Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 001 - Stargate: Iteration » Эпизод 3 - Невидимый враг


Эпизод 3 - Невидимый враг

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

- Попробуем, - хмыкнул маг.
И его что-то смущало. Очень смущало... Ключи... кажется, стоит менять план. Или искать маски и бинты... очередная болезнь и истерия по поводу респираторов и прочего. А о более современных вариантах можно  было не мечтать.
Лина, хоть и могла идти сама, но ноги были ватные, сама она бледная, да и вообще пошатывалась. Ее уже как-то не волновал план, куда идти, все такое. Просто хотелось отдохнуть, прилечь где-нибудь, ну его все к черту.
Негромко обсуждая последние события, компания минут за сорок добралась до небольшого  и не очень богатого коттеджного поселка под Босвашем. Так, всего-то две улицы крест-накрест с трехэтажными особняками по обеим краям. Здесь жили в основном генеральные директора банков, инвестиционных контор, различные бизнесмены и прочий средний класс. О’Нилл, не теряя времени даром, отправился прямо к будке секьюрити и постучал по стеклу. Через несколько секунд стекло поднялось, и оттуда выглянула рожа хмурого охранника.
- Можно от вас позвонить? – спросил О’Нилл. – Дело срочное.
Охранник с каменным лицом медленно оглядел странную компанию: помятые, грязные, с вымученными улыбками, одетые абы как… Сразу видно – не местные.
- А вы кто такие? – угрюмо спросил он, решив, что церемониться с этими типами не стоит.
- Девушка больна, - сказал О’Нилл. – Нужно срочно вызвать такси и отвезти ее в больницу. Нам нужен телефон.
Охранник перевел взгляд с Саманты на Лину, пытаясь определить, какой это девушке нехорошо. Выглядели обе, скажем, неважно. Заподозрив неладное, охранник сказал:
- Оставайтесь здесь, я вызову «скорую».
- Не надо «скорую»! – воскликнул О’Нилл излишне поспешно. – Просто вызовите такси, чтобы мы могли увезти ее в больницу. Это очень важно.
- Да, это так, - подключилась Саманта. – Поверьте этому человеку. У его дочери серьезные проблемы со здоровьем.
Джонас, не удержавшись, фыркнул. Подозрительно громко. Дэниел прикрыл глаза рукой. Но все капитально испортил О’Нилл, у которого непроизвольно вырвалось:
- Чееее?
Саманта повторила жест Дэниела. Охранник, окончательно убедившийся, что с этими ночными гостями что-то нечисто, рявкнул:
- А ну пошли отсюда! Наркоманы чертовы!
Лина стояла на месте и старательно делала вид, что не слепа, водя глазами туда-сюда по кругу, в общем, она правда напоминала наркоманку.
- Воу, воу, дядя, полегче! – послышался голос за спинами О’Нилла с товарищами. – Наркоманы так не выглядят.
Голос принадлежал по деловому одетому китайцу со стеклянными очками на носу (мода такая), кажется, это был какой-то бизнесмен и просто очень обеспеченный человек. Он подошел к компании и посмотрел на страдающую девушку.
- Как-то все не очень хорошо, господа, – заключил он. – У меня машина во дворе, садитесь, подвезу куда надо.
И, нагнувшись к О’Ниллу, заговорщицким тоном прошептал:
- По секрету. Я тоже не в восторге от нашего правительства, когда сядем, расскажите, за что вас ищут, может, помогу чем.
И этим он испортил все впечатление.
Если поначалу О’Ниллу показалось, что просто какой-то местный буржуйчик решил вмешаться, то теперь он явно почувствовал угрозу. С чего этот товарищ взял, что их ищут? После случившегося на базе они все стали очень подозрительны. Однако, прежде чем дошло до драки или чего похуже, Дэниел решил вмешаться и разрулить ситуацию по-хорошему.
- Спасибо, конечно, - сказал он, вставая рядом с О’Ниллом, - но нас слишком много, и мы не влезем в вашу машину. Нам нужно отвезти девочку в больницу, в которой работает мой брат, он врач и предупрежден о нашем приезде. Нам требуется всего лишь вызвать два такси. Вы бы очень помогли нам, одолжив ваш телефон на пару минут.
- О, так это пожалуйста, - улыбнулся китаец и протянул телефон О'Ниллу, довольно дорогой, кстати. - Только не пугайтесь, если зашипит, динамик барахлит.
Недоверчиво взглянув на китайца, но все же пробормотав: «Большое спасибо», О’Нилл взял телефон и тут вдруг понял, что не знает номера такси. Он постучал в уже закрывшееся окошко будки охранника.
- Че вам надо? – снова огрызнулся тот, чуть-чуть подняв окошко.
- Номер службы такси скажите, пожалуйста, - попросил Джек.
- На доске объявлений все, - буркнул охранник и захлопнул окошко. Что-то подсказывало О’Ниллу, что им больше не откроют.
Он кинул взгляд на доску объявлений, криво приделанную к будке. Здесь были адреса каких-то ЖКХ-служб, реклама отопительных котлов, предложение по подключению голографического ТВ, объявление от совета садового товарищества и прочая хрень.
- Вот, - сказала Саманта, ткнув пальцем в желтоватый листок бумаги. – Круглосуточная служба такси из Босваша. Заказывай две машины, в одну не влезем – это Дэниел правильно заметил.
О’Нилл набрал нужный номер. Его вначале перевели в службу ожидания, затем ответил приветливый женский голос.
- Две машины, пожалуйста, - сказал Джек. – В… - он посмотрел на доску объявлений, - поселок «Саут гарден». Вы знаете, где это?
Девушка знала. Скорее всего, служба работала по навигатору.
- Скажите название улицы и номер дома.
- Э-э… - замялся О’Нилл. – Мы у въезда в поселок. И нас очень много. Не пропустите.
- Заявка зарегистрирована, - сообщила операторша. – К сожалению, сейчас все машины заняты, и придется подождать…
- Сколько ждать? – довольно невежливо осведомился О’Нилл.
- Зависит от загруженности наших водителей. Возможно, минут тридцать…
- Балин, - протянул Джек разочарованно. – Ну ладно, подождем. Спасибо.
Девушка отключилась, а Джек стал искать на доске еще какой-нибудь номер. Но, видимо, этот поселок обслуживала только одна контора. Тогда он сообщил остальным, что еще полчаса нужно будет где-то пошляться.
- Спасибо, - сказал он и вернул телефон китайцу.
- Вы нам очень помогли, - добавил Дэниел.
- Может, тогда присядем где-нибудь, - предложила Лина.
- Да не за что, - улыбчиво произнес китаец. – Хотя все же вам стоило бы воспользоваться моей машиной, а то эти такси ждать замучаешься постоянно.
Он посмотрел на девушку, которая явно не очень хорошо себя чувствовала, и решил все-таки убедить О’Нилла воспользоваться своими услугами.
- Слушайте, а вы уверены, что девушка дождется такси? – спросил он недоверчиво. – Может все-таки ну их?
- Нет-нет-нет, хватит с меня добрых людей, лучше уж такси, - пробормотала Лина, проходя мимо этого дяди и, немного пошатнувшись, задела его плечом. Она шла в сторону какой-то скамейки. Голова стала кружиться сильнее, и стоять больше было невозможно.
«Так и сдохнуть нескоро... То есть, недолго», - подумала она.
Айзек и Дэниел пошли следом, а Саманта и О’Нилл остались разбираться с китайцем. Они оба сходились в мысли, что Лина права – в этом мире никто не помогает просто так.
- Большое спасибо, - натянуто улыбнувшись, поблагодарила его Саманта. – Но вы нам и так уже многим помогли. Мы не можем злоупотреблять вашим расположением.
- Да не за что, - ответил китаец, улыбаясь во все тридцать два зуба, после чего отвлекся от компании.
Он ушел куда-то в сторону, словно его дела с ними были закончены, и набрал какой-то номер на телефоне.
- Алло, мистер Дениэлс? – начал он как-то немного громче обычного, кажется, была не очень хорошая связь. – Да это Хан, стою у будки охраны, как вы просили, жду вашего посыльного, но его все нет и нет, даже хотел валить уже, но вам повезло, что попутчики отказались от предложения подбросить их.
Пока «Хан» говорил, недалеко от компании подъехали две желтые машины, судя по всему, те самые такси, которые вызывали. Увидев их, китаец лишь присвистнул и вслух пожаловался на то, что чаще всего их хрен дождешься.
Из первой машины вышел усатый дядька, по виду англичанин, причем сильно ирландец, расслабленный, самоуверенный и в чем-то даже наглый.
- Кому тут два такси надо было? – тут же спросил он.
- Только села же, - буркнула Лина, которой очень не хотелось вставать. Голова кружилась, было стремно, да и замерзла. В машине, конечно, теплее и комфортнее, но до нее еще дойти. – Может, следующие подождем, а? - с ноткой надежды и безысходности попросила Лина.
Будь это другое место и другое время, О’Нилл включил бы свою подозрительность и удивился, отчего такси так быстро приехали. Но сейчас он хотел только побыстрее удрать отсюда. Лишь Джонас пробормотал:
- Странно, вроде все машины были заняты…
Но О’Нилл уже раскомандовался:
- Нет, мы не будем сидеть, мы поедем! Реще все внутрь!
Не обращая внимания на скрывшегося в тенях китайца, Саманта и Дэниел первыми полезли на заднее сиденье желтой машины. Вскоре к ним присоединился Джонас, усевшись рядом с водителем. О’Нилл, поторапливая Лину и Теодора, подгонял их ко второй машине.
С трудом Лина все же добралась до машины и уселась на заднее сидение.
«Посплю немного хотя бы», - подумала она.
- Поехали, шеф! – нетерпеливо поторопил водителя О’Нилл. – До ближайшей круглосуточной аптеки в Босваше, пожалуйста, и далее до метро.
- Понял, везу, - отозвался шофер и тронулся с места.
Тем временем вторая машина, куда села Картер и остальные члены ЗВ, уже ехала вперед, даже не спрашивая, куда везти. Человек на месте водителя имел в ухе маленькое переговорное устройство.
- Ну что же, - послышался голос водителя. - Рад с вами познакомиться, госпожа Картер.
Водитель обернулся к ЗВ, и они увидели Роттенблю, хотя, кроме О'Нилла, никто и не знал, как он выглядит.
Картер растерялась, быстро соображая, что все это значит. Дэниел замешкался. И только Джонас поступил так, как поступил бы О’Нилл. Он демонстративно прикрыл лицо рукой и произнес:
- Опять какая-то хрень случилась!
Правда, он тут же отдернул руку от лица и, привыкнув маскировать страх наглостью, затараторил:
- Нам тоже очень приятно, но не могли бы вы ехать побыстрее, нам срочно нужно добраться до ближайшего метро! И если еще не сложно – тормозните у первой попавшейся аптеки!
Водитель рассмеялся, заливисто так, весело.
- Боже, боже, - наконец прекратил смеяться Роттенблю. – Извините, но вы и не вылезали из, пардон, задницы. У аптеки я вас остановлю и даже до метро подброшу, но с завтрашнего дня я бы вам не советовал пользоваться общественным транспортом. Тем не менее, перейдем к делу.
Джек размял шею и сел поудобнее. И обратился к Саманте.
- Мисс Картер, - начал, – позвольте представиться. Я Джексон Роттенблю – Агент секретной службы США, у меня есть к вам предложение и к вашим, как я понял, коллегам.
- Я не вправе принимать решения, - сказала Картер. – Я и остальные – простые служащие на частном предприятии, и с предложениями вам лучше обратиться к нашему руководству. Полагаю, вы знаете, к кому именно обращаться, раз вам известное мое имя.
Про себя она подумала, что отряд ЗВ-1 опять столкнулся с каким-то очередным клоном «агентства информации», как в 2008-м году. Поэтому послать всех к черту, то есть, к Гарсии, казалось правильным ходом, хоть и грозил ЗВшникам неприятностями.
- Вы не поняли, - Роттенблю не скрывал, что он расстроен. – Вы не способны отказаться, завтра вы можете стать самыми обсуждаемыми террористами за все время, к тому же над вашим дорогим другом… О‘Нилл, кажется, висит, так сказать, тень смерти, точнее, вирус. Я в любой момент могу убить его и вас, хотя с вами придется использовать другие методы. Вы сейчас подвешены на очень тонком волоске, мисс Картер, я бы рекомендовал послушаться меня.
- Нам не впервой слышать угрозы, - прищурившись, сказала Саманта. – И вы не первый, кому эти угрозы вышли боком.
- Действительно, - вмешался Дэниел. – Раз уж вы о нас знаете, то должны знать, что О’Нилл и его команда никогда не сдается. Или об этом вас не предупредили? – такими простыми уловками Дэниел пытался выяснить, что конкретно знает этот человек об отряде ЗВ-1.
- Люди такие упрямые, - Роттенблю вздохнул и поднес ко рту рацию. – Филипп, включи нашему гостю нашу любимую музыку.
Последнюю фразу услышали и во второй машине. Водитель, которого, судя по всему, и звали Филипп, ответил коротко «есть» и включил автомагнитолу со звукозаписью резонирующей, с вирусом Джека, и поднес рацию за спину, чтобы крики О’Нилла были слышны в первой машине.
Теодор сел вместе с Линой. Что-то этакое его кольнуло, но оказалось, что от этого такси все равно не отказаться было бы. Хотя... если все так, то почему бы не поехать по возможности к себе? Умирать всегда лучше дома...
Из рации послышалась характерная для О’Нилла ругань вперемешку со сдавленным рычанием. Саманта встрепенулась и попыталась выхватить у Роттенблю рацию, но Дэниел перехватил ее руку.
- Что вы делаете?! – воскликнула Саманта, впервые за весь вечер потеряв самообладание. Она обернулась назад и через заднее стекло начала высматривать, что творится в едущей позади них машине, куда О’Нилл решительно запихал Лину и Теодора. – Что вам вообще от нас нужно?
Джонас тихо застонал. Саманта выбрала неправильную тактику. Последний ее вопрос означал, что она готова на компромисс. Джонас полагал, что О’Нилл не хотел бы этого.
Лина и Теодор же внезапно увидели, как О’Нилл, сидевший между ними, резко наклонился вперед и схватился за голову, заскрипел зубами, издал сдавленный рык, а затем по его ладоням, закрывающим лицо, потекла кровь…
Лина только задремала, а тут уже началась какая-то фигня.
- Что происходит? - непонимающе спросила она "оглядывая" О’Нила, которому явно было хреново. - Эй, может, ты сможешь ему помочь? Ты же как-то мой приступ останавливал. Вот и его поправь, - попросила девушка мага.
- А? - маг оглянулся на Лину, а затем на О'Нилла.
"Хоть кто-то в меня верит," - подумал он, а вслух сказал другое:
- Посмотрю. Болезни разные тут, кажется.
Про болезни вышло само собой. Все же, сама по себе кассета не была... ну, Теодору и его знакомой от нее ничего не случилось. А почему О'Нилл стал?.. Нужно было осмотреть его Узор (или ауру живого тела) сферой жизни. Коун закрыл глаза, кончиками пальцев коснулся век и прошептал нужные слова. Теперь он должен увидеть больше.
- Филипп, хватит, - приказал Роттенблю в рацию, и в водитель второй машины отключил адскую музыку. Джексон тем временем продолжил. – Мне нужно только, чтобы вы работали на меня, помогли мне найти лекарство от новой болезни. Многие корпорации наверняка проводят её разработку, Вейланд-Ютани не исключение, хотя мне бы повезло больше, если бы вы были из БиоНата. Ну а основная задача - держать меня в курсе всех секретов вашей корпорации, по крайней мере, тех, до которых не могут дотянуться наши агенты.
После чего Роттенблю опять взял рацию и произнес в неё:
- Привет, О’Нилл, - послышался голос Джексона во второй машине. – Надеюсь, не забыл о нашем соглашении?
Водитель по имени Филипп протянул рацию к заднему сидению.
- К сведению нашей дорогой телекинетки, - тут же предупредила рация. – Я бы на твоем месте не делал ничего лишнего, функции твоего организма сильно подорваны, если судить по показателям датчиков, и любое твоё «чудо» может усугубить положение. Тело и мозг сильно связаны между собой, и избыточное напряжение может привести к отключению некоторых областей, например, отвечающей за органы чувств. К тому же, обе машины заминированы.
- Шеф! – тут же крикнул Филипп, едва не сбился с курса.
- Успокойся, - сказала рация. – Мы все умрем в этом случае, даже я, обещаю. Ты лучше передай уже рацию нашему гостю.
- Пошел нахрен, - хриплым голосом бросил О’Нилл. – Пошли оба нахрен, тупые… сволочи! Убери от меня эту штуку, не буду я ни с кем разговаривать! – он яростно отмахнулся от протянутой рации.
Тем временем в первой машине воцарилась напряженная пауза.
- Неужели у вашей корпорации все настолько плохо, что ее лучшие агенты вынуждены подрабатывать таксистами? – спасая ситуацию, ехидно вопросил Джонас. Одновременно он пытался узнать, с какими конкретно корпоратами они имеют дело. – Или это такое хобби?
- Корпорации… - Роттенблю лишь вздохнул и покачал головой, устало всматриваясь в темную дорогу. – Вы меня явно прослушали. Моя корпорация называется Секретная служба Объединенных Америк, а мой босс дядя Сэм. Надеюсь, так понятней.
Агент промолчал ровно на то время, пока они въезжали в крутой поворот, а когда он уже был позади, продолжил:
- Вы попали в наши руки в тот момент, когда проникли на базу группы «Зверь», которая занималась выслеживанием и устранением опасных биотеррористов, ну а также предотвращением возможных эпидемий. Именно с того момента мы решили использовать вас, ребят со стороны, тратить на опасные предприятия действительно хороших парней, которые служат стране, а не пачке директоров, нам не хочется, вы же корпораты - продажные твари, и вас не жалко в случае чего. – Джексон поднес рацию ко рту и добавил. – Как ни жалко мне будет убить тебя, О’Нилл, если будет возмущаться, а может, мне до кучи всем присутствующим Вагнера подарить?
Н-да.... Маг продолжал пытаться чего-то добиться со сферой Жизни. А уже после он собирался взять рацию и сказать то, до чего все остальные не могли додуматься уже долгое время. Сначала, конечно, краткий осмотр О'Нилла, а потом уже:
- Итак... вы можете изложить, что вам нужно от нас сейчас и до ближайшего промежутка времени?.. Кроме понимания... Вы решили использовать нас. Для... а, что нужно на первых этапах и как нам потом мирно разойтись? Про молчание мы знаем или догадываемся хотя бы. И сколько... ладно, пусть те же этапы: сколько их примерно будет?
О’Нилл прокашлялся и наконец-то перестал хрипеть. Откинулся на спинку сиденья и с трудом разлепил глаза.
- Ссссуки, - проворчал он.
Теодор же с удивлением обнаружил, что у О’Нилла был не просто приступ. Это было внешнее влияние на что-то, что засело глубоко в организме О’Нилла. Что-то вроде вируса или… может быть, маячок, необязательно технического происхождения. Включив какой-то прибор, водитель что-то сделал с О’Ниллом, отчего тот мог умереть. Возможно, из-за повышенного кровяного давления, но это скорее было бы следствие, нежели причина странного вещества в его крови.
В едущей впереди машине Картер, Дэниел и Джонас «наседали» на Роттенблю:
- Да с чего это вы решили, что мы будем чем-то полезны? – спросил Джонас. – Вдруг мы просто компания наркоманов?
- Действительно, - поддержал его Дэниел. – Мы простые служащие, менеджеры по продажам и все такое, вирусологов среди нас нет.
- Вот уже не поверю, простите, - Джексон опять рассмеялся на реплику Дэниела. – Я понимаю, что среди вас нет вирусологов, но как агенты вы очень хороши, даже на нашу базу смогли проникнуть зачем-то. Впрочем, неважно, полезны вы нам сейчас или нет, вам придется стать нам полезными, если, конечно, хотите жить, нормально жить. Что касается того, что нам от вас нужно, я скажу.
Роттенблю выдержал небольшую театральную паузу и продолжил:
- Информация, вся информация по исследованию этого вируса, а также прототипы лекарств и вакцин от него, - Джексон поднес к губам рацию и сказал уже второй машине: – Думаю, вам понятно, что никаких шагов нет, мистер не знаю, как вас. Чистая импровизация. Нам будут интересны все секреты Вейланд-Ютани, ну и других корпораций, в особенности БиоНата, они дальше всех продвинулись в изучении вируса. Кстати, если вы и сами работаете над каким-то секретным проектом, лучше рассказать раньше, чем мы сами об этом узнаем.
"БиоНат..." - мелькнула мысль. Теодор был пристыжен. Слегка. Когда-то он заинтересовался вирусом, но потом его погребли дела. И вот... следовало не забывать о поисках лекарства или информации. Судьба сама назначила его... и дала помощников?
- Хмм. Я - Теодор... и у вас... есть какие-то зацепки? Или нам, что называется, прыгать с завязанными глазами неизвестно откуда и куда? И еще... нам нужен некоторый отдых, иначе... уставший много не наработает. Или так, что завтра все переделывать, - решился он на диалог.
А вот ЗВшники на диалог не соглашались. Услышав про «секретный проект», Джонас закатил глаза и снова откинулся на спинку сиденья.
- Друзья, - сказал он. – Кажется, пришло время делать то, что мы обычно делаем, ибо наша слава идет впереди нас…
- Это точно, - мрачно подтвердил Дэниел. – Если нам даже с такси так «повезло»…
- Действительно, - согласилась Саманта. – Будет глупо не воспользоваться таким шансом…
Они говорили громко, не скрываясь от Роттенблю, с расчетом на то, что их услышат в задней машине. Они уже так долго работали друг с другом, что понимали мысленные команды с полуслова. Впрочем, здесь все было очевидно: Роттенблю один и сидит спиной к ним, а их трое, такой же расклад в другой машине. То ли этот Роттенблю недалекого ума, то ли все не так просто. Однако в планы ЗВ-отряда не входило проводить ночь неизвестно где, а потом еще шпионить за Гарсией для какого-то Роттенблю и его зоопарка. Поэтому…
Джонас неожиданно резко поднялся, протянул обе руки вперед и схватил Роттенблю за лицо, закрывая ему глаза и выкручивая шею, не давая следить за дорогой. Дэниел и Саманта принялись хватать его за руки, отрывая их от руля, перехватывая инициативу управления машиной.
- О’Нилл! – крикнул Дэниел в упавшую рацию. – Хватай руль! Быстро!
Роттенблю, заметив через зеркало заднего вида, что его «попутчики» решили помешать ему с вождением, недолго думая нажал на тревожную кнопку на руле. В дверях и потолке у заднего сидения открылись решетки, выпустив усыпляющих газ. Сам Джексон, задержав дыхание, вытащив из-под одежды маленький респиратор, прикрыл им лицо.
Ослабив хватку, ЗВшники синхронно отпустили Роттенблю и тяжело повалились друг на друга на задних сидениях.
Машины ехали близко друг к другу, и Лина видела происходящее в другой машине также хорошо, как и в этой. Больше всего в этой ситуации ее смущали бомбы. Именно эту проблему она и начала решать. Нашла бомбы и аккуратно отцепила их от машин.
О’Нилл, услышав призыв Дэниела, встрепенулся и вспомнил об одной важной вещи. Их никто не обыскивал, когда они садились в такси. Более того, эти двое даже не предполагали, что у простаков из Вейланд-Ютани может быть с собой какое-то оружие. О’Нилл незаметно вытащил из внутреннего кармана легкой куртки пистолет, который дал ему Теодор еще на базе, и приставил к уху водителя, надеясь, что там еще остались патроны.
- Чувак, - сказал Джек. – Отпусти руль и подними руки. Ноги с педалей тоже убери. Реще!
- Ололо, мы ща взорвемся, у нас четыре секунды, - спокойно произнесла Лина, а потом до нее дошло. - ПОКИНУТЬ МАШИНУ! - заорала она и первая вывалилась наружу, пытаясь поймать себя и своих товарищей телекинезом, чтобы те не ударились.
Услышав о бомбах, Теодор дернулся, но и только. Он все равно не успевал выпрыгнуть из машины. Он потянулся к ручке двери... Секунда.
«Почему именно так? Почему?...» - мелькали мысли. Отчего-то их стало очень много. Странно... обычно человек не может обдумать столь много за секунду. Вспомнились уроки наставника.
Жаль, что так все обошлось... жаль, что он очень мало что научился делать сам. Даже вызвать огонек из ничего...
Вторая секунда. «А зачем я решил помочь ей? Нет... это не ошибка. Совсем нет. Это было верно, хоть и искривлено. Нужно было проверять тогда самому... Или остаться там подольше. Не нашли бы...»
Вспомнилось то странное импровизированное заклинание. Оно удавалось всегда. Всегда, хоть и применялось редко... значит, эта линия была возможна?
Третья секунда. «...а могло бы не пересечься. Может... еще не поздно?» Но что-то говорило, что нет. Пора собираться и отдавать свое другому. Следующий маг должен быть успешнее.
Теодор потянул ручку. Слабо, только начал. Скоро будет следующая секунда... Все?..
Как-то затихло. А стоит ли прикрыть глаза? А какая разница уже..
В тот момент, когда в динамике раздалось чье-то «сейчас рванем», Джексон за секунду понял, что эта телекинетка отцепила мины, а это есть нехорошо, взведенный детонатор мог активироваться от ударов о землю. Пока эта секунда не прошла, американский агент быстро нажал кнопку для выключения детонатора, ибо без него бомба была лишь куском металла, пусть и с хорошим содержанием пластиковой взрывчатки.
Жертвовать жизнью смысла не было, Роттенблю получил прекрасных заложников, или даже не заложников, а новые инструменты и рычаги влияния на Джека, как бы там ни было, он считал себя в выигрыше в любом случае, по крайней мере, на то время, что он ещё жив.
Услышав призыв Лины, О’Нилл встрепенулся.  У него в голове пронеслась одна мысль: «Эта идиотка активировала бомбы, нам конец!». В первой же машине мирно посапывали Саманта, Джонас и Дэниел, даже не представляя, какая судьба их ждет.
«Неужели мы все сейчас умрем? – успел подумать О’Нилл. – Как глупо. Анубис бы посмеялся от души…»
Однако судьба бережет отряд ЗВ-1. Лина кубарем выкатилась из машины, больно ударившись об асфальт. Пытаясь выкинуть из машины Теодора и О’Нилла, она не рассчитала силы, и машину занесло. Водитель испуганно вскрикнул, забыв, что О’Нилл направил на него пистолет, крутанул руль в беспорядочных попытках выровнять движение, и машина врезалась в ту, что ехала впереди. Теодор ударился лбом о боковое стекло, О’Нилл повалился на Теодора и выронил пистолет, в первой машине мирно дрыхнущие ЗВшники дружно ударились о передние кресла… Роттенблю ударился грудной клеткой о руль, машина ушла в резкий разворот и несильно, но ощутимо, врезалась в стоящие неподалеку мусорные баки. Колеса еще некоторое время крутились по инерции, но вскоре остановились. Запоздало остановилась и вторая машина, чиркнув по боку первой, и все затихло.
Лина лежала на асфальте метрах в двадцати от ДТП, неподалеку от нее валялись упавшие из-под машины черные коробочки – должно быть, те самые не взорвавшиеся бомбы. О’Нилл с трудом выпрямился и сфокусировал зрение.
- Блин, - прокомментировал он ситуацию. – Опять какая-то фигня случилась.
Кажется, они остановились на трассе, ведущей из провинции в Босваш, вдоль которой расположилось бессчетное количество коттеджных поселков и мелких городков. Сбив стоящие на обочине мусорные контейнеры, обе машины замерли посреди дороги.
Лина неспешно поднялась на ноги.
- Блин, че ж так больно-то, - проныла она, оценивая обстановку вокруг.
«Ну и что теперь делать?» - подумала она. Девушка медленно, чуть ли не крадучись, а, впрочем, действительно крадучись, направилась к месту аварии.
Очередное знакомство со стеклом не способствовало хорошему настроению. Скривившись, маг подобрал пистолет, который оказался, по воле случая, рядом.
- Согласен, - произнес Теодор, оглядываясь. Было бы неплохо, чтобы водитель благополучно улетел... а дальше просто не было желания загадывать.
Когда Роттенблю вылез из машины, он не без уважения посмотрел на творящийся вокруг беспредел, он действительно уважал людей, которых хранит судьба, для его профессии удача практически необходимое качество
- Ладно, О’Нилл, ты победил, - признал Джексон, подходя к задним сидениям своей машины. – Наверное.
Правительственный агент достал из кармана пластиковую колбочку с бережно хранимой иглой внутри, после чего вытащил её и, протиснувшись к задним сидениям, уколол ближайшего к себе «пленника». О’Нилл, по мнению Джексона, как раз относился к тому типу людей, что больше заботятся о других, нежели о себе.
- Я свяжусь с тобой позже, дам время на подумать, - с улыбкой произнес он и пошел в сторону подъезжающего черного джипа (это китаец догонял своих). – Филлип, уходим!
Просить Филлипа дважды не пришлось, он повернулся к Лине, покачал головой и произнес:
- На твоем месте, девочка, я бы не использовал часто свои способности, ты истощена, - произнесено было так, будто Филлип знал, о чем говорит. – Не взорви себе мозг, бывайте.
И парень убежал к Джексону, который уже садился к подъехавшему джипу.

