Cюда вставляем нашу таблицу

Горизонт событий

Объявление

"Вселенная огромна,
и это ее свойство чрезвычайно действует на нервы, вследствие чего большинство людей, храня свой душевный покой, предпочитают не помнить о ее масштабах."


© Дуглас Адамс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 4 - Пришла беда, отворяй Звездные Врата


Эпизод 4 - Пришла беда, отворяй Звездные Врата

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Серафима притащили в камеру с тремя стеклянными стенами и уложили на низкую шаткую койку. После того, как весть о его поимке достигла ушей Оониси, тот лично проследил за тем, как «особо опасного преступника» запирают в стеклянной камере. Убедившись, что пойманный человек – это действительно сбежавший образец для опытов, он удовлетворенно хмыкнул и, созерцая бесчувственное тело Серафима через стекло, прикидывал, что делать дальше. Разумеется, сам он решать ничего не имел права, поэтому отправился докладываться Ватанабэ. В этот раз его визит в кабинет босса не был омрачен мрачным предчувствием, и Оониси ожидал похвалы за хорошую работу.
Ватанабэ кивнул ему на белый кожаный диван. Обычно Оониси сидел на маленьком низком стуле перед столом администратора, но сегодня стол Ватанабэ был завален какими-то планшетами, кипами многоразовой печатной бумаги и еще каким-то архивным мусором. Зачем Ватанабэ все это понадобилось, Оониси не мог знать, а спрашивать не решился.
- Итак, Рокуро-кун, - поприветствовал его Ватанабэ, - я так понимаю, беглец пойман и обезврежен?
- Именно так, Ватанабэ-сама, - ответил Оониси, присаживаясь на диван и наблюдая, как Ватанабэ бегло просматривает пластиковые печатные листы. – Мы взяли его при попытке выбраться в верхний ангар.
Ватанабэ поднял тонкие черные брови.
- Вот как? – слегка удивился он. – Значит, он добрался до ангара…
- Вовсе нет, - поправился Оониси, поняв намек на плохую работу, - в ангар его заманил сержант Донвен, чтобы там его могли перехватить люди Бутвуда. Сейчас он в стекляшке.
«Стекляшкой» на базе называли помещение с несколькими стеклянными кубами, в которых вообще-то люди никогда не содержались, но сейчас они пришлись как нельзя кстати.
- Очень хорошо, - бросил Ватанабэ. – Где Соммерс и Бутвуд?
- Бутвуд лишился руки и сейчас на попечении Беккера, а что касается Соммерса... – Оониси замялся. – Ватанабэ-сама, разрешите говорить неофициально?
Ватанабэ оторвал взгляд от своих архивов и проницательно вгляделся в Оониси пронзительными черными глазами. Это был едва ли не первый раз, когда он просил говорить «неофициально».
- Я слушаю тебя, Рокуро-кун, - бесстрастно разрешил Ватанабэ.
- Видите ли, Ватанабэ-сама… - снова замялся Оониси. – Та крыса, о которой мы с вами недавно говорили... возможный диверсант, то есть… Не хочу говорить с полной уверенностью, но мне кажется, я знаю, кто может что-то об этом знать или иметь прямое отношение, - речи Оониси уклончиво извивались аки змеи.
Ватанабэ выжидательно посмотрел на него.
- Говори, что у тебя на уме, - поторопил он его.
- В общем, я думаю… - собравшись с духом, продолжил Оониси, - что с Соммерсом что-то нечисто. С вашего позволения, Ватанабэ-сама.
- Почему ты так решил? – с внезапным интересом спросил Ватанабэ, искоса глянув на Оониси.
- Я думаю, Соммерс является угрозой нашей корпоративной структуре. Он имеет какие-то свои взгляды на общую безопасность, которая расходится с нашими. Возможно, он затевает что-то против корпорации и лично вас.
- Рокуро-кун, не мог бы ты говорить несколько конкретнее? – раздраженно бросил Ватанабэ, снова углубляясь в свои бумаги.
- Соммерс не выполняет приказы… - начал сбивчиво объяснять Оониси, которого несколько напрягали посторонние дела начальника. – Он собирался убить гайвера согласно каким-то своим убеждениям. Он действует по собственной инициативе и уничтожил ценный образец биоброни! – вообще-то в том, что гайвера раздавил экзоскелет, был виноват Серафим, но Оониси не стал уточнять. Постепенно его речь обретала уверенность. – Он без разрешения взял боевую машину и разворотил весь коридор! Могли пострадать невинные люди, - по правде говоря, на персонал Оониси было плевать, но когда потребовалось заложить Соммерса, он внезапно вспомнил о безопасности работников. – Он и Бутвуд вместо того, чтобы ловить Кольта, занимались целый час непонятно чем, а Кольт убил нескольких наших людей! Соммерс нарушает все инструкции по безопасности и действует согласно своим понятиям о гражданском долге, наплевав на нужды корпорации. Соммерс – угроза нашей карьере и исследованиям, вот что я думаю, Ватанабэ-сама, - выпалил под конец он.
Ватанабэ некоторое время молчал, задумчиво водя пальцем по сенсорной столешнице, отключая какие-то программы. Оониси в страхе ждал реакции.
- Я видел запись с камер слежения, которую мне принесли по твоему распоряжению, - наконец задумчиво протянул он в повисшей тишине. – Весьма… удивительно. Если мальчик смог каким-то образом сломать экзоскелет – мы имеем в наших руках очень редкий талант.
Оониси слегка смутился. Он ожидал реакции на его жалобу на Соммерса, но Ватанабэ, кажется, занимал сейчас только Серафим. Даже больше, чем Кольт.
- Удивительно, Рокуро-кун, - продолжил Ватанабэ. – Мы два года держали его в криостате, не зная, что с ним делать, пока судьба сама не показала нам то преимущество, которое мы отказались использовать. У нас в подвале лежало настоящее сокровище, а мы боялись к нему прикоснуться и использовать во благо всего человечества.
Оониси снова не знал, что сказать. Однако молчал и Ватанабэ – очевидно, ожидая, что он на это скажет.
- Э… ну да, - уклончиво согласился Оониси, когда пауза затянулась. – Вы разве не собираетесь возвращать его обратно в бак? Я уже распорядился, чтобы внизу все подготовили…
- О, что ты, Рокуро-кун! – вяло отмахнулся Ватанабэ, о чем-то напряженно думая. – Ни к чему повторять прошлые ошибки. И мальчику, и нам надо дать шанс. Он же еще дитя, которое легко поддается влиянию взрослого авторитета.
- Вы хотите заставить его работать на нас? – удивился Оониси, не веря своим ушам.
- Лежа грудой мяса в криостате, он нам пользы не принесет, - рассудительно заметил Ватанабэ. – Куда рациональнее будет использовать его потенциал для исследований – причем, не вызывая агрессии с обеих сторон. Я думаю, он не будет против. Семьи у него нет, идти некуда – без нас он не выживет. А мы дадим ему шанс начать жизнь с чистого листа.
