие-то… Тьфу, надоело!
Позже он размышлял, идя в указанном направлении:
«Наверное, стоило быть с этой дамой повежливее. Ничего она мне не сделала, даже дорогу указала, а еще вроде бы собирается избавить меня от той проклятой девчонки… Может, она хорошая, а я просто грубиян? – тут он задумался и добавил мысленно: - Да нет, бред какой-то. В этом городе все или демоны, или сектанты, или просто моральные уроды».
Он не забывал царапать на стенах крестики, чтобы не сбиться с пути и в дальнейшем отыскать место, где он закопал свои удивительные находки.
И в указанном направлении как раз был подъем в гостиницу. Обрадовавшись, Ирвин вложил меч в ножны и начал подниматься наверх. И сверху стали слышны звуки боя. Ирвин закатил глаза, вздохнул, но все же вытащил меч и стал подниматься по лестнице, уже приблизительно представляя, что он там увидит.
Что бы там он ни представлял, происходящее было больше похоже на пьяный бред, чем на реальность. Стражники отчаянно оборонялись от наседающей Королевской Гвардии. Сомнений в том, что это они, не было, слишком уж они были профессиональней во владении клинка, чем стражники.
Уже ничему не удивляясь, Ирвин принялся осторожно, вдоль стен, красться к выходу, дабы не мешать господам заниматься "делом".
Однако у него это не получилось. Несколько гвардейцев направилось к нему с явно недружелюбными намерениями. Ирвин стал отступать еще более поспешно. Ввязываться в драку ему совсем не хотелось. Пробежав к двери, Эйхар заметил, как гвардейцы отвлеклись на прибывшиее подкрепление из подземелье в виде стражи Дирленда. Как бы ни были плохи помыслы у гвардейцев насчет Ирвина, им сейчас не до него.
А Ирвину было не до них. Он вообще-то намеревался вернуться в подземелья, когда страсти поутихнут, чтобы выкопать свою заначку, но на настоящий момент предпочел просто выйти на улицу. А на улице было шумно, горожане стремились покинуть улицу, стража в большом количестве металась из стороны в сторону. К самому Ирвину подошли несколько встревоженных стражников.
- Что там происходит?
- Не знаю, разборка какая-то, - буркнул в ответ Ирвин, параллельно думая о том, где ему достать большой мешок. Желание захватить свое добро и убраться прочь из столицы росло с каждой секундой.
- Кого с кем? - сразу задал вопрос один из них.
- Да откуда я знаю, мужики какие-то, - огрызнулся Ирвин. - Идите да взгляните сами!
- Там действительно что-то произошло страшное, раз уж он говорить не хочет, ну пошли! - сказал другой стражник. Кто-то согласился, кто-то же не стал соглашаться и предложил подождать сержанта, слово за слово, началась демагогия.
Решив, что его это не касается, Ирвин тихонько сошел с крыльца и направился в конюшню, чтобы некоторое время посидеть там в одиночестве и подождать окончания общественных волнений.
И через некоторое время туда явились храмовники. Ирвин так и знал, что кто-то обязательно припрется, чтобы нарушить его уединение, поэтому сделал вид, что всего лишь осматривает стойло, в котором мирно жевала сено его кобыла.
- Вы кто такой? - спросил один из храмовников.
- Просто постоялец гостиницы, - учтиво ответил Ирвин, отворачиваясь от стойла и делая вид, будто только сейчас заметил храмовников. - Пришел забрать мою лошадь. Простите, что не могу снять шлема, культура черных рыцарей не позволяет мне этого сделать. Чем могу служить, святые братья?
- Мы ищем человека с данными чертами: светлые кучерявые волосы, неровно подстриженные, смуглая кожа, потемневшая от долгого пребывания под солнцем, мелкие черты лица. Вы не видели подобного?
- Дайте-ка подумать, - протянул Ирвин, прислоняясь к дверце стойла. - Каждый третий прохожий на улице. Что-нибудь еще?
- Нам указали, что подобный человек находится в конюшне, вы не видели тут кого-нибудь еще?
- Не знаю, может, вон там, за вязанкой сена прячется, - Ирвин махнул рукой в сторону дальнего конца конюшни и принялся отпирать стойло, показывая, что занят делом.
- Хм, ну ладно, да осветит Аздрин ваш путь! – кинули на прощание храмовники и ушли.
- И вам того же, святые братья, - пробормотал Ирвин в ответ и поспешно вытянул кобылу из стойла. - Вот ж прицепились, - сказал он ей. - И всем что-то от меня нужно.
Кобыла, разумеется, ничего не сказала. Подождав немного, чтобы дать храмовникам время убраться куда подальше, Ирвин осторожно выглянул на улицу, чтобы оценить обстановку.
На улице же было многолюдно, стражники на пороге гостиницы не пускали людей внутрь. В сторону конюшни же шла молодая девушка лет девятнадцати на вид.
Ирвин решил, что это самое время для того, чтобы свалить подальше отсюда. Новые знакомства не входили в его планы. Как ни в чем не бывало, он вернулся к равнодушно стоящей неподалеку кобыле и сказал:
- Все, Айра, хватит жрать, идем, - после чего взял лошадь под уздцы и вывел на улицу, стараясь принять вид как можно более повседневный.
На улице же тем временем народ не собирался расходиться. Ирвину было все равно, он тяжело забрался в седло и пнул кобылу в бока тяжелыми ботинками. Кобыла медленно двинулась с места, а Ирвин уже придумал хитрый план. Для начала следовало подождать, когда закончится эта неразбериха, а сделать это лучше всего в доме купца Миринфа. Там же можно будет раздобыть большой мешок для золота.
По пути ему никто не встретился. Казалось, вся улица умерла.
"Все или прячутся по домам, или стянулись поглазеть на драку в гостинице", - решил Ирвин, однако признался сам себе, что столичные дела его уже не касаются.
Он без проблем доехал до дома купца, взбежал на крыльцо и забарабанил в дверь. Ему было неважно, откроет ему сам купец или девица-демон. Он был согласен на оба варианта.

0

56

Ему же открыла служанка. Ирвин несказанно обрадовался.
- А, прекрасная госпожа Ирина, - воскликнул он, сам удивляясь, что так легко запомнил имя первой встречной девицы. - Не позволите ли скромному путнику увидеться с вашим хозяином?
- Хозяина дома нет, но обещал вернуться в ближайшее время, - мило ответила она.
- Тогда не будете ли вы против, если я подожду его возвращения в гостевой комнате?
- Не буду, - покрасневши, ответила она и пустила Келмаана в дом.
Сам по себе он не выделялся особой изящностью, видимо, Миринф очень мало проводил в нем время.
Ирвину показалось, что с тех пор, как он покинул дом Миринфа, прошел не один день, а целая вечность. Вроде бы ничего не изменилось с тех пор, но сейчас с ним не было дварфийки, Луорлики и остальных. Интересно, куда они подевались?
- Скажите, леди Ирина, надолго ли отлучился хозяин? - спросил Ирвин, заходя в прихожую и кладя в угол свой небольшой походный узел, который он побоялся оставлять на лошади.
- Ненадолго. Вам налить вина? - поинтересовалась Ирина.
- Буду премного благодарен, - охотно согласился Ирвин.
Правда, ему придется снять шлем, но отказываться было уже поздно. К тому же, ничего страшного, если его увидит служанка, пусть даже она и демоница, как говорил купец. Эта девица, вроде, не напрыгивала на него с весьма недвусмысленными намерениями, как Луорлика. Так что, даже если она и демон, Ирина нравилась ему куда больше.
Он присел на скамью около стола в гостевой комнате и принялся оглядывать крепкие, сложенные из цельного бруса стены, богато увешанные заморскими коврами и гобеленами. Мебель в комнате была крепкая, деревянная, добротная, наверняка привезенная из дальних стран. В этот момент Ирвин немного позавидовал купцу и его возможностям ездить по миру.
Затем Ирвин снял шлем и поставил его рядом на скамью. Пригладив рукой взлохмаченные кудрявые волосы, он принялся наблюдать, как Ирина достает посуду и разливает вино.
Как только она закончила разливать вино, то подала в руки Ирвина бокал. Само наблюдение было приятным, смотреть на Ирину вовсе стало приятно.
- Что-нибудь еще, господин? - спросила она.
- Благодарю, леди, - откликнулся Ирвин, принимая у нее из рук бокал. - Я был бы еще более благодарен, если бы вы немного посидели рядом со мной. У меня уже давно не было достойного собеседника, знаете ли... - он сам не понимал, что заставляет его говорить эти слова, однако желание пообщаться с этой девушкой было вполне реальным. Он отхлебнул вина.
- Как хотите господин, - ответила она и присела рядом, приятное ощущение усилилось. Сама Ирина будто не специально попыталась поправить распустившиеся волосы.
- Расскажите мне о себе, леди Ирина, - предложил Ирвин, неспешно потягивая вино. - Вам нравится столичная жизнь?
- Она не сравнится с жизнью в других городах. Скажу вам честно, я жила раньше в герцогстве Хаскрит, и если сравнить, то оно будет не в пользу Хаскрита, - ответила Ирина, проводя рукой по коленке и опустив взгляд.
- И что же привело вас в Дирленд? - поинтересовался Ирвин, бесцеремонно разглядывая девицу.
- Хорошая жизнь, - ответила Ирина.
- И вам здесь правда лучше живется?
- Лучше где либо. Вам налить еще вина? - спросила она.
- Прекрасное вино! - оживился Ирвин, краем сознания удивляясь, зачем он это делает. - Пожалуй, не откажусь. Спасибо за заботу и гостеприимство, прекрасная леди. По правде говоря, я сперва решил, что вы хозяйка этого дома.
- Ну что вы, - покраснела она и пошла наливать вино.
В этот момент открылась дверь дома.
- Ты выполнил свою часть сделки, отдал нам её, мы же тебя благодарим, - произнесла Ирина изменившимся голосом, вид прекрасной служанки сменился. - Если тебе будет одиноко одному, зови меня, - в своим истинном облике сказала она и исчезла в дыму, наваждение спало.

