Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 002 - Колесо Дхармы » Эпизод 5А - Шибальба


Эпизод 5А - Шибальба

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Когда Лиир снова пришел в себя и открыл глаза (точнее, его глаза открылись сами по себе), то обнаружил, что сидит на полу каменного зала, а в рассеивающихся клубах тумана проявляются очертания Торесара Нанкиди по ту сторону магического барьера. Он попытался сдвинуться с места, сказать что-то, но его тело больше не принадлежало ему. Грозный некромант, страх и ужас всея Алариса, теперь был всего лишь марионеткой, любезно предоставив свое тело в бессрочное пользование некоему неведомому существу. Но что самое страшное – сам Лиир все еще сохранял свое истинное «Я» и прекрасно осознавал все происходящее, видел мир своими собственными глазами, но совершенно не мог взять под контроль свое тело, ставшее вдруг чужим и своевольным. Он попытался рвануться, крикнуть, сделать что-то, но вместо этого его руки деловито поправили капюшон, ощупали бледное лицо, нашарили на полу посох, и мозг дал команду ногам – подъем. Тело тяжело поднялось на ноги, руками поправило складки плаща, повесило на плечо походную сумку. И тут Лиир впервые познал чувство истинного страха и отчаяния. Он оказался заперт в собственном теле без права шевельнуть хоть какой-нибудь мышцей, сделать хоть один шаг по своему желанию. И никто вокруг – совсем никто! – не знал о том, что его тело стало тюрьмой для порабощенного сознания.
Торесар же наконец увидел, что туман рассеялся, и посреди каменного зала стоит его ученик – живой и невредимый, разве что нос в крови. Стоит и смотрит на него немного вызывающе, но вроде не ранен, не в умирающем состоянии, да и вообще не боится ничего.
- Учитель, - сказал Лиир слегка удивленным голосом. – Какой приятный сюрприз.
При этом настоящий Лиир, запертый в собственном теле, вдруг осознал, что не может ни словом, ни взглядом дать понять Торесару, что его телом управляет другое существо. Это породило настоящую бурю эмоций в его сознании.
Старик не стал отвечать сразу, как и заходить внутрь барьера, он лишь осматривался по сторонам, собирал какие-то части мозаики в своей голове. Тот туман из смеси маны Лиира и варпа, что только что рассеялся, свидетельствовал о том, что тут участвовал какой-то демон. Подкрались нехорошие мысли о том, что Лиира все-таки поработил демон, но странное чувство, словно запах мешал общей картине.
- Искуситель, - произнес вдруг некромант. – Слабый след, словно он был тут лишь мгновение.
Непохоже, что Лиир призывал какого-то демона варпа, кажется, он тут был вообще пролетом, если можно так сказать. Впрочем, какие-то эманации в воздухе подсказывали некроманту, что это был далеко не рядовой демон, Лиир бы такого призвать не смог, никто бы не смог. Тогда что же смешивалось с маной Лиира в воздухе? Наиболее вероятный ответ не очень обрадовал Торесара.
- Я не твой учитель, - ответил старик, оскалившись в злобе. – Назови свое имя, чью жизнь я должен оборвать?
- Ты чего, учитель? – возмущенно воскликнул Лиир. – Все еще злишься на меня из-за той девицы? Да брось, я ее давно отпустил восвояси, она оказалась слишком глупа, чтобы служить Тьме.
- Не путай мне мозги, сволочь, - Торесар, глядя на своего ученика, сплюнул от отвращения. – Я знаю, что ты и на что способен. Я многое узнал из фресок Хаудалае и гробницы демонов, а также от демона, который изначально планировал использовать Лиира.
Некромант сделал несколько шагов вперед и остановился прямо перед краем барьера. Он протянул руку к невидимой и неосязаемой стене, но больше ничего не делал.
- Скажи мне, лжебог, – спросил Торесар. – Каково это провести тысячи лет во тьме, за печатью настоящей богини?
«Так вот кто ты, - ухмыльнулся Лиир, его буря эмоций уже спадала, он готовился ждать, просто ждать, - так это тебя уже разок заперли? Вот мой учитель тебя еще раз запрет. Этот барьер не так прост, его создавали поколения, чтобы нечисть удерживать внутри».
Шипе-Тотек занервничал. Он явно не ожидал, что покоренный им носитель еще будет в состоянии что-то вякать и мешать сосредоточиться.
«Заткнись, - мысленно прикрикнул на Лиира гоа’улд. – Не думаю, что мне представляет угрозу старик, который не удосужился даже объяснить своему ученику, что нельзя доверять незнакомцам».
Торесару же он ответил, изображая крайнюю степень возмущения:
- Учитель! Ты не в себе. Это же я, Лиир, и я понятия не имею ни о каких лжебогах. Да, здесь был демон, и очень сильный, а еще мелкий демон, но я от обоих избавился. 
- Избавился? - Торесар сильно удивился, настолько, что убрал руку от барьера, чтобы ничего случайно не изменить в его свойствах. – И как их звали, этих демонов?
Некромант был уверен, как минимум на 80%, что его ученик одержим, назвать эту девку, перед которой он чуть ли не преклонялся, «мелким демоном», что-то очень серьезное должно было произойти, чтобы он в ней засомневался. Например, его убедили в этом, но тогда тот, кто убедил его, должен был бы быть потенциальным союзником, которым бы Лиир воспользовался для сражения со своим учителем, и если бы он получил силу от своего союзника, то они бы не мило болтали, а уже сражались. С другой стороны, он наверняка мог вести себя так, чтобы Торесар вытащил его из барьера, но Лиир не идиот и должен понимать, что его учитель с легкостью им пожертвует.
- Как ты от них избавился? – добавил он вопрос.
- Имен их я не спрашивал, не до того было, - невозмутимо отвечал Шипе-Тотек, старательно копируя поведение Лиира, выуживаемое по крупицам из его памяти. – Один был огромен, как вся эта крепость, и если бы потолок не обрушился со временем, демон проломил бы его головой. Неужели ты не чувствуешь остаточной энергии этого существа?... А второй просто мелкий демон, называющий себя Смертью, я велел ему оставить меня – и он исчез. Что за странный допрос, учитель?
- В том-то и дело, что чувствую, - печально вздохнул Торесар, теперь он точно знал, что разговаривает не с Лииром. – У Лиира бы не хватило сил справиться с демоном такого уровня, к тому же его пребывание здесь было слишком недолгим, иначе следов было намного больше, а ты бы лежал мертвым, или ещё чего хуже. И ты думаешь, я поверю, что ту, кого Лиир считал своей хозяйкой, он назовет мелким демоном, даже после того как он узнает правду? Ты просчитался, хоть ты и занял его тело, ты не можешь полностью повторить его личность. Ещё раз спрашиваю, как твое имя!?
Старик заорал, он был в гневе, причем, в неслабом. Его аура колыхалась, как дикий огонь крематория, а его рука рисовала какие-то символы прямо на барьере, кажется, он собирался запечатать это место.
Лиир – настоящий - от души заржал. Он уже отошел от первичного шока, и его разум искал план, он тянул знания из червя и сам подсовывал ему свои воспоминания в правильном порядке:
«Вот тебе и пришел конец. Ты думал, что будешь на коне, но маленько обломался. Ты ведь чувствуешь эманации, моя хозяйка с моим учителем, а значит, моя сила сейчас ничтожно мала и не берется в расчет. Ты сам себе вырыл могилу. То место, откуда я тебя вытянул, было менее защищено, чем эта площадка. Да, я здесь попался, но ведь мою душу могут извлечь, но тебя - нет. Наша магия смешалась, и тем способом, что я указывал, тебе не вырваться». 
Лиир показывал свое ликование, но там, в самой глубине, он понимал свое положение, но в эту глубину он никогда никого не пустит.
