Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 4 - Кровавая паутина


Эпизод 4 - Кровавая паутина

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Ниражанна Брайт - Ниражанна Брайт.
Доровин и все остальные - Kestrel.

Сны всегда хороши, если они не кошмары. Сны интереснее, если в событиях участвуешь ты, сны завораживают, если интересны, сны прорицают, если они Ниры. Сон у вампира? Это довольно странно, скорее это видения в бессознательном состоянии. Сейчас Ниражанна наблюдала со стороны кровавый поединок. Один на один дрались двое мужчин, и бились они явно до победного конца. Удар, еще удар, потом второй начинал атаковать, эта битва никогда не кончится, вечная война, война, проходящая сквозь жизнь. Нира это хорошо понимала, не могла понять она лишь одного: о ком видение и к чему оно? Что это значит? Что она должна сделать? Очень скоро вампирше надоело смотреть на драку без победителей, она не знала, как заставить их исчезнуть, но это оказалось слишком просто. Моргнуть во сне. Это все, но лучше бы она этого не делала. Уши разрывал крик, крик ужаса, настоящего страха в своем первозданном виде, настоящего отчаянья. Кто мог так страдать, бояться? Чего бояться? Ничто на земле не могло вызвать такого ужаса, как тот, который слышала Нира. Даже Каин не мог так напугать никого. Будь Нира человеком, она бы уже плакала и умоляла прекратить эту пытку, но этот дикий визг продолжался. Он исходил от человека, который был сам страшен, как зверь, изуродованный радиацией, как инопланетянин, как существо с другого мира. Вид его испугал даже саму вампиршу, которая попятилась назад и упала в воду. И вот она барахтается в воде. До этого она даже не заметила, что находилась на мосту, а сейчас она тонула, действительно тонула, как будто это была не вода, а болото, а то и зыбучие пески. Скоро она погрузилась с головой в бездонную пучину, но вдруг ее выбросило назад, на мост, но теперь там было тихо. Вокруг было пусто, за исключением одного человека, смотрящего в горизонт унылым, подавленным взглядом. Казалось, он не хотел жить, он хотел смерти, закончить свои страдания, но на это ему не хватало смелости.*
Нира закричала, рванулась и... вырвалась из объятий навеянного непонятно чем кошмара. Она лежала в маленьком полутемном помещении с одним-единственным окном, тщательно завешанным какими-то грязными шторами. Сквозь щели и мелкие дырочки в них все равно проникал тусклый утренний свет. Кажется, на дворе стояло ранее утро. Девочка чувствовала себя ослабленной и изнуренной. У нее ничего не болело, но ощущения были такие, словно она, будучи человеком, пробежала кросс в два с лишним километра. Мысли в голове путались и сталкивались друг с другом, как слепые тараканы в стеклянной банке. Оглядевшись, она поняла, что лежит на низком топчане, имитирующем кровать, на сером мягком покрывале. Одежда на ней была та же, что и ночью, только местами порванная и изрядно помятая. На правом плече запеклась чья-то кровь. Припоминая события минувшей ночи, Нира подумала, что это могла быть кровь девушки, которая пришла в клуб вместе с Фадеевым. В комнате больше ничего не было. Стены были темными, мрачными, покрытые облупившейся краской, на полу – старый линолеум. Словом, помещение было не из лучших. Скрипнула старая дверь, и в комнату проскользнул темный силуэт, явно принадлежащий неизвестному мужчине. Увидев, что Нира очнулась, человек склонился в легком поклоне и сказал глубоким голосом:
- Прошу прощения за весь это беспорядок, хозяйка. Нам стоило нелегких трудов вытащить вас оттуда.
- Назовись, - попросила Нира, поднимаясь и понимая, что ей нужна кровь. Чувствовала она себя неважно. В этом был виноват тот эльдар, который добивался от малкавианки непонятно чего. Точнее, его меч, который он впоследствии столь удачно метнул.
Человек выпрямился. В маленькой комнатушке стояла полутьма, но Нира, будучи вампиром, разглядела его лицо – это был молодой парень, которому едва ли успело стукнуть двадцать лет, с очень короткими волосами, едва покрывающими череп легким пушком, с крупными чертами лица, прямолинейным солдатским взглядом и ничего не выражающими глазами. Даже стоял он как-то по-солдатски – руки по швам, голова чуть задрана вверх, спина прямая, ноги вместе… Того и гляди повернется «кру-угом» и отправится маршировать. Черты лица его были европейскими, глаза – голубыми, телосложение довольно худощавое, насколько можно было судить с первого взгляда… Угрозы он явно никакой не представлял. Тем более человек пришел без оружия.
- Натан Крайс, хозяйка, отряд Волчьего Полумесяца, старший разведчик. Действую по прямому приказу полковника Корнея Доровина.
- Подойди, - сказала Нира, поманив к себе парня пальцем.
Намерения ее были ясны, она собиралась полакомиться, восстановить силы. Сильно много крови ей не требовалось, но чтобы здраво соображать, Нире необходимо было залечить свою рану, которая не давала покоя, да и вообще поесть. Еще печалила весть о том, что сейчас утро, а это тем более отметало всякие сомнения, что, может, не стоит трогать этого парня и просто найти себе кого-нибудь на улице. Ждать темноты с этой болью? Нет, кто угодно, но не малкавианин, обращенный в возрасте одиннадцати лет.
Не моргнув глазом, парень бесстрашно шагнул к девочке и встал на одно калено. Он явно не боялся и вообще казался абсолютно невозмутимым.
Нира улыбнулась, ей была приятна покорность парня, ей даже не хотелось делать ему больно. Хотя... Почему бы нет? Делать больно так весело и... Приятно. Нира жадно впилась в шею Натана и начала пить. Какое дивное ощущение. Конечно, Нира не могла сравнивать, но это однозначно было лучше любого самого дорогого алкоголя, лучше любого прихода от любых наркотиков, это дивное ощущение тепла, разливающегося по всему телу, какого-то бурления в животе. Рана девочки тут же начала затягиваться, быстро и так хорошо. Тепло. Нира хорошо помнила ощущения солнца на коже,  кормление - это то же самое чувство, только не снаружи, а внутри. К несчастью, пришло время заканчивать трапезу. Рана зажила, Нира восстановила силы, а этот парень нужен был в здравом рассудке. Девочка оторвалась от Натана и облизала губы, на которых еще осталось немного крови. Сладкое ощущение блаженства прошло, осталась лишь память, ну что же, теперь настало время работы.
- Как ты чувствуешь, себя, дядь? - поинтересовалась Ниру, ухмыльнувшись.
Вместо ответа Натан как-то идиотски улыбнулся, закатил глаза и… рухнул на пол без сознания. Укус вампира, как известно, на людей действует как наркотик. Парень еще нескоро придет в себя. Этого следовало ожидать.
- Ну и ладно! - воскликнула Нира. - Без тебя обойдусь, - закончила она и вышла из комнаты.
«Где это я, интересно?» - задумалась вампирша, осматриваясь и ища людей. Она чуть было не пожалела, что сперва не узнала дела у того парня, ну да ладно, и так разберется.
Выйдя из скромной комнатушки, Нира оказалась на лестнице. Кажется, дом бы деревянным и очень старым – краска на стенах и потолке облупилась, паркет потрескался, на перилах – толстый слой пыли. Похоже, дом был двухэтажным, и девочка находилась на втором этаже, поскольку широкая деревянная лестница, состоящая из нескольких маршей, спускалась вниз. Правда, узкий коридорчик вел куда-то дальше, мимо лестницы, к площадке, на которую выходило несколько дверей. Одна дверь была приоткрыта, и за ней слышались голоса, электронное пиканье какой-то техники и вообще обычный рабочий шум.
Туда и направилась Нира, заулыбавшись и решив, что сейчас все и выяснит.
Заглянув внутрь, она обнаружила просторную и довольно пыльную комнату, в которой почти отсутствовала мебель за исключением расставленных вдоль стен столов, на которых громоздилась всякая довольно старая техника: компьютеры, отдельные мониторы, какие-то печатающие устройства... Вся эта техника тихо жужжала, изредка попискивала и вообще вела себя довольно оживленно. В комнате было два окна, тщательно завешанные шторами, но не очень плотными, поэтому в мрачном старом помещении царил легкий полумрак. Глянув на оконные проемы, Нира почувствовала легкую резь в глазах. В комнате находились и люди: кто-то неотрывно смотрел в экраны, кто-то что-то чинил, кто-то просто ходил взад-вперед и раздавал команды. Ниру никто пока не заметил. В этой комнате, равно как и во всем доме, все было грязным, старым и пыльным, с потолков повсюду свисали пласты засохшей водоэмульсионной краски, со стен кое-где отбилась штукатурка, деревянные полы под ногами прогнили и ужасно скрипели.
Нира с интересом наблюдала за происходящим, за этой легкой суетой, неизвестно зачем нужной. Ее никто пока не замечал, вопрос лишь почему. Слишком увлечены работой?
- Оля-ля, заняты сильно так?
Люди одновременно чуть не подпрыгнули, услышав ее звонкий голос. Они как по команде дружно оторвались от работы и воззрились на девочку, словно впервые ее увидели.
- Дяди, кто командует парадом? - поинтересовалась Нира, глядя в глаза то одному человеку, то другому. На лице Ниры было добродушное выражение, легкая доброжелательная улыбка. Она вообще была довольна. Жива-здорова, поела.
Каждый, на ком останавливался взгляд Ниры, тут же опускал глаза в пол и старался показаться меньше. Говорить за всех, да еще и с малолетней вампиршей, никто не хотел. Наконец кто-то достал из кармана маленькое переговорное устройство и сказал по-американски:
- Волчий Полумесяц… э-э… ваша хозяйка вернулась.
Ему что-то ответили.
- Дядя Доровин! - воскликнула Нира. - Как же сразу не ясно стало!
"Волчий Полумесяц", было приятно узнать, что все-таки происходит. Дядька Доровин, может, он тут. Давно Нира не разговаривала со своим гулем - она, можно сказать, соскучилась по нему.
На лестнице позади Ниры послышались торопливые шаги. Обернувшись, девочка увидела четверых мужчин разных возрастов в камуфляжной военной форме. Заметив, что Нира на них смотрит, они выстроились в шеренгу (насколько позволяло пространство лестничной клетки), заложили руки за спину и коротко поклонились, сияя на лицах глуповатыми улыбками. Кажется, это были веселые добродушные ребята – или идиоты, что тоже не исключено.
- Госпожа Ниражанна! – воскликнул коренастый мужчина неопределенной южной национальности лет сорока и с легкой небритостью на смуглом лице. Его маслянистые черные глаза сверкали хитрецой. – А мы думали, когда же вы нас посетите! – говорил по-американски он грамотно, но с легким южным акцентом.
- Не поверите, сама об этом думала, пока тут не оказалась, - отозвалась малкавианка. - Как продвигается ваше дело? - поинтересовалась Нира. Ей определенно нравилось, когда все пляшут под ее дудку. Стоит показаться - строятся, стоит посмотреть в глаза - опускают взгляд. Такое обращение приятно всегда и всем, а уж тем более ребенку, несмотря на то, что ребенку под семьдесят.
- Пока никак, ждем ваших приказов. Мое имя Тарик Абагян, я координатор второго ударного отряда Волчьего Полумесяца, - представился смуглый мужчина. - Это ребята из моего отряда. Нам велено перейти в ваше распоряжение и всячески содействовать операции «Паук».
Велело было, как догадалась Нира, самим Доровиным.
- А где же сам дядя Доровин? Он не удостоит меня своим присутствием? - с наигранным расстройством проговорила Нира, после чего подняла голову и посмотрела в глаза Тарику. - Доровин в курсе, что его охотнички бум-бум?
- Какие охотнички? – не понял Тарик. О том, что Доровин отправил в Багдад группу Фадеева, знал только он сам и Нира. – Полковник Доровин сейчас… э-э… должен быть на связи. И я думаю, он захочет с вами обсудить дальнейший план действий.
- Ладненько, - согласилась Нира. - Где он на связи?
- Сейчас все будет, - пообещал Тарик и проскользнул в комнату мимо девочки.
И тут началась суматоха.
- Эй, вы, бездельники! – важно покрикивал Абагян, хлопая в ладоши и привлекая к себе внимание замученных и усталых технарей. – Разобрались с этими штуками? Давайте реще, Волчий Полумесяц не ждет!
- У нас уже все готово, сэр… - невнятно промямлил кто-то из-под стола.
- Что ты сказал? – рявкнул Абагян, обращаясь к столу. – А ну вылазь оттуда!
Из-под столешницы поспешно выкарабкался задротского вида парень с курчавыми рыжими волосами, в помятой рубашке, заправленной в штаны, и круглых очках с толстыми линзами. Мда, не все еще могут позволить себе операции по восстановлению зрения… В руках парень держал какие-то инструменты: отвертки, линейки и шурупы.
- Что ты там делал? – подозрительно спросил Абагян, нависая над перепуганным пареньком.
- Ээээ… ничего… - замялся «ботаник». – Проверял… эм… проводку.
- Ты электрик?
- Нет, я… я это.. программист…
- Так вот пусть проводкой занимается Маелсон, а ты, рыжий, марш к компу и свяжи нас с Доровиным!
- Да, сэр! – робко воскликнул рыжий и пулей умчался к дальним столам.
Послышались сдержанные смешки. Абагян повернулся к Ниражанне.
- Полковник Доровин хотел бы поговорить с вами, госпожа.
Несмотря на то, что Доровин давно не служил и ушел в отставку, его все равно продолжали величать по воинскому званию. И он считался единоличным командиром организованной им же роты Волчьего Полумесяца.
Собственно, Волчий Полумесяц… полувоенная организация, выросшая внутри Ордо Ксенос, представляла собой разношерстное общество людей, наиболее приближенных к Доровину. Впрочем, не только людей, но и вампиров. Имея внутренний круг особо доверенных личностей, считал Доровин, куда легче сохранять секретность важных операций и достигать намеченных целей. А цель у Доровина была серьезная – избавить мир от вампиров… сотрудничая с ними.
Нира подошла к компьютеру, по которому должна была общаться с Доровиным. Техника была не просто старой, древней, наидревнейшей, доисторической. Обозвать ее можно было по всякому, вот только это Ниру волновало в последнюю очередь. Программа, которая была для связи, носила странное название "Skype".
- Дядя Корне-ей, - протянула Нира, глядя в монитор.
Сначала ей никто не отвечал, и только рыжий мудрил что-то с настройками. Через пару минут двустороння связь была налажена. На экране напротив Ниры возникло лицо Корнея Доровина. Это был человек лет пятидесяти на вид, хотя Нира знала, что ему далеко за шестьдесят. Лицо его было открытым, волевым, но бледным и изможденным, на лбу проступили глубокие морщины… Однако Доровин не казался старым, и волосы его были еще не тронуты сединой. Черты лица были мелкими, невыразительными, разве что глаза привлекали особое внимание – они были ярко-голубые и словно светились изнутри жизнью. Именно эти необычные глаза так оживляли усталое лицо Доровина.
Мужчина слабо улыбнулся, увидев Ниру, подпер руками подбородок и заговорил:
- Рад видеть тебя, Жанна. Мне уже сказали, что тебя пришлось вытаскивать из какой-то передряги…
Из всех участников Волчьего Полумесяца один лишь Доровин додумался называть вампиршу Жанной. Уж почему – никто не знал да и не спрашивал. Возможно, это было так, на русский манер, а возможно, была еще какая-то причина.
- Дядь-дядь, у меня для тебя важные новости! - воскликнула Нира. - Про твоих охотничков, столь успешно работающих под командованием Фадеева. Да-да, довольно успешно, до недавнего времени. В общем, я понятия не имею, где они сейчас, но им точно плохо, ага, - рассказывала Нира. - А еще они разделились, - закончила Ниражанна и мило заулыбалась, чувствуя себя важной и незаменимой.  - Дядь, их скорее всего убили или убьют, - высказала свое предположение Нира. - А еще у меня вопрос, зачем ты мне целый отряд дал? Они будут со мной играть?
- Э-э, нет, - чуть смутился Доровин, все еще не привыкший к резким сменам настроений Ниры. – Но будет весело, я обещаю, - у него уже выработалась собственная тактика общения с сумасшедшей девочкой. – Ты любишь пауков?
Прошло уже более десяти лет с тех пор, как Корней Доровин поступился своими принципами и ненавистью к вампирам ради того, чтобы исполнить свою великую цель. Он хотел избавить эту планету от вампиров во имя Императора, в которого верили все ордосы. Но он понимал, что вампиры сильны, и люди в одиночку с ними не справятся (разве что навалятся всей планетой). И вот однажды случай судьбы свел его с Ниражанной – она спасла его от смертельного ранения, сделав своим гулем. Об этом не знал никто, даже «волки» Полумесяца. Все думали, что Доровин просто использует вампиршу в своих личных целях. И пока Доровин говорил, что Ниражанна нужна ему, к ней относились почтительно и вежливо, хотя мысленно могли ненавидеть ее и желать всяких бед.
Пока Нира разговаривала с Доровиным, Абагян выпроводил всех из комнаты, чтобы командиры могли посовещаться. Тарик вообще не одобрял подобной секретности, но Доровин всегда настаивал на том, чтобы никто не слышал его разговоров с Нирой. Секрет на секрете, короче.
- Пауков? Нет, фу, они мерзкие, бе, - Нира состряпала кислую мину на лице. - Дядь Корней, но пауки же тут не причем, верно? - поинтересовалась Нира. Ну понятное дело, что это лишь название операции или прозвище какого-нибудь вампира, или еще что. В общем, так или иначе, с членистоногими дела иметь не придется. - А мне сон такой сегодня снился, прям не знаю, - вспомнила Нира. рассказывать она его не собиралась, тем более не знала, к чему он. - Главное, не знаю, о ком сон. Но человека, о ком он, можно пожалеть.
- Тебе что-то снилось, Жанна? – насторожился Доровин и нахмурился. К снам и видениям малкавианки он относился весьма серьезно.
