Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 6 - Остров льва


Эпизод 6 - Остров льва

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Продолжение квеста двух малков.

http://cdn1.share.slickpic.com/u/VitaliySharavara/UK05/org/15/web.jpg

Однако Алекс не унывал отчего-то. Он ничего не знал, ничего не ждал, он лишь, будучи в своей истинной форме, отбивал ногой в такт музыке, звучащей у него в голове, его петух Тиабалдо сидел поблизости к Нире и также в такт качал головой.
- If you're blue and you don't know where to go to. – Начал напевать вампир, продолжая стучать туфлей по асфальту. - Why don't you go where fashion sits?
Александрос резко встал на ноги, будто его крапивой ужалили.
- Puttin' on the Ritz, – продолжал песню вампир, только на этот раз он стал пританцовывать, петух не остался в стороне и так же спустился. - Different types who wear a day, coat pants with stripes and cutaway. – Продолжая танцевать, вампир пригласил на танец Ниру. - Coat perfect fits. Puttin' on the Ritz.
Нира с удовольствием присоеденилась к танцу, хотя ее хореография разительно отличалась от танца Алекса и тем более Тиабалдо. Движения классического и бродвейского джаза сами приходили в тело вампирки, а она просто наслаждалась процессом. Так и открываются таланты.
Венизелос не отставал и в этом зажигательном и немного диком танце, пара вампиров шла куда-то вглубь города. Люди мало обращали внимание на двух ненормальных людей, все спешили поглазеть на место пожара, лишь некоторые оставались и смотрели на танец двух вампиров, двигающихся в ритм песне, что звучала в их головах, даже немного поддерживали. Конец это или не конец, неважно, их личная корпоративная вечеринка продолжалась.
Dressed up like a million-dollar trooper
Tryin' hard to look like Gary Cooper (Super duper)
Come let's mix where Rockefellers walk with sticks or umbrellas in their mitts
Puttin' on the Ritz
- Еще и восьми вечера нет, а они уже «в стельку», - сказал проходящий мимо мужчина своей спутнице, комментируя поведение странной парочки.
А Нира и Венизелос, двигаясь вверх по Одл-Кент-роад, незаметно для самих себя вышли к величественному зданию вокзала Лондон Бридж. Полюбовались на «Дом-осколок», или «Дом-сыротерка», подсвеченный разноцветными огнями, обменялись мнениями по поводу виднеющегося вдалеке кругленького Сити-холла… И вот наконец они вышли к Темзе, к тому самому мосту, что мелькал в видении Ниры. Лондонский мост, Лондон Бридж, откуда открывается прекрасный вид на ночной Саутваркский собор - главную англиканскую церковь района Саутварк. Направо, минуя взглядом здание Сити-холла, можно было рассмотреть Тауэрский мост, который сейчас был скрыт туманной дымкой. Нира почувствовала, как ветер треплет ее волосы, а темная вода внизу так и манит прыгнуть вниз…
«Прыгай, прыгай ко мне, девочка, - шептала Нире мрачная река. – Я подарю тебе тепло и заботу, здесь тебя никто никогда не обидит, а еще тебе никогда не будет скучно!»
Вслушиваясь в навязчивый шепот, взявшийся словно из ниоткуда, Нира шагнула к перилам и… сама для себя незаметно оказалась сидящей на них и готовой вот-вот разжать руки, и только проходящий мимо усатый полицейский внезапным окриком вернул ее к реальности:
- Эй, девочка, а ну слезла оттуда, упадешь! Мистер, это ваша дочь? Следите за ребенком! – это уже было обращено к Александросу.
- Кто? Она? – Вампир непонимающе смотрел то на полицейского, то на неизвестную девочку, с которой только недавно отплясывал по городу. – Я её вообще в первый раз вижу… ну ладно, не в первый, но мне казалось, мои глюки вижу только я.
Кажется, настроение Алекса стало сильно подниматься, когда он понял (хоть и ошибочно), что он един в своих необузданных приходах.
- Я знал, я знал, что не только я вижу эту девочку и этого чертового педофильного петуха, - Тиабалдо ответил ему укоряющим взглядом и оттопыренным средним пальцем на почему-то пятипалой лапе, направленным в сторону малкавианина. – Вот, вот, вот! Видите, какой холуй, наглец и подлец, даже своего хозяина оскорбляет молчаливым укором и неприличным жестом. А, кстати, вы тоже это слышите, какой-то женский плач… как будто русалки поют, зовут понежиться в своих объятиях.
Песни русалок, конечно, были только в голове Венизелоса, однако он надеялся, что и полицейский это слышал, ну как минимум потому что малкавианин слегка помог этому.
Полицейский только мотнул головой и подошел к Нире, сказав:
- Девочка, слезай, здесь опасно, - и принялся осторожно снимать Ниру с перил.
Что касается сумасшедшего малка – до него дойдет очередь, когда девочка будет в безопасности.
- Нет времени объяснять! - завопила Нира, хватая полицейского за руку, а Алекса за шиворот. - Прыгайте! - вампирка швырнула их с моста и прыгнула следом.
Полицейский попытался закричать, но вместо этого издал какой-то протяжный судорожный звук. Размахивая руками, как будто пытаясь взлететь, он отчаянно загребал воздух, но продолжал падать в черную бездну. Вода в Темзе была прохладной, мягко говоря, даже несмотря на то, что стоял приятный летний вечер. Все трое почти одновременно погрузились в дурно пахнущую грязную воду городской реки.
Полицейский так и не увидел, что спустя какое-то мгновение с того момента, как Нира скинула его с моста, в том самом месте, где стояли он и Алекс, столкнулись две легковые машины…
- Я водяной, я водянооооой! – Венизелос выплыл на поверхность первым и стал изображать скучающего и кокетливого русала. – Поговорил бы кто со мнооооой!
Попев так несколько секунд, он увидел на мосту аварию и быстро вернулся в свое обычное состояние разума, решив проверить, что же произошло. Тот факт, что совсем недавно он мог оказаться между этих двух машин, его не особо заботил, откровенно говоря, он забыл, где был несколько секунд назад.
Нира тем временем докопалась до полицейского, цепляясь за него, крича в уши.
- Тону, тону, спасите-помогите! - параллельно она тащила его за шиворот на берег, а эти крики, должно быть, были шуткой или что-то вроде того. - Эй, водяной, чего приуныл?! - окликнула его вампирша.
Но вот с «берегом» вышли проблемы. Темза – река городская, с высокой гранитной набережной, по стенкам которой не так-то просто вскарабкаться. Захлебывающийся грязной водой полицейский наконец пришел в себя от краткого шока и, перехватив у Ниры инициативу, решительно потащил ее к ближайшей станции речных трамвайчиков. Там была хотя бы пристань, на которую можно залезть.
Алекс плыл кролем прямо за ними, поскольку посмотреть на то, что творилось на мосту, снизу получалось не очень хорошо. В то же время, пока он плыл, то каким-то образом умудрялся горланить песни на морскую тематику, его ручной глюк, сидя на голове, лишь крутил крылом у виска, так как пальцами воображение Алекса его не наградило.
Полицейский уже окончательно убедился, что этот человек пьян, поэтому решил непременно отвести его в полицейский участок как только выберется на твердую землю. До станции речных трамвайчиков было недалеко, к тому же, она ярко подсвечивалась вечерними огнями. На пристани их заметили, закричали что-то, какие-то парни вытащили из воды сперва Ниру, потом Венизелоса, полицейский выбрался сам. Они стояли на гранитном причале – мокрые, продрогшие, с совершенно жалким видом. Впрочем, если вампирам было просто прохладно, то у полицейского зуб на зуб не попадал.
Нира подошла к полицейскому и начала внимательно пялится тому в лицо. Смотрела она долго и упорно, после чего...
- Дядя, ты замерз! - выдала девочка. И ей тут же в голову пришла идея о том, как его согреть. - Дядь, пойдем-пойдем, тебе холодно! - девочка схватила того за руку и с нечеловеческой силой побежала вместе с ним в какой-то переулок, попутно бросив Алексу: - Водяной, не тормози!
- Я и не торможу, мое любимое второе я, - ответил ей вампир, смотрящий с интересом вокруг. – Бегу, бегу.
Последние слова Алекс изобразил, словно он игривая женщина в летах, спешащая открыть дверь своему кавалеру, который уже полчаса топтался за ней. Собственно, он и поспешил за Нирой, правда, не как женщина за кавалером, а как спринтер от бешеной собаки, Тиабалдо тоже взял низкий старт и рванул на третьей космической.
- Красный свет! Нельзя! – запоздало промямлил полицейский, когда они перебегали проезжую часть. – А куда мы… э-э… стой же! Да стой ты, девчонка! – наконец выпалил он.
Люди из службы речных трамвайчиков провожали странную компанию удивленными взглядами. И ладно бы просто пьяными были – мало ли кто по пьяни в реку падает, - но один из них был в полицейской форме! Кто-то вслух пожалел о том, что не заснял соответствующее видео.
Бежали они не очень долго, скоро обнаружился какой-то темный переулок, в котором Нира и прижала копа к стенке, после чего стала на него оценивающе смотреть.
- Нет, ты очень замерз, надо греться! - воскликнула она, после чего прокусила себе руку. Она запрыгнула на копа и приставила окровавленную руку ему ко рту. - Пей, тепло станет!
Окончательно офигевший полицейский отмахнулся от сумасшедшей девчонки и попытался стряхнуть ее с себя.
«ЧПОК!»
Если бы это был мультик, то именно с этим звуком Алекс бы присосался к полицейской шее сзади, не ради кормления, а ради подавления воли этого сопротивляющегося индивида. Тиабалдо тем временем взмахом крыла предложил «даме» продолжить свое темное дело.
Ситуация стала еще комичнее. Один вампир кровь пьет, другой вливает.
- А ты, получается, и мою кровь пьешь! Ах ты негодяй! - злобно воскликнула Нира.
- Вкусно? - уже мило и весело осведомилась она.
- Дядь полицейский, тепло уже стало?
Ошалевший коп, которого окончательно одурманила кровь вампирши, что-то неясно пробормотал в ответ и начал медленно оседать на землю, закрыв глаза.
Скоро Нире надоело поить копа кровью.
- Ну, думаю, он согрелся, ты как думаешь? - обратилась она к Алексу.
- Я думаю, что он уже точно тепленький, - покивал Венизелос, вытирая кровь с губ.
Коп, который полулежал, прислонившись спиной к стене дома, вдруг открыл глаза и посмотрел на Ниру расфокусированным взглядом.
- Тепло, - невнятно признал он. – Что это было?...
- Лучший обогреватель в мире, - объяснила вампирша, самодовольно лыбясь.
- Теперь ты другой, - продолжил за Нирой Алекс. – Теперь ты с нами. Как ты себя чувствуешь?
Пошатываясь, коп поднялся, механически вытирая рукавом лицо и шею. Он, кажется, все еще был «под кайфом» и плохо осознавал, что липкая масса на нем – это его собственная кровь.
- Что со мной случилось? – растерянно промямлил он, глядя куда-то сквозь Алекса.
- Да какая разница. Пойдем на Трафальгарскую площадь, - предложила Нира. Она вообще-то не знала такую площадь, название выскочило откуда-то из головы, случайно, внезапно.
- Трафальгарская площадь там, - на автомате ответил коп, одной рукой махнув в неизвестном направлении, а другой почесывая в затылке, изображая глубокую задумчивость. – А… э-э… зачем нам туда?
Вместо ответа Алекс положил свои руки на плечи копа и сурово смотрел на него несколько секунд, а потом ни с того ни с сего:
- Нет времени объяснять, пошли, - и вампир сорвался с места, держа за руку несчастного полицейского, у которого не было ни шанса хоть как-то сопротивляться на пути к цели двух шизанутых кровососов.
Нира, как обычно, вскарабкалась на Алекса.
- А я думала, мы его погреем и отпустим, - задумчиво произнесла вампирша.
Коп сбивчиво объяснил, что до Трафальгарской площади надо протопать половину города. Однако вампиров это нисколько не смутило. Они находились на Монумент-стрит, а значит, где-то рядом должно быть метро Монумент. Они оба просто знали это и решительно потопали в сторону приземистого серого здания с логотипом лондонского андерграунда – красный круг с синей поперечной полоской. Коп пошел следом, сам не зная, чего он прется за этими двумя ненормальными. Около турникета он автоматическим жестом приложил к сканеру свою транспортную карточку, и вампиры друг за другом проскочили за ним. Смотритель метро решительно направилсяк  ним, собираясь остановить двух нарушителей, но Нира строго зыркнула на него, и тот заткнулся, отчаянно пытаясь вспомнить, а зачем он, собственно, сюда направлялся.
Сбежав вниз по эскалатору, оставшемуся здесь еще с двадцать первого века, ибо лондонцы с особой неохотой расставались со своим привычным древним хламом, они заскочили в старенький, разрисованный граффити поезд. Лондонское метро было такое же, как два века назад: старое, грязное, с низенькими потолками, закругленными платформами и стенами в голубую плиточку.
- Нам надо до Черинг-кросс, - невнятно пробормотал полицейский, но вампиры и так знали, куда ехать. По кольцевой желтой линии они доехали до станции Эмбенкмент, сделали короткую пересадку на коричневую ветку, и вот следующая станция – Черинг-кросс. Два выхода, как и раньше. Один – на шумной улице, второй – на краю Трафальгарской площади.
На выходе из метро у турникетов повторилась та же история, что на входе. А когда вампиры вылезли в ночной центр Лондона, они оба поначалу были дезориентированы внезапно обрушившимся на них гвалтом наполненных людьми улиц, сверканием фонарей и неоновых вывесок, оглушающей музыкой и нетерпеливыми автомобильными гудками. Сама площадь – та самая хваленая площадь Лондона – были небольшая, окруженная со всех сторон старинными домами, на первых этажах которых располагались уютные, но безумно дорогие ресторанчики. В центре площади высилась колонна с памятником адмиралу Нельсону. Нира не знала, кто такой Нельсон, да и хреново его было видно на фоне темного неба. Часть площади была огорожена – там сооружали сцену к какому-то мерпориятию. Рядом с колонной Нельсона, напротив фасада Национальной галереи, высился огромный столб с голографическим экраном, на котором крутили какую-то рекламу. Людей было просто невероятное множество, и компанию из двух вапмпиров и гуля подхватил пестрый вихрь тел и лиц, закружил их и выбросил на ступени здания Национальной галереи. 
- О, галерейка, пошли смотреть галерейку, - предложила Нира.
- Хмм… - Вампир задумался над предложением Ниры, глубоко задумался, если бы вампиры не были изначально мертвы, то мы бы увидели, что Алекс аж покраснел от силы своих дум. - Ты кто? – внезапно спросил он девочку, после чего получил подзатыльник от своего петуха.
Пораженный таким, мягко говоря, неуставным отношением, Малкавианин посмотрел на свой глюк, как Ленин на буржуазию, показывающего ему неприличные жесты. Тиабалдо, поняв, что его ждет, с места рванул во вход галереи (естественно, сквозь дверь и не видящих его людей), Алекс же рванул за ним.
- Голос твой внутренний, дуралей! - воскликнула Нира, отвесив ему подзатыльник, после чего убежала за петухом.

