Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 5А - Корпоративная вечеринка


Эпизод 5А - Корпоративная вечеринка

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Полчаса, половина первого, семь тысяч над землей. – Напевал себе под нос Венизелос, гуляя по людным улицам Багдада.
Про совершенную без его участия перестрелку в баре он уже благополучно забыл, хотя слово «Meteru» всё ещё крутилось у него в голове как навязчивая муха. Слишком много проблем будет с этим словом и вампир это хорошо понимал, а потому не особо хотел соваться. Но ведь эта тайна была ТАК интересна. Чувства Александроса разделялись, с одной стороны он хотел сорваться, куда подальше от возможных бед, с другой он хотел посмотреть за развитием этого сюжета с первых мест.
В любом случае пока ему делать было нечего, ни зацепок и возможностей поиска ответов у него не было, а потому он просто бродил по улицам и шокировал людей своим внешним видом. Последние, кстати, что-то, совсем, перестали обращать внимание на Алекса, и ему пришлось применить необходимые меры. Представив, что в него вселился дух великого Майкла Джексона, молодой псих крутанулся на месте, дернул ногой и с криком «Оу!» расположив одну руку на шляпе, а другую на поясе, двинул лунной походкой в совершенно другую сторону. Это сработало, люди от неожиданного выкрика обратили внимание на городского юродивого и одобрительно улюлюкая, хлопали пародисту за изображение бывшего короля поп-музыки. Личный глюк Алекса – петух Тиабалдо выполнял всё то же самое что и его хозяин, при этом каким образом у него с его котями выходила лунная походка мог сказать, наверное, только сам Малк.
Тиабалдо неожиданно остановился и немного озадачил Алекса своим взглядом в его сторону. Боковым зрением вампир увидал, как из-за спины мимо него прошла группа людей в корпоративной форме несущих какой-то мешок размером достаточным, чтобы поместить человека.
- Нет-нет-нет-нет парни. Стоп-стоп-стоп-стоп-стоп. Это плохо-плохо-плохо. – Затараторил, словно пулемет малкавианин когда понял, что он уже давно не в городе, а посреди пустыни, а вывалившееся из мешка, по вине нерасторопного носильщика, тело было телом сородича – гангрела.
- Стойте-стойте-стойте! – Заорал Алекс, бросившись на выручку сородичу, но был остановлен резким порывом ветра с песком.
Впрочем, Алекс не сдался. Неизвестно почему, но он стал сопротивляться этому порыву и идти в сторону корпоратов, но сорвавшийся с рукава одного из них шеврон закрыл ему лицо. После этого ветер резко стих, вампир снял с лица этот кусок тряпки и посмотрел вокруг. Он снова был в городе, только он был какой-то неживой, людей почти не было, а те, что были, ходили не быстрее зомбей из ужастиков. Алекс посмотрел на шеврон, он принадлежал компании «Реал Сайнс», о которых вампир не знал, но слышал. Венизелос почувствовал резкую боль, будто этот кусок ткани пытается прожечь ему руку, и он бросил его на землю, далее произошло то, чего вампир не хотел бы, не видеть никогда. Шеврон начал быстро сгнивать и тлеть, а вслед за ним асфальт улицы, а вслед за ним здания, люди, сам Венизелос, всё это стало превращаться в быстро тлеющий мусор, который пылью и грязью начал подниматься в небо, словно в гигантскую дыру.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!!!! – Заорал во весь голос вампир, когда гниль подошла к его голове и видение прекратилось.
В следующий момент он обнаружил себя в старом городе, с большим количеством перепуганного народа и в окружении санитаров психиатрической клиники, которые словно свора охотничьих собак были готовы напасть и скрутить душевнобольного вампира.
Поняв, что положение аховое Алекс поднялся, поклонился честному народу до земли и выдал:
- Вы посмотрели представление в жанре ужасов из театра одного актера «Псих, которого слышал весь город». – Сказал он, улыбаясь во все 32 зуба. – Завтра приглашаю вас на просмотр эротического триллера «Псих, от которого залетел весь город».
Последние слова для санитаров прозвучали, словно команда фас и она накинулись на бедного вампира. К сожалению безумца, не изловили, но получили изрядное количество шишек, столкнувшись друг с другом. Алекс испарился, словно никогда его на этом месте и не было, все-таки дисциплина затемнения была крайне полезна в таких ситуациях, она позволяла Венизелосу скрыться прямо на глазах у изумленных санитаров. Правда, пришлось провоцировать их на нападение, дабы они ничего не поняли, но это уже детали.
Скрываемый ночной тьмой Алекс быстро двигался в сторону вокзального депо, где должны быть поезда, принадлежащие разным корпорациям. Его вид был сурок, как и цели. В своем видении он понял, что ребята из «Реал Сайнс» наворотят что-то крайне ужасное, что-то, что затронет всех и если Алекс хотел выжить, он должен был предотвратить это. Петух Тиабалдо был полностью солидарен с хозяином, но идти пешком не хотел, вместо этого он сидел на плече Венизелоса как заправский пиратский попугай.
До депо дошли довольно, даже поезда с символом «Реал Сайнс» не пришлось долго искать, проблема было в другом. Поезда были явно не пассажирскими, а скорее всего для перевозок каких-то материалов и вокруг них суетилось много народу со знакомыми шевронами.
- Ситуация ноль. – Прокомментировал вампир. – В том плане, что у меня ноль вариантов её решения.
Пришлось потратить какое-то время на поиск вагона, рядом с которым было хотя бы просто немного людей и такой вагон, слава богу, быстро нашелся. Один вагон с открытой на максимум дверью и курящим на пороге охранником, внутри даже сквозь темноту можно было увидеть продолговатые деревянные ящики.
- Думаю, там мы и спрячемся. – Сказал своему петуху Алекс и приготовился к выходу.
К сожалению, план пришлось ненадолго задержать, охранник уже был не один. Судя по всему ответственный за проверку поезда перед отправкой решил посмотреть все ли хорошо с вагонами и вышел к курящему человеку. Они о чем-то поговорили, правда, ни о чем дельном, все сводилось к бабам да бухлу, вампир попросту это не слушал, а тихо подходил, поближе укрывшись тенями с помощью своей дисциплины.
Разговор двух приятелей закончился, только через десять минут порядком поднадоев вампиру, он уже подумал убить обоих идиотов, но сдержался. Когда проверяющих ушел, ответственный за вагон взобрался в него и стал закрывать дверь, в этот-то момент Александор и напал. Он иссушил человека до потери сознания (убивать он все же не захотел), после чего бросил бессознательное тело и сам закрыл дверь. Далее он решил осмотреть, что же перевозят Реаловцы, правда не вовремя, поезд уже тронулся с места, но да все равно он и не собирался с него сходить. Открыв первый попавшийся деревянный ящик, он обнаружил там вампира с колом в сердце для парализации.
- Уууу какие нехорошие. – Пожурил Алекс валяющееся неподалеку тело охранника, после чего недолго думая открыл дверь уже едущего на полной скорости вагона и выкинул в ночь тело вампира, вынув предварительно кол.
На место вампира он положил в ящик охранника и закрыл его, а сам искал место, где можно было бы прикорнуть. Так как выбора большого не было, в открытую дверь вагона полетело ещё одно тело вампира, и Алекс занял его нагретое спальное место. Теперь оставалось только дождаться приезда в место назначения.

0

2

Собственно продолжительный глюк Венизелоса.

Ночь прекрасное время, а луна её лучшее лицо. Алекс сидел на балконе какого-то дома и молчаливо любовался ночной красавицей в небе. Было кое-что странное в его самоощущении, как будто в области груди появился лишний вес, а ниже пояса отсутствовала важная (хотя для вампира уже вряд ли) часть, странное ощущение.
Отвлекшись, Алекс оглянулся назад. За стеклами балконных дверей он увидел мужчину натачивавшего бритву о напильник. Когда он закончил приготовления то подошел к Венизелосу, последний был свято уверен, что его будут брить, а он любоваться луной, которую надвое пересекло облако. В следующее мгновение бритва надвое пересекла глаз вампира, и тот упал на землю, схватившись руками за лицо и корчась от боли в глазу.
Странно, но едва ему стоило коснуться пола, как он почувствовал, что боли нет, глаз в порядке и данный момент он наблюдает уличный асфальт, а не пол балкона. Более того – на улице было утро, хотя мгновение назад была глубокая ночь.
- Боже, боже, боже. Что же это, что же?  – Напел вампир эти слова как стих, мгновенно приняв новый мир в своем сознании. – Неужели, неужели, плод безумия созрел?
Венизелос прогуливался по улице пустого города, осматривая окрестности, и довольно скоро на его глаза попался странный мужчина на велосипеде, одетый в женскую одежду хрен знает каких времен и с полосатым ящиком на шее. Проехав несколько метров, мужчина замертво упал вместе с велосипедом на бордюр. Алекс успел краем глаза заметить, что за этим действом из окна дома наблюдала какая-то женщина, мужчина упал как раз возле её дома.
Эта женщина выбежала на улицу явно в панике и принялась целовать, как оказалось всё ещё живого человека, после чего она забрала полосатый ящик и побежала обратно. Алексу показалось интересным содержимое этого ящика, и он последовал за ней, благо почему-то его никто не замечал.   
Уже в квартире этой женщины оказалось, что внутри ящика был такой же полосатый галстук который эта женщина сложила на… одежде того упавшего мужика.
- Стоп… - Не понял Алекс озираясь вокруг, вроде того велосипедиста рядом не было. Откуда тогда его одежда? – Таймскип?
Пока вампир пытался собрать мысли в кучу, женщина села в кресло и уставилась в собранную ею одежду на кровати. Вскоре её что-то отвлекло позади, этим чем-то оказался мужчина, который смотрел на свою руку с нескрываемым удивлением. Алекс и женщина подошли к нему одновременно и увидели, что в его ладони была дырка, из которой выползали муравьи. Мужчина и женщина переглядывались то друг на друга, то на дырку, а Алекс был привлечен происходившим на улице.
Выглянув в окно он увидел толпу собравшуюся вокруг женщины, которая тыкала в то, что судя по всему осталось от того велосипедиста – отрезанная кисть руки. Кажется, так парочка тоже была привлечена этим, так как они присоединились к вампиру в созерцании улицы через окно. Девушка продолжала тыкать палочкой отрубленную руку, пока её не остановил полицейский и не положил эту руку в какой-то маленький ящик, полосатый, что удивительно. Он отдал этот ящик девушке и та, прижав его к груди, продолжала стоять с ним на месте, даже когда разошелся народ и по улице стали проезжать старые автомобили. И стояла она так до тех пор, пока одна из машин её не сбила нафиг. Мужчина, стоявший рядом с Алексом получал от увиденного явно неслабое удовольствие, если посмотреть на его гримасы и судя по тому, что сразу после представления он стал приставать к женщине не обращая внимания на вампира, градус его возбуждения достиг апогея.
- Да не обращайте на меня внимания, продолжайте, продолжайте. – Сказал Александрос, глазами выискивая попкорн и место для зрителя.
Женщина тем временем бегала от этого маньячины пока не была загнана в угол. Дабы отбиться от насильника она вооружилась табуреткой. Мужчина в ответ тоже стал искать средства воздействия… и нашел, причем такое, что у Алекса глаза как блюдца стали от непонимания. Женщину это судя по всему, тоже напугало и её можно понять. Кого не напугает псих, тянущий за собой два рояля, на которых разлагается два ослиных трупа и к которым привязаны два охреневших монаха. Вот и женщина, поняв, что ей лучше бежать рванула в сторону двери и вышла из комнаты. Мужчина, бросив свою «ношу» побежал за ней, но вышло, так что в его дырявая рука оказалась, зажата в дверном проеме бедной жертвой.
Вампир, поняв, что является лишь безмолвным зрителем своего больного разума, который пытается что-то ему сообщить, прошел сквозь стену и увидел, что муравьи из руки мужчины начали свой побег «из тонущего корабля». Александрос не удивился даже тому, что мужчина чья рука была прижата дверью вдруг оказался спящим на кровати неподалеку в одежде того велосипедиста. Послышался звук барменского шейкера, две руки с данным предметом, которые торчали из стены, исполняли роль дверного звонка. Женщина, резко успокоившись, открыла дверь, и в комнату ворвался странный господин в деловом костюме, который тут же начал «гнать» на лежащего мужчину. Только сейчас вампир осознал, что нихрена не слышит, кроме какой-то дрянной музыки прерывающейся собачьим рычанием. Гость поднял на ноги свою жертву и начал снимать с него элементы этой раздражающей одежды похожей на женскую, после чего выбрасывал всё это нахрен в окно. Мужчина пытался сохранить хотя бы шнурок, но и его постигла та же участь, а потом беднягу вообще поставили в угол, как нашкодившего ребенка. Мужчина обиженно смотрел на гостя, зачем-то подняв руки, а гость в это время сбросил шляпу и Алекс увидел лицо точь в точь, как у понукаемого им мужика. Он подошел к столу взял книгу дал её наказанному и пошел прочь, но книга в руках у озлобленного мужчины превратилась в два пистолета, из которых он не преминул выстрелить и убить своего близнеца. Убитый упал… в лесу, Алекс не сразу осознал смену обстановки, но когда понял что, что-то не так огляделся по сторонам. Через какое-то время пришли незнакомцы в одинаковой одежде и унесли куда-то труп.
В этот момент Алекс проснулся и, увидев перед собой деревянную крышку своего ящика, хищно улыбнулся. Улыбка постепенно стала смехом, который становился все громче и громче, вскоре весь вагон заполнил смех безумного вампира.

0

3

Нира ---> Из эпизода "Кровавая паутина" --->

Черная машина, плавно покачиваясь, припарковалась в круглом парковочном зале под вокзалом «Инсити». Человек из Вейланд-Ютани и его молчаливый синтетик вышли из машины и осмотрелись. Убедившись, что никто за ними не наблюдает, человек велел синтетику достать груз с заднего сиденья. Синтетик подчинился и извлек из недр черной машины продолговатый оранжевый контейнер с какими-то электронными печатями. В контейнере лежало бездыханное тело Ниры, которое требовалось доставить по назначению. Четким шагом оба – синтетик и человек – поднялись по пандусу с парковки в светлое утреннее здание вокзала.
Железнодорожный узел «Инсити» был типичным воплощением вокзала будущего: стальные и стеклянные поверхности, необъятный простор всего здания, красивые, похожие на стрелы поезда… Вокзал имел всего один терминал и считался не очень большим, зато людей в нем всегда было немыслимо. Оранжевый контейнер, который синтетик держал на плече, мог бы показаться подозрительным лет так двести назад, но сейчас на багаж никто не обращал внимания – у всех своих диковинных штучек хватало… Поэтому таможню оба прошли без труда (не обнаружился даже металлический кол в сердце девочки) и сели на маленький быстрый трамвайчик до станции «Багдад – Товарная». Трамвайчик этот – частично подземный, частично наземный – служил для грузчиков, поставщиков и прочих людей, которым зачем-то понадобилась товарная станция. Конечно, среди всего рабочего персонала двое мужчин в офисных костюмах притягивали к себе любопытные взгляды, но у работяг хватало ума не приставать к ним с расспросами. Время, когда всем было дело до всего, давно прошло и было успешно забыто.
Прошло около трех минут, и трамвайчик прибыл на станцию «Багдад – Товарная». Там, около третьей платформы, уже стоял поезд с круглыми вагонами, раскрашенными в оранжево-желтую полоску. Это был поезд «Реал сайнс». В этом поезде обычно перевозили различные товары для нужд корпорации, кое-какое оборудование, громоздкую мебель для офисов и прочее, зато три вагона были отведены для пойманных вампиров. Чтобы не вызывать подозрений, снаружи они ничем не отличались от остальных, зато внутри не было ничего похожего на сиденья и прочие удобства – просто голая труба вагона, обшитая изнутри металлической сеткой, а окна были фальшивыми, видимыми только снаружи. Еще там имелись длинные трубы-лампы дневного света, чтобы психологически усмирять особо буйных упырей. Впрочем, неприятные инциденты случались редко, и в основном вампиры путешествовали к своей последней остановке с колами в сердце.
У входа в четвертый вагон этих двоих встретил приятной внешности молодой человек в черном комбинезоне корпоративной охраны.
- Вы опоздали, - не очень дружелюбно встретил он их, догадавшись по контейнеру, что эти товарищи принесли секретный груз. – От нас уже требуют освобождать платформу!
- Мы могли вообще не приезжать, - равнодушно пожал плечами человек, которого Хильберт назвал Генри.
На это у охранника не нашлось что возразить, да он и не горел желанием вступать в перепалку с высоким чином.
- Внесите багаж тамбур и оставьте там, - сказал он.
Синтетик внес контейнер внутрь поезда.
- Все? Мы можем идти? – спросил представитель Вейланд-Ютани.
- Подождите, пока наши люди проверят, что внутри…
- Какое недоверие, - фыркнул Генри.
- Это наша работа, сэр.
Двери поезда закрылись, и внутри возникло какое-то шевеление – охранники, обеспечивающие безопасность экипажа при перевозке вампиров, стали вскрывать контейнер, проверяя содержимое. Убедившись, что все в порядке, они передали своему товарищу, стоящему снаружи, что можно ехать. Двери снова открылись. Контейнер был перенесен в вагон.
- Все в порядке, - сказал охранник, запрыгивая в тамбур. – Мы отправляемся.
Не сказав ни слова на прощание, человек и синтетик развернулись и пошли прочь с платформы. Здесь они закончили, пора было возвращаться в Багдад. Может, поймают еще кого. Поезд постоял немного, а затем плавно тронулся с места. Цилиндрические вагоны в желто-оранжевую полоску везли свой страшный груз все дальше и дальше на север.

