Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 3 - Отморозки


Эпизод 3 - Отморозки

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

С одной стороны то, что сделал парень, можно было назвать проколом, но с другой стороны, все можно было списать на отравление. Но как ни крути, такой поворот событий был явно не в пользу парня - теперь все знают про него, точнее, не все, а посвященные. А результаты его рейда валяются на соседних койках и в морге. И теперь с него не сведут не только глаз, но и дул автоматов.
Просыпаться пришлось вновь под раздражающий писк приборов, разница заключалась только в том, что первый раз его раздражал только один звук. Теперь же вокруг него царила какофония не менее чем с десятка разных по тональности и протяжности писков. В этом переливе звуков угадывались практически все медицинские приборы, имеющиеся в медблоке. Что-то, медленно жужжа, двигалось от правого уха к левому, а затем возвращалось назад, добавляя к всеобщей картине еще и вибрацию.
Лицо парня скривилось, явно выражая боль, но звука он не подал.
«Вот черт, - проскользнуло в голове, - если бы знал, что будет так, никогда бы не полез туда».
Все тело бросало то в жар, то в холод, как ни старался парень, так и не смог определить, что именно болит. По ощущениям было больше похоже на то, что все тело обработали из крупнокалиберного пулемета и после этого принялись выкачивать из него всю кровь до капли. Энтони был бы рад отключится, но, похоже, этому уже не суждено было случиться, разве что боль доведет парня до шокового состояния, и его мозг снова вырубится.
«Да что же со мной случилось? - задавался вопросом парень, стараясь припомнить последние события. - Наверное, все из-за отравления», - он вспомнил, отчего он тогда прибавил ходу, ну и возможную причину этого состояния.
«Значит, во всем виноват тот слизень, - подвел он итог. Людям было свойственно перекладывать вину на кого-то другого, чтобы потом самим не мучиться терзаниями совести. - Обязательно вернусь, найду и убью», - дал он себе обещание, которое вряд ли сдержит в будущем, сейчас у него появилось слишком много забот, чтобы рисковать попусту.
Тело медленно переламывалось уколами боли, парень спокойно терпел.
«Это скоро пройдет», - подбадривал он себя, но где-то внутри стало зреть подозрение, что все его обвинения были беспочвенны, и истинной причиной боли является совсем другое. Он когда-то испытывал уже подобное, но очень давно, еще в детстве.
«Вот скотины, - огрызнулся он в сердцах, когда вспомнил, что может быть источником такой боли. - Вы меня подключили к тестеру … Взломать решили?», - взломом там, конечно, даже и не пахло, тупая машина просто перебирала все возможные последовательности импульсов, чтобы достучаться до мозга или хотя бы получить ответ. Но никто из этой шарашки не знал, что в бессознательном состоянии имплантаты отключаются. А когда все-таки мозг решил получить вновь контроль над телом, имплантаты активировались, и вместе с этим по мозгам ударили импульсы тестера.
Чем больше парень приходил в себя, тем меньшей становилась боль, а может, он просто стал привыкать к ней, но все это отступило на второй план. Сейчас парня вновь стало волновать задание, его небольшая петля все-таки принесла пользу. Он раздобыл информацию, хоть и мало, но ее нужно было отправить.
«Интересно, а сколько я времени провалялся? - парень задумался, выбирая новую тактику поведения да и придумывая новый план побега.
Боль медленно отступала, но ноги продолжали по-прежнему болеть. Парень не обращал на это никакого внимания, в памяти еще были свежи воспоминания о последней схватке. И причину этой ноющей боли он знал со стопроцентной точностью, но еще он знал, что бегать он нескоро станет. А это вносило очень сильные коррективы в его планы.
«Похоже, без КПК мне никак, нужен будет очень толковый интерфейс, и тестер мне тут уже не помощник», - он задумался, проматывая в голове планы базы и ища альтернативу. Нужна была достаточно развитая компьютерная система, которую можно очень легко взять под контроль.
Возможно, он бы еще так смог поваляться, имитируя сон, но тестер, поняв, что практически потерял сигнал, решил увеличить напряжение импульсов. От резкого укола током в мозг спину выгнуло спазмом. Через сцепленные зубы парень потянул воздух, пытаясь совладать с вновь вернувшейся болью. Тело паренька, выгнутое в дугу, натянулось на наручниках, бинты, резко стянувшие ноги, добавили еще и порцию от себя, да так, что на лбу парня тут же выступил пот.
- Отключите, суки! – прошипел он.
Рядом на пол полетело что-то металлическое, и тоненький перепуганный женский голос протянул:
- Доктор Беккер, он очнулся…
- Какое там очнулся, - вновь подал голос парень, упав на постель, когда тестер резко прервал затяжной импульс.
«Сами попробуйте, как это приятно», - зло думал он. Если для разборок с ксеносом он вряд ли выделит время, то для мести за такое издевательство - обязательно, и плевать, что местные эскулапы уже второй раз спасают ему жизнь, возможно даже сами того не хотя.
В ответ на женский голос с противоположной стороны блока едва слышно стали приближаться шаги. Но видимо, док не очень спешил - по крайней мере, так показалось парню. Шаги то учащались, то вновь замедлялись, будто бы в этом человеке боролись две половинки. Одна предлагала ввести в вену воздух, чтобы парень умер, а вторая говорила – ты профи, ты не должен стать таким же чудовищем. То, что доктор знает, кто сюда отправил столько народу, для Кольта было неписаной истиной.
- Позови охрану, - тихо молвил док, когда подошел к постели больного, и девушка, зацокав каблучками, куда-то побежала.
Энтони же не терял времени, его голос тут же изменился чуть ли не на детский.
- Док, пожалуйста, отключите эту хрень от меня, - почти умоляюще протянул шпион. Но доктор казалось, не слышал, этой мольбы. Он просто стоял и смотрел на парня с перебинтованными ногами, прикованного наручниками к постели.
«Да, меня сейчас сможет убить любой. Но ведь ты профессионал и этого не сделаешь», - Энтони вгляделся в стеклянные глаза доктора и улыбнулся. От этой почти беззаботной улыбки того передернуло.
- Пожалуйста, - вновь потянул Кольт, готовясь к новому раунду поединка с тестером. Он легко мог все это прекратить, ответив машине, но это было равносильным подписаться под всем, что он сегодня сделал. Ведь пока у него оставался призрачный шанс вновь свалить вину на третьих лиц, хотя бы частично.
Беккер нарочито медленно протянул руку и отключил прибор. Энтони ощутил разлившееся по телу блаженное спокойствие, если не считать неприятной ноющей боли в коленях - проходило действие анестезии. Доктор достал из кармана точечный фонарик и, резко сжав голову Энтони в районе подбородка рукой в резиновой перчатке, стал поочередно светить ему в глаза, проверяя реакцию зрачка. Пару раз он тихо, но отчетливо прошипел: "Не моргать". Удовлетворившись состоянием малолетного убийцы, он отпустил парня и повернулся на звук приближающихся шагов. Это Юко привела двоих охранников, стоявших за дверью.
Энтони внутри улыбнулся. По тому, как доктор вел себя, было ясно, что все сегодняшние жертвы прошли через руки дока. И тот вряд ли был этому рад. По его виду читалась усталость, ну а как же иначе, в целях неразглашения его отсюда не отпускали дальше кофейного аппарата. В этом парень тоже был уверен, слишком уж хорошо он знал все эти корпоративные заморочки. Возможно, ему даже было бы жалко дока, будь Энтони такой как все. Но он просто блаженно разлегся на постели, уже не нужно было воевать с тестером, а боль в ногах – она пройдет, если, конечно, он преждевременно не ввяжется в новую авантюру.
Легко прикрыв глаза, Кольт постарался не выдать ни одним мускулом то, что происходило в его голове, то, что должно было быть сокрытым. Приготовившись, он только на долю секунды активировал передатчики и послал импульс синхронизации, но не получив ответа, тут же отключил их.
«Значит еще не прошли сутки после моего внедрения, - подумал он, - придется вести старую игру на новый лад, вот только теперь со мной панькаться не будут. Поехали…»
Он легким движением вновь открыл глаза, док стоял уже не один. Рядом стояли два охранника, причем комплектация одного парню показалась странной.
«Неужто синтетик?» - подумал он.
- Док, спасибо, - тихонько прошептал парень, - а вы не скажете, где это я? - Энтони сделал вопросительное детское личико. Для него все людские эмоции были лишь положением мышц и масками, которыми он легко пользовался.
Беккер проигнорировал его вопрос. Он вообще отвернулся от парня и завел короткий разговор с одним из охранников, который больше напоминал человека, нежели второй.
- Передайте вашему командиру, что задержанный пришел в себя и в общем готов к допросу, - прохладным голосом сообщил он. - Но добавьте персонально от меня, что самостоятельно передвигаться он пока не сможет - придется генералу-майору Соммерсу лично спуститься сюда.
- Спасибо, док, - коротко ответил охранник. - Примем к сведению.
Оба охранника в черных комбинезонах, так контрастно выделяющихся на светло-желтой гамме медпункта, отошли в сторону, и один из них активировал передатчик. Беккер принял у Юко световое перо и принялся водить им по экрану монитора, расположенного над головой Энтони. Парень для него будто бы и не существовал - Беккер просто выполнял свою работу. Неприятную работу, конечно, но от нее он не мог отказаться.
Энтони с одной стороны был недоволен тем, что его игнорировали, но с другой стороны -это была достаточно характерная для человека линия поведения.
«Он зол на меня, но это не отменяет моего задания», - парень внимательно прислушался к разговору доктора и подоспевших бойцов. Шум приборов создавал легкие помехи, но Кольт понял суть разговора.
«Значит, я пока не могу ходить, - он попробовал согнуть ногу, но наткнувшись на сопротивление бинтов и резкую боль, остановился. - Это немного усложняет мне задачу, но все же, - парень оценил ощутимую боль, - при надобности я смогу передвигаться, хоть и медленно, но смогу».
Медленно переваривая в голове услышанное, он не кинул попыток заговорить с врачом. И когда тот завершил свой разговор и вернулся назад к приборам возле парня, тот сразу же вновь повторил вопрос:
- Док, как я сюда попал? - он, конечно, отчетливо помнил все, но про это не должен был знать никто. Лицо и дальше было ошарашенным, с легкой улыбкой. Одни только глаза сверкали как-то не так.
Беккер вытащил иглу из вены Энтони и передал капельницу Юко - в ней больше не было необходимости. Затем достал тонкий шприц и легко вогнал его в другой локтевой сгиб парня, чтобы вытянуть немного крови для анализа. Делал он все это с какой-то наигранной безупречностью, словно робот, выполняющий заложенную в него программу. Энтони стал для него не больше чем абстрактной задачей, которую следовало решить по приказу вышестоящих.
Игнорируя редкие реплики парня, он отошел со шприцем, наполовину заполненным красной жидкостью, и затерялся в мельтешащих тут и там белых и зеленых халатах. Вернувшаяся Юко бросила на Энтони испуганный взгляд, хватила с шаткого столика емкость с инструментами и сунула ее во встроенную в стене мойку. Ей никто напрямую не говорил, что этот парень виновен в смерти людей, лежащих в соседней комнате, но она была неглупа и догадывалась, что что-то здесь нечисто.
- Ну не хочешь говорить, так и быть, - выпалил Энтони вслух после еще трех вопросов, заданных стенке. Он хорошо помнил этого врача, и за то короткое время его отношение к парню сильно изменилось.
«Все ясно, ты меня считаешь тварью», - подумал Кольт.
- Я кого-то другого спрошу.
Благо в поле зрения шпиона появилась медсестра.
«Спросим тебя, - подумал парень, - хотя по виду ты тоже знаешь, что я сделал».
- Сестричка, пожалуйста, скажи, где я? - и, пресекая попытку побега девчонки, он, немного провернув руку в наручнике, схватил ее за край халата. Лицо все также не меняло своего выражения. Когда та испуганно, повернулась к нему, тот добавил:
- Пожалуйста, скажи, что случилось, - лицо сразу же поменялось на самое милое и безобидное выражение, которое он смог из себя выжать.
Юко заметно занервничала и осторожно высвободила край халата, но убегать не стала. Она обернулась в поисках доктора Беккера, но тот уже куда-то исчез. Энтони заметил, что девушка переживает короткую внутреннюю борьбу между принципом во всем подражать Беккеру и жалостью к парню, смешанной с любопытством. Наконец "женская" сторона победила, и Юко неуверенно ответила:
- Ты в медпункте. Как ты... э-э... себя чувствуешь?
- Нормально, только ноги чего-то болят, - уже немного бодрее ответил парень.
«Она ответила, это хорошо», - подумал он.
- А ты не скажешь, как я сюда попал? – он внимательно всмотрелся в глаза девушки.
«Нужно будет пустить слух, что я не один, а все, что случилось, это просто подстава и стечение обстоятельств, но сейчас пусть она дает мне ответы на вопросы».
Он немного отвел взгляд в сторону, туда, где висела видеокамера. Сейчас она не двигалась, как раньше, и тупо смотрела на парня.
- Тебя принесли охранники... Ты был без сознания, - немного сбивчиво ответила Юко, опуская глаза и делая вид, что ее внезапно очень заинтересовал собственный передатчик, закрепленный на тыльной стороне ладони. - У тебя были прострелены голени, но доктор Беккер вытащил пули... Ходить ты сможешь как минимум через трое суток при интенсивной терапии... но не быстро, - она обеспокоенно обернулась, высматривая, не видит ли ее Беккер.
- Принесли охранники? Простреленные ноги? Как это может быть, я же летел на корабле? Это вообще, на какой я планете? – парень обрушил на девушку кучу вопросов, стараясь создать впечатления, что он ничего не помнит про аварию и Ханикомбу. Энтони ловил каждый взгляд, и каждое движение, стараясь понять, о чем она сейчас думает. И также для него не осталось незаметным, то, что девушка явно не хотела, чтобы док знал об этом разговоре. «Возможно я это потом использую».
Юко недоверчиво посмотрела на него. Про этого парня ходит столько страшный слухов! А он ведет себя так, словно ничего не помнит... Девушка подумала, что надо бы сообщить об этом доктору Беккеру, а уж он-то знает, что делать. Больше всего она боялась сейчас сделать что-то не так.
- Извини, мне надо идти, - пробормотала она, отступая на шаг назад от койки.
- Да что же я такое сделал, что меня приковали наручниками? - он демонстративно попробовал поднять руки и натянул наручники. - И все меня обходят стороной, да еще плюс к этому никто ничего не говорит, - он скривил лицо в обиде.
Он демонстративно отвернулся.
«Пусть она думает, что это я завершил разговор. Если купилась, тогда продолжит, хотя может и немного постоять, не решаясь - ответить или нет, а потом пойти прочь». Тем не менее, его грызла еще одна проблема - сможет он передвигаться только через три дня. А это очень много времени, убитого зря, да и они с Легионом сильно выбивались с графика.
- Все говорят, что ты убил очень много людей! - неожиданно выпалила Юко.
-Й… Я..? К... Когда… ? – специально запинаясь, произнес парень, повернув к девушке свое удивленное лицо. - Я… я, не мог… - и в подтверждение своих слов он закрутил головой.
«Думаю, так будет достаточно, палку здесь перегибать тоже не стоит», - подумал он.
- Какой сегодня день?
«Нужно уточнить время ну и заодно попробовать намекнуть на амнезию», - просчитывал наперед ситуацию шпион, пробуя развернуть ее в нужное русло.
Юко, собравшаяся бежать к доктору Беккеру, замешкалась. Странно себя ведет этот парень. Вокруг все только и твердят о том, что он повинен в смерти семи человек, но он упорно делает вид, что понятия не имеет, о чем речь. Юко не была прирожденным психологом, но отличать ложь от правды в большинстве случаев умела. И в данном случае было непохоже, что парень лжет - слишком хорошо он прикидывался удивленным и испуганным. Наконец девушка решила, что большого вреда не будет, если она ответит на его вопрос. Возможно, не стоит даже сообщать Беккеру об этом разговоре - все равно Тони никуда не убежит.
- На Земле сегодня 25 марта 2230 года. Какой день ты помнишь последним? - спросила она, подумав, что по ответу парня, возможно, сможет определить, актерствует он или нет.
Глаза парня немного опустились вниз, его взгляд разфокусировался, он будто бы глядел в темноту или вдаль. Лишь слегка прищурившись, всем своим видом он показал человека, который пробует вспомнить все детали и не ошибиться.
- Ты сейчас надо мной прикалываешься? Это что, какая-то игра такая? – выпалил он после короткой паузы. - Десятого февраля я вылетел с Земли, с тех пор прошло сорок три сутки. Я должен еще мирно спать, по крайней мере, двое суток.
Энтони даже не сомневался, что сыграл он идеально. И теперь его лицо вновь приняло вопросительное выражение, мол, объясни, как такое может быть. Нужно чтобы девушка сама давала ответы, а потом он их будет выдавать как свои на допросе. А о том, что такое состоится, парень знал наверняка, ведь бойцы вызвали Соммерса.
- Спать? - переспросила Юко, невольно купившись на актерскую игру Энтони.
Энтони посмотрел на удивленное лицо девушки - «купилась», - подумал он и внутри улыбнулся, но снаружи ни один мускул не дрогнул. Такая игра начинала нравиться парню, вот только скоро эта игра перейдет на совершенно новый уровень, когда сюда придут бойцы и охрана комплекса, чтобы допросить парня. Поэтому все происходящее можно считать генеральной репетицией.
- Ну да, до Нью Идена сорок шесть суток лету, если от отправки прошло сорок три, значит, я сейчас должен спать в стазис-камере. Девушка – вы явно вводите меня в заблуждение. Признайтесь, это ведь розыгрыш? - И Кольт вновь сменил маску, теперь его лицо ожидало, что девушка подтвердит слова парня, снимет наручники, и они оба посмеются над розыгрышем.
Юко молчала. Она осторожно обернулась в поисках доктора Беккера, но тот все еще где-то пропадал, а остальные не обращали на нее никакого внимания. Тогда девушка осторожно присела на шаткую круглую табуретку рядом с койкой и внимательно посмотрела на Энтони.
- Сколько тебе лет? - спросила она.
Девушка занервничала, по крайней мере, так растолковал ее поведения парень. И не задумываясь, ответил:
- Двадцать два.
"Жаль, что она не ответила, как я тут оказался", - вторую половину фразы он не выпустил наружу…
"Ненамного младше меня, - подумала Юко. - А выглядит, будто ему восемнадцать..."
- Так значит, тебя зовут Энтони Кольт, и ты с Земли? - на всякий случай уточнила она.
- Да… - протянул Кольт. - А откуда ты знаешь, как меня зовут, я ведь не представился? -Лицо парня расплылось в удивлении.
«Даже интересно стало, после такого разговорчика по базе точно пойдут слухи, что они поймали не того».
- Доктор Беккер сказал, - пожала плечами медсестра. - Он, кажется, нашел твой карманный планшет... Все равно невероятно - тебя вытащили из спасательной капсулы без сознания и принесли сюда. Ты несколько раз приходил в себя, потом случилась большая авария, прибежали какие-то люди, увели тебя на допрос... А потом снова притащили сюда. Ты это помнишь? - затараторила девушка.
- Капсула, допрос… - парень буквально остолбенел в изумлении. - Я, я бы такое точно помнил …
«Вот так, девочка, давай все по полочкам».
- Да, да что тут вообще происходит?
Юко резко встала.
- Ты лжешь! - воскликнула она так пронзительно, что несколько голов обернулись на нее. - Я видела, как тебя уводили охранники. Ты был в сознании и должен все помнить!
- Да, да не помню я ничего такого. Помню, рассчитал координаты, поставил корабль на автопилот, лег в стазис-камеру и очнулся тут. Прикованный наручниками, меня обвиняют в убийстве, а я … А я ничего не помню, - голос срывался на плач, глаза тут же покраснели и налились слезами. - Да кто-то, наконец, объяснит, что тут происходит?!
- Но ты же был в полном сознании, когда тебя уводили! - настойчиво, но уже потише повторила Юко. - Может быть, у тебя временная потеря памяти или что-то в этом роде... я должна сказать об этом доктору Беккеру! - девушка заметно занервничала, не зная, что ей делать.
- Да хоть самому Богу, лишь бы это закончилось... - И он бессильно разлягся на кровати.
«Твой ход, сестричка», - подумал Энтони, предвкушая ее реакцию.
Сбитая с толку внезапным смирением парня Юко снова села рядом.
- Ты действительно ничего не помнишь? - спросила она. - Совсем ничегошеньки? Даже как ты оказался в капсуле?
- А как ты думаешь? Если бы я помнил убийство, думаешь, я бы тут спокойно говорил с тобой? Да и меня б охрана тогда не оставила, да и вообще где именно я?
«Куча вопросов всегда сбивала с толку и давала возможность для маневра», - подумал он.
- Ты в медпункте, - сдержанно ответила Юко, беспокойно покосившись куда-то в сторону. - И ты был здесь несколько часов назад! Я помню - ты даже пришел в себя! Не обманывай меня, я не понимаю, как такое может быть, что ты не помнишь, как тебя увели охранники! - воскликнула она. У девушки явно не укладывалось в голове, почему Энтони отрицает очевидное.
«Она в замешательстве, -  читал Энтони по лицу девушки. - Как бы тебя склонить на свою сторону», - думал парень, перебирая в голове варианты ответов и подходящие под них выражения лица. - Нужно, чтобы все получилось органически, иначе - провал».
Он сделал вид, как будто бы проматывал в голове все, что с ним случилось.
- Медпункт - это плохо, - сделал он заключение. - Ты говоришь, что меня достали с капсулы, а потом водили на допрос, а потом снова привели сюда. - Все это он говорил спокойным голосом, но на лице читалось, что он не верит ни единому слову девушки, потому что так не могло быть.
- Я не знаю, кто кого тут обманывает, но я действительно не помню такого. И исходя с даты, названой тобой, я сейчас должен быть в стазис-камере, а не разговаривать с тобой. - Он глядел прямо в ее глаза с твердой уверенностью, что она с него прикалывается.
Юко немного помолчала. Она была в некоторой растерянности, смешанной с беспокойством по поводу того, имеет ли она право разговаривать с Энтони. А вдруг доктор Беккер рассердится на нее? Юко, втайне обожавшая доктора, не могла допустить, чтобы тот чем-то остался недоволен. Она хотела снова что-то возразить, но вдруг ее внимание привлекло какое-то движение сбоку. Она встрепенулась, как испуганная мышь, и вскочила с табуретки. В пяти шагах от нее двое бойцов в черных комбинезонах принялись что-то обсуждать между собой, и Юко заметила, что через толпу к ним направляется доктор Беккер.
- Ой! Мне надо идти! - пискнула она и, даже не взглянув на Энтони, куда-то умчалась.
Беккер бросил холодный взгляд на распростерного на койке парня и повернулся к охранникам. Те что-то ему сообщили. Беккер кивнул и снова куда-то ушел. Энтони остался один посреди шумного медотсека, в толпе, не обращающей на него никакого внимания, но одновременно находящейся настороже - вдруг он еще что-нибудь выкинет.
Бегающие глаза Юко явно говорили о внутренних противоречиях.
«Это хорошо», - зароненное зерно внутреннего конфликта может вырасти в отличного союзника, главное, чтобы она никому не рассказывала про свои терзания. Удержания своих проблем внутри всегда выливалось в будущем в самые непредсказуемые события.
"Ой! Мне надо идти!" – сказав эти слова, девушка скрылась с виду.
Энтони вновь бессильно разлегся на постели. Казалось, никто не обращает внимание, но это было лишь удачным маскарадом. Камера в углу мелькала красной лампочкой, указывая на свою активность. И недвижимо уставилась на прикованного узника. Врач, одаривая парня грозными взглядами, ничего не говорил. Казалось, всем нету до него дела, но с другой стороны, он был в самом центре внимания.

0

2

Это было не такое пафосное место, как приемная господина Ватанабэ, но зато здесь администратор "Ханикомбы" не сможет услышать, как Оониси будет устраивать "разбор полетов". Все трое находились в маленькой комнате с минимумом мебели, выполненной в черно-белой гамме, примыкающей к гостевой. Здесь находилась стойка регистрации посетителей, но она пустовала - Оониси предусмотрительно отозвал секретаршу. Генерал-майор Соммерс и капитан Бутвуд, спустя два часа после поимки шпиона, оба предстали перед высшим командованием. Оониси, едва не вывернувшийся наизнанку ради того, чтобы скрыть от Ватанабэ чрезвычайное происшествие на базе, отвлекал начальника всеми возможными способами, один раз даже вызвав его негодование, поэтому сейчас он был в весьма скверном настроении. И Бутвуд с Соммерсом это чувствовали.
Для наибольшей выразительности своего неудовольствия Оониси, этот маленький кругленький японец, встал на небольшое возвышение, на котором находилась регистрационная стойка. Это позволило ему оказаться примерно на голову выше Соммерса и на полголовы - Бутвуда. Этим двум он не предложил сесть, хоть это и была излюбленная тактика Ватанабэ, поскольку знал, что европейцы воспринимают подобное предложение как знак уважения. Сейчас Оониси возвышался над обоими, словно коршун, и сверлил провинившихся "белых" гневным взглядом. Внешне он был относительно спокоен и даже невозмутим, и только в глазах его горел опасный огонь.
Соммерс в ожидании головомойки держался как всегда бесстрастно и крепко, Бутвуд помалкивал, понурив голову. Он знал, что уж ему-то попадет в первую очередь. И что он скажет в свое оправдание? "Просто мальчишка оказался сильнее шестерых солдат"?
- Как вы оба понимаете, ситуация сложилась внештатная, - без предисловий начал Оониси. Голос его звучал ровно, уверенно и спокойно, однако Соммерс и Бутвуд понимали, что спокойствие это обманчиво. Япошки не забывают и не прощают. - И причиной этой ситуации стал один из вас, здесь присутствующий, - грозный взгляд в сторону Бутвуда. - Надо ли мне доносить до вашего сведения, генерал-майор Соммерс, что этим днем служба безопасности показала себя далеко не с лучшей стороны?
Соммерс молчал, бесстрастно смотря куда-то сквозь Оониси, ниже его подбородка. Не дождавшись ответа, японец продолжил:
- Это беспрецедентное и невиданное происшествие. Я не буду расписывать вам в цветах и красках то, что вы и так понимаете. Я не буду также отчитывать вас, как школьников, и спрашивать причины столь возмутительной халатности. Вы оба должны понимать, чего вам будет это стоить.
- Но сэр! - воскликнул Бутвуд. - Позвольте объяснить!...
- Я давал вам слово, капитан Бутвуд? - чуть повысил голос Оониси. Бутвуд замолчал. - Будьте любезны, проявите хоть каплю уважения ко мне и господину Ватанабэ и избавьте нас от ваших жалких оправданий. Вам нечего сказать мне.
- На самом деле сказать есть что, - невозмутимо возразил Соммерс, на которого "психологическая атака" Оониси произвела куда меньшее впечатление, чем на Бутвуда. - Если вы, конечно, соизволите выслушать, Оониси-сан.
Оониси поморщился. Опять "-сан"... Когда уже эти тупые европейские обезьяны выучат другое, более правильное обращение к высшему начальству? Или не используют его совсем, коль они так далеки от великой японской цивилизации...
- Все ваши слова были выражены вашими действиями, - возразил Оониси. - К нам на базу проник шпион, и вы, Соммерс, это допустили, - он не стал утруждать себя называнием официального статуса главы службы безопасности. - Шпион сбежал, и в этом, Бутвуд, ваша вина. Я дал вам достаточно времени, чтобы исправить свои огрехи, но вы этого не сделали. С какой стороны это характеризует вас обоих и ваших подчиненных? - он выдержал небольшую паузу. - Вы, Бутвуд, не использовали свой шанс и позволили шпиону несколько часов свободно перемещаться по базе, убивать персонал и портить технику, - последнее, разумеется, было сказано образно, ведь Оониси не знал о поломке сервера в проектном отделе, но этими словами он, сам того не зная, попал в цель. - У нас восемь погибших, еще девять раненых, и еще двое пропали без вести. И все это, Бутвуд, из-за вашей неосмотрительности и расхлябанности. Вы должны понимать, что ваша карьера на Ханикомбе закончена. Чтобы смыть это пятно с вашей репутации, вам придется стать героем Объединенных Америк, - едко закончил он. Это было преувеличением, но оно оказало ожидаемое действие.
Соммерс скосил глаза и заметил, что Бутвуд совсем скис. Еще бы, после такого-то разноса! Однако сам он не потерял самообладания и своим быстрым расчетливым умом сообразил, что это еще не конец игры. Да, Бутвуд промахнулся, но Оониси тоже кое-чего не учел.
- Только один вопрос, Оониси-сан, - отрывисто произнес Соммерс.
- Я вас слушаю, - высокомерно отозвался японец, не придумав причин для отказа.
- Господин Ватанабэ знает о происшествии?
Бутвуд удивленно глянул на начальника, не понимая, с чего вдруг Соммерс интересуется мнением Ватанабэ. И с удивлением обнаружил, что за этим вопросом не последовал короткий и властный ответ - Оониси , казалось, немного растерялся. Расчет Соммерса оправдался - Оониси пришлось здорово напрячь мозги, чтобы скрыть столь серьезное происшествие от Ватанабэ. В отличие от Бутвуда, Соммерс куда больше соображал в начальской политике и мог даже утверждать, что изучил "этих япошек" вдоль и поперек. Не то чтобы он был гениальным психологом - как раз нет, это были просто практика и наблюдения. Работая в подобном коллективе, не так уж сложно набраться соответствующего опыта.
- Эта информация не имеет никакого отношения к вашему делу, - отрезал Оониси. - Вам сейчас надо бы думать о том, как сохранить лицо - работу вы уже потеряли.
- Тогда, быть может, мне поинтересоваться у него лично? - также невозмутимо предложил Соммерс, проигнорировав последний выпад Оониси.
Он прекрасно знал, что на это ему нечего возразить - Соммерс имел право являться в кабинет к Ватанабэ когда угодно, пользуясь высоким званием. И тут уже Оониси ничего не мог ему запретить - пришлось бы придумывать официальный отказ.
- Нет, не знает, - наконец ответил Оониси, так и не придумав, как бы уклониться. Соммерс все равно заставил бы его дать однозначный ответ. - И за это благодарите судьбу, богов, вселенную - в какую чушь вы там верите? - потому что я позаботился о том, чтобы господин Ватанабэ не узнал о вашем позоре. Считайте это небольшим проявлением моего безграничного милосердия.
- О нет, - вдруг сухо усмехнулся Соммерс. - Это вам следует благодарить судьбу, богов и вселенную за то, что ваш начальник не узнал обо всем этом. Узнай он об этом, вас, а не нас, ожидал бы позор, потому что... что там делают японцы, когда проваливают дело и не оправдывают ожиданий начальства?
Бутвуд удивленно покосился на Соммерса. Он никогда прежде не слышал, чтобы тот так дерзко разговаривал с Оониси. Разумеется, эти двое весьма недолюбливали друг друга, прежде всего из-за национальных различий, но Соммерс никогда не позволял себе дерзить начальству и молча сносил все их издевательские поручения. Что же изменилось? Соммерс понял, что ему нечего терять?
За время всей его речи Оониси слегка изменился в лице. В мимике его что-то дрогнуло, словно он с трудом сдерживал обуревавшие его негативные эмоции, но, впрочем, ненадолго - уже через секунду Оониси с привычным высокомерием взирал на Соммерса, взяв себя в руки.
- Вы слишком многое себе позволяете, Соммерс, - бросил он. - Полагаю, это оттого, что вы понимаете свое бессилие.
- О нет, - снова повторил Соммерс, позволив себе легкую улыбку. - Я-то не боюсь увольнения и даже отставки. Но подумайте на секунду не о нас, а о себе. Я и Бутвуд можем хоть сегодня покинуть базу - только пришлите за нами транспортник. Нам это не сложно. Но... как вы объясните наше исчезновение господину Ватанабэ?
Бутвуд заметил, что после последней фразы Соммерса Оониси слегка растерялся и не сразу сообразил, чем ему парировать. Пока он подыскивал слова, Соммерс продолжал:
- Снимите нас с должности. Назначьте нового командира службы безопасности. Все это просто, как залезть в интрасеть, не считая некоторой бумажной возни. Но вам придется изрядно поломать голову над тем, как объяснить свое решение господину Ватанабэ, ведь он непременно поинтересуется, с чего вдруг вы решили обновить персонал. А ведь он наверняка еще захочет побеседовать со мной на тему той причины, которую вы для него придумаете. Что ж... - Соммерс сделал задумчивый вид. - Я думаю, придется раскрыть ему правду о том, что произошло на его территории пару часов назад. Вы хорошо подготовлены к этому, Оониси? - это был уже настоящий вызов. Назвать начальника по фамилии, не приставив к нему "сэр", "господин" или какой-нибудь аналог вежливого обращения, было равносильно прямой грубости.
Оониси впервые за весь разговор потерял самообладание. Ноздри его в бешенстве раздулись, глаза расширились (это было довольно забавно, учитывая неевропеоидное строение его лица), казалось - еще немного, и из ушей повалит пар. Оониси судорожно сцепил руки за спиной в замок и гневно выдохнул:
- Вы понятия не имеете, о чем говорите, Соммерс! Немедленно замолчите и убирайтесь!
- Я-то прекрасно понимаю, о чем говорю, - с издевкой возразил Соммерс, являя собой контрастное спокойствие по сравнению с буйствующим Оониси. - А понимаете ли вы, к чему приведут ваши поспешные действия?
Эти оба словно поменялись ролями: обычно спокойный, высокомерный и терпеливый японец сейчас больше был похож на вечно недовольного и раздражительного европейца. Соммерс же явно чувствовал себя в своей тарелке, он понимал, что Оониси скоро будет побит в игре, им же затеянной.
- Вас то не должно касаться, Соммерс, - снова отрезал Оониси. - Ваш подчиненный, Бутвуд, запятнал блестящую репутацию нашей базы, а вы, вместо того чтобы хотя бы попытаться исправить свое положение, только усугубляете его. Служба безопасности проявила неслыханную недальновидность, и этим самым вы, Соммерс, наглядно продемонстрировали всю вашу некомпетентность.
"Ой, да ладно, ничего ж серьезного не произошло, - хотел вставить осмелевший Бутвуд, которому действия Соммерса внушили слабую надежду, но сдержался. - Ну да, много убитых. Сожалею. Но поймали ж крысу, поймали!"
- Пусть так, - не стал спорить Соммерс, - хотя я бы предложил вам самому попробовать сделать то, что сделали мои люди для поимки этого мальчишки. Но дело даже не в этом... а в том, как вы объясните наше увольнение господину Ватанабэ. Я бы очень хотел прямо сейчас услышать вашу версию событий, Оониси. Вы станете лгать начальству?
Оониси побагровел. Казалось - еще немного, и он взорвется изнутри, забрызгав Бутвуда и Соммерса ошметками мяса и внутренностей. Соммерс приготовился, ожидая бури, но Оониси совершенно внезапно взял контроль над собой, сдулся и немного расслабился, приняв свой обычный непринужденный вид. Он по-прежнему держал руки за спиной сцепленными в замок, что придавало ему еще большее сходство с маленьким кругленьким колобком. В настоящий момент колобок больше не излучал раздражение и высокомерность, а приобрел вполне приемлемый и даже деловой вид. Оониси даже попытался улыбнуться, но вместо улыбки у него получилась довольно кислая гримаса.
- Я вижу, Соммерс, вы абсолютно не понимаете своего положения, - неожиданно миролюбиво сказал он, только вот Соммерсу от этого напускного дружелюбия внезапно стало не по себе. Это было даже хуже, чем гнев со стороны Оониси, поскольку в данном случае все это было очень похоже на то, что хитрый япошка задумал какую-то гадость. - Что ж, я вам объясню. Потом. Сейчас вы оба исчерпали свой лимит времени. Свободны.
- Мы уволены? - вкрадчиво уточнил Соммерс.
Оониси просверлил его недовольным взглядом. Если бы этим взглядом можно было убить, генерал-майор службы безопасности уже рухнул бы на пол, как подкошенный. С простреленным лбом.
- Официально - пока нет, - кисло и неохотно ответил он. - Но временно вы оба отстранены от обязанностей... Ничего не предпринимайте до моих распоряжений. О вашей дальнейшей судьбе вы узнаете... позже.
"Звучит как угроза", - подумал Бутвуд.
Соммерс насмешливо отдал честь (подобную дерзость в отношении Оониси еще никто себе не позволял) и резко развернулся. Затем четким, почти строевым шагом направился к выходу. Растерявшийся Бутвуд пробормотал что-то типа: "Вас понял, господин Оониси", склонил голову в неловком поклоне и ушмыгнул вслед за Соммерсом. После того, как оба скрылись за дверью, Рокуро Оониси нахмурился  и, нащупав в кармане коммуникатор, вышел через противоположную дверь. Его неприязнь к "европейским обезьянам" почти моментально, как под воздействием прямого радиационного потока, выросла в сильнейшую ненависть.
Бутвуд нагнал шефа около лифта. Однако Соммерс не спешил первым начинать разговор - он просто нажал кнопку вызова и стал ждать приезда кабины.
- Мы.. э... свободны? - неловко уточнил Бутвуд.
- Смотря что ты имеешь в виду, - буркнул Соммерс, не глядя на него. - Нет, мы не уволены.
Бутвуд восхищенно прищелкнул языком.
- Как вы его ловко, сэр... Я уж думал - все, конец, - сказал он, чтобы как-то поддержать разговор.
Вместо ответа Соммерс внезапно развернулся к нему и схватил за воротник толстой куртки. От неожиданности Бутвуд замешкался, и Соммерс верным пинком прижал его к стене.
- Слушай сюда, Бутвуд, - угрожающе зашипел он прямо в лицо своему подчиненному. - Это первый и последний раз, когда я вытаскиваю твою задницу из той черной дыры, куда ты сам ее вогнал. Первый и последний! Я уверен, что Оониси не такой болван, чтобы докладываться обо всем Ватанабэ, так что мы останемся на службе, но... он мне этого не забудет. Поэтому еще один промах - и твоя задница с треском вылетит отсюда! Ты меня понял?
- Э-э... да, сэр... - изумленно прохрипел полупридушенный Бутвуд. Он точно не ожидал такого поворота событий от обычно сдержанного и равнодушного Соммерса. Да уж, вот что бывает, если кто-то сильно достанет генерал-майора: сначала Оониси заткнул, теперь его, Бутвуда, чуть не придушил.
Тихонько звякнув, приехала кабина лифта и призывно раскрыла двери. Соммерс еще несколько секунд сверлил Бутвуда тяжелым взглядом, затем отпустил его и шагнул в лифт.
- Иди спать, - бросил он на прощание. - Это приказ.
- Да, сэр... - механически повторил Бутвуд, растирая шею.
- Вот и отлично, - буркнул себе под нос Соммерс перед тем, как двери лифта закрылись.
Бутвуд некоторое время еще постоял на площадке, приходя в себя после двойного потрясения, после чего неуверенно побрел в сторону служебной лестницы. Итак, Соммерс нашел красивый способ воздействовать на Оониси. Пусть он временно выиграл, но японец точно этого не забудет, и добра от него впредь не жди... Однако бунтарское поведение Соммерс внушило скисшему Бутвуду какой-то боевой юношеский задор, и он злорадно подумал: "Хочешь подсадить меня, обезьяна косоглазая? Ну мы еще посмотрим, кто кого..." Это немного подняло ему настроение, и будущее внезапно показалось не таким уж мрачным.

*       *       *

По личному закрытому каналу Оониси узнал от доктора Беккера, что Энтони Кольт находится под его присмотром в медпункте, в тяжелом состоянии. И ходить сможет примерно через неделю, при интенсивной лечебной терапии - через трое свуток. Мда, не сахар... Если ему удалось утаить от Ватанабэ отсутствие Кольта в камере в течение четырех часов, то растянуть тайну еще на трое суток... Нет, Ватанабэ в любом случае об этом узнает. Надо будет что-то делать. Что-то такое, что не раскроет бешеных гонок в подземке базы. Разумеется, доступ к Ватанабэ имеют лишь немногие, и их можно предупредить, чтобы держали язык за зубами... но как быть с охранниками, технарями и обслуживающим персоналом? Они никогда лично не общаются с высоким начальником, но информация, как вода, текуча: везде найдет лазейку. Иными словами, кто-нибудь где-нибудь да сболтнет лишнего. Да уж, задачка перед Оониси стояла не из легких: следовало проинформировать босса о случившемся, но так, чтобы вроде и не соврать, но и не сказать всей правды, дабы не вызвать на себя гнев Ватанабэ. Но гнев еще не самое страшное, больше этого Оониси боялся, как бы Ватанабэ не посчитал себя опозоренным перед Вейландом и не захотел смыть с себя пятно бесчестия кровью. Своей.
Оониси отправил Беккеру короткое лаконичное сообщение: "Не спускать с него глаз. Лечить быстро" и с тяжелым сердцем отправился в кабинет к Ватанабэ.
Когда Юко подала Беккеру коммуникатор, тот среагировал на поступившее сообщение коротким хмыканьем. Нечто подобное он ожидал - высокие начальнички прикажут лечить убийцу, а сами наверху будут строить хитрые планы, как бы скрыть все от командного центра... Беккер почувствовал растущее в нем раздражение. Впрочем, не он один: помимо него напряженку на базе активно поддерживали Соммерс, Оониси и сам Кольт.
Беккер отдал пару распоряжений Юко относительно раненых бойцов, и девушка ушла работать. К доктору подошел один из охранников, бесцельно слоняющихся по медпункту.
- Генерал-майор не придет, - сообщил он. - Мы здесь больше не нужны.
- Никто не собирается допрашивать этого крысенка? - нахмурился Беккер.
- Не могу сказать точно, - мотнул головой синтетик. - Нам поступил приказ уходить и ждать дальнейших указаний.
- Ладно... идите, - махнул рукой Беккер.
Синтетик и еще двое охранников скрылись за дверью, и гамма медпункта снова стала бело-голубой.
Беккеру такой поворот событий показался странным. Соммерс или кто-то из его людей собирались прийти допросить Энтони, но почему-то передумали. Приказ Оониси или самого Ватанабэ? С чего вдруг? Он не знал о вспыхнувшем между Соммерсом и Оониси конфликте, поэтому мысли в его голову лезли самые разные. Впрочем, дело его было маленькое - следовать указаниям в коротком сообщении. Но все равно Беккер почувствовал неясное беспокойство, будто в воздухе пронеслось неосязаемое предупреждение о грядущей буре.
В раздумьях он подошел к койке Энтони и, несмотря на умоляющее выражение лица молодого парня, грубо надвинул ему на лицо какую-то белую, устрашающего вида "маску" с отходящим от нее гибким шлангом. В камеру тотчас пошел усыпляющий газ, и Энтони почувствовал, что не имеет сил даже для слабого сопротивления. Глаза его закрылись против его воли, тело вдруг стало каким-то непослушным и слишком тяжелым, и парень быстро провалился в забытье.