До Оониси постепенно начинало доходить, чего хочет Ватанабэ.
- Ватанабэ-сама… - осторожно начал он. – Но этот мальчик может быть опасен.
- Именно поэтому, Рокуро-кун, нужно проверить, в каком направлении он думает. Скорретировать его мысли и сделать так, чтобы ему не хотелось идти против нас. Чтобы он работал на Ханикомбу по собственному желанию.
- А если он не захочет?
- Желание можно навязать. Если уж он будет сильно упрямиться – придется до лучших времен засунуть его в криостат… но, думаю, он сам не захочет туда возвращаться. Помни, Оониси, он еще ребенок, а дети быстро меняют свои приоритеты и настроения.
- И что же, вы предложите ему работать на нас? – снова спросил Оониси.
- Нет. ТЫ предложишь ему работать на нас, Рокуро-кун, - уточнил Ватанабэ. – Ты пойдешь к нему и поговоришь, узнаешь, что он за человек и можно ли вести с ним конструктивный диалог. Я полагаю, сейчас он сильно напуган и будет рад, если мы протянем ему руку помощи.
Оониси откровенно не нравился план Ватанабэ «протягивать руку помощи» опасному психопату, но спорить с начальником было не в его правилах.
- А если он вырвется и станет нападать на всех? – привел он свой последний аргумент.
- Не говори глупостей, Рокуро-кун. Никуда он не вырвется, особенно если за стеклом будет стоять отряд охранников. Внуши ему в первую очередь, что он один, и бежать некуда – тогда он быстро пойдет на уступки.
Оониси понял, что Ватанабэ хочет от него проявления социальной инженерии и был отнюдь не рад этому.
- Допустим, он согласится, - сказал он, - тогда что?
- А тогда, - Ватанабэ с хитрым видом поднял указательный палец. – Тогда ты назначишь ему испытательный срок.
- Испытательный срок? Какой?
- Очень короткий. Знаешь, Рокуро-кун, ты прав насчет Соммерса, - неожиданно сказал Ватанабэ. – Он действительно зарвался. Эти глупые невежественные американцы думают, что весь мир вертится вокруг них, - неприязненно сказал он. Вообще-то Соммерс был британцем, но для обоих японцев разницы между «западными обезьянами» особой не было. – Ты хотел говорить начистоту, но почему-то не сказал, поэтому скажу я. Соммерса надо убрать, - голос Ватанабэ стал жестким и расчетливым, глаза сверкнули сталью. – Тихо и без лишнего шума, пока он не наворотил еще чего и не обрел союзников. Его «долг», «честь» и прочие банальные глупости подрывают устои нашего честного трудового общества, а это всегда чревато бунтами и забастовками. Поэтому если в стаде завелась паршивая овца, - Ватанабэ неожиданно стал говорить западными метафорами, - гони ее из стада вон, а лучше уничтожь, чтобы она не вернулась в стадо и не погубила остальных здоровых овец. Соммерс всегда считал, будто знает все лучше всех, но Вейланд одобрил его назначение, поэтому он до сих пор оставался здесь… Но его выходка с экзоскелетом переходит всякие границы, - голос Ватанабэ понизился до почти зловещего шепота. – Его бунтарская самодеятельность приравнивается к предательству и неподчинению. Соммерс сам навлек на себя гибель, поэтому, Рокуро-кун, твоя задача – натравить мальчика на Соммерса. Заодно проверишь его лояльность.
Оониси задумался. В целом такой план ему нравился, тем более что появилась возможность поквитаться с Соммерсом, но кое-что показалось ему слишком самонадеянным.
- А вдруг он согласится убить Соммерса, а сам сбежит? – спросил он.
- На это случай ты будешь следить за ним по камерам. И возьми себе побольше помощников. Если вдруг Серафим посмеет обмануть нас, в чем я лично сомневаюсь, служба безопасности поймает его и вернет обратно на склад. Ты понимаешь свою задачу, Рокуро-кун?
- Да, конечно, Ватанабэ-сама, - поспешно закивал Оониси. – Сделаю все, что вы прикажете. С вашего позволения – могу ли я сделать предложение по корректировке плана?
- Полагаю, можешь, Рокуро-кун.
- Соммерс может принести немалую выгоду и вам, и базе, - подхалимским тоном начал он, хитро сверкая глазами. Под «вам и базе» он подразумевал, конечно, что с ним тоже поделятся. – Его смерть не принесет никому пользы, а вот если продать его тело БиоНату или еще кому – это сделает нас мудрее… и немного богаче.
Ватанабэ с тонкой улыбкой выслушал хитрое предложение Оониси и нашел его весьма разумным и выгодным.
- Да, это мысль, - одобрил он. – Лишними деньги никогда не бывают. Вели мальчику не убивать Соммерса, а обездвижить и спрятать, после чего вы оба засунете его в криостат. А кому его лучше продать – я еще подумаю.
Оониси просиял от предвкушения момента, когда он сможет сделать Соммерсу самую большую пакость в своей жизни. Ему показалось, что мир вокруг внезапно стал ярче.
- Я знаю, что не ошибся в тебе, Рокуро-кун, - чуть смягчился Ватанабэ. – Ступай. И принеси мне хорошие новости.

0

2

Серафим очнулся в стеклянной камере площадью  не больше четырех квадратных метров. У одной из стен стояла жесткая старая койка без матраса, и лежать на железных перекладинах было не очень удобно. К койке был придвинут металлический столик (вроде как обеденный), к нему с противоположной стороны – раскладной стул. Больше в камере ничего не было. Через стекло просматривался ряд еще таких же кубов – пустых, без мебели – и двое охранников, замерших снаружи неподалеку от камеры, в которой заперли Серафима. Из коридора с рядом стеклянных камер был только один выход – простая автоматическая дверь с горевшим над ней табло «выхода нет». Было тихо, слышалось лишь жужжание кондиционера снаружи.
Чувствовал себя Серафим неважно. Тело неприятно ломило, в затылке разливалась тупая ноющая боль, дыхание было хриплым и прерывистым, в глазах слегка двоилось… В легких еще чувствовался жар каких-то химикатов, но в целом он быстро приходил в себя и вскоре даже смог сесть.
- Боже. Что это было, фентонил? – спросил себя Серафим относительно той хрени, которую применили против него, отчаянно пытаясь соединить раздваивавшуюся картинку в глазах.
На языке был неприятный осадок после этой химической атаки, пару раз пришлось сплевывать на пол. Парень уже догадался, что его поймали и поместили куда-то в отдельное помещение куда подальше. Впрочем, само помещение его не впечатлило, какой-то стеклянный куб и всего пара охранников, но с другой стороны всего один выход. Даже если бы Эстель и попытался убежать сразу, то далеко не убежал бы, по крайней мере не в его состоянии.