« Ты еще более глуп, чем я. А ведь я предлагал уйти обоим. Но ты поспешил, вот и наломал дров. Запомни хорошо остовы этих колон и стен. Ты их будешь видеть вечно. Моя жизнь сейчас ничего не стоит».
Ярослав вбежал в зал, где предположительно был наниматель и.... резко остановился. Перед ним разворачивалась умильная картина: Торесар стоял с одной стороны какого-то барьера и кричал на какого-то хмыря с другой. Судя по действиям старика, он собирался атаковать «хмыря». Немного подумав, Ярослав вытащил меч, выставил перед собой щит и двинулся по кругу, чтобы, если что, атаковать того, на кого кричал старик.
«Вдох, выдох, успокоиться, это такой же человек из плоти и крови, и его можно убить в случае чего», - успокаивал себя бывший стражник.
Шипе-Тотек лениво оперся на посох Лиира и наигранно вздохнул, всем своим видом демонстрируя презрительное отношение к этой кучке суетящихся человечков. Он бы еще задержался здесь, дабы поиграть на нервах Торесара, но его ждали более важные дела. Захватить Вселенную, например, - чем не важное дело?...
«Какие же вы оба жалкие», - презрительно сообщил он Лииру. Ярослав же вообще не удостоился никаких комментариев относительно своей персоны, его Шипе-Тотек намеренно не замечал.
- Да ты действительно выживший из ума старик, которому давно пора отправляться в варп, - небрежно бросил он на реплику Торесара. – Неудивительно, что даже твой ученик захотел тебя убить. Даже старый Юй, который две тысячи лет назад уже был ходячей древностью, не так сильно раздражал меня своим маразмом. Что ж, рад был познакомиться, Торесар Нанкиди. На этом наши пути расходятся. И прими добрый совет от мудрого незнакомца – не набирай больше учеников, потому что учитель из тебя – как из Ра образец интеллекта.
Пока демон в теле Лиира говорил свою речь, вокруг него начал сгущаться фиолетовый туман.
Этот туман слегка озадачил старого некроманта, буквально на мгновение, но потом он понял, что происходит, и это заставило его прекратить перенастраивать барьер. Одним движением руки Торесар просто сорвал его к черту и прекратил его действие, он рванул на всей своей возможной скорости к своему противнику.
- ЯРОСЛАВ, В СТОРОНУ, ОН УХОДИТ В ВАРП! – Закричал старик, беспокоясь, как бы варп не повлиял на его спутника. – Никсис!
Тень бывшего демона мгновенно обратилась вороным мечом в живой руке старика, выйдя из его тени. Некромант замахнулся для удара, одновременно выставив вперед мертвую руку.
- Morta, morta, morta! – из руки некроманта стали вырываться черные стрелы.
Ярослав решил послушать совета Торесара и кинулся в сторону, в который раз проклиная себя за то, что не остался перед входом, и постоянно повторяя про себя: «Господи, ниспошли свой чудодейственный свет, И да выведет меня он из тьмы». Он уже жалел, что вообще ввязался во всё это, но возвращаться уже было поздно.
Шипе-Тотек ухмыльнулся, и это был настолько не по-лиировски, что Торесар внутренне содрогнулся – в этом последнем жесте проявилось истинное лицо демона. Ничего более не сказав, гоа’улд перехватил поудобнее посох Лиира и шагнул в открывшийся варп-портал, после чего исчез в нем. Меч Торесара пронзил пустоту.
«Готовься к веселому путешествию, Лиир», - сказал Шипе-Тотек своему незамолкающему «соседу».
- НЕТ! – крикнул некромант в пронзенную пустоту, когда понял, что опоздал. – Нет! Черт, черт, черт!!!
Тень Никсис опять вернулась в тень некроманта, пока тот от гнева лупил кулаком по камню на земле до тех пор, пока его костяная кожа не оказалась разодранной, и не потекла кровь.
- Черт побери, Ярослав, - едва не провыл старик, медленно вставая на ноги. – Мы упустили его, мы упустили этого бога, и теперь весь мир под угрозой!
Ярослав прикрыл глаза рукой, пытаясь собраться с мыслями, затем сказал в пустоту:
- Итак, что мы имеем: какой-то придурок использовал ритуал, но так как он страдает полным даунизмом, доверился демону, тот захватил его тело, а затем сбежал, а теперь всему миру может наступить наиполнейший пиздец из-за него.... весело, весело,  -  тут бывший стражник повернул голову к Торесару. – Ладно, спасём мы мир, куда денемся.
- Следи за языком, ратник, когда говоришь о том, чего не знаешь, – Торесар был зол, очень зол, и Ярослав очень некстати стал говорить ему под горячую руку, благо старик был достаточно благоразумен, чтобы держать себя в руках. – Изначальным виновником всего этого был тот демон, которого мы встретили по пути сюда, он рассорил меня с моим учеником Лииром и, чтобы добыть силы для борьбы со мной, он пошел на сделку с демоном. У него не было иного выбора, он знал, что я его попытаюсь убить.
Усталый некромант сел на осколок какого-то камня и вытер пот со лба, он думал о том, что делать дальше. Сбежавший демон был силен, очень силен, но вряд ли его сила настолько велика, что могла захватить и уничтожить мир. Ему наверняка понадобятся осколки камня Ра – бога, побывавшего тут очень давно, судя по фрескам. Этот лжебог появился тут только после того, как Ра покинул этот мир — это значит, что этот демон его очень боялся, только так можно было объяснить тот факт, что он появился на Аларисе только после ухода Ра. Возможно (а скорее всего, наверняка) причиной этого страха и был тот самый глаз Ра, но ему не повезло наткнуться на Лилит, которая замуровала этого недобога в гробнице и поставила стражу. Кстати о страже.
- А где же она была? – вдруг спросил сам себя некромант, вспоминая слова Никсис о том, что ему придется проникнуть в паутину, если он хочет найти способ вытащить из Лиира этого бога. – Никсис, появись!
По команде своего господина тень демона предстала перед Торесаром.
- Два вопроса. Первый, когда Лиир был в гробнице демонов, он встречал стражницу-эльдарку? Если да, то где она теперь? Второй, ты знаешь имя этого лжебога?
Тень пошла мелкой рябью – должно быть, это означало сомнение и задумчивость. «Помявшись» таким образом немного, Никсис ответила бесстрастно, но с искорками лени:
- Да, Лиир говорил со стражницей, та пропустила его в гробницу, но где она сейчас - не имею понятия. Ты же лишил меня способности смотреть через варп, некромант. Не думаю, что дура-эльдарка вообще знала, что конкретно она охраняет. Полагаю, она думала, что сторожит Великого Нечистого, высшего демона Дедушки Нургла, ха-ха-ха. Что же касается твоего второго вопроса, некромант, также не могу знать имя этого демона. Знаю только, что он пришел из варпа и очень опасен.
- У эльдаров развито чувство долга, вряд ли бы она покинула гробницу по своей воле, - после некоторых раздумий произнес Торесар. – Я не знаю, где искать Глаз, я не знаю, где искать паутину, и уже тем более, я не знаю, где искать Лиира. Единственная зацепка - та стражница.
Цыкнув, некромант приказал Никсис вернуться опять в тень, а сам пошел к выходу.
- Сейчас единственные варианты — это гробница и эльфы. Ярослав, у меня есть для тебя поручение, – сказал старик, повернувшись к ратнику. – Даже если уже не хочешь работать на меня, у тебя нет выбора, ибо судьба мира зависит от нас. Ты должен отправиться в деревню эльфов в Солнечном лесу, сообщить им о том, что здесь произошло, предупредить их. Потом ты должен отправиться на поиски осколков Глаза Ра, этому лжебогу они будут необходимы, если он хочет осуществить то, что он хочет. Я же отправлюсь в гробницу демонов и попробую найти эльдара-стража, нужно выяснить, как вытащить этого демона из Лиира, и найти его самого. Ступай!
После чего старик скрылся во мраке лестничного проема.