http://se.uploads.ru/t/tudDE.jpg

- Непременно позову, - пробормотал Ирвин, уже ничему не удивляясь. Когда бывшая служанка исчезла, Ирвин встал, взял наполненный бокал и снова присел с ним на скамью.
В этот момент в комнату зашел Торк с отрядом стражи.
- Кто тебя сюда пустил?
Ирвин пожалел, что не успел надеть шлем, но все же остался спокойно сидеть на скамье с бокалом вина.
- То же самое могу спросить вас, капитан, - невозмутимо ответил он.
- Миринф сейчас тяжело ранен, он попросил меня кое-что забрать, и он не говорил, что в его доме кто-то есть.
- Ну так забирайте, - милостиво разрешил Ирвин.
- А кто тебя впустил?
- А вас?
- Мне Миринф дал ключ.
- Когда я пришел, дверь была открыта, - ухмыльнулся Ирвин. - Я надеялся подождать здесь господина Миринфа, но, видимо, не судьба. Что же случилось?
- Его ранили гвардейцы.
- Ваши гвардейцы? - уточнил Ирвин. - Зачем же?
- Королевские гвардейцы, это связано со смертью короля,
- Ну и чем же им не угодил Миринф?
- Он начал искать истину, а им этого не надо было.
- Разве королевская стража не хочет найти убийцу своего короля? - удивился Ирвин. - Кстати, капитан, вина не желаете?
- Успею еще выпить вина, - кинул капитан и раздал приказы страже, они же разошлись по дому и стали искать что-то.
Ирвин встал и перенес на стол графин, из которого наливала вино Ирина. Он пододвинул капитану чистый бокал, себе же плеснул еще вина и сел на скамью.
- Обслужите себя сами, капитан, - довольно сказал Ирвин, закидывая ногу на ногу. - Итак... Посвятите меня в курс дела.
- Не при них, - тихо сказал капитан.
- Вы не доверяете своим солдатам? - хохотнул Ирвин, уже порядком развеселившись от вина.
Торк резко встал и повел Ирвина второй этаж. Найдя там ведро с холодной водой, он окунул туда Ирвина.
Не ожидавший такого резкого завершения экскурсии на второй этаж Ирвин с шумом и плеском вырвался, опрокинул ведро на пол и оттолкнул Торка.
- Да вы охренели, капитан! - воскликнул он, стряхивая воду с волос и вытирая лицо скатертью с ближайшего стола.
- Вы были пьяны.
- А вот и нет! - огрызнулся Ирвин. Вся его веселость быстро куда-то исчезла, и он принялся свирепо вытирать лицо, волосы и доспехи несчастной скатертью. - Мне просто уже надоел ваш сумасшедший городок, полный умственно отсталых людишек!
- Тогда зачем вы сюда приехали?
- Мимо проезжал и решил найти работу, - буркнул Ирвин, кидая скомканную скатерть обратно на стол. - Будто вы не знаете.
- Ладно, не будем об этом. Королевская гвардия напала, опасаясь слуха, что короля убил Королевский гвардеец - рассказал капитан.
Ирвин фыркнул и стал спускаться вниз по узкой деревянной лестнице. Внизу стражники все еще искали что-то. Ирвин, не обращая на них внимания, сел за стол и принялся допивать вино. Выходить на улицу в таком весьма мокром виде как-то не хотелось.
Но вино кончилось. Ирвин недоуменно посмотрел в пустой графин и даже перевернул его для верности, но из горлышка на стол вылилось всего несколько скудных капель. Вздохнув, рыцарь стал дожидаться, пока придет капитан. Капитан пришел через некоторое время. Будучи недовольным, он отправил стражников на улицу.
- Ну теперь-то вы можете говорить откровенно? - поинтересовался Ирвин.
- Я вам все сказал еще наверху, - ответил капитан.
- Всего лишь? Миринфа ранили из-за какого-то слуха? - переспросил рыцарь, вертя в руках пустой бокал.
- Гвардейцы не только на нас напали, они еще попытались взять штурмом казармы храмовников, в которых расположился Инквизитор, заинтересованный в поисках убийцы короля, - поделился еще информацией Торк.
- Зачем им это нужно?
- Убийцей короля оказался один из гвардейцев, они не хотели, чтобы это вышло наружу.
- И что, того гвардейца поймали? - поинтересовался Ирвин, хотя на самом деле ему уже было все равно.
- Нет.
- А что будет с Миринфом?
- Он будет жить, но нескоро встанет на ноги.
- В таком случае я хотел бы его навестить, - решил Ирвин, вставая. – Есть кое-что, о чем мне необходимо поговорить с Миринфом с глазу на глаз.
Стражники спокойно отвели Эйхара к неприметному дому и ввели внутрь. Дом был на вид не беден, но и не богато отделан, то тут, то там сновали слуги.
- Где расположился господин Аджес Миринф? – спросил Ирвин, ловя за руку какого-то мальчишку.
- Наверху он лежит, тетушка Арин ему перевязку сделала, много крови у него утекло, - ответил мальчишка.
- Ясно, - мрачным голосом ответил Ирвин, отпуская мальчика. – Спасибо.
Решив, что сам найдет лестницу наверх, Ирвин принялся бродить по дому. И он её нашел в одной из комнат.
Ирвин поднялся наверх. Наверху оказалось комната с открытой дверью, там на кровати лежал бледный Аджес. Ирвин тут же бросился туда и, подтянув стоящий поблизости стул, присел около кровати, внимательно разглядывая Миринфа.
- Кто это вас так, господин купец? - хмыкнул он.
- Гвардейцы, кто же еще, - вяло ответил он.
Выглядел Аджес плачевно, он может и не дожить до завтрашнего дня.
- Что-то не вижу, чтобы вокруг вас хлопотали заботливые слуги, - язвительно заметил Ирвин.
- Мне недолго осталось, так что стараться? - усмехнулся Миринф.
- Это вы сами так решили?
- Нет, ко мне приводили лечащего мага, да и не одного, все ссылались на какой-то яд, против которого магия бессильна. Так зачем вы пришли? Посмотреть на умирающего старика?
- Не такой уж вы умирающий и не такой уж старик, - проворчал Ирвин. - Я пришел не жалеть вас. Еще сегодня утром я подумывал уйти из всего этого дела по личным причинам, но потом вдруг вспомнил, что дал вам слово. Мой долг рыцаря обязует меня его исполнить. Поэтому я должен спросить, что вам известно по поводу гвардейца, который, предположительно, убил короля? Поделитесь со мной любой информацией, чтобы я мог продолжить исполнять условия сделки.
- Мне мало что известно. Известно, что он из рода Илсуров, и он единственный наследник своего рода. Его семья владела деревушкой недалеко от Дирленда, возможно, уже нет. Больше знает капитан гвардии, но он вряд ли вам что-либо скажет, - поделился информацией Аджес.
- Почему вы думаете, что именно этот человек мог убить короля? - несмотря на вино, ум Ирвина снова стал работать очень ясно.
- Известно, что он покинул город после того, как убили короля. Говорили, что капитан гвардии его лично отпустил, но это неправда.
- Какие против него еще есть улики?
- Он подозревался в убийстве храмовника, но улик было недостаточно, и его отпустили.
- Интересно, - протянул Ирвин, потирая руки. - Что ж... Видимо, мне придется наведаться в королевский дворец. А вы, купец, молитесь Аздрину, чтобы он исцелил вас либо же избавил от страданий, даровав быструю смерть, - не удержавшись, добавил он с легким оттенком ехидства.
- Мне уже поздно молиться, - сказал на прощание Миринф.
- Да ладно вам хоронить себя заранее, - сказал Ирвин, вставая. - Может, все обойдется. И вообще, не советую вам умирать, не решив вопрос с вашим наследством. Мой отец умер очень невовремя, и вся семья за это поплатилась.
Аджес ничего не ответил.
- Миринф? - переспросил Ирвин, наклоняясь над купцом.
- Идите, - кинул безразлично он.
Ирвин хмыкнул и выпрямился.
- Что ж, надеюсь, еще свидимся, - ответил он и отвернулся, чтобы уйти.