0

3

Каждый хакер желает знать, где сидит пассворд.
- народная мурость.

Он очнулся не мгновенно и далеко не сразу осознал, кто он и где находится. Сознание возвращалось медленно, толчками и вообще как-то неохотно. Энтони казалось, будто его и не существует вовсе в физическом теле, этой бренной земной оболочке, а что он своей светлой духовной сущностью воспарил над материальным миром и сейчас мерно покачивается на волнах небытия… Однако сладкая легкость стала постепенно куда-то исчезать, и как бы парень не противился неотвратимому наступлению суровой серой реальности, белые облака желанной грезы расступались, и на их место приходили вполне физические ощущения собственного тела в лежачем положении. Когда сон окончательно рассеялся, и Энтони понял, что лежит на чем-то жестком, в его маленький уютный мирок хлынул поток звуков реальности. Обычные звуки жизнедеятельности медпункта показались ему оглушающим ревом, и мозг автоматически среагировал на этот противный раздражитель – стал поспешно выходить из «спящего режима».
Энтони чувствовал, что лежит в тепле. Физическая боль куда-то ушла, и, если не двигаться, то можно было бы поверить, что все события прошедшего дня ему приснились, и лежит он сейчас в своей уютной постельке где-нибудь у бабушки в деревенском домике… Однако бабушки в парня не было, а если и была, то он никогда ее не знал. Тем более что он никогда не был в деревне, поэтому поверить в такое счастье не мог. Когда Энтони открыл глаза, он обнаружил, что свет в медпункте приглушен. Никто не носился вокруг него, куда-то исчезли мельтешащие тут и там белые халаты, и тишину нарушали только негромкие переговоры дежурных врачей, пиканье приборов, да сухое покашливание пациентов, растянувшихся на соседних койках. Шумный мир реальных звуков в голове Энтони стал постепенно утихать. Попробовав шевельнуться, парень обнаружил, что запястья его по-прежнему прикованы к металлическим рейкам койки наручниками, зато под голову ему кто-то заботливо подсунул подушку. Над головой у него висел смутный силуэт какой-то медицинской аппаратуры.
Тишина и спокойствие, окутавшие парня, были еще одним обманом. Повернуть голову в сторону камеры было слишком подозрительно, поэтому парень лишь немного наклонил голову так, чтоб краем глаза проверить состояние камеры.
Мелькающий красный огонек возле объектива явно говорил об активности последней, и как всегда она неподвижно уставилась на подозреваемого.
«Смотрите, ну смотрите», - больше внимания уделять этому Энтони не собирался. Да и смысла в последнем не было. Он перевел взгляд на нависающий над ним прибор.
«Ну вы и настырные, один сканер сменили на другой», - парень безошибочно опознал медицинский прибор над нам. Гипердайновцы тоже таким пользовались для проверки целостности имплантов и проверки внешних признаков работоспособности.
«Теперь вы уже знаете, что когда я сплю или без сознания — импланты отключаются, - подумал он, глядя на зеленую искру проектора. Сканирующие лучи мерно проходились по голове шпиона. - Интересно, сколько я пролежал? Могли ведь и в стазис-камеру запихнуть на несколько месяцев. От корпоратов жди чего угодно».
Он сначала было решил подать сигнал-запрос о наличии поблизости своего челнока, но потом передумал.
«Если узнают что в голове у меня еще и передатчик есть, тогда мне точно конец», - он расслабился и решил отдохнуть. Нужно было придумать новый план.
Тут-то Энтони заметил, что, хотя руки его были надежно зафиксированы наручниками, ноги оказались свободны. На это неохотно пошел доктор Беккер, когда обнаружилось, что для правильного срастания сухожилий требуется обмотать ноги парня толстым слоем эластичных бинтов и ни в коем случае не пережимать щиколотки и голени. В принципе, при желании этого можно было избежать, но зато пришлось бы заморочиться с поиском «безопасных для здоровья» фиксаторов. Заморачиваться никто не хотел, и Беккер решил, что Энтони и так никуда не убежит. Более того – он даже не мог согнуть ноги в коленях.
Пока парень находился без сознания, над ним «колдовала» целая бригада медиков. Помимо обычных медицинских махинаций были использовали различные сканеры для того, чтобы понять, что скрывается в черепной коробке мальчишки. Результаты и снимки были пересланы на личный коммуникатор Оониси, но ответа Беккер так и не получил. Через одного из охранников-синтетиков Оониси передал дежурному врачу, что тот может идти спать… но, разумеется, никому ни слова о том, что случилось. В противном случае – увольнением не отделается.
Джозеф Беккер слишком устал для того, чтобы удивляться подобной секретности (ведь без малого половина базы уже в курсе, что некто убил и ранил нескольких охранников), поэтому наплевал на все и просто пошел спать. Что еще оставалось делать, когда перед глазами настойчиво прыгали мультяшные верблюды и призывали его немедленно забыться сладким сном?... Немного некрасиво по отношению к другим медикам, которые такой привилегии не получили, но Беккеру было уже на все фиолетово: гори здесь все огнем, а он временно будет в «оффлайне». Впрочем, медиков на службе осталось не так уж много: жалкая кучка ассистентов и медсестра Юко Оиси. Последняя давно спала, полулежа за столом Беккера. Дремали и раненые охранники, оставленные на ее попечение. Молодые ассистенты резались в какую-то странную настольную игру, часто зевая и невнимательно следя друг за другом. На медпункт временно опустилась вялая сонная атмосфера. Не спал только Энтони Кольт.
Несколько минут Кольт собирался с мыслями. Начать все с ноля было крайне сложным заданием. И самое главное - нужно было создать видимость, что его подставили, и в действительности он беленький и пушистый. Новый план, как головоломка, быстро сложился в голове.
«Нельзя меня оставлять подключенным к приборам, - парень внутри себя улыбнулся. - Нужен свидетель, а лучше свидетели».
- Эй, люди, есть здесь кто? - на всю глотку завопил парень, на лице отразилась гримаса боли. Хоть в действительности его ничего не беспокоило.
Засыпающие за игрой молодые практиканты встрепенулись, как перепуганные воробьи. Недовольно заворочались на своих койках охранники, которых разбудил возглас Энтони. Юко вздрогнула и проснулась.
- Чего орешь? – грубовато рявкнул на Энтони какой-то парень из медицинской команды, едва ли старше него самого. – Спи, так тебя разэтак!
- Да поспишь с вами, - протянул сквозь зубы Кольт, глядя на сбежавшихся ассистентов. - У меня нога болит, правая, блин. - Он ужом извивался, имитируя боль. Начинался первый акт. Показатели на приборах медленно поползли вверх, рассеивая внимание медиков.
«А теперь приступим, - первой целью стал тестер, подключенный к голове парня. – Смена протокола... Протокол восемьсот четыре... Имитация ответа, промежуточного звена...» - в голове сплывали ответы имплантов. Мозг парня начал передачу сигналов, имитируя промежуточный тестер, все делалось только для одного, чтобы тот тестер, что был подключен к нему, сменил режим своей работы с наблюдения в режим теста или общения.
Молодые медбратья туповато уставились на Энтони, явно не соображая, что делать. Более расторопная Юко, окончательно проснувшись, прибежала на зов парня и решительно скомандовала:
- А ну разойдитесь! Дайте я взгляну.
Девушка склонилась над Энтони и стянула с него тонкое одеяло. Практиканты замерли за ее спиной и с интересом стали наблюдать.
- Где болит? – спросила Юко.
- Колено, - протянул сквозь стиснутые зубы парень и сразу же поправился, - колено ломит. Энтони ничего не придумывал. Если конечность будет долго находиться в неудобном положении, ее может свести судорога. Но параллельно с разговором шла война. Тестер, как и ожидалось, сразу же поддался, открывая парню доступ к внутренней сети. Вот только была проблема. Первые же запросы, отправленные к медицинскому компу, наткнулись на грамотно выставленный фаервол, который тихо обойти никак не удастся.
«Ну что же. Пойдем другим путем», - отреагировал юноша на такой сюрприз.
В основе сети всегда стояла маленькая штучка — свитч, которая направляла информацию по адресу, но вот у нее была небольшая особенность, когда ее сильно загрузить пакетами информации, она тут же переходила во второй режим — хаб. Направляя полученные пакеты всем компьютерам, подключенным к нему.
«Приступим», - в момент, когда Юко начала осматривать ногу, Кольт начал атаку.
Старая добрая ДОС атака, про нее уже практически все забыли, и вот вновь они будут расплачиваться за свою беспечность. Энтони сжал зубы, а на лбу выступил пот. Генерация большого количества пакетов требовала такое же большое количество сил. И это очень хорошо подыграло под ситуацию с ногой.
- Тише… тише… - в отчаянии бормотала Юко, не зная, с какой стороны подступиться к Энтони. – Сейчас я все сделаю, потерпи немного…
Она некоторое время повозилась с бинтами, после чего наконец смогла слегка сдвинуть повязку и осмотреть густо намазанную какой-то вонючей медицинской мазью коленную чашечку Энтони. На показания датчиков ни она, ни остальные не смотрели – да и, по правде говоря, они в этом ничего не понимали. Юко была всего лишь медсестрой на побегушках у Беккера, а молодые практиканты были вообще еще «зелеными». Для них все эти сложные аппараты были не более чем грудой металлолома.
- А ну включите свет! – внезапно решительно скомандовала девушка. – И дайте мне кто-нибудь автошприц!
Замершие было юнцы словно очнулись от транса и тотчас побежали исполнять указания. Юко автоматически стала считаться у них за старшую, поскольку она в отсутствие Беккера была единственной, кто хоть что-то соображает в этих медицинских тонкостях. Проснувшиеся охранники с любопытством наблюдали за разворачивающимся действием. Над Энтони вспыхнул ослепительно белый свет – включилась медицинская ЛХБ-лампа. Датчик над койкой замигал различными лампочками, столешница рабочего стола Беккера засветилась, и на нее стали выползать строки текста… но на это никто не обратил внимания.
Парню было приятно такое внимание девушки, но на текущий момент он был занят немного другим, забивая свитч фрагментами информационных пакетов. Как назло, шкатулка с проводами продержалась довольно долго, секунд пять. Но для информационной войны это было очень долго. И грозило парню нервным истощением, мозг не машина. Но все-таки железяка сдалась под напором парня, бросив в ответ несколько пакетов.
«О, так тут лазейка есть», - сразу же решил парень, получив пакеты с маркерами «Оониси».
«Любите наблюдать за работниками — накажем», - для Энтони такой поворот был неожиданностью, но с другой стороны — подарком, да еще каким. Мозг, быстро обрабатывал пакеты, генерируя поддельные. Острие атаки сместилось, парень решил захватить терминал начальства и поискать нужную информацию там. Пара секунд на генерацию, затем ослабление потока пустых пакетов и отправка поддельных, и снова максимальный напор, чтобы компьютер медблока не сорвал операцию.
Но как бы то ни было, наруже было видно лишь пот, гримасу боли и слегка подергивающуюся ногу.
- Ну успокойся же! – почти взмолилась Юко. – Сейчас, потерпи немного, скоро пройдет… Такое случается иногда после операции, когда проходит действие анестезии. Это даже хороший показатель… - казалось, она успокаивает скорее себя, чем Энтони. – Значит, чувствительность в норме. Сейчас все будет хорошо…
Она подсоединила автошприц с обезболивающим препаратом к медицинскому аппарату над койкой и навела щуп на колено парня. Щуп со шприцом немного пожужжал, повертелся, осветил «область обработки» разными цветами, а затем вонзил длинную тонкую иглу куда-то под коленную чашечку Энтони. Парень почувствовал резкий укол, сопровождающийся довольно неприятным ощущением, будто под кожу вливают струю ледяной воды. Под коленом сразу же растеклась малоприятная леденящая жидкость, от которой кости стало сводить легкой судорогой.
- Сейчас пройдет! – предупредила его Юко, снова заматывая колено бинтами. – Совсем скоро…
У нее мелькнула мысль, что стоит сообщить об этом доктору Беккеру, но передумала – неужели она сама не может оказать помощь больному? Ничего же катастрофического не случилось, и незачем беспокоить уставшего Джозефа.
Укол, а затем леденящее вливание в колено отвлекло парня от атаки. Небольшая внешняя помеха, и на секунду ослабевший поток информации дал возможность компьютеру медблока ответить, но было уже поздно.
«На мгновенье раньше, и пиши пропало», - подвел итог ситуации Энтони.
- Спасибо тебе, Юко, - он слегка улыбнулся.
Порозовевшие щёки и лоб, украшенный крупным потом - на фоне этого улыбка парня смотрелась как-то нереально. Вместе с парнем успокоилась и аппаратура за его спиной.
«Фаервол сейчас сам подчистит все признаки атаки, а я получил то, что хотел», - расслаблено он разлегся на койке.
Рука было дернулась утереть пот, но холодный металл наручников остановил ее.
- Юко, пожалуйста, - он посмотрел на девушку в надежде, что та поймет, что парню нужно вытереть пот. Но на стороне, сокрытой от людей, война перешла в режим партизанских действий. Разум парня аккуратно, будто хирург, врезался в удаленный хост.
«Туннельное соединение установлено», - повторяющаяся фраза успокаивала Кольта. Теперь он, даже лежа в лазарете, сможет выполнить задание или найти того, кто выполнит его за него.
«И кому ты принадлежишь», - пытливый ум начал опрос компьютера жертвы. Следующее сообщение немного привело парня в ступор.
«Оониси, вот ты и попался. Ну проверим, что там у тебя есть», - парень начал перебирать всю документацию на компьютере в поисках интересного.
Интересного было много, но все личные файлы Оониси были запаролены. Да, такой вот старый проверенный метод – поставить кодовое слово в качестве ключа, не пускающее незваных гостей. И хотя на базе было немного желающих порыться в коммуникаторе Оониси, осторожный япошка все равно предпринял все, чтобы защитить свои файлы от… да просто на всякий случай. И такой случай настал сейчас.
Ломать было бессмысленно – это Энтони понял сразу. Мощности медицинского компьютера хватит разве что на примитивную подборку пароля, но… этот способ был актуален лет эдак двести назад. Время шло, системы менялись, пароли становились все длиннее и сложнее, а времени на их переборку и дешифровку – все меньше. Однако какие-то личные данные – это далеко не все, что Энтони мог найти в компьютере Оониси. От него шло несколько каналов передачи данных, которые сплетались с остальными, словно паучья сеть, и, как и следовало ожидать, имели выход в основную интрасеть базы. А как же иначе? К слову сказать, у Энтони появился маленький шанс снова влезть в серверную. Небезопасно, конечно.
Ничего не подозревающая об информационной борьбе, проходившей буквально у нее под носом, Юко сочувственно улыбнулась Энтони и выдернула из настенного автомата влажную салфетку. Она аккуратно протерла парню лицо и снова накрыла его тонким одеялом. Юко помнила предупреждение доктора Беккера о том, что перед ней убийца и шпион, но, обладая от природы добрым сердцем и женской наивностью, не могла жестко относиться к этому мальчику. По правде говоря, она уже здорово сомневалась в том, что говорит Беккер.
Жадно облизнувшись, парень попробовал открыть несколько файлов, но тут же был очень огорчен.
«Шестнадцатиразрядный пароль, - он прикинул в голове, сколько же это нужно времени на взлом. Цифра явно не радовала ум, - две недели на перебор - это слишком. Придется пропустить».
Был еще один вариант закачать их себе в голову, но забивать голову мусором желания не было. Да и где гарантия, что те файлы, что он достанет, будут именно нужными, а не какой-то канцелярской макулатурой?
«На нет и суда нет. Посмотрим, к чему ты там подключен», - восемьдесят наносекунд ушло на то, чтобы опросить шестьдесят тысяч портов.
Для обычного человека это очень быстро, но для Энтони это тянулось вечность. Парень, привыкший общаться с суперкомпьютерами на сверхскоростях, да успел заскучать, пока длился этот процесс.
«Ну и что там у нас? О! Четыре туннельных соединения. Посмотрим, куда ты подключен».
Шпион начал трассировку соединений, тонкая игра, медленная, но бесшумная, не оставляющая следов. Сейчас Кольт напоминал сапера на минном поле, тонкой спицей он аккуратно прощупывал соединения в поисках уловок и сетевых экранов, одновременно строя в голове схему того, куда он мог добраться.
«Такс... первое соединение идет на главный сервер... пароль несложный, можно пройти, вызвав переполнение, но тогда на сервере заметят вторжение, пока трогать не будем. Так, второе... А второе у нас делится... Один канал уходит на сервер и снова наша стеночка. А второй … ммм…  А второй - камеры наблюдения, потоковая трансляция с выбором канала. О! Так это у нас выход на магистраль камер наблюдения. Полезненько».
Парень намного отвлекся от сканирования, нужно было ведь и продолжать разговор с медсестричкой, чтобы та ничего не заподозрила.
- Спасибо, - облегченно выдохнул он, лицо его благодарственно сияло. - И последнее, я знаю, что тебя будут ругать за то, что ты со мной разговариваешь, но, пожалуйста, скажи, сколько я проспал. А то я так вообще потеряюсь во времени.
Он врал, ведь точную дату и время он уже давно узнал на компьютере, но ему нужно было поддерживать разговор и строить из себя невинность. И пока девушка задумалась в нерешительности, отвечать ему или нет, он продолжил свое вторжение.
«Где мы остановились, - он быстро пробежался по миниатюрному логу сканирования в своей голове. - Так, третье соединение...».
Парень на долю секунды замер, таких результатов сканер ему еще никогда не выдавал.
«А это интересно, похоже, у нас тут какой-то интерфейс для управления чем-то... Это камера... Это управление дверьми... Что-то много дверей... Это термостат», - он вновь осекся, база открывала свои тайны. Медленно и уверенно показывая свою истинную сущность, теперь в голове она представлялась не хранилищем, а скорее всего тюрьмой для особо одаренных.
«Что там у нас на камере», - он аккуратно перехватил пару кадров, но даже того, что он увидел, хватило, чтобы понять, что там держат что-то разумное и живое. На картинке красовался серый цилиндр с полупрозрачного материала. Внутри угадывался человек, медленно плавающий в жидкости.
«Опаньки, похоже, не я один такой тут», - такой расклад немного пошатнул веру Энтони в то, что он самый ужасный на этой базе. Ведь его всего-навсего приковали наручниками, а на того человека были нацелены еще и две турели, что явно говорило об исходящей от него угрозе.
«А тебя мы, наверное, сможем использовать», - разум снова начал переделывать план, исходя из новых данных, и одновременно продолжать сканирование этого соединения. В поисках возможных зацепок.
Юко нерешительно оглянулась на беспардонно таращившихся на нее молодых людей.
- Я скоро подойду к вам, - сказала она. Парни не пошевелились. – Ну чего уставились? – Юко попыталась придать своему тоненькому голову суровость, и это получилось весьма забавно. – Все в порядке ведь.
Пробурчав что-то, юные практиканты стали расходиться, шепчась между собой о том, зачем мальчишку держат здесь в наручниках. О том, что Энтони в чем-то подозревают, они догадывались (это было очевидно), но правду им никто не сообщал. Даже Юко не знала и половины того, в чем обвиняют Кольта
- Ты пробыл здесь часа четыре, - слегка нахмурив свое маленькое личико, ответила она, когда барьер любопытствующих физиономий за ее спиной исчез. – Но ходить пока не сможешь. Слушай… могу я спросить? – вдруг неожиданно для самой себя выпалила она.
«Так... А тут у нас терминал. Поставим на заметку взломать после завершения сканирования. Далее... А далее пусто, - парень натолкнулся на фаервол. - Эта штучка у нас для того, чтобы не пускать и не выпускать, - подумал он когда экран безукоризненно уничтожил все типы отправленных пакетов, - а значит, - внимание парня вновь перенеслось на терминал, обнаруженный в той комнате. - Что же вы там такое прячете?» - мозг начал обработку ответов на сканирование с целью поиска самой лучшей стратегии для взлома этой вещицы. Ведь как-никак, а делать все нужно было очень тихо. Погруженный в атаку, он чуть не проморгал вопрос Юко.
- Конечно можешь, - спокойно ответил он на вопрос девушки.
«Это радует. Вопросы — неуверенность. Неуверенность может сделать из противника союзника».
- У тебя есть родители? – спросила Юко.
- Есть, - с непривычной серостью в голосе ответил Энтони.
По его лицу читалось, что эта тема не очень ему приятна, хотя он и будет отвечать девушке. Только ради разговора, чтобы вновь не остаться один на один со скучными стенами медблока. А в другом мире, виртуальном, Кольт собрал все силы в решительной атаке на терминал.
«Подготовка пакетов завершена», - всплыло в голове, и парень начал перебор пароля с одновременной атакой на аварийный канал, благо он был сравнительно узким по меркам сетей, и забить его пустыми пакетами не было проблемой.
- Они… м-м… на Земле? - немного смущаясь, вновь спросила Юко, ничего не подозревая об информационной войне, которую вел Энтони. – Они ждут тебя?
- Где они сейчас, я не знаю. Скорее всего на Земле, хотя… - он задумался, - не знаю, я с ними давно не виделся. - Взгляд тяжело опустился вниз. - Очень давно...
Энтони немного затянул время, отвлеченный атакой, хотя это только играло ему на руку, имитируя болезненные воспоминания.
Терминалу, подвергавшемуся одновременно двум видам атаки по разным каналам, нужно было время на то, чтобы сверить пароли и дать ответ. И именно по времени сверки парень ориентировался, перебирая все новые и новые варианты, с каждым шагом все ближе подходя к разгадке. И вот в одно мгновенье терминал задумался на предательски долгий срок, так что Кольт даже подумал, что повесил систему, но в следующее мгновенье машина ответила приветствием.
«Отлично», - радовался парень внутри. Еще одна маленькая победа в тихой войне, еще один шаг в сторону выполнения задания.
« - Они ждут тебя?»
- Мама — да. А отец, - вновь пауза, - не знаю ...
Юко сочувственно и даже как-то скорбно посмотрела на него.
- А где твой отец?
- Не знаю, может, на Земле, а может, где-нибудь в колониях семейный бизнес продвигает, - ответил он девушке и принялся разбирать данные в терминале.
«А шифровать данные вас, похоже, не учили», - зло подумал парень, начиная обработку всей той кипы документов, что открылась для доступа шпиону.
«Ого, - удивился он, - так ты тоже из Гипердайна, да еще и биоброня при тебе. Вот это подарок судьбы, - Кольт ликовал. - Быструю разморозку ты переживешь. Придется».
Дальше действия парня больше напоминали акт вандализма:
«Отключить систему охлаждения. Реверс на насосах. Начать экстренную разморозку».
Начался процесс, на который уйдет как минимум десять-двадцать минут.
«А теперь займемся турелями. Глупо все вешать на один терминал. А я найду все ваши глупости».
Торжество внутри парня разгоралось, поднимая ему настроение до небес.
А в реальном мире Юко хотела было еще что-то спросить, но внезапно ее отвлек какой-то протяжный сигнал, исходящий от рабочего стола Беккера. Подскочив от неожиданности, она отпрянула подальше от Энтони и подошла посмотреть, что там такое. Столешница мягко светилась изнутри каким-то потусторонним голубоватым свечением. На поверхность, как тараканы, полезли какие-то непонятные символы. Юко знала, что Беккер совмещает рабочий стол с компьютером и использует его для хранения данных, связи с Оониси, выхода в интрасеть – словом, именно так, для чего используются обычные компьютеры, - но как управлять этим чудом техники, девушка не знала. Она просто предпочла ничего не трогать, пока Беккер сам не разберется. Скорее всего, это как-то связано с идеей Беккера узнать, что творится в голове пойманного мальчика. Медицинский сканер реагировал на мозговую активность Энтони и быстро печатал для Беккера какое-то сообщение…
На писк отреагировала не только девушка, Энтони тоже понял, что немного перестарался, и теперь его чрезмерную активность заметили приборы.
«Подчистить журналы, выставить обманки, - мелькнуло в голове. - Нужно все сделать так, как будто бы коротит внутри разъема», - разрываясь на два фронта, парень спешил успеть везде.
Вновь еле заметные капельки пота выступила на лице шпиона. Глаза тяжело закрылись, и вместо света галогенных ламп загорелись журналы. Сотни окон с журналированной информацией. Энтони понимал, что все это лишь представление информации, но все равно он тонул в этом мире, и именно в этом мире он чувствовал себя в безопасности. Большой тетрис, в котором записи удалялись, даты синхронизировались, и все делалось только с одним намерением — представить все, будто бы атака была извне, а непонятные данные приборов — следствие плохого контакта. На втором фронте процесс шел более медленно, но от этого он не становился менее сложным — разморозить живое существо так, чтобы от расширения вода не поразрывала в нем все клетки, было задачкой не из простых. Балансируя на грани, меняя температуру и давление, парень вел свое новое оружие к воле, хотя оружие про это вряд ли догадывалось.
«Форматирование журналов завершено» - загорелось перед глазами Кольта.
«Тут ко мне уже никто не подкопается».
А туннельное соединение не так-то просто засечь. Да и установить, с какой стороны его сделали, практически невозможно. Про то, что медприборы могут изменить режим своей работы из-за внутренней команды от подключенного устройства, знали немногие. Да и для этого нужно было сменить конфигурацию имплантов. А про то, что парень мог такое сделать, на базе не знал никто. А вот новый друг не спешил просыпаться, хотя, возможно, просто Кольт сильно торопил время.
«Что там у нас по видику показывают? - парень начал выдирать картинки с камер, наблюдая за окружающим пространством, но чрезвычайной активности он не заметил. Но вот в секторе Новуса поднялся шухер. Отряд спецназ уже направлялся к его камере. - Блин, - пронеслось в голове шпиона. - Поможем тебе немножко, - Энтони быстро забил новые цели для турелей, и те сразу же взяли под прицел единственную дверь в камеру. - Только бы все получилось», - он открыл глаза и посмотрел на белый потолок, вновь просчитывая ситуацию.
В медпункте ни Юко, ни молодые и «зеленые» практиканты-ассистенты, недавно прилетевшие на стажировку с Земли, ни раненые охранники, многие из которых уже проснулись, не подозревали о том, что хитрый Кольт уже готовит новый план вторжения. Медсестра-японка задумчиво барабанила костяшками тонких пальчиков по столешнице, раздумывая, стоит ли будить Беккера. Практиканты слонялись без дела. А меж тем в хранилище начинался новый эпизод битвы с невидимым врагом…
Журнал редактировался в режиме реального времени, и теперь хотя бы на одном фронте наступило спокойствие, но на другом....
Энтони выхватил картинку с камеры: спецназовцы, не рассчитывающие на угрозу со стороны турелей, беспечно открыли двери.
«Дураки, - подумал Кольт, и синхронно с его мыслью ближайшая к нему турель разразилась грохотом, уничтожая отряд. Последний из бойцов успел среагировать и отскочил в сторону. - А вот теперь начнется, - на базе вновь завыла сирена. – Поздно, братки, поздно», - улыбнулся внутри паренек. Температура внутри цилиндра поднялась до тридцати шести, и его подопечный должен был с минутки на минутку проснуться, а Энтони, как всегда беленький и пушистый, валяется в лазарете.

0

4

Роли озвучивали:
Агито Макашима, он же Новус Техно - Альберт Вескер.
Энтони Кольт - Энтони Кольт.
Все остальные - Кестрел.

"Ох... Где я..."
Новус медленно приходил в себя. Он узрел свою тюрьму, своё место заключения...
Он вспомнил всё. Смерть родителей, предательство отчима, получение биоброни... И пленение... И проклятое заточение в ледяной тюрьме...
"Кто... Кто освободил меня? Неужто Гипердайн зашевелился? Или кто-то ещё? Я хочу знать! Знаааать!"
Он шевельнулся, пробуждаясь. Вздрогнул, чувствуя, как его рука хочет рубить лезвием врагов... Как ему хочется мстить за своё пленение. Но....
"Спокойно, Агито. Успеешь. Пока оценим обстановку".
С этими мыслями он проснулся окончательно.
Когда пробужденный человек вылез из криостата, глаза его, еще не совсем адаптировавшиеся к полутьме, выхватывали лишь обрывки окружающего мира: серые влажные стены, решетчатые люки в высоком потолке, какие-то контейнеры и вертикально стоящие ящики, черные фигуры людей, раскиданные по полу и залитые кровью... Новус был совсем нагой, и его мокрое тело тотчас покрылось мурашками - в помещении стояла очень низкая температура. Чан, из которого он вылез, был почти до краев (часть уже была расплескана вокруг) наполнен какой-то голубоватой жидкостью, от которой как-то странно пахло: не то мылом, не то жвачкой. Пол был холодным и скользким от крови погибших охранников, и картина, открывшаяся Новусу, больше напоминала недавнюю бойню, чем его детскую комнату на Земле.
Агито нахмурился. Либо это он так перед усыплением поработал, и не убрали трупы, либо, что более вероятно, поработал кто -то другой. И очень сильно. Интересно знать, кто это. Агито хотел крикнуть "Есть кто живой", но вспомнил, где находится, и вовремя прикусил язык.
В вокруг - все та же мрачная тишина и холод. Изредка слышалось завывание воздуха в вентиляционных люках, да мерный плеск воды в баке.
Немного подумав, Агито обчистил один труп на предмет одежды (ну в смысле - на нём, то сеть на трупе, ещё одежда целая была), натянул одёжку ворованную на себя и пошёл в таком виде в соседнее помещение. Всё это он делал как-то механически, без особого направления - лишь бы подальше от "морозилки" , будящей в Новусе отвратительные воспоминания.
Соседнее помещение мало отличалось от предыдущего: те же баки, контейнеры, какие-то сейфы на замке... За исключением одного - на стене висел плоский экран, затянутый заставкой с логотипом корпорации - толстая желтая буква W. Вейланд-Ютани.
- Опаньки, - сказал вслух Новус, - ну и ну... И что тут забыли Вейландцы? Это ферма по выращиванию ксеноморфов?
Сирена, вывшая несколько минут, уже порядочно стала надоедать парню. Но в этом завывании было что-то зловещее. Персонал не знал, что случилось, Юко пару раз заглянула за ширму, как будто бы ожидала увидеть, как Энтони коротит провода или каким то другим образом влияет на сирену. Но кроме растерянного взгляда парня, ничего не увидела. Но, как ни странно, наступил момент, когда шпиону нечем было заняться. Новый подопечный «размерзался» сравнительно быстро, но с другой стороны, для этого все равно нужно было порядочное количество времени.
В одно мгновение сирена замолкла. И в наступившей тишине было отчетливо слышно, как с приглушенным свистом дверь в медблок открылась, и внутрь вошли несколько военных. Хоть Энтони и не видел их, но такое он смог легко определить на слух. В ответ по полу тонко зацокали каблучки Юко.
- Что вы здесь де... - захотела было она возразить. Но ее тут же прервал хриплый мужской голос:
- Нас отправил Соммерс для усиления охраны здесь...
От подслушивания разговора Кольта отвлекла картинка, выхваченная из камеры, наблюдавшей за подопечным.
«Ура, ты уже проснулся, - Энтони был слегка удивлен, по его скромным подсчетам, тот должен был проплавать в резервуаре еще минут двадцать-тридцать. - Да ты у нас живуч».
Чтоб в медпункте его не беспокоили, парень притворился спящим и принялся дальше наблюдать за Новусом, визуально оценивая его состояние.
Наблюдение велось ровно до тех пор, пока подопечный не зашел в комнату с терминалом.
«А вот теперь пришло время пообщаться», - подумал Кольт, подключаясь к монитору терминала. Тот, на секунду мигнув цветными полосками, притягивая к себе внимание Новуса, загорелся надписью:
- Привет. Извини что не могу лично пожать тебе руку. - Светло-салатовые буквы тонкой бегущей ленточкой появились на темном поле экрана.
Новус подошел и криво усмехнулся, после чего сказал вслух:
  - И тебе Коннитива. Откуда ты такой взялся? И кто ты?
Энтони улыбнулся в душе в ответ на улыбку Новуса. Жаль, что тот ее не видел, как и все окружающие.. Экран терминала на секунду потух и вновь загорелся, показывая ответ:
- Я с неба, - курсор, немного помелькавший, добавил, - я друг, - в конце сообщения загорелся смайлик.
- Видали мы всяких друзей, - процедил сквозь зубы Агито, - чем докажешь?
Для парня такой вопрос был ожидаем, поэтому сразу же ответил:
- Пять трупов в соседней комнате и ты размороженный. Достаточно?
- Больно ты прыткий, - сказал Агито, - пять трупов. Ты что, ксеноморф?
- Нет, - загорелось на экране крупными буквами. - А прыткость оттого, что ты мой билет отсюда, как и я – твой.
Энтони перехватил еще несколько кадров из камер, окружающих комнату, где был Агито. Все было ну уж очень тихо, поэтому парень проверил, не пробуют ли его вычислить.
Опасения не подтвердились. Пока.
Однако службы безопасности не сидели на месте. Соммерсу поспать так и не удалось – его разбудил зов сирены, который с противным завыванием разносился по базе уже второй раз за сутки. Что-то снова случилось. Отряд бойцов, которых он послал в отсек хранилища, где, предположительно, была нарушена герметичность одного контейнера (Соммерс не знал о его содержимом), внезапно пропал с линии связи. Вторая группа, которую он из мер предосторожности послал наблюдать за подозреваемым номер один в медотсек, сообщала, что там все в порядке. Когда сирена смолкла, в воздухе по-прежнему витал тревожный аромат опасности, поэтому Соммерс решил разобраться с этим лично. «Лично» в его понимании было через Бутвуда. Он немедленно вызвал того на короткий инструктаж около лифта на жилом этаже.
Энтони перехватил еще несколько кадров из камер, окружающих комнату, где был Агито. Все было ну уж очень тихо, поэтому парень проверил, не пробуют ли его вычислить.
Опасения не подтвердились. Пока.
Однако службы безопасности не сидели на месте. Соммерсу поспать так и не удалось – его разбудил зов сирены, который с противным завыванием разносился по базе уже второй раз за сутки. Что-то снова случилось. Отряд бойцов, которых он послал в отсек хранилища, где, предположительно, была нарушена герметичность одного контейнера (Соммерс не знал о его содержимом), внезапно пропал с линии связи. Вторая группа, которую он из мер предосторожности послал наблюдать за подозреваемым номер один в медотсек, сообщала, что там все в порядке. Когда сирена смолкла, в воздухе по-прежнему витал тревожный аромат опасности, поэтому Соммерс решил разобраться с этим лично. «Лично» в его понимании было через Бутвуда. Он немедленно вызвал того на короткий инструктаж около лифта на жилом этаже.
А в медотсеке Юко решила, что настал момент будить Беккера. Впрочем, тот уже наверняка сам проснулся от воя сирены (после такого вряд ли кто-то мог спать на всей базе) и сейчас мчится сюда. Но для проформы она отправила на его передатчик короткое сообщение с просьбой немедленно прибыть на место. А двое синтетиков тем временем подозрительно осматривали койку, на которой лежал Энтони. Провода и медицинские приборы вокруг подозреваемого чем-то им не понравились, и один синтетик грубо сорвал с головы парня металлический обруч, от которого тянулись тонкие проводки к медицинскому сканеру. Прибор обиженно пикнул и перешел в режим ожидания, а связь Энтони с Новусом прервалась.
- Что вы сделали? – сверля немигающим взглядом переносицу медсестры, настойчиво вопросил синтетик. – Как это понимать? – он угрожающе потряс в воздухе обручем.
- Я… я… - растерялась Юко. – Это просто сканер для томографии!
- Я и без вас знаю, что это. Вам было сказано – никакой самодеятельности, только лечить! Что вы пытались узнать, подключая его к этому прибору?!
- Я… мы…
- Я объясню, - раздался откуда-то от дверей холодный голос.
Все присутствующие обернулись на звук. В дверях стоял доктор Беккер – безупречный, как всегда. Глаза его горели ледяным огнем.
- Иди, Юко, - коротко приказал он. – И забери с собой этих болванов, - при этом он даже не взглянул на кучкующихся неподалеку студентов. «Эти болваны» обиженно насупились.
- Но… доктор Беккер! – возмущенно пискнула девушка.
- Я сказал – иди, - повторил Беккер голосом, не терпящим возражений. – Нам с этими господами предстоит сугубо деловой разговор.
Теперь уже никто не возражал. Юко и «болваны» торопливо потянулись к выходу. Когда в медотсеке остались только синтетики, Кольт, раненые охранники и сам Беккер, последний медленно подошел к своему столу и активизировал медицинское хранилище. Быстро просмотрел данные (синтетики внимательно следили за каждым его движением) и выбрал опцию «Печать». Щель в стене в две секунды выплюнула несколько листов бумаги. Беккер собрал распечатки и стремительно прошел в соседнее помещение, где был временно организован морг. Двое синтетиков вошли за ним, один же остался подле Кольта.
- Итак, что вы выяснили? – отрывисто спросил синтетик, когда он и его товарищ остались наедине с Беккером.
Доктор молча сунул ему распечатки. Обычно безэмоциональный синтетик не удержался и удивленно поднял брови, затем сунул распечатки второму. Тот бегло просмотрел их.
- И давно? – спросил первый.
- Около двух часов назад, - ответил Беккер.
- И это все?
- Да, все данные.
- Почему так мало?
- Сколько есть.
Почему вы сразу ничего не сообщили?
- Я ушел спать, а Юко мало что понимает в этом устройстве.
- Вы понимаете, что ваша самодеятельность может стать угрозой безопасности? – спросил второй синтетик.
- Это не самодеятельность, - неожиданно улыбнулся Беккер, однако от этого его глаза не стали менее холодными. – Это распоряжение господина Оониси.
После этого заявления возникла короткая пауза.
- Если так, - заметил первый, - то почему об этом не знает генерал-майор Соммерс? Он приказал нам следить, чтобы Кольт не добрался ни до каких медицинских приборов.
- А это уже находится за пределами моей осведомленности.
Еще одна короткая пауза.
- Ладно, - наконец ответил первый синтетик. – Оставайтесь здесь и следите за пацаном. Это, - он потряс в воздухе распечатками, - мы забираем.
- Не заберете, - просто сообщил Беккер.
- Это еще почему?
- Оониси ясно велел – информацию не распространять за пределы медпункта без его личного разрешения. Хотите попросить его об этом?
Синтетики переглянулись. В конце концов, оба негласно решили, что пусть лучше Соммерс с этим разбирается, и вернули распечатки Беккеру. После чего ушли, оставив своего товарища присматривать за Кольтом.
Соммерс тем временем четко и быстро проинструктировал Бутвуда на предмет того, куда идти и что делать, и отправил его вниз, в хранилище. Сам же отправился навстречу двум синтетикам, сообщившим, что у них есть для командира кое-какая информация из медотсека.
Парень вздрогнул, когда ощутил, как крепкая рука, явно слабо контролировавшая свою силу, потянула его за плечо.
«Да что за...», - в голове всплывали только ругательства.
Энтони немного увлекся работой в сети и из-за этого не услышал, как к нему подошел синтетик. Последнее он определил по тому, как было сжато его плечо. Ответить Новусу он уже не успел, обидчик с силой выдернул штекера, чуть не повредив разъемы, и также небрежно сдернул контактный обруч сканера. Кольт не сопротивлялся, лишь строил испуганное лицо.
«Неужели спалили, - размышлял он, - Нет. Тогда разговор был бы совсем другим».
С грозным лицом, потрясая обручем, синтетик помчался к медикам, оставляя парня вновь без надзора. «Нет, не спалили. Это, по ходу, синтетика клинит, - покрутив головой и увидев на кабеле разрыв, он успокоился. - Спасибо тебе, синтетик, - теперь подкорректированные логи компа в медблоке были истинно правдивы. - Остается только лежать и отдыхать до следующего удобного случая», - подумал шпион и закрыл глаза.
Вскоре Энтони увидел, как двое синтетиков покинули медотсек, а один замер на страже возле его койки.
Юко и хвостом бредущие за ней студенты-практиканты весьма удивились, когда мимо них друг за другом промчались двое синтетиков.
- Куда это они так спешат? – вслух поинтересовался длинный тощий парень, конкретно ни к кому не обращаясь.
- По-моему, на базе диверсант! – высказал свое предположение второй, маленький кругленький подросток еврейского происхождения. – А может, несколько диверсантов.
- Гы! – поддакнул ему третий участник «совета», гориллообразный парень с лошадиными зубами. Как он оказался в бригаде медиков – никто не знал, но все дружно этому дивились. – Давно в этой деревне не происходило ничего прикольного!
- Давно? Ты здесь только две недели, - нахмурился еврей.
- Ну и что? Я уже через неделю был готов выть от тоски! – возразил «горилла».
Юко стало скучно с этими долботрясами. На развилке она разминулась с ними и прикинула, не вернуться ли ей к Беккеру, раз синтетики ушли. Но потом подумала, что раз Беккер выпроводил ее оттуда, самое время воспользоваться ситуацией. Она поднялась на лифте в жилой отсек и, столкнувшись по пути с маленькой компанией недавно прибывших на базу землян, пошла в свою комнату. Там она в изнеможении повалилась на жесткую кровать и почти мгновенно уснула, выкинув из головы и недавнюю тревогу, и Энтони, и разгневанного Беккера, и всю ту суматоху, коей полнилась база несколько часов назад.
«Вот пусть хоть землетрясение, - засыпая, подумала она. – А я буду спать до начала конца света».
Впрочем, спать ей оставалось недолго, ибо конец света начался довольно скоро…
Пятидесятью метрами ниже, в обитых металлическими листами коридорах раздались гулкие шаги – это вызванные Соммером корпоративные охранники спешили разобраться, в чем дело, и почему отряд, посланный на разведку, не отвечает. Руководил второй группой Бутвуд, занявший позицию этажом выше хранилища, откуда поступил сигнал тревоги. Вообще все это казалось ему странным: в хранилище, куда уже который год никто носу не показывал (только уборщики и какие-то специальные технические работники) внезапно сработала охранная сигнализация. В хранилище, где, как считалось, стоит только запасная офисная мебель.
Агито уже слышал приближающееся эхо за дверью – кто-то в коридоре очень желал с ним встретиться. Выхода у него было два: или идти навстречу корпоратам, или возвращаться назад, в помещение с баком и какими-то контейнерами. Было, правда, еще решетчатое окошко высоко в потолке… но до него было метров пять, да и неизвестно, куда оно ведет и не является ли просто декоративным элементом. Спрятаться было где: коробки, ящики, баки, стенные шкафы с автоматическими дверьми… но был ли смысл? Да и спрячешься ли от охранников? Размороженный гайвер оказался в западне.
Агито обдумывал ситуацию. Было, конечно, такое предположение - стать гайвером и навалять кучу трупов. К охранникам станции гайвер не испытывал теплых чувств.