- Да, в общем, там сражались два человека и никто не мог победить, потом на мосту кричал какой-то страшный человек, а потом в отчаянье была попытка самоубийства, которая не была совершена из-за нехватки смелости, или не знаю.
Доровин немного задумался над сбивчивыми объяснениями малкавианки.
- Хм… - протянул он. – Странно так. Как ты думаешь, ты видела ближайшее будущее?
На самом деле он не особо надеялся на разъяснения. В большинстве случаев Нира сама до поры до времени не знала, что конкретно она видела в своих снах. Но она никогда не ошибалась, и все ее видения рано или поздно находили отражение в реальности в той или иной форме. Однако трактовать их было бессмысленно – равносильно гаданию на кофейной гуще.
- А я не знаю, - отмахнулась Нира. - Наверное. А еще я недавно конец света видела, вот, - похвасталась Нира.
- Да? – встрепенулся Доровин, почувствовав, как сердце его дало тревожный перебой. Он явно не разделял детского восторга Ниры, которая беззаботно вещала о своих видениях, как о погоде на завтра. – И что там было? – быстро спросил он. Только конца света ему не хватало в ближайшее время.
- Ну там все плохо, в общем, - сказала Нира, ей было лень пересказывать свое видение, еще и Каин там был, так что не стоило сильно много рассказывать. - Ладно, так что там про паука было?
- Не, ты сначала про конец света расскажи, - не сдавался Доровин.
- Ой, да что там рассказывать?! Появились монстры и всех съели, а потом съели друг друга, а потом вообще пустыни, песок, - перечисляла Нира без особого энтузиазма.
- Какие монстры? – нахмурился Доровин. – Откуда они появились? Как они выглядели?
- Да какая разница? Страшные монстры, - ответила Нира.
Ей уже порядком надоело отвечать на эти вопросы. Нира была такой, что если захочет, то расскажет в подробностях и красках, а если у нее добиваться объяснений - то дохлый номер. Пару слов услышишь, которые по сути ничего не объяснят, а только еще сильнее запутают.
Почувствовав, что Нира раздражена, Доровин решил пока не донимать ее вопросами. Иначе своенравная девочка заупрямится и ничего больше не расскажет. И все же мимолетно брошенная фраза о конце света глубоко запала ему в душу. Он задним умом чувствовал, что операция «Паук» завершится не так гладко, как хотелось бы. Если вообще завершится.
- Ну хорошо, - примирительно сказал он. – Что там с Фадеевым?
- Ну он получил хороший заряд электрошокером вроде бы, может, умер, может, забрали куда, - рассуждала Нира. - Племянница его зато электрошокером не получила благодаря мне. Еще этот ловкач моих гулей перебил, в меня меч всадил. Мерзкий тип. Фадеев много думал о Морозе, я видела, как его увозили.
- Ты видела, куда их увезли? – тут же быстро спросил Доровин. – И что за ловкач?
- Не видела, меня ловкач мечом проткнул. Это был инопланетянин. Он был очень быстр, и такое ощущение, что он мог видеть все разом, вообще. Перебил моих гулей махом, те даже понять ничего не успели. Скакал, как не знаю кто. Меня к стене прижал, допрашивал, наивно полагал, что если держать меня за горло, мне будет плохо. Эльдар называется, вот, - объяснила Нира.
- О, опять ты со своими инопланетянами, - Доровин прикрыл глаза рукой. Это был уже не первый раз, когда Нира говорила что-то о внеземных цивилизациях, и Доровин этому и верил и не верил. В любом случае, пока что все эти инопланетяне были далеко и неправда. И все же он спросил: - Он уж мертв, надеюсь?
- Не знаю, его тоже шокером пришибли. Охрана там вообще ненормальная! Всех, блин, шокерами прибили. Сперва Мороза, потом нас всех.
- Это плохие новости, - хмуро сказал Доровин. – Не успели приехать, как уже влезли в неприятности.
Для него пока рассказ Ниры выглядел так, будто на нее напал некий неизвестный по имени Эльдар. Что неудивительно: Эльдаров в Багдаде хватало. Конечно, это странно, очень странно, и с этим типом предстоит разобраться, но в инопланетное происхождение неизвестного типа Доровин не особо верил. Нира вполне могла говорить одно, а подразумевать совершенно другое. Все ее видения и слова надо было «фильтровать».
- Ладно, теперь к делу, - вздохнул Доровин, покосившись куда-то в сторону. – Послушай меня внимательно, пожалуйста… Жанна, я понимаю, что порой тебе бывает скучно, но наше дело весьма и весьма серьезно. Ты ведь не любишь пауков, правда? Вот тебе шанс избавить мир от одного большого и весьма прожорливого паука, - он говорил почти на языке Ниры то ли потому, что неплохо разбирался  характере девочки, то ли потому что проклятая кровь вампира оказывала и на него свое пагубное действие…
- Ага. Он какой-то ненормальный. Рисует кровью, трупы на видном месте оставляет. Как его еще не нашли, не понимаю. Эх... - вздохнула Нира. - Не был бы Фадеев таким глупым и не стал бы поднимать шум, то, может, уже был бы совсем близок к нему, но он псих, - заключила Нира.
- Тебе тоже нужно быть осторожной, - покачал головой Доровин. – Помни о том, что Фадеев ненавидит вампиров и готов уничтожить их всех… и тебя в том числе. Ты повела себя опрометчиво, показав свою сущность.
- А что? Рядом со мной сидели три гуля, мне бояться было нечего!
- Зато теперь вы не сможете работать в команде, - с легким раздражением возразил Доровин. – Он попытается убить тебя при первом же удобном случае. А вы должны бы помогать друг другу. Теперь тебе, чтобы избавиться от Паука, придется делать это очень осторожно и незаметно.
- Дядя Корней, но как бы мы работали в команде, если бы он воспринимал меня как ребенка? Сама идея этого глупа. К тому же меня взбесил сам факт того, что он допустил такую оплошность.
- Все, что нам нужно, это отыскать убийцу, который собирается завалить Багдад трупами, - отрезал Доровин. - Помнишь свое видение о пауке, пожирающем людей?
Разумеется, Нира помнила. Собственно, именно после этого видения, нескольких намеков на серийные убийства и, плюс ко всему, сообщений в прессе об убийствах в Багдаде Доровин принял решение отправить туда группу охотников. Фадеев и компания отчаянно не понимали, почему трое убитых людей привлекли внимание Доровина, ведь в мире каждый час кого-то жестоко убивали. Доровин же был уверен, что это дело рук серийного убийцы-маньяка, да еще и вампира, поэтому Ордо Ксенос предстояло разобраться. О том, что эта информация поступила от Ниры, никто не знал, равно как и не знал никто о том, что Доровин сотрудничает с вампиршей (более того – является ее гулем), поэтому осведомленность Доровина еще больше подтвердила слухи о каких-то его тайных информаторах. Собственно, так оно и было.
- Так вот, тебе предстоит найти его… и убить по возможности. Или направить на него моих охотников и поддержать их. В идеале все должно казаться так, словно нашего Паука убили охотники. Если они еще живы, конечно. Так что планы меняются.
- Дядь, ты не забывай, что я малкавианка, а не какая-нибудь гангрелка. Выслеживание и убийство не по моей части. Я могу лишь... Давать наводку. А разбираться придется уже вам самим, - девочка улыбнулась. - Так что в любом случае его убьют охотники, не переживай.
- Если они еще живы… - Доровин задумался, - нужно их вытащить, как вытащили тебя. Ты сможешь выяснить, куда увезли Мороза и Фадеева? Можешь прибегнуть к помощи Абагяна – он в твоем распоряжении.
Доровин примерно знал, что произошло в ресторане. Рассказал ему Абагян, а Абагяну – Натан Крайс, который в это время дежурил во дворе под видом охранника заведения («пася» Ниру, разумеется). Поэтому ребята быстро скооперировались и под видом спецназа забрали Ниру из ресторана, пока ее не отдали каким-нибудь важным шишкам из Пирамиды. Разумеется, обман раскрылся через пару часов после инцидента, но было уже поздно – поди найди неизвестных спецназовцев с липовыми документами в городе-миллионнике. А вот судьба трех гулей Ниры осталась неизвестной.
- Ну допустим найду, и что? - поинтересовалась Нира. - Выкупить? Их наверняка уже отпустили, если они живы остались. Вот Мороз попал крепко, тут я не сомневаюсь, - заявила Нира.
- Тогда посоветуйся с Абагяном – он имеет большой опыт в таких делах. Парней надо вытаскивать, - однозначно сказал Доровин. – Они нам нужны. Вообще я был о них более высокого мнения. Даже не верится, что они могли так вляпаться в первый же день операции.
- Больше всех безусловно налажал Мороз. А далее Фадеев, когда вынудил меня прибегнуть к помощи гулей. В общем, ладно, дядь Корней, разберусь с делами и обязательно тебя навещу, - сказала Нира и посмотрела прямо в камеру. - Пока, - сказала она, помахав ручкой.
- Удачи… - как-то грустно кивнул Доровин и отключился.
Когда Нира поговорила: «Пока» - это означало конец разговора. Ничего он больше от нее не добьется. Собственно, отношение Доровина к Нире было сложным. Очень сложным. С одной стороны, он был ей благодарен за спасение жизни, но с другой – непримиримая ненависть к вампирам периодически заставляла его чувствовать отвращение к самому себе. Сердце твердило ему о том, что он живет за счет проклятой вампирской крови, разум же сообщал, что без этой крови он не сможет выполнить свою великую миссию по имя Бога-Императора. Если он желает избавить мир от вампиров, придется терпеть. Придется, стиснув зубы, породниться с врагом и использовать его против других врагов. Начиная таким образом деятельность Волчьего Полумесяца, Доровин сам не заметил, как стал относиться к Нире все терпимее и терпимее, пока наконец непроизвольно не стал видеть в ней маленькую девочку, а не семидесятилетнюю вампиршу. Нира была по большей части весела, беззаботна и к Доровину относилась вполне дружелюбно. Поэтому Корней со временем смягчился и даже подумал о том, что положение его не так уж плохо. Нет, он вовсе не привязался к Нире… но уже не желал ей смерти. В его абсолютную холодную идею истребления вампиров даже закралась предательская мысль о том, что, возможно, некоторые вампиры не так уж и плохи. Во всяком случае, теперь он уже сомневался, что сможет хладнокровно убить Ниру, когда она останется последним вампиром на этой планете.
Как только Доровин отключился с характерным звуком программы скайп, Нира пропала из комнаты с компьютерами. Теперь вокруг нее был грохот стрельбы, вспышки взрывов, война. Девочка с интересом осматривалась. Вот она уже присмотрелась к действующим лицам. Она никого не знала, кроме одного единственного человека. Доровин. Еще молодой, полный сил, воюющий неизвестно против кого и зачем. Врагов было больше, они появились из неоткуда и быстро стали окружать отряд с Доровиным. Нира не знала, командует он там или нет - в общем, не суть, - сейчас девочка с интересом наблюдала за действиями своего гуля, который отлично убивал врагов одного за одним. Но у противника были превосходящие силы, и бедняга Корней был оглушен и взят в плен. Оглядевшись еще немного, Нира поняла, что потеря Доровина больше всего огорчила одну девушку, которая уже напролом шла к нему. Не надо быть гением, чтобы понять, что он был ее возлюбленным. Нира захихикала.
- Какая жалость, - сказала она. Сказала она это в реальном мире, в видении, конечно же, ничего не изменилось.
Вот видение сменилось, теперь Нира стояла посреди какого-то темного подвала. На полу около стены сидел исхудавший Доровин. Сейчас он был больше похож на человека, которого встретила Нира. Приятные воспоминания вызвали у Ниры веселую ухмылку. Доровин просто сидел и не шевелился, размышляя о чем-то, и Нира быстро поняла, о чем, он переосмыслял свою жизнь, свои цели и ценности.
- Как мило, - скептически выговорила девочка, глядя на людей, спускающихся в подвал. Они просто начали бить беднягу Доровина, задавая вопросы, на которые не давали даже возможности нормально ответить.
- Кто так делает? Грубые идиоты, - констатировала Ниражанна.
Затем Нира увидела картины недавнего прошлого, относительно недавнего. Время, когда мир изменился, когда все стали решать только деньги. И вот вновь Доровин, едва живой, с потерянной надеждой, но еще готовый сражаться. И он это делает. Превозмогая все, что можно, он убивает своих мучителей голыми руками и сбегает. Да и куда сбегает… В тайгу, в леса. Как же ему там сложно жилось, Ниражанна даже вновь пожалела его. Но потом его нашли люди, хорошие, приютили, отходили. Заканчивалось видение Доровиным, стоящим на морозе. Вроде жив, а вроде нет, но жива надежда, хоть и не ясно на что. Доровин в отчаянье и не знает, что делать, не знает, что он может сделать. Нира оценила природу севера, она была довольно красива. Вернувшись в реальный мир, она первым делом подчеркнула, что видела прошлое Доровина, и не надо было быть гением, чтобы это понять.
Да, Доровин действительно имел весьма темное военное прошлое – иначе как бы он попал в «Ордо Ксенос», да еще и с навязчивой идеей истребить всех ксеносов? Но он никому никогда не рассказывал о себе, и не было среди ордосов такого человека, который мог бы похвастаться, что знает хоть какие-то подробности биографии Доровина. Столь большая скрытность породила массу слухов, однако всей правды не знал никто. И вот теперь знала Нира.
Нира вышла из комнаты и тут же наткнулась на уже знакомого ей Тарика.
- Командир, подсуетись и найди Фадеева, его племянницу и Мороза, - попросила Нира. - Вечером пойдем их вытаскивать. Ах, да, забыла. Разбудите солдатика в моей комнате, он выспался уже, наверное, - предположила Нира.
- Да, госпожа, - серьезно кивнул Тарик, переглянувшись со своими подчиненными. – Эй, Вадим! Приведи-ка Натана.
Парень из его отряда тут же куда-то умчался. Никто не знал, что Натан валяется без сознания после укуса Ниры, но все дружно об этом догадывались. Натана послали за Нирой, но вернулась девочка в одиночестве. Следовало ожидать, что она захочет им «перекусить». Да и Натан, судя по всему, был не против, учитывая наркотический эффект вампирского укуса.
- Госпожа… э… полковник Доровин дал какие-нибудь инструкции помимо Фадеева? – спросил тем временем Абагян.
О том, что Фадеев и Мороз отправились в Багдад ловить Паука, знал весь Волчий Полумесяц. По сути эти двое и стали ключевыми фигурами этого малого театра. Вот только они-то об этом не догадывались, как не догадывались и о том, что их прикрывает целый отряд военных во главе с вампиршей-малкавианкой.
- Найти Паука и сделать так, чтобы наши незадачливые друзья его прикончили, - быстро рассказала Нира. - Так что если быстро разберешься с поисками охотников, приступай к поискам паука. Или хотя бы узнай, из какого он клана. Оу, чуть не забыла. Больницы проверь. Мало ли, - предположила Нира. - А я пойду посплю, вечером рассчитываю получить точные ответы на свои вопросы, - сказала девочка и направилась в свою комнату.
Навстречу ей, пошатываясь, вышел Натан, поддерживаемый под локоть товарищем. Он был бледен, но по лицу его разлилось блаженное мечтательное выражение.
Абагян, получив такой незамысловатый приказ, промолчал, хотя задание в стиле «поди туда, не знаю куда, найди то, а похер что» ему явно не понравилось. Он и так играл роль подчиненного через силу – только потому, что это была часть хитрого плана Доровина. А вообще, что и говорить, Абагян был не в восторге от перспективы быть на побегушках у девчонки-вампирши.
Нира добралась до кровати и плюхнулась на нее лицом в подушку, после чего развернулась на спину и уставилась в потолок.
«О ком было то видение? Бесконечная борьба, отчаянье... Кто из моих знакомых бесконечно борется и вопит в страхе?» - думала малкавианка, закрыв глаза и погружаясь в сон.
Отойдя на безопасное расстояние от комнаты, которую облюбовала Нира, Абагян принялся раздавать инструкции:
- Так, ребята, дело у нас непростое, и придется изрядно побегать, отыскивая этих лохов. Делать так, как сказала маленькая сучка, мы не будем – готов поспорить, что в больницу их не повезли. В лучшем случае мы найдем их в полицейском участке, поэтому следует это дело проверить. И… Вадим! Ты у нас самый активный, поэтому просмотри камеры слежения на стоянке «Джавахира» - возможно, увидишь номер машины, на которой увезли Мороза.
- Да кто ж мне их даст….! – заикнулся Вадим, но сник под грозным взглядом Тарика.
- Ты что, вчера родился? – вкрадчиво произнес он, вглядываясь в парня. – Придумай что-нибудь, получи записи. А мы пока загрузим рыжего взломом баз данных местной полиции.
Послышался одобрительный гул – идея Абагяна всем понравилась. По крайней мере, такие действия выглядели куда более здраво, чем идея Ниражанны. А вообще, по правде говоря… искать двух нелегалов в Багдаде – это все равно что искать иголку в стоге сена без мощного магнита. Этих неудачников уже могли увезти куда угодно, хоть на другое полушарие, даже на другую планету, и в таком случае их можно смело записать в пропавших без вести. Что еще интересно, распоряжения искать Риту никто не давал, речь шла только о Фадееве и Морозе. Да и вообще, Рита не числилась охотницей, и Абагян даже не знал о ее существовании, а Доровин был слишком озабочен судьбой Фадеева, чтобы вспомнить о Рите. По сути девушка была никому не нужна и давно воспринималась среди охотников как бесплатное приложение к Фадееву.
Но хочешь – не хочешь, а Фадеева искать придется. И начинать нужно как можно быстрее, пока Нира спит и видит свои безумные сны.
Насчет безумных снов сказано было верно. Сейчас Нира «пересматривала» и переосмысливала свое видение. Если с Доровиным все было понятно, то о ком было то видение, сказать трудно. Как жаль, что Нира не успела покопаться в мозгах Мороза. Сейчас она бы уже сложила два и два, однако нет, придется ждать чего-нибудь, что сможет натолкнуть ее на верную идею, а пока малкавианка просто зря старается, ища детали.