0

2

Фум, естественно, увидел двух непрошеных гостей и тут же принял человеческую форму. В конце концов, кому нужен заблудившийся в пустыне старик?
При приближении к пирамиде Феерон в пустыне обнаружил какого-то старика и подал лапой знак своему товарищу Элдариону и остановился.
- Стой... Он мне кого-то напоминает, - произнес белый дракон, слезая с транспорта.
- Ты куда? - усмехаясь, спросил его Элдарион.
- Я его знаю... Я его встречал тогда... Во время первой высадки. Айнура сказала, что чувствует в нем опасность.
"Хищник" удивился весьма сильно.
- Этого старика? Неужели? Неужели планета настолько тесная, что подобное вообще возможно?
Феерон тихо вздохнул.
- Возможно... При условии, если на планете не всё идёт путём.
Дракон решил медленно приблизиться к своему "знакомому", предварительно заручившись поддержкой своего товарища, который остался несколько позади, внимательно следя за Феероном.
- Здравствуй. Помнишь меня? - произнёс белый дракон, останавливаясь в десятке метров от Фума.
- Как же тебя не помнить, - осклабился какарнатарец,- уже, наверное, этим эльдарам продался, они тебе хорошо заплатили... Только остроухие - захватчики на этой планете, а один из них спёр реликвию коренных жителей, сечёшь, дорогой? Ты же у нас весь такой добрый, а служишь злу... нехорошо...
- Ревиклию? Да. Мне что-то говорили про нее. Возможно, нам стоит выяснить ее. - Феерон обернулся в сторону "Хищника", который, разумеется, всё слушал, но не понимал о чем речь. - Мы пока ни на чьей стороне. И Эльдары нам не союзники на самом деле, - пожимая плечами, заявил Феерон. - Наша цель здесь - это разведка, и не более. Может, расскажешь про ревиклию что либо?
- А, реликвия... Про реликвию мне рассказала эльфийка Сетандра, ныне покойная, - сказал Фум,- погибла в бою с воришкой-эльдаром. Я пытался ей помочь, но не вышло. А ещё там, в лесу, один эльдарский корабль сел  - вот так.
Фум почти говорил правду. Правда, не всю - он утаил, что на пару с Сетандрой хотел насолить эльдарам и забрать реликвию себе, уже без Сетандры. Да и не знал он, что Сетандра не умерла.
- И что предлагаешь делать? - решил вмешаться спутник Феерона, дракон Элдарион. Феерон, прищурившись глянул на него.
- Эльдарский корабль. Похоже, у них хорошо развита разведка, раз на то пошло. А зачем только реликвия? Что в ней такого поразительного? Она обладает какой-то неведомой силой? Или является очередной безделушкой, которой непонятно зачем стали придавать особый смысл? - решил уточнить Феерон.
Если уж эта безделушка ничег оне стоит, то и драконам делать тут нечего. Зачем влезать в чужие разборки? Лучше уж остаться наблюдать, а потом, когда все стороны ослабнут, прийти и забрать то, что нужно.
- Силой? А зачем тогда, по-твоему, она эльдарам? - Фум нехорошо прищурился.- Она ради этого дралась с эльдаром. Вот что я тебе скажу, Феерон, или как там тебя... во время моего последнего странствия я видел такое, что тебе и не снилось. Эта "безделушка", возможно, часть артефакта, который оставил на этой планете межзвёздный тиран, именуемый Лордом Ра. А ещё тут жили существа, поклоняющиеся Ньяру-Осквернителю, слыхал про такого? Вещицу надо вернуть, ибо сам тот эльдар не знает, что делает. А возможно, хочет захватить планету, он и его остроухие родичи.
- Ну хорошо. А что ты предлагаешь тогда? Присоединиться к тебе, Фум? - спросил задумчиво Феерон, вновь переглядываясь с Элдарионом.
- Если оно того стоит, то почему бы и нет? - предложил чёрный дракон белому.
- А расскажи лучше еще про тех существ, что поклоняются Ньяру. Мне это уже как-то... не по душе. И куда стоит вернуть вещицу?
Феерон решил выведать как можно больше в этом вопросе. Всё же он видел, что здесь, на Аларисе, не всё ясно и очевидно, как казалось бы. И что им, драконам, еще тут предстоит сыграть не последнюю роль в этом.
- Ньяру? Они, видимо, вымерли, так как их "дворец", или как его называют эльфы, Хаудалае ,стоит пустой, я там был с эльфийкой ... скрывался от дождя, - сказал Фум, - это рогатые существа с копытами вместо ног... были, ибо их уничтожил народ каких-то лягушек, судя по фрескам замка. А про вещицу могла бы сказать эльфийка, но, увы, она погибла....Возможно, что нужно отыскать её поселение и вернуть реликвию туда. - Закончил своё повествование Фум, скромно умолчав о том, что Око Ра прежде всего нужно ему, а не местным жителям.
- Можно... - предложил Феерон, пожимая крыльями. – В принципе, мы во времени не ограничены. А что ты можешь рассказать про эту пирамиду, где мы сейчас стоим? Почему мы здесь улавливали устойчивые радиосигналы?
Белый дракон всё никак не мог понять, что же это была за пирамида. Должно быть... это был какой-то ретранслятор или передатчик. Кто знает? Что-то, помнится, ему рассказывали, что подобные структуры, возможно, наследие древних цивилизаций, которые тщательно маскировали свои технологии, и большинство из них до сих пор не были разгаданы. В любой случае Феерону еще предстояло всё это подробно изучить.
- Будь внимателен... - тихо шепнул ему второй дракон, Элдарион, выводя белого из потока мыслей.
- Ты это к чему? - спросил его Феерон.
- Не доверяй всем подряд. Ты слишком наивен порой, - завершил чёрный и отстранился от Феерона. Естественно, сказал он это всё так, чтобы Фум не слышал.
- Пирамида... - Фум заметил, что чёрный нагнулся к Феерону, но так и не увидел, что он делает. - Пирамида? Этого я не знаю. Наверное, опять какое-то капище няьропоклонников, которых уничтожили лягушкообразные.Во всяком случае, может, это поставил Ра – гоа’улды любили такое ставить, на пирамиды вроде этих приземлялись космические корабли гоа’улдов. Гоа’улды -проклятая раса, паразиты галактики. Они похожи на червей, которые въедаются в мозги разумных и подчиняют их своей воле...Хуже ньяропоклонников. Но она заброшена, и эти твари уже, видимо, забыли про эту планету.
«Что здесь вообще происходит? Гоа'улды, лягушкообразные... Куда мы попали?» - задумался дракон, прищурившись и понимая, что с таким драконы сталкиваются впервые.
- Но будем надеяться, что мы их здесь не встретим, - добавил вслух Феерон, кивая. - Ну так куда отправимся?
Белый дракон обернулся в сторону черного и сделал ему знак, сказав:
- Элдарион,  прикажи возле пирамиды разбить временный лагерь. Мы сделаем разведку.
- Ладно, - согласился тот и нехотя отошел от белого дракона,  возвращаясь к своим.
- А мне что делать? - спросил Фум. - Или вы забыли про меня?
- Мы же вроде хотели как-то вернуть артефакт, не? - решил уточнить дракон.
- Да. Но думаю, не сразу это надо делать, - заметил Фум. - Для начала надо разведать слабые места противника. А они у эльдар должны быть. Иначе бы этот Феон не воровал артефакты.
- Хорошо. Предлагаешь отдохнуть или как? - оглянулся на секунду дракон к своим товарищам.
Те в это время уже перетаскивали странное на вид оборудование к пирамиде и ставили временный лагерь там возле нее. Через десять минут всё уже было готово - и временные убежища из органики, и всю "технику" и оборудование перенесли. Однако когда Элдарион достал сканер, он неожиданно запищал.
- Слушай. Феерон. Мне кажется, нам стоит обследовать пирамиду изнутри. Тот сигнал, что мы уловили, он неспроста.
- Да. А где тут вход? - спросил белый дракон у него.
- С другой стороны.
Дракон, пожав плечами, взял с собой Элдариона и оглянулся в сторону Фума.
- Ну как? Пойдешь исследовать пирамиду?
Тут Фум подумал и решил, что в пирамиде, возможно, есть ещё какие-нибудь части Глаза Ра. Вслух же он произнёс:
- Это весьма интересно. Можно спуститься и посмотреть, что же это за строение. Да, я с вами.
- Тогда пошли, - сказал Феерон и стал обходить пирамиду вокруг.
Элдарион и еще один дракон, а вернее, драконица, следовали за ними со сканером на запястье. Писк всё усиливался, пока наконец Элдарион не указал на стену пирамиды.
- Здесь, - произнес черный, и Феерон остановился.
- Тааак... Посмотрим, - тут он начал щупать стены пирамиды на признаки каких-нибудь рычагов и особенностей.
- Ты осторожней, - предупредил Фум, - ещё на воздух взлетим. Мало ли какие здесь ловушки...
- Хорошо. А ты видишь какие-нибудь признаки двери тогда? - спросил Феерон, отстраняясь от стены пирамиды.
- Вход, скорее всего, под землей, - пояснил Элдарион.
- Правда? Тогда надо прокопать.
- А инструменты есть? - спросил Фум. - Я хоть и ввиде старика-человека, но копать, честно говоря, не умею.
- Есть. Скоро притащим его тогда. - ответил дракон.
Элдарион махнул лапой драконице.
- Принеси особый бур.
Та ответила что-то и удалилась. А остальные стали ждать.
А в пустыне тем временем развернулись настоящие буровые работы. Голубое солнце уже пересекло половину небесной сферы и теперь висело прямо над головой, а у стены пирамиды появилась глубокая шахта, более десяти метров глубиной. А стене конца-краю не видно, словно пирамида вырастала из самого центра планеты. Под широким слоем песка начинались глинистые слои почвы, затем – каменные, которые трудно поддавались бурению. Как бы там ни было – работы вскоре пришлось прекратить, ибо перспективы были непредсказуемые. Драконы разошлись отдохнуть, а Фум разлегся в тени пирамиды. Песок уже изрядно нагрелся, и было очень жарко.
По прошествии еще неопределенного количества времени один наиболее заинтригованный тайной пирамиды дракон – вернее, драконица, - позвала Феерона и показала ему свой планшетный сканер. На матовой черной поверхности были отчетливо видны контуры основания пирамиды, находящегося на неизвестной глубине, однако где-то прямо под песком пролегал малозаметный тоннель, обрывающийся в пирамиде и начинающийся прямо в песке, где визуально, если смотреть с поверхности, никакого тайного прохода не было. Начав копать в том месте, где тоннель обрывался, драконы нашли старый полуразрушенный колодец, засыпанный песком.
- Вы там поосторожней, - сказал Фум, - когда полезем в пирамиду. Там могут быть Тху. Отвратные твари, вроде летучих мышей, но с совиными лапами и человечьими лицами, любят развалины старые. Их ещё крылатыми нежитями называют, хоть они и довольно живые. Мерзкие твари. Как увидят блестящее, так и норовят его стащить - даже если это глаз...