Он неизвестно сколько времени просидел, обдумывая свое положение и пытаясь сложить в единую картинку осколки воспоминаний, как вдруг табло над дверью пронзительно пикнуло и сменилось с красного на зеленое. Дверь открылась, и в комнату шустро вкатился маленький кругленький японец. С играющей на губах хитрой неуловимой ухмылочкой он перекинулся парой слов с охранниками на неизвестном Серафиму языке (стало быть, на японском), после чего один из охранников приложил к белой панельке на стеклянной стене свою карточку, и в камеру парня открылся маленький проход. Нагнув голову, японец юрко прошмыгнул внутрь и остановился на пороге, оценивающе глядя на хмурого парня сквозь тонкие стекла круглых очков. Очки эти были настоящим хранилищем разного рода «прибамбасов» и служили для чего угодно, только не для коррекции зрения.  Японец достал из нагрудного кармана безупречно белой рубашки наладонный компьютер и с наигранным интересом глянул в экран.
- Серафим Эстель, - протянул он на довольно сносном английском. – Наконец-то я встретился с вами лицом к лицу в милой и спокойной обстановке.
- А? – услышав чей-то голос, парень приподнял голову и посмотрел на японца. – Ты ещё что за чудовище?
Серафим пока даже не подозревал, кто перед ним, да ему и пофигу было, он сейчас был настроен враждебно ко всем после недавнего.
- А вы, молодой человек, вежливостью не отличаетесь, - покачал головой японец, с неожиданной грацией делая шаг вперед и отодвигая стул от столика. Он небрежно уселся на стул и, положив на стол локти, уставился на Серафима любопытствующим взглядом, как на редкое насекомое. – Мое имя – Рокуро Оониси, и я – заместитель администратора этой базы, господина Ватанабэ. Я пришел сюда с миром, и думаю, нам не стоило бы начинать знакомство с оскорблений, - последнее прозвучало по-прежнему с наигранным добродушием, но Серафим четко уловил в словах Оониси угрозу.
- Без оскорблений, значит? – Серафим посмотрел на Оониси с плохо скрываемой ненавистью. – Вы меня похитили из моей спокойной размеренной жизни, засунули на два года в консерву где-то у  черта на рогах, траванули усыпляющим газом - и вы ещё жалуетесь на оскорбления!
Последние слова Эстель едва ли не выкрикнул, но сдержался по причине разболевшейся головы.
- Блин. – Тихо произнес парень, приложив руку к голове. – Ладно, я слушаю вас.
- О, произошло досадное недоразумение, - с гаденькой улыбочкой попытался заверить его Оониси. – Вас никто не собирался убивать. Мы спасли вас от тех, кто засунул вас, как вы выражаетесь, «в консерву».
И он замолчал, дожидаясь реакции на эту «неожиданную новость».
Серафим был слегка шокирован это новостью, но поверить в это сразу он явно не мог. Впрочем, ненависть в его глазах тут же исчезла, сменившись непониманием.
- То есть как?
- Вы удивлены, - беззлобно констатировал факт Оониси, прямо-таки лучась притворной дружелюбностью. – И я могу вас понять. Мусороперерабатывающая компания, на которую вы работали два года назад, если помните, заключила контракт с корпорацией, известной как «БиоНат», на круглую сумму, главным объектом которого являлись вы. Но нам удалось выкупить у «БиоНата» криостат, в котором содержалось ваше замороженное тело, чтобы восстановить справедливость и ваши гражданские права, - звучало это не слишком правдоподобно, и Оониси, осознав это, поспешно исправился: - Да, нам известно о ваших феноменальных способностях. Поэтому мы и выкупили вас, но задерживать вас или ставить над вами какие-то эксперименты никто не собирался, не наш почерк, - правдоподобно лгал Оониси. – Мы лишь хотели предложить вам работу в нашей славной корпорации. Мы собирались разморозить вас при первой возможности, но недалекие ученые, если их можно так назвать, из «БиоНата» неправильно провели витрификацию, что грозило вам смертью от кристаллизации жидкостей вашего организма, - задушевно вещал он будничным тоном, изобретая новые подробности. – Просто так разморозить вас без соответствующих знаний и оборудования не представлялось возможным, и два года наши перспективные ученые работали над этой проблемой, постепенно подготавливая ваш организм к возобновлению жизненных функций. У них получилось это сделать сегодня… Однако на нашу базу проник диверсант из «БиоНата» и сорвал все наши планы, подослав своего агента, чтобы убить вас. Но не беспокойтесь – агент уже уничтожен, - вот так, на ходу, в пересказе Оониси рождалась удивительная история о том, как злой Новус был подослан нехорошим «БиоНатом», чтобы убить хорошего Серафима. – В таком случае позвольте поздравить вас с возвращением.
Удивление быстро сменилось небольшим презрением. Этот японец врал и врал напропалую, явно не подозревая, что Серафим и сам знает немало информации.
- Я бы рассмеялся над вашим актерским мастерством, да голова болит. – Мрачно произнес Эстель. – Меня выкупил Дрейк Робертс, зам. директора по общественной связи из Вейланд-Ютани. Он тогда приезжал за остатками от вашего корабля и случайно увидел, как я использовал «Нулевой Импульс». Он заплатил моему шефу крупную сумму денег, и я был этому свидетелем. И ещё одно. Вы и правда думали, что я поверю тому, что вы решили выпустить меня как раз тогда, когда по базе гулял кровавый смерч в виде той биоброни, у которой было достаточно шансов меня убить?
Закончив говорить, парень встал с кровати посмотрел на Оониси сверху вниз. Это было отчего-то даже приятно, смотреть на кого-то с высоты. Все кажутся такими мелкими по сравнению с тобой.
- Но судя по всему, я вас сильно задел, раз вы предлагаете мне работу. – Ухмыльнулся парень, ненависть и злоба стали отступать, отдавая эстафетную палочку холодному расчету и маааааленькому садизму. Парень понимал, что выбора у него немного, а потому лучше сотрудничать. – Так что там насчет неё, господин Оониси?
- Упомянутый вами человек был не из «Вейланд-Ютани», - спокойно возразил Оониси, торопливо соображая, как загладить свою оплошность. – Если он и прикрылся именем нашей корпорации, то мы здесь ни при чем. Сами подумайте – стал бы я сейчас с вами разговаривать, если бы мы держали вас в криостате для наших темных целей? В таком случае вы бы уже лежали на хирургическом столе. Вас не только не собираются убивать, я делаю первый шаг к нашему сотрудничеству, давая вам шанс реализоваться в самой престижной компании Земли.
Серафим рассмеялся и сел на место, складывалось впечатление, что его за дурака держат.
- Ему вообще необязательно было прикрываться, ибо он шел на незаконную сделку с большими деньгами. – Сказал парень, смотря на Оониси как на дурную обезьянку, которая пытается протянуть банан человеку. – Знаете, я и сам неплохо шарю в науке, мои родители….