0

4

Судя по звуку, в вагон погрузили новую жертву человеческого произвола по отношению к расовому меньшинству в виде вампиров. Грузчики явно не надеялись, что их шум кого-то разбудит, а ведь разбудили.
Венизелос раскрыл глаза и широко улыбнулся, показывая закрытой крышке деревянного ящика свою голливудскую улыбку. Больше от него никаких действий не было, он тупо слушал, что происходит, и при этом не моргал, несмотря на то, что в глаза ему сыпалась пыль. Вскоре звуки стихли, ящик погрузили, и дверь в вагон закрылась. Алекс, тем не менее, не торопился вылезать до тех пор, пока поезд не двинулся, а уж после этого крышка его ящика выстрелила в потолок так, будто его из пушки пальнули, она чудом осталась цела и приземлилась рядом.
Безумный вампир вылез и осмотрелся, выискивая, что же именно грузили те люди. Пока он искал новенького, вдруг очнулся тот человек, которого он положил в ящик. Он даже открыл крышку и, увидев Венизелоса, едва не закричал. Не успел, ибо от сильного удара вампира оказался в нокауте, более того - Алекс решил вбить ему в сердце валяющийся неподалеку кол (от прошлого владельца ящика), и пофиг, что он человек, а не вампир.
Разобравшись с не вовремя очнувшимся, безумец быстро нашел искомый ящик.
- Так вот ты какой, новый ящик, - сказал вампир и повернулся к своему петуху. – Тиобалдо, лому мне.
Петух лишь пожал крылышками, мол, нету тут лома.
- Ох… ты бесполезен, Тиобалдо, - пожурил его вампир, вручную срывая крышку с ящика. – Какиииииииииие люди… то есть, сородичи.
В ящике лежала маленькая девочка лет 11-ти с длинными рыжими волосами, с колом в груди. Венизелос недолго думал, чтобы вытащить из неё кол.
- Восстань же, заклейменная проклятием дитя Малка, – проорал, как злой ученый, вампир, держа в руке тот кусок дерева, который был до этого в сердце девочки.
Глаза Ниры тут же распахнулись, она вылупилась на своего спасителя. Чувства безграничной радости и благодарности нахлынули на девочку, которая сейчас была слаба, как никогда. Она потеряла очень много крови, сил не было вообще. Все, что смогла девочка, это кинуться обнимать и целовать своего спасителя.
- Спасибо, дядечка, спасибо вам огромное! - каждое слово Ниры сопровождалось поцелуем то в одну щеку, то в другую, то в губы. Да, Нира любила дурачиться. Какие-то детские манеры в ней все же остались. Она просто была благодарна Алексу, потому и так крепко его обнимала, по-детски мило улыбаясь. - Я знала, что ты поможешь мне, дядь, чувствовала, - хвасталась Нира. Это выглядело так забавно. - Я голодная, очень, - теперь жаловалась маленькая Брайт.
Алекс как-то не сразу нашелся, он был всё ещё в шоке от нападения девочки и её лобызания по щекам, от чего он даже не слышал благодарностей. Отвечать он ей тоже не стал, просто поднял девочку на руки, резко кинул обратно в ящик, быстро закрыл крышкой и сел на неё сверху.
- ТЫ МЕНЯ НЕ СЪЕШЬ!!! – крикнул он, обращаясь явно к девочке.
- Дядь, ну дядь, - кричала Нира из вновь захлопнутого ящика. Ситуация была очень забавная. Два нормальных человека не поняли бы друг друга, тут было два ненормальных вампира, о каком понимании могла идти речь? Девочка была просто рада, что все еще "жива". - Злые люди кавказской национальности предали меня и воткнули кол! - воскликнула Нира. - Мне нужна кровь, я чувствую, тут есть кровь, дай ее мне, - жалобно просила Ниражанна.
Венизелос ни в какую не хотел выпускать маленького целующегося монстра, но осуждающий взгляд Тиобалдо пристыдил вампира. Он встал с ящика и открыл крышку.
- Не ешь меня! – предупредил вампир сородича, погрозив пальчиком, после чего указал им в сторону ящика со свежеубиенным человеком, его кровь, наверное, ещё можно было использовать. – Там.
- Спасибочки-спасибочки-спасибочки, - тараторила Нира, выползая из злосчастного ящика, и, шатаясь, подходя к телу. Не дойдя до него, девочка грохнулась на пол. Чуть не рыдав от счастья и обиды, что она такая слабая, она поползла к трупу. Добравшись до него, она впилась в его шею. Никогда еще кровь не была настолько вкусна, питательна. А ведь человек был уже мертв. Ниражанна жадно пила кровь этого человека, она осушила его практически полностью и только после этого поднялась на ноги.
- Дяденька, я тебя люблю! - воскликнула Нира, вновь бросившись на шею Алексу. - Дядя Алекс, вы мой спаситель! - радовалась маленькая Брайт, вися на шее вампира, до которого теперь, наверное, дошло, что эта вампирка просто действительно ему благодарна.
Правда, самому Алексу уже было пофигу даже на то, что эта мелочь откуда-то знает его имя. Он как ошпаренный бегал по всему вагону, болтая этим «ожерельем» и тщетно пытаясь отцепить её от себя. Смотревший на всё это со стороны неблагодарный петух тупо давил «ха-ха», катаясь по полу.
Наконец остановившись у двери, Венизелос прижал к ней кровососущую девочку, держа её за шею на уровне своей груди. С железным сердцем в груди и деревянным колом в другой руке он стал угрожающе смотреть на это «любвеобильное чудо в платье». Взгляд так и говорил: «Веди себя прилично, или получишь занозу в грудь».
- Намек поняла, дядь, ладушки, - спокойно проговорила девочка, спускаясь на землю. Особенно много урона получили волосы, которые сейчас были растрепаны настолько сильно, что создавалось впечатление, будто их нарочно путали, причем старательно и с четким осознанием своей цели.
- А куда мы едем? - поинтересовалась Нира, размышляя о поездке, которую заметила впервые после своего пробуждения от паралитического сна с колом в обнимку.   
- В ад. – Многозначительно ответил улыбающийся Александрос. – Ты наверняка видела его уже... конец всему.
- Ты про тот самый конец света? - воодушевилась Нира. - А я думала, он будет попозже, - девочка надула губки, сев на пол и скрестив ноги. - Я еще не хочу умирать, это больно и обидно, да, - жаловалась малкавианка. - А может там не так плохо, а? - переключилась девочка.
- Да там офигенно! – воодушевленно начал безумный вампир, приблизившись к девочке. – Представь, ты лежишь на столе, истыканная электродами, как противотанковый ёж, твои гниющие органы аккуратно вынуты и рассортированы по баночкам, а твоя жизнь даже не угасает, несмотря на всё твое желание умереть. Наука, мать её.
- Нет, я так не хочу! - замотала головой Нира, выпучив глаза.  - Я их к себе не подпущу, черта с два они меня найдут, всех поубиваю, да! - заливалась девочка, уверенная в себе и своих силах. Картина, которую ей описал Алекс, была очень непривлекательна, такая перспектива Нире не нравилась, а вот поубивать всех - вариант хороший.
- Ты страшная. – Искренне ответил Венизелос, слегка отходя от девочки. И это несмотря на то, что он и сам собирался сделать то же самое.
- Ой, правда?! - воскликнула девочка, запрыгав на месте, хлопая в ладоши. - Спасибочки за комплимент, - поблагодарила Нира своего нового знакомого, широко улыбаясь. - Кстати, дядя Алекс, а ведь вы тоже хотите всех там убить! Да, точно же! - вновь повышала голос девочка, читая мысли собеседника и тем самым получая все доказательства.
- ХВАТИТ ЛАЗИТЬ В МОЕЙ ГОЛОВЕ! – Заорал Алекс, почти вплотную приближаясь к своей «сестре по клану». – Мне хватает того, что я уже имею в ней, и не хочу, чтобы там заселилось что-то ещё.
Вампир затравленно посмотрел по сторонам и, грызя ногти, удалился в дальний угол, где сел на пол.
- А ты не кричи на меня! - обиделась Нира и сделала то же самое, что и Алекс, только села она в противоположный угол. Поджав колени, она обхватила их руками и стала пялиться на своего нового знакомого. Молчание продолжалось несколько минут, после чего Нире стало скучно.
- Может, поиграем во что-нибудь? - предложила девочка.
Алекс молчал, идти на контакт с той, что не так давно лазала в его голове, ему явно не хотелось. Зато Тиобалдо был как раз очень настроен на контакт. Он посмотрел на своего «хозяина», надеясь тяжестью своего взгляда заставить того одуматься, но не получилось. Пожав крылышками и забив на Алекса, петух приблизился к девочке и, приняв знаменитую позу Элвиса Пресли, томно посмотрел на неё. Его глаза так и говорили «Yeah baby! Come a little closer», но немой призыв был прерван пинком под хвост с криком:
- Свали в туман, педофил пернатый!!!
Пернатый пролетел сквозь стену и исчез, а его хозяин опять посмотрел по сторонам и улыбнулся.
- Поднимай мясо! Поднимай мясо! – Вдруг начал кричать вампир и вскрывать ящики с сородичами, дабы вытащить из них колышки.
- Поднимай мясо! - поддержала его Нира, вскакивая с места и кидаясь освобождать сородичей.
Эта игра была очень забавной и веселой. Вопрос был сейчас в другом -чем их кормить. Хотя Ниру этот вопрос не волновал, главное было - вскрыть больше ящиков, чем Алекс. Девочка не успевала за своим товарищем, который был повыше нее, с более длинными конечностями и большими силами. Тратить кровь на усиление сейчас было бы слишком расточительно.

