Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 1 - Гром посреди ясного неба


Эпизод 1 - Гром посреди ясного неба

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Никто не влезет в азартную игру с такими смутными шансами на выигрыш. Но Энтони не спрашивали, как не спросят любого спеца мегакорпораций. Сделали тебя таким - отработай. Не хочешь - незаменимых нет.
Так что даже если Кольт не попадет в 25%-ный порог выживаемости, в Гипердайне не сильно огорчатся и найдут иные способы проникнуть в секретное хранилище Вейланд-Ютани, менее... эффектные.

Фрегат Энтони остался дрейфовать в космическом пространстве далеко-далеко от Ханикомба, всячески стараясь сойти за пролетающую мимо глыбу (если вообще будет замечен). А Кольт (вновь) стал игрушкой отделов планирования операций и инженерного.
План красив. Имитируется взрыв на заходящем на посадку корабле. Пока корабль агонизирует в верхних слоях атмосферы, экипаж (из одного Кольта, но в инфобазах аж дюжина), космические крысы, бежит с корабля в спасательных капсулах. Но из-за поразительной старости (более 80 лет налета) транспортника и экономии на техосмотрах, все капсулы дают сбои.
Где-то стабилизационные двигатели дали сбой, и воспламененная горючка зажарила спасаемого. Кольт предпочитал не думать, откуда Гипердайн взял тела для максимально реалистичной имитации сгоревших живьем корабельников.
Где-то из-за терпимых (но только для прошедшей все тесты и техосмотры капсулы с неистекшим сроком годности!) перегрузок корпус разорвало, и временно спасенный отправился в свободный полет на высоте более 200 километров.
Где-то стабилизаторы работали, но со сбоями, не смогли выровнять капсулу и затормозить ее, из-за чего капсулы разбились всмятку об поверхность планеты.
Капсула Кольта принадлежала к последней группе. Но с хитростями.

Якобы из-за фатального бага системы спасения капсула, вместо торможения, набирала скорость. Но специальное покрытие из композитных наноматериалов, в совокупности с экспериментальной (но все же работающей) аппаратурой компенсации перегрузок, должна была довести Энтони в более-менее целом состоянии до места посадки. И, от удара об толстый базальт, специальное покрытие выгорит или будет содрано камнем, не оставив следом. Аппаратуру же добьет Кольт, якобы она сама уничтожилась в пожаре и от удара.
Если выживет. Его уже мутит, от такой-то скорости посадки. Он не успел заметить, как далекая желтовато-белая поверхность планеты стала опасно близкой.

Первое, что услышали до того мирно спавшие СГ - апокалиптический грохот, словно в соседнем хранилище сдетонировал ядерный боеприпас. А потом еще куда более страшный звук - рев пламени.
Атмосфера Ханикомба по большей части состояла из азота и небольшой примеси двуокиси углерода. И вулканического метана. В немалых количествах.
Нечто (очень неудачно упавший метеорит? атака враждебной корпорации?) пробило канал от поверхности к подземным пещерам. В пещеры давно накачали земную смесь газов. А метан до чертиков взрывоопасен.
Потому когда Энтони пришел в себя и понял, что жив, хотя предпочел бы после пережитого падения и болей во всем теле умереть, вокруг уже носились пожарные команды, пока на поверхности работники ВЮ старались как можно скорее чем угодно заделать широкую дыру,через которую в "погребок" корпорации лилась не только ядовитая, но и взрывоопасная газовая смесь.
И тут работали все подряд (ну, кроме начальства...). Если пожары не сдержать, а дыру вовремя не заделают - все сгорят или удавятся углекислым газом в импровизированном саркофаге. Сейчас важно сделать так, чтобы подземное хранилище не стало подземной братской могилой.

0

2

- Вот крысы, - подумал парень, глядя в иллюминатор спасательной капсулы, на безжизненный пейзаж мертвой планеты. Он быстро перебирал в голове все способы, какими его внедряли на территорию врага, но из всех, этот был крайне извращенным. Здесь даже не придется играть роль потерпевшего, здесь главное выжить. Но дальнейшие размышления на тему несправедливости жизни, с помощью которых Энтони коротал время, были прерваны бистро усиливающимися вибрациями. В иллюминаторе вид планеты сменился ярко-красными языками пламени. Капсула вошла в плотные слои атмосферы, план парень помнил очень хорошо, особенно тот момент, когда капсула должна протаранить поверхность планеты, поэтому он инстинктивно сгруппировался. Ждать оставалось недолго, высотомер отсчитывал последнюю сотню километров до поверхности.
- Сейчас начнется,- мелькнуло в голове, и парень сжался в ожидании удара ….
….. свободное падение резко прервалось торможением. Мощности компенсаторов явно не хватало, и парень сумел ощутить себя в роли летчика-испытателя и всю мощь десятикратно перегрузки. В ушах раздался резкий свист, кровь ударила в голову, от чего парень чуть не потерял сознание. А может и потерял, потому что следующая картинка, которую увидел Кольт это непонятного вида человек в желтой каске и респираторе стучится в окошко капсулы.
- Я жив, - первое, что вспылило из глубин разума. Энтони немного поднял голову, чтобы хоть как-то продемонстрировать человеку, что он жив. Но тут же скривился в ответ на резкую боль. Болело не что-то конкретное, а все тело, и чем больше он приходил в себя, тем сильнее отзывалось его тело болью.
- Ну что ж наемник, ты жив, и ты должен сделать дело, - подбодрил он себя и демонстративно потянулся рукой к рычагу, аварийно открывающему капсулу, другая рука быстрым движением переплела за креслом в капсуле два провода со снятой изоляцией, - сейчас здесь начнется маленький пожар, - подытожил парень сделанное. Рычаг как назло не поддавался, а из-за кресла уже начало дымится, предупреждая о том, что через несколько секунд капсула загорится изнутри. Энтони схватился двумя руками и потянул, но вместо того чтобы открыться полностью, дверь отошла только на несколько сантиметров. Ситуация повернула в очень плохом направлении, в конце которого виднелась перспектива сгореть живьем. При таком раскладе железные нервы бойца дрогнули, и Энтони ударил со всей силы ногой в дверь, но тут же понял всю глубину ошибки, когда все тело от резкого рывка отдало болью…
Под край двери вонзился, небольшой металлический предмет, а за тем метал под ним начал деформироваться. Похоже, удача была на его стороне, и Энтони всем телом навалился на дверь. Издав истошный скрежет, дверь поддалась, и парень вывалился на пол пещеры, но вместо свежего воздуха, легкие наполнила не менее ядючая чем гарь - смесь воздуха, азота и метана. Крепкие руки подхватили его и потащили прочь. Косой взгляд на капсулу, успокоил наемника, та сейчас вовсю полыхала, представляя собой большой факел.
Первая часть выполнена, - и даже подбежавшие пожарники, принявшиеся тушить ее, уже ничего не могли поделать, последние улики которые могли выдать его благополучно были уничтожены. Но опасности на этом не заканчивались. Через отверстие, пробитое его капсулой, в пещеру лилась какая-то жидкость, недолетая до пола всего каких-то метр – полтора превращалась в голубоватый туман медленно, но уверенно покрывающий пол пещеры.
- Используйте ее, - парень указал на почти потушенную капсулу, - как пробку, - прошипел он на ухо человеку несшему его. То на миг остановился, что-то рявкнул в рацию и дальше потянул парня, находящегося на грани того что мы называем сознанием. Практически мгновенно опустившиеся через отверстия тросы, которые рабочие потянули к его капсуле, сулили скорое разрешение проблемы, но все только начиналось …

0

3

Еще не было ни взрыва, ни грохота, ни даже намека на что-то зловещее, падающее с небес, - а Саманта Картер уже вздрогнула и открыла глаза. Через секунду после ее пробуждения спальный комплекс (а заодно всю пещерную базу) сотряс апокалипсический шум. В прохладном помещении, выделенном команде СГ-1 для сна, было темно - хоть глаз выколи, но слышимость была прекрасная, и звуки, доносящиеся из-за неровных стен, кое-как сложенных из силикатного кирпича, давали ясно понять, что снаружи что-то происходит. Каким чудесным образом в сон Картер проник сигнал опасности за пару секунд до того, как базу сотряс взрыв, она не могла понять, но и времени задумываться над этим у нее не было. Она резко села на жесткой койке и откинула в сторону одеяло из жестких синтетических волокон.
Послышалась пара хлопков - и под полукруглым потолком зажглась слабенькая неоновая лампочка, залившая тесную комнатушку холодным мертвенно-голубым светом.  Саманта вздрогнула, увидев в полумраке бледные лица друзей – О’Нилл уже сидел на кровати, в серых трусах и футболке, явно собираясь немедленно вставать и куда-то бежать, а Дэниел с сонным видом нащупывал одной рукой свои очки где-то на полу, при этом не поднимая голову с подушки. Очки у Дэниела были новенькие, в модной оправе, с какими-то наворотами вроде "режима снайпера" и расчетом расстояния до цели, но сам Джексон никогда не пользовался этими новейшими функциями - просто не знал как, да и разбираться не хотел. Джек как-то в шутку заметил, что куда практичнее было бы заменить ему глаза на искусственные, но Дэниел, внутренне содрогнувшись от такого предложения, вежливо отказался. Он просто выпросил у медицинского персонала Неонополиса новые очки, отказавшись от всяких ультрасовременных оптических линз. "Я еще не настолько освоился в этом мире", - пояснил он О'Ниллу и Саманте. "Оптический прицел, зум и несколько видов спектров, - рассказал ему медицинский работник, показывая, как пользоваться новыми очками. - И коллекция киноголограмм в подарок от фирмы, в условиях акции "Закажи у нас очки - получи приятный бонус". Дэниел только хмыкнул и решил про себя, что с просмотром голограмм он пока повременит.
О'Нилл проснулся на секунду позже Картер, но среагировал в два раза быстрее нее. Когда в его тревожный сон вторгся неожиданный адский грохот, он поначалу решил, что спит и видит во все, как он с Джексоном, Картер и Мартуфом прорывают оборону ноддистов на Калио... Но постепенно он осознал, что не спит, и грохот так же реален, как их вчерашняя вылазка в горы.
О'Нилл воевал в Персидском заливе, и это был едва ли не самый тяжелый год в его жизни. Однако именно там он научился просыпаться по команде (и засыпать тоже), словно в голове его установили выключатель "заснул-проснулся". Там ему не требовалось долго стряхивать с себя остатки сна, и сразу после пробуждения он готов был встречать врага... Позже этот автоматизм пробуждения сошел на нет, однако не исчез совсем. Вот и сейчас, когда воздух едва заметно затрещал от приближения новых неприятностей, он мгновенно вернулся в реальность и готов был уже бежать выяснять, в чем дело.
Саманта зевнула, хрустнув челюстью, и свесила ноги с кровати, ощутив пальцами холодный, прямо-таки ледяной пол. В бледном свете лампы обитатели каморки казались ожившими мертвецами, и Картер поежилась. Все они были в одинаковых мешковатых спальных шортах и футболках грязно-серого цвета, сейчас казавшиеся голубовато-зелеными.
- Что случилось? - сонно пробормотал Дэниел. - Анубис решил почтить нас своим присутствием?
- Сомневаюсь, - коротко ответила Саманта. – Слишком… громко.
- Хотя, если это Анубис, то все не так плохо, как может оказаться, - лениво продолжил Дэниел. – Гоа’улды – просто лапочки по сравнению с… брр… имперцами.
- И тебе доброго утра, - сердито поприветствовал его О'Нилл, натягивая армейские штаны прямо поверх импровизированной пижамы.  Он явно был недоволен упоминанием Империума спозаранку. – Кажется, наша рабочая неделя началась.
- А может, где-то упал метеорит? - предположила Саманта, следуя примеру Джека и нащупывая брошенную с вечера одежду. - Грохот такой, будто недалеко от нас на поверхность упало что-то большое.
- Или самолет упал, - добавил Дэниел. - Или инопланетные гости.
- Хватит гадать на кофейной гуще, - прервал их Джек. - Оделись? Давайте быстрее!
И он первым скользнул за дверь, на ходу застегивая куртку. Саманта сунула ноги в утепленные ботинки и выскочила следом за Джеком. Дэниел лениво поплелся следом, невыспавшийся и взъерошенный, похожий на потрепанного воробья. Он затянул ремень на камуфляжных штанах, забросил на плечо куртку и покинул неуютное спальное гнездышко последним.
Начинался новый день.

Снаружи, в узком коридоре, оказалось вовсе не так холодно, как полагал О'Нилл, напротив - откуда-то резко потянуло жаром. Бесцеремонно расталкивая суетящихся рабочих, отряд СГ-1 целеустремленно пробивал себе дорогу к месту происшествия. Они не знали даже, куда точно идти, но толкали народ в полной уверенности, что продвигаются к цели. Спрашивать у персонала базы о том, что случилось, было без толку - на пришельцев из прошлого здесь смотрели как на... как на пришельцев из прошлого. По большей части из-за их странной манеры выражаться устаревшими элементами американской речи.
Наконец там, где народу было особенно много, а на пластиковых перегородках плясали отсветы огня, отряд СГ-1 столкнулся с отрядом СГ-2 – наспех сымпровизированный отряд, замена оставшемуся в Империуме капитану Хекманну. Командовал отрядом Камерон Митчелл, и к его прежним подопечным – Дэвиду Харрингтону и Чеду Ремси – добавился теперь еще и Джонас Куинн, которого просто надо было куда-то приткнуть. Пополнить ряды антарктической команды генерала Хаммонда он наотрез отказался – отчасти из-за Родни МакКея, отчасти из-за нежелания торчать в ледяных пещерах.
- Ну что тут за вечеринка? – непринужденно поинтересовался О’Нилл, оттаскивая Камерона за рукав в более-менее безлюдный закуток.
- Вроде транспортный корабль, - прокричал в ответ Камерон, перекрывая шипение пенистого охладителя, которым люди в оранжевых спецовках щедро поливали пещеру. Вокруг было жарко, влажно и здорово несло различными химикатами. – Около дюжины спасательных капсул – одна грохнулась в нашу тихую гостиницу.
Саманта закашлялась и принялась активно тереть заслезившиеся глаза. О’Нилл тоже почувствовал неприятную сухость во рту и горький привкус каких-то веществ – очевидно, не стоило так поспешно соваться сюда без противогазов.
- Да, здесь дышать тяжеловато, - добавил Камерон, прикрывая рот и нос поднятым воротником куртки. – Я послал Ремси за противогазами – или что там сейчас используется в этих целях? – но он гуляет где-то уже больше двух минут.
- А Джонас?
- Из капсулы вытащили кого-то… вроде, он еще жив. Тащат в лазарет, Джонас пошел помогать.
- А Харрингтон?
- Тут где-то был…
Наконец появился Ремси в сопровождении Дэвида Харрингтона. Оба были в респираторах и несли еще несколько, по дороге раздавая новоприбывшим помощникам из техперсонала. Саманта благодарно схватила протянутый ей респиратор, прижала его к лицу и жадно вдохнула профильтрованный воздух – не самый лучший вариант, но сейчас вполне сгодится. О’Нилл натянул на лицо свой и прокашлялся. Наконец он сумел более-менее осмотреть место происшествия:
- А чего все суетятся? – не понял О’Нилл. – Пожар, вроде потушили. А что не потушили – само скоро потухнет.
- Метан! – первой догадалась Саманта. – Если не закрыть дыру, все здесь скоро взлетит на воздух. Посмотри, Джек – что эти ослы делают?!
О’Нилл немало удивился, услышав из уст Саманты такую нелестную характеристику местных рабочих, но ответить не успел – та уже бежала к людям, суетящимся вокруг упавшей капсулы, крича:
- Не трогайте! Вы не успеете! Бригаду рабочих наверх – срочно! Дыру можно заделать только снаружи!
Очевидно, кто-то решил последовать полубредовому совету раненого обитателя покинутого корабля заткнуть пробоину спасательной капсулой, но Картер сразу проняла, что это провал: до потолка было метров пятьдесят, десятиметровую капсулу вручную не поднять, а пока пригонят подъемные машины, все может закончиться печально. Очень печально.
Картер не знала, действует ли в 2230 году популярный в ее времени стереотип о блондинках, но на ее крики никто не обратил внимания, а кое-кто даже настойчиво отодвинул ее в сторону со словами: «Дамочка, не мешайся, все под контролем». Саманта рассердилась, но тут бригадир (или тот, кто был более-менее похож на главного среди этой оранжевой массы техников) сказал что-то в переговорник, и пробоину накрыл сверху первый металлический лист.
- … приварить со всех сторон, - услышала Картер обрывок фразы. – Когда закончите – сообщите и возвращайтесь, следует заделать изнутри полиуретаном.
«Оранжевые спецовки» бросили бесплодные попытки оттащить или хотя бы немного сдвинуть капсулу в сторону, и Саманта поняла, что ситуация более-менее нормализовалась. Вмешательство отряда СГ-1 здесь будет ни к чему.
- Они справятся? – неуверенно осведомился подошедший к ней сзади О’Нилл. Голос его звучал приглушенно из-за респиратора.
- Думаю, да, - задумчиво ответила Саманта, снова чувствуя во рту неприятный металлический привкус. – Идемте отсюда – эти штуки нас надолго не защитят.
О’Нилл посмотрел на нее и понял, что она права – глаза Саманты покраснели, веки припухли, а на глазных яблоках обозначилась сетка сосудов. Пора было делать ноги, если они не хотели отравиться ядовитыми газами.
Они нырнули в какой-то коридор, надежно отрезавший их от пропитанного химикатами и парами метана помещения автоматической дверью. Здесь дышать стало гораздо легче, однако снимать респираторы никто не спешил.
- А где Ремси и Харрингон? – поинтересовался О’Нилл.
- Вызвались помогать наверху, - ответил Митчелл. – Ремси соображает в сварочном деле, а Харрингтон… ну, не помешает он там. Шлемы и прочее им дадут на выходе.
- Хорошо, - кивнул Джек. – А что известно о выжившем?
- Мне – ничего. Но если мы сейчас спустимся в лазарет, то можем выяснить подробности.
- Что ж… тогда идем. Транспортный корабль, говоришь?...

Джонас Куинн решительно шагал рядом с носилками, на которого медики бережно положили вытащенного из капсулы парня лет двадцати, худощавого, с белесыми волосами, вроде несильно пострадавшего. Пару раз дежурный врач приоткрывал ему левое веко и направлял на зрачок луч точечного фонарика, после чего сообщал, что состояние больного не самое лучшее, но стабильное, и если не обнаружится внутреннего кровоизлияния, сотрясения мозга или еще чего-нибудь особенно страшного, то парень отделается парой переломов и скоро даже сможет ходить.
От таких слов Джонас непроизвольно содрогался – для него, ни разу в жизни не сломавшего себе ни одной кости, эти «пара переломов» казались чем-то ужасным. Очевидно, медицина того мира, в котором оказался он и его друзья, заметно ушла вперед, оставив пугающие диагнозы во тьме веков.
- Что с остальными? – коротко спросил он.
- Пока не смотрели. Остальные капсулы упали далековато, и наши люди туда еще не добрались. Но многие сгорели сразу, так что я думаю, что выживших будет мало. Если вообще будут.
- Вы знаете, что это был за корабль?
- Нет. Откуда?
- А человек? У него обнаружили какие-нибудь документы… форменные отличия?
- Молодой человек, я знаю не больше, чем вы, - наконец недовольно ответил дежурный врач, которого явно достали вопросы Джонаса.  – Сейчас для меня важно лишь то, что он мой пациент. Все остальное выяснится потом.
- Ладно… - Джонас рассеянно пожал плечами.
Остальной путь до медотсека они проделали молча. Правда, дальше Джонаса не пустили, заявив, что посторонним здесь делать нечего. При этом ему настоятельно советовали пойти в столовку и попить молока, а при первых признаках отравления метаном (ощущение тяжести в голове, головокружение, шум в ушах) срочно обратиться в медпункт.
Поняв, что больше ничего выяснить не получится, Джонас поплелся назад. По пути он столкнулся со спешившими в его направлении О’Ниллом, Митчеллом и Картер. Все трое были уже без респираторов, бледные, с опухшими глазами и посиневшими губами.
- Зомби-апокалипсис, - весело прокомментировал увиденную картину Джонас. – Ну и надышались вы там, ребята. Надо было сразу валить оттуда.
- Все так плохо? – выдохнул Камерон.
- Видели бы вы себя со стороны, подполковник Митчелл. Ступайте в медпункт – у нас налицо все признаки отравления какой-то дрянью.
- Надышались метаном, - сделал вывод Камерон, яростно расчесывая веки.
- И я устал, как собака, - добавил Джек.
- Так всегда бывает при отравлениях, - пояснила Саманта, тяжело дыша. – Как же я сразу не догадалась…
- Давайте быстрее в лазарет, ребята, - поторопил их Джонас. – А то вы похожи на оживших мертвецов из того фильма…
Когда в медотсек ввалилась компания бледных, тяжело дышащих землян, их никто не стал задерживать – видно, что всем нужна помощь. Ассистент предложил им присесть на койку где-то у дальней стены и сообщил, что «сейчас все будет о’кей». Прошмыгнувший вместе с ними Джонас уже вертел головой в поисках раненого обитателя упавшей капсулы.

Носилки с Энтони водрузили прямо на больничную койку, и над парнем угрожающе нависли экраны каких-то сканеров, гибкие медицинские щупы и прочие устрашающие вещи.
- Поверхностный скан, - скомандовал один из медиков, использовав малопонятное стороннему наблюдателю сленговое выражение.
Один из щупов-манипуляторов направился вниз, и по телу Энтони пополз сверху вниз голубой луч. Пока медицинские аппараты сохраняли данные, врач осторожно поводил световым пером, которое держал в руках, перед лицом пострадавшего и окликнул его:
- Эй, вы меня слышите? Вы говорите по-английски?
Джонас наконец заметил ширму, которой наспех отгородили часть помещения. За ней смутно угадывалось несколько силуэтов, и Джонас присел на жесткий пластиковый стул рядом с ней, будто бы случайно, ожидая медицинской помощи.
Медотсек был полон людей. Кто-то надышался газом, кто-то поранил руку/ногу/голову, туда-сюда сновали врачи и ассистенты.… Убедившись, что здесь не до него, Джонас успокоился и стал прислушиваться к тому, что творится за ширмой, с трудом фильтруя отдельные звуки из общего гомона.