0

3

Лес был, как обычно, недружелюбен, он никогда не был дружелюбен, учитывая, как он давил на психику обычных людей своими могучими кронами, закрывающими небо и солнце. «Дремучий» - так подобные леса называл простой люд. Это звучало очень забавно, если вспомнить, что название леса Солнечный. Впрочем, дремучим он был лишь перед руинами, из которых он шел, дальше деревья редели, становились меньше и… радостнее, что ли. Тем не менее, более гостеприимным он не становился, дикие звери и прочие твари жадно смотрели на некроманта, но благоразумно не нападали, инстинкт им подсказывал не трогать мрачного старика в капюшоне, и не только им. Старик несколько раз замечал засады бандитов, ждущих неудачливых путников, но на Торесара они не нападали, либо посчитали, что с такого бродяги ничего не взять, либо тоже понимали, что все могло бы закончиться печально.
Идти до гробницы пешком было очень тяжело и долго, некромант надеялся найти какое-нибудь ездовое животное, чтобы отправится на нем, но преданных магам трупоедов по пути не попадалось, к сожалению, однако попались идиоты из числа бандитов. Их было всего трое, и один из них наиболее богато одетый (если так можно было назвать замызганную одежду, снятую с какого-то торговца), вооруженный мечом и кистенем, был на коне и гадко улыбался, преградив некроманту путь, двое других были одеты в какие-то рубища, вооруженные вилами да плохо выточенными дубинками.
- Стой, старик! Не спеши, - главарь бандитов выставил в направлении Торесара свой меч, двое других тоже стали угрожать вилами. – Эта дорога контролируется атаманом Бугуртом, плати, если хочешь пройти, старик!
Бандиты рассмеялись, явно не рассчитывая получить от некроманта сколько-нибудь серьезного сопротивления.
- У тебя есть выбор, щенок, - голос некроманта нес такую угрозу, что бандиты слегка дрогнули, однако это недостаток мозгов, похоже, не восполнило. – От выбора зависит твоя судьба. Либо уходи, либо умри.
- Ты угрожаешь, старик? – похоже, потаенный страх у лидера этой троицы полностью сменился на гнев, и он занес меч для удара.
- Morta! – некромант направил руку ровно в голову бандита, и сорвавшаяся с пальцев старика черная стрела пробила его лоб.
Мертвый бандит упал с лошади позади своих подчиненных, те не сразу поняли, что случилось, а когда сообразили, то уже не скрывали испуга, правда, и убегать не торопились, все-таки их было двое против одного. Они направили вилы на старика и хотели было пойти вперед.
- Идиоты, - сказал лишь Торесар за мгновение перед тем, как за спиной одного из нападавших образовалась Никсис и рукой пробила грудь, вырвав продолжавшее стучать сердце.
Второй бандит поник безвольным трупом на руке могущественной Никсис, глядя стеклянными глазами на свое сердце в руке этой тени. Последний бандит понял, что дело швах, и поспешил ретироваться, но был схвачен за ноги ожившим главарем, ставший неупокоенным зомби, жизнь кричащего от ужаса бандита оборвалась в гнилых зубах зомби.
Вскоре за спиной некроманта появились остальные бандиты, человек 16-18, старик не удосужился подсчитать точно. Среди них был один прилично одетый (действительно прилично) в богатые одежды, широкоплечий, густобородый, хорошо вооруженный, в том числе самострелом, который, впрочем, он не торопился приводить в действие.
- Это ты атаман Бугурт? – спросил старик, заранее зная ответ. – Я сделал свой выбор, вы не уйдете. Эта ваша судьба.
Бандиты неслабо так испугались, все в буквальном смысле дрожали, как осенние листы, но вот Бугурт был более спокоен.
- Постой, темный, - сказал он. – Отпусти нас с миром и проходи, не губи наши жизни.
Торесар задумался, он заметил, что многие из них были на конях, а потому улыбнулся. Действительно, обменять их жизни на коня - это хороший вариант… их судьба неопределенна… пока.
- Отдай коня, и ступайте, - сказал некромант, подходя к разбойникам.
Бугурт сделал знак одному из своих, и тот, спешившись, отдал своего коня некроманту, старик сразу же сел на него.
- Если здесь будет проходить воин по имени Ярослав, пропустите его, больше мне от вас ничего не надо, - произнес напоследок Торесар и, пришпорив коня, отправился дальше к гробнице демонов.
Разбойники же отправились назад к своей стоянке, явно радостные оттого, что легко отделались.
Голубое солнце стояло еще высоко, когда старый некромант приехал туда, откуда начал бешеную погоню по следам Лиира. Он благоразумно не приближался к городу Эарутни, дабы не вызвать негативной реакции у местных жителей. И вот наконец он снова очутился около черного зева подземной гробницы. Что он собирается найти здесь, чего не увидел в прошлый раз? Будут ли здесь ответы на те вопросы, которые Торесар еще даже не сформулировал?...
Все его мысли были заполнены встречей с Лииром – вернее, с тем, кто контролирует его разум. Торесар был уверен, что Лиир освободил-таки ложного бога – того самого, о котором рассказали фрески Хаудалае и гробницы – и теперь каким-то образом находится под его влиянием. Но Торесар понятия не имел, как выглядит этот «ложный бог». На фресках он изображался человеком, условно, схематически, но рядом с Лииром не было никакого другого существа. Разве что этот лжебог был невидим, но Торесар бы наверняка почувствовал чье-то присутствие. Или лжебог вообще где-то в другом месте и управляет оттуда Лииром, как марионеткой.
Знакомый вход, знакомый спуск, знакомая грязь. Уходя в темноту гробницы, некромант даже не предполагал, что вернется в это место, по крайней мере, так быстро. Фрески, которыми были исписаны стены этого места, были уже не нужны старику, его интересовало то место, где он почувствовал присутствие могущественного демона, как минимум равного тому, который не иначе как заблудился, явившись в то же место, где лжебог овладел его учеником. А ещё там была могущественная печать, пожалуй, даже слишком могущественная, такую не наложить без жертвы, старик посчитал, что раз он не встретил там эльдара-стража, то, возможно, просто потому, что страж пожертвовал собой, запечатав кого-то.
- Как всё запутанно, - произнес некромант, когда он наконец достиг места, правда, что делать дальше, он не представлял или представлял, но в голову влезли другие вопросы, которые можно было решить здесь и сейчас. – Я хочу задать вопросы, выходи.
В ответ на зов перед некромантом встала тень Никсис, которая сливалась с окружающей тьмой, но старик, впрочем, легко её различал.
- Во-первых, опиши демона, что поработил Лиира, - сказал старик. – Во-вторых, расскажи всё, что знаешь о паутине и эльдарах.
Никсис слилась двухмерной тенью со стволом ближайшего дерева. Дерево зарябило и задрожало.
- Ну… - протянула тень задумчиво. – Он выглядит как обыкновенная змея, не очень большая. Но потенциал магической силы у него сравнится с тем, чье имя боятся произносить даже лунные жабы. Мне не известно его имя, но я могу сказать, что он один из сильнейших демонов, каких мне только приходилось встречать в варпе. Но одновременно он не демон. Полудемон, если можно так сказать. Изначально он не был порождением варпа, я думаю. Не спрашивай, откуда он взялся – этого мне знать не дано. Но есть тот, кто может тебе помочь. Этого старого козла зовут Эльдрад Ультран, он эльдар. Эльдары построили Паутину – сеть тоннелей, позволяющей им свободно перемещаться по варпу – и где мы, демоны, не можем их достать. Сволочи ушастые. Найди Ультрана, расскажи ему о твоем ученике – и, возможно, он отведет тебя в Паутину. Тебе нужно добраться до очень далекой планеты… очень далекой…
Торесар разочарованно положил руку на лицо. Для полного счастья ему как раз не хватало побывать на других планетах, когда на этот чертов «червяк» в любой момент может найти Глаза Ра и завоевать Аларис.
С другой стороны, выбора особо не было, так как некромант понятия не имел, где искать осколки Глаза.
- Ладно, - смирился старик и опять взглянул на Никсис. – И ты знаешь, где найти этого Эльдрада?
- В землях эльдар, но это очень далеко отсюда, - ответило «дерево». – Между прочим, недавно здесь был сильный псайкер. Полагаю, этот тот самый страж, которого ты ищешь. Эльдарским духом несет, уж я-то чувствую.
Старик задумался, он тоже ощущал что-то подобное, но не придавал этому большого значения до слов Никсис. Псайкеры и маги одинаково были чудотворцами, влияющими окружающее пространство, но сходство на этом, впрочем, заканчивалось, далее методы использования энергии, как сама энергия, сильно различались. Общим мог быть лишь источник, некий «варп», но Торесар сомневался в правильности данной теории, хотя, однако, не мог оспорить.
Тем не менее, след эльдара ощущался, хоть и не очень четко, видать, много времени прошло с её (его) ухода. Стоило воспользоваться этим следом и попытаться выследить звездного остроухого.
- Воспользуемся этим слабым следом, пока он полностью не пропал, - сказал некромант, вставая. – Если повезёт, то мы также узнаем у эльдаров местоположение остальных осколков Глаза Ра. В конце концов, это их богиня расколола его… ну или за кого они там почитают Лилит. Кстати, Никсис, что за твари тут были заключены кроме того лжебога?
Дерево зарябило, и тень медленно выплыла из него.
- Тебе их имена все равно ни о чем не скажут, старик, - категорично заявила бывшая демоница.
- Ты права, - согласился он, потерев подбородок. – Ладно, уходи в тень.
Торесар тем временем попытался определить, куда ведет отпечаток следа эльдарки, если он куда-то вообще ведет.
- Между прочим, - добавила вдруг Никсис, высунув голову из тени Торесара, - я бы на твоем месте поторопилась. Ибо поверь моему бесподобному чутью – грядет нечто очень плохое, - и скрылась.
Как бы Торесару ни хотелось это признавать, след эльдара вел по направлению к Эарутни. И это было не очень хорошо, учитывая, как местные жители не любили колдунов.
Старик лишь цыкнул про себя, каждая секунда лишь добавляла проблем, особенно если учитывать, что идти ему теперь в город, где его и так уже встречали не самым гостеприимным образом.
- Не отвертеться, значит, - вздохнул некромант и пошел к выходу.
Уже снаружи, сев на оставленного у входа коня, достаточно смелого, чтобы не порвать привязь и свалить куда подальше от этого места, старик взглянул на небо. Он тоже чувствовал приближение какого-то ужаса, но это уже было обусловлено недавним событием с его учеником, теперь он постоянно чувствует, что что-то плохое может произойти в любую секунду.
- Эарутни… значит? – некромант с тоской посмотрел в сторону, где располагался этот город, и пришпорил коня. – Нравится - не нравится, скачи, моя красавица.
Ничего другого и не оставалось, темный маг поскакал в лес, в сторону города.
Приближался жаркий полдень, когда голубое солнце стояло почти над головой. В Эарутни как раз началась полуденная «сиеста» - как сказали бы на Земле. Городская стена за сутки была почти отстроена, и сейчас рабочие явно отдыхали где-то. Присутствие некроманта пока осталось незамеченным, и это было только на руку Торесару, потому что он чувствовал – эльдара в городе нет. Его след уводил куда-то дальше, сквозь лес, в сторону пустыни. Тогда зачем зазря беспокоить местных?... Конь поскакал через лес и замер на границе Красных Пустошей, фыркая и отказываясь идти дальше по раскаленному песку. Да Торесар и сам чувствовал, что ехать дальше – гиблое дело. Красные Пустоши, эта бескрайняя пустыня песка и стекла, никого не оставляла в живых. Вчера он уже ощутил ее губительный жар недалеко от Летучих скал, хотя там было близко море… Но след эльдара уходил прямо через пустыню. Неужели этот олух решился пройти через смертельные пески?... Впрочем, возможно, эльдары выносливее людей – недаром Лилит оставила в качестве стража именно эльдара. И все же Торесар чувствовал, что его путешествие здесь закончено. Страж ускользнул в пустыню.
От красных песков исходил смертельный жар, они все больше накалялись под полуденным голубым солнцем, а над горизонтом уже давно взошло второе солнце Алариса. День обещал быть жарким.
Выбора больше не было, раз эльдарский страж был ндоступен, оставалось лишь идти в сами земли эльдар. К сожалению, путешествие это будет слишком долгим, а припасов у некроманта уже не было. Необходимо было пройти через Летучие скалы и Лучистое море, идти через плато Лэнг вплоть до леса, где и было поселение этих остроухих.
- Придется вернуться в Эарутни за припасами, - вслух подумал некромант. – А оттуда через лес к Летучим скалам. Будем надеяться, я смогу ещё раз убедить подводных жителей помочь мне в переправе.
И некромант развернул коня к городу.