0

5

Двадцать минут назад, в жилом секторе, отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 мирно спали, не подозревая о новой волне беготни. Сказать, что на пещеру, в которой разметили отряды из Неонополиса, медленно наползла сонная атмосфера, значило бы соврать без зазрения совести. Царство Морфея не просто открыло врата в это помещение, оно возникло там само собой, резко и без предупреждения, как сходит с гор снежная лавина. Усталость навалилась на всех присутствующих в комнате людей как-то одновременно, и через пару минут после совета они дружно спали без снов, вырубившись, как после вспашки поля. Растянувшись на животе и уткнувшись носом в подушку, дрых Джек О’Нилл, шумно посапывая. Словно в противовес ему, лежала на спине Саманта, натянув до шеи тонкое шерстяное одеяло и положив руки поверх него. Джонас спал в совсем уж неестественной позе: одна нога сползла на пол, вторая была согнута в колене, руки беспорядочно разметались по кровати, голова съехала с подушки... Тем не менее, все они спали как убитые.
Не спал только Дэниел Джексон.
Поначалу он тоже почувствовал, как усталость медленно разливается по его телу и создает ощущение падения сквозь жесткую армейскую койку куда-то в звездную пустоту, но затем эти ощущения прошли, и Дэниел почувствовал, что, несмотря на то, что сон едва не сморил его, лежит с открытыми глазами и пялится в темноту. Через некоторое время спать вообще расхотелось, и Дэниел, несмотря на все еще тяжелую голову, сел на кровати. Потом снова лег и принялся считать овец, верблюдов, фёрлингов, гиперзоаноидов, деятелей Империума… На восьмом по счету ксеносе – Пертурабо – Дэниел снова разомкнул глаза и на этот раз уже поднялся с постели. Он откинул в сторону одеяло и прошелся туда-сюда по холодному каменному полу босиком, разминая затекшие конечности. На нем были дурацкие серые пижамные штаны (нашел в стенном шкафу) и такая же серая майка. Впрочем, в комнате не было зеркала, да и темнота не давала ему в полной мере оценить свой нелепый вид.
Дэниел впал в то мучительное состояние неопределенности, когда спать вроде хочется, а как ложишься – понимаешь, что заснуть не можешь. И делать ничего не можешь – сразу клонит в сон. Дэниел ненавидел такие моменты… Сейчас он думал о том, чем бы себя занять.
Слабый голубой свет пробивался из щели, образованной неплотно прилегающей к неровному полу двери, и по этому слабому свечению Дэниел нашел на стене маленький компьютерный терминал и уселся рядом с ним на кривоногий табурет. Наудачу ткнул пальцем в темный экран.
Пару минут ничего не происходило. Затем в стене что-то тихо зажужжало, и экран ярко засветился приветственной заставкой Вейланд-Ютани. Дэниел непроизвольно поморщился – он еще не привык, что его повсюду сопровождает желтая буква W на фоне Земного шара, куда больше ему нравилась старая эмблема Звездных Врат… Он беспокойно обернулся – пещера была залита светло-салатовым сиянием монитора, но никто из его товарищей не проснулся. Заставка повисела пару секунд, а затем выскочило пользовательское меню. Дэниел не особо хорошо разбирался в подобных терминалах (на самом деле он вообще в них не разбирался), но от нечего делать решил занять себя чтением какой-либо интересной информации. Надо же когда-нибудь познавать тот мир, в котором оказались он и его друзья? Он стал наудачу тыкать пальцами в плашки «Для гостей», «План базы для гостей», «О Вейланд-Ютани», «Расписание рейсов на Землю», «Лучшие проекты наших партнеров», «Хотите сэкономить на отдыхе за границей?», «Приглашаем на работу региональных дилеров», «Альбом фотографий», «Земля и человечество», «Космос и Вселенная», «Научно-популярные статьи», «Обо всем понемножку», «Знаменитые люди прошлых столетий»… Стоп! Дэниел задержался в последнем разделе. Ему внезапно стало интересно, рассекретили ли хоть что-нибудь о проекте Звездных Врат, и может ли он в этом разделе найти что-нибудь о… себе. Нет, тщеславностью здесь и не пахло, только банальным любопытством. Поначалу он не знал, с чего начать, но интуитивно понятный интерфейс подсказал ему, что поиск следует производить по буквам или по имени героя Земли целиком (с помощью виртуальной клавиатуры). Дэниел захотел просмотреть список великих имен 21 века и нажал на букву «Джей». Поначалу база долго грузилась, а затем Дэниел увидел длиннющий список, выходящий далеко за края экрана. Он наугад ткнул в первое попавшееся имя где-то в середине списка, и ему тут же выскочила статья по запросу.
С черно-белой фотографии на него смотрело лицо лысеющего мужчины пожилых лет, с легкой седой щетиной и в круглых очках. Под глазами неопределенного цвета у него обозначились небольшие мешки, а на щеках темнели ямочки от неестественной улыбки на плотно сжатых губах. Дэниелу это лицо показалось знакомым.
«Стив Джобс, - гласила подпись под фото, - американский предприниматель и изобретатель. Полное имя - Стивен Пол Джобс. Являлся сооснователем, председателем совета директоров и CEO (главным управляющим) корпорации Apple».
Далее шел длинный текст биографии.
- Яблоко, - тихонько протянул Дэниел, вспомнив, с чем обычно связывают имя Джобса.
Он посмотрел на дату смерти «яблочника» и отметил, что в той вселенной, откуда прибыл Дэниел и его команда, Джобс еще не успел умереть – у него оставался еще примерно год жизни.
Закрыв Джобса, он принялся искать в списке свою фамилию – нашел около десятка Джексонов, но себя, любимого, так и не обнаружил. Дэниела это даже немножко оскорбило, а потом он вспомнил, что проект Звездных Врат засекретили, и все его гениальные идеи о пирамидах-площадках для ха’таков наверняка канули в Лету. Тогда он принялся искать Саманту и Джека, но внезапно, сам того не ожидая, обнаружил в списке астрофизиков-теоретиков… Родни МакКея. С фотографии на него смотрел изрядно постаревший Родни, но тем не менее важно надувший щеки и явно неплохо откормившийся.
«Мередит МакКей, - сообщала подпись. – Астрофизик-теоретик и ведущий специалист в области создания источника энергии на основе…»
- Мередит?! – от удивления воскликнул Дэниел и прыснул.
Ему никогда раньше в голову не приходило, что Родни – это не самостоятельное имя, а сокращение. Да еще и от женского имени!
Свое удивление он высказал довольно громко и беспокойно оглянулся, проверяя, не разбудил ли он друзей. Но нет, все спали, только Джек слегка заворочался и пробормотал какие-то непонятные слова. Общий их смысл Дэниел не уловил, но одно слово разобрал – «Картер». Кажется, О’Ниллу снилась Саманта.
«Ясно, - подумал он, снова поворачиваясь к компьютеру. – Значит, нас стерли… Прекрасно. Сволочи», - неожиданно сам для себя охарактеризовал он свое бывшее начальство в этой реальности. Ему даже стало слегка обидно за своего обделенного двойника.
Он еще немного полазал по архивам прошлых веков, выискивая знакомые имена, как вдруг… После всего произошедшего Дэниел ожидал чего угодно, только не повторения истории.
«Я сплю?» - была первая мысль.
На базе, как гром посреди ясного неба, завыла сигнализация. Дэниел зажал уши.
Неподалеку от него, в пещере, перекрывая противный вой, доносящийся из коридора, раздалось дружное недовольное ворчание – это проснулись Джек, Саманта и Джонас. Последнему вообще показалось спросонья, что началось землетрясение. Он скатился с кровати, ободрал бедро о неровный каменный пол и обиженно застонал. Наконец Саманта догадалась хлопнуть в ладони  - и зажегся свет. Щурясь от резкого освещения, О’Нилл, взъерошенный и злой, недовольно огляделся. Окинул мутным взглядом раскинувшегося на полу Джонаса, закутавшуюся в одеяло Саманту и зажимающего уши Дэниела, который почему-то оказался не в постели…
- Что за хрень? – в своей типичной манере вопросил Джек.
- Ууууу, блин… - пробормотал Джонас, вставая с пола. – На нас напали гоа’улды?
Дэниел, глаза которого еще раньше привыкли к свечению монитора, не щурился, а выглянул в коридор. Вой сирены усилился. К его удивлению, там было пусто – в жилом секторе не было желающих просыпаться так быстро. Или же, как вариант, в нем просто никого не было.
Джексон вернулся назад.
- Я спаааать хочу! – зевнул Джонас. – Давайте сделаем вид, что ничего не слышали, а?
- Поспишь тут, - буркнул О’Нилл. – Сдается мне, что… наша служба и опасна, и трудна. И не дает нам спать.
- Не понимаю, - зевая, произнесла Саманта, - Кольта же поймали… что у них еще могло случиться?
- Есть два варианта, - Дэниел сейчас мыслил яснее остальных, поскольку не был сонным. – Или Кольт был не один, или мы что-то недосмотрели…
- Что? – быстро спросил Джек, отчаянно пытаясь заставить свой мозг работать.
- Пока не выйдем – не узнаем.
Джонас в знак протеста накрылся одеялом с головой и прикрыл голову подушкой.
Делать нечего. Пришлось Джеку медленно и неохотно встать и поплестись к умывальнику. Побрызгав себе на лицо холодной водой, он допустил к раковине (в форме морской ракушки) Саманту и принялся неторопливо натягивать камуфляжные штаны прямо поверх серой пижамы. Дэниел стал осторожно расталкивать Джонаса.
Заспанный и недовольный отряд ЗВ-1 собирался долго и расслаблено. Вторая тревога за последние сутки не произвела на них того же эффекта, как на Соммерса (который уже вскочил и отдавал приказы Бутвуду), поэтому минут через пять, когда сирена сама собой смолкла (вернее, Энтони ее отключил), они неторопливо, гуськом выбрались из спальной пещеры. В соседнем помещении, где разместился отряд ЗВ-2, их ждало еще одно сонное царство: здесь никто и не собирался просыпаться. Даже Харрингтон дрых, слегка похрапывая, а Митчелла они обнаружили под комком из разных одеял и с закрытыми подушкой ушами. Саманта хлопнула в ладоши, но включенный свет заставил всех троих недовольно заворочаться и залезть под одеяла. Попытки дружно растолкать Митчелла привели к тому, что тот демонстративно отвернулся к стенке и накрыл голову подушкой.
- Кэм, вставай, - потребовал О’Нилл. – Кольт опять что-то учудил.
- Кольта поймали, - невнятно промямлил сквозь подушку Митчелл. – Давайте спать.
- Нет, не давайте, - не согласилась Саманта. – А то нечестно получится – мы встали, а вы нет.
Совместными усилиями они растолкали Митчелла, Харрингтона и Ремси, и те, недовольно ворча и бормоча какие-то ругательства, принялись натягивать на себя штаны и куртки.
- Ну все, нет уже никакой тревоги, - с надеждой сказал Ремси, беря пример со своего командира. – Может, все мирно закончилось, и мы можем спать?
- Да, нас же никто никуда не вызывал, - согласился Митчелл. – Мы здесь вообще проездом…
- Кэм, ты это серьезно? – нахмурился Джек. Спросонья у него было плохо с чувством юмора. – Мы же не можем просто так продолжать дрыхнуть, когда на базе очередной переполох.
- Почему же не можем? – искренне удивился Камерон. – И где ты видишь переполох?... Ладно-ладно, не смотри на меня так, мы уже проснулись.
О’Нилл и компания терпеливо дождались, пока команда Митчелла умоется, оденется и приведет себя в порядок. Затем все семеро нестройной гурьбой выкатились в коридор.
- И что же мы будем делать дальше? – спросил уже проснувшийся Камерон.
- Нууу… - прикинул Джек. – Узнаем, что произошло. Надо сходить в медпункт и узнать, на месте ли Кольт.
- Я пойду, - вызвалась Саманта. – Узнаю и вернусь к вам.
- Нет, разделяться не надо, потом друг друга найти не сможем, - решительно отказался О’Нилл. – Идем вместе.
- Всей толпой завалиться в медпункт – не лучшая идея, - покачал головой Дэниел. – Там дежурный врач – довольно раздражительный тип. Я с ним общался по поводу Кольта… он, знаете ли, терпеть не может перед кем-либо отчитываться. Меня буквально выгнал оттуда.
Повисла тяжелая пауза.
- Джек, я пойду одна, - повторила Саманта. – Попробую что-нибудь выяснить. А вы не расходитесь и ждите меня… ну, скажем, у лифта.
Пару минут обсуждался этот первый и самый очевидный шаг, после чего О’Нилл дал добро.
- Только не задерживайся, Картер, - напутствовал он Саманту.
- Как получился, - пожала плечами Сэм.
Вместе они вышли из жилого сектора к лифтам, столкнувшись по дороге с молоденькой медсестрой, дежурившей в ночь, когда на базу упала капсула со шпионом. Камерон попробовал обратиться к ней и спросить о Кольте, но девушка легко прошмыгнула мимо всей компании и, явно куда-то спеша, скрылась за поворотом. Камерон пожал плечами и пошел следом, замыкая ход.

0

6

Беккер даже не взглянул в сторону Энтони и прошел мимо его койки, направляясь к своему рабочему столу. Он небрежно бросил распечатки куда-то в ящик и принялся по очереди обходить раненых охранников, негромко спрашивая у каждого самочувствие, а при необходимости сверяясь с показаниями приборов и даже лично убеждаясь в том, что раны их в стабильном состоянии. К Энтони он так и не подошел. Синтетик все это время молчаливо, как гора, возвышался над парнем и даже не смотрел на него. Энтони остался в полном одиночестве среди людей.
Наконец Беккер закончил осмотр больных, сел за стол и принялся просматривать материалы со сканера. Периодически он хмурился, делал какие-то пометки прямо на столешнице световым пером, тыкал пальцами в сенсорный экран мини-компьютера (отсылая информацию Оониси), а под конец снова принялся что-то печатать. Медпункт наполнился тихим жужжанием встроенного в стену принтера да негромкими переговорами охранников.
Внезапно синтетик, стоящий рядом с Энтони, встрепенулся и насторожился. Он поднес ладонь к левому уху и стал напряженно во что-то вслушиваться.
- Понял, - монотонно бросил он в кулак (на тыльной стороне ладони у него был закреплен крошечный микрофон). – Сейчас буду. Доктор Беккер, мне придется вас оставить. Подозреваемый точно лишен движения?
- Абсолютно, - растерянно отозвался Беккер, не отрываясь от работы. – Ходить не сможет еще трое суток. Да… да, идите.
Синтетик бросил в передатчик: «Скоро буду» и стремительно вышел за двери, оставив на сияющем чистотой полу грязные отпечатки ботинок. Беккер поднялся со своего кресла и, хмурясь, подошел к Энтони, оценивая его мрачным взглядом. Он впервые с момента своего появления в медотсеке обратил на него хоть какое-то внимание. Беккер скрестил руки на груди и грубовато поинтересовался:
- Ну и как ты это сделал?
Энтони, делавший вид, что отдыхает, лишь ориентируясь на звук шагов, старался определить и сопоставить шаги и личность.
«Вот это синтетик прошелся, точнее два. А вот это, - он аккуратно, так, чтобы не было заметных движений, приоткрыл глаза, - доктор».
Сложившаяся ситуация мало радовала парня, биооружие вольно и бесцельно передвигается по базе и кто знает, какие дрова наломает оно, да и из досье на него получалось, что оно может эту базу почти играясь уничтожить.
«Да ммм, партийка интересная, - и вновь парня перебили. - Ну и что ты от меня хочешь? Или думаешь, что я возьму вот так и все растрепаю?» - подумал он в ответ на вопрос дока, наконец обратившего на шпиона внимание.
Медленно открыл глаза и немного поморщился от яркого света ламп. Кольт, застыв с изумленным лицом, переспросил:
- Что? - короткий ответ-вопрос, как учил Легион. Минимум информации — максимум догадок, максимум пространства для интриг.
- Не прикидывайся, - неприязненно бросил Беккер. – Ты что, новый вид синтетиков?
- Вид синтетиков? - удивленно переспросил Кольт. Его обвиняли, питали, запугивали, но никогда не приравнивали его к синтетикам.
- Не держи меня за идиота, - Беккер взмахнул в воздухе кипой распечаток. – Ты не человек. Что же ты за существо такое?
- Я человек, - твердо ответил парень. - У меня есть мать отец. - Теперь Энтони даже врать не приходилось, ну разве совсем чуть-чуть.
- Не ври, - отрезал Беккер, сверля его холодным пронзительным взглядом. – Человеческий мозг способен взаимодействовать лишь с ничтожным количеством электронных приборов, созданных специально для этих целей. Но не с персональными компьютерами и не с медицинскими сканерами! Я знаю, что переполох внизу – твоих рук дело, - он снова помахал листами перед носом Энтони.
Звучало это довольно убедительно, хотя на самом деле Беккер понятия не имел о том, что может делать Энтони. Это был не более чем психологический трюк – вытащить из парня побольше информации, заставив его поверить в то, что его маленькие секреты давно рассекречены.
- Да не вру я, - лицо парня приняло растерянный вид.
«Ну и что ты можешь мне предъявить, я ведь журналы почистил, и там ничего нет, кроме того, что мои импланты могут ответить на элементарный запрос информационной системы. Но способных на это имплантов тысячи».
- Как я могу с ними работать, ведь я прикован, - для верности он слегка поднял руки, чтобы доктор убедился в этом, - и я физически не могу дотянутся ни до одной консоли.
«Сыграем в тупого, который не понял, что подключение шло через тестер».
- А это, по-твоему, украшение? – Беккер небрежно потянул за провод брошенный синтетиком обруч, недавно надетый на голову парня. Железяка принялась зловеще раскачиваться на весу.
- Ну интерфейс сканера, мы такое учили, - парень сделал вид, что задумался, - в универе, пока я его не бросил. Ну и что с того, сканер ведь только сканирует. Через него подключиться невозможно.
Он просто передирал фразы с учебников, показывая, что знаком с этим устройством на уровне «слышал-видел на картинке, ну и вы на меня цепляли, а для чего - это вы мне скажите».
- Ты мне тут под дурака не канай, - бросил Беккер, присаживаясь рядом с Энтони на круглый трехногий табурет. – Лучше сам расскажи, кто ты такой и зачем явился – я тебя пытать не буду, хоть и могу. А вот те товарищи, что стоят за дверью, - он кивнул в сторону выхода, - пришли именно за твоими мозгами.
«Тупость рулит», - с этой мыслью Энтони начал:
- Это лучше вы мне объясните, что тут происходит. Я просыпаюсь прикованный, никто со мной не говорит. Все меня обвиняют в чем-то, но не говорят, в чем. Тут вы говорите, что я не человек. А по дате, - он кивнул на часы на одном из медприборов, - я должен находиться в стазис-камере корабля.
«И финал».
- Я расскажу все, что знаю, только вы мне объясните, что здесь происходит.
Шпион видел взгляд доктора, устремленный на приборы.
«Думаешь меня подловить? Не повезло тебе. Я приборчики покруче этих обманывал».
Закончив свою тираду, он вопросительно посмотрел на доктора.
Беккер, и без того раздраженный, окончательно взбесился. Он терпеть не мог, когда кто-то явно канал под дурака. Он своими глазами видел, как парня привезли в медпункт, сам лечил его, сам видел, как того увели, а потом принесли, покалеченного, назад охранники. Ну как после такого можно делать вид, что он не знает и случайно здесь оказался? Беккер ожидал, что Энтони хотя бы не будет так нагло отпираться, что был на базе все это время. Мог бы для приличия придумать какую-нибудь историю о том, что на него ни с того ни с чего напали охранники или что его заставили сделать что-то с сервером… И вот теперь, после очередной тревоги, этот парень продолжает делать невинное лицо!
Беккер резко встал и собрал свои распечатки.
- Ладно, я дал тебе шанс, - угрюмо сообщил он. – Не хочешь разговаривать со мной – поговоришь с военными. А у них, знаешь ли, другие способы вести разговоры…
- Ну вот, снова, - Энтони отвернул лицо от доктора и почти безразличным тоном продолжил, - одни обвинения, и никто не хочет объяснить, что тут случилось. Почему я прикованннн... - Последнюю фразу он специально потянул, так как будто бы медленно начал терять сознание.
«А теперь поиграем, док», - с этой мыслю Энтони на миг активировал передатчик для связи с Легионом. Слишком короткий промежуток времени, чтобы следящие системы базы засекли включение передатчика, но достаточный, чтобы сканер, висящий над парнем и неустанно сканирующий его голову, завыл.
«Он ничего не покажет конкретного, только непонятный всплеск», - сразу же подвел результат своего выбрыка пацан и продолжил:
- ....нный наручниками.
«Вот те загадка, док», - Энтони решил немного поиграть, времени было много. А после такого финта был шанс, что его вновь подключат к тестерам.
Но Беккер был неглуп, и его было не так просто обвести вокруг пальца, как наивную Юко или баранов-практикантов. Он только мрачно хмыкнул на внезапный «глюк» сканера и… выключил его. Прибор пикнул и вырубился. Это со стороны могло показаться Энтони довольно странным – вдруг доктор прекрасно представляет себе, с кем имеет дело? – но по его расчетам это было невозможно.
- Имена и адрес родителей, - вдруг бесстрастным голосом потребовал он.
- Мать зовут Маргарет, отца Ивон, адрес? - он задумался. - Мать должна быть на Земле, точного адреса не знаю, мы с ней давно не виделись. А отец, - скула парня подернулась, говоря о том, что эта тема не очень нравится парню, - наверное, в колониях бизнес продвигает. - Безразлично ответил Кольт. Его немного удивило, что док не обратил внимания на сигнал сканера, но его действия развязали парню руки, и теперь тот мог воспользоваться встроенным передатчиком. Вот только связываться пока было не с кем.
- Телефоны, адреса электронной почты родителей? Юридический адрес твоего работодателя? – снова потребовал доктор.
- Электронка родителей - мастерпис восемнадцать шестьдесят два собака фримиел точка ком. Роботодатель - частная компания грузоперевозок Лауренс. Планета Нью-Иден. Ник для связи в сети Лауренс энд Ка, - парень отвечал спокойно и ровно.
Беккер быстро записал адреса на обратной стороне своих распечаток черным маркером, вытащенным из кармана белого халата. А про себя подумал, что пацан не так-то прост – знает прекрасно, что сигнал до ближайшей планеты отсюда будет идти пятнадцать суток. Радиосвязь такая… «быстрая».
- Как ты отнесешься к тому, что тебя отвезут домой, к маме? – спросил он, подняв брови.
Лицо парня посветлело при слове "мама".
- Положительно, лишь бы этот дурдом закончился.
"Но только после того, как узнаю, что вы прячете в главном хранилище".
- Отлично, - легко согласился Беккер. – Если будешь и даже изображать из себя мистера Я-не-в-курсе, возможно, убедишь военных, и они отвезут тебя к мамочке.
Радость сменилась безысходностью. Мол, наша песня красива и нова, начинаем ее снова.
- Расскажите, что случилось, и я хотя б буду знать, чем я провинился. Пожалуйста... - Тон парня стал умоляющим, и лицо сразу же изменилось под ситуацию.
- Ненавижу убийц-засланцев, - буркнул Беккер и отошел.
Слабая попытка парня развести его на разговор провалилась. Беккер в своих убеждениях был тверд.
На последнее высказывание он никак не отреагировал, его уже давно все так клеймили. И не напрасно, но все-таки Кольт еще надеялся переломить ситуацию на свою сторону, и Новус должен был ему в этом помочь. Только одно его нахождение на свободе вызовет новые жертвы, а значит, скоро медотсек начнет заполняться новыми потерпевшими. Парень вновь разлегся, так долго на одном месте он мог находиться, только если бы был подключен к чему бы то ни было, но сейчас временное обездвиживание казалось шпиону хуже всяких там карцеров и пыток.
Едва Беккер отошел, с соседней койки на Энтони с ненавистью уставился один из охранников с перебинтованным левым предплечьем – тот самый, кого шпион ранил в хранилище.
- Ну ты козел! – с чувством сказал он.
"А вот и расстроенные пострадавшие", - подумал парень, глядя на своего соседа. - Перебинтованое плечо...", - Кольт начал перебирать в голове всех, в кого он стрелял, - наверное, из хранилища или из охраны, которая меня эскортировала. Нет, точно из хранилища".
- А тебе что я сделал, - с безразличным голосом спросил парень.
- Козел малолетний! – угрюмо повторил охранник. – Чтоб тебя в открытый космос выкинули!
Особо литературным стилем ругательств он явно не отличался. Некоторые проснувшиеся его товарищи одобрительно загудели. Беккер сделал вид, что ничего не слышит.
- В Нереальный Турнир его! – предложил кто-то. – Как пушечное мясо.
- Куда? - с изумленным видом спросил парень.
"Хотите отыграться на мне, ну что же посмотрим".
- Туда! - был грубоватый ответ откуда-то с дальнего конца больничных кроватей. – Ты что, телек не смотришь, придурок малолетний?
- Какой телек? - с усмешкой на лице выговорил Кольт. - Я на кораблях вечно вкалываю, некогда глаз сомкнуть, а вы мне про телек.
"Не будем нарушать легенду и продолжим строить из себя невинность, тупость и наивность".
- Иди нахрен, - коротко отозвался ближайший к нему корпорат и отвернулся. – Кретин долбаный.
- Что за день такой, все только грузят, и никто даже не хочет объяснить, почему. Писец. - Кольт уставился взглядом в потолок.
"И все? А я-то думал, будет как в мыльной опере, даже готовился слезу пустить. Хотя вас недооценивать не стоит, можете и подушечкой придушить, пока буду спать".
Наконец Беккеру надоела эта перебранка.
- Всем спать! - раздраженно скомандовал он, и свет в медпункте погас. Темноту нарушала только неяркая подсветка рабочего стола доктора.
Охранники мгновенно смолкли. Фактически, Беккер не имел права приказывать им, но люди эти были неглупы и понимали, что слово лечащего врача – закон. Попробуй поспорь с ним, когда ты лежишь с тяжелым ранением… В медпункте Беккер стал для них царем и богом.
"Так неинтересно, - подумал шпион. - Только разговор начал налаживаться, а тут сразу спать. Надоело".
Но другого варианта событий ему не представлялось. Можно было достать раненых, но тогда бы его здоровье сильно ухудшилось.
"Да и по времени транспорт еще нескоро появится," - думал Кольт, закрыв глаза и окунувшись в темноту небытия, в которую сейчас погрузился медпункт.

0

7

Пока Новус Техно размышлял, что делать, торопливые шаги раздались уже у самой двери... Времени на размышления осталось не более трех секунд.
- Ладно... Гайвер ! - выкрикнул Агито и во мгновение ока превратился в полунасекомое существо.
Послышалось оглушающее шипение гидравлики, и створки дверей с неприятным скрипом разошлись в стороны - примерно с таким звуком открывается старая кладбищенская калитка. Казалось бы, совершенно неуместный звук на корпоративной базе. Но как показала практика - очень даже уместный, ибо реки крови, пролившиеся впоследствии за весь день, были поистине ужасающими. Такого на этой забытой всеми богами планете не случалось никогда.
В открывшиеся двери по двое ворвались корпоративные охранники. Их было около дюжины, и каждый был вооружен каким-то неизвестным Агито оружием. Впрочем, присматриваться к корпоратам у него не было времени, поскольку во всех сторон тотчас загрохотали крики:
- Стоять! Поднять руки! Лицом к стене! Не двигаться!
У них был четкий приказ от Бутвуда - в случае неповиновения стрелять на поражение.
Тут Агито прокашлялся и проскрипел каким-то насекомьим скрипом вместо голоса - так мог бы говорить сверчок:
- Нет уж, после вас!
Бутвуд, подкарауливавший возможного нарушителя порядка этажом выше и слышавший всю короткую перебранку, почувствовал, как по его спине пробежал неприятный холодок. Скрипучий голос, ответивший на команды охранников базы, принадлежал явно не человеку. Или человеку, который говорил через какое-то специальное устройство… но какое?
- Сэр, у нас внештатная ситуация внизу, - скороговоркой отрапортовал Бутвуд в передатчик. – Один или больше нарушителей порядка. Брать живыми?
- Живыми никого не брать, - отрезал Соммерс. – Хватит с нас неприятных неожиданностей. Окажет сопротивление – пристрелить.
- Вас понял, - ответил Бутвуд и передал своим: - При оказании сопротивления стрелять на поражение.
И сам нисколько не удивился подобному решению. В любых других обстоятельствах Соммерс наверняка бы поставил в известность Оониси и спросил, что могло орудовать в хранилище биобаков… и что с этим делать. Но сейчас Соммерс решительно наплевал на мнение своего непосредственного начальника – отчасти из-за недавней перепалки относительно побега Кольта, отчасти из-за необходимости действовать быстро и не допустить еще одной катавасии. И новых смертей.
Охранники, окружившие Новуса, стрелять не спешили. Ожидали реакции противника.
- Что видите? – поинтересовался Бутвуд, так и не услышав последовавшей стрельбы.
- Перед нами одно человекоподобное существо, - ответил командир маленького отряда. – Идентифицировать личность не можем. Тело полностью скрыто броней неизвестного образца… Вроде бы не вооружен.
- Попробуйте поговорить с ним. Выясните, кто он и откуда. При малейшем намеке на неповиновение – стреляйте. Мы спускаемся к вам.
- Вас понял, сэр.
- Ну что, так и будем стоять? – поинтересовался старший охранник у Новуса, не сводя с него прицела.
- А ты что, хочешь, чтобы я тебя пристрелил? Без пистолета? - насмешливо произнес гайвер и направился к старшему охраннику, приготовив к удару лезвия на руках...
- Не двигаться! – почти одновременно с Новусом воскликнул охранник, направляя свое оружие прямо в центр груди незнакомца. Но тот не остановился. - Я тебя предупредил! – на всякий случай повторил он и, едва нарушитель спокойствия сделал еще один шаг, крикнул: - Огонь по цели!
Будтвуд, спешивший по узкой металлической лестнице вниз, услышал в своем передатчике отчетливые звуки пальбы. Вечеринка началась.
Гайвер быстро увернулся от пуль и ринулся к ближайшему стрелку, размахивая лезвиями. Мгновение ока - и Новус воткнул лезвие в добычу...

0

8

Сознание приходило медленно, вместе с головной болью и затекшими мышцами. Когда Эстель наконец разлепил глаза, то обнаружил себя лежащим в каком-то контейнере, или скорее камере.
- Где я? – Спросил парень, ещё не осознавая происходящего, но, по крайней мере, понимающего, что, что-то неправильно. 
Незнакомый потолок, эта камера опять же, немаленький холод, нагота. По мере пробуждение приходило и осознания происходящего, парень встал на ноги и осмотрелся. Вокруг ничего и никого, пустота какая-то неприятная, камера в которой он стоял, была заполнена голубой жидкостью.
- Консервант? Я был в криостазисе. – Парень полностью пришел в норму и уже начал понимать, что происходит.
Когда Эстель, наконец, отворил крышку и вылез из своей камеры, в голову с жуткой силой ударили воспоминания, как будто кто-то методом пинка пытается забить информацию в компьютер.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Это произошло некоторое время назад, когда молодой 20-ти летний парень по имени Серафим Эстель был обычным техническим специалистом утилизирующей фирмы «Чистота». Он прятался на свалке мусора, который они доставали из космоса, территория свалки составляла 90% всей территории фирмы и была протяженностью около 10-ти километров. Эстель периодически ездил по ней на рабочем погрузчике, чтобы улучшать контроль над своей совсем необычной энергией. «Нулевой импульс» так назвал эту энергию Серафим, после инцидента на «Ирийских Садах» его душа превратилась в генератор этой новой силы, и чтобы полностью узнать её требовалось немало усилий. Как бы там не было, парень начал понемногу выпускать из себя эту энергию в виде ауры, но уже через минуту на него сверху упал какой-то винт и он прервался. Посмотрев наверх, парень очень сильно струхнул, он был готов поклясться, что там мелькнул чей-то силуэт, но взобравшись на гору мусора, Эстель убедился, что поблизости никем даже не пахло. Посчитав это игрой воображения, парень хотел вернуться к своим тренировкам, но услышав голоса в отдалении, предпочел не рисковать и посмотреть что происходит.
На месте где были слышны голоса, он встретил четырех человек, среди которых был его коллега и друг Филлиас Пак и ещё трое неизвестных, судя по всему это были клиент и его телохранители. Первый выглядел довольно презентабельно, дорогой костюм, сигара в зубах и сказочное высокомерие, бедный Пак, судя по всему, уже полчаса уламывал его потушить свою сигару. Клиент не обращал на него ровно никакого внимания, а просто смотрел на расставленные перед ним три цилиндра в человеческий рост. Это были элементы питания с крупных кораблей вроде фрегатов, и присутствие сигары в данном случае было взрывоопасно. Пришлось брать ситуацию в свои руки. Серафим молча, подошел к клиенту и, вытащив у него изо рта сигару, бросил на пол и притоптал ногой.
- Здесь курить вредно, для всеобщего здоровья. – Сказал он в лицо офигевшему от такой наглости клиенту, лицо Пака при этом было не лучше.
- Парень, ты знаешь, кто я и сколько стоит одна такая сигара? – С интересом спросил клиент после того как один из его телохранителей что сказал ему в ухо. На лице это человека не было ни капли гнева.
- Дрейк Робертс. Заместитель директора по связи с общественностью из Вейланд-Ютани. У вас на сегодня вроде бы назначено было. А стоимость сигары равна стоимости штрафа за курение в этом месте.
- У нас есть штраф за курение на свалке? – Шёпотом спросил Пак, но заметив взгляд мистера Робертса, ушел поодаль.
- В любом случае, что здесь делает шишка вроде вас? – Спросил Эстель, почесывая подбородок.
- А вы не любите выбирать выражение, да? – Засмеялся Дрейк. – Я прибыл сюда выкупить некоторые важные детали, которые были на нашей исследовательском судне потерпевшего крушение в туманности «Конская Голова». Главным образом это носители данных и энергосистемы. Видите ли, они довольно уникальны.
- Оно называлось «Давид»? – Спросил парень, смотря на цилиндры. Клиент утвердительно кивнул. – Его останки находятся в зоне Б-15, Пак привезет всё важное к выходу. Насчет носителей данных придется идти к директору.
- Тогда я отправлюсь к нему прямо сейчас – Сказал клиент из ВЮ, после чего они с телохранителями ушли.
Серафиму не дали много времени побездельничать, примерно минут через 20 позвонил шеф и приказал явиться к нему в кабинет. У шефа был довольно скверный характер, а потому стоило подчиниться. Внутри кроме радостного до отвращения начальника обнимающего непонятный чемодан, был ещё и старый знакомый, спокойно сидевший на диване и покуривающий новую сигару. К сожалению, отнять её на этот раз было нельзя.     
- Здравствуйте ещё раз господин Эстель. – С улыбкой произнес он и затянулся.
- Я так полагаю в том не маленьком чемодане деньги. Неужели материалы с вашего корабля настолько важны?
- Да нет. – Дрейк пожал плечами. Шеф тем временем уже вскрыл чемодан и медленно пересчитывал деньги – Не настолько важны, чтобы вкладывать в них большие деньги.
- Вы решили купить что-то ещё?
- Да.
- Что?
- Тебя?
- Не понял.
- Какой недогадливый молодой человек. – Хохотнул клиент и, встав с насиженного места, указал пальцем на Серафима. – Блайнд, мой телохранитель, застал тебя за…. Наверное, это была тренировка. В общем, он заметил, что ты источаешь какую-то незнакомую форму энергии при этом его измерительные приборы вышли из строя. Я узнал кое-что о тебе и твоем прошлом и посчитал тебя любопытным образцом для исследований.
Эстель понял, что шеф продал его этим яйцеголовым для опытов и решил защищатся. Его рука потянулась за штатным пистолетом, но удар по затылку отправил Серафима в мир грез.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Флещбэк кончился так же резко, как и начался. Впрочем, голова продолжала гудеть, жалко рядом не было обезболивающего. Кое-как придя в себя и поняв, что происходит парень, стал ходить по комнате в поисках какого-нибудь терминала. Через пару шагов Эстелю показалось что, что-то не так, ощущение будто ходишь по луже хлюпкой жижи. Он только сейчас обратил внимание, что вокруг все залито кровью и в некоторых местах валяются трупы, то ли охраны, то ли ещё какого-то персонала. Нормального человека, наверное, выворотило бы от такого натюрморта, но к счастью для Серафима он был ещё той равнодушной скотиной и уже вовсю мародерствовал, забирая у трупа одежду и штатное оружие (значит все-таки охрана). Ну а, что делать дальше? Подойдя к двери, парень попытался открыть её, но мало того, что она была заперта на электронный замок, так ещё и из соседней комнаты послышались выстрелы.
- Попал я, кажется.
Серафим отошел от двери на пару шагов, не решаясь её открывать, мало ли что там окажется. Судя по трупам вокруг, в этой лаборатории ВЮ не так безопасно как хотелось бы и подходящих терминалов, чтобы узнать обстановку не было.
- Просто сидя здесь, я ничего не добьюсь. – Вслух подумал парень и подошел к панели электронного замка на двери. – Не самый надежный замок, открывается довольно легко.
Понадеявшись на то, что его не услышат из-за стрельбы, Серафим пальнул из пистолета по дверной панели доступа. Сработала автоматическая система открытия двери, когда подобные замки приходят в неисправность двери обычно сразу открываются, чтобы помещение не превратилось в тюрьму. Открытия двери было достаточно для того, чтобы парень стал напряжен до передела. Выходить из помещения он однако не стал, просто терпеливо ожидал, что кто-нибудь войдет, после чего можно было загнать ему пулю в лоб. План конечно глупый, но в стрессовой ситуации, подгоняемый страхом за свою жизнь парень не особо здраво соображал.

Отредактировано Seraphim (2012-04-05 21:08:43)

0

9

В главных ролях:
Серафим Эстель - Seraphim.
Новус Техно (он же Агито Макашима) - Альберт Вескер.
Дэниел Джексон, Джонас Куинн и персонал базы - Kestrel.