0

4

Оставаться в сознании было тяжело, за те несколько минут, что его тащили по пещере, он успел достаточно надышаться газами. И к уже полученным травмам прибавилось отравление. Полу бредовые образы плыли перед глазами, но ощущение реальности оставалось, так же как и оставалась боль, с каждой минутой набирающая обороты.
- Где же, медики, - со злостью подумал Энтони, мне после всего что случилось – умереть от болевого шока, -Ну же где вы там. Но на наружу вырвалось только непонятное кряхтение и шипение, на которое человек несущий его не обратил внимание. Они двигались вперед к какому-то источнику света, большего Энтони, в расплывшемся вокруг него мире различить не мог.
И вот, наконец, в этом цветовом шоу, которое развернулось вокруг парня, появились несколько белых фигур.
- Что тут у нас?
- Сер, выживший. Я его из капсулы достал, перед тем как она полыхнула.
- Он приходил в себя?
Медик копошился в сумке, достал пару шприцов с уже заготовленными медикаментами и ввел их парню.
- Ну, чего умолк. Приходил он в себя??
Рабочий, заглядевшийся на роботу медиков, испугано дернулся.
- Он как бы, сам пробовал выбраться с капсулы, а потом, когда я его нес, он говорил чтобы мы его капсулу использовали как пробку, а потом только издавал всякие хрипы и все…
- Все, беги, помогай своим, а мы с этим уже сами разберемся.
Краем сознания он понимал, что его уложили на носилки, несколько уколов он практически не почувствовал, на фоне боли. Но через несколько секунд та куда-то исчезла, и разум немного прояснился, Энтони блаженно закрыл глаза. Голоса вокруг обрели более человеческое очертание.
Специфический звук автоматической двери, свежий воздух - парень был бы уже на седьмом небе, если бы один дурак не светил фонариком в глаза, поначалу Энтони на это практически не реагировал, но потому как к нему все-таки возвращалось его сознание в полном объеме. В ответ на последнее свечение он даже поморщился.
И вот процессия, въехав в белое помещение, остановилась. Наконец-то, - подумал Энтони,- сейчас мне по всех правилах нужен покой. Но видимо желания парня и доктора сильно различались. Вместо долгожданного покоя, под гул работающей аппаратуры, Энтони услышал:
- Эй, вы меня слышите? Вы говорите по-английски?
Отвечать не хотелось, но все-таки надо. Энтони попробовал набрать полную грудь воздуха, чтобы на одном дыхании выдать всю требуемую информацию, но на середине вдоха его резко прервала боль. Вот черт, ребро сломал, думал он. Его познания в медицине небыли глубокими, но такое он с легкостью смог диагностировать. Ладно, не можем говорить, передадим нужною информацию другим путем, продолжил свою мысль Кольт и попробовал вытянуть КПК с кармана штанов. Это эму не удалось, но доктор заметивший порыв больного помог ему…

0

5

Заметив попытку больного совершить судорожное движение рукой, дежурный медик аккуратно извлек предмет из его кармана. Это оказался усовершенствованный потомок электронного блокнота, КПК известного производителя электроники на Земле – довольно популярная, в общем-то, вещь. Но его заинтересовала вовсе не побрякушка на микросхемах, а неважная реакция пациента – болевой шок оказался сильнее, чем он полагал.
- Семьсот пятьдесят миллиграмм комбинированного анальгетика! – скомандовал он. – Не тот, что с барбитуратами, а с пропифеназоном.
- Может, сразу фенобарбитал? – робко предложил младший медик. – Пусть хоть поспит немного…
- А может, сразу убойную дозу аминофеназона? – резко ответил ему дежурный главврач. – Нечего травить парня небезопасной химией.  Он и так надышался много чего.
В этот момент медсестра подала ему автошприц, наполненный примерно на половину прозрачной жидкостью. Главврач закатал левый рукав Энтони и помассировал большим пальцем локтевой сгиб, вызывая прилив крови – вены парня постепенно набухли. Он осторожно ввел иглу в вену парня и, едва заметно покачав головой, стал медленно вводить жидкий анальгетик в кровь больного. В качестве первой помощи хватит и этого.
Аминофеназон, производный пиразолона, он использовать не решился, ибо тот был даже токсичнее, нежели популярный лет так двести назад метамизол натрия, запрещенный в ряде европейский стран на Земле, но тем не менее активно использующийся как быстродействующее обезболивающее средство, продающийся подпольно и легко синтезирующийся даже в домашних условиях. Поэтому его выбор пал на комбинированные анальгетики на основе парацетамола, пропифеназона и кофеина – обладающие куда меньшим перечнем побочных действий. Как и любой врач, он решил начать с меньшей дозы обезболивающих химикатов – если не поможет, можно попробовать что-нибудь посильнее.  Парацетамол и пропифеназон должны были оказать анальгезирующее и жаропонижающее действие; и параллельно галвврач прикидывал, какое бы снотворное средство более-менее безопасно сочеталось с ними. Фенобарбитал отпадал сразу – в сочетании с парацетамолом и кофеином это был бы убойный коктейль. Наконец он решил, что проспаться парень может и потом – сейчас куда важнее снять боль и привести его в чувство, а не мешать кофеин с успокоительными химикатами сомнительного происхождения (сюда редко поставляли усовершенствованные медицинские препараты Земных корпораций, приходилось обходиться старыми, но зато проверенными средствами). 
Поспать Энтони так и не удалось – за два местных часа его подвергли сканированию черепа, общему рентгену, местной анестезии в некоторых местах туловища, частичному вскрытию (поправить сломанное ребро, чтобы оно не поранило внутренние органы), перевязке и перебинтовке, наложению тугой повязки на ребра («Не двигайся, а то кости криво срастутся – будешь наперекосяк ходить», - полудобродушно, полуугрожающе сказал ассистент, помогающий главврачу накладывать влажные бинты на туловище Энтони), наложению швов на некоторые глубокие царапины («А то неровный шрам останется – девки любить не будут», - пошутил тот же ассистент) и еще каким-то сложным медицинским манипуляциям. Пару раз заглянувшему за ширму Джонасу Куинну все это показалось каким-то колдовским ритуалом, который синхронно выполняли несколько верховных магов в белых халатах и их помощники. Под шумок он умудрился незаметно протянуть руку за спиной у какой-то медсестрички и свистнуть извлеченный из кармана свалившегося с небес гостя КПК, брошенный главврачом на шаткий подвижный столик и уже успешно всеми забытый…

Тем временем О’Нилл, Митчелл и Саманта, наскоро получив свою долю антиинтоксикационных таблеток, нетерпеливо топтались в коридоре. Из медотсека их вежливо, но настойчиво выгнали, объяснив, что «здесь не зал ожидания, проходной двор во-он там». Вместо того, чтобы вернуться и посмотреть, как продвигается работа по закрытию пробоины, они просто уселись вдоль гипсокартонной стены в узком коридоре и стали ждать Джонаса. Дэниел Джексон давно умчался куда-то - как он сказал, добывать информацию о "транспортном корабле", с которого якобы были скинуты капсулы. Постепенно смертельная бледность исчезала с их лиц, белки глаз приобретали нормальный цвет, с век спадала отечность, кашель все реже нарушал тишину коридора… И когда самочувствие их более-менее нормализовалось, завязался разговор.
- Честно говоря, я никогда в жизни не травился газом, - гордо сообщил Камерон. – Оказывается, это даже хуже, чем я предполагал.
- Я однажды надышался, - признался О’Нилл. – Хреновое ощущение.
- Нам еще повезло, - оптимистично заметила Саманта. – Могло быть хуже, намного хуже.
- Не сомневаюсь, - мрачно согласился Джек. – Сколько примерно времени мы пробыли здесь, Картер?
- Ну… минут тридцать.
- Где же Харрингтон и Ремси?
- Ты видел, какую дырищу пробила эта капсула? – напомнил Камерон. – За полчаса такие дыры не латаются. Думаю, утечку газа они предотвратили быстро, но надо же еще все загерметизировать.
- Надеюсь, они догадаются не снимать респираторы в помещении еще несколько часов. Особенно когда будут замазывать щели пенополиуретаном, - сказала Саманта, вспомнив план бригадира.
- Да брось, - отмахнулся Камерон. – Уже в 2010 году существовали баллоны с монтажной пеной, не допускающие выброс в воздух вредных веществ.  На этикетке писали о том, что этой пеной можно работать без маски.
- И ты в это веришь? – снисходительно осведомилась Саманта. – Не бывает таких баллонов – без маски ты в любом случае надышишься всякого нехорошего. Монтажная пена выделяет вредные вещества только в процессе полимеризации, но этого достаточно, чтобы два дня проваляться с головной болью. И это в лучшем случае.
- Картер, Митч… - О’Нилл, сидящий между ними, демонстративно прикрыл глаза рукой. – Чего вы все о пене какой-то да о баллонах? Нам на головы свалился какой-то пацан, прошло уже более получаса, а мы даже не знаем, как его зовут и с какой он планеты.
- Ты, конечно, подозреваешь худшее, - ухмыльнулся Камерон. – Скажи прямо, этот парниша – шпион Кейна?
- Ничего я не подозреваю, - отрезал О’Нилл. – Но я хотел бы знать ваше мнение. Картер?
- Я не думаю, что от паренька можно ожидать чего-то плохого, - сказала Саманта. – Версия с торговым кораблем выглядит правдоподобно, и я думаю, что когда этот парень придет в себя, он сам все расскажет – кто он и откуда. Очень надеюсь, что он будет жить.
- Ясно… Кэм?
- Да ничего я не думаю, - пожал плечами Митчелл. – Несчастный случай. Как я понял, в корпоративной лавочке такое случается. И да, жалко пацана, но я думаю, жить будет. Если его здесь не залечат насмерть.
- Ясно, - снова повторил Джек.
И ничего больше не сказал.
- Джек, ты что… подозреваешь что-то? – на всякий случай осведомилась Саманта, отметившая нехарактерную для О’Нилла молчаливость.
- Вовсе нет, - соврал тот. – Просто хотел спросить, что вы оба думаете по этому поводу.
И надолго замолчал. Картер и Митчелл возобновили разговор о герметиках, позволяющих предотвратить утечку метана в жилые помещения, а О’Нилл все никак не мог понять, отчего в его сердце поселилась неясная тревога. Все было с виду нормально: ну грохнулась капсула, ну закрыли дыру, ну лечат пострадавшего… Однако ему казалось, что в воздухе незримо витает нечто, предвещающее если не очередную войну, то начало большого приключения. И не обязательно с хорошим концом. Джек подумал, что после недолгого, но насыщенного общения с имперцами он стал излишне осторожным, подозревая в каждом новом дне конец света, но это не отогнало его тревоги – только усилило. Он тряхнул головой, пытаясь отогнать копошащиеся в голове, подобно тараканам, мысли (Саманта и Камерон подумали, что он стряхивает в себя пелену сонливости, являющуюся побочным действием препаратов, которыми их щедро накормили в медотсеке вместо завтрака, обеда и ужина), и это снова не помогло. Тогда О’Нилл решил просто пока не думать об этом и немного подождать – скорее всего, он подозревает что-то нехорошее из-за нехватки информации. Вот сейчас парень придет в себя, его имя сверят с какой-нибудь межпланетной базой корпоратов, выяснят, что он всего лишь грузчик на таком-то судне, направляющемся из пункта А в пункт Б…
Примерно через полчаса подошли Харрингтон и Ремси – все еще в гермокостюмах, держа на локтевых сгибах шлемы, как баскетболисты – мячи. Они присели напротив, и Ремси азартно, с живым блеском в глазах стал пересказывать их приключения на поверхности – как приваривали листы оцинкованного железа, как полили их сверху какой-то вонючей дрянью, как спустились вниз и там, вися на тросах, заливали дыру изнутри монтажной пеной… Он рассказывал это с такой неподдельной веселостью, что Саманта, Камерон и Джек непроизвольно заулыбались – так трогательно юнец восторгался своим «приключением». Даже невозмутимый и молчаливый Харрингтон позволил себе слабую усмешку.
После «Макея» Харрингтон, который до этого заметно оживился миссией на Аларис, снова стал угрюмым и молчаливым. Он подолгу пребывал в одиночестве, а когда его просили сделать что-то, от работы не отказывался, делал все качественно и правильно, но после этого непременно удалялся куда-нибудь (чаще всего – в спортивный зал), и там погружался в собственные мысли. Никто не мог его разговорить, и Камерон, обеспокоенный внезапной депрессией члена своей команды, постепенно бросил попытки вывести его на откровенный разговор. Он решил, что Харрингтон еще не пришел в себя после внезапной смены реальностей, но однажды Дэвид обронил редкую фразу: «Сменил один Империум на другой» - и Камерон понял, что дело вовсе не в тоске по дому.
Не один Харрингтон был резко недоволен новой Землей. «Бюрократический космос» - так порой комментировал О’Нилл ситуацию в Солнечной системе и за ее пределами. «Сборище разумных паразитов, которые спят и видят, как коммуниздят чужие технологии и смещают друг друга с должности» - более расширенно выразился Джонас Куинн. Заметив растущее недовольство своей команды, генерал Лэндри оптимистически заметил, что этот вариант все же лучше, нежели Империум, но кое-кто (разумеется, Родни МакКей)  с ним не согласился.
Чеду Ремси тоже поначалу приходилось нелегко. Ему было всего двадцать с лишним лет, и на Та-Ирте у него осталась семья, по которой он сильно скучал. Никто не знал, что несколько раз по ночам он тихо плакал в подушку, вспоминая прошлую относительно беззаботную жизнь и развертывающиеся перед ним восхитительные перспективы путешествий на другие планеты под командованием подполковника Митчелла. Сейчас все это обратилось в пепел – он оказался один в огромном жестоком мире. Разумеется, у него были товарищи из проекта Звездных Врат, но… они не могли заменить ему родителей и родственников. К нему относились внимательно, с сочувствием, но от этого становилось только хуже – Ремси видел, что его жалеют, и ему это не нравилось. Постепенно он свыкся с мыслью, что придется так жить дальше, и слезами горю не поможешь – надо оставить в прошлом детские иллюзии и строить свое будущее из тех материалов, которые имеются под рукой. Тренировочные миссии в составе отряда СГ-2 открыли ему второе дыхание – Чед снова чувствовал себя частью великой идеи покорения далеких миров. Он любил свою работу.
Сейчас все они оказались в одной лодке, и грести приходилось всем вместе, на равных условиях. Старательно грести к берегам далекой надежды на светлое будущее, которое они обязались построить, только вступая в проект «Звездные Врата»…
Ремси окончил свой рассказ, Митчелл задал ему несколько вопросов, и на этом разговор зашел в тупик – все ждали новостей от Джонаса. Ремси на правах старого знакомого попытался высказать свое мнение по поводу происшествия, но тут появился Джонас, сияя от счастья – ему удалось стянуть КПК пришельца.
- Откуда это? – подозрительно спросил О’Нилл.
- Я видел, как врач вытащил его из кармана того парня, который был в капсуле! – торжественно объявил Джонас, протянув ему электронную плашку. – Он кинул его на столик, ну я и… - он замялся, не зная, какое слово лучше подобрать.
- Стащил! – весело подсказал Камерон. – Молодец.
- Отличная работа, - похвалил его О’Нилл. – Ты уже смотрел, что на нем? – он озадаченно повертел в руках тоненькую пластинку, не понимая, как ее включить.
- Нет… - признался Джонас. – Есть одна проблема – я не знаю, как пользоваться этой хреновиной. На Лангаре, да и на Земле я таких никогда не встречал.
О’Нилл молча передал плашку Саманте – пусть, мол, главный «мозг» разберется.

0

6

Энтони был просто шокирован, доктор только что питавшийся узнать базовую информацию о нем. Просто отставил КПК в сторону. Если бы не случайное движение, принесшее еще одну порцию боли, док прочел бы на лице парня искреннее удивление.
- Да… Разведчиком тебе явно не быть, -снова Энтони начал погружаться в раздумья, а может просто сознание, кое как вернувшееся к своему владельцу решило отправиться в внеочередной отпуск. Но как видимо, врач уже понял, в какую сторону начало движение здоровье парня, потому-то в следующий момент парень ощутил укол. Желтая жидкость вводимая в его телу тут же разливалась теплотой забирая вместе с этим болезненные ощущения от синяков и ссадин.
И вновь в невидимой битве между сознанием и небытием первое начало брать верх, да еще и такими темпами, что через минут пятнадцать Энтони уже отвечал на плоские шутки ассистента. Дальше события начинали набирать головокружительный оборот, с точки зрения парня. Анализы, сканеры, лекарства  - это все замыкалось в какой-то дьявольский узел. Единственное что успевал делать парень, так это наблюдать за всем происходящим и улыбаться на каждую плоскую шутку ассистента.
Получив назад свое сознание,  возможность трезво мыслить и оценивать ситуацию. Энтони вновь погряз в размышления о том что ему делать дальше, и какую тактику поведения ему выбрать.
- Может перешуганое существо, боящееся каждого шороха, но нет, тогда я бы не выжил, агрессивные тактики отпадают сразу, либо запрут в карцере, или вообще расстреляют, - Энтони неспешно перебирал в мозгу каждую линию поведения, и взвешивал все за и против. Вариантов было много, но он решил остановиться на таком себе мальчике мастере на все руки, да и к тому же его легенда-прикрытие, было о парне. Из богатенькой семьи, которому в 20 захотелось увидать жизнь. Сбегает из дому, и перебивается разной работой. Конешно родители все это время ищут его, и если узнаю где он находится сразу же заберут. Вновь прервать свои размышления его заставила рука, потянувшая КПК, находившийся на столике. Все время пока занимались парнем, он держал КПК на самой границе свое зрения, и вот рыбка заглотнула наживку. Парень даже не шелохнулся, когда рука прихватизировала эту вещь.
- Умничка, - подумал Энтони, и легкая улыбка отразилась на его лице, - подключи его к компьютеру и он уже будет мой. Он провел вора взглядом до двери. И успокоился. Похоже, этап по внедрению вредоносной программы сделают за него. Особенностью украденного КПК было то что в одной из микросхем, отвечавших за подключение к компьютеру или внешним устройствам. Был зашит вирус – метаморф. Программа, переписывающая сама себя, дела свое уничтожение проблемой. Задача поставленная перед нею была очень проста, это сбор паролей, для доступа к секретным данным, создание локального интерфейса к которому мог бы подключится Энтони и локальный компьютерный Армагеддон.
После этого Энтони наконец сумел расслабиться и начал свое внедрение, он пробовал шутить с медсестрами, иногда даже отвечал на уколы ассистента. Стараясь привлечь ровно столько внимания, сколько нужно для выполнения задания, но при этом стараясь не вызывать подозрений.
- Ну вот и все, -подытожил доктор, закончив лечение пациента.
- А теперь покой, и только покой, - доктор очень внимательно посмотрел в глаза парню, от чего тому стало немного не по себе, ничего не сказав, он пошел к другому пациенту, закрыв за собой небольшую ширму. Медсестры тут же разбежались, оставляя Энтони наедине самим с собой.
- Почему никто не задавал вопросов насчет разъемов на затылке и необычно желтой радужной оболочки глаз. И этот взгляд доктора. Неужели он о чем-то догадался. Мысли быстро заполнили голову парня, сейчас ему нужно было просчитать каждый свой следующий шаг.

Отредактировано Энтони Кольт (2011-11-12 19:17:52)

0

7

Впрочем, все же подозрения Энтони были излишними – дежурный врач, радуясь скорому окончанию своей смены, тихо обсуждал что-то со своим коллегой, стоя около кофейного автомата и ожидая, когда будет готов заказанным им напиток. Наличие кофейных автоматов было замечено отрядами СГ-1 и СГ-2, и они немало удивились, что спустя двести лет это незатейливое изобретение продолжает пользоваться популярностью. Изменился дизайн этих больших кофейных «шкафов», добавился широкий спектр продукции (вместо кофе или чая вам могли предложить какую-нибудь редкую синтетическую бурду), но суть осталась прежней. Даже тот факт, что вместо настоящего кофе в автоматах никогда не было ничего, кроме быстрорастворимых химикатов, не изменился – пользоваться услугами таких автоматов никто, кроме Джека, не рискнул бы, даже будь у них местные деньги или карточки рабочего персонала.
Отойдя от автомата с пластиковым стаканчиком, врач поставил его на стол, открыл медицинский журнал (точнее – включил электронную плашку, занимающую собой половину его рабочего стола) и вывел световым пером прямо на экране известные ему данные о пациенте, упомянув то, что  при сканировании были обнаружены киберимплантаты, которые пока не удалось идентифицировать. Над графой «Имя» перо замерло, и врач только сейчас сообразил, что напрочь забыл о наладоннике, который вытащил из кармана своего пациента. Он пересек медотсек и заглянул за ширму, где мирно спал (или притворялся спящим) незнакомец, попутно соображая, куда же он кинул мини-компьютер. Он недоуменно пошарил взглядом по всем поверхностям, но КПК так и не обнаружил. Решив. что его взял кто-нибудь из персонала, он отошел к планшету и принялся вносить новые данные: о сделанных процедурах, об обследовании, о результатах снимков… Записал: «Производитель имплантатов пока неизвестен» и пометил себе в памяти вызвать технарей, чтобы те по снимкам определили, какой фирме принадлежат эти «новшества» - так будет легче понять, с какой планеты парень, еще до того, как он выспится. А в голове дежурного врача уже сформировалась версия о личности пострадавшего: раз парень смог позволить себе столь дорогую операцию по имплантации каких-то киберхреновин, значит, у него явно водятся деньги.  Вполне возможно, что это сын богатого магната, отправившийся в круиз по просторам космоса. Врач фыркнул. Если это действительно очередное богатое быдло, не справившееся с управлением капсулой, то следует как можно быстрее отправить его к папочке – с чего бы Вейланд-Ютани бескорыстно помогать зажравшимся нефтяным крысам? Впрочем, все это были только догадки, и безымянный неудачник все еще оставался его пациентом, и врач решил как можно быстрее идентифицировать личность парня. Кто же взял его наладонник?
Медотсек постепенно пустел: пострадавшие во время утечки метана люди расходились, получив свою дозу лекарств, персонал разбегался по своим делам, а обитатель злополучной капсулы мирно спал за ширмой. Около него тихо жужжал медицинский робот, транслирующий телеметрию о состоянии больного на пару мониторов. Тогда дежурный врач, не дожидаясь окончания своей смены, решил чисто из любопытства узнать наконец, где этот парень мог сделать такую хитрую операцию по внедрению под череп каких-то чипов ( наверняка чтобы слушать популярную музыку или сидеть в Интернете сутки напролет – удобно!). Он взял полупрозрачные распечатки со сканера, на которых четко вырисовывались контуры каких-то инородных тел в голове парня, но не обнаружил на них ни логотипа какой-нибудь фирмы, ни имя производителя, ни даже скромную подпись где-нибудь в углу «Made in China». Тогда он отдал пару распоряжений своему заместителю и жмакнул по сенсорной панельке, открывающей автоматическую дверь выхода из медотсека, намереваясь подняться к Джеббу из пятого отдела, который наверняка помог бы определить, где выпускают такие штуки… И тут глазам его предстала неожиданная, но в общем-то приятная картина: пятеро мужчин сидели прямо на полу и, периодически сталкиваясь головами, глядели через плечи красивой коротко стриженой блондинки на то, что она держала в руках – испарившийся из медотсека наладонник, извлеченный из кармана чудом выжившего парня. Он тут же узнал, что это именно тот самый наладонник – размер и цвет совпадают, а уж обстоятельства – тем более, и он даже слегка удивился, что эти олухи решили исследовать находку прямо на месте «преступления».
- Нравится? – холодно спросил дежурный врач.
СГшники подняли на него удивленные глаза. Они услышали, как зажужжала отъехавшая в сторону дверь, но не придали этому значения – за последние полчаса из медотсека вышел целый поток людей, и обращать внимание всякий раз на каждого входящего-выходящего им постепенно надоело.
Джонас смутился и поднялся на ноги, опустив глаза. Он первым понял, что их «поймали» - сейчас их вежливо, но настойчиво попросят вернуть находку. И хорошо, если так, а то ведь могут и начальству «настучать» - кто их знает, этих корпоративных служащих…
О’Нилл, опершись рукой о стену, поднялся и помог встать Саманте. За ними встали Митчелл, Ремси и Харрингтон – по наступившей паузе все внезапно поняли, что сейчас их будут бить. И хорошо, если только словесно.
- Э-э… - протянул Камерон, стараясь не смотреть в холодные голубые глаза человека в белом халате. – А мы тут какую-то хрень на батарейках нашли…
- Я даже знаю, где вы ее «нашли», - бесстрастно отозвался дежурный врач. – Что тут у нас..? Ага – кража корпоративной собственности.
- Это не кража! – возмутился Джонас. – И тем более не собственность корпорации! Мы просто взяли… э-э… посмотреть. Это же не ваша вещь.
- Все, что находится на этой базе, ВАМ точно не принадлежит, - холодно заверил его доктор. – Вы у нас не более суток, а уже лезете куда не следует. Выполняйте вашу работу и не пытайтесь делать работу других.
Саманта вздохнула и молча протянула ему КПК. О’Нилл недовольно что-то проворчал, но вслух комментировать не стал – здесь и ежу было понятно, что устав корпорации в данном случае не на их стороне.
- Благодарю, - равнодушно кивнул врач. – До рассвета еще пара часов – идите и проспитесь. Может, отпадет желание совать свой нос в чужие дела.
Последнюю фразу он произнес на еще не до конца понятном СГшникам видоизмененном английском языке, но общий смысл был ясен – им не очень вежливо объяснили, что здесь они никто. На этой язвительной ноте врач скрылся за дверью, а Джонас в сердцах пнул гипсокартонную перегородку, отчего та заходила ходуном.
- Дурак я… - ругнулся он. – Надо было сразу валить отсюда.
- Тогда бы мы так просто не отделались, застукай этот тип нас где-нибудь еще, - справедливо заметил Митчелл. – Надеюсь, он не настучит об этом Гарсии и прочим… - он явно хотел что-то добавить, но вовремя замолчал и оглядел стены в поисках подслушивающих устройств. Он ничего не обнаружил, но все же заканчивать фразу не стал, ведь эти устройства в их технологический век могут быть совсем крохотными…
- Могло быть и хуже, - робко подал голос скромно притихший Ремси. – Могли и по репе настучать…
- Я б им настучал, - проворчал Харрингтон. – Подполковник Митчелл, если вы хотите, я могу попробовать утром выкрасть эту штуку…
- Это ни к чему, - поморщившись, ответил Камерон. – Пусть подавится.
- Есть вариант – пробраться туда через вентиляцию и скопировать информацию на какой-нибудь носитель, - предложил О’Нилл.
- В этом нет необходимости, - хитро усмехнулась Картер и продемонстрировала всем маленький черный квадратик, лежащий у нее на ладони, со стороной не более пяти миллиметров…
- Карта памяти, - пояснила она. – Пока я разбиралась, как включить эту штуку, я обнаружила сбоку разъем для дополнительного носителя. Думаю, в памяти самого наладонника тоже может быть что-то важное, но если прикинуть чисто логически, всю важную информацию будут хранить на съемных накопителях – так надежнее. А пока этот «белый халат» ругался, я незаметно вытащила карту памяти.
- Молодец, Картер! – искренне восхитился Джек. – Отлично! А этот тип не заметит пропажу карты?
- Думаю, нет, - ответила Саманта. – В конце концов, ее может и не быть. Но лучше все-таки вернуть ее на место, как только мы посмотрим, что на ней. Надо найти терминал.
- Картер, а ты уверена, что действительно хочешь вставить эту карту в какой-нибудь компьютер? – вкрадчиво поинтересовался О’Нилл.
Саманта поняла, на что он намекает. Все поняли.
Однажды хитрый Кейн, лидер Братства Нод (враждебной Империуму организации, у которой с Империумом шла борьба за Землю), под личиной просящего убежища монаха с планеты Киммерия подсунул отряду СГ-1 гоа’улдский накопитель информации. Дэниел и Саманта имели глупость запустить диск на центральном компьютере и случайно передали на городской ретранслятор сигнал-вирус, крутивший по всей Солнечной полуминутный ролик с обращением Кейна к народу. В Империуме пропаганда идей Братства Нод считалась страшным преступлением и предательством родины. Поняв, что натворили, СГшники бежали через Звездные Врата на Эшкалон-1 – планету, на которой не так давно поселился еще один беглец из Империума, экс-полковник Гарри Мейбурн, главная сволочь из Министерства Информации. Теперь они стали предателями и изгоями в глазах имперского правосудия, и пришло время приводить в исполнение давний план «Откат системы», заключавшийся в запуске машины времени Древних… О’Нилл был прав – после такой истории было бы неразумно повторять старые ошибки.
- Я имела в виду терминал, не соединенный с основной сетью базы, - поспешно поправилась Саманта, задетая за живое бессловесным напоминанием о собственной ошибке. – На чьем-нибудь нетбуке.
- Так-то лучше, - согласился Джек. – Кстати, куда это Дэниел пропал?
Дэниел Джексон не так давно покинул команду, отправившись вытрясать полезную информацию из тех, кто побывал на поверхности, но так и не вернулся.
- Может, у него там важный-преважный разговор? – передернул плечами Камерон.
- Ладно… не маленький – не потеряется, - прикинул Джек, убеждая скорее себя, чем остальных, хотя долгое отсутствие Дэниела ему очень не понравилось. А еще от добытой Самантой карты веяло неясной тревогой… - Кэм, можно тебя попросить…?
- Достать нетбук? – понял Камерон. – Конечно.
- Хорошо. И что-нибудь вроде этого… как его там… кардридера.
- О’кей.
- Картер!
- Да?
- Возьми Джонаса – и идите к технарям, поспрашивайте что-нибудь полезное о средствах антивирусной защиты… на всякий случай. Двайд, Чед, попробуйте обыскать капсулу – может, что-нибудь обнаружите. А я пойду искать Дэниела. Встречаемся через полчаса в общаге.
Общагой теперь привычно называли комнаты, в которых разместили отряды СГ-1 и СГ-2 – новое сленговое слово как нельзя точно отражало всю суть жилого сектора.
До ближайшего поворота они шли все вместе, а потом команда разделилась: Харрингтон и Ремси возвращались к месту аварийной посадки, Камерон отправился клянчить нетбук и кардридер, Саманта и Джонас вызвали подъемник, а О’Нилл прошел в одиночестве пару коридоров и только сейчас сообразил, что не знает, где искать Дэниела.