0

2

http://edebiyatdefteri.com/resim/resimli_siir/buyuk/466137.jpg

Венизелос оказался в холле Национальной картинной галереи. Туристы чинно прогуливались перед большими зеркалами, любуясь своим важным видом, кто-то фотографировал сам себя с вытянутой руки, кто-то покупал билеты в кассе… Откуда-то сверху, с расписного потолка, мелодично звучала какая-то классическая музыка. Но это идиллическое спокойствие было нарушено, когда внутрь ворвался крайне беспокойный и ярко выглядящий посетитель.
Вместе с невидимым петухом и такой же невидимой девочкой.
Гуль-полицейский уныло потащился за Нирой, для которого она все-таки была видимой.
- Дамы и господа! – Алекс начал театрально крутиться, словно ведущий какого-то шоу. – Леди и Джентельмены, Сеньоры и Сеньориты, Гопники и Гопницы, Дети и Собаки. Я рад приветствовать на нашем балу, посвященном… голодающим мертвым детям Туниса. А теперь посмотрите в зеркало, оцените свой наряд, и давайте танцевать.
Венизелос сделал па рукой в сторону и воскликнул:
- Маэстро! Вальс! – а сам тем временем быстро и решительно куда-то увальсировал, пока не поймали.
Тем временем Нира уже где-то надыбала рояль и, притащив его в зал, села играть вальс. Стоит напомнить, что она была по-прежнему невидима, что создавало забавный эффект.
- Э-э… здесь нельзя так себя вести! – запоздало промямлил гуль-полицейский, но вампиры не обратили внимания на его реплику.
Посетители с воем и гамом ломанулись к выходу, оттаптывая друг другу ноги и тыча локтями под ребра. Причем, неизвестно, что напугало их больше – играющий сам собой рояль или сумасшедший дядька. Охрана галереи сработала слаженно, но недостаточно оперативно, поскольку, когда четверо охранников кинулись за Алексом, тот уже бесследно исчез в недрах здания. Тогда они принялись окружать странный рояль, думая, что это чья-то шутка.
Гуль Ниры нерешительно переминался с ноги на ногу за колонной, явно не зная, что ему делать. То ли заорать и кинуться к выходу вместе с кассиршей, то ли подождать, пока Нира наиграется.
Поняв, что никто не танцует, Нира решила закончить свою дивную игру на инструменте, как на рояле. Теперь это был роялебан - помесь рояля и барабана, а барабанные палочки ей заменила парочка охранников.
«Туц-туц-туц», - говорит роялебан.
«Туц-туц-туц», - говорит роялебан.
Нира успела схватить парочку удивленных охранников и начала дубасить ими по роялю, те что-то жалобно пискнули, но их товарищи среагировали на этот раз довольно быстро, освободив их из лап невидимого музыканта. Все четверо застыли с безумными глазами, выставив перед собой дубинки и затравленно озираясь по сторонам. Они инстинктивно пятились подальше от бешеного рояля и явно получили впечатлений на всю оставшуюся жизнь.
А Алекс тем временем пробирался через толпу туристических групп, которые еще не знали, что в холле произошло нечто удивительное. Они бараньими глазами пялились на достояния мировой живописи, рассеянно слушали экскурсовода и внутренне гордились тем, что побывали в таком известном и интеллектуальном месте. Алекса не интересовали эти дегенераты, строящие из себя знатоков искусства. Он пытался скрыться от предполагаемой погони, и в толпе это ему вполне удалось. Протиснувшись через лес плеч и голов, он вдруг обнаружил, что стоит перед большой картиной в тяжелой золотой раме. На первый взгляд там была бессмысленная мазня по холсту в золотисто-охристых тонах, но что-то заставило его задержаться здесь и получше вглядеться в картину.
Это была не просто мазня. Это был настоящий золотой вихрь времен, повеявший на вампира ледяным холодом прямо из бездушного холста. В сине-охристой игре красок изящными мазками прорисовывался силуэт старинного моста через реку, аккуратные очертания рыбацкой лодочки, лазурные облака в сияющем небе… Но это все слева. Справа же бушевали эмоции, и прямо на зрителя из глубин картины мчался угольно-черный поезд, неясным пятном вырисовывающийся в клубах тумана. Он черной стрелой несся через века, настигая нелепо застывшего на эстакаде крохотного кролика, который наивно прижал ушки и пытался скрыться от неминуемой гибели. В этой картине Алекс внезапно увидел нечто большее, чем видят туристы, даже больше, чем им рассказывают экскурсоводы-искусствоведы. Он увидел вдруг собственное прошлое и будущее, историю всего человечества и неотвратимость того, что он и так уже знает. Это была ясная и четкая аллегория бытия, символическое изображение наступающей эпохи научно-технического прогресса, ускоряющегося и неминуемо сметающего на своем пути все природное сопротивление. Алекс почувствовал себя сейчас этим кроликом, который смешно застыл на мосту, понимая, что его преследует черное чудовище, гудящее и испускающее пар. Алекс спиной почувствовал надвигающееся на него видение – где-то там, из глубин космоса, к Земле мчится такой же черный монстр, воплощение научно-технического прогресса, неотвратимая техногенная эра, которую принесет с собой один страшный человек. Нет, не человек даже, и не вампир, нечто странное и не поддающееся объяснению и пониманию. Этот несомненный лидер, воплощение трансгуманистического будущего, идет на Землю сквозь века и эпохи, подминая под себя все реликты прошлых эр, сжигая последние оплоты консервативных течений, неся с собой свет и тьму.
Алекс содрогнулся при мысли о том, что его планету ждет эпоха тотальной кибернетизации, и он силой воли заставил себя отвести взгляд от страшной картины. На табличке рядом с картиной значилось пояснение: «Уильям Тёрнер, «Дождь, пар и скорость». Кажется, был некогда такой английский художник-символист, но Алекс ничего не знал о нем, потому что это было неважно. Важно было только будущее, и сейчас перед внутренним взором вампира разворачивались все новые и новые видения его дальнейшего путешествия, которое начнется с… а где оно начнется – ему через несколько минут расскажет человек на Трафальгарской площади.
- Опять, - то ли проблеял, то ли пропищал Алекс, снова на его буйную голову ложилась ответственность, которой он не хотел, но которую придется исполнять против воли. – Нет, нет, нет. Ну почему ты так торопишься умирать, человечество!?
Вампир, словно спринтер, рванул назад, сбивая всех попавшихся на пути людей, словно кегли, слишком много стоит на кону, опять слишком много нужно сделать, но сначала нужно услышать того, кто ждет.
Появившись в комнате, где четыре зашуганных до состояния бледной поганки охранника дергают своими палками в сторону рояля, Венизелос, недолго думая, пробежал между ними, одной рукой хватая за шкирку невидимую Ниру (её местоположение подсказал разукрашенный петух, свободно парящий в воздухе). Перед выходом вампир остановился, обернулся к охранникам и указал на одного пальцем.
- Ты думаешь, что тот, что справа гей, - сказал пестрый Алекс указанному охраннику. – Однако он спит с твоей женой и братом. Приятного пребывания в психушке.
И Алекс с Нирой в руке выбежал из Галереи в сторону Трафальгарской площади.
- Было приятно познакомиться! - прокричала напоследок Нира, которая была совсем не против того, что Алекс ее тащил за шкирку, это было даже забавно. Девочка сейчас изображала летящего вперед супермена. - Та тададаааам!
Оторопевшие охранники рванулись было следом за нарушителями, но потеряли их в толпе туристов, оккупировавших Трафальгарскую площадь. К тому же, было уже довольно темно, и в мельтешении огней ночного города мало что можно было разглядеть. Со стороны Темзы вдруг повеяло холодом, и стал накрапывать мелкий дождик. Охранники ни с чем вернулись в галерею, опасаясь приближаться к взбесившемуся недавно роялю. Что ни говори, а впечатлений у них теперь хватит на всю жизнь.
Гуль-полицейский уныло пошел следом за вампирами и отыскал их в толпе, поскольку его вела связь с хозяйкой.
- Ну зачем все это, а? – кисло спросил он.
- Что-то приближается, - ответил Алекс на вопрос, при этом на его лице не было обычной безумной улыбки, только какой-то страх. - Что-то приближается!
- Апокалипсис, например!
- Ну вот, - уныло протянул полицейский. – Меня там видели. Могут быть неприятности на службе.
Его взгляд постепенно прояснялся от наркотического опьянения вампирской кровью. Пройдет еще немного времени – и коп окончательно придет в себя, вспомнит все произошедшее, включая купание в реке, ужаснется и потребует объяснений. А то и вовсе схватится за табельное оружие. Он уже чувствовал, что ему становится неуютно в хлюпающих ботинках и липнущей к спине мокрой рубашке. Ночи в Лондоне не славились теплой температурой.
- Что теперь будет? – спросил он Ниру.
- А, да ничего особенного, - произнесла вампирша, подходя к нему. - Ты умрешь, - улыбнувшись, ответила она после того, как запрыгнула на него и свернула шею. - Просто ты скучный был, ничего такого, - сказала она.
Труп полицейского рухнул на мокрый асфальт, но… никто вокруг ничего не заметил. Вокруг была толпа местных и туристов, но никто – совсем никто! – не обратил внимания на свежий труп. Потому что люди увлеченно смотрели на экраны двух больших плазменных панелей, установленных на высоких столбах на площади, лица их были освещены мертвенно-бледным светом экранов. Будто зомби, они таращились в телевизоры, жадно поглощая информацию, льющуюся на них с экранов. Алекс и Нира тоже глянули наверх, поддавшись внезапному порыву любопытства, что же там такого интересного показывают, и тут их обоих пронзило странное чувство предвидения будущего. Кажется, именно сейчас они получат новый «квест».
- У нас новая миссия, ура! - Нира запрыгала и захлопала в ладоши. - А что делать-то надо?
Вместо ответа Алекс просто указал пальцем на экран, в отличие от Ниры он не испытывал никакой радости, что-то жуткое и страшное поселилось в его сердце.