0

5

Наконец совместными усилиями двух Малкавиан все девятнадцать ящиков были разобраны по досточкам, а сородичи-вампиры разных национальностей, возрастов и габаритов были освобождены от кольев. Правда, это мало помогло – все девятнадцать были погружены в полуобморочное состояние от недостатка крови, некоторые даже не проснулись. Остальные стонали, слабо подергивались и вообще подавали совсем мало признаков не-жизни. Тем временем поезд вдруг стал постепенно сбрасывать скорость.
- Ужин, ужин, ужин! - кричала Нира, швыряя полувысушенный труп охранника вампирам.
Алекс задумчиво смотрел на своего пернатого товарища, стоявшего рядом с дверью вагона, потом переключился на Ниру, потом опять на петуха. Заработав головокружение, вампир лишь пожал плечами и подошел к выходу, ожидая, когда его откроют, после чего попросил маленькую мертвую девочку быть потише.
- Игра в молчанку, ура! - воскликнула Нира. - А давай еще и в прятки, - девочка скрылась под завесой Затемнения.
«Меня не видно, меня не видно!» - думала она.
Венизелос лишь хлопнул по лицу рукой и помотал головой, но примеру девочки последовал. Интересно, какого это играть в прятки, когда совсем никого не видно?
До избитых измученных вампиров не сразу дошло, что можно подкрепиться. К слову сказать, хоть они и были довольно пестрой компанией, но у них было одно общее – все вампиры в этом поезде, за исключением Ниры и Венизелоса, были еще «птенцами», недавно Становленными и по глупости попавшимися охотникам из Лондона. Самым старшим было едва ли более тридцати пяти лет отроду, а опытом вампирской не-жизни здесь мог похвастаться разве что Венизелос. Все остальные попались охотникам по собственной недальновидности и потому едва ли являли собою реальную силу.  Наконец трое самых активных смогли доползти до трупа охранника и дрожащими губами слизать кровь с его тела. Это придало им сил, и вскоре эта инстинктивно сформировавшаяся компания «сообразила на троих» все, что осталось в теле человека, после чего вампиры уселись на пол, осоловело хлопая глазами.
Нира тихонько подошла к этой компании.
- Господа взрослые, мне нужна ваши помощь, да-да, - произнесла Нира, скрываемая Затемнением.
- Молодь и мальки, - "птенцам" послышался голос Венизелоса со стороны напротив Ниры. - Свежескошенная зелень, идущая на салат самому Сатане.
Венизелос неожиданно появился прямо перед вампирами с широкой улыбкой на лице.
- Превееееед!!!
- Ну, дядь, зачем ты их обижаешь? - спросила Нира, тоже сбросив с себя Затемнение. - Они хорошие, они нам помогут!
До вампиров вряд ли дошло, что сказали эти двое, они пока еще только приходили в себя и слизывали подтеки крови с кистей рук. Остальные валялись вокруг без движения, разве что слышались тихие стоны. Трое самых активных вампиров были довольно пестрой компанией: испуганный парниша лет семнадцати, европейской внешности, обхвативший руками колени и мерно раскачивающийся взад-вперед, бандитского вида мужик кавказской национальности, быстрее всех пришедший в себя и уже бормотавший какие-то ругательства на незнакомом языке, и девушка лет двадцати пяти со светлыми волосами, перепачканными грязью. Невозможно было определить, кто их всех них был старше, ибо реальный возраст вампира известен только ему самому.
Алекс слегка расстроено вздохнул, ему вдруг перестало быть интересным происходящее сейчас, компания из малявки, хачика и блондинки ему тоже не нравилась, в отличие от другой малявки, которая пыталась взбодрить их.
- МЫ ВСЕ УМРЕМ!!! - Вдруг крикнул он, после чего петух тяпнул Малка в голову, и тогда он виновато исправился. - Точно, мы уже мертвы.
Алекс резко приблизился к лицу кавказкой национальности и, посмотрев прямо, в глаза спросил:
- Как думаешь, новичок, мертвые могут умереть ещё раз? - Он слегка наклонил голову набок и добавил: - А мир? Он может умереть дважды?
- Точно, мир же уже умирал! - воскликнула Нира, отпрянув от парниши и посмотрев на второго малкавианина. - Он умрет еще раз и еще много-много раз! А когда, ты знаешь? - спросила девочка, подбежав к Алексу.
Вампир развел руками с довольной улыбкой на лице.
Вместо ответа кавказец зарычал и бесцеремонно взял малка за горло. И сжал сжимать пальцы. Конечно, вампиры не дышат, но хач запросто мог своими крепкими пальцами раздробить ему трахею и попросту оторвать голову. В этом было мало приятного.
- Какие мы злые... - хрипло рассмеялся малк, смотря в глаза кавказцу. - Ты хочешь умереть ещё раз, ммм...?
Лицо Венизелоса тут же приняло неожиданно серьезный вид.
- Исчезни. - Словно скомандовал он, глядя неосторожному вампиру в глаза.
Всем известно, что ссориться с Малкавианом — это накликивать на себя участь, которая хуже смерти, и вкусившие мучений «Исчезновения» подтвердили бы это, если бы только могли. При помощи этого ответвления «Помешательства» Малкавиан может превратить свою жертву в живое — или не-живое — привидение. После одного лишь слова жертва в буквальном смысле исчезает, и ее, возможно, уже больше никто никогда не увидит и не услышит.
- Вау-вау-вау! - воскликнула Нира. – Драка, ура! - крикнула она и ударила своим маленьким кулачком парня-вампира и без того сидевшего в ужасе.
Семнадцатилетний парень только отмахнулся от Ниры, продолжая наблюдать, чем закончится сражение двух вампиров. Неожиданно взгляд кавказского вампира остекленел, но перед этим в них промелькнула тень неземного ужаса. Он даже не успел испуганно отскочить, как вдруг… Что привиделось ему в глазах малкавианина, одному варпу известно, однако Нира, Александрос, перепуганная блондинка и семнадцатилетний паренек увидели, как за спиной у кавказца возник огромный черный петух с горящими огненными глазами и пылающим синим пламенем хохолком. Петух грозно щелкнул клювом, высек когтистыми лапами искры из металлического пола вагона и, несмотря на визг и жалкое сопротивление вампира, с громким страшным клекотом (в котором отдаленно угадывалось «ку-ка-ре-ку»), напоминающим хохот адского демона, накрыл его голову гигантскими крыльями с блестящим черным оперением. Когда петух раскрыл крылья, кавказец и наблюдатели увидели, что на том месте, где должна находиться упитанная тушка петуха, открылся портал в самый настоящий ад – такой, каким его представляют христиане. Лавовые реки, пышущие жаром вулканы, угольно-черные бесы, костры, котлы, какие-то ужасные пыточные приспособления… Кавказец дико закричал, но было поздно – портал затянул его в глубины ада, рожденного больным воображением Александроса. Спустя секунду исчез и петух, продолжая демонически кукарекать. Через несколько секунд все устаканилось – не было больше ни портала, ни петуха. Правда, кавказца тоже не было, но о нем никто особо не горевал.
Блондинка взвизгнула и отползла от компании вампиров на пару метров, пока не уткнулась спиной в стену вагона. Там она обхватила колени руками и стала раскачиваться взад-вперед. Еще несколько секунд продолжалась эта нелепая сцена, как вдруг семнадцатилетний парень ни с того ни с сего наивно поинтересовался звонким голосом:
- Вы все тут что, ебанутые?
Спросил на чистом американском. Его голубые глаза светились искренним недоумением.
- Петушок! - взорвалась Нира и радостно запрыгала на месте, хлопая в ладоши. Что еще нужно ненормальному ребенку для счастья? Здоровенный адский петух, конечно же. В общем, девочка была рада, пока не услышала вопрос мальчика.
- Ебанутые? Нет, я приличная девушка, да, - заявила она, состроив важную гримасу.
Алекс нацепил опять свою улыбку и, хлопнув в ладоши, посмотрел на американца
- Да. - Честно ответил он. - Мы все слегка ненормальные, как и ты.
Малкавианин медленно придвинулся к новому знакомому и, сев на колени, спросил:
- А ты знаешь, кто ты, ммм..?
В лице мальчишки на миг что-то дрогнуло, но… вдруг произошло нечто более интересное, что заставило его резко отвести взгляд – буквально за полсекунды до того, как малк стал творить свою вмапирскую магию. В углу вагона блондинка наконец обрела дар речи.
- Убирайся в ад, проклятый демон! – вдруг дико завизжала она, тыча пальцем в Александроса. – Ты убийца, ты демон, адское отродье, тебе не достанется моя душа!
- Дура припизднутая, - бросил ей мальчишка. Он явно не стеснялся в выражениях.
Тем временем поезд еще больше замедлился, за стенами вагона послышался длинный пронзительный гудок. Кажется, поезд прибывал на станцию назначения.
- Перестань ругаться, или я тебя побью! - поджав губки, пригрозила Нира.
Малкавианин быстро заинтересовался испуганной особой и, забыв нафиг про мальчишку, очень резко придвинулся к девушке. При этом он немного не рассчитал, и палец мадам погрузился в его правую глазницу, протыкая глаз по самую кисть.
- Ой, - только и сказал Малкавианин. - А разве у тебя ещё есть душа?
Блондинка с тонким визгом отдернула руку, вытирая палец о грязные штаны. Она резко отползала вдоль стенки подальше от малка, не переставая что-то верещать насчет демонов и прочих мразей. Кажется, она даже попробовала наизусть зачитать молитву, затем дрожащей рукой извлекла из выреза футболки золотой крестик на тонкой цепочке и выставила его перед собой как оберег, продолжая бормотать что-то о божьей помощи.
Семнадцатилетний парень, окончательно осмелев, с живым интересом наблюдал за происходящим. Увидев, что девица достала крестик, он только посмеялся.
- В церковь надо было чаще ходить, - сказал он, демонстративно сплюнув на пол. – И молитву выучить наизусть хотя бы одну. Плохо поклоны била, девочка, а поп плохо кадилом махал. Не обращай на нее внимания, чувак, ее только сегодня обратили. Не удивлюсь, если она даже не знает, что она вампир.
- Ой, новенькая! - Нира подлетела к девушке. - Слушай, а ты же теперь наша сестрица, ты знаешь, да? Давай дружить! - воскликнула девочка.
Пока Нира добивала детской непосредственностью охреневшую от происходящего девушку, Венизелос вновь переключился на парня. Вампир встал и, подойдя к тому, склонился над ним, смотря на блондина своим одним нормальным глазом.
- А что знаешь ты? - Спросил он. - Ты знаешь, что мертв? Ты знаешь, что умрешь ещё раз? Ты знаешь, что ещё раз умрет и мир, ммм…?
Светловолосая девица ошалелым взглядом посмотрела на маленькую девочку, но уже не кричала, а только громко всхлипывала от страха. Парень тем временем слегка растерялся. Видимо, его небрежная речь была простой бравадой, чтобы скрыть страх. Он неосторожно поймал взгляд малка и… вдруг его лицо приобрело странное отсутствующее выражение.
- Ну чего ты вылупился? – грубовато осведомился парень. – Хочешь и меня в ад отправить?…
Александрос тем временем успешно анализировал внутреннюю сущность парня и его подсознательные желания. Парень был еще молод, немного глуп и неслабо так напуган.  Он был прост, как табуретка, и в глубине его сознания таились стандартные в общем-то стремления: пьянки-гулянки, доступные девушки, халява, деньги, красивая жизнь… Все то, о чем мечтает средний класс, но не может получить. Парень умолял своего Сира дать ему Становление, и получил-таки, в надежде, что это навсегда изменит его серую (по его мнению) жизнь. Он был, как все подростки, эгоистом, мечтателем и честолюбцем. В его наивном мальчишеском мозгу уже роились мысли о грязных деньгах, торговле людьми и убийствах ради наживы.
- Ну, не плачь, это очень весело! - воодушевленно говорила девочка. - Вот сейчас, например, нам предстоит поиграть в прятки, причем, мы будем и водить, и прятаться! Правила просты: найдешь - убьешь, тебя найдут - убьют. Ну или еще что... - рассказала Нира.
Увидев, что лежит на душе этого паренька, Венизелос рассмеялся, тихо, но как-то гадко.
- Добровольно перешел в наш темный мир, с такими желаниями? - спросил он его. - Да ты в два раза безумнее меня и в три раза безумнее этого маленького комарика, что прикинулся девочкой.
Алекс указал пальцем на Ниру.
- Сам ты комарик! - обидевшись, ответила Нира, на секунду отвлекшись от блондинки.
- Мы все комары, просто очень большие. - Хихикнул безумец, пожимая плечами и отвлекаясь на свою маленькую спутницу. - Большие паразиты, охочие до крови.
Венизелос вернулся к своей жертве.
- А ты? - Он слегка согнул голову на бок. - А ты уже вкушал сей чудесный эликсир?
- Он же только что поел, - напомнила Нира.
- С голодухи и бомж деликатесом покажется, - парировал Алекс. - Или крыса бифштексом.
Вампир только сейчас осознал, что скорость поезда значительно уменьшилась.
- Ого, мы почти на кухне дьявола, - теперь Венизелос напрочь забыл про парня.
- Ой, мы почти на месте! Думаешь, они выживут? - спросила Нира, подходя к Алексу.
Тот в свою очередь улыбнулся во все 32 зуба и коротко ответил.
- Нет!
Наконец семнадцатилетний парень оправился от потрясения, встал, отряхнул грязные джинсы… и отчетливо сказал без злости, но с каким-то странным задором:
- А не пошли бы вы оба нахуй.
Сказав сию глубокую мысль, он решительно направился к двери вагона и попытался ее открыть.
- Хуй там плавал, нищеброды, - задумчиво произнесла Нира, вспомнив цитату из какого-то русского видео.
- Ты говоришь по-русски? – вдруг резко обернулся к ней парень, спросив это на русском языке. – Офигеть!
- Поживи пару сотен лет и тоже станешь полиглотом, - заметил пестрый псих, подойдя к своему ящику, и вдруг задумался. - Полеглотом? Пылеглотом? Пилоготом?
- Да, я умею, - похвасталась Нира на том же русском.
- Вы молодцы, всё, - признался Алекс, когда слова Ниры отвлекли его от мыслей. - Ну ладно, вы как хотите, а я пойду спать. Когда нас придут убивать, я хочу быть выспавшимся. Спокойного дня.
После чего залез в ящик, забрав с собой невесть откуда взявшегося петуха, и закрыл крышку.
- Приятных не снов!

0

6

Молодой вампир покрутил пальцем у виска. Тоже мне, психи какие-то… Он был Становлен полгода назад и понятия не имел о сумасшедших Малкавианах. Он вообще мало о чем имел понятие.
- Этот, значит, спать, а я должен думать, как взломать дверь? – возмущенно обратился он к Нире. – Хорош, петушара! Пипец! – он злобно пнул дверь. – Хотел бы я знать, кто это такой умный запихал меня в эту каталажку с психами!
- А, ну этот наверное, который тот, - задумчиво сказала Нира, рисуя в голове образ злобного бородатого мужика.
- Дура малолетняя, - буркнул парень.
Поезд остановился. Снаружи послышалась какая-то возня, и блондинка снова завопила, что их всех убьют. Не обращая на нее внимания, молодой вампир оторвал от пустого ящика какую-то деревяшку и притаился у стены вагона.
- Когда они войдут, - сообщил он Нире, - отвлеки их, а я нападу.
Нира выдержала паузу, глядя на мальчика.
- Нет, - радостно воскликнула она и исчезла, использовав Затемнение. По вагону разнесся веселый детский смех.
Парень только раздраженно фыркнул. Кажется, кое-какие вампирские кланы могут становиться невидимыми. К сожалению, он этого не умел. Он шикнул на блондинку, чтобы заткнулась, и та внезапно послушалась, продолжая лишь тихонько подвывать. Некоторое время ничего не происходило, и вот заскрипела дверь – кто-то отпирал ее снаружи.
Нира вся в нетерпении смотрела на это и ждала, когда кто-нибудь войдет.
Наконец дверь открылась, и в нее вошел человек в черном комбинезоне и с висящим на поясе оружием – каким именно, пока было сложно разглядеть. Он вошел и нерешительно замер, явно не понимания, что здесь произошло, и почему все пойманные вампиры валяются без движения вне ящиков, а сами ящики разбиты и разворочены. Пока он осмысливал увиденное, затаившийся в тенях парень с боевым кличем бросился на «черный комбинезон», подняв оторванную от ящика доску. «Комбинезон» отреагировал мгновенно – он схватил парня поперек туловища и перекинул через себя. Ударившись о пол позвоночником, юный вампир застонал, но уже поднимался, и тут в вагон влетело еще трое. Они явно толпились в тамбуре, ожидая своей очереди для переноса «груза», и вот теперь, заслышав возню, поспешили на помощь. Вчетвером с парнем разобрались быстро и, несмотря на все его попытки вырваться, вонзили ему в сердце какую-то палку. Парень дернулся и отключился. Забившаяся в угол блондинка пронзительно завопила, и к ней тут же подскочил один из приемщиков товара. Методично он поднял ее за шиворот и вполне будничным движением вонзил ей в сердце деревянный кол. Блондинка вскрикнула и обмякла. По тому, как грузчики наводили порядок в вагоне, можно было сделать вывод, что они делали это уже не раз. С буйствовавшими вампирами они разбирались легко и как-то даже рутинно.
Нира с веселой улыбкой наблюдала за попытками мальчика навешать работнику корпорации и как ему это не удалось. Она бы ему и помогла, но, нет, она бы ему не помогла. Не было ни желания, ни смысла. Девочка ждала, когда их всех унесут, чтобы получить больше свободы действий.
Не замечая Ниру, работники методично вытаскивали вампиров из вагона, обмениваясь мнениями по поводу того, отчего все ящики сломаны.
- Наверное, этот придурок проснулся и все сломал, - предположил кто-то.
- Да как он мог проснуться с колом в сердце? – удивился кто-то другой.
- Да мало ли… может, на той стороне чего не досмотрели…
Под «той стороной» понимался, наверное, Багдад. Продолжая обмен мнениями, грузчики вытащили всех обездвиженных вампиров из вагона и там, на платформе, погрузили в кузов машины. Туда же осторожно притащили ящик со спящим Александросом. Загрызенного охранника переложили в другую машину – что ж, несчастный случай… В убийстве охранника обвинили, следовало ожидать, молодого неосмотрительного вампира, который сейчас вместе со всеми валялся в кузове грузовой машины.
Погрузили, значит, и только тут увидели, что чего-то не хватает.
- Эй, а где еще двое? У меня по списку должно быть еще два трупака! – выкрикнул кто-то.
У Ниры возникло непреодолимое желание крикнуть дядьке что-то вроде "Сам ты трупик!", и она не смогла себе в этом отказать.
- Сам ты трупик, человек-работник! - обиженно воскликнула Нира и бросилась наутек.
Работники запаниковали. Пока они пытались поймать невидимую Ниру, в вагоне обнаружился второй пропавший вампир. Это кавказец вернулся из иллюзорного мира, куда отправил его сумасшедший Александрос. Действие магии кончилось, и теперь кавказец жался в углу вагона, тихо подвывая и дрожа всем телом. Когда его обнаружили грузчики, он смотрел на них дикими глазами, кричал что-то про адских петухов и сулил всем страшные беды – правда, его никто не понял, ибо «товар» принимали англичане, не понимающие азербайджанского. Вампира быстро обезвредили и кинули в грузовик к остальным. Поиски Ниры так ничего и не дали, поэтому грузовая машина, полная вампиров, вскоре уехала. А грузчики совещались на тему того, как сообщить своему менеджеру о том, что вампиров оказалось на одного меньше.
Когда Алексу надоело лежать и ничего не делать, он приподнял крышку ящика и воровато осмотрелся вокруг, вроде бы никого не было. Вампир тихо убрал крышку и вылез.
- Раз пошли на дело, я и Рабинович... - тихо запел Венизелос, уходя в Затемнение.
Нира в затемнении сидела в той же машине. Она забралась в нее перед самым отъездом, когда все более-менее успокоилось.
- Мы выиграли в прятки, - шепнула Нира вампиру, ушедшему в Затемнение мгновение назад.
Вампир обернулся в сторону голоса Ниры и посмотрел туда какое-то время.
- Скоро второй раунд. - Выдал "совсемнеиспуганный" вампир, отползая в конец кузова и садясь на пол. - Скоро начнется второй раунд.
Венизелос принялся грызть ногти от волнения. Почему-то чем ближе он был к цели, тем более жутко ему становилось.
- Он сделает нас лягушками и крысами. - Начал бормотать безумец. - Лягушки и крысы должны прятаться, прятаться, пока не придет время меняться ролями.
- Нет-нет-нет, дядь, ты неправ! - шептала Нира, дико рвясь убедить малкавианина в том, что он ошибается. - Мы сделаемся ниндзя! Мы тихо прокрадемся внутрь и устроим веселье! Веселье! БОЙНЮ! - девочка рассмеялась, предвкушая интересную игру.
Оператор грузовой машины, сидящий в отдельной кабине впереди, лениво оторвался от созерцания навигатора, по которому автопилот плутал среди складов корпорации. Он услышал какую-то возню сзади, а может, ему показалось, но ему было настолько лень останавливать автопилот и разбираться, что случилось, поэтому он просто «забил» на этот непонятный шум. В конце концов, он уже почти приехал.
Машина заехала в крытый ангар, и колеса гулко загрохотали по выложенному металлическими оцинкованными листами полу. Ангар был большой, длинный, с высоким полукруглым потолком и кучей ответвлений от основного коридора. По этим ответвлениям сейчас как раз плутала машина. Наконец случилась остановка: оператор выпрыгнул из машины и стал созывать смуглых рабочих, копошащихся где-то по своим делам. Лица неевропейской национальности, подрабатывающие на складах грузчиками и фасовщиками, открыли кузов и принялись методично, как бревна, вытаскивать оттуда вампиров и ящики с вампирами. Кто был кинут в кузов без ящика – того клали в новый, запечатывали и отправляли куда-то на тележках – наверное, в камеры хранения. Как известно, вампир в торпоре может храниться достаточно долгое время. Какой-то человек стоял рядом и считал количество выгружаемых вампиров, сверяясь со своим электронным блокнотом. Все это делалось рутинно, слаженно и без эмоций – обычное утро в «Реал сайнс».
Когда рабочие приступили к своим обязанностям, Алекс приготовился. У него в голове не было ни плана, ни задумок, ни даже инстинкта, просто что-то говорило ему сделать именно то, что он сейчас и собирался сделать (наверное, это был Тиабалдо, сидевший на плече).
Когда гражданин Средней Азии приблизился к ящику, в котором когда-то лежал Алекс, тот резко напал на него и вместе с ним спрятался в ящике, где, насытившись кровью, вылез уже в образе этого несчастного.
"Маска тысячи лиц"  было очень удобным умением для скрытого проникновения куда-либо, а в сочетании с "общим покровом" эффект был крайне высок. Теперь у Александроса было лицо рабочего, а у рабочего - лицо Александроса.
Дабы до конца войти в роль, вампир потащил к выходу ящик со своей "подставой".
Нира про себя захихикала и пошла рядом с вампиром.
- Хачом тебе быть не идет, - шепнула она ему на ухо.
- Замолчи уже, внутренний голос. - Тихо ругнулся вампир, искренне верящий, что с ним говорит не Нира, а он сам. Тиабалдо лишь покрутил перышком у виска (или что там у него).
Ящик у Внизелоса скоро отобрали и погрузили на тележку – человек с блокнотом кивнул и стал что-то отмечать световым пером. Блондинку, паниковавшую в поезде, тоже погрузили сперва в новый ящик, потом на тележку, и куда-то повезли. Машина постепенно опустела, и тут-то человек с блокнотом заметил, что одного ящика не хватает.
Поднялся невообразимый срач. Южане кричали друг на друга на неизвестном Внизелосу языке, человек с блокнотом стал наезжать на водителя – мол, куда дел еще одного упыря. На шум прибежали еще какие-то люди… Короче, начались разборки – кто выгружал контейнеры, сколько их было и так далее. Дело было поистине неслыханное – потеряли вампира! Ладно, там, оптовую партию кофе потеряли – кофе никуда не убежит и никого не убьет. Но недосчитанный вампир был угрозой для всей корпорации, и на складе поднялась суматоха.
Утро началось.
- Скажи "Началось колхозье утро", - попросила Нира своего друга. Фраза, естественно, была на русском, ведь это было крылатое выражение в России.
- Я редко соглашаюсь с тобой, - начал "вампир-хач", задумавшись. - Но сейчас я с тобой солидарен, внутренний голос.
Александор кивнул, немного подумал, главным образом о том, почему его внутренний голос звучит как девчачий, и, пожав плечами, двинулся к двери в глубине ангара, пока вокруг продолжался срач.
Нира последовала за ним.