Вернув украденный КПК, дежурный врач еще некоторое время недовольно что-то поворчал о наглых землянах, а потом привычным жестом включил наладонник. Он, в отличие от «путешественников во времени», умел им пользоваться, тем более что это была распространенная модель КПК какой-то японской фирмы – удобный интерфейс, приятный дизайн и все такое в этом духе…
И нисколько не удивился, когда обнаружил подтверждение своей версии о происхождении парня: в памяти мини-компьютера было несколько папок с какими-то фотографиями в стиле «я и моя домашняя игуана», «я и моя крутая чикса», «я и моя еще более крутая тачка» и «я играюсь в профессионального фотографа и фоткаю всякую фигню». Впрочем, не вся информация на КПК была одинаково бесполезна – врач случайно обнаружил папку «Универ4еггг», в которой парень был сфотографирован в различных ракурсах, сияющий бездумной улыбкой, с дипломом в руках, на обложке которого красовался логотип какого-то Земного американского универа. Наверняка какой-нибудь менеджер или журналюга, коих сейчас как собак нерезаных… Но все же он решил на всякий случай запомнить эту фотографию, чтобы в случае чего проверить, учился ли когда-нибудь в том универе такой-то придурок. Что еще было немаловажно – обнаружился небольшой текстовый документец длинным списком каких-то числовых последовательностей, напротив которых были подписи по-английски. Пара таких подписей гласили: «папа» и «мама», и врач догадался, что это телефоны родителей. Так, уже кое-то… Просмотрев длинный список популярных музыкальных исполнителей и папке «Музон4иггг», он выключил КПК и удовлетворенно хмыкнул. Так он и знал – обычный студиот, решивший покорить космос. Что ж, вернем придурка папочке и мамочке…

0

8

Энтони только и ждал момента, когда его оставят одного.
- Нус, начнем,- Энтони вперься глазами в одну точку и немного их прикрыл, оставив узкие щелочки чтобы видеть камеру, подвешенную в углу.
- Один, два, три, четыре, пять, шесть. Один два три четыре, пять, шесть. Именно шесть секунд было у парня между поворотами камеры. Во время очередного поворота Энтони поднял голову и посмотрел кругом, его глаза искали. Разъемы и они нашли их. Возле соседней пустой койки стоял стандартный тестер для имплантатов. Бонус таких штук был в том, что они имели слабые процессоры для теста достаточно сложных имплантатов, поэтому в 50 процентах случаев, они имели подключение к более мощным компьютерам. И чутье не подвело парня, тонкий проводок витой пары тянулся от устройства к небольшому свичу установленному как раз за тумбочкой.
Энтони, как мог, настраивал себя, ведь сейчас ему нужно было сделать невозможное, за тот короткий промежуток времени, что ему давала камера, нужно было подтянуть это устройство к своей постели.
- Три два один,- Энтони резко вскочил с кровати, практически не обращая внимание на боль, которая тут же разлилась по всему телу. В два шага достался к прибору и за ручку потянул к кровати.
- Минимум шума, минимум, - твердил он себе. На лбу даже выступил пот.
- … шесть, - Энтони занял уже привычную позу, у изголовья кровати стоял тестер, а тело изламывали импульсы, которые сейчас казались разведчику ударами молнии.
Немного прейдя в себя. Энтони дождался нового поворота камеры. Опершись на локоть, включил устройство и подсоединил один из кабелей.
- Начнем, - Энтони закрыл глаза, и в его голове тут же вспыхнула трехмерная схема сети, работать с такими примитивными системами было трудно, но Энтони выбирать не приходилось. Хоть какой-то интерфейс, а следов вируса не было.
- Значит изловили. Значит изловили все-таки. Но все равно начнем по порядку, - подумал парень, - первое, это камеры. Энтони начал по очереди прощупывать каждую веточку, чтобы вычленить ту, по которой передавался видеопоток. Благо искать ее не пришлось долго, так как она явно выделялась на фоне остальных, из-за огромного количества информации которое по ней передавалось. Дальше он действовал по уже накатанной схеме: по каналу прошел до компьютера охраны, подключился банку записей, в нем выбрал кадры, на которых он еще делал вид что спит, продублировал его по всей длине записи, которая там была, и зациклил изображение, чтобы охрана теперь точно ничего не увидела.
- Второе, инсценируем мои пытки, - Энтони встал с кровати и тихонько подошел к небольшому прозрачному шкафу, в котором хранились медикаменты. В мусорном ведре он взял пару перчаток, затем пробежав взглядом по надписям, на медикаментах, выбрал три из них.
- Теперь замешаем коктейль,- парень слегка улыбнулся, – пару миллиграмм пропофола, чтобы потом можно было все свалить на амнезию, 560 миллиграмм кетамина, и буквально пару миллиграмм тиопентала натрия, чтоб была видна картина допроса. Всю эту бурду в одном шприце, он не без раздумий вколол себе в мышцу.
- Теперь, у меня есть шесть минут, до того как меня вырубит. Он вновь ляг на свою койку и подключился к устройству.
- Ну все детки, игры кончились. Сейчас Энтони уже больше напоминал боевой компьютер, в голове только всплывали команды, которые имплантаты тут же приводили в действие:
- Scan: 192.168.0.0 – 192.168.0.255
- Ping: 192.168.0.1
- Trace route: 192.168.0.1
Хоть и глаза его были закрыты, но он четко видел построенные в его сознании ответы на запроси.
- Firewall – Detected. Тишину кабинета разорвала сирена тревоги. В дальнем углу комнаты раздался цокот каблуков дежурной медсестры, та видно пробовала разобраться, что случилось. Энтони чуть улыбнулся:
- Поздно парни: Connect: 192.168.0.1:567. Энтони нашел порт для подключения тестера имплантатов, и подключился к нему. Но как видимо за сервером смотрели, и в ответ на такое активное вторжение в обход защиты ответ, последовал также быстро. Программисты начали отключать части сети в надежде выследить точку взлома. Стандартная тактика, - подытожил ум парня, - но вы не с тем устроили кибервойну. Парень быстро продвигался, к системам управления. Модуль управления базой, модуль управления дверьми, заблокировать все. Системы жизнеобеспечения ….. Как только он добрался сюда, сервер тут же был отключен. Еще бы, получи контроль над этим модулем и все считай конец
- Умнички. Для мозга парня имитировать работу компьютера было не сложно. Сервер отключен, ну что же, займем его место. Энтони остановился на секунду, у него оставалось еще около двух минут, перед тем как вколотая им же бурда начнет действовать, и отключит его сознание.
- Сonnect: 192.168.0.2:1023, - теперь его целью стала база данных, про которую в ходе сражения забыли. Практически не встречая сопротивления, Энтони первым закачал схему базы, расписание движения кораблей снабжения, перечни всего наявного оборудования, на базе. Его внимание привлекла запись: «Действующий объект 45». На схема базы была отмечена «зона 45», Энтони может быть и собрал бы больше информации, сознание дрогнуло. Бурда начала действовать. Энтони с силой махнул рукой, сбив на пол разного рода инструменты. От грохота паденья медсестра пробовавшая отпереть непонятно почему закрывшуюся дверь бросила свою затею. Тонкие каблучки зацокали по полу, в направлении единственного, оставшегося в медблоке, пациента.
Подбежав она увидела то что должна была увидеть с точки зрения разведчика: перевернутые инструменты, парня подключенного к тестеру, и набор всего что нужно, что бы пытать человека. Следов передвижения парня не осталось благодаря поддерживаемой чистоте. И даже на ручке прибора который тянул Энтони, цепляясь за него запястьем.

0

9

«Прозвенел гудок сирены» (с) Ирина Савельева
"Возвышение Хоруса" (перевод).

«Плохая была идея, но попробовать стоило», - размышлял Дэниел Джексон, выскакивая из приемной администрации базы Ханикомба.
Он потерял минут десять, прежде чем заместитель администратора, миниатюрный японец по имени Оониси Рокуро, не соизволил выслушать его, а потом еще минут двадцать, пока этот маленький человек, держа на лице неизменную вежливую японскую улыбку (отчего его глаза не становились менее холодными и равнодушными ко всему окружающему), терпеливо, но односложно, отвечал на его вопросы. Сам администратор, Ватанабэ-сан, или господин Такаси Ватанабэ, был то ли слишком занят, то ли просто не хотел видеть настойчивого американца. Дэниел больше склонялся ко второму варианту – он уже давно просек, что на людей из проекта «Звездные Врата» почему-то смотрят, как на низших созданий, причем, даже те, кто не знал о том, что они все прибыли из далекого прошлого. Сначала он считал, что дело в их «старомодной» речи, но когда он научился довольно свободно изъясняться на распространенном американском диалекте, это ситуацию не изменило.
- Были ли выжившие в других спасательных капсулах? – спросил Дэниел, когда он и Оониси-сан расположились на трансформируемых диванах из пластичной пеномассы, которая могла принимать форму тела сидящего – с одной стороны хай-тек, эргономика и все удобства, а с другой – резко вскочить с такого кресла будет весьма проблематично, и Дэниелу, когда он встал и собрался уходить, показалось, что он медленно отдирает свою задницу от огромной размягченной жвачки.
- Нет, - лаконично отвечал японец, немигающим взглядом созерцая Дэниела поверх круглых очков с толстыми линзами, делающими его почти шарообразную голову еще «круглее». Дэниел догадался, что очки японец носит вовсе не для того, чтобы лучше видеть – вряд ли в век биотехнологий еще осталась проблема плохого зрения, - скорее всего, это была часть его имиджа или еще одна дизайнерская фигня «с оптическим прицелом». Чего стоило только то, что вместо стандартных дужек из 20 века очки японца имели хитрый замочек, застегивающийся на затылке и – неужели Дэниелу это не показалось?! – подключенный двумя серыми проводами к коротко подстриженному затылку человека. Картинка мелькнула всего на пару секунд, когда японец чуть повернулся, делая рукой приветственный жест в сторону диванов из пеномассы, но Дэниелу этого хватило, чтобы заметить столь необычную вещь. Или, по меркам современности, совершенно обычную?
Дэниел чуть не сплюнул от досады. Так ведь и не поймешь – не то с человеком общаешься, не то с синтетиком или еще какой-нибудь киборгизированной фигней. Взять хотя бы Бишопа… И ведь не скажешь по общению с ним, что робот! Эх, до чего техника дошла…
- Оониси-сан, ваши люди проверили все капсулы? Точно? – недоверчиво спросил Дэниел.
- Точно, доктор Джексон, - так же просто отвечал Оониси.
- А что насчет останков? Их можно опознать?
- Нет, доктор Джексон.
- Они в таком ужасном состоянии? Обгорели и все такое?
- Да, доктор Джексон.
- А поступила ли какая-нибудь информация о корабле, с которого они были сброшены? Вам удалось что-нибудь полезное узнать?
- Да, доктор Джексон.
- И что же? – вскинулся Дэниел в надежде, что японец наконец скажет что-нибудь более осмысленное.
- Это секретная информация, - с вежливой улыбкой отвечал Оониси, но намек Дэниел понял – «не ваше собачье дело».
«Черт! И почему из него приходится по слову вытягивать?» - внутренне кипятился он, с трудом сохраняя внешнее спокойствие и пытаясь придумать, как заставить япошку говорить по существу.
- Куда дели обгоревшие части капсул, Оониси-сан? – спросил он, решив не задавать вопросов, на которые можно было бы получить ответ в стиле «да» или «нет».
- Оставили на поверхности.
- Что удалось узнать о личности выжившего?
- Это секретная информация, доктор Джексон.
Дэниел едва удержался от желания сжать кулаки. Оониси, казалось, никуда не спешил: отвечал спокойно, терпеливо, но односложно, и в итоге Дэниел, так ничего путного и не выяснив, в досаде покинул приемную администрации.
- Был рад помочь вам, доктор Джексон, - сказал на прощание Оониси-сан, слегка поклонившись, и Дэниел уловил в этом движении явную насмешку. 
Одно лишь то, что с ним согласились поговорить, имело двоякое значение: вроде как и не отказывают корпоративным служащим, но тем не менее смотрят на них, как на шавок. Был, конечно, вариант, самому все посмотреть, но он не был уверен, что имеет на это право, да и рабочие вряд ли что-то расскажут – эти простые ребята смотрели на странно изъясняющихся корпоратов как на ксеносов.
«Опять мы чужие, - с некоторой грустью подумал он. – Мы так стремились вернуть прошлое, а в итоге загнали себя в еще более далекое будущее».
Потерпев фиаско, Дэниел решил больше не самодеятельничать, а держать совет с командой. Однако когда он подошел к дверям медотсека (пришлось немного поплутать по коридорам и периодически спрашивать направление), там никого не оказалось. Он робко заглянул внутрь и, поймав суровый взгляд дежурного врача, убрался восвояси. О’Нилл и компания уже успели куда-то уйти, связи с ними не было, и Дэниел решил, что лучше всего вернуться на условную точку сбора – в «общагу».
Он уже развернулся и затрусил легким бегом в обратном направлении, как вдруг его накрыл вой аварийной сигнализации, словно волна ледяной воды. Дэниел резко остановился, словно врезавшись в невидимую преграду, и завертел головой, пытаясь сообразить, в чем дело, и через некоторое время до него дошло, что если он будет и дальше так стоять на месте, это не приведет ни к чему хорошему. Что-то случилось, и ему предстояло выяснить, что именно – ведь просто так сирены не включаются. Почти не раздумывая, он кинулся назад, к медпункту, и не сразу смог сообразить, отчего дверь не открывается от одного прикосновения к ней, как это было минуту назад. 

* * *

Сирена сработала не только в медицинском отсеке. Пронзительный визг и оранжево-фиолетовые световые полосы застали Джека О’Нилла на пути к подъемнику на первом уровне, окрасив белые перегородки коридора в сумасшедшие цвета. От неожиданности О’Нилл зажал уши и едва не споткнулся – ему показалось, что время повернулось вспять, и он снова очутился в ловушке на тонущей подлодке «Макей», среди мигающих сигналов тревоги и всеобщей паники.
Он не раздумывая рванул к лифту, куда ранее и направлялся, но на полпути услышал разнесшийся по базе мелодичный женский голос: «Внимание, незаконное проникновение в компьютерную сеть базы. В целях безопасности доступ в сеть будет заблокирован через шестьдесят секунд».
- Черт! – ругнулся Джек, набирая скорость.  – Я так и знал!
Только бы успеть! Теперь он ни на секунду не сомневался в том, что его дурные предчувствия имели под собой твердую основу: если их первый день на базе пошел куда как криво, обязательно должно было бы что-нибудь случиться. Что-нибудь очень нехорошее.
Пролетев пару коридоров, он оказался перед тяжелыми створками грузового лифта. Он не знал, скажется ли изоляция каких-то участков сети на управлении автоматикой базы, но решил, что лучше было бы успеть наверх до того, как это случится. Были, конечно, лестницы, но в данном случае это оказалось бы бесполезной тратой времени.
«Доступ в сеть будет заблокирован через тридцать секунд».
Джек бешено забарабанил по кнопке вызова – сенсорная пластинка отозвалась мягким гудком и засветилась красным цветом. Где-то вдалеке послышалось, как лифт тяжело сдвинулся с места и поехал вниз.
- Давай же, давай! – подгонял его О’Нилл. – Реще, блин!
Он минут пятнадцать плутал по коридорам, не понимая, куда мог деться Дэниел, даже пытался спрашивать («Эй, товарищ, вы не видели здесь такого зашуганного очкарика?»), но ответа так и не получил. То ли с ним не хотели разговаривать, то ли просто не понимали, чего он хочет. В итоге Джек поднялся на лифте в «общагу», навестил Харрингтона и Ремси, обшаривающих внутренности изрядно пожарившейся капсулы, заглянул в офис администрации (улыбчивый японец сказал ему, что доктор Дэниел Джексон ушел куда-то пару минут назад) и не придумал ничего лучше, как снова спуститься вниз. Что-то подсказывало ему, что скорее всего Дэниел направился туда, где оставил свою команду. Но оба снова каким-то чудом разминулись, и в самый неудачный момент, когда вся команда оказалась разделена, случилось то, чего опасался О’Нилл.
Наконец лифт приехал и, словно дразня О’Нилла, постоял пару секунд, после чего плавно открыл двери. Джек рванул в кабину и снова принялся бешено тыкать в кнопку верхнего уровня – именно там сейчас, по идее, должны были находиться Саманта и Джонас.  Двери неторопливо закрылись, и грузовая кабина поплыла вверх. Изнутри она представляла собой мрачную обшарпанную коробку, обитую металлопластиком, с одной прозрачной стеной, через которую был виден кусок вертикальной шахты. О’Ниллу казалось, что лифт едет ужасно медленно, и он нетерпеливо переминался с ноги на ногу. На электронном табло мигали, сменяя друг друга, этажи: 2… 3… 4…
«Доступ в сеть будет заблокирован через десять секунд»…
«Успел, - подумал Джек. – Еще один этаж».
И не успела последняя фраза до конца сформироваться у него в мозгу, как вдруг, словно по заказу, кабина лифта дернулась и замерла, умолк противный визг сирен.  А следующую секунду погас свет.