0

57

Без помех он спустился на первый этаж и вышел из дома. Ему было безразлично, чей этот дом, кто притащил сюда Миринфа, и останется ли купец жив. Выглядел Миринф неважно, но Ирвин почему-то не верил, что все закончится трагично. Ему показалось, что купец просто ломает трагедию на пустом месте.
Как бы там ни было, он потрепал свою лошадь по холке и сказал:
- Появилось одно дело, но не волнуйся. Как только эти идиоты уберутся из гостиницы, я вернусь за своим золотишком.
Ирвин забрался на лошадь и поскакал в сторону дворца, возвышающегося на высоком холме в стороне от Дирленда.
Солнце клонилось к горизонту, люди потихоньку расходились по домам, нередкие отряды стражников с уже зажжёнными факелами награждали вопрошающими взглядами рыцаря. Но так никто ничего не спросил.
"Ну и пошли вы к Хоралу", - подумал Ирвин, продолжая свой путь.
Он без проблем достиг высоких ворот, за которыми начиналась широкая мостовая, ведущая к дворцу.
Дворец в лучах уходящего солнца был прекрасен. С одной стороны, он больше походил на Церковь своими величественными шпилями и мозаиками, с другой, на ратушу своей простотой. Видимо, королю при жизни была противна помпезность, и он был религиозен.
Ирвину было не до любования окрестностями и местной архитектурой, поэтому он просто подъехал к гвардейцам, охраняющим ворота, и решительно сообщил:
- Мне нужен гвардеец Илсур, у меня для него срочное послание из дома. Сказано передать лично в руки.
Ирвин не знал имени этого человека, но решил, что фамилии будет достаточно.
- Гвардеец Илсур отсутствует по распоряжению капитана, вы можете передать мне его письмо, я передам его капитану, а он передаст его Илсуру, - ответил гвардеец.
- Не могу, - покачал головой Ирвин. – Мне велено отдать лично гвардейцу Илсуру и как можно быстрее. Речь идет о его семье. Где его можно найти?
- Я не могу сказать неизвестно кому, где находится мой брат по оружию.
- Ваша преданность похвальна, но неужели вы пожелаете держать вашего брата по оружию в неведении относительно беды, в которую попали его родственники? Его присутствие требуется дома незамедлительно, и я дал слово чести передать ему письмо. Илсур не обрадуется, если узнает, что по вашей вине он не получил весть вовремя, когда еще можно что-то исправить, - настаивал Ирвин.
- Назовите имя и фамилию родственника, - сдался гвардеец.
- Не имею права, - вздохнул Ирвин. - Речь идет о чести семьи. Вы должны понимать, что гвардеец Илсур не обрадуется, если я стану причиной ненужных слухов. Вы знаете, где его найти? Мне всего лишь велено отдать письмо и сразу мчаться назад.
Гвардеец, ничего не ответив, ушел и вернулся через несколько минут с другим гвардейцем.
- Я Илсур, прошу пройти со мной, если вы действительно собираетесь отдать мне письмо, связанное с моей семьей, - сказал гвардеец.
Такого Ирвин точно не ожидал. Уж не купец ли говорил недавно, что этот самый Илсур сбежал из города? Предчувствуя неприятности, Ирвин спрыгнул с лошади и взял ее под уздцы. Исправлять что-то было уже поздно. Раз уж начал врать - придется врать до конца.
- Хорошо. Я передам вам письмо там, где не будет посторонних глаз и ушей, - сказал он.
- Тогда пойдемте со мной, - ответил ему Илсур.
Ирвин молча последовал за гвардейцем, на ходу придумывая новую легенду.
Гвардеец отвел его во Дворец, и в одной из комнат остановился, после того как он зажег свечи гвардеец повернулся к Эйхару.
- Теперь давайте письмо.
Ирвин тут же снял шлем, вытянулся в струну и заложил руки за спину. У него было достаточно времени, чтобы мысленно отрепетировать этот момент.
- Гвардеец Илсур, вы обвиняетесь в пособничестве заговорщикам против королевской власти! – торжественно объявил он. – Мое имя сержант Зандер, и я действую по распоряжению капитана городской стражи. Вам предлагается немедленно проследовать со мной в городскую тюрьму для дальнейшего ожидания или же сейчас ответить на несколько вопросов.
- Я думал, вы придумаете что-то более интересное. Я не Илсур, я гвардеец Мас, - ответил он.
Если Ирвин и растерялся, то не подал виду и довольно быстро сообразил, как ответить:
- В таком случае, зачем вы прикинулись Илсуром? Ваши действия расцениваются как пособничество подозреваемому в преступлении против королевской семьи, - отчеканил он, как, по его мнению, должны разговаривать городские стражники.
- Илсур отсутствует по распоряжению капитана на важном задании, он должен был связаться с нами через неизвестного человека.
- В таком случае, Мас, вам лучше рассказать, где находится Илсур, чтобы на вас не пало подозрение как на соучастника преступления.
- И какого же преступления? - самоуверенно произнес он.
- Ни больше ни меньше - убийство короля! - четко произнес Ирвин, наблюдая за реакцией гвардейца. - Вам лучше сообщить мне, где Илсур.
- А какие у вас есть доказательства? - с усмешкой ответил Мас.
- Этого я не имею права раскрывать.
- А если я позову сюда нашего капитана, вы скажете ему?
Ирвин быстро прикинул, разумно ли звать сюда капитана, который может в два счета раскусить его нехитрую ложь. Но все же брякнул прежде чем принял рациональное решение:
- Отведите меня к вашему капитану, я побеседую с ним наедине.
- Хорошо следуйте за мной, - ответил Мас и повел Эйхара по коридорам.
Вскоре он привел Келмаана во внутреннее помещение, освещали которое только факелы. За столом сидел капитан гвардии в доспехе, поверх которого было алое сюкро. Капитану на вид было лет тридцать, не меньше. Через старое лицо проходил шрам. После того, как Мас завел Ирвина в помещение, он удалился.
- Прошу, сядьте, я капитан гвардии Ян Сигизмунд. Надеюсь, у вас есть важная причина приходить ко мне вечером.
Ирвин, не снимая шлема и стараясь держаться максимально прямо, ответил:
- Я – черный рыцарь на службе городской стражи, мое имя Нел Зандер, и я здесь по распоряжению моего капитана, - он сам не заметил, как снова запутался в своих вымышленных личностях и представился Нелом вместо Рафала. Однако исправляться было уже поздно.
После этого он сел и продолжил:
- Капитан Торк надеется, что вы окажете сотрудничество в поимке опасного преступника. Ваш гвардеец по фамилии Илсур подозревается в соучастии в преступлении. Я имею в виду трагическую кончину нашего пресветлого короля.
- У вас есть доказательства причастности Илсура?
- У меня есть свидетель. Купец Аджес Миринф, - брякнул Ирвин, не подумав, разумно ли упоминать здесь имя купца. Вдруг капитан гвардейцев тоже на стороне преступников?
- Вы нашли человека которому можно верить, - с усмешкой произнес капитан.
- Капитан Торк рассматривает все обращения к нему, - сдержанно ответил Ирвин. – Мы не можем игнорировать столь серьезное обвинение. Я здесь, чтобы пообщаться с Илсуром лично.
- Это невозможно, он отсутствует по моему распоряжению.
- Насколько далеко Илсур находится от дворца?
- В пяти днях пути.
- Неужели? - воскликнул Ирвин. - И как давно Илсур там находится?
- Пять дней.
- То есть, его не было во дворце, когда был убит король? - уточнил Ирвин, хотя это было и так ясно.
- Да.
- В таком случае, вы можете предположить, отчего купец Миринф мог свидетельствовать в виновности Илсура?
- Честно говоря, я не знаю, почему он решил, что виновен именно он.
«Кто-то врет», - решил Ирвин. И поскольку Миринфа он знал немного дольше, чем капитана королевской гвардии, то был склонен предположить, что капитан просто покрывает возможного преступника или соучастника. Но за неимением доказательств и вообще находясь здесь под фальшивой личиной, он мало что мог противопоставить. Скорее всего, придется уйти из дворца с пустыми руками и отказаться участвовать в деле.
И действительно, на кой ему деньги купца, если в подземельях его ждут несметные богатства?
- В таком случае могу ли я узнать, чем городская стража может помочь в поимке преступника? – на всякий случай спросил он, решив, что разговор скоро будет окончен. Вряд ли получится вытрясти из капитана какую-то информацию. Ирвин чувствовал, что его расследование зашло в тупик.
- Да собственно нечем, - ответил капитан перед тем, как в помещение зашел гвардеец.
- Господин капитан! Что-то произошло в оружейной! Вы срочно нужны там! - вскрикнул он.
- Хорошо, сопроводите господина Нела до выхода, я сам со всем разберусь, - ответил капитан и, взяв в руки меч, вышел из помещения.
- Прошу за мной, - сказал гвардеец Эйхару.
- Прошу прощения за беспокойство, - поспешно крикнул Ирвин вслед капитану, вставая. - Видимо, произошла какая-то ошибка. Мне не следовало отнимать ваше время, да еще в столь поздний час.
Он решил, что пора убираться отсюда, пока его самозванство не раскрылось. И он торопливо проследовал за гвардейцем.
- А что случилось в оружейной? – как бы невзначай спросил он, не особо рассчитывая на внятный ответ.
- Не знаю, - получил Ирвин внятный ответ, через некоторое время его вывели за пределы дворца и оставили один на один с ночным Дирлендом.
Так ничего и не узнав, Ирвин подумал, что у него единственный путь – это забрать достаточно золота из подземелий и убраться из города. Но любопытство требовало проведать купца – не окочурился ли он уже. Забрав лошадь, оставленную у ворот, и забравшись верхом, Ирвин неспешно поехал в город.
В городе же, кроме ночных патрулей стражи, ничто не привлекало внимание. Ирвин, с трудом ориентируясь в ночном освещении, поехал к дому, где он последний раз видел купца. В том доме же горел свет, и метались в окнах люди. Что бы там ни происходило, дело очень серьезное.
Ирвин спрыгнул с лошади и решительно прошел к двери, дернув ее за ручку. Но дверь была закрыта. Ирвин постучал. И ему открыл один из наемников Аджеса.
- Быстрее проходите, - только и кинул он.
Не задавая вопросов, Ирвин пошел за наемником.
- Вы никого следующего за вами не заметили?
- Да вроде нет, - ответил рыцарь.
- Идите на второй этаж. Босс с минуты на минуту отправится на тот свет, поспешите.
Ирвин без лишних расспросов по уже знакомой лестнице поднялся наверх, перепрыгивая через две ступени сразу, и вскоре оказался в комнате, где он последний раз видел раненого купца. Купец и поныне лежал там, и, похоже, конец его близок как никогда.