0

32

Пошатываясь, О’Нилл вылез из машины. Он, как всегда, не пострадал, чего не скажешь об остальных. Однако больше всего О’Нилла заботила судьба Саманты, поэтому он первым делом ломанулся к другой машине. Дернув на себя заднюю дверцу, он закашлялся, разгоняя застоявшийся усыпляющий газ.
- А ну встать! – резко скомандовал он и принялся расталкивать Джонаса и Саманту. – И ты, Дэниел, тоже! Развалились тут, блин!
Под этой бравадой О’Нилл всегда маскировал страх за своих товарищей, и вот сейчас он незаметно вздохнул с облегчением, когда Джонас, пробормотав какое-то ругательство, лениво отмахнулся от него и уютно свернулся калачиком на полу машины.
- Отвали, - невнятно сказала Саманта, укладывая голову на плечо Дэниела. – Еще только шесть утра…
- Да блин, харэ дрыхнуть, я вас на себе тащить не собираюсь! – взбесился О’Нилл, удостоверившись, что все живы.
От действия усыпляющего газа ЗВшники еще долго не приходили в себя, и О’Нилл старательно их расталкивал и даже попытался выволочь Дэниела за руку из машины. Правда, по ошибке он схватился за ту руку, что Дэниел сломал в ДТП несколько часов назад, и ночь прорезал истошный вопль. Дэниел, окончательно стряхнув с себя остатки сна, выскочил из машины, как ужаленный, и укоризненно посмотрел на О’Нилла заспанными глазами.
- Один есть, - резюмирован Джек. – Осталось двое. Эй, вы, ленивые задницы! Солнце уже взошло!
Так. Водитель и прочие уехали на черном автомобиле, и магу тоже не следовало рассиживаться. И остальным тоже. Только одна вещь.
- Цела? - Теодор подошел к девушке, беглым взглядом оценивая ее самочувствие. - Нужно уходить. Или уезжать.
Герметист оглянулся на брошенную машину. Какое-то время ее использовать можно - стекла целы, а все остальное надо проверить. Бомб уже быть не должно.
О’Нилл наконец-то растолкал обленившихся товарищей, и те, осоловело хлопая глазами, выползли из машины. Действие усыпляющего газа постепенно проходило на свежем воздухе.
- Где это мы? – тупо спросил Джонас, оглядывая пустынную трассу, обсаженную редкими вечнозелеными кустарниками. Вдалеке горели огоньки коттеджных поселков.
- Полагаю, эти кретины хотели увезти нас в Босваш, - передернул плечами О’Нилл. – Так что я думаю, что нам надо туда, - он махнул рукой в сторону, где небо из темно-синего становилось светло-сиреневым. Так могли отсвечивать только большие города.
- И мы туда пешком пойдем? – недовольно проворчала Саманта. – Что вообще произошло с нами?...
- Это я у вас, друзья, должен спросить, - огрызнулся Джек. – Вы напали на Роттенблю?
Дэниел виновато развел руками.
- Ну а что нам надо быть делать? Сидеть паиньками? К тому же, у вас там тоже явно не все прошло гладко.
О’Нилл вспомнил отчаянный крик Лины о том, что машины сейчас взорвутся, но комментировать не стал.
- Неважно, - сказал он. – Давайте проверим, могут ли эти телеги ехать…
Он пошел проверять обе машины на предмет исправности.
- И все-таки почему они так просто отпустили нас? – задумчиво пробормотал Дэниел, инстинктивно ощупывая свою шею, на которой вдруг появилось неприятное ощущение, словно от укуса насекомого.
Он не знал, что Роттенблю уколол его какой-то дрянью, зато об этом прекрасно знал О’Нилл, видевший сие действие через лобовое стекло задней машины. Однако решил приберечь «сюрприз» на потом.
Однако подошедшая Лина не думала оставлять этот сюрприз на потом. Она, естественно, прекрасно "видела" укол и решила незамедлительно об этом сообщить.
- Он тебя в шею уколол, - сказала она, тыкнув пальцем в Дэниэла.
- Кто? – не понял Дэниел, рассеянно потирая шею.
- Этот Ротемблю, - сказала Лина.
Дэниел озадаченно потер шею.
- Блин, - ругнулся он. – Неужели я теперь тоже…?
О’Нилл не дал завершить ему мысль, скомандовав:
- А ну реще все сюда! Полезайте в тачку!
- Пошли, - велела Саманта и первая залезла на переднее сиденье. Пошатываясь, Джонас полез назад, потеснившись и освободив место для Теодора и Дэниела. И тут встал вопрос. Сзади места три, куда посадить Лину?
- Кому-то придется ехать в багажнике, - предложил свой вариант Джек.
- Э-э… - нерешительно протянул Дэниел. – Лина может сесть ко мне на колени… если она, конечно, не против…
- Нас оштрафуют за это, - покачала головой Саманта.
-  Ахахаха, можно подумать, нас в Босваше и без этого ждут с распростертыми объятиями, - заржал Джонас, как припадочный. – Ой, я не могу… Мы сегодня угробили чью-то тачку, свалили с места ДТП, проникли на военную правительственную базу, украли оттуда какие-то вещества, устроили драку, украли вертолет, взорвали его… И ты действительно думаешь, что нас будут штрафовать за нарушение перевозки пассажира? Ахахаха, да нас пристрелят на месте, если увидят, я уверен!
- Только в случае, если Роттенблю уже разослал на нас какой-то компромат, - сказал Дэниел. – Но я не уверен, что он это сделал. Возможно, о нас полиция ничего не знает – мы ведь уничтожили все улики.
- Да похрен, - прервал их спор О’Нилл, заводя машину. – Размещайтесь там как хотите, или я лично запихну эту швабру в багажник!

*       *       *

Этот вечер, богатый на события, на базе в Неонополисе прошел не менее интересно. Доктор Вескер, рискнув карьерой и положением в компании, сымитировал побег ксеноморфа и в дальнейшем успешно свалил эту оплошность на какого-то своего младшего помощника. На счастье всей ЗВ-команды, Гарсия не снизошел до этого чрезвычайного происшествия – по большей части из-за того, что ксеноморфа быстро (всего за каких-то полтора часа бешеной гонки) поймали и упрятали в клетку. Ксеноморф рычал и плевался кислотной слюной, поэтому Камерон Митчелл, лично заведующей всей операцией, предпочел показать ему средний палец издалека. Когда все было кончено, вспотевший и взъерошенный Митчелл вернулся в медпункт, к Беккету, и лично сказал ему, что идея выпустить ксеноморфа была откровенно тупой.
- Не спорю, - согласился Беккет, все это время просидевший рядом с больным Ремси. – Но я надеюсь, О’Нилл и компания сейчас уже возвращаются назад и будут с минуты на минуту.
- Уже далеко за полночь, а они еще не вернулись, - покачал головой Митчелл. – Это странно. Не иначе как влезли в неприятности.
- Все очень плохо, да? – спросила Кэролин Лэм, глядя сквозь стекло на подрагивающее тело Ремси. – Кажется, он начинает бредить.
- Температура возросла до сорока градусов, это не очень хорошо, - уклончиво ответил Беккет. – Я не понимаю, почему его организм не борется с вирусом. Это обычный вирус гриппа, уверяю вас. Но его иммунная система как будто отключена.
- С чем это может быть связано? – спросил Митчелл, весьма далекий от медицины.
- Сложно сказать, - пожал плечами Беккет. – Но уверяю вас, мы делаем все возможное, чтобы это выяснить.
- Продолжайте, доктор, - сказал Камерон и ушел.
А доктор Вескер в глубине души был доволен. Ведь это его "воспитанник" ксеноморф Тулса Дум устроил на базе форменный бардак, как давным-давно Ракун-сити "бов тираны".