0

7

Мистер Гарольд Мэлия Хильберт был типичным представителем своего социального класса: скользкий расчетливый типчик, любящий считать деньги. Получив в наследство от папочки фармацевтическую компанию «Реал Сайнс», главный офис которой черной пирамидой возвышался на углу Оксфорд-стрит и Нью Бонд-стрит, он потратил полжизни на то, чтобы испортить жизнь других людей. Однако то величественное здание – прекрасный образец старинной архитектуры двадцать первого века – предназначалось для презентаций, встреч с журналистами, съемок новостных сюжетов и приема клиентов, рабочий же офис располагался по другую сторону Темзы, на Олд Кент-роад, и из фасадных окон открывался прекрасный вид на симпатичный Баргесс-парк… Позади основного здания разместились менее презентабельные рабочие корпуса, лаборатории, склады… Нельзя сказать, что расположение этого комплекса было удачным, ведь до ближайшей станции метро – Элефант-энд-Кастл – было сорок минут езды на машине, зато Хильберт добился у властей города права на прокладку собственной железной дороги, ведущей прямо во внутренний двор корпоративного городка от вокзала Лондон-бридж, огибая город по дуге. Именно по этой одноколейной дороге в лаборатории доставлялись несчастные жертвы экспериментов м-ра Хильберта…
Внешность м-ра Хильберта вполне соответствовала его характеру: маленький, пухленький, с брюшком, с явно обозначившимися залысинами – он производил впечатление откормленного домашнего кота, задумавшего сделать хозяевам очередную пакость. Его маслянистые глазки всегда блестели хитрецой, также м-р Хильберт обожал мерзко хихикать и потирать ладошки, когда ему сообщали о большой прибыли компании.
Официальной деятельностью «Реал Сайнс» была фармацевтика. Репутация, конечно, весьма пострадала после того скандала с препаратами против сепсиса, зараженные вирусом СПИДа… но  деньги решили и эту проблему – а уж денег у Хильберта было много. Очень много. Недаром его особняк стоял на Пиккадилли-стрит…  В прошлом у Хильберта были судимости, но кто же в нашем мире обращает внимания на такую ерунду? Несмотря на множество обвинений, выдвинутых в сторону «Реал Сайнс» касательно качества продукции, все равно компания имела блестящую рекламу и широкий круг потребителей. Сложно сказать, что сподвигло Хильберта начать подпольные эксперименты над генетическим кодом вампиров… Возможно, какая-то личная история. Но факт оставался фактом: лучшие ученые Лондона за хорошую зарплату трудились в лабораториях Хильберта, препарируя несчастных существ и пытаясь извлечь из их крови тайну вечной жизни. Сам м-р Хильберт был уже более десятка лет одержим идеей найти секрет бессмертия и сделать его доступным для «золотого миллиона». Он прекрасно отдавал себе отчет в том, какие деньги и какую славу принесет ему это открытие. А главное – он будет первым человеком, получившим абсолютное физическое бессмертие без обращения в вампира. Об этом и были все его мечты…
Несколько лет назад судьба свела м-ра Хильберта с молодым парнем из России, Алексеем Фадеевым, который скрывался в Лондоне от каких-то других корпоратов. У Фадеева оказался редкий тип крови, которую не переносят вампиры, что позволило командам охотников использовать его как приманку. А когда вампир терял сознание, захлебываясь кровью Фадеева, его тихонечко уносили в лабораторию. Правда, однажды произошел взрыв в одной из лабораторий, и Фадеев погиб (как все думали), но потеря столь ценного сотрудника не охладила пыл Хильберта. Вот, например, сегодня он ожидал поставки «биоматериала» аж из Багдада (потому что охотиться на одних лишь лондонских вампиров было чревато раскрытием себя и последующим нападением на компанию).
- Как это не хватает двоих? – вкрадчиво поинтересовался Хильберт, сцепив руки за спиной и прохаживаясь мимо двух угрюмых грузчиков, которым велел прийти к нему же лично.
- Вот так, мистер Хильберт, - пробормотал один. – Должно было быть двадцать… привезли на склад восемнадцать… А из поезда приняли девятнадцать…
- То есть, - с ледяным спокойствием сказал Хильберт, - один вампир куда-то исчез еще в поезде, а второй – из грузовика? Вы это мне хотите сказать, Дэвис?!
- Я… ик… мы все проверили, мистер Хильберт! На склад привезли восемнадцать тел! В Багдаде погрузили двадцать – вот он подтвердит!
Второй человечек активно закивал. Он принимал ящики с вампирами в Багдаде и сопровождал поезд до самого Лондона. Ящиков действительно было двадцать, тел тоже двадцать, однако при погрузке в машину почему-то одного не доставало… Это Нира скрылась в Затемнении, но кто ж знал? Потом на складе обнаружилась пропажа еще одного тела, и это было уже опасно.
- Вы хотите сказать, что двое вампиров сбежали, и вы их проглядели?! – неожиданно рявкнул Хильберт.
Эти двое испуганно притихли.
Хильберт некоторое время ругался, потом вызвал секретаршу и велел больше никого к нему не впускать. А сам дал распоряжения немедленно отыскать двух исчезнувших вампиров… пока без объявления общей тревоги.
На складе в это время царил хаос, беснующиеся рабочие в панике и спешке проверяли всякие ящики, куда бы мог поместиться человек или вампир. Это немного забавляло замаскировавшегося вампира, особенно когда некоторые рабочие от волнения роняли ящики с некоторых высоких стеллажей, и они едва не падали на внизу стоящих.
- Ты не находишь это забавным, мой внутренний голос? - спросил хач-Александрос сам себя, потирая несуществующую бородку. – Все такие энергичные, что-то ищут… никак меня? А я очень популярен!
Последнюю фразу вампир едва не выкрикнул на чистом греческом, но в суматохе на это никто даже внимания не обратил. Зато сам проклятый на голову обратил внимание на дверь, над которой висела табличка, читать, что на ней написано, он не стал, а просто указал пальцем в ту сторону.
- Это там, именно там начало общего конца, - уверенно изрек Венизелос и посмотрел себе под ноги, там был Тиабалдо. – На разведку!
Малкавианин со всей дури пнул свой глюк, и эта нереальная птица пролетела сквозь дверь как пушечное ядро. Вампир проследил её полет, прикрыв глаза рукой от несуществующего солнца, и, не дождавшись обратной реакции, сам пошел за дверь.
- Да, ты точно очень популярен! - подтвердила девочка, наблюдая за веселым другом.
Она бегала в Затемнении около него, не забывая поглядывать и по сторонам, чтобы не пропустить чего-нибудь интересного и не менее забавного, чем этот малкавианин. Сюрпризом оказалось то, что вместо несуществующего петуха он пнул Ниру, которая кубарем покатилась все в том же Затемнении в сторону двери на разведку вместе с петухом, попутно обижаясь, хохоча и собираясь мстить, как - она еще не решила.
Нельзя сказать, что м-р Хильберт обладал каким-то выдающимся интеллектом, но деловая хватка у него, несомненно, была. Он не стал требовать от секретарши, чтобы та вызвонила Мнацаканяна, в этом не было смысла. Доложившийся ему менеджер среднего звена, сопровождавший поезд из Багдада, подтвердил, что девчонка все время провела в поезде, а потом исчезла. О том, что не хватает именно мелкой вампирки с таким-то номером, стало известно благодаря пометкам, сделанным при прибытии «товара». Тот самый ящик, который погрузили на «Инсити» последним, оказался пуст… Скорее всего, девчонка спрыгнула в поезда где-то по пути, но была также вероятность, что она находится где-то здесь. Это был вопрос первой важности. Второй не менее важный вопрос был – как ей удалось освободиться?... Хильберт начал думать о предателе, который гипотетически мог затесаться в ряды его верных служащих.
Пропажа второго вампира обнаружилась уже на складе, где обездвиженные тела складировали в морозильные камеры. Здесь имела место быть ошибка при пересчете поставок, или же еще один вампир освободился и теперь гуляет где-то по корпоративному комплексу!
- Кретины криворукие, - процедил сквозь зубы Хильберт и с тоской взглянул в окно, откуда открывался прекрасный вид на Баргесс-парк… Солнце зайдет часа через четыре, а это значит, что время в общем-то есть, но мало. Одно радует – сбежавший вампир не может в открытую перемещаться из корпуса в корпус, пока светит солнце. Значит, он где-то затаился.
Хильберт дал указания кое-каким сотрудникам, а также главе охраны, чтобы срочно нашли пропавший субъект… Желательно обоих. Не поднимая лишней паники. К слову сказать, бардак поднялся только на складе, среди не очень умных грузчиков, по всем корпусам же чинно ходили вооруженные люди и просматривали все закутки, где мог найти пристанище вампир. Одна из особенностей корпорации Хильберта состояла в том, что все – абсолютно все его работники – были в курсе, что здесь происходит. Даже грузчики. Занимаясь похищением вампиров, правды от персонала не скроешь, и Хильберт это понимал, поэтому люди, работающие у него, были не абы кто с улицы, а проверенные – те, кто умеет держать рот на замке. К слову, работники складов и морозильных камер вообще приходились друг другу близкими и дальними родственниками… Общий штат работников не превышал двухсот человек, примерно такое же количество просиживало задницы в офисе на Оксфорд-стрит, общаясь с клиентурой… В отличие от первых, офисные крысы на Оксфорд-стрит ни черта не знали о том, что происходит в лабораториях на Олд Кент-роад, и охотно делились с общественностью той информацией, что считалась официальной и кричала из всех реклам. И подобно негласным правилам Вейланд-Ютани, из компании Хильберта можно было уволиться только по причине собственной смерти. Это касалось тех, кто был посвящен в темную тайну корпорации, и состав работников был одинаков уже на протяжении почти четырнадцати лет. А что касается красивого офисного здания на Оксфорд-стрит… там офисный планктон сменялся чуть ли не каждую неделю – все равно никто из них не знал, чем занимается Хильберт на самом деле.
Нира ударилась о дверь, и та открылась.  Сразу за ней оказалась узкая лестница, ведущая в какое-то подземелье, и девочка, не удержав равновесие, кубарем покатилась по грязным ступеням. Александрос увидел, как петух Тиабалдо, кукарекая, полетел следом. Когда падение Ниры прекратилось, она оказалась в узком темном коридоре, по стенам которого вились трубы и провода. И она вдруг осознала, что малк-то был прав – именно отсюда начнется их удивительное путешествие! Осталось потерпеть всего каких-то два часа, и она увидит ночной Лондон! Нира ощутила, как холодный ветер нежно перебирает ее волосы, а сама она стоит на мосту, глядя на широкую черную реку, а мимо проносятся яркие машины…
Пока Нира просматривала картинки своей будущей прогулки по дивному городу, Александрос видел нечто совсем другое. Огонь и лед. Вот что погубит эту компанию сегодня вечером. А потом… кстати, он никогда не видел Ковент-гарден. Надо бы посмотреть. 
- Так-так-так… - вдруг затикал вампир, как старые часы покойного дедушки. – Песня льда и пламени? Я её слушать не хочу.
Александрос быстро побежал вслед за упавшей в темноту Нирой, пока, собственно, не споткнулся об невидимую мелкую кровососку, гулко грохнувшись на землю.
- Споткнулся, - в момент заключил Малкавианин, отдирая лицо от пола, и встал на ноги.
Сейчас его тянуло вперед, подальше от этого места, где скоро будет опасно, очень опасно.
- Вперед, мой внутренний голос! – крикнул безумный вампир. – Вперед, в неизведанную тьму, подальше от привычной суеты черной старухи (с косой), что будет петь огнем и льдом!
- Да! Побежали, о великий пинатель не совсем живых созданий! - радостно воскликнула Нира, тоже поднимаясь на ноги и отряхивая одежду. - Как-то тут не очень чисто, стоило бы прибраться, - произнесла вампирка и побежала вслед за другим вампиром, скоро его обогнав и шпаря уже впереди, весело хохоча. - Путешествие, приключение, ура! - крикнула девочка. Нира чувствовала, что скоро они выберутся наружу.
Петляя наобум по коридорам (или ведомые малкавианским предвидением), эти оба действительно вскоре выбрались из технических подвалов в какое-то складское офисное помещение, заваленное старыми столами, компьютерами и прочей оргтехникой. Здесь было темно, пыльно и как-то совсем непривлекательно. Нира первой почувствовала истощение от слишком частого пользования вампирской магией, в голове ее стучало, перед глазами поплыли веселые галлюцинации… Девочку зашатало. Александрос более стойко перенес симптомы голода, хотя отметил про себя, что не помешало бы выпить какого-нибудь сотрудника. А тут очень кстати на одной из стен видел план эвакуации… То есть, по сути, план корпорации.