* * *

До сих пор дивясь, как их обоих подпустили к капсуле, Чед Ремси тяжело дышал в респиратор и ощупывал руками в толстых теплоизоляционных перчатках обгоревшие края люка.
- Нифига себе, - сказал он. – То ли у конструкторов были проблемы с герметичностью, и огонь проник внутрь, то ли загорелось что-то внутри.
- Обычно капсулы обгорают при входе в атмосферу, - донесся изнутри цилиндра приглушенный голос Дэвида Харрингтона. – Очевидно, здесь что-то заклинило. Хреновый производитель.
Откуда-то со стороны раздались смешки еще околачивающихся неподалеку рабочих. Большинство из них уже разбежалось кто куда после того, как опасность «большого бабаха» была устранена, и Ремси с Харрингтоном как-то слишком свободно допустили осмотреть капсулу. Ремси предположил, что это за то, что они помогли закрыть дыру, но Харрингтон высказал более правдоподобную версию: все, что здесь было важного, уже растаскали и принесли главному.
- Ну что там? – нетерпеливо спрашивал Чед, заглядывая в люк, в котором Харрингтон уже минут двадцать пытался что-то найти.
- Все обгорело.
- Совсем?
- Не совсем, но здесь точно был пожар. Как тот парень выжил – вообще удивительно.
- Может, протечка топлива… Пробоина в баке или еще какая-нибудь фигня? – неуверенно предположил Чед.
- Не знаю, я по капсулам, тем более, по таким, не специалист, - честно ответил Харрингтон.  – Можешь принести фонарик? Хочу осмотреть панель управления.
- Сейчас, - пообещал Чед и недоверчиво покосился на компанию ржущих над ними техников.
Чувствуя себя более чем неловко, он подошел к ним и, запинаясь, попросил карманный фонарик или зажигалку. Последнее слово никто не понял – в 23 веке никто уже не пользовался газовыми зажигалками, столь распространенными в 20-м, но фонарик все же нашли.
- Чтоб вернул, - насмешливо сказал бригадир, протягивая Ремси короткий, не более десяти сантиметров в длину, цилиндрик.
- Верну, - пообещал Ремси, мысленно засвечивая ему этой «игрушкой» промеж глаз. Он просил фонарик, а не спичку!
- Извини, это все, что нашел, - сказал он, просовывая руку в люк.
Харрингтон, сидящий на корточках на спинке перевернутого вместе со всей капсулой пилотского кресла, хмыкнул, но фонарик все же взял. Оказалось, обида Ремси была напрасной – маленькое осветительное устройство оказалось едва ли менее мощным, чем шахтерские фонари 20 века.
- А бака с охладителем нигде не видно? – спросил он. – По идее, должен же быть, да? Ну, как в обычных тачках…
- Это тебе не тачка, - проворчал Дэвид. – Но вообще ты прав – должен быть. Только я его не вижу.
Он с трудом развернулся в утробе перевернутого цилиндра со снятой крышкой люка и пошарил лучом фонаря по оборванным проводам, оплавившимся кускам металлопластика, обгоревшей обивке кресла…
- Не вижу, - повторил он.
Ремси тем временем осматривал крышку, валявшуюся неподалеку. Она изрядно обгорела – очевидно, при входе в атмосферу, и теперь определить, что же загорелось раньше – внутренности капсулы или обшивка – было тяжело.
- Я думаю, все же произошел перегрев снаружи, - наконец сказал он. – Наружная обшивка раскалилась до такой степени, что температура внутренних систем стала критической, кулер полетел – и дальше по цепочке… Да, Двайд?... Двайд, ты меня слышишь?
Харрингтон молчал. Ремси недоуменно заглянул в люк, и тут Дэвид позвал его:
- Лезь-ка сюда. Я кое-что нашел.
Он выпрямился во весь рост и легко, как пушинку, подхватил хрупкого Чеда под руки и помог вскарабкаться на поверхность цилиндра. Ремси спрыгнул внутрь и неуклюже – Харрингтон занимал собой чуть ли не две трети свободного пространства - уселся на корточки, оборвав при этом какие-то и без того оплавившиеся провода.
- Ой… - воскликнул он. – Блин.
- Смотри сюда, - Харрингтон присел на колени и посветил фонариком куда-то под спинку кресла. – Что видишь?
Ремси наклонился и выгнул голову под неестественным углом:
- Ай, блин… ничего. Провода какие-то, - сказал он. – А что я должен видеть – покемонов?
Вместо ответа на колкость Харрингтон протянул руку и положил себе на ладонь два проводка, тянувшиеся из внутренней обшивки капсулы, и осветил их фонарем: оба были вытащены из стены, и с концов их была аккуратно срезана изоляция.
- Оу… - выдохнул Ремси, внезапно осознавая, что это значит. – Наверно, это какая-то ошибка… Ну не мог же он в самом деле…!
- В этом мире то, что мы посчитали бы ошибкой, чаще всего оказывается суровой реальностью, - жестко оборвал его Дэвид. – Ты этого еще не просек? Вот мы и нашли то, что искали.
- Так это, значит, что этот парень… - медленно начал Ремси.
- К нам послали смертника – вот что это значит! – прямо заявил Харрингтон. – Быстрее – надо найти подполковника Митчелла!
Ремси принялся поспешно выбираться из люка, и в этот момент по базе разнесся сигнал тревоги.
«Внимание, незаконное проникновение в компьютерную сеть базы. В целях безопасности доступ в сеть будет заблокирован через шестьдесят секунд», - сообщил равнодушный женский голос.
- Быстрее! – рявкнул Харрингтон. – Это началось.
- Что началось? – тупо спросил Ремси, глядя, как рабочие внезапно куда-то разбегаются.
- Очередное приключение на наши задницы.
- Правда? Круто… - задумчиво произнес Чед.
Харрингтон выпрыгнул из люка и снова помог спуститься Ремси. Вместе они помчались туда, где договорились встретиться с остальными – в «общаге». Но не успели они пробежать и пары лестничных пролетов, как погас свет, а вместе с ним умолк и вой «аварийки».
- Круто… - снова повторил Чед в повисшей тишине, но уже не так уверенно.

* * *

Такая простая на первый взгляд задачка, но столь сложно решаемая – пойди-ка раздобудь где-нибудь нетбук и кардридер. Особенно учитывая, что таких слов уже не осталось в лексиконе американцев: теперь все то, что отдаленно напоминало карманные компьютеры, ноутбуки и мобильные телефоны, не только выглядело по-другому, но и имело какие-то специфические названия. Камерон предпринял несмелые попытки спросить у рабочего персонала, где он может достать устройство, читающее карты памяти, и его в обоих случаях отсылали в серверную, «к спецам». Он не мог просто подойти к любому встречному и попросить его личный нетбук, поэтому в скором времени пришел к мнению, что придется идти туда, куда отправились Саманта и Джонас, и просить у местных операторов интрасети что-нибудь «читающее». Для верности он все же заглянул в «общагу» - проверить, не вернулся ли О’Нилл с Дэниелом, - но никого там не обнаружил, равно как и что-нибудь, напоминающее компьютерный терминал, как на «Макее». Очевидно, на этой базе просто так «читалками» не разбрасывались.
Внезапно сообразив, что потерял кучу времени впустую, он помчался наверх, к операторам, решив срезать путь с одной части базы до подъемника чисто «по-американски»…
… Только-только он прислонил к стене вентиляционную решетку и сделал пару шагов, как вдруг его остановил тоненький голосок, окликнувший на незнакомом языке.
«О нет, только этого не хватало!» - подумал Камерон, уже привыкший к тому, что его никто не останавливал и по сути позволял шляться там, где он вздумает. А тут внезапно у кого-то оказалось к нему дело!
Митчелл обернулся и увидел молодую симпатичную девчушку-японку (он давно заметил, что весь офисный персонал здесь состоит чуть ли не на 95% из япошек) в сине-белой униформе (это означало, что она работница диспетчерской, но Митчелл, разумеется, об этом не знал), с волосами, покрашенными в немыслимый ярко-оранжевый цвет, собранными в два замысловатых узла надо лбом, напоминающие рожки, и двумя тонкими пластинами в руках (Камерон не знал, что это, но подумал, что это что-то вроде бумаги для многоразовых распечаток). Девчонке было не более двадцати пяти лет с виду (хотя тут Митчелл засомневался – с определением возраста людей азиатской внешности у него всегда было неважно), и смотрела она на незнакомца не со злостью или высокомерием, к чему так привыкли ЗВшники, а скорее с любопытством.
- Э-э… простите, я не понимаю японский, - натянув на лицо вежливую улыбку, ответил Камерон.
- О… - казалось, японка немало удивилась. – Господин, вам нельзя здесь находиться, - произнесла она на довольно правильном английском, но с заметным акцентом.
- Правда? Разве? – недоверчиво спросил Митчелл, завертев головой в поисках табло с надписью «Посторонним вход воспрещен».
Девушка махнула прозрачными пластинами, которые держала в руках, в сторону двери-автомата:
- Это отдел обработки информации, сюда имеют доступ только работники, - пояснила она. – Как вы попали сюда?
Электронное табло на двери ничего не сказало Митчеллу, потому что местные опознавательные знаки он еще не научился отличать друг от друга. «Могли бы просто написать нормальным человеческим языком вместо того, чтобы вешать картинку», - подумал он.
- Я… ну…  - замялся Камерон.
На самом деле он хотел сделать хитрый «финт ушами» и срезать путь через шахту вентиляции, то есть, пройти «насквозь» вместо того, чтобы обходить кучу коридоров, да вот только не учел, что снятая со стены решетка приведет его в некий «секретный отдел». То-то он удивился, что здесь так немноголюдно…
- Сам не знаю, - соврал он. – Я искал серверную. Разве я шел неправильно?
Девушка продолжала недоверчиво смотреть на него.
- Как вы прошли автоматическую охрану? – поинтересовалась она. – У нас же нет ключа доступа.
- Я… э-э… просто заблудился, - снова сымпровизировал Митчелл. – Видите ли, я здесь сегодня впервые, - быстро заговорил он. – Меня зовут Камерон Митчелл, я с Земли, с базы «Неонополис», прибыл с командой сопровождения для доставки особо ценного груза… Вас разве не предупреждали?
- Я знаю о прибытии земной команды, - ответила девушка, одновременно ткнув пальчиком в поверхность своего черного браслета на левой руке. – Подождите минутку.
И тут на удивление Камерона ее руку окольцевало голографическое изображение с какими-то символами («Японские иероглифы», - догадался он). Спустя пару секунд изображение погасло.
- Кажется, все в порядке, - сказала японка. – Подполковник Камерон Митчелл, США. Очевидно, произошел какой-то сбой в системе проверки… - она нахмурилась. – Но в любом случае, серверная не здесь. Пойдемте, я вас выведу.
Митчелл перевел дыхание. Повезло, а то не известно, как бы сильно ему настучали по голове за отвинченную решетку, попадись он не рыжеволосой девушке, а кому-нибудь пострашнее.
«Хреновая же у них защита, если я невзначай пролез сюда по вентиляции, - подумал он. – Японцы слишком низкого мнения о нас, если не допускают такой возможности. Кстати, надо будет вернуться и привинтить крышку на место с той стороны».
- Спасибо, - искренне поблагодарил Камерон. – Здесь у вас и потеряться недолго, - добавил он, включая на полную мощность все свое обаяние.
Японочка улыбнулась ему.
- Давно здесь работаете? – спросил Митчелл, когда они пошли рядом.
- Пару лет, - отозвалась девушка. – Кстати, меня зовут Сугиура Тамико.
- Очень приятно, - ответил с улыбкой Камерон, параллельно пытаясь понять, что же из этих двух слов имя, а что – фамилия. – Вам нравится работать здесь?
- Работать – нравится, здесь… - Сугиура Тамико задумалась. – Пожалуй, здесь неплохо, только бывает скучновато. У вас на Земле, пожалуй, куда веселее.
- Спокойствие разве не ценится превыше всего в вашей культуре? – удивился Митчелл.
- Да, мы весьма ценим внутренний и внешний покой, - с достоинством ответила девушка. – Но не когда он превращается в болото.
- Понимаю, - согласился Камерон. – Но по своему опыту могу сказать, что избыток приключений тоже не всегда приятен.
Девушка звонко рассмеялась. Митчелл подхихикнул ей, задал ему несколько вопросов о базе, спросил, что она думает о недавнем происшествии с пробоиной, после чего решился-таки спросить, где он может найти устройство, читающее карты памяти.
- Только в серверной, - ответила рыжеволосая девица. – Вы правильно шли.
В этот момент они приблизились к большим металлическим дверям, разделенным горизонтальной чертой – очевидно, створки раздвигались вверх и вниз. Сугиура Тамико приложила к центру – большом голубому «глазу» – магнитную карточку, висящую у нее на шее на длинном шнуре, и створки, коротко пикнув, разъехались. Камерон подумал, что магнитные карточки в 23 веке будут большой редкостью, и для идентификации работников будут использоваться вшитые под кожу хитрые чипы или какая-нибудь «умная пыль», запоминающая рабочий персонал. Но нет – очевидно, киборгов в «Вейланд-Ютани» не жаловали.
Он вышел в прохладный соседний коридор и огляделся. Он оказался, как и следовало ожидать, на предпоследнем уровне, на лестничной площадке.
- Серверная там, - японка указала рукой за его спину. – Как придете – спросите Джебба, он вам поможет. А мне в другом направлении.
Камерон еще раз поблагодарил девушку и заспешил туда, куда так неудачно пытался срезать путь. Но не успел он пройти и пары метров, как его едва не оглушил вой сирены, под которой он имел неудачу оказаться. Камерон зажал уши и инстинктивно пригнул голову, словно боясь, что сейчас на него свалится кирпич. Но пару секунд ничего не происходило, и он решился оглядеться вокруг.
- Что это еще за чертовщина?! – пробормотал он, вспомнив, подобно О’Ниллу, ад на «Макее».
Он оглянулся – Тамико только начала спускаться по лестнице и теперь замерла на полпути, явно не понимая, что происходит. Камерон поспешил к ней.
- Что это значит? – крикнул он, с трудом перекрывая воющие звуки. – Где-то авария?
- Должно быть, кто-то проник в сеть, - слабым голосом прокричала в ответ девушка. – Но такого не случалось с момента последней учебной тревоги!
И тут же, словно в подтверждение ее слов, откуда-то донесся автоматический голос, сообщивший о том, что произошла какая-то ошибка доступа.
- Учебная тревога?! – рявкнул Камерон, перегнувшись через пластиковые перила. – С чего бы вдруг?
- Я не знаю, - пискнула Тамико, бросая свои пластиковые бумаги и семеня назад, наверх. – Нас никто ни о чем не предупреждал…
- Значит, будем исходить из худшего, - мрачно подытожил Митчелл. – Что у вас обычно делают в таких случаях?
- Отключают сервер… - рассеянно пролепетала девушка. – Нам следует зайти в отдел программного обеспечения – там наверняка знают, в чем дело.
- Показывай дорогу, - велел Митчелл, легко переходя с ней на «ты», и девушка, казалось, была не против. – Если что-то случилось, действовать надо быстро.
Они трусцой пробежали один коридор, и тот же самый женский голос сообщил, что до изоляции сети осталось десять секунд.
- А что будет, когда доступ прекратится? – на бегу крикнул Камерон.
- Никто не сможет управлять системами базы автоматически, - задыхаясь от бега, ответила девушка. – Будут действовать только ручные системы. Стандартная блокировка компьютерного управления – защита от хакеров.
- И хакеры ничего не смогут сделать? – на всякий случай спросил Митчелл.
- С базой – ничего. Но останется сервер и базы данных, а именно они могут быть их целью.
В этот момент внезапно прекратился вой сирен и погас свет, и Митчелл инстинктивно выставил вперед руки, чтобы не впечататься в какую-нибудь преграду.

* * *

Незадолго до описанных выше событий в серверной царила почти настоящая идиллия: улыбчивый круглоносый бородач лет сорока снисходительно объяснял Саманте Картер разницу между TCP/IP-протоколами и какой-то хитрой интрасетью базы, использующей для взаимодействия «сети сетей» едва ли не уличную магию с длинным названием. Картер внимательно его слушала без улыбки на лице, а вовсе мрачный Джонас Куинн молча наблюдал за этим, постепенно соображая, что не понимает ничего. Впрочем, даже Саманта не могла сейчас похвастаться тем, что в полной мере усваивает информацию о компьютерных технологиях современности, тем более в пересказе программиста.
Все трое сидели вокруг вытянутого стола лекальной формы из какого-то синтетического материала, с выемками для стаканов, с разъемами для подключения планшетов и даже с большим экраном в центре. Когда Джонас и Саманта появились в серверной, на них поначалу никто не обратил внимания, но потом им все же удалось разговорить одного из программистов, которого заинтересовали скорее своей неосведомленностью о современных компьютерных системах, чем глубокими познаниями в них. И Джебб, явно для того, чтобы расслабиться, решил уделить им пару минут, в итоге вылившиеся в полчаса лекции по современным протоколам и сервисам. Вопрос Саманты о том, используются ли еще TCP/IP для пересылки пакетов данных, вызвал нестройный хохот, что ее весьма задело за живое. Саманта Картер, компьютерный гений 20 века, автор программного обеспечения Звездных Врат на Шайеннской базе, спасительница человечества от инопланетных компьютерных вирусов и так далее, сейчас казалась едва ли не глупой школьницей в глазах местных кодеров.
По сути, они пришли сюда просто спросить о средствах антивирусной защиты, как им велел О’Нилл, а в итоге…
- Я вижу, вы многое знаете об истории интрасетей, капитан Картер, - высокомерно произнес Джебб.
«Майор Картер», - хотела поправить его Саманта, но вовремя вспомнила, что всех их позорно понизили в званиях.
- Довольно много, - напряженно ответила она. Разговор с этим типом ей откровенно не нравился несмотря на всю его дружелюбность.
- И для чего же используется этот ваш… TCP/IP? – ехидно осведомился программист. – Почему он был так популярен в далеком 21 веке и чуть ранее?
«Ты прекрасно знаешь, для чего он используется!» - мысленно взорвалась Саманта, но все же спокойно ответила:
- Это же стек многих протоколов, таких как User Datagram Protocol, Internet Control Message Protocol и другие… В 21 веке популярность TCP/IP объясняется возможностью его реализации на базе большого числа разнообразных каналов и протоколов канального уровня, таких как T1 и Х.25, Ethernet и линии RS-232. Они активно использовались американскими ВВС… Большинство организаций, таких как старая база ВВС США в горе Шайенн, использовала Ethernet для объединения хостов и клиентских систем, а затем присоединяла эти сети с помощью T1 к региональной сети, которая соединялась в свою очередь с сетями других организаций и другими магистральными каналами.
Джебб кивнул.
- Как правило, организации имели одно соединение с Интернетом, но большие организации могли иметь два и более соединений, - добавил Джонас, с трудом вытащив что-то из копилки своих знаний о земных сетях. - Скорости модемов увеличивались по мере появления новых коммуникационных стандартов, поэтому версии TCP/IP, которые работали в среде коммутируемых телефонных каналов, становились все более популярными.
- Модемы… - протянул Джебб, возведя глаза к потолку. – Вы что, обучались на исторической кафедре? В наше время мало кто вообще слышал это слово.
- Типа того, - кивнула Саманта. - Многие организации и просто отдельные люди использовали Point-to-Point Protocol и Serial Line IP для подключения своих сетей и рабочих станций к другим сетям, используя телефонные каналы. Вам это тоже кажется чем-то доисторическим?
- Естественно. Телефонные каналы вышли из эксплуатации лет двести назад вместе с остальными проводными системами, - ответил кодер. – По крайней мере, на Земле. Я слышал, кое-где еще используются древние, как мир, телефонные кабели… но это только слухи.
- Какие слухи? – заинтересовался Джонас.
- Никакие, - отмахнулся Джебб. – Сказки это все. Так вы, значит, пришли спросить об устройстве нашей интрасети?
«А-а, так у них рассказы об использовании какими-то корпорациями телефонных кабелей считается чем-то вроде баек о тайных обществах, использующих древнюю и давно забытую магию», - догадался Джонас.
- Да, - ответила Саманта.
- Вообще-то вы можете прочитать об этом в каком-нибудь техническом руководстве.
- А вкратце можно?
- А вдруг вы хитрые хакеры, пришедшие сюда ломать нашу сеть? – хитро спросил Джебб.
- Ну вы же нам в этом поможете? – в тон ему ответил Джонас.
Джебб расхохотался.
- А вы забавные, - сказал он. – Ладно, только кратко… Ваша проблема в том, что вы оба совершенно не понимаете всей суть нового стека протоколов. Это даже не стек вовсе, как этот ваш «ти-си-пи-ай-пи», и даже не протоколы. Это совершенно другая фигня, - он с многозначительным видом поднял палец. - Высокоуровневые сервисы TCP и UDP при приеме пакета предполагают, что адрес отправителя, указанный в пакете, является истинным. Другими словами, адрес IP является основой для аутентификации во многих сервисах; сервисы предполагают, что пакет был послан от существующего хоста, и именно от того хоста, чей адрес указан в пакете. IP имеет опцию, называемую опция маршрутизации источника, которая может быть использована для указания точного прямого и обратного пути между отправителем и получателем. Этот путь может задействовать для передачи пакета маршрутизаторы или хосты, обычно не использующиеся для передачи пакетов к данному хосту-получателю. Для некоторых сервисов TCP и UDP пакет IP c такой опцией кажется пришедшим от последней системы в указанном пути, а не от своего истинного отправителя. Эта опция появилась в протоколе для его тестирования, но маршрутизация источника может использоваться для обмана систем с целью установления соединения с ними тех хостов, которым запрещено с ними соединяться. Поэтому то, что ряд сервисов доверяют указанному IP-адресу отправителя и полагаются на него при аутентификации, очень опасно и может привести к проникновению в систему. Вот эта штука предполагает множество лазеек для хакеров и прочих сетевых вредителей – именно поэтому на заре компьютерного века «взлом сети» был чем-то совершенно обычным и широко распространенным. Мы же смогли решить эту проблему.
- Как?
- Не использовать принцип стека протоколов для передачи данных. Не давать возможности лазеек. По сути новая сеть – это не тот допотопный Интернет, что был создан для улучшения взаимодействия между научными организациями, выполнявшими работы в интересах правительства США. Это совершенно другая паутина, ребята, - вкрадчиво продолжил он. – Изменилась сама суть мировой паутины, ее сущность! Включайте мозги, ребятки, и начинайте думать…
«Допотопный Интернет? – мысленно переспросила Саманта. – А я еще помню черно-белое кино и игровые приставки к телеку».
Джонас отключился. Он уже понял, что для того, чтобы понять всю эту фигню, рассказанную Джеббом, ему придется взять где-нибудь «Новый Интернет для чайников» или даже лучше «Введение в Интернет для полных чайников» и засесть с этим руководством на пару суток, пока не поймет, что это вообще за зверь. Если земные устройства TCP/IP еще как-то укладывались у него в голове, то на осмысление усовершенствованных компьютерных систем требовалось куда больше времени и объема памяти. Оперативная уже требовала немедленного сброса.
- То есть, вы хотите сказать, что этим самым уменьшили вероятность проникновения хакеров? – донесся до него словно издалека голос Саманты.
- Именно! – воскликнул Джебб так, что все обернулись к нему. – Мы просто не оставляем им пространства для маневра. Чем ставить заплаты на дырявую плотину, легче сделать ее из нового цельного материала.
- У меня есть карта памяти, полученная от… человека, которому я не очень доверяю, - наконец перешла Саманта к делу и продемонстрировала кодеру маленький черный квадратик, лежащий у нее на ладони. – Мы не особо разбираемся в компьютерах… - позади нее раздалось громкое самодовольное хмыканье, - поэтому боимся вставлять ее в различные терминалы. Вы не знаете, можно ли открыть ее каким-нибудь безопасным путем?
Джебб ухмыльнулся.
- Если вы действительно боитесь, что на этой карте вирус или что-то еще, используйте компьютер, который вам не жалко.
- И который не подключен к сети, - согласилась Саманта.
Джебб впервые уважительно кивнул.
- Верно. У вас есть мини-компьютер с собой?
- Нет… поэтому мы и пришли к вам.
- Ясно, - Джебб хлопнул в ладоши. – Все с вами ясно, ламеры, - беззлобно улыбнулся он.
Картер немало удивилась, что слово «ламер» спустя двести лет по-прежнему в ходу. Очевидно, «компьютерные идиоты» встречаются даже сейчас.
- Давайте сюда вашу карту.
Саманта протянула ему ладонь, и Джебб неловко зажал квадратик двумя сухими пальцами. Затем встал и куда-то отошел.
- Да они нас за идиотов держат, - процедил сквозь зубы Джонас.
В этот момент какой-то работник шутливо «наехал» на своего коллегу фразочкой: «Не ти-си-пи мой ай-пи!». Очевидно, вопросы «ламеров», прибывших словно из прошлого века (хотя на самом деле даже из позапрошлого), всех здорово повеселили.
- Ничего, Джонас, - улыбнулась ему Саманта. – Научимся. Мы быстро нагоним те двести лет, что проторчали в стазисе.
Джонас уныло кивнул. Он чувствовал, что это будет непросто.
Джебб вернулся с «наладонником» и положил его в центр стола.
- Тестер, - пояснил он. – Сейчас мы вставим туда вашу карту и…
Не успел он договорить, как по базе разнесся сигнал тревоги.
- Что за фигня? – послышались отчаянные крики программистов. – У меня «интрашка» не отвечает! Эй, кто-нибудь понимает, что происходит?! «Интерактив» словно сошел с ума! Да вырубите его наконец кто-нибудь! Кажется, у нас «лазутчик» в сети! – и прочий малопонятный сленг.
Саманта и Джонас одновременно вскочили из-за стола – им повезло, что кресла были не из пеномассы, а из обычного пластика.
- Что случилось? – спросила Картер у Джебба, но тот уже куда-то умчался и начал командовать из дальнего угла серверной какими-то непонятными словами.
- Кто-то проник в сеть? – недоуменно спросил Джонас.
Ответ пришел незамедлительно: «Внимание, незаконное проникновение в компьютерную сеть базы. В целях безопасности доступ в сеть будет заблокирован через шестьдесят секунд».
- Что это значит? – спросил он, но на этот вопрос ответа не получил.
Саманта, лавируя между нагромождениями рабочих блоков с компьютерными терминалами, пробралась к Джеббу, который склонился над одним из них.
- Что происходит? – спросила она. – Вирус?
- Если бы! – грубовато ответил бородатый кодер. – Кто-то стирает все линии защиты и рвется к нашей базе данных.
- Хочет украсть информацию?
- Я думаю, да. Эй, Стев! Стев, твою мать! Визуализацию на экран, живо!
Саманта и Джонас завертели головами в поисках экрана. Спустя пару секунд над столом, за которым они недавно сидели, возникла объемная голограмма-«матрешка»: несколько заключенных одна в другую полупрозрачных сфер, и в центре – стилизованный под древний сундучок с сокровищами объект. Сейчас за границей наружной сферы колыхался маленький парусный кораблик (Саманта разглядела даже пиратский флаг и удивилась подобной рисовке), бьющийся о невидимую стену.
- Они прорывают нашу защиту! – прокричал кто-то. Все взгляды устремились на объемную картинку.
- Чего уставились? Перекрыть каналы доступа! – зычно скомандовал Джебб. – Шевелитесь!
- Я поняла… - прошептала Саманта, заворожено глядя на голограмму. – У вас многоуровневая защита. Пять информационных преград, защищающих базу данных.
- Вы быстро соображаете, - бросил Джебб то ли серьезно, то ли саркастически, не отрываясь при этом от терминала. – У нас полминуты на то, чтобы остановить эту тварь.
- Полминуты Земных? – на всякий случай уточнил Джонас.
- Да! – раздраженно ответил Джебб. – Не мешайтесь. Вообще валите отсюда.
Саманта и Джонас поспешно отступили к двери. На их глазах исчезла одна из сфер – теперь кораблик бился о следующую сферу.
«Доступ в сеть будет заблокирован через тридцать секунд»…
- Если они не успеют пробить последнюю защиту за тридцать секунд, база данных будет спасена, - догадалась Саманта.
Джонас напряженно вглядывался в визуализацию. Скорее же, скорее! Саманте от собственного бессилия захотелось выть. Столько людей вокруг нее отчаянно пытаются пресечь компьютерную атаку, а она совершенно ничем не может им помочь! Ну что мешало ей поинтересоваться компьютерными системами раньше?!
Внезапно раздался душераздирающий вопль откуда-то из глубин комнаты:
- Это не наша система! Не наша сеть!
- Что это значит, Стев? – крикнул кто-то другой.
- Это… это… - голос стал почти истерическим. – Сто девяносто два, точка, сто шестьдесят восемь, точка, ноль, точка, два, двоеточие, десять двадцать три! Это невозможно!
- Невозможно что? – спросил Джонас у Саманты.
- Это невозможно! – вместо ответа воскликнула она, повторив слова программиста. – Это… бессмысленно!
- Что – бессмысленно, Сэм?!
- Как такое может быть? – вторили ему несколько голосов. – Что значит эта чертовщина?
В этот момент, когда мешанина голосов, вой сирен и жужжание машин слились в невообразимую какофонию, погас свет. Исчез вводящий в панику вой. И даже, казалось, возбужденные голоса притихли.
- Так что значит эта фигня с цифрами и точками? – наконец подал голос Джонас, когда на серверную опустилась неестественная тишина.
В абсолютной темноте собственный голос показался ему каким-то чужим.
- Он использует стек протоколов TCP/IP, - после короткой паузы последовал нерешительный ответ.
- Допрыгались с «айпишками», - раздался зловещий шепот Джебба.