*       *       *

- Скажи мне, Джексон, нахрена ты вообще это всё затеял? – Сидевший на месте водителя китаец был не в особо хорошем настроении, одним из этих лжетакси была его старенькая, но бережно оберегаемая машина. Сейчас он сильно жалел, что согласился на эту авантюру и что он не может избить Роттенблю прямо сейчас. – В конце концов, ещё тогда непохоже было, чтобы они хотели стать твоими агентами.
- Ты многого ещё не понимаешь, мой узкоглазый друг, - улыбнувшись, ответил Джексон, параллельно открывая лэптоп. – Эти люди просто мне интересны, не каждый в этом мире пойдет на жертвы ради других и не каждый будет так упрям, когда его жизнь под угрозой. К тому же, эти ребята явно как-то связаны с секретными проектами Вейланда. Хотелось бы узнать какими.
- И поэтому ты заразил О’Нилла? – спросил Норрис, сидящий рядом с Роттенблю на заднем сидении.
- Нет, тогда я и правда думал, что он станет моей марионеткой, но у парня яйца оказались размером с автобус, - Джексон пожал плечами, печатая что-то в лэптопе. – Неудача, но это не так страшно, более интересно, как он поведет себя, когда ему придется отвечать за жизни своих товарищей.
- Та иголка… - полковник задумался. – Ты заразил кого-то из них тем новым вирусом иммунодефицита?
- Ну да, - кивнул Джек. – Если он не хочет искать вакцину ради себя, пусть сделает это ради других, ну а мы возьмем их горяченькими, но для этого нужно уверить их, что я потерял к ним интерес.
Бывший диверсант взял телефон, набрал номер и, дождавшись ответа, сказал:
- Насчет завтрашних новостей, смена планов, показывайте все лица, О’Нилла с компанией и ту парочку, - Роттенблю на секунду замолчал. – Вот как? Пересылай.
На экране лэптопа появилась окно загрузки, которое после завершения предъявило на взор Джексона лицо Лины с коротким досье. О ней мало что было известно, но основная информация присутствовала, и она заставила бывшего диверсанта улыбнуться.
- Та девка, - начал он. – Она сбежавший подопытный Бионата, наверняка эти ребята захотят вернуть свой актив.
- Дай угадаю, ты хочешь подбросить Бионату информацию о том, что она сейчас с бойцами Вейланда, чтобы стравить их? – сделал предположение Норрис, и его друг утвердительно кивнул. – Ну, значит, думать я умею.
- Я в тебе никогда не сомневался, Сэм, - хохотнул Джек и отписал приказ в отдел разведки. – Со стороны всегда интересней наблюдать, не находишь? Теперь, если все пройдет удачно, мы будем наслаждаться шоу и выжидать удобного момента.
- Есть второе авто, - коротко заметил Коун. - И говорите... реже о важном.
На этих словах герметист выразительно посмотрел на потолок машины. И он был готов пойти проверить второе авто... даже с маячками оно было необходимо.
- Разделяться не будем! – решительно сказал О’Нилл. – Все в одну машину. Реще!
Лина уселась на колени к Дэниелу, окончательно вжав того в спинку кресла, и машина медленно тронулась с места.
- Мне напоминать, что ты везешь не дрова? – спросила Саманта, вспоминая, как они сегодняшним вечером обгоняли пробки.
- Садись сама за руль, если такая умная, - неожиданно огрызнулся О’Нилл, и Саманта поняла, что сегодня его лучше не трогать.
- Лина и ты, как тебя там, где вас высадить? Рядом с Босвашем? – поинтересовался Джек.
- В окраинах Босваша, - поправил Пробужденный. - Если в город углубиться никак.
- Это будет лучший вариант, - согласился Джек. – Блин, как тут навигатор включается? Картер, разберись!
Саманта начала тыкать в различные кнопки на приборной панели, пытаясь понять, как включить спутниковый навигатор. Они весьма плохо знали Босваш (вернее, не знали совсем), и как доехать на базу – тоже с трудом представляли.
- Нам сейчас надо прямо, - сказала Саманта.
- Я догадался, - кивнул Джек. – А как дальше?
- Подожди, я разберусь…
На заднем сиденье Джонас осторожно поинтересовался у Теодора:
- Ребят, и что вы дальше делать будете?
- Я постараюсь не сдохнуть в ближайшую неделю, - отозвалась Лина.
- Где вы оба живете? – спросил Джонас. – Вы это… ну… родственники? – вообще-то он хотел спросить напрямую, не любовники ли эти двое, но решил не лезть в чужую жизнь.
- В городе. Родственники мы, двоюродные, - легко записал Лину в "родню" Теодор. А просто знакомые... это не так просто обосновать. Ну не говорить же про свой и ее дар и надежду на нахождение остальных? Вместе легче выживать.
- Ну я так и понял, - сказал Джонас. – Где живут ваши родители?
- В других городах. Или... - Теодор промолчал. Очевидно, что может быть "или". Особенно, у Лины.
- А в Босваше кто-нибудь есть?
- Только мы.
- Супер, - констатировал Джонас. – И куда же вы пойдете?
- Там, где вы живете, вас наверняка будут искать, - добавил Дэниел.
- В любом случае, для успешной смены города нужны ресурсы и отдых. Без - нет, шанс мал.
Сказав это, Теодор задумался. Да... некоторые записи в квартире он хотел бы взять с собой, но больше... пока нет. Нужно просто найти угол, где можно заснуть на несколько часов. Для начала.
- И куда же вы пойдете? – не отставал Джонас.
- Будем размышлять. Если с вами... нам навряд ли по пути, - подумав, ответил Теодор. Потом кое-что вспомнил и повернулся к Джеку.
- В тебя что-то... внедрили. Не спрашивай, откуда знаю. Примерно как у сестры, только реже, - сообщил герметист.
О’Нилл, не отрывая взгляд от темной дороги, нервно дернул шеей.
- Откуда ты знаешь? – спросил он, не оборачиваясь, а лишь наблюдая за Теодором в покосившееся зеркало заднего вида.
- Это как у сестры иногда... схоже... ну и отчего-то музыка подействовала только на тебя, - сообщил Коун. Может, при них удастся действовать свободнее.
- Если это музыка, то я сын Гарсии, - проворчал О’Нилл себе под нос, а затем добавил погромче: - Не понимаю, о чем ты говоришь. Давайте лучше поговорим о том, куда нам ехать…
Но эта невинная попытка перейти на другую тему не укрылась от Саманты.
- Джек? – подозрительно спросила она. – Что имел в виду этот парень?
- Я откуда знаю? У него спроси! – заметно занервничал О’Нилл. – Да бред какой-то!
- О’Нилл, а мне кажется, ты прекрасно знаешь, о чем речь, - вмешался Джонас.
- Понятия не имею,-  отпирался Джек. – Чего вы все привязались? Можно подумать, у нас других забот нету. Картер, список еще у тебя? Проверь, чего не хватает – может, заедем щас в ночную аптеку. Эй, вы двое, вы же в Босваше живете? Где тут поблизости круглосуточные аптеки?
- Это же спролл, слишком большой город... но я бы посоветовал проехать вглубь, - ответил Коун. - В околоделовых районах точно все найдется, но идти следует незамеченным на базе...
- Идет, - легко согласился О’Нилл, поглядывая то на навигатор, то на дорогу. Впереди уже засияли первые окраинные районы Босваша, застроенные древними многоэтажками с однокомнатными квартирами. – Вас двоих тоже в центре высадить?
- Джек, мы не поедем в центр! – возмутилась Саманта. – Нам нужно вернуться как можно скорее! Иначе наше отсутствие заметят!
- Ну не в самый центр, конечно, - поправился О’Нилл. – До первой работающей аптеки.
- Наверное, следует найти не просто аптеку, а какой-нибудь торговый центр, типа «Меги», - предложил Дэниел, у которого уже начали затекать колени под тяжестью Лины. – Там что-то должно быть.
Он поерзал, чтобы как-то разогнать кровь.
- Да без проблем, смотрите по сторонам, - сказал О’Нилл, внезапно успокоившись. – Так что, ребята, рядом с метро - сойдет?
- Должно хватить, - предположил Коун.
Через несколько минут они въехали на окраину Босваша и покатили по ярко освещенной оранжевыми фонарями улице. Здесь были в основном жилые дома эконом-класса с маленькими квартирками и ютящимися на нижних этажах магазинчиками – на сегодня закрытыми. Не зная толком, куда они едут, О’Нилл сбавил скорость и стал ориентироваться на увеличение потока машин. Они переехали какой-то мост с лениво текущей под ним темной рекой, нырнули в длинный тоннель, немного поплутали по спальным районам…
- Ну и захолустье, - прокомментировал Джонас эти места. – Я такого даже на Каладане не видел.
У Джонаса явно остались не самые приятные воспоминания о работе на рисовых плантациях на одной далекой планете… Наконец Саманта указала на какой-то двухэтажный небольшой торговый центр.
- Может быть, там будет аптека, - предположила она.
О’Нилл кое-как запарковал машину и приказал всем ждать здесь. Однако Лина выскочила вслед за ним, что весьма обрадовало Дэниела, который сам вышел, чтобы размять колени. Через десять минут О’Нилл вернулся и сообщил, что аптеки здесь нет. Поиски продолжились…
Наконец они нашли какой-то крупный торговый центр, куда быстро сгонял Джонас и вернулся, сияя, как начищенный чайник. В руках у него был желтый полиэтиленовый пакетик с логотипом какой-то аптеки.
- Нашел, - запыхавшись, сообщил он. – Все куплено! Теперь давайте домой, а?...
- Дай я проверю, - не доверяя Джонасу, Саманта протянула руку за пакетом.
Она сверилась со списком, покидала в пакет стыренные у военных лекарства, после чего вернула пакет Джонасу.
- Ну что, ребята, выйдете здесь? – О’Нилл обернулся на заднее сиденье.
Теодор не спешил отвечать, пытаясь определить район и возможности для побега из города... или нахождения тихого угла, где можно попробовать отдохнуть.
Местность вокруг была незнакомой, что неудивительно – Босваш был огромнейшим мегаполисом, образованным из двух крупных городов – Бостона и Вашингтона. Все расстояние между ними стало одной сплошной застройкой. Возможно, Теодору и Лине придется добираться до Трущоб и их окрестностей на маглеве. Однако О’Нилл не дал ему поразмыслить:
- Давайте, вылазьте, - поторопил он их. – Нам еще на базу… то есть, домой ехать. Разберетесь, это ж ваш родной город. Вон вход в метро, - он показал на светящийся желтый круг на каком-то здании с красным зигзагом внутри – символ метро.
Саманта хотела осадить Джека, чтобы был повежливее, но смолчала, подумав, что они действительно потеряли кучу времени – Ремси к этому моменту может быть уже мертв.
- Что ж, удачи вам, гости, - Теодор решил выбираться из машины, раз выпроваживают. Оставлось лишь позаботиться о том, чтобы достать немного мелочи.
А "гости"... они уже несколько раз оговаривались. И каждый землянин или побывавший на этой планете знал, что такое спролл.
О’Нилл, разумеется, этого не знал. Он даже приблизительно не мог представить себе реальные размеры Босваша, наивно полагая, что на метро можно за полчаса доехать куда угодно.
- Приятно было познакомиться, - неуверенно сказал Дэниел, выпуская Лину в дверь.
- Ага, очень, - поддержал Джонас, вылезая из машины и давая выйти Теодору. Руку он ему, однако, не продал – мало ли, какие сейчас на этой планетке правила этикета…
Скомкано попрощавшись и забравшись внутрь, Джонас хлопнул О’Нилла по плечу:
- Поехали, шеф!
- Удачи вам, ребята, - сказала Саманта, опустив стекло. – На метро доберетесь.
Она помахала им на прощание рукой, и машина, взвизгнув шинами, развернулась на стоянке перед торговым центром и унеслась в ночь. Лина и Теодор остались одни посреди тесно забитой машинами стоянки, среди людей с тележками и пакетами. На противоположной стороне шоссе виднелся знак метро.

0

33

Этим же вечером в Трущобах происходили не менее примечательные события. Едва военные со своими грохочущими грузовиками покинули эту территорию, от стены полуразрушенного здания отделилась черная тень, провожая взглядом уменьшающиеся в размерах задние фары машин. Довольно хмыкнув, тень скользнула в канализационный люк, оглушительно хлопнув крышкой. Поплутав немного по вонючим коридорам, тень споткнулась о чей-то труп (привет сержанту Кромвелу!), чертыхнулась и, влажно хлюпая носом, ускользнула во тьму, присоединившись к таким же теням, окружившим простого русского парня Сергея.
- Ну так что там с молекулярным компьютером? – нетерпеливо поинтересовалось уродливое тощее существо с головой, напоминающей крысиную мордочку. – Давай показывай, что там у тебя есть…
Не успел Сергей рассказать, ради чего он пришел к этим «подземным крысам», как раздался лязг и скрежет – сродни тому, что содрогнул землю несколько минут назад.
- Да блин… - протянул тип с крысиной головой. – Они там совсем охренели, что ли?... Не могут уровень нормально выровнять.
Сергей понял, что все происходящее здесь явно в порядке вещей. У «подземных крыс» снова ведется какая-то строка – попытка наладить старые подземные коммуникации. Впрочем, что еще ждать от Носферату, особенно от стайки отщепенцев, которые жили здесь, под заброшенным химзаводом, и даже среди своих считались ненормальными. Послышалось мерзкое хихиканье, напоминающее скрежет наждачной бумаги.
- Я их всех выпер отсюда пинками, слышь, Змеюка, - просипел Носферату, который недавно вернулся и теперь едва ли не прыгал от восторга. – Хе-хе-хе… Как они улепетывали – любо-дорого посмотреть. Я даже видяху… ик… заснял. Бгыгага, надо будет в Шрекнет выложить, гыгыгы.
Красноглазый с крысиной мордой вдруг влепил ему звонкий подзатыльник.
- Идиот, - прокомментировал он. – Удали сейчас же. Я тебе уже сотню раз говорил – нельзя пользоваться Внушением так открыто, щас эти мудаки вернутся и всех нас перестреляют. Это же гребаные людишки, тупые обсосы… Вон с глаз моих, дебил!
Поскуливая, провинившийся Носферату исчез в тенях, а Змеюка снова повернулся к Сергею.
- Кривун малость туповат, - пояснил он, разведя в стороны тонкие длинные руки. – Однако способности у него, конечно, неординарные. Но такова сука-нежизнь, ты или смазливый мудак с щебенкой в черепе, или ты гений со страшной рожей. Лично я предпочитаю второй вариант. А Кривуну вообще повезло – такой талант, да вот мозгами не вышел, поэтому всем нам с ним не повезло… Ну да похер, - вдруг Змеюка вспомнил о Сергее. – Короче, пацан… Давай сюда все, что у тебя есть на сегодня. Тебе будет приятно узнать, что мой агент внедрился в службу доставки препаратов крови для больных детишек в одну местную больницу…

* * *

- Хм... думаю, лучше уехать... да хоть куда. Другие идеи? - Теодор посмотрел на девушку, но потом вспомнил, с кем говорит. - Ну, если возникнут - скажи.
В принципе, метро... можно попробовать за время поездки (если успеть занять место) прикорнуть. Нет, это не вопрос усталости... нужна подсказка. Только вот с карточкой для оплаты проезда... скорее, первый же турникет их отрежет. Если бы только... потеря связи с Силами ощущалась отчетливо. Стоит подумать... И поднять воротник - лицо лучше не показывать лишний раз.
- Мне идти некуда, собственно, - произнесла Лина, ни капельки не преувеличив. Более того, по сути и незачем. Приступы пока не берут, и то ладно, можно потаскаться с новым знакомым, мир посмотреть, прежде чем на тот свет отправиться.
- Метро так метро, - согласилась она.
Они, не обращая внимания на светофоры и сигналящие им машины, кое-как перебежали широкую трассу перед гипермаркетом и юркнули в пахнущий сыростью вестибюль метро. Собственно, это был не единый транспортный узел, как в других городах, а огромная подземная система тоннелей и развязок, принадлежащих разным коммерческим компаниям. Их функционированием и планированием пересадок занимались специально обученные люди узкого профиля, ведь контролировать столь большую систему с ее бесконечным потоком людей было крайне непросто. Впрочем, эти технические подробности не имеют к нашей истории никакого отношения…
Итак, Лина и Теодор спустились в метро. Маг быстро сориентировался по интерактивной голографической карте и понял, что они находятся на «зеленой» ветке. Собственно, веткой это назвать было сложно, поскольку зеленых ответвлений от нее было великое множество, и если бы не электронные табло, сообщавшие, в какой тупик идет такой-то поезд, можно было бы запросто уехать в совсем другой конец Босваша. До Трущоб отсюда было эдак час с лишним езды и три пересадки, до дома Теодора – гораздо ближе, всего лишь одна пересадка и далее – сорок минут по прямой.
- Так... Куда мы едем? - спросила Лина.
Плана у нее никакого не было, да и особо ее не волновало. Найти бы где поспать, вот и все заботы, которые были сейчас. Самочувствие благо было неплохим.
- У меня очень мало идей... здесь слишком много людей, а мы у серьезной структуры... впрочем, с ней было бы все легче. Ладно... - Теодор задумался. - Придется рискнуть. Уезжать нужно хоть с каким-то минимумом, а не просто с одеждой. Раньше... но сейчас - точно нет. И нужна хотя бы пара часов отдыха. Тут не удастся. Попробуем забрать у меня пару вещей, дальше - скорей, из города. Таков план, - решил маг. И еще одно. Подожди, - Теодор достал маленький блокнот, позаимствованный у военных, и ручку. Минута на набросок символа и... все. Символ Ордена. Мужчина прижал листок ко лбу и мысленно произнес: "Помогите". Чтобы другой маг смог счесть это и, быть может, отыскать автора. Разум и Связи... все, на что можно надеяться - это на чужие таланты и волю Метафизической Тройки. Еще несколько подробных набросков стоило сделать уже в метро.
- Ладно, поедем к тебе, - согласилась Лина. В метро ей было комфортнее, чем на улице, замкнутое пространство, видно было больше, но это такое.
Они без приключений доехали до квартала, где жил маг, и выбрались из подземки только когда начало светать. Небо, и без того светлое почти всю ночь из-за беспрерывно горящих городских огней, стало еще светлее, и над высотными домами медленно разгорался ореол дневного светила… Наступил новый день.