- Ну что, Миринф, помолиться-то успели? - поприветствовал его Ирвин.
- Не смешно, - еле проговорил он.
Ирвин подтянул к себе трехногий табурет, на котором сидел в прошлый раз, уселся и склонился над Миринфом, не снимая шлема.
- Зачем вы сказали, что Илсур причастен к убийству короля? - строго спросил он. - По словам капитана гвардии, Илсур уже пять дней как отсутствует. Так кто все-таки лжет - капитан или вы?
Услышав это, Аджес рассмеялся.
- Юноша, вы и вправду думаете, что капитан гвардии сознается в том, что один из его подчинённых предатель? - с усмешкой ответил Миринф.
- Я знаю его не лучше, чем вас, купец, - ответил Ирвин, - и не могу делать выводы, кому я могу верить на слово.
- Вы же сами видели гвардейцев в гостинице.
- Ну и что?
- А то, что вас хотели убить, вас нисколько не смущает?
- Там была какая-то потасовка, в которую я не планировал вмешиваться, - вспомнил Ирвин. - И вообще, я был во дворце и беседовал с капитаном. Если бы гвардейцы собирались убить меня, они бы это сделали, не так ли?
- У них, наверное, была на это причина.
- Даже если причина и была, я об этом никогда не узнаю. А вам, Миринф, срочно требуется лекарь – и желательно не тот старый осел, который сказал, что для вас нет надежды. С вашего позволения я сейчас же пошлю слуг за другим лекарем, - сказал Ирвин.
- Их тут уже с десяток побывало, молодые и старые, опытные и неопытные, слушай меня мальчик, лучше уходи из города, то что в нем творится обернется большой резней, и тебе лучше быть подальше от этого места, - ответил Миринф.
- Вообще-то именно это я и собирался сделать, - с горечью признался Ирвин. – Я вернулся, чтобы отдать вам ваши деньги и сообщить, что не смогу более участвовать в расследовании. Боюсь, я зашел в тупик.
- Что ж, оставьте деньги себе, мне они уже не пригодятся.
Ирвин все же достал из ниоткуда серый мешочек и бросил на шаткую тумбочку. Раздался мелодичный звон.
- Здесь все, что вы мне дали на расследование, я не потратил ни единой лишней монеты, - сказал он. – Так будет честно. Я устраняюсь из этого дела и советую вам, Миринф, если вы все же собираетесь в потусторонний мир, позвать писца и продиктовать ему ваше завещание. Не то слуги очень быстро растащат все ваше добро.
- Идите уже - кинул на прощание Аджес.
- Может, еще увидимся, - ответил Ирвин, вставая.
Выходя в узкий коридор, он думал о том, что зря вел себя с Мринфом так грубо. Стоило, пожалуй, сказать несколько одобряющих слов, ведь Миринф умирает в одиночестве, покинутый и друзьями, и родными. Подумав об этом, Ирвин вдруг остановился, подивившись неожиданно возникшей идее. Сам не зная, зачем он снова лезет куда не следует, он огляделся, нет ли поблизости слуг, и тихонько позвал в никуда:
- Ирина! Эй, Ирина, ты меня слышишь? Тут твой хозяин умирает.
- Что тебе надобно? - раздался милый её голос.
Ирвин снова огляделся, ища источник голоса.
Но источник так и не удалось обнаружить.
- Не ищи меня, я сама к тебе явлюсь как только пожелаю, так что тебе надобно?
- Эм… - Ирвин замялся, поскольку не рассчитывал, что демоница действительно ответит. – Миринф умирает. Ты можешь ему как-то помочь?
Он подумал, что раз Ирина некоторое время прикидывалась служанкой в доме Миринфа, то ее наверняка что-то связывает с купцом. Возможно, она присматривала за ним по приказу высших сил или просто развлекалась.
- Я могу ему помочь, но после к нему обязательно заявятся храмовники с инквизитором, так как моя помощь оставит на нем след, который обязательно учуют.
- Ну уж это Миринф как-нибудь переживет, - хмыкнул Ирвин. – С его-то деньгами. Так что ты хочешь взамен за исцеление Миринфа?
- Ты плохо знаешь храмовников и инквизиторов. Попытается Аджес что-нибудь такое провернуть, отлучат от церкви, имущество разделят пополам между купцами, и никто его больше не увидит.
- В таком случае Миринф может попросту сбежать из королевства. Это лучше, чем смерть, - воскликнул Ирвин.
- Ну, ты сам попросил. Жди меня на улице, я приду к тебе, - ответила она, и наступила тишина, через несколько минут по дому разнесся крик:
- Купец пропал!
Наемники же, недоумевая, искали его по всему дому, но так и не нашли, на Эйхара начали коситься.
Ирвин, опомнившись, стремглав бросился на улицу и принялся торопливо отвязывать лошадь. До него с запозданием дошло, что он только что под влиянием каких-то глупых эмоций заключил сделку с темными силами. Теперь ему хотелось только одного – просто уехать из города.
- Куда? Стоять! - крикнули ему в след наемники.
Ирвин обернулся.
И увидел что на него со злобой смотрят пятеро наемников.
- Куда ты собрался?
- Спать, конечно. Поздно уже, - как ни в чем не бывало, ответил Ирвин.
- После вашего разговора с Аджесом он пропал, не хотите ли рассказать нам, куда он делся и о чем вы с ним говорили?
- Что значит пропал? - уточнил Ирвин.
- То и значит пропал.
- Я просто пришел его проведать и, возможно, попрощаться, - пожал плечами Ирвин. – Вы же не думаете, что я мог положить Миринфа в карман и уйти? Поищите хорошенько в доме – возможно, он вышел в уборную, а вы панику подняли.
- Он был не в состоянии подняться с кровати! О чем ты говоришь!
- Можно подумать, ему в уборную не надо! Может, попросил слугу помочь подняться. Да я откуда знаю? Можете осмотреть мою лошадь - как видите, я Миринфа с собой в мешке не утащил, - разозлился Ирвин.
- Мне это надоело, ребята! Хватайте его!
Ирвин, недолго думая, запрыгнул на лошадь и что есть силы ударил ее по бокам.
- Вперед, Айра! - крикнул он.
Кобыла всхрапнула и сорвалась с места, обдав наемников облаком пыли. Наемники не стали преследовать Ирвина, ибо было нечем. Ирвин же во весь опор мчался к городским воротам.
Ворота, как неудивительно, ночью оказались закрыты. Стража, взволнованная прибытием Ирвина, организованным отрядом шла прямо на него.
Ирвин не растерялся и потянул лошадь за поводья. Та с тихим ржанием замедлилась и остановилась.
- Мне нужен капитан Торк! – решительно объявил Ирвин, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Я сержант Катор, кто требует? - ответил ему он.
- Ирв… Зандер его требует! У меня дело к капитану, срочное.
- Тогда идите за мной.
Ирвин неторопливо направил кобылу следом за сержантом. Сержант же вел Эйхара во внутренние помещения казармы, которая располагалась возле городских ворот.
- Ну и где капитан Торк? – нетерпеливо поинтересовался Ирвин.
- За этой дверью, - сказал сержант и вошел в комнату.
В комнате капитан Торк сидел за столом, заваленном бумагами. Как только Катор зашел, он оторвал взгляд от бумаг.
- Господин капитан! К вам прибыл некто Зандер, говорит, у него к вам дело, срочное, - отчеканил он.
- Можете идти, - кинул ему в ответ Торк.
Сержант покинул комнату и дал Ирвину пройти в помещение.
Ирвин вошел со словами:
- Капитан, у меня к вам дело.
- Закройте дверь, пожалуйста.
Ирвин закрыл за собой дверь.
- Говорите, что за дело.
Не дожидаясь приглашения, Ирвин стремительно пересек комнату и, подтащив одной рукой свободный стул, уселся около стола напротив Торка. Весь его вид выражал серьезную решительность, несмотря даже на то, что он так и не снял шлема. Решение рассказать обо всем капитану возникло у него спонтанно, едва он увидел отряд стражи у городских ворот, но Ирвин ни секунды не сомневался, что поступает правильно.
Еще когда он выходил от купца, его стали одолевать сомнения в планируемом побеге с запасами золота, а сейчас он и вовсе понял, что грабить награбленное – удел законченных воров. Ирвин сейчас чувствовал себя так, будто кто-то снял с его глаз пелену, и он представить себе не мог, как раньше был ослеплен неожиданно свалившимся на него богатством и на полном серьезе хотел украсть найденное золото, а потом вернуться с ним в свою деревню. Но ведь золото наверняка оказалось в подземельях не просто так! Наверняка его украли из городской казны и спрятали до поры до времени. Возможно, наутро он пожалеет о своем чистосердечном порыве, но сейчас Ирвин был уверен, что следует рассказать обо всем капитану.
- Когда я осматривал подземелья в компании Кастмарка, - начал он свой рассказ, - то заметил двух неизвестных личностей, обсуждавших некие золотые запасы. Следуя за ними, я обнаружил хранилище, полное золотых монет и драгоценностей. Скорее всего, это золото попало туда нечестным путем. Часть я сумел перепрятать, но там осталось еще много, за которым могут вернуться те двое. Не сомневаюсь, что они попросту украли где-то это золото. Я отметил путь до хранилища и могу провести вас туда хоть сейчас.
Ирвин произнес это на одном дыхании и испытал облегчение, когда закончил рассказ. Словно излил душу. В каком-то смысле так и было.
- Это очень интересно, вы сможете провести отряд в это место? - сразу поинтересовался Торк.
- Конечно, я для этого и пришел! - воскликнул Ирвин.
- Хорошо, тогда немедленно выдвигаемся. Кстати, а вы не знаете, куда делся Кастмарк?
- Не видел его с тех пор, как мы разминулись в подземельях, - Ирвин решил не вдаваться в подробности ссоры. – Я полагаю, он должен был успешно вернуться в город.
- Но его никто не видел.
- Может, он домой пошел, - пожал плечами Ирвин.
- Это не похоже на него, - отвлечено ответил капитан и вышел, оставив Эйхара одного.
Ирвин хотел выйти следом, но тут словно вспомнил о чем-то важном. Остановившись, он нерешительно спросил в пустоту:
- Ирина?
- Да, дорогой?
- Куда ты спрятала Миринфа?
- В Хаскрите.
- Он в порядке?
- Да.
- Что ж, надеюсь, он не будет слишком злиться на меня, - хмыкнул Ирвин. - Ты хочешь что-то взамен?
- Нет, дорогой.
- Что-то не верю, что ты вылечила Миринфа по доброй воле, - сказал Ирвин. - В чем подвох?
- Никакого подвоха.
- Ладно, мы еще поговорим об этом, а сейчас мне нужно сделать одно доброе дело, - проворчал Ирвин, направляясь к двери.
Не успел Эйхар подойти к двери, как зашел капитан.
- Ну что, мы уже отправляемся? - осведомился Ирвин.
- Уже, - подтвердил он.
- Я готов.
- Это хорошо, идите за мной, - ответил Торк и вышел из помещения.
Ирвин последовал за капитаном. Что-то подсказывало ему, что эта ночь будет особенно долгой.