Нира, пошатываясь, подошла к плану эвакуации. Несмотря на то, что голод и слабость сильно терзали ее, она не сняла Затемнение, предпочла остаться в нем по каким-то неведомым даже ей причинам.
- Смотри, план столовой! Давай покушаем! Ку-шать, ку-шать, ку-шать, - начала скандировать вампирка, посмотрев на все еще не видящего ее Венизелоса, считающего ее его внутренним голосом.
Венизелос тем временем бегал глазами по плану эвакуации, на Ниру он при этом никакого внимания не обращал, был слишком поглощен процессом, но закончил он довольно быстро.
- Выходи, кровосос в невинном облике, - тут же произнес он, бзик с внутренним голосом, похоже, у него прошел. – Не трать силы напрасно, пора брать положенное нам на этом шведском столе.
Вампир тут же двинул напрямую к раздевалке, предполагая, что там будет несколько людей, готовых поделиться кровью, но так как у этого улыбающегося во все 32 зуба и принявшего уже свой настоящий облик сородича было лирическое настроение, он планировал забрать их жизни. Рядом с ним с серьезным выражением на петушиной морде побежал явившийся из ниоткуда Тиобалдо.
Нира надула губки, но все же Затемнение сняла.
- Фу, какое некультурное слово - кровосос! - воскликнула девочка. Впрочем, обиду тут же как ветром сдуло, и она засеменила за вампиром.
- А после того как покушаем, давай поиграем? Я люблю играть, - сообщила вампирка, поглядывая на своего товарища, давящего клоунскую лыбу, которая очень веселила Ниражанну.
Снаружи стоял погожий летний день, в небе ни облачка, и такая погода всегда удивляла европейских туристов, полагающих, что в Лондоне изо дня в день идут дожди. Но нет, лондонцы считают свой город самым солнечным в Европе, и неспроста – большую часть года небо действительно голубое, а зимой даже не выпадает снег. Так вот, стоял конец рабочего дня, и солнце было еще относительно высоко, закат ожидался часа через… ну, два с половиной. Работники офисов веселой гурьбой заполнили коридоры и, похватав кейсы, торопились покинуть здание. Пространство вокруг появившихся в толпе вампиров внезапно наполнилось шумом и гамом на английском языке. И, как говорилось выше, поскольку м-р Хильберт набирал персонал чуть ли не лично, по родственным связям, здесь каждый знал друг друга в лицо. И опрометчиво снявшие «маски» вампиры тут же стали объектом всеобщего внимания.
- Эй, что это здесь делает тот чернявый с ребенком?! – воскликнул какой-то молодой человек в белой идеально разглаженной рубашке, сжимающий в руках кипу пластиковой бумаги. – Кто пустил сюда ребенка?!
Привлеченные этим возгласом остальные работники разных возрастных категорий мгновенно образовали вокруг очень некстати вышедших из укрытия вампиров «зону отчуждения» и, окружив их, стали удивленно пялиться. Одежда обоих, к слову сказать, тоже была неподобающая для солидной корпорации. Ночь в поезде сказалась на их внешнем облике.
- Да, вы кто такие? – поддержал первого «оратора» еще какой-то борзый парниша. – Откуда вылезли? Че пришли?
В принципе, Венизелоса еще могли принять за грузчика кавказской национальности, но наличие рядом с ним девочки вызывало подозрения. Да и чего понадобилось грузчику с ребенком среди офисов? Грузчики обычно склад не покидают.
Увидев толпу людей, малкавианин даже обрадовался такому вниманию, ему было как-то по барабану, что их обнаружили, а на улицу сбежать не получится (ибо по часам и количеству народа на улице явно светит солнце).
- Моё имя Александр Велл, - начал пестрый вампиреныш, приветственно поклонившись народу. – Я новый помощник нашего любимого шефа, чей лик вы (ну, некоторые из вас) можете увидеть на портретах в ваших кабинетах. Я возглавляю группу, занимающуюся секретными проектами, о которых у вас наверняка было полно слухов. Хотя нет, эти проекты даже секретнее тех, о которых вы слышали.
После этого Алекс молча обошел свою мелкую подругу со спины и расправил ей волосы, являя миру её неестественную бледность, красноглазость, а после растягивания уголков рта пальцами и большезубость.
- Так вот, - продолжил вампир. – У нас не хватает людей, и наш любимый шеф выбрал двух человек, которые помогут нам с записями. Естественно, профит обеспечен, и да, не обращайте внимания на мою эксцентричность, в нашей работе нормальных мало. Не волнуйтесь, вы будете среди нормальных.
Напустив на себя важный и более спокойный вид, Алекс медленно подошел к толпе, пристально осматривая каждого и, указав на двух случайных людей, сказал:
- Вот ты и ты, - по чистой случайности ими оказались именно те, кто обратил на вампиров внимание остальных. – Кажется, я видел именно ваши лица в документах. Ваши фамилии?
На протяжении наглого монолога вампира толпа стояла молча. На Ниру и вовсе смотрели, как на неземное диво. Офисный планктон явно был в ступоре, поэтому повисла короткая пауза, а потом… Раздался синхронный пронзительный женский визг. Побросав документы, карты памяти и еще какие-то малопонятные штуки (не забыв однако свои сумочки), женщины бросились врассыпную. Неизвестно, чего они испугались больше: красноглазого клыкастого ребенка или разноцветного, как воображаемый петух, чернявого парня. Общий визг был подхвачен несколькими мужчинами. Тех двоих, которых «выбрал» Венизелос, и вовсе ветром сдуло. Самые активные, свернув за угол, начали торопливо тыкать во все кнопки вызова секьюрити и сообщать, что в здании постороннее, и, судя по всему, оба вампиры.
Как бы хорошо Венизелос ни говорил по-английски, все равно коренные англичане чувствовали его акцент и странное произношение. Да и на местного он не походил никак. На сотрудника корпорации – тем более. А учитывая, что все работники данного филиала «Реал сайнс» были в курсе, чем на самом деле занимается корпорация, не было ничего удивительного в том, что они сразу предположили худшее.
- Злые они, - грустно заключил Алекс взглянув на Ниру. – Сейчас сюда собаки набегут, а они не всегда вкусные, ну да ладно. Пойдем?
И вампир пошел назад, в тот тоннель, из которого они пришли, справедливо полагая, что часть охраны наверняка побежит оттуда, а это значит, надо их встретить.
На остатки сил Алекс принял облик одного из офисников, при этом на лице непередаваемый ужас, а на рубашке кровь.
- Спрячься, чтобы тебя не нашли, мой внутренний голос, и тссссс… - обратился к Нире Венизелос.
Все время беседы и половину паники Нира напевала какую-то колыбельную песенку, которую случайно вспомнила, наверное, это тоже нагоняло немножко ужаса на работников. Когда кипиш достиг пика, Нира пришла в себя. Она накачала себя силой из остатков крови и молниеносно ринулась на одного из здоровенных дядек, которые пробегали неподалеку. Долго не церемонясь, вампирка присосалась к его шее. Чтобы спрятаться, нужны силы - вот они.
- Вкусненько! - воскликнула девочка, слизывая с губ остатки крови. После она стала невидимой и побежала вприпрыжку за своим товарищем.
Укушенный ею работник рухнул посреди коридора, как подкошенный, что вызвало новую волну визгов и воплей. Коридор опустел. Стоит ли говорить о том, что вскоре, к великому недовольству м-ра Хильберта, весь штат знал о том, что среди них бродят два сбежавших вампира?...
- Закройте все двери, оцепите здание! – прошипел Хильберт. - Никто не должен покинуть пределы моих владений, пока не поймают этих двоих! Все – на поиски сбежавших подопытных! Передайте всем мой приказ! – в его голосе зазвучали стальные нотки, толстые щеки нервно подергивались. – Немедленно! – и он шлепнул рукой по столу.
Кажется, Венизелоса и Ниру ждал теплый прием…
Пришибленный тем временем спокойно гулял в облике одного из планктонщиков и очень сильно обижался на Ниру за то, что та не поделилась с ним обедом. На самом деле он был настолько обижен, что страстно поцеловал первую попавшуюся особь женского пола (кажется, он не обратил внимания) и откусил ей язык, после чего спокойно выпил все, что стало вытекать из этого заполненного кровеносными сосудами органа. Этого было немного, но обиду он снял, и ему ничего не помешало выпить остальную кровь из сонной артерии до того, как сердце перестало биться. Это было на шаг ближе к Зверю, но думать о морали при недостатке крови времени не было.
Закончив с трапезой, вампир осмотрелся и, поняв, что до него никому дела нет, изменил облик на другого планктонщика.
Нира тем временем невидимкой скакала вокруг вампира.
- А давай убивать? Давай, они бы нас убили? - тараторила девочка, а потом перебила сама себя. - А давай лучше с ними поиграем! Играть классно, в прятки! Сначала они будут водить, а потом мы! Давай, давай, давай, - не унималась девочка.
Внезапно Александрос почувствовал, что голос Ниры стал ослабевать, затихать, словно кто-то уменьшил громкость звуков реального мира. И он услышал – нет, почувствовал! – как сотни беззвучных голосов молят об Окончательной Смерти. Где-то там, в соседнем корпусе.  Они звали его…
Но вдруг мир снова взорвался какофонией звуков, и самым громким был голосок Ниры. Из-за того, что девчонка отвлекла его, Венизелос не сразу увидел, как из соседней двери вырвалось двое охранников, вооруженных странным оружием – кажется, длинные стволы были заряжены дротиками с какой-то бурой жидкостью… Не разбираясь, кто есть кто, оба выстрелили в первую попавшуюся морду в этом коридоре (ибо все остальные нормальные работники давно где-то попрятались, покинув место стычки с вампирами), два дротика вонзились в тело малка. Будь он при полных силах – обязательно увернулся бы или хотя бы предвидел это, но Архитектор Судеб распорядился иначе. Один дротик пробил ему грудную клетку, второй попал в живот, и содержимое ампул тут же впрыснулось в мертвые вены. Венизелос почувствовал, как ноги его подкашиваются, а силы убывают. Мир медленно растворялся в молочно-белом тумане…
До Ниры тоже не сразу дошло, что их наглым образом атаковали, а когда дошло, было уже поздно. Однако в детской голове девочки возникла гениальная идея. Парочка солдат начала смотреть чудесные вещи, которые были нереальны. Посмеиваясь, вампир, которого они только что подстрелили, встал на ноги и расхохотался уже в голос.
- Вы, ничтожные людишки, думали, меня можно так легко положить баиньки?! А теперь я уничтожу вас, как эту стену! - воскликнул вампир, который на самом деле дрых на полу, а после этого он ударил стену, которая буквально раскрошилась.
- Попытайте спасти свои жалкие души, МУХАХАХАХА, - хохотал вампир, а Нира тем временем уже подошла поближе к солдатикам и внимательно их осматривала.
Охранники были похрабрее офисного планктона, а еще у них было антивампирское оружие. И разумеется, оба начали обстреливать дротиками ментальный образ вампира. Дротики просто проходили сквозь призрак и вонзались в стену, которая, разумеется, в реальном мире вовсе не разрушилась. А когда дротики закончились – эти двое принялись стрелять из обычных пистолетов.
Солдаты видели, как пули вонзаются в вампира. Раны на нем мгновенно заживали, и вот он с душераздирающим петушиным воплем бросился на одного из солдат. Нира тем временем зашла сзади. Она накачивала себя силой крови и, в момент удара призрака, она постаралась вырвать голову солдату.
Охранник закричал, начал отбиваться от призрака оружием, размахивая им, как палкой. Второй пришел ему на помощь, начал колошматить призрака прикладом и с удивлением увидел, что его оружие свободно проходит сквозь тело вампира. Бросив косой взгляд на пол, он увидел, что тот самый вампир спокойно валяется без признаков жизни! На напряженном лице охранника промелькнула слабая тень понимания… Заметив, что его товарищ пытается стряхнуть с себя что-то невидимое, он с силой огрел прикладом воздух там, где, судя по всему, находился невидимый противник. Прицельно.
У Ниры перед глазами замерцали радужные искры, и девочка ласточкой слетела со спины солдата, больно ударившись о пол. Затемнение исчезло, и оба охранника увидели лежащего на полу ребенка… с проломленным черепом, из которого медленно вытекала темная кровь… Симпатичное личико Ниры было залито кровавыми потеками, а на макушке, под спутанными волосами, зияла страшная рана. Девочка смотрела в потолок невидящими глазами и больше не шевелилась.  Исчезла наведенная галлюцинация, и оба охранника с удивлением обнаружили, что второй вампир также повержен, а главное – стена напротив целая и невредимая. Некоторое время они размышляли, что за чертовщина с ними произошла, а потом, взяв вампиров за руки, поволокли обоих по коридору, как мешки с картошкой. За бездыханными телами тянулись кровавые следы.