Зрелище, открывшееся взору парня, смело можно было назвать кульминацией среднестатистического американского боевика: оглушительный грохот выстрелов, беспорядочное мельтешение черных фигур, разлетающиеся во все стороны брызги крови, крики умирающих людей – и в центре всего этого неуловимый фиолетовый вихрь… Серафим решительно не понимал, что к чему в этой жуткой бойне, и словно в противовес ему, Новус Техно осознавал происходящее прекрасно. Будучи смертоносным вихрем, начавшим кровавое побоище, он молнией пронесся по узкому помещению, оставляя после себя искореженные трупы. Пули охранников оставили на его броне частые царапины и даже выбоины, но гайвера это, казалось бы, не слишком беспокоило. Самые умные стреляли в голову, и здесь Новуса от неминуемой гибели спасла собственная скорость. И счастливый случай.
Через несколько секунд все было кончено. Смолкли выстрелы, затихло эхо криков боли, с глухим стуком упала на влажный пол винтовка последнего поверженного корпората… Серое невзрачное помещение сейчас больше всего напоминало внутренности гигантской мясорубки: стены неаккуратно забрызганы кровью, словно полотно американского абстракциониста 20 века Джексона Поллока, пол залит той же липкой алой жидкостью, в неправильном порядке по нему разбросаны части тел охранников, вразнобой валяются их винтовки. И в центре всего этого кровавого безумия застыл беспощадный убийца – гайвер.
Из хранилища Сим увидел лишь концовку этой молниеносной битвы и сейчас оказался буквально лоб в лоб с неуловимым смертоносным существом, напоминающим человека (за исключением того, что его тело было полностью скрыто какой-то фантастической темно-фиолетовой броней с красными вставками). С лезвий, вырастающих из запястий существа и тянущихся к локтям, на пол медленно стекала кровь.
- Все кончено, - сказал Агито с видом монстра из фильмов ужасов. - Так где этот хакер? Его что, уже взяли? Ч-черт, больно!
Прежде чем Серафим успел как-то среагировать, за чуть приоткрытой дверью, откуда недавно появился отряд охранников-камикадзе, послышались громкие крики.
- Крастор! Дойган! Отвечайте, черт побери вас всех! - послышались голоса и следом за ними - тяжелые торопливые шаги. Кто-то бежал по коридору, а эхо предательским усиливало звуки спешащей подмоги.
Впрочем, Бутвуд и еще двое не особо скрывались - они еще издалека услышали пальбу и поняли, что катастрофически опаздывают.
-О, как это прогнозируемо, - сказал Агито. – Увы, будет много крови тупых собак-наемников.
Эстелю было страшно, крайне страшно, откровенно говоря. После увиденного зрелища руки еле держали трясущийся пистолет. Было ощущение, будто парень попал в ад, причем, в самые нижние уровни, а недавний мясник был одним из ангелов-мучителей, пришедших по его душу. В первый раз он встречался с серьезной опасностью, и теперь Серафим был просто в ступоре.
Эстелю было страшно, крайне страшно, откровенно говоря. После увиденного зрелища руки еле держали трясущийся пистолет. Было ощущение, будто парень попал в ад, причем в самые нижние уровни, а недавний мясник был одним из ангелов-мучителей, пришедших по его душу. В первый раз он встречался с серьезной опасностью, и теперь Серафим был просто в ступоре. Он не осознавал себя, просто тупо смотрел на стоящего за проемом двери монстра. В себя его привел мерный щелчок бойка разряженного пистолета в его руках. Страх исчез, сменившись осознанием собственной глупости.
«Как можно было поверить, что меня спасет пустой пистолет?» - подумал парень, пятясь назад, подальше от кровавого монстра.
Тот был отвлечен бегущим на шум подкреплением для охранников этого места. Было время, чтобы найти укрытие, и этим укрытием стал вентиляционный проход внизу у пола. Судя по всему, он собирал холодные пары, собирающиеся в этом криохранилище. Если и был шанс сбежать подальше от этой кровавой бани, то это был однозначно он. Не особо беспокоясь о шуме, парень пролез в вентиляцию и быстро пополз.
В это время Агито услышал какой-то странный шорох. Будто в трубе ползает какое-то животное.
"Неужели лицехват," - подумал он.
Но нет, это был стремительно улепетывающий с места бойни второй участник драмы в трех действиях. Выяснить, кто там ползает по трубам, у Агито не хватило времени – его внимание привлекло шипение гидравлики. Успевшие закрыться автоматические двери снова открылись, и на пороге замерли три человека в черных комбинезонах.
Бросив мгновенный взгляд на залитое кровью помещение, Бутвуд сразу все понял. Ну или почти все – замершего в центре убийцу он не узнал, но догадался, что он не местный и вообще выглядит довольно странно. Человек он был или какой-нибудь фантастический нелюдь – разбираться не было времени, и Бутвуд резко дал задний ход.
- Назад! – крикнул он и выскочил обратно спиной вперед. Остальные двое последовали его примеру.
И это не было позорным бегством. Бутвуд на редкость быстро сообразил, что если в бою с этим существом полегло больше дюжины солдат (первый отряд в хранилище и второй, вот здесь же, размазанный по стенам и полу), то им троим не на что рассчитывать. В левой руке его была зажата магнитная карточка, которой он только что открыл дверь, и Бутвуд инстинктивно приложил ее обратно.
- Заблокировать дверь! – скомандовал он, и аппарат принял голосовую команду. Створки сомкнулись прежде чем гайвер успел наброситься на новых противников – благо действовал Бутвуд быстро, и на то, чтобы оценить обстановку, отступить назад и приложить к панельке карточку у него ушло не больше двух секунд.
- Наверх! – снова крикнул он, и все трое помчались по коридору. – На базе посторонний, подтверждаю ранние сообщения, - на бегу быстро-быстро поговорил он в передатчик. – Отряд Крастора уничтожен, выживших нет. Это существо… просто машина убийства!
- Конкретнее, Бутвуд, - раздался в его левом ухе суховатый голос Соммерса.
- Все, как описывал Крастор – броня неизвестного образца, фиолетовая. Лицо скрыто шлемом с какой-то кругляшкой во лбу. Из локтей растут лезвия… Остальное, сэр, я не успел рассмотреть.
- Кто с тобой?
- Шартан и Майлес, сэр. Мы заблокировали его в хранилище… Дверь сдержит его на некоторое время.
- На некоторое время? – холодно переспросил Соммерс.
- За качество дверей не я отвечаю, сэр, - внезапно дерзко ответил Бутвуд. – Нам требуется подкрепление… Все парни, стоп, - скомандовал он своим спутникам. – Здесь тормознем.
Они остановились в конце коридора, на углу, и принялись наблюдать за дверью, ведущей в хранилище, с двадцатиметрового расстояния.
- Бутвуд, оставайся на месте… Кажется, я знаю, в чем дело, - сказал Соммерс. – Если это существо пробьет дверь – бегите. Не вздумай вступать с ним в бой и остальным скажи то же самое. Ты меня понял?
- Вас понял, сэр… Если б вы еще знали, что с этим делать…
- Я знаю, что делать, - отрезал Соммерс. – В первую очередь – сказать Оониси, какой он болван.
Генерал-майор отключился. Бутвуд и компания затаились за углом и принялись выжидать.
Шанс высказать Оониси свое скромное мнение представился Соммерсу довольно быстро, когда он в одиночестве направлялся на склад боевых экзоскелетов Ленивым движением пальцев он ответил на настойчивый вызов.
- Соммерс! Что вы такое себе позволяете! – раздался в его ухе рассерженный голос Оониси. Обычно сдержанный японец, очевидно, оказался не в курсе последних событий, и это вывело его из себя.
- Выполняю свою работу, - огрызнулся генерал-майор.
- Кто вам дал право проявлять самодеятельность?!
- Мое положение главы службы безопасности. Или я уже уволен?
- Вы будете уволены непременно, как только я пойму, что за чертовщина опять творится на базе, - тот факт, что Оониси использовал чисто американские обороты речи, говорило о том, что он не на шутку рассердился. А еще говорил он по-английски, не став выделываться с японским, что свидетельствовало о том, что информацию от Соммерса ему надо получить немедленно. – Что происходит? Откуда тревога? И почему вы не ответили на мои два вызова?
- Очевидно, потому что в это время я информировал моих людей о том, как сдержать нападение, - прохладно ответил Соммерс, не сбавляя шагу.
- Предварительно вы должны были связаться со мной! А не принимать решения самостоятельно!
- Видите ли, Оониси, на то, чтобы выслушивать ваши гениальные предложения, у меня не было времени, - раздраженно отозвался Соммерс. – И сейчас его нет. Поэтому, будьте любезны, сделайте наконец что-нибудь полезное вместо того, чтобы напоминать мне о моих обязанностях. Их я знаю лучше вас.
Оониси едва не задохнулся от возмущения и с трудом сдержался, чтобы не накричать на Соммерса. Впрочем, тот и так понимал, что сумел вывести обычно уравновешенного япошку из себя. Невиданное достижение!
- Вы еще ответите за свою дерзость, Соммерс! – зловещим шипением пообещал Оониси. – В этом я вас уверяю.
- Если будет перед кем отвечать, - равнодушно парировал генерал-майор. Угрозы Оониси не произвели на него никакого впечатления. – А вот вам, Оониси, придется ответить перед теми, кого вы подвергли опасности своей недальновидностью. Если вы, конечно, выживете. Я собираюсь нейтрализовать угрозу, а что собираетесь делать вы?
- Вы объясните мне, что происходит, или нет? – уже спокойнее спросил Оониси, проигнорировав вопрос.
- Я бы посоветовал вам спуститься в криохранилище и самому посмотреть, но по доброте душевной все же объясню. Ваш экспериментальный образец вырвался на свободу.
Пауза.
- Что? – свистящим шепотом переспросил Оониси. – Какой образец?
- Это уже вам виднее. Весьма глупо было хранить на базе опасных существ, не ставя в известность даже службу безопасности. Как вы смогли протащить его на базу так, что об этом никто не узнал?
- Все, кто знает, умеют молчать, - сквозь зубы выдавил из себя Оониси, поняв, что отпираться бессмысленно. Сейчас его волновал только один вопрос - кто сбежал? Гайвер или пацан-энергетик? О том, что сбежать могли оба, он как-то не подумал.
- Знаете, в чем ваша проблема, Оониси? – внезапно спросил Соммерс и тут же ответил: - В том, что вы самонадеянный болван. Вы в грош не ставите работу службы безопасности, а когда приходит наш черед спасать ваши задницы, вините нас во всех своих проблемах. Мол, служба безопасности не досмотрела. Если бы вы смотрели чуть дальше вашего носа, вы бы поняли, как важно держать в курсе событий тех, кто вас охраняет. Теперь пожинайте плоды вашей глупости.
- Заткнитесь, Соммерс! – ледяным голосом приказал Оониси. – Вы слишком многое себе позволяете.
- Вы позволили себе слишком многое два года назад, когда по вашему распоряжению в хранилище было доставлено два опечатанных цилиндра… Теперь моя очередь, - отрубил Соммерс и отключился. Он уже подошел к месту своего назначения.
- Соммерс! Что вы собираетесь делать? – запоздало крикнул в переговорник Оониси, но генерал-майор уже отключил связь и – вот наглец! – заблокировал канал. Испытывая сильнейшую неприязнь к этому нахальному европейцу, а также ощущая всю тяжесть свалившейся на него ответственности, Оониси с тяжелым сердцем посмотрел на дверь кабинета Ватанабэ. Кажется, ему сейчас предстоит долгое объяснение с начальником.
… Агито посмотрел по сторонам и увидел вентиляционную шахту.
«Ладно, - подумал он, - уж если они такие разини, что вентиляция открыта - это их грех» - и полез в шахту.
До стремительно улепетывающего по мрачному тоннелю Серафима донеслись отдаленные частые удары, усиливающиеся эхом, будто кто-то позади непременно хочет его догнать.
- Твою мать, он что, пошел за мной? - услышав, что кто-то пытается пролезть в шахту, парень не на шутку перепугался и дал такого стрекача, что вентиляция буквально гудела. Ему оставалось только надеяться, что габариты монстра не дадут тому нормально перемещаться.
Все-таки иногда страх может превратить человека в сверхчеловека. Эстель не сразу понял, когда кончилась шахта вентиляции, и он выбрался в какую-то комнату. Боясь дальнейшего преследования со стороны фиолетового мясника, он блокировал вентиляцию первым попавшимся ящиком. Наивный.
В любом случае, ощутив себя в относительной безопасности, Серафим решил осмотреться, куда он попал. Это место напоминало комнату охраны, пульт управления у стены с большим количеством мониторов, показывающими происходящее в различных комнатах, стойка с оружием, несколько ящиков, вроде того что, сейчас перекрывает вентиляцию. Когда парень взглянул на дату, то был слегка шокирован - целых два года он проторчал в криостазисе. Ему стало казаться, что это какая-то божественная дурацкая шутка.
- Сначала два года в анабиозе, теперь два года в заморозке, а дальше что?! Два года комы? - в голос начал возмущаться Серафим. - Чтоб вас всех!
Немного поуспокоившись и подумав, объект исследований решил, что стоит сначала узнать, как  выбраться из плена этой базы. Он сел за консоль пульта управления – естественно, она была заблокирована, взломать её возможностей не было. Пришлось копаться в ящиках, расположенных по всей комнате, в поисках чего-нибудь полезного, однако ничего, кроме бесполезной макулатуры, в них не было, в основном это были расписания и прочая мутотень, но кое-что действительно можно было использовать. Например, в ящике, перекрывающем вентиляцию, были маршруты охраны и план этажа, на котором он сейчас находился. Порывшись в комнате ещё немного, парень едва ли не со слезами на глазах прочитал «ГКПК Ферато Компани» на двух найденных на столе панелях, соединенных между собой. Кто-то ещё пользуется этим небольшим, но очень полезным компьютером. Подавив в себе чувство ностальгии, Серафим проверил содержимое ГКПК - ничего интересного.
Учитывая, что найти что-либо ещё было невозможно, Эстель решил немного осмотреться на предмет возможности быстрого сваливания. Единственный выход был с магнитным ключом - слава богу, тут проблем не было, в одежде с трупа охранника как раз был такой. Он ни за что бы не вернулся обратно в вентиляцию. Впрочем, идея идти неизвестно куда была тоже не особо соблазнительной.
- Блин, что же так плохо? - вздохнул Серафим, осторожно проводя магнитным ключом по замку.
Раздался щелчок, и створки двери с легким шипением разъехались в стороны. Перед парнем открылся длинный пустой коридор с серыми стенами, уходящий вдаль на добрые полсотни метров. По обеим его сторонам через разные интервалы виднелись другие двери. Было безлюдно и тихо.
Серафим колебался какое-то время прежде чем выйти, но все же пошел вперед, прямо в мрачные и пустынные коридоры. Эхо, исходящее от его шагов в тишине, слышались особенно громко и протяжно, это заставляло чувствовать себя крайне неуютно и ждать, что из каждой двери, к которой он приближался, обязательно выскочит тварь наподобие той. Хотя у Эстеля не было пистолета, ему было чем защищаться, проблема в том, что его средство - самый большой его секрет, а значит, его стоит применять в крайних случаях.
Постоянно сверяясь с планами и маршрутами, которые он нашел в комнате охраны, парень думал, с чего начать побег и куда идти.
- Сначала нужно найти посадочную площадку. - Вслух подумал Серафим, с недовольством смотря на план этажа. Судя по нему, он сейчас находился на этаже D4, и как раз эта буква Д ему крайне не нравилась. - База подземная, придется выбираться на поверхность. А до этого ещё придется найти полетные коды, чтобы случайно не сбили, всякие пароли и ещё хрен знает что. Мне нужна помощь, один я отсюда не выберусь.   
Проходя мимо одной из дверей, Эстель остановился и посмотрел на неё. Если парень правильно понял, то это была «комната отдыха» для персонала, по крайней мере, так говорил план этажа. Шансы были малы, но тут вполне можно было разжиться чем-нибудь, мало ли что охранники могли забыть в спешке, потерять или просто хранить, к тому же эта комната точно не будет требовать особого доступа. Серафим вновь использовал магнитную карту убитого охранника.
Как он и предполагал, это помещение было больше всего похоже на комнату для «посиделок». Парень оказался в помещении площадью около двадцати пяти квадратных метров, условно разделенном на функциональные зоны ширмами и гипсокартонными перегородками. Одна из таких зон оказалась кухней (ну где еще могут стоять охладительные цилиндры – местный вариант холодильников – и электрические ниши в стенах для подогрева еды?), другая была заставлена старыми диванами из дешевой пеномассы, третья вообще - завалена какой-то мебелью… У самого входа стоял довольно древний стол из ДСП, на котором кто-то небрежно разбросал прозрачные пленки многоразовой печатной бумаги. На низких то ли столиках, то ли пуфах около диванов стояли кружки с недопитым кофе, лежали яркие обертки из-под фаст-фуда, беспорядочно рассыпались по полу одноразовые вилки… Откуда-то из-под потолка лилась негромкая музыка.
Помещение было безлюдным. Казалось, его покинули не более пяти минут назад.
- Это комната отдыха? - сам себя переспросил парень, от удивления даже забыв зайти. Он представлял ее себе немного иначе, более уютной и чистой что ли. Впрочем, можно было допустить, что небольшой беспорядок был результатом резкой тревоги, но тем не менее… - Такое ощущение, что она на ремонте.
Среди всего этого безобразия найти чего-нибудь стоящего было довольно затруднительно, да и музыка очень сильно раздражала, она была явно не во вкусе парня. Пленки на столе явно были бесполезны, на них даже внимания обращать не стоило, его куда больше интересовали наспех забытое оружие, ключи-пароли и прочая хрень, которая поможет ему выбраться из этой проклятой дыры. К сожалению, ничего дельного не попадалось, куда бы парень ни заглядывал, разве что недоеденный то ли гамбургер, то ли просто бутерброд на кухне. Очень вовремя - желудок парня дико урчал, да и брезговать недоеденным он явно не собирался. Уже с бутером в зубах Серафим продолжал исследовать комнату отдыха и за очередной ширмой он обнаружил некое подобие… раздевалки что ли? - по крайней мере, тут была разбросана куча вещей в одном ящике. Куда логичнее, конечно, предположить, что это одежда для стирки, но она не была похожа на грязную, и вообще какого марсианина она делает в комнате отдыха? Задумываться об этом не особо хотелось, тем более что мыслей и так было много. Куда лучшей идеей выглядело переодеться в чистый комбинезон технического работника этого хранилища: если уж и встретятся охранники, то можно будет прикинуться местным шлангом.
В новой более-менее знакомой одежде Серафим чувствовал себя куда лучше, чем в испорченной и окровавленной одежде почившего охранника. Выйдя обратно к выходу, он заметил бумажку, приклеенную к стене - похоже, писал кто-то из техперсонала. «Не забудь рассортировать документы в архиве, осторожней с бумажными документами. Магнитную карту попросишь у охранника, пароль от базы данных найдешь на первой полке слева от входа, в папке со старыми картами вентиляции». А вот это уже было интересно. В архиве должна быть крайне важная информация об этом месте. Серафим быстро вернулся обратно за одеждой охранника, дабы забрать забытую карточку, и побежал обратно в коридор. Если верить планам этого этажа, архива тут нет, а значит, нужно найти лифт.
Однако удаче явно надоело улыбаться этому крайне везучему пареньку.  Капризная богиня Фортуна еще раз доказала, что она горда и переменчива, как ветер в поле, а тому незадачливому глупцу, который возомнил было, что попал в ее расположение, предстояло сильно «обломаться». Но, впрочем, речь не об этом… Вернее, не совсем об этом. До поры до времени Серафиму крайне везло, но всему когда-нибудь приходит конец. А еще быстрее он приходит на секретном корпоративном хранилище. Едва парень выскочил в коридор и бросился за ближайший поворот, как его остановил чей-то ленивый голос:
- Ну и куда это мы так торопимся?
Парень встрял на месте от неожиданности. Вот совсем ему не хотелось, чтобы его обнаружили ТАК рано.
- Я в архив, там документы рассортировать просили. - Сказал парень, явно волнуясь и медленно поворачиваясь.
Окликнувший его оказался довольно молодым мужчиной лет двадцати пяти, невысокого роста, внешне совершенно безобидным. Его светло-русые волосы торчали смешным «ежиком», а в приятном открытом лице не было ни капли угрозы. Одет он был в довольно бесформенный армейский комбинезон, который был ему явно на размер больше, да еще и неместного образца. Однако определить, местный он или неместный, Серафим не мог – он не пробыл на незнакомой территории и пятнадцати минут. Парень небрежно прислонился к стене и с любопытством разглядывал спешащего куда-то Эстеля. Рядом с ним замер еще один интеллигентного вида молодой человек в таких же армейских штанах, но без куртки, зато в довольно аккуратной черной футболке с большой желтой буквой W. Второй был чуть повыше, темноволосый, коротко стриженный, в довольно нелепых по меркам современности очках (кому вообще нужны очки в веке высоких технологий, когда проблема близорукости была успешно решена?), а руки он скромно держал в карманах. В общем и целом эта странная парочка казалась довольно дружелюбной и совсем не агрессивной.
- О, извините, что отвлекаем вас, - извинился за своего нагловатого товарища тот, что повыше, шагая к Эстелю. – Вы не отказались бы нам немного помочь? Вы ведь из технической службы, правда? – он догадался по оранжевой спецовке, которую надел на себя Серафим. – Мы здесь недавно и ищем… э-э… пульт охраны, - он знал, что «пультом» на местном сленге называют диспетчерскую комнату. – Подскажите, пожалуйста, куда нам идти.
- А...ну... я... - начал было сбиваться парень, но вдруг подумал… Одежда этих двоих не была похожа на тот костюм охранника, от которого он недавно избавился, значит, они не из охраны. Вдобавок ко всему, они тут не ориентировались, а значит, и не местные. Тогда откуда? И тут Серафим увидел шанс сбежать.
- Ну да, я из техслужбы, но прошу прощения, а вы кто? - успокоился наконец парень и надел на себя личину местного персонала. - Я вас тут раньше не видел. 
- Неудивительно, - хмыкнул светловолосый, «отклеиваясь» от стены. – Но вы, наверное, о нас слышали – Неонополис, Земное командование. Вчера прилетели. Впрочем… хм… со всей этой недавней беготней всем нам было не до посиделок и знакомств за чаем.
- Пожалуйста, позвольте представиться, я доктор Дэниел Джексон с базы Неонополис, - как-то вычурно по современным меркам, чуть ли не старомодно представился странноватый обладатель не менее странных очков, едва заметно приосанившись. – А это – Джонас Куинн, мой… э-э… ассистент.
Светловолосый едва заметно фыркнул, но не обиженно, а скорее шутливо. На своей родине, планете Келона, позже названной Лангарой, он был ведущим научным руководителем в проекте «Наквадрия», ставшим для Дэниела Джексона роковым. Собственно, несчастный случай, в ходе которого Джексон получил смертельную дозу радиации, а потом был чудесным образом возрожден к жизни древними предками людей, положил начало крепкой дружбе между Келонианским исследователем и отрядом ЗВ-1 с Земли… Такой вот парадокс человеческих отношений. Впрочем, все это было давно и… в другой вселенной.
- Вы ведь слышали сигнал тревоги? Мы здесь ка раз по этому вопросу, - в своей странноватой манере закончил человек, представившийся доктором Джексоном. – Как мне к вам обращаться?
- Эс... - Эстель замялся, когда взглянул на очки собеседника. Называть свое настоящее имя он посчитал как минимум глупой идеей. - Эскаль. Сергей Эскаль. Приятно познакомится мистер Джексон, мистер Квинн. Симпатичные очки.
Парень вовсю делал вид все понимающего и сведущего в местных вопросах человека. Ни имена этих двух, ни Неонополис ему ничего не говорили вообще, всю свою жизнь он знал только работу утилизатора космического мусора. Тем не менее, было понятно, что раз они появились тут из-за тревоги, то использовать их для побега с базы - это слишком большой риск. Стоило как можно быстрее избавиться от их компании.
- Я бы с удовольствием ещё поболтал, но работа ждет. Пульт охраны дальше по коридору, - виновато произнес парень и отправился дальше по своему маршруту, едва ли не бегом.
- Эй, стойте! – удивленно окликнул его странноватый Джексон, бросаясь следом быстрым шагом. – Простите… Мистер Эскаль, может быть, хоть вы нам скажете, что здесь происходит? Вы ведь здесь, внизу, работаете? Может быть, что что-то видели… - замявшись, попросил он.
Не угомонятся ведь, а бежать дальше вызовет слишком много подозрений, пришлось остановиться. Осталось только матюкнутся про себя и повернутся к бегущему Джексону.
- Не знаю, - Сказал он, вид был слегка раздраженный. - Когда объявилась тревога я переодевался в комнате отдыха, потом все наши куда-то дернули и всё.
- Но прошло уже довольно много времени, - удивленно воскликнул доктор Джексон. – Неужели вы ничего не знаете? Ах, да… - явно что-то вспомнив, он сокрушенно покачал головой. – Секретная информация, я прав?
- Д... да, именно секретная информация, - охотно и неуверенно согласился Серафим, он сейчас что угодно бы сказал. - А теперь извините меня. В архиве надо срочно... это... проверить базу данных. Вот!
- Ох, ну ладно… - искренне опечалился странный тип, разведя руками. – Тогда просто скажите – мы можем найти в кабинете охраны генерал-майора Соммерса? Или лучше нам сразу повернуть назад?
- Соммерса? - переспросил Эстель. Хоть он и в душе не представлял, кто такой Соммерс, но очевидно, это местная шишка, глава службы безопасности. Иначе что бы ему делать в диспетчерской охраны? В любом случае, когда он вылез из вентиляции в ту комнату, там точно никого не было. - Да вроде не было там никого.
- Ох… - заметно огорчился Джексон. – Вот не повезло. Ну ладно, не будем вам мешать. Спасибо. Еще раз извините за беспокойство, - вежливо добавил он.
- Ага, спасибо за инфу, - более простодушно добавил второй, светловолосый, которого Джексон представил Джонасом Куинном.
- Да ничего страшного, - выдавил из себя улыбку Серафим и мельком взглянул на Куинна. Не нравился он ему, наверное, из-за блондинистого цвета волос и военной формы, что не особо сочеталось в голове Эстеля. - Всего доброго.
Попрощался он наконец и продолжил свой ход в сторону лифта, правда уже заметно медленнее, будто ожидая ещё какого подвоха. Впереди оказалась развилка, а Серафим, как назло, забыл за этим разговором, куда идти. Сверятся с планом этажа при посторонних было рискованно, и он просто сделал то, что делал всегда в таких случаях, - пошел налево. 
Но на этом его приключения не закончились – за ближайшим поворотом гулко раздались чьи-то шаги.
- Черт, - тихо выругиваясь, остановился парень, чтобы высмотреть, где спрятаться. - Пять минут назад тут было, как на кладбище - и вот те на, зомби повылазили.
На открытие ближайших дверей требовалось время, а шаги неуклонно приближались. Более того, Серафим не был уверен, туда ли он повернул, это могло вызвать небольшой конфуз при расспросах. Парень опустил голову и закрыл лицо за челкой, после чего, понадеявшись на чудо, он смело шагнул дрожащими от волнения ногами на встречу к звукам приближающихся чужих шагов.
Из-за поворота быстрым шагом вылетели двое охранников. Они стремительно промчались мимо одинокого техника, даже не заметив него. Серафима обдало волной всколыхнувшегося воздуха. Повезло. Снова.
Отделался легким испугом - Серафим посмотрел в сторону, куда побежали охранники. Что их туда понесло, было непонятно, хотя вполне возможно, будут пытаться поймать ту фиолетовую мясорубку.
- Ну их в баню.
Парень сверился с планами и рванул дальше на полной скорости,  до лифта оставалось совсем чуть-чуть. По пути уже никто не встречался, что несказанно радует – видеть, что все действительно были заняты этой тревогой.
В конце коридора наконец показался лифт. Эстель попробовал вызвать его, но скотина даже не реагировала. На третий раз парень наконец заметил отверстие для магнитной карты.
- Они что, издеваются? - ругнулся парень, вставляя карточку охранника. 
За створками лифта что-то тихо загудело, и над ними вспыхнуло световое табло, указывающее, на каком этаже сейчас стоит кабина. Кажется, придется подождать.

* * *

Оставшись одни посреди пустого коридора, Джонас и Дэниел переглянулись. Оба они отметили подозрительную поспешность случайного знакомого, но, разумеется, им в голову не могло прийти, что он имеет какое-то отношение к общей тревоге. Скорее всего – списали это на нервное истощение после всего произошедшего. Им бы самим не помешало часов десять здорового сна. Короче говоря, Серафим Эстель показался им немного странноватым, как и они ему, но никоим образом не опасным. Едва тот скрылся за ближайшим поворотом, как оба тут же выбросили его из головы.
- Черт! Соммерс уже куда-то смылся! – в сердцах воскликнул Джонас. – Опять мы опоздали.
- Все равно туда следует сходить, - предложил Дэниел. – Зря мы, что ли, спускались? Вдруг найдем что-то… полезное.
- Ага, так они и оставят для нас записочку с полным отчетом, - саркастически хмыкнул келонец. – К тому же, та наверняка особый доступ требуется. Пошли назад, а?
- Я бы предпочел проверить, чтобы удостовериться своими глазами.
- И потерять кучу времени? О’Нилл и так зол на Сэм за то, что она так долго гуляет где-то, а теперь и мы здесь явно заблудились. Этот… как его там… Серж? – сказал ясно, что никого там не осталось.
- Сергей, - поправил Дэниел. – Русский, наверное.
Джонасу это имя ничего не сказало. Будучи родом из гоа’улдского космоса, он мало разбирался в народностях Земли. А вот в технологиях – другое дело!
- Да без разницы. Мы здесь только время теряем.
- Ты же знаешь, я не люблю не доводить дела до конца. Предпочитаю сам убедиться и потом только поворачивать назад, - непреклонно сказал Дэниел. – Хочешь, я быстро сбегаю туда, а ты здесь постоишь?
- Нет уж, - заупрямился Джонас. – Вместе пришли – вместе и уйдем. Помнишь, что О’Нилл сказал? Не теряться.
- Помню, - согласился Дэниел. – Ну тогда давай поторопимся.
И они легким бегом направились туда, куда указал Эстель, высказывая свое удивление о том, что здесь так тихо и безлюдно. Куда это подевались все охранники? Ответ на этот вопрос пришел довольно быстро. Слишком быстро и явно не обрадовал обоих землян.

Отредактировано Seraphim (2012-04-17 22:07:03)