___________________
* примеч. ГМа - видения Ниры:
1. http://kaplyasveta.ru/wp-content/upload … 90x283.jpg  (Франсиско Гойя, «Поединок на дубинах» - это к квесту Павла Мороза, который отправился на Турнир).
2. http://boisdeluzy.blog.lemonde.fr/files/_2_munch.jpg (Эдвард Мунк, "Крик).
3. http://postergrad.ru/izobrazhenie/9892/ … ajanie.jpg (Эдвард Мунк, "Отчаяние").

0

2

Ниражанна Брайт - Ниражанна Брайт.
Абагян и его "Волчий Полумесяц" - Kestrel.

Сон этот ничем не отличался от других. Разве что был очень полезен как возможность переосмыслить видения. Этим она до вечера и занималась. Она открыла глаза. Был уже вечер. Это было ясно, так как через плотно завешанное окно не было даже какого-то намека на свет. Это очень обрадовало девочку. Она поднялась с кровати и пошла вниз.
Разумеется, никаким «советам» Ниражанны Тарик следовать не стал. Девочка явно мало что понимала в расследованиях и ляпнула про больницы «от балды». Вместо того, чтобы заняться бессмысленным мониторингом больниц, Абагян быстро и четко раздал указания, и его маленькая команда с утра до ночи с небольшими перерывами просматривала базы данных полицейских участков. С этим немало помог Рыжий – он оказался весьма талантливым компьютерщиком. В Багдаде прошлой ночью произошло много пьяных драк, несколько ограблений и даже одна перестрелка в кальян-баре. В участки попало много людей без документов, и кто из них Фадеев – определить было невозможно, даже когда Рыжий открыл архив фотографий. Абагян не знал Фадеева в лицо, поэтому включил логику и стал копировать в отдельную папочку наиболее интересующие его события. Вот, например, в один из участков в промежуток между тремя и четырьмя часами ночи попал некий мужчина лет тридцати европейской наружности – по обвинению в провоцировании драки. Документов нет, имя назвать отказался. Чем не Фадеев? Или, вот, еще один, тридцати пяти лет, европеец, попал по обвинению в намеренном ДТП. Или еще один товарищ, застуканный за торговлей сомнительными сигаретами в метро. Таких случаев было полно, более сотни, и Абагян принялся отбирать только те, которые более подходили к ситуации Фадеева, пока не осталось около двадцати случаев, связанных с дракой в общепите. Это сузило область поиска, но все равно оставалось еще много вариантов, а уж учитывая, что официальная версия обвинения скорее всего придумана с ходу, то Фадеева среди тех двадцати может не оказаться. Да и вообще, Фадеев может быть уже мертв, и не факт, что его увезли в участок.
Тем временем Вадим и Рыжий порадовали его находкой – камеры слежения на стоянке «Джавахира» зафиксировали драку, в которой повязали Мороза. Скорее всего, это был он – ну кого еще могли скрутить и запихать на заднее сиденье? Да и появился он, судя по записи, в компании еще двоих – мужчины и девушки. Именно так описывал ситуацию Натан Крайс, дежуривший там под видом охранника. Вероятнее всего, это русские охотники на вампиров – Фадеев, Мороз и некая девица (о ней Абагян ничего прежде не слышал). После некоторых махинаций с улучшением качества изображения удалось приблизить номер автомобиля, в котором увезли Мороза – это было уже что-то. Можно было отследить его по другим камерам и терминалам платных трасс – куда легче. То, что Мороза не убили сразу, говорило о том, что пока он нужен кому-то живым, и его дела могут быть еще не так плохи. А вот с Фадеевым дело обстояло сложнее. Пока что Абагян собирался отправить группу, чтобы проверить полицейские участки, а Рыжий с Вадимом займутся отслеживанием автомобиля.
Абагян осторожно изложил свой план Ниражанне, когда девочка появилась в пыльной комнате с кучей электроники, называемой штабом.  Заодно показал ей двадцать фотографий, которые он отобрал как наиболее похожие на случай Фадеева.
Ниражанна лишь хмыкнула.
- Нет, ни один из этих людей даже близко не похож на Фадеева, - заявила она.  - Но молодцы, видно, что работали, - похвалила она команду в лице Тарика.
Вопрос теперь стоял так: «Что делать? Как искать?». Но Нира решила поступить проще. Сперва стоило отыскать Мороза.
- А с Морозом что? Нашли его?
- Нашли зацепку, - Тарик вкратце рассказал ей об автомобиле. – С ним будет проще. Посмотрите на эти фотографии, госпожа, может быть – среди них есть Фадеев?
Рыжий вывел на экран первую папку, собранную Абагяном, с более сотни фотографий мужчин европейской внешности возрастом за тридцать. И начал медленно их прокручивать.
Сидели долго и нудно. Ниру это очень скоро стало бесить, она просто монотонно повторяла: «Нет, нет и нет». Но потом застопорилась.
- Погоди, верни назад, - попросила Нира. - Вроде похож. А может, нет? Да, наверное, похож, может быть, это он, - заговорила Нира, вглядываясь в фотографию.
- Кто? Этот? – оживился Абагян.  – Ну-ка посмотрим…
Он понимал, почему Нира засомневалась – на фотографиях, сделанных в анфас, да еще и в ментовском участке, люди обычно получались совсем непохожими на себя – как трупы на живых людей. Смотришь на такую фотографию и не понимаешь – вроде бы тот человек, который нужен, а вроде и не тот. Как сами полицейские ориентируются по таким фотографиям – Абагян упорно не понимал.
Он развернул личное дело, стоящее под фотографией, на которой остановился взгляд Ниры. Документов нет, имя назвать отказался. Задержан при краже продуктов в магазине – совсем не похоже на случай Фадеева. Однако, как известно, написать могли что угодно, особенно если хозяин «Джавахира» попросил не «светить» его заведение в прессе и замять всю эту историю. На всякий случай он приказал Рыжему прокрутить быстренько остальные фотографии, но Нира не нашла больше никого, похожего на Фадеева. Оставался только «вор из супермаркета». Следовало его проверить. Абагян отправил Рыжего выуживать из баз номер участка и его адрес. А потом еще следовало придумать план, как вытащить Фадеева оттуда…
- Это займет некоторое время, - бесстрастно сообщил Нире Абагян. – Возможно, даже и не некоторое, а часа два. Еще Вадим параллельно пытается отследить Мороза, - он кивнул на спину ссутулившегося перед монитором человека.
- Ладненько, - пропела Нира, она была явно в хорошем настроении, но тут на нее нахлынули негативные эмоции.
Картины стали меняться в голове. Темнота, квартира, крики, кровь, убийство. Все металось в голове Ниры. Больше всего запомнилось протяжное котячье "мяу" и стена, заляпанная кровью. Сомнений нет, это точно был тот самый Паук, которого искали охотники. И сегодня ночью у него появится новая жертва, хищник вновь выйдет на охоту. И тут Нира очнулась. Она огляделась по сторонам и рванула к выходу. Ее как будто черт за руку тащил. Она не знала, зачем, не знала, куда, но она со всего духу неслась вон из дома, на улицу. Нира распахнула дверь, и ей в лицо ударила ночная прохлада.
Тарик удивленно посмотрел ей вслед. Он, конечно, слышал от Доровина о причудах малкавианки, но все равно изрядно изумился. Вот они спокойно обсуждают план действий – и вдруг Нира срывается с места и куда-то убегает. Совершенно внезапно и неожиданно.
- Натан, - коротко позвал Тарик.
Крайс тотчас представил перед ним.
- Беги за ней. Быстро, - бросил он. – И постоянно будь на связи.
- Да, сэр, - бросил Натан и умчался следом.
Абагян с тоской посмотрел на монитор и закрыл глаза, откинувшись на спинку медленно вращающегося кресла. Перед глазами у него кружились разноцветные пятна, спину ломило от долгого сидения в родной позе, пальцы устали от клавиш. А мозг кипел, как ведьминский котел. Но ночь только начиналась…
Нира понеслась по улицам, постоянно петляя, заворачивая то в один двор, то в другой, бывало неслась по проезжей части, бесконечно сталкивалась с пешеходами и, казалось, не обращала на это никакого внимания. Она бежала, бежала что есть сил, сама не зная куда. И вот она остановилась. Здание перед ней было высокое, все обвешенное всякими горящими вывесками.
«Может, тут?» - задумалась Нира, в остолбенении наблюдая за небоскребом.
Бросившийся вслед Натан не успевал за скоростью малолетней вампирши и вскоре потерял ее в лабиринте улиц. Поплутав немного по городу, он со стыдом доложил Абагяну, что потерял след. Тарик грязно выругался, но отчитывать Натана не стал, вместо этого приказал явиться к себе – следовало еще отыскать Фадеева. А уж вампирша сама сможет о себе позаботиться.

0

3

Микеланджело Меризи де Караваджо - Довал Кувит
Освещение и роль жертвы - тоже, как ни странно, Довал Кувит

Уже в городе наступила почти полная кромешная тьма. Везде уже светили фонари на вывесках и около дорог, на улице практически никого не было.
Микеланджело глубоко вдохнул этот ночной воздух. Он разъярённым демоном ворвался в лёгкие, чутка погулял там, и вышел. Караваджо нравилось время от времени так делать. Конечно, вампир не так уж и сильно зависел от постоянного дыхания, и непонятно почему, но глубокие вдохи время от времени приносили ему огромное удовлетворение.

Ну а про что мы.. Ах, да.
У огромного, сияющего многими оттенками синего, жёлтого и красного цветов здания не менее сотни этажей в высоту, стояла фигура. Фигура странная, потому что вместо того, что бы нормально освещать пропорции этого существа, являя свету различные цвета его одежды, этот индивид в свете множества неоновых ламп сверкал как ёлка. Его черты были чуть размазаны, но как ни странно, это зрелище не так уж и сильно запоминалось.
Давний костюм вампира уже давно поиспачкался, сам Караваджо тоже лучше выглядеть не стал.

Ну и для чего, собственно, он пришёл сюда. Настало время подкинуть ещё одно звено в цепь убийств. На этот раз вампир решил, что будет интересным, если в свете прошлых жертв (как то малоизвестные бродяги или незначительные купцы) новый трупик будет более-менее известным и влиятельным человеком. Не, ну разумеется, главу корпорации валить не очень хорошо - слишком велик шанс, что на тебя объявят действительно крупную охоту. Но народ всё-таки надо расшевелить.

На этот раз был выбран клерк среднего звена - Эдвард Маулз. Этот человек к проекту ЗВ имел, разумеется, мало чего, но из непроверенных источников он был потомком одного из учёных, работающих в составе проекта.
Но в принципе - клерком больше, клерком меньше, кого это волнует?

Сев немного в сторонке, Караваджо достал свой планшет и стал подключаться к системе безопасноси этого здания. Минут двадцать ушло, пока Микеланджело смог влезть в эту базу.
"Старею..." - подумал он. Но в конце концов дело было сделано. Послав в базу данных небольшой вирус, создающий ложный образ на видеокамерах, хакер замёл следы, вышел из системы, сложил ноутбук и направился в здание.

Вампир зашёл в здание, не встретил народ на пропускном пункте (кто знает, где был охранник? Но для него же лучше) и направился к лифту. Это была сверкающая чистотой прозрачная коробка, которая могла в считанные секунды поднять кого угодно на любой этаж, включая крышу. Красивач, но не настолько практичная, как могла бы быть, роскошь.

- Дорогая, я дома! - в полголоса проговорил Караваджо, заходя в лифт.
До чего же быстро работала эта система.. 65-й этаж был достигнут меньше, чем за минуту, а это вполне устраивало вампира.
Стеклянные затонированные двери раскрылись, явив взору буржую в бегах неплохо отделанный офис со множеством рабочих мест. В большинстве своём свет везде был потушен, техника выключена, а места пусты.
Но одно место всё же было занято. И именно тем, кого расчитывал встретить Микеланджело: молодой загнанный очкарик в чёрных штанах, белой идеально выглаженной рубашке и чёрной бабочке.

Подойдя ближе, Меризи де Караваджо сказал:
- Доброе утро, красавица. Почему не спим?
Молодой человек, по видимому, уже очень сонный, практически никак не отреагировал на появление за его спиной некоего новогоднего комика. Он повернул голову и с очень сонным взглядом проговорил:
- Работы много...
С небольшой ухмылкой наше пугало кивнуло и... быстрым движением нанесло чёткий и сильный удар клерку в лоб. Голова оного откинулась, и незадачливый очкарик стукнулся макушкой об угол и потерял сознание.
- У меня её тоже немало, - самодовольно промурлыкал вампир, доставая верёвку и начиная приматывать бедолагу к стулу, за которым тот сидел.

Когда описанная процедура была выполнена, вампир дал Эдварду несколько раз по лицу, что бы тот пришёл в себя.
- Тадам! - воскликнул Микеланджело. - А вот и моя часть работы. Наслаждайся! - после чего вампир достал свои клинки, примерился, и начал аккуратными быстрыми движениями делать разрезы на теле несчастного.
Каждый крик жертвы всё больше заводил вампира, всё больше раззадоривал его чёрное сознание.
Каждый новый штрих всё больше уродовал тело и одежду очкарика, каждое движение вампира всё больше приближала этого человека к смерти.