0

3

На обеих плазменных экранах, размещенных на высоких столбах над Трафальгарской площадью, красиво мерцал и переливался знакомый всем логотип Братства Нод – стилизованный скорпионий хвост в треугольнике. Едва оба малка увидели это, их мертвые сердца вдруг кольнуло странное ни с чем не сравнимое чувство. Очень плохое чувство – вернее, предчувствие. Грянула пафосная музыка, заставка красиво сменилась на типичный рекламный ролик вышеупомянутой корпорации, созданный по всем канонам современного пиар-маркетинга.
«Братство Нод, - вещал диктор за кадром, - объявляет сезон бесплатных обучающих семинаров о росте и развитии личности. Вам предоставляется уникальная возможность…» Бла-бла-бла. Красивые рекламные слова, сопровождающие кадры с улыбающимися людьми в белых рубашечках, демонстрирующих пик развития офисного планктона.
«Привет, я Майкл, успешный предприниматель в нефтегазовой отрасли. Я был никем и ничем, но семинар Фрэнсиса Лоена полностью изменил мою жизнь».
«Я Маргарет, у меня есть вилла на Канарских островах, две машины и трое детей. Я счастлива и наслаждаюсь жизнью. И все это благодаря уникальному тренингу коучера Адама Тайлера».
Короткими фразами молодые и красивые люди сладко щебетали о том, как некие семинары и психологические тренинги сделали из обезьяны человека. Далее – горы обещаний личностного роста на бесплатных семинарах. Разумеется, Александрос знал, как компания получает прибыль с таких семинаров. Набирается группа лохов на «бесплатный» тренинг. Лохам дают заполнить тестовые анкеты, потом с каждым лохом проводят индивидуальную беседу, в которой объясняют, что только у него одного оказался нереально высокий, но скрытый потенциал, и он мог бы перевернуть мир, но… что-то ему мешает. Какая-то психологическая преграда.
«Что же мне делать?» - восклицает удивленный лох.
«Это сложно, и вам придется поработать над этим, - сочувственно улыбается ему девушка-психолог. – Но я думаю, мы можем вам помочь. Вот здесь нарисована пирамида вашего личностного роста, каждая ее ступень – это прохождение этапа обучения в нашем психологическом центре. Пройдя их все, вы получите статус магистра и познаете себя заново. В вас откроются новые способности. Разумеется, эти программы платные, но специально для вас мы сделаем скидку, если вы заключите договор именно сегодня».
Таким вот образом и заманивают в секты – крупные и мелкие. И в данном случае Братство Нод, эта новая церковь 23 века, ничем не лучше остальных саентологоподобных контор, коих с 20 века расплодилось, как кроликов. Пропаганда Братства ныне на каждом углу: на листовках в метро, в рекламе по телевизору, на баннерах в Меганете, в газетах, в аэропортах, на счетах за жилье… Очередной рекламой нодовского семинара мало кого можно было удивить, но подобные ролики были яркими, динамичными, и на них было просто приятно смотреть даже по двадцатому разу. Пиарщики не зря старались.
Разумом Александрос понимал, что это всего лишь реклама. Можно разворачиваться и уходить прямо сейчас. Но что-то мешало ему отвести взгляд от экрана. Что-то древнее, тянущее через века свои бледные жуткие пальцы. И разгадка появилась лишь к концу ролика, когда мелькнул финальный кадр – основной состав Братства под огромным изображением лица генерального директора. И логотип по центру. Стандартная пафосная композиция успешных лидеров этого мира. Вот только Александрос вдруг почувствовал, что это то, ради чего они пришли сегодня на площадь.
Человек на площади. Человек на экране. Или вовсе не человек. Александрос чувствовал, как внутри него словно поднимается титаническая волна, готовая обрушиться и разметать все его собственное «Я» по кусочкам. Самое большое лицо на экране. Зеленые светящиеся глаза. Взглянув в них только один раз, Александрос вдруг осознал весь тот ужас, что назревал в нем с того момента, когда он впервые увидел картину Тернера.
С обоих экранов Трафальгарской площади на него снисходительно смотрел его старый Отец.
Алекс застыл. То, что он увидел, никто никогда не планировал увидеть. Для него это было равнозначно достижению нирваны, становлению Буддой и величайшему просветлению. Он улыбнулся безумной улыбкой, он пал на колени и простер руки к небу.
- ОТЕЕЕЕЕЕЕЕЕЦ!!! – закричал он на всю площадь с блаженной улыбкой. – Отче наш, он возвращается, он возвращается, и прольются реки крови во славу его. И станет это концом!
Но потом его улыбка на лице сменилась гримасой ужаса, он не понимал, к чему приведет возвращение отца, и как это скажется на самих вампирах, и это очень сильно пугало малкавианина, но он продолжал смотреть на экран с немым благоговением, до тех пор, пока он не решился произнести.
- Что нам делать, отец, - театральная пауза. – КАИН!?
Нира постояла с минутку, глядя то на экран, то на поехавшего в край Алекса. Затем ее мозг вновь решил начать работать. Она вспомнила свое недавнее видение по поводу апокалипсиса, Каина, всего в таком роде. И вот опять. Приплыли. Первая удачная мысль, пришедшая в голову девочки - хорошенько треснуть Алекса, чтобы он завязывал с этой фигней, люди смотрят. Что она и сделала.
- Ты спросил телевизор? Ты, черт возьми, спросил телевизор! А почему бы нет, - задумалась вампирша. Наверное, надо было психануть, устроить кровавое месиво, чтобы выпустить пар, ну так, просто. Но это была не лучшая идея, и Нира затолкала ее куда подальше, что она делала вообще редко. Надо было подумать логически. А как думать логически Нира не знала.
- Давай полетим на Марс, - наконец утвердительно заявила Нира.
Ролик Братства Нод давно сменился какой-то другой рекламой, туристы стали озадаченно коситься на сумасшедшего малка и отодвигаться от него, так что вскоре вокруг обоих вампиров образовалось более-менее свободное пространство. И хоть рядом валялся труп полицейского, никто на него особого внимания не обратил. Мало ли, напился кто-то… Такое не только в России случается.
Алекс стал потихоньку приходить в себя и глупо улыбаться, смотря на окружающих его людей. Сейчас он чувствовал себя каким-то кроликом в огромной клетке, шок от недавно увиденного ещё не прошел, однако более-менее ясные мысли стали приходить в голову.
- А почему все смотрят на меня, а не на труп полицейского? – недоуменно спросил вампир, вставая на ноги.
Что удивительно, на труп действительно было всем плевать – люди просто старались держаться подальше от явно нетрезвого – или, что еще хуже, сумасшедшего – господина.
- Чего ты фигней страдаешь, на Марс полетели, вон туда, - невидимая Нира ткнула пальцем в небо.
- А, что, какой марс? – не сразу понял Алекс и взглянул на небо, потом почесал тыкву и произнес: – Да, надо, к отцу ближе.
После чего полоумный вампир ломанулся в совершенно случайную сторону, он даже забыл, зачем ломанулся в следующую секунду, но четко понимал, что надо бежать куда-то. А вот куда ему надо, он узнает, когда прибежит.
Сталкиваясь с испуганно отшатывающимися прохожими, он несильно врезался в возвышающийся на площади памятник адмиралу Нельсону. Сама каменная фигурка адмирала была незаметна на фоне ночного неба и находилась довольно высоко, но Алекс каким-то внутренним чутьем ощутил, будто Нельсон посмотрел на него сверху вниз с укоризной. Ветер швырнул в лицо малку разбросанные по площади газеты и какие-то листовки. Происхождение листовок объяснялось просто: нелегальным эмигрантам из Сомали надоело раздавать их прохожим, и они просто бросили всю кипу на мокрый асфальт. Алекс машинально схватил одну, и по его телу пробежал неприятный холодок. Словно судьба в очередной раз давала ему понять, что от нее не уйти.
С листовки на него вызывающе смотрела вся «бравая команда» Братства Нод, призывая прийти на бесплатный семинар по адресу Оксфорд-стрит, дом такой-то, офис такой-то. При себе иметь паспорт, блокнот и ручку, кредитную карту. Но нет, он не пойдет на семинар, у него же нет паспорта. Он перевернул листовку и посмотрел юридический адрес конторы: Марина Бэй, Сингапур. Вампира словно током ударило. Вздрогнув, он еще раз прочитал адрес и внезапно осознал, где именно Отец всех вампиров основал свое логово. Там, на «острове льва», на вершине мира, Он взирает на своих блудных детей свысока и снисходительно позволяет им «плодиться и размножаться» в свое удовольствие. Пока они еще могут это делать. До самого конца света.
Перед мысленным взором малка промелькнули величественные и страшные картины города-миллионника: светящиеся неоном башни-небоскребы, возвышающиеся над мутной илистой рекой высотки бизнес-центров, огромное колесо обозрения (самое большое в мире!), горящие разноцветной подсветкой искусственные деревья в парке Гарденс бай зэ Бэй… Этот могучий технологичный город был воплощением космической эры, он был городом будущего, населенным людьми нового – прогрессивного – поколения, и именно там, на этом острове, будет вершиться судьба всего мира. Все начнется на крошечном «острове льва», порой не отмечаемого на картах мира ввиду его совсем уж маленьких размеров. Там, в Сингапуре, этом странном, но прекрасном городе-государстве, Отец всех вампиров замыслил нечто грандиозное, что однажды перевернет мир.
- Интересно! Интересно! – вампир аж загорелся внезапно вклинившейся ему в голову идеей, ведь если Отец что-то готовит, то его дети явно должны в этом участвовать, в том числе и Алекс.
Впрочем, малкавианин пока не представлял, в какой именно роли ему придется участвовать: послушного сына, который помогает папе всем, чем может, или мелкой сволочью, которая пытается сломать все свершения родителя. Но об этом можно было подумать потом, а пока пестрый вампир торопился в аэропорт, совершенно забыв про Ниру, про толпу, про всех, сейчас у него в голове был лишь образ маленького государства с большим прошлым.
Нира последовала за Алексом, конечно. С ним было крайне весело, да и что-то намечалось. Девочка не могла пропустить такую трешовую поездку, да и путешествовать она любит. Как всегда, она забралась на плечо вампира и, будучи невидимой, широко улыбалась.
Перед Алексом встала сложная проблема – куда идти? В Лондоне было два самых крупных аэропорта: Хитроу и Гэтвик, причем, до Гэтвика было быстрее добраться, зато в Хитроу больше вероятность того, что подвернется рейс в Сингапур. Но стоит ли вообще связываться с воздушным транспортом? Самолеты, хоть и постоянно модернизировались, постепенно уходили в прошлое, вытесняемые подземной системой маглевов – высокоскоростных поездов, пересекающих половину планеты за несколько часов… Международные маглевы имели точку отправления из Хитроу, так что выбор аэропорта вскоре стал очевиден. Тем более что до него можно было доехать на метро.
Алекс снова спустился в метро Черинг-кросс и стал задумчиво созерцать схему проезда. Он находился почти в центре города, а ему нужно было в провинцию, на самый юго-запад. Станция Хитроу располагалась в самом низу синей ветки, которая еще и разветвлялась на четыре терминала, благо три из них находились вблизи одной станции. Но вот в какой из терминалов нужно?... У малка не было с собой никакого электронного устройства, позволяющего выходить в Меганет, и предвидение предательски помалкивало в тряпочку. Нира, сидящая у него на плече, вдруг показалась невероятно тяжелой.
В любом случае, ехать следовало по синей ветке вниз и не затупить на станции Эктон Таун, где ветка раздваивалась и уходила на север. Впрочем, малку с его предвидением всяко было проще, чем туристам, впервые оказавшимся в запутанном лондонском метро, которое еще в 21 веке было сложным для понимания, а уж за двести лет еще больше обросло дополнительными ветками и новыми станциями, уходящими далеко за Уимблдон. Посоперничать с запутанным клубком линий лондонского метрополитена мог разве что московский.
Посмотрев ещё минут двадцать на схему, и его мозги закипели, для окружающих людей в буквальном смысле, его голова испускала пар, а темечко стало прыгать, как крышка чайника из мультфильмов. Наконец он наугад ткнул в один из терминалов и побежал в совершенно другой, дальний.