0

10

Беккер повозился немного за своим столом-экраном – Энтони видел вдалеке его призрачный силуэт, освещаемый зловещим мертвенно-голубым светом столешницы, - после чего хотел отключить стол-компьютер и отправиться по своим делам. Но вдруг послышалось мягкое шипение гидравлики, и в медпункт проникла желтая полоска искусственного света из коридора. Кто-то сюда пожаловал. Беккер нахмурился (хотя в темноте этого никто не увидел) и поднял голову – в проеме вырисовывался чей-то нечеткий силуэт. Приличия ради Беккер провел рукой над еще не успевшей погаснуть столешницей, и над входной дверью в потолке зажегся маленький точечный светильник. Беккер поднялся и вышел навстречу посетителю. Присмотрелся и… замер в нерешительности напротив.
Перед ним стояла женщина в армейской форме неместного образца, явно с Земли или еще из каких-нибудь филиалов Вейланд-Ютани – об этом говорила ее нашивка на левом предплечье. Несмотря на бесформенную куртку и грубые штаны, женщина была довольно привлекательна. Она не поражала собеседника божественной красотой, но держалась так прямо и уверенно, что Беккер невольно проникся к ней симпатией. А также он вспомнил, где он раньше видел ее – она была в составе гостей базы, которые бессовестно пытались умыкнуть из медпункта КПК Энтони и были остановлены им, Беккером. На губах женщины играла легкая улыбка, глаза сияли дружелюбием, а короткие светлые волосы смешно топорщились в разные стороны.
- Добрый день, - наигранно прохладно поприветствовал ее Беккер. – Чем могу помочь?
- Меня зовут Саманта Картер, - представилась красивая женщина. – А вы, наверное, доктор Беккер? Мы уже встречались… мимоходом. – При этих словах Беккер скептически хмыкнул. - Мне хотелось бы поговорить с вами… о ситуации на базе. Это не займет много времени.
Беккер почувствовал сильное раздражение. Он терпеть не мог, когда к нему являлись какие-то «левые» люди и принимались расспрашивать о том, о сем. Будь на месте Картер уже успевший надоесть ему Дэниел Джексон, Беккер выпер бы его отсюда немедленно, равно как и любого другого, но сейчас он отчего-то замешкался. Саманта чем-то понравилась ему.
- Ну… - также наигранно равнодушно протянул он. – Только если ненадолго.
- Разумеется, - с улыбкой заверила его Саманта. - Я была бы вам очень признательна, если бы мы поговорили наедине, - она бросила быстрый заинтересованный взгляд на стоящую почти напротив входа койку, к которой был прикован наручниками Энтони Кольт. Парень лежал без движения, не был опутан никакими проводами и вообще выглядел вполне безобидно.
- Я не могу покинуть пост, - глядя на нее пронзительными голубыми глазами, ответил Беккер. Саманта выдержала этот требовательный взгляд. – Если вам угодно поговорить без посторонних ушей… прошу в соседнее помещение. У нас там временно организован небольшой морг, - не без ехидства добавил он, гадая, как среагирует на такое предложение Саманта.
- Он звукоизолирован? Прекрасно, - обрадовалась Картер. – Эта дверь?
И она бесстрашно вошла в помещение, заставленное переносными морозильниками, небрежно приложив свою карточку к желтой стенной панельке. Очевидно, обилие трупов ее нисколько не смущало. Беккеру это понравилось – он любил сильных женщин. А еще он любил блондинок.
Он неторопливо вошел следом. В помещении было темно, свет проникал сюда только от точечного светильника над входом. Саманта расслабленно присела на краешек металлической каталки и выжидательно уставилась на Беккера.
Он включил свет – импровизированный морг залило холодное сияние люминесцентных ламп. Двери сомкнулись с негромким хлопком. Доктор замер напротив Саманты.
- Итак? – напомнил он чуть более резко, чем хотел.
- Пожалуйста, не смотрите на меня таким грозным взглядом, - приятно улыбнулась Саманта. – Мне становится страшно.
Беккер, подумав, присел на соседнюю каталку. И попытался принять более-менее дружественный вид.
- Итак, э-э… майор?...
- К сожалению, пока еще капитан.
- Пусть так. Капитан Картер, чем я могу быть вам полезен? – снова попробовал Беккер.
- О, так гораздо лучше! – одобрила Картер. – Зовите меня Саманта. 
Она никогда не имела репутацию обольстительницы, зато прекрасно знала, какое впечатление может произвести на мужчин. Она не выказывала к Беккеру личный интерес, не пыталась его соблазнить или как-то намекнуть на то, что она «не против»… она просто вела себя, как женщина. Как очень привлекательная женщина. И Беккеру это явно нравилось, но все-таки он старался не показывать Саманте своей симпатии.
- Как скажете, - он неопределенно передернул плечами. – Я не ошибусь, если предположу, что вы сейчас будете спрашивать меня насчет мальчишки?
- Вы правы, доктор Беккер. Вам ведь не сложно будет ответить всего на пару вопросов?
- Зовите меня Джозеф.
- Хорошо… Джозеф. Я слышала сигнал тревоги… Вы не знаете, что на этот раз происходит?
Беккер развел руками.
- Я, как и вы, не имею ни малейшего понятия. Когда это произошло, я находился здесь. И с тех пор никуда не выходил. Вам должно быть известно положение вещей лучше меня.
- О нет… что вы. Сейчас я больше всего хочу оказаться в курсе событий.
- Тогда вы обратились не по адресу, Саманта, - честно ответил Беккер, пристально глядя на нее ясными голубыми глазами. – Не сочтите за грубость, но… какое лично вы имеете к этому отношение? Кроме того, что присутствуете на базе.
- Я и трое моих товарищей нашли раненого Кольта и сообщили охране.
- Вот как, - удивленно протянул Беккер.
- Да. Два военных отряда с Земли участвовали в его поимке, - не без гордости подтвердила Саманта. – Я думаю, что по этой причине имею право немного узнать об этом мальчике, не так ли?
«Вообще-то не можете, - подумал Беккер. – Так бы вам ответил Оониси. В конце концов, никто не просил вас лезть вперед охраны базы».
- Смотря что именно вы хотите узнать, - ответил он. – Я бы рад вам помочь, но разглашать некоторые сведения мне запрещено.
- О, я понимаю, - воскликнула Саманта. – Но наличие имплантатов в голове этого парня для меня не секрет. Поэтому давайте поговорим о них.
- Откуда вы это знаете? – искренне удивился Беккер.
- С записи, изъятой из камеры слежения. Он подключил себя к какому-то медицинскому прибору, - честно ответила Саманта. – И каким-то образом вылез на сервер. Этого мальчика сложно назвать человеком, если его мозг может синхронизироваться с компьютерами.
Упомянутую запись видел весь отдел обработки информации и отряды ЗВ.
- Да, вы правы, - согласился Беккер, поняв, что отрицать все бессмысленно. Интересно, насколько велика утечка информации? Еще немного – и о Кольте узнает вся планета. – Мы пытались понять, как они работают… но пока данных очень мало, и не просите даже – их я разглашать уж точно не могу.
- Я понимаю, - кивнула Саманта. – Но я не прошу о многом. Что вы можете в целом сказать об этом Кольте?
Беккер непроизвольно скривился. Саманта поняла, что сейчас он выдаст длинную тираду о том, что думает об Энтони. Но Беккер, на удивление, сдержался.
- А что вы конкретно хотите услышать? – равнодушно спросил он.
- Ну… он человек?
- Биологически – да, за исключением тех имплантатов. Вы подозреваете иное?
- Нет-нет, я как раз не знаю, поэтому и спрашиваю. Он может оказаться синтетиком?
- Исключено. Организм у него вполне человеческий.
- Тогда как он подключается к интрасети?
Беккер неопределенно пожал плечами. Он и сам хотел бы это знать.
- Хорошо, - продолжила Саманта. – Представим на минутку, что Кольт – подставная жертва, - тут Беккер скептически хмыкнул. – Кто, по вашему мнению, мог учинить все это?
- Саманта, видите ли, я не вправе обсуждать моих коллег и наводить клевету, - немного более резко, чем хотел, отрезал Беккер. – Я не подозреваю никого.
Картер поняла, что перегнула палку.
- Простите, Джозеф, я совсем не это хотела сказать, - поспешно поправилась она. – Я, как и вы, хочу поймать преступника и обеспечить безопасность всем людям, чья жизнь сейчас под угрозой.
- Ничего. Однако пока все, что я могу сказать – главный подозреваемый под моим контролем.
«Ничего этот Беккер не знает, - подумала Саманта. – По крайней мере, не больше нашего. Пока Джек с Кэмом внизу гонялись за Кольтом, а мы выслеживали его наверху, все остальные имели весьма примерное представление о его перемещениях. Откровенно говоря – никакое. Куда уж Беккеру знать подробности произошедшего...»
- Вы точно не давали ему возможности через эти его… имплантаты… подключиться к интрасети базы? – спросила она.
- Пару часов назад я бы ответил – нет, - честно признался Беккер. – Но теперь я уже ни в чем не уверен. Но компьютеры он не трогал – это точно.
- Вы что-нибудь делали с этими имплантатами? Пытались их изъять или отключить?
- Нет, конечно. Только следили за активностью его мозга.
- Следили? Как?
- Через нейросканер. Чему вы так удивляетесь?
В глазах Саманты промелькнула тень беспокойства.
- Сканер подключен к интрасети?
- Что? Ах, это… - Беккер догадался, к чему клонит Саманта. – Нет, он соединен только с медицинским компьютером.
- А компьютер имеет выход в интрасеть?
- Нет, это локальная машина медпункта… Вы думаете, я совсем идиот? – беззлобно предположил он.
- Ну что вы… - смутилась Саманта. – Я вовсе не это имела в виду. Извините за настойчивость, но… вы уверены, что Кольт десять минут назад не имел возможности проникнуть в интрасеть и вызвать тревогу?
- Повторюсь – я уже ни в чем не уверен. Но никаких, даже малейших, поводов для этого не было, - решительно заявил Беккер.
Саманта задумалась.
- В то время он все еще был подключен к этому… нейросканеру? – спросила она.
Беккер нахмурился, припоминая недавние события.
- Да, был. Но потом пришли синтетики и отключили его. Но сканер безопасен, он никаким образом не относится к общей сети. Он соединен только одним каналом с медицинским компьютером, в котором мы храним все данные.
- А как эти данные поступают в общую сеть? – тут же спросила Саманта, внезапно кое-что сообразив.
Беккер задумался. Казалось, вопрос поставил его в тупик.
- Никак, - ответил он. – Все данные хранятся у нас в компьютере и на съемных носителях.
- А если надо быстро что-то передать начальству?
- Мы пользуемся коммуникаторами.
- И вручную набираете на них данные? – это показалось Саманте очень странным. Перепечатывать на коммуникатор статью вместо того, чтобы просто отправить по «электронке»?
- Зачем же вручную? – Беккера весьма удивляла настойчивость Саманты и даже начала утомлять. – Коммуникатор можно подключить к компьютеру…
- Что?! – вырвалось у Картер.
- Что-то не так?
- Н-нет… - запнулась она. – Простите... я просто не расслышала последнюю вашу фразу. Не могли бы вы повторить?
Беккер любезно повторил, но Саманта его уже не слышала. Мысли проносились в ее голове слишком быстро, и казалось, вот-вот – и сложатся, как паззл, в единую картинку.
«Со сканера в компьютер! С компьютера на коммуникатор! Коммуникаторы Оониси и Ватанабэ наверняка имеют доступ в сеть! О нет… Надеюсь, Кольт не такой умный, но если я права, это объясняет, откуда взялся очередной сигнал тревоги. Но что случилось на этот раз?»
По правде говоря, Картер не особо надеялась на недогадливость Кольта. Несмотря на молодость лет, он производил впечатление изворотливой змеи, которая сможет вывернуться из любых оков. И вот тогда…
- Что-нибудь еще? – спросил Беккер.
- Нет, благодарю вас… - рассеянно произнесла Саманта, думая о своем. – Хотя… - ее взгляд внезапно обрел осмысленность. – Могу я немного поговорить с Кольтом?
- Зачем это? – напрягся Беккер.
- Просто хочу узнать, что он за человек такой, - Саманта неопределенно передернула плечами.
- Вообще-то, капитан Картер, это непозволительно, - покачал головой доктор.
- Я просила вас звать меня Самантой.
- А все равно нельзя. Вы, будем откровенны, на базе человек новый, и к расследованию не имеете никакого отношения, - непреклонно ответил Беккер. На самом деле он просто побаивался гнева Оониси, ведь тот велел никого к Кольту не подпускать, кроме медицинского персонала.
- Да, давайте будем откровенны, - почти радостно подхватила Саманта. – И вы, и я хотим одного и того же – прекратить всю эту чертовщину, которая творится уже вторые сутки. И вот снова случилось нечто непредвиденное, а вы сидите здесь и даже понятия не имеете, что именно. И что-то не вижу я здесь ваших… следователей, - Саманта демонстративно осмотрелась по сторонам.
- Он вам ничего не скажет, - угрюмо буркнул Беккер. – О чем его ни спроси – врет, как заведенный, о том, что ничего не помнит, ничего не знает и вообще здесь случайно оказался. Впервые вижу такого наглого лгуна.
- А что он говорит? – внезапно заинтересовалась Саманта.
- Ну… - Беккер наморщил лоб. – Что-то о том, что летел куда-то, находился в стазис-камере, должен был проснуться через трое суток на корабле, а проснулся в медпункте с ранениями коленных чашечек. Разумеется, о том, что его ловили всей базой, не помнит. И что на допрос его уводили – тоже. Как вам такое?
- Хм… довольно странно, - признала Саманта, напряженно о чем-то думая.
- Не странно, а наглая ложь – вот что это, - категорично заявил Беккер.
- Так могу я попробовать побеседовать с ним пару минут? – повторила свою просьбу Картер.
- Вообще-то не позволено… - начал был свою песнь Беккер, но передумал. – Ладно, - решился он. – Но недолго. И без лишнего шума.
- Мне достаточно будет двух-трех минут, - пообещала Саманта. – Благодарю вас, Джозеф. Вы не могли бы… э-э… постоять где-нибудь в стороне? Я обязательно перескажу вам содержание нашего разговора.
- Это обязательно? – было видно, что Беккеру такой прямой намек на то, что он лишний, не понравился.
- Если вам он лгал однажды, будет лгать еще, - убедительно сказала Саманта. – Я бы хотела послушать, что он скажет конкретно мне. Не обещаю, что вытяну из него что-то новое, но попробовать стоит.
Беккер тоже подумал о том, что от этого большого вреда не будет, и, буркнув: «Поторопитесь», вышел в приемный покой. Саманта пошла следом.
Медпункт был погружен в полумрак. Беккер отошел к своему столу, выключил точечный светильник над входными дверями, и один точно такой же вспыхнул над койкой Энтони. Переключив освещение, Беккер скрылся где-то в лабиринте снежно-белых стеллажей. Саманта постояла немного в дверях, обдумывая тактику действий, после чего медленно подошла к койке, на которой неподвижно лежал виновник беспорядков. Не здороваясь, она уселась на табурет-вертушку и выжидательно посмотрела на парня – без злобы, а скорее с интересом. Одновременно она запустила руку в свой нагрудный карман и вытащила… маленькую карту памяти.
- Ты знаешь, что это такое? – спросила она, демонстрируя Энтони карточку на своей ладони.
Яркий точечный свет, загоревшийся над койкой шпиона, заставил того поморщится.
«Ну и кто на сей раз не даст мне спать?» - Кольт приоткрыл один глаз и безразличным взглядом посмотрел на светловолосую девушку, подошедшую к его кровати.
Задержав на секунду на ней взгляд, он обратил внимание на ее форму, которая отличалась от экипировки, и сразу же медленно закрыл, делая вид, что ее личность ему безразлична. Но в голове шпиона всплыл момент, когда он видел такую форму.
«Интересно, к какому подразделению ты принадлежишь? Явно не местная охрана».
На вопрос девушки, прозвучавший почти сразу, как Кольт закрыл глаза, нельзя было ответить с закрытыми глазами, и он вновь их открыл. Глаза медленно уставились на предмет в руке:
- Карта памяти, - голос звучал сонно и серо, и при этом шпиону даже не приходилось напрягаться. За тот короткий срок, что его оставили без внимания, он уже успел разоспаться.
- Верно, - кивнула Саманта. – Она, насколько я знаю, принадлежит тебе, - прозвучало следом утверждение.
- То есть, принадлежит мне? - на лице отразилось удивление, немного смазанное сонным видом. - Я не помню, чтобы кому-то давал карты.
- Ее достали из твоего карманного компьютера. Ты знаешь, что на ней? – спросила Картер.
- Из моего КПК, - сон быстро стерся с его лица. - А откуда у вас мой КПК?
- Мы взяли его... на время, - уклончиво ответила Саманта. - Знаешь, на карте оказалось много всего интересного...
- Ага, фотки, пару видюшек и еще какая хрень, даже не помню, что именно, но когда учился, она была важной, - он поглядел прямо в глаза девушки. - Там должен быть последний адрес моей матери, пожалуйста, позвоните ей, чтоб она не переживала.
Саманта замялась на одни лишь незаметное мгновение. Беккер предупреждал, что Энтони будет врать напропалую, но чтобы так уверенно… Она ведь действительно может проверить информацию о его родителях! И тогда-то выяснится, что номера телефонов наверняка подставные. Зачем же Энтони так упрямо загоняет самого себя в ловушку? Разве что мама и папа с ним заодно или… Саманта упорно не понимала, чего так добивается парень, хотя некоторые догадки у нее имелись. И она решила проверить их.
- Телефон? – очень правдоподобно удивилась она. – На карте не было никакого телефона и даже списка контактов. Мы вставили ее в наш компьютер, - вкрадчиво продолжила она, наблюдая за реакцией Энтони, - но нашли только… какие-то книги, видео и фотографии. Полагаю, они принадлежат тебе.
На то, что они подключали «флешку» к компам, Энтони вообще никак не отреагировал, словно это было в порядке вещей.
- Жаль, - в глазах парня на секунду погас огонек, но потом снова загорелся, - значит, он на КПК должен быть. Ведь вы ее из КПК достали? - Детский наивный взгляд с долей надежды снова устремился в глаза девушки.
- Конечно, - ответила Саманта и даже не солгала. Карточку действительно вытащила она сама перед тем, как Беккер потребовал вернуть украденный из медпункта КПК. И все время карточка была у нее. – Даже если бы мы достали номер, позвонить не смогли бы – до Земли сигнал шел бы… десять суток, - от балды сказала она. – Как мы еще можем связаться с твоими родителями?
«Чего же ты так упорно добиваешься своим враньем?» - хотела спросить она напрямую, но понимала, что результата от этого не будет.
- Если верить дате, которую мне сказала медсестра, не десять суток. Я рассчитываю курсы кораблей и немного понимаю в этом, - взгляд сменился недоверчивым.
«Ну давай, твой ход», - парня уже начала забавлять эта игра. У него уже накопилось достаточно информации, чтобы строить правдоподобную легенду. До Земли сигнал будет идти недели две, а по-другому проверить все, что парень говорил, было невозможным.
- Или, может, она солгала, - почти под нос протянул Кольт, но так, чтобы девушка его услышала. - На какой мы планете?
- На Ханикомбе, - ответила Саманта, подумав, что от ее ответа большого вреда не будет. – Что ты помнишь последним перед тем, как проснулся здесь?
Она уже догадалась, что парень начнет лгать то же самое, что Беккеру, но зачем-то все равно спросила.
Энтони сделал движение головой, мол, и ты о тоже. Его голос вновь похолодел и стал безразличным, а на глазах выступили слезы.
- Рассчитывал траекторию. Лег в стазис-камеру. Очнулся здесь под охраной...
- Зачем ты полез в стазис-камеру? – спросила Саманта.
- Так ведь нам от Земли нужно было лететь сорок суток, а это очень долго. Поэтому и пользовали стазис-камеры,- слезы сразу высохли, но пришло удивление, стазис-камеры пользовали практически на всех кораблях.
- А откуда вы летели за Землю?
- Мы с Земли на Нью Иден летели. С грузом сверхсветовых движков.
- И что же, ты лег в камеру, заснул и... проснулся здесь? - уточнила Саманта, подняв брови.
- Проснулся? - легкая улыбка отбилась на лице. - Вот эта хрень током по голове ввалила, - он указал головой на тестер, - вот я и очнулся.
- И больше не помнишь ничегошеньки из этого промежутка времени?
- Нет, - коротко ответил парень.
Саманта недоверчиво посмотрела на него. Разумеется, сложно поверить в такую беззастенчивую ложь, особенно когда она сама видела, как Энтони уводили в приемную Ватанабэ. Парень врет, это однозначно, слишком многое говорит против него. Но… зачем же он так явно это делает? Неужели надеется, что ему поверят, или есть другая причина? Это пока оставалось для Сэм загадкой.
- Когда ты сможешь ходить, тебя отведут на корабль и отправят на Землю, - сказала она. – К родителям. Ты хочешь вернуться домой?
На самом деле Картер не знала, что собираются сделать с Энтони, но решила проверить его реакцию на такой сценарий.
- Отлично, - обрадовался он, - а когда следующий транспорт, когда я смогу полететь к маме? - лицо парня сияло.
«Хоть какое-то развлечение в этой скуке».
Саманта покачала головой.
- Это не я решаю, - ответила она. – Тебя подозревают в многочисленных убийствах – ты это знаешь?
- Убийствах, - почти по буквам выговорил он.
«Ну конечно знаю», - мелькнуло в голове, но на лице и в глазах читался ужас.
- А можно с этого момента поподробнее, - его голос дрожал.
«А теперь узнаем точку зрения работников базы на мой неудачный рейд».
Саманта неожиданно сама для себя почувствовала, что ее загоняют в ловушку. Кольт оказался неглуп и ловко свел разговор в безопасное русло, заставив ее отвечать на свои вопросы и прикрываясь железным «я ничего не помню, я здесь случайно оказался». Это ей очень не понравилось.
- Я не имею права говорить с тобой об этом, - непреклонно, без тени улыбки сказала она. – И меня доктор пустил к тебе на пару минут… Думаю, мне пора идти.
Она уже поняла, что засиделась. О’Нилл, наверное, едва сдерживается, чтобы не прийти сюда и не вытащить ее за шкирку. К тому же, новую тревогу на базе никто не отменял, пусть даже и стихла сигнализация. Может быть, уже сейчас происходит что-то страшное, а она сидит здесь и теряет время, беседуя с поверженным врагом. Нет, Энтони не в состоянии как-то противостоять им, а вот тот, кто недавно проявил себя, все еще «вооружен и очень опасен», кем бы он (или они) ни был.
- Но... - Кольт попытался схватить ее рукой, но наручник сдержал его, - объясни, что здесь происходит, почему все задают вопросы, но никто не отвечает на мои, - его голос начал срываться на истерический.
Саманта хотела резко ответить парню, но почему-то сдержалась. Только истерик ей здесь не хватало.
- Почему бы тебе не поговорить об этом с доктором? – спросила она, все еще надеясь уйти.
Она искренне не понимала, почему просто не может встать и покинуть Кольта. Что он ей сделает? Да ничего… Но почему-то она все равно продолжала разговор с ним.
- Доктор ничего не говорит, вообще никто ничего не говорит, - казалось, ответ девушки для парня может стать приговором.
- Пожалуйста, объясни, что происходит, меня тут не должно быть. Я должен быть на Эмене, на подлете к Нью Идену, а не здесь.
Казалось, он расскажет все, что угодно, во всех деталях, лишь бы девушка объяснила, в чем его вина.
Разумеется, Картер, твердо убежденная в виновности Кольта, но все еще надеявшаяся вызвать его на признание, не поддалась на его уловки. Поэтому решила пойти по другому пути.
- Ты упал с небес в спасательной капсуле, - сказала она. – Тебя принесли сюда, ты пришел в себя, тебя отвели к администратору базы… поговорить, а потом охранники рассказывали, будто ты напал на них, убил нескольких и сбежал. После этого на базе произошло несколько убийств, и на месте каждого видели тебя. В итоге тебя нашли раненым рядом с еще двумя мертвыми охранниками. Как ты считаешь, можешь ли ты действительно быть ни при чем?
Историю с поломкой сервера она намеренно опустила – здесь против Кольта было мало существенных улик.
Чем больше девушка говорила, тем шире становились глаза парня. Казалось, они вот-вот вылезут ему на лоб. Но этого не случилось из-за того, что она прекратила свой рассказ.
«А сервер забыла», - внутри обиделся парень, он понимал, что его атака должна была привести в хаотическое движение, всех кто работал на сервере, и не только, а тут упустили такую подробность, но ему выбирать не приходилось. Но с другой стороны, все эти метания были лишь внутри мозга шпиона, а снаружи все было наоборот. Перед Самантой лежал парень на грани истерики, его вид был достаточно красноречив, но при этом говорил лишь об одном, что парень все это слышит в первый раз и даже еще не решил - верить в ее рассказ или нет. Глаза навыкате, чуть приоткрытый рот на фоне перекошенной физиономии. Изюминкой этого букета смешанных эмоций была слегка подергивающаяся челюсть. Прочитать что либо из такого творения мышц лица было вообще невозможно.
- Я тебя ни в чем не обвиняю, - пошла на попятный Саманта. – Просто хочу знать твое мнение – как такое могло произойти? Сотни людей готовы под присягой подтвердить, что видели тебя – или человека, похожего на тебя – на базе несколько часов назад.
- Я... я... я... не знаю... не помню, - на глазах Энтони показались слезы.
- Ну предположить ты что-нибудь можешь? – беспощадно повторила Саманта, внимательно следя за реакцией парня.
- Проснулся тут, а заснул на корабле, - слезы все не решались скатиться на подушку или так и остаться на уголках глаз. Лицо шпиона отразило растерянность.
«Да ты попала в самое это, ничто не может такое объяснить, разве что через мои импланты меня можно запрограммировать, а после выполнения задания программа стирает все. Бред, но в принципе, возможно. Я, вон, подключаюсь к компам. Но пускай сама думает, я уже на допросе пускал дым, что перед вылетом ко мне приходил какой-то дедок и работал с моими имплантами».
- У тебя раньше случались провалы в памяти? – спросила Саманта.
- Только когда дедушка приходил протестировать импланты.
«Ну и как тебе такое, что подумаешь? Вру? Или, может, поверишь? Поверишь, но только не сейчас, позже».
- Твой дедушка? – заинтересовалась Саманта.
- Ну не совсем мой, он примерно раз в год или раз в два года приходит, чтобы проверить импланты. Я всегда помню, как он приходил, но никогда не видел, чтобы он уходил, - на вид парень немного отвлекся воспоминаниями и слегка успокоился, но перекошенное лицо все равно говорило что, это только видимость, и не дай Бог зацепить тему того, что случилось здесь - и последствия могут быть катастрофическими.
«И сколько я тебе смогу навешать лапши, ведь док хорошо просканировал мозг и знает, что импланты подключены практически ко всему, а значит, история имеет право на жизнь».
- И что же он делал с тобой?
- Проверил импланты и ушел. Ну как всегда. А я на корабль еле успел. Хорошо, что они без навигатора никуда не полетят, - при этих словах он слегка улыбнулся, так как будто бы у него были приятные воспоминания, связанные с похожим моментом.
- А что конкретно он проверял?
- Я не знаю, - он задумался, - видел у него портативный компьютер, потом он запустил какую-то программу, мне сказал, что это такой тест, и все, - лицо парня приняло более спокойный вид, похоже было, что он немного отошел от недавних обвинений.
«Эх, девочка, я так могу врать, подключенным к детектору лжи, и причем, до утра, и тут ты меня не спалишь», - в Энтони начала прорезаться гордость. Опасная дама, толкающая людей совершать тупые действия.
- И ты ни разу не поинтересовался у него, для чего нужен этот тест? – иронично спросила Саманта, которую стал постепенно увлекать этот разговор.
«О’Нилл там, наверное, с ума сходит», - подумала она.
- А зачем? Он тестит мои импланты с детства. Я как-то уже привык к такому. Да и читал потом в литературке, что импланты действительно нужно проверять, не повредились ли они, и что каждая группа имплантов имеет свои спецификации, поэтому и программы для них разные. Если он мне ничего в детстве не сделал, то зачем мне переживать за раз?
- Но ты говорил, что у тебя случались провалы в памяти, - возразила Картер, соображая, на чем бы его подловить. – Это не насторожило тебя?
- Тогда отрезок памяти заканчивался дома и потом снова начинался дома, да к тому же я был под присмотром родителей. А теперь, - лицо вновь приняло свое искривленное состояние, - уснул в стазисе, проснулся в медпункте. А между ними провал в тридцать с копейками суток и ... и... - он начал всхлипывать, на глазах снова заблестели слезы.
- А если извлечь эти устройства из твоей головы – что будет? – спросила Саманта.
Парня явно перекосило от таких слов.
«Ты че, вообще ничего не знаешь про импланты?»
- Они слишком долго пробыли в моей голове, теперь их можно извлечь только вместе с мозгами, - превозмогая недоумение, ответил Кольт и посмотрел на девушку, как на ненормальную.
- Зачем же тебе их поставили? - задала Картер свой главный вопрос.
- Мне сказали, что у меня была какая-то специфическая форма ДЦП, и поэтому мне их установили. Большего от родителей я так и не добился.
О том, лечат ли ДЦП имплантатами в 23 веке, Саманта не знала и поэтому тему решила не развивать. Но все же спросила:
- Как ты думаешь, почему родители скрывали от тебя подробности?
- Они многое от меня скрывали. Например, что у меня есть брат, и прочие мелочи. И когда я их раскрывал, говорили, мол, «не хотели тебя травмировать» и подобное. Я, в принципе, поэтому и ушел из дому.
- И что ты сам узнал о себе?
- Считаю быстро, сплю как убитый. А так - такой же, как и все.
- А твои друзья замечали за тобой какие-нибудь странности, о которых тебе говорили?
- Ну.., - он посмотрел вверх, - нет, не помню чтобы они что-то такое говорили.
- Ну хорошо, - Саманта откинулась чуть назад на табурете и посмотрела на Энтони сверху, как на любопытное насекомое. – Сам-то ты как думаешь, что с тобой могло случиться? Не говори «не знаю», так я тебе ничем не смогу помочь.
Кольт оценивающим взглядом посмотрел на девушку, как будто бы не решался говорить или не говорить. Сделав короткую паузу, он набрал полную грудь воздуха и начал:
- Я… Ну... Как вам объяснить... - парень мялся и при этом смотрел на Саманту так, как будто бы после его слов она начнет смеяться с него, - возможно, меня можно запрограммировать через разъемы. - И сразу прищурился, ожидая насмешек.
«Ну как тебе такая легенда? А проверить можно только проведя полную диагностику и подключив меня к серверу, ведь в короткие сроки ни один терминал не сможет проделать такой объем работы».
Но Саманта не смеялась.
- Запрограммировать? – бесстрастно переспросила она. – Кому это могло понадобиться?
- А вот этого я не знаю, - Энтони вздохнул и посмотрел на свои оковы. По его виду читалось, что если его отпустить, он поможет, он сделает все, что скажут, лишь бы вернуться домой.
Картер не поддалась на эту милую простодушную уловку. Если Юко не устояла перед невинным юношеским обаянием Энтони, то у Саманты был богатый опыт общения с Камероном Митчеллом, а поэтому подобные психологические трюки с ней не прокатывали. Тем не менее, она ничем не выдала свое полное недоверие к малолетнему шпиону и продолжила заинтересованно расспрашивать его.
- Эти люди на базе подозревают тебя в серии убийств, - безжалостно напомнила она. – И скорее всего – тебя под конвоем отправят на Землю разбираться, что да как, искать твоих родителей и того загадочного дедушку… - под этим обычным заявлением скрывалось прямое утверждение «действовать тебе больше не дадут и к компам тебя не пустят». – Чем больше правдивой информации ты им дашь – тем скорее тебя отпустят на свободу. Ты бы очень помог себе, если бы назвал имя того дедушки и позволил нам выйти на него.
- Ну не знаю, как его зовут, он для меня всегда был просто дедушка, - его лицо вдруг стало суровым, - Вы мне не верите. Пускай отправляют на Землю, так может и лучше будет.
Энтони был спокоен, корабль снабжения прилетит не раньше, чем через неделю, а исходя из того, что на базе вырвался из заточения опасный биологический вид, садиться он не будет, а просто сбросит груз. Если с Новусом не смогут совладать своими силами, то вызовут морпехов из Нью Идена, ближайшей к этой системе населенной планете, и даже когда те прилетят, нет гарантии, что смогут улететь, ведь один козырь до сих пор летает где-то в поясе Койпера, имитируя метеорное тело.
Не в правилах Саманты было отрицать очевидное. Да, она Кольту не верит, но даже если тот говорит правду о своей непричастности к происходящему… Доказательств нет. А она – майор ВВС США и на слово никому не верит. Тем более потенциальному убийце.
- Послушай, - вздохнула она. – Я не хочу тебе зла… И дело не в том, верю я твоим словам или нет. Доказательств твоей правоты у тебя нет, поэтому ты должен сделать как можно больше для своего спасения. А именно – дать необходимую информацию по максимуму. Предложить свои варианты произошедшего. Указать на тех, кто может быть к этому причастен. Иначе тем заправилам, - она показала большим пальцем через плечо на дверь, - ничего не стоит отправить тебя в рабочую колонию копать уголь. От этого тебя может спасти только правда.
«Посмотрим, что ты еще придумаешь, лишь бы отвертеться от поисков того мифического дедушки», - добавила про себя Саманта. Всей этой истории про дедушку и имплантаты она также не особо верила, хотя допускала возможность, что зерно правды в ней все-таки есть. 
- Хорошо, - монотонно ответил он, но его взгляд от этого более доверчивым не стал, - на КПК должен быть контакт для связи с дедушкой. Мы с ним всегда договаривались о встрече лично, и он говорил, что если будут проблемы, чтобы я ему сразу говорил. Файл с контактом должен быть скрытым с атрибутом системный. Захотите его прочитать - придется подключить его к компьютеру. По-другому не получится, спросите своих компьютерщиков, они вам подтвердят.
Энтони знал, что на КПК действительно есть помеченный системный файл, в котором обозначен контакт, но контакт на Земле, а туда сигналу в одну сторону идти дней двадцать. Но кроме этого на КПК есть вирус, который, начав свою разрушительную кампанию, должен будет немного отвести от парня подозрения, ведь метаморф ведет себя как хакер, вечно изменяющий тактику.
- А скопировать контакт на карту памяти нельзя? – невинно поинтересовалась Картер.
- Диспетчер файлов КПК его не видит из-за пометки системный, - с виноватым лицом он посмотрел на Саманту, - я просто не хотел, чтобы всякие знали о наличии такого. И вообще, если бы мои знакомые узнали, что за имплантами нужен уход и для этого нужно их подключать к компьютеру, тогда меня бы за человека не считали.
- Понимаю, - с немного легкомысленным видом кивнула Саманта. – Но все-таки – ты уверен, что нужный нам контакт на твоем компьютере? Мы ничего на нем не нашли… скрытого.
- Вы искали на флешке, - Кольт слегка улыбнулся, - а на КПК еще есть и своя память. Мало, но есть, - подумав, добавил он.
- Да я знаю, - наигранно беспечным голосом ответила Саманта. – Мы подключали твой КПК к нашему компьютеру в отделе обработки информации, но не нашли ничего похожего на телефонную книгу… Может быть, мы не там смотрели? – она сделала акцент на последний вопрос, но была уверена, что Кольт заметит брошенную вскользь фразу о том, что КПК уже подключали к компам.
«Сейчас, подключали. Эту лапшу будешь вешать другим. Если бы подключали, в сети был бы уже вир, а если компьютер отрезан, метаморф проявит себя слабо, и вы его не найдете».
- В папке Systems есть папка Bin. Там он один, не ошибетесь.
- Хорошо, мы проверим, - слишком уж послушно пообещала Саманта. – Я загляну к тебе… через полтора часа.
- Как тебе будет угодно, - безразлично ответил Кольт.
«Мне не доверяют, а значит, подключат к изолированной системе. В момент подключения система будет заражена, сканирование на вирусы КПК ничего не даст, как, впрочем, и компьютера. На то он и метаморф, чтобы меняться, уходя от обнаружения и уничтожения. А комп вы потом все равно рано или поздно подключите к сети, и вот тогда и попляшем».
«О’Нилл меня убьет, - подумала Картер. – Я сижу здесь уже добрых полчаса. Странно, что он до сих пор не пришел вытаскивать меня отсюда… как котенка».
В этот момент что-то тихо зашипело, и она обернулась к входным дверям. Створки раздвинулись, и в медпункт, громко цокая каблучками, влетела миниатюрная медсестра-японка. Она недоуменно оглядела царящую в помещении идиллию, недовольно покосилась на Саманту, сидящую возле койки Энтони, и отправилась искать доктора Беккера. Явно для того, чтобы потребовать объяснений. Картер поняла, что пора уходить.
Она встала и направилась к стеллажам, за которыми скрылся Беккер. Она обнаружила дежурного врача за просмотром каких-то пробирок с этикетками. Увидев Саманту, он быстро придумал медсестре какое-то задание, и та ушла к пациентам. Картер вкратце пересказала ему свой диалог с Энтони и добавила:
- Мне очень жаль, но ничего нового я не узнала. Все это он говорил и вам – ничего не знает, ничего не помнит.
- Ну вот видите, - протянул Беккер. – Впрочем, попробовать стоило.
- Он лжет, - уверенно казала Саманта. – Этот мальчик не так уж прост. Не спускайте с него глаз, Джозеф.
- Не волнуйтесь, Саманта, у меня здесь все под контролем, - снисходительно пообещал Беккер и тут же понял наивность своих слов. Ведь именно во время его дежурства была допущена роковая оплошность, в ходе которой Энтони смог каким-то чудесным образом пролезть на сервер.
- Еще удивимся, - улыбнулась Саманта. – Спасибо за помощь, - и направилась к выходу.
Беккер задумчиво смотрел ей вслед.
- Да не за что, - запоздало пробормотал он. – Приходите еще…
Картер вышла, на прощание бросив косой взгляд в сторону Энтони, а Беккер вернулся к рабочему столу и слегка приглушил свет над койкой пойманного шпиона. Оставлять парня в темноте он не хотел – мало ли что он еще выкинет. Лучше уж держать его под присмотром.
И доктор сел на просмотр документации со сканера.
«Удачи тебе, - подумал Кольт, глядя как девушка быстро вскочила, услышав шум дверей. - Запусти моего друга в сеть. Мне сейчас так нужна помощь и прикрытие».
Почти гробовую тишину медпункта разрезал тонкий цокот каблучков.
«Да, ммм, в эти дни я смогу нормально отточить системную инженерию да и поразвлекаться. Одна уходит, но медсестричка пришла. Сейчас с ней немного поговорим», - парень разлегся на кровати.
Сейчас его устраивало практически все, а самое главное, что с ним пока разговаривают, а ведь могло быть намного хуже.

0

11

Роли озвучивали:
Агито Макашима (Новус Техно) - Альберт Вескер.
Дэниел Джексон и Джонас Куинн - Kestrel.

- Эй, ты! - крикнул Агито, увидев, как в конце что-то мелькнуло. - Стоять!
Агито пополз (правда, было чертовски неудобно ползти в гайвер-броне) и заметил, что труба закрыта ящиком.
«Чудак, - подумал гайвер. - Да я ж тебя одной левой и твой ящик... Увы».
Выбив ящик, Агито оказался в какой-то комнате с экранами. Скорее всего, комната принадлежала охраннику. Никого, кроме себя, Агито в комнате не обнаружил. Теперь он размышлял, что же делать дальше. Не давала покоя мысль о хакере.
Пока гайвер в нерешительности стоял посреди пустого помещения, к сей опасной зоне беззаботно приближались Джонас Куинн и Дэниел Джексон в надежде встретить на рабочем месте генерала-майора Соммерса или хотя бы капитана Бутвуда. Заранее поняв, что гостевой магнитный ключ не отопрет дверь, Джонас просто забарабанил в нее кулаками.
- Откройте, пожалуйста, - на всякий случай попросил он, хотя и подозревал, что металлическая обшивка двери не пропускает звуки. – Мы по важному делу.
«Вот черт, - подумал Агито и сказал вслух: - Занято! Важные дела оставьте на потом! Если зайдете - не выйдете...
- Чегоо? - возмущенно воскликнул Джонас, услышав приглушенный ответ из-за двери. - Вот хамство, - обратился он к Дэниелу. - Нам нужно поговорить с генералом-майором Соммерсом, - крикнул он закрытой двери.
- Придите позднее, - разозленно бросил Агито своим голосом голодного богомола. - Тут люди работают!
- Над чем это вы там работаете?! - недовольно крикнул Джонас, машинально отметив, что отвечавший ему голос звучит как-то совсем не по-человечески. - Вам разве не надо быть совсем в другом месте, а?
- Ну ладно, хватит, - тихо, но настойчиво прервал его Дэниел. - Мы все-таки не у себя дома.
- Мне просто надоело, что на базе уже второй раз что-то случается, а нас не хотят ставить в известность, - пробурчал в свое оправдание келонец. - Засели там, секретность какую-то разводят...
«Достали, - зло подумал Агито. – Выйти, что ли, и положить их там? Или пусть живут? Ладно, еще раз стукнут - выхожу...»
- Ладно, пойдем, - удрученно сказал Дэниел. - Нам не рады.
- Я же говорил, что нечего время терять, - укоризненно ответил Джонас. - Ничего они нам не скажут, - и на прощание пнул дверь ногой.
Агито свирепо дернулся к двери, вынес ее и уже стоял в коридоре в своем облачении...
- Я. Говорил. Не лупить! - взревел он.
Такой резкой реакции Джонас и Дэниел явно не ожидали. Они, конечно, подозревали, что в связи с последними событиями охрана стала слегка нервной, но к выносу автоматических дверей явно были не готовы. Закрыв головы руками, они бросились на пол в разные стороны от покореженным кусков металла, торчащих в дверной проеме, и, когда шум немного поутих, решились взглянуть, кто это почтил их своим присутствием.
- О... - вырвалось у Джонаса. - Блин, я же говорил, что идти сюда - плохая идея...
И оба медленно встали с пола, подняв руки над головой.
- Молодцы, придурки, - прорычал монстр, - так, теперь встали и слушаем меня. Вы - в моей власти. Все могу с вами сделать - убить, покалечить... Но вы - мой козырь в рукаве. Будете вести себя смирно - будете живы! Так говорит Новус!
- Приятно познакомиться, я Джонас Куинн, - поспешно закивал келонец, широко раскрытыми глазами глядя на это чудо в… броне. – А вам не жарко в вашем… вашей…? Короче, добро пожаловать на Ханикомбу!
Дэниел недовольно покосился на него. То ли от страха, то ли еще не прошедшей злости на охранников-бездельников Джонас стал опасно разговорчив.
-А меня зовут Новус! - зарычал Агито. - Мне не жарко. Это - вторая кожа, а не одежда - тебе ясно? Джонас, как там тебя? Кто ваш командир? Быстро говорите, а то я взвод солдат положил, так что вы мне - на один зубок....
Дэниел и Джонас удивленно уставились на странное существо, вылезшее (точнее – выпрыгнувшее вместе с дверью) из комнаты охраны. Несмотря на свое шаткое положение, они не испытывали страха, скорее – любопытство и даже удивление. Во всей это ситуации было что-то комичное.
- Наш командир – полковник Джек О’Нилл, герой Земли и победитель гоа’улдов, - неосторожно вякнул разговорчивый Джонас. - Вас познакомить? Он будет рад встрече.
- Да и я буду рад. Если он будет жив, - и для пущего эффекта Агито своим черным лезвием попортил обшивку на стене. Правда, несильно - только чиркнул.
- Классные лезвия, - снова вякнул Джонас, по-прежнему не опуская руки. – Чье производство? Китай?
«Заткнись», - мысленно попросил его Дэниел, зная, что Джонаса это все равно не остановит.
- Дурак, - рявкнул Агито, как обиженный ксеноморф. - Это производство Пилотов и Гипер... - тут он осекся. Незачем было чужим солдатам выбалтывать тайну происхождения биоброни. – Не твое дело!
- Как вам будет угодно. О, ну приятно было поболтать, - тоном, каким обычно психиатры разговаривают с пациентами, сказал Джонас, быстрее Дэниела поняв, что к этому Новусу нужен «особый» подход. – Мы, пожалуй, пойдем – дела, знаете ли…
- Никуда не пойдете! - заорал гайвер. - Еще шаг - порву как соевый бифштекс!
Джонас, уже сделавший маленький шажок назад, поспешно замер. Дэниел зажмурился в ожидании бури.
- Соевый бифштекс, должно быть, вкусный, - осторожно предположил он. – Хотя, я его никогда не пробовал. О, а вы любите пиццу?
Дэниел осторожно приоткрыл один глаз и тут же его закрыл. Он поняв, что Джонас если и не перегнул еще палку, то весьма близок к этому.
- Нет, но могу есть и человечину, - соврал Агито, - если перережу вас. Так что прошу как родной отец - стойте на месте, а?
Дэниел и Джонас подивились еще больше. Такая душевная просьба от существа, грозящего перерезать все и вся, была по меньшей мере неожиданной. Поэтому оба негласно сошлись во мнении, что перед ними опасный сумасшедший, а с психами лучше не спорить и во всем соглашаться.
- О, без проблем, - легко согласился Джонас. – Я просто подумал – вы же хотели познакомиться с нашим командиром? Так давайте мы сбегаем за ним и приведем к вам… а? – с надеждой спросил он.
- Нет, -сказал как отрезал Агито, - сбегаешь - фаршем станешь. Пойдете со мной. Когда я и еще один человек покинем базу, то я вас отпущу гомен кудасай*.
- Всегда рады помочь, - Джонас попытался улыбнуться, но вместо этого получился довольно унылый оскал. – Что же нам делать?
- Сидеть и не рыпаться. И еще... как связаться с командованием базы, а?
Первой мыслью Джонаса было заслать этого психанутого прямо в кабинет к Ватанабэ, но он вовремя пожалел администратора. В конце концов, он ни в чем не виноват.
«Эх, знал бы, где у нас склад военной техники – отправил его прямиком туда», - мысленно пожалел он.
На этот раз Дэниел сообразил быстрее. Он уже пришел в себя и понял, что убивать их никто не собирается. По крайней мере, пока.
- Через терминалы в комнате охраны, - хриплым голосом сказал он. – Только там нужен ключ доступа, а мы его не знаем.
- Ясно. А кто знает? - спросил Агито.
«Боже, как я устал, - подумал он. - Словно тут с ними три дня говорю».
Знай ЗВшники мысли Агито, они бы с ним единодушно согласились.
- Охрана знает, - ответил Дэниел, делая робкие попытки проникнуть взглядом в комнату – нет ли там кучи трупов. – Персонал базы знает… А мы, знаете ли, не местные. Как и вы. Вы откуда родом? – он перенял тактику Джонаса.
- Я? Оттуда, откуда вам знать не положено. Я Новус.С вас и этого хватит, - раздраженно сказал Агито. - Связь какая-то в этом помещение есть - еще раз спрашиваю?
- Терминалы охраны, - повторил Дэниел.
- Если хотите, можете лично поговорить с администрацией, - ввернул Джонас.
- Не, с администрацией мне болтать не хочется, - честно признался Агито, - хорошо, покажешь мне,  как пользоваться терминалами - и ты тоже. Тогда будете жить!
Оба с готовностью закивали. Они знали, что сумасшедших лучше не злить. А вот уболтать – другое дело.
- Можно нам пройти к компьютерам? – уточнил Джонас, решив не делать лишних движений без разрешения – мало ли что психу в голову взбредет.
- Так, вы впереди - я сзади, - заметил Агито, - и без фокусов! Поняли?
«Звучит угрожающе», - ухмыльнулся про себя Джонас.
Дэниел первым шагнул в комнату и удивился, что там не царит разгром. Все выглядело довольно мирно: включенные терминалы, кипы многоразовой печатной пленки, забытые кем-то чашки с кофе… Ни кучи трупов, ни поломанной мебели. Только разбросанные по полу деревянные рейки от разнесенного гайвером ящика красноречиво говорили о том, что здесь была какая-то драка.
Джонас, чувствуя себя неуютно от необходимости подставлять спину сумасшедшему существу, сунулся следом.
- О, да тут даже табуретки не поломали! – обрадовался он. Его даже не смутило то, что ни одной табуретки в комнате не было.
Зато в стене зиял темный ход в неведомые глубины – открытое окошко вентиляции. Так вот как этот псих пролез в комнату охраны! Но где же Соммерс и остальные?
- С кем вам нужно связаться? – спросил Дэниел, обернувшись на Новуса.
- С командованием! И передать ему, чтобы они мне выдали одного человека. Скажете ему - в смысле, командованию, - что вейландский хакер будет обменян на вас, ясно?
- Хакер? – удивленно воскликнул Джонас. – Энтони Кольт?! – внезапная догадка лампочкой вспыхнула в его голове.
- Не знаю, как его зовут, - сказал Агито, - но чем быстрее мы с ним уйдем отсюда, тем больше у вас шансов встретить старость, ясно?! Связывайся с командованием!
- Я же говорил, - медленно и терпеливо, как ребенку, сказал Дэниел, - нужен особый ключ охраны. А у меня только гостевой, - он осторожно извлек из кармана пластиковую карточку. – Я могу вывести вас на канал связи, но он потребует открыть доступ, - на самом деле он понятия не имел, как работают все эти компьютеры, поэтому импровизировал на ходу, вынуждая Новуса искать другие пути.
- Пххх... Слушай, а у тебя самого коммуникатор есть? - спросил Агито.
- Нету, - Дэниел развел руками. – Можете обыскать меня – правда, нету. И у Джонаса нету, - Джонас послушно закивал. - Но, - внезапно ему в голову пришла блестящая идея, - почему бы вам не попробовать отобрать ключ у охраны? – предложил он тоном рекламного агента, предлагающего купить его товар по рекордно низкой цене.
- А где охрана? Я сам только из охранного помещения вылез. Там никого нет, ты хоть подумал? - спросил Агито.
- Охранники же не только здесь сидят, - примирительно ответил Дэниел, засовывая свой гостевой ключ в карман. – На базе есть Центральное хранилище, а там всегда полно охраны и… - он выдержал театральную паузу, - полно ключей!
Джонас почувствовал дикое желание заржать и в трудом сдержался.
- А где оно? - спросил Агито. - Ты хоть знаешь, где оно, хранилище это? И... Опаньки, что ты засунул в карман? Покажи!
Дэниел послушно достал пластиковую карточку.
- Я же ее только что показывал, - удивленно сообщил он и тут же вспомнил, что имеет дело с ненормальным, - моя гостевая карточка, - снова пояснил он. – Она не дает доступ к компьютерам охраны – можете проверить.
- Ясно, - сказал Агито, вздохнул, подошел к Джонасу и Дэниелу и, расшвыряв их в стороны, пошел искать охранное помещение. Вернее - побежал по коридору. Хотя это что-то дало: он знал имя хакера.
Удар о стену никак не сказался на говорливости Джонаса. Конечно, ему было довольно не по себе после такой-то встречи, поэтому он маскировал страх наглостью.
- Кажется, нам опять повезло, - констатировал он факт, поднимаясь с пола и разминая суставы. – Жаль, что этот придурок забыл, что он собирался идти в Центральное.
- Да, жаль, - согласился Дэниел, сидя на полу и проверяя, не сломано ли у него чего-нибудь. Вроде, нет. – Теперь придется ловить его по всей базе, - он покосился на покореженную дверь, за которой скрылся опасный сумасшедший.
Они оба посидели немного в комнате охраны, держа совет, и потом осторожно выглянули в коридор. Новус успел уже где-то скрыться, и ЗВшники трусцой побежали к лифту. Следовало предупредить О’Нилла и остальных об опасности. Им повезло на этот раз.

* Извините, пожалуйста (яп.)