* * *

На украденной машине ЗВшники доехали до базы только к трем часам ночи. Через час уже начнет светать. А еще через несколько часов уходящий с ночной смены сотрудник не обнаружит свою машину на стоянке, потому что она превратилась в груду металла где-то недалеко от Трущоб… Но эта проблема сейчас казалась им вторичной – первым делом нужно было доставить медикаменты для Ремси. Но сначала им придется преодолеть пункт охраны…
Въезд в Неонополис был довольно неприметным, и даже дорога здесь была обычной грунтовой, без асфальта и бетона. Если не знать, что здесь въезд на секретную корпоративную базу, можно этого и не заметить. Однако О’Нилл и компания прекрасно знали, что охрана местная клювом не щелкает, а сразу переходит к действиям – даже если со стороны все это выглядит как мертвая безлюдная пустошь.
Они тормознули около забрызганного грязью плаката: «Уважаемые туристы! Ни одного объекта, показанного в фильме «Неонополис – город призраков» здесь нет. Неонополис – зона археологических раскопок и находится в частном владении. Просим Вас немедленно покинуть территорию». Далее мелким шрифтом шло дополнение: «Стоянка машин запрещена, штраф – 2000 кк. Свалка мусора запрещена – штрафом не отделаешься». Однако они понимали, что эти плакаты были сделаны для отвода глаз, ведь проблемы туристов, пересмотревших новый научно-фантастический фильм, были минимальными. Этот плакат, фотографии которого уже разошлись по интернету, был также неплохой маскировкой для компаний-конкурентов, телевизионщиков и даже правительства. Не то чтобы Неонополис был особо секретным местом, как раз о нем знали все кому не лень… Но не следовало распространяться, что происходит под поверхностью земли. Общественности было достаточно, что на месте разрушенного города построили аэродром и несколько амбаров, и под юрисдикцией Вейланд-Ютани ведутся какие-то «археологические раскопки».
О’Нилл показал на КПП свой пропуск, и дежурный лейтенант, зевнув, поднял старенький (опять же – для отвода глаз) шлагбаум. О’Нилл еще раз оценил мастерски созданную видимость абсолютно запущенной и неохраняемой территории. Одинокая будка с охранником посреди пустоши, грязная размытая дорога, кучи мусора повсюду… Но он-то знал, что здесь за каждым пригорком торчит снайпер, а в каждой мусорной куче воткнул неприметный робот с видеокамерой… Вся территория просматривалась насквозь, и сейчас их яркую черно-желтую машинку наверняка пристально изучают не менее двадцати диспетчеров снаружи и еще больше – внутри. Наверняка потом станут задавать вопросы, откуда здесь взялось желтое такси, однако на этот счет они что-нибудь обязательно придумают…
Однако неприятности начались уже при въезде на автостоянку. Несмотря на ночь, в свете прожекторов было светло, как днем. Еще издалека они увидели скопление каких-то людей там, где они не так давно угнали чью-то машину. Получается, пропажу обнаружили.
- Черт, Хадасевич! – процедил сквозь зубы О’Нилл, увидев, что один из помощничков Гарсии расхаживает туда-сюда и отдает какие-то команды. – Уж не нас ли он ищет?...
- А ведь брали самую простую и неприметную тачку, - пробормотал Джонас. – Неужели мы сперли тачку какой-то шишки…
- Надеюсь, что у них здесь просто вечеринка в пижамах, - ответил О’Нилл. – Давайте реще, чтоб нас не заметили!
Оставив машину за каким-то пригорком, они, пригнувшись, проскочили к воротам и скрылись внутри темного тоннеля. Показав на пункте охраны свои магнитные карточки, они беспрепятственно вошли внутрь, негласно отметив про себя, что раз их не задержали – значит, конкретно их пока никто не разыскивает. Прибежав в медпункт, они вздохнули с облегчением – Ремси был еще жив.
- Чего так долго? – «поприветствовал» их Беккет. – Заблудились в трех кварталах?
- В трех кварталах?! – возмутился Джонас. – Да это просто город-муравейник! Не представляю, как там люди живут!
- Вы нашли аптеку? – перебил его возмущение Беккет.
- Да, вот, здесь все по списку, - сказала Саманта, протягивая Беккету пластиковый пакет из аптеки, куда предварительно сложила стыренные с военной базы лекарства.
Беккет выхватил пакет, проверил его содержимое и удовлетворенно хмыкнул.
- Молодцы, - ответил он. – Я этим займусь.
- Как Ремси? – спросил О’Нилл.
- Не очень, но стабильно, - покачал головой Беккет. – Не могу пока вам сказать ничего нового. А теперь извините, время – наш самый важный ресурс. Давайте, давайте, господа…
Судя по тому, как решительно Беккет выпроводил их из медпункта, ситуация действительно была серьезная. Обычно мягкий и скромный доктор неожиданно превратился в нервного задерганного человека с черными кругами под глазами. Не став с ним спорить, ЗВшники вышли за дверь и столкнулись с Камероном Митчеллом, который принялся увлеченно рассказывать им, как он ловил «сбежавшего» ксеноморфа. Выслушав его рассказ вполуха, О’Нилл задумчиво произнес:
- Надо бы к Вескеру зайти с утра, поблагодарить…
- Гарсия не очень злился? – спросила Саманта.
- Пфф… да он сюда даже носа не показал, - фыркнул Митчелл. – Все без него сделали, - он провел пальцами по стене, на которой остались отметины от чьих-то острых когтей. – Думаю, вашего отсутствия никто не заметил.
- А что там за тусовка на парковке? – неожиданно спросил Джонас.
- На какой парковке? – не понял Митчелл.
- Ну там, наверху, Хадасевич и еще какие-то мужики…
- А, не, понятия не имею, - пожал плечами Митчелл. – Да какая хрен разница? Нам всем сейчас лучше пойти наверх и сделать вид, что мы давно спим и ничего не знаем.
- Да, ты прав, - согласился Дэниел. – И все же мне кажется, что это еще не конец…
Он оказался прав. Даже поднявшись в свою комнату и улегшись, они все долго не могли заснуть. Саманта ушла в свою «женскую» комнату, которую делила с Кэролин Лэм и Валой, а О’Нилл еще долго ворочался, бормоча какие-то ругательства. Ему не давала покоя оставленная наверху машина, которую наверняка скоро обнаружат и быстро вычислят, кто на ней приехал поздно ночью. Но даже без машины достаточно спросить дежурного на посту охраны – и сразу станет ясно, что отряд ЗВ-1 во столько-то выехал с базы и во столько-то вернулся, но уже на другой машине. И им еще сильно влетит за кражу чьей-то собственности… Видимо, эти же мысли приходили в голову не только ему, но еще Дэниелу и Джонасу, потому что оба тоже ворочались и никак не могли заснуть. Под утро все они забылись тревожным сном, полным дрожащих теней и щелкающих челюстями монстров…

* * *

Офис Роттенблю в здании Агентства национальной безопасности, он не представлял из себя ничего особенного, в конце концов, его хозяин был минималистом и держал тут только все необходимое: рабочий стол со стулом, диван для отдыха, несколько картин, включая фотографию президента, государственный флаг у входа, большая картотека с кодовым замком. Джек хранил свои наиболее важные документы в бумажном виде.
На диване сидел Норрис, листая какой-то журнал со скучающим выражением лица, сам Роттенблю же сидел за столом, разбираясь с бумагами.
- Я слышал, в трущобах ты потерял несколько человек, - вдруг невзначай начал Джек.
- А, да, внезапно потеряли связь с отрядом Гаммы и Кромвелом, - ответил лысый полковник, не меняя выражения лица. – Расследовать не успел, сначала те двое, потом твоя зачистка, после которой все данные были, скорее всего, уничтожены. А что такое?
- Просто интересно, из-за чего твои люди могли исчезнуть, - признался Роттенблю. – Меня это слегка беспокоит, да и не стоит оставлять это дело без внимания.
- Хочешь, чтобы я послал поисковый отряд?
- Нет, я сам, твои действуют немного грубо.
- Пфф… - высказал свою точку зрения Норрис и опять уставился в журнал.
- Люди просто так не исчезают, - Джек оторвался от своих занятий и посмотрел на своего друга. – И этот факт заставляет меня беспокоиться.

*        *        *

Был практически полдень, когда к границе Трущоб подъехало два армейских джипа, принадлежащих какому-то правительственному агентству. Из машин вышло тринадцать человек, большинство из которых были с ничем не примечательной внешностью, на бойцов они были непохожи, скорее на каких-то легко вооруженных (пистолеты и ПП) ищеек с поисковым и криминалистическим оборудованием. Среди них выделялись три знакомых лица, это были Юрген Ковальски - правая рука Норриса, и Луи ДюВаль, ученый из его же группы, который выглядел, мягко говоря, недовольным. Третий же вылез из другой машины, нежели первые двое, чем, надо сказать, заслужил от них взгляд, полный удивления. Мэнни Чан, китаец с непримечательной внешностью и довольной улыбкой на лице.
- Мэнни? – первым опомнился Юрген. – Ты какого хрена тут? Я тебя с собой не звал.
- Ну… - начал он отвечать. – Меня начальство послало, по делу.
- Норрис тебя не посылал, этот козел должен был выслать своего человека, - и тут Ковальски осознал. – Ах, ты же сволочь узкоглазая.
- Без оскорблений попрошу, - сказал Чан и встал рядом с Юргеном, поправляя воротник своей рубашки. – Роттенблю ценит не только мои навыки огнеметчика, но и личностные качества.
- Двуличность, - встрял в разговор ДюВаль с явным презрением на лице.
- Ну да, - согласился Чан и пошел к своим новым людям, чтобы дать указания.
Когда китаец удалился на достаточное расстояние от них, недовольный Луи подошел к Юргену и спросил:
- Какого хрена мы тут вообще забыли? – идея отправиться сюда явно не радовала ученого.
- Мы должны наших пропавших людей, - ответил ему Ковальски, доставая из машины штурмовую винтовку. – Этот ублюдок прав, люди просто так не пропадают.
- И почему мы не можем это просто доверить Чану и поехать домой ждать отчета Роттенблю?
- Потому что он обязательно что-нибудь скроет, он бывший разведчик и диверсант, даже если они с Норрисом близкие друзья, он не будет раскрывать все перед ним.
- Эй, ребят, если вы собираетесь помочь мне, то идите сюда, - послышался вдалеке голос Мэнни.
Нехотя Юрген и Луи повиновались, они смогли пойти с поисковой группой только потому, что они пообещали Джексону слушаться лидера поисковой группы, которым сейчас оказался этот китаец.
- Есть приказы для нас, сэр? - с издевкой спросил Юрген, на что Мэнни лишь неодобрительно покачал головой.
- Юрген, я, конечно, уже не с Норрисом, но считать вас друзьями не перестаю, у нас просто расходятся взгляды относительно Джека.
- Эта тварь перебила всех людей в «Звере» просто из-за подозрений в сливе информации, - Ковальски чуть не рассвирепел.
- Я знаю, поверь, - ответил ему китаец. – Но заметь, Норрис не особо его ненавидеть стал, он, скорее всего, подозревал, что у нас был предатель, и что к этому все придёт. Цель иногда оправдывает средства.
- Да пошел ты! – в сердцах крикнул Юрген, и китаец опять лишь покачал головой.
- Ладно, поговорить об этом мы сможем, когда вернемся, - поднял руки Чан. – Пока давай займемся работой. Ты возьмешь с собой пять человек и прочешешь коллекторы, а я пройдусь по Трущобам. Луи, ты как? С ним?
- Ага, сейчас, только туфли сниму, - с сарказмом произнес француз. – Я, конечно, не одобряю твоего поступка, но не настолько, чтобы лазать по канализации.
- Хорошо, значит, со мной, - заключил Чан и повернулся к Ковальски. – Ну а ты, согласен?
- Тебе ещё мое согласие нужно? – спросил он китайца со злобой в глазах, но, вздохнув, успокоился, гневное пламя куда-то исчезло. – Учитывая, что я тут единственный нормальный боец, только я смогу вовремя среагировать в коллекторах, если что-то пойдет не так. Я пойду.
- Тогда вперед.
Чан хлопнул в ладоши и, отобрав пять человек из приехавших специалистов, он двинулся в Трущобы с ДюВалем. Ковальски же, взяв оставшихся, пошел искать вход в коллекторы.

0

34

- Заходи, потом разуйся у порога, - сказал Теодор девушке.
Столько всего прошло, чтобы появилась возможность произнести эти слова! Поездка в метро, прогулка почти что в открытую по улице… но обошлось. Либо сочли ненужными, либо еще не раскачался бюрократический аппарат. Или еще что-то.
Проблема была лишь с дверью – ключи изъяли, а открыть… К счастью, был дубликат – один раз ключи терялись в прошлом, так что обошлось. Ну и для телекинетика это мелочи. Так или иначе, два-три часа отдыха у беглецов были.
Квартира была скромная, однушка. Обстановка напоминала то ли творческий, то ли рабочий беспорядок – несколько исписанных листов бумаги,  небольшие весы… Выделялись формулы вокруг мелового круга – маг рисовал прямо на полу, не сильно волнуясь о возможных гостях. Да и не должно их быть…
Где-то на полке лежал пергамент (достался от наставника. Кстати… не древний, но чья же тогда кожа?..), книга… ну и некоторые ингредиенты, которые удалось достать. С обстановкой типичной квартиры вся эта герменетия вязалась… специфично.
- На круг не обращай внимание. Не нужен… теперь точно, - Коун вспомнил об особенностях зрения Лины. - Тебе разогреть что? – поинтересовался хозяин квартиры. Оставалось только подготовиться к бегам. Что-то у него оставалось, что-то нет – всегда подобное происходило внезапно. 
Но еще… была еще причина для задержки здесь. Специфичная, но это могло помочь в дальнейшем. Как и те несколько листочков в метро. В очень дальнейшем…
Лина зашла в квартиру и, развушись, уселась прямо в коридоре. Сил идти куда-то дальше не было, хотелось поспать, покушать или умереть (нужное подчеркнуть). Она даже не стала особо осматривать квартиру, хотя она была перед ней как на ладони. Девушка просто не обратила ни на что внимания.
- Было бы неплохо, - отозвалась она на вопрос о разогреть.
Через пару минут она все же собрала силы в кулак и, встав, направилась в комнату, чтобы рухнуть на диван, но немножко не дошла. Приблизительно в дверном проеме ее опять схватил приступ. Лина даже сматериться не успела, залившись кашлем, обильно поливая пол кровью. Вода не нужна - пей кровь, будь настоящим вампиром. В прочем, ей было не до смеха. Стоя на коленях, харкая кровью и вытирая слезы, девушка молилась, чтобы это поскорее закончилось.
- Сдохну, - выдавила она из себя.
- Опять… - Теодор обернулся к девушке. Очередной приступ. Были сильные сомнения, что она протянет пару недель. Но… Отчего искания привели к ней?
Герметист понадеялся на свое место – не Святилище, но все же – и стал шептать слова того самого заклинания. Если врач может что-то сделать для облегчения страданий больного – он сделает. Хотя бы этот конкретный врач.
Кажется, сработало. Это маг почувствовал. Он остался с девушкой еще на какое-то время, ожидая полного прихода в себя, после чего  занялся едой. В качестве еды предлагалась вермишель (или что-то, что ею называли, она же лапша), ну и несколько заварных супов. Вода есть, вкус удовлетворительный - что же еще нужно? Немного покоя... которого, судя по новостям (Теодор решил узнать, что в городе творится), уже не видать. Хоть это и было ожидаемо.
Вскоре в телевизоре заиграла музыка заставки новостной программы, и на экране появился улыбчивый диктор.
- Я Роэн Тарбат, и это Андерграунд Ньюз на канале Криминал ТВ, начнем с главных новостей. Вчера было совершенно ужасное нападение на базу антитеррористической группы «Зверь», в ходе которого группа была практически полностью уничтожена, уцелело лишь шесть человек, среди которых лидер группы полковник Сэмюэль Норрис и правительственный куратор Джексон Роттенблю. Наш корреспондент взял интервью у выживших. Вам слово, Терри.
- Да, Роэн. Это Терри Хатчет, и рядом со мной сейчас стоит один из выживших в той катастрофе инженер Нортонн Ковальски. Мистер Ковальски, вы можете описать, что произошло?
- Это было слишком быстро, Терри, колонна с правительственными номерами вошла на базу, и мы даже не придали значения тому факту, что она была… слишком большая. Люди, которые выходили из машин, были хорошо вооружены и оснащены, и их было очень много. Мы даже не поняли, что произошло, когда началась стрельба, моему помощнику снесло голову, когда он только побежал к укрытию, как я сам успел спрятаться, ума не приложу.
- Вы можете сказать, кто напал на вас?
- Нет, к сожалению, оружие явно было с черного рынка, иностранное, с запрещенными патронами. За несколько часов до этого отряд полковника поймал в Трущобах двух биотеррористов, наверное, они хотели вытащить их.
- Почему группа не смогла оказать должного сопротивления, они ведь были лучше обучены?
- Да, но наши склады были замурованы или заблокированы, возможно, среди нас были чужие агенты. Простите, Терри, я больше ничего не могу сказать, я думал лишь о том, как спастись, я всего лишь инженер, а не военный. Мой брат потащил меня к машине, и мы смогли сбежать из этого ада через дыру в стене.
- Понимаю, спасибо за интервью, Нортонн. Роэн!
- Да, Терри, - диктор, кажется, не ожидал, что так быстро к нему вернутся, и поправлял галстук. – Эм... Терри, известно, кто стоял за нападением?
- К сожалению, нет, Роэн, но эти люди явно пытались вытащить пойманных террористов, и послали вперед свою группу внедрения. Нам попали эксклюзивные съемки с камер наблюдения базы, на которой четко видно лица неизвестных людей, проникших на базу, укрывшись в грузовике. Вот эти люди.
В телевизоре показывают запись с камер наблюдения в гараже базы, в которой О’Нилл и остальные выходят из грузовика в форме бойцов базы, лица при этом отчетливо видны.
- По словам Нортонна, никто из этих людей не является сотрудником «Зверя», а вот кадры с крыши одного из зданий.
В телевизоре всплывают кадры убийства пилота вертолета снайпером, и через некоторое время (явно через монтаж) в кадре появляются беглецы.
- На этих кадрах мы видим, как агенты, пользуясь помощью штурмующей группы, похищают вертолет и покидают базу. Однако штурм это не остановило, неизвестная группа явно заметала следы, но благодаря Джексону Роттенблю, бывшему агенту разведки, удалось вовремя выкачать из сети записи с камер. Запомните эти лица.
На экране телевизора в хорошем качестве и крупным планом (посредством вырезания из стопкадра) показывают лица всех участников группы О’Нилла, а также лица пойманных до этих событий «террористов» Теодора и Лины.
- За информацию по этим людям правительство обещает внушительные награды. Если у вас есть информация, звоните по номеру на бегущей строке.
- Спасибо, Терри. Перейдем к другим новостям. Вчера был осужден на смертную казнь известный немецкий путешественник Фредерик Герр Асим за жестокое обращение с животными, в своих плаваниях он участвовал в ритуалах с утоплением собак. Сам Фредерик говорит, что слышал голос какой-то женщины, которая приказывала топить всех псов, которых увидит.
- У нас проблемы, - медленно произнес Теодор. - Скоро собираться.
Более-менее оклемавшись, Лина таки зашла в комнату и плюхнулась на диван.
- Что такое? - поинтересовалась она.
- Нас объявили в розыск. С большой наградой, - ответил Коун.
- Ага. Давай сдадимся и на награду купим себе домик где-нибудь, - предложила Лина.
Теодор невесело усмехнулся.
- Награду дадут тем, кто нас поймает или сдаст. А мы же... в любом случае умрем при поимке или пару суток спустя. Награждать или щадить за добровольную сдачу не будут, посмеются только.
- И что будем делать? - поинтересовалась девушка.
- Попробуем перебраться в другой город. Ну или... нет, отдыхать тут нельзя, позавтракаем и уходим, - решил Теодор.
Ну, как, позавтракать... заварнушки и быстрый сбор - вот и все. И стоило бы... либо нанести на лицо нечто... так, чтобы из-за болезней кожи могло отбить желание общаться, но не попадало на карантин? Способности гримера были скромные, но просто капюшоны, шляпы и маски не подойдут.
- Я спать хочу, - заныла Лина.
Однако поспать-то как раз ей никто не даст. Это Лина поняла, как только раздался пронзительный и резкий звонок в дверь. Это было так неожиданно, что оба подпрыгнули.
Лина точно знала, кто за дверью.
- Там какая-то тетка в халате, - прокомментировала звонок Лина, сладко зевнув.
Навязчивая тетка продолжала трезвонить в дверь.
- Хм. Сидим тихо. Скажешь, когда уйдет, - решил Теодор. Даже если... особенно, если это с его работы, то... его гарантированно сдадут. А пока... есть шанс, что он просто "не вернулся еще".
Таинственная «тетка в халате», потрезвонив еще несколько раз в дверь, ушла, но Лина увидела, что та предварительно сунула в щель между стеной и дверью какую-то записку.
- Она ушла, но она оставила записку между стеной и дверью, - произнесла Лина.
Выждав несколько минут, Теодор пошел забирать записку.
Осторожно открыв дверь, он увидел, как на половик упал обычный лист бумаги – такой использовали в древних принтерах 20 века. Подняв лист, Теодор увидел, что на нем размашистым, но вполне разборчивым почерком написано:

«Уважаемый сосед!
Убедительная просьба связаться с Вашим дядюшкой, м-ром Альбертом Джерсоном, поскольку сегодня он приехал к Вам в гости, но не застал Вас дома.

Подпись: Председатель жилищного кооператива м-с Джудит Кармайкл.

P.S. Я, конечно, была рада оказать любезность разыскивающему Вас м-ру Джерсону, но буду признательна, если Вы предупредите Ваших родственников, что в нашем доме в 4 часа утра все жильцы спят, и вовсе необязательно звонить во все квартиры в поисках загулявшего племянника.
Ваша м-с Дж. Кармайкл».

Вот тебе и раз! Возмущение женщины-председательницы было вполне понятно: никому не понравится, когда какой-то мужчина отчаянно звонит во все квартиры на лестничной площадке, спрашивая, не здесь ли проживает его племянник Теодор Коун. Ужасно неудобно вышло… особенно учитывая, что Теодор понятия не имел о том, что у него есть дядюшка по имени Альберт Джерсон.
- Ну что там? - поинтересовалась Лина. Она не надеялась на что-то конкретное, даже больше хотела услышать что-то вроде "Ничего, можем отдыхать". Отдыхать - это хорошо. А то слишком много беготни последнее время.
- Нас кто-то искал в четыре часа ночи или около того… нужно поторапливаться уходить, - вкратце объяснил Теодор.
- Ну блииииин, - застонала Лина. - И куда?
- Могу только сказать, что из этого города, - ответил начинающий маг.
- У меня нет никаких документов и денег, - сообщила Лина. - А без этих вещей путешествовать немножко трудно.
- У меня найдется, - ответил Теодор.
- Ну ладно. Куда поедем?
- В идеале... в идеале - в другой город, - ответил Теодор.
После сборов осталось решить вопрос с маглевом и точкой отправления. И с тем, что понадобится для успешного попадания в маглев.
- И чего мы ждем?