Тут парень запнулся, он вспомнил то, что не хотел вспоминать, а именно тот момент, когда он проснулся и узнал, что его мама и папа два года как мертвы. 
- Черт, как не вовремя эти воспоминания. - Тихо пожаловался парень, потирая глаза. Взяв себя в руки, он продолжил. – Я прекрасно знаю о свойствах той энергии, которую я испускаю и об её потенциале для науки. Не пытайтесь ко мне подлизаться, мне все равно бежать некуда и выбора у меня немного, так что я буду сотрудничать.
- Нам не нужен сотрудник, который работает с нами лишь по необходимости, - покачал головой Оониси, поубавив мощность излучения своей псевдодружелюбности. – У нас сплоченный трудовой коллектив, где все рады работать на корпорацию. Думаю, когда я побольше расскажу вам, вы и сами поймете, как вам повезло.
Он сделал знак одному из охранников, и тот впустил в комнату девушку-японку с прозрачным пластиковым подносом. Она явно заранее приготовилась и ожидала за дверью. На подносе стоял прозрачный графин с какой-то жидкостью и два стакана. Девушка молча прошла в куб и поставила поднос на стол. Затем разлила жидкость по обоим стаканам.
- Спасибо, Сумико, - поблагодарил ее Оониси по-английски, чтобы Серафим понял, что он говорит. Затем поднял свой стакан. – Это вода. Вы, должно быть, хотите пить – не так давно из вашего организма откачали всю воду. Ваш организм еще до конца не восстановился. Не бойтесь, травить вас никто не будет, - и он спокойно сделал глоток из своего стакана.
Посчитав, что у этого японца действительно не было причин его травить, Серафим последовал его примеру, к тому же пить действительно хотелось страшно, парень это не сразу осознал.
- Вам нужны гарантии лояльности и исполнительности? – спросил Серафим, положив пустой стакан на поднос и посмотрев на девушку. Симпатичная японка, похожа на секретаршу одного из клиентов его старой работы. – Вполне разумно, но скажу честно, я не могу их дать. Вам просто нечего мне предложить взамен.
- Нам нужно то же самое, что и вам, - ответил Оониси, пока девушка наполняла опустевшие стаканы водой. – Благодарю тебя, Сумико, можешь идти. – Девушка скромно улыбнулась и вышла. – Нам нужно, чтобы наши люди были счастливы, - просто продолжил он. – Нам нужно, чтобы все честно трудились и работали, а наши работники были счастливы и обеспечены деньгами. Когда люди довольны своей работой, их производительность повышается, а, следовательно, повышаются и доходы корпорации. Знаете, как поднялись акции Вейланд-Ютани на прошлой неделе на Чикагской фондовой бирже?... А, впрочем, вам это все равно ни о чем не скажет. Собственно, я хотел бы знать, согласны ли вы пойти нам навстречу.
Оониси и ухом не повел, когда Серафим осушил свой стакан. Он вел себя так, будто это было самым обычным делом, однако на самом деле все было не так просто. Повторялась ситуация, как при допросе Кольта – точно такая же тактика. Стакан, который Сумико подала Серафиму, был заранее обрызган слабым психотропным аэрозолем, который вводил человека в состояние легкой эйфории и доверчивости. Это усиливало вероятность, что Серафим в разговоре не будет «темнить» и строить хитрые планы, высказывая Оониси все, что думает на самом деле. В идеале, конечно. Инопланетная сущность, дремлющая в глубине сознания Серафима, лениво шевельнулась, предупредив его поменьше откровенничать, однако придумывать сложные многоходовые комбинации Серафим уже не был способен.
Парень, конечно, посчитал необычную легкость в голове странной, но списал это на остаточный эффект после усыпляющего газа. Тем не менее, осознание этой странности уже говорило Эстелю, что что-то не так. Он с подозрением посмотрел на только что повторно выпитый стакан, но ничего не сказал, посчитав, что ему просто показалось.
- Ваши речи слишком сладки, а я не люблю сладкое. – Сказал парень, смотря на задницу скрывающийся за дверью японки.
Он всё больше понимал, что с ним что-то не то, но что именно - понять не мог.
– Странно, это от нервов, наверное. – Заключил он и посмотрел на своего собеседника. – Господин Оониси, скажите, когда вы смотрите на свои часы, вам хочется, чтобы все шестеренки были счастливы, или вы хотите, чтобы они работали как часы? Простите за тавтологию.
Серафим улыбнулся и посмотрел куда-то в сторону.
- Идеальных людей не существует, как и идеального начальства. Им главное, чтобы шестеренки крутили стрелки, и им совершенно плевать на мнение этих шестеренок. Да и самим шестеренкам плевать на начальство и на их цели, пока их смазывают и дают смысл жизни. Вы способны дать смысл моей жизни? – Эстеля что-то сильно понесло на болтливость. – Смысл жизни тому, кто потерял четыре года и лишился всего?
Оониси рассеянно глянул на свой наладонник, положенный на стол рядом с подносом. Шестеренки? В электронных часах? Он явно не понял, о чем это вещает Серафим, но вникать в подробности не стал, списав на внезапное помутнение рассудка парня после выпитой водички «с сюрпризом».
- Вы проницательны, - откликнулся он. – Да, действительно, бесполезных людей мы в корпорации не держим. Но, тем не менее, тот, кто приносит нам пользу, находится под нашей защитой и пользуется всеми благами общества. Вейланд-Ютани щедро благодарит тех, кто нам полезен. В итоге вся наша работа сводится к тому, чтобы остаться как можно более полезными. Чем больше пользы мы приносим корпорации – тем длиннее и счастливее наши жизни. Ваша жизнь может быть долгой, счастливой и полной событий, если вы только пожелаете.
- Вот уж событий мне не надо. – Сразу отказался парень, помахав рукой. – Мне их на всю жизнь хватило. 
Голова плыла, становилось все легче и легче. Слишком легко.
- Что-то мне как-то слишком хорошо. – Заметил парень, опять взглянув на стакан с подозрением. – Там точно была вода?
- Я тоже пил эту воду, - невозмутимо ответил Оониси. – Когда вы вырвались из хранилища, вы повели себя неадекватно, были слегка не в себе. И, к сожалению, ради вашей же безопасности нам пришлось привести вас в чувство… э-э… снотворным газом. Не беспокойтесь, это побочное действие, оно скоро пройдет. Если вас не заинтересовало мое предложение касательно сотрудничества – мы вас можем отпустить. Однако куда вы пойдете? Вы находитесь на планете Ханикомб, планете с метановой атмосферой. Конечно, неподалеку имеется довольно большой подземный город, но, живя в нем, вам придется так или иначе работать в любом из наших филиалов. Вся эта планета принадлежит Вейланд-Ютани.