0

12

Через несколько тяжелых минут ожидания лифт все-таки приехал. Створки кабины раздвинулись по вертикали, и навстречу Эстелю вышли двое людей в точно такой же форме, как он. Один из них глянул на самозванца как-то  удивленно, даже попытался что-то сказать, но его приятель, не взглянувший в сторону Сима, торопливо потянул его за рукав и продолжил что-то говорить. В итоге оба просто прошли мимо беглеца, и вскоре шаги их стали затихать дальше по коридору. Один из инженеров пару раз оборачивался назад - видимо, чем-то Сим его заинтересовал, но сам он пока не мог понять, чем. Ему казалось, что что-то не так.
- Пронесло! – шепотом озвучил свою мысль парень, когда двое его, вроде как, коллег исчезли за ближайшим поворотом коридора. Вообще стоило бы догадаться, что тут довольно много технического персонала, и рано или поздно все равно бы пришлось с ними встретиться, но в этом случае Серафим уповал уже на свою удачу.
«Час ночи в Багдаде все спокойно», - пронеслось в голове парня, исследующего местность.
Коридор был довольно пустынен, похоже, весь персонал перешел на более важные пункты. В этом, наверное, можно было мысленно поблагодарить того братца, что рубил людей в капусту, впрочем, это было немного странно.
- Это существо наверняка было, как и я, экспериментальным образцом, – задумался парень, нажимая кнопку самого нижнего этажа. Пока лифт добирался до места назначения, мысли Эстеля разбрелись по всей голове и еле-еле складывались в кучу. – Тут было что-то еще, какая-то диверсия или саботаж. По-другому я не могу объяснить причины, по которой происходит весь этот хаос.
Серафим осознал, что последние пять минут он рассуждал в голос, и быстренько заткнул рот рукой, дабы еще какая гениальная мысль из него не вырвалась. Не хватало ему, чтобы его размышления услышал кто-то посторонний.
- В любом случае, где этот чертов архив? – продолжил свой путь парень.
Когда двери лифта снова открылись, Сим очутился на небольшой многолюдной площадке, разительно отличающейся от всех тех мест, где ему не так давно пришлось побывать. Здесь было шумно, беспокойно, пахло сигаретным дымом. Из лифта его буквально вытолкнул набившийся внутрь поток людей. Все о чем-то галдели, спорили, а на парня никто внимания не обращал. Сим отметил также, что почти все люди были в синих офисных костюмах последнего модного образца - все как на подбор тоненькие, стройные, одетые с иголочки, лощеные, стильно причесанные... Офисный планктон, одним словом. Не влезшие в лифт люди остались болтать о чем-то на площадке, а кабина поехала вверх.
- А тут охранники как сорвутся с мест!... Ты слышал, что сказал этот дебил? Идем мы, значит, кофе пить, как вдруг!... - слышались повсюду фразы.
Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, что все обсуждают последние тревожные события.
- Так, куда я на этот раз попал? – с небольшой озлобленностью произнес Серафим, валяясь на полу. Будучи вытесненным из лифта, он не сумел удержать равновесие и плюхнулся. Впрочем, теперь он встал. – Здесь слишком людно.
Бедный парень не мог понять. Разве на самом нижнем этаже будет административный уровень? По крайней мере, так это выглядело сначала: куча народу в костюмах, болтовня ни о чем, прямо как в администрации «Чистоты». Неожиданно вспомнилось лицо алчного начальника и появился приступ желания придушить кого-нибудь на месте, что отразилось на его лице. Найдя ближайшую к себе жертву, Серафим подошел к нему сзади и похлопал по плечу, после чего, не меняя выражения лица, на котором было написано «ХОЧУ КРОВИ!!!» спросил:
- Как пройти в Архив? – при этом постарался добродушно улыбнуться, но получилось как-то не очень.
- Ээээ... - неопределенно промычал приятной внешности молодой человек в голубой идеально разглаженной рубашке, от которой пахло крахмалом и дорогим одеколоном. - Эээ... - повторил он и недоуменно переглянулся со своими притихшими товарищами. Теперь все они с любопытством разглядывали странного парня.
- В архив? - тупо переспросил он, театрально вздернув свои неестественно тонкие брови соломенного цвета.
- Да, в архив, – кивнул Эстель, нагло кладя руку на плечо одного из служащих, как будто он не хотел, чтобы тот куда-то сбежал, и периодически зыркал на второго. – Видите ли, у меня топографический кретинизм, и я плохо ориентируюсь. Просто скажите, этаж правильный?
Приняв оскорбленный вид, молодой человек вежливо, но настойчиво взял руку Сима за запястье и оторвал ее от своего плеча.
- Я бы попросил вас не распускать руки, - с напускной важностью пропыхтел он. - Вам здесь не притон для быдла.
Увлеченные шоу офисные работники с интересом наблюдали за разворачивающейся драмой. В глазах их горели огоньки азарта, а на лицах буквально читалось "Хлеба и кина в формате 6Д! И побольше!"
Хотелось дать этому важному «небыдлу» с размаху в морду, но учитывая, что к ним уже начинают проявлять интерес, Серафиму пришлось сдержаться. Очень сильно сдержаться.
«Это нормально, это везде так», – данные мысли подбадривали парня, помогая удержать порывы кулаковброса.
Однако оставалось непонятным, что делать дальше. Эти два олуха вряд ли теперь помогут, слишком важные для этого. Попытка найти мирное решение не удалась, стоило парню взглянуть на лицо этого «офисного работника». Логично заключив, что охрана вряд ли знает всех служащих в лицо, а драки на почве классового различия тут по-любому должны происходить, Серафим осмелел.
Он схватил этот зарвавшийся офисный планктон за ворот костюма и с силой потянул на себя, дабы начать разговор «фейс ту фейс».
- Слушай, ты, петух парагвайский, – начал Серафим, давая голосу как можно более грубый оттенок. – Я тут пытаюсь делать свою работу, чтобы всем вам хорошо работалось, без сбоев и глюков. А теперь или ты говоришь, где архив, или я пропускаю твою сосиску через бумагорез.
Раздался хоровой женский визг, полетели на пол какие-то бумажки, и маленькие офисные девушки бросились врассыпную подальше от места назревающей драки. За ними, также тоненько повизгивая, устремились и некоторые парни... Самые стойкие поначалу недоуменно топтались рядом, явно застигнутые врасплох, а потом кто-то догадался бросить к кнопке вызова охраны...
Тем временем прижатый к стене молодой человек тщетно пытался освободиться.
- Что вы делаете? Да вы не имеете права? Да я вас!... - кряхтел он различные угрозы. А потом, не выдержав, выдал: - А ну отпусти меня, кретин недоделанный! Псих ненормальный!
Тук! – с таким звуком Серафим со всей дури вдарил головой по сердобольному истерику, разбивая нос и отправляя в нокаут.
– Неправильный ответ.
После небольшой экзекуции парень повернулся ко второй жертве произвола, хватая его за оба плеча, опять же - чтобы не сбежал.
- А ты что скажешь? – улыбнулся Эстель, смотря «собеседнику» прямо в глаза, как змея на лягушку. – От меня ведь просто избавиться, достаточно сказать, где «Архив».
Второй «планктон» оказался сообразительнее.
- Прямо по коридору, третья дверь налево, - скороговоркой протарахтел он, полными ужаса глазами глядя на нарушителя порядка.
- Спасибо. Хороший костюмчик, – произнес парень, похлопав по плечам бедного офисника, после чего дернул по назначенному адресу.
Проблем с другими впечатлительными работниками уже не было, они довольно резво освобождали дорогу бегущему напролом парню. Оказаться на месте тех двоих работников явно никому не хотелось.
Заветная дверь показалась довольно быстро, все-таки компактность подземных сооружений имеет свои преимущества. Серафим использовал магнитный ключ охранника, чтобы открыть дверь и зайти вовнутрь, следующим этапом был поиск пароля, указанный в записке.
Архивное хранилище могло быть похоже на вещевой склад, на библиотеку или, в самых интересных случаях, на утилизатор бытовых отходов, однако архив Ханикомбы ни одно из этих мест не напоминал. Доступ был отнюдь не свободным, даже многие охранники не имели права входить сюда. Так уж получилось, что Серафим сцапал «золотой» ключ… Стены этого длинного узкого, похожего на коридор, помещения не были заставлены мебелью – проход вдоль них был абсолютно свободным. Зато посередине этого странного коридора на равном расстоянии друг от друга тянулись вдаль стеклянные кубы-модули. На каждом таком кубе стояли малопонятные числовые обозначения и подпись на японском языке, а внутри было организовано небольшое рабочее место: офисный стул, откидная столешница и прямо в ней – набор письменных принадлежностей, а также, наверное, встроенный компьютер. Вход в такой рабочий модуль предлагался через маленькую стеклянную дверцу с магнитным замком. Внутри куба стояли стеллажи с пластиковыми прозрачными полками, заставленные электронными носителями. В некоторых кубах встречались кипы многоразовой печатной бумаги и даже – о чудо! – одноразовых древних распечаток. Что это – хранилище антиквариата?
Едва Серафим вошел внутрь, под потолком вспыхнули длинные белые лампы, которые залили помещение мертвенно-бледным светом. Послышалось тихое жужжание включаемой электроники. Было тихо и безлюдно…
Парень от неожиданности попятился назад, вставшая перед ним картина кардинально отличалась от пейзажей остальной части базы, все довольно просто и очень впечатляюще, но в то же время становилось очень не по себе от мертвой тишины и монотонной работы электроники.
- Пароль на первой полке слева от входа, – Серафим вслух вспомнил написанное на бумажке. – Какого именно входа?
Он уже начал думать, что он совсем не туда попал, однако, судя по всему, это место могло содержать очень важную информацию. Парень только сейчас осознал всю важность ключа, который он получил. Но почему ключ, дающий доступ к настолько важному помещению, был у простого охранника, или этот охранник был совсем не простой?
Решив не вдаваться в подробности, парень снова провел магнитным ключом по замку первого же куба. Если повезет, то он наткнется на Клондайк секретной информации и, может быть, узнает, что тут происходит.
К сожалению, не повезло, ключ не предназначался для открытия рабочих помещений, скорее всего он был для сопровождающих охранников и особого патруля. Но сдаваться все же не хотелось, Серафим решил повнимательнее осмотреть куб, чтобы найти способ пробраться вовнутрь, какой-нибудь механизм управления дверью или еще чего.
Ничего подобного он не обнаружил, если не считать тянувшихся к потолку толстых хромированных труб прямо от стеклянного «потолка» куба. Прямо в центре этого верхнего перекрытия была расположена небольшая черная панель, толщиной своей выступающая из стекла примерно на десять сантиметров. Из-под этой панели внутрь куба изредка вырывались облачки пара и тут же рассеивались.
- Воздух? – Эстель осмотрел трубу воздухопровода. Кажется, внутри этого куба должен был быть вакуум, но сейчас по этой трубе туда поступает газ для создания искусственной атмосферы. – Думаю если отключить этот воздухопровод, сработает система безопасности и дверь откроется, но как?
Парень еще раз посмотрел на трубу и склонил голову набок, у него родилась довольно безумная идея повредить трубу. Так как база подземная, то воздух тут будет считаться за ресурс. Вполне логично, что если произойдет утечка, система безопасности базы попросту отключит и перекроет поставку воздуха.
Серафим протянул руку в сторону трубы, в открытой ладони начала скапливаться красно-фиолетовая энергия, формируясь в сферу. Вложив в эту сферу примерно десять процентов энергии, парень высвободил ее в виде луча, направленного в трубу.
Внезапно что-то громко загудела, труба задрожала и… лопнула. Луч Серафима пробил в ней довольно широкое отверстие, и дыхательная воздушная смесь начала вырываться в основное помещение. По ребрам куба, оставшегося без поставки воздуха, загорелись маленькие красные лампочки, тихонько запищала внутренняя сигнализация, и стеклянная дверь сбоку распахнулась. Расчет Серафима оказался верным.
- Отлично, сработало. – Парень на радостях хлопнул в ладоши и прошел внутрь помещения, впрочем, сделал себе пометку на будущее стрелять по трубам послабее.
Прозрачные полки с неизвестными носителями, стул и рабочий стол… честно говоря, Эстель даже не знал, с чего начать. В любом случае, тут должен был быть компьютер, чтобы считывать содержимое носителей, но пока такового не наблюдалось. Взяв первую попавшуюся флеш-карту с полки, парень воткнул ее в свой развернутый КПК, после этого он сел за пустующий стол и стал двигать свободной рукой откидную столешницу, ожидая каких либо реакций, ну или пока КПК не считает флешку.
Столешница засветилась мягким голубым светом, и на ней возникла радужная сетка приветственного интерфейса. Компьютер предлагал начать работу. КПК же среагировал на носитель довольно меланхолично – сначала просто его не читал, а потом потребовал пароль. Кажется, эти карты не предназначались для выноса из архива и использовании на других компьютерах.
- Ну, хоть что-то. – Вытащив флешку из КПК он, поискав подходящий разъем на столе, воткнул ее в местный компьютер, правда, это были не все проблемы, нужно было где-то достать пароли. – Хммм, может, у слова полка было другое значение? Например, столбец папок или еще что.
Серафим нажал на кнопку настольного компьютера - парень надеялся, что хотя бы он пароля не запросит.
Не запросил. Видимо, «местные» носители можно было свободно читать, не вынося их из модуля. Через несколько секунд на экран-столешницу поползли столбцы сохраненных документов: отчет о проделанной работе, последние поступления продукции массового потребления (данные на 2223 год), еще какая-то чушь…
Продолжалось это недолго. Взбудораженный офисный планктон, движимый жаждой мести и действовавший коллективно, как флот-улей, всем скопом понесся доносить охране. Серафим весьма просчитался, спутав военную базу с обычной фирмой. Возможно, его ввели в заблуждение холеные офисные мальчики в голубых рубашках и отутюженных брючках, но так или иначе, «офисная грызня» была здесь явлением сугубо локальным и не таким демонстративным. И чаще всего ограничивалась простым перечислением родословной оппонента со всеми известными комментариями. В самых «тяжелых» случаях перебранка доходила до хлопанья ладонями по столу и демонстративным уходом покурить. Но чтобы драка… нет, за такое можно было запросто вылететь с работы. И получить нагоняй от Оониси.
Поэтому подобный инцидент был здесь в новинку, и какой-то особо деятельный молодой человек, имевший с собой передатчик, стал лихорадочно искать канал связи хоть с кем-то. Переадресация диспетчерской вывела его, как ни странно, на засевшего в засаде Бутвуда, которого сейчас меньше всего волновали какие-то бредовые офисные разборки. Но когда парень принялся настойчиво тараторить что-то про драку в коридоре и про то, что какой-то странный тип искал архив, Бутвуд почувствовал, что дело нечисто. Он отключился от «планктона» и по другому каналу отослал наверх нескольких своих подчиненных, а сам поспешил доложить об этом Соммерсу… И пока Серафим торчал в архиве, за ним уже вовсю велась охота.
Парень тем временем продолжал работать с документами, выискивая нужную для себя информацию. Пожалуй, наибольший интерес тут можно было проявить только к отчетам о проделанной работе, по крайней мере, будет понятно, что собой представляет эта база, но рассчитывать на многое не приходится. Он дал компьютеру команду на открытие файлов, и пока шел процесс, парень пошел за следующей флеш-картой. Время от времени он бросал обеспокоенный взгляд на закрытую дверь в архив из-за малейшего шума, но особого внимания не обращал. Сев обратно за компьютер и вставив еще одну флешку в другой свободный разъем, Серафим стал полностью поглощен поиском информации.
Внезапно через неплотно закрытую стеклянную проник резкий противный писк, и входные двери архива раскрылись с неприятным скрежетом. Внутрь ворвались трое охранников в бронежилетах, с масками на лицах, держа винтовки в боевой готовности. Сразу заметив постороннего в одном из стеклянных кубов, они стремительно приблизились и направили стволы на модуль, точнее – на находящегося в нем беглеца.
- Стоять! Ничего не трогать! – послушались приглушенные команды из-под шлемов. – Выйти с поднятыми руками!
Это было немного неожиданно, Серафим завис и медленно повернулся в сторону охранников.
-  В чем дело ребята? – сказал он, медленно вставая и поднимая руки. Было слишком рискованно пытаться убить их, в конце концов, у обученных охранников реакция куда серьезней, чем у парня-техника. Освободится из-под опеки трех товарищей с автоматами можно было, только дав им чувство безопасности. – Я тут по делу вообще-то.
Немного постояв и оценив оснащение противников, Серафим вконец решил подождать удобного случая и покорно вышел из куба. У этих ребят было слишком серьезное оснащение для простой охраны, даже, несмотря на то, что они находятся в секретном учреждении, их экипировка военного стандарта.
- Руки поднять! – скомандовал один из охранников. – Двигайся к выходу – медленно и без глупостей. Одно резкое движение – пристрелим на месте.
- Хорошо, хорошо. Я иду. – Эстель послушно держа руки наверху, пошел вперед к выходу. – Вы только объясните, что происходит?
- Где-то я это уже слышал, - проворчал другой охранник, нетерпеливо подталкивая Серафима в спину и буквально вытаскивая его за шиворот в коридор.
Эстель попался.

0

13

- Держаться впереди, - процедил сквозь зубы охранник. – Руки поднять на уровень плеч, ладони раскрыть. По сторонам не смотреть, вопросов не задавать. Пошел!
Парень цыкнул, но подчинился и зашагал, держа руки на виду. Ему не особо хотелось, чтобы в нем узнали один из сбежавших образцов для исследования, а потому не стоило совершать необдуманных действий.
- Капитан Бутвуд, - заговорил второй охранник в крошечное переговорное устройство. – Мы взяли его. Оставить кого-нибудь, чтобы проверить архив?
Ему что-то ответили.
- Да, сэр, - сказал охранник и отключился.
Весь путь они проделали молча, не спуская глаз с Сима. Вообще попался он очень «вовремя» - взбудораженные неуловимым Кольтом охранники теперь держали ухо востро. Серафима втолкнули в маленькую тесную «бетонную коробку» без мебели. Было довольно светло, и свет этот исходил от одного-единственного точечного светильника в потолке. Дверь глухо захлопнулась, напрочь отрезая все звуки внешнего мира. Парень остался один.
- Мило, теперь я в тюрьме. – Вздохнул парень, повалившись на холодный пол. – Ну, по крайней мере, тут не будет жирного пирата, который захочет тебя изнасиловать.
Ну что же, отсутствие банальной кровати говорило, что этот изолятор был явно не для длительного заключения. Оставалось только подождать, когда придут устраивать допрос, потом прикинуться каким-нибудь шпионом или просто возмутителем спокойствия. Если сразу не попытаются убить, значит, план удался. Эта база больше напоминает обыкновенное хранилище подопытных образцов, а значит, всяких преступников будут отводить в заключение в другие места. Серафим рассчитывал с помощью своей силы захватить транспорт, в котором его будут перевозить, и улететь куда подальше от ВЮ. Даже если план не сработает, расстраиваться не приходилось, на этой базе много информации, и наверняка можно будет найти ниточки к тем, кто взорвал «Ирийские сады».
После обдумывания этого плана лицо парня накрыл какой-то мрак, он уже не знал, хочет ли он  сбежать отсюда, или все-таки узнать, кто виноват в смерти целой колонии.
Прошло около двадцати минут, и дверь снова с неприятным скрипом отворилась. В отличие от всех остальных дверей, эта не была автоматической и вращалась на петлях. Это красноречиво говорило о том, что много чего на этой базе нуждается в «апгрейде». На пороге замаячило несколько фигур. Прислонившись к косяку, на Серафима внимательно смотрел темноволосый коротко стриженный мужчина лет тридцати пяти, смуглокожий, с легкой щетиной на лице, в целом приятной наружности, если бы не холодные колючие глаза… Он был в форме корпоративного охранника, но от остальных его комбинезон отличал шеврон с эмблемой корпорации на предплечье, с голубой окантовкой. Это означало, что человек имеет звание капитана, но Сим об этом, конечно, знать не мог.
- Да что же, вас здесь целая компания школьников-убийц? – вскользь поинтересовался он, закончив изучающее смотреть на парня.
- Я школу закончил, когда вы на третий год в пятом классе оставались, дядя. – Огрызнулся парень, смотря на это официальное лицо местной охраны. Вставать с пола он не торопился, вместо этого он сложил руки под головой и вызывающе посмотрел на охранника. – И что значит убийц? Я пока никого не убил, просто повздорил с офисным планктоном.
- Ишь, разговорился, - бросил капитан Бутвуд, а это был именно он. – То Кольт, то тот насекомоподобный, теперь этот… мелкий. Чего вас всех так тянет на какой-то забытый всеми богами пыльный склад?
Охранники одобрительно загудели.
Парень громко и от души рассмеялся, неужели охранники даже не подозревают, что они охраняют, впрочем, это вполне естественно. Парень попытался нацепить на себя серьезное лицо, но не смог сдержать улыбку на лице.
- Значит склад довольно интересный, раз на него все хотят посмотреть. – Парень ещё немного похихикал и успокоился. – Я бы на вашем месте больше сконцентрировался на той фаршмашине на этаже с криокамерами. Учитывая их содержание, могу предположить, что этот парень тоже местный экспонат.
Естественно Серафим умолчал, что он учитывал содержимое своей камеры.
По реакции Серафима Бутвуд окончательно убедился, что это еще один злоумышленник, действующий, скорее всего, заодно с Кольтом. Беспричинный смех его был для Бутвуда равносильным признанию.
- Разберемся, - фыркнул он. – Ты лучше скажи – чего тебя сюда потянуло, на наш маленький интересный склад?
- Меня? – Искренне удивился парень. – Особенно ничего, ну разве что он, как вы и сказали, маленький и интересный, тут бродит мутант с суперсилой превращать людей в мясной салат, ну и пара непонятных людей явно не отсюда. Думаю, они даже не из ВЮ.
Парень говорил о Джонасе и Дениэле, встреченных им не так давно.
Бутвуд, сам того не заметив, поддался на эту простенькую уловку.
- Каких людей? – подозрительно спросил он.
Серафим улыбнулся. Значит, эти двое действительно не отсюда, и они тут явно не просто так. Уже вконец отморозив себе на холодном полу спину, парень решил все-таки встать, с кряхтением, причитанием, но все же.
- Да есть тут, некто Дениэл Куин и Джонас Джексон. – Парень намеренно перепутал фамилии, впрочем, не надеясь, что его тюремщик даст ему понять, что знает их. – Увидел их на этаже, где разгулялся тот монстр. Они спрашивали, как найти Соммерса.
Подняв брови, Бутвуд чуть повернул голову назад и что-то тихо спросил. Ближайший к нему охранник также тихо что-то ответил. Видимо, его ответ устроил Бутвуда, и тот снова повернулся к Серафиму.
- Ладно, - словно на что-то решаясь, произнес он, поигрывая висевшими у него на поясе наручниками. – Давай без выпендрежа – отвечать быстро и конкретно. Имя, возраст, место жительства, профессиональная деятельность.
- Без выпендрежа, так без выпендрежа. Имя Серафим Эстель. Возраст? А хрен его знает теперь. Жил в колонии «Ирийские сады», потом работал на утилизаторную фирму «Чистота предела». – Парень решил говорить честно, поскольку факт того, что он сбежал из криокамеры, вряд ли будет скрыт долго. А вот серьезная охота на него в этом случае не начнется, спасибо более опасному насекомонатору и этой камере. – Здесь оказался благодаря человеку по имени Дрейк Робертс. Вроде всё.
- И что же, этот Робертс великодушно дал тебе свой ключ и провел за ручку в архив? – усмехнулся Бутвуд и помахал магнитным ключом, отобранным у Серафима охранниками.
- Нет, благодаря ему я лишь оказался на этой базе, а ключик взял у трупа одного из охранников на складском этаже. – Парень сложил руки на груди. – Не повезло бедняге, хорошо, что меня там не было в тот момент, когда его выносили. А как я в архив попал, вы и сами догадаетесь. Служащие здесь такие малохольные.
- Так, ладно, - Бутвуд окончательно запутался в непоследовательном рассказе Серафима. – Руки вытяни. Не шевелись. Пойдешь с нами. И чтоб без глупостей, - строго предупредил он и звякнул наручниками, которые аккуратно снял с пояса.
- Не боишься? Вдруг я похуже того черта из табакерки? – Мрачно улыбнулся парень и, послушно приняв наручники, зашагал впереди охраны.
Бутвуд защелкнул замок на запястьях Серафима и несильно подтолкнул его вперед. Ему казалось, что еще немного – и у него случится передоз от молодых ребят, копающихся в базах данных Ханикомбы. Он почти не сомневался в том, что этот Эстель заодно с Кольтом. А еще он не сомневался, что на все вопросы он солгал. Начисто.
- Сэр, я веду его наверх, - сообщил он в переговорное устройство. – Вас ждать?... Да-да, я понял. Будет сделано, сэр.
- Тебе повезло, - бросил он Эстелю в спину, - что мне не велели пристрелить тебя на месте.
- Дааа, мне повезло. – Как-то вяло и скорее даже для себя произнес недошпион, почесав свой подбородок. Требовалось придумать, что делать дальше, но в голову особо ничего не шло. Значит, будем импровизировать. – Кстати, а что это за Кольт, о котором вы упомянули ранее?
- Не болтать, - отрубил Бутвуд, который ненавидел, когда заключенные пытались развести его на диалог. Он был уверен в том, что все слова со стороны Серафима – притворство.
Он еще немного поговорил с кем-то по рации, уточняя, куда именно отвести попавшегося шпиона (а в том, что Сим – засланец Гипердайна или Бионата, никто не сомневался), после чего на лестничной площадке скомандовал двигаться вниз. В полном молчании они преодолели несколько пролетов, как вдруг Бутвуд замер и суховато бросил:
- Тихо. Стоять!
Бойцы замерли. Замер и Серафим. Откуда-то издалека доносились звуки работающих печатных устройств, гул труб в стенах, чей-то неуместный смех через стену… В общем-то все как обычно. Бутвуд дал команду двигаться дальше, как вдруг до его слуха отчетливо донесся звук тяжелых торопливых шагов – кто-то мчался в глубинах базы в их направлении.
- Кажется, сюда два или три человека бегут, причем один из них весит пару центнеров. – Решил прокомментировать парень. По голосу можно было понять, что парень слегка волнуется перед встречей с неизвестным. Самый чувствительный орган, а именно задница, говорила парню, что ничем хорошим это не обернется.

0

14

В главных ролях:
Серафим Эстель - Seraphim.
Новус Техно (он же Агито Макашима) - Альберт Вескер.
Оониси, Соммерс, Бутвуд и прочие НПС - Kestrel.

Новус же решил сам искать хакера. Единственное, что он знал - что хакера зовут Кольт. Мелькали двери, а Новус думал, куда всё-таки бежать.
Неожиданно пустынные нижние уровни закончились, и Новус вылетел из-за поворота прямо на глазах изумленного офисного планктона, заполонившим коридор проектного отдела. Голоса, смех и шум кофейных автоматов как-то разом смолкли, и в людном коридоре повисла неестественная тишина, которая непременно наступает, если после чего-то совершенно обыденного внезапно случается что-то из ряда вон выходящее.
- Кто тут главный, и где прячете пленников?! - зарычал на них гайвер. - Говорите, а то прибью!
Ответом ему был дружный женский визг, и наиболее эмоциональные дамочки бросились врассыпную, посеяв панику. Их примеру последовали и многие мужчины. Визжа и сталкиваясь друг с другом, офисные работники ломанулись кто куда. На пол полетели пластиковые стаканчики с недопитым кофе, какие-то бумажки, пластиковые карточки, календарики… Побросав все, офисный планктон спасал свои драгоценные задницы. Коридор стал стремительно пустеть.
Гайвер вздохнул и двинулся дальше. Тут, среди полудохлых бюрократов, ему было нечего делать.
«Прибить бы вас, - подумал он, - да времени нет».
Какой-то особо предприимчивый офисный планктон догадался, убегая, ударить по кнопке общей тревоги, и по этажу завыла сирена. Ворвавшись в теплый офисный «садик», Новус разворошил осиное гнездо, и теперь не видать ему покоя. Перепуганные офисники сейчас привлекут сюда весь охранный персонал.
Вскоре Новус остался совсем один во всем проектном отделе. Вдалеке затихали чьи-то крики и шум поднимающегося наверх лифта. Людей отсюда как ветром сдуло.
Новус плюнул и пошёл в другую сторону. Причём, довольно быстро. Вызванный по бюрократическому звонку патруль, размышлял он, застанет лишь пустую комнату, без гайвера.
Новус возвращался назад, туда, откуда пришел. Вскоре до его слуха донеслись быстрые шаги и крики - в проектный отдел постепенно вбегала охрана. Возможно, кто-то догадается помчаться по следам гайвера.
«Вот проклятье, - подумал Агито и ускорил шаг, - а всё так тихо и мирно начиналось...»
Удирая от сбежавшихся на зов офисного планктона охранников, он, сам того не осознавая, оказался в той части базы, которую никогда прежде не видел - да это и неудивительно, учитывая, что Новус всего несколько минут назад вылез из биобака. Самое время остановиться и подумать, что делать дальше. И какова вообще его цель.
- Так, посмотрим, - тихонько произнёс Агито.
Он вообще -то думал тихо и мирно свалить с базы вместе с хакером и уйти в родную корпорацию. Нужно было только отыскать, где в этой дурацкой базе держат пленников. Скорее всего, и хакер там. Только вопрос  - как отыскать?
Такой случай ему вскоре подвернулся. Поплутав немного по незнакомой территории, Агито оказался на узкой лестничной площадке, в обе стороны от которой под прямым углом расходились два прямых, как стрелы, коридора. Один из коридоров, в два раза короче второго, упирался в еще одну лестничную площадку, и оттуда сейчас слышалась приглушенная ругань - кто-то в весьма несдержанной форме приказывал кому-то замолчать и двигаться вперед. Кажется, где-то впереди шла небольшая разборка.
«Интересно, - подумал Агито, - куда же идти? Вверх по лестнице или вниз?»
Проще всего, конечно, было вниз, но, возможно, пленного хакера держали там, где какой- то начальник распекал своих в хвост и гриву. Возможно, распекали хакера.
«Эх была не была», - подумал Агито совершенно не по-японски, а скорее по-канадски, и пошёл прямо по коридору.
Не успел Новус выскочить на площадку и как следует осмотреться, как его уже встретили трое охранников (один со значком капитана) и три дула бронебойных винтовок. Они стояли малой дугой, вытолкнул вперед маленького и робкого на вид паренька в оранжевой спецовке. Парень был без оружия и, казалось, не понимал, что от него хотят. На запястьях его были защелкнуты наручники. Дула винтовок смотрели на Новуса, которого, как оказалось, уже ждали.
- Отпустите парня, сволочи, - заявил Агито, - или тут от вас останется лужа крови размером с Атлантический океан в лучшие времена. По-хорошему прошу!
Увидев перед собой агрессивно настроенное существо, которое не так давно устраивало кровавую баню этажами выше (или ниже?), Сим слегка попятился назад. С другой стороны, это был хороший шанс сбежать, хоть и без ответов на вопросы.
- Вам лучше послушать его. - Сориентировался Серафим, поворачиваясь лицом к Бутвуду и протягивая руки с наручниками. - Ну что?
Бутвуд направил свою винтовку на Сима.
- Не двигаться! - рявкнул он.
Остальные два ствола по-прежнему смотрели в голову гайвера.
- Вы оба - назад, быстро! Будем стрелять!
- Не зли меня, - прошипел гайвер, - отпусти парня, и мы уйдём по-хорошему. Понял? Давай думай быстрее. Про море крови не забыл?
- Бутвуд, что там у вас…? – раздался сухой треск в левом ухе капитана.
От неожиданности Бутвуд едва не подпрыгнул. Соммерс проснулся очень некстати.
- Сбежавший образец, - сквозь зубы процедил он. – И еще один сбежавший образец. Угрожают. Хотят уйти.
- Пристрелите обоих, - бросил Соммерс.
- Но Оониси, - заикнулся было Бутвуд.
- Вы меня слышали?! – разозлился Соммерс, которого с недавних пор всегда коробило при упоминании имени замдиректора. – Вам нужны новые смерти?!
На этот раз Бутвуд не раздумывал.
Он резко сделал шаг вперед и наотмашь врезал стволом по правой щеке Сима. Удар был таким сильным, что парень покатился по полу. Если у него не была сломана челюсть – он мог благодарить за это всех богов. Убрав таким образом с дороги этого малолетку, Бутвуд сухо скомандовал:
- Огонь! – и трое бойцов пошли в лобовую атаку на гайвера. По приказу Соммерса Бутвуд сделал шаг на край пропасти. Теперь оставалось только два варианта развязки – как говорят Гвардейцы Ворона, победа или смерть.
- Ах ты! - и Агито прыгнул, размахивая своими саблями на руках.
Вернее, не саблями, а лезвиями, но в этот момент Новусу показалось, что это сабли, как у самурая. Подскочил, размахнулся - ударил...
Такой молниеносной атаки никто не ожидал. А если и ожидали, то просто не успели как следует среагировать. Коридор наполнился свистом стали, грохотом выстрелов и душераздирающими криками. Гайвер молнией метнулся в лобовую атаку, превратившись в вихрь лезвий, и следом во все стороны брызнули густые потоки крови, испачкав серые стены неправильными хаотичными кляксами, как на картинах художников-абстракционистов. Один охранник умер сразу – лезвие гайвера рассекло ему половину черепа. Фигура в черном комбинезоне еще некоторое время балансировала на обеих ногах, после чего грузно, как в замедленной съемке, повалилась на пол. Второй охранник взвыл от боли и рухнул на пол, медленно теряя сознание и ощущая, как черная пелена забытья постепенно заволакивает все вокруг. Его левая нога чуть выше колена была располосована несколькими глубокими порезами, в которых можно было даже разглядеть белеющие кости, пока их не скрыл поток подступающей крови. Пол постепенно заливала алая жидкость. Бутвуду повезло меньше всех. Вскрикнув, он выронил винтовку и, не выдержав атаки, отступил к стене и медленно сполз на пол, зажимая правой рукой кровавую рану на месте левого плеча, где недавно еще была рука. В устроенной гайвером мясорубке из крови, мертвых тел и отрубленных конечностей никто не должен был выжить…
Однако и гайвер не отделался легким испугом – одна из шальных пуль Бутвуда, который целил в голову гайвера, попала в контрольную медаль в центре лба – и едва не отстрелила ее. Новус остановил свою смертоносную атаку и в судорогах упал на пол, испытывая невыносимую боль. Он временно потерял контроль над броней и собственным телом, с трудом осознавая, кто он, где он и что вообще совсем недавно собирался сделать.
В это время Агито корчился в жутких конвульсиях то превращаясь в гайвера с головой человека, то человека с руками гайвера, то вообще в какую-ту массу, похожую на ктулховских детей мистера Лавкрафта. При этом Новус так истошно орал, что можно было подумать, что корчит не одного гайвера, а пятнадцать штук минимум.
- Неееет! - вопил Агито, чувствуя, как погружается в глубины небытия и выныривает оттуда. - Нееет!
Вскоре он потерял сознание.
Бутвуд расширившимися от удивления и шока глазами наблюдал за всеми этими метаморфозами. Он потерял одного бойца, но даже не заметил этого – он был сам на грани потери сознания и с трудом понимал, что происходит. Чудовище умирает? Если так, то самое время. Если же нет… тогда Бутвуд живет последние минуты, если его состояние вообще можно назвать жизнью. Вопли гайвера оглушали и не давали Бутвуду сосредоточиться. Все вокруг смешалось в однообразную кровавую карусель…
Так продолжалось около двух минут. Наконец Новусу удалось взять контроль над броней, которая до этого пожирала его живьем. Истошные вопли прекратились, костюм перестал мутировать и постепенно обрел свою прежнюю форму. Гайвер восстанавливался.
- Ах... ты ж… гад, - были первые слова Агито после корчей и горячки. - Ну держись!
И полная луна гайверского лезвия взошла над головой Бутвуда.
- Умрии! - голосом раненного муравьиного льва зарычал Агито.
«Вот и все, - подумал Бутвуд, закрыв глаза. Стрелять он уже не мог. – Как просто».
Он ожидал удара, но его почему-то не последовало. Вместо этого его обдало волной жара. Прямо рядом с его залитым кровью лицом пронесся плазменный шар. И далее последовал оглушительный стрекот автомата… Гайвер, занесший руку над головой Бутвуда, внезапно пошатнулся и под давлением новой атаки был вынужден сделать шаг влево от распростертого перед ним человека. Тыловой атаки он явно не ожидал. Развернувшись, Новус обнаружил своего нового противника. В дальнем конце коридора мощным колоссом белел боевой экзоскелет – трехметровый человекоподобный робот, царапающий непропорционально маленькой головой потолок. Руки у него было четыре (две вполне пропорциональные, две совсем маленькие и короткие), и в самой длинной паре было зажато по оружию – винтовка и плазмамет.
Соммерс неплохо подготовился.
- Это что за урод? - осведомился Новус. – Убирайся, а не то я и тебя покалечу, краб-меха!
Где внутри своего мозга Агито понял - это посерьёзнее, чем Бутвуд и его архаровцы. Внутри панциря "краба", по-видимому, был человек... и очень злой человек, наверное...
Человек, управляющий боевой машиной, явно не услышал этой реплики. А если и услышал, на результат его действий это никак не повлияло. Ответом Новусу была очередная волна пуль и огня. Бутвуд бросился на пол и закрыл голову руками, чтобы не попасть под обстрел. Экзоскелет медленно и грузно двинулся вперед, наступая на гайвера. Пока их отделяло метров пятьдесят.
Агито лихорадочно искал укрытие, потом передумал и высоко подпрыгнул, укорачиваясь, чтобы пули в него не попали. Роботу, наверное, будет труднее выполнять такие маневры, думал Агито.
И действительно – реакция робота не поспевала за гайвером, к тому же, Соммерс боялся задеть Бутвуда и раненого охранника. Они очень неудачно оказались в зоне обстрела. Продолжая теснить гайвера к лестнице, экзоскелет грозно двигался вперед.
Как же так получилось? Откуда взялся этот неведомый спаситель? Приподняв голову, Бутвуд расширившимися от ужаса глазами созерцал приближающееся по коридору киберчудовище. Сколько он служил на базе (а служил немало), он даже никогда не думал в эту сторону – что проблему вторжения шпионов можно решить боевым экзоскелетом.
- Спокойно, Бутвуд, это я, - ворчливо произнес сухой голос в него в ухе. – Убирайся отсюда. Быстро!
- А вы, сэр? – рискнул вякнуть Бутвуд.
- Я разберусь с этим… существом. Можешь передать Оониси прощальное слово от него.
- Какое слово? – не понял растерявшийся Бутвуд, плохо соображавший от нахлынувшей на него волны боли.
- Не знаю. Сам придумай. Проваливай отсюда!
Второй охранник к тому времени уже очухался – его порезы казались легкими царапинами на фоне потери руки, поэтому он по-пластунски подполз к Бутвуду и помог ему приподняться. Зажимая рукой плечо, Бутвуд, согнувшись, вдоль стенки пополз к лестнице. Всего какая-то пара метров - и они оба будут в относительной безопасности.
- Шевелитесь! – нетерпеливо крикнул Соммерс в рацию. – Я не смогу долго отвлекать его!
Тут гайвер приземлился после прыжка прямо на то, что заменяло роботу голову, и ударил лезвием прямо по этой голове...
За все время этой эпичной баталии Серафим несколько раз едва не терял сознание - похоже, он неплохо приложился головой и заработал сотрясение. Впрочем, он успел приметить многие вещи, которые бы счел полезными, если бы был в состоянии соображать.
Присутствию экзоскелета в этом месте парень не удивился, его новый знакомый очень любил пошуметь и не особо заботился о вопросах конспирации и собственной безопасности, вот местные и поняли, что не стоит тратить на это существо людей, и послали за ним тяжелую артиллерию.   
- Вашу же мать! – едва не выкрикнул Эстель когда понял, чем это грозит лично ему.
Будучи хорошим техником, парень примерно представлял, где у этой махины могут быть слабые места, но вот воспользоваться этим знанием он явно не мог. Радовало одно, эта хрень неповоротлива, как кинг-конг в лифте, к тому же, пилот, кажется, даже не замечал его. Серафим едва мог поверить в свою удачу и, решив испытать её ещё раз, притворился тяжело раненным сотрудником, дабы пилот не особо усердствовал в пальбе и не задел бы «своего».
Лезвие гайвера почти рассекло головную бронепластину белой ходячей громадины, и Соммерс понял, что второй удар она не переживет. Под шлемом запахло гарью, Соммерс закашлялся от попавших в нос частичек нанокерамики. К тому же, испортилась наводящая электроника, и теперь изрешетить гайвера пулями не представлялось возможным – цель была слишком быстрой. Тогда Соммерс активировал двигательные системы «рук» экзоскелета и потянулся к головной пластине, чтобы сбить гайвера на пол и затем расстрелять в упор.
- Так вот что ты хранил в себя в закромах, Оониси, - проворчал Соммерс, созерцая на внутреннем экране черно-белое изображение коридора, на котором красными силуэтами прорисовывались жизненные сигналы – стремительно уползающие к лестнице Бутвуд и выживший охранник.
Гайвер был значительно меньше экзоскелета. Удар пришелся сбоку, по голове, и гайвер на пару секунд потерял ориентацию. У него был разбит один из боковых датчиков, и Новус ласточкой слетел на пол. Оружие Соммерса угрожающе нависло над ним.
- Ччёрт.... - Агито успел сделать последнее - замереть, вроде он погиб. По внешнему виду гайвера трудно было понять, дышит он или нет.
Где-то на полу Агито пришёл в себя. Из-за повреждения датчиков в голове слегка звенело. Он с интересом думал, что предпримет водитель меха, когда подумает, что противник мёртв?
Соммерс особо не раздумывал. Он собрался расстрелять слишком живучего противника, так, чтобы от него осталась только кровавая лужа. Он уже собрался это сделать, как вдруг сквозь гул электроники в недрах машины прорвался трескучий и часто прерывающийся из-за плохой связи голос:
- Соммерс! Что вы делаете?! Немедленно прекратите.
- Прекратить что? – прокричал Соммерс, гадая, каким образом Оониси смог найти его и понять, что он собирается делать. Он же заблокировал свой канал связи еще когда шел в ангар! Оониси каким-то образом смог подключиться к внутренней связи меха.
Оониси будто прочитал его мысли.
- Я сейчас в диспетчерской, - рявкнул он. – Наблюдаю за вашей самодеятельностью. Не смейте убивать это существо, оно нужно нам для… исследований. Просто обездвижьте его и доставьте в лабораторию.
- Что?! – воскликнул Соммерс, продолжая держать Новуса на прицеле винтовки и плазмамета. – Вы с ума сошли, Оониси? Если бы не моя «самодеятельность», от вашей драгоценной базы уже ничего бы не осталось!
- Об этом позже. А пока – исполняйте, - отрывисто приказал Оониси. – Я не шучу, Соммерс. Если существо пострадает, простая отставка покажется вам наилучшим исходом, - Соммерс почувствовал в словах Оониси неприкрытую угрозу.
Кажется, ситуация сложнее, чем он предполагал. Оониси и Ватанабэ явно ставят возможность обладать этим существом превыше жизней всех людей на базе. Интересно, почему? Одно Соммерс знал точно – существо опасно, и его следует уничтожить.
- Я вам не подчиняюсь больше. Я уволен – забыли? – проворчал Соммерс.
- Пока нет. Более того – если вы доставите это существо живым, вам обеспечена блестящая карьера, повышение и безбедная старость. Корпорация позаботится об этом, - Оониси решил пойти по другому пути, пути уговоров. Если уж он решился на такое, значит, гайвер ему нужен просто позарез. – Выплата компенсаций, премий и всего, что захотите. За помощь в научных исследованиях.
Последняя фраза прозвучала для Соммерса как насмешка. Деньги его не прельщали, карьера – тоже, и он внутренне содрогался при мысли о том, что поступится своим гражданским долгом ради явно незаконных махинаций Оониси и Ватанабэ.
- Вы меня этим не купите, - отрубил он. – Это существо умрет. Оно опасно для жизней людей.
Стволы в руках меха чуть дрогнули, приближаясь к неподвижному телу Новуса.
- НЕТ! Стойте! – крикнул Оониси, стремясь любыми средствами остановить Соммерса. – Вы даже представить себе не можете, чего лишаете исследователей корпорации!
«Куда уж тебе, солдафон, - подумал он. – Не дано тебе понять, что есть вещи поважнее нескольких жалких жизней. Твоей, например».
- Соммерс, остановитесь! Это приказ господина Ватанабэ. Это существо нужно нам живым! Вы осмелитесь не подчиниться приказу? Вы знаете, чем вам это грозит? – Оониси снова перешел на угрозы.
Мех замер. Соммерс уже давно подозревал, что ввязался в опасную игру, но чтобы настолько… Он понял, что волею судьбы встал на пути огромной корпоративной силы, которая сомнет все препятствия на своем пути ради своих хитрых целей. Что задумали Оониси и Ватанабэ? Явно что-то грандиозное, опасное и нереально прибыльное. И если Соммерс сейчас сорвет их хитрые планы, Оониси не постесняется расквитаться с ним самыми низкими методами. Например, нанять охотников за головами, чтобы те доставили тушку Соммерса на Землю, в «Реал сайнс» - на «исследования». Да еще и сделает на нем деньги. Соммерс был уверен, что хитрый и расчетливый япошка способен и не на такое. Затаит злобу и обязательно отомстит.
Мести Оониси он не боялся, но все равно ему стало не по себе при мысли о том, в какую темную и грязную ситуацию он сам себя втянул. Соммерс, как ни крути, оставался человеком со своими слабостями. И тогда он придумал компромиссный вариант.
- Я отдам вам это существо, - сказал он, - на моих условиях.
- Я вас слушаю, - заинтересовался Оониси, уже мысленно готовящийся к провалу.
- Вы увезете это существо с базы. Куда хотите – лишь бы там не было большого населения. Только исследователи, которым это существо нужно. И там делайте с ним что хотите. Вы меня поняли?
Оониси размышлял всего секунду.
- Да, - наконец сказал он. – Мы увезем его с базы.
- Вы сдержите свое слово, - продолжил Соммерс. – Иначе о том, что вы незаконно подвергаете людей опасности, узнает весь мир.
- Я сдержу слово, - поспешно пообещал Оониси, радуясь, что дешево отделался. В конце концов, гайвера можно и увезти – лишь бы было меньше шума. – А сейчас аккуратно отнесите его на второй уровень, в лабораторию. Или нет… оставайтесь на месте, я пошлю своих людей. А то ваша машина нам всю базу разнесет.
- С каких это пор вы заботитесь о бетонной коробке, Оониси? – усмехнулся Соммерс.
Мех протянул длинную конечность и схватил гайвера за голову. Вторая рука обхватила его туловище, зафиксировав руки и лишая его любой возможности пошевелиться.
- И кстати. Про премию я не забыл.
Оониси только скрипнул зубами от злости. Соммерс нарывался на крупные неприятности.
- Будет вам премия, - бросил он. – Ждите.
И отключил связь.
Пыль в коридоре постепенно оседала на пол.
"Вот дурак, - подумал Агито, - пусть только меня отпустит, и тогда я покажу..."
Соммерс, на «автопилоте» удерживая гайвера, связался с медблоком и попросил бригаду медиков на этаж – для Бутвуда и второго охранника, имени которого он не знал.
Игнорируемый всеми Серафим решил воспользоваться моментом и слинять куда подальше, однако, даже если бы он и слинял, в одиночку на враждебной базе делать нечего, пока есть возможность - надо искать союзников. Парень встал и взглянул в сторону экзоскелета, который, похоже, уже был сильно поврежден. В любом случае, избавиться от экзоскелета требовалось хотя бы для того, чтобы потом не мучаться.
- Zero Ray 60%, - Серафим вытянул перед собой руки, в которых находилась сияющая сфера концентрированной энергии. Через секунду луч из сферы устремился в экзоскелет.
Соммерс, который ранее вообще не обращал внимания на тело в оранжевой куртке, немало удивился, когда появился новый участник битвы. Причем, совершенно неожиданно. Но сколько бы ни удивлялся Соммерс, это ему уже никак не могло помочь. Слишком поздно он заметил, что в него летит луч ослепляющего света, и не успел развернуть неповоротливую машину. Выстрел Серафима пробил броню, системы машины жалобно и пронзительно взвыли, на Соммерса посыпались искры, и экзоскелет отключился, став просто металлической куклой. Машина пошатнулась, тяжело накренилась и…. с ужасающим грохотом рухнула на пол головой… то есть, головной бронепластиной вперед. Похоронив под собой обездвиженного Агито.
Хотелось как лучше, а получилось, как не стоило, многотонная железная туша упала на спасаемого «насекомонатора», похоронив последнего под собой.
- Ой. – Только и промолвил Серафим, встав как истукан в позе Сона Гоку «КА-МЕ-ХА-МЕ-ХА».
Приход в себя занял у парня несколько секунд, прежде чем, осознав происходящее, он решил подбежать и посмотреть, не остался ли жив хотя бы пилот этого экзоскелета. О том, как он будет его вытаскивать, парень не подумал.
Двумя этажами выше, в диспетчерской, Рокуро Оониси прикрыл глаза рукой. Он прекрасно видел падение экзоскелета на камере слежения и понял, что все пропало. Его деятельный мозг уже продумывал варианты действий и план мести бестолковому Соммерсу. Когда в поле обзора камеры появился Серафим, Оониси сразу же узнал его. Точнее, догадался, откуда взялся этот тип. На второй камере он видел, как кажущийся мертвым человек внезапно поднялся и выстрелил (?) в сторону экзоскелета. Побег гайвера, несомненно, был связан с освобождением из криобака еще и этого парня. Ладно, пусть они потеряли гайвера (хотя, возможно, есть вероятность, что он выжил?), но этого подопытного кролика Оониси терять не собирался. Требовалось срочно его поймать. Он связался с людьми, которых вызвал на этаж для доставки гайвера в лабораторию, и обрисовал ситуацию – мол, планы изменились, кое-кого надо взять живым.
Пока решались эти важные дела, Бутвуд и второй раненый охранник доползли до лестничной площадки и засели там. Увидев, что экзоскелет рухнул, Бутвуд подумал, что, возможно, Соммерс погиб. Боль затуманивала его сознание, и далее он смутно помнил, как на этаж добралась бригада медиков, как его уложили на носилки и куда-то потащили… Какой-то человек из вызванного Соммерсом медперсонала нашел к коридоре отрезанную руку капитана, положил ее в пластиковый пакет и велел отправить в холодильник как можно быстрее – возможно, удастся ее пришить на место. Охранник, правую ногу которого гайвер располосовал глубокими порезами, сознание больше не терял и выглядел намного живее Бутвуда. Их обоих спешно уносили в медпункт, а два оставшихся медбрата, ни о чем не подозревая, направились прямо к окутанному облаками строительной пыли экзоскелету, вокруг которого суетился Серафим. Один из медиков потрогал горячий бок брови. Зачем-то постучал по нему.
- Вы ведь технарь? – непринужденно спросил он Серафима, решив, по-видимому, что его прислали для того, чтобы открыть экзоскелет. – Вы знаете, как он открывается?
- Экзоскелеты не мой профиль, - решил играть своего в доску парня, до поры, до времени. – Но тут без спецсредств не обойтись, элемент питания был уничтожен, без него эта махина всего лишь груда заклинившего металла.
Оба медика немного посовещались, явно поставленные в тупик. Внутри точно кто-то есть – скорее всего, генерал-майор Соммерс, который и вызвал сюда всю медицинскую братию. Однако как открыть экзоскелет снаружи, они не знали.
- Ну так позовите кого-нибудь! – вскинул брови один из них, глядя на Серафима. Он явно не понимал, какого хрена этот человек ходит тут вокруг да около и все без толку. – У вас там наверняка есть специалисты.
Под «у вас там» он подразумевал обслуживающий техперсонал. Оониси, слышавший весь разговор, еще раз прикрыл рукой глаза.
«Идиоты, - мысленно прокомментировал он. – Где же охрана?»
Ему оставалось только бессильно наблюдать, как эти два ни о чем не подозревающие барана мирно беседуют со сбежавшим подопытным образцом.
- Эй, я тут сам случайно оказался! – Начал оправдываться Серафим. – Лежал контуженный вон у той стенки, очнулся, только когда эта бандура накренилась.
С чувством глубокой обиды (естественно наигранной) парень быстрым шагом зашагал в сторону лифта, намереваясь как можно быстрее свалить от места действия.
- Ну вы хоть позовите кого-нибудь! - крикнул ему вслед несколько удивленный медбрат. - Кого-нибудь, кто знает, как открыть...
Оониси смотрел, как Серафим спокойно уходит, а эти два олуха даже не пытаются его задержать.
"Идиоты", - мысленно прокомментировал Оониси.
А все-таки - где же охрана?