Отредактировано Довал Кувит (2012-10-24 02:25:15)

0

4

Ниражанна Брайт - Ниражанна Брайт.
Микеланджело Меризи де Караваджо - Довал Кувит.

Нира долго стояла и смотрела на здание. Она почему-то сомневалась. Она знала, что убийца там и что вот-вот случится новое убийство, но идти туда не особо хотелось. Но надо. Нира пригляделась к человеку, который вышел из здания. Она очень внимательно смотрела на лицо, телосложение, старалась запомнить каждую деталь. И у нее это получилось. Маска тысячи лиц довольно сложна для исполнения, но Нира много практиковалась. Сейчас она зашла в здание под видом сорокалетнего мужчины в очках и костюме. Охранник сидел на своем месте и, казалось, просто не замечал Ниру, что ее очень порадовало.
«Где же ты прячешься?» - задумалась Нира.
Идей у нее особо не было, чутье тоже решило покинуть малкавианку. Что ж, придется его вернуть, параллельно поднимаясь пешком наверх и вслушиваясь в происходящее. На лестнице было пусто, что было очень кстати. С маски тысячи лиц Нира перешла на более простой уровень затемнения, теперь она была просто незаметна окружающим, которых и так не было. Как же долго и нудно было искать убийцу но, когда Нира была уже очень высоко и потеряла счет этажей, она услышала душераздирающие вопли. Хотя отсюда их и было плохо слышно. Теперь настало время искать ауры. Так малкавианка вычислила вампира и человека, которому, очевидно, жить осталось считанные минуты. Девочка тихо зашла внутрь, она все еще была спрятана в тени. Она тихо подошла ближе и стала наблюдать. Вскоре ей это наскучило, и она решила объявить о своем присутствии.
- И тебе это нравится, дядь? - поинтересовалась девочка.
Ее появление было внезапным и могло до полусмерти напугать любого.
Несмотря на это, появление за спиной какой-то фигуры явно нисколько вампира не взволновало. Он вообще никак не отреагировал, а продолжил своё дело, время от времени отходя на шаг-другой и практически с любовью смотря на своё творение.
Он был настолько увлечён этим занятием... А от криков жертвы он аж мурлыкал.
- Агась, - внезапно ответил он, но в объяснения не пустился.
Его работа была похожа на мастера-ювелира, который явно фантазирует и наслаждается процессом и конечным результатом.
Парень-бедолага кричал, извивался, старался изо всех сил вырваться из верёвок, что его опутывали. От его криков звенело в ушах, даже вода в стакане на его столе подрагивала. А убийцу это заводило всё больше и больше.
- Тебе это так нравится? - осведомилась вампирша, наклонив голову набок и улыбнувшись.  - Мучить физически не так весело, как морально, но тоже весело! - воскликнула девочка.
Нет, ей не настолько нравились крики этого человека, но ей нравилось, что тому парню нравится.
- А может, ты придумаешь что-нибудь оригинальнее? Зачем просто резать его, как скотину? Это неправильно. Вот, например, сжечь заживо, - предложила Нира.
«Судя по всему, такую, как эту, ещё поискать надо», - подумал про себя Караваджо. Ему явно понравилось, что он сейчас услышал.
- Я режу его не как скотину, а как молодого интеллигентного джентельмена, - сказал вампир. - Не правда ли, мой дорогой друг?
Последнее было уже обращено к исполосованному человеку. Он был уже на грани смерти и в считанные минуты должен был умереть.
Отойдя на шаг, вампир начал любоваться на своё творение.
- Ещё пару штришков, и...
Не закончив фразу, Микеланджело продолжил своё развлечение.
- А может, продлить его мучения? Немного вампирской крови - и он сможет держаться в разы дольше! - воскликнула Нира, захлопав в ладоши. Она и сама загорелась идеей истязания бедняги. - А может, добавить еще немного иллюзий? - вслух задумалась Ниражанна.
- Идея хорошая, - тут же откликнулся вампир. - Но проблема в том, что у меня не так уж и много времени.
Верёвки, удерживающие бедолагу, тоже были уже разрезаны во многих местах, и порвать их не стоило практически никаких усилий, но дело в том, что у Эдварда больше уже не было сил вообще что-либо делать.
Вампир выпрямился и опустил руки. Его глаза стали будто бы высматривать что-то внутри лба. Эта сцена продолжалась секунды три, после чего убийца опять принялся за дело. Но на этот раз это уже не были настолько беспорядочные движения, как раньше. Сейчас это было похоже на мелкую работу ювелира.
Своими изогнутыми лезвиями маньяк явно вырезал нечто на лбу у... наверное, уже всё-таки трупа, потому что тело, что находилось в стуле, уже прекратило дёргаться и кричать. Из каждой раны на его теле текла кровь, окрасив его рубашку в алый цвет и запачкав всё рабочее место вокруг.
- Я перекушу, не возражаешь? - поинтересовалась Нира и, не дожидаясь ответа, подошла к трупу и начала пить еще теплую кровь. Скоро она закончила. - Так зачем ты так делаешь? Все эти рисунки, узоры на лбу, что это значит? - поинтересовалась Нира.
Вампир зашипел, когда эта девчонка нагло подошла к его жертве и полакомилась кровью. Разумеется, сам Караваджо не намерен был выпивать этого задохлика, но всё же со стороны малолетней вампирши это было очень нагло. К слову сказать, Караваджо только сейчас узнал, что эта девчонка - вампир, но его отношения к ней это не изменило, в отличие от её последнего поступка.
Поднеся руку ко лбу покойника, Караваджо обмакнул палец в обильно выступившую из рисунка кровь и принялся чертить тот же знак на мониторе компьютера, возле которого сидел убитый, время от времени окуная палец в постепенно застывающую кровь. Вопрос девушки же он совершенно проигнорировал. Ему не было пока нужды раскрывать все карты перед ней. Даже наоборот, она сама должна была дойти до всего этого.
Вскоре Нире надоело ждать ответа, и она принялась «сканировать» мозг вампира телепатией. Уж это она умела, причем, лучше всего другого, это был ее талант, если это можно так назвать. Первое, что она узнала, было имя, затем немного прошлого, но мотивов она пока так и не поняла. Самое сложное было не показывать внешне, что она уже читает вампира, как книжку.
- Вот ты мне объясни, ты делаешь это просто так? Зачем тогда оставляешь тела на видном месте?
- Нет. Думай сама, - отрезал вампир.
Эта девчонка ему уже надоела, потому что она хотела узнать всё из чужих уст, в то время как должна разгадывать эту задачу. Не для того всё это устраивалось. На задворках мыслей крутилось что-то, едва уловимое, будто бы щекотало затылок.
- Кстати, почему именно ты пытаешься расследовать это дело? - неожиданно даже для самого себя спросил Караваджо. Этот вопрос тут же сосредоточил внимание вампира на именно этой девочке.
Удовольствие от убийства всё равно было уже давно испорчено ею, ну а теперь внимание Микеланджело полностью переключилось на эту девочку.
- Я расследую? Ты, верно, шутишь? - хихикнула Нира. - Я такая же, как и ты, только не оставляю трупы на видных местах и убиваю сперва морально, а ты... Слушать вопли боли не так приятно, как страха, истинного страха, - Нира задумалась. - А ты сам перекусить не хочешь? Пока теплый еще, - сказала Нира. Звучало это так по-детски, но такова Нира, ведь она еще ребенок.
Она прекратила попытки найти суть и сейчас просматривала биографию парня с самого начала. Это было довольно интересно, но не очень понятно.
- Нет. Я не питаюсь кусками головоломки, - бросил вампир, после чего вдруг сорвался с места и рванул к лифту.
Он там оказался очень быстро и нажал на кнопку первого этажа, а уже в процессе спуска стал обдумывать, что этой девчонке надо. Она явно знала, что он будет там. Ткнуть наугад в огромном городе в одну точку и угадать практически невозможно, а она явно имела вопросы именно к нему. Значит, она всё это знала, но вот откуда?
Микеланджело блестящей ёлкой проскользнул сквозь пункт охраны, тем самым умудрившись привлечь его внимание. Но офицер не успевал ничего сделать. Но то, что он сейчас встрепенётся и подымет тревогу, только играло вампиру на руку.
Выбежав из здания, Караваджо рванул в подворотню и пошёл от здания окружными путями.
Самое интересное то, что Нира тихонько шла рядом с ним, спрятанная в Затемнении. Вампир был слишком неблагоразумен, когда повернулся к ней спиной. Он недооценил маленькую девочку, которой было целых семьдесят лет. Возможно, он даже не понял, что она малкавианка, и сейчас не понимал, что она следит за ним то в облике старичка, идущего навстречу, то красивой девушки, ждущей автожир. Нира прекрасно владела маской тысячи лиц и телепатией, она точно знала, куда идет парень и кем лучше показаться. Эта тихая погоня даже веселила девочку, а прелесть телепатии давала возможность даже не смотреть на вампира, столь поспешно сбежавшего с места убийства.
Но вот на мгновение пришлось прекратить погоню. В голове вспыхнул яркий образ. Кольцо, внутри которого странное синее пространство, напоминающее воду, только более вязкое и парящее. *
«Что это?» - подумала Нира и осмотрелась. Она вновь нашла беглеца-убийцу и продолжила незаметное преследование.

* http://s5.uploads.ru/t/RPoya.jpg

0

5

Ниражанна Брайт - Ниражанна Брайт.
Микеланджело Меризи де Караваджо - Довал Кувит.