0

35

Этой ночью отряд ЗВ-1 спал плохо. Занимавшие одну комнату О’Нилл, Дэниел, Джонас и Камерон Митчелл постоянно ворочались, нехотя переругивались и иногда впадали в забытье, просыпаясь потом в холодном поту. Все они одинаково предчувствовали наутро большие неприятности. Саманта за стенкой также не спала и постоянно ворочалась, отчего ее соседка Вала не выдержала и раздраженно швырнула в нее подушкой.
Около семи часов утра тревожный сон О’Нилла наконец был прерван появлением Валы Мал Доран. Местная активистка вломилась в комнату в своем обычном стиле – очень громко.
- Подъем, кто спит – того убьем! – объявила она, и тут же вспыхнул свет.
О’Нилл недовольно заворчал, прячась под одеялом с головой. Ему вовсе не хотелось возвращаться в жестокую реальность.
- Отвали, дура, - невнятно пробормотал Камерон Митчелл. – Который час ваще?
- Какая разница который час? – возмутилась Вала, уперев руки в бока. – Ваш командир, Лэндри, попросил меня разбудить вас немедленно. А мне стало ужасно интересно, не связано ли это с вашими ночными похождениями…
Все, как один, немедленно сели на койках.
- Что? – воскликнул Дэниел. – Откуда ты…?
Вала картинно закатила глаза.
- Ой, да ладно, уже вся база знает, что вы ночью куда-то свалили, - напрямую выложила она последние новости. – Все только об этом и говорят.
Дэниел обменялся с О’Ниллом мутными, но понимающими взглядами. Что ж, следовало ожидать, что их отсутствие не останется в тайне. Теперь жди головомойки – в лучшем случае.
- Что, и Гарсия знает? – хрипловатым голосом спросил Джонас.
- Ну, с ним я не разговаривала, - пожала плечами Вала. – Но, по-моему, у Гарсии сейчас другие заботы. А я все еще жду от вас подробного и вкусного рассказа.
- Иди Саманту допрашивай, - посоветовал ей Дэниел, прекрасно зная, что Саманта не позволит на себя надавить.
- Если бы я еще знала, где эта блондинка, - фыркнула Вала. – Когда я проснулась, ее уже не было, а мне так хотелось узнать, чего это ей не спалось всю ночь.
- А теперь, может, выйдешь? – нетерпеливо поторопил ее Митчелл. – Нам как бы одеться надо.
- Ой, да что я там не видела, - отмахнулась Вала, но все же отвернулась к двери, чтобы уйти. Напоследок она добавила: - Хорошего дня, ребятки! – и скрылась.
- Ох, чую беду, - выразил общую мысль Камерон.
Наконец О’Нилл, Джонас и Дэниел Джексон, зевая и потягиваясь, поплелись вниз, в медпункт. Надо было узнать о состоянии Ремси. Все трое были полны дурных предчувствий, однако не столько из-за странной болезни Ремси, сколько из-за предстоящей взбучки от Гарсии. Прошлой ночью, дабы купить необходимые для Ремси лекарства, они украли чью-то машину и обманом уехали с базы с город, там влетели в ДТП, чуть не стали заложниками в каком-то подземном бункере, угнали вертолет и в итоге были брошены на произвол судьбы где-то в коттеджном поселке. Все произошедшее с ними за одну ночь казалось нереальным. Кто был тот человек, представившийся как Роттенблю?... Чего он хотел от простых служащих, которыми казались ЗВшники?... И еще те двое странных ребят, девушка и парень, которых преследовал Роттенблю…
Они успели обсудить произошедшее между собой до того как приблизились к медпункту, а когда вошли внутрь, обнаружили, что Саманта уже там – беседует о чем-то с Карсоном Беккетом. Кэролин Лэм отсутствовала – наверное, еще спала. Что касается Ремси…
О’Нилл тут же подошел к прозрачной капсуле, в которой лежал его юный товарищ. Парень выглядел также плохо, как вчера: лицо бледное, осунувшееся, на щеках болезненный румянец. Он дышал прерывисто и с хрипом, однако был еще жив.
- Как он? – тут же спросил Джек вместо приветствия.
- Состояние тяжелое, но стабильное, - покачав головой, сообщил Беккет и подошел к капсуле. – Температура не повышалась выше сорока градусов, это хороший знак. Те лекарства, которые вы привезли вчера, спасли ему жизнь.
- Что ж… хорошо, - пробормотал О’Нилл. – Какие прогнозы?
- Анализ крови показал, что Ремси болен обычным вирусом гриппа, - ответил Беккет.
- Да неужели? – удивился Джонас. – То есть… все в порядке? Это ведь всего лишь грипп.
Беккет помрачнел.
- Как я говорил вам вчера, это странно, - он положил руку на капсулу. – Ремси определенно болен гриппом, высокая температура, слабость – все симптомы присутствуют. Плюс анализ крови. Но я уже рассказывал до вашего прихода Саманте, что есть кое-что еще…
- Что-то еще? В крови? – быстро спросил Дэниел.
- Не в крови, - поправился Беккет. – Просто это странно – организм Ремси совсем не борется с инфекцией, словно вирус не воспринимается им как враждебный элемент. Его иммунная система не классифицирует вирус как нечто инородное.
- Стоп-стоп, - прервал его объяснения О’Нилл. – Ты хочешь сказать, что это какой-то новый вирус гриппа?
- Нет, это обычный грипп. Но почему-то в организме Ремси он совсем не подавляется и размножается с удивительной скоростью. Мне неприятно сообщать вам это, но Ремси жив только потому что Кэролин в четыре и шесть часов утра вколола ему пятьсот миллиграмм вот этого иммунностимулятора, - Беккет показал издалека какую-то яркую упаковку. – Такими темпами того, что вы вчера достали, хватит максимум на сутки.
- А потом? – тупо спросил Джонас.
- В любом случае Ремси не может постоянно жить на иммуностимуляторах, - уклончиво ответил Беккет, давая понять, что исход может быть только один.
- И что, больше в крови Ремси совсем ничего… чужого не было? – допытывался О’Нилл. – Никакого другого вируса, м?...
- Я проверил дважды, - печально покачал головой Беккет. – И вирус гриппа, уверяю вас, совершенно обычный. Его научились лечить еще двести лет назад.
- Получается, проблема не в вирусе, а в Ремси, - подытожила Саманта, нервно теребя руки. – Нашей вчерашней кампанией мы лишь дали ему отсрочку.
- Не говори так, - Дэниел укоризненно взглянул на нее. – Должен быть какой-то выход. Карсон… вы же врач.
- В прошлом фельдшер, - грустно поправил его Беккет. – Я сделаю все, что смогу, но если мы имеем дело с какой-то неизвестной болезнью – боюсь, времени у нас не так уж много.
- А что с той иглой и запиской, которые принес Ремси? – вспомнила Саманта.
- Если бы не это, я бы подумал, что у Ремси просто тяжелая стадия гриппа, и беспокоиться особо не о чем, - продолжил Беккет. – Но эта игла наводит на мысли о том, что Ремси заразили чем-то… чем-то неизвестным. Я собираюсь огласить проблему и объявить карантин, поскольку мы не уверены, что эта болезнь не заразна…
- Никакого карантина! – решительно прервал его Джек. – Поднимется паника, попадет всем… Пусть Ремси просто останется здесь, а мы пока подумаем…
- Но если будем медлить, кто-то может разнести инфекцию по базе, и тогда пострадают все! – воскликнул Беккет.
- Я понимаю, - мрачно кивнул О’Нилл. – Поэтому дайте нам полдня, доктор. Если мы не найдем решение… тогда объявляем карантин.
- Но как мы сможем определить, что это за вирус? – недоуменно воззрилась на него Саманта.
- Картер, ты же у нас самая умная, я на тебя надеюсь.
- Джек, я астрофизик, а не вирусолог!
- Постойте, - вдруг вклинился в их спор Дэниел. – Вирус, говорите… А что, если показать эту иглу доктору Вескеру?... Я знаю, вы его не особо любите, но боюсь, что в этом случае он один может нам помочь.
В медпункте повисла напряженная пауза. Однако спустя пятнадцать минут в двери биолаборатории этажом выше решительно забарабанило несколько рук.

0

36

Коллектор обнаружился довольно быстро – вернее, один из входов в него. Это был обычный круглый люк с большой буквой S посередине – что, должно быть, означало «sewer». Не то место, куда хочется соваться, но выбирать не приходилось. Прошлым вечером в этих местах произошло нечто необъяснимое, и Ковальски предстояло выяснить причину.
Юрген сорвал люк и посветил туда тактическим фонарем на винтовке, дабы убедиться, что там точно никого нет рядом, прежде чем соваться вниз.
- Похоже, все чисто, - произнес боец и включил передатчик. – Чэн, прием!
- Уже разговариваем со мной, Юрген? – послышалось из динамика.
- Не беси, - Ковальски заскрежетал зубами и, казалось, был готов пальнуть в первого встречного. – Я дошел до коллекторов и собираюсь спуститься с исследователями. Что у тебя?
- Пока не дошли, но скоро будем, - ответил Чэн. – Связь каждые 10 минут, удачи. Не забудь про пеленгатор.
- Ага, - сухо ответил боец и, выключив передатчик, повернулся к своей группе. – Все включаем пеленгаторы, и начинайте готовить свои приблуды. Я пойду первый, осмотрюсь, вы спускаетесь ровно через пять минут. Усекли?
- Да, - хором ответила группа, настраивая оборудование, Ковальски поморщился, все-таки это не дисциплинированная и обученная боевая группа, а просто яйцеголовые криминалисты, будем надеяться, что хоть стрелять умеют.
Юрген включил у себя маячок и спустился во тьму коллектора.
Его тут же со всех сторон обступил душный смрад, характерный для подземелий, ранее служивших канализацией. Из-под его ботинок с противным писком метнулись в разные стороны несколько крыс. Бетонный пол был влажным и липким, через несколько метров коридор сворачивал, и за поворотом начинался более широкий тоннель. Посередине него шел канал с темной затхлой водой неизвестного происхождения, поэтому двигаться приходилось вдоль него по не очень широкой отмостке. С полукруглого потолка кое-где через трещины капала вода, в канале что-то противно булькало, периодически слышались шорохи и писк мелких канализационных грызунов.
От основного канала ответвлялись более узкие и заваленные всяким мусором коридоры. Кое-где луч фонарика высвечивал бывшие логова бомжей и следы жизнедеятельности человека. Справа была покрытая слизью стена, слева в метровой ширины канаве плескалась дурно пахнущая вязкая жидкость. Иногда встречались дверцы в стенах, закрытые решетками люки вентиляции и узкие коридорчики-ответвления, в которые не пролез бы человек. К общим запахам гниения и разложения примешивался еще целый букет специфических ароматов: ацетона, горелого пластика и еще какого-то неопределенного вещества, от которого слегка першило в горле и слезились глаза. В один момент вонь стала совсем уж невыносимой, и Юрген увидел то, что почти сутки назад весьма напугало Теодора и Лину. Луч фонарика выхватил весьма покореженную решетку в узком коридорчике, перпендикулярно примыкавшем к основному отстойнику. Решетка была не просто погнутая, металл словно оплачивался, и на потекших прутьях влажно поблескивали вонючие клочья какой-то слизи. Пол под решеткой был черным и скользким, и след из слизи вел куда-то за решетку и поворачивал вправо. Выглядело все это престранно: будто огромный червь из фильмов ужасов прополз сквозь решетку и скрылся в тоннеле.
- Похоже, тут и правда какая-то хрень творится, - произнес Юрген в пустоту, он хотел было вызвать подкрепление, но вовремя предположил, что какая-то едкая сопля на решетках не будет достаточным основанием выделять бойцов, причем, даже для Норриса.
Боец посмотрел на часы, как раз сейчас его отряд криминалистов должен был спуститься и идти к нему, вот и первое дело для них.
- Яйцеголовые, вы спустились уже? - спросил он в рацию, и через секунду ему ответили:
- Так точно, сэр, видим вас на локаторе и идем к вам, будем через пару минут, - ответ, надо сказать, слегка удивил Ковальски, слишком по-военному.
- Имя?
- Роберт Гард, сэр.
- Бывший военный?
- Да, сэр, когда-то я тоже был в армии, но потом мне прострелили колено.
- Что? - Юрген слегка опешил, но решил, что не стоит терять больше времени. – Так, ладно, Гард, я нашел оплавленную решетку с какой-то непонятной слизью, займетесь ей.
- Так точно, сэр, - ответ был уже не из рации, а из-за спины, криминалисты только что подошли. – Если можно, сэр, мы должны распаковаться.
- Хорошо, занимайтесь делом, я ещё вокруг осмотрюсь, - ответил Юрген и пошел дальше.
Криминалисты тем временем распаковывали свою мобильную лабораторию и брали образцы.
По мере отдаления от покореженной решетки мерзкий запах постепенно ослабевал, уступая место обычному затхлому запаху давно не работающей канализации. У Ковальски не было карты тоннелей, поэтому ориентироваться приходилось по памяти, благо тоннель был один (пока что). Редкие ответвления от него были завалены всяким хламом, служебные дверцы были наглухо запечатаны. Он слышал только мерное бормотание оставленных позади коллег по несчастью да звук собственных шагов.
Неожиданно Ковальски отчетливо услышал впереди какой-то странный шелест, непохожий на обычную крысиную возню. Словно кто-то тащил по полу пластиковый пакет. Усиленный эхом тоннеля, звук раздавался где-то впереди, где тоннель плавно сворачивал вправо. Наверняка какое-нибудь животное, хотя, судя по звуку, побольше крысы. 
Послышался треск в коммуникаторе.
- Ковальски, статус, – послышалось в ухе.
- Ну… тут явно что-то не так, Чан, - в голосе Юргена уже не было даже намека на враждебность, не до этого было сейчас. – Криминалисты сейчас разбираются со слизью на оплавленной решетке, но кроме этого… в общем давай потом, я на что-то наткнулся.
- Понял, Юрген. Я пытаюсь выбить беспилотник с тепловизором, но большим шишкам нужны веские причины.
- Думаю, я их найду. Конец связи! – Юрген отключил коммуникатор и последовал к источнику звука, освещая все тактическим фонарем на винтовке и готовый выстрелить во все подозрительное.
Загадочный шелест то приближался, то отдалялся, Юргену даже казалось, будто он несколько раз услышал вполне человеческие приглушенные ругательства. Кто это может шляться по заброшенной канализации? Наверняка бомжи или наркоманы. Ну что ж, возможно, они могут что-то знать. А когда впереди послышались еще и шаркающие шаги, Юрген утвердился в своей догадке. Там, впереди, двигался человек или несколько людей, которые тащили что-то тяжелое. Звук свернул в одно из ответвлений от основного тоннеля.
- Тц. Стой на месте. Я хочу только поговорить, - Ковальски был почти уверен, что это какой-нибудь бомж, но все же решил проследовать за источником звука.
Наверху тем временем Мэнни и ДюВалль нашли подожженный БТР отряда Гамма и уже вовсю отдавали команды группе криминалистов и прочих исследователей.
- Честно говоря, я немного удивлен, что его не разобрали, - признался китаец, пролистывая какой-то отчет на планшете и задумчиво потирая голову.
- Если ты не заметил, - вдруг подал голос француз, что-то соскабливая с корпуса машины. – Эта хрень сгорела к черту.
- Не слепой, - огрызнулся Мэнни, убирая планшет и подходя к французу. – Многие компоненты этой техники находятся в защищенных капсулах, сгореть они не должны были.
- Ну учитывая, что мы только начали, скорее всего, мы чего-то и не досчитаемся, - пожал плечами ДюВаль и положил образец соскоба в пакетик. – Что там у Юргена?
- Кажется, он на что-то наткнулся, но пока и сам не понял на что, - вздохнул китаец с усталым видом. – Будем надеяться, твои головастики поймут, что именно он там увидел. Все результаты они должны переслать мне на планшет, так что ждем. А у тебя что?
- Я тебе что, реактивный? – недоуменно спросил ДюВаль. – Французы быстры только в ухаживаниях за девушками, а в исследованиях нужно хотя бы дождаться, когда я образец до аппаратуры донесу.
- Тогда давай уже шустрей, лягушатник, у меня плохое чувство какое-то.
И плохое предчувствие его не подвело: на крышах ветхих домов незаметно показались чьи-то темные силуэты, высматривающие незваных гостей…
Юргену пока не особо повезло: не обращая внимания на его оклик, странный звук продолжал движение по заваленному всяким хламом узкому тоннелю, и теперь Ковальски мог отчетливо различить хрипловатые голоса. Кажется, двое или несколько человек о чем-то оживленно спорили. Но о чем именно – он не мог расслышать, поскольку мешало эхо тоннеля и шорох волочимой ими ноши. В свете фонарика он явственно различал оставленную этой ношей мокрую полосу, а впереди замелькали чьи-то тени. Кажется, скоро он настигнет этих «бомжей». 
Китаец имел достаточно опыта в агентурной деятельности, чтобы почувствовать на себе чужой взгляд. Это было что-то вроде интуиции, крайне необходимого качества для шпионов и агентов, только в случае Мэнни это было подкреплено осознанием того, что БТР не был обшарен и разворован.
- Ловушка? - шёпотом произнес китаец так, чтобы никто не услышал. – ДюВаль?
- Я тоже заметил, не слепой, - ответил напрягшийся француз. – И думаю, они это поняли.
- Тц, неприятно, - Мэнни обернулся к появившимся фигурам и выкрикнул с улыбкой. – Переговоры?
Ковальски тем временем продолжал преследовать убегающих «неизвестных», когда в один момент остановился как вкопанный. Он осознал, что ушел слишком далеко от своих, а для бойца это смерти подобно, и все бы ничего, в конце концов, это обычная канализация, где, кроме крыс и бомжей, никого не бывает, если бы не тот факт, что в этой области исчез целый отряд «Зверя». Юргену стало казаться, что его попросту заманивают в ловушку.
- Жопа, мне это сильно не нравится, - произнес солдат и медленно попятился назад, теперь он был полностью сконцентрирован на том, чтобы вернуться к своим криминалистам и при этом не подставить свою задницу неизвестным врагам. – Надеюсь, это не паранойя, в моем деле это будет плохо смотреться.
Пока он стоял в раздумьях, несколько неизвестных скрылись за поворотом узкого тоннеля, волоча куда-то свою явно негабаритную ношу. Ковальски они то ли не заметили, то ли просто не обратили внимания. По крайней мере, преследовать его с виду никто не собирался.
- Похоже, и правда паранойя, - облегченно произнес боец. – Все-таки не надо соваться в разведку в одиночку.
Решив все-таки не дразнить лихо, Ковальски решил вернуться к криминалистам, надо было узнать, что за хрень оплавила решетки в этой канализации. А этими «бомжами» он займется потом, когда он будет хотя бы не один.
Загадочные обитатели подземелий более никак себя не проявили, и их шаги и бормотание постепенно затихли где-то в глубине тоннелей. Вокруг Ковальски снова раздавались лишь естественные звуки канализации: капание воды, побулькивание в сточной канаве да шорохи крыс.
Боец довольно быстро вернулся к оставленным криминалистам, с которыми, похоже, ничего не случилось, они продолжали изучать слизь.
- Есть что-нибудь? – спросил Юрген, подойдя к ним.
- Вроде закончили. Вот, - один из криминалистов протянул к нему планшет. – Мы тут записали то, что смогли узнать на данный момент.
Ковальски принял планшет и стал читать отчет.
В так называемом отчете не было ничего, что пролило бы свет на загадку расплавленной решетки. «Невозможность взять опытный образец ввиду повышенной кислотности материала», - значилось в нем.
Поглядев себе под ноги, Ковальски заметил осколки стекла – кажется, кто-то неудачно пытался поместить слизь в пробирку. Осколки странно дымились.