0

8

Сознание к Нире возвращалось постепенно, какими-то настойчивыми толчками, похожими на удары молота в ее многострадальной головушке. Перед внутренним взором мелькали какие-то призрачные беспокойные видения, которые даже малкавианке – не то что нормальному человеку! – было сложно понять и объединить в ясную картину. Когда девочка пришла в себя, она обнаружила, что находится в ярко освещенном помещении, отделанном мелкой прямоугольной голубой плиткой. Совсем как в больнице.
Она лежала – вернее, была привязана эластичными ремнями – к металлической поверхности, стоящей под углом сорок пять градусов к полу. С этого ракурса Нире был виден потолок, по которому змеились различные инженерные коммуникации непонятного назначения, и часть помещения, похожего на операционную в городской больнице. Напротив нее, на расстоянии около десяти метров, в таком же положении находился Александрос Венизелос, второй малк. Он, кажется, был еще без сознания и ловил какие-то галлюцинации. Его тоже привязали эластичными ремнями к наклонной стойке. А в помещении, словно не замечая вампиров, сновали туда-сюда люди в светло-зеленых халатах, о чем-то тихо переговариваясь на английском. Какая-то девушка-ассистентка прошла мимо Ниры, скользнув по ней равнодушным взглядом, и поставила рядом шаткий металлический столик, на который принялась неторопливо выгружать колюще-режущие хирургические инструменты. Неподалеку мужчина средних лет натягивал на руки резиновые перчатки. Какой-то парень проверял пальцем степень наточенности скальпеля…
Не вызывало сомнений, зачем сюда притащили вампиров и что с ними собираются делать. Все было предельно ясно.
А несколькими этажами выше Гарольд Мэлия Хилберт, хозяин всей этой обширной конторы, говорил по видеофону с начальником корпоративной охраны.
- Очень хорошо, Кларк, - с важным видом сообщил Хильберт. – Просто прекрасно. Я весьма доволен, что весь товар на месте и доставлен в целости и сохранности. Можете идти домой. А что касается наших дорогих поставщиков… ну это уже не ваша забота, с ними я разберусь отдельно. А заодно с теми, кто принимал поставки и упустил наше весьма дорогое сырье… Завтра в восемь часов, Кларк. Постарайтесь выспаться.
Хильберт закончил разговор и устало потер глаза толстыми пальцами. Сегодня он весьма сильно перенервничал. Два сбежавших вампира – шутка ли? Солнце клонилось к закату, и день закончился хорошо. Вампиров поймали и утащили на препарирование. Хильберт искренне верил, что этот инцидент благополучно разрешился.
Александрос пришел в себя на пару секунд позже Ниры и, надо сказать, не особо удивился своей ситуации, чего-то такого он и ожидал. Не было ни страха, ни паники, только любопытство ребенка, оказавшегося в новой обстановке. Новое место, новые люди, новые вещи и, конечно же, новые игрушки.
Вампир обратил внимание на молодого парня со скальпелем, молодого, а значит очень доступного, доступнее многих стариков с их жизненным опытом и натренированной годами работы в подобном месте психикой.
Малкавианин начал шептать в его разум разные порой бессмысленные слова, делиться некоторыми своими слуховыми галлюцинациями, по чуть-чуть, дабы заинтересовать, напрячь, слегка напугать. Всё это для того, чтобы создать условия для приготовления блюда из его пока целого, как только что купленная тушка курицы, разума.
Парень отложил скальпель и потряс головой. Он пока не понимал, что случилось, и тихонько пожаловался:
- Что-то у меня голова болит. Отойду на пару минут.
И, получив разрешение человека в резиновых перчатках, вышел куда-то.
- Погоди, не уходи, ты же умрешь! - вслед крикнула ему Нира.
На ее лице была глупая детская наивная улыбка. Девочка с интересом изучала окружение.
Присутствующие в комнате только сейчас, кажется, заметили, что вампирша очнулась. Человек в перчатках и халате поднес к губам маленькую черную коробочку и монотонно пробубнил:
- Образец номер два пришел в сознание. Проявляет агрессию и угрозы.
Девушка-ассистентка закончила раскладывать инструменты и отошла куда-то, где Нира не могла ее видеть. Зато рядом с вампирами прибавилось действующих лиц: теперь вокруг них ходили трое мужчин-врачей и две хмурые женщины средних лет.
- Что вы, какая угроза, предупреждение! - оправдалась Нира. Потом она попыталась направить людям в голову видение, как тот парень падает с лестницы и сворачивает шею.
Но люди по-прежнему не обращали на нее никакого внимания, продолжая свои приготовления.
- А давайте играть в прятки! Кто будет водить? Я или вы? - предложила девочка, весело улыбаясь. Никакой опасности она и близко не чувствовала.
Стало интереснее, настолько, что вампир не мог сдержать улыбки. Он заметил, что у Ниры уже собралась толпа ученых, на которых она попыталась повлиять, но те, похоже, не были сильно восприимчивы к вспышкам видений в голове. Надо делать слегка деликатнее и использовать тьму в сердце каждого человека.
- Он знает, но молчит, - прошептал Венизелос в голову одной из женщин. – Они все знают, но молчат. Знают твой секрет, твои грехи. Знают, но молчат. Ждут.
Александрос решил воспользоваться тем фактом, что у каждого человека есть, что скрывать, и это что-то нередко бывает смущающим или даже ужасающим (для подобных заведений это вообще нормальный случай). У всех есть грехи, просто не все про них вспоминают, но и не все забывают.
- Они смеются. Ты слышишь, как они смеются у тебя за спиной, - продолжал малкавианин. – Они знают твой секрет и смеются над ним, они расскажут о нем. НЕ ДАЙ ИМ ЭТОГО СДЕЛАТЬ! УБЕЙ ИХ, УБЕЙ ИХ, УБЕЙ ИХ!
Это была лишь первая часть плана, получив отклик от жертвы и дождавшись её действий, вампир планировал напугать всех остальных, чтобы продолжить свое шоу ужаса. Он надеялся, что его спутница почувствует его действа и поможет.
Его жертва от такого резкого и неожиданного натиска сломалась быстро. В ее глазах вспыхнул бешеный огонь. Издав истошный истеричный вопль, она схватила с ближайшего столика хирургический нож и со всей силы вонзила его в спину ближайшего к ней мужчины. Тот, не ожидая удара в спину, закричал и упал на пол. Но женщина на этом не успокоилась. Продолжая кричать что-то бессвязное, она села на него сверху и принялась колотить руками по голове.
В подземной лаборатории поднялась паника. Внезапно свихнувшуюся женщину принялись оттаскивать от пострадавшего мужчины, вернулся парень, пожаловавшийся ранее на головную боль и… выронил стакан, который держал в руке. Стормозив на секунду, он тут же рванул прочь из лаборатории, крича о чрезвычайной ситуации…
Нира, заметив действия своего товарища, расхохоталась, громко, во весь голос, а когда началось действо, она с интересом наблюдала.
- Выхода нет! – Александрос разошелся не на шутку теперь он не шептал, а кричал в голос, и этот голос колоколами звучал в голове каждого человека, чей разум был ослаблен страхом и ужасом. – ВЫХОДА НЕЕЕЕЕТ! За дверью лишь бездна и ад, за дверью их миллионы. МИЛЛИОНЫ ТЕХ, КТО ХОЧЕТ ВАШЕЙ КРОВИ, КТО ХОЧЕТ ВАШЕЙ ПЛОТИ! Они будут писать ножами на вашей коже свои имена, иглами выкалывать глаза, клешнями вырывать зубы и кости. ЗАПРИТЕ ИХ, ЗАПРИТЕ ИХ, НЕ ДАЙТЕ ВОЙТИ, НЕ ДАЙТЕ ВОЙТИ!!!
Вампир рассмеялся безумным смехом, ожидая вакханалии.
- Они уже здесь, смерть рядом, ахахахха, рядом! - Нира так и заливалась смехом, усиливая страх и панику в головах работников корпорации.
А паника действительно началась. И неслабая. Едва удалось оттащить от поверженного сотрудника разбушевавшуюся бабу-истеричку, как безумие проснулось в каждом из присутствующих. Началось кровавое месиво. Добежать до двери, чтобы ее забаррикадировать, никто не успел, поскольку люди с безумными глазами стали кидаться друг на друга, переворачивать мебель и разбрызгивать свою и чужую кровь по стенам… Вскоре подземная лаборатория напоминала съемочную площадку фильмов ужасов. Пол, покрытый голубой плиточкой, был забрызган кровью, манящей привязанных вампиров своим ароматом, а сотрудники лаборатории попросту поубивали друг друга, и сейчас в каждом окровавленном трупе торчало не меньше десятка различных хирургических инструментов. Как ни странно, но панике не поддалась лишь одна молодая девочка-ассистентка. Но ей и не требовалось повторное вмешательство вампиров – голося что-то беспорядочное, она рванула за дверь и явно была на грани сумасшествия от всего увиденного.
Правда, вампирам тоже пришлось нелегко. Они все еще были привязаны к стойкам, а вокруг было так много крови… так много. Слишком много. Истощенные, измученные недавней битвой, оба были на грани Безумия, на грани пробуждения Зверя и, если бы была возможность, впали бы в неистовство не хуже людей… И что самое страшное, дотянуться до этого лакомства было совершенно невозможно, а аромат свежей крови пьянил, дурманил и путал мысли обоих малков.
- Терпи, мой внутренний голос, - обратился он к Нире, едва сдерживая желание заверещать от невозможности добраться до крови. – Сдерживайся, жди, они сами нас освободят, они придут и освободят, ты только жди. Момента жди, момента, когда не много и не мало. Держись.
Изо всех сил сдерживая свою натуру, малквианин попытался изменить свой облик, но у него ничего не вышло, только силы зря потратил.
- Нет, не могу и не хочу! - заявила Нира, накачивая себя силой, используя последние свои резервы, рискуя и правда стать монстром. Она рассчитывала, что этих сил все же хватит, чтобы вырваться.
Остатки крови были портачены в пустую, вырваться девочка так и не смогла, и теперь ее разум окончательно затуманила жажда крови. Она орала и брыкалась, неистовствовала, в общем, была слегка не в духе, и всем очень повезло, что эта истеричка сейчас была не на свободе. То ли еще будет.
- Всех сожру, выпустите меня, гады! Убью вас, вашу семью и даже собаку! АААА!
Секунды растянулись в вечность, два обезумевших вампира рычали, брыкались и кричали нечто невразумительное, как затравленные звери. В этот момент их обоих посетило коллективное видение: горящее здание и поднимающиеся от асфальта облака ледяного пара. Снова лед и пламя – то, что прежде видел Александрос. Но теперь, в состоянии Безумия, это видение вспыхнуло еще ярче, еще… ближе. Времени оставалось очень мало. Надо было выбираться, не хотят же они пропустить самое интересное?...
В подземную лабораторию ворвались почти одинаковые мужики в черных комбинезонах и в закрывающих лица масках, похожих на сварочные. В руках у них были металлические ломы – ну чем еще усмирить вампира, впавшего в Безумие?... По двое они приблизились к мечущимся в вампирской горячке малкам, намереваясь пронзить их мертвые сердца ломами.
Зверь вышел наружу и хотел он только одного – выжить, а это значит, что остальные должны умереть, любой ценой. Не разбирая себя, не понимая, что происходит, Зверь видел лишь человека с ломом, который намеревался ударить его в сердце, и в этот момент, в момент удара обезумевший малкавианин, используя всю свою безумную силу, перехватил лом, вырвал его из рук охранника и пронзил этого ублюдка прямо в горло. После этого Венизелос подтянул этот «шашлык» к себе, перекрывая проход к его сердцу другому товарищу с ломом, и впился в шею свежего мяса в комбинезоне.
Его напарник закричал, призывая помощь, и те двое, что направлялись к беснующейся Нире, бросились на помощь к уже мертвому товарищу. Но вампир держал свою жертву железной хваткой, постепенно останавливая Безумие и набираясь сил. Когда обескровленное тело наконец отняли, малк был снова силен и способен действовать.
Нира, которая себя уже не контролировала, была голодна. Настолько, что сейчас ее не остановило бы даже прямое попадание из звезды смерти.
- КУШАТЬ ПОДАНО! - заорала девочка, разрывая эту чертову привязку.  - Такие вкусные, такие живые и специально для меня! Еда! - орала Нира, вырываясь. После освобождения, она, естественно, бросится на ближайшего человека и сожрет его.
Нире повезло меньше. Она рванулась к людям, отвлекшимся на Венизелоса, но запуталась в разорванных эластичных ремнях и… упала на пол, брыкаясь и пытаясь освободиться.
- Ну всё, - Малкавианин вновь надел улыбку безумного клоуна. – Это конец, ребята. Выхода нет! Ни окон, ни дверей, ничего. Лишь мертвые под ногами, да и те мертвы ли?
Венизелос рассмеялся, смотря, как отдельные куски плоти, лежащие на полу, начинают дергаться и пульсировать, как исчезают двери и вентиляция.
- Вас никто не услышит, вас никто не увидит, - продолжил он. – Вы никто и ничто. Вы лишь рабы, рабы страха, мои рабы. Освободите меня, РАБЫ! И разделите свою кровь между нами!
Внушение сработало безукоризненно. Побросав ломы, трое выживших охранников принялись с усиленной прытью развязывать ремни.
Нира наконец выпуталась из ремней и незамедлительно накинулась на ближайшего человека. Мням-мням, вкусняшка, кровь - это полезно для тела и духа. В общем, девочка наелась и наконец пришла в норму.
- Какие они все-таки не очень, но вкусные, - произнесла вампирка.
Освободившись наконец от оков, вампир, недолго думая, вынул лом из своей предыдущей жертвы и воткнул его в шею следующей. Так как ещё один охранник уже высушивался Нирой, оставался всего один бесхозный мешок крови. Венизелос осушил его полностью, полностью восстановив свои силы.
Закончив с ужином\обедом\завтраком в зависимости от времени суток, малкавианин посмотрел на устроенное тут побоище, улыбнулся и принял облик одного из убитых ученых, чье лицо было обезображено. И вот весь в крови на белом халате и с диким ужасом на лице вампир побежал к выходу.
Нира, став невидимой, побежала за ним. Все повторялось, опять она стала назойливым голосом вампира. Настроение было на высоте, приятное послевкусие крови, предвкушение чего-то интересного. Что-то скоро будет.
Венизелос встал, как вкопанный, прямо перед входом.
- Точно, - вдруг издал он. – Пропуск же.
Вампир быстро вернулся назад и начал шарить в карманах своего «прототипа», дабы вытащить его ключ-карту, или чем они там пользовались, чтобы ходить по базе. Впрочем, он надеялся найти ещё что-нибудь полезное.
- Мой внутренний голос, - Венизелос решил подключить к поискам и Ниру. – Почему бы тебе тоже не поискать сокровищ?
- Сокровища? Я люблю сокровища! - воскликнула девочка и начала бегать по комнате, обыскивая трупы на предмет чего-то полезного, интересного или хотя бы прикольного.
- Доктор Уоллес! Что вы делаете?! – вдруг взвизгнул чей-то высокий голосок.
В дверях стояла та самая девушка-лаборантка, что недавно ассистировала ученым, теперь валяющимся бесформенной грудой мяса.
- Я думала, что никто не выжил! – продолжала девица. – О Боже, как я рада, что вы в порядке! Но где же подопытные? И где… охрана?! – девушка безумными глазами оглядывала лабораторию, превратившуюся в сцену из фильма ужасов.
- А давай ее подопытной сделаем! Повеселимся! - воодушевленно нашептывала Нира своему товарищу.
Нира не нашла ничего особенного, кроме бейджиков, электронных пропусков и блокнотов, заполненных непонятным врачебным почерком. Попались еще несколько замызганных кровью визиток, календариков и рекламных буклетов.
- Да, да, я в порядке, - уверил девушку вампир, отмахиваясь от невидимой Ниры, как от комара, и изо всех сил пытаясь изображать шок и ужас, но господи, как же это было смешно, малкавианин еле сдерживался, чтобы не крикнуть девке: «Попалась!» - Я вовремя спрятался, потом вошла охрана, и они убили их, всех, и сбежали, как в воду канули. Чем мы вообще занимаемся? Зачем нам все это надо?
- Доктор Уоллес! – снова пискнула девица, все еще не решаясь переступать порог забрызганной кровью лаборатории. – Пойдемте со мной, пожалуйста! Я помогу вам, – кажется, она решила, что этот Уоллес спятил.
- Да, ты поможешь… нам. – Венизелос спокойно подошел к девушке, взяв по пути какой-то скальпель. – Мы одарим тебя своим благом.
Выражение лица доктора изменилось на безумную лыбу (улыбкой это было не назвать, такая широкая она была). Вампир полоснул свою руку скальпелем как можно глубже, схватил девушку лаборантку и закрыл ей рот порезанной рукой, чтобы она не издала шума и чтобы напоить её своей кровью.
Нира тем временем стояла неподалеку и злобно хихикала, это все, что ей оставалось, но этого было достаточно. Хитрый план такой хитрый план.
Девушка принялась неистово вырываться, что-то мычать и сдавленно визжать, но несколько глотков вампирской крови все-таки проглотила.
- Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная? - спросил девушку вампир, заботливо вытирая рукавом её лицо от крови.
Вместо четкого и логичного ответа девица посмотрела на бывшего сотрудника глазами-блюдцами и завизжала так пронзительно, что ее слышали, наверное, на самом верхнем этаже здания. А потом, закатив глаза, девица повалилась на пол.
- А ты уверен, что ее не надо убивать? - скептически поинтересовалась Нира, пялясь на девушку, лежащую на полу.
- Черт его знает, - сказал вампир. - Но я думаю, нам это поможет.
Венизелос поднял с девушку на руки и вынес её из комнаты, естественно, не снимая маскировки.