Микеланджело шёл по тёмным переулкам, обдумывая, как его смогли так легко отследить и что ему делать дальше.
Во-первых, нужно найти, где бы подкрепиться. Неприятный разговор с маленькой девочкой несколько утомил вампира, да и в голове почему-то шумело. Совсем чуть-чуть, практически на грани сознания.
Вампир попытался проанализировать недавние свои действия. Пролистывая в памяти день за днём, он нигде не мог найти, где же он смог оставить подсказку на следующую жертву. Ничего подобного найти не удалось, а вампира это если не бесило, то раздражало точно.
Пролистав около 2-х недель, вампир не нашёл ничего подходящего. Немного зашипев, он решил оставить этот вопрос на потом.
А пока - ку-у-ушать. От мысли о еде вампир облизнулся.
Нира тем временем внимательно слушала мысли вампира и дивилась его недогадливости.
"Разве он не понял, что я малкавианка? - задумалась девочка. - Да, иди покушай, как раз поговорим," - подумала Нира и специально сделала вид, что свернула в темный переулок на глазах у вампира. Естественно не под своим видом, сейчас она выглядела как высокая блондинка лет тридцати.
Вампир шёл дальше. Похоже, появление девушки в поле зрения, которая куда-то свернула, не сильно впечатлило вампира. Он прошёл мимо того переулка, прогулочным шагом направляясь в одну известную часть города. И, кстати, известную не самыми приличными услугами.
Что, вы ещё не догадались, куда он направился? О боже, как Вы живёте с таким скучным мышлением! В бордель он направился. Немного подлым был его план, но всё же - кого это волнует, в конце-то концов?
План не удался, ну да ладно. Нира вынырнула из подворотни и пошла за вампиром уже в облике сорокалетнего мужчины. Все это преследование было бы очень скучным, если бы не занимательнейшее исследование головы вампира. Там крутилось много интересного.
Появление какого-то мужика перед глазами вампира тоже не сильно-то и впечатлило. Ему нужно было на некоторое время затаиться, а пить кровь в увеселительном заведении, где тебя оставляют один на один с жертвой - что может быть незаметнее?
Ну так и вот, всякие посторонние люди ему не нужны. Да и вдобавок, гораздо приятнее прильнуть к мягкой упругой шее молодой чистой ухоженной девушки, чем к какому-то странному незнакомцу сомнительной наружности. Он просто не достоин внимания такого магната, как Караваджо!
Ну, разве что в весьма критичной ситуации, а до этого ещё не дошло.
В дороге ничего интересного не происходило. Нира иногда меняла внешность, чтобы не вызвать подозрений. От этого она и сама проголодалась, но не заметила, гораздо занимательней было играть в шпионку.
Ну, не вечно же двум вампирам плутать по городу. В конце концов Караваджо вышел к тускло освещённому зданию, из которого доносилась мягкая музычка и был эротичный тёмно-красный полумрак. Вампир чуть улыбнулся и вошёл внутрь.
Внутри, как и было сказано ранее, царил полумрак. Кое-где сидели полуобнажённые девицы, которые томно улыбались проходящему силуэту.
"Странная работа у этих девушек, - подумал Микеланджело. - Продавать своё тело, чтобы получить чуть больше денег".
Самое интересное, что вампира нисколько не смущало, что практически все так делают, просто каждый по-разному. Выбрав наиболее привлекательную из здесь присутствующих, вампир подсел и начал говорить с ней.
Говорить было легко, создавалось впечатление, что она знает Караваджо уже давно, как будто она читала его мысли. Так на самом деле оно и было. Нира умудрилась прошмыгнуть в клуб раньше вампира и в очередной раз применить маску тысячи лиц.
Ну что ж, говорить с ней всё же было весьма и весьма легко. А вдобавок она была ещё и красивая. Практически идеальное сочетание ещё бы и борщ готовить умела... Но увы, она нужна вампиру только для того, чтобы напиться.
Поэтому Караваджо перевёл разговор к непосредственно... договору, что ли. Наверное, вернее всего сказать, к обмену. Сейчас вампиру важно было договориться об оплате после самого процесса. А пока она будет в блаженстве после укуса, можно быстренько слинять, не заплатив.
Девушка согласилась сразу же. Ведь Ниру деньги-то не интересовали. Самое смешное, что и Караваджо не получит того, чего хочет. Лишь очередную нервотрепку.
- Пойдем, - шепнула девушка на ухо вампиру и, взяв его за руку, повела наверх, в комнату.
Тот факт, что девушка сразу же согласилась, обрадовал вампира, ведь он ещё сможет и улизнуть... По крайней мере, он на это уповал. Нет бы попробовать обратить внимание на то, что девушка является явно эталоном его фантазий, а значит, тут что-то нечисто. Он же пошёл следом за ней наверх, как собачонка. Ну ведь дурак дураком, и никак иначе!
Вот небольшая комната с двуспальной кроватью, вот дверь закрывается, и вот перед вампиром хохочет маленькая девочка. Да, Нира смеялась от души, ей было так забавно оттого, что она обломала Караваджо.
- Зачем ты так быстро убежал? - поинтересовалась девочка, заканчивая смеяться.
Естественно, Микеланджело не понравилось, что его так надурили. Он зашипел и попробовал покинуть комнату. Фигушки, она оказалась замкнутой. Снаружи или изнутри - не имело значения.
Ну, в принципе, попробовать выслушать эту девчонку может быть легче, чем выламывать дверь. Конечно, второе не проблема, но она же не отвяжется. Повернувшись обратно к дитю, Микеланджело Меризи де Караваджо уселся на пол и уставился ей в глаза.
- Мы так мило беседовали, а ты убежал. А я тут смотрю видения всякие про кольца. Нечестно же. Ты что-то знаешь, а что - не говоришь. Подумай хотя бы, а то вообще не там - не там, - говорила Нира. Говорила она подряд и довольно быстро, перескакивая с одной вещи на другую. Однако понять ее вполне было можно. - И так ты и не объяснил, зачем рисовать кровью, лучше же пить, и зачем так зверски убивать? Да, весело, не спорю, но хоть трупы не оставляй на видных местах и рисовать перестань, и вообще давай говори, чего молчишь!
Фраза девушки "всякие кольца" пробудило на мгновение в голове вампира образ золотого кольца. Очень красивое, со множеством узоров и надписей. То самое кольцо, которое он носил на том самом курорте... Нет, вампир не скучал о нём, просто оно было очень дорогое, его можно было продать и получить за него уйму денег. А оно было просто утеряно.
А вот когда девчонка попросила его подумать о том, о чём она хотела, вампир начал обдумывать эти её слова. Если она просила подумать, значит, она могла читать мысли, иначе она бы попросила сказать. Следовательно - нужно абстрагироваться, убрать мысли из головы. Ну или заполнить их ненужным бредом.
В процессе размышления Караваджо полностью пропустил остальную тираду девочки. Она его уже не волновала. Вампир улыбнулся сделанному выводу и... Начал прокручивать в голове все кровавые убийства или мучения, что он когда-либо видел в своей жизни.
От представляемого он даже закрыл глаза и начал блаженно улыбаться, а у самого кончика его рта образовалась капелька слюны. Ну как слюны... Крови, скорее, но дела это не меняет.
Тем временем Нира продолжала.
- А все же это кольцо было вообще таким странным, не знаю, кому оно нужно, зачем оно, где оно, что внутри за странная субстанция, ну почему ты не хочешь рассказать?! Отзовись! - крикнула девочка, обратив внимание на то, как себя ведет Караваджо.
Ну а вампир продолжал просматривать свои воспоминания. Каждый процесс мучений и убийств был невероятно изощрённым. Каждое действо доставляло наивысшее наслаждение вампиру, когда он впервые видел эти зверства. Сейчас он видел в красках и деталях все эти воспоминания, от их количества рябило в глазах, а сознание уплывало неизвестно куда. Наверное, на седьмое небо от блаженства.
Не долго думая Нира подошла к тумбочке, взяла настольную лампу и хорошенько огрела ей по голове вампира.
- Не смей так себя вести! - воскликнула Нира.
Какое-то третье чутьё подсказало вампиру, что на него надвигается угроза, он открыл глаза и тут же среагировал - поднял руку в свою защиту. Лампа разлетелась вдребезги, проводка заискрилась, а металлический корпус лампы ужасно погнулся.
Ой, зря она так сделала. Особенно с раздосадованным полуголодным вампиром, который и при жизни далеко не был хлипким.
Он встал, обнажил клинки, оскалил зубы и пошёл на девочку, рыча от гнева. Мысли куда-то ушли. Даже образы убийств отступили куда-то вглубь сознания. Сейчас внимание вампира было чётко сосредоточено на маленькой вампирке, которая была в два раза старше него самого.
- Наконец-то очнулся, - сказала Нира, как бы не обратив внимания на то, что он был очень зол. - А теперь давай рассказывай.
Вампир не обратил никакого внимания на то, что сказала девушка. Быстрым и точным движением он нанёс ей протыкающий удар. Серебристый клинок молнией рассёк пространство между ними. На одном этом действе он не остановился и начал наносить град ударов - режущих, колющих, скользящих и обманных. Какой бы маленькой и ловкой девчонка не была, она должна была ещё при жизни быть невероятно быстрой и ловкой, что бы увернуться от всех этих ударов. Она должна была быть не менее, чем втрое лучше подготовлена, чем сам Караваджо. А он потратил немало времени, что бы овладеть подобным оружием.
Однако вампир не останавливался.
- Эй, але! - воскликнула Нира, но было уже поздно, Караваджо уже атаковал.
Нира успела увернуться, отпрыгнув в сторону и встав на носочки, при этом согнувшись и чуть не упав. Девочка хихикнула, посмотрев в глаза вампира, который уже наносил второй удар. Вампиру показалось, что он попал точно в цель. Вот только Нира стояла в углу и просто втихаря хихикала над тем, как вампир крошит стену. А Караваджо видел, как он смачно кромсает Ниру, как из нее рекой льется вкуснейшая вампирская кровь.
Кажется, что, когда вампир покромсал свою жертву, он немного успокоился. Микеланджело посмотрел, что девочка (по крайней мере, то, что, по его мнению, от неё осталось) уже совершенно не дёргалась. Он удовлетворённо хмыкнул и... застыл. Из маленькой девочки не могло вытечь столько крови. Она бы была слишком большой для этого объёма жидкости в теле.
Не убирая окровавленного оружия, с которого капала кровь (по мнению вампира), Караваджо начал осматривать комнату, внимательно осматривая каждый уголок, каждую тень. Время от времени он бросал взгляд за плечо и следил, чтобы там не прошмыгнула незамеченной никакая тень.
И вампир увидел, что искал. Легкая тень скользнула в углу и также молниеносно скрылась, как и появилась. Она явно показывала то, что девочка жива-здорова. Вот вновь рядом с вампиром что-то промелькнуло, вот еще. Теней становилось все больше, комната погрузилась во мрак, пол куда-то пропал, потолок, стены - ничего не было, лишь тьма и смех, детский издевательский смех и удары. То справа в челюсть, то в живот, то еще куда-нибудь. Удары были несильными, чтобы сломить вампира, но уж точно они были неприятными.
Караваджо зарычал. Всё происходящее уже давно закончило ему нравится. То, что его сейчас избивают, вампира только раздражало. Всё сильнее и сильнее.
Сначала вампир пробовал отмахиваться от теней своими клинками, но быстро понял, что это бесполезно - лезвия проходили сквозь эфирные тела, не принося им никакого вреда. Осознав это, вампир на пару мгновений абстрагировался от удара, вспоминая все свои движения по комнате. Представив это, вампир развернулся в сторону двери и рванул туда, намереваясь с разбега вышибить дверь.
Однако дверь оказалась совершенно не там. Густая липкая тьма, в которой не видно даже руки, поднесенной к глазам, и полная дезориентация, вызванная множественными, хоть и не сильными ударами, дала нужный эффект. Парень упал на пол, а удары, как ни странно, прекратились. В темноте отовсюду послышался звонкий высокий голос вампирки.
- Больно, наверное, неприятно, да? - после этого последовало веселое хихиканье и сильное эхо, которому взяться было неоткуда. – Может, лучше поговорим на том кольце? Ну расскажи, - взвизгнула Нира, и это чуть не оглушило Караваджо. Да, теперь он был в руках Ниры. Сотрудничай, или будет хуже.
Полуоглушённый вампир не слишком хорошо воспринимал вокруг происходящее, и фразу девочки услышал тоже не слишком хорошо.
"Крошить? Это всегда пожалуйста," - подумал вампир. После чего встал, зарычал и стал медленно двигаться вдоль стенки, ощупывая её на предмет нахождения здесь каких-либо предметов или окон или дверей.
Действия Караваджо были логичными, да вот только с каждым мгновением он оказывался во все более глубокой иллюзии. Стена пропала. Ее не было. Он знал, что она есть, но ее не было. Иди вперед, щупай дальше. Но стены нет.
- Ты такой скучный! - воскликнула Нира, и этот крик буквально накрыл помещение тяжелой волной. Казалось, она не звуковая, а вполне реальная, сбивающая с ног. - Говори! - вновь эхо, вновь удар. На сей раз вполне ощутимый. Как будто в вампира удирали молотком.
Вампир зарычал.
- Ты дура, если хочешь заставить меня говорить силой.
Это были единственные слова, оброненные вампиром за последние несколько минут активного действия. Потеряв опору, этот мужчина остановился и закрылся клинками своих мечей, как небольшими щитами. Это должно хоть как-нибудь уберечь его от ударов. Руками же он закрыл остальные незащищённые участки.
На самом деле Нира не пыталась заставить его говорить силой, она просто психовала и пинала бедолагу. Вот в темноте появилась фигура маленькой девочки, сиявшей светом, ослепляющим вампира.
- Силой? - спросила девочка, садясь на стул, который тоже возник из ниоткуда.  - Ты сам себя калечишь. Я же вижу, что ты хочешь что-то рассказать, а ты молчишь, - проговорила девочка, сделав расстроенное, грустное, сочувствующее лицо. - Ну расскажи, - попросила девочка. Естественно, эта Нира была не настоящей, она не настолько глупа.
Караваджо совершенно не обратил внимания, что фигура девушки мерцала. Вампиру, судя по всему, уже надоело рычать, и он молчаливо пошёл к фигуре. Когда был рядом, вонзил клинок в грудь по самую рукоять, но увы. Это был лишь фантом, и клинок совершенно ничего не сделал, лишь со свистом разрезал воздух.
- Ты уже надоедаешь, - отмахнулась иллюзия Ниры. - Давай я тебе кое-что объясню. Сейчас ты там, где я хочу, делаешь то, что я хочу и когда я хочу. Расскажи мне то, что я хочу, и все будет хорошо. Чего ты упрямишься? Это такая большая тайна, что о ней никто не должен знать? - поинтересовалась вампирша. И исчезла. Она появилась за спиной Караваджо, все так же мерцая и сидя на стуле.
- Это то, о чём вы должны сами догадаться. Я только даю вам части головоломки, - утробно прорычал Караваджо.
На этот раз к новой фигуре он даже не обернулся, а остался стоять, опустив руки по швам. Всё равно ведь ничего сделать он не сможет.
- Но как? Вот ты сам подумай... - Ниражанна включила логику, которой у нее было не очень много, но хоть что-то. - Я читаю мысли, вижу будущее и еще много чего. При этом я ничегошеньки не понимаю. Дядь, слишком прозрачны твои намеки. Слишком сложна головоломка, дай наводку, - попросила девочка, мило улыбнувшись.
- Ты вычитала больше, чем наводку, - был ей ответ. И молчание.
- Блеск, просто отлично! - воскликнула иллюзия и захлопала в ладоши, хоть и на лице отразилась кислая мина. -  Хорошо, пойдем от обратного. Ты убиваешь людей, чтобы что-то сказать другим, так?
В ответ молчание. Ведь это же было очевидно. Поэтому Микеланджело просто ждал.
- Ты всегда рисуешь странные вещи кровью, это и есть твоя подсказка, я права? - уточнила девочка.
- Мои подсказки, - убийца сделал акцент именно на том, что он сделал не одну подсказку.
- Соответственно, - воодушевленно пропела Нира, - чтобы разгадать этот ребус, необходимо обратить внимание на все твои убийства! - до девочки начало доходить, и это ее очень радовало. - Но сейчас столько убийств, что очень мало людей свяжут все твои убийства между собой. Так же очень мало вообще о них узнают, - сочувствуя, проговорила Нира.
Вампир постарался абстрагировать, очистить свои мысли. Вроде бы это у него даже получилось.
- Все узнают, не волнуйся.
- Я? Волнуюсь? Нет, что ты, - отмахнулась девочка. - Мне все равно, сколько людей поймут, узнают. Мне интересно самой, - наступила небольшая пауза. - Хорошо, давай поступим вот как... Сейчас ты представишь все свои убийства, а я постараюсь связать все воедино.
Тут в опустошённое сознание вампира пришла интересная идея. Почти наверняка маленькая зараза её вычитает, ну да неважно.
Микеланджело Меризи де Караваджо вспомнил, кто он есть, и что его одурил какой-то простолюдин. Он зарычал и начал всем своим нутром сопротивляться иллюзиям, которые накрыли его с головой. Он рвал их на части, стараясь выпутаться из их липких объятий.
Караваджо всё-таки смог вырваться из пучины этой липкой мерзости. Но увы, ненадолго и не слишком сильно. Но всё-таки он смог увидеть куски комнаты: лампу на тумбочке (наверное, вторая из присутствующих), кусок кровати, и, самое главное, окно.
Вампир к этому окну и рванул, на полной скорости вышибив стекло плечом и проваливаясь вниз. Полностью перевернувшись в воздухе, вампир сумел приземлиться на ноги и сделать перекат, гася урон от падения. В итоге только лишь несильная ноющая боль в ногах.
Сразу после описанного действа эта сверкающая ёлка рванула в сторону, скрываясь за углом.
Нира не спеша подошла к окну, выглянула и посмотрела в след удирающему вампиру. Она не собиралась его преследовать, ей это надоело и стало скучно. На шум, скорее всего, отреагировали некоторые люди, которые были поблизости. Можно было прыгать вниз, можно было убегать сквозь дверь, но девочка хотела немного подумать. Она села в уголке, прижав колени к груди, и стала размышлять, погрузившись в тень.
«Странный он какой-то. Он мне не нравится», - решила Нира, тем самым подчеркнув, что была бы рада, если бы его убили. Но дядя Доровин хочет, чтобы его убили именно Фадеев с Морозом, а это сильно осложняет дело.

0

6

Ниражанна Брайт - Ниражанна Брайт.
Хачи-НПС - Kestrel.