0

4

Ярослав ещё долго стоял на месте, осмысливая всё то, что произошло с ним за столь короткий промежуток времени.
- Ну что ж, - сказал он себе, - идём спасать мир, - и побежал к выходу.
Ярослав мчался через лес в сторону своего родного города затем, чтобы набить морду капитану, если он снова зажал его лошадь, а после эту лошадь взять. Тут бывший стражник остановился и задумался:
«А зачем мне вообще нужна эта лошадь? Только время зря потеряю, лучше добегу до Солнечных Лесов, а оттуда и до эльфийского поселения недалеко», - подумав, Ярослав развернулся и побежал в сторону  этих самых лесов, постоянно спотыкаясь о разные корни.
Ярослав добрался до эльфийской деревни почти без приключений, хотя только ближе к вечеру. Он успешно поел ядовитых ягод и остался жив (даже не узнав, что они были ядовитые), распугал стаю мирных пауканов, загнал огнедышащих пушистых зверей в их логова, разбудил спящего трупоеда, чуть не утонул в реке под тяжестью собственной кольчуги, но в конце концов, мокрый и довольный, вылез-таки на берег неподалеку от поселения остроухих. Он не особо скрывался и перемещался довольно шумно, поэтому был сразу же замечен двумя длинноволосыми стражниками. Но, увидев человека, они нехотя опустили луки. У эльфов с людьми были в общем-то дружественные отношения, учитывая, что эльфы относились к ним снисходительно и не видели никакой угрозы.
- А, это всего лишь человек, - кисло протянул один из стражников, словно ожидал увидеть кого-то другого. – Доброго дня, путник, - обратился он к Ярославу. - Куда путь держишь?
Ярослав устало вздохнул и сказал, посмотрев на эльфа:
- К вам как раз и иду, у меня срочная новость для ваших старейшин, прошу проводить меня к ним или хотя бы к тому, кто сможет эту новость им передать. - Тут бывший стражник задумался и немного погодя добавил: - Это по поводу древней гробницы.
Эльфы переглянулись. Упоминание о какой-то гробнице им явно не понравилось.
- Матушку Кираэль велено не беспокоить, - сказал один из них. – Но я думаю, старец Валорай может тебя принять. Следуй за нами.
Облегчённо оттого, что получилось, вздохнув Ярослав, двинулся вслед за эльфами, думая, как всё это предоставить старейшине.
Эльфы, гордо вышагивая впереди, демонстративно не боясь получить стрелу в спину, привели громыхающего кольчугой и изрядно промокшего от переправы через бурную реку Ярослава в деревню. Это было в общем-то обычное эльфийское село: домики с соломенными крышами, кузница, рынок, остроухие детишки, носящиеся туда-сюда. Это была прелестная лесная деревенька, населенная коренными эльфами, чьи предки жили здесь еще в те времена, когда замок Хаудалае процветал. Все как на подбор высокие, стройные, золотоволосые – они производили впечатление сказочных лесных существ. Впрочем, в каком-то смысле таковыми они и являлись.
Поплутав немного между абы как расставленными домишками, оба эльфа привели Ярослава к высокому шатру, перед которым горел костер. И хоть день был в самом разгаре, под кронами высоких деревьев было всегда сумрачно, поэтому костры горели здесь почти круглосуточно. Перед костром на поваленном бревне сидел беловолосый старик в ярких причудливо расшитых одеждах. Он что-то тихо бормотал себе под нос, глядя в костер, и нервно теребил пальцами сучковатый посох. Ярослав подумал. что это и есть старейшина, но эльфы спросили старика довольно бесцеремонно:
- Где старейшина Валорай?
Старик косо посмотрел на них и пробурчал что-то невразумительное. Эльфы ехидно переглянулись и обменялись короткими фразами на своем языке, что-то вроде: «Совсем из ума выжил».
- Пошли, - бросил один из них Ярославу на языке людей.
Они все зашли в шатер. Там было темно, и единственными источниками света были облепившие потолок какие-то светящие насекомые, отчего казалось, будто над головами их находится вовсе не ткань, а настоящее звездное небо. В полутьме Ярослав разглядел нескольких эльфов, сидящих полукругом перед каким-то слабо светящимся камнем, вертикально врытым в землю. На каменной стеле были начертаны какие-то руны, но Ярослав не знал их значения.
- Доблестные старейшины! – звучно обратился к темным силуэтам один из эльфов-стражников. – Прошу простить нас за беспокойство, но человек из Эарутни хочет что-то вам сказать. Что-то о древней гробнице, - добавил он.
Силуэты дрогнули во тьме. Внезапно насекомые на потолке засветились чуть ярче, и Ярослав смог рассмотреть, что в центре шатра, вокруг камня с рунами, сидят седые старцы с заостренными ушами, и каждый держит в руках чашу, от которой исходит фиолетовый дым.
- Ты прервал гадание, Малоран! – сердито воскликнул старец с длинной белоснежной бородой, что вообще-то было нехарактерно для эльфов. – Стыдись!
Молодые эльфы потупились.
- Простите, - пробурчал пристыженный стражник. – Можем ли мы войти?...
- По-моему, вы уже вошли, - сказал другой старик. – Ладно, все равно гадание уже прервано. Что за человека вы привели?
Эльфы дружно подтолкнули вперед Ярослава. Старцы-эльфы поставили свои дымящиеся чаши на пол и посмотрели на человека со слабым интересом.
- Как тебя зовут, человек? – обратился к нему старец с длинной бородой.
Ярослав, который до этого с интересом разглядывал старейшину, от неожиданности чуть не подпрыгнул, но, сдержав это желание, бывший стражник вежливо поклонился и сказал:
- Ярослав, - а затем подумал:
«Вот, значит, как ты выглядишь... хмммммм, я ожидал большего, ну что-то вроде эльфа в зелёной мантии с великим магическим посохом, с бородой до колен и остроконечной шляпе.... ну или на крайняк без бороды».
Старцев в шатре находилось шестеро, но вообще-то совет старейшин состоял из семи почетных членов. Кого-то не хватало, но Ярослав не знал об этом. Все старейшины были как на подбор в бесформенных странных одеждах цвета темного песка, с абсолютно белыми волосами и с какими-то сияющими фиолетовыми амулетами на шеях. Впрочем, да, впечатление сказочных магов они не производили. Так, собрались старики посидеть, поболтать…
- Меня зовут Неауран Дьен-Валорай Эсхундри Шаендо-Зехтифан, - сказал старец с длинной бородой. – В этом кетене я возглавляю Совет  семи старейшин. Что же привело тебя сюда, юный Ярослав?
Ярослав глубоко вздохнул и сказал, смотря на старейшину эльфов:
- Я пришел, чтобы  рассказать, что совсем недавно произошло в гробнице демона, и свидетелем чего я стал.
Старики-эльфы заметно всполошились, переглянулись и что-то стали говорить на своем эльфийском языке, которого Ярослав не понимал. Наконец тот, что назвался Дьен-Валораем, сказал на языке людей, обращаясь к Ярославу:
- Ты говоришь о древней гробнице в лесу, Ярослав?... Это гиблое место. Зачем ты пошел туда?
Бывший стражник грязно выматерился про себя, строя трехэтажные конструкции, он надеялся, что об этом его не спросят. Однако, несмотря на то, что внутри всё бушевало, внешне Ярослав остался совершенно спокоен, и также спокойно он ответил:
- Да, я имею в виду эту гробницу, а насчёт вашего второго вопроса... я наёмник, и я нанялся помогать одному некроманту поймать другого некроманта, и они оба встретились в этой гробнице.... ну как, они, я думаю, того некроманта, за которым мы гонялись, уже к тому моменту не было.
Старцы подскочили, как ужаленные, и возмущенно залопотали что-то на своем языке. Длиннобородый Валорай даже встал и, опираясь на резной посох, воззрился на Ярослава, как на редкостную диковинку. Даже в полутьме его лицо выражало крайнюю степень негодования.
- Ты служишь некроманту?! – воскликнул он. – Темному колдуну, повелителю мертвецов?!
- Успокойтесь, - голосом Ярослава можно было заморозить огонь преисподней, - сейчас мы тут обсуждаем не то, к кому я нанялся, а то, что там произошло,  и если бы вы меня не перебивали, то вы бы узнали... - тут бывший стражник выдержал театральную паузу, -  что демон, который был там запечатан, вырвался на свободу, захватив тело некроманта, за которым мы гонялись. Меня к вам прислал мой наниматель, - Ярослав счёл нужным проинформировать  их об этом.
Но старцы были так возмущены до глубины души, что вся речь Ярослава прошла мимо них.
- Это переходит всякие границы! – роптали они. – Невероятно! Человек пошел в услужение темным силам!
- Подождите с выводами, господа, - вдруг раздался откуда-то позади Ярослава скрипучий голос.
Обернувшись, он увидел полоску света от отодвинутой в сторону шторки, закрывающей вход в шатер. В проеме, опираясь на кривую клюку, стояла сгорбленная старуха в черном балахоне с капюшоном, скрывающем половину ее лица. При ее появлении старцы вдруг замолчали.