0

4

Итак, в Хитроу. Переход на коричневую ветку Черинг-кросс, одну станцию до Пиккадилли Серкус, переход на синюю ветку с одноименной станцией и далее прямым ходом до Эктон Таун, где было очень важно не уехать на север и сесть на свой поезд. Малку повезло – он сел на тот поезд, который шел на юго-запад, до Хитроу Терминалс. Толпа, хлынувшая из вагона, вытолкнула Александроса с сидящей на его плече Нирой и увлекла к стальным эскалаторам. Вскоре еще не до конца пришедший в себя малк окунулся в пестрый водоворот человеческих жизней.
На вокзалах и в аэропортах жизнь кипит всегда, в любое время года, в любое время суток. Вы когда-нибудь бывали в крупном транспортном узле какого-нибудь мегаполиса?... В московском Шереметьево, лондонском Хитроу и таиландском Суварнабуми никогда не бывает тихо. Здесь постоянно снуют туда-сюда люди с огромными тележками, нагруженными чемоданами, мелькают тут и там улыбчивые служащие в красной униформе, диспетчерша милым голосом объявляет прибытие и отправление такого-то транспорта, мигают красочные табло… Александрос поначалу растерялся в этой бурной реке жизни, но тут на смену растерянности пришло другое чувство. Такое старое и знакомое всем и каждому чувство… голода.
Вокруг было слишком много полнокровных и уверенных в себе людей на любой вкус и цвет: маленькие азиаты с бронзовым оттенком кожи, круглоголовые негры и негритянки с крупными чертами лица, светловолосые северные европейцы, американский офисный планктон… Александрос почувствовал, как внезапно нахлынувшая жажда сжимает ему горло. Когда он ел последний раз?...
- Я на шведском столе, но не могу вкусить ни кусочка, - разочарованно протянул Алекс, естественно, тихо, но бледноватый вид и жадные голодные глаза все равно отпугивали от него окружающих людей. – Там, где все люди равны, там будет живая вода.
И вампир отправился в самое тайное место каждого помещения, в туалет. Там-то уж точно можно было найти ни о чем не подозревающих людишек, а учитывая, какой вокруг муравейник, он должен быть забит людьми, настоящий шведский стол, пусть и не особо чистый.
В женский туалет, как всегда, была километровая очередь, в мужской очереди не было, зато внутри было полно народу. Зайдя внутрь, Александрос оглядел помещение: такая же толпа, что в терминале вылета.
Количество двуногого скота обещало великий пир, но даже безумцу вроде Алекса было понятно, что нужно действовать тихо. Надо вывести всех, оставив двух человек, для себя и той непонятной личности у него на плече.
Используя свои силы, он заставил людей видеть глюки в виде каких-то маленьких фей, которые призывали людей к выходу из туалета, естественно, люди должны были почувствовать нечто вроде наркотической эйфории.
Постепенно помещение опустело, мужики разных возрастов со счастливыми улыбками потянулись на выход, глупо таращась друг на друга.
Алекс с улыбкой провожал их, стоя у выхода, как консьерж, когда осталось всего двое, вампир остановил их и закрыл дверь.
- Приятного нам аппетита, - сказал он и аккуратно вонзил зубы в шею своей жертвы, убивать сейчас нет смысла, маскарад и все такое.
Вокруг голов бедных парней все ещё летали бабочки и феи, отчего они даже не задумывались, что с ними делают.
Закончив с трапезой, Алекс спрятал тело своей жертвы в кабинке туалета, тот явно нескоро придет в себя, ну а теперь можно было заняться более насущными делами.
- Великий отец ждет, нельзя заставлять его ждать. – С такими словами Венизелос вышел из туалета в большой муравейник аэропорта.
Невидимая Нира последовала за ним, и оба они снова оказались в царстве стекла и бетона, в окружении разномастных смертных, которые никоим образом не ведали, что за ними из тени наблюдают дети ночи… Впрочем, даже знай они об этом – в данный момент всем было как-то пофигу, поскольку успеть на свой рейс было превыше всего. Александрос прикинул, что если он хочет попасть в Сингапур – есть смысл воспользоваться услугами Сингапурских авиалиний. Но здесь тысячи рейсов, десятки электронных табло с постоянном меняющимися буквами, невероятное множество голосовых объявлений на разных языках… Ну как здесь чего-то достичь?... Малкавианское предвидение помалкивало в тряпочку, явно тоже растерявшись в этой суматохе.
Посмотрев вокруг, Алекс лишь хмыкнул и подошел к ближайшей кассе.
- Простите, прекрасная юная леди, - начал вампир, не особо заботясь о том, кто на самом деле сидел за кассой. – Мне нужен рейс на Сингапур.
Несмотря на свой внешний вид, Венизелос старался выглядеть как можно более цивильно, он даже волосы пригладил на манер Джокера из старого фильма с Хитом Леджером.
Сидящая за информационной стойкой «Бритиш Эйрвэйс» 40-летняя «прекрасная леди» индийской наружности, явно в центнер весом, удивленно воззрилась на странного типчика, но, поддавшись на неожиданный комплимент, которых явно давно не слышала, попыталась умильно улыбнуться.
- О, конечно, молодой человек, - протянула она глубоким грудным голосом. – Да-да… У вас уже есть электронный билет? Вам нужно помочь с регистрацией?
- О нет, нет, нет, - запричитал вампир, мило улыбаясь женщине. – Я не могу позволить столь прекрасной девушке нагружать себя лишней работой, мне просто нужно узнать, когда и где произойдет посадка на этот рейс. Мой друг забыл одну важную вещь, а искать его в этом муравейнике довольно сложно, но я знаю, что летит в Сингапур. Не будь это так срочно, я бы с удовольствием пригласил вас на чашечку кофе и рассказал бы вам красивую историю любви между моим другом и его невестой. Ах, это ещё и грустная история, великолепная, но грустная. Но мы отвлеклись.
Умильно заслушавшись журчащий поток речи вампира, дама с затуманенным взглядом вдруг встрепенулась и подозрительно на него посмотрела. Она, хоть и была существом женского пола, отличалась крайней практичностью и твердо стояла на ногах, поэтому молодой человек, так настойчиво делающий ей комплименты, казался слишком подозрительным. Очевидно же, что ему от нее что-то нужно. Женщина, на электронном бейджике которой значилось «Индира», посуровела и спросила официальным тоном:
- Вам известен номер рейса? На настоящий момент у нас два рейса в Сингапур – один с пересадкой в Гонконге, другой – через Хьюстон.
- О боже, милая Индира, - вампир, заметив изменение в настроении у женщины, театрально схватился за сердце, будто эта женщина его жестоко расколола. – К чему этот суровый вид, неужели вы думаете, что я, благородный эллин, буду нечестен с женщиной.
Венизелос достал с нагрудного кармана платок и сделал вид, что убирает с лица скупую мужскую слезу.
- Вы слишком суровы ко мне, милая Индира, - решил закончить на этом малкавианин и сменил тему. – Мой друг говорил что-то про чертовых китайцев, так что, скорее всего, через Гонконг полетит.
Женщина покосилась на него с еще большим подозрением, но грубить не решилась – имидж компании как-никак. И хоть она была простым оператором, место было неплохое, и попасть на него было не так-то просто. Поэтому она смягчилась и сказала:
- Пройдите к стойкам с семьдесят девятой по восемьдесят третью. Если ваш друг еще не сдал свой багаж – тогда он, возможно, стоит в одной из очередей.
- Ох, спасибо, милая Индира, вы буквально спасли мою жизнь, - заулыбался вампир. – Иначе мой друг убил бы меня. Слишком важно, слишком важно, в конце концов, он собирался встретиться с отцом.
Венизелос слегка наклонился к окошку и заговорщицким тоном произнес:
- Это в благодарность, - начал он. – Не гуляйте сегодня с человеком в странной шляпе, который представиться доктором.
После этого малкавианин побежал к указанным стойкам, захватив по пути откуда-то бумагу.
Индира только удивленно смотрела ему вслед… А вампир, уже выкинув ее из головы, затормозил в шумном зале, по обе стороны которого тянулись регистрационные стойки со светящимися табло. Так, здесь у нас двадцатые числа. В следующем – сорок, пятьдесят. Таким образом Венизелос пробежал несколько «блоков» аэропорта, пока не обнаружил указанные Индирой стойки с вылетом в… Эдинбург! Бритиш Эйрвэйс. Причем, рейс задерживался. Кажется, он неслабо промахнулся терминалом вылета.
- Ай-яй, - произнес вампир, слегка удивившись не совпадением. – Кажется, меня немножко обманули. И как после этого верить людям.
Александрос театрально сполз на пол с чувством глубоко разочарования в человечестве на лице.
- Господи, ну за что, - начал жалобно ныть прямо посреди очереди. – Как мне попасть в Сингапур, если в этой стойке Эдинбург! О милая Индира, почто ты так обманула меня.
Вампир едва ли не ударился в слезы, явно переигрывая, хотя, учитывая общую нестабильность разума, все было вполне аутентично.
- Люди добрые! – возопил он. – Как мне попасть к окнам, ведущим в Сингапур?!
Он даже не заметил, что Нира больше не сопровождает его. Она вообще последние несколько минут помалкивала и, кажется, вообще куда-то исчезла. Однако безумцу было не до этого – он устраивал бесплатный драматический концерт. Вокруг него тут же создалось свободное пространство: люди 23 века предпочитали отодвинуться подальше и жить по принципу невмешательства. «А вдруг он заразный, - сработал общий инстинкт. – Не мое это дело. Пускай кто-нибудь другой с этим дебилом разберется».
Никто так и не подошел к Александросу. Даже блюстители правопорядка, прогуливающиеся неподалеку, лишь покосились на ненормального. Они тоже не хотели вмешиваться. «А что, он же ничего не нарушает, - решили они. – Вот нарушит – тогда и подойдем».

0

5

Такое наглое игнорирование страдающего психопата даже слегка задело вампира. Он скривил недовольную рожу, также недовольно покачал головой и встал на ноги, отряхиваясь.
- ВСЕМ ДОБРА! – Алекс с улыбкой резко раскинул руки в стороны, как звезда площадки. – А теперь кто мне скажет, где происходит посадка до Сингапура, через Гонк-кинг… кин-конг… сань чжонг? В общем, через Китай!
Свободного пространства вокруг нарушителя спокойствия стало значительно больше, и копы, посовещавшись, стали приближаться к нему с грозным видом, поигрывая электрическими дубинками.
- Эй, мистер! – еще издали крикнул один из них. – Поднимите руки вверх и оставайтесь на месте.
- Наркоман, наверное, - тихо сказал другой коп своему коллеге. – Или налакался в дерьмо. Надеюсь на первый вариант.
Еще бы он не надеялся – поймать наркомана или? еще лучше, наркоторговца в общественном месте равнялось для него получению двойного оклада за текущий месяц.
- О, господа офицеры, - вампир улыбнулся милым (по его мнению) полицейским, подошел к ним и вдруг что-то вспомнил. – Ах да, руки верх, секундочку.
Алекс повернулся к ним спиной, поднял руки вверх (в одной из них был телефон камерой к вампиру и полицейским) и щелкнул кнопку.
- Селфиииии, - протянул малкавианин перед тем как раздался звук фотоаппарата, после чего он опять повернулся к полицейским, не опуская рук. – А теперь, вы чего-то хотели от инвалида N-ой группы с психическим отклонением и не опасным для общества. Справочка в правом внутреннем кармане.
Естественно, никакой справки не было, но малк уже начал промывать мозги стражам порядка ещё до того, как сделал селфи, сейчас он надеялся дать им игривое и веселое настроение, лишенное подозрительности, ну и естественно, чтобы они увидели то, чего нет (справочку), и поверили, что так и должно быть (то есть, душевнобольные в отпуске).
На лицах всех четырех полицейских медленно проявилось довольно глуповатое выражение, какое обычно характерно для людей, с запозданием понявших смысл какого-нибудь анекдота. Они даже не полезли в карман к малку, чтобы посмотреть на эту самую «справочку»…
- Э-э… да, видимо, все в порядке, - растерянно пробормотал один из них, думая уже совсем о другом – о пончиках, что пекут в забегаловке на минус первом этаже.
- Можете идти, мистер, - добавил второй.
- И руки тоже можете опустить, - милостиво разрешил третий.
Четвертый ничего не сказал, он вообще копался в своем маленьком планшете и, кажется, совсем потерял интерес к происходящему. Зато малк наконец увидел то, что он так настойчиво отказывался замечать. На центральном табло вдруг исчезли все строки с рейсами, слившись в единую фразу: «Международный терминал, идиот!» Удостоверившись, что надпись была замечена малком, буквы снова расползлись по табло и приняли свой обычный вид. Судя по реакции пассажиров, сию странную трансформацию никто не заметил – наверное, она произошла только в подсознании сумасшедшего вампира.
- А я как будто знаю, где он, я тут каждый день бываю, - начал возмущаться вампир (правда, достаточно тихо, чтобы не мешать остальным, что необычно для малкавианина). – Ну да ладно, идиот не труп… А, стоп, я же и так труп… и идиот. Я труп идиота! Премию Дарвина мне!
Последние слова вампир уже выкрикивал, чем опять привел аудиторию. Алекс замялся, поправил галстук и прокашлялся перед тем как опять обратиться к охранникам.
- Простите, страдаю синдромом отсутствия внимания. Ну знаете, тяжелое детство, деревянные игрушки, прибитые к полу гвоздями для подков, - объяснил он, уже вовсю пытаясь играть нормального, хотя при этом широко улыбаясь. – Как пройти к международному терминалу?
На лицах охранников один за другим отобразилось неподдельное сочувствие к «тяжелой» судьбе малка. Один даже всхлипнул и старательно потер нос. Всем дружно стало жаль этого странного человечка, которому в детстве даже в игрушки нельзя было поиграть.
- Вон туда, за вторым поворотом длинный коридор, - сказал один из них, махнув куда-то рукой. – Вас проводить?
- Да, если можно, - кивнул он.
Улыбчивый круглолицый охранник, сияя от восторга и едва ли не приседая от желания услужить странному господину, прыгающей походкой повел малка через толпу людей, параллельно умудряясь тарахтеть что-то о том, не нужна ли «мистеру Э-э-э…» помощь при регистрации на рейс. Остальные остались стоять столбами, тупо улыбаясь и постепенно забывая об этой странной встрече…
Раскланявшись с сумасшедшим вампиром, охранник исчез в толпе, краешком сознания недоумевая, какого черта его понесло в терминал международных вылетов… Пройдет еще немного времени – и он вовсе забудет о встрече со странным типом. А «странный тип» тем временем оказался в бушующей толпе спешащих куда-то людишек, но теперь он хотя бы быстро нашел стойку с нужным номером и увидел, что регистрация на рейс до Гонконга уже заканчивается. Очереди почти не было, разве что какая-то китайская семейка торопливо ставила на ленту свой многочисленный багаж.
Сам вампир, осмотревшись вокруг и поняв, что за ним никто не наблюдает, быстро залез в какую-то огромную сумку на ленте (предварительно выпотрошив), закрылся и стал ждать. Недоуменных взглядов он не ожидал, поскольку отвел их взгляды в сторону дисциплиной Затмение.
Сумка проехала по ленте и мягко шлепнулась на груду багажа, сверху посыпались вытащенные из нее вещи. Схвативший сумку работник-индус издал изумленный возглас и что-то прокричал на своем языке. Подбежали мужики и принялись с трудом волочить неподъемный багаж к погрузочной машине, недоумевая, как у владельца сей сумки приняли ее с таким перевесом. Не иначе отвалил много бабла. Но тут кто-то заметил рассыпанные пакеты с вещами, и даже индусы, недолго думая, сумели сложить два и два. Несколько секунд они пялились на странную пухлую сумку, после чего все-таки решились ее открыть.
- Вам показалось! Я Бодхисатва Шрамалама, и сей человек человек везет меня на родину, в Сингапур, - сказал безумный вампир, естественно, промывая людям мозги. - А теперь закройте сумку и пропустите.
Алекс, впрочем, не стал ждать, когда его закроют, и сам это сделал.
Его магия на сей раз произвела странное воздействие на бедных грузчиков. Вместо того, чтобы выполнить приказ, они дружно уселись вокруг сумки в позу лотоса и, блаженно закатив глаза, принялись медитировать. Правда, «лотосы» у них получились кривоватые, а кто-то вообще сел по-турецки, но это не мешало им всем дружно вообразить себя монахами из Тибета.
Услышав какое-то унылое мычание, вампир все-таки опять высунул голову из сумки, посмотрел на этих идиотов и приказным тоном сказал грузчику:
- Смерд! А ну встал и потащил мою стремящуюся к просвещению в сумке для белья задницу в самолет.
Индусы так и шлепнулись на задницы, поломав все свои самодельные «лотосы». Но тот, на которого был направлен приказ малка, судорожно схватил сумку и стал волочь ее к погрузочной машине, пока остальные сидели в прострации. Кряхтя от натуги, он все-таки дотащил ее до люка и сбросил к остальным чемоданам. Потом как ни в чем не бывало вернулся к работе. Разбросанные пакеты с вещами он, пожав плечами, просто швырнул вслед к остальному багажу. Малк почувствовал какое-то движение – наверное, машина подъезжала к самолету. Он знал, что ему предстоит длительное путешествие.
Еще некоторое время ничего не происходило, и малк заскучал в своей сумке. Но как только он принял решение вылезти и осмотреться в багажном отсеке, как где-то зашумели двигатели, и самолет, слабо покачиваясь, куда-то поехал. Наверное, выруливал на взлетную полосу. Прислушавшись к ощущениям, вампир замер и несколько минут провел в ожидании, однако, как это обычно бывает, самолет проторчал у начала взлетной полосы минут пятнадцать, а потом как-то очень резко загудели двигатели, послышался оглушительный шум со всех сторон, и малк почувствовал, что огромная крылатая машина разгоняется. На миг он ощутил возросшую силу гравитации, впечатавшую его в дно сумки, а потом тут же пришло мимолетное ощущение падения. И снова – вверх, потом прямо, чуть вниз… Взлет был неприятен малку, эти ощущения вызывали чувство тревоги и неясного беспокойства, и это состояние продолжалось достаточно долго, чтобы вампир впал в состояние провидческого транса.
Он увидел огромный город, напичканный башнями-высотками из стекла, обширную смотровую площадку с бассейном, вода из которого, казалось, перехлестывается через край небоскреба, ночные огни колеса обозрения – совсем как в Лондоне. Малк воспарил в небе, как птица, любуясь ночным городом, но вдруг он заметил, что все это живое веселье из людей и огней внизу медленно омрачается какой-то неуловимой тенью, падающей с небес… Город медленно тонул во тьме.
Изо рта малка вырвался легкий смешок, сначала он был тихий и прерывистый, но постепенно он стал нарастать, становясь просто истеричным смехом. Проклятие Малкава всегда заставляло его детей видеть то, чего не хотелось видеть, а безумный разум заставлял реагировать так, как не хотелось реагировать, и вот смеющийся безумец подавлял крайне испуганного вампира. Грядущее было страшно даже для него.
- Идет, идет, идет, идет… - стал лепетать вампир, когда истерия прошла, но, как и его смех, его слова потонули в шуме двигателя.