0

58

Как только капитан с Эйхаром вышли, он задал вопрос:
- Так все же что произошло с Кастмарком?
- Я же сказал - мы разминулись в подземельях, чтобы осмотреть как можно больше, - неохотно буркнул Ирвин. - Потом я задержался, перепрятывая золото, и поэтому Кастмарка больше не видел. Я подумал, что он уже давно должен был вернуться в город.
По правде говоря, Ирвин столько насмотрелся под городом, что попросту забыл о существовании Кастмарка.
- Ясно все с вами, - только и ответил Торк.
К этому времени подошел отряд стражников, и капитан вместе с ними двинулся в сторону гостиницы. Ирвин пошел рядом с капитаном. Как только они пришли к спуску в подземелье в гостинице, Ирвина отправили следом за парой стражников вниз, для поиска пути.
- Нам понадобятся факелы или масляные лампы, - предупредил Ирвин.
- У нас все с собой, - ответил сержант стражи.
- Я на это надеюсь, - хмыкнул Ирвин.
Отряд продолжил спуск в подземелье. Ирвин спустился следом и, оказавшись внизу, недоуменно осмотрелся. Ему казалось, что с тех пор, как он покинул подземелье, прошла целая вечность. С трудом он сориентировался, найдя на стене собственную пометку-крестик, и воскликнул:
- Нам нужно идти туда, где указаны вот такие крестики. Эти метки приведут нас к месту, где воры спрятали золото!
- Такое чувство, что тут не были целую вечность, - еле слышно проговорил один из стражников.
Отряд же, светя факелами, пошел в том направлении, где были пометки. Так отряд прибыл к месту. Они нашли то золото, про которое говорил Эйхар.
- Святой мученик.... это же сколько золота тут? - шокировано проговорил стражник.
- Господин Зандер, идите с Магдом и Эльдом и расскажите капитану, что мы нашли золото, - обратился сержант к Ирвину.
- Пошлите кого-нибудь другого, а я останусь здесь, - ответил Ирвин решительно. – Я спрятал остальное золото тут неподалеку, чтобы сберечь его от воров. Мне нужна помощь, чтобы его раскопать.
На самом деле Ирвин просто хотел лично проследить, чтобы до прибытия капитана никто из солдат не сунул себе в карман горсть монет.
- Я не думаю что оно куда-то убежит, - усмехнулся сержант.
- Тем не менее, ваши люди без меня ни за что не найдут то место, где я спрятал золото, - продолжал стоять на своем Ирвин. – А отправить весточку капитану может кто-то один, необязательно посылать аж троих.
- Объясните мне, пожалуйста, почему вы так упорствуйте? Думаете, что золото убежит? Или что? - упорствовал сержант.
- Это вы мне объясните, зачем вы посылаете аж трех человек, чтобы оповестить капитана? – повторно вопросил Ирвин, для которого этот нелепый спор уже успел превратиться в дело принципа. – Кто-то один не справится?
- Вы знаете путь лучше нас, вы знаете, что водится в этих подземельях, и для вашей же безопасности я выделяю вам двух своих человек.
- Да я впервые спустился в эти подземелья прошлым днем! – слабо возмутился Ирвин. – Я знаю о подземельях не больше вашего. Все же я считаю нецелесообразным посылать к капитану аж троих человек – пускай идет кто-то один и ориентируется на крестики на стенах, я ставил их на поворотах. Теперь здесь даже ребенок найдет обратную дорогу. А я пока покажу вам, где следует откапывать золото, которое я зарыл подальше от воров, - предложил он, уже не сомневаясь, что его попросту хотят спровадить куда подальше.
- Вы знаете, что тут водится в подземельях?
Ирвин решил прикинуться дурачком.
- Крысы, я полагаю? – равнодушно спросил он.
- Все же я настаиваю на том, чтобы вы пошли с моими людьми, - заявил он.
Ирвину это затянувшееся препирательство нравилось все меньше и меньше. Он теперь уже был абсолютно уверен, что стражники своруют золото, как только он уйдет. И хоть золото ему не принадлежало, Ирвин почувствовал, что для него теперь это дело принципа – не своровать ничего самому и не дать этого сделать другим. Поэтому он решительно стоял на своем:
- Не могу пойти, сержант, - отчеканил он. – Мой долг перед вашим капитаном велит мне остаться здесь и следить за сохранностью королевских сокровищ. Ничего личного, но я не обязан выполнять ваши приказы. Пошлите к капитану тех, кто напрямую вам подчиняется.
- Ясно, тогда будьте здесь с моими людьми, я сам отправлюсь к капитану, - сдался сержант и, взяв двоих, пошел к капитану.
Ирвин слегка растерялся, не ожидая, что сержант так легко уступит в споре, и даже почувствовал себя неловко. Может быть, не стоило плохо думать о сержанте?... Впрочем, как бы там ни было, Ирвин огляделся по сторонам, оценивая, чем заняты остальные стражники. Открывать им место своей «заначки» он не собирался до прибытия капитана.
Стражники же сбились в кучу и обсуждали находку, выдвигая теории одна безумней другой. Кто-то предположил, что это купеческий клад на черный день, кто-то, что золото из королевской казны, кто-то, что это клад сектантов, и никого не было на посту на случай, если сюда заявятся названные гости.
«Вот бездельники», - подумал Ирвин и стал топтаться напротив входа в пещеру, чтобы, во-первых, не дать кому-нибудь повода запустить руку в кучу золотых монет, а во-вторых, чтобы вовремя заметить возвращение воров.
До него со временем донеслись голоса:
- Ты точно уверен, что оно тут?
- Клянусь рогами шлема Хорала!
- Тише ты! Рогами шлема ты не клянись, а то деспот с нас тридцать три шкуры спустит, если мы это не найдем.
- Вы это слышали? - спросил стражник за спиной Эйхара.
Ирвин резко метнулся в пещеру и спрятался за углом.
- Эй, вы, - негромко окликнул он стражников, - хватит болтать, сюда, скорее!
Стражники же отвлеклись от разговоров и под руководством старшего среди них подготовились к встрече гостей. Старший рукой подзывал Эйхара. Ирвин подошел, удивившись, почему этот товарищ не хочет присоединиться к нему в пещере с сокровищами.
Тем временем воины в черной латной броне зашли в комнату. Ирвин на всякий случай вытащил из-за спины меч. Зайдя в комнату, они немедленно же стали набивать её добром, в этот момент старший из стражи обратился к Эйхару:
- Господин, как только я крикну, вы сразу бегите к тому выходу, откуда вышли эти бандиты, за вами будут мои люди, нужно схватить их и доставить капитану стражи, вы все поняли?
Ирвин вполголоса ответил:
- Все понял.
- Тогда начинаем. ВО СЛАВУ КОРОЛЯ! - крикнул что есть сил старший и вместе со стражниками понесся на рыцарей в черных латах.
Ирвин быстро оценил количество противников (всего пятеро неудачников, решил он) и в несколько прыжков обогнул хаотично собравшуюся компанию, оказавшись у входа в пещеру. Развернувшись, он выставил перед собой меч и провозгласил:
- Попались! Сдавайтесь, прислужники Хорала, вам не уйти от возмездия!
А сам подумал: «Круто я загнул».
Воины Хорала были не из трусливых, и закипела жаркая схватка со стражниками. Пока трое яростно бились с остальными, двое направились к Эйхару и двум стражникам. Ирвин не дрогнул и упрямо загораживал проход, намереваясь не дать ворам сбежать в запутанные коридоры подземелий. Он вытянул меч перед собой и приготовился обороняться. И воины Хорала обрушили на него и стражников всю свою ярость, двое с трудом могли сдерживать натиск одного.
Ирвин защищался, как мог, сжав зубы и схватив рукоять меча обеими руками. Сталь оглушительно звенела, вокруг слышались чьи-то вскрики и яростное рычание, Ирвин и сам периодически кричал что-то неразборчивое в адрес своих противников. Безумие неожиданной схватки охватило его, и он двигался бездумно, как во сне, с трудом осознавая реальность происходящего.
Чем дольше шел бой, тем сильнее казалась пещера оторванной от реальности. В конце концов, когда Эйхар пришел в себя, он понял, что его держат несколько стражников, не давая ему приблизиться к пленному воину Хорала. Ирвин предпринял еще одну попытку вырваться из захвата.
- Да отпустите же меня! – потребовал он.
- Спокойней, рыцарь! Спокойней! Дышите глубже! - донеслось ему в ответ.
- Да дышу я, блин, - раздраженно ответил Ирвин, но вырываться перестал. – Я спокоен. Все в порядке. Можете наконец перестать меня держать?
- Ладно, отпустите уже его, - послышался голос сержанта.
- Да, отпустите меня, - поддержал идею Ирвин.
И Эйхара с большой неохотой все же отпустили, и он сразу заметил собрата по несчастью, что также рвался к пленному воину Хорала. Не обращая внимания, он принялся разглядывать пленных воров. Значит, битва все-таки закончилась, и не в пользу его противников. Следовало ожидать, ведь стражи было в несколько раз больше.
- Где ваш капитан? – спросил он, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Я здесь, - донеслось где-то позади Ирвина.
- Наконец-то, - пробурчал Ирвин, оборачиваясь. – Полагаю, наши воры нашлись сами собой.
- Ну, да, - без сильного энтузиазма ответил Торк.
- И что вы намерены предпринять? - уточнил рыцарь, засовывая свой меч в ножны.
- Пока что отведем их пленных на поверхность, - ответил капитан.
- Нужно, чтобы кто-то вынес отсюда сокровища, - сказал Ирвин. – Я могу остаться здесь и проследить за работами.
- Тут останутся мои люди, и это может подождать.
Ирвин приблизился к капитану и серьезно спросил:
- Вы доверяете вашим людям?
- А у вас есть сомнения?
- Дело ваше, - ответил Ирвин. – Но я удивлен, что вы не хотите лично проследить за судьбой этого золота. Оно наверняка украдено из королевской сокровищницы.
- Наверняка, но пленных нужно сопроводить на поверхность.
- Это могут сделать ваши люди, - предложил Ирвин, удивляясь своей настойчивости.
Но еще больше он удивлялся, отчего ему лично не плевать на судьбу золота, которое все равно ему не перепадет. Он был готов даже подозревать капитана в каком-то сговоре, поэтому из принципа собирался проследить лично, чтобы ни одна монетка не попала в карман к недобросовестным городским стражникам.
- Нам редко удается схватить воинов Хорала живьем, а знания, которые мы можем добыть у них, могут привести нас к не меньшим горам золота, чем эти.
- Так вас золото интересует, а не восстановление справедливости? - протянул Ирвин. - Странно слышать такие слова от капитана городской стражи.
- Когда воины Хорала заговорят, мы многое сделаем. Раз уж вам интересно, то я предлагаю вам проследить за доставкой золота наверх.
- Благодарю за оказанное доверие, - ответил Ирвин, слегка склонив голову. - Я прослежу, чтобы все золото было доставлено в гостиницу в ближайшее время. Мне понадобятся мешки... а лучше ящики. И лопаты. И сургуч, и побольше, с вашей личной печатью... Для опечатывания ящиков. Ваши люди смогут доставить все это сюда?
- Конечно, я распоряжусь, чтобы все это прислали сюда.
- Тогда я буду ждать.
Капитан кивнул и, взяв часть людей, пошел по туннелям наверх. Через полчаса в пещеру пришли еще стражники, ведя за собой рабочих с ящиками и лопатами, вскоре показался и сам капитан с сургучом лично. 
За все то время, что капитана не было, по подземельям разносились странные женские завывания...