- Да, да я уже понял, что у меня выхода нет. – Серафим взмахнул рукой, будто рядом летала надоедливая муха. На воду он уже не обращал внимания, поверив Оониси в том, что они пили одну воду. – Я не против на вас работать, но у меня есть условия. Я хочу найти смысл своей жизни, ну и тех ублюдков, из-за которых я потерял свое детство. Смекаете?
- У вас будет такая возможность, - просто ответил Оониси. – В будущем. Господин Ватанабэ считает, что у вас редкий талант, которому не следует пропадать. Вы имеете все шансы стать ценным членом нашей команды, если хорошо себя проявите на испытательном сроке.
- Ну это радует. - Произнес парень. - А то мне надоело сидеть в камерах. В любом случае, что мне нужно сделать?
Оониси хитро улыбнулся и небрежно стал водить пальцем по экрану своего наладонника. Настало время самого важного разговора. Он развернул наладонник и положил его перед Симом. На экране была фотография человека по пояс: сухой худощавый европеец лет за сорок, с ястребиным лицом, острыми чертами и пронзительными серыми глазами. Короткие каштановые волосы покрывали его голову, а взгляд был суровым и жестким. Справа от фотографии ползли строчки текста – информация о человеке.
- Это бывший глаза службы безопасности, генерал-майор Ланс Соммерс, - пояснил Оониси. – Он оказался предателем и опасным человеком. Господин Ватанабэ желает, чтобы этот человек тихо и без лишнего шума исчез. Ты должен сделать так, чтобы его не стало.
Сказано было прямо и откровенно. Оониси внутренне напрягся и стал ожидать, как среагирует Серафим на такое заявление. Это была своего рода проверка – пойдет ли парень на убийство человека, которого не знает.
Сим внимательно посмотрел на Соммерса, ему даже показалось, что он где-то его видел. Несмотря на то, что его удивило задание Оониси, он, тем не менее, чего-то подобного ожидал. Просто слишком уж хорошо этот японец говорил о том, как у них хорошо, подковырка просто напрашивалась на ожидание.
Убивать людей Эстелю уже приходилось и не раз, но это всегда было в целях самообороны, а тут его просят поработать убийцей. Надо сказать, парень сильно замялся и засомневался.
- Вы хотите, чтобы я его убил? – Поинтересовался Серафим, снизив голос. О подобном на всю базу не орут. – Я вам что, наемный убийца? И в чем заключается его предательство?
Оониси едва воздержался, чтобы не возвести глаза к потолку. Если Серафим сейчас начнет играть в хорошего парня… придется его убить. Ватанабэ действительно был нужен наемный убийца, а не честный придурок типа Соммерса.
- Какая разница, в чем? – с легким раздражением спросил он. – У нас подчиненные не задают вопросы. Подчиненные выполняют приказы начальства, это основа корпоративной иерархии. Этот человек отказывается подчиняться нашим давно сложившимся правилам и подвергает опасности всю базу. Когда тебе предлагают еду, жилье и возможность карьерного роста за столь мелкую услугу – не все ли равно, кого надо убить?
- Да, действительно. – Иронично согласился Серафим. – Подумаешь, что после этого дух убиенного будет приходить к тебе по ночам и щипать за задницу.
Парень посмеялся над своей же шуткой, кажется, его собеседник был уже на грани кондиции, это веселило. Не веселило только то, что ради свободы ему придется убить человека, хоть и не факт, что невиновного. Парень всегда думал о себе в первую очередь, а не о других, а потому мог легко согласиться на это задание. Однако его останавливала его невинность, незапятнанная душа. Но с другой стороны, что изменится, если он откажется убивать какого-то идиота, подрывающего основы компании и готового к смерти в любой момент? Только то, что все его надежды найти виновных в смерти туевой хучи невинных, включая его родителей, попросту исчезнут.
Парень выхватил из рук Оониси планшетник и всмотрелся в фотографию жертвы.
- Мне действительно жаль, старик. Но я ещё жить хочу. – Парень будто бы говорил с этим карманным компьютером и искренне извинялся. После этого излива души он отдал комп хозяину. – Черт с вами. Я сделаю так, что от него и атома не останется. Но взамен вы позаботитесь о его семье, материально.
- О, разумеется, - пообещал Оониси, которому очень не понравилось выраженное Серафимом сожаление. – Корпорация заботится о семьях тех, кто работает с нами. Сейчас тебе принесут еду и чистую одежду. Если кто-то тебя остановит в коридоре и спросит, кто ты и откуда – скажешь, что недавно в компании, скоро будешь присоединен к отделу обработки информации. Но вообще старайся не попадаться никому на глаза, здесь многие знают друг друга в лицо. Фотографию тебе распечатать, или так запомнишь?
- Обойдусь, у меня хорошая память. – Мрачно произнес парень. – А теперь покиньте меня. Мне нужно свыкнуться с новой реальностью.
А именно реальностью подлого, взрослого мира, где человек человеку волк.
Оониси, весьма довольный собой, встал.
- Отлично, - сказал он, лучась от радости. – Я знал, что мы с вами найдем общий язык, - он снова перешел на официальное обращение «вы», хотя не так давно объяснял Серафиму суровые корпоративные правила в несколько снисходительном тоне. – Однако по распоряжению господина Ватанабэ Соммерса, перед тем как убить, обездвижьте или оглушите, я должен буду… на него взглянуть. А там мы уже решим, что с ним делать, - Оониси решил пока не говорить Симу, что Соммерса собираются продать на черный рынок органов. – Вопросы есть?
Вопросы? А какие ещё могут быть вопросы? Ясное дело, что поймать Соммерса живым надо было не из всепрощающего приступа японца, скорее всего его, будет ждать участь пострашнее, чем смерть, но…
- Тц, это не моё дело теперь. – В конец помрачнел парень, в его голосе чувствовались металлические нотки. – Нет вопросов, разве что я хочу увидится с вашим главным, но это потом. А теперь идите уже отсюда.
- Надеюсь, я в вас не ошибся, - подмигнул ему Оониси и с хитренькой улыбочкой скрылся, нисколько не рассердившись на грубоватый тон Серафима. Про себя он уже решил, что этим парнем можно будет вертеть как угодно.
Вскоре хмурый охранник принес Серафиму упакованный комплект чистой одежды (темно-серые брюки и светло-желтую рубашку с рукавами чуть ниже локтя), коробку с обувью (почти новые ботинки без каблука цвета слоновой кости) и еще какой-то маленький пакет, в котором оказался один-единственный наушник с крохотным микрофоном. Затем пришла там самая девушка, которая подала Серафиму и Оониси стаканы с водой, и принесла запечатанный пластиковый контейнер с горячей едой. На этом Серафима оставили одного, если не считать двух охранников, неторопливо прогуливающихся по коридору. Развернув комплект с одеждой, Серафим обнаружил внутри крупный пластиковый бейдж на длинном шнурке с наспех и безграмотно напечатанным его именем: «Serafim Estel». Ничего, на первое время сойдет. Чуть ниже имени шла крохотная приписка «отдел обработки информации, ассистент криптографа». О как!