* * *

Невыносимая стерильная белизна медотсека окрасилась фиолетово-оранжевыми полосами, появившимися от включенной сирены-«мигалки», производящей не только жуткую мешанину цветов, но и противное завывание. Зажимая узкими ладонями аккуратные ушки, девушка-медсестра осторожно заглянула за ширму, где она и доктор Беккер оставили раненого парня. Там царил полный хаос, усугубляющийся отсутствием основного освещения и яркими подвижными отблесками «мигалки». Несколько секунд она просто тупо стояла, не понимая, что здесь такое произошло, пока кто-то не дотронулся до ее плеча.
Вздрогнув от неожиданности, девушка обернулась. За ней стоял доктор Джозеф Беккер, дежурящий в эту смену. Доктор Беккер был тридцатипятилетним голубоглазым немцем, работающим в медицинской команде Ханикомбы уже более шести лет. Сейчас его благородное европейское лицо приобрело зловещие черты от бродящих по нему теней, бликов и отсветов «мигалки».
- Не бойся, Юко, - сказал он. – Наверняка какая-нибудь учебная тревога.
«Внимание, незаконное проникновение в компьютерную сеть базы. В целях безопасности доступ в сеть будет заблокирован через шестьдесят секунд», - донесся до них равнодушный женский голос, сообщивший страшную новость.
- Доктор Беккер… - робко ответила медсестра-практикантка. – Посмотрите туда… - и она быстро ткнула тонким пальчиком в сторону койки, на которой распростерся неподвижный парень.
- Что за чертовщина… - пробормотал Беккер, делая несколько шагов в том направлении.
Он осторожно ткнул парня пальцем в плечо – тот не пошевелился. Очевидно, был без сознания или крепко спал. Беккер нащупал у него на шее пульс – сердце бьется стабильно, дыхание есть. Он нерешительно взял обеими руками пристроенный рядом на шатком столике тестер для имплантатов (непонятно как оказавшийся здесь) и, конечно же, заметил, что от него тянется тонкий проводок… Он проследил его направление и увидел, что заканчивается провод в… затылке неподвижно лежащего на койке человека.
- Что за черт! – повторил он уже увереннее, протянул руку, поднял голову парня и выдернул штекер из его головы. Тестер пикнул и выключился.
- Что с ним, доктор Беккер? – подала голос Юко.
- Без сознания, - констатировал факт доктор. – Нужно позвать охрану.
- Но дверь… - всхлипнула девушка, уже не на шутку перепугавшись.
«Доступ в сеть будет заблокирован через тридцать секунд».
- Что – дверь?
- Не открывается.
Не поверив, Беккер сам направился к двери и приложил к ней ладонь. Никакого эффекта. Нахмурившись, он повторил действие еще раз – с тем же результатом. Тогда он подошел к своему рабочему столу, где недавно вносил данные о пациенте в базу данных медпункта, и попытался связаться с кем-нибудь снаружи – внезапно каналы сети оказались недоступны. «Идет соединение» - сообщалось ему, а потом наступал обрыв вызова.
В медпункте, как назло, кроме него и Юко, никого не оказалось – в предрассветный час, радуясь успешному завершению ночных приключений, все работники разбежались выкроить себе пару часов для сна. Стационарных больных не было – на базе редко кто-то получал травмы и обращался за медицинской помощью, - а всех, кто пострадал сегодня, надышавшись метаном и химикатами, накачали антиинтоксикационными средствами и отправили отдыхать. Задержался только сам Беккер, изучающий электронный блокнот единственного пациента, и Юко, наклеивающая этикетки на пробирки с кровью, взятой у парня.
«Доступ в сеть будет заблокирован через десять секунд».
- Мы заперты здесь? – снова всхлипнула девушка.
- Успокойся, - строго приказал ей Беккер. – Возьми себя в руки. Все под контролем.
Внезапно вой сирен умолк, и на медпункт опустилась неестественная, пугающая тишина. Юко испуганно пискнула и замерла. Следом погас свет, и в наступившей тишине оба услышали гулкие удары, раздающиеся с другой стороны входной двери.

0

10

«Никогда не говорите, что дела идут хуже некуда.
Подождите до завтра: вы увидите, что они стали еще хуже»
(с) Дон-Аминандо

Кабина лифта дрогнула и замерла. О’Нилл оказался в абсолютной темноте, и поэтому не сразу сообразил, что никуда больше не едет. Он выждал для верности несколько секунд и, поняв, что застрял в лифте, осторожно вытянул вперед руки и стал нащупывать панель управления. Небольшую выпуклость на стене ему найти удалось, но клавиши были сенсорными, поэтому плоскими, и Джек принялся чисто наугад тыкать в панель пальцами. Никакой реакции со стороны лифта не последовало.
- Эй! – крикнул О’Нилл, подняв голову к потолку и слепо таращась по тьму. – Меня кто-нибудь слышит? Я застрял в лифте!
Прислушался – в ответ тишина. Причем, тишина какая-то неестественная, словно вокруг разом отключили все звуки. Он подумал, что дело, наверное, в звуконепроницаемости кабины, и если это так, то он здорово влип. Джек нащупал рукой створки дверей и попытался раздвинуть их силой, но тщетно. Кряхтя и обливаясь потом, он попробовал еще раз, вложив в этот рывок все силы, - с тем же результатом.
- Черт! – Джек рассерженно пнул стену и уселся на пол, тяжело дыша.
За отсутствием даже слабого источника света глаза его так и не привыкли к темноте. Темнота была абсолютная, и это обстоятельство отнюдь не радовало О’Нилла. Он оказался буквально отрезан от внешнего мира и не знал даже, насколько серьезна эта поломка. Сколько просидит он здесь – минуту, пять? А может, несколько часов? Возможно, это была всего лишь мелкая авария, и вскоре лифт запустят в обычном режиме, но внутреннее чутье подсказывало Джеку, что что-то здесь не так. Если отключение электричества коснулось всей базы, то случилось что-то серьезное. Однако, с другой стороны, это было хорошо – значит, неисправность заметили и наверняка уже начали устранять. О’Нилл подумал о том, что, помимо источника света, ему требуется еще и источник кислорода… Пока дышалось ему легко, но что будет через полчаса, час? Он попытался не думать об этом, чтобы не запаниковать, но мысли его неизбежно возвращались к этому вопросу. Джек даже попробовал дышать неглубоко и редко, но от этого стало еще хуже – участилось сердцебиение, и организм требовал больше кислорода. Секунды тянулись медленно, как дождевые черви на мокром асфальте, и по-прежнему не слышалось никаких внешних звуков.
Так прошло, по ощущениям Джека, несколько мнут. Отдохнув после напряженной попытки вырваться, он вскочил на ноги, не в силах сидеть на месте. Попробовал снова стучать, кричать – бесполезно. Кажется, никто не собирается вытаскивать его отсюда.
О’Нилл никогда не отличался феноменальной интуицией – хотя бы потому, что был мужчиной, да еще и военным. Но совокупность жизненного опыта (особенно если учитывать, что всякие нехорошие ситуации чаще всего повторялись в его жизни по одному шаблону) и гена Древних давала ему прекрасный бонус – чувствовать, когда пахнет жареным. А жареным пахло всегда, когда отряд ЗВ-1 отправлялся на какое-нибудь задание. И вот сейчас внутренний голос вопил о том, что простой отсидкой в лифте Джек не отделается, и вообще что вся эта история будет иметь продолжение. Эпичное продолжение. О’Нилл не был любителем эпика, в котором были замешаны человеческие жертвы, поэтому предпочел на этот раз немедленно действовать. Правда, он мало что может сделать, будучи запертым в тесной коробке, хотя…
Джек ориентировочно нашел середину кабины и мягко, как кот, подпрыгнул, вытянув руки вверх. Ладони его с глухим стуком коснулись потолка.
«Та-ак, кажется, там есть люк, - обрадовался О’Нилл. – Это хорошая новость».
Входя в кабину, он не обратил внимание на потолок – имеется ли в нем люк или нет. Да и вообще, вы часто смотрите на потолок кабины лифта? То-то… Зато теперь эта маленькая деталь оказалась Джеку жизненно важна. Он подпрыгнул еще раз, теперь уже с силой ударив люк – тот звякнул, но не открылся. О’Нилл решил, что наверняка там есть какой-то механизм открывания (вряд ли сложный – это все-таки аварийный люк на случай таких вот ситуаций), и следующие несколько прыжков потратил на ощупывание потолка в поисках каких-нибудь рычажков и кнопок. Где-то ближе к дверям, на потолке он нащупал маленькую выпуклость прямоугольной формы с отверстиями, как для пальцев. Джек подумал, что это какая-то ручка, и попытался толкнуть ее вверх, а когда ничего из этой идеи не вышло – вниз. Он повис на ручке своим весом, и та на удивление легко выдвинулась вниз едва ли не на полметра, а над своей головой Джек услышал противный скрип. Теперь он мог достать до ручки, стоя на полу. Он немного подергал ее в разные стороны и, когда наудачу толкнул в сторону параллельно полу, сверху на него дохнуло холодным воздухом. Джек отпустил ручку и поднял голову – в потолке слабо светилось прямоугольное окошко. Ага, значит, он нашел способ открыть люк! Ухватившись за опущенный рычаг обеими руками, Джек подтянулся, вытянул ноги вверх и закинул их в дыру в потолке. Затем, пыхтя от натуги, втянул в окошко остальное тело. Руки предательски дрожали, а координация была уже далеко не та, что в былые годы…
«Старею, - с сожалением подумал Джек. – Это хреново».
Однако предаваться мрачным мыслям сейчас было не время и не место. О’Нилл осмотрелся по сторонам, пытаясь определить, где находится. Несомненно, он был на крыше лифта в шахте. Но совершенно необычной шахте - не такой, какие он видел в 20 веке. Кабина ездила вверх и вниз по каким-то вертикальным полозьям, тянущимся по стенам, и ни канатов, ни проводов заметно не было. Интересно… В шахте было прохладно, и Джек заметил, что у него изо рта вырываются облачка пара. Слабый свет, которого едва хватало на то, чтобы различать свои ладони, лился откуда-то сверху – высоко-высоко над ним мерцал серый квадратик. До него, казалось, была добрая сотня метров. Стоп, разве база такая глубокая? Или шахта проложена в горе? О’Нилл с сомнением покосился наверх и понял, что выбора у него все равно нет – или лезть обратно в кабину, или лезть вверх. Разумеется, как вечный деятель, он выбрал второй вариант.
Джек осторожно поднялся на ноги и выпрямился, после чего стал осторожно ощупывать стены. Он не был уверен, что здесь находиться безопасно, поскольку электричество могло включиться в любую минуту, и тогда его может невзначай ударить током. Прыгнуть в кабину он успеет, а вот как защититься от высокого напряжения он не знал – мало ли, где в век высоких технологий лежат все электрические контакты… Будучи не особо осторожным на миссиях, но проявив удивительную осторожность сейчас, О’Нилл вытащил из штанов кожаный ремень и сунул его в зубы. Этот нехитрый прием он видел в каком-то старом американском фильме, но в каком – сейчас не смог бы вспомнить. Он знал, что это послужит ему хорошим изолятором (в том фильме два парня ухватились за провод электропередачи голыми руками, держа в зубах ремень), но, не особо доверяя кинематографу, не рискнул бы хвататься за электрический провод, чтобы проверить надежность этого метода. Однако это было лучшее на данный момент.
Проверяя вою догадку, он нащупал на стене шахты узкую последовательность горизонтальных прутов – аварийную лесенку. Джек выждал несколько секунд – не дадут ли электричество – после чего ухватился за перекладины руками и медленно полез наверх. Он не знал, что надеется там найти, но, возможно, ему удастся раздвинуть створки на одном из этажей. Или достучаться до кого-нибудь.
В шахте было прохладно и тихо. Джек слышал только свое напряженное дыхание и скрип подошвы ботинок о перекладины. Во рту стоял неприятный привкус мокрой искусственной кожи, и наконец он плюнул на осторожность и сунул ремень за пазуху. В конце концов, это же просто лестница – вряд ли его ждет электрический удар, если он не будет трогать стены.
В напряженном молчании он дополз до ближайшего этажа. Расстояния между уровнями здесь были довольно большие, эдак метров в десять, если не больше. Зачем делать такие широкие перекрытия, Джек не знал и подумал о том, что, скорее всего, просто не на всех этажах есть доступ к лифту. Опять же – почему?... Он дополз до слабо освещаемых верхним мертвенно-бледным светом створок, ведущих на один из этажей, и аккуратно отпустил перекладину, перемещаясь с лесенки на узкий карниз. Опасно балансируя над бездной, Джек попытался руками раздвинуть створки. Напрягаясь и обливаясь потом, он налег на нижнюю створку и потянул ее вниз, но та с монументальным равнодушием титана не поддалась. Ни на миллиметр.
- Да чтоб тебя! – выругался Джек и в отчаянии сплюнул в шахту. Его плевок звонко упал куда-то на крышу оставленного позади лифта.
Кажется, двери здесь грубой силой не откроешь. Придется лезть наверх, туда, где светится какое-то узкое отверстие. А до него было… ну, словом, Джек казалось, что едва ли ближе, чем до Луны. Он попробовал стучать в створки, звать людей, но ему опять никто не ответил – О’Нилл только зря потерял время. Тогда он нащупал ногой лесенку и перешагнул с карниза на круглую перекладину, цепляясь руками за стены. Следовало ползти дальше.
«Чую, это еще не конец», - мрачно подумал Джек.
И он не ошибся.

* * *

Харрингтон широкими шагами перескакивал сразу через две ступени, освещая путь маленьким фонариком, отобранным у Ремси (а тот, в свою очередь, одолжив фонарик у одного из рабочих, так и не вернул хозяину). Последний едва поспевал за ним и уже успел выбиться из сил.
- Двайд… стой… подожди… да остановись ты! – выдохнул Чед, делая последние попытки догнать Харрингтона. – Куда… ты… так… летишь?...
Обернувшись через плечо, Дэвид немного сбавил скорость, а после и вовсе остановился, давая Чеду возможность догнать его. Оба бежали наверх по узкой служебной лестнице, причем, Ремси понятия не имел, куда конкретно они направляются. То, что они обнаружили  спасательной капсуле (два выдернутых из стенки провода с аккуратно снятой изоляцией, перекрученные между собой) и послеующие события (сигнал тревоги и отключение сего электричества) требовали немедленного сбора обоих отрядов (ЗВ-1 и ЗВ-2) в одном месте, но где искать Митчелла и остальных на этой огромной незнакомой базе, ни Харрингтон, ни Ремси не знали. Последнее, что они знали о местонаждении О’Нилла и его отряда – это медотсек, но дорогу туда уже успели успешно забыть.
- Куда мы идем? – выразил Ремси общий вопрос, опираясь н перила и сгибаясь почти пополам.
- Искать подполковника Митчелла, - ответил Харрингтон, ничуть не устав от длительной пробежки, в то врем как Ремси явно был уже «готов».
- Где?
- Не знаю.
- Ну так куда ты меня ведешь?
- Я не веду тебя, я просто иду наверх.
Подобная откровенность на пару секунд лишила Ремси дара речи. Он думал, что Харрингтон целенаправленно движется куда-то и решил, что у того есть какой-то план, а оказалось, тот сам понятия не имеет, куда идти.
Дэвид направил на Ремси луч фонаря. Вообще-то луча никакого не было – маленькое устройство излучало рассеянный голубоватый свет, освещающий почти всю лестницу. Весьма компактная и полезная штука, кстати. Чед заслонился руками, и Харрингтон направил фонарь немного вниз.
- Если такое случилось по всей базе, должен был включиться резервный источник энергии, - сказал он.
- Э-э… да? – тупо переспросил Ремси, не зная, что еще сказать.
- Да. Я думал, он включится автоматически – по идее, так и должно быть, - но что-то препятствует этому.
- Откуда ты знаешь? – удивился Чед.
- Это логично. Обычно на базах всегда так делают, - Харрингтон обвел стены задумчивым взглядом. – А еще в общественных зданиях, в метро, в аэропортах… Это же очевидно, так должно быть.
- Ну может, спустя двести с лишним лет все изменилось, - хмыкнул Ремси.
- Это маловероятно. Я бы сказал – невозможно. Куда вероятнее, что системы энергетической безопасности стали еще более стабильными, появились какие-нибудь генераторы антиматерии… Но я вижу, что это не так.
- Антиматерия? – переспросил Ремси. – Это как?
- Неважно, - Харрингтон сам не знал, что это такое, а слово почерпнул из фантастических фильмов. – Просто странно все это.
- Согласен. И что мы будем делать?
Харрингтон задумчиво посмотрел на него.
- Где-то рядом должен быть рычаг включения резервного источника электричества, - уверенно сказал он. – Мы должны его найти и включить вручную.
- Откуда ты знаешь, что недалеко? – снова удивился Ремси.
- Это служебная лестница – раз. Когда мы поднимались, мы прошли котельную – два. Все это значит, что мы в инженерно-техническом корпусе – три. В стенах попадались люки и электрощитки – четыре. В одном из них должен быть наш рычаг, - перечислил Дэвид и, подумав, добавил: - Пять.
- Но тут их тысячи! Где мы будем их искать?
- А как раз на такой случай существуют условные обозначения.
Харрингтон развернулся и быстро зашагал по лестнице вверх, присматриваясь к различным указателям на попадавшихся по пути низких узких дверцах. Наконец он остановился на пустом и тесном лестничном пролете и позволил Ремси догнать себя. После чего указал на люк в стене:
- Вот здесь должен быть рычаг. Видимо, мы добрались до него первыми. Но у нас на хвосте уже висят весьма огорченные темнотой люди.
Ремси удивленно посмотрел на Харрингтона снизу вверх. Этот парень редко иронизировал, да и говорил нечасто, а сегодня его что-то понесло по тропе болтологии… Чед подумал, что неплохо было бы Харрингтону сохранить такое настроение подольше, а то образ молчаливой скалы шел ему куда меньше. Он прислушался – Дэвид был прав: где-то внизу слышалась какая-то возня, суета, беготня, голоса… Какая-то толпа быстро поднималась по лестнице.
- Кто-то идет включать свет, - сказал он.
- Будет лучше, если мы сделаем это раньше, - ответил Харрингтон и схватился на «ушки» квадратного люка обеими руками, предварительно сунув фонарик в зубы. Ремси бросился ему помогать.
Громко звякнув, люк открылся, явив взорву двух ЗВшников темный тоннель, обитый листами оцинкованного железа.
- Похоже на вентиляционную шахту, - заметил Ремси.
Харрингтон молча показал на крышку люка, которую прислонил к стене. На ней был нарисовал значок наполовину заряженной батареи. Кажется, он расшифровал этот знак правильно, и резервный источник питания находится здесь.
- Я полезу, - вызвался Ремси. – У меня быстрее получится. А ты стой на шухере.
Харрингтон пожал плечами и освободил проход. Маленький худенький Ремси действительно смог бы передвигаться быстрее него.
- Ничего там не перепутай, - напутствовал его Дэвид.
- Вот еще, - фыркнул Чед. – Я все-таки механик. И да, фонарик-то отдай!
Харрингтон молча протянул ему фонарик. Ремси полез в тоннель. Он прополз на четвереньках не более пяти метров, когда тоннель вдруг резко свернул вправо, и парень оказался в нише, напичканной различной электроникой. В царстве проводов (о внезапно! – в двадцать третьем веке!) и рычагов (еще одна удивительная вещь) Ремси сразу отыскал нужный рубильник. Он был ярко-красного цвета и находился точно в центре. А еще на его рукоятке был нарисовал такой же значок, как на люке. Ремси положил фонарик на пол и что есть силы налег на рычаг. Тот поддался с негромким свистом. Когда рубильник был опущен, послышалось какое-то шипение за металлической обшивкой шахты, по некоторым проводам проскользнули редкие искры (Чед испуганно вздрогнул), и раздался громкий хлопок. А за ним – электрический треск, означающий, что запасной источник питания успешно включился.
Лестничную площадку залил неяркий бледный свет, как от ЛХБ-ламп (хотя уж чего-чего, а  люминесцентных ламп в двадцать третьем веке и в помине не было) в режиме экономии энергии. Харрингтон заглянул в люк.
- Сработало, - объявил он. – Лезь назад, а то эти уже на подходе.
Судя по его тону, встречаться с «этими» у него не было никакого желания. Ремси пополз назад и вскоре ловко выскочил из люка. Вместе с Дэвидом они приладили крышку на место. Не желая вступать в объяснения с местными работниками, они стали торопливо подниматься вверх и наконец остановились на пустой площадке с лифтом. Голоса тремя пролетами ниже что-то бурно обсуждали, но ближе не становились – казалось, преследующие их люди остановились около люка с рубильником и держат совет. Стали держать совет и Харрингтон с Ремси.
- Куда теперь? – наивно спросил Чед, считая Харрингтона «главнее» по праву возраста.
- Найдем подполковника Митчелла, - уверенно ответил Дэвид.
- Но он может быть где угодно!
- Последний раз мы видели наших в сборе около медотсека, - под «нашими» он подразумевал всю ЗВ-компанию. – Вернемся туда, и если там никого не осталось, спросим у медперсонала, не знают ли они что-нибудь.
- А если не знают?
- Проблемы надо решать по мере их поступ… Эй, ты слышал?
- Слышал что? - недоуменно спросил Ремси
Вместо ответа Дэвид завертел головой по сторонам, словно ищейка, почуявшая дичь. Разве что принюхиваться не стал. После чего ринулся к лестнице и перегнулся через перила.
- Ты чего там…? – начал было Ремси, но Харрингтон его перебил:
- Тише! Слушай!
Но ничего, кроме слабого гула голосов где-то внизу, Ремси не слышал. Он уже собрался сказать об этом Дэвиду, как вдруг…
- Остановите лифт! – вдруг тихо-тихо раздался где-то приглушенный (или полупридушенный) голос. – Вы меня слышите?!
- О черт! – воскликнул Ремси, бросаясь к створкам подъемника. – Двайд, там кто-то в шахте!
- Я уже понял, - проворчал Харрингтон, подбегая к лифту и пытаясь руками раздвинуть двери. – Урррррр… черт! – выдохнул он. – Помогай!
И они оба, рыча и шипя от напряжения, просунули кончики пальцев в щель между верхней и нижней створками и что есть силы налегли на нее. Упругая дверца и не думала поддаваться. Тогда парни поднажали – им повезло, что двери лифта на базе открывались вертикально, а не разъезжались влево-вправо, как было двести лет назад. Оставался небольшой шаг вдавить нижнюю дверцу в пол. Они сумели расширить щель настолько, что просунули в нее ладони. Но этого оказалось мало.
- Не… получается! – выдохнул Ремси. – Нужен… рычаг!
- Нет времени! – огрызнулся Дэвид. – Налегай! Сильнее, епт твою…
И они кинулись в бой с дверью с большей яростью.