0

6

http://www.motto.net.ua/download.php?file=201209/1024x600/motto.net.ua-13709.jpg

Малк вырвался из гипнотического транса, полного сюрреалистических видений, словно сошедших с картин Одилона Редона, когда самолет изрядно тряхнуло при посадке. Возлежавший на груде чемоданов вампир почувствовал, как на него посыпались чьи-то сумки. От неожиданности ему показалось, будто на него катятся валуны с крутого склона горы и вот-вот похоронят его на дне каменного ущелья.
От подобного обращения хотелось кричать матом, на великомогучем, но по причине незнания этого языка кровососущий грек, насупившись, лишь грозно зыркал на молнию сумки. Судя по всему, они попали в зону турбулентности, отчего все и посыпалось, но ведь эти смерды могли бы и нормально закрепить багаж.
- В конце же концов, я великий ваджра… хаджра… ракша… - вампир запутался, забыв, кто он, точнее, кем он себя представлял. – Пофиг, я цветочек! И мне надо прорасти наружу, чтобы осмотреться.
И цветочек стал расстегивать молнию, чтобы прорастить голову и посмотреть бутоном по сторонам.
Он ошибся. Это была не зона турбулентности, самолет уже приземлился, стукнув шасси по асфальтированной взлетно-посадочной полосе. Оказывается, полет уже закончился, и было даже странно, что за эти десять часов ничего (!) не случилось. Вампир в настоящий момент выглядел забавно: растерянный, взъерошенный, высовывающий голову из сумки в царстве багажа.
В ожидании, что его скоро будут выгружать, вампир вдруг стал болтать головой и напевать какую-то ритмичную херню на индийском, которого он даже не знал. Первого увидевшего это зрелище человека явно ждало незабываемое впечатление.
Через некоторое время он услышал, что люк открылся, и грузчики-китайцы стали методично выгружать чемоданы. Правда, вскоре они притихли и прислушались, оглядываясь вокруг. И вдруг с громкими возгласами вылетели наружу, завидев поющую голову малка. 
Поняв, что его обнаружили, "цветок" быстро спрятался в сумке, напуганный явно не меньше китайцев.
Через некоторое время вокруг него стали раздаваться встревоженные голоса, и вот наконец какой-то особо смелый китаец решительно расстегнул молнию на сумке и строго потребовал что-то на неизвестном малку китайском языке. Скорее всего, это было что-то вроде: «А ну выходи, будем разбираться».
Правда, китаец увидел лишь гору какой-то одежды и кучу сувениров. Хорошо быть малкавианином, можно притвориться ветошью, прикинуться шлангом или грудой мусора в буквальном смысле.
Немало удивившись, китаец стал что-то быстро говорить остальным, те тоже поизумлялись, по очереди стали заглядывать в сумку, но, так ничего там и не обнаружив, стали потихоньку разгружать багаж. Вампир почувствовал, что сумку погрузили в какую-то машину и повезли по довольно неровной дороге. Потом его снова куда-то потащили, не очень аккуратно, несколько раз врезали по бокам… В итоге сумку закинули на движущуюся ленту.
Молча матерясь, малкавианин хотел было выбраться и устроить вальпургиеву ночь тем, кто не очень бережно с ним обходился, но внутренний голос подсказал (точнее приказал) не двигаться и вести себя, как бережно сложенные трусы и рубашка.
Около получаса его мотало туда-сюда по движущейся ленте, и вдруг малк почувствовал, как кто-то схватил сумку за ручки, потянул и… охнул от неожиданной тяжести. Сумка наклонилась, упала с ленты и ощутимо ударилась об пол.
Малкавианин, крайне недовольный своим положением, изнутри открыл сумку, после чего с молчаливым пафосом и чувством собственного достоинства вылез, поклонился окружающим его людям и пошел куда-то по своим делам. Что-то говорило ему, что далеко он не уйдет, на что он так же молча послал это «что-то» на хутор бабочек ловить.
Запоздало позади него раздались крики оторопевшего владельца сумки, мужчины европейской наружности, и визг его светловолосой спутницы. В идеально чистом и ухоженном аэропорту Сингапура мигом поднялась шумиха, дежурившие неподалеку китайские полисмены, видевшие всю эту картину, живо сорвались с мест и без предупреждения принялись что есть силы колотить малка дубинками.
- Это тебе на Европка, гха-ха-ха, - прокомментировал ситуацию вылезший из ниоткуда петух Тиабалдо. – Здесь и по репе могут настучать.
Что правда – то правда. Сингапур, хоть и претендовал на европеизированное государство, по-прежнему сохранил широко используемые телесные наказания. Например, бросившего жвачку на тротуар туриста могли прилюдно поколотить дубинками стражи порядка – и были бы в своем праве. Чистота и порядок в Сингапуре достигались весьма прозаическими и широко доступными методами. Кто там назвал этот сверкающий стеклом и металлом город «Диснейлендом со смертной казнью»?... А, неважно. Наверняка его тоже поколотили на улице за брошенную мимо урны бумажку.
- Ну, наверное, ты прав, Тиабалдо, - спокойно ответил Алекс, наблюдая из-за плеча одного из охранников, как те безбожно бьют какого-то несчастного, точнее, подставленного заглюкивающим всех малкавианином. – Не будем им мешать, мы пойдем своим путем.
И пока молодчики не поняли, что бьют кого-то из своих, вампир поспешил удалиться с места происшествия.
Он так и не узнал, чем закончилась эта история, поскольку уже миновал, никем не замеченный, зал прилета и оказался в царстве вознесенных ввысь металлических конструкций, стеклянных потолков и сверкающих сталью эскалаторов. Аэропорт Сингапура, несмотря на то, что являлся огромнейшим транспортным узлом, был лишен той вечной суматохи, присущей тому же Хитроу, здесь не было бегущих непонятно куда толп людей, зато в изобилии хватало ковровых покрытий, журчащих фонтанов и зеленых тропических растений. День клонился к закату, и Александрос понял, что прилетел вовремя. Скоро начнется.
Вампир улыбнулся в предчувствии, проходящие мимо люди шарахались в стороны, едва увидев эту улыбку, настолько жутко она выглядела.
- Интересно, - только и произнес он, бегом устремляясь вперед. – Отец!
С этим криком малкавианин открыл двери на улицу.
Вернее, двери автоматически разошлись в стороны сами по себе, и Александрос, раскинув руки, оказался перед огромным залом, отделанным сверкающим мрамором, в котором суетились небольшие кучки людей с чемоданами. На противоположной его стороне, за стеклянной стеной, уже виднелся в вечерних сумерках город будущего – Сингапур. Вернее, его окраина.
Недолго он так простоял, загораживая всем проход, ибо его тут же толкнул под коленки тележкой какой-то грузчик, ругнувшись на своем китайском. Молодая парочка с двумя огромными чемоданами не очень вежливо протиснулась в помещение, подвинув малка. Но тот даже внимания не обратил, его взгляд был прикован к одной из колонн просторного зала, наполненного людьми и тропическими растениями. На этой колонне висела та самая рекламная листовка тренингов от Братства Нод, которую он подобрал в Лондоне, на Трафальгарской площади. Или в Сохо. А может, где-то около Британского музея – он уже не помнил таких деталей. Он видел только знакомый логотип в виде загнутого скорпионьего хвоста и какой-то текст на китайском, обещавший поднятие самооценки и проявление лидерских качеств в каждом, кто придет на «бесплатный» семинар такого-то числа, где-то в районе Марина Бэй.
- Отец! – вдруг произнес вампир. – Ты даешь мне камешки, чтобы я нашел дорогу домой?
Он опять улыбнулся, пункт назначения был всё ближе и ближе. Марина Бэй, даже интересно, где это? Алекс вышел на улицу, по пути взяв охапку рекламных буклетов, он планировал взять такси, водители у международного аэропорта наверняка должны владеть хотя бы английским.
- Такси! – крикнул вампир, подходя к дороге.
Он находился на крытой парковке, на которой в несколько рядов стояли частные машины, желтые такси и высокие туристические автобусы. Возле одного такого как раз суетилась большая группа туристов из Европы. Покуривающие таксисты, сидя на капотах своих машин, лишь равнодушно покосились на потенциального клиента, однако не побежали наперебой предлагать ему свои услуги.
- Кто хочет раздербанить на деньги богатого, но наивного грека!? – вдруг закричал Алекс, приближаясь к таксистам.
Таксисты – все как один китайцы, что неудивительно, ведь население Сингапура на 75% состояло из китайцев, - лишь посмотрели на него с легким удивлением. В отличие от таксистов в европейских городах, эти вовсе не стремились как можно скорее перехватить потенциального клиента, словно работали за оклад. Возможно, так оно и было. Александрос еще не знал, что таксист – довольно уважаемый человек в Сингапуре, зарабатывающий в месяц столько же, сколько менеджер по продажам в Лондоне. Нелегальных таксистов в Сингапуре не бывает. Чтобы стать таксистом, надо сдать экзамен на знание города и иметь водительские права особой категории. Не зная всех этих тонкостей, Александрос в их глазах предстал как минимум… странноватым.
- А далеко ехать-то? – лениво поинтересовался ближайший к нему китаец с сильным акцентом.
- В Марина Бэй! - с радостью отозвался вампир.
Китайцы настороженно переглянулись. Очень настороженно. Александрос не понял причину этой странной реакции. Предлагать свои услуги они отчего-то не спешили.
- Эй, поехали со мной! – вдруг раздался голос позади него, и малк увидел, что его манит к себе маленький малаец, тоже таксист. - Довезу без проблем! – акцент у него был ужасным, как у китайцев, но все-таки он хотя бы не отказывал.
- Спасибо, добрый человек, - Алекс на радостях чуть не полез обниматься, но ограничился лишь пожатием руки и усиленным потряхиванием её. – Тут все мрачные такие, как завтрашние тучи, но ты мой лучик света в этом пути. Веди же меня, мой низкорослый Сусанин!
Китаец спрыгнул с капота и удивленно покосился на явно ненормального туриста. Но спорить с клиентом было не в его привычке, тем более что ему уже явно стало скучно сидеть здесь без дела. И поэтому он поступил, как типичный восточный человек: вежливо поклонился и пригласил пассажира сесть куда ему будет удобнее – на переднее сиденье или на заднее.
- Доверюсь вашей спине, - сказал вампир и сел на заднее сидение.
Водитель сел на свое место и нажатием нескольких кнопок завел мотор машины.
- Куда едем? – спроси он.
Алекс увидел, что машина была не самой новой: в нее был встроен автоматический навигатор, и теоретически она могла обходиться без водителя, но… Таксист, стало быть, выполнял роль оператора этой системы, да и вообще в силу живущих поныне английских традиций своим существованием отдавал дань всем предыдущим поколениям представителей этой вечной профессии.
- А… ну… дык… сюда, - не сразу найдя в своих пестрых одеждах, вампир вытащил из кармана листовку братства НОД и показал водителю. – Сюда, сюда, там отец меня ждет, очень хороший человек. Ну, может, не человек, но наверняка очень хороший, ну или не очень.
Водитель аккуратно взял листовку, почитал и странно хмыкнул.
- Я подвезу вас к Марина Бэй Сэндс, хорошо? – осведомился он через плечо.
- Ваша воля, добрый человек, - ответил ему позитивный Алекс.
Таксист с любопытством покосился на него, но ничего не сказал и только ввел в навигационную панель адрес места назначения. Машина дернулась и неохотно выехала с крытой стоянки. Алекс не понимал, управляет таксист машиной или нет: руль вроде есть, но он его совсем не крутит. Впрочем, какая разница?... Чуть отъехав от аэропорта, уже можно было увидеть тонущий в вечернем очаровании прекрасный и невообразимо величественный остров-город. Поначалу они ехали по довольно темным промышленным районам, мимо какого-то порта, вдоль пальмового парка… Но потом вампир издалека увидел сияющие огнями высотные башни, светящееся в темном небе самое высокое в мире колесо обозрения и бесконечную сеть улиц, наполненных разномастными пешеходами и машинами.
Нет, здесь не было пробок. Еще двести лет назад в Сингапуре было настолько сложно приобрести машину, получить на нее лицензию и водительские права, что до сих пор особо ничего не поменялось. Личное авто по-прежнему оставалось предметом роскоши. Как и частное жилье: на столь ограниченной территории земля и вода были главными ценностями. К слову сказать, Александрос мало знал об особенностях жизни в Сингапуре, просто машинально отметил отсутствие пробок из машин и наличие странного вида штыков, выступающих из балконов многоквартирных домов. На некоторых таких штыках развевалось, как флаги, сушащееся белье.
Сияющий огнями город распахнул перед ним свои объятия, когда машина неторопливо выехала на набережную залива. Этот район некогда был самым популярным туристическим местом: здесь находилось множество бизнес-центров, развлекательных заведений и красивых панорамных видов. Самой главной достопримечательностью Сингапура был грандиозный отель в стиле прошлого века – Марина Бэй Сэндс. Состоящий из трех корпусов, он имел единую длинную крышу, на которой разместился самый удивительный в мире бассейн, спроектированный таким образом, что у туристов создавалось впечатление, будто вода переливает через его край, в раскинувшийся внизу город из стекла и металла. Зрелище было поистине грандиозным. Александрос впервые в жизни увидел три высотки Марина Бэй Сэндс, стоящие на берегу одноименного залива, и удивился, когда не обнаружил нигде надписи «Отель». Вместо этого на центральном корпусе сиял неоновой подсветкой логотип Братства Нод – точь-в-точь как на рекламной листовке. Кажется, здесь теперь расположен вовсе не отель.