Нира выбралась из здания. Сделать это было более чем просто, Затемнение в этом очень помогло. Гнаться за этим странным парнем смысла особого не было, так что девочка решила вернуться к Абагяну, который наверняка ее обыскался. Вот только где, черт возьми, теперь его искать? Впрочем, плутать по улицам долго не пришлось, и Нира вышла к тому самому дому, из которого недавно так быстро убежала.
- Всем привет! - крикнула малкавианка, войдя в здание.
Ее встретила относительная тишина, разве что по обе стороны от двери вспыхнули огоньки бесшумной сигнализации – значит, в «командном центре» на втором этаже уже знают о ее присутствии. Если, конечно, в здании еще кто-то остался. Вскоре появилось несколько солдат и людей в гражданской одежде – они были слегка смущены и не знали, как вести себя с этой девочкой-вампиркой. Наконец самый смелый сбивчиво рассказал, что, дескать, командующий и еще несколько человек уехали выручать Фадеева из ментовского участка, а Вадим – тот самый долговязый программист – пытается отследить машину, на которой увезли Мороза, по дорожным камерам.
- А, ну тогда все супер! - пропела Нира и побежала на второй этаж, в командный центр, посмотреть, чего там такое происходит. Тем более делать-то особо нечего. Но тут она вспомнила еще одну деталь и остановилась посреди лестницы.
- Ты, - девочка ткнула пальцем в одного из "крепких" солдатиков, - пошли за мной, - попросила она. Может и приказала, да какая разница.
И тут произошло что-то внезапное.
То ли испугавшись, то ли будучи особо разговорчивым, солдат насупился и нагло заявил:
- Не пойду. Я подчиняюсь только командующему.
- Ладненько! Кто из вас тут старший по званию? - поинтересовалась Нира, поглядывая на парней.
Вперед бесстрашно выступил человек средних лет кавказской национальности. Неудивительно, что старшим по званию был именно он после Абагяна – национальный менталитет.
- Капитан Кади Мнацаканян, - представился он, держа наперевес лазерное ружье.
- Отлично, а теперь прикажи ему делать, что я скажу, - Нира улыбнулась, посмотрев на парня с длинным языком и мерзко захихикала.
Невозмутимый армянин смерил ее презрительным взглядом. Именно презрительным.
- А может, мне тебя просто пристрелить? – поинтересовался он под одобрительные смешки солдат.
Они стали медленно, но верно зажимать Ниру в кольцо, отрезая ей путь к двери. Кажется, что-то пошло не так…  И куда делать напускная растерянность этих людей? Возможно, их робость при первой встрече была просто тщательно спланированным спектаклем, и пока Ниры не было, здесь что-то поменялось.
- У-у-у, - печально протянула Нира, в очередной раз окинув взглядом окружающих людей. - Я пропустила что-то важное? Случился бунт на корабле? Или он начал тонуть, и крысы решили смыться, оставив подарочек? - девочка ухмыльнулась. Страх? Нет, Нира такого чувства не знала. Тем более, крови было еще достаточно, чтобы ринуться вперед и поотрывать этим людишкам головы, но это так некультурно, тьфу.
На этот раз ей никто не ответил. Солдаты стали угрожающе сжимать кольцо. Затем несколько излучателей оказались направлены прямо в голову девочки, а на лицах людей читалась откровенная ненависть. Теперь уже в их намерениях не оставалось никаких сомнений, однако стрелять никто не спешил.
Нира еще раз хихикнула. Что ж, до второго этажа рукой подать, а там можно спрятаться и убить их всех по одному.
«А все же что произошло? Обидно даже! Пожалуюсь дяде Доровину!» - решила Нира, тем временем чувствуя, как кровь растекается по организму и дает силу, скорость. Достаточную, чтобы эти дурни не успели спустить курок. Девочка прыгнула через перила на соседнюю лестницу, ведущую еще выше, и понеслась в ближайшую комнату. Как только она скрылась из виду людей, она использовала Затемнение. Посмотрим, что будет.
Вслед ей понеслась лазерная очередь. Затрещали перила, посыпалась старая штукатурка… На грохот выбежал перепуганный программист Вадим, на ходу поправляя свои нелепые очки. Закрывая уши, он тут же отступил назад, но стрельба резко прекратилась.
- Эй, ребята, вы чего? – испуганно пискнул юный компьютерщик. – Зачем все это?...
- Иди и не мешайся, - грубо бросил ему Мнацаканян.
- Но почему? – рискнул еще раз пискнуть Вадим.
- Убирайся! – ледяным тоном приказал капитан и жестом поманил остальных за собой. – Солдаты стали осторожно подниматься вверх по лестнице.
- Но полковник Доровин… он же… - испуганно лепетал Вадим, и тогда Мнацаканян резко развернулся к нему.
- Доровин – предатель и враг народа, - отчеканил он.  – И Абагян тоже. А эта девчонка – мерзкое порождение тьмы, которых мы истребляем. Доровин вступил в сделку с нашими врагами – этого тебе мало? Отвечай, ничтожество!
Вадим так перепугался, что сам едва понимал, что несет.
- Но я… но мне… - лепетал он. – Может быть, это такой хитрый ход... ну вы понимаете… стратегия и все такое..
- Это предательство! – рассвирепел Мнацаканян. В нем закипала горячая кровь горных предков. – И ты, кажется, собрался выбрать неправильную сторону…
Вадим попятился, уловив в его тоне явную угрозу.
- Мы – воины Императора! – торжественно провозгласил Мнацаканян, так, что Нира легко услышала его с верхнего этажа. – Мы очищаем Землю от ксеносов во имя Его! И кто-то позабыл о своей священной миссии. И мы это исправим! Прямо сейчас!
Вадим завопил и попытался убежать, но был поймал одним из солдат, и тот, после короткого кивка капитана, отправил этого типичного «нерда» в длительный нокаут. С ним можно будет разобраться позже.
- Выходи, исчадье ада! – продолжал пафосно вещать Мнацаканян, поднимаясь по лестнице. – Тебе не уйти от возмездия воинов Императора!
Нира едва удерживалась, чтобы в голос не смеяться. Догадка о бунте на корабле была верной. Что ж, бунт надо подавить, резко и безжалостно. А бедного программиста-то за что? Хороший такой дядечка, хоть и задрот... Нира стояла в углу одной из комнат, прикрывшись Затемнением, и ждала, когда кто-нибудь сунется внутрь. Ну а пока она сильно напрягалась, стараясь с помощью телепатии понять расположение всех противников. Без зрительного контакта, да еще и на нескольких людей. Это было необычайно утомительно, но забавно. Этакий новый рекорд. В принципе, следить за всеми не было обязательно, достаточно отслеживать ближайших, но, черт бы их побрал, они шли всей толпой.
Мнацаканян был не так прост, как думала Нира. Он и не думал идти не верную смерть, и, пока Нира отсутствовала, успел продумать и обсудить с остальными все детали хитрого плана. Не успела Нира как толком оценить ситуацию, как в комнату, где она спряталась, влетела старая добрая дымовая шашка. Все помещение заволокло едким густым дымом. На всякий случай такие же шашки побросали в ближайшие помещения третьего этажа – мало ли где могла спрятаться девчонка. Расчета на прямое действие дыма не было, поскольку он не причиняет живым мертвецам особого вреда, но у Мнацаканяна был другой план.
"Мерзкий человек кавказской национальности!" - мысленно выругалась Нира. Теперь ее глазами могла быть исключительно дисциплина Прорицания, телепатия в частности.  Вобще, Ниру очень заинтересовала эта странная… магия. В комнату влетела какая-то штука и начала очень сильно дымиться. Рассмотреть бы ее повнимательнее, но вот шуршать сейчас точно плохая идея, придется ждать. Пока реальной опасности небыло, по этому вампирка оставалась на месте. Ожидания, конечно, утомляют, но не бросаться же на целую толпу вооруженных солдат. "Думаю они будут искать по парам" - предположила Нира и задумалась, как сделать все так быстро, чтобы не поднять шум.
Пока Нира думала, что делать, Мнацаканян тихо приказал своим людям надеть респираторы и приборы ночного видения. Они были осведомлены о том, что мерзкие ксеносы могут колдовать, становиться невидимыми и выкидывать прочие плохие штучки, поэтому он действовал предельно осторожно. Не знал он только о том, что малкавианка видела его ауру. Но Мнацаканян теперь тоже мог видеть ее – вернее, движущуюся цель. Затемнение могло обмануть человека, животное и любое мыслящее существо, но датчики не обманешь. Зеркала и камеры слежения могли обмануть лишь Ласомбра, и сейчас Мнацаканян увидел в одной из комнат слабое зеленое пятно – оно возникало и исчезало, проявляясь лишь когда Нира чтуь-чуть двигалась. Тепловые сенсоры были здесь непригодны, зато задымленность помещения была как нельзя кстати – с помощью визоров ночного видения в дыму прорисовывался неясный силуэт.
- За мной! – командовал Мнацаканян и ворвался в помещение. Его многофункциональное оружие было переведено в режим иглометания, и в Ниру полетела россыпь коротких металлических стержней.
Нира не ожидала. Более того, она и мысли не допускала, что противник сможет ее найти, тем более так сразу. Она слишком поздно прочла мысли противников, которые уже открыли огонь, а угол не позволял увернуться от всего. Девочка, конечно, ринулась в сторону, но слишком поздно, чтобы увернуться, и в нее попало немало. Было больно, двигаться было трудно, кровь лилась сильно, и это резко убавляло шансы на победу. Теперь приходилось постоянно тратить кровь на ускорение и усиление, а крови было все меньше. Надо было срочно кормиться, но как, когда их такая толпа? Девочка решила вновь попробовать разделить противников, и прыгнула в окно, ища спасения на улице.
Увидев на своем визоре, как наружу вылетела старая рама окна, Мнацаканян понял, что вампирша пытается сбежать. А еще он догадался, что она хоть немного, но ранена, и это прибавило ему уверенности.
- За мной, братья! – торжественно воскликнул он. – Убьем порождение тьмы! – и вся компания резво побежала на улицу.
Нира, забежав за дом, принялась выдергивать иголки, мысленно ругаясь и всем сердцем ненавидя этих мерзких людей, сейчас она представляла, как будет их убивать, по одному, медленно и мучительно. Прохожих не было, и это очень сильно все осложняло. Но девочка вспомнила еще одну деталь. Она запрыгнула в окно первого этажа, когда услышала, что солдаты вывалились на улицу. Тихонько она подошла к несчастному программисту и принялась питаться. Может, у нее было не много времени, но достаточно, чтобы восстановиться хоть немного. Потом она сильно поцарапала себе руку и стала капать свою кровь в рот программисту.
- Вставай, мне нужна помощь, - шептала девочка.
Однако от укуса вампира нерд был явно под кайфом – бормотал что-то невразумительное и никак не реагировал на слова девочки.
А внизу кое-кто из солдат после короткого осмотра территории заметил, что разбито окно первого этажа. Возможно, вампирша опять забралась в дом. Нира услышала за окном крики на неизвестном языке, а затем по лестнице крыльца вновь загрохотали шаги.
«Чертов недопырок, вставай! - Нира трясла программиста, но ему было, очевидно, пофиг. - Ладно, хотя бы восстановилась немного», - подумала Нира.
Она вновь побежала на второй этаж, в ту же комнатку, надеясь, что теперь внутрь зайдет не вся толпа. К тому же, теперь она знала, что они могут ее найти.
Вокруг нее снова вес заволокло дымом. Солдаты разделились – сейчас они искали вампиршу по датчикам движения по всему дому.
И вот настал тот заветный момент. Глаза налились кровью, и Нира вновь ощутила то божественное чувство, как кровь тепло разливается по организму, наполняя ее силой. Девочка ринулась вперед, оказавшись у двери и за спиной противников, которые шли один за другим, как предполагалось, задний прикрывал переднего. Нира прыгнула на него сзади и, обхватив его ногами, повисла на нем, впившись в шею. Несколько глотков - и она буквально выдрала кусок солдата, после чего резко соскочила и кинулась на переднего человека. В глазах Ниры читался азарт и веселье, да, ей нравилось убивать, это доставляло ей удовольствие. Она прыгнула на человека, норовя впиться и в его шею.
На крики и шум побоища прибежало трое – в том числе Мнацаканян. Затемнение прекратило прикрывать малкавианку, когда она вступила в бой. Не говоря ни слова, Мнацаканян решительно перескочил через три ступени и на ходу вонзил в тело девочки металлический кол. При этом он даже не задумался о том, что может ранить и солдата.
Нира слишком увлеклась убийством второго солдата и не успела среагировать на чертового Мнацаканяна, который оказался слишком везучим. Кол вошел четко в сердце.
- Черт, - взвизгнула Нира, чувствуя, что больше она ничего не может.
«Нет, черт, нет!» - уже мысленно вопила Нира, чувствуя холодное дыхание ужаса и возможной скорой смерти.
Она чувствовала, как силы покидают ее. Опустив ее слабеющее тело на пол, Мнацаканян едва заметно вздохнул. Кажется, теперь девчонка обезврежена.
Дом представлял собой место недавнего побоища: кое-где были сломаны перила лестницы, мебель разворочена, у двух окон не хватало рам, а весь третий этаж заволокло едким желтым дымом. Двое солдат оттащили бесчувственное тело программиста подальше в компьютерный центр и открыли окно, чтобы тот вдруг не помер от отравления газом. Они видели, что Нира его укусила, но не догадывались, что та сделала его своим гулем. Вадим хрипло прерывисто дышал, и это означало, что он по-прежнему оставался человеком.
Мнацаканян переговорил по-армянски с двумя своими помощниками, оставил Ниру на их попечении и затем сел за компьютер. И активировал связь с Заказчиком.
- Товар у нас, - коротко и без предисловий доложил он.
- Прекрасно, - сообщил ему темный экран по-английски, без акцента. – Мои люди могут забрать его прямо сейчас?
- Нет, не могут, - отрезал Мнацаканян. – Мы отдадим вам товар на нейтральной территории. Оплату принимаем только наличными.
Темный экран выдержал паузу, словно обдумывания новые условия.
- Ладно, - согласился он. – Думаю, особого вреда не будет. Как насчет шоссе А2 на семидесятом километре через полтора часа?
- Идет, - легко ответил Мнацаканян. – Пускай приезжают двое и без оружия. Увижу большее количество человек или хотя бы лазерный пистолет – и сделка отменяется.
- И что же вы в таком случае будете делать с товаром? – ехидно осведомился невидимый собеседник.
- Найдем покупателей, - хмуро бросил Мнацаканян. – Это уже не ваше дело. Вас устраивают мои условия?
- Только в том случае, если с вашей стороны приедут только двое людей и без оружия. Увидим больше человек или оружие хоть у кого-нибудь – никаких денег.
Мнацаканян раздраженно смотрел в экран. То, что он не мог видеть Заказчика, его изрядно бесило. Да и еще эти условия… Но выбора у него особо не было – от Ниры надо было избавиться как можно быстрее.
- Ладно, идет, - угрюмо согласился он. – Двое на двое, без оружия. Но деньги вперед.
- Как вам будет угодно, - ответил Заказчик, и Мнацаканян расслышал в его голосе едва заметное ехидство. Заказчик прекрасно понимал, что в интересах Мнацаканяна поскорее продать вампиршу и больше никогда ее не видеть. – Значит, через полтора часа.
- Конец связи, - фыркнул Мнацаканян и отключился. – Пошли, ребята, - скомандовал он своим.
Команда вышла в коридор первого этажа.
- Последние инструкции. Ты, Гарик, поедешь со мной, - раскомандовался Мнацаканян. - А вы все останетесь здесь и наведете… хм… порядок. Абагяну скажете, что на штаб напали бандиты.
- А что делать с нашим кулхацкером, капитан? – поинтересовался один русский солдат. Из уважения к Абагяну всем русским в команде пришлось выучить армянский язык.
Мнацаканян задумался. Конечно, убийство программиста может вызвать подозрения у Абагяна, но и оставлять в живых свидетеля тоже нехорошо. Еще как проболтается о мятеже. Впрочем, оставлять в живых Абагяна у него тоже не было в планах, поэтому и Вадим был особо не нужен.
- Да убейте его, - небрежно бросил Мнацаканян. – Гарик, оттащи девчонку в багажник. Все, мы уезжаем.
Отдав честь командующему, солдаты разбрелись по дому: кто-то открывал окна для проветривания помещений, кто-то собирал сломанные куски перил, кто-то выносил из дома куски отвалившейся штукатурки… Тот русский, которому Мнацаканян приказал убить Вадима, хладнокровно и даже немного лениво отправился выполнять свою миссию. Насвистывая себе под нос какую-то мелодию, он достал лазерный пистолет и вошел в командный центр, готовясь прострелить программисту голову, но… изумленно замер на пороге. Тела нигде не было. Он посмотрел под столами, выглянул в окно – но программиста и след простыл. Крича о том, что потенциальный труп куда-то исчез, он выскочил на улицу, но машина капитана уже растворилась в предрассветном тумане… Кажется, веселая ночь и не думала заканчиваться.