* * *

Когда внезапно внизу послушался неприятный скрежет, а шахта лифта осветилась оранжевыми сигнальными огнями, О’Нилл от неожиданности едва не сорвался вниз, но вовремя удержался на скользкой перекладине. Скрипя и неприятно дребезжа, кабина лифта медленно тронулась и поехала вверх, постепенно набирая скорость. Джек глянул вниз, и от ужаса ему перехватило дыхание – если лифт разгонится до своей обычной скорости, он может не успеть прыгнуть в кабину через люк. Или сильно ушибется в процессе и что-нибудь себе сломает – в лучшем случае. В худшем его просто размажет по потолку шахты – в порыве деятельности он дополз уже почти до самой поверхности, остались какие-то два уровня. И до предпоследнего - не меньше восьми метров.
«Не успею! – мелькнуло у него в голове. – Я и так почти выдохся. Придется… прыгать».
- Эй! – на всякий случай хрипло крикнул он, но шум приближающейся кабины заглушал его слова. – Меня кто-нибудь слышит?! Остановите лифт!
Он собрался с силами и на своей предельной скорости стал карабкаться вверх, непонятно на что надеясь. Добраться до ближайшего этажа? Он все равно не сумеет сам открыть двери – пробовал уже… Остается только один вариант – прыгать в люк. Джек замер на лестнице в трех метрах от ближайших этажных створок и стал прикидывать расстояние до кабины, с которого можно будет прыгнуть. Оранжевые огни шахты сбивали его с толку.
- Вы слышите меня?! – снова попробовал он.
Лифт неумолимо приближался. В этой критической ситуации Джеку показалось, что с таким звуком может приближаться сама смерть – низкий утробный гул, постепенно нарастающий. Было в нем что-то жуткое, потустороннее.
Пытаясь справиться с бешено колотящимся сердцем, О’Нилл развернулся спиной к лестнице и, едва удерживаясь на ней, принялся считать секунды до прыжка.
«Двенадцать... одиннадцать... десять…».
Над головой у него послышался негромкий, но вполне различимый скрежет металла.
«Девять…»
Скрежет не прекращался и становился все громче. Джек подумал, что не хватало еще, чтобы на голову ему свалился какой-нибудь роковой «сюрприз», как вдруг к скрежету добавилась нецензурная брань. О’Нилл, не забывая про отсчет, удивленно посмотрел наверх. Там, в трех метрах над его головой, в стене шахты образовалась сначала узкая световая полоска, которая стремительно расширялась… Кто-то раздвинул створки на этаже! Неужели кто-то услышал его?
- Эй! – крикнул Джек. – Я здесь, внизу!
«Семь… шесть…»
В шахту просунулись две четко очерченные на светлом фоне головы.
- Полковник О’Нилл! – гулко крикнул чей-то голос.
Сам не веря внезапному счастью, Джек решился на последний рывок. Все-таки прыгать в люк разгоняющейся кабины лифта он считал не самой хорошей идеей. Рискуя сорваться, он через ступень стал карабкаться наверх, как обезьяна. Еще пару метров! За спиной стремительно нарастал смертельный гул.
«Четыре… три»
– Быстрее! Поднимайтесь наверх. Давайте мне руку!
О’Нилл понял, что, отказавшись от идеи прыгнуть в кабину, поставил все деньги на одну-единственную карту – выбраться через двери (как все нормальные люди, да). Теперь игра велась на секунды. Он уже чувствовал спиной и затылком леденящий холодок приближающейся кабины, словно сама смерть дышала ему в спину. Еще немного – и его просто размажет по стене тонким слоем.
«Два…»
Страх смерти, как известно, стимулирует человека к действию лучше любого кнута. Поняв, что катастрофически не успевает, и последние два шага отнимут у него драгоценную секунду, О’Нилл решился на единственный путь к спасению.
И он прыгнул.
Оттолкнувшись ступнями о неустойчивую перекладину, он вложил в прыжок се свои силы, все свое желание жить, всю свою волю и потянулся обеими руками к свесившейся по пояс с этажа фигуре.
«Не допрыгну! – в последнюю секунду промелькнули панические мысли. – Это конец!»
Он уже видел, словно в замедленной съемке, как его пальцы касаются пальцев неизвестного спасителя и… соскальзывают с них. И в это мгновение его настигает неумолимый лифт, слышится неприятный хруст костей, треск рвущейся кожи, бульканье крови… Но наваждение прошло также внезапно, как и появилось. Чьи-то сильные руки схватили О’Нилла за запястья и с невиданной силой втянули его в светящийся прямоугольник. Джеку показалось, что ботинки царапнули потолок настигшей его кабины, но он был уже вне ее досягаемости – на полу предпоследнего этажа.
Когда Харрингтон втащил О’Нилла наверх, Ремси синхронно с ним перестал придерживать коленями и руками нижнюю створку и отпустил ее. Та мгновенно захлопнулась, и за ней мимо этажа промчалась кабина лифта. Худшее было позади.
В изнеможении все трое повалились на пол. Тяжело дыша и все еще не веря в свое спасение, О’Нилл перевернулся на спину и только сейчас увидел, кто спас ему жизнь.
- Двайд? – удивленно спросил он, привставая на локтях. – Чед?
- С возвращением, полковник О’Нилл, - серьезно ответил Харрингтон, понимаясь с пола и протягивая Джеку руку.
Поднявшись с его помощью, О’Нилл критически осмотрел закрытые двери лифта. Затем принюхался и опустил глаза. Он согнул правую ногу в колене и оглядел через плечо подошву ботинка – та слегка дымилась и распространяла противный запах паленой резины. Значит, не показалось, и он действительно ушел от гибели в последнюю секунду. Ну и ну!
Джек принялся активно топтать пол, рассеивая горький дым.
- Тьфу! Жесть… А как вы узнали, что я там? – спросил он. – Услышали?
- Да, - ответил Дэвид. – Вам не следовало лазать по шахте.
- Знаю, - отмахнулся Джек, все еще переводя дыхание. – Мне повезло, что вы оказались на этом этаже. Вы спасли мне жизнь.
Ремси внезапно как-то смутился и фыркнул. О’Нилл удивленно поднял кустистые седеющие брови.
- Ну... это… - замялся Ремси. – Мы не то чтобы спасли вас… мы… короче…
- Мы вас чуть не убили, - пришел ему на помощь Харрингтон.
- Неужели? – ничуть не обидевшись, переспросил О’Нилл.
- Так и есть, - подтвердил Дэвид. – Вы оказались в шахте, когда отключилось электричество. А мы включили источник бесперебойного питания несколько минут назад… и лифт заработал.
Повисла нелегкая пауза.
- В таком случае… - задумался О’Нилл. – В таком случае вы все сделали правильно. А я уж думал, кому мне завещать мою форму…
Харрингтон и Ремси скорбно молчали, пустив головы. Джек понял, что его шутка улетела в молоко.
- Эй, да вы чего? – удивился он. – Я пошутил. Ладно вам, ребята… Вы же не знали, что я там! Я ни в чем вас ни виню. Наоборот, благодарен за то, что вы оказались рядом. Эту батарею, будь она неладна, мог включить кто угодно. И тогда мне было бы суждено стать блином.
Довод был серьезным, и Ремси с Харрингтоном сразу повеселели.
- Отлично! – констатировал О’Нилл, глянув на их посветлевшие лица. К нему на удивление быстро вернулось самообладание, словно не он недавно вступил в противостояние со скоростной смертью. – А теперь к делу – какого черта здесь творится?
На этот вопрос ни у кого не нашлось ответа.
- Мы бы и сами хотели это узнать, - невнятно промямлил Чед.
- Как это? – удивился О’Нилл. – Где Митчелл? Где Картер?
- Мы сами их ищем, - добавил Харрингтон. – Электричество отключилось слишком неожиданно, и у нас даже нет связи друг с другом.
- Мы осматривали капсулу, - принялся рассказывать Ремси. – И тут Двайд нашел что-то интересное… Мы сразу побежали наверх, сообщить вам, и вдруг – бац!
После «бац!», как понял Джек, эти двое ничего не знали о сложившейся ситуации.
- Так… Картер и Джонас должны быть в серверной, - принялся соображать О’Нилл, расхаживая по площадке туда-сюда. – Я сам их туда отправил. Джексон... черт его знает. Митчелл пошел искать устройство, которое прочитало бы карту памяти… Он тоже может быть где угодно. Ну-с, и кто знает, где серверная?
Дэвид и Чед неуверенно пробормотали что-то в ответ.
- Ясно, - кивнул О’Нилл. – Тогда не будем терять время и найдем кого-нибудь, кто нам подскажет. Кто это там внизу галдит? – он прислушался.
Тремя пролетами ниже все еще слышались чьи-то голоса.
- Охранники, - пожал плечами Ремси. – Или механики… Поговорим с ними, сэр?
- Больше нам ничего не остается, - выразил очевидную мысль О’Нилл. – Поторопимся, ребята.
И все трое стали легким бегом спускаться по лестнице.
- А что такое интересное вы нашли в капсуле? – по дороге спросил Джек.
- Два перекрученных провода со снятой изоляцией, - ответил Харрингтон. – С очень аккуратно снятой изоляцией. А провода вытащены из задней стенки за креслом.
- Ну и что? – не сразу сообразил О’Нилл.
- Как что? В капсуле случился пожар из-за короткого замыкания.
- И? – все еще не понимал намеков Джек.
- Два провода скручены между собой. Вручную. Это вызвало короткое замыкание, - терпеливо объяснил Дэвид.
- Ну так и… Стоп, ты хочешь сказать, что этот мальчишка сам их закрутил? – внезапно догадался О’Нилл.
- Больше некому.
- Он сам устроил пожар?
- Очевидно, да.
- Но зачем?
Вопрос был из серии о том, что же происходит на базе.
- Варианты, полковник О’Нилл, могут быть самые разнообразные.
В этот момент они приблизились к компании бурно обсуждающих что-то мужчин. Компания состояла из четверых охранников и шести людей в оранжевых униформах – кажется, техперсонал. Когда с лестницы спустились трое в «нездешней» форме, голоса утихли.
- Ребята, как нам пройти в серверную? – с ходу спросил О’Нилл, нисколько не смущенный направленными на него подозрительными взглядами.
Ответом было молчание. Охранники медленно переглянулись между собой.
- Хм… что-то не так? – удивился Джек. – Или вам сложно ответить?
Харрингтон первым заподозрил неладное. Кажется, в свете последних событий они трое выглядели довольно подозрительно. Особенно учитывая, что на базе они люди «недавние».
Ответом О’Ниллу стали направленные на него и его спутников черные стволы винтовок. Вокруг них сразу образовалась «зона отчуждения» - техники попятились поближе к охранникам.
- Не двигайтесь! – глухо приказал один из охранников. – Поднимите руки так, чтобы мы их видели.
- Ээээ! Вы чего? – опешил Джек.
- Так нечестно! – возмущенно вторил ему Ремси. – Мы ничего не сделали.
- Вы совершаете ошибку, - спокойно сказал Харрингтон, поднимая руки. – Мы – не те, кого вы ищите.
- Да, тот, кто вам нужен, прохлаждается в медпункте! – добавил О’Нилл.
- Молчать! – рыкнул второй охранник. – Друг за другом – вниз по лестнице, с поднятыми руками! Быстро!
- Да чего мы сделали-то? – спросил Ремси.
- Двигайтесь!
Делать нечего. Пришлось повиноваться. О’Нилл шел первым, сразу за ним – Харрингтон, и Ремси замыкал ход. Вернее, ход замыкали идущие рядом двое охранников, а еще двое расположились по бокам «колонны» арестованных ЗВшников.
- Что здесь происходит? – попробовал выяснить у них О’Нилл. – Вам сложно ответить?
Ответом всегда было молчание, а когда Джек становился особенно настойчив, ему грубо советовали помалкивать.
- Выживший парень, которого притащили в медпункт, сам устроил пожал в спасательной капсуле, - попробовал убедить охранников Харрингтон. – Я видел скрученные провода.
- Молчать!
То ли охранники не сообразили, что это могло значить, то ли просто не поверили, но результат был один – всех троих отконвоировали пятью или шестью этажами ниже и грубо втолкнули в какую-то серую камеру без мебели и без окон. Дверь захлопнулась с тяжелым стуком, с которым опускается крышка гроба в старых американских ужастиках. Джек бессильно пнул ее ногой и уселся на пол, прислонившись спиной к холодной бетонной стене.
- Дааа, попали, - прокомментировал он ситуацию. – Что мы такого успели натворить?
- Ничего, сэр, - пожал плечами Харрингтон. – Полагаю, они сами не знают, что случилось с электричеством, вот и подозревают всех и каждого в диверсии.
- А так как мы люди новые, - подхватил Ремси, - то мы и виноваты.
- Прекрасно, - мрачно отозвался О’Нилл. – Можете не продолжать. Обожаю чувствовать себя козлом отпущения.
Харрингтон внимательно оглядел потолок, на котором были только две слабые лампочки, стены, потряс рукой дверь… Была, правда, решетка вентиляции, но о побеге не могло быть и речи – в квадратик двадцать на двадцать сантиметров разве что крыса пролезет. Они оказались в пустой бетонной коробке.
- Даже сортира нет, - угрюмо добавил Джек. – Сволочи.
Он хотел демонстративно сплюнуть, но сдержался.
Ремси бессильно опустился на пол напротив двери и печальным взглядом стал осматривать камеру. Вот недавно они собирались найти Саманту и остальных, рассказать про хитроумного засланца, вместе предупредить об этом врачей, которые сейчас лечили его… А вместо этого оказались внутри бетонного куба без возможности выбраться.
- Но не можем здесь оставаться, - уверенно сказал О’Нилл, выразив общую мысль. – Если этот пацан – действительно засланец, надо предупредить об этом. Хотя бы Картер и Митчелла.
- Они будут искать нас, - уверенно сказал Харрингтон. – Но я согласен – сидеть и ждать помощи будет пустой тратой времени.
- Но выбора нам не оставили, - рассудительно заметил О’Нилл.
И правда – что они могут сделать, находясь в четырех стенах?
- Идеи есть? – спросил он. – Принимаются любые предложения, даже в меру фантастические.
Идей не было.

0

11

«…в наши дни большие информационные системы хорошо защищены,
в них используются пароли и очень сложные коды. Но Клюг
участвовал в разработке большинства из этих систем.
Нужен дьявольски хитрый замок, чтобы не пустить
в дом того, кто делал замки всю жизнь»
John Warley. “Press Enter”.