0

9

Невидимая Нира пошла следом.
- Гулям нужно время на осознание, так что толку от нее, вероятно, не будет, а куда мы идем вообще? - перепрыгнула с темы на тему девочка.
По пути им поначалу не встречались патрули, но через пару поворотов Венизелос почувствовал жизнь. Да, вон в том офисе затаились перепуганные работники, ожидающие новостей из группы охраны.
Доктор Уоллес ворвался в офис с перепуганными работниками, весь в крови, грязи, с выражением ужаса на лице и бездыханной девушкой в руках (точнее она была просто в отключке, что не отменяет факта того, что она вся в крови).
- Помогите ей, она без сознания! – кричал он, пытаясь заставить весь этот планктон помочь (так как сам Алекс уже не знал, что ему делать). – Монстры! Они всех убили и испарились, будто их дело сделано. Помогите нам! Врача! Психолога! Хирурга! Проктолога! Кого-нибудь!
Было довольно интересно посмотреть, пойдут ли эти люди на помощь, или паника будет только усугубляться.
Такой реакции не ожидал даже Венизелос. Вместо того, чтобы удариться в панику или просто по-человечески позвать на помощь, офис-менеджеры только удивленно воззрились на психующего доктора. Причем, это был вовсе не ступор, а именно осознанная равнодушная реакция.
- Возьмите себя в руки, доктор… э-э…, - кажется, кое-кто из работников даже не знал имени Уоллеса. – Медпункт всегда был на минус-втором этаже. Зачем вы сюда пришли вообще?
На лицах остальных работников отразилось согласие с последним вопросом.
- Ну так… - Вампир от такого равнодушия аж чуть дар голоса не потерял, и даже голоса в голове притихли, офигев от поведения смертных. – Тут это… трупы, резня, вампиры… девушка без сознания.
- Уважаемый! – возвысил голос другой офис-менеджер, помоложе и поборзее. – Отнесите скорее девушку в медпункт, будьте человеком! Вы б ее еще по Оксфорд-стрит потаскали, пока она не умрет от потери крови!
- Тогда план Б, - весело заявила Нира, уже зайдя за спину одного из людей. - Пора умирать! - радостно воскликнула она, накачивая свое маленькое слабое тело кровавой силой.
Дальше девочка накинулась на человека с целью оторвать ему голову.
Разглагольствующий недавно «планктон» заверещал, когда на него внезапно накинулось что-то невидимое, а остальные, как и следовало ожидать, завопив, разбежались в разные стороны, а потом, едва не затоптав Венизелоса, кинулись к двери. 
Алекс же отошел в сторону, пропуская народ.
- Все-таки люди, - облегченно произнес вампир. – Люблю движуху.
Вампир поместил свою ношу на освободившееся кресло и вышел в коридор, надеясь посмотреть, как распространяется паника по базе.
У Ниры не хватило силенок оторвать голову бедному человеку, она свернула ему шею, и мертвое тело повалилось на пол, подмяв под себя девочку.
- Аааа, тяжелый засранец, ты такой не очень, слезь с меня! - завопила вампирка.
Брыкаться-то Нира брыкалась, но эта туша слазить не хотела.
- Мерзкий кусочек мяса, да как ты смеешь стеснять мои движения?! Товарищ, помоги! - вопила девочка.
Петух Тиабалдо всё это время с интересом наблюдал за бесплодными стараниями девушки в попытках скинуть с себя свежий труп, всё-таки очень удачно он упал, своим весом и комплекцией просто заблокировав все движения Ниры. И тут петух неожиданной увидел удачный шанс для себя.
Если бы птицы могли улыбаться, то Нира бы увидела глупую и страшную улыбку петуха-извращенца с замашками педобира. Тиабалдо, медленно чеканя каждый шаг, приближался к маленькой вампирке, как к коронной несушке, и когда до девушки осталось где-то 4-5 шагов, был послан в полет в стену метким пинком под хвост от вернувшегося хозяина глюка.
- Фу, пошел вон, некрофил пернатый! – ругнулся Венизелос и заметил дергающийся труп под ногами. Подняв и поняв, что это и правда просто труп, бросил в сторону и пошел обратно в коридор по своим делам.
- Эй, а скольких ты уже перебил? - поинтересовалась Нира, уже забыв, что только что валялась придавленная неудачно упавшим трупом. Веселье продолжалось.
Но вот в коридоре было не очень весело: подземный этаж стремительно опустел, когда офисники, поняв, что вампиры все еще на свободе, подняли общую тревогу – в смысле, общую панику. Но надо отдать им должное, даже паника в корпорации «Реал сайнс» была выдержана в классическом английском стиле: без воплей и выпученных глаз, без шарахания дверями, без истошных призывов о помощи… Все работники различных возрастных категорий просто быстро – очень быстро – заторопились наверх, каждый на свой лад предупреждая охрану о внештатной ситуации. Еще немного – и этаж опустеет, а все входы наверх будут заблокированы. И тогда вампирами займется служба безопасности.
Венизелоса вдруг скрючило, как от боли, в голове опять мелькали картинки, образы, звуки, как при плохом монтаже. Это было просто невыносимо, вампир упал на пол и стал кататься по нему, словно ему за шиворот углей насыпали. В глазах у него со скоростью американских горок проносились трубы, проводка какая-то, охладитель застыл, как в замедленной съемке, словно его холод воздействовал на разум Алекса.
- Туда, туда, туда, туда!!! – Закричал он, корчась. – Там, там, там, там, там!
Под конец этого монтажного безумия всё внезапно остановилось, он увидел свою спину и довольную улыбку, отраженную в зеркале. Вампир подошел вперед, чтобы увидеть самого себя в лицо и заметил, что его выражение отличалось от отражения.
- Финита. – Произнесло отражение в зеркале, и в этот же миг все распалось, как песок.
Вампир пришел в себя тут же и безумно улыбнулся, он понял, он рядом. Резко встав и вытянув руку вверх, он сказал:
- Туда, - после чего побежал по лестнице наверх.
Нира тоже оживилась, глядя на такой энтузиазм вампира. Она была совершенно не против поддержать его в его отличных свежих решениях.
- Туда значит туда! - поддержала его вампирка, вприпрыжку побежав за ним.
Венизелоса словно что-то тащило вперед, ведя по запутанным коридорам технического этажа, напичканного инженерными коммуникациями. Это был действительно целый этаж, разделяющий подземную лабораторию и офисы с наземной частью здания. Здесь располагались отопительные котлы, электрические щитки и прочая инженерная ерунда, мало понятная обычному человеку. Потолок нависал очень низко, и Венизелосу приходилось нагибать голову, чтобы не стукнуться о какую-нибудь горячую трубу. Нира же была пониже и не ощущала никаких трудностей в перемещении. Здесь было довольно темно, жарко, откуда-то периодически вырывались клубы пара… Ну как что-то найти в этом бардаке систем, служащих потребителю двадцать третьего века?...
И тут малкавианина словно проняло. Огонь! Огонь – здесь! И чтобы призвать огонь, нужно сначала освободить лед!
Он оглянулся в полутьме технического этажа. Вон там, в том дальнем отсеке, стоит несколько баллонов с надписями «RC318». Фреон! Экологически безопасный хладагент, безвредный для здоровья людей и состояния окружающей среды.  От баллонов по металлическим тонким трубкам идет контакт с большими герметичными чанами. Видимо, это система охлаждения для подземной лаборатории – для хранения органики, например. Впрочем, Венизелосу было неважно, как используют охладитель, было важно лишь одно – сейчас нужно вспомнить все свои знания о физических свойствах материалов. Ну или хотя бы положиться на предвидение. И предвидение с четкостью профессионального диктора говорило ему, что нужно сделать… 
И вот, следуя подсказкам своего больного разума, Венизелос в каких-то ящиках (судя по всему, пожарных) нашел внушительного вида кувалду и с блаженной улыбкой маньяка в экстазе начал бить по тонким трубам охладителя. Первым делом Малк снес нахрен вентиль, отчего фреон получил первый выход из того места, где этот вентиль был, после чего он начал стучать по местам сочленения труб. Звуки ударов смешивались с заливистым смехом вампира и шипением выходящего из труб фреона. Зрелище весьма выразительное, если принять во внимание тот факт, что вампир был все ещё в образе одного из докторов, что пытались его препарировать, и при этом его сила была увеличена кровью и банальной несдержанностью.
Капли жидкого фреона покрыли пол вокруг чана и постепенно сливались в большую шипящую лужу, ядовитые испарения наполняли воздух, не причиняя вампирам никакого вреда. Когда испарения коснулись датчиков химической угрозы, где-то наверху сработала сигнализация – пронзительный завывающий звук наполнил все верхние и часть нижнего этажа. «Внимание, химическая опасность!» - раздался раскатистый громоподобный голос из встроенных в стену динамиков.
- Ой, сейчас человечки суетиться будут! Давай убивать! Убивать, убивать, убивать! - скандировала Нира, являющаяся для своего товарища внутренним голосом. Ну, кто же не станет прислушиваться к себе. Предвкушение, нетерпение, желание. Как обычно, Нира испытывала целую бурю эмоций, главной из которых было веселье от наблюдения за вампиром, крушащим трубы, при этом дико хохотавшим.
Полюбовавшись немного на результат своих трудов, Венизелос довольно вздохнул и, вращая в руках кувалду, пошел обратно в офис. Естественно, он оставался в образе доктора.
- Мой милый внутренний голос, если у тебя есть руки и ноги, то добеги, пожалуйста, до офиса и позвони спасателям, - попросил малкавианин, став каким-то слишком нормальным для малкавианина.  – Мы остановим ад.
Серьёзное и решительное выражение лица Александроса несколько портилось наличием у него на голове петуха с не менее решительной мордой, и эти два вечных друга шли куда-то вперед, предчувствуя великие дела, пока не споткнулись на лестнице.
- А зачем звонить спасателям? - непонимающе спросила девочка, остановившись на месте и недоуменно смотря на вампира. - Они же в костюмах будут все, а они такие страшные, прям как моя бабушка, - произнесла Нира, припомнив свою старую бабку.  - Хотя нет, бабушка страшнее. Ладно! - воскликнула девочка и понеслась в офис звонить спасателям.
- А ведь в чем-то она права, - задумался вампир, приложив палец у губам. – Надо больше хаоса, угара и трупов!
Но как этого добиться, подпалить все не получится, вампиры не любят огонь так же, как и люди, может даже больше. Перепугать всех? Вряд ли это имеет смысл, так как все и так как в жопу ужаленные… О! Это, кстати, идея! Вампир тут же записал новую идею в воображаемый блокнот.
- Потоп? Да! Однозначно потоп! – Захлопал в ладоши вампир и стал песней звать новообретенную подругу. – Милая, Милая, Милая!!! Где ты, мой ангел земноооой?!
Нира была уже на огромном расстоянии и держала в руках телефонную трубку, по ту сторону которой с бледным лицом сидел секретарь службы безопасности. Скажем так, к психологу ему ходить придется всю жизнь, Нира об этом позаботилась. Однако голос ее нового товарища отчетливо прозвучал в голове девочки, и та, мигом сорвавшись с места, побежала к нему. Вскоре вампиры встретились, хоть Нира и была невидима. Она, к слову, по-прежнему держала в руках телефон, вырванный с проводом из стены.
- Да-да! Топить людей будем? Ура-а! - воодушевленно прокричала девочка, улыбаясь и в восторге прыгая на месте. Настоящий энерджайзер, даром что мертвый.
Чуть позже, всхлипывая, пришла очнувшаяся девушка-лаборантка, ее белые брючки были перемазаны кровью, такие же кровавые пятна и брызги остались на лице и даже волосах. Словом, готовая модель для фильмов ужасов. Она сама не знала, почему вдруг решила пойти именно сюда, а когда увидела вампира в образе доктора, кинулась ему на шею.
- О боже, Уоллес, что происходит? – запричитала она. – Я думала, мы все умрем! Я так рада, что вы живы! Пожалуйста, уведите меня отсюда!
- А он не жив! - весело из-за спины воскликнула невидимая Нира.
Девушка отпустила вампира.
- Кто там? – вскрикнула она. – Кто это говорит?!
- Твой внутренний голос! Я -  твоя мысль! - завораживающе говорила пустота.
- Ты тоже слышишь это безумие. Это наши грехи! Из-за них мы не можем просто так уйти, ты понимаешь? – «Доктор» схватил девушку за плечи. – Эти ужасы, что здесь творятся, их надо прекратить, надо как-то привлечь внешний мир к тому, что происходит здесь.
Вампир изобразил отчаяние и печаль, даже слезу пустил.
- Если мы не остановим Реал Сайнс, случится ужасное, - доктор едва ли не навзрыд стал кричать, настолько эмоционально. – Послушай, девочка моя, ты должна придумать что-нибудь, что-нибудь, что привлечет сюда хотя бы спасателей. Например, потоп! Можешь устроить потоп?
- Конечно, я могу! Я займусь этим немедленно! - зазвучала Нира в голове девушки.
Это было последней каплей для расшатанной психики бедной лаборантки. Закатив глаза, девица грохнулась в обморок.
- Почти получилось, - развела руками невидимая Нира.
- Припадочные гули какие-то пошли, - сказал разочарованный вампир и отправился обратно в технический этаж, где опять подобрал выброшенную кувалду. – План Б!
И малкавианин опять с энтузиазмом принялся нести любовь и счастье посредством хаоса и разрушения. Молот в его руках порхал, как бабочка, и жалил, как слон, севший на семью дикобразов, а трубы все ломались, выворачивались и обливали безумного вампира тугими струями горячей воды, на которую Венизелос внимания даже не обращал.
Нира тем временем вскарабкалась на вампира и уселась ему на плечи и весело наблюдала за его действиями, стараясь не грохнуться. Петух дорогого товарища Ниражанны сидел на другом плече, скорее всего?
С шипением и треском ломались сочленения отопительных труб, и горячая вода постепенно заливала технический этаж. Вообще-то Лондон был не особо холодным городом, и отопление могли себе позволить лишь очень теплолюбивые и очень богатые граждане. Что касается самих систем отопления… они остались в этом здании еще с прошлого века, в то время как другие европейские города давно перешли на электрические обогреватели на солнечных батареях или ветровых установках. Технический прогресс неумолимо толкает человечество вперед, и лишь англичане, эти вечные консерваторы, по-прежнему цепляются за «достояния прошлого». Даже сейчас, в двадцать третьем веке, до сих пор можно встретить в старых гостиницах умывальник с двумя кранами – с горячей и холодной водой! Ужасно неудобный смеситель, однако в том городе подобные древности расценивают как шедевр дизайна прошлых веков…
Итак, обычные отопительные трубы с пластиковыми сочленениями, проложенные здесь еще в прошлом веке для отапливания подвала. Они были уже довольно старые и держались на честном слове, поэтому разрушить их, тем более вампиру, не представляло сложности. Вскоре малк почувствовал, что стоит по щиколотку в неприятно горячей воде, а абсолютно сухая Нира заливается звонким смехом, сидя у него на плечах.
- Всё. Закончили, - сказал довольный Венизелос, не обращающий внимания на странную тяжесть на плече. – Пошли развлекаться дальше.
И он пошел, ломая кувалдой по пути все, что подвернется под руку, шкафы, трубы, стекла, головы. Чем больше хаоса, тем больше пафоса, именно эта мысль сейчас была в голове у вампира, и он отдавался ей полностью, он просто уже не знал, куда себя деть. Сбежать? А зачем? Тут весело! Ждать? Чего? Даже его больному разуму не хотелось быть обнаруженным (тот факт, что он вовсю себя дискредитирует, разрушая все вокруг, он не принимал во внимание). Оставалось только одно...
- Ломать, крушить и рвать на части! – запел Алекс .– Вот это жизнь, вот это счастье!
И тут в его голову пришла мысль, что им действительно надо поискать выход отсюда.
- Навязчивые гости - худшие гости, - заключил Малк и, перестав «хулиганить», пошел искать выход.
Нира уже приноровилась к плечу вампира и чувствовала себя на нем вполне комфортно. Это было даже веселее, чем скакать вокруг него, хлопая в ладоши и напевая веселые песенки о безрадостной и болезненной кончине кого-либо.
- Направо. А теперь налево. Прямо, - направляла Нира своего товарища.
Конечно, ее вело предвиденье, это было самой сильной стороной девочки - она всегда все знала наперед. Это порой было не классно, но с другой стороны, любоваться красивыми кровавыми фонтанами дважды было веселее.
Подземный этаж опустел. Дабы предотвратить утечку фреона, автоматические двери закрылись, изолировав опасную зону от верхних этажей. Из людей осталась лишь девушка-гуль, лежащая в коридоре без сознания. Что касается двух вампиров – они тоже оказались в ловушке. Им фреон и вода были не страшны, но купаться в горячей воде и ждать, пока за ними придет охрана, было малоприятно. Тогда Нира первой сообразила, что нужно сделать – ведь в будущем так и случится. При химической тревоге система безопасности автоматически блокирует все входы и выходы из зоны, где произошла утечка химикатов. При пожарной опасности же все двери должны быть открыты – чтобы облегчить доступ пожарникам и дать выбежать всем, кто находится в помещении. Пожарная опасность всегда оценивалась выше всех прочих, поэтому…
- А давай сожжем тут все? Огонь неприятный, но классный! - воскликнула Нира.
Собственно, дожидаться ответа друга девочка не стала. Спрыгнув с парня, она куда-то побежала, ведомая предчувствием. Она радостно улыбалась, уже просматривая дивные картины в своей голове. Засмотревшись, она пропустила поворот и врезалась в стену.
- Ой… простите, - извинилась она перед зданием и побежала дальше.
Скоро она оказалась в очередной комнате с компьютерами, столами, телефонами - офис, в общем. Она начала названивать в службу спасения, на новостные каналы, даже на радиостанции, она задействовала все системы СМИ, чьи номера умудрилась найти, а связь со вселенной через прорицание давала неплохой список. Скоро тут будет толпа людей, а им надо показать шоу! Надо найти огонь.
- Сжечь? – Глаза вампира загорелись от счастья, будто он нашел смысл жизни, но тут же потухли, ибо потерял. – Неее, не интересно. Огонь, вода, несовместимо… но огонь укажет нам путь… и не только нам.
В задумчивости вампир стал бродить по коридорам, пока не наткнулся на все ещё лежащую в отключке девушку-гуля. Закинув девушку на плечо (спихнув сиим действием Ниру, естественно), он пошарил у неё в карманах и нашел зажигалку.
- Вредная привычка, вредная, – пожурил Венизелос «мешок картошки» на плече. – Впрочем, нафиг она тебе теперь?
Постояв ещё пару минут и вглядываясь в даль, вампир пошел вперед, словно обнаружив что-то, и, подойдя к какой-то двери, положил девушку-гуля на пол. После этого он пошарил в ближайшем офисе и вытащил оттуда большую кипу бумаги, положил недалеко от двери, разбросал и поджог. По его мнению, датчик дыма должен был быть недалеко, а чтобы огонь не тух, вампир продолжал бегать туда-сюда, таская бумагу к «костру».  Про девушку он забыл, но она была достаточно далеко от огня.
Вместе с обычной бумагой вампир не глядя захватил еще и пластиковые листы для многоразовой печати, а также различные офисные папки, обложки и прочую канцелярию. От плавящегося пластика вверх повалил едкий лиловый дым, достигший потолка. Не прошло и пары минут, как здесь и где-то наверху пожарная сирена возвестила об опасности:
- Внимание всему персоналу! Пожарная тревога на минус первом этаже! Немедленно покиньте помещение! Внимание, пожарная тревога, покиньте помещение!...
Двери, заблокированные химической безопасностью, немедленно открылись.