0

59

Ирвин, все это время чутко дремавший, усевшись около стены, встрепенулся и вскочил на ноги. Потусторонние звуки ему особо не мешали, ибо он для себя решил, что ничего нового столичные подземелья уже показать не могут.
- С возвращением, - поприветствовал он капитана. – Я обязуюсь лично проследить за тем, чтобы все золото было сложено в опечатанные ящики и доставлено в гостиницу.
- Надеюсь вы не подведете, - сказал Торк и передал сургуч Эйхару, а сам с парой стражников отправился на поверхность.
Тем временем женские завывания перешли в крики ужаса, боли, и отчаяния.
- Да заткнись ты уже, дура, - отчетливо сказал Ирвин, подняв голову к сводчатому потолку. – Работать мешаешь.
Он сам удивился, отчего не испытывает ни тени страха. То ли моральная и физическая усталость взяла свое, то ли Ирвин просто уже ничему не удивлялся, расценивая подобные звуковые эффекты как дешевый фокус.
Однако крики не прекратились.
- Не бойтесь, кто бы это ни были – нам они ничего не сделают, - обратился он к рабочим, которых любезно предоставил ему капитан Торк. – Хотели бы – уже бы сделали, - авторитетно добавил Ирвин уверенным голосом. – А теперь взяли лопаты и начинаем погружать золото вот в эти ящики… И смотрите, кого поймаю за попытке кражи – отрежу уши на месте, - сурово пригрозил он, вспомнив этот странный обычай по наказанию воров из одной нянькиной сказки.
- Вам бы сходить в церковь после этого, - тихо сказал ему мимо проходящий стражник.
Рабочие же либо из-за угроз Эйхара, либо от желания оказаться подальше от этого места удвоили усилия.
Ирвин наблюдал, как в свете факелов, притащенных кем-то из коридоров, они запускают лопаты в кучи золотых монет и украшений, а затем с оглушительным звоном сваливают награбленное добро в раскрытые ящики. Ирвин поначалу зачарованно созерцал игру света на темном золоте, а позже спохватился и тоже принялся помогать, посматривая за рабочими, чтобы ни у кого не возникло желания сунуть в карман даже парочку монет. Потусторонние завывания вскоре сами собой превратились для него в монотонное звуковое сопровождение.
Рабочие доверху наполняли ящики, а Ирвин, разогрев склянку с сургучом над одним из факелов, щедро заливал щель между крышкой и стенкой каждого ящика большой кляксой и шлепал сверху капитанскую печать. В случае, если кто-то захочет вскрыть ящик по пути в гостиницу, печать будет сорвана или надломлена, и капитан непременно об этом узнает. Ирвину этот план казался неплохим.
Вскоре, когда все добро было разложено по ящикам, Ирвин отвел рабочих к тому месту, где он успел закопать немного золота (чтобы спрятать от воров хоть что-то, пояснил он) и попросил раскопать. Еще половина ящика была наполнена, и Ирвин объявил, что теперь все это можно тащить на поверхность и складывать в каморке в гостинице, неподалеку от входа в подземелье. Сам он намеревался остаться внизу и вести строгий учет ящиков. Каждый ящик он не только опечатал сургучом, но и выцарапал острым камнем порядковый номер. Итого получилось восемь крупных ящиков и один наполненный наполовину.
Как только он посчитал ящики, прибыл с сержант с приказом от капитана.
- Капитан просит вас вместе со всеми нести ящики в гостиницу, прибыл лично лорд-регент со своей охраной, - отчитался сержант Эйхару.
- Как вовремя, - пробормотал рыцарь, оглядывая стройный ряд ящиков. – Что ж… Ребята, берем ящики по двое… Нет, лучше по четверо, так будет легче. Лучше два раза сходите.
В то же время вой начал становиться все ближе и ближе.
- Поторопитесь! – крикнул Ирвин вперед. – Прибавим шагу, ребята!
- Тебе то, я смотрю, легко, рыцарь! - ответил ему один из рабочих.
- Я вообще-то тоже тащу долбанный ящик! – огрызнулся Ирвин. – И мне, как и тебе, хочется поскорее выбраться отсюда. Так что будет лучше, если мы поторопимся!
- Не обращайте на него внимания, господин рыцарь, чем скорее мы отсюда выберемся, тем лучше, - ответил старый рабочий.
- Верная мысль, - одобрил Ирвин.
Несмотря на приближающиеся завывания, рабочие все-таки вынесли последний ящик наверх. Когда Ирвин, отдуваясь, поднялся на последнюю ступень лестницы, а затем влез в гостиничную каморку, то не удержался, присел у люка и крикнул в пустоту подземелий:
- А теперь можешь выть сколько угодно, старая карга! – и захлопнул крышку.
Звуки стихли, а впереди стояла охрана лорда-регента, черные доспехи с черным сюкро и зеленым кругом на нем.
Ирвин выпрямился и проверил, крепко ли сидит шлем. Вроде все в порядке.
- Вечер добрый, - поздоровался он, хотя не был уверен, вечер сейчас или уже утро. – Чем могу служить, господа?
- Мы ждем последнего ящика по распоряжению лорда-регента Оранского.
- Я намерен передать эти ящики только капитану Торку, - упрямо заявил Ирвин. – А вас, товарищи, я не знаю.
- А мы вас знаем, передайте ящик официальной власти!
- Черта с два! – Ирвин выскочил вперед и загородил подступ к расставленным в беспорядке ящикам. – Я буду последним глупцом королевства, если позволю забрать богатства короля первым встречным, представляющимся официальной властью! Где капитан Торк?
- Капитан Торк отчитывается перед лордом-регентом! Его долго не будет, передайте нам ящики и уходите.
Ирвин и сам не знал, что заставляет его упрямиться. Мог бы бросить это золото на произвол судьбы, и пусть дальше разбираются сами. Но он почему-то упорно нарывался на неприятности.
- Еще чего! – воскликнул он. – Откуда мне знать, что вы действительно от лорда-регента… Стоп! Что-то не припомню, чтобы в столице огласили об официально назначении нового правителя! Мой рыцарский долг не позволяет подпустить вас к золоту, будь вы даже посланцами самого Аздрина. Я передам ящики под контроль капитана Торка – и точка. Пусть даже мне придется просидеть здесь до следующего восхода солнца.
- Значит столько вы тут и просидите, - усмехнулся охранник.
- Ну и просижу! – стоял на своем Ирвин, подумав, что его элементарно берут «на слабо». – А вы составите мне компанию?
- Мы и так тут стоим на охране.
- Ну и стойте, - ответил Ирвин, сделал несколько шагов назад и демонстративно уселся на один из ящиков.
И хоть он чувствовал слабость во всем теле от физического перенапряжения, хоть был голоден и ужасно раздражен, все равно врожденное упрямство и нежелание уступать пересилили здравый смысл.
«Я доведу это дело до конца», - решил он.
У него мелькнула мысль позвать на помощь Ирину, но он передумал. Демонесса, хоть и отнеслась к нему неплохо, все же представляла темные силы.
Через полчаса же прибыли капитан Торк и лорд-регент, судя по всему. Он отличался от охранников лишь украшенным шлемом и золотой выделкой некоторых частей доспеха.
Ирвин обрадовался, что отделался каким-то жалким получасом вместо обещанных суток. Увидев капитан, он тут же вскочил и выпалил:
- Капитан Торк, золото доставлено из подземелья до последней монетки в составе восьми полных ящиков и одного неполного.
- Хорошо, сэр рыцарь, откройте неполный, - приказал лорд-регент.
- Выполните, - только и кинул капитан.
Любопытствующе покосившись на незнакомцы, Ирвин же же подошел к ящику, пронумерованному как девятый, но помедлил.
- Я его уже опечатал, - сказал он, оборачиваясь к капитану. – Следует ли ломать печать ради этого?
- Ломайте, - ответил Оранский.
- Это ваша печать, капитан, - напомнил Ирвин, проигнорировав приказ незнакомого человека.
- Вы слышали, ломайте, - подтвердил слова лорда капитан.
Ирвин резко дернул крышку на себя, и печать сорвалась. Под крышкой тускло мелькнула насыпь золотых монет и каких-то драгоценностей.
Капитан и лорд-регент подошли к ящику, и Оранский, достав пустой кошель, набил его золотом и передал в руки Эйхара.
- Капитан рассказывал о вас и о ваших действиях. Вы заслужили награду.
- Благодарю вас, лорд-регент, но я не могу это принять, - ответил Ирвин, подумав, что сегодня делает одну глупость за другой. - Я всего лишь выполнял свой долг перед королевством. Тем более, что я еще не вполне уверен, откуда конкретно украдено это золото.
- Как бы то ни было, вы заслужили награду, - ответил Оранский.
- В таком случае я пожертвую эти деньги на храм пресветлого Аздрина, - пообещал Ирвин, беря кошель. - Для меня большая честь служить церкви и королю, - он сделал ударение на последнем слове, однако не особо надеясь, что этот непонятно откуда взявшийся регент все ему объяснит.
На самом деле он подумал, что если сейчас не примет золото у этого высокопоставленного господина, тот просто позже положит кошель себе в карман.
- Вы сделали мудрый выбор, - ответил лорд-регент, и они с капитаном пошли по своим делам.
- А что делать с ящиками?... - запоздало крикнул им вслед Ирвин.
Но они уже были далеко.
- Оставьте их тут, потом разберутся, - ответил охранник.
- Нифига! – фыркнул Ирвин, дивясь странному равнодушию капитана. – Не стану я оставлять ящик открытым!
Он полностью сорвал с крышки неполного ящика надломленную печать и, разогрев сургуч над масляной лампой, шлепнул новую поверх стыка крышки. Подул на расплавленный сургуч сверху, чтобы тот поскорее застыл.
- Ну вот, - сказал он, вставая и оглядывая свою работу. – Теперь точно все сделано. Осталось вернуть печать капитану. Вы не знаете, где я могу его найти? – спросил он у стражника.
- Мне- то откуда знать? - язвительно ответил охранник.
- Я понял, - сказал Ирвин и сунул упаковку твердого сургуча, ложку, на которой его разогревал, и саму печать в свой мешок. - Тогда мне здесь больше делать нечего.
Он не был уверен, что никто не попытается хитростью вскрыть ящики, пока он будет отсутствовать, но оставаться здесь еще на несколько часов было бы перебором. Ирвин был голоден и не отказался бы прилечь ненадолго.
- Возможно, кто-то из внешней охраны может знать, куда пошли капитан и лорд-регент, вам следует спросить у них, - после минутных раздумий ответил охранник.
- Благодарю вас, - ответил Ирвин и, подняв с пола мешок с личными вещами, вышел из комнаты, прошел через знакомую анфиладу подсобных помещений и наконец оказался в парадном зале.
В гостинице же было тихо, казалось бы, что появление столь важной персоны, как лорд-регент, не обошлось без последствий для этой маленькой гостиницы. Ночь же полновесно вступила в свои права.
Пожав плечами, Ирвин вышел на улицу. Удивляясь своей очередной глупости, он поймал себя на мысли, что действительно собирается отнести полученные от регента деньги в храм Аздрина. Это был поистине неразумный поступок с его стороны, учитывая, что он ехал в столицу, чтобы поправить состояние семьи, но теперь, взвешивая на руке пухлый кошель, он хотел только одного – избавиться от него как можно скорее. Будто золото было проклято и нуждалось в своеобразном очищении благим делом. Ирвин сам не знал, откуда взялась эта странная уверенность, но что-то подсказывало ему, что, оставь он золото себе, оно принесет ему одни беды. Он решил, что правильнее будет сделать щедрое пожертвование на храм.
- Извините, главный храм Аздрина в каком направлении? – спросил он у случайного прохожего, надеясь, что храм еще не закрыт. Иначе придется ждать утра.