Двигаясь наощупь, Камерон Митчелл и Тамико Сугиура добрались до двери серверной. Обитатели сего интеллектуального места уже смекнули, что произошла хакерская атака, поэтому позаботились о выходе на случай непредвиденной ситуации (например, на случай включения системы уничтожения базы). Поэтому между автоматических дверей (явно открытых вручную) кто-то заботливо поставил стул, чтобы они не закрывались. Внутри компьютерного помещения мелькали лучи браслетов-фонариков, и слышалась чересчур эмоциональная перебранка.
Тамико Сугиура решительно перелезла через стул и громко поинтересовалась:
- Куда подевался Джебб?
Джебб (хотя он сам подчеркивал, что правильно писать его прозвище – Дж-Е-ББ) неформально считался главным по технике компьютерной безопасности (формально главным был Оониси, но тот смыслил в компьютерах на уровне рядового пользователя). Он же пару минут назад любезно рассказывал Саманте и Джонасу принципы работы современных локальных сетей. Саманта и Джонас ничего не поняли, но списали свое непонимание на неумение Джебба доступно объяснять.
- Я здесь, - отозвался Джебб. – Кто меня звал? Тина, ты, что ли?
- Это Сугиура Тамико из отдела обработки информации. Что у вас здесь происходит?
Говорила она решительно и властно, и Камерон подивился тому, что японские женщины в 2230 году явно имеют некоторое моральное превосходство над мужчинами. Тамико даже не была старше по должности, и тем не менее, Джебб послушно ей отвечал:
- Кажется, хакерская атака, но наша автоматическая система защиты вовремя отключила интрасеть. Если это вредоносный код, он больше не распространяется…
- Да-да, знаю, - нетерпеливо перебила его Тамико. – Через десять секунд все автоматические системы отключаются, не рассказывайте мне простые истины, Джебб. Должен был включиться аварийный источник питания для ручных систем, где же он?
- А это уже не ко мне вопрос, - обиженно буркнул Джебб. – Откуда мне знать? Должно быть, где-то что-то замкнуло. Теперь нужно включать рубильник вручную. Кто пойдет?
- А где этот рубильник? Где он вообще находится? – тут же затараторили вокруг него десятки голосов.
После короткой перебранки в темноте выяснилось, что никто из работников понятия не имеет, откуда включается источник резервного питания. Они настолько привыкли жить на автоматике, что даже не задумывались о том, что компьютер может выйти из строя. К слову сказать, на Ханикомбе такого не случалось никогда, и хитрого плана на такой случай ни у кого не было. Весь инструктаж по технике безопасности был успешно позабыт.
Пока Тамико и Джебб на повышенных тонах обсуждали, что делать дальше, Камерон разглядел в тусклом свете фонариков скромно застывших у стеночки Саманту и Джонаса.
- Привет, - сказал он, протиснувшись к ним. – Ни для без драки, а?
- Ни ночи без разборки, - в тон ему ответил Джонас. – Слышал – Джебб говорит, мол, хакеры напали.
- Да кому нужна эта занюханная база? – Камерон поднял брови, но в темноте этот красивый мимический жест никто не заметил.
- Не хочу показаться параноиком, - сказала Саманта, - но я не думаю, что это случайный сбой в системе. Мы прилетели сюда, и через пару часов произошло крушение какого-то судна, на котором никто не выжил, кроме какого-то мальчишки. Мальчишку спасают, и через пару часов происходит… это.
- Картер, ты думаешь, это как-то связано со Зве… - начал было Камерон, он Саманта его перебила:
- Тихо! Не произноси вслух. Да, именно так я и думаю.
- О’Нилл был прав, когда предчувствовал неприятности, - вспомнил Джонас. – Кстати, где он?
- Он должен был подойти сюда, - сказала Саманта. – Возможно, заблудился в этих лабиринтах в темноте. Или пошел к администратору разбираться.
- О’Нилл – к начальству? – усмехнулся Камерон. – Я скорее поверю, что он отправился искать хакера. И все-таки плохо, что у нас нет никакой связи с ним. Я бы не отказался узнать, где мой отряд.
Пока шло это мирное обсуждение, О’Нилл звал на помощь в остановившемся лифте, а Харрингтон и Ремси поднимались по лестнице в серверную. Что касается Дэниела Джексона… впрочем, о нем чуть позже.
- Джебб, вы можете что-нибудь сделать? – спрашивала Тамико.
- Могу, но только когда появится электричество. Без электричества я не могу выйти в интрасеть, - терпеливо отвечал сетевой администратор.
- Я думала, у вас каждый компьютер оборудован источником бесперебойного питания.
- Видите ли, дорогая мисс, рабочий компьютер нужен мне сейчас, как марсианскому барану ультразвуковой синтезатор. Я могу включить вам любой компьютер, и вы можете разложить на нем карточный пасьянс, но толку от него будет ноль, пока компьютер не подключен к локальной сети. Дайте мне сеть – и я сделаю свою работу.
- Разве сеть – это не ваша работа?
- Я заведую компьютерами, а не электричеством. Когда технический персонал соизволит наконец включить нам питание, я смогу работать, а пока у нас есть время на то, чтобы выпить кофе.
- Джебб, вы… - Тамико запнулась. – Ладно, делайте что знаете! Но за реакцию Оониси я не отвечаю!
Послышались ехидные смешки – Оониси явно не любили.
- Оониси? Он, кажется, мой начальник? – вспомнил Джебб. – Как хорошо-то – этот умный и образованный человек по-любому знает, что нужно делать, и непременно подключит наши компьютеры к сети. Несомненно.
Теперь хихиканье переросло в неприличный ржач. Тамико, сама не особо любившая Оониси за его надменность и самодовольство, позволила себе слабую улыбку, хотя в полутьме ее никто не заметил. Оставалось только ждать.
- Ну чего мы тут встали? – тихо поинтересовался Камерон Митчелл у «своих». – Мы же самый крутой галактический отряд спасителей мира. Может, спросим, чем мы можем помочь?
Саманта бросила на него снисходительный взгляд, который, впрочем, Митчелл не оценил – слишком темно было в серверной, а фонарики сместились в сторону Джебба и Тамико. Джонас хихикнул, ему явно нравилось, что Камерон записал его в «самый крутой отряд Галактики».
- Если бы я еще что-то понимала в современных компьютерах… - протянула Саманта. – Джебб так ничего толком и не объяснил, и мы говорили в основном про историю локальных сетей. Единственное, что я точно поняла – это что технологии шагнули далеко вперед со времен Империума.
- Которого в истории этого мира вообще не было, - напомнил Джонас. – К черту Империум. Самое время разбираться в современной информатике.
Посовещавшись немного, все трое подошли к Джеббу.
- Алексей, - нерешительно окликнул его Джонас. – Можно поинтересоваться?
Джебб дернулся от неожиданности, а вокруг послышались взволнованные шепотки. Кажется, кто-то впервые услышал, что у Джебба есть имя, да еще какое-то явно русское. Что касается Джонаса – он не поленился и прочел в перечне персонала, как зовут сетевого администратора.
- Ну, - буркнул Джебб.
- Вы сказали, что на базе уже давно не используется протокол ти-си-пи-ай-пи, - напомнил Джонас недавний разговор. – Почему тогда кто-то сказал, что атака была совершена с такого-то ай-пи адреса через такой-то порт?
Повисло напряженное молчание.
- Ну… э-э… - замялся Джебб. – Тут такое дело… Короче, я вам скажу, но вы сначала ответьте мне на один вопрос, хорошо?
- Ладно, - пожал плечами Джонас.
Все трое ЗВшников явно не понимали замешательства Джебба, и почему на них все так странно вылупились. В воздухе повисло напряженное молчание.
- Как бы это лучше спросить… - задумчиво протянул Джебб, и ЗВшники явно почувствовали подвох. – Короче… Вы, ребята, с какого дуба упали? Только честно.
Раздался взрыв хохота. Джонас обиженно насупился.
- Мы… э-э... – замялась Саманта, чувствуя, как краска заливает ей лицо. – Мы не очень сильны в компьютерах, - наконец выдавила она через силу.
Она чувствовала себя, как обиженная школьница, которой слезы сдавливают горло. Она ненавидела себя за эту мелочную обиду, но поделать ничего не могла. В своем родном мире, в 20 веке, она была лидером в области компьютерных технологий, сама писала программу для наборного компьютера Звездных Врат, много раз спасала Землю от гоа’улдских компьютерных вирусов… И вот пожалуйста – ее подняли на смех какие-то молодые программисты!
«Мы не очень сильны в компьютерах»… Тьфу! Ничего лучше она придумать не могла.
«Мы не очень сильны в компьютерах»… Позор! Отряд ЗВ-1 под давлением новой информации и опередившего их времени стремительно превращались в глупых школьников. Своим вопросом Джебб обидел Саманту даже сильнее, чем Вейланд со своим приказом понизить всех их в звании на одну ступень. Даже тогда она не чувствовала такой ярости. Чертовы компьютеры, вселенское зло!...
Джонас и Камерон не разделяли ее чувств и даже не знали, какая ярость захлестнула Саманту. Они просто попытались обратить все в шутку:
- Пьяные были, не помним, - пожал плечами Джонас, и этот его ответ еще больше разозлил Саманту. Он еще и отшучивается, когда его обсмеяли! – Так что там с нашей интрасетью? Причем тут протоколы?
Все еще хихикая, хотя ситуация была вовсе не радостная, кодеры стали разбредаться по своим рабочим местам в ожидании, когда же включат электричество. Никто явно не воспринял вопрос Джонаса всерьез, а тот решительно не понимал, что же он такого спросил. Ведь всего пару минут назад кто-то из этих хихикающих мальчишек не своим голосом кричал, что атака совершилась на такой-то ай-пи адрес через такой-то! Или они уже об этом позабыли? Джонас решительно ничего не понимал.
- Ладно, идите сюда, ламеры, - снисходительно бросил Джебб, словно делая им одолжение. – Попробую объяснить. Садитесь, садитесь… зная наших техников, электричества мы будем ждать до Четвертой Компьютерной Эры… Не знаю, откуда вы такие умные нарисовались… но раз уж вы спросили… Садитесь, дамочка, не стойте в проходе, - это уже было адресовано Саманте.
Все еще кипя от злости, Картер села за стол – за тот самый, где они несколько минут назад беседовали о новых компьютерных системах. Камерон и Джонас не догадывались, что Саманта разозлилась, только подивились оба, чего это она так притихла.
- В общем, рассказываю, - начал Джебб. – Ханикомбе уже семьдесят пять лет – это вы, надеюсь, знаете?... Судя по вашему молчанию, не знаете. Ну да пофиг. На ее месте раньше стояла какая-то другая база – вернее, склад военного оборудования и наземной техники для исследования поверхности планеты. Потом склад малость перестроился и стал Ханикомбой – такой, какой вы видите ее сейчас. Итого: системному оборудованию – кроме переносных компьютеров – и инженерным коммуникациям сто с лишним лет. Локальная сеть не менялась с того времени, только малость модифицировалась. Со временем ее отключили и повесили новую, беспроводную интрасеть, но старую никуда не убрали, поскольку… ну, не знаю, то ли всем было лень вскрывать стены, то ли оставили из соображений целостности проводных систем. Вообще все трубы и машины здесь такие древние, что работают не иначе как на святой силе, - он немного посмеялся, но, не получив поддержки смехом, быстро закруглился. – Короче, вы догадываетесь, к чему я клоню?
- Старая локальная сеть работала по принципу Интернета? – догадалась Саманта.
- Верно, - одобрил Джебб. – TCP/IP-протоколы, пакеты данных – все там было. Со временем мы подключили нашу современную локалку – ну я вам рассказывал о том, как она работает… Только вы, кажется, нифига не поняли. Повторять не буду. Смысл в том, что хакер, атаковавший наш компьютер, каким-то образом включил старую проводную сеть и атаковал всю систему.
- Разве старая сеть соединена с новой? – спросил Джонас. – Вы же, вроде, сказали, что ее отключили.
- Отключили, но не убрали из эксплуатации! – воскликнул Джебб. – В том-то и прикол. Новая интрасеть частично навешана на старую проводную сеть и держится на ней, как на основании. Схемы, принцип работы, программы – все новое, но основа частично осталась прежней. Не знаю, как вам объяснить, чтоб вы поняли… Короче, все сложно.
- Я, кажется, поняла, - быстро сказала Саманта, а Камерон и Джонас только изумленно переглянулись. - Сервисы TCP и UDP используются с помощью схемы клиент-сервер. Например, процесс сервера TELNET вначале находится в состоянии ожидания запроса установления соединения. В какой-нибудь момент времени пользователь запускает процесс клиента TELNET, который инициирует соединение с сервером TELNET. Клиент посылает данные серверу, тот читает их, и посылает обратно клиенту ответ. Клиент читает ответ и сообщает о нем пользователю. Поэтому соединение является двунаправленным и может быть использовано как для чтения, так и для записи. Это же просто идеальная лазейка для нашего хакера! Не понимаю, о чем вы думали, Джебб, когда решили использовать старую модемную систему для нового программного обеспечения…
- Я тогда еще здесь не работал, - ввернул Джебб.
- Все равно, вы использовали схему клиент-сервер до того, как перешли на эти ваши новые… на вашу современную систему, короче, - Саманта так и не разобралась, что такое современные локальные сети. – И наш хакер подключился по старой сети ко всем компьютерам базы. Он совершил удар оттуда, где вы меньше всего ожидали его получить.
- Это точно, - печально согласился Джебб. – Уверен, большинство тех мальцов, - он кивнул в сторону кучки молодых программистов, - понятия не имеют о старой сети. Откуда об этом мог знать хакер – ума не приложу.
- Этот хакер весьма неплохо знает историю мировых сетей, - уверенно сказал Джонас. – И знает, что на базе осталась одна такая сеть. Но мало это знать, надо еще уметь с этим работать.
Джебб внимательно посмотрел на него, словно обдумывая какую-то внезапно посетившую его мысль.
- Да… - рассеянно отозвался он и переключился на Саманту. – А вы… капитан Картер… откуда вы столько знаете о локальных оптоволоконных сетях?
- Я… училась на исторической кафедре и увлекалась историей компьютеров,-  с ходу сорвала Саманта. Ну не говорить же, что она и остальные ЗВшники прибыли из прошлого. – Студенческое хобби.
- Ага, - кивнул Джебб, то ли поверив, то ли не поверив. – Милое такое увлечение.
Саманта не видела в темноте его лица и не поняла, был это сарказм или нет.
- Но… я одного не понимаю, - сказала она. – Если вы говорите, что старая сеть была успешно отключена… Значит, и модемы повсюду были отключены? Или вообще сняты? как он мог включить все модемы на базе, или они у вас включаются автоматически?
Джебб расхохотался, а его смех подхватили все присутствующие в серверной.
- Модемы? – переспросил он. – Какие вы слова знаете, капитан Картер…
«Я еще знаю, что такое печатная машинка», - раздраженно подумала Саманта.
Джебб, продолжая хихикать, все же ответил:
- Нет, наша старая сеть работала без модемов. И TELNET, который вы помянули, это тоже что-то из времен Ноева ковчега. Хотя я не уверен, что Ной вообще захватил в свой ковчег хотя бы один модем.
Снова взрыв хохота. Саманте это веселье уже начало порядком надоедать. Камерон Митчелл отыскал глазами Тамико – девушка скромно присела где-то неподалеку и слушала их разговор.
- Ладно, я понял, - решил подвести итоги Джонас. – Кто-то особо умный поленился обновить локальную сеть базы, поменять ее на беспроводную, и вы о навешали новое программное обеспечение на старую локалку, просто поотключав все порты. Мне сложно представить, как такое вообще возможно, ну и фиг с ним. Главное, что некто, прекрасно осведомленный об интрасети базы и о технологиях Ноева ковчега, решил вас хакнуть. И ему это удалось. Так что ищите крысу в своих рядах.
После этой фразы Джонаса в серверной притихли. Никто не любил мысли о том, что в их рядах завелся предатель. И Джеббу это тоже не понравилось – ведь подозрение в первую очередь падет на программистов. Или на этих красавчиков-ламеров, которые ни черта не смыслят в современных компьютерах, зато прекрасно осведомлены о локальных сетях далекого прошлого. Странные ребята. И все же что-то не сходилось…
Потрепавшись еще немного о том, кто и как мог хакнуть базу, а главное – с какой целью, Джебб предложил пойти и самому включить электричество.
- Давно пора, - вставила Тамико.
Пора разбирались, кто пойдет и куда пойдет, включился аварийный свет. Это внизу Харрингтон и Ремси нашли заветный рубильник.
- Ура! – сказал кто-то. – Теперь можно включать компьютеры.
- Обождите, - предупредил всех Джебб. – Мы даже понятия не имеем, что там окажется. Я включу один компьютер, а вы сервер пока не трогайте. Посмотрим, в каком состоянии все данные…
Все нестройной гурьбой сгрудились у одного из компьютеров, а Тамико тем временем активизировала свой ушной передатчик и, приложив руку к уху, принялась что-то торопливо говорить по-японски. ЗВшники не обращали на нее внимания, сосредоточившись на Джеббе и компании. Тамико все говорила и говорила – судя по интонации, спрашивала: «Вы уверены?»… А Джебб тем временем бормотал какие-то ругательства.
- Странно, - говорил он. – Взгляните сюда. Да не сюда, а вот сюда – все данные как будто целы, ничего не нарушено. Но я не могу понять, украли ли они что-нибудь. Защита была взломана, но будто бы все на месте… Не могу точно сказать, сколько информации скопировано и скопировано ли вообще. Нам очень повезет, если система блокировки сработала вовремя, хотя я лично в это не верю.
- Камерон Митчелл, стойте на месте и поднимите руки вверх, - вдруг послышался отчетливый девичий голос.
Камерон беспокойно отвернулся от экрана и увидел, что Тамико стоит позади него, направив на него табельный пистолет. Опа, а он даже не знал, что эта рыжая девица вооружена. Хороша, лиса!...
- Отойдите и встаньте вон у того стола, - ледяным голосом продолжала приказывать Тамико. Пистолет в ее руке не дрожал. – Да, и вы тоже, - короткий ствол с лазерным прицелом указал на Саманту. – И вы, - теперь на Джонаса. – Вы трое, встаньте вон там и держите руки на виду.
- Тамико, вы чего? – удивился Камерон. – Мы же ничего не сделали.
- Это не мне судить, мне приказано вас задержать, - отчеканила девушка. – Делайте как я говорю, и имейте в виду, что у меня есть разрешение господина Оониси застрелить вас в случае неподчинения.
Камерон слабо верил, что эта хорошенькая девица сможет выстрелить в него, но с другой стороны – черт их разберет, этих японских девушек, да еще в 23 веке. Подняв руки на уровень плеч, он, Саманта и Джонас отошли от толпы программистов на безопасное расстояние и встали там, где указала Тамико. Джебб и компания с интересом наблюдали за ними.
- Можем ли мы хотя бы узнать, - спросил Джонас, - в чем обвиняемся?
- В диверсии, - милостиво ответила Тамико, продолжая целиться преимущественно в Камерона. Это ему немало польстило. – Мне только что сообщили из службы охраны, что в отделе обработки информации найдена решетка от вентиляционного тоннеля – как раз неподалеку от того места, где я вас встретила. Вы лазаете по вентиляции и даже люки за собой не закрываете?
- Да я просто искал, как пройти в серверную! – возмутился Камерон, а Саманта и Джонас удивленно посмотрели на него. Для них было новостью, что Камерон лазал по вентиляции. Успел уже!
- И «случайно» попали в закрытый отдел?
- Да, случайно, - свирепо фыркнул Митчелл. – Я же ничего не украл и не сломал!
- А почему вы просто не воспользовались лестницей? – жестко спросила Тамико. – Это было так сложно – подняться по лестнице и не залезать в закрытые отделы?
- Э-э… - замялся Камерон, понимая, как убого прозвучит его оправдание. Ну кто тут отнесется с понимаем к тому, что, когда отряды ЗВ не могут найти нужный путь, они лезут в вентиляцию? – Заблудился я на этой вашей базе, что непонятного?
Тамико смерила его презрительным взглядом и не ответила. Камерон только пожал плечами.
- Можно хоть руки опустить? – поинтересовался Джонас.
- Нельзя, - бросила Тамико.
- У вас рука устанет держать пистолет.
- Он весит легче листа бумаги, - ответила она, хотя это было сильным преувеличением.
- Джебб, вы что, тоже считаете, что мы диверсанты? – спросила Саманта, возмущенно развернувшись к замолкшему Джеббу.
- Даже я даже не знаю, что сказать, - ответил Джебб, внимательно изучая попавшуюся троицу. – Откуда вы столько знаете про ай-пи и прочую фигню?
- Я же вам сказала – училась на исткафедре и увлекалась в детстве!
- А если проверить ваше досье?
- В досье хобби не указывается.
- Зато указывается образование. Вы действительно учились на исткафедре? Что вы в таком случае делаете в военной организации?
- Джебб, вы действительно считаете, что это мы взломали вашу сеть? – напрямую спросила Саманта.
- Я ничего такого не говорил, я лишь собираю факты, - пожал плечами Джебб. – Сами посмотрите, сколько совпадений: вы прилетели на базу, и вдруг нас хакнули. Впервые со дня ее существования. Вы шастаете по закрытым отделам через вентиляцию, вы шарите в клиентах-серверах и модемах, вы лжете насчет исткафедры. Вы сами себя не подозреваете?
- А почему вы не связываете эти события с тем, что на базу притащили раненого парня из спасательной капсулы? – спросила Саманта.
- И это тоже странно, - подхватил Джебб. – Вы прилетаете – и вдруг с неба начинают падать капсулы.
- Джебб, если я скажу вам правду, вы мне все равно не поверите, - покачала головой Саманта.
- А поверят ли вам Оониси и Ватанабэ? – спросил Джебб.
- Нам плевать, что скажут эти двое, - ответил Джонас. – Вейланд знает, кто мы такие, и знает, что мы здесь ни при чем.
Хотя в заступничество Вейланда эти трое мало верили.
- Ну это уже не наша забота, - развел руками Джебб.
- Тамико, где наши товарищи? – спросил Камерон. – Надеюсь, их там не линчевали раньше времени?
- Ваши друзья под охраной, - ответила девушка. – За вами тоже скоро придут.
- Отлично, - фыркнул Джонас. – Я требую адвоката! Нет, я требую разговора с Вейландом! Уж я-то ему все выскажу!...
Джонас еще долго ругался и требовал представителя защиты, но Джебб уже отвлекся на свой компьютер. Надо было спасать локальную сеть. Внешне все было нормально, и он попросил кого-то включить сервер. Аварийное питание работало слабо, система загружалась долго – целых десять секунд. Зато когда Джебб полез проверять сервер, вдруг произошло нечто странное.
- О черт! – воскликнул он. – Какого хрена?!
- Что, что там? – вокруг Джебба снова вырос лес голов.
ЗВшники тоже вытянули шеи, чтобы хоть краем глаза увидеть экран.
- Вот черт! – повторил Джебб. – Они все еще у нас в системе! Это просто невозможно – после отключения никто не мог остаться висеть в сети, а после включения они бы не проникли сюда так быстро! Что за хрень происходит?
- На самом деле такое возможно, - сказала Саманта. – Хакер просто перевел себя в ждущий режим и активизировался с того момента, как вы включили сервер. Он начал с той точки, где вы его прервали.
- Да плевать! – огрызнулся Джебб. – Как его остановить?!
- Теперь вы видите, что мы тут ни при чем? – спросил Камерон. – Кто-то роет вашу систему, но мы пальцем к компьютерам не прикоснулись!
- Это могли быть ваши друзья, - ответила Тамико.
- Но они же арестованы, вы сами сказали!
- Они могли запустить в компьютер вирус, который продолжает всю работу за них, - парировала девушка, но Саманта только покачала головой. Тамико явно не понимала, что говорит.
- Черт! – продолжал ругаться Джебб. – Что за ерунда? Смотрите, Стев, видите этот лог? Я его только что выудил отсюда, это не вирус. По крайней мере, не похож на вирус, да и вообще я вирусов уже лет десять не видел.
- Все компьютерные вирусы остались на горе Арарат вместе с Ковчегом и модемами… - тихо пробормотал Митчелл.
- Кто-то шарится в нашей системе, копирует данные, но я не могу его заблокировать! – воскликнул Джебб. – Нужно отключить старую локалку!
- Как?!
- Не знаю… обрезать провод! Или еще что…
- Подождите, - вмешалась Саманта. – Если вы обрежете провод оптоволоконки, вы не сможете включить интрасеть заново, придется ставить новую сеть. Вы должны попытаться спасти старую.
- У нас нет выхода. Некто взломал нашу защиту и тырит базы данных, и если я  не предотвращу этого, мы все лишимся жиз… работы. Это крайняя мера, но экспериментировать с хостами и портами просто нет времени! Придется разбираться в этом, пробовать различные варианты…  - говоря это, Джебб уже снимал со стены крышку от щитка. – Дайте мне… нож!
- Стойте! – не сдавалась Саманта. – Дайте мне попробовать! Я знаю, что нужно делать!
Теперь экран сервера был хорошо ей виден – лес голов расступился. И она примерно знала, что делать, вот только Джебб ее не слушал, продолжая копаться в проводах в стене, выискивая нужный.
- Джебб! 192 – точка – 168 – точка 0 – точка – 2 – двоеточие – 1023. Введите это в командную строку! Срочно!
- Нет, этот нож не подойдет, дай с ручкой-изолятором, да, вон тот, с пластмассовой ручкой! – командовал Джебб.
Тамико растерянно наблюдала за поднявшимся хаосом.
- Джебб! – повысила голос Саманта. – У вас есть шанс спасти вашу драгоценную интрасеть. Введите в командную строку этот адрес, я повторю вам его! Быстрее, времени мало!
- Да забей ты на их сраную интрасеть, - вдруг громко и развязно бросил Камерон. – Подумаешь, интернет отключат… Нам-то какое дело? Пускай они потом сами трахаются с прокладыванием новых сетей, а мы уже завтра улетим из этого села на краю Галактики!
Как ни странно, эта фраза подействовала лучше, чем убеждения Саманты.
Джебб перестал ковыряться в проводах и оглянулся.
- Капитан Картер, вы отвечаете на свои действия? – спросил он.
- Вполне. Пустите меня к компьютеру, - потребовала Саманта.
- Ладно, - чуть подумав, бросил Джебб. – Рискнем.
- Но Джебб! – возмутилась Тамико. – Оониси сказал…
- К черту Оониси! Отпусти ее, пускай попробует. В большей заднице, чем сейчас, мы уже не будем, - решительно сказал Джебб.
И Тамико, как ни странно, послушалась. Поняв, что стрелять в нее не собираются, Саманта решительно бросилась к серверу и склонилась над сенсорной клавиатурой, периодически тыкая пальцами в экран и рисуя на нем странные символы. Она уже успела освоиться в управлении современными компьютерами в Неонополисе, поэтому это не представляло для нее труда. Гораздо хуже дела обстояли с Меганетом – ну да ничего, это она наверстает. Сейчас приоритетной задачей было закрыть все входные порты и обрубить хакеру кислород.
Теперь все вокруг нее наблюдали за битвой двух компьютерщиков.