0

15

(В соответствии с недавно полученной информацией).

«Когда-нибудь это пришлось бы сделать, - мрачно размышлял Оониси, прохаживаясь взад-вперед по светлой приемной господина Ватанабэ, бросая недовольные взгляды в сторону его секретарши Сумико. – И вот момент настал… Тяжелые времена настали для нас, слишком тяжелые».
Собравшись с духом, он проделал то же самое, что делал много раз до этого - приложил ладонь к центру сверкающей полированной двери кабинета Ватанабэ. На стол администратора поступил световой сигнал о том, что некто хочет его видеть. Впрочем, он уже догадывался, кто это может быть.  Дверь окрасилась зеленой подсветкой, послышался писк зуммера, и Оониси неспешно вошел внутрь. Он застал босса отнюдь не за рабочим местом, как рассчитывал, а перед черно-белой стеной, затянутой ядовито-розовыми стеблями какого-то уродливого безлиственного растения. Ватанабэ задумчиво созерцал жирные сочные стебли, скользя по ним затуманенным взором. Стоит ли еще раз описывать обитель господина Ватанабэ? С тех пор, как Оониси был здесь последний раз, кабинет нисколько не изменился: все те же черно-белые дизайнерские заморочки, иллюзия многослойного пола, черный потолок из колючих кристаллов, спускающиеся по стенам «змейки» черного обсидиана… Размалеванные абстрактными фигурами стены, плазменная панель, то и дело меняющая заставку, встроенные в стены ниши для хранения электронных носителей – все это осталось неизменным. Да и с чего вдруг чему-то измениться? Разве что директор базы находился не на своем рабочем месте, а с живым интересом рассматривал безлиственное розовое растение.
- Входи, Рокуро-кун, - сказал он, чуть повернув голову, когда Оониси показался на пороге.
Кругленький японец живо вкатился (другого слова не подберешь) и замер, заложив руки за спину и не зная, с чего начать.
Ватанабэ, не глядя на него, задумчиво трогал пальцами жирные ядовито-розовые стебли, ощущая на них тонкий слой жидкой слизи. Поговаривали, будто эта слизь может быть ядовита.
- Тилландсия уснеевидная, модификация Джонсона, - произнес вдруг Ватанабэ. – Ты знаешь, почему я предпочитаю видеть в своем кабинете именно это растение?
- Нет, Ватанабэ-сама.
Ватанабэ с усмешкой посмотрел на него.
- Тилландсия – в модифицированном варианте, конечно – является одним из самых неприхотливых и живучих растений на планете Земля. Генетические модификации сделали ее практически неубиваемой – она способна расти среди снегов и в пустыне, при дожде и ветре – может быть, не очень активно развиваться, но, тем не менее, не погибнет. Это аэрофит.
- Ватанабэ-сама? – пробормотал Оониси, немного сбитый с толку. Он упорно не понимал, почему Ватанабэ именно сейчас приспичило поговорить с ним о растениях.
Ватанабэ был наполовину европейцем и даже прожил некоторое время у отца в Европейском Союзе, где-то в Черногории, но все равно говорил на японском без акцента и называл себя японцем. Кое-кто из Вейланд-Ютани, консервативные ксенофобы, относились к Такаси Ватанабэ с презрением, но только не Оониси. Он обожал своего господина и верил в его непоколебимую силу духа.
- Аэрофиты – это воздушные растения, получающие все необходимые питательные вещества из окружающей атмосферы. Корни служат им лишь для прикрепления, - Ватанабэ слегка раздвинул стеблевую массу и продемонстрировал Оониси места крепления этого растения на стене.
- Интересно… - нерешительно сказал Оониси, не зная, как реагировать.
- Так вот, - продолжил Ватанабэ, отпуская растение и прохаживаясь по кабинету до своего стола. Когда он подошел, столешница встретила его мягким голубоватым светом. – Тилландсия… да. Испанский мох – так, кажется, называют это удивительное растение на Земле. Я помню, что пару лет назад был бум в сфере селекции аэрофитов – ведь именно их удобнее всего перевозить и содержать на других планетах. И тогда появился этот вид – модификация Джонсона… Поразительно.
Оониси упорно не понимал, что такого восхитительного видит Ватанабэ в уродливых розовых стеблях.
- Когда мне кажется, что все пропало, что я принял ошибочное решение и опускаюсь ко дну, я смотрю на этот цветок вечной жизни и понимаю, что все препятствия можно преодолеть. Какие бы стены ни ставили на нашем пути недоброжелатели – всегда есть способ проломить их. И этот способ – собственное упорство и настойчивость. Решительность. Целеустремленность. Уверенность. Вот те качества, которые воплощает в себе это удивительное растение, - Ватанабэ сел за стол и кивнул Оониси, чтобы тоже садился. – И если нам и стоит у кого-то учиться, - назидательным тоном продолжил он, - то не иначе как у самой природы.
- У природы, Ватанабэ-сама? – вежливо переспросил Оониси. – Разве эта… Тилландсия не модифицирована на генетическом уровне?
Ватанабэ поднял указательный палец.
- Верно подмечено, Рокуро-кун. Природа дает нам неограниченные возможности для самореализации и совершенствования, но… иногда природе надо помочь. Нам самим нужна помощь, чтобы выживать и обеспечить свою безопасность. И тут-то нам на помощь приходят высокие технологии.
Оониси молчал, не зная, что сказать и как начать свою исповедь, с которой он сюда пришел.
- Мир наш таков, - продолжал Ватанабэ довольно будничным тоном, - что в нем ты либо идешь по головам, либо кто-то пройдется по твоей голове. Гонка высокий технологий – заметь, звучит почти как гонка вооружений, да и по сути это одно и то же – никогда не даст нам покоя, и если уж я – или ты – хотим безопасности, придется бежать очень быстро. Отстать всего на шаг от других корпораций означает подставить им спину. И именно так мыслят многие – так, как я сейчас тебе говорю. Поэтому мы находимся в состоянии войны – ни больше, ни меньше.
И тут до Оониси дошло.
- Так вы все знаете? – воскликнул он. – Вы знаете про гайвера, Ватанабэ-сэмпай? – Оониси неосознанно применил суффикс, используемый в японском языке к наставнику, начальнику-покровителю.
- Безусловно, - внезапно взгляд Ватанабэ опечалился, но он был весьма польщен таким обращением. – Рокуро-кун… В том, что ты пытался скрыть от меня то, что произошло, нет ничего предосудительного, поскольку тобою движили благородные мотивы. Но все же я должен сделать тебе выговор за неисполнение служебных обязанностей, - голос его стал жестче. – Когда ты понял, что не в силах предотвратить катастрофу, ты должен был немедленно явиться ко мне!
- Именно это я и сделал! – воскликнул Оониси. – Пришел к вам! Сейчас.
- Это следовало сделать раньше! – глаза Ватанабэ блеснули сталью. – Ладно, что сейчас говорить, - смягчился он, заметив, как сжался Оониси. – Расскажи мне еще раз – что случилось. Возможно, я что-то упустил.
Оониси, конечно, догадывался, что от Ватанабэ не укроется ни побег Кольта, ни гайвера. И как бы ни стремился он это скрыть, рано или поздно это выплыло бы наружу. Например, сейчас. Изредка запинаясь и перескакивая с пятого на десятое, Оониси рассказал боссу о том, как сбежал Кольт, как его ловили всей службой безопасности, как после второго сигнала тревоги выяснилось, что из хранилища биобаков пропало два подопытных образца… Ватанабэ слушал, не перебивая, и лишь все больше хмурился. Как оказалось, про Серафима он не знал – знал только про погоню за Кольтом и перестрелку с гайвером внизу. Оониси и сам только недавно узнал, что, окромя гайвера, из хранилища выбрался еще один. Об этом сообщил ему один человек из службы безопасности, догадавшийся проверить хранилище после того, как гайвер куда-то исчез. Впрочем, о втором открытом биобаке он сообщил еще и Бутвуду… О последнем «образце» Оониси почти ничего не знал. Зато знал Ватанабэ, равно как и то, чем все это грозит.
- Гайвер, судя по всему, мертв, - завершил свой рассказ Оониси, готовый от стыда провалиться сквозь стеклянный пол и осколками перерезать себе горло. – Второй… который мальчик… сбежал. Но будьте уверены – мы его быстро поймаем… Ватанабэ-доно, - Оониси перешел на деловитый почтительный тон.
Ватанабэ вздохнул. Столько неудач за пару суток – с таким ему еще не приходилось сталкиваться.
- Это огромная потеря для всех нас, Рокуро-кохай, - жестко сказал он покровительственным тоном, вперив в своего заместителя взгляд черных и блестящих, как жуки, глаз. – Это мог быть великий прорыв… который закончился в итоге великим провалом.
Оониси потупил глаза, не в силах выносить этот взгляд. Вся его спесь и надменность, которую он демонстрировал в разговоре с Соммерсом, исчезла, когда он только вошел в кабинет Ватанабэ. Он знал, что на гайвера правящий круг Вейланд-Ютани возлагает большие надежды. Это действительно мог быть прорыв в области технологий – если можно было бы изучить и воссоздать его броню… Но теперь все потеряно.
- И в этом я не виню тебя, Рокуро-кохай, - повысил голос Ватанабэ. – И ты не смей винить себя, - он, будучи полукровкой, хоть и не особо почитал японские древние традиции, прекрасно знал, как чистокровные японцы, тем более из древних родов, искупают свои провалы. Самоубийством. - Если уж и искать виновных, так в службе безопасности, но я все же склоняюсь к мнению, что среди нас завелась крыса.
- Крыса, Ватанабэ-доно?
- Да, крыса. Кто-то, кто открыл хранилище и выпустил этих двоих.
- Вы думаете, что Кольт не имеет к этому никакого отношения, Ватанабэ-доно?
- Вариантов много. Возможно, Кольт – лишь отвлекающий маневр. А на базу проник диверсант… или он уже давно находится среди нас.
- Ватанабэ-доно… могу я спросить?
- Полагаю, можешь, Рокуро-кун.
Оониси немного помялся.
- Я рассказал вам о мальчике, который выбрался из хранилища… и вы ничуть не удивились. Вы знаете, кто это?
- Безусловно, - невозмутимо ответил Ватанабэ, сверху вниз глядя на Оониси. – Два года назад, если ты помнишь, на базу доставили два опечатанных биобака. В одном из них находился мальчик, известный нам под именем Серафим Эстель, - произнося имя сбежавшего заключенного, Ватанабэ слегка ошибся, и прозвучало это как «Сарафэм Астэл». – Очень немногие посвящены во все подробности этой операции, очень немногие… - он помолчал и продолжил. – Насколько мне известно, его взяли где-то на помойке, - Ватанабэ поморщился. – На одном из тех астероидов, которые используют для.. ну, ты знаешь. И привезли сюда.
- Зачем?
- Ты, вероятно, хочешь знать, что в нем такого особенного, - Ватанабэ задумчиво побарабанил пальцами по столешнице, на которой изредка мигали цветные огоньки, ибо весь стол его представлял собой большой компьютер. – Я и сам не раз задумывался об этом. Я бы так ничего и не понял, если бы однажды мне не шепнул кое-кто из совета директоров – а ему шепнул другой директор, которому шепнул об этом доктор Гарсия – об инциденте на космической станции «Ирийские сады»… ты об этом что-нибудь знаешь?
Оониси покачал головой.
- Нет, Ватанабэ-сама, - Оониси вновь использовал простое официальное обращение, осмелев и поняв, что взбучки не предвидится.
- Неудивительно. Об этом вообще мало распространяются. Те, кто знает, что случилось, не придают этому особого значения – ну мало ли, взрыв на станции, этим никого не удивишь. Но те, кто знают, что произошло на самом деле, предпочитают помалкивать.
Оониси навострил уши.
- Что конкретно произошло – не знает никто, да и вряд ли теперь когда-нибудь узнает. Выживших не было. Кроме одного – того самого мальчика, что сейчас бегает по нашей базе. Он опасен, Рокуро-кун.
- Я догадался, Ватанабэ-сама, - Оониси позволил себе тень иронии. – Иначе бы он ни был здесь.
- Его сдали те, на кого он работал. Продали нам. За кругленькую сумму, кстати, - по лицу Ватанабэ скользнула тень улыбки. – Этот мальчик, судя по всему, результат какого-то генетического эксперимента – именно так мне объяснили. Он вырабатывает какие-то формы энергии, которые нам неизвестны…
Ватанабэ замолчал. Оониси непонимающе взглянул на него, подняв глаза. Он решительно ничего не понимал, ибо Ватанабэ, вещающий о каких-то неизученных энергиях, был довольно непривычен. Ватанабэ и энергия были также несовместимы, как Соммерс и пышногрудые красавицы. От Ватанабэ привычнее всего было слышать такие понятия как «совокупный доход», «чистая прибыль», «стратегическое планирование», «закрытие квартала» и прочие управленческие заморочки. Но то, что он сейчас рассказывал, звучало почти как фантастика.
- Ты не понимаешь, - догадался Ватанабэ.
- Да, Ватанабэ-сама, - честно признался Оониси. – Сожалею, но… я действительно не понимаю.
- Я и сам не понимаю, - довольно добродушно ободрил его Ватанабэ. – Как я понял, этот мальчик – что-то вроде сверхпроводника, хотя… может быть, и нет. Он способен генерировать сгусток некой неизвестной нам материи и использовать ее для атаки или защиты – почти как в старых виртуалках, - Ватанабэ имел в виду виртуальные компьютерные игры в режиме реального времени, популярные лет двадцать назад. – В действии я это не видел, но этот парень может причинить нам много проблем, если захочет.
- Я видел, - вдруг сказал Оониси, внезапно поняв, что имеет в виду его начальник. – Я уже говорил вам, что видел на одной из камер, как экзоскелет Соммерса был внезапно поврежден… перед тем, как он раздавил гайвера. На другой камере я видел, одного человека в конце коридора – потом я догадался, что это был именно второй беглец. Я подумал, что экзоскелет мог отключиться по каким-то техническим неполадкам, но после того, что вы сказали…
- Я хочу видеть запись, - немедленно потребовал Ватанабэ. – Распорядись, чтобы мне прислали копию.
- Да, конечно, - заторопился Оониси. – Все будет сделано…
- Мы еще не знаем, какой силой может обладать этот мальчик, - надменно продолжил Ватанабэ, - но недооценивать его не стоит. Останки гайвера пусть отнесут в лабораторию – возможно, они еще пригодятся. Но мальчишку надо поймать. Рокуро-кохай… - Ватанабэ внезапно перешел на неофициальное обращение, - я надеюсь на тебя, - голос его зазвучал почти по-отечески. – Соммерс уже нам не понадобится – насчет него я тебе сообщу позже. И, Рокуро-кохай, об этом никто не должен знать! Никто! Бери на себя командование и сделай все, чтобы мальчишку взяли живым. Используй дротики с транквилизаторами, усыпляющий газ – что угодно. Сообщи охране, что  на базе диверсант – и все.
- Я все сделаю, Ватанабэ-сама, - Оониси склонил голову.
- Хорошо. А я схожу посмотреть, что осталось от нашего Новуса.
- Вы уверены, что хотите выйти? – забеспокоился Оониси. – Здесь безопаснее, чем снаружи.
Ватанабэ бросил на него презрительный взгляд.
- Рокуро-кун… могу ли я отсиживаться в бункере, когда снаружи разрушают вверенную мне собственность корпорации? Мы все допустили немало ошибок… но отнесись к этому, как к испытанию на прочность. Если не сломаешься – преодолеешь все, - казалось, Ватанабэ убеждал в этом скорее себя, нежели Оониси. Он повел рукой в сторону.
Обернувшись, Оониси увидел ядовито-розовое вьющееся растение, живучестью которого так восхищается Ватанабэ. Он понял.
- Все будет сделано, Ватанабэ-сама, - подобострастно заверил он его. – Вы можете рассчитывать на меня.
- Я знаю. Поэтому и поручаю тебе навести порядок. Ступай, - напутствовал его Ватанабэ.
Оониси поднялся и коротко поклонился. Не произнося больше ни слова, он вышел, и едва дверь за ним закрылась, Ватанабэ снова встал и пришелся по кабинету. Он еще некоторое время задумчиво созерцал живучее растение-аэрофит, пока не звякнул электронный колокольчик, оповещающий о том, что на его компьютер поступило новое сообщение – скорее всего, это Оониси прислал запись с камер слежения, на которой появляется Серафим, а экзоскелет внезапно падает на гайвера.

0

16

Кольт закрыл глаза, какой раз надеясь, что ему дадут нормально обдумать ситуацию.
«Провалятся я, конечно, здесь могу долго, но вот выполнить задание отсюда я никак не смогу. Сеть ведь обрезали. Значит, остается только одно - совершить новый побег. Но в таком состоянии я по вентиляции не то что долго не смогу лазить, я попросту не смогу в нее забраться, - в голове всплыла картинка вентиляционной решетки, присобаченной под самым потолком, - значит, нужно уйти другим путем».
Энтони для верности отобразил в голове скачанную им схему базы, и хоть инженерных коммуникаций, проходящих возле хранилищ, на ней не было, но другие - в основной части были. И, вертя в голове эту трехмерную модель, он изучал все мелкие нюансы и коммуникации вокруг медблока.
«Так, ммм, а вот здесь я смогу пролезть, и вход сравнительно низко. Но вот с вентиляцией там паршиво. Хотя, - он прошел по туннелю дальше, - вот здесь она будет отличной - и вентиляция, и позиция, и доступ должен быть отличным. Остается только одно - как туда добраться».
Кольт еще несколько минут лежал с закрытыми глазами, составляя новый хитроумный план. А затем попробовал подвигать ногами. Конечно, бинты не дали возможности их согнуть, но он хотел не этого, он проверял, будут ли они болеть, если их напрячь. И, довольный результатом, начал бегать глазами по сторонам.
«Вот медсестричка, может, она поможет мне», - подумал он.
И действительно - через некоторое время после ухода Саманты к Энтони подошла Юко и, включив ночной светильник, осведомилась, все ли в порядке.
Ближайший канал энергоснабжения проходил возле туалета, оставалось только как-то туда попасть. Кольт не переживал, что с простреленными ногами он не сможет передвигаться в таком месте, потому что из-за того, что в таких каналах наравне с энергокабелями были проложены и оптоволоконные кабели - такие туннели изгибались только плавно. Осталось только туда попасть, но, в принципе, для него это не было проблемой. Уже порядка восьми часов в него заливали жидкость. Осталось только организму напомнить, что ее залили очень много, и повод сразу найдется. И теперь, когда к нему подошла девушка, он слегка приподнявшись, попросил:
- Можно мне воды, а то совсем в горле пересохло? - для пущей убедительности он скорчил рожу котенка, просящего мисочку молока.
«Ну на такое ты точно должна купиться», - подумал он, глядя прямо в глаза Юко.
Юко робко улыбнулась и отошла. Вернулась она с пластиковым стаканчиком в руках и поднесла его к губам Энтони, чуть наклонив, помогая таким образом ему напиться. Поскольку руки парня были прикованы к поручням больничной койки, сам взять стаканчик он не мог. Изображая жертву, Энтони попал в цель – Юко была добра сердцем и принадлежала к такому типу женщин, которые не умели испытывать злость и ненависть. Юко никогда не была морально сильна, она была легко ранима и обидчива, могла запросто расплакаться при виде убитого животного. Она была как ребенок, понимающий, что жизнь жестока, но не могущий найти в себе силы противостоять им. Юко чувствовала, что Беккер терпеть не может Энтони – он сам говорил ей о том, что это шпион враждебной корпорации, убийца и опасный псих, и Юко верила ему… и одновременно не верила. Такой уж она была, что не могла относиться враждебно ни к кому, и, казалось бы, любой даже явно виновный преступник мог рассчитывать на ее сожаление.
«Жаль, - подумал Кольт, глядя на девчушку. - Ты очень сильно расстроишься, когда увидишь меня в деле», - почему-то он не сомневался, что такое случится, и уверенность в этом ему придавала мысль о том, что там, на два уровня ниже, выпущен на свободу зверь. И, как подсказывал опыт, медпункт скоро должен вновь начать заполняться ранеными, а морозилка - трупами. Для шпиона оставалось только выждать подходящий момент, и он должен был скоро наступить.
- Спасибо, - сказал он, закончив пить, - я думал, про меня тут все забыли. А оказывается, нет, - лицо его расплылось в легкой улыбке.
Юко поставила стакан на тумбочку и с беспокойством глянула в ту сторону, где недавно исчез Беккер. После разговора с Самантой Картер он долгое время просматривал данные с нейросканера, что-то отсылал Оониси и долго думал. Казалось, его ничто больше не интересовало, поэтому он велел Юко следить за порядком, а сам погрузился в свои дела.
- Может быть, ты есть хочешь? – осторожно спросила Юко, обнаружив, что Беккера в зоне видимости нет.
- Не отказался бы, но с прикованными руками я и ложку-то взять не смогу, - он бессильно шарпанул наручниками. Про побег тут даже и мысли не могло быть, боец с автоматом на стуле напротив был самым лучшим тормозом.
Юко глянула на охранника и поняла, что если она принесет Энтони поесть, ничего страшного не случится. С больными ногами, да еще и под охраной он никуда не сбежит – Беккер не будет злиться.
- Подожди, я принесу тебе еды, - сказала она.
Юко вышла из медблока, и Кольт снова остался один на один с равнодушным охранником и спящими ранеными бойцами. Было довольно темно и мрачно, лишь ночной светильник давал бледный свет.
Чем больше он лежал, тем больше к нему приходило осознание того, что в таком состоянии он не сможет пролезть возле линий энергоснабжения. Нужно было что-то придумать. Что-то дерзкое и выходящее за рамки логики. Из тоненьких мыслей текущей ситуации сплеталась коварная сеть, в которой главная роль отводилась этой сестричке.
- Подожду, куда я денусь, - с усмешкой ответил он.
В напряженном молчании прошло около пяти минут. Наконец Юко вернулась, улыбаясь, с легким пластиковым подносом, заставленном закрытыми пищевыми контейнерами и стаканчиком с кофе. Она поставила поднос на тумбочку рядом с Энтони и, пытаясь говорить строго, обратилась к парню:
- Я сниму наручники, но ты не должен пытаться сбежать. Это… ни к чему хорошему не приведет. К тому же, ты еще не можешь ходить.
- Понял, - и в знак своего понимания он кивнул головой.
Хотя насчет «ты не можешь ходить» он сомневался. Если кости не задеты, ходить можно, но очень медленно, опираясь на все вокруг. Но если кто-то будет помогать со стороны - это можно делать быстрее.
Юко отошла к столу Беккера и взяла из ящика длинный ключ-стержень. Вернувшись к Энтони, она вставила его в маленький замочек на наручниках и слегка нажала. Затем повернула на несколько оборотов. Механизм щелкнул и открылся. То же самое она проделала с его второй рукой.
- Можешь поесть, - сказала она, забирая железяки. – Только быстро, - она снова кинула тревожный взгляд в сторону стеллажей, среди которых пропал Беккер.
Разумеется, в том, что она принесла больному поесть, не было ничего плохого, но злить Беккера лишний раз не хотелось.
- Спасибо, - вновь поблагодарил он Юко, когда та сняла наручники. Боец от таких действий медсестры напрягся и подтянул автомат ближе.
«Не беспокойся, я не настолько дурак, чтобы сейчас дергаться, но время придет - и тогда посмотрим», - потерев запястья, на которых отпечатались борозды от наручников и слегка привстав, он потянул к себе миску с едой и ложку. Естественно, все пластиковое, и под действием горячей пищи от пластика пошел нехороший запах, но Кольту выбирать не приходилось, поэтому он жадно принялся поглощать еду с умиленным видом.
Юко отошла к соседним койкам проверить, как чувствуют себя раненые, изредка поглядывая на Энтони. Но тому, казалось, даже не приходила в голову мысль о побеге. К тому же, за ним неустанно наблюдал охранник. Ну как тут можно убежать?
Наминая не очень вкусную, но питательную еду Кольт вновь предался размышлениям о побеге: «Если снова сбег вентиляцию, точно заблокируют. Возле силовых кабелей может просто убить током. А значит, остается только одно - пройти по коридору, что равняется несусветной глупости, разве что можно будет кого-то завербовать на свою сторону. Да и при этом придется сыграть роль защитника. О, точно, можно заделаться героем, помогающим справиться с Новусом. На роль помощника подойдет сестричка. Остается только как-то выбраться из медпункта вместе с ней, и при этом она должна мне верить», - именно с этого момента начинались проблемы, ведь убивать, взламывать системы и потом выставлять все это в хорошем свете было очень трудным занятием даже для Кольта.
Закончив поглощать еду, он облизал ложку и вместе с миской поставил рядом на столик.
«Ну что же. Будем ждать удобного момента. А пока», - он разлегся на кровати и раскинул руки в стороны, так, чтобы, если Юко подойдет, ей было не сложно его наново приковать к постели.
Заметив, что Энтони поел, Юко снова молча надела на него наручники и присела рядом. Охранник заметно расслабился.
- Ну как, наелся? – спросила она вполне дружелюбно.
- Да, - с довольным видом ответил он.
Юко кинула одноразовую посуду в мусорку, затем вновь посмотрела на Кольта.
- Доктор Кенски посмотрит твои ноги через пару часов, - сказала она. – Может быть, тебе поспать?
«Бежать или поспать - вот в чем вопрос, - подумал он и улыбнулся внутри себя. И сразу же поймал себя на мысли, что, попав на эту базу, он уж очень много улыбается. - То ли атмосфера такая, то ли мне уже совсем крышу сняло, - отвлекся он от основного вопроса, - наверное, посплю, если мне проведут лечение и немного поправят ноги, будет больше шансов на удачный побег. А за это время Новус должен достаточно наворотить на базе, чтобы полностью перетянуть на себя все внимание», - конечно, он не знал про сражение, которое прошло на нижних уровнях.
- Поспим, - сказал он и закрыл глаза.
Юко забрала пустой поднос и отошла, погасив ночной светильник. Столкнувшись по дороге с Беккером, она рассказала ему, что принесла Энтони поесть. Беккер нахмуренно выслушал ее, но, не найдя возражений, только кивнул и сказал, что, в принципе, в этом нет ничего плохого. Обрадовавшись, что Беккер не злится на нее, Юко упорхнула по делам. Беккер несколько минут молча созерцал освещаемые слабым светом койки, заполненные ранеными солдатами, потом перевел взгляд на темнеющий вдали силуэт койки, на которой разместили Энтони. Покачал головой и, думая о чем-то своем, вернулся за рабочий стол.