- Вам на главную площадь, - удивленно ответил прохожий в плаще с капюшоном.
- А как туда пройти? – уточнил Ирвин, понятия не имевший, где эта самая главная площадь.
- Прямо до пятого поворота и так на главную площадь, - пояснил прохожий.
- Ясно, благодарю вас, - ответил рыцарь, все еще плохо представляя, как именно добраться до главной площади.
Тем не менее, он пошел прямо по улице, отсчитывая повороты и жалея, что не спросил, в какую сторону поворачивать – направо или налево. К счастью или несчастью Ирвина, ему на глаза попался отряд стражи. Рыцарь понадеялся, что к нему в кои-то веки не пристанут с тупыми расспросами.
- Уважаемый, вы что тут забыли? - как назло обратился к нему стражник.
- Неужели, чтобы просто идти по своим делам, обязательно нужно что-то забыть? – искренне удивился Ирвин.
- В последнее время увеличились случаи нападения бандитов на прохожих, вам следует как можно скорее добраться до дома, - пояснил стражник.
- Так и сделаю, - пообещал Ирвин, подумав, что это и не было враньем в каком-то смысле, ведь храм Аздрина мог считаться домом для тех, кто ищет просветления.
Стражники же пошли дальше. Обрадовавшись, что отделался простым вопросом, Ирвин поспешил вперед по улице, не забывая считать повороты. Он уже пожалел, что пошел пешком, надо было поехать на лошади. Но Айра, наверное, мирно спала в конюшне, и Ирвин не хотел зря будить бедное животное.
И через пару минут уже было непонятно, куда именно пришел Эйхар. Он оказался у какого-то тупика, коих было множество в городе.
Делать нечего. Вздохнув, Ирвин пошел обратно на широкую улицу, с которой свернул в этот самый тупик. Должно быть, нужный ему поворот будет немного дальше. И он в конце концов достиг храма, он был величину с пятиэтажный дом, а верхушку украшала статуя воина в белых доспехах, пронзающего копьем дракона.
«То, что надо», - подумал Ирвин и пошел искать вход.
Выход было прямо со стороны площади, у входа стояли храмовники.
- Мир вам, добрые стражи порядка, - поприветствовал их Ирвин, не снимая шлема. – Может ли усталый путник пройти в пресветлый храм?
Храмовники же без лишних разговоров открыли двери.
- Спасибо, - поблагодарил Ирвин и вошел внутрь.
Внутри же проходила служба, сам храм был отделан каменной кладкой с двух сторон окруженные колонами были выходу из основного зала, вероятно в кельни или в другие помещения.
Ирвин решил, что будет неприлично толкаться тут среди прихожан, поэтому присел в сторонке на каменную скамью и тут же почувствовал, что начинает засыпать.
- Устал, милый? - послышался в голове голос Ирины.
Рыцарь вздрогнул, и сон как рукой сняло. Он огляделся по сторонам в поисках источника голоса. Но никого рядом не было. Тогда Ирвин снова откинулся на жесткую спинку скамьи и закрыл глаза. Его уже никто не побеспокоил, и он спокойно заснул.
Очнулся Эйхар, когда его начали дергать за плечо.
Ирвин снова вздрогнул и открыл глаза, недоумевая, кто его трясет и зачем.
- Господин, что вы забыли в храме в столь поздний час? - спросил его монах в белой рясе.
- О, прошу прощения, - пробормотал Ирвин и вскочил со скамьи, чувствуя себя крайне неловко. Затем он церемонно поклонился, при этом не снимая шлема. – Прошу меня простить, что не смею показать вам мое лицо, - сказал он. – Мое имя – Рафал Зандер, я странствующий рыцарь и просто хочу сделать пожертвование на содержание храма. С кем я могу поговорить об этом?
- Я позову Главного Священника, оставайтесь тут, - ответил монах и пошел в сторону правой двери за колонами.
- Конечно, - пообещал Ирвин и остался стоять, переминаясь с ноги на ногу и оглядывая высокие своды храма.
- Задумал загладить вину свою, милый? - раздался голос Ирины в голове у Эйхара.
- Эй, это вообще-то святое место, - тихо шикнул Ирвин, беспокойно оглядываясь. – Демонам сюда нельзя.
- А меня тут и нет, - усмехнулась она.
- И где же ты тогда?
- В тебе, - снова усмехнулась Ирина.
- Врешь, внутри меня только я, - заявил Ирвин, хотя тот факт, что он слышит голос демоницы, но не видит ее, заставил его внутренне похолодеть. - Выходи - и давай поговорим.
- Только за пределами храма, меня же тут нет.
- Ну тогда подожди, пока я выйду, - предложил Ирвин.
К этому моменту вернулся монах с главным священником.
- Мне брат сказал, что вы желаете сделать пожертвование, - начал священник.
Ирвин поклонился и представился:
- Рафал Зандер мое имя. Я хотел бы пожертвовать на храм скромную сумму золота и оставить свое имя в книге пожертвований от прихожан.
Не то чтобы Ирвин был излишне подозрительным, но решил, что расписаться следует. Как маленькая гарантия того, что эта два священника не рассуют золото по карманам едва он покинет храм.
- Хорошо, брат, принеси, пожалуйста, книгу пожертвований, - обратился священник к монаху. Тот, поклонившись, пошел за книгой, оставив священника один на один с «Рафалом».
Наступила неловкая пауза, которую Ирвин заполнил копанием в заплечном мешке в поисках кошелька. Достав его, он протянул священнослужителю с поклоном.
- Прошу вас принять этот скромный дар от странствующего рыцаря, - сказал Ирвин.
Священник без вопросов принял его, к этому времени прибыл монах с книгой.
Приняв у монаха книгу и перо, Ирвин наскоро нацарапал в тусклом свете свечей: «Покорнейше прошу принять сие скромное пожертвование в размере 33 золотых от странствующего черного рыцаря, верного слуги Его Величества короля, Рафала Зандера, герцогство Брингард».
После чего вернул книгу и перо монаху.
Монах принял и ушел с книгой.
- Что-нибудь еще, господин рыцарь? - спросил священник.
- Ничего, благодарю вас за аудиенцию, Ваше сиятельство, - ответил Ирвин. – Не смею больше задерживать вас. Если вы не против, я пойду.
Священник кивнул и ушел по своим делам.
Выйдя на опустевшую ночную площадь, Ирвин впервые за минувшие сутки вздохнул с облегчением. Ему казалось, что, вместе с кошельком, полным золота, он избавился от некоего давящего груза. На душе снова стало если не совсем легко, то по крайней мере свободно. Вдохнув свежий ночной воздух, Ирвин пешком направился к гостинице обратной дорогой, надеясь не сбиться с пути.
- Ну так что, дорогой, поедешь теперь домой? - появилась из тени на полпути к гостинице Ирина в своем человеческом обличье.
- А, привет, - проворчал Ирвин, останавливаясь. – Не знаю. Нет, вряд ли. Мне не с чем возвращаться. Впрочем, тебе это должно быть без разницы.
- Ну почему же? - искренне удивилась Ирина.
- Ну… у тебя нет семьи, о которой тебе надо заботиться. Тебе не понять.
Ирина же искренне рассмеялась.
- Ты моя семья, - и, сняв шлем, поцеловала Эйхара.
- Ну вот, начинается,- фыркнул Ирвин, отстраняясь и отступая назад. – Я это уже где-то видел. И да, я очень устал, голоден и вообще не в настроении, так что без обид, дорогуша, но этой ночью я буду злым, вредным и неинтересным.
- Могу ли я пригласить тебя к себе и накормить и уложить спать? - усмехаясь поинтересовалась она.
- Не откажусь, - ляпнул Ирвин, сам удивляясь своей смелости. Впрочем, на его решение повлиял еще и тот факт, что купца нет, капитан ушел в неизвестном направлении, а хозяин гостиницы его за бесплатно кормить не будет.
- Ну тогда пошли, - потянула Ирина Эйхара за руку и повела в направлении своего дома.
Долго петляя по улицам и избегая стражи, они наконец-то пришли в её дом. Дом был двухэтажный, выложен из красного дерева, окон было мало, внутри мебели и предметов роскоши было немного.
- Это ты здесь живешь? – зачем-то спросил Ирвин, осторожно входя в дверь следом за демонессой.
- Я же демонесса, - рассмеялась Ирина и зажгла лампы на первом этаже.
- Ну а разве ты не должна жить в каком-то мрачном демоническом мире и все такое? – спросил Ирвин, кидая мешок в угол.
- Я там родилась, можно так сказать, но там так плохо, воины Хорала любят утаскивать нас к себе в замки в качестве трофеев, ангелы Аздрина же вообще из нас делают чучела, - поведала грустную историю Ирина.
- Сочувствую, - хмыкнул Ирвин. – Но я все еще не могу представить, что ты живешь вот так запросто среди людей. Это точно твой дом?
- Почему же запросто? Приходится скрывать свою сущность ото всех, - пояснила она.
- И храмовники к тебе не наведывались ни разу?
- Наведывались, только я вот хорошо маскируюсь, иначе как, по-твоему, все эти культы живут? Не умей они маскироваться, никто бы про них ничего бы не слышал.
- Логично, - равнодушно согласился Ирвин, не имевший ни физических, ни моральных сил продолжать разговор. – Кстати, кто-то ужин обещал, не? И буду благодарен, если подскажешь, где у тебя уборная. Умыться хочу.
- Там справа за дверью, - ответила Ирина готовя ужин.
Ирвин пошел в указанном направлении и вскоре обнаружил крохотную уборную, практически всю площадь которой занимала деревянная бочка, наполненная водой. Сняв шлем и с удовольствием вымыв лицо, шею и руки, Ирвин почувствовал себя намного лучше. Ему в общем-то было уже без разницы, что он пришел в дом к демонессе. Может, утром он пожалеет о своем легкомыслии, но сейчас он настолько устал, что не хотел думать о таких сложных вещах, как спасение своей души и собственное будущее. Сейчас он просто хотел наесться до отвала и заснуть крепким сном.
Оставив шлем на низком столике в гостиной, Ирвин прошел на маленькую кухню, где Ирина, словно обычная домохозяйка, перебирала мясо и какие-то овощи. Ирвин не потрудился снять доспехи, поскольку это было долгим делом, для начала он собирался просто поесть. Сев на простой трехногий табурет у небольшого стола, Ирвин сказал:
- А что ты делала в доме купца? Неужели ужин ему готовила?
- Да так, документы смотрела, - легкомысленно ответила она.
Ирвину было в общем-то все равно, какие документы, но надо было поддержать разговор, поэтому он переключился на историю с купцом:
- А Миринфа ты куда отправила?
- В Хаскрит, я же говорила, - ответила она и повернулся к Эйхару с порцией овощей с мясом.
- А, ну да, - пробормотал Ирвин, которому резко стало плевать на судьбу купца, потому что он увидел наконец-то аппетитную еду.
Положив еду на стол Ирина удались в уборную.
Не особо заботясь о том, как он выглядит, Ирвин схватил вилку и с нетерпением набросился на мясо. Ему казалось, будто он не ел уже целую вечность. Даже если еда была отравлена – ему было все равно, лишь бы поесть, как нормальный человек.
Ирина же вышла через несколько минут в одном полотенце на голое тело. Ирвин к этому моменту уже прикончил тарелку с едой и сидел, блаженно прикрыв глаза и прислонившись спиной к стене. Рядом стояла недопитая кружка с водой.
- Твой желудок доволен? - спросила Ирина, придерживая одной рукой ткань.
Ирвин лениво приоткрыл глаза. Зрение никак не желало фокусироваться, отчего силуэт Ирины казался размытым.
- Еще как, - протянул он лениво. – Спасибо, добрая хозяйка, накормила голодного путника. Кажется, я наелся на пару недель вперед.
- Может мне еще уложить тебя в постель, мой рыцарь? - протянула Ирина присев рядом с Эйхаром.
- Да, сейчас бы поспать не помешало, - согласился Ирвин, отрываясь от стены и протирая глаза.