Старуха, не глядя на Ярослава, проковыляла мимо него и уселась на высокий пуф, набитый сеном, неподалеку от круга из почтенных стариков. Старуха была совсем дряхлой, однако ее глаза, с любопытством зыркнувшие на Ярослава, были черными и живыми. Длинные серебристые волосы спускались из-под капюшона густыми волнами, тонкие пальцы сжимали клюку. У нее на шее, как и у остальных стариков, висел фиолетовый светящийся амулет. Ярослав догадался, что старая карга была недостающим седьмым старейшиной.
- Значит, некромант и древняя гробница? – проскрипела старуха, усмехнувшись. – Так я и думала…
- Тебе что-то известно об этом, Кираэль?! – вскинулся Валорай. – От того некроманта, с которым ты говорила прошлым утром?!
- Да-да, от него, - спокойно ответила старуха, слегка улыбаясь бледными сухими губами. – Его зовут Торесар Нанкиди. Я права, Ярослав из Эарутни? Именно так зовут твоего… нанимателя? – кажется, старуха слышала все, что говорилось в шатре до ее появления, раз она знала имя бывшего стражника.
В присутствии Ярослава эльфы говорили меж собой на языке людей – таков был обычай уважения к гостям. Даже несмотря на то, что Ярослава здесь восприняли крайне возмущенно.
Ярослав учтиво поклонился и, распрямившись, сказал:
- Вы абсолютно правы, уважаемая, - а про себя бывший стражник послал Торесара со своими заданиями в одно очень далёкое и глубокое место, которое, к тому же, и самое тёмное в мире.
- Итак, значит, Торесар добрался до гробницы, - скрипуче протянула старуха, рассеянно постукивая концом своей клюки по земляному полу. – Освободил демона, говоришь?.. – она хитро прищурилась.
- Что все это значит, Кираэль?! – воскликнул один из старейшин.
- Терпение, Хеваиран, - снисходительно ответила ему старуха. – Продолжай, Ярослав из Эарутни. Значит, говоришь, ученик Торесара освободил демона, заключенного в гробнице? И что случилось дальше?
- Этот демон захватил ученика Торесара и попытался ввести старика в заблуждение лживыми речами, но когда понял, что это ему не удалось, сбежал, куда - не знаю, попытки Торесара его остановить ни к чему не привели.
Повисла напряженная пауза.
- Так-так… - задумчиво сказала старая Кираэль. – Значит, вот оно как. Ты видел этого демона своими глазами, Ярослав?
- Нет, не видел, я пришел, когда уже демон завладел телом  ученика.
- Это очень скверно, - Кираэль зацокала языком. – Демон вырвался на свободу, Торесар не успел его остановить. Боюсь, теперь нам всем несдобровать…
- Неужели этот демон настолько силен? – спросил Валорай.
- Ты даже не представляешь, насколько силен, друг мой, - ответила ему старуха. – Из всех вас лишь Леунав может помнить легенду об изгнании Ра…
- Я помню, - влез в разговор старый эльф с нелепо торчащими короткими волосами.  Видимо, это его звали Леунав. – Так этот демон и есть Ра?
- Это было бы лучшим исходом для всех нас, - вздохнула Кираэль. – Но этот демон вовсе не Ра. Я не знаю его имени, но моя мать получила завет от богини Лилит…
Когда Кираэль произнесла эти слова, старые эльфы вдруг как-то разом выпрямились и посмотрели на нее почти с благоговением. Ведь речь шла о самой Лилит, мифической эльдарской богине!
- Это правда? – прошептал Валорай.
- Да, правда, - подтвердила Кираэль, едва заметно раскачиваясь на соломенном пуфе. – Лилит велела моей матери-волшебнице, чей дар я унаследовала и использую во благо нашего великого народа, хранить память о событиях тех лет и передавать нашим детям, чтобы ни один эльф никогда не забыл о той страшной войне. Как жаль, что нынешнее подрастающее поколение уже считает это сказками… Но мы-то знаем, что Лилит, Ра и последний ложный бог этой планеты существовали… и, возможно, существуют до сих пор. Что касается того самого демона – это и есть последний властелин Алариса, объявивший себя бессмертным богом. Лилит заточила его в гробнице и велела моей матери хранить это знание. Впрочем, я вам это уже когда-то говорила.
- Почему же Лилит не убила этот демона? – спросил Леунав.
- Этого я не знаю, но, видимо, были причины. Она оставила стража, спящего вечным сном, который должен был пробудиться, если демон вырвется на свободу. Думаю, если этот страж все еще жив, он – наша последняя надежда.
- Что может сделать этот демон? Он один, а нас много, - сказал один из старейшин, чьего имени Ярослав пока не услышал.
- Слишком многое, - покачала головой Кираэль. – Нечто такое, о чем мы пока даже представить не можем. Но если сама великая богиня заточила его в самую неприступную гробницу на тысячи лет – это означает, что мы имеем дело с древним демоном, чьи силы равняются почти божественным. Не стоит списывать со счетов этого демона, господа. А ты, человек из Эарутни, - она обратила взор своих черных глаз на Ярослава, - принес нам плохие, но очень важные новости. Что ты хочешь получить взамен?
У Ярослава перехватило дыхание: сами эльфы спрашивают его, что он хочет взамен! Он может попросить много денег и прожить свою жизнь вдали от всего этого, однако какая-то часть сознания твердила, что от демона не спасёшься, даже если уедешь на край земли. Приложив титанические усилия, бывший стражник подавил так некстати проснувшуюся человеческую жадность и хриплым голосом сказал:
- Боевое снаряжение, чувствую, оно мне ещё ой как понадобится.
- У нас есть прекрасные кузнецы, - сказала Кираэль, - они дадут тебе все, что поделаешь. Но зачем оно тебе? Неужели ты надеешься победить демона простым оружием? Не думай об этом, мальчик, ступай в свой город и молись Айке, чтобы та спасла всех нас от гибели.
Ярослав хмуро посмотрел на эльфийку и сказал, смотря тяжёлым взглядом ей в глаза:
- Может, я и не убью его, но чем лучше у меня будет снаряжение, тем дольше я смогу задерживать его в случае чего, а время в сражении может оказаться важным, критическим, непреодолимым препятствием. К тому же, если я буду только молиться, это делу никак не поможет, ведь в любой войне побеждает, в конечном итоге, не тот, кто не потерпел ни одного поражения, а тот, кто даже в ситуации полного разгрома оказался способен найти в себе силы к дальнейшему сопротивлению. Ибо только сопротивляющийся может прорастить зерно будущей победы.
Кираэль слушала стройную речь Ярослава с глубокой задумчивостью, после чего произнесла:
- Ты храбрый юноша, Ярослав из Эарутни, и твоя смелость похвальна. Но этот демон сильнее всех нас вместе взятых. Я не знаю, сможет ли даже некромант Торесар противостоять ему. Тебе дадут в кузнице оружие, которое ты попросишь… Но все же подумай, не будет ли это бессмысленной жертвой с твоей стороны. Ты можешь потерять жизнь, а демон этого даже не заметит.
Устало улыбнувшись, Ярослав произнёс:
- Все мы рано или поздно умираем, так что не вижу смысла бояться смерти и оставаться в  стороне, когда всем нам грозит нечто такое, чего я, видимо, пока не понимаю, но явно нехорошее. К тому же, если демона не удастся остановить, то мне не спрятаться, вообще нигде.
- Ты мыслишь, как мудрец, но у тебя горячее сердце, которое может говорить громче твоего разума. Не забывай об этом, - строго сказала Кираэль. – Куда ты пойдешь, Ярослав из Эарутни?
- Не знаю, - честно ответил мужчина, - я ведь даже понятия не имею, что нужно для того, чтобы остановить демона, так что просто доверюсь тому, кто старше и опытней меня, и куда они меня отправят, туда и пойду.
- Тогда тебе следует вернуться к Торесару, - ответила Кираэль. – Он знает, что делать. Мы же будем помогать ему всеми силами…
- Но Кираэль! – воскликнул Валорай. – Это же некромант!...
- Думаю, друг мой, теперь нам следует всерьез подумать о пересмотре нашей общей неприязни к черной магии.
- Но…
- Грядет конец света, Валорай! – возвысила голос Кираэль. – Скоро настанут такие времена, когда все маги этой планеты должны будут объединить силы для борьбы с общим врагом. Некроманты боятся демонов не меньше нашего. Демоны – это зло, это Хаос. А Хаос уничтожает все вокруг, не делая исключений для светлых и темных магов. А ты, Ярослав из Эарутни, ступай. Мальчики, покажите этому юноше дорогу в кузню и передайте мастеру Фаали мои слова.
«Мальчики», вернее, эльфы-стражники, которые так и стояли внутри шатра и стали невольными свидетелями странного разговора, встрепенулись.
-  Да, Матушка Кираэль, - сказал один из них. – Будет сделано.
- Пошли, - шикнул второй на Ярослава.
Кивнув, Ярослав пошёл следом за эльфами-стражниками, в уме прикидывая, куда ему надо идти, чтобы встретить Торесара, и кратчайший путь до этого места. Только сейчас бывший стражник понял как он устал: демон, безумный бег к деревне эльфов и утомляющий разговор, всё это обрушилось на Ярослава, придавливая того к земле, если бы события имели вес, то у мужчины были бы уже сломаны кости.