0

17

С бешено стучащим от небольшого испуга сердцем парень уже вовсю несся в неизвестную даже ему самому сторону. По его душу наверняка уже выслали бригаду спецназа или хотя бы простой охраны, а потому времени стоять на месте парень просто не находил, впрочем он и не мог позволить себе бежать вслепую. Остановившись и попытавшись сориентироваться, парень неожиданно для себя решил, что на этой базе выход мог быть намного ближе, чем кажется на первый взгляд. Те белые воротнички, с которыми он встречался некоторое время назад, должны знать, где он находится. Далее он вспомнил вызванную ими же охрану и того мужика, который, кажется, был у них главным.
«- Стоп… - Парень задумался. – Эта зараза говорила про какого-то Кольта. Он был уверен, что это какой-то агент конкурентов. Если он прав, то он сможет мне помочь. Надо его найти. Только вот куда я забежал?»
Серафим осмотрел местность, пытаясь определится с дальнейшими действиями.
Оставшиеся в одиночестве медики усиленно ломали головы над тем, как им открыть люк экзоскелета и вытащить незадачливого Соммерса, как вдруг с другой стороны коридора возникло какое-то движение. Они оба немало удивились, заметив, что в коридор пожаловало аж шестеро вооруженных людей из корпоративной охраны. Все как на подбор в черных комбинезонах, с масками на лицах, при оружии… Прям спецназ какой-то. Не успели они опомниться от удивления, как их тут же со всех сторон начали «пытать» на предмет того, куда смылся тот парень, с которым они недавно разговаривали.
- М-мы не знаем, - запинаясь, твердили парни. – М-мы тут… случайно оказались. Мы т-ту вообще… это…»
Поняв, что от этих перепуганных ничтожеств ничего не добиться, командир группы связался с Оониси. Тот, прекрасно все видевший на камере слежения, сказал, в какую сторону побежал Серафим. В диспетчерской он уже давно следил за перемещениями парня на камерах. Серафим был почти в буквальном смысле пойман за хвост. Убедившись, что погоня не остановилась, Оониси переключился на Соммерса и приказал выслать на этаж группу технарей, которые могли бы открыть экзоскелет. Но не из жалости к Соммерсу, а от желания поскорее поквитаться с ним.
Тем временем ничего не подозревающий о погоне Серафим заметил, что снова оказался в толпе людей. Ну ладно, не в толпе, но в весьма обитаемом коридоре, наполненном голосами, цоканьем каблуков и звонким смехом. Он убежал уже довольно далеко от места недавней бойни и потому мог предположить, что эти люди еще ничего не знают о ликвидации гайвера. А также о том, что его, Сима, нужно ловить. Пока он стоял и размышлял о том, что делать дальше, какой-то не в меру церемонный офисный планктон, проходя мимо, ощутимо толкнул его плечом. Случайно, конечно, зато стаканчик с кофе, который он держал в руке, дрогнул, и кофе расплескался по голубому рукаву отутюженной рубашки работника.
- Ай! – манерно воскликнул тот, возмущенно глядя на Сима. – Пра-ативный ка-акой! – протянул он, морща изящный носик.
«Опять эти пидарасы», - молча подумал парень и огляделся на предмет быстрого сваливания, но в такой одношерстной толпе людей мог потеряться разве что такой же человек. Хитрый план созрел быстро.
- Послушай, голубчик, – начал говорить медовым голоском Серафим, игриво хватая галстук этого планктона. – Где бы мы могли надолго уединиться, без лишних глаз и ушей, и камер?
- Что-о? – тоненьким голоском взвизгнул планктон, роняя стаканчик. – Отвали от меня, грязный извращенец!
Вокруг разыгравшейся сцены уже начали собираться любопытствующие зеваки.
- О боже, а ведь так похож… на этих. – Вздохнул парень, на этот раз хватаясь за шкирку. Через секунду в руке парня появился сиренево-красный шар энергии размером с теннисный мячик. Миндальничать парень уже не собирался, один хрен - он уже привлек внимание. – Удивлены? Ваше начальство держит таких, как я, внизу. А теперь, если хотите жить, говорите, как отсюда свалить. На начальство можете не надеяться, вы для них расходный материал, который можно быстро заменить. Особенно он.
Серафим ткнул сферой в невезучего офисного работника и подпалил щеку.
Планктон заверещал и принялся истерично что-то орать и звать на помощь. Аккомпанементом ему послужил общий хор завываний и визгов – короткую речь Сима никто не слушал, все дружно поддались панике. Коридор заполнился криками, визгами и бессмысленным гулом. Перепуганные офисные работники ломанулись кто куда, спешно спасая свои задницы.
- Ну что за стадо? – Разочарованно произнес парень, если бы у него не были заняты руки, он бы уже одну из них положил на лицо, символизируя полное разочарование. Вместо этого он с жалостью посмотрел на своего заложника. – У тебя такие верные товарищи, так и спешат спасти ненаглядного.
Устав слушать этот хор паники и мокрых штанов Эстель, пальнул слабым лучом из сферы несколько раз над головами беснующихся зайцев и заорал.
- Вы не поняли!? Вы заложники!!! А ну все лежать!
Коридор стремительно пустел. Те, кто успели убежать, продолжали поспешно удирать. Кто не успел – повалились на пол и накрыли головы руками.
- Молодцы. - Кивнул парень продолжая удерживать своего "любимого" заложника рядом. - А теперь повторю вопрос. Как отсюда свалить? Где ангар, коды для взлета бла-бла-бла и т.д. и т.п.
Ответом ему было лишь хоровое жалкое всхлипывание.
Задавая вопрос, Серафим допустил непростительную ошибку – он забыл, что в обществе, где всем правит коллективный разум, надо ставить вопрос конкретному человеку, а не всем сразу, ибо во втором случае каждый стремится сделать вид, что его «хата» с краю, и пусть за него отдуваются остальные. Пока он пытался добиться что-то от перепуганных людей, со стороны лестницы довольно отчетливо послышался топот приближающихся шагов. Кажется, по пятам за ним мчалась группа людей и с явно недобрыми намерениями.
Серафим уже начал жалеть бедных главарей этой базы, у которых ТАКИЕ подчиненные на административном уровне. Похоже, от этого жалкого сброда ничего не дождешься.
- Ну, а ты, сладенький? – издевательски произнес Эстель и приблизил его поближе. – Есть идеи, как можно покинуть базу? Например, что вы будете делать при эвакуации?
- Т-т-там! – перепуганный человек указал трясущейся рукой куда-то за спину Эстеля. – Л-л-лифт в анг-гар! Нав-верх.
- Вот, молодец. – Парень хлопнул своего заложника по груди, но не отпускал, потом он повернулся к остальным и сказал. – Ребят, можете петь этому парню дифирамбы, он вас спас, пока.
Он двинулся к лифту, потянув за собой бедного работника стула и компа, после чего нажал на кнопку вызова.
Слишком медленно. И очень невовремя.
- Стоять! лежать! руки вверх! – воздух прорезали одновременно сразу несколько криков.
Это подоспевшая охрана Оониси спешила догнать Серафима.
- Аа-а-а, ловите его! – снова заверещал схваченный Симом офисный планктон. – Он пидарас!!!
- Чего!? – охренел от такой наглости Эстель и поставил парня перед собой в качестве живого щита. – Ты, наверное, рад, что защищаешь пидараса своим телом. Да у нас любовь, видать.
Парень был зол, немного, он понимал, что за ним придут, а учитывая, сколько времени прошло, пока он выуживал информацию из планктона, было вообще удивительно, что за ним так долго идут. На всякий случай Серафим поставил вокруг себя щит, скорее всего эти парни плюнут на заложника.
- А вы, – обратился он к охране, - сначала определитесь, что мне делать, а потом решаем, вести диалог или драться.
Паникующий офисный планктон портил свою картину красивого побега. А еще он мешал стрелять – не то чтобы на базе особо дорожили жизнями простых работников, но лишние смерти тоже были ни к чему, ибо недостаток кадров и периодические скандалы только испортили бы Вейланд-Ютани репутацию. Приходилось создавать иллюзию заботы о персонале.
- Чего ты хочешь? – спросил один из охранников, чье лицо было закрыто шлемом, и потому голос звучал приглушенно.
- Уйти с этой базы, - только и сказал Серафим, время паники и излишней болтливости для него кончилось.
- И куда же ты пойдешь? - рассмеялся охранник. - Дышать метановой атмосферой?
- Просто дайте мне челнок для эвакуации с навигационной картой. - Смех этого охранника чертовски раздражал, но он был в чем-то прав. Серафим не подумал о том, как будет выбираться, когда доберется до ангара.
- На базе нет челноков для эвакуации, - уверенно заявил охранник. - Только в подземном городе. Карты есть, но они находятся в картографическом хранилище.
У Эстеля явно дернулась бровь и он с нескрываемой жаждой убийства посмотрел на своего заложника.
Охранник сделал попытку пожать плечами, но это получилось у него довольно нелепо из-за бронекомбинезона.
- Убей это офисное ничтожество – и что дальше? Ты не подумал о том, что отправишься следом?
При этих словах перепуганный работник затрепетал и затараторил что-то неразборчивое.
Парень цыкнул, пока все было против него, но они ещё не стреляли, значит все ещё есть шанс договорится.
- Кажется, с вами конструктивного диалога не получится. Свяжитесь с главным, я поговорю с ним.
- С главной службы безопасности? – усмехнулся под шлемом охранник. – Увы – он заперт в экзоскелете. А его ближайший помощник доставлен в медпункт с тяжелым ранением… Впрочем, у меня к тебе предложение.
Остальные охранники зашевелились. Они не знали, что задумал их командир, но звучало это подозрительно.
- С главой этой базы, – поправил Серафим, заметив, впрочем, что парни зашевелились не просто так. – А если собираешься меня отправить туда же, куда и того однорукого бандита, то не советую. Нулевой импульс 60%, сфера.
С этими словами в свободной руке Эстеля появилась энергетическая сфера сиренево-красного цвета и размером с волейбольный мяч.
- Это концентрированная нулевая энергия, сжатая в виде сферы, – начал пояснение парень, подбрасывая её, как игрушку. – Если выстрелите, она взорвется и, естественно, вы будете в зоне поражения. Сделаете шаг назад - и она полетит в вас. Продолжаем диалог?
А вот это было уже некоторой неожиданностью для самоуверенного насмешливого охранника, который полагал, что загнал беглеца в угол. Фокус, проделанный Серафимом, был в его понимании на уровне чего-то сверхъестественного, однако сомневаться было не в его правилах. Вообще сомневаться и бояться корпоративной охране было не положено.
- Продолжаем, - согласился охранник, не выпуская из рук оружие, которое по-прежнему было направлено на Серафима. – Однако на твоем месте я бы не очень рассчитывал на то, что мы струсим. Мы-то люди, но те, кто стоят выше, ценят жизни наши и твою не выше табуретки. Если для твоего уничтожения понадобится еще лишить жизней мой отряд, они сделают это не задумываясь.
Охранник довольно сильно блефовал, хотя доля истины в его словах была. Ватанабэ и Оониси, разумеется, не станут церемониться, если дело дойдет до приказа уничтожить Серафима, но пока ситуация была еще не такой критичной. И, конечно, уничтожать Сима они не собирались. Но вот Симу-то откуда это было знать?
- И тебе это нравится? Когда тебя ставят в положение расходного материала? – с интересом спросил Эстель. – Это дело ваше, конечно, но на вашем месте я бы свалил отсюда раньше, чем мне всадят пулю в лоб за ненадобностью. В любом случае, я могу поговорить с главным яйцеголовым этой базы?
- Полагаю, можешь, но придется подняться в его кабинет. Однако я бы на твоем месте этого не делал. И ты, и я с моим отрядом хотим одного и того же – чтобы тебя здесь не было. Нам ни к чему лишние смерти, а тебе не нужна база. Поэтому будет обоюдовыгодным решением отправить тебя с базы, - уверенно вещал охранник. – Я дам тебе свой ключ, и ты сможешь подняться наверх, там взять машину и уехать в подземный город. А оттуда – в космопорт, и как ты выберешься с планеты – уже неважно. Но с базы ты уйдешь и будешь в безопасности, если сделаешь это тихо. Поэтому брось это офисное быдло и вали отсюда.
- И ты думаешь, я тебе так легко поверю? Вам ведь было приказано меня поймать и отправить как минимум назад в цистерну, – Серафим склонил голову на бок. – Ладно, предположим, я поступлю по-твоему, но как вы будете отчитываться перед начальством?
Это не было ни проявлением заботы, ни чем-то подобным, Серафим просто проверял уровень мотивации охранника.
- Вообще-то нам приказано тебя убить, - небрежно бросил охранник. – Но у тебя заложник, а лишние смерти ни к чему. Разумеется, этот быдлёнок не так уж нужен, но всем будет лучше, если мы разойдемся тихо и мирно. Местному начальству, поверь, будет даже в радость знать, что ты теперь – не наша проблема, а городской администрации.
Слова Серафима о некой цистерне не произвели на него никакого впечатления – как бы ни старался Оониси представить беглеца простым диверсантом, проникшим на базу, благодаря Бутвуду уже половина службы безопасности знала, что Серафим сбежал из подземелий базы. Это была его своеобразная месть за грубый тон Оониси.
- Ой, не ври, парень, – хохотнул Серафим. – Я и сам принадлежу к научным кругам благодаря родителям и вполне осознаю свою ценность как подопытный материал. Даже тот терминатор в броне вам был нужен живым, иначе бы экзоскелет его уничтожил сразу же, как поймал. В любом случае, договариваемся так. Вы разряжаете свое оружие, бросаете мне под ноги и сами раздеваетесь. Естественно броньку и карту так же бросаете в мою сторону. Потом один из вас идет со мной и сопровождает меня, пока не покинем базу.
- А вот так не пойдет, - покачал головой охранник. – Заметь, нас больше, и оружия у нас тоже больше. Твой мячик, может, и взрывается, но без паролей и кодов тебе никогда не выбраться с базы. Тебя просто не пропустит охранная система верхних уровней. Ты можешь убить всех нас и это быдло офисное – и что дальше? – охранник говорил будничным тоном, словно призывая школоту к порядку. – Я тебе предложил шанс уйти тихо и остаться в живых, но ты предпочитаешь снова рисковать жизнью один против всей базы. И да, карты у меня нету – я же сказал, что все карты хранятся в специальном архиве.
- Ладно, уломали. – Серафим отпустил заложника и тот рухнул на пол как мешок с картошкой. Кажется, он просто отрубился от страха во время разговора. – Давай свой ключ и веди к лифту. Там разойдемся, только с условием, что твои архаровцы быстро покинут этаж.
- Отлично! – прогудел охранник. – Лифт за твоей спиной. Протяни руку и нажми кнопку.
Парень нащупал рукой кнопку и нажал её.
- Ребят почему вы ещё здесь? – Не понял Эстель. – Разбежались!
В это время Оониси после состоявшегося у него разговора с Ватанабэ тщательно разработал план дальнейших действий. У отряда, что он послал за Серафимом, не было всего того, что рекомендовал использовать Ватанабэ – ни дротиков с транквилизаторами, ни усыпляющего газа. Зато он быстро придумал кое-что интересное и связался с командиром отряда. Пока Серафим выдвигал свои условия, он отчетливо говорил все эти инструкции в микрофон, а командир внимательно слушал и запоминал. Отправить Серафима на лифте – идея, конечно, неплохая, но мала вероятность, что парень купится на эту простенькую уловку. Поэтому Оониси отправил следом четверку ловких парней, которые были уже на подходе. Оставалось только потянуть время. Двое из них шли той же дорогой, что и преследователи Сима, а еще двое на всякий случай засели неподалеку в вентиляции.
- Расходитесь, - бросил своим командир отряда. – Доложите Соммерсу, когда его вытащат, о том, что преступник покинул базу.
Сказано было только для виду, хоть и весьма убедительно. На самом деле у всего отряда уже были свои инструкции от Оониси по внутренней связи, которые Серафим, не обладающий хитрыми наушниками, слышать не мог. Лифт загудел и начал спускаться.
- Там наверху есть ангар, - сказал командир отряда, когда остальные охранники разошлись. Разумеется, все они остались неподалеку, но вне зоны видимости и слышимости. – Там стоят наземные машины с закрытыми кабинами с искусственной атмосферой внутри. Ты сможешь уехать в город, в городе есть космопорт, из которого ежедневно отходит транспорт на Нью Иден. Билет получишь легально по моей магнитной карточке, - продолжая удерживать оружие, охранник полез в карман и извлек магнитный ключ. – Я скажу, что ты украл ее у меня. С Нью Идена ты сможешь улететь куда угодно, хоть на Землю.
- Спасибо за информацию. По крайней мере, понятно, теперь как отсюда выбраться. – Серафим забрал из рук охранника ключ, не отрывая глаз от его оружия, дабы тот не учудил чего. – Хотя меня, напрягает твоя покладистость.
- Вот еще, - фыркнул охранник. – Я просто хочу, чтобы ты скорее свалил отсюда и не мешал людям работать. Учти, будешь выделываться – пристрелю.
- Ну-ну, – ухмыльнулся Сим. – Не советую.
Сзади послышался звук открывающихся дверей лифта. Внутри никого не было, что заверило Сима в правдивости слов этого охранника, значит, он действительно собирался его отпустить. Однако в душе все равно что-то свербело, неприятное чувство. Он зашел внутрь, нажал кнопку этажа и лишь когда двери закрылись, сфера в его руке потухла словно свеча.
Однако не успели двери закрыться полностью, как между ними встрял тонкий шланг, из которого повалил густой белый дым… Сим, не ожидавший такой стремительной развязки, не имел никаких шансов. Даже успей он задержать дыхание – бежать ему было некогда, и рано или поздно он бы вдохнул токсичную смесь. По правде говоря, это был всего лишь усыпляющий газ, и вреда никакого он парню не причинил. Серафим, так и не осознав толком, что произошло, почувствовал, как ноги его подкашиваются, все тело слабеет и растворяется в молочно-белом тумане… А после этого наступила темнота. Симу казалось, что он сорвался с края обрыва и несется вниз, в ущелье, на дне которого лениво плещется вода…
- Ну все, хватит, а то сдохнет, - сказал охранник, наблюдая за тем, как два человека держат баллон с газом около лифта.
Баллон был маленький, длиной не больше метра и объемом около пяти литров – очень удобный при переноске. К тому же, Симу хватило совсем немного этого вещества, чтобы вырубиться. Они вытащили шланг, и лифт закрылся, увозя парня наверх. Там его заберут предупрежденные только что охранники… Кажется, все закончилось успешно. Услышав о том, что операция завершена, Оониси вздохнул с облегчением. На этот раз он не ударил в грязь лицом перед Ватанабэ и в точности выполнил его инструкции.
Командир посланного следом за Серафимом отряда вздохнул и снял шлем. Затем вытер со лба холодный пот. Да-да, напряженный был диалог, но оно того стоило. Стоило нести полную чушь про Нью Иден, про подземный город и космопорт… И про то, что на базе нет аварийных челноков. Пользуясь тем, что Серафим ничего здесь не знает (да и откуда ему знать?), он наговорил с три короба, зато так, что выглядело это довольно убедительно. Так убедительно, что этот мальчишка купился. Даже странно… Он думал, что Оониси велит пустить газ прямо здесь, в коридоре, но Сим сам ступил в лифт, и поэтому усыплять весь отряд не было необходимости. Обошлись без жестких мер. Впрочем, про карты он сказал чистую правду и, вспомнив об этом, усмехнулся про себя. Конечно, Оониси дал ему четкое распоряжение – парня брать живым. Не дать ему уйти. Поэтому пришлось постараться, убеждая Серафима, что никому он здесь не нужен, и командование радо будет видеть его где-нибудь подальше отсюда. Импровизация, пусть и не очень хорошая, удалась, и Эстель поверил в откровенную ложь. На самом деле первоначальной идеей охранника было отослать его в лифте наверх, а после этого предупредить охранников наверху, чтобы они «встретили» его. Пальнули издалека дротиком с транквилизатором, например. Но Оониси предложил более надежный способ – послать в коридор четверых парней с баллонами, которые распылили бы в округе усыпляющий газ. Отряду охраны это вреда бы не причинило, зато Серафим попался бы живым. Однако все сложилось куда удачнее.
Когда лифт достиг высшей точки базы и открыл двери, предупрежденные охранники, предварительно надев шлемы с респираторами, вытащили из окутанного белыми клубами лифта бесчувственное тело Серафима. После чего поволокли куда-то на другом лифте – Эстель попался уже второй раз. Не судьба ему, что ли, красиво сбежать?

0

18

Отряды ЗВ-1 и ЗВ-2.

Ну а что же небезызвестный отряд ЗВ-1? К сожалению, в этой мясорубке он остался не у дел, и оба отряда – ЗВ-1 и ЗВ-2 – подоспели как раз к завершению «вечеринки». То ли, привыкнув постоянно быть в центре жарких событий, О’Нилл расслабился, то ли их судьба миловала, и гайвера обезвредили раньше, чем ЗВшники столкнулись с ним второй раз. Как же это произошло? Все просто: пока Саманта мило беседовала с Беккером в медблоке по «делу Кольта», О’Нилл, устав ее ждать, отправил Дэниела и Джонаса в штаб местной охраны – так, на всякий случай. Там-то эти двое на свою беду столкнулись с гайвером, который едва их не убил, но, к счастью, оба отделались только легкими ушибами. Они и Саманта подоспели на место встречи отрядов почти одновременно и наперебой стали выкладывать новости. Примерно десять минут ушло на то, чтобы разложить все «по полочкам».
- Значит, что мы имеем, - говорил Джек, выслушав рассказы Саманты, Дэниела и Джонаса. – Тот, кто устроил очередную тревогу – скорее всего, тот тип в броне, которого вы видели внизу. Не удивлюсь, если он просто сумасшедший. А что касается Кольта… мда, сложная ситуация и куча загадок, но оно к лучшему, что сейчас он под замком. По крайней мере, не сумеет ничего натворить.
Саманта с сомнением покачала головой, но спорить не стала. Она и сама не была уверена, что Кольт сможет как-то навредить базе и ее персоналу, будучи прикованным к медицинской койке. Сейчас проблемой номер один был странный пришелец. Дэниел мимоходом отметил, что увиденное ими существо напомнило ему пришельца, вышедшего из Звездных Врат два с лишним года назад, который взорвал старую Шайеннскую базу. Сам он при этом не присутствовал, зато красочные рассказы Джека и Саманты дали ему достаточно полное представление. Услышав об этом, О’Нилл и Саманта принялись вытрясать из него подробности – они прекрасно помнили, какой им пришлось пережить ужас после визита на базу точно такого же существа. Сверив события в памяти с рассказом Дэниела, оба пришли к выводу, что агрессор из их родной реальности и этот, на базе Ханикомбы, совпадают по описанию.
- Возможно, это отдельная раса, - предположила Саманта. – Или какая-то корпорация, которая выпускает такую броню и оружие.
- Или один и тот же персонаж, - ввернул Джонас, который с широко раскрытыми глазами выслушивал краткий пересказ взрыва на базе. Ему и раньше рассказывали о том, что база уничтожена, но без подробностей, сам же он решил, что во всем виноваты имперцы.
- Если вы не ошиблись, и этот товарищ настолько опасен, мы должны остановить его как можно быстрее, - рассудительно заметил до сих пор молчавший Харрингтон. – А то вслед за Шайенном взорвется и Ханикомба.
Дэвид Харрингтон был в числе эвакуированных в день атаки гайвера на базу и прекрасно помнил, что на месте грозного военного объекта остался лишь рыхлый котлован. Повторения истории ему вовсе не хотелось.
- Нужно предупредить охрану! – начал излагать свои планы Камерон Митчелл. Он в тот печальный день не находился под горой Шайенн, но рассказов очевидцев ему было достаточно, чтобы поблагодарить Бога-Императора за то, что он находился за несколько сотен километров. – И достать оружие.
- Я думаю, охрана уже в курсе, - возразил Дэниел.
- Но они понятия не имеют, ЧТО бродит по их базе, - согласился с Митчеллом Джек. – Разделяться больше не будем – без раций мы потом друг друга не найдем. Держимся рядом и идем поднимать базу на уши.
- Как? – не поняла Саманта. – Охранники неизвестно где – Джонас и Дэниел проверили.
- Тогда вломимся сразу к Ватанабэ, - решительно объявил О’Нилл. В момент опасности он был склонен к прямолинейным поступкам. – Или он наконец поднимет свою ленивую задницу – или мы сами будем действовать!
Решимость и гнев О’Нилла были настолько заразительны, что вся компания попыталась вот так, скопом, вломиться в приемную Ватанабэ, но их остановили несколько охранников и Оониси. Первый помощник администратора с виноватой улыбочкой заявил, что господин Ватанабэ занят, и им лучше подождать снаружи. В ответ на гневные заявления о том, что базе грозит опасность, он невозмутимо попросил не кричать и довериться службе безопасности – мол, все под контролем. Покричав и побуянив еще немного, ЗВшники ушли ни с чем. Разговаривать с «непробиваемым» японцем было все равно что разговаривать со стеной.
- Ну попробовать стоило, - с чувством выполненного долга сказал Джек. – Мы пытались честно им сказать. Не хотят слушать – значит, мы с чистой совестью можем начать действовать как считаем нужным, - это прозвучало как угроза.
Заявление О’Нилла вызвало общее одобрение, и вскоре вся большая компания из семи человек шумно неслась вниз по лестнице – туда, где зазвучала стрельба. Однако база оказалась такой большой и запутанной, что оба отряда потерялись в ее коридорах и долго плутали, пытаясь выйти на громкие звуки битвы. Когда они подоспели в пыльный, засыпанный штукатуркой коридор, выяснилось, что они опоздали. Посреди коридора развалился огромный боевой экзоскелет, щедро присыпанный сверху цементной пылью и обломками арматуры, медицинский персонал в светло-салатовых халатах уносили куда-то носилки с ранеными, а люди в форме службы безопасности пытались что-то выяснить у двух медиков, суетившихся возле экзоскелета. Словом, к их появлению все было кончено.
- Мы опоздали, - то ли с облегчением, то ли разочарованно сказал Чед Ремси.
На его реплику никто не обратил внимания. Едва охранники скрылись в другом конце коридора, на лестнице, подоспели какие-то техники и принялись открывать люк экзоскелета. О’Нилл, Ремси и Харрингтон бросились им помогать, попутно выясняя, что произошло. Через несколько минут, пока Ремси возился с заклинившим люком, они уже имели примерную картину действий: псих в броне ворвался в коридор, напал на охранников, а потом подоспел генерал-майор Соммерс в экзоскелете и поймал его. В принципе, это было понятно и без рассказов, но вот что произошло потом, и как экзоскелет оказался на полу – никто не мог объяснить. Версий уже рождалось множество, но была ли хоть одна из них правдивой – не знал никто. В одном все сходились – экзоскелет по непонятным причинам упал на гайвера и, кажется, раздавил его. Но как ни хотелось ЗВшникам взглянуть на гайвера, машина была тяжелой и неповоротливой – сдвинуть ее человеческими усилиями было нереально.
Наконец люк был снят. Ругаясь неизвестными словами, Соммерс сам, без помощи, вылез на свет бо… хм… электрический - и сразу же потребовал работающий передатчик для связи с Оониси. Отмахнувшись от медиков и пытающегося заговорить с ним Камерона Митчелла, он отошел в сторонку и о чем-то недолго ругался, сжимая в руках крохотный микрофон. До ЗВшников долетали отдельные слова вроде «подопытный», «угроза», «ответственность» и «денежки». Соммерс явно был не в духе. Он ничуть не пострадал, хоть и имел несколько ссадин на скулах – однако это его нисколько не беспокоило. Из открытого люка экзоскелета валил едкий дым, внутри искрили оборванные провода. Соммерс ушел, а в коридор стали прибывать новые люди и новая техника. Кажется, экзоскелет собирались оттаскивать. Окинув взглядом разворачивающееся действо, О’Нилл сделал вывод, что больше здесь делать нечего. Они опоздали.
Возвращаясь назад, они активно строили версии, откуда гайвер взялся на базе. Собственно, слова «гайвер» они не знали, предпочитая называть Новуса нейтрально «псих». Этот термин, появившись с легкой руки О’Нилла, неожиданно прижился в отношении Новуса. Отряхивая с плеч строительную пыль после пребывания в «коридоре битвы», ЗВшники брели в неизвестном направлении, обсуждая последние события. Так как с Новусом все было неясно, они постепенно перекинулись на базу, Ватанабэ, хакера Энтони и вообще современные компьютерные технологии. Найдя рядом с кофейным автоматом чей-то забытый журнал «Нэшнл Текнолоджи», Джонас подобрал его и стал читать вслух последние новости высоких технологий.
- «Одним из наиболее широко распространенных сегодня методов биометрической аутентификации по праву можно назвать распознавание пользователя по отпечатку пальца. Однако исследования в этой области активно ведутся также и в других не менее перспективных направлениях, таких как, например, аутентификация по сетчатке глаза, венозному рисунку, лицу (относительное расположение и форма глаз, носа, скул). На проходящей в Лас-Вегасе выставке CES 2230 внимание общественности привлекла израильская компания АйДезия, представившая систему аутентификации по электрокардиограмме. Напомним, электрокардиограмма представляет собой запись электрической активности мышц сердца. Система АйДезия опирается на тот факт, что образцы электрокардиограмм являются в большой степени уникальными. По словам разработчиков, точность их системы составляет около девяноста девяти процентов»…
- Ерунда, - перебил его О’Нилл. – Я про это слышал еще в Империуме. Если они только спустя двести лет научились делать такое – я разочарован в человечестве.
Сказано было в шутку, но Саманта внезапно совершенно серьезно его поддержала:
- На самом деле я тоже ожидала большего, - сказала она. – Все эти "атомные" чипы Интел со встроенным видеоядром и принтеры размером с ладонь были в проекте еще в доимперские времена. Нет, я не спорю, что системный блок в форме цветочного горшка – это оригинально, но в плане развития технологий принципиально ничего не изменилось. Изменилась лишь обертка, но суть осталась прежней. Те же кремниевые микросхемы, мобильники на солнечных батареях и прочая ерунда.
Повисла пауза – все пытались понять, что хочет сказать Саманта.
- Когда мы узнали о том, что нас занесло в 2230 год, - начал Дэниел, поправляя очки, - я испугался, что этот мир окажется настолько нам чужд, что мы просто не выживем. Изменится не только общество и технологии, а сама суть существования человечества, изменится структура государств, устои общественного поведения, концепции жилья, работы, семьи… И это будет настолько чуждо нам, что мы никогда это не примем и не поймем. На первый взгляд так и казалось, но потом выяснилось, что все не так уж сложно. Технологии шагнули вперед, но… не то чтобы уж слишком сильно.
- Вы тоже ожидали летающих наногородов и виртуальных реальностей, как в фантастических фильмах? – усмехнулся Камерон. – И что всю вашу память можно будет вместить в маленький наночип? В Империуме все грезили нанотехнологиями и этой… как ее… технологической фигней…
- Технологической сингулярностью? – подсказала Саманта.
- Да! – обрадовался Камерон. – Именно это слово! В общем, новое поколение айфончиков оказалось не таким уж сложным.
Дэниел незаметно хихикнул, вспомнив, что этой ночью читал о кончине корпорации «Эппл».
- Джебб говорил, что эра Интернета закончилась, - вспомнил Джонас. – Что протоколы ти-си-пи-ай-пи больше не используются, что больше не нужны антивирусы, что все эти порты и пакеты данных остались в прошлом… Когда он это сказал, я подумал, что свершилось нечто грандиозное, прорыв в мире высоких технологий, с которыми нам никогда не разобраться. А оказалось все не так катастрофично, когда мы пресекали атаку Кольта.
- Да, - согласилась Саманта. – Мир будущего оказался вовсе не таким, каким его рисовали в нашем времени. То есть, архитектура и мода заметно изменились, но в целом все осталось на уровне разработок 21 века. Как вы, наверное, хорошо знаете, в 1965 году Гордон Мур, один из основателей компании «Интел», написал в «Электроникс Мэгэзин» любопытную статейку, в которой вывел определенную закономерность. Согласно прогнозу Мура, количество транзисторов на одной микросхеме будет удваиваться каждые полтора-два года. Предсказание, которому в Имперуме стукнуло сорок два года, получило название закона Мура. Слышали? – не дождавшись положительных ответов, Саманта продолжила: - Спустя десять лет Мур несколько скорректировал свое предсказание, уточнив, что удвоение числа транзисторов будет происходить именно каждые два года. И что же мы видим здесь?
- Ничего, - наобум буркнул О’Нилл.
- Вроде того. Как бы то ни было, несмотря на непоколебимость закона Мура до времен Империума, даже на нашей базе находилось немало... хм… МакКеев, считающих, что время, когда сорокалетнее правило будет опровергнуто, не за горами. Об этом свидетельствовали стремительный рост технологий и наши с вами изучения знаний Древних. Это и молекулярные, и биотехнологии, и нейронные разработки. Кроме того, большие ставки МакКей делал на квантовые компьютеры и другие разработки в области физики твердого тела. Если бы все было так, как предсказывал Мур, у нас был бы уже нано-био-микромир, а люди – Вознесенными.
- Или нечто более грандиозное, - подсказал Джонас. – Биологические компьютеры и все такое…
- Биологические компьютеры - это обычные ПК, только основанные на ДНК-вычислениях, - отрезала Саманта, постепенно увлекаясь. - Реально показательных работ в этой области в Империуме было мало, но я читала имперскую хронику в области новых разработок – они уже были в проекте. Двести лет назад! Главным элементом такого компьютера является молекулярный транзистор. – В ответ на удивленные взгляды она пояснила: - В общем и целом молекулярный транзистор можно описать как некоторый элемент электрической цепи, который, в зависимости от внешних управляющих факторов, является или проводником, или диэлектриком. Те схемы, которые предлагают чаще всего, подразумевают управление при помощи электрического потенциала, как в классической полупроводниковой технике, или лазерного импульса. Проще говоря, основная идея состоит в понимании механизма формирования пространственно-временной структуры биосистем, исходя из микроструктуры генетического кода и его переложении на машинную логику. Понимаете?
Разумеется, из этого «проще говоря» никто ничего не понял, но Саманту это нисколько не смутило. Ей гораздо легче было объяснять «матчасть» сложными научными терминами, чем разъяснять их «на пальцах».
- Э-э… ладно, - Джонас задумчиво почесал затылок. – Не работает у меня фантазия в области высоких технологий. Ну были бы у нас какие-нибудь… э-э… молекулярные компьютеры.
- И это тоже было до Империума в нашем времени, - снова возразила Саманта. – Все очень просто – в теории. В процессе фотосинтеза молекула принимает различные состояния, так что ученым остается лишь присвоить определенные логические значения каждому состоянию, то есть «ноль» или «единица». Компания HP особенно отличилась в работах по созданию молекулярного компьютера. И это уже в наше время! Я уж молчу про этот сумасшедший мир… Используя определенные молекулы, ученые определили, что их фотоцикл состоит всего из двух состояний, «переключать» которые можно, изменяя кислотно-щелочной баланс среды. Последнее очень легко сделать с помощью электрического сигнала. Наши с вами современные технологии уже позволяли создавать целые цепочки молекул, организованные подобным образом. Странно, что я еще не видела здесь ни одного молекулярного компьютера. Про квантовые компьютеры вы, надеюсь, слышали?
ЗВшники смотрели на нее с приоткрытыми ртами, даже О’Нилл задумался. Ремси так вообще боготворил Саманту, считая ее образцом умной блондинки. По их расфокусированным взглядам Картер поняла, что про квантовые компьютеры они не слышали.
- Как вы уже, наверное, догадались, квантовый компьютер должен работать по законам квантовой механики. Эта наука фактически отрицает всю традиционную физику и выводит свои собственные закономерности природы нашего мира. Согласно квантовой механике, один и тот же объект может занимать два положения одновременно. Удивительно, но это работает! И работает превосходно.
Повисла пауза – все обдумывали услышанное.
- Э… да? – тупо переспросил О’Нилл, не зная, чем занять неловкую паузу.
- Да! Один квантовый бит может находиться одновременно в трех состояниях: включенном, выключенном и в переходном. Нетрудно подсчитать, что тридцать два таких бита могут образовывать немногим больше четыре миллиарда различных комбинаций. Неслабо, не так ли? Итак, главная задача ученых - заставить работать все эти тридцать два бита в рамках одного квантового устройства, - увлеченно рассказывала Саманта. - Не считая всех проблем, связанных с созданием элементов памяти и логики, имперским ученым удалось связать друг с другом только три электрона. Не удивлюсь, если здесь существуют некие прототипы квантовых компьютеров, способных решать логические задачи.
Повисла короткая пауза. На протяжении всей речи Саманты компания остановилась на углу возле ряда торговых автоматов. Джонас рассеянно теребил в руках популярный журнальчик и явно не знал, что бы еще такого оттуда зачитать.
- Так ты еще и имперские журнальчики читала? – не в тему спросил Митчелл.
- Не журнальчики, а новости высоких технологий – даже те, которые не публиковались, - твердо возразила Саманта, немного обиженная «журнальчиками». – Пока вы носились со своими планами найти машину времени, я изучала изменяющийся мир… и немало узнала.
На это было нечего возразить.
- Сэм, смотри, - Джонас показал ей найденную статью, посвященную оптическим компьютерам. – Вот этого у нас точно не было, а? Не то чтобы прям фантастика, но уже что-то, правда?
Саманта схватила журнал и пробежала статью глазами.
- Могло быть и лучше, - сказала она. – Но в целом по сравнению со всем остальным это уже прорыв. Но, в принципе, даже в наши доимперские времена могли создать что-то подобное, если бы «Эппл» не заботила лишь продажа айфонов.
- Неужели? – удивился Камерон. – Это же того… ну… достаточно сложно? Оптический компьютер – в смысле.
- Ничуть. В оптическом компьютере все основано на использовании определенных свойств света. Все операции в оптическом процессоре - следствие взаимодействия света со светом. В практической реализации этого взаимодействия и состоит основная трудность. Тем не менее, наша американская компания «Ленслет» еще когда мы работали на старой базе представила разработку оптического процессора, значительно превосходящего по техническим характеристикам своих кремниевых коллег. Неужто вы и об этом не слышали? Вы меня удивляете. Работы в этом направлении велись весьма активно и считались очень перспективными, пока не…
- Пока не пришел Асвад и все не испортил! – ввернул свою любимую фразу О’Нилл.
- Ну в общем – да, - согласилась Саманта. – Когда-то давно мы думали, что в нашем веке мы будем свидетелями того, как вычислительная техника сольется не только со средствами связи и машиностроением, но и с нашими телами, что откроет такие возможности, как создание искусственных имплантатов, интеллектуальных тканей. МакКей любил поговорить о широком развитии технологий вживления электронных устройств в тело человека с прямым доступом к его собственным нейронам.
- Ой, ну ладно, - чуть поморщился О’Нилл. – Тебе действительно этого хочется? Можно до бесконечности представлять и фантазировать, какой станет наша жизнь в результате развития информационных технологий. Что-то тебе не особо нравилось в Империуме.
- Мне не нравилась политика, а не технологии, - спокойно ответила Саманта на его выпад. – Не нравились захватчики нашей планеты, их методы ведения войны, их законы и порядки… но что у них не отнять – они двигали науку вперед. Что ты смотришь на меня так? Иногда мне кажется, Джек, что твои взгляды на мир слишком консервативны.
О’Нилл неодобрительно смотрел на нее исподлобья. Он априори был против всего, что хоть как-то касалось Империума, поэтому слова Саманты о технологиях имперцев расценил почти как предательство. Дэниел первым почувствовал надвигающийся диспут и поспешил сменить тему.
- Ну ладно, мы же не об этом говорили, - торопливо вмешался он. – Мы говорили о том, что в нашей реальности мы наблюдали стремительный рост технологий. Помните? Четверть века тому назад от нашего времени был изобретен первый в мире персональный компьютер. Что могло бы случиться через двести лет? Мы даже вообразить себе этого не можем! Однако, как мы выяснили, технологии лишь на первый взгляд шагнули вперед… на самом деле Сэм права – суть их осталась прежней. Они ненамного ушли от нашей реальности, поэтому мы можем при желании легко в них разобраться. Вы понимаете, что это значит?
- Как что? – не понял О’Нилл, отвлекшись от спора с Самантой. – Что человечество исчерпало свой научный потенциал – вот!
- Это невозможно, - уверенно ответил Дэниел. – Вселенная изучена едва ли на одну тысячную часть. С развитием человека развиваются и технологии благодаря новым научным открытиям. Мы жили в эпоху научного скачка, когда технический прогресс резко рванул вперед… Появились и отпали ЭВМ, лазерные диски, затем – флеш-карты, сменившись маленькими картами памяти… И это в нашем времени! А сейчас здесь, если кто не заметил, они до сих пор пользуются картами памяти! Никаких подкожных чипов с паспортными данными, никаких телепортационных кабин, никаких молекулярных носителей информации! Это о многом говорит.
- Ну значит, это как в фильме «Идиократия» - вместо того, чтобы развиваться, человечество тупеет, - сделал очевидный вывод Джек.
- Не думаю, - покачал головой Дэниел. – Есть у меня одна мысль, но я хочу, чтобы кто-нибудь сам догадался и подтвердил мою догадку. Вы же сами видите, что наука прогрессирует. Мы с вами знаем это лучше большинства людей, потому что участвуем в самом прогрессивном проекте современности. Никуда технологии и наука не делись. Но в обиход почему-то не вошло все то, что могли бы изобрести. Почему?
Повисла пауза – все задумались.
- Может быть, потому что все деньги государств направляются не на исследования, а на… скажем, гонку вооружений? – предположил Камерон.
- Или кто-то просто не хочет, чтобы технологии развивались, - поддакнул Джонас.
- Точно! – обрадовался Дэниел. – Насчет гонки вооружений я не знаю, но вот по поводу спланированного торможения НТП – это разумная мысль. Мне кажется, - он заговорщески понизил голос, - что это все не просто так. Что это чья-то тонкая игра по контролю НТП.
- Зачем? – не понял О’Нилл.
- А я откуда знаю? – удивился Дэниел. – Мало ли… хитрые планы мировых корпораций, «золотого миллиарда» и…
- И иллюминатов! – саркастически добавил Джек. – Дэниел, да ты у нас, оказывается, веришь в мировой заговор.
- Можно подумать, его нет, - пожал плечами Дэниел. – Он есть, только иллюминаты и масоны здесь ни при чем. Все гораздо проще – контроль над производством продукции массового потребления, контроль за доступом населения к высоким технологиям, контроль над общественным сознанием. Все ради власти и денег… или куда более далеких целей.
- На самом деле Дэниел может быть прав, - вмешалась Саманта. – По крайней мере, я бы не назвала эту мысль абсурдной. Особого прорыва в области технологий нет – это факт. Почему – вот тут уже можно спорить, но я бы не стала этого делать, потому что вопрос скорее философский, чем научный. Мы ничего друг другу не докажем.
- А я бы поспорил, - сказал Дэниел, но под строгим взглядом О’Нилла сразу дал задний ход: - Только не сейчас. Сейчас у нас других дел хватает.
- Да, - согласился Джек. – Твои журнальчики, Джонас, это прекрасно, но лучше засунь его куда подальше. У нас на повестке дня Кольт и тот псих.
- Я уж думал, вы про него и не вспомните, - усмехнулся Камерон.
Харрингтон и Ремси на протяжении всей болтовни о компьютерах будущего помалкивали – не их это была область. А вот когда разговор зашел о гайвере, Харрингтон вставил свое скромное мнение:
- Я не специалист, но предположу, что этот тип не мог проникнуть на базу незаметно. Кто-то ему помог. Вероятнее всего, что среди персонала завелась «крыса».
- Если только этот псих не был здесь изначально, - добавил Ремси.
- Изначально – это с момента постройки базы? – хмыкнул Камерон. – Нет, я думаю, он сюда попал извне. Но как и откуда – загадка. Самое очевидное – из города.
К Ханикомбе примыкал подземный город, откуда на базу поставлялись продукты, оборудование и кадры.
- Итак, кто пойдет выяснять? – спросил О’Нилл.
Настало время самого важного вопроса – кто займется подглядыванием и подслушиванием.
- Ну… я могу, - нерешительно предложил Джонас после того, как добровольцев не нашлось.
- Джонас? Отлично, - обрадовался О’Нилл. – Возвращайся и проследи, куда унесут психа.
- Мы же собирались не разделяться, - напомнила Саманта.
- Когда было опасно – мы и не разделялись, а сейчас опасности нет. Тем более что если Джонас пойдет один, его будет сложнее заметить, чем всех нас вместе взятых.
Довод звучал разумно, и Саманта не стала спорить.
- Картер… мы с тобой пойдем в серверную и кое-что спросим у этого вашего Джебба. Дэниел, иди вытряси что-нибудь из Оониси, у тебя хорошо получается. Кэм… э-э… а ты, Двайд и Ремси – идите выпейте кофе.
Раздав таким образом команды, Джек остался доволен, зато Дэниел приуныл – второй раз допрашивать неразговорчивого и скрытного Оониси ему вовсе не хотелось. Перекинувшись еще несколькими ничего не значащими фразами и шутками, отряды стали расходиться. Больше всего повезло Митчеллу, Ремси и Харрингтону, которые остались на месте и принялись дружно разбираться, как работают кофейные автоматы.

0

19

http://savepic.net/3374479.gif

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 3 - Отморозки