0

7

- Боже, боже, как красиво, - восхищенно сказал малкавианин, горящими глазами рассматривая все это великолепие. – Апостолы точно знают толк в шике, Тореадоры и Вентру бы оценили. Ах да, маскарад.
Малкавианин шутливо прислонил ладошку ко рту, будто сморозил лишнего. Видать специально, чтобы был повод закусить и наполниться сил, без повода просто не интересно. Вампир резко набросился на водителя впился зубами в его шею и стал иссушать, естественно, не убивая, не хватало ему ещё приблизиться к зверю перед тем как предстать перед отцом. Закончив с ужином, Алекс вышел из машины (не заплатив) и отправился ко входу в Марина Бэй Сэндс.
Здание и вправду выглядело великолепно: три изящной формы корпуса под единой овальной крышей, напоминающей плоскую лодку или банановый лист, голубая подсветка стен, состоящих, казалось бы, из кусочков цветного стекла, лифты с прозрачными стенками, поднимающие желающих прямо в поднебесье, геометрический сад из стриженных тропических растений вокруг всего здания… По набережной неторопливо прогуливались местные жители – преимущественно китайцы – и туристы, повсюду размахивая селфи-палками с фотографирующими устройствами. Вокруг было много жизни, много мыслей, много свежей крови. Здесь, у подножия одного из самых величайших зданий мира, на вершине которого вершилась судьба рода человеческого (и нечеловеческого тоже, стало быть), кипел и бурлил прекрасный в своей холодности и нереальности город будущего, город-король, город-победитель. Под маской вечного веселья в этом городе скрывались все типичные признаки южноазиатской жизни: грязный чайнатаун, нищенские кварталы, гниющие свалки, контрабанда в порту, нелегальные публичные дома, подпольные фабрики по производству всего, что когда-либо придумал человек, от пуговиц до семейного порно. Вампир-малкавианин узнал об этом, лишь взглянув в сторону чернеющего за хромированным ограждением залива Марина Бэй, а местные жители, прожив в этом городе более двадцати лет за стенами своего кондоминиума, понятия не имели о темных сторонах этого прекрасного сияющего города.
Оказалось, что войти внутрь здания не слишком легко – здесь стоял контрольно-пропускной пункт, за которым начиналась парковка и часть геометрического сада. И только преодолев это расстояние, можно было попасть в сам центральный корпус.
- Извините, на сегодня туристические экскурсии закончены, - бесцеремонно объявил Александросу низенький китаец на плохом английском, выглянув из окошка маленькой будки.
Алекс послушно остановился, но на китайца большого внимания не обращал, точнее, казалось, что он полностью игнорировал его существование, а остановился лишь потому, что захотел. Вампир какое-то время с интересом смотрел вокруг, будто фею какую искал, но вскоре решил прекратить испытывать терпение охранника и спросил простой вопрос:
- А где я? – Венизелос при этом продолжал улыбаться как счастливый дурак.
Если он ожидал ответа в стиле «Вы находитесь около грандиозного памятника архитектуры», то китаец повел себя по меньшей мере странно.
- Это не справочное бюро, - ответил он и захлопнул окошко будки.
Кто-то еще здесь верит в безукоризненно терпеливых и вежливых китайцев?..
- ДА ВЫ ЧТО!? – Закричал на всю Марину Бэй ошарашенный вампир. - Как зол этот мир, я ведь думал, что это здание и есть справочное бюро, и оно расскажет мне, в чем смысл жизни! Ох, как я ошибался!
Свой крик души Алекс поддерживал полагающейся хореографией, хватался за сердце, падал на колени, вскидывал голову.
- О, ответь же мне, великий Чю Сюн Ли (имя названо наобум), - вампир в наигранном отчаянии набросился на окошко будки. – В чем смысл жизни? Если Братство НОД, если Отец не знает о нем, то кто знает?
- Охрана! – пронзительно выкрикнул китаец, судорожно дернув на себя маленький микрофон.
Откуда ни возьмись к будке со стороны здания направились суровые охранники в черных комбинезонах, а также прогуливающиеся по набережной полицейские. В Сингапуре всем было вовсе не плевать на нарушение правопорядка, иначе эта страна давно превратилась бы в одну большую китайскую деревню (какой она и была лет триста назад).
- Отойдите оттуда, мистер, держите руки на виду! – крикнул кто-то.
Вокруг разыгрывающейся сценки начали собираться прохожие зеваки и туристы, последние воспользовались случаем, чтобы записать на видеокамеры «что-нибудь интересное с отпуска».
- Боже, ну что за скучный народ, - сказал вампир, спокойно поднимая руки. – Ребят, а в чем дело? Я только хотел спросить, где проводятся семинары вот по этому буклету.
Алекс медленно, чтобы не нервировать охранников, достал из кармана рекламную брошюрку и показал им.
- Ну вот, я спрашиваю этого товарища, где сие находится, а он как заорет, как разденется, как начнет танцевать, потрясая своим грозным «колокольчиком!» – Пока малк все это рассказывал, на его лице была такая гримаса ужаса, будто это всё было на самом деле, но это, естественно, было всего лишь наваждение для слабых смертных, все-таки безумцу нравилось шокировать людей, особенно когда ему мешали. – Вы сами посмотрите!
Охранники штаб-квартиры одной из ведущих корпораций мира в нерешительности замерли, внимательно смотря, что еще предпримет этот «ненормальный». Сидящий в будке китаец не высовывался. Туристы оживленно снимали все происходящее на свои гаджеты. Трое охранников осторожно приблизились к будке, и один из них распахнул дверь. После чего издал изумленный возглас. Толпа зевак с набережной тотчас же, как по команде, забыв про Алекса, переместилась поближе к месту действия, толкаясь и поднимая над толпой свои видеозаписывающие устройства. На малка никто внимания уже не обращал.
- Вот и я тоже был сильно удивлен, - сказал Малк и медленно-медленно, пока остальные заняты «зрелищем», попятился ко входу в здание.
Поняв, что на него забили, Венизелос стал отводить всем взгляд с помощью «затмения» и попытался войти внутрь здания, пока на него не обращают внимания.
Он незаметно прошел через крутящие четырехстворчатые двери-вертушку – дань моде прошлого века – и оказался в величественном холле компании Братства, где повсюду царила атмосфера торжественной многолюдности. Людей действительно было много: их разумы, цвет кожи, запахи смешивались и создавали какую-то странную какофонию, совсем как в аэропорту Хитроу. Александрсоу даже не верилось, что меньше суток назад он еще был в Лондоне. Подумать только, а сейчас уже на краю света!...
Холл был просторен и довольно скромен, если не считать навязчивой корпоративной символики, которая была повсюду: от голографических экранов до фирменных кружек. Много лифтов, много регистрационных стоек, много мягких диванов и низких стеклянных столиков – и все это в серо-синей гамме с красными вкраплениями. Должно быть, этот дизайн, сочетающий в себе символику Братства вкупе с интерьерами прошлых веков, должен был напоминать посетителю об истории этого старинного здания, некогда бывшего грандиозным отелем. Потолок уходил в бесконечность, поддерживаемый опорами в стиле довольно популярного две сотни лет назад направления конструктивизм. Да что и говорить, само здание подразумевало интерьер, строящийся на сочетании конструктивизма с лофтом и хай-теком. Но, несмотря на все это «ретро», здание Марина Бэй Сэндс было ярким, стильным и современным, как внутри, так и снаружи.
- Красииииво, - выпалил вампир, потрясенный зрелищем, впрочем, его больную голову способна была потрясти даже синяя машина на дороге, просто сейчас на него нахлынуло что-то. – Даааа….
Возможно, это было связано с близостью цели, возможно, просто помешательство или яркие глюки, в любом случае он сейчас был заворожен открывшейся картиной, а голова откинута назад, чтобы увидеть, насколько бесконечен потолок этого здания. Он не забыл о своей цели, но и торопиться не хотелось, лишь чуть-чуть мгновений радости. Тут он услышал какую-то возню, возможно, ещё один глюк, но настроение вампира резко изменилось, он посчитал, что время уходит, точнее, убегает от него, а потому он побежал за ним… куда-то, но его путь явно шел вверх.
Не успел он дойти до холла с серебристыми лифтами, как на пути его следования возникла миниатюрная девушка-малайка с неизменно вежливой восточной улыбкой. Она была одета по-европейски, в длинную прямую юбку и розовую блузку, однако дополнила свой костюм цветастым шарфом в восточном стиле и яркой заколкой в волосах. От девушки буквально веяло таинственными восточными мотивами, и малку показалось, будто он даже уловил легкий аромат сандалового дерева.
- Прошу прощения, сэр, - сказала малайка на хорошем английском, глядя снизу вверх на нового посетителя пронзительными черными глазами. – Могу я вам помочь? Вы, должно быть, хотите записаться на семинар?...
Только сейчас Алекс сообразил, что до сих пор сжимает в руке рекламную листовку Братства Нод.
Радостный Алекс предстал перед ней в своем истинном облике городского сумасшедшего, раскрытые во всю ширь зеленые глаза, бледная кожа, голливудская улыбка во все зубы. Впрочем, от его лица было ещё нормальным, но вот волосы, на которых локоны выкрашены в несколько ярких цветов (зеленый, красный, желтый, даже черный есть, как исключение) выдавали в нем человека, мягко говоря, экстравагантного, как и одежда. Костюм, чем-то напоминающий костюм чикагских гангстеров, только не в полоску и ярко-синий, зеленая рубашка и красный галстук в белый горошек, а также красные туфли и перчатки. И в данный момент это чудо с флаером радостно хватает девушку за руку.
- Ох, наконец-то вы пришли, - восхищенно выпалил он. – Да, я хочу записаться на семинар, дабы потом достойно предстать перед отцом нашим. Тут такая энергетика чувствуется, что мне прямо в голову ударило, я обязательно должен посетить ваш семинар.
Малайка, ничуть не изменившись в лице, продолжала вежливо улыбаться тонкими ярко накрашенными губками и кивать на каждое слово своего очередного клиента. Видимо, работа в такой крупной компании требовала от нее неизменной тактичности и терпеливости.
- Конечно, - участливо пообещала она, изображая повышенное внимание к желанию посетителя. – Ознакомительный семинар начнется буквально через полчаса, вы пришли чуть раньше... Но это даже хорошо. Не желаете ли ознакомиться с каталогом нашей продукции?...
- Конечно, конечно! – тут же согласился Венизелос и продолжил свое небольшое театральное представление. – Каталоги прекрасны, они ведь… каталоги! Без них люди бы не знали, что покупать, что заказать, куда и зачем идти, каталоги великолепны. Так дайте же мне их!
Экспрессия, чувства, все актерские данные были достойны Станиславского, однако всё это достигалось искренностью, на которую способен только безумный разум малкавиан, способный заставить себя поверить в реальность нереального, отчего Алекс теперь искренне считал, что каталоги действительно прекрасны. Недолго, впрочем.
- А, где, кстати, будет семинар, и что за тема? – вампир внезапно стал здравомыслящим, словно кто-то дернул переключатель.
Малайка по-прежнему улыбалась налившей на лицо восковой улыбкой, однако в глазах ее плескалось очевидное недоумение. Наверное, ей и прежде приходилось иметь дело с не вполне адекватными людьми, поэтому она не растерялась.
- Пойдемте со мной к стойке регистрации, я вам все покажу и расскажу! – пообещала она и засеменила к ресепшену, где столпились такие же «лохи», как Александрос, пришедшие на семинар, а их уже вовсю обрабатывали улыбчивые симпатичные девушки.
Вампир послушно последовал за девушкой, с интересом разглядывая все вокруг, словно детсадовец в парке развлечений.
- Интересно, как тут все будет выглядеть, если всё зальется кровью? – поинтересовался Алекс, правда на греческом.
Девушка зашла за стойку и снова очаровательно улыбнулась ему. Она явно не поняла, что там пробормотал ее необычный клиент, поэтому на всякий случай решила сделать вид, будто он все сказал правильно. Ловким заученным движением она вынула из ниоткуда яркую плоскую коробку-папку и протянула Алексу со словами:
- Здесь все, что вам нужно. Пожалуйста, заполните небольшую анкету – она внутри, - и принесите ее мне. Если у вас будут какие-то вопросы, я с удовольствием помогу вам! – она прямо-таки лучилась доброжелательностью.
- Да, да, конечно, конечно, - залепетал Алекс и немедля открыл коробку.
Он достал анкету и ручку для заполнения, коротко пробежался глазами по тексту, слоит сказать, что сейчас он выглядел даже более чем «нормально», ни безумных взглядов, ни истеричного смеха или дурного бреда. В нем будто бы проснулся тот деловой врач-психиатр, которым он когда-то был.
Заполнение анкеты не заняло много времени, вампир даже не задумывался над ответами, правда, адекватностью некоторые строки не светили. Например, в графе «место работы» он написал «Коронованный клоун, царь безумных артистов», в графе хобби «Гадание по кафельной плитке в ванной», в остальном же все более-менее нормально.
- Прошу, - он с улыбкой протянул заполненную анкету девушке.
Девушка. одарив его еще одной искусственной улыбкой на восковом личике, обильно намазанном косметикой, протянула тонкую смуглую руку и забрала пластиковый лист. Она даже не стала его читать, а сразу отдала белокурой ассистентке европейской наружности, которая принялась сканировать данные и отправлять их в компьютер.
- Большое спасибо, - сказала малайка своему странному клиенту. – Я уверена, вам у нас понравится. Наши лучшие коучеры помогут вам раскрыть ваш скрытый потенциал и духовно вырасти. Начало как обычно – завтра в 10 часов утра. Приходите к нам в бодром настроении, ведь завтра ваша жизнь изменится! – судя по всему, эту фразу она произносила уже несколько лет подряд чуть ли не каждый день. – И возьмите с собой документ, удостоверяющий личность, - добавила она более деловым тоном.
- Ох, простите, но не получится, - виновато опустил голову вампир. - Видите ли, у меня люмиофобия, вызванная порфирией. То есть, у меня боязнь солнечного света, вызванная аллергией на свет. Может, можно договориться о частных ночных занятиях?
Густо напудренное лицо малайки отразило легкое недоумение, восковая улыбка застыла неподвижно. Такого варианта в ее наборе ответов клиентам явно не было, и никаких инструкций от высшего начальства по этому поводу явно не поступало.
- Ну… - протянула она, чтобы хоть как-то заполнить паузу. – Вы же понимаете… у нас большая компания, - принялась сбивчиво и путано объяснять она. – Желающих очень много, и поэтому мы устраиваем общие семинары в выходные на весь день… чтобы всем было удобно. Подождите минутку, я свяжусь с руководством! – наконец выпалила она, догадавшись до единственно разумного варианта в данной ситуации.
Алекс заметил, что руки у нее слегка дрожат. Повернувшись к нему спиной, девушка нацепила наушники и принялась долгое время вызванивать кого-то, быстро тараторя что-то то ли на китайском, то ли на малайском. Впрочем, даже без знания языка смысл ее звонка был понятен: «Пришел какой-то ненормальный, сыплет непонятными терминами и говорит, что хочет ночные занятия». Будучи обычным связующим звеном между низшими менеджерами и посетителями, девушка явно не могла сама принимать никаких решений. Вскоре она вернулась, снова нацепив дежурную улыбку.
- Не будет ли вам угодно остаться до утра в наших гостевых комнатах? – спросила она. – Утром начнется семинар, и вы сможете просто сесть подальше от окон… Наши коучеры помогут вам справиться со всеми вашими… фобиями, - не будучи особо продвинутой в медицине, она решила, что у этого человека просто какие-то внутренние страхи.
- Хммм… до ууутраааа, - протянул Александрос, удовлетворенно кивая головой, - почему бы и нет. Куда идти, сударыня?
- Одну минутку, - довольно прощебетала девица, явно довольная, что вот-вот спихнет проблемного клиента на кого-то другого. – Мне нужно сделать один звонок.
Она снова принялась долго тараторить с кем-то по телефону, а Александрос тем временем наблюдал бесконечный поток людей, входящий и выходящий через стеклянные двери в стиле прошлого века.
Потом малайка вернулась к стойке и сообщила, что скоро придет человек, который проводит его в гостевую комнату. А затем куда-то упорхнула – видимо, ловить очередного лоха.
Стоять по стойке смирно и ждать, когда придет неизвестный человек, вампир не стал. Его дурная голова решила не давать ногам покоя и отправила его блуждать по залам в надежде натолкнуться на интересные события и людей, в какой-то мере ему было скучно, возможно, из-за отсутствия маленькой бестии, притворявшейся его внутренним голосом, или же, что более вероятно, ему казалось странным, что нигде не было Тиабалдо. Дабы блуждания не были совсем уж бесцельными, Алекс решил поискать своего персонального петуха-глюка.
Наверное, девушка-малайка указала на него, ибо Алекс был приметной фигурой, поэтому вскоре к нему подрулил активный разговорчивый молодой человек лет двадцати пяти. Он был невысок, но обладал приятной располагающей внешностью, больше подходящей для актеров второго плана. Как сказали бы лет сто назад, «пригламуренный». Он казался европейцем, что неудивительно – в холле было довольно много белокожих сероглазых людей. Парень, только приблизившись, уже начал заранее заученную речь хорошо поставленным голосом с легким славянским акцентом:
- Мистер Венизелос! – именно так Алекс подписался в анкете. – Добро пожаловать в Братство! Меня зовут Айвен, - стало быть, настоящим его именем было Иван, но он предпочитал представляться на американский манер, - и я искренне надеюсь, что вы станете членом нашей дружной и крепкой семьи! – он протянул руку, и в его живых глазах плескался неподдельный восторг, будто он действительно больше всего на свете желает, чтобы Алекс вошел в секту.
Вампир же, обернувшись, как-то молча улыбнулся ему. По каким-то причинам даже долбанутого малкавианина поразило безосновательное восхищение в глазах сектанта. Он даже не знал, что ответить этому Айвену, даже внутренние голоса предательски молчали, будто коллективно играли в партизан.
- Дааа… - начал он неуверенно, но с каждой секундой его сознание приходило в нормальное состояние. В итоге он выкрикнул: – ДА! ДА, БРАТ МОЙ!
Он обеими руками схватил протянутую руку парня и начал трясти её так, что вполне мог бы её оторвать, если бы не сдерживался.
- Давайте вместе идти в наше мрачное и темное будущее, где не будет и лучика того противного света, что оставляет на моей коже тяжелые ожоги, несовместимые с жизнью.
Русский парень опешил и осоловело захлопал глазками. Фирменная улыбка висела на его глуповатом лице, как приклеенная. Он боязливо покосился куда-то в сторону, но хитрая малайка уже упорхнула куда-то, умело спихнув проблемного клиента на «русскую обезьяну». Продолжая неестественно улыбаться и поддакивать каждому слову малка, Айвен осторожно высвободил руку и предложил:
- Э-э… конечно! Вам всегда здесь рады! Может быть, пройдемте со мной, и я покажу вам ваши… апартаменты?...
Кажется, он был менее опытен в таких вещах, нежели видавшая виды малайская девушка.
- Да, да, конечно, - тут же согласился Алекс и пригласил Айвана идти вперед. - Веди же меня, о Сусанин великий.
Русский мысленно поблагодарил проектировщика этого здания за то, что гостевые комнаты располагались всего тремя этажами выше. Это был небольшой и тихий закуток – не в пример шумному блестящему холлу. Это было похоже на сохранившуюся часть некогда бывшего здесь отеля: прямой коридор, по обе стороны которого располагались белые двери. Комната, в которую Айвен привел малка, могла называться апартаментами только в его профессиональном лексиконе. На самом деле это был вполне обычный одноместный номер с широкой кроватью, голографическим проектором, низкой тумбочкой и дверью в тесный санузел. Здесь было в меру уютно и комфортно. Возможно, где-то и были номера класса «люкс», но странный посетитель явно не считался важной персоной, чтобы заселять его в хорошие гостевые номера.
Айвен оставил карточку от номера на столе и, больше не протягивая руку для прощания, скомкано пожелал малку доброй ночи и поспешно смылся.
Ну теперь наступила относительная свобода действия, Айвен смылся, оставив малка наедине с самим собой. Он же в свою очередь некоторое время стоял, не двигаясь. «Стояние Алекса» - это можно было бы назвать так, если бы он не «разморозился» через десять минут. Он посмотрел на часы, до рассвета ещё много времени, достаточно много, чтобы сделать всё, что нужно.
Используя «Затмение», Алекс вышел из комнаты (прихватив карту), его цель - подвальные помещения.