- Что за? Я инженер! – Парень вздохнул и покачал головой – Идиоты.
В шифровании парень вообще не разбирался и совершенно не мог понять, почему его поместили именно туда. Единственный вариант, чтобы держать поближе к себе, хотя Серафим и сомневался относительно этого.
Плюнув на все, парень принялся за еду. Жрать хотелось нереально, особенно если учитывать, что он в последний раз ел два года назад. Стряпня была на редкость вкусной, но с такой голодухи, наверное, даже тюремная баланда покажется французским деликатесом. Поев и отрыгнув с непривычки, Серафим похлопал по животу и спустя пару минут отдыха переоделся в принесенную одежду, хотя перед тем, как повесить бейджик на грудь, он некоторое время все же подумал с кислой миной на лице. Оценив свой новый вид через слабое отражение стекла, Эстель, удовлетворенный увиденным постучал, по стенке в сторону охранников.
- Ребят. Может, отпустите меня? – Вид парня уже был совершенно не затуманен ни психотропным веществом Оониси, ни внутренней моральной борьбой. Он попросту решил, что ему наплевать на других, его цель важнее.
Охранник открыл дверь своей карточкой. Оониси сказал ему выпустить парня по первому его требованию, а потом, когда он уйдет, доложить в диспетчерскую. И уже оттуда Оониси начнет следить за перемещениями Серафима по камерам.
- Спасибо. Вы очень любезны. – Поблагодарил охранника Эстель, выходя из своего куба, а после и из этого неприятного помещения.
Перед выходом в уже знакомый из-за своей однообразности коридор он похлопал своего бравого сопровождающего по плечу, словно сочувствуя его работе - ТАКИМ людям.
Оказавшись в этой неизвестности, парень первоначально осмотрелся по сторонам. На лице играла улыбка и разочарование. Улыбка от осознания относительной свободы и разочарование в начальстве, которое даже не удосужилось снабдить его картами базы.
- Ну и где мне его искать прикажете? – Спросил парень пустоту и двинулся в сторону лестницы - по крайней мере, он так думал.
Когда он ушел, охранник коротко доложил об этом Оониси, и где-то тремя этажами выше за Серафимом началась видеослежка.

0

3

Все также слабо горел вечерний электрический свет в медотсеке. Раненые охранники, которые пришли в себя, тихо переговаривались друг с другом. На Энтони никто не обращал внимания, даже Беккер ни разу не поднял головы от своего рабочего стола. Он занимался пересылкой каких-то медицинских данных для Оониси по делу Кольта. Настал момент, когда он громко ругнулся и, схватив какие-то бумаги, стремительно вышел из медотсека. Через несколько минут вернулась Юко и принялась тихо спрашивать у охранников, нужно ли им что-нибудь принести. Проверив, все ли у всех в порядке, она отошла к стеллажам и стала расставлять пустые пробирки.
Кольт как малое дите посапывал на своей койке, хотя в принципе при всем желании он ничего бы не смог сделать. Наручники научились делать на славу, и без спецключа открыть их было невозможно. Но такая идиллия была только снаружи, Кольт уже давно проснулся и сейчас только делал вид что спит, составляя новый коварный план в своей голове.
По правде говоря, он был в неважном состоянии. Не прошло и суток с того момента, как его серьезно ранили, тем более давало о себе знать ранее сломанное ребро. Кончалось действие обезболивающих средств, и Кольт снова стал ощущать боль. Ни о каком побеге в течение трех следующих суток не могло быть и речи… с его-то ногами. Однако на помощь ему нежданно-негаданно пришло везение. Может быть, судьба просто любит плохих парней?
А началось все просто – устав ругаться с Оониси по компьютерной связи, Беккер отправился лично показать ему результаты сканирований мозга Энтони. Узнав о том, что Кольт не просто мальчик-шпиончик, а «ценный кадр», Оониси загорелся идеей вытащить из него все, что можно полезного, а потом только убить. Беккер настаивал на том, что его не надо изучать и убивать, а надо сдать правосудию. Если Оониси не пообещает бросить свои глупые затеи, он откажется его лечить, и Кольт попросту сдохнет. Оониси, которого сейчас Серафим интересовал куда больше, чем Кольт, просто игнорировал гневные сообщения Беккера и, когда тому надоело «чатиться» со стенкой, он сам пошел разговаривать с Оониси, оставив медблок под надзором Юко.
Беккер перехватил Оониси на лестничном пролете и стал горячо убеждать его в том, что Кольт опасен, и лучше отправить его куда подальше. Оониси сначала загадочно отмалчивался, а потом бросил фразу о том, что решать не Беккеру, а господину Ватанабэ. Словом, пока эти двое препирались, Ватанабэ отвлекся от «проблемы Серафима Эстеля» и придумал свой хитрый план. Вызвав Беккера и Оониси к себе, он кратко изложил свой план – когда Энтони придет в себя, всеми возможными и невозможными способами заставить его рассказать, кто он и откуда, а также что забыл на базе. Если будет упрямиться – начать пытать электрическим током. От такого нехитрого, но жестокого плана Беккера покоробило, и он заявил напрямую, что в этом не участвует. Он требует справедливости, а не мести, и роль палача выполнять не будет. Он лучше сдал бы Кольта полиции.
- Какая полиция, Джозеф? – снисходительно бросил Ватанабэ. – У нас здесь своя полиция и свое правосудие. Оставьте свои западные замашки на Земле, если хотите продолжать работу.
Беккер оскорблено замолчал, а слово взял Оониси:
- Вам вовсе не следует в этом участвовать, - с гаденькой улыбочкой добавил он. – Не ваша область. Мы найдем кого-то более… компетентного. Ваша задача – привести диверсанта в стабильное состояние, чтобы он мог свободного говорить и понимал, что говорят ему. Вам ясно?
- Да, но…
- Вот и отлично, приступайте. Как закончите – сообщите.
Беккер нахмурился и хотел было возмутиться, но передумал. Его уже не первый раз так «опускали», демонстративно намекая на его некомпетентность и на то, что японское руководство ему не доверяет. Что ж... оно к лучшему. Он сделает из Кольта говорящий кусок мяса, а там они пусть сами с ним разбираются, лично он забудет все это как страшный сон.
К слову, пока шли эти препирательства, Кольт остался в медотсеке совершенно один. Юко сделала ему тугие повязки в области колен – так, что Кольт при желании мог даже встать на ноги, если бы попытался. Повязки не давали возможности сгибать колени, но передвигаться он в принципе мог, хоть и через боль. Ребро разболелось, но Юко сделала Энтони укол, и боль стала постепенно утихать. Энтони чувствовал себя гораздо лучше, но, чтобы совершить еще один побег, ему пришлось бы сильно постараться. Очень.