0

7

http://www.kulturologia.ru/files/u6205/Kim_Holtermand_2.jpg

На пустынном семидесятом километре шоссе А2 клубился серый предрассветный туман. В воздухе витал горький аромат индустриального города, кислотных облаков и еще какой-то дряни. Гарик Адельханов, сидевший «за рулем» (или правильнее будет сказать – за джойстиком) изящной в своей простоте машины, вручную сбавил скорость. Вообще машина все это время ехала на автопилоте, самостоятельно, по навигатору, выбирая путь и регулируя скорость. Это была не машина, а мечта – маленькая, трехдверная, стремительная, вытянутой формы, похожая на стрелу… Она не ехала, она словно парила в воздухе и двигалась вперед легко, без толчков и тряски. Правда, Мнацаканян и Адельханов не особо удивлялись – они родились в эпоху такого транспорта. Заметив в тумане нечеткий силуэт еще одной машины – в противовес «стреле», темной и громоздкой, - Гарик вручную сбавил скорость и притормозил, немного не доезжая до отметки «70». Незнакомая машина дважды просигналила зелеными контурными огнями, расположенными по бокам. Мнацаканян понял, что это знак – «здесь свои». Значит, их уже ждали и, возможно, давно. Тот факт, что их терпеливо ждут, был глубоко лестен самовлюбленному армянину.
Гарик остановил «стрелу» и посмотрел на командира – мол, выходим?
- Подожди пока, - ответил Мнацаканян. – Пусть они выходят первые.
Почти минуту машины простояли в безмолвном сером тумане, освещаемые изредка проносившимися мимо машинами. Идеальное место для сделки – пусто, тихо, безлюдно, да и проезжающим откровенно плевать на то, что здесь происходит. Мнацаканян оглянулся и посмотрел в стекло заднего вида. Где-то там, позади, в тумане вырисовывались очертания вечно неспящего Багдада…
Наконец из черной громоздкой машины неторопливо выплыли (не сказать – вышли) двое мужчин средних лет в одинаковых черных комбинезонах. Они были настолько похожи внешне, что Мнацаканян принял их за братьев или даже за клонов, но запоздало сообразил, что наверняка Заказчик послал синтетиков. Расходный материал! Хорош, гусь… Присмотревшись, нет ли у них оружия, Мнацаканян ничего не заметил, но все же остался сидеть на месте. Черт бы побрал этого Заказчика! Мнацаканян подозревал, что неспроста тот так быстро согласился на встречу «двое на двое и без оружия», наверняка замышлял что-то нехорошее. И вот теперь он посылает синтетиков. Мысленно отругав себя за недальновидность, Мнацаканян торопливо соображал, что делать. Посылая синтетиков, Заказчик ничем не рисковал – зато эти оба могли запросто убить и его, и Гарика как ненужных свидетелей сделки. Или просто чтобы не платить по договору. Кстати, откуда у «Реал сайнс» синтетики Вейланд-Ютани? Неужто эти две корпорации заключили какое-то соглашение о сотрудничестве? Впрочем, Мнацаканяну было мало дела до корпоративных сделок…
- Что такое, капитан? – тихо спросил Гарик. – Мы можем выходить?
- Это синтетики, - процедил сквозь зубы Мнацаканян. – Чертов лис...!
- Может быть, уехать?
- А с девчонкой тогда что делать?
- Убить. А потом убить Абагяна, по плану.
Мнацаканян задумался. Разумеется, по соображениям личной безопасности нужно было сейчас же отменить сделку и уехать. Потом сделать все так, как предложил Гарик. Но алчность и грезы об обладании огромным капиталом, который можно будет частично пустить на общее дело, затуманили всю его осторожность. Наплевав на уговор, он сунул под куртку лазерный пистолет, в сапог – нож, а еще один пистолет, поменьше, сунул за пазуху. Все это он проделал за затемненными окнами, чтобы синтетики не разглядели, чем это он там занимается.
- Возьми оружие, - сказал он Гарику. – И не спускай с них глаз.
- Конечно, сэр, - пообещал Гарик, пряча свое оружие под одежду. – Давайте побыстрее покончим с этим.
Набравшись решимости, Мнацаканян нажал кнопку открывания дверей. С его стороны серебристая изящная дверка отъехала в сторону, и капитан вылез на влажное пустое шоссе. Напрягшись всем телом, он внимательно следил за реакцией синтетиков. Те, заметив движение около серебристой машины, спокойно и уверенно направились навстречу. Мнацаканян ждал, пока они подойдут. Гарик замер рядом, в непринужденной позе опершись на машину. На самом деле он, подобно капитану, был готов в любой момент обороняться.
Эх, знали бы они, что «принимающая сторона» в лице Заказчика испытывает те же самые опасения о том, что их «кинут»…
- Где товар? – бесстрастным голосом спросил один из синтетиков.
- А где мои деньги? – в тон ему поинтересовался Мнацаканян, ожидая, что вот-вот разразится буря.
Но бури не последовало, и второй синтетик молча протянул ему электронный счетчик – продолговатую коробочку с сенсорными кнопками и прорезью для магнитной карточки. Мнацаканян протянул руку за устройством, но синтетик убрал прибор назад.
- Сначала товар, - сказал он.
- Сначала деньги, - упорствовал Мнацаканян.
- Вы нарушили договор, - вдруг заговорил второй синтетик, прятавший глаза за темными очками. – Я вижу у вас оружие.
Мнацаканян растерялся, а затем резко вытащил из-за пазухи лазерный пистолет и нацепил его на синтетика в очках. То же самое проделал Гарик, прицелившись во второго. Синтетики стояли, не шелохнувшись, зато Мнацаканян здорово психанул.
- Ваш шеф нарушил условия первым! – словно оправдываясь, истерично вскричал он. – Вы не люди, вы синтетики! Вас послали, чтобы убить нас и забрать девчонку! Но вам меня не обмануть! Деньги сюда – живо!
- Успокойся, Кади, - вдруг пренебрежительно бросил синтетик без очков. – Я про тебя все знаю. Ты трус, но ты падок на деньги. Никто не собирается тебя убивать, поэтому возьми себя в руки.
- Да ты кто такой? – «наехал» на него Мнацаканян, испытывая целый букет чувств, самыми яркими из которых были страх и гнев.
- Мое имя не имеет значения. Я представляю  филиал Вейланд-Ютани по биологическим разработкам – а остальное тебе знать необязательно. Опусти оружие – и сделка состоится.
- А потом вы оба нас убьете?! Нет уж! Сделка произойдет на моих условиях!
- Как это примитивно – угрожать оружием, - поморщился самый разговорчивый синтетик. – Ты обознался. Я – человек, а этот товарищ – синтетик с моей внешностью. Я взял его на случай… ну, на всякий случай.
- Какой такой случай?!
- На тот же, на какой вы взяли оружие. Заметьте, у нас пистолетов нет.
- Зато у вас есть этот робот, который сам – ходячее оружие! – заявил Мнацаканян, все еще не опуская пистолет.
- Ты переоцениваешь синтетиков. Они сильны, но не настолько, чтобы стать машинами убийства. Но хватит разговоров. Даю тебе последний шанс – или мы оба делаем вид, что этого инцидента не было, или расстаемся на плохой ноте… - в последней фразе явно прозвучала угроза.
Мнацаканян быстро оценил ситуацию. Кажется, дела плохи. В случае отказа отдать Ниру синтетик наверняка легко убьет и его, и Гарика… Бежать? Далеко они явно не убегут. Этот якобы человек предлагает ему начать встречу заново, но насколько правдиво это великодушное предложение? Наконец Мнацаканян решился.
- Ладно, я уберу пистолет, но мой помощник будет держать тебя на прицеле. Это компенсация за то, что ты взял с собой синтетика! – заявил он.
- Тогда сделка отменяется.
Мнацаканян понял, что его буквально загоняют в угол, вынуждая играть по чужим правилам. Он понимал, что только что ему вежливо поставили условие – или подчиняйся, или умрешь прямо сейчас.
- Ну пусть тогда он отойдет к твоей машине! А Гарик сядет за руль. Поговорим с глазу на глаз.
- Я понимаю, что горные народы так и норовят превратить все, что угодно, в рынок… - неприязненно бросил человек из Вейланд-Ютани. – Но мне надоела эта торговля. Ты явно не хочешь, чтобы мы расстались хорошими знакомыми…
- Нет, нет, стойте! – прервал его Мнацаканян. – Хорошо, я согласен! Товар… э-э… в багажнике, - он решил, что ладно, пусть забирают свою вампиршу, даже бесплатно, но только сохранят ему жизнь.
«Синтетик пойдет к багажнику, а тем временем мы сядем в машину и…», - торопливо прикидывал Мнацаканян.
- Открой его. И опусти пистолет.
Мнацаканян нехотя сказал Гарику по-армянски, чтобы тот убрал пистолет и открыл багажник. Сам он медленно убрал свой пистолет за пояс. Синтетик и человек, не проявляя никаких признаков враждебности, прогулочным шагом подошли к багажнику и заглянули внутрь. Там, на черной резиновой обивке, лежало окровавленное тело девочки, с вонзенным в сердце железным штырем.
- Отлично, - обрадовался человек. – Сразу бы так, а? – почти дружелюбно обратился он к Мнацаканяну. Тот замялся.
- Ну… э-э… - выдал он.
Синтетик нагнулся, взвалил тело себе на плечо и двинулся к черной машине. Мнацаканян беспомощно смотрел ему вслед.
- Вы, военные, почему-то думаете, что если у вас есть пистолет, то вы – повелитель мира, - вдруг сказал человек, прохаживаясь мимо серебристой машины. – Но не все в этом мире решается оружием, мой друг, далеко не все. И ты еще это поймешь.
Он развернулся и пошел следом за синтетиков.
- А… э… оплата?! – запоздало крикнул ему вслед осмелевший Мнацаканян, ощупывая за поясом второй пистолет.
- А, да, - человек остановился, сделав вид, что совершенно забыл об оплате. – Прошу прощения, память меня иногда подводит.
От такого лицемерия лицо Мнацаканяна исказила гримаса ненависти, но человек, будто не замечая этого, снова достал свой счетчик и сказал:
- Дайте сюда вашу кредитную карточку, - он как-то резко перешел к вежливому обращению с Мнацаканяном, и последнего это почти выводило из себя. Он чувствовал, что над ним смеются. Но карточку все-таки отдал.
Человек сунул карточку в прорезь и что-то недолго химичил с кнопками. Потом вернул карточку Мнацаканяну.
- Вот, здесь двести тысяч долларов, как и договаривались. Будете проверять?
- Д-да… - нерешительно сказал Мнацаканян.
Человек из ВЮ снова забрал у него карточку, вставил в прорезь и набрал команду управления балансом. На экране высветилась сумма около двухсот пяти тысяч долларов – начисленная сумма и прежний баланс карточки Мнацаканяна. Капитан удовлетворенно кивнул, и человек вернул ему карточку.
- Счастливого возвращения, - хитро сказал он и чуть подмигнул Мнацаканяну. – Было очень приятно работать с вами. Прощайте.
Он развернулся и пошел в свою машину. С тихим свистом закрылись входные двери. Через минуту черная машина растворилась в тумане, словно ее и не было… Мнацаканяна вывел из ступора Гарик, который спросил, можно ли ехать назад. Мнацаканян слегка вздрогнул, онемевшими пальцами сунул в карман карточку и молча обогнул машину. Затем залез внутрь и закрыл дверцу. Гарик уселся за руль.
- Поехали, - скомандовал Мнацаканян. – И притормози у первого же банкомата, кое-что проверим.
Назад ехали молча. Мнацаканян обдумывал, что чуть не ввязался в неприятную историю и чудом остался жив, Гарик думал о том, что сказал Абагян, когда увидел погром в штабе… Выйдя у первого попавшегося банкомата, Мнацаканян еще раз проверил остаток по карте. Около двухсот пяти тысяч долларов. Неплохо! Заказчик не обманул. Теперь следовало на всякий случай перевести эти деньги на другую карту или еще лучше -  разбить по разным счетам, но это уже позже. Сейчас следовало вернуться к Абагяну.
А в черной машине «Реал сайнс» сразу после сделки происходил интересный разговор между человеком, представившимся главой какого-то филиала Вейланд-Ютани, и Заказчиком.
- Товар у нас, - сказал человек из ВЮ, обращаясь к маленькому наладонному планшету. – Где нас будет ждать поезд, мистер Хильберт?
- Прекрасная работа, Генри, - ответил ему довольный слащавый голос с планшета. – Найдите по навигатору вокзал «Инсити». На перегоне «Ашан – Метрополитен» есть станция «Багдад – Товарная», на ней в восемь часов будет стоять наш поезд. Передайте товар в четвертый вагон.
- Сделаем, - небрежно сказал человек по имени Генри.
- Проблем не возникло при обмене?
- Эти людишки угрожали нам оружием и боялись, что мы не заплатим им. Но я разрулил ситуацию, и никто не пострадал. Если желаете, мы еще можем догнать их и убить.
- О, нет, Генри, что вы… - наигранно ужаснулся мистер Хильберт. – Вы все правильно сделали. Ох уж эти горячие горные людишки… Они не виноваты, что рождены дикими варварами. Мы не будем их убивать за это – что ж мы, звери какие-то?
Генри оценил шутку и понял, что его миссия завершена. Мнацаканян и его прихехешник совершенно не интересовали мистера Хильберта. Теперь девчонка-вампирша была у них, и все остальное не имело значения.

Нира ---> эпизод "Корпоративная вечеринка".