0

5

За тысячи лет пирамида почти не изменилась, разве что немного глубже просела в пески. Остался на месте и Чак Шулуб - "великие рога", сердце Шибальбы. Двойная спираль в двести шагов высотой из красноватого камня. Не очень удачная копия настоящего Чак Шулуба из давно разрушенной и забытой настоящей Шибальбы - метки богов, породителя Тау-ри и Гоа-улдов.
Шипетотек смотрел за своей подделкой с безопасной высоты. Тысячи лет заключения он боялся, что новый Чак Шулуб будет презрен настоящими богами, осеменившими Тау-ри великим черным даром десятки миллионов лет назад. В очередной раз льстивый прах под ногами истинных богов Шипетотек наблюдал величие истинной божественности, и корил себя за неверие в небесных покровителей. Красные символы божественного языка мерцали, системы Шибальбы включались одна за другой, питаясь почти бесконечной божественной энергией - боги почуяли своего верного раба и ждут.
Самолюбие вернейшего раба мог уколоть тот факт, что они еще раньше почувствовали ящеровидных пришельцев, покусившихся на таинства Шибальбы - их изувеченные голодные трупы извивались у самого основания Чак Шулуба, на грани мертвого пространства, готовые множеством костлявых резцов и кишечных жгутов обожествить новых наивных глупцов, как их уже обожествили Тху: низшие летучие некроморфы-заразители, сотнями населявшие Шибальбу. Но ложное божество удобно игнорировало все, противное его чувству богоизбранности. Сколько ему подобных гоа-улдов, рабов истинных богов, было окончательно уничтожено Системными лордами? Только Шипетотека божества пронесли сквозь смерти и перерождения, к его великой миссии, которую он может исполнить на Аларисе. Или Тау-ри, но Аларис все же ближе.
Луна в правильном положении. Шибальба пробуждена, и на ее вершину сел небесный корабль со скоро восстанущими бессмертными слугами Шипетотека. И не только строитель малого Чак Шулуба на свободе, прошедший через тысячи смертей и жизней, но и он у метки богов. Готов. Наконец. Умереть.
Змеевидные боги, видимые одному лишь Шипетотеку, благодарили и подбадривали его перед последним шагом до Сближения. Создатель метки должен быть поглощен, и гоа-улд наконец-то окончательно умрет, что возродиться в наилучшем виде, что знает Вселенная - и с ним весь Аларис.
Шибальба раскрылась, и Чак Шулуб проснулся. Многократно усиленный уцелевшей аппаратурой пирамиды и захваченными системами хеопса, сигнал богов прошел планету, на момент коснувшись каждого некроманта, коих на планете было всегда много. Чак Шулуб коснулся их разума, оставив обнадеживающее, даже радующее послемыслие. Кто дал им силы, тот зовет их назад, к величайшему таинству мертвой магии, зовет их со всеми неживыми слугами, убивающими и приобщающими прочих. Колонны нежити и смертепоклонников со всей планеты потянулись к одинокой пирамиде среди безымянной пустыни.
Все, кроме Торесара Нанкиди. Но и он будет причащен к Сближению. Почему бы ему не завершить ритуал, причастив Шипетотека?
Совершенно точно Братство Лун будут ему премного благодарны.
«Тебе тоже, Лиир. Не ты ли пользовался от рождения великой силой, подобно другим некромантам? Пора платить по счетам. Теперь, когда мы с тобой храним в нашем разуме ключи к созданию и разрушению божественных меток – мы обязаны следовать нашему священному долгу. Ну, или моему долгу – ты и тебе подобные просто отрабатывают то, для чего явились.»