«Ситуация патовая. Объект поисков совсем рядом, а я не могу туда добраться. Да еще так глупо прокололся. Нет, всё-таки это задание самое дурное в моей практике. Вот если бы был Легион. Кстати….», - Энтони напрягся, он уже давно не посылал сигнал на определение наличия челнока, и теперь ему представилась такая возможность, да и к тому же аппаратура в космопорту по-любому зарегистрирует сеанс связи, если он удастся, и это, возможно, поможет Кольту выкрутиться.
«Сейчас», - мысленно дал он команду себе и напрягся, задействуя встроенный передатчик. Короткий импульс запроса связи, и чудо. Ему ответили.
«Ура»,- радовался разведчик и дальше продолжил контакт:
«Запрос авторизации…..
Подтверждение авторизации.
Проверка электронной подписи….
Все ОК.
Получение удаленного доступа….
Все ОК.
Смена режима – Ретранслятор.
Все ОК.
Запрос дальней связи….
Получен ответ….
Проверка подлинности…
Связь установлена», - от радости Кольт не мог лежать на месте, ему хотелось скакать до потолка, но ситуация требовала совсем другого отношения. И Энтони даже не подал виду. Для людей беседа обычно длится долго, затягиваясь иногда на часы, но это совсем не касалось общения Кольта с Легионом. Ведь если сильно придираться, парня человеком можно было назвать только с великой натяжкой.
Короткое приветствие. И малец тут же принялся сливать ИИ всю полученную информацию, в подробностях описывая то, что с ним случилось и его текущее состояние. А Легион, как истинный отец, внимательно слушал его, стараясь придумать, как вытянуть оттуда свое бедовое дитя. Интеллекту уже давно было наплевать на интересы корпорации, его сейчас интересовал только парень. С точки зрения ученых это был казус, и, возможно, кто-то бы даже получил нобелевскую премию, если бы узнал про такое. Ведь никто в мире не мог даже представить того, что ИИ может обладать чувствами, даже если они касались только одного человека в мире.
«….Ну вот, а теперь я лежу и не могу двигать ногами. Пули повредили суглобы», - Энтони закончил передачу, а Легион тоже не спешил отвечать, видно даже для ИИ такая комбинация была нелегкой задачей, а потом пришло лишь одно сообщение:
- Пусть тебе вколют Ферматрон плюс, он восстановит суглобы, временно.
- А дальше?
- А дальше выполняй задание, если что - до тебя мне пятнадцать минут. Устрою тревогу, а дальше сам знаешь. Конец связи, - добавил Легион и оборвал связь.
На душе у парня сразу стало легче.
«Похоже, пора просыпаться», - подумал он, открывая глаза, и как-то невзначай случайно сбросил с пальца прищепку с микросхемой, наблюдавшую за его сердцебиением.
Громоздкий прибор, висевший над его головой, пронзительно пискнул, реагируя на остановку ритмов сердца пациента. Юко испуганно обернулась на звук и тут же облегченно вздохнула – Кольт просто случайно сбросил датчик. Она подошла к нему, подняла с пола датчик на длинном белом шнуре и надела его парню на указательный палец.
- Не делай так, - строго сказала она. – Если с тобой что случится – доктор Беккер меня убьет. Я здесь пока за старшую.
- Хорошо, не буду, - приветливо улыбнулся Кольт. - У меня к тебе личная просьба, - голос парня сошел на шепот, - я в туалет хочу, - сказал он и слегка скривился оттого, про что он просит девушку.
- О… - слегка смутилась Юко, почувствовав, как у нее вспыхнули щеки. – Да… конечно… ты можешь пойти, - залепетала она. – Я помогу тебе встать, хорошо? Сейчас…
И она принялась судорожно искать ключ от наручников то в карманах своего халата, то на тумбочке, то еще где…
- Не спеши, - успокоительно проговорил он сестричке.
«Пока все идет, как задумывалось, вот только где моя охрана? Они вроде всегда должны быть рядом. Непорядок».
- Не спеши, я потерплю.
Юко наконец нашла где-то длинный металлический стержень с резьбой и сунула его в левый наручник – замок с тихим щелчком открылся. Затем она освободила вторую руку Энтони и помогла ему сесть на койке.
- Я помогу тебе встать, - сказала она. – Только ступай осторожно – может быть больно.
- Дура, ты что делаешь? – раздался из глубины медпункта чей-то сонный голос. – Хочешь, чтобы этот ублюдок снова сбежал?
Юко смутилась.
- Я просто помогаю ему отойти… в туалет, - пробормотала она. – А вам, капитан Бутвуд, надо отдыхать.
- Знаю, - сварливо отозвался из темноты Бутвуд. – Отдохнешь тут, как же… Ты с ним еще под ручку прогуляйся, - злобно добавил он.
Юко промолчала.
Капитан Джонатан Бутвуд был доставлен сюда почти после того, как Энтони очнулся и поел. Стычка с гайвером в коридоре не прошла для него бесследно: лезвие неукротимого монстра отсекло ему левую руку. А наспех сымпровизированный морг в соседнем помещении пополнился еще двумя трупами – товарищами Бутвуда. Рука капитана была отсечена с хирургической точностью, и ее еще можно было пришить назад. Однако хирург был пока чем-то занят, а Беккер ругался с Оониси, поэтому Бутвуда просто накачали обезболивающими, остановили кровь, потом заставили выпить снотворное и… оставили на потом. Руку Беккер осторожно завернул в полиэтилен и сунул в холодильник. Авось, что-то да получится... Однако Бутвуд проснулся и сейчас был в самом скверном настроении. Болевой шок уже прошел, уступив место холодной язвительности.
Голос раненого на Энтони не произвел никакого впечатления, как впрочем, и на Юко. Наконец-то оковы сняты, вот только с подрезанными крыльями далеко не улетишь. Поддаваясь сестричке, разведчик делал все в точности, что она от него требовала. Руки, а теперь и ноги освободились от оков.
«Сеанс связи удачный, как восстановится - знаю, не хватает только человека, обвешанного оружием, чтобы его у него забрать», - мозг парня вновь заработал как компьютер.
Дальше, подчиняясь рукам девушки, он сел, в ответ на смену позы по мышцам пробежали мурашки, парня аж передернуло:
- Что со мной? - спросил он сестричку, хотя и сам знал ответ. - Секунду, вроде прошло. Я попробую встать? - спросил он, и, получив согласие медсестры, попробовал сделать это. И как ожидалось: резкая боль, жжение и громкое падение на пол. Ноги болели, это была правда, но для того, чтобы ему сделали укол, нужно, чтоб казалось, что ситуация намного хуже. И ко всему парень добавил ужасную гримасу боли и потянул воздух через зубы. С его точки зрения получилось достаточно правдоподобно.
Юко взвизгнула и засуетилась вокруг Энтони, в отчаянии пытаясь поднять его на пол. Шум, учиненный в медпункте, разбудил остальных раненых, и те принялись с любопытством наблюдать за тем, что происходит. Кто-то даже тихо присвистнул.