0

8

Коридор жилого блока был пуст. Откуда-то внизу приглушенно доносилась музыка, звон стекла и человеческие голоса – возможно, там был ресторан или банкетный зал, а может, просто какая-то закрытая веранда. Алекса поселили на третьем этаже – не очень-то высоко, поскольку он вовсе не был знатным гостем. И счет за комнату ему пока не предъявили, но это наверняка всего лишь вопрос времени. Финансовые корпорации никогда не делают бескорыстных поступков. Алекса наверняка приняли за странноватого лоха, которого легко можно будет развести на бабки. Вот только по его внешнему виду сложно было понять, платежеспособен он или нет. И если нет, то девочке, заселившей его в комнату, явно влетит за легкомысленное распыление средств компании (и неважно, что уборка номера по меркам финансов Братства Нод стоила сущие гроши).
Итак, Алекс оказался один в безлюдном коридоре, увешанном какими-то фотографиями видов Сингапура различной степени давности. Некоторые фотографии были черно-белыми, под старину. Его внимание привлекла одна такая черно-белая фотография, на которой на фоне Марина Бэй Сэндс стояли два каких-то пухлых европейца с квадратными физиономиями и махали в камеру толстенькими ладошками. «Братья Эдвин и Фрэнк Хэттон, март 2039 год». Наверняка какие-нибудь богачи или политиканы. Алекс был не настолько силен в истории, чтобы знать каждого финансового магната в жирную физиономию. Однако ему отчего-то показалось, что один из этих братьев его точно узнал. По крайней мере, тот, что повыше, неожиданно протянул руку, которой махал в камеру, и указал на Алекса с простодушной улыбкой.
- Эй, ты, - сказал он. – Привет. Какими судьбами?
- Привееееет! – Радостно помахал вампир в ответ, словно этот парень действительно ему знаком. – А ты кто?
- А кто ты? – ухмыльнулся в ответ толстяк.
Кажется, Алексу предстоял типичный диалог в малкавианском стиле. Вот и петух где-то поблизости закукарекал, привлекая внимание хозяина.
Венизелос продолжал тупо улыбаться своему собеседнику, и если бы не Тиабалдо, то наверняка они так смотрели бы друг на друга не одну минуту, но петух спас положение.
- Тиабалдо!!! – Крикнул Алекс от радости встречи, хотя разлука была сравнительно недолгой. – Друг мой! Я нашел нового друга. Знакомься, Тиабалдо, это кто-то, кто-то, это Тиабалдо.
Вампир представил своего собеседника своему петуху, на что тот покрутил пером у виска.
- Ну иди сюда, мой пернатый извращенец, - подозвал его Алекс, на что тот лишь вздохнул и, взлетев, уселся ему на голову. – Он такой стеснительный, - решил извиниться за него Алекс.
На фотографии ожил второй человечек – пониже ростом, но тоже пухленький и с квадратным лицом. Он тоже приветливо помахал Алексу рукой.
- Привет вам обоим, ребята, - сказал он достаточно дружелюбно. – Вы уже опоздали на поезд или еще нет?
- На поезд? – Удивился малкавианин, тот факт, что со стороны виделось, как он разговаривал с фотографией, его не волновал, пока он вспоминал про поезд. – О нет, нет, нет, я не могу опоздать на стоящий поезд. А куда я на нем приеду?
Оба квадратномордых человечка мерзко захихикали.
- Зачем ехать на поезде, который должен переехать тебя? – сквозь хихиканье спросил тот, который был повыше.
- Действительно, - согласился вампир с умным видом, такое ощущение, что его вообще не беспокоило, что его переедут. – Так друзья мои, где же перрон, на какие рельсы встать?
Оба квадратномордых буржуя на фотографии противно заржали. Малку показалось, что он отчетливо слышит ржание коней.
- Ты что, совсем тугодум? – спросил его низкорослый братец, постучав костяшками пальцев по обратной стороне фотографии. – Лучше тебе пересесть на самолет, чтобы обогнать этот поезд. Не то тебя ждет судьба несчастного кролика.
- Вот оно что, вот оно что, - понимающе закивал малкавианин, взгляд его стал на редкость серьезным, он вспомнил ту картину и те чувства, что она вызвала.
Алекс понимал, что он и правда лишь кролик на пути черного поезда, черной силы из ниоткуда, и, если ничего не сделать, то нужно бежать. Но куда бежать? Возможно, стоит бежать не от поезда, а туда, куда этот поезд идет? Малкавиане часто видят будущее, но все они смотрят на него по-разному, кто-то считал, что нужно смириться с ним, а кто-то считал, что раз они увидели грядущие события, то могут и подправить их. Алекс был из последних, впрочем, часто ему казалось, что судьба монолитна и неизменчива, и что твои действия против неё только способствуют её продвижению.
- Кролик не хочет, чтобы его переехали, – сказал Венизелос, улыбки на его лице давно не было.
- Ты можешь остановить поезди спасти кролика, - сказал высокий брат, - но проблема в том, что поезд уже мчится сквозь время, и ты на него опоздал. Бежать впереди поезда или пытаться остановить его собственным лбом – не самая лучшая идея. А у тебя есть идея получше?
- Перевести стрелку? - задумался Алекс.
- Нет же, болван! – воскликнул низенький братец. – Тебе нужна ИДЕЯ! Ты не знаешь, почем нынче идеи в сингапурских долларах?
- Нет, - честно признался вампир, откровенно говоря, эти двое уже начали его утомлять, даже болваном обзывают, но примостившийся на голове вампира петух, похоже, был солидарен с ними.
Две фигурки на фотографиях аж затряслись от хохота, после чего замерли в прежних приветливых позах, подняв правые руки вверх ладонью к зрителю. Моргнув, малк увидел, что это всего лишь старая черно-белая фотография – мертвая и неподвижная.
- Тц, уроды лысые, - ругнулся Алекс и зашагал прочь, впрочем, в голове у него всё вертелись слова этих глючных близнецов, ему и правда нужна идея. – Но проще сказать, чем понять.
Раздолбайско-клоунский режим давно был выключен, на лице вампира давно осело серьезное выражение, будто он никогда не был безумным, а оставался все тем же врачом, которым когда-то был. Он прогонял слова близнецов раз за разом в голове, про идею, про самолет, про поезд, но понять ничего не мог. Мирно спящий на голове Тиабалдо помогать ничем не собирался, да и вряд ли бы смог. Может, стоит вернуться к прошлому плану и обследовать подвалы? Но настроение уже пропало.
- Самолет, значит, - вампир посмотрел наверх и подумал. – Если уж и осматривать это место сверху донизу, то начинать, наверное, стоит сверху.
Вампир хитро улыбнулся и побежал к лестнице, он собирался пробраться на самый верхний этаж, пока ночь не отдала свои права рассвету.
По пути ему попались лощеные служащие в белых рубашках, которые со стеклянным взглядом кланялись гостю спальной части здания, даже не присматриваясь, кто это вообще такой. А затем проходили мимо. Александрос едва замечал их. Едва он добрался до широкой, застеленной красной ковровой дорожкой лестницы, как услышал доносящиеся сверху голоса. Наверное, там был ресторан или что-то в этом роде. Мимо прошествовала англоязычная парочка: дама средних лет в узком черном платье и ее кавалер – седовласый статный белый мужчина.
- Вот уж не думала, что подъем на смотровую площадку стоит аж пятьдесят долларов! – беззаботно щебетала дама, не замечая вампира. – Такое богатое заведение, могли бы сделать для своих особых гостей все бесплатно… Впрочем, я все равно боюсь высоты, для меня пятьдесят пятый этаж – это слишком…
Мужчина слушал ее, казалось бы, внимательно, и даже кивал. А Александрос услышал то, что хотел: значит, перспектива подниматься по лестнице ему не улыбается, как-никак более пятидесяти этажей. Можно доехать на внутреннем лифте, однако есть еще какая-то смотровая площадка, и на нее можно попасть за символическую плату (которой у него, кстати, нет).
Почесав затылок в раздумьях, вампир решил не испытывать своё терпение и атлетические способности, а решил поискать всё-таки лифт. Они, по идее, на каждом этаже должны быть. Искать долго не пришлось, лифт был недалеко, и Алекс, осматриваясь по сторонам, нажал кнопку вызова.
Шикарные хромированные двери почти сразу разъехались в сторону с тихим мелодичным звуком. Внутри была просторная, обшитая красным деревом кабина, всю дальнюю стенку которой занимало зеркало. Внутри никого не было.
- Красиво, - довольно кивнул вампир и, впустив вперед Тиабалдо, зашел следом за ним.
Какое-то время он просто смотрел на убранство лифта, а потом нажал на панели кнопку с самой большой цифрой.
Самым большим было число 53 – немного странно, учитывая, что прошедшая мимо дамочка упоминала смотровую площадку на пятьдесят пятом этаже. Возможно, она ошиблась, а возможно, на крышу просто нельзя было добраться на обычном пассажирском лифте. Что касается недоступности этажа 54 – что ж, скорее всего, там какой-нибудь технический этаж или, что более вероятно, логово повелителя этого чудесного города – а заодно и всего мира.
Мягко звякнув, двери лифта закрылись, и кабина бесшумно поехала вверх. Вампир почти не ощущал движения, хотя, скорее всего, лифт ехал на очень большой скорости. Через несколько секунд двери открылись, и в кабину набилась компания китайцев, оживленно болтающих на своем языке и совершенно не замечающих своего попутчика.
Пришлось сильно сдерживаться, дабы не впиться в шею кого-нибудь из узкоглазых «доноров», но Алекс с честью выдержал это испытание. Устраивать переполох ему не хотелось, что-то говорило безумцу, что сейчас лучше притвориться милым и пушистым, до поры.
Интересно, а на каком этаже сейчас остановился лифт? Наверняка не на самом высоком, значит, надо потерпеть ещё немного.
- Нихао, правоверные, - вдруг поприветствовал малк китайцев. – Не скажете, кто является королем в этом прекрасном замке?
Впрочем, он не особо надеялся, что ему ответят, скорее всего, его даже проигнорируют, но это не так уж и важно. Была одна идея, но для этого надо было найти кого-то местного, желательно высокостоящего.
К счастью (а может, и не совсем) китайцы в Сингапуре неплохо знали английский – государственный язык как-никак. Они разом обернули к Алексу свои плоские узкоглазые лица. Девушки захихикали, парни недоуменно переглянулись.
- Простите?... – спросил один из них. – Вы что-то сказали?...
- Ах, забудьте, - выдохнул вампир, непохоже, что эти люди хоть что-то знали. – Современные потомки великого И Чженя и прочих героев Поднебесной не способны мне помочь встретить императора сего дворца. О Цао Цао, кто же посмел превзойти твое величие в этой маленькой стране, кто оказался способен вести за собой людей подобно великому Люй Бею?
Компания китайской молодежи осталась безучастной – они просто смотрели на него, наивно хлопая прелестными узкими глазенками и улыбаясь пластиковыми улыбками. Возможно, они привыкли к наличию в этом здании чудаков, а возможно, сами принадлежали к их числу. Тем не менее, после нескольких секунд молчания, китайцы просто вернулись к своему обсуждению. Фраза малка улетела в никуда.
Наконец они шумно вывалились из лифта на одном этаже, и Алекс заметил за их спинами довольно пестрый интерьер какого-то зала, напоминающего космической корабль из фантастических фильмов. Возможно, здесь был зал игровых автоматов или какой-то клуб… Кто знает, чем оснастили свою штаб-квартиру нодовцы, каким образом они еще пытаются вытянуть финансы из мирного населения… А в том, что все вокруг делается ради денег, не было никаких сомнений. Главной целью любой корпорации всегда является финансовая нажива, и только потом – обожание, почитание и мировая слава. Вряд ли Братство Нод, представляющее себя просветительским и культурным центром, далеко ушло от различных религиозных сект, коих расплодилось немереное количество в начале 21 века. Большинство из них уже давно прекратили свое существование, не оставив и следа в истории, однако некоторые «титаны» трансформировались в секты нового поколения – без богов и идолов, зато с твердой идеологией, главным объектом поклонения которой были деньги.
Логика Алекса была в общем-то проста: чтобы добраться до главной шишки, надо подняться на самый верх. Однако здесь ли действительно заседает совет Братства? Может быть, эта шарашкина контора, Марина Бэй Сэндс, всего лишь цирковой балаган для привлечения публики? Когда лифт остановился на последнем, пятьдесят пятом этаже, Алекс удивился царившему там безлюдью. Разве не должен был он выйти на блистательной обзорной площадке под открытым небом, с бассейном и зеленым садом?... Но нет, он оказался на довольно узкой лестничной площадке, от которой вел куда-то короткий полутемный коридор, заканчивающийся белой дверью с надписью «Только для персонала». Возможно, раньше на этом этаже была часть отеля, но сейчас нодовцы все переделали под себя, и, хоть на этаж можно было попасть прямо из общественного лифта, посетители здесь не задерживались, ибо делать было абсолютно нечего. Скорее всего, здесь находились какие-то обычные помещения для персонала, а смотровая площадка – еще выше, куда гости попадали через какой-нибудь внешний панорамный лифт с прозрачными стенками… По крайней мере, на апартаменты властелина мира это место не было похоже.