Тху

http://savepic.net/6518730.jpg

0

6

Фум, конечно, не шёл первым – так, позади. В Тху он не верил, но мало ли что бывает в этих развалинах? Как-то он помог охотнику–человеку (естественно, чтобы потом заманить и съесть) поймать крылатую тварюшку. Человечишка сказал перед смертью, что это не Тху. Тху, мол, крупнее, злее и с щупальцами. Так вот, Фум боялся, что эти россказни испуганного охотника - правда. Поэтому и шёл позади всех, с таким расчётом, чтобы сбежать первым. В виде старика он, кстати, быстро бегал - ведь только оболочка менялась, технически он не старел.
И вот когда в самую глубину зашли, Фум понял, что нечисто что-то в пирамиде. Камень на перстне зажёгся слабым красным светом. А Фум не первый раз с ним имел дело и знал - если такая пьянка пошла, то плевать на Глаз Ра, на всё - своя зелёная шкурка ближе к телу. И хитрый ящер незаметно начал отходить к выходу - благо белошкурые исследователи были заняты.
Да, он был террористом. Но хитрым и умным к тому же. И вот, когда что-то там в конце коридора зашевелилось мерзкое, летучее и с щупальцами, Фум уже был возле выхода. Его не волновало, что там - его волновало, что он уже подальше от ЭТОГО. Фум пулей выскочил из гробницы (или что оно там было), превратился опять в зелёного крылатого гиганта - и взмыл в небо, куда подальше от строения. Гнилой хвост с ним, с Глазом Ра…
Феерон и остальные исследователи-драконы шли впереди, конечно же. Но они были подготовлены - разумеется, взяли с собой и оружие, и в био-скафандрах вышли. Одним словом, кто голый пойдёт на улицу, не подготовившись? Тем более туда, где неизвестно что может случиться...
И оно случилось. Правда, столь неожиданно, что ни Феерон, ни другие драконы этого не ожидали. Неожиданно всё вокруг зажглось, и на весь отряд налетела стая неизвестных существ. Феерон инстинктивно выдвинул из скафандра лазерную пушку и стал отстреливать их, но их было столь много, что белый дракон быстро сообразил, что лучше уходить, пока некроморфы отвлечены на других драконов. Да, ему было жалко, было противно оттого, что он не мог спасти никого. И помимо остальных, лишь сзади идущий предводитель отряда - Элдарион, смог избежать налёта некроморфов.
- Что за Даггонатщина? - только и спросил он, подзывая выбравшегося Феерона и быстрым бегом направляясь с ним к выходу, надеясь, что ещё не слишком поздно.
Феерон заметил, что среди них кого-то не хватает, однако его голова была сейчас занята лишь одним: спасением.
Драконы нашли себя не в лучшем месте, но в лучшее время. Прямо за ними опустилась каменная стена, разделив коридор надвое. Тху остались за метрами камня. И товарищи там же. Нечто- скорее всего, тху своей лапой - поскребло по камню, убедилось останками мозга о непроходимости преграды, и отстало. Или, может, это один из драконов, теперь восставший мертвец, тщетно пытался проследовать за командиром. Скорее второе, раз тху совсем небольшие, а скребущий монстр был явно большим и настойчивым.
Осмотревшись, археологи-любители нашли себя в настоящем каменном мешке. Узкий коридор с обоих концов упирался в сплошную стену, подсвечиваемую невесть отчего заработавшей подсветкой. Пирамида оказалась с сюрпризом - за известняковыми плитами скрывались, помимо монстров, довольно сложные механизмы. Целый блок пирамиды, в котором оказались заточены драконы, поднялся вверх и начал медленно вращаться, как если бы и не весил несколько сотен тонн. С ощутимым толчком блок подхватили фиксаторы, и стены разошлись, открыв путь в воющую тьму. Сложно было сказать, какой из двух выходов вел их пирамиды, а какой вглубь.
Можно предположить, что выход был в более шумной стороне, из полутьмы которой шел поток свежего воздуха. Но этот же поток нес трупную вонь и завывания голодных мертвецов.
Словно почувствовав умонастроение узников, пирамида выдала им голографическую подсказку. Стрелка в направлении воющей тьмы подкреплялась символом, похожим на две скрепленных вместе витых рога. Стрелка в сторону тишины и затхлости показывала круг с лучами - возможно, символ солнца. Возможно, путь из каменной ловушки, в которой их оставил предательский Фум.
Зеленый дракон в последний момент успел покинуть Шибальбу. До того, как на пирамиду буквально сел конической формы космический корабль. До того, как странный импульс пронзил насквозь всю постройку, самого Фума и, кажется, всю пустыню до самого горизонта. Миг контакта с чем-то невыразимо древним, алчущим и безразличным к чужим судьбам, с чем-то - или кем-то - предельно опасным.
Фума, конечно, тряхнуло, но всё же он продолжал лететь. Вот теперь "ужас  всея Карканатара" понял, что не зря он не влез в пирамиду. Как говорится, предчувствие не обмануло.
Фум улетал всё дальше и дальше. Страх, дикий и отвратительный, гнал его от  жуткого места с пирамидой. Вскоре он был уже на достаточно порядочном расстоянии от пустыни с её ужасными выкрутасами, с её пирамидой и Тху. Впервые Фум испугался довольно порядочно. Так и летел, пока не вылетел из пустынной зоны.
- Элдарион? - спросил Феерон, явно волнуясь и тяжело дыша через забрало шлема. Он явно волновался, чувствуя, что они оба заперты, а за ними что-то скребётся.
- Спокойно... - медленно заявил черный дракон, оглядывая помещение и зажигая на своем плече небольшой фонарик. Он медленно и внимательно освещал всё помещение, все уголки, которые не были освещены внутренним светом, в то время как Феерон пытался связаться с остальными членами команды наверху.
- Связи нет, - произнёс белый дракон, пожимая плечами.
- А ты как думаешь? Мне кажется, это пирамида в каком смысле живая, - пояснил Элдарион, на удивление белого спокойным и ледяным тоном. - Вот видишь, она нам что-то указывает?
- Где?
- Да вот же... - и лапой Элдарион указал на развилку, приоткрывая забрало шлема. Он указал на два символа: один из них был в виде двух рогов. А другой - в виде круга с лучами.
- Да... надо бы вспомнить, что это всё означает, - задумался Феерон.
- Думай быстрее. Они нас ждать не будут. - Элдарион указал на путь, где был шум. Он принюхался.
- Мертвецы. Я не знаю, что там может быть, но в тихой стороне может быть тупик и всё такое, - пояснил чёрный дракон, поворачиваясь к Феерону.
- Хм. Раз ты говоришь, что пирамида - живая, то тогда имеет смысл предположить, что она явно не хочет нас отпускать. Может быть, она нас хочет запутать и обмануть, чтобы мы здесь остались навсегда. И она специально высветила символ рогов - тот самый, который, обычно, изображают злым. Чтобы напугать нас и заставить пойти по более тихому пути, пути, якобы, спасения, и заманить нас в ловушку.
Элдарион задумался. Феерон его явно поставил в тупик своими размышлениями.
- Да. Но ведь этот символ солнца... И завывания мертвецов... А вдруг там решетка, и мы оттуда не сможем выбраться?
- Давай разделимся? - предложил с ироничной улыбкой Феерон.
- Ага. И оба умрем, - со вздохом ответил дракон. - Я предлагаю туда, где полная темнота, и всё.
- Думаешь, там нас ждёт выход? - спросил Феерон. - Я предполагаю, что нас водят за нос, поэтому пошли туда, откуда свежий воздух... И крики мертвецов.
- Ладно. Пошли туда. Все равно вечно решать мы не будем. И разделяться тоже. - Элдарион неспешно первый двинулся в полутьму в шумную сторону, на всякий случай активировав наплечную лазерную пушку. Феерон сразу же двинулся за ним.
Пирамида действительно хотела запутать драконов. Чем дальше они бежали, тем шире становился проход, и тем громче - вопли, стоны и удары. Пока они не стали затухать по мере бега: пришельцы оставили где-то позади тайные двери, удержавшие орду монстров. Становилось все светлее, пока за косым поворотом драконы не увидели довольно широкую площадку и не были на миг ослеплены солнечным светом. Небо, чистое небо, обрыв в пустыню. Спасение.
За исключением другого дракона. Бывшего товарища по экспедиции. Хвост и лапы вывернулись под резкими углами, обнажив сколы костей, став неуклюжими дубинами с костяными шипами, крылья лопнули и изломились в длинные клешни. Ставшие бесполезными потроха слиплись в жгуты плоти, прикрепившие некроморфа к стенам прохода, а частью, вобрав в себя обломки реберных костей, превратились в грозные щупальца. Некроморф смотрел на бывших товарищей тупым взглядом, видя в них лишь источник раздражающего движения - и грозно завопил, потрясая арсеналом новых конечностей.
На расстоянии чуть дальше широкого взмаха клешней-крылом от недвижимого некроморфа стоял человек в черном балахоне со спущенным капюшоном. Русые, с просединой, волосы, загорелая кожа, озадаченный вид. На общем языке Алариса он обратился к Феерону:
- Какая неприятность на нашем пути. Поможете ее преодолеть? Право, не возвращаться же нам.
- Да. Ты не обманул нас, Феерон, - заявил Элдарион, когда они, наконец, миновали, жуткие шумы мертвецов и вышли к площадке, где уже они увидели чистое небо.
- Да. Надо мыслить более сложно, Эл, - заявил дракон, однако улыбка с его морды тут же спала, и он увидел перед собой на площадке другого дракона. И он походил... На зомби... или...
"О чёрт!" - сплюнул Феерон, увидев в нем своего бывшего товарища, синего дракона Эйну, который отправлялся с ним в пирамиду. Так вот что эти твари сделали со всеми ними, кому повезло меньше!
Феерон снова стал беспокоиться, и он покосился на Элдариона, который стоял неподвижно, нацелив лазер на этого дракона.
- Его придется убить. Нам его уже не спасти, - хладнокровно объяснил он, однако стрелять пока не спешил.
Феерон кивнул и повернулся к человеку, приоткрыв забрало шлема, чтобы говорить.
- Кто ты? И зачем ты нас убиваешь? Что мы вам сделали, что вы охотитесь за нами? - задал вопрос белый дракон, пытаясь оставаться спокойным.
- БГРХВААААРРАР! ЫЫАААААААХХХХГГР! - возможно, ответил на поставленный вопрос Эйн, или кто им был до ужасного преображения, дополнив реплику свистом от стремительно рассекающих воздух когтей и клешней. Можно было видеть, как у человека волосы на голове подрагивают, когда режущее крыло проносилось от него на расстоянии нескольких вытянутых рук.
- Что я вам сделал? Я вас вижу впервые. Начинать знакомство с пустых обвинений - дурное предзнаменование, - ответил незнакомец.
- Хорошо. Что ты хочешь? Должно быть, ты нас не отпустишь так просто, - проговорил Феерон, отходя на несколько шагов назад и убирая оружие. - Элдарион. Мы не будем пока воевать. Советую убрать оружие. Он должен увидеть, что мы не несем зла, - предложил Феерон ему, обращаясь лишь к своему единственному уцелевшему товарищу.
- Зачем? - переспросил черный дракон.
- Надо. Просто поверь мне.
- Л-л-ладно... - протянул тот, медленно опуская лапу с выдвинутым из запястья лазером и постепенно опуская установку из плечевого сустава.
- Мы не сделаем ничего плохого, - объяснил еще раз Феерон.
- Прекрасно, пришельцы. Можете попробовать объяснить то же самое вашему товарищу вон там, - указал человек пальцем на бьющегося в бесплодном гневе и голоде Эйна-некроморфа, который махал орудиями убийства с такой яростью и напором, что, казалось, мог сорваться с крепящих его к стенам, полу и потолкам канатов потрохов.
- Пошло оно к черту. - Взбрыкнул недовольно Элдарион и стал неожиданно из лазера на запястье и на плече стрелять в дракона-некроморфа, стараясь попасть ему в голову и рассечь ее лазерным лучом.
Феерон молча кивнул и последовал его примеру, целясь уже в основание шеи. А разве у них оставался выбор? Правда, Феерон за момент до этого подумал, что тот человек не так уж и прост, и что зря они его провоцируют. Но было уже поздно - Элдариона, который хотел убить того некроморфа, уже было не остановить.
- Ох. Плохо. Ох плохо, - бросил, пятясь, человек.
Лазеры драконов рассекли голову некроморфа надвое. Это его не остановило, скорее преобразило: две половины челюсти и две половины черепа стали четырьмя лопастями новой огромной пасти. Хуже того, обозленная тварь разорвала канаты плоти, державшие ее на месте, и быстро поползла к драконам. Человека и след простыл - только лязг металла и глухой удар камней там, где он скрылся в потайном проходе в стене.
- От гавнюк-то. Просто скры... - Эйну-некроморф не дал Феерону договорить, захлопнув на голове дракона свою четырехлистковую пасть. Пока высшие мозговые отделы Феерона были заняты криком боли в сочащееся едким гноем горло некроморфа, низшие рефлексивные части мозга пытались спасти пожираемое живьем тело или хотя бы вырвать из хватки монстра хоть часть головы, в чьем им мешали облепившие жертву жгуты плоти - не выгрызет мозг, так удавит насмерть - одно ребро уже треснуло с характерным хрустом и болью в боку, остальные ребра и часть позвонков грозили лопнуть следом.
Элдарион немедля бросился на помощь товарищу, запрыгнув на некроморфа сверху. Отстрелив лазером одно из крыльев-клешней некроморфа и силой выломав суставную сумку второй, он, едва удерживаясь на некроморфе, поступил не очень разумно, но весьма эффективно: начал резать некроморфу его "новую" голову. Феерон, на грани потери сознания от бо