Ирина же была в шаговой доступности, разум затуманился. Ирвин списал это на сильную физическую усталость, поэтому повторил немного невнятно:
- Поспать бы не помешало, да.
Однако наваждение только усиливалось, и это мало было похоже на просто усталость.
- Давай я помогу тебе, мой рыцарь, - ответила Ирина и повела его к кровати.
Ирвин пошел за ней, не сопротивляясь. Он смертельно устал и хотел спать. И когда Ирина уложила его в постель, он рухнул в беспамятство.
Проснулся он оттого, что чувствует, что в руках сжимает чужую руку. Ирвин лениво открыл глаза. Рука оказалась Ирины, которая без одежды спала с Эйхаром, который был в чем мать родила. Ирвин тщетно попытался припомнить, что было прошлой ночью, но не смог. Он подумал, что, пожалуй, позволил Ирине стащить в себя доспехи вместе с остальной одеждой, но на что-то большее его бы вряд ли хватило, поскольку банально не оставалось физических сил. Он принялся обшаривать глазами комнату в поисках какой-нибудь одежды. Однако её не было. Немного удивившись, Ирвин тихонько вылез из постели, чтобы не разбудить демонессу, после чего, завернувшись в синее полотно (видимо, то самое, которое прошлой ночью скинула с себя Ирина), поплелся в уборную. Там он, недолго думая, окунул голову в бочку с изрядно остывшей водой, обтер тело влажной тканью и почувствовал себя несколько бодрее. Повязав ткань на бедрах, он прошелся по дому, осматривая комнаты. Не обнаружив ничего интересного, он вернулся в спальню.
В спальне же тем временем проснулась Ирина.
- Что такое, рыцарь мой? - сонно протянула она, вытягиваясь, отчего разум Эйхара затуманился.
- Да ничего, пожрать бы, - сбивчиво ответил Ирвин первое пришедшее на ум желание.
- Хорошо рыцарь мой, можешь не стеснятся меня, - кивнула она на ткань и пошла в чем мать родила на кухню.
Ирвин проводил ее задумчивым взглядом и потом, словно очнувшись, принялся с остервенением искать свою одежду и доспехи. И он их нашел, под кроватью. Вытащив доспехи, Ирвин стал стремительно одеваться.
- Ты скоро там, мой рыцарь? - крикнула Эйхару Ирина.
- Уже иду! – крикнул в ответ Ирвин, кое-как пристегивая нагрудник ремнями и осматривая себя сверху вниз.
Вроде все было на месте. Шлем был там же, где он оставил его вечером – на столике в гостиной. Ирвин решил, что он позавтракает, попрощается с Ириной и уедет. Оставаться в этом доме и в этом городе ему было незачем. Осталось только вернуть печать капитану Торку. С этими мыслями он вернулся на кухню.
На кухне же еда была такая, как и вчера.
- Мой милый рыцарь, - начала Ирина. Судя по всему, она собиралась перейти к больной теме, ибо не смела поднять взгляд на Эйхара.
Ирвин обрадовался и сел за стол, набросившись на мясо. До него не сразу дошло, что Ирина хочет ему что-то сказать.
- Мм… - невнятно пробурчал он с набитым ртом. – Што шлучишш?
- Ты ешь пока что, потом обсудим, - ответила Ирина и пошла в спальню.
Пожав плечами, Ирвин продолжил есть. Ему было в общем-то все равно, что там собиралась ему сказать Ирина. Он собирался попрощаться с ней и отправиться искать капитана. Через некоторое время Ирина вернулась в одежде знатной женщины и дожидалась, пока Эйхар закончит трапезу. Ирвин неторопливо доел и отставил от себя опустевшую тарелку.
- Спасибо, дорогуша, ты готовишь чудесно, - искренне похвалил ее Ирвин. – К сожалению, я не могу злоупотреблять твоим гостеприимством.
«Спасибо хоть, что оделась», - мысленно добавил он.
- Я хотела с тобой бы кое-что обсудить, - начала издалека демонесса.
- Ну давай, - терпеливо ответил Ирвин, решив, что, раз уж его накормили и приютили на ночь, то нужно проявить вежливость.
- Я хотела бы с тобой уехать в Брингард, - честно заявила Ирина.
- Да ну? – удивился Ирвин. – Из столицы – в какую-то деревню? Брингард не так богат, как про него рассказывают.
- Зато там красиво,
- И это единственная причина? – уточнил Ирвин, немного сбитый с толку.
- Не только.
- Почему же еще? Что тебе видится хорошего в Брингарде?
- Люди, история, природа, архитектура, - перечислила она.
- Все это есть и здесь, - Ирвину казалось, что демонесса чего-то темнит.
- Здесь засилие темных культов, тут все друг под друга копают, тут жить невозможно, зная, что за тобой в один момент придут.
- А ты, можно подумать, не состоишь в темных культах, - фыркнул Ирвин.
- Представь себе, нет, - хмуро ответила Ирина.
- И в Брингарде ты не организуешь секту имени себя, - усмехнулся рыцарь.
- Я не столь самолюбива.
- Что ж ты до сих пор не уехала никуда?
- Дела.
- И сейчас твои дела закончены?
- Да, и я могу поехать с тобой в Брингард.
Ирвину казалось странным, что он вот так запросто общается с демоницей, будто с обычной женщиной. Ирина, конечно, красива и явно умеет готовить, но он не мог себе представить, чтобы она поехала с ним в Брингард как его подружка или невеста. Не может же он, в конце концов, привести ее в отцовский дом и представить матери как свою будущую супругу! Общения с Луорликой ему вполне хватило, чтобы впредь держаться от демониц подальше.
Ирвин резко дал задний ход:
- Ты можешь поехать в Брингард и без меня, - сказал он. – Зачем я тебе? Я всего лишь обычный черный рыцарь из весьма скромной и небогатой семьи. Тем более что я вряд ли смогу в ближайшее время вернуться домой.
- А с моей помощью твоя семья станет богатой, мой милый рыцарь, - ответила Ирина.
- С чего бы? - удивился Ирвин.
- Ты не знаешь, на что я способна ради своего рыцаря, - сладострастно пропела демонесса.
- Я не приму денег от женщины! - возмутился Ирвин. - Я должен сам обеспечить моих родителей, я уже не ребенок.
- А кто сказал, что ты примешь деньги от женщины, а не от жены?
- Потому что я не женат, - отрезал Ирвин с улыбкой, но довольно решительно.
- А что тебе мешает женится сейчас? - спросила Ирина и присела к Эйхару на колени.
- Э-э... - Ирвин неловко приобнял ее за талию, чтобы Ирина не упала. - Слушай, ты красивая и все такое, но тебе не кажется, что мы слишком торопимся?
- А почему бы и нет? - спросила она его.
- Потому что женщина должна быть скромной и недоступной, - ответил Ирвин.
- Я и так недоступна для всех, кроме тебя, - ответила демонесса и впилась губами в Эйхара.
- Эй, ну хватит, - пробурчал Ирвин, отстраняясь. – Я рад, что нравлюсь тебе, но женщина не должна быть такой вульгарной. Если хочешь поехать в Брингард, надо научиться вести себя скромно и с достоинством. Не знаю, как там у вас, демонов, а в Брингарде доступные женщины не в почете.
- Ну ладно, мы потом с тобой поговорим, - сказала Ирина и исчезла в розоватом тумане.
Ирвин почувствовал угрызения совести. Наверное, не стоило так резко разговаривать с хозяйкой дома, пусть даже она демоница. Он встал, как мог прибрался на столе и отправился в гостиную, где подобрал свой шлем. Затем он взял из коридора мешок с личными вещами и вышел за улицу, тихонько прикрыв за собой дверь.
- Спасибо этому дому, - пробормотал он, обращаясь к двери. –Но дела не ждут.
После чего пешком отправился в сторону гостиницы.
На пороге гостиницы как не странно стоял Капитан с Лордом-Регентом, что-то активно обсуждая.
Ирвин еще издалека их заметил и заранее достал упаковку твердого сургуча и капитанскую печать, чтобы вернуть законному владельцу.
- Доброе утро, лорд-регент, капитан Торк, - поприветствовал он высоких господ, приближаясь к крыльцу.
- А, господин Зандер, вы как раз мне и нужны.
- Да, я как раз хотел вернуть вам ваши вещи, - сказал Ирвин, протягивая капитану сургуч и печать.
- Благодарю вас, что их сохранили, - сказал Торк, спокойно приняв их.
- Так вы меня ждали, капитан?
- Нет, я ожидаю встретить тут одного знатного человека, - ответил капитан стражи.
У Ирвина еще по дороге к гостинице возникла одна неплохая идея, и он решил попытать счастья. В конце концов, за спрос денег не берут. Он сказал Ирине, что собирается вернуться в Брингард, но на самом деле у него такого желания не было. Что толку возвращаться с пустыми руками? Ему будет просто стыдно взглянуть в глаза старой матери.
- Капитан Торк, у меня есть к вам вопрос, - обратился он к капитану.
- Спрашивайте, я слушаю.
- Может быть, для меня найдется работа в городе? Я был бы рад приносить пользу нашей славной столице и лично лорду-регенту, - он поклонился в сторону лорда-регента и продолжил: - Я служил в гвардии при дворце герцога Брингардского.
- И чем вы сможете подтвердить это? - спросил лорд-регент.
- Э… могу съездить в Брингард и попросить рекомендательное письмо, - смутился Ирвин, поняв, что письмо ему если и выдадут, то на его настоящее имя. – Но в таком случае, если я уеду, то уже вряд ли вернусь сюда. Если вы не можете принять меня на службу – ничего страшного, я понимаю.
- Я не могу брать на службу какого-то юного рыцаря, которого даже не знаю, - ответил лорд-регент.
- Хорошо, я понял, - ответил Ирвин, приняв равнодушный вид. – Нет – так нет. Что ж, спасибо за уделенное время, господа. Полагаю, у нас больше нет общих дел.
Лорд-регент не ответил, а ушел в гостиницу, оставив Эйхара с Торком.
- Ну тогда прощайте, капитан, - сказал Ирвин, стараясь держаться непринужденно. - Я должен продолжать мои странствия.
- Удачи вам, - кинул Эйхару вслед капитан стражи.
- И вам не сидеть без дела, - ответил Ирвин и пошел в конюшню.
Он немного расстроился из-за такого резкого отказа, но решил, что на этом еще не все потеряно. У него не сложились дела в Дирленде, но можно попытать счастья в других городах. Наверняка где-то для него есть работа.
Он вывел свою кобылу из стойла и бросил прощальный взгляд на гостиницу. Казалось, тысячу лет назад он впервые въехал в город. Вздохнув, Ирвин забрался верхом, проверил, крепко ли держится шлем почившего деда, после чего легонько тронул лошадь за поводья.
- Пошли, Айра, - сказал он. – Кажется, мы здесь закончили. Я видел фермы по пути сюда – думаю, нам надо спросить у тех доброжелательных людей, где может найти работу простой парень из маленькой деревни. Как думаешь, я похож на простого парня из маленькой деревни?
Лошадь, конечно, ничего не ответила, и Ирвин принял ее молчание за знак согласия. Здесь, в Дирленде, с ним приключилась занимательная история, которая, несомненно, еще будет иметь продолжение. Королевские дела не улажены. Имущество купца не распродано. Сектанты не ликвидированы. Но лично его дела здесь закончены, Ирвин внес свой скромный вклад в благополучие королевства, и совесть его была чиста. Он еще молод, в меру умен и, конечно же, найдет, где заработать денег. А потом женится на простой, но хорошей девушке и более-менее наладит свою жизнь. Его будущее все также казалось неопределенным, как пару дней назад, но мысли были кристально чисты. Ирвин чувствовал себя бодрым и отдохнувшим.
Голубое солнце Алариса стояло уже высоко над горизонтом, и в его холодных лучах молодой рыцарь выехал из городских ворот.
http://sd.uploads.ru/t/vo6tI.gif

Отредактировано Ганс (2017-07-15 18:29:07)

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 7 - Темные времена