0

9

Алекс облизнулся. Несмотря на общее запустение, не было похоже, что это место совсем необитаемо, иначе в нем нет смысла. То, что тут мало людей, даже хорошо, кушать будет безопаснее, но вот что делать дальше? Братья в плакате что-то говорили про самолет, чтобы обогнать поезд, самолеты летают в небе, так может, и Алексу надо было на крышу, к вертолетной площадке, например?
Времени ещё было вполне достаточно, можно было осмотреться на этом этаже и понять, что здесь и как вообще люди живут, а потому вампира сразу привлекла дверь с надписью только для персонала. С этого момента Александрос Венизелос новый персонал этой башни, кто именно, не имеет значения, главное, что он имеет право здесь находиться, пусть только в своей фантазии, но… не важно. Важно то, что Малк решил проверить, что находится за этой белой дверью.
Короткий узкий коридор перед дверью был затемнен, источником света была только небольшая галогеновая лампочка перед лифтовой площадкой. Разумеется, белая дверь была заперта, и персонал попадал туда, стало быть, пользуясь каким-то личным пропуском – сбоку на стене была прикреплена маленькая черная коробочка со стеклянной поверхностью, подсвеченной зеленым светом. Возможно, эта коробочка считывала штрихкод с какой-нибудь карточки или снимала отпечатки пальцев. А может, надо было нарисовать на стекле какую-нибудь простую фигуру.
Малк напряженно задумался над проблемой, уж очень ему хотелось попасть внутрь, но, судя по всему, этого не удастся сделать без чьей-либо помощи. На счастье вампира, недалеко показался человек в рабочей робе, похоже, техник, обслуживающий местные сети, на его груди маячил бейджик с надписью на английском «Начальник технического контроля». Тот, кстати, тоже заметил вампира, который был явно не на своем месте (особенно учитывая вырвиглазный вид), но Алекс опередил его, быстро приблизившись и начав промывать мозги.
- Скажи мне, мил человек, - соблазняюще произнес малкавианин, глядя прямо в глаза. – Ты хочешь вишневого варенья, вкусного вишневого варенья?
На лице рабочего отобразилось блаженное выражение. В Сингапуре не росли вишневые деревья ввиду слишком жаркого и влажного климата, а сам продукт – варенье – был просто непопулярен. Но слова малка ассоциировались у него с чем-то приятным и вкусным, с чем-то таким, что ему давно хотелось попробовать.
- Конечно хочу! – с готовностью подтвердил он, даже не задумываясь, зачем он вообще вступает в диалог с этим типом. – И ты хочешь. Все хотят вишневого варенья.
- Ну тогда отведай моего варенья, - сказал малкавианин, кусая себе руку и пуская кровь. – Очень вкусное варенье.
Алекс приложил свою кровоточащую руку ко рту блаженной жертвы.
Повинуясь неведомому голосу в своей голове, несчастный работник припал к запястью незнакомца, глотая едва теплую кровь и воображая себе поглощение каких-то особенных вкусностей. С виду оба выглядели более чем странно, но камер слежения здесь не наблюдалось, да и вообще редко заходил кто-то посторонний.
- А теперь, мой новый друг, - начал вампир с блаженной улыбкой. – Я хочу, чтобы ты помог мне. Провел вон в ту дверь, куда я войти без тебя, к сожалению, не могу. Ты поможешь мне?
Человек имел весьма заторможенный вид. Медленно, очень медленно он извлек из кармана пластиковую карточку и протянул малку, другой рукой при этом вытирая губы.
- Молодец мой друг, - похлопал своего гуля малк. - А теперь давай вперед, посмотрим, что внутри.
Вампир стал подталкивать свою жертву внутрь комнаты, самому заходить первым он не хотел.
Бормоча что-то неразборчиво на очень плохом английском, человечек стал медленно продвигаться к двери, трясущейся рукой пытаясь приложить карточку к панели. Наконец ему это удалось, что-то тихонько зажужжало, и раздался щелчок.
- Открыто, - сообщил человек, всем корпусом развернувшись к малку. – А… простите, я вас знаю?...
В его лице было больше европейских черт, нежели азиатских, однако что-то в нем все же выдавало полукровку. Худощавость, рост ниже среднего, гладкое плоское лицо – наверняка среди его предков были местные китайцы. Лет ему было, пожалуй, слегка за тридцать, внешность в целом приятная, однако без особых примет. Синий комбинезон, бейджик с указанием одной лишь должности – начальник технического контроля. Скорее всего, этот случайный встречный ошивался на техническом этаже в поисках неисправностей, за что можно было бы упрекнуть рабочих.
- Конечно… – сказал уверенный в себе и своих словах вампир, причем, он светился от счастья, словно говорил с блудным сыном. Но потом он добавил с хмурым: -  Нет. Ты теперь мой раб и, если не хочешь, чтобы я стал Джоном Уэйном Гейси, а ты - его первой жертвой, будешь делать что я говорю.
После чего вампир-маньячина обворожительно улыбнулся и силой развернул бедного рабочего на 180 градусов и толкнул вперед.
- Иди вперед и прокладывай мне путь, Сусанин-герой, - сказал Алекс, продолжая улыбаться. – Заходи в помещение, я за тобой.
Медленно, двигаясь словно во сне, человечек достал не пойми откуда плоскую прозрачную карточку и приложил к настенной панели. Та, пикнув и зажужжав, засветилась мягким зеленым светом. Дверь щелкнула, и человек, протянув руку, толкнул ее внутрь. После чего сделал ровно три шага внутрь помещения. Заглянув внутрь, вампир с разочарованием обнаружил, что это не более чем технический этаж под бассейном, расположенным на крыше Марина Бэй Сэндс. Поразительно – прошло практически двести лет со времени строительства этих трех башен, однако главная их достопримечательность – бассейн на крыше – по-прежнему функционирует, несмотря на то, что сами башни давно не являются частями элитного отеля. Что ж, обитатели верхних уровней явно не любят отказывать себе в материальных удовольствиях. Наверняка с крыши открывается великолепный вид на сияющий ночной город. Впрочем, Алекс пришел сюда не для того, чтобы любоваться окрестностями.
В помещении было темно, однако вампир с его острым зрением различил несколько шумящих чанов, толстые трубы, упирающиеся в потолок, несколько стенных терминалов с красными лампочками. Опутанный трубами этаж тянулся вглубь на добрую сотню метров, то есть, располагаясь практически под всей смотровой площадкой. И, не исключено, что здесь были еще какие-нибудь помещения.
Прислушавшись к своим ощущениям, вампир вдруг понял, что на этом этаже он сможет сделать ровно две вещи, которые получаются у него лучше всего. Во-первых, устроить катастрофу. Зачем – пока не понятно, зато выглядеть будет эффектно, когда несколько верхних этажей зальет водой из бассейна. Или когда вода в бассейне закипит. Или перельется через край. Вариантов было множество, особенно для столь изобретательного ума. Но была и вторая идея: под этим этажом наверняка находится пентхаус главы этого величественного здания. Тот самый, куда не добраться на лифте для посетителей. И чтобы добраться туда, возможно, придется все же устроить небольшую катастрофу.
- Ооооокей!!! – протянул вампир с любопытством, осматривая всё вокруг.
Красные лампочки на терминале весело играли своим светом, немного завораживая безумного Алекса. Так и хотелось понажимать на кнопочки и устроить адскую дискотеку с психами и наркотой. К сожалению, наркоты не было, а психов не больше одного человека… из двух. Не разгуляешься.
Стоило бы спуститься вниз, но так просто туда не попасть, можно было бы подорвать пол, но бомбы как назло не было. Может, есть другие варианты?
О существовании гуля малк уже забыл. Тот просто стоял, как упорыш, и смотрел куда-то в пустоту, но его хозяин наконец обратил на него внимания.
- Ладно, пирожок, иди поищи что-нибудь полезное, - приказал ему Алекс, а сам в этот момент решил поиграться с кнопочками на терминалах.
Вампир не уточнял, что именно полезного он хотел бы найти, ну да это уже не его проблемы.
Под словом «полезное» новообретенный гуль малка понял что-то свое, поэтому стал бесцельно бродить между конструкциями различного назначения, бормоча какие-то слова на китайском. Он очень целеустремленно искал это самое таинственное «полезное». А внимание малка переключилось на один из терминалов, который, конечно же, потребовал подтвердить доступ. Каким образом – пока было непонятно.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 005 - Багдадский Маскарад » Эпизод 6 - Остров льва