0

37

Сергей поднял глаза и посмотрел на стоявшего перед ним вампира. В его глазах было безразличие и ни капли страха. Он уже давно смирился с мыслью, что его дни сочтены. В этих глазах, что раньше горели будущим и новыми технологиями, теперь читалась только жажда мести. Мести за то, что его жизнь вот так вот окончится.
- Вы можете меня превратить в себе подобного, но от этого вы ничего не получите. Пока я в человеческом облике, я могу намного больше, чем вы. В любом случае мои дни сочтены. И когда они будут подходить к концу, я приду к вам, а дальше делайте что хотите. Но сейчас. Дайте мне компьютерные шары и позвольте воспользоваться вашей мастерской.
Голос парня звучал на удивление спокойно, он твердо верил, что успеет завершить то, что хотел, и, возможно, даже сумеет вылечиться, а если нет, то здесь его всегда приютят, по крайней мере, он на это надеялся.
Послышалось мерзкое хихиканье.
- Ты че, тупой, - влез другой Носферату, особо не отличимый по внешности от всех остальных. – Сам понял, че сказал? Харэ нести этот бред, жалкий человечишка.
Сережа не понаслышке знал, что обитающая под бывшим химзаводом независимая банда Носферату, не подчиняющаяся никому, насчитывала в себе около пятидесяти разномастных особей разной степени сварливости. Большинство подземных вампиров не отличалось умом и сообразительностью, хотя среди них встречались несколько… одаренных, кто мог бы оказалась Сергею ценную услугу. О том, как он познакомился с этими тварями, сам он предпочел бы забыть. Ему не доставляло никакого удовольствия спускаться в эти мрачные влажные подземелья, пропитанные стойким запахом плесени и каких-то ядохимикатов, но у Носферату была неплохая разведывательная сеть, которая могла бы помочь ему осуществить задумку.
Нет, Сергей по жизни не был злым парнем. Но та девушка, предавшая его, ожесточила его сердце. А ведь начиналось все довольно неплохо: он встретил молодую красивую американку экзотической внешности, провел с ней ночь, а наутро обнаружил записку о том, что теперь он болен какой-то неизлечимой болезнью. А девушки и след простыл. Немного времени понадобилось Сереже, чтобы проверить информацию и выяснить, что из числа зараженных он не единственный, но болезнь еще не приобрела характер эпидемии, поэтому никакой экстренной помощи ему оказано не будет. Людей лечили от побочных симптомов, а не от вируса иммунодефицита, который, трансформировавшись и мутировав со временем, превратился в совершенно новую форму внеклеточной жизни… О последнем ему, кстати, сообщил один неглупый Носферату, мерзко при этом хихикая.
Сережа уже и сам ощущал неизбежные изменения, происходящие в его организме. Спускаясь в грязные подземелья, он в который раз рисковал жизнью. Но ему было важно привлечь внимание общественности к своей проблеме. Сережа не был героем и не собирался умирать просто так. Ему казалось единственным верным решением сделать так, чтобы неизвестная ранее науке болезнь приобрела характер массовой пандемии, и тогда, возможно, научное сообщество найдет лекарство, и Сережу еще можно будет спасти… Но времени у него было в обрез.
Носферату предлагали ему различные способы, как это сделать: начать подкидывать зараженные иглы в транспорт и общественные места, например. Но этого все еще было мало.  В обмен на свою помощь Носферату требовали, чтобы Сережа занимался банальным воровством: стащить компьютер там-то, принести несколько десятков литров свиной крови из лавки мясника… Пока Сергей справлялся, но ему становилось все сложнее и сложнее в чужой стране, в незнакомом городе… Он был в отчаянном положении.
А вожак тем временем, оттолкнув предыдущего оратора, продолжил рассказывать:
- Короче, еще раз. Один мой гуль, жалкий тупица, впервые проявил проблеск интеллекта и устроился на работу в службу доставки лекарств в одну местную больницу. Помимо всякой херни, в больницу иногда доставляют препараты крови. Если интересно, могу связать тебя с ним.
Сергей не мог поверить своим ушам. О гулях Сергей слышал лишь вскользь, в ругани между Носферату, и сделал вывод, что так называют вампирских слуг. Подробности ему были неинтересны. Главное, что этот мерзкий злобный монстр предлагает ему заразить своей кровью какие-то препараты для детей! Нет, способ действительно неплох, ведь если заразятся дети, то это наверняка осветят в СМИ, да и мамашки взбаламутят воду, чтобы их чад поскорее вылечили… Так глядишь, и изобретут программу лечения. Но это же дети!...
- Так вот, если интересует, цена остается прежней: молекулярный компьютер и тот девайс из дурацкой рекламы с пидором-блондином. Если еще какую-нить живую девку притащишь – совсем классно будет, - сообщил вожак, довольно потирая худые бледные лапки.
Сергей сжал зубы, что-то внутри уже начинало его грызть, ведь он собирался ценой других жизней спасти свою. Эгоистично, но он не видел других путей.
- Сведи меня с тем гулем, я постараюсь вам добыть то, что вы хотите.
Он не мог сопротивляться. У него просто не было аргументов сейчас. Но он постарается их получить или придумать. Но оставаться на месте он не мог. Время играло против него.
Тощий Носферату-вожак противно фыркнул.
- Ишь размечтался, - бросил он, будто сплюнул свои слова. – Сначала молекулярный компьютер, потом мой гуль. И девайс из тупой рекламы не забудь, я тебе о нем уже рассказывал. Если тебе больше нечего сказать – тогда вали отсюда и не мешай работать. До рассвета несколько часов, а этим ослам еще нужно этот чертов бункер выровнять, - едва слышно добавил он скорее для себя, чем для Сергея.
Сергею ничего не оставалось, его кулаки были сжаты, а руки вздрагивали от мыслей, роившихся в голове. Будь он в корпорации, он бы легко достал любую электронику, но сейчас он пришел их просить об этом. Мысли в голове смещались в кашу, в которой уже ничего нельзя было разобрать. Механично парень развернулся и поплелся к выходу, ничего не отвечая вампирам.

0

38

А наверху тем временем происходило что-то довольно интересное: на крышах домов появились люди в рваных одеждах, молодые и не очень, белые и чернокожие, и все они держали в руках какое-нибудь примитивное оружие вроде старых бит для бейсбола, каких-то самодельных арбалетов и бутылок с какой-то жидкостью.
- Это наш район! – крикнул молодой и явно дерзкий черный в смешной бандане. – Валите отсюда, придурки!
Что ж, следовало ожидать: местная шпана не дремлет. Уже второй раз за сутки на их «район» приезжают какие-то типы, и им это явно не нравится. Уж не при аналогичных ли обстоятельствах погибли члены отряда Гамма? Конечно, местные гопники – ничто по сравнению с профессиональными бойцами, но они стоят на крышах, и их очень много.
- Как думаешь, это они угробили Гамму? – совершенно спокойно произнес ДюВаль, будто опасности никакой не было, и над ними не нависла тень смерти.
- Маловероятно, но, учитывая количество, и, если они устроили хитрую засаду, вполне может быть, - ответил ему китаец, также совершенно спокойно ковыряя в ухе и рассматривая незваных гостей.
Их команда тем временем была куда более обеспокоена ситуацией, сразу видно, где военные, а где гражданские, впрочем, некоторые все также продолжали исследовать обгоревший БТР, не обращая внимания на внешние раздражители, человека три.
- Мы из правительственной группы по борьбе с биологическим терроризмом, - Мэнни решил сразу начать переговоры, всем своим видом показывая, насколько ему похер на их количество и вооруженность. – Кто у вас главный?
Но оборванцы не хотели разговаривать. Они хотели защищать «свой район» и выгнать «тупых придурков» отсюда раз и навсегда.
- А ну пошли нахер отсюда, вашу мать! – крикнули с другой крыши, и в компанию внизу полетели старые автомобильные покрышки, какой-том металлолом и, что самое опасное, бутылки с зажигательной смесью с засунутыми в горлышко горящими тряпками. Если у них есть бензин или хотя бы дешевый керосин, ацетон и уайт-спирит – намешать взрывоопасную смесь не составит труда. Возможно, БРТ Гаммы просто заехал не на ту улицу…
Теперь уже только француз и китаец остались непоколебимы перед толпой этих укурков, но даже они отступали назад, в конце концов, «коктейли Молотова» были опасны и могли действительно натворить дел. Остальные же исследователи столпились и побежали подальше от агрессивных молодчиков.
- СТОЯТЬ! – разозленный китаец рявкнул, как Чжан Фей на мосту перед армией Цао Цао, такой рык, казалось, не услышать могли только в космосе.
Бедный ДюВаль аж пригнулся, закрыв уши. Естественно, ретирующиеся остановились, несмотря на опасность.
- Вы ублюдки! – опять начал кричать Чан, на этот раз уже нападавшим. – Если не хотите, чтобы это место было залито напалмом и бомбами, остановитесь!
Если «ублюдки» его и услышали, то явно не послушались. Да и что еще можно было ожидать от шпаны, защищающей свой район?... Одна из бутылок попала в машину (к счастью, пустую), и та загорелась.
- Мозгов нет, одна ярость необоснованная, неконтролируемая агрессия - сказал китаец, глядя на загоревшеюся машину.
- Вы правы, коллега, ещё чуть-чуть, и у них пена изо рта пойдет, - согласился с ним ДюВаль, кажется, этих двоих не заботило то, что происходит вокруг. – Однозначно это очаг бешенства, пациенты не хотят лечиться, и чтобы предотвратить эпидемию, мы должны принять меры.
- Вы правы, коллега, - повторил Чан за французом и повернулся к нападавшим людям. – Мы уходим, но вернемся, когда вас уже не будет.
Китаец улыбнулся и, приказав своим людям собираться, медленно пошел к выходу.
- А ведь все можно было решить миром, - посетовал он, после чего обратился к Луи. – Когда сбор закончится, позвони Юргену пусть тоже уходит.
Ковальски тем временем пораженно смотрел на остатки пробирки.
- Похоже, нам нужно будет вернуться и взять емкости устойчивые к экстремально едким веществам, - заключил он и, посмотрев вглубь канализации, добавил. – И побольше бойцов. Ладно, парни, собирайтесь мы пришли слишком неподготовленными.
Криминалисты стали собирать свои инструменты, а боец тем временем следил за обстановкой.
Внезапно из тоннеля, откуда он пришел, явственно донесся отчетливый и вполне человеческий звук, который принесло сюда предательское эхо: кто-то что-то уронил и отчаянно выругался сиплым голосом. Послышался всплеск воды, затем какие-то тяжелые шаги и еще какая-то странная возня совсем близко отсюда – за ближайшим поворотом в узкое техническое ответвление. Собирающие свои монатки криминалисты озадаченно притихли.
- Хм? – Ковальски был озадачен, ведь до этого момента рядом никого не было, а последняя встреча с чем-то подобным была достаточно далеко от этого места. – Вы, быстро собирайтесь и выходите наружу.
Отдав распоряжение, Юрген взял оружие наизготовку и пошел навстречу источнику неизвестного звука. В этот момент заголосил коммуникатор.
- Юрген, мы уходим, нас тут слишком мило встретили, - раздался в наушнике голос Чана.
- Понял, кое-что проверю и тоже подтянусь, нам все равно нужно дополнительное оборудование, - ответил ему боец.
- Даю десять минут, Юрген, - последовал приказ китайца. – Мы собираемся штурмовую группу сюда прислать, если не явишься за это время, то эта канализация будет обработана термобарическими зарядами.
- Оно серьезно вас там напугали, - рассмеялся Ковальски, пропустив мимо ушей приказной тон китайца. – Ладно, я понял тебя, а теперь не мешай.
- Вот ведь… - только и успел сказать китаец, прежде чем Юрген отключил коммуникатор и пошел дальше к источнику звука, освещая все тактическим фонариком.
Тем временем ругающийся на Юргена Мэнни с ДюВаллем и остальными «исследователями» спешно полезли в машины и ретировались подальше от трущоб, в данный момент они ехали к тому люку канализации, где они должны были встретить группу Ковальски.
Пока ехали, китаец спешно писал в лептопе запрос на штурмовую группу и дополнительное оборудование, он уже успел получить отчет о супер-едкой кислоте.
- Гребаные оборванцы, - тихо произнес разозленный китаец. – Ну ладно, зато будет как в старые времена.
Когда в отдалении затихли шаги и бормотание спешно уходящих криминалистов, Юрген еще раз отчетливо услышал бульканье и чью-то ругань. Кажется, обитатели подземелий особо не скрывались. Скорее всего, бомжи, наркоманы и прочие отбросы общества.
Прежде чем идти дальше в неизвестность, Ковальски проверил работу маячка и на всякий случай проверил доступность гранат. Проведя небольшую инспекцию, Юрген зашел за поворот с автоматом на взводе.
Он даже не успел понять, что именно случилось, лишь заметил, как что-то мелкое и юркое метнулось во тьму, скрываясь от луча фонарика. Нечто отдаленно напоминающее человека на четвереньках убежало и скрылось из виду, оставив в тоннеле какой-то грязный тканевый мешок. Но Юрген смотрел вовсе не туда. В его памяти с этой минуты и на всю жизнь отпечаталось на миг высвеченное из тьмы существо с вытянутой лысой головой, напоминающей крысиную морду, тонкими сухими ручками и бледным телом, замотанным в какие-то лохмотья. Это было отнюдь не животное, нет. Существо подозрительно напоминало… человека. Вернее, то, что когда-то, возможно, было человеком.
- Что это за херня была? – сказал потрясенный боец и решил, что лучше быстро отступать, в одиночку он тут ничего не сделает.
Однако брошенный существом мешок возбуждал любопытство. Юрген стал осторожно подходить к нему осматривая окрестности.
- Юрген, твою мать, – вдруг раздалось в коммуникаторе. – Не отключался так неожиданно. Ты хоть понимаешь, насколько важна наша задача?
- Учитывая, что ты дозвонился на выключенный коммуникатор, да, - сухо ответил он и продолжил уже куда более серьезным тоном. – Лучше возьми какой-нибудь серьезный ствол и дуй сюда.
- Нашел что-то?
- Какая-то неведомая зверушка, возможно, мутация, - сказал Ковальски, все ближе подходя к мешку. – Либо мой глюк, в любом случае, не в одиночестве мне будет спокойнее выбираться отсюда.
- Понял, иду, - коммуникатор отключился.
Юрген тем временем ещё раз осмотрелся по сторонам и, осторожно опустившись, стал проверять содержимое мешка.
Его руки нащупали что-то довольно твердое, однако сквозь мешковину было сложно судить о содержимом странного мешка. Заглянув внутрь и посветив туда фонариком, Юрген с ужасом обнаружил внутри скрюченного в три погибели человека… скорее всего, мертвого. Омерзительное существо, пыхтя и отдуваясь, тащило куда-то большой мешок, в который был не очень бережно засунут чей-то труп.
- Твою мать, - слегка испуганно произнес Ковальски. – Вот теперь отсюда надо валить.
- Давно пора, - послышалось из-за спины.
Юрген среагировал мгновенно, даже до того, как фраза была закончена, дуло винтовки уже смотрело в нос охреневшему Мэнни Чану.
- Думаю… - начал китаец, отходя от небольшого шока, – что тебе надо отдохнуть дома.
- Просто надо было больше бойцов брать, - сказал ему Юрген и осмотрел его оснащение из одного ПП и пары магазинов. – Я так понимаю, ничего существеннее не было?
- Откуда? Мы налегке ехали, – Чан пожал плечами и посветил на труп в мешке. – Это то, что я думаю?
- Да, его та нечеловеческая хрень обронила, - ответил Ковальски – И потащишь его ты.
- Чего? – возмутился китаец, ему эта перспектива не улыбалась – Почему это я должен делать? Я лидер тут!
- Зато у меня пушка солиднее, - выдал свой козырь боец и посветил по закоулкам канализации.
- Чтоб тебе, - от души пожелал ему Мэнни, но послушно взвалил труп на себе на плечи, будучи физически хорошо развитым (солдат спецотряда как-никак), он не чувствовал особого напряжения и потому свободно побежал к выходу. – Прикрывай, не хватало, чтобы мне жопу какая-нить тварь откусила.
- Иди, иди, молчком быстрее будет, - ответил ему Ковальски, и они пошли к выходу.
Ему показалось, будто там, где скрылась юркая тварь, послышался еще один слабый шорох, но, возможно, это уже начинались галлюцинации. Ему стало слегка не по себе в этой вонючей канализации, которая, казалось, была населена самыми настоящими чудищами. Он ожидал нападения или новых «сюрпризов», поэтому весьма удивился, что, когда впереди забрезжил дневной свет из открытого люка, никто их так и не остановил.
- В чем дело, Ковальски? – спросил тащащий «груз» и крайне этим недовольный китаец. – Вампира что ли увидел?
- Типун тебе на язык, придурок, - сказал Юрген, быстро осматривая выход из канализации, - ладно, тащи это мясо наверх, я следом.
Будучи правительственным агентом, Ковальски, тем не менее, верил в некоторые «городские легенды», в число которых входили подземные «люди-крысы», пьющие кровь, и выброшенные в канализационные стоки крокодильчики, которые вырастали в огромных тварей. Последних он опасался особо, поскольку его дядю как раз съел один из нильских крокодилов, сбежавших из зоопарка лет десять назад, а посему и в людей-крыс он готов был поверить.
Тем временем Чэн, недовольно бурча под нос относительно субординации, полез наверх с найденным мертвым телом, когда он наконец вышел на свет, за ним резко и быстро отправился Юрген. Уже наверху оба правительственных агента в окружении своих людей решили наконец взглянуть на свою «добычу» и понять, кем был несчастный.
В белом дневном свете кожа человека, которого вытащили из вонючего мешка, казалась совсем бледной, на шее и лице проступили синие вены. Человек был небольшого роста и довольно компактного телосложения. Светлые волосы были вымазаны кровью и грязью, на лице также были кровоподтеки, особенно вокруг рта и носа. В лицо этого человека ни Ковальски, ни Чэн не знали, однако военная форма трупа и особенно нашивка на левом предплечье красноречиво говорили о том, что этот человек служил под командованием Норриса. Над правым нагрудным карманом едва угадывалась измазанная грязью бирка «Серж. Р. Кромвел».
- Кромвел… - медленно прочитал китаец. – Это случайно не тот, что с Норрисом отправился на зачистку трущоб?
- Он самый, - кивнул Ковальски. – Как минимум мы нашли то, зачем сюда пришли.
- Одно из… - поправил Чэн, садясь на корточки, чтобы внимательней осмотреть труп. – Однако с местной агрессивной фауной мы тут много не найдем. Скорее приедет мобильная лаборатория, пусть ДюВаль осмотрит его и установит причину смерти.
- Согласен, - кивнул Юрген и тут же отправил несколько человек на поиски доктора-лягушатника.
Тем временем приехала мобильная лаборатория, о которой говорил Чэн, и несколько криминалистов аккуратно на носилках потащили труп на стол для препарирования в кабине лаборатории.
Некоторые время криминалисты вместе с доктором ДюВаллем препарировали труп бедного бойца, умершего «смертью храбрых», Чен и Ковальски тем временем спокойно ждали на улице окончания исследования. Примерно через час после прибытия лаборатории прибыло и подкрепление в виде группы хорошо вооруженных бойцов, их подрядили охранять исследовательскую группу.
- Юрген, есть идеи, отчего скончался сержант? – невзначай спросил китаец, закуривая сигарету.
- На беглый взгляд, над ним сильно поиздевались, избили, даже думать не хочу, - ответил ему Юрген, также закуривая. – Возможно, та тварь и сделала это.
- Какая тварь? – Чен заинтересовался, Ковальски уже говорил, что встретил кого-то в коллекторах, но пока так и не объяснил толком кого именно.
- Черт его знает, - признался лейтенант. – Какая-то изуродованная помесь человека и крысы, с язвами, наростами и клыками во весь рот. Возможно, мутант какой-то, но, ей-богу, вид был такой, что я чуть баррикаду из кирпичей не выстроил.
- Вряд ли одна тварь могла остановить тренированного и вооруженного бойца.
- Как знать, Чен, в темноте она чувствовала себя крайне уютно, но вполне вероятно, что она была не одна.
- Вскрытие закончено! Органы исследованы! Повреждения опознаны! – Вдруг заорал французский доктор с заскоками маньяка. – Если позволите, я не буду бравировать медицинскими терминами, скажу лишь, что сержанта сильно избили, вручную, до смерти.
- Похоже, придется серьезно заняться этими мутантами, - тихо заключил китаец. – Ещё что-нибудь, док?
- Да, - кивнул француз. – Кто-то накормил Кромвеля кровью, в его желудке были остатки, видать, пытались накормить уже мертвого. Кровь нечеловеческая, но вот чья, непонятно.
- Отлично, у нас мутанты-извращенцы в подземельях гуляют, - устало произнес китаец и махнул рукой. – Все, возвращаемся на базу, мы узнали, что хотели. Будем готовить операцию зачистки.
Через полчаса машины выдвинулись прочь, и место опустело.
Дело близилось к полудню, и трущобы ожили: местная гопота вылезла из своих укрытий и тщательно обшарила район на предмет засевших где-нибудь военных. Они обратили внимание на то, что на пустыре, что за химзаводом, появились трещины в земле, сквозь которые торчали какие-то ржавые железные балки (которые, поднявшись, опрокинули фургон Норриса прошлым вечером). Однако ни у кого не возникло глупого желания полезть вниз и проверить, что это такое. О подземных обитателях химзавода гопники знали не понаслышке и потому держались от подземелий подальше.
Солнце ненадолго выглянуло из-за серых облаков и снова скрылось. В канализации наступило временное затишье. Как-никак, а Носферату тоже спать полагается. Сергей наконец-то смог вылезти из подземелья и скрыться в городе, никем не замеченный.