0

10

Скоро Нира добралась до своего товарища и вновь запрыгнула ему на плечо.
- Я снова тут!
- О, а ты уходил, мой внутренний голос? – Спросил ничего не понимающий вампир.
Дверь открылась и путь был свободен, однако куда ведет этот путь, было непонятно даже малкавианину, единственное, что он знал, что там выход, а выход куда - к свободе или выход из жизни - было немного неясно. Ну да и ладно, плюнув на все, вампир в образе доктора поднял с пола девушку-гуля (в случае чего можно будет её использовать, например, ловушки обезвредить) и торопливым шагом пошел к выходу, немного ругаясь про себя, что его плечо уже доконало, постоянно обманывает вампира, что на нем что-то есть, хотя никого не видно.
Тем временем Нира переместилась на плече, на котором бессознательно висела девушка. Повиснув на ней ногами, Нира спустилась до ее головы и принялась заплетать косичку.
Если подземный этаж довольно быстро опустел, то этажом выше, куда малк поднялся по обычной лестнице, царила настоящая военная обстановка. Те, кто не мог принести реальную пользу в поимке сбежавших вампиров, паниковали где-то около выхода из здания, однако Хильберт строго-настрого запретил охране выпускать кого бы то ни было. Не хватало еще, чтобы вампиры выбежали следом или, что более вероятно, кто-нибудь проболтался о том, что произошло. И хоть все работники были надежные, подстраховаться все равно следовало.
Итак, малка в образе доктора встретил целый отряд корпоративной охраны, целящийся в него из довольно жуткого оружия.
- Доктор Уоллес! – скомандовал чей-то глухой голос. – Опустите девушку на пол. Руки за голову!
Вампир с удивленным выражением лица как-то на автомате поднял руки, в результате чего бедная девушка глухо, будто мешок муки, со звуком «пуф» упала на землю, причем Алекс готов был поклясться, что слышал два «пуфа»
- А, извините, я запутался в последовательности, - пожал плечами безумный «доктор» и обратил внимание на голову девушки. – А… у неё всегда были косички?
Почему эти охранники вдруг решили их задержать, вампир не знал, но догадывался, или не он догадывался, а то существо, что в его голове играет его телом, разумом и мыслями, будто кукловод. Впрочем, неважно, все, что делал вампир, это тупо стоял на месте и смотрел на охрану.
Нира также грохнулась на пол, заохав и заахав, впрочем, быстро заткнулась, поняв, что пока лучше не палиться. Однако помаленьку, по чуть-чуть она уже полезла в голову охраннику и начала ему рассказывать о том, как он любит этого доктора и готов на все ради него, даже начать впускать и выпускать людей из здания. Сама же Ниражанна сидела на полу и блаженно улыбалась.
Командир охраны смутился. По характеру он был прост, как табуретка, поэтому магия Ниры в общем-то принесла свои плоды. Он опустил оружие, и за ним это повторили все остальные.
- Извините, доктор, - сказал он. – Здесь все словно с ума посходили. Эта девушка ранена? Что там внизу творится?
- А, ну… - расслабился вампир, захихикав. – Ничего, абсолютно. Просто сбежал один вампир, устроил кровавую оргию с исследователями, переломал все, что можно было, и скрылся где-то в подвале.
«Доктор» продолжая хихикать, как ненормальный, пожал плечами, мол, ничего особенного, все, как всегда. Учитывая, что произошло, его собеседники могли бы подумать, что док спятил от потрясения (отчасти они правы, малки славятся своим складом ума), и ему просто нужен отдых, привыкнуть, успокоиться.
- А девушка… девушка в порядке, да, - Алекс легонько пнул тело бессознательной особы. – Отключилась от увиденного, скоро придет в себя. А вампиры, не знаю… где-то там внизу, гуляют, наверное, людей едят, кто не сбежал, совокупляются. Кто их знает… кровососы они или некрофилы.
- Ну хватит, доктор! – огрызнулся командир отряда. – Заберите вашу… помощницу и ступайте наверх, в комнату отдыха. Быстрее! Здесь уже разберемся мы!
- Таки спасибо, - по-еврейски произнес «доктор». – Мы последуем вашим словами.
Взяв себя в руки, а валяющуюся на земле девушку на руки, вампир поспешил наверх в ту самую комнату отдыха, где наверняка много свежего мяса. Правда, оставалась одна загадка. А где именно эта комната, собственно?
Нира побежала следом, попутно умудрившись сделать подсечку охраннику, чтобы тот грохнулся на пол. Ну так, незаметно, будто сам поскользнулся.
Александрос действительно понятия не имел, куда идти. На него таращились сотрудники корпорации, толпящиеся в холле ресепшена, но задавать вопросы отчего-то не спешили. Видимо, у «доктора» был слишком безумный и встревоженный вид. Что же касается предвиденья малка… Оно вело его наверх. Туда, где, по его мнению, должна завершиться сия миссия. Но тут в игру вступило предвидение Ниры. Девочка явственно почувствовала, что у упавшего охранника следует немедленно стащить зажигалку. Вот прям позарез надо.
Именно по этой причине девочка немедленно затормозила и принялась в наглую обшманывать лежащего на земле недоумевающего парня.
- Подожди, не рыпайся, - информация пошла прямо в мозг солдатика. - Нам же не нужны проблемы! - в итоге зажигалка была успешно изъята, а солдат так и остался лежать в недоумении, просматривая в голове дивные картины с пони и розовыми мишками.
- Все выше и выше, и выше! – Вдруг запел вампир, улыбаясь и махая рукой проходящим мимо людям (бедную девушку он закинул на плечо). – Стремим мы полет наших птииииц!
Как и птиц в песне, Алекса так же стремило вверх непонятное желание, чувства завершения которого можно было достичь только там.
Тяжести давно не чувствовалось, поэтому вампир решил, что сидящий на нем призрак (они, по его мнению, любят сидеть на плечах людей) куда-то тихо убежал. Оставалось только бежать на верх с бессознательной дамой на руках, о которой вампир уже успел забыть, собственно, он уже успел даже забыть, куда ему надо, и двигался теперь чисто на внутреннем предчувствии.
Пробегая мимо предпоследнего этажа, вампир остановился, заметив на стене какую-то решетку, очень интересную решетку, за которой проходили какие-то трубы. Алекс, конечно, не был специалистом, но что-то подсказывало ему, что можно неплохо зажечь, наверное, эмблема «Осторожно - газ» на одной из труб.
Вампир недолго думал, положил свою ношу куда-то в сторону и одним движением рук сорвал эту решетку вместе с винтами (преимущество бытия вампиром, сила значительно выше человеческой). Слава богу (или его вампирскому аналогу), газовые трубы не отличались высокой толщиной и прочностью, хотя, чтобы сорвать хотя бы одну, пришлось потужиться посильнее, чем с решеткой. После этого вампир взял свою ношу опять на руки и пошел вниз, ожидая, когда этаж заполнится газом.
Нира стояла в сторонке и наблюдала за буйством товарища.
- Будем делать большой бум, - заключила она. - Прямо сейчас взрывать? - поинтересовалась вампирка, нагоняя уже удаляющегося друга.
- Через минутку, - ответил вампир голосу в голове, отбегая подальше. – Надо только найти спички.
Вампир встал на месте и осматриваться по сторонам, ему хотелось найти чего-нибудь, что можно поджечь, не попав при этом под взрыв, например, человека… с гранатой.
- У тебя же зажигалка есть, дурень! - воскликнула Нира, мощно засовывая в зубы вампиру спертую зажигалку.
- О, точно! – обрадовался Алекс, доставая зажигалку, неизвестно откуда взявшуюся. – Осталось подумать над средством доставки.
Положив девушку-ученую (или кто она там) на землю, вампир принялся будить её в своем образе исследователя.
Нира тем временем легонько покусывала ее за ногу, ну, чтобы та быстрее проснулась.
Издав слабый стон, лаборантка открыла глаза и… оглушительно завизжала, увидев склонившегося над нею доктора. На визг сбежались охранники.
- Эй, что здесь происходит? Отойдите от девушки, доктор! – говорили они наперебой.
Незаметно засунув девушке в карман зажигалку, вампир встал и отошел от неё по требованию охраны, правда, контактировать с ней он не переставал. Он стал внушать ей, что все вокруг неё враги, и что все ходы перекрыты, и есть только один путь из этой ловушки, а именно - дальше по коридору к лестничному проходу, как раз там, где в данный момент собирается газ.
- А что, я ничего, - залепетал Венизелос. – Я лишь пытаюсь привести её в чувство.
Правда, при этом он нашептывал в её разум панические слова.
- Беги, беги от них, беги от чудовищ, но не забывай про огонь, только он может убежать от них в темноте всего зла этого места. Только огонь станет тем маяком, что привлечет к тебе спасительные силы, а пока беги, беги!
Вскрикнув, девушка вдруг вскочила и понеслась сломя голову куда-то вдаль, сталкиваясь со случайными встречными. Охранники удивленно посмотрели ей вслед, но догонять не стали. Подумаешь, какая-то баба… Зато доктор их, определенно, заинтересовал.
- А вы, уважаемый, давно должны быть в комнате отдыха, - напомнил ему один из охранников. – Второй этаж, третья дверь налево. Быстро!
- А ну… - Алекс изобразил легкое потрясение. – А девушка, что с ней? Она как будто призраков увидела, куда она вообще ломанулась? Может ей тоже нужна помощь, чтобы добраться туда, куда надо?
Последняя фраза была легким намеком для своего внутреннего голоса.
Намеком - не намеком, Нира уже давно вприпрыжку следовала за девушкой, подсказывая ей дорогу и периодически ее пугая, не говоря уже о страшных картинах в глазах вместо реальности.
- Вот, - произнесла Ниражанна, доведя ту до места. - Через две минуты семнадцать секунд зажги зажигалку, и кошмар кончится! - воскликнула Нира, впрочем, помимо голоса, информация транслировалась напрямик в мозг девушки. - Не скучай! - крикнула она и побежала со всех ног обратно к своему товарищу.
- Ой, ну таки как я могу её бросить? - не унимался «доктор смерть» - Она же моя подчиненная, вы хотя бы одного человека пошлите ей вслед. Ну а я, так и быть, пойду.
И он пошел в обратную сторону, но тут же остановился и, извиняясь, пошел к лестнице, бросил быстрый взгляд на одного из охранников и опять остановился.
- Простите, уважаемый, а что у вас с зубами? - Венизелос указал на одного из охранников и как-то странно улыбнулся.
Тем временем Нира уже наконец слетела с лестницы и врезалась прямо в вампира, громко ойкнув.
- Ы-ы? – удивленно протянул охранник, стянув перчатку и став инстинктивно ощупывать свои зубы. – Чего не так, ы?
По ощущениям, охранник трогал не зубы, а вампирские клыки. К слову, остальные охранники тоже увидели во рту товарища непростые человеческие зубы, а хищные клыки, причем, на некоторых была кровь. Милота-красота.
Алекс выстоял, несмотря на то, что в него влетела невидимая 12-тилетняя (на вид) девочка. Благо Нира была достаточно легкая, а Венизелос достаточно сильным, ну охранники достаточно тупыми и отвлеченными, что не заметили произошедшего.
- Да так, они… кажется, слегка… длинноваты, - Малк растягивал паузы не для драматизма, а потому что пытался прийти в себя после непрофессионально исполненного бодиблоу (как это рестлеры называют). – Клыки, я имею в виду. Вас не кусали, кровь вампира на вас не попадала? А может, вы вампир? Ребята, посмотрите!?
Алекс театрально испуганно отошел на несколько шагов назад, указывая перстом на ыкающего охранника.
Остальные странно посмотрели на вмиг побледневшего охранника. Тот с испуганными глазами начал пятиться, мыча что-то неразборчивое. Никто не знает, чем закончилась бы эта история, как вдруг с другого конца коридора явственно раздался взрыв. Потом еще и еще, словно лопались баллоны со взрывчатым веществом. Послышался страшный шум, словно завывания ветра, и этажом выше тоже что-то начало взрываться. Послышался звон выбиваемых окон, откуда-то явственно потянуло запахом метана…
Охранники разом вздрогнули, вампирское наваждение как рукой сняло.
- Газ! - завопили они и… бросились вниз по лестнице. – Открывайте двери, взрыв газа!
- Ну вот и всё, - заключил вампир. – Ты замужем теперь. А сейчас ищем попкорн и готовимся к эвакуации. Интересно, на улице ночь?
Алекс двинулся в сторону противоположную охранникам, у них были дела поважнее, чем разборки с «доктором». Ну а доктор тем временем думал, что будет дальше.
Нира залезла на шею вампиру и начала отстукивать у него на голове ритм, в котором наверху происходили взрывы.
- Пойдем-пойдем, взорвется скоро сильно, надо на улицу!
- Даааа, - кивнул Алекс. – Наверное, ты прав, мой внутренний голос.
А этот момент он увидел за окном своего Тиабалдо, который, паря над землей, умудрялся лапами делать неприличные жесты своему хозяину и корчить рожи, явно пытаясь его выбесить, и постепенно у него получилось, поскольку лицо Алекса становилось все мрачнее и мрачнее, пока наконец не стало перекошено от злобы.
- ИДИ СЮДА, КОЛИБРИ КРАШЕННЫЙ! – Закричал не своим голосом вампир и прыгнул в окно за петухом.
Размера окна не хватило на Ниру, сидящую на Алексе, потому она смачно впечаталась лицом в стену над окном и грохнулась на пол.
- Ой-ей-ей, - заныла девочка, катаясь по полу и держась за ушибленный нос. Но скоро встала и выпрыгнула наружу за своим другом.
Они оказались на «хоздворе», примыкавшем к железнодорожной ветке, откуда недавно пришел маглев из Багдада. Тиабадло, издавая характерное кукареканье, взлетел на забор и, хлопая крыльями, воззрился на малков сверху вниз, словно приглашая последовать за ним. 
- Поймаю, я из тебя терияки сделаю! – пообещал Алекс, вставая с земли (приземлился он не очень удачно).
Естественно, вампир последовал за своим глюком, хоть и не молча.
Петух удивленно воззрился на него. Он-то летать умел, а вот малк – нет. А преодолеть следовало бетонный забор высотой в два роста малка.
Нира в очередной раз вскарабкалась на друга.
- Полетели! - воскликнула она.
- Гррр…. – Зарычал вампир, когда понял, что стоит перед высоким забором, а на плечах повисло что-то имеющее вес и потребовало лететь, естественно, он подумал, что виноват Тиабалдо.
Петух в свою очередь продолжил дразнить Венизелоса неприличными жестами, пока тот не осатанел и не прыгнул за ним, совершив едва ли не самый высокий прыжок в своей нежизни и уцепившись за край забора. Тиабалдо, естественно, и след простыл, но посчитав, что тот побежал дальше, вампир, несмотря на лишний вес, перелез через забор и помчался дальше.
Ну, как перелез. Нира вскарабкалась на забор раньше, так как была в крайне удобном положении, и перебросила того на другую сторону, потому что накачивать себя силой она могла так же, как и любой другой вампир. Сама же после грохнулась на Алекса, вновь удобно устроившись у него на плече.
По ту сторону забора оказалась маленькая улочка, Куперс-роад, с редкими пешеходами и совсем уж редкими машинами… На пересечении Куперс-роад с Олд-Кент-роад громко кукарекал петух Тиабалдо, привлекая к себе внимание вампиров. Но те и сами привлекли лишнее внимание прохожих. Еще бы, не каждый день через забор перелезает доктор с совершенно безумным видом. Какие-то местные гопники даже принялись снимать странного человека на телефон…
А по ту сторону Олд-кент роад, а Баргесс-парке, уже началось то, ради чего малк сюда приехал. Туристы и прогуливающиеся местные услышали взрыв и увидели пламя, вырвавшееся из окон корпоративного здания напротив парка. Со звоном бились стекла, в небеса взметнулся вихрь пламени с едким черным дымом… Разумеется, примерные англичане тут же стали звонить во всевозможные городские и частные пожарные службы и сообщать, что по такому-то адресу произошел пожар. А около ворот корпоративного здания припарковались аж три машины, приехавшие по вызову Ниры: спасатели, химзащита и аварийная служба. И должны были приехать еще и еще…

0

11

"Остап вдруг опечалился. Стало ему немного скучно,
как Роальлу Амундсену, когда он, пронесясь в дирижабле "Норге"
над Северным полюсом, к которому пробирался всю жизнь, без
воодушевления сказал своим спутникам: «Ну, вот мы и прилетели».
Тайна раскрыта, цель достигнута, делать больше нечего, и надо менять профессию".
И. Ильф., Е. Петров. "Золотой теленок".

События этого вечера развивались со стремительной скоростью.
Поначалу показалось, что просто в одном складском здании на Олд-Кент-роад случился пожар, но по адресу «Реал сайнс» в течение часа приехало такое количество полицейских, МЧСников, пожарников, сантехников, электриков, газовщиков и еще фиг пойми кто, вызванные Нирой по телефону, что это навевало… подозрения. Поначалу около оцепленного полицией здания собралось всего лишь несколько туристов, прогуливающихся в Баргесс-парке, но постепенно количество зевак возросло до состояния плохо организованной толпы. Отчасти благодаря Нире, вызвавшей заодно и репортеров, отчасти потому что слухи в этом городе распространяются быстро. Вы сейчас подумали про аккуратных и добропорядочных англичан? А зря. Быдла, охочего до бесплатного шоу, хватает в любой стране.
Итак, это был вечер триумфа двух малков и падения м-ра Хильберта. Поначалу полицейских и спасателей не пускали в ворота, ссылаясь на то, что «это просто небольшая техническая проблема, спасибо за помощь, но мы уже справились сами». Но буквально через двадцать минут под натиском пожарников, копов и, конечно, чуваков с камерами, ворота рухнули, как при осаде средневекового замка. На территорию корпоративного здания ворвалась пестрая толпа, на большую часть состоящая из тех, кому здесь вообще быть не положено. Через десять минут «осада» главного здания была завершена, и внутрь ворвались пожарные со шлангами, полицейские с пистолетами и эти… ну вы поняли. А перепуганный офисный планктон, наплевав на свой корпоративный трудовой договор, наконец-то вырвался на свободу и разбежался кто куда. Охранники здания не смогли им помешать на глазах у полицейских – они все-таки были люди и побаивались закона больше, чем м-ра Хильберта.
Здание постепенно опустело, пожар потушили, утечку газа предотвратили – и все это не обращая внимания на бессвязно лопочущего м-ра Хильберта: «Не надо ничего делать, все под контролем, у меня отличные рабочие, и вообще, это частная территория, а ну проваливайте отсюда!» В общем, как вы уже догадались, пытаясь предотвратить множественные разрушения, учиненные вампирами, различные службы носились по этажам, сталкиваясь друг с другом, и тушили пожар, закрывали бреши в водопроводных и газовых трубах, чинили проводку, залатывали баки с фреоном… Потом долго откачивали воду из затопленного подвального этажа и, конечно, обнаружили плавающие там замороженные (уже оттаявшие) трупы. Это были трупы вампиров, но такие подробности никого не интересовали, главное было, что в подвале м-ра Хильберта хранились мертвецы! Это была сенсация года. Никто уже не обращал внимания на отчаянно суетящегося и на ходу придумывающего оправдания Хильберта, его просто оттеснили куда-то, чтобы не мешался, а потом, когда из затопленного подвала стали вытаскивать трупы, сунули под нос микрофон и попросили прокомментировать ситуацию. Растерянного и жалко мямлящего что-то Хильберта в итоге увезли на полицейской машине, и теперь он больше был похож на испуганного кота, чем на жирного довольного медведя.
Все его работники разбежались еще как только открылись двери. Грузчики-нелегалы и вовсе испарились с концами. А те, кто работал официально, еще целую неделю будут клясться и божиться в полиции и на интервью, что понятия не имели, чем занимаются «остальные» в подвалах. Впрочем, в общей суматохе и пожаре было много погибших, и все трупы в итоге спишут на них. А Хильберта через две недели приговорят к четырем годам исправительной колонии и еще трем – домашнего ареста. Этот, благодаря накопленным ранее деньгам и связям супруги, еще дешево отделался и был безумно счастлив.
Но это все в будущем, когда двух малков уже не будет в этом городе-муравейнике. Сейчас же эти двое мирно сидели на лавочке в Баргесс-парке, маскируясь под простых туристов, и спокойно наблюдали за тем, как разворачивается история разоблачения Хильберта. Им не нужно было заходить внутрь – они и так знали, что происходит за стенами корпорации. Знали они и то, какая судьба ждет Хильберта и «Реал сайнс». Расчет Александроса оказался верным: корпорацию действительно уничтожили огонь и лед. Именно утечка фреона и пожар способствовали привлечению внимания со стороны спасательных служб, а люди с телекамерами растрезвонили об этом по всей стране. План удался, и теперь издевательствам над вампирами со стороны этой шарашкиной конторы пришел конец.
Нира сидела и чувствовала себя в тупиковой ситуации. Вот, вроде бы, дело сделано, корпорация разорена, через две недели будет суд над Хильбертом, здание вскоре продадут какому-то цветочному салону… Встал главный вопрос – и что делать дальше? Александроса, похоже, посещали те же мысли. Нира вспомнила свое видение, в котором фигурировал мост, проложенный над темной рекой. Это, несомненно, Темза, и на мост они пойдут через пару часов. Погуляют по Лондону. Посмотрят на Ковент-гарден. Покатаются на колесе обозрения, пройдутся по Оксфорд-стрит, покормят голубей в Сент-Джеймс-парке… А дальше будущее было таким неопределенным и туманным, что, сколько малки ни старались, заглянуть в собственное будущее они отчего-то не могли.

0

12

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 5А - Корпоративная вечеринка