- Подожди… я сейчас… я что-нибудь придумаю! – тараторила Юко, хватая Энтони за руки, но не в силах его поднять, все-таки парень был намного массивнее миниатюрной японки. – О, что скажет доктор Беккер… Ну встань же, пожалуйста! – почти со слезами на глазах молила она.
- Сейчас, только не плач. Терпеть не могу, когда девушки плачут, - вешал дальше лапшу Кольт, стараясь удержать ситуацию под контролем. Ведь теперь за ним наблюдали все, кто был в медпункте, об этом он догадывался. И как показывала ситуация, многие потешаются с его беспомощности и, возможно, усомнятся в его виновности. Хотя это касалось только некоторых, ведь большинство видело его в лицо.
Ухватившись за край кровати, он подтянулся на руках и с помощью девушки взобрался на нее.
- Фухх, - сказал он, снова очутившись на теплой постели, - похоже, я себя переоценил. И пока врачи не отремонтируют мне колени, я ходить не смогу. А может и вообще не смогу ходить, - опустив голову и, с расстроенным лицом, протянул разведчик.
- Давай я доведу тебя до туалета? – робко предложила Юко, чувствуя себя крайне неловко под прицелом множества любопытных и осуждающих глаз.
- У меня колени вообще не работают, – покачал головой Кольт. - А дотащить туда меня у тебя не получится. Когда-то одному из наших на корабле балкой ногу ушибло, то тогда док колол какую-то хрень ему, и тот через два часа уже работал на своем посту. А здесь, наверное, придётся ждать дока, - договорил он фразу и тяжело вздохнул.
«Придётся напомнить, что можно все это упростить. Девочка вроде умная и смекнет быстро», - размышлял Энтони.
То ли Юко не поняла, о чем речь, то ли засомневалась, стоит ли лечить Кольта самостоятельно, в отсутствие Беккера. А тут еще охранники на соседних койках переполошились:
- Не давай ему ничего! – категорично заявил Бутвуд. – Он все врет! Только и думает, как бы сбежать.
- Да, не верь ему! – поддержал его второй охранник. – Позвони Беккеру – пусть придет и заткнет его.
- А хочет в парашу – пусть гадит под себя, ха-ха-ха! Ему, поддонку малолетнему, так и надо.
- Да, не помогай ему! Пусть мучается!
Слушая все эти шуточки и выкрики, Юко окончательно смутилась и в явной растерянности стояла рядом с Энтони, не зная, как поступить. Ее робкая и нерешительная натура была для парня серьезной помехой. Юко тайно была очарована холодным обаянием доктора Беккера, но и боялась его до дрожи в коленках, поэтому предпринимать что-то без его одобрения не стала. Вместо этого она подумала об альтернативном варианте. Она ненадолго скрылась за дверью, попросив охранников не шуметь (те, конечно, не послушались, тут же осыпав Кольта язвительными насмешками), а Юко вскоре вернулась в сопровождении молчаливого охранника с каменным выражением лица.
- Это синтетик, - сказала она Энтони. – Он поможет тебе встать. И доведет… ну, куда тебе надо.
«Только не тупи», - думал парень, глядя на смущенную девушку.
На насмешки окружающих ему было плевать, так воспитал его Легион. Кольт просто пропустил их мимо ушей, так же как компьютер отсекает шум от информации. И демонстрируя, что он ожидал такого, лег на кровать и вытянулся. Похоже, Юко не сообразила, что парень может теперь дотянуться до тумбочки, и на додачу к этому оставила его на секунд пятнадцать одного. Для человека мало времени, но для Энтони этого хватило с головой – он щелкнул включателем на дефибрилляторе.
«Пускай заряжается», - злобно подумал парень и поднялся на локтях.
Юко вернулась не одна, рядом стоял мужик очень крепкого телосложения, уж очень крепкого.
«Синтетик - это хорошо», - подумал он и в голос добавил:
- Теперь можно и пройтись, - закончив фразу, он поднял левую руку так, чтоб синтетику было проще его поднять.
Синтетик бесстрастно взвалил обмякшее тело Кольта на плечо и, не проявляя никаких эмоций, совершенно непринужденно понес его в сторону стеллажей с лекарствами. Там, в глубине медпункта, находился служебный туалет. Едва эта парочка скрылась в темноте полок, как проснувшиеся и почти оправившиеся от болевого шока охранники принялись цепляться к Юко.
- Вот чего ты ему помогаешь? – негодовали они. – Чего ты так вежливо с ним разговариваешь? Тряпку ему в рот – и пусть сидит. А жрать ему чего принесла? А нам чего не принесла?  Да у вас просто любовь какая-то, блин!
Юко сбивчиво отвечала на их подкалывания, делая вид, что занимается своими делами – бесцельно переставляла туда-сюда медицинские контейнеры.
- Ты давай еще поухаживай за ним! – продолжил за всех Бутвуд. – Протри полотенцем его лобик, покорми его с ложечки, почитай сказку про Мэри и осьминога…
Охранники оглушительно заржали – будто бы не они пару часов назад помирали от ранений. Юко эта шуточка сильно задела, она психанула и… ЗВЯК! – поднос, который она держала в руках, с оглушительным звоном упал на пол, рассыпав мелкие медицинские инструменты.  После этого звука в медпункте повисла тишина, будто выключили звук. Охранники заткнулись.
- Ой… - тихо пробормотала девушка, осознавая, что сделала что-то не то. Она принимаясь судорожно собирать с пола все инструменты, пока Беккер не увидел этого безобразия.
Услышав звон, синтетик напрягся. Его программа призывала его обращать внимание на любое проявление нарушений общественного порядка, а если где-то что-то упало – возможно, там требуется его помощь. Расставив программные приоритеты и вероятную опасность от его действий, синтетик бесцеремонно положил Кольта на холодную керамогранитную плитку (все равно с его ногами никуда не убежит и даже не сдвинется с места), а сам широкими, но спокойными шагами отправился смотреть, что произошло.
«Давненько меня так не носили», - почему-то Энтони вспомнилось детство.
Его тогда тоже носили на руках, но в них не чувствовалось тепла. И вот теперь ситуация повторялась. Почему-то Кольту даже стало скучно от происходящего. Как только синтетик понес парня, все насмешки переключились на сестричку, и если бы Энтони был хоть немного больше похож на людей, ему, возможно, стало бы ее жалко. А так он даже не посмотрел в ее сторону. Синтетик двигался уверенно и быстро и лишь за несколько шагов до туалета он резко остановился. Упавший за его спиной поднос, похоже, задействовал какой-то алгоритм, и он, оценив, что парень не несет никакой угрозы, уложил его на пол, а сам повернулся.
«Мой шанс», - стрельнуло в голове разведчика, и, повинуясь внутренним алгоритмам, он сразу же пробежался по окружающим его предметам. Шкафчики, коробочки, какие-то инструменты – все это не интересовало его. Но вот полочка с подписью «Хирургия» сразу попалась ему