0

39

Наскоро побросав в маленький рюкзак кое-какие вещи, Теодор проверил личные документы и деньги, после чего довольно нетерпеливо спровадил Лину на лестничную площадку. Затем закрыл дверь магнитной карточкой и нажал на кнопку вызова лифта.
- Ничего не понимаю, - бормотал он, переминаясь с ноги на ногу. – Как нас так быстро нашли? Нужно как можно скорее уходить. Не удивлюсь, если этот Джерсон все еще где-то ошивается неподалеку.
- Ага, - поддакнула Лина. - А у нас деньги хотя бы есть уехать? И куда мы поедем, ты можешь мне по-человечески ответить? - Лина уже сама ничего не понимала, не знала и плыла по течению. Слишком много приключений в один день, только думать она не привыкла.
Теодор только рассеянно развел руками, нервно теребя лямки рюкзака и напряженно о чем-то думая. Лифт все никак не хотел приезжать.
– Деньги вроде есть, а вот куда ехать… я тут подумал, у моей двоюродной тетушки есть летний домик под Ричмондом, в это время года она обычно живет там. Знаю, это неблизкий путь, но если поторопимся и сядем на поезд, то к вечеру уже будем у нее. Отсидимся в безопасности, подумаем, что делать дальше. Там нас вряд ли быстро найдут.
Внезапно Лина внутренним зрением заметила этажом ниже, что на их этаж медленно движется кабина лифта, в котором застыла одинокая фигура какого-то человека… кажется, это был мужчина, но его силуэт был отчего-то странно размытым.
- Окей, значит, поедем к твоей тете, - согласилась Лина. - Слушай, а в лифте кто-то есть, - сообщила девушка. Она задумалась. Почему она видит его нечетко? Такого раньше не было.
"Видимо, совсем помираю", - решила она.
- Размытый такой некто. Едет к нам.
- Размытый? В лифте? – быстро переспросил Теодор. – Вот черт! – он схватил Лину за руку и резко метнулся к лестнице. – Надо бежать!
- Да блин! - воскликнула Лина, впрочем, особо не сопротивляясь. - Чего такого-то? - недоуменно спросила она.
- Меня ищет какой-то странный тип, представившийся моим дядей, - на бегу восклицал Теодор, преодолевая пролет за пролетом. – Я же читал тебе записку. У меня нет никакого дяди! И в свете вчерашних событий это выглядит очень подозрительно. Вот я и подумал – вдруг этот тип вернулся и ищет меня? Лучше бы нам с ним не встречаться. Следи за всеми, кто к нам приблизится.
Он уже догадался, что у слепой девушки поистине необычные способности видеть весь антураж, даже сквозь стены.
- Определенно его размытость говорит о ваших родственных связях. Оба мутные, - саркастически заметила Лина, стараясь спускаться с лестниц не кувырком.
- Я не мутный! – заспорил Теодор. – Просто вчера был не самый лучший день.
«Из-за тебя», - подумал он, но вслух говорить не стал. Раз он взялся помогать этой девушке, надо идти до конца.
Таким образом они добрались до первого этажа и выбежали в просторное фойе. Здесь их, кроме сонной охранницы, никто не ждал. Они уже собрались прошмыгнуть мимо, как охранница, дремлющая в своем кресле, вдруг встрепенулась и окликнула их:
- Э, мистер… - позвала она. – Вы случайно не Теодор Коун?
Он снимал здесь квартиру недавно, но охранница с ее профессиональной зрительной памятью уже успела его запомнить.
- Да, я, - обреченным голосом признался Теодор. – А что?
- Только что я позволила вашему дядюшке подняться к вам в квартиру, - сказала она. – Он искал вас прошлой ночью. Видимо, случилось что-то срочное. Вы с ним случайно не разминулись?... – ее лицо выражало искреннее желание помочь потерявшимся родственникам.
Теодор кисло улыбнулся.
- Э, спасибо, - пробормотал он. – Да, конечно, мы уже встретились. Все в порядке.
В этот момент тихонько звякнул лифт на первом этаже. Теодор инстинктивно схватил Лину за руку и встал перед ней, загородив девушку. Он почувствовал, что обитатель лифта пришел по их души. Охранница недоуменно наблюдала за ними.
Из лифта шагнул человек, и Лина наконец смогла более-менее четко разглядеть его, хотя все равно образ был отчего-то слегка размыт. Она догадалась, что это было свойство того человека, остальных-то она видела нормально. Это был высокий мужчина средних лет, с большим залысинами и небольшим брюшком, в старомодной полосатой рубашке, заправленной в брюки. У него было приятное круглое лицо и пухлые ладони. Он производил впечатление довольно добродушного человека и весьма вписывался в образ чьего-то дядюшки.
- Теодор! – воскликнул мужчина, медленно направляясь к ним и протягивая руки. – Сколько лет прошло!
И хоть со стороны эта сцена казалась вполне естественной встречей дядюшки и племянника, которые давно не виделись, Теодор оцепенел и выронил рюкзак. Тот в повисшей тишине с гулким стуком упал на выложенный керамической плиткой пол.
Лина не особо врубалась в происходящее, более того, она решительно не понимала да и не пыталась понять, что происходит. Она бы уже психанула, но слишком устала для этого.
- Как насчет экстренной эвакуации? - тихонько поинтересовалась Лина у своего защитника.
- Эвакуации? – рассеянно переспросил Теодор. – Ты тоже его видишь?
- Ха-ха, смешно, - бросила Лина.
Неожиданно смутившись, Теодор поднял рюкзак и выпрямился, нервно переминаясь с ноги на ногу. Незнакомец подошел и попытался дружески обнять его, но Теодор отстранился.
- Даже руку не пожмешь? – воскликнул мужчина, ничуть не обидевшись. – Эх ты, волчонок! Каким был, таким и остался, ничуть не изменился.
- Что вы здесь делаете? – резко бросил Теодор.
Незнакомец громогласно расхохотался.
- А что, я не могу просто приехать и узнать, как у тебя дела? – наивно спросил он.
- С чего бы вдруг? – раздражение Теодора заметно росло.
Лина, наблюдая за всем этим, понимала, что эти двое явно давно друг друга знают, но при этом Теодор вовсе не рад встрече. Неужели это действительно его дядюшка? Весьма похоже на семейную ссору.
В какой-то момент Лина начала задавать себе вопрос, почему она в гордом одиночестве не свалит, но потом поняла, что валить ей некуда, и к одиночному существованию она никак не приспособлена. Черт.
- Эй, товарищ, мы вроде бы в срочном порядке уходили? Давайте вы потом письма друг другу писать будете, а сейчас пойдем. Хоть в метро посплю.
Звук ее голоса заставил Теодора вспомнить, что он действительно вообще-то собирался уходить. Незнакомый мужчина смерил Лину равнодушным взглядом.
- Не хочу отрывать тебя от свидания, Тео, но у меня вообще-то у тебе есть дело, - сказал он.
- Я и не сомневался, - ответил Теодор. – Ты никогда не появляешься просто так. Но я сегодня сильно занят. И это вовсе не свидание.
- Ты должен меня выслушать, - перешел в наступление странный человек.
- Не буду. Ты меня опять втянешь в какую-нибудь сомнительную авантюру, - заспорил Теодор.
Все это время женщина-охранница с любопытством прислушивалась к их разговору, и незнакомец быстро это заметил.
- Не здесь, - сказал он. – Давай поднимемся к тебе в квартиру.
- Нет, - отрезал Теодор, в кои-то веки набравшись решимости. – Никуда я с тобой не пойду. Было неразумно пытаться вломиться ко мне посреди ночи.
- Откуда ж мне было знать, что ты не спишь по ночам, а где-то разгуливаешь?
- Не твое дело, где я разгуливал и зачем. Сейчас я должен уехать.
- Надолго?
- Навсегда. И не пытайся меня найти! – сказал он и, решительно развернувшись, потащил Лину к выходу.
Лина, утягиваемая Теодором, помахала ручкой тому странному типу.
- Не сердитесь на него, у него сложные дни, - сказала она, улыбнувшись. Но очень быстро улыбка пропала. Плохие дни были не только у Теодора. Ну хотя бы у него есть план. - Мне нехорошо, - сообщила Лина.
- Потерпи! – неожиданно ответил ей Теодор. – Сейчас не время, надо убираться отсюда, пока…
- Теодор! – окликнул его тот незнакомый тип, выбегая на улицу, уже наполнявшуюся утренними машинами. – Куда ты? Это действительно очень важно!
Теодор уже перешел на бег, усиленно таща за собой Лину. Пухлый человечек явно не мог тягаться с ним в скорости бега и вскоре отстал, когда эти двое пробежали несколько поворотов на другие улицы. Однако Теодора это не заставило остановиться, и он усиленно искал вокруг остановку какого-нибудь общественного транспорта. Увидев неподалеку спуск в метро, откуда они поднялись прошлой ночью, он скомандовал:
- Туда, вниз!
- Подожди, я больше не могу! - с трудом выдавила из себя запыхавшаяся Лина. – Может, ты и спортсмен, а я в четырех стенах большую часть жизни провела, мне немножечко трудно вот так бегать, - остановившись, заявила она. - Пойдем пешком, как нормальные люди.
- Ладно, - сдался Теодор. – Люди так люди… Только все-таки давай немножко побыстрее, - и он нервно оглянулся назад.
- Как могу, - выдохнула Лина и направилась за Теодором.

0

40

Вескер, услышав этот адский стук в дверь, произнёс с важным видом:
- Подождите! Кто это? Вы не понимаете, что люди работают?
- Теперь понимаете, почему я не люблю сюда ходить? – тихо пробормотал О’Нилл, а затем уже громче произнес, чтобы его слышали за дверью: - Это Джек О’Нилл и ЗВ-1. Доктор Вескер, можно поговорить с вами?
- Можно. Только побыстрее, - ответил Вескер.
- Мы так и будем через дверь разговаривать? – поинтересовался О’Нилл.
А Джонас возвел глаза к потолку.
Дверь в лабораторию открылась:
- Ладно, входите, как говорят в России – в ногах правды нет, - сказал Вескер.
О’Нилл хмыкнул, удивившись, откуда это Вескер знает русские поговорки, но спрашивать благоразумно не стал. Он первым протиснулся  лабораторию и оглядел бесконечные пустые клетки, в которых, кажется, когда-то содержались ксеноморфы. Сейчас же ксеноморф остался только один – тот самый, которого вчера Вескер выпустил, чтобы устроить небольшой переполох.
- Добрый день, - поздоровался Джек, протягивая Вескеру руку, как того требовали правила приличия. – Надеюсь, у вас вчера… э-э… не было неприятностей? – спросил он, убедившись, что поблизости нет никаких любопытных ассистентов.
Вескер пожал полковнику руку (с явной неохотой, надо сказать), после чего сказал:
- Неприятности скорее были у Гарсии, сотоварищи. Что касаемо меня - для меня это обычный день моей жизни, не лучше и не хуже.
- Что ж, очень рады, - влез Дэниел, тоже протягивая руку. Джонас последовал его примеру, но ничего не сказал. – Мы хотели бы кое-что спросить… - продолжил Дэниел, но О’Нилл перебил его:
- А что сказал Гарсия? О нас… э-э… вчера кто-нибудь спрашивал?
- Спрашивал и очень много, - произнёс Вескер с совершенно невозмутимым видом,- но ничего не добился. Так в чём состоит цель вашего визита?
О’Нилл про себя в очередной раз подумал, что с Вескером невозможно разговаривать. Вместо того, чтобы объяснить все по порядку, он ограничился отрывистой фразой, чем вызвал еще больше вопросов. Значит, Гарсия все-таки заметил их отсутствие. Следовало ожидать… Как и то, что вскоре всему отряду ЗВ-1 влетит по первое число – и по второе тоже. Пока О’Нилл размышлял об этом, Дэниел взял инициативу в свои руки:
- Доктор Вескер, - сказал он. – Мы правда не хотели отвлекать вас от работы, но… Вчера мы думали, что наш друг Ремси просто заболел гриппом, а оказалось, что он, возможно, болен каким-то неизвестным вирусом. По крайней мере, доктор Беккет затрудняется дать ответ на этот вопрос. Вы ведь когда-то руководили вирусологической лабораторией в Империуме, и мы подумали… э-э… что вы… ну… - Дэниел вдруг под конец своей речи замялся и начал мямлить.
На помощь пришла Саманта:
- Вы не согласитесь ли принять участие в исследовании новой неизвестной болезни? - этими словами она надеялась заинтересовать Вескера, пробудить в нем научный интерес.
При слове "болезнь" доктор Вескер вроде как попытался ухмыльнуться, но передумал. И сказал:
- Согласен.
Саманта расплылась в улыбке. Она не ожидала, что Вескер так быстро согласится. Может быть, дело в том, что она просто была блондинкой и тем самым вызвала симпатию странного доктора?...
- Пожалуйста, как освободитесь, спуститесь к доктору Беккету… Мы подождем вас там, - попросила она.
Теперь Вескеру необходимо было спуститься в медпункт и посмотреть, что же это за зараза. По крайней мере, от неё не превращались в зомби, поэтому вирус уже отпадал.
Распрощавшись с Вескером, отряд ЗВ-1 направился в неизвестном направлении, решив, что Беккет и сам все прекрасно объяснит. Если уж кто и более-менее ладил с Вескером – так только Беккет. По пути им встретилась Вала Мал Доран – та, как обычно, шаталась без дела и ныла, что ей скучно. Джонас как-то раз пошутил, что Вала – это сорокалетняя версия Урсулаи. На самом деле никто не знал, сколько на самом деле лет Вале – не то двадцать, не то сорок. По крайней мере, вела она себя как отчаянно молодящаяся старая дева. На этот раз Вала не стала ныть, а сообщила, что всю компанию зачем-то разыскивает генерал Лэндри. Предчувствуя недоброе, отряд ЗВ-1 поплелся к нему в кабинет.
- Ну, рано или поздно это все равно бы случилось, - вздохнул Дэниел.