0

12

Через пару минут после того, как автоматическая система блокировки отключила повсюду электричество, Дэниел Джексон принялся барабанить в дверь медпункта. Если ему кто-то и ответил с другой стороны, он не слышал из-за воя сирен. Через пару минут сирены заглохли, но двери не открылись, и коридор был погружен во тьму. Дэниел уже собрался бежать назад, как вдруг послышался какой-то скрежет. Нащупав пальцами щель, где сходились две автоматических двери медпункта, Дэниел почувствовал, как она становится шире. В щель просунулось что-то вроде лома или рукоятки пожарного топора, и Дэниел смог схватиться за одну створку, чтобы помочь раздвинуть двери. Вскоре совместными усилиями обеих сторон двери оказались разжаты, и Дэниел протиснулся внутрь. Доктор Беккер предусмотрительно сунул между створками лом, чтобы те снова не закрылись.
Медпункт был освещен голубоватым светом столешницы, которая служила Беккеру компьютером и рабочим столом одновременно. Кажется, этот компьютер работал от локального источника бесперебойного питания. Только Дэниел подумал об этом, как Беккер словно прочел его мысли:
- Локальная сеть отключена, работает только сам компьютер, - сказал он. – Я уже пробовал связаться хоть с кем-нибудь.
- Что случилось? – спросил его Дэниел, глядя в холодно-спокойное лицо дежурного врача. – Я ушел от вас пару минут назад, и вдруг выключился свет…
- Как и вы, я понятия не имею, - прохладно ответил Беккер. – Должно быть, какая-то авария. Скоро включат резервный источник питания, а остальное уже не наша забота.
Дэниел хмыкнул и пожал плечами.
- Зачем вы вернулись? – спросил Беккер.
- Э… ну… - Дэниел сам не знал, зачем пришел в медпункт. – Я подумал, может быть, здесь нужна помощь…
- У вас что, есть медицинское образование? – надменно спросил Беккер.
Дэниел почувствовал, что его здесь явно не ждали. И что Беккера раздражает его присутствие.
- Забудьте, - сказал он. – Извините за беспокойство. Я всего лишь хотел попросить у вас фонарик, чтобы я мог добраться до лестницы, не наткнувшись на что-нибудь.
- Фонариков у нас нет.
- Ясно… - протянул Дэниел. – Жаль.
- Желаете выйти? – поторопил его Беккер.
- Да, я пойду, - Дэниел уже направился к двери, как вдруг вспомнил кое о чем. – Доктор, а тот парень, которого принесли сюда из капсулы? Он в порядке?
- В полном. Вам лучше уйти прямо сейчас, - настаивал Беккер.
- Я мешаю вам работать? – искренне удивился Дэниел. – Почему вы так стремитесь меня выпроводить?
Беккер рывком открыл двери, звякнув ломом.
- Отлично, - раздраженно бросил он, явно с трудом сдерживая ярость. – Сидите здесь. Я сам пойду выяснять, в чем дело. И не вздумайте что-нибудь сломать!
Он резко вышел, забрав с собой лом. Двери сомкнулись.
- Что это с ним? – пожал плечами Дэниел, обращаясь к медсестре, испуганно замершей на круглом стуле из пеномассы.
- Просто… просто доктор Беккер давно не спал, - робко ответила Юко. – Он хороший человек, но у него случаются нервные срывы.
- Сгорает на работе, я понимаю, - хмыкнул Дэниел, присаживаясь на свободную койку. – Сегодня у вас только один пациент, да?
- У нас редко кто-то на больничном режиме, - улыбнувшись, ответила девушка. – Место спокойное, никто не получает серьезных ранений. Обычно только с насморком приходят.
- Вам нравится здесь работать?
- Вполне, - ответила Юко. – Мне очень повезло когда-то сюда попасть.
- Действительно? Кстати, меня зовут Дэниел Джексон, зовите меня Дэниел, - представился он. – А вы, должно быть, ассистентка доктора Беккера?
- Медсестра. Меня зовут Юко, - представилась девушка. – А вы военный?
- О нет, - рассмеялся Дэниел. – Я археолог. Основной профиль – изучение истории Древнего Египта. Это… знаете ли... мое хобби.
- Что вы в таком случае делаете среди военных? – удивилась Юко.
Дэниел принялся рассказывать, изобретая подробности (разумеется, ни словом не обмолвившись о путешествии из прошлого и Звездных Вратах), и, от нечего делать, расхаживал туда-сюда по свободному пространству. Юко наблюдала за ним и встрепенулась, когда Дэниел приблизился к койке, на которой валялся без сознания Энтони Кольт.
- А этому парню не опасно лежать вот так без систем жизнеобеспечения? – как бы невзначай спросил он.
- Нет, мы не подключали его ни к каким аппаратам, - ответила Юко. – Он… отдыхает.
- Спит как убитый, даже не проснулся от всего этого шума, - заметил Дэниел, стараясь говорить потише. – Что говорит доктор? Мальчик поправится?
- Он… э… да, наверное, - замялась Юко. – Дэниел, вы никому не скажете?
- Что? – встрепенулся Дэниел. – Что-то не так?
Юко поманила его за собой. Они отошли на безопасное расстояние, и Юко шепотом рассказала ему, как через несколько секунд после аварии Беккер вытащил из головы Энтони провода от тестера имплантатов.
- У него в голове какие-то разъемы, понимаете? – шепнула Юко. – Только не говорите пока никому, Беккер сам сообщит Оониси.
- Конечно-конечно, - пообещал Дэниел, а сам решил, что непременно расскажет этот удивительный факт своим товарищам. – Он что, киборг, что ли?
- Возможно, мы пока не поняли. Но не синтетик – это точно.
- А можно мне посмотреть?
- Можно, только…
В этот момент двери заскрипели – это Беккер открыл их ломом.
- Тьма – хоть глаз выколи! – доложил он с порога. – Чертовы техники, не могут никак включить освещение!
- Вы кого-нибудь встретили? – поинтересовался Дэниел.
- Пару болванов, которые ничего не смогли толком объяснить, - фыркнул Беккер. – Дальше не пошел – слишком темно. Что тут у вас?...
- Ничего, - пожал плечами Дэниел. – Разговаривали… об археологии.
Беккер несколько секунд сверлил взглядом Юко, и та скромно потупилась. Беккер решил, что той хватило ума не трепаться про Кольта, поэтому пошел к своему столу и принялся колдовать над локальной сетью. Сеть не работала.
- Ну так на чем мы остановились?... – нерешительно подал голос Дэниел. – Ах, да… Археология. Да. Я, знаете ли, очень люблю всякие древности.
- Вы, наверное, уже побывали в Мискатоникской библиотеке? – спросила Юко.
- Где-где? – переспросил Дэниел.
Юко удивилась:
- Как, вы археолог – и не знаете про Мискатоникскую библиотеку?...
- Впервые слышу, - честно признался Дэниел. – Это что-то историческое? Типа Александрийской библиотеки?
- Да нет, просто крупнейшая историческая библиотека в штате Род-Айленд, - пояснила Юко. – При Мискатоникском университете. Не знаю, что там конкретно хранится, но туда вечно ездят всякие ученые.  Говорят, там полно всяких древних книжек по магии, алхимии и… - тут Юко случайно поймала раздраженный взгляд Беккера, - и прочей ерунде. Говорят, там хранится какая-то древняя книга «Некрономикон», написанная каким-то безумцем. Якобы все, кто прочтет эту книгу, сходят с ума, потому что там описаны какие-то невообразимые древние ужасы.
- Да неужели? – удивился Дэниел. – Откуда вы все это знаете?
- Да кто ж в Род-Айленде не знает? – воскликнула Юко. – Я училась там в медицинском колледже… когда-то. Это самая распространенная городская легенда тех мест.
Дэниел сдержанно улыбнулся.
- А где находится эта библиотека?
- В городе Мискатоник, что на одноименной реке. Хотите там побывать?
- Да, пожалуй… - задумался Дэниел. – Как будет свободное время. Неудивительно, что я о ней не слышал, - попытался оправдаться он. – Мой профиль – не магия, а материальные предметы и старые развалины, - он засмеялся, пытаясь обратить все в шутку.
А про себя решил, что обязательно съездит в загадочный Мискатоник, про который прежде ни разу не слышал. И попробует найти там этот таинственный «Некрономикон», который заинтересовал его больше всего остального.
Они говорили еще минут пятнадцать, Беккер периодически вставлял в их разговор короткие ехидные комментарии, и вдруг включился свет.
- Ну наконец-то! – воскликнул Беккер. – Кое-кто вспомнил, за что ему зарплату начисляют!
Юко спрятала улыбку.
- А сети по-прежнему нет, - продолжал Беккер. – Теперь еще надо ждать, пока чертовы кодеры вспомнят, зачем их тут держат.
- Ну… я пошел, если вы не против, - сказал Дэниел, вставая.
Беккер был не против. Юко предложила зайти как-нибудь, если время будет. Дэниел галантно поклонился и вышел в коридор. И опрометью бросился бежать к лифту. Однако не успел он добежать до лестницы, как столкнулся с двумя охранниками.
- Здрасьте, а вы не знаете, что случи… - с ходу начал Дэниел, но тут один из них грубо схватил его за шиворот.
- Стой, - коротко приказал он. – Земля, Неонополис?
- Да, какого хрена вам надо? – Дэниел сделал слабые попытки вырваться. – Я просто искал свой отряд. Да отпустите же меня!
Охранник отпустил Дэниела, но сказал непреклонным тоном:
- Следуйте за мной, у меня приказ.
- Какой приказ? – пискнул Дэниел, предчувствуя недоброе.
- Доставить вас по месту назначения.
- Какого назначения?
Но охранники уже схватили его за плечи и поволокли куда-то вверх по лестнице. Дэниел задавал им вопросы, возмущался, но все же послушно шел следом.
«Это какая-то ошибка, - твердил он себе. – Невозможно. Ладно, как только выяснится, что я здесь ни при чем, меня отпустят».
Дэниела втолкнули в камеру, представляющую собой бетонный куб.
- О, привет, - сказал Дэниел, когда дверь за ним захлопнулась. – Мы что, уже подозреваемые?
- Похоже на то, - фыркнул О’Нилл, пристроившийся на полу около стеночки. Помимо него, здесь находились еще Харрингтон и Ремси – их взяли пару минут назад.
- За что нас здесь заперли? – возмущенно поинтересовался Дэниел.
О’Нилл вкратце пересказал ему свои недавние приключения в лифте. И то, как Харрингтон и Ремси едва его не убили, включив источник аварийного питания, а потом спасли, открыв двери лифта. Дэниел рассказал, как он отсиделся в медпункте.
- А где Сэм и остальные? – спросил он. – Они должны быть в серверной, наверное?
- Должно быть, это так, - ответил О’Нилл. – И надеюсь, им повезет больше.
- Что делать-то будем, ребята? – подал голос Харрингтон. – Здесь только один выход.
- Может, постучать? – предложил Дэниел. - И попросить поговорить. Хотя бы спросим, в чем нас обвиняют.
- Бесполезно, пробовали уже, - ответил Джек. – Эти сволочи не разговаривают. Кажется, у них что-то такое случилось, из-за чего все подозрения пали на нас.
- Я, кажется, знаю, в чем дело, - сказал Дэниел. – Слушайте, мне медсестра рассказала. Тот парень, которого принесли в медпункт – он был ранен. Так вот, за пару минут до того, как повсюду отключился свет, дежурный врач обнаружил, что этот тип валяется в отключке, а в голове у него торчат какие-то провода, подключенные к какому-то аппарату. Он сам это сделал.
- Зачем? Как? – не понял Джек.
- Понятия не имею. У него какие-то разъемы в голове, он туда может провода совать.
- Он что, синтетик?
- Не похоже. Но и человеком его можно назвать с трудом, раз такие дела. В общем, не знаю, что конкретно произошло, но уверен, что этот тип замешан в том, что произошло сейчас. Вдруг он подосланный шпион другой корпорации?
- Да плевать, - сказал Джек. – Надо рассказать об этом охранникам – что они взяли не тех.
И он решительно направился к двери.
- Стой, Джек, - попытался остановить его Дэниел. – Я обещал медсестре, что никому не скажу…
- Глупости, - отрубил Джек. – Самое время выдавать информацию, а то они нас так и будут здесь держать, пока этот тип еще что-нибудь не устроит. Я так и знал, что здесь что-то нечисто. – И он забарабанил в дверь. – Эй, громилы, открывайте! Мы знаем, кого вам надо арестовать! Откройте, блин, нам есть что сказать!... – Молчание. – Вы меня слышите?! Откройте, тут кое-кому нужна помощь! – Снова никакой реакции. – Вот черт! - О’Нилл раздраженно пнул дверь.  – То ли они кретины, то ли просто ушли. – Он оглядел бетонную камеру. – Знаете, что я терпеть не могу больше всего?
- Когда самый крутой отряд ВВС США оказывается в клетке прямо посреди самых интересных событий? - усмехнулся Дэниел.
- Точно! – одобрил О’Нилл. – Это самое хреновое в нашей работе.

0

13

«Хакерство - это здорово. Черт возьми, да это просто потрясающе!
Но вместе с тем хакерство - нелегальное, порой аморальное
и обычно наказуемое занятие. Даже если вы не сделали
ничего плохого, для судей вам придется подыскать
достаточно веское обоснование своим действиям».
Дэнис Фэри, «Секреты суперхакера».

- Ну давай же, давай! Какого черта у вас здесь нет диспетчера задач?! – в нетипичной для себя манере воскликнула Саманта Картер. – Где командная строка?... И как мне попасть в реестр? Джебб, у вас что, даже реестра нет?!
Собравшиеся вокруг Саманты программисты только пожимали плечами – Саманта произносила какие-то странные слова, уже давно вышедшие из обихода. Так продолжалось несколько минут, пока Джебб не напомнил, что времени в обрез. Тогда с его подсказками Саманта наспех освоилась в системе и принялась делать то, что раньше делала много раз – останавливала хакерскую атаку. Хакер прописался на сервере и тырил с него информацию (скорее всего, уже стырил все, что надо), и Саманта в принципе могла даже узнать, откуда он проник в систему… Но сейчас это было не главное. Осмелевший Камерон Митчелл первым приблизился к компьютеру, за ним и Джонас, но Тамико даже не посмотрела в их сторону. Она давно опустила пистолет и наблюдала за действиями Саманты.
Она и Джебб обменивались какими-то странными выражениями, понятными только им:
- Вы не понимаете, Джебб, это работает несколько иначе, - утверждала Саманта, не отрываясь от подсвеченной клавиатуры. - Если IP-пакеты содержат инкапсулированные пакеты TCP, программы IP передадут их вверх уровню TCP. Я знаю, о чем говорю! Не спорьте со мной. TCP последовательно нумерует все пакеты и выполняет исправление ошибок, и реализует таким образом виртуальные соединения между хостами. Это типично для таких систем, и я не думаю, что что-то поменялось с тех пор как… неважно. Пакеты TCP содержат последовательные номера и подтверждения о приеме пакетов, поэтому пакеты, принятые не в порядке передачи, могут быть переупорядочены, а испорченные пакеты повторно посланы. Вы понимаете, о чем я говорю?
Джебб не понимал. То есть, понимал, о чем она говорит, но к чему клонит – пока еще нет.
- TCP передает полученную информацию приложениям верхнего уровня, например клиенту или серверу. Приложения, в свою очередь, передают информацию обратно уровню TCP, который передает ее ниже уровню IP, после чего она попадает к драйверам устройств, в физическую среду и по ней передается до хоста-получателя. Вы даже не подумали о таких элементарных вещах, чем и воспользовался наш хакер. Я объясняю вам, как он проник в систему. Элементарно.
- И как вы собираетесь его остановить? – спросил Джебб, так ничего и не поняв.
- Я как раз работаю над этим. Он сломал нашу защиту, и с этим уже поздно что-то сделать. Я удалю его из вашей системы, но вам впоследствии предстоит исправить все то, что он успел напортить.
- Он что-то испортил? – насторожился Джебб.
- Не знаю, это уж вы сами смотрите, - честно ответила Саманта. – А сейчас не отвлекайте меня.
Несколько минут прошли в напряженном молчании.
- Я его нашла! – наконец воскликнула Саманта. – Нужно еще немного вре…
В этот момент в двери с грохотом и шумом ворвались четверо охранников.
- Вы не вовремя! – заявил им Камерон Митчелл. – Подождите за дверью!
- Где подозреваемые? – спросил один из охранников у Тамико. – Почему вы их не задержали?
- Постойте, дайте еще немного времени, эти люди помогают поймать хакера, - неожиданно вступилась за ЗВ-1 Тамико.
- Какого еще хакера? – кажется, охранники понятия не имели о хакерской атаке. – Что эта женщина делает за компьютером? А ну отойдите, вы трое – быстро встаньте сюда, в центр, и поднимите руки!
- Отвалите, - отчетливо сказала Саманта, даже не глядя на них. – Если я прервусь, вашей базе конец.
- Да что ты такое несешь? – наехал на нее один из охранников. – Быстро отошла, дура-блондинка!
Это был уже перебор. Теперь под возмущенный ропот обитателей серверной на защиту Саманты встал Джебб. Он загородил Саманту и повернулся всем корпусом к охраннику, назвавшему ее блондинкой. Рядом с ним встало еще несколько человек, и теперь целая стена тел загораживала ЗВшников от «черных комбинезонов».
- Эта девушка делает то, за что вы ей потом скажете спасибо, - бросил он. – Пока она не закончит – вы ее не заберете. Можете устроить здесь погром, но потом будете сами объясняться с Оониси.
- Оониси дал нам приказ арестовать этих троих!
- Отлично, вызывайте его сюда, мы объясним ситуацию. Под мою ответственность, - решительно отрубил Джебб.
Все еще кипя от злости, охранники стали по очереди связываться с Оониси и просить его подняться, поскольку в серверной, кажется, кодеры устроили бунт. Джебб только усмехнулся – Оониси, конечно, будет рвать и метать, но по крайней мере выслушает версии обеих сторон. Он еще не был уверен, что правильно поступил, доверившись Саманте, но отступать уже было поздно.
Под напряженными взглядами Саманта продолжала изгонять Кольта из системы. Казалось, даже воздух потрескивал от напряжения. Наконец она воскликнула:
- Есть! Я его поймала! Сейчас удалю его из системы.
Она продолжила что-то делать, как вдруг в серверную ворвался Оониси. Он был явно зол, но быстро взял себя в руки, вспомнив про свою маску холодной отстраненности.
- Алексей, что у вас здесь за бардак?-  небрежно осведомился он, когда кодеры при виде начальства вытянулись по струнке. – Сугиура-тян, вы здесь? – легкое удивление в сторону Тамико. – Я все еще жду ответа о том, что у вас здесь происходит.
Джебб принялся было объяснять ситуацию, но тут Саманта воскликнула:
- У меня все готово! Хакер отступил, я почистила систему от всех кодов, которые он запустил. Настоятельно рекомендую вам запустить автоматическое восстановление резервных копий.
- Да ладно? – Джебб, забыв про Оониси, бросился к своему драгоценному компьютеру. Остальные сделали то же самое.
Оставшись в одиночестве, Оониси стал настойчиво требовать объяснений от охранников, но они не могли сказать больше, чем сказали по удаленной связи: мол, они пришли забрать ЗВшников, но эти тупые программисты отчего-то стали их защищать и чуть ли не в драку полезли. Оониси пытался обратить на себя внимания, но был удостоен только снисходительного смешка со стороны Джонаса Куинна:
- Потерпите немного, начальник, - сказал он. – Сейчас вам все расскажут в цветах и красках.
Этой своей небрежной фразой он навсегда заслужил холодную ненависть Оониси. Да и все остальные ЗВшники – тоже, заодно с ним.
Убедившись, что с системой внешне все в порядке, Джебб радостно объявил, что Саманта не обманула – хакера больше нет. Программисты начали восторженно кричать и поздравлять друг друга, а Саманту хлопали по плечу, как обычно это делают военные. Саманта скромно улыбалась и говорила, что это было совсем несложно. Оониси передернуло от такого «варварского» проявления чувств.
- Тихо! – наконец не выдержал он. – Держите себя в руках, господа. А теперь, капитан Картер, вы или объясняете мне, что здесь произошло – доступно и так, чтобы я вам поверил, - или отправляетесь в изолятор к своим дорогим товарищам.
- Отпустите наших друзей! – возмутился Митчелл. – Они ничего не сделали!
- Это мы еще выясним, - мстительно отозвался Оониси. – Итак, я вас слушаю.
- Позвольте я объясню, - влез Джебб. – На систему была совершена ха…
- Алексей, у вас была возможность высказаться, вы ею не воспользовались, - с той же мстительностью прервал его Оониси. – Теперь я хочу услышать, что скажут наши… хм, гости… в свое оправдание.
- А почему это мы должны оправдываться? – грубо осведомился Камерон. – Мы что, на чем-то пойманы с поличным?
Он не использовал обращения «сэр» или «сан», за что Оониси и его невзлюбил за компанию с Джонасом Куинном и всеми, кто прибыл на базу в команде сопровождения «секретного груза». Поразительные наглецы! И кто их только научил так разговаривать с начальством!
- Ладно, я объясню, - примирительно сказала Саманта. – Отключение электричества было вызвано хакерской атакой – кто-то проник на ваш сервер и вызвал этим активацию автоматического отключения электричества. Иными словами, вас хакнули.
- Они что-нибудь украли?
- Полагаю, да, хотя точно сказать не могу. Защиту сломали, но испортили что-нибудь или нет – Джебб скажет лучше меня.
- Интересно, почему этим занимались вы, а не Джебб? – холодно поинтересовался Оониси. – Кто вас вообще сюда пустил?
- Господин Оониси, хакер использовал ста…- снова подал голос Джебб.
- Молчать! Я вас спросил, капитан Картер, - продолжал давить льдом своего высокомерия Оониси.
- Хакер использовал старую проводную сеть, - повторила Саманта слова Джебба. – Которая работает на стеке протоколов TCP/IP. Я всего лишь помогала Джеббу предотвратить атаку, для этого требовалось две головы. Джебб сделал основную работу.
- Нет, это не так, - все-таки влез Джебб. – Капитан Картер разбирается в TCP/IP лучше меня, поэтому предложила помощь. Хакер знал, в чем наша слабость, и использовал устаревшие сети для атаки. Это было сделано для того, чтобы мы не догадались, как его остановить. Капитан Картер только что спасла нашу систему, господин Оониси.
Повисла тяжелая пауза.
- Интересно, а откуда вы, капитан Картер, знаете об этих… вы что, компьютерщик? – Оониси понятия не имел, что такое стек протоколов TCP/IP, но спрашивать не стал, чтобы не ударить в грязь лицом.
- Да, когда-то эта было моей обязанностью, - не вдаваясь в подробности, ответила Саманта. – Вы поймали не тех, сэр. Тот, кто взломал вашу систему, должен быть хорошо знаком с ней, а мы здесь и суток не провели. Ищите предателя в своих рядах.
При слове «предатель» за ее спиной зашушукались.
- И если вам интересно, - продолжила Саманта, повысив голос, - я узнала, откуда была начата атака.
Все взгляды обратились на нее, Саманта выдержала театральную паузу.
- Ну и откуда же? – с деланным безразличием поинтересовался Оониси.
- С самого нижнего этажа, из медпункта, - торжественно объявила Саманта. – Думаю, вам следует начать оттуда.
- Что? – Оониси, казалось, на секунду потерял самоконтроль. – Подождите, - он активизировал свой передатчик и стал что-то быстро говорить по-японски. В лице он при этом не менялся, и лишь наблюдательная Саманта отметила. Что Оониси слегка побледнел.
- Ну так мы можем идти? – нагловато поинтересовался Джонас Куинн, когда Оониси закончил разговор.
Оониси посмотрел на него отрешенным взглядом, словно впервые заметил. Кажется, мыслями он был где-то далеко.
- Да, можете, - сказал он, уже направляясь к двери. – Все обвинения сняты, можете быть свободны. Ленеу, а вы идите за мной.
Охранники поспешили к двери.
- Что случилось в медпункте? – спросила Саманта.
- А это уже не ваше дело, - бросил Оониси через плечо.
- Стойте! – воскликнул Митчелл. – А как же наши друзья?
- Их отпустят, - коротко ответил Оониси и скрылся из виду.
- И принесут извинения, - крикнул ему вдогонку Джонас, но ответа не услышал.
После ухода Оониси в серверной поднялось радостное ликование. Джебб одобрительно улыбнулся Саманте сквозь бороду и показал большой палец. Саманта поняла, что он наконец-то признал ее за «свою». Что ж, это лучше, чем оставаться в глазах местных кодеров полным ламером. Саманта мысленно отметила, что такие термины как «диспетчер задач», «реестр» и «антивирус» давно вышли из употребления, а слово «ламер» - нет… Кое-что остается в веках.
- Оониси вас теперь крепко невзлюбит, - сказал Джебб Саманте. – Впрочем, что я говорю? Оониси вообще никого не любит, кроме себя и Ватанабэ.
Раздалось довольное хихиканье. Оониси явно не любили.
Камерон Митчелл подошел к притихшей Тамико.
- Камерон, я… - начала было девушка, но он не дал ей договорить:
- Не надо, я понимаю, ты просто исполняла приказ, - без обиды сказал Митчелл. – Я бы сделал то же самое. Ты и Джебб правы – наши действия выглядели очень подозрительными. Возможно, нас даже пытались подставить.
- Возможно, - согласилась Тамико. – И все же – что произошло в медпункте?
- Думаю, мы скоро это выясним, - предположил Камерон. – Ты случайно не знаешь, где могли запереть наших друзей?
- Кажется, их отправили в изолятор, - задумалась Тамико. – В любом случае, их должны были уже отпустить. Мы можем пойти туда и посмотреть.
Камерон кликнул Саманту и Джонаса, и вскоре все четверо, включая Тамико, поехали на лифте на этаж ниже. Электричество было восстановлено. По пути они обсуждали, что же такого услышал Оониси, отчего сразу изменил свое решение касательно ЗВ-1. Ответ пришел довольно скоро.
С О’Ниллом, Дэниелом, Харрингтоном и Ремси они встретились у начала лестницы, ведущей в изолятор: О’Нилл препирался по какому-то поводу с охранниками. Увидев друзей, он прекратил это увлекательное занятие и пошел им навстречу. Две компании стали наперебой пересказывать свои приключения, и Камерон даже как-то забыл представить Тамико. Правда, вскоре он вспомнил о присутствии рыжеволосой девушки и исправил свою оплошность.
- Они обвиняли нас в диверсии, - возмущался Джонас Куинн. – Только потому, что этот гребаный хакер вздумал атаковать сервер в день нашего прилета! Мол, мы выглядим подозрительно. Хорошее ж у них правосудие, черт подери!
- Да вообще сволочи бюрократические, - поддержал его Джек. – Картер, ты в очередной раз проявила свои необычайные… э-э… интеллектуальные способности. Держи респект.
Саманта кокетливо потупила взгляд.
Тамико извинилась и ушла по своим делам. Несколько минут все наперебой обсуждали последние события и наконец затронули тему подозрительного парня, оставленного в медпункте на попечение дежурного врача. Харрингтон рассказал, как они с Ремси нашли в спасательной капсуле перекрученные провода, вызвавшие короткое замыкание. А как только Дэниел рассказал, что парня нашли подключенным к какому-то аппарату через разъемы в его голове, Саманте, Камерону и Джонасу все стало ясно, отчего Оониси так быстро их отпустил. Видимо, Оониси вызвал дежурного врача, и тот рассказал ему об этом случае. Конечно, это была секретная информация… но отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 уже знали все. А именно: на базу был подослан шпион, чтобы стырить какие-то базы данных. И шпион этот – ни кто иной как пацан, свалившийся с небес в спасательной капсуле. Все просто, как табуретка.
- Ну видимо, наше вмешательство больше не нужно, - предположил Джек, зевнув. – Шпион пойман, за ним уже наверняка пришли добрые парни. Картер в очередной раз спасла мир. Можно и поспать?
Саманта картинно вздернула брови.
- У тебя было полно времени, чтобы выспаться, пока мы сражались с хакером, - сказала она шутливо. – Мог бы воспользоваться таким шансом.
- Поспишь там, как же, - фыркнул Джек. – Ладно, предлагаю сперва поесть, а потом уже идти спать. Кто со мной?
Разумеется, есть хотели все, особенно после того, как все так хорошо закончилось. Они еще не знали, что их приключения только начинаются.

0

14

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 1 - Гром посреди ясного неба