0

8

Пробуждение было долгим и весьма болезненным. Алексей Фадеев нехотя открыл сначала один глаз, потом второй и… увидев над собой пронзительно яркие галогенные лампы дневного света, мучительно зажмурился. Он понятия не имел, где он, как здесь оказался и какой сегодня год. Да и вообще, по правде говоря, подобные вопросы мало волновали его в эту минуту. Перед его мысленным взором стремительно проносились последние воспоминания: площадь, полная праздной молодежи, серое невзрачное здание с красивой неоновой вывеской, Пашка, бросающийся ко входу сквозь толпу… А затем – крики, возмущенные возгласы и – темнота. Помнил Фадеев и то, как Пашка Мороз бросился в драку с охранниками ресторана, как на него набросилось сразу пятеро, как повалили на землю… Потом раздался отчаянный крик Риты, Алексей сам полез в драку, а потом… на этом моменте его воспоминания обрывались. Вспомнив все это, Фадеев вздрогнул и резко открыл глаза.
Он обнаружил, что лежит на жесткой серой койке в камере, состоящей из вертикальных прутьев. Прутья светились красным и слегка вибрировали. Фадеев догадался, что это лазерные лучи.  Стоит попробовать пройти сквозь них – и неудачника, решившегося на это, ждет быстрая, но крайне неприятная смерть. Фадеев сел на койке и поморщился. Все тело ломило – кажется, его здорово поколотили перед тем, как он отключился. Он посмотрел сквозь прутья: его камера находилась в небольшом тесном помещении, заставленном всякой офисной мебелью, а за одним из столов, бесцеремонно свалив на пол все бумаги, пили кофе мужчины разных лет в форме полицейских. Алексей догадался, что его посадили в наспех сгенерированную камеру временного задержания, а находится он в полицейском участке. Это было скверно, очень скверно. Документов у него не было (ни с собой, ни вообще), поймали его при попытке устроить драку в общественном месте (и пусть драку затеял не он – кто будет разбираться?), денег для откупа у него нет, да и выглядит он весьма подозрительно. Скорее всего, если надо будет кого-то в чем-то обвинить – козлом отпущения сделают именно его. Веселенькая перспектива.
Фадеев внезапно понял, что совсем ничего не знает о судьбе Риты и Мороза. Живы ли они? В других камерах? Сердце его дало перебой – вдруг он остался совсем один?... Даже если он каким-то чудом выйдет отсюда – где искать Риту, как найти Мороза? Багдад – это вам не село Кукуево, а вполне себе огромный мегаполис.
Сделав несколько глубоких вдохов для успокоения, Фадеев решился подойти к слабо светящимся прутьям и позвал полицейских:
- Эй, можно узнать, за что я здесь?...
Услышав, что пленник проснулся, полицейские перестали ржать и обернулись. На их лицах застыло весьма глупое выражение. Что-то сказав друг другу нестройным хором, они неохотно поставили кружки на стол и принялись наблюдать за тем, как один из них подошел к лазерной клетке и спросил что-то у Фадеева на арабском языке.
Фадеев покачал головой – он не знал ни одного иностранного языка, кроме русского. Тогда полицейский повторил вопрос по-английски.
- Ай донт спик инглиш! – раздельно повторил Фадеев фразу, которой его так старательно учил Мороз. Это, пожалуй, все, что он мог сказать по-английски. Ну, за исключением «фак ю, битч» и «иф ю вонт ту б окей, фак ю вумен эври дэй». За эти фразочки – опять-таки спасибо Морозу.
Полицейские глупо заржали и принялись выкрикивать в адрес Фадеева какие-то слова, которые можно было расценить как ругательства или насмешки. В любом случае, их дальнейшие разговоры и ржач не предвещали Фадееву хорошей развязки. Он сел на койку, когда полицейский отошел, и попытался успокоиться. Паника накатывала на него волнами, и мысли лихорадочно путались. Где Мороз? Что случилось с Ритой? Что эти люди хотят сделать с ним?... Убить или запереть где-нибудь навсегда?... А вдруг его снова отправят на опыты в какую-нибудь корпорацию?
При последней мысли Фадеев содрогнулся всем телом. Кошмарные воспоминания детства все еще не покинули его. Оттого, что он еще маленьким ребенком попал в лапы живодеров, у него развилось множество психозов и фобий, да таких, что не нашлось бы на свете психолога, который мог бы поставить этому пациенту правильный диагноз. Фадеев и сам смутно понимал, что с ним что-то не так, но поделать с этим ничего не мог. Ну не мог он спокойно пожирать фаст-фуд, не мог хвататься за поручни в метро, порой шарахался от собственной тени… Проработав на полях ГМО два года, он почти полностью потерял обонятельные способности, а психика его была травмирована еще в подростковом возрасте, когда некая уже несуществующая корпорация использовала его для испытания биологического оружия. Побывав на каком-то шабашитском празднике в качестве закуски, Фадеев не сошел с ума лишь потому, что не понял, что происходит. Впоследствии списал все на галлюцинации и вообще предпочел забыть. С глаз долой – из сердца вон. Потом его неустойчивая психика и натянутые нервы были подпорчены работой в лондонской конторе «Реал сайнс», где его использовали как наживку для ловли вампиров. Ну и финальный удар по его здравому смыслу и самообладанию нанес побег из «Реал сайнс», когда Фадеев попал в лапы сначала Носферату, потом – Цимисха, и насмотревшись в голове последнего всяких ужасов, навсегда потерял душевный покой. Ну а далее последовала та неприятная история с чешским поселком Ревуца, где на людях испытывалось действие нового биологического оружия, распыляемого с самолетов… Люди сошли с ума и стали убивать друг друга без разбору, спаслись лишь Фадеев и его племянница Рита. Словом, жизнь этого человека создавала все условия для того, чтобы Фадеев не просто обрел кучу странностей, но и вообще лишился рассудка. И хоть рассудок все еще был при нем, Алексей сам чувствовал, что это ненадолго. Охота на вампиров в составе «Ордо Ксенос» ему душевного спокойствия не добавляла.
Размышляя о своей бренной жизни и пытаясь успокоиться, Фадеев прилег на жесткую койку, застеленную каким-то полиэтиленом, и уставился в голубой потолок, часто жмурясь от яркого света галогенных ламп. Ему было очень-очень нехорошо. Примерно так же нехорошо, как человеку, каждую секунду ждущему удара в спину. Что будет с ним дальше? Какие ужасы уготовила для него чужая страна?... Навоображав себе не пойми чего и испугавшись от этого еще больше, Фадеев забылся тревожной дремой и был разбужен громкими голосами. Прямо рядом с ним несколько людей (мужчин, судя по голосам) довольно громко выясняли отношения на неизвестном языке. Фадеев вздрогнул и окончательно проснулся.
Сев на койке, он увидел, что народу в полицейском участке заметно прибавилось: уже «знакомые» ему полицейские громко спорили о чем-то с двумя мужчинами. Ни язык, ни национальность вновь прибывших Фадеев определить не мог, однако все они – и местные, и новоприбывшие – были смуглые, чернявые, с кудрявыми волосами, явно южане. В сторону Алексея никто не смотрел, но он интуитивно догадался, что речь ведут о нем.
Пришедшие люди продемонстрировали свои электронные карточки, шумно требовали что-то, а полицейские отвечали им отказом. Наконец вся компания до чего-то договорилась, и один полицейский отправился звонить по видеофону. Последовала еще одна череда шумного обмена мнениями, после чего другой полицейский нехотя нажал какую-то кнопку, и лазерные прутья, окружающие Фадеева, исчезли. Двое «хачиков» решительно направились к нему.
Первой мыслью Алексея было немедленно бежать, но он замешкался. Незнакомцы грубо схватили его за локти и куда-то поволокли.
- Эй, куда вы меня ведете?! Отпустите! Я никуда не пойду! – заверещал Фадеев.
- Тихо, - внезапно по-русски рыкнул на него один из незнакомцев. – Никто тебя убивать не станет.
Фадеев захлопнул рот от неожиданности и до самого выхода, пока его тащили по заставленным мебелью офисам, ничего не говорил. Полицейские провожали его равнодушными взглядами. Видимо, у них таких «преступников» без роду без племени каждый день было штук двадцать, а каждую ночь – все пятьдесят.
Наконец они вышли в предрассветную мглу на безлюдную улицу. И неудивительно, что улица была пуста – ночью люди старались избегать полицейских участков, ибо полиция в наше время не отличалась чувством справедливости. Фадеева отпустили, и он сердито встряхнулся и застегнул куртку.
- Ну что, - строго обратился к нему один из людей. – Вляпался ты в историю, Алексей Фадеев?
По-русски он говорил неплохо, хоть и с заметным южным акцентом.
- А вам какое дело, - огрызнулся Фадеев, глядя в асфальт. – Чего вам от меня надо?
- Ну ладно, вежливостью ты не отличаешься, - продолжил незнакомец. – Что ж, представлюсь – Тарик Авагян, спецподразделение «Волчий полумесяц», прибыл по поручению полковника Доровина. Это – сержант Бавеян, оттуда же, - он кивнул в сторону сопровождавшего его молодого парня такой же южной наружности.
Фадеев резко поднял голову.
- Вы… что?
Авагян усмехнулся, продемонстрировав крупные желтые зубы.
- Неудивительно, что ты обо мне не слышал. «Волчий полумесяц» - секретная организация внутри «Ордо Ксенос», основанная полковником Доровиным. Я подчиняюсь только ему и никому больше. Он велел приглядывать за тобой и твоей командой.
Ступор, в который впал Фадеев, когда услышал, что за ним пришли другие охотники на вампиров, прошел так же внезапно, как и появился. Теперь Алексей испытывал раздражение.
- Приглядывать?! – фыркнул он. – Спасибо, обойдусь. Доровин решил приставить ко мне нянек – так вот, не надо.
- Успокойся, - строго велел ему Авагян. – Мы на одной стороне и хотим одного и того же. Ты влез в драку и попался полицейским – скорее всего, тебя бы просто расстреляли, ибо у тебя нет ни денег, ни документов. Доровин велел тебя вытащить, что мы и сделали. Все можешь гулять, а мы пойдем по своим делам.
Такой развязки Фадеев не ожидал.
- Э… подождите. Я что-то нифига не понял, - встрепенулся он. – Расскажите-ка подробнее, что это за «Волчий полумесяц», и почему я ни разу о нем не слышал.
- Хорошо, - легко согласился Авагян. – Только зайдем куда-нибудь. Вести такие разговоры на хорошо прослушиваемой улице, да еще перед полицейским участком – не самая лучшая идея.
Фадеев согласился, и все трое пошли петлять в узких переулках бедного района Багдада. По дороге Авагян рассказывал:
- Ты и Мороз охотитесь на некоего убийцу по прозвищу Паук. Да, вы угадали, он действительно вампир и действительно очень опасен. Его убийства не бессмысленны, как показалось с первого раза, и действует он по определенной схеме. Если мы сможем эту схему понять – просчитаем все следующие убийства и поймаем убийцу. Доровин предполагал, что вы с Морозом попадете в передрягу, поэтому я и мои товарищи приглядывали за вами с самого начала миссии.
- Отлично… - горько усмехнулся Фадеев. – Доровин нас ни во что не ставит. Это вы всегда за нами присматривали, на каждой миссии?
- Нет, это первая, - честно ответил Авагян. – Но я видел тебя раньше, мельком. Вы с Морозом прекрасно справлялись до этого дня, но сейчас все не так просто. Я понимаю твою обиду, но пойми – мы должны работать в команде. Нам противостоит сильный противник, причем, возможно, не один. С Доровиным ты как-нибудь сам разберешься, но я советую тебе закусить обиду и рассказать мне все, что тебе удалось выяснить.
- Черта с два, - бросил Фадеев. – Почему я должен тебе доверять? Вдруг ты все врешь? Да еще и какой-то «Волчий полумесяц», о котором я ни разу не слышал…
Авагян резко развернулся к нему, да так, что Фадеев едва в него не врезался, но вовремя затормозил.
- Слушай! – зашипел Авагян, заметно раздражаясь. – Не беси меня. Хочешь доказательств – сейчас придем на нашу штаб-квартиру – сам поговоришь с Доровиным. О «Волчьем полумесяце» я не могу сказать больше, чем то, что мы существуем. Не хочешь работать с нами – хорошо, катись к черту отсюда и выживай как знаешь!
Это произвело эффект. Фадеев немного помялся, не выдержав сверлящего взгляда разгоряченного кавказца, и все же уступил.
- Ладно-ладно,  – пробормотал он. – Никто ни на кого не кидается. Но все же я хотел бы поговорить с Доровиным.
- Поговоришь, - буркнул Авагян, отворачиваясь и продолжая путь. – Когда придем.
- А Мороз уже там, на штаб-квартире? – спросил Фадеев.
- Э… нет, - ответил Авагян. – Мы пока не нашли его.
- Не нашли?!
- Не нашли. Его увезли в какой-то машине, и мы сейчас пытаемся отследить ее. Тебя тоже было непросто найти.
- А Рита?
- Какая Рита? – не понял Авагян.
- Рита. Со мной была девушка, я потерял ее там, в "Джавахире". Вы узнали, куда ее увезли? – заволновавшись, торопливо спросил Фадеев.
- Насчет девушки никаких распоряжений не поступало, - ответил Авагян. – Только насчет тебя и Мороза, что я и делаю. Мне жаль, но я понятия не имею, о какой девушке ты говоришь.
- Вы должны найти ее! – воскликнул Фадеев. – Она в моей команде!
- Слушай, парень, это город-миллионник, здесь люди пропадают каждый час. У этой девицы наверняка нет документов, нет бабла. Мы ее при всем желании не найдем.
- Но меня-то вы нашли!
- С трудом..
- Она была рядом со мной. Сделайте все, что сделали, чтобы отыскать меня – и возможно, вы найдете ее! – не отставал Фадеев.
- Хм… ну, не знаю, - неуверенно отвечал ему Авагян. – Посмотрим. А теперь давай выкладывай, что вы здесь обнаружили.
Сбивчиво и неуверенно Фадеев рассказал о стычке с гулями неизвестного вампира в кальян-баре, о погибшей охотнице, о визите в ресторан «Джавахир» и встрече там с девочкой-вампиршей… Когда он дошел до этого места, Авагян попросил рассказать подробнее. Имя девочки Фадеев не помнил, но воспылал к ней такой ненавистью, что Авагян решил, что с Нирой его лучше пока не знакомить. Поэтому, когда они на общественном транспорте добрались до штаб-квартиры, он велел Фадееву остаться внизу, в обществе Бавеяна, а сам вошел в старый дом.

0

9

Когда Тарик Авагян вместе с Натаном Крайсом вернулся в пыльный старый дом, ставший временным пристанищем охотников на вампиров, там творился полный развал. Остатки старой мебели превратились в ничто, стены несли явный отпечаток стрельбы, пахло дымовыми шашками… Короче, с порога было ясно, что в доме менее чем полчаса назад произошло побоище.
Тарик взъярился. Он принялся кричать, командовать, требовать ответ о том, что здесь произошло, пока он отсутствовал. Натан поспешил осмотреть дом. Оставшийся с Фадеевым снаружи помощник Авагяна по имени Маис Бавеян услышал, как ругается командующий, и коротко заметил Фадееву, что что-то случилось. Тогда, наплевав на приказ Авагяна оставаться внизу, Фадеев ломанулся внутрь дома, Бавеян не успел его остановить. Впрочем, когда оба оказались на пороге, о том, чтобы оставаться на улице, не могло быть и речи.
Напомним, что в то время, пока Авагян и Бавеян шли вытаскивать Фадеева из полицейского участка, в доме поднялся бунт движения сопротивления, возглавляемого Кади Мнацаканяном – он был один из первых, кто выказал недовольство по поводу того, что Доровин сотрудничает с вампиршей Нирой. Костяк сопротивления сформировался только в группе Доровина и не так давно, но постепенно в эту группу входили все новые и новые люди, до которых доносились слухи о том, что координатор Ордо Ксенос водит шашни с вампирами. Мнацаканян считал это предательством и собирал вокруг себя людей, сражающихся против вампиров и не терпящих никаких исключений.
Выждав, пока Нира вернется, Мнацаканян с товарищами схватили ее и по ранее заключенному договору продали англичанам из корпорации «Реал сайнс» - пускай, решил Мнацаканян, маленькая сучка принесет пользу обществу, послужив подопытным кроликом. Ни на что большее, считал он, вампиры, эти отбросы общества, не годятся. По странному стечению обстоятельств Фадеев разделял его точку зрения, хотя и не знал ничего о движении сопротивления и вообще о том, что Доровин является гулем вампирши – причем, той самой, что «наехала» на него в клубе-ресторане "Джавахир". Зная о ненависти Фадеева к вампирам, Доровин тщательно скрывал от него эту информацию.
Правда, кое-что все-таки пошло не так: свидетелем бунта стал русский парень из команды Авагяна, Вадим, программист. Во время схватки с Нирой его оглушили, и впоследствии Мнацаканян дал приказ его убить, как ненужного свидетеля, но Вадиму каким-то чудом удалось сбежать… С тех пор его никто не видел, хотя и обыскали окрестности. И это было очень, очень плохо… Если Вадим встретит Авагяна – непременно обо всем ему расскажет.  Поэтому было решено сказать Авагяну, что Вадима похитили вампиры, а потом как-нибудь найти его и убить.
Сам Мнацаканян еще не знал о побеге потенциального свидетеля, поскольку в данный момент со своим другом Гариком Адельхановым находился где-то за пределами Багдада, сторговываясь с англичанами по поводу тела Ниры…
На резкие вопросы Авагяна оставшиеся в доме бойцы отвечали четко заученную легенду: пока он ходил за Фадеевым, на дом напала банда диких вампиров, они тут все разгромили, утащили с собой программиста и свалили. Да, мы убили больше полудюжины. Где тела? Сожгли, пепел закопали, как обычно. Почему не убили всех? Но, командир, их было слишком много, и нападение было столь неожиданным, что кое-кто даже не успел схватить оружие. Сколько их было? О, целая орава… Больше двадцати рыл точно, очень сильные. Особые приметы? Нет, не заметили. Мнацаканян и Адельханов поехали за ними на машине – может быть, выследят их логово. А Нира… что Нира? Убежала куда-то, кто ее разберет, эту малкавианку…
- ВЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ГОТОВЫ КО ВСЕМУ! – буйствовал Авагян, перескакивая с армянского языка на русский и обратно. – Стоило мне отлучиться – и вас просто сделали, как девчонок! Вы не бойцы, вы тряпки, пустоголовые бабы!!! Да что там - даже баба может постоять за себя, в отличие от вас!!! Вон с глаз моих, не то я за себя не отвечаю!
- О чем он говорит? – тихо спросил Фадеев у Бавеяна. – Что случилось?
- Ммм...  – промычал в ответ Бавеян. – Ну… похоже, на дом напали вампиры, и наши люди не смогли отбить атаку. Они зачем-то похитили нашего программиста. Вот, вроде, все…
Разумеется, Бавеян был предупрежден о том, что Фадееву не следует рассказывать о Нире.
Авагян бушевал еще минут пятнадцать, после чего очень резко успокоился и даже поведал Фадееву о «Волчьем Полумесяце». Это, дескать, личная команда Доровина – отменные бойцы, о которых не знают обычные охотники.
- Личная охрана Доровина? – оскалился Фадеев. – А мы, значит, пушечное мясо?
- Ты можешь думать, что хочешь, - пожал плечами Авагян. – Но лучше обсуди это с Доровиным… как-нибудь потом. Я здесь только выполняю его приказы.
- Ага, твоя хата с краю, - обиделся Фадеев.
- Что? – резко развернулся к нему Авагян.
- Выражение такое. Ты здесь ни при чем. Может, хотя бы расскажешь, что здесь произошло?
Нехотя Авагян рассказал, что, пока они там по Багдаду бродили, на дом напали. Разумеется, о Нире ни слова. Из этого рассказа Фадеев понял, что сейчас всем будет не до него и не до Риты – появился некий новый враг. А когда вернулся Мнацаканян, Авагян напустился на него с расспросами, и про Фадеева вообще все забыли. Он некоторое время бесцельно побродил по дому и понял, что помощи ждать неоткуда. Если он хочет вытащить из беды Риту и Мороза – придется делать это в одиночку.

0

10

«Вот хачи-трюкачи», - подумал Фадеев, когда выяснилось, что на него здесь никто внимания обращать не будет.
Как он понял, вытащившие его из полицейского участка армяне и таджики входили в некий отряд с названием «Волчий Полумесяц» - кто придумал такое дебильное название, опять-таки, оставалось невыясненным. Командир отряда, Тарик Авагян, умел только кричать на своих подчиненных и ничего толком Фадееву не объяснил. Зато его помощник, Бавеян, был более спокоен и разговорчив, и он поведал Фадееву, что их команду послали следом за охотниками на случай, если что-то пойдет не так. Координационный совет «Ордо Ксенос» вообще-то не планировал, что о «Волчьем Полумесяце» узнают охотники, но после драки на парковке клуба «Джавахир» все пошло очень даже «не так», и Доровин велел Авагяну вмешаться. «Волки» вытащили Фадеева из участка и сейчас планируют выяснить, куда увезли Мороза. Риту, кажется, никто искать не планировал, потому что формально она не числилась в рядах охотников на вампиров и таскалась за Фадеевым на правах его племянницы. Услышав такое, Алексей взъярился, но его нападки были подавлены кавказским гневом Авагяна. Когда они все пришли в пыльный старый дом, где временно обосновался «Волчий Полумесяц», то обнаружили там разгром и разбой, который оставшиеся там «волки» свалили на вампирский рейд. Но мы-то знаем, что было на самом деле
Короче говоря, пока бунтовщики во главе с Мнацаканяном плели свою ложь в глаза командиру, Фадеев немного передохнул и поразмыслил над тем, что делать дальше. Еще полчаса назад он был уверен, что хочет поговорить с Доровиным и все у него выяснить, но сейчас передумал. Он был зол и обижен на Доровина за то, что тот держал в тайне от всех существование «Волчьего Полумесяца», да еще эти «хачи-трюкачи» не хотят помогать ему в поисках Риты. У них, видите ли, вампиры утащили программиста, это важнее… Короче говоря, Алексей понял, что до него здесь нет дела. Поэтому он просто оставил на одном из столов записку: «Передайте командиру Доровину, что я в порядке» и выпрыгнул в окно первого этажа. Близился рассвет. И раз ему здесь никто не собирается помогать, он сам найдет своих друзей. А потом они вместе найдут убийцу, за которым, собственно, и приехали в Багдад. А хачи пускай сами разбираются в своем бардаке…
С этими мыслями Фадеев пробежал несколько бедных кварталов, затем заскочил в кузов машины для вывоза мусора и доехал почти до того места, где стоял снятый им и Павлом фургон. Откопав в сырой земле запасной ключ, он открыл овальную дверь и заглянул внутрь. Что ж, все по-прежнему, с его последнего визита прошлым вечером ничего не изменилось. Фадеев включил свет, нашарил в термопакетах остатки ужина и моментально съел все, что там было. Затем запоздало вымыл руки и лицо холодной водой с сильным запахом хлорки. Поежившись от предрассветного холода, он оделся потеплее и залез в стенную нишу, служившую кроватью. Там же валялся его старый спальный мешок, пропахший костром и копчеными сосисками. Тогда же Алексей закрыл глаза и позволил себе прикорнуть на пару часов в теплом уютном мире сновидений.

0

11

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 4 - Кровавая паутина