*       *       *

Теодор успокоился, только когда оказался на платформе. В этот час народу было не очень много – насколько это понятие вообще применимо к городу-миллионнику. Время близилось к полудню, да еще и был, кажется, выходной. В это время многие жители этого района только-только вылезали из постелей или смотрели телевидение. И все же в лифте, спускающемся на платформу, было довольно тесновато. Когда они наконец-то зашли в поезд и, как ни в чем не бывало прислонились к дверям, Теодор вытащил из кармана маленький календарик со схемой метро.
- Нам сюда, - сказал он Лине. – Ты ведь… э-э… видишь карту?
- Я вижу бумажку, - сообщила Лина. Если бы это было написано от руки, она бы могла читать, но нет, напечатанную карту увидеть девушка не могла. - Да и видела бы, все равно бы не поняла, это и не важно. Куда-то там едем и ладно.
- Расскажи мне, как ты видишь предметы, - вдруг попросил Теодор, убирая календарик в карман. – Твое зрение, оно… работает не так, как у людей, верно? – он был неглуп и уже догадался, что Лина – весьма необычный физиологический феномен.
- Не знаю, как это объяснить. Я вижу все, что имеет форму, на определенном расстоянии от меня, причем единовременно, - как могла рассказала Лина. На самом деле она сама толком не понимала, как это работает. К тому же она не знала, как видят обычные люди, в чем же все-таки реальные отличия.
- Ты родилась такой? – спросил Теодор.
- Угу, - хмыкнула Лина.
- А где твои родители? – задал он вопрос, который беспокоил его с самого начала знакомства с Линой. – Почему они не заботятся о тебе?
- Да чтоб я знала. Я разве не сказала, что всю жизнь в четырех стенах лаборатории провела? - раздраженно произнесла девушка.
- Ты мне почти ничего не рассказала о себе, - почти возмутился Теодор, оскорбленный неожиданной агрессией девушки. – Откуда ж мне знать было?
- Да я уже запуталась, кому что рассказала, уж слишком веселые последние сутки получились.
- Это точно, - вздохнул Теодор. Поезд ехал практически бесшумно, и это давало возможность разговаривать, не повышая голоса. – Ты знаешь, где сейчас твои родители?
- Даже не представляю. Да это и не важно, - ответила Лина.
- А они знают, что ты… э-э… больна? – допытывался Теодор.
- Было бы круто, если бы они помнили мое имя, да, я была бы польщена.
- Хм… может быть, не все так просто? – задумался Теодор, но тут же решил сменить тему, чтобы не обижать девушку. – А где ты жила все это время? Ну кроме того клуба…
- А, так это я в нем сразу и поселилась. Ну, когда выяснила, что надо что-то делать, чтобы жить. Пару недель все было круто, а потом началось вчера.
Теодор уже некоторое время сомневался, что поступил правильно, рассказав вчера Лине о своей принадлежности к Ордену магов, но пути назад не было. Он сам при встрече подумал, что Лина принадлежит к одной из Традиций, но сейчас был уверен, что девчонка понятия не имеет о том, какими силами обладает.
- А твои эти… способности, - осторожно начал он. – Они у тебя всегда были?
- Сколько себя помню. Правда, они не всегда предсказуемы. Понимаешь, это не мышца, тут силу рассчитать очень непросто, - объяснила она. - Поэтому иногда стены сношу, а иногда стакан пустой подвинуть не получается.
- Ты просто не контролируешь свои силы, не умеешь ими пользоваться, - с авторитетным видом заявил молодой маг. – Я мог бы научить тебя… скажем, когда все уляжется. И еще нужно разобраться с этой заразой, которая тебя убивает. Ты не помнишь, где могла заразиться этим?
- Это не лечится. Иначе в лаборатории меня точно вылечили. А заразилась. Ну был у меня один "товарищ" который ко мне в комнату захаживал.
- Расскажи подробнее… - вдруг нахмурился Теодор. – В какой лаборатории ты жила, как там оказалась и почему тебя выпустили? – из бессвязных обрывков их вчерашних разговоров он понял, что Лина не просто сбежала из дома.
- Да нечего рассказывать. Был один парень, который заходил ко мне узнать, как дела, рассказать, что снаружи происходит. Про мир, в общем. Ну и однажды мы переспали, теперь подыхаю. А лаборатория БиоНатовская.
- «БиоНат»? – встрепенулся Теодор. – Ты уверена?...
- Да, а что?
- Я просто удивляюсь, как ты вообще туда попала. БиоНат не похищает людей… по крайней мере, официально.
- Я и сама не в курсе, - хмыкнула Лина. - Как-то попала.
- Сколько тебе было лет, когда ты там оказалась?
- А мне не говорили, да и не особо интересовалась. В детстве, насколько я знаю.
- Ты помнишь то время, когда жила у родителей? – продолжал свой странный допрос Теодор. У него аж глаза заблестели.
- Неа, - отмахнулась Лина.
Несмотря на односложные ответы девушки, Теодор не отставал. Он решил, что раз уж ввязался в эту авантюру, он должен знать об этой странной дамочке все.
- Как  ты думаешь, тебя украли у родителей? Мы можем попробовать найти их!
- Даже если бы я знала родителей и была уверена, что меня украли, а не просто отдали, то смысл их искать? Я сдохну не сегодня, так завтра, - сказала Лина.
- Откуда такие пессимистические мысли? – строго заявил Теодор. – Я думаю, это будет разумным шагом – попытаться найти твоих родителей. Вдруг они искали тебя все эти годы?
- Если так, то они вряд ли будут рады моему состоянию. Сам-то чего хочешь дальше?
- Нам выходить на следующей станции, - сказал Теодор, проигнорировав последний вопрос Лины. На самом деле, он и сам не знал, чего хочет. Еще вчера знал, а сегодня словно все карты смешались.
- Ну, выходить так выходить, - согласилась Лина.
Они снова влились в шумную толпу людей на пересадочной станции, прошли через турникеты на линию другой компании и снова сели в поезд. Теодор сообщил, что до вокзала еще три станции.
- Когда будем в безопасности, подумаем, что делать с твоей болезнью, - пообещал он.
- Думаешь, с ней что-то можно сделать? - скептически спросила Лина. В БиоНате не смогли, а он тут раз и придумает лекарство. Панацею. Чудо. А вдруг этот парень Иисус?
- Пандорский грибок лечится, по крайней мере, на ранних стадиях болезни, - подумав, ответил маг, предлагая присесть на освободившиеся два сиденья около широкого окна. – Если у тебя не терминальная стадия, то лечение возможно. Почему ты настроена пессимистически?
- Потому что каждый приступ ощущается так себе.
- Не переживай, разберемся, - Теодор попытался ободряюще улыбнуться ей, не уверенный, что девушка заметит этот жест. – Думаю, эти типы, которые вчера пытались тебя схватить, из БиоНата. Ты не узнала никого из них?
- Нет, не знакомые, - сказала Лина. - Думаешь, меня и дальше искать будут?
- Не знаю, - честно признался маг. – Если бы они хотели схватить нас, они бы это уже сделали. Прошлой ночью мы и те странные ребята фактически были у них в руках. Но они позволили нам уйти. Тот тип просто сел в машину и уехал, оставив нам вторую машину. Что это могло значить? Такое ощущение, будто с нами просто играют. Но не похоже, чтобы за нами охотились. В таких случаях я бы предпочел сломать сценарий их игры… но я совершенно не представляю, каков этот самый сценарий, - вздохнул он. – Все, что я могу пока придумать – это залечь на дно и отсидеться. Что мы, собственно, и собираемся сделать.
Он поймал себя на мысли, что говорит «мы», хотя, по сути, история Лины не имела к нему никакого отношения. Он был уверен, что, если сейчас возьмет и бросит девушку в одиночестве, его жизнь постепенно снова станет прежней. Если, конечно, к нему опять не заявится неприятный знакомый из прошлого.
- Залечь на дно звучит хорошо, - подметила Лина. Ей действительно нравилась идея где-то потеряться, чтобы сдохнуть/вылечиться, нужное подчеркнуть.
- Я тоже так думаю, - серьезно согласился Теодор, - поэтому поедем в летний домик моей тетушки. Я не знаю, там ли она сейчас, зато знаю, в каком цветочном горшке она прячет запасной ключ… Я бы ей позвонил, но не хочу ее тревожить. Если ее там сейчас нет – так даже будет лучше. Чем меньше людей знают, где мы, тем лучше. Но все-таки… я не понимаю, зачем нас отпустили.
- Я думаю, это неважно, главное, отпустили.
- Такие люди ничего не делают просто так, - покачал головой Теодор. – Кстати, вот и наша станция. Я знаю, это прозвучит глупо, но у тебя есть какие-нибудь документы?
- Нет, ничего нет, - сказала Лина.
- Плохо! – констатировал факт Теодор. – Очень плохо.
В этот момент поезд подъехал к станции, и двери открылись. На платформе было очень много людей, и все куда-то спешили, толкаясь большими сумками и отчаянно ругаясь.
- Эта станция примыкает к вокзалу, оттуда мы сможем добраться до Ричмонда к вечеру, - сообщил Теодор. – Но тебе не продадут билет на маглев дальнего следования без документов. Придется добираться короткими пересадками в скоростных поездах.
- А нельзя просто так взять и сесть в поезд?
- Нееет, - засмеялся Теодор, когда они оба очутились на платформе в плотной толпе людей. – Не все так просто. Я и забыл, что ты никогда не ездила на поездах… - однако он вовсе не собирался устраивать девушке лекцию по классификации общественного транспорта. – Слушай, - сказал он, когда они протискивались ко входу на вокзал, ориентируясь по неоновым указателям, - я пойду к кассам купить билеты, но ты никуда не отходи, ладно? Не хватало еще потеряться.
- Окей, я с места не сдвинусь, - лениво пробубнила Лина.
Они без труда миновали несколько рамок сканеров, Теодор сунул в сканер багажа свой рюкзак, и вот их уже обступила обычная вокзальная суета. В Атланте, где они сейчас находились, было аж четыре крупных транспортных узла, один из которых был совмещен с аэропортом. Однако Теодор знал, что до Ричмонда можно доехать и отсюда. Не обращая внимания на вознесшиеся к небесам хромированные своды современного технологичного здания, он протолкался сквозь толпу к «кассам» - электронным автоматам, печатающим пластиковые карточки-жетоны для проезда в поездах междугороднего сообщения. Эти автоматы не требовали прикладывать свою личную идентификационную карту к сканеру – в отличие от тех, что продавали билеты на маглевы дальнего следования. Теодор уже когда-то ездил в гости к тетушке отсюда, поэтому прикинул, что им придется сделать две пересадки. Используя свою личную карту, он наскоро оформил два билета и сунул Лине фиолетовую карточку из твердого пластика размером с визитку.
- Это такая штука, которую нужно приложить к терминалу при входе на платформу, - пояснил он. – А при выходе с платформы, куда мы приедем, карточка сбрасывается в другой терминал. Их потом оттуда достают и перезаписывают заново. Такое вот безотходное производство, - зачем-то добавил он.
Вскоре они уже сидели в чистом и светлом вагоне цилиндрической формы, заняв неплохой закуток с откидным столиком. Другие пассажиры постепенно наполняли вагон, не обращая на этих двоих никакого внимания.
- Мне постоянно кажется, что за нами следят, - пробормотал Теодор, нервно вглядываясь в круглое окно-иллюминатор. – Через два часа пересадка на другой поезд, - сказал он Лине, - потом еще на один. К вечеру будем в Ричмонде.
Он с нетерпением дожидался отправления пригородного поезда и вздохнул с облегчением, когда автомат объявил о блокировке входных дверей. Лина никогда прежде не ездила в поездах, поэтому была слегка удивлена при виде длинной вереницы сверкающих хромом вагонов-цилиндров, внутри которых находились места-блоки со столиками. Она удивилась бы больше, если бы была не настолько вымотанной. Она не понимала, почему Теодор не мог купить билет на прямой поезд до этого самого Ричмонда, да и не хотела вникать. Какая разница, в конце концов?...
И когда поезд, тяжело качнувшись, поплыл вдоль платформы, Лине хотелось только одного – спать.

0

41

Всё тот же кабинет с минимумом аксессуаров и прочего необходимого, все те же лица, что и в прошлый раз, разве что к ним добавился ДюВаль. Джек сидел за рабочим столом и читал доклад его группы поиска, Чан в это время смотрел в окно и о чем-то препирался с Ковальски, Филипп ковырял ножом в ухе, опершись о стену, ну а Норрис, сидя на диване, тупо читал какой-то эротический журнал. Француз же тем временем стоял перед Роттенблю, как отчитывающийся.
- Я, в общем, понял, о чем тут говорится, - сказал Джек, убирая дело в сторону, ДюВаль, кивнув, сел на диван к Норрису. – Юрген, ты уверен, что только нашими силами невозможно было продолжить расследование?
- Да, - сухо ответил Ковальски.
- Местная фауна чрезвычайно агрессивна, шеф, - решил продолжить за него китаец. – Народ, хоть и выглядел как в играх про постапокалипсис, но без нормально вооруженной охраны мы могли потерять людей, а если учитывать необходимость разделения…
Чен глубокомысленно замолчал, на что Джек только согласно кивнул.
- Придется пока забыть про то место. Я отправил вверх запрос о полной зачистке Трущоб, но ответ придет нескоро, для них это дело не приоритет, - немного расстроенный Роттенблю откинулся на своем кресле. – И всё, в тех канализациях живут какие-то твари?
- Я сам их видел Джек, - сказал вдруг Ковальски, не особо размениваясь на всяких сэров и прочую субординацию. – Помесь человека и крысы, причем, больной.
- Я не говорю, что не верю тебе, - Джек лишь махнул рукой. – Экзюпери говорил: «В действительности все не так, как на самом деле», так что существование нелюдей я допускаю, но начальство будет тяжело в этом убедить.
- Тогда, может, забить на них, до поры? – вдруг вклинился Норрис, отрываясь от чтения.
- Ты не хочешь узнать, что стало с твоими людьми? - удивился Джек, искренне удивился, на самом деле.
- Они мертвы, - пожал он плечами. – Что мне ещё нужно о них знать? Как они умерли? А смысл? Были бы осторожнее, остались бы живы.
- Ну раз ты так говоришь, - задумался Роттенблю и вдруг вспомнил, - кстати, Филипп, что там с нашими любимчиками?
- О’Нилл с компанией как сквозь землю провалились, так что они, скорее всего, вернулись на свою базу. – Снайпер оторвался от самокопательства ножом и, приподняв голову, стал что-то вспоминать. - Найти её не можем, Вейланд хорошо охраняет свои секреты, даже слишком.
- Ты прав, это лишь говорит о том, что О’Нилл работает на действительно важном проекте. А что насчет девчонки?
- Она с тем парнем в его квартире сейчас, по крайней мере, была, проследить за этими отщепенцами не проблема.
Джек серьезно задумался, пока приходилось ждать разрешения на зачистку Трущоб, нужно было заняться другими насущными делами, но с чего начать? Возможно, стоит расшевелить корпоративный клубок.
- Луи, Фил, - вдруг начал Джек. – Подбросьте Бионату информацию о местонахождении девчонки, анонимное. Вейланд тоже должен о ней все узнать.
- Зачем тебе это? – спросил ничего не понимающий Норрис.
- Хочу немного расшевелить этот гадючник, - ответит тот. – БиоНат наверняка клюнет на неё. Такой материал слишком ценен для всех, она кладезь практически бесконечных возможностей, и по этой причине на неё также клюнет и Вейланд. В идеале они начнут борьбу друг с другом, но, если ничего не получится, и они будут безучастны, - Джек немного помолчал и продолжил. - Тоже неплохо, тогда мы включим дипломатию.

*       *       *

Векер отправился в медпункт, по пути ломая голову, что это был за вирус. Если искусственный - то неужели в мире будущего есть мастер создания бактериологического оружия похлеще него? А если естественный - то какая же тут экология, если сами собой появляются такие мутанты?
Беккет встретил его в очень активном состоянии.
- Проходите, проходите, доктор Вескер! – воскликнул он, протягивая руку на ходу. – Как я рад вас видеть!
Карсон Беккет был одним из немногих людей, который поддерживал с Вескером почти хорошие отношения. То ли дело было в смежных профессиональных областях, то ли просто Беккет по своей природе не мог ни с кем поссориться. Кэролин Лэм тоже была здесь, сидела около капсулы с неподвижным телом Ремси и делала какие-то пометки в инфопланшете. Когда Вескер вошел, она встала и издалека поприветствовала его.
- Я вас тоже, - деловым тоном произнёс Вексер, - дело вот в чём. Вы, наверное, знаете о том непонятном вирусе, который свирепствует на станции?
- Ну, надеюсь, до эпидемии не дойдет! – неловко засмеялся Беккет, подходя к стеклянной капсуле, в которой неподвижно лежал Ремси. – Пока из пострадавших только этот парень, однако я идентифицировал его болезнь как действие обычного вируса гриппа. Ну ладно, не совсем обычного, он был известен в двадцать первом веке как Swine influenza, однако на настоящее время давным-давно есть препараты, предотвращающие его репликацию в живой клетке. Уже более ста пятидесяти лет никто не умирает от гриппа. Однако Ремси, похоже, умирает. – При этих словах Беккета Кэролин осуждающе посмотрела на него. – Это странно, но его иммунитет будто отключен, организм совсем не сопротивляется инфекции. При этом я уверен, что Ремси не заражен иммунодефицитом и прочими гадостями. Я проверял его кровь. Здесь что-то еще – возможно, нечто такое, что мы не видим. Я не верю в магию и прочий бред… - он снова засмеялся, - поэтому предполагаю, что мы имеем дело с каким-то сложным вирусом, не поддающимся идентификации в клетке. Вы были одним из самых уважаемых ученых Империума, поэтому я решил, что… - Беккет вдруг сбился, - что, возможно, вы сможете нам помочь, если я дам вам образец крови этого мальчика.
- Возможно и помогу, - согласился Альберт, - если возможно, конечно. Не будем откладывать дело в долгий ящик - где же кровь?
Беккет внутренне порадовался энтузиазму Вескера и пулей метнулся к столику, заваленную какими-то медицинскими инструментами и колбами. Он схватил оттуда маленькую пробирку с красной жидкостью.
- Я сделал заготовку заранее, - сообщил он. – Буквально час назад. Спасибо, что не отказываетесь.
Вескер с задумчивым видом взял пробирку в руки и сначала посмотрел на неё. Кровь была не свернувшаяся, и на вид не отличалась от крови здорового. Впрочем, нужно было ещё посмотреть образец под микроскопом, проверить наличие в крови антител и такое прочее - внешний вид крови не всегда показатель болезни, да и, честно говоря, вообще никогда не бывает показателем...
- Вы посмотрите? – с надеждой спросил Беккет, когда пауза затянулась.
- Вот именно что посмотрю, - ответил Вескер, - наука, увы, не панацея. Микроскоп имеется?
- Конечно! – с готовностью подтвердил Беккет. – Но, к сожалению, электронный микроскоп – это все, что есть в этом… с позволения сказать, медпункте, - он был явно недоволен оснащением своего рабочего места. – Но он дает увеличение только в 21 000 раз. Поэтому я не увидел ничего подозрительного в клетках крови Ремси. Вирус, который мы ищем, может быть совсем крошечным. В вашей лаборатории наверняка есть более современное оборудование для исследований?
- …И это единственный плюс этой фирмы, - закончил за него Вескер, - такой имеется.
- Я так и подумал, - обрадовался Беккет. – Я зайду к вам… через два часа, хорошо? Или вам потребуется больше времени?
- Два часа, пожалуй, хватит, - произнёс Вескер.
- Надеюсь, все обойдется, - сказал Беккет скорее сам себе, нежели Вескеру и покосился на Кэролин. Та покачала головой и снова уставилась в инфопланшет.
Вексер направился в свою лабораторию вместе с образцом. Тихо и по-английски.
- Надеюсь, доктор Вескер что-нибудь узнает, - вздохнул Беккет после его ухода.
- Сомневаюсь, - скептически отозвалась Кэролин. – Он еще в Империуме был довольно скользким типом.
Беккет промолчал. Он предпочитал не спросить с Кэролин насчет всего, что касается Вескера и Гарсии. У него тоже было свое мнение об этих людях, но он умел держать его при себе.
- Что это такое? – вдруг спросила Кэролин, перебирая коробку с лекарствами. – Метамизол натрия? Ты серьезно, Карсон?
- Э-э… - замялся Беккет. – Где ты это нашла?
Кэролин молча сунула ему старого вида коробку, наполненную какими-то сомнительного вида лекарствами.
- А, это… Да так, нашел.
- Нашел? – недоверчиво переспросила Кэролин.
Беккет обернулся на дверь.
- На самом деле мне кое-кто принес… Один русский. Ну, за услугу, - сообщил он с заговорщеским видом. – Ты только не говори никому, ладно? Что ты вообще сюда полезла?
Кэролин кисло улыбнулась.
- Я думала, что здесь могло заваляться что-нибудь, что может помочь Ремси, а оказалось, ты хранишь запрещенные препараты среди этого хлама. Метамизол натрия запрещен к продаже уже двести лет назад.
- Знаю, - согласился Беккет, - но только потому что крупные компании, такие как «БиоНат», пытались пропихнуть на рынок его более дорогие аналоги. Я знаю о вреде этой штуки не меньше тебя, но при всех своих недостатках это самое лучшее обезболивающее средство из всех изобретенных человечеством. Я имею в виду в соотношении цена – безопасность.
- Я бы не сказала так, - пожала плечами Кэролин. – Мы вроде не в двадцатом веке живем.
- Я храню это на критический случай, - Беккет отобрал у нее упаковку со стеклянными пузырьками, наполненными белым порошком. – От Гарсии не дождешься помощи, когда срочно нужно что-то закупить. Так было прошлой ночью, например. Если бы не О’Нилл и его команда, Ремси мог умереть.
- Да, - согласилась Кэролин. – Я не против, храни что хочешь. Просто не ожидала от тебя такого явного неподчинения Гарсии, - она улыбнулась.
- Я давал клятву спасать людям жизнь, - смутился Беккет, - а вот Гарсии я ничего не должен. Кстати, надеюсь, тут камер слежения нигде нет?... – он взволнованно завертел головой.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 001 - Stargate: Iteration » Эпизод 3 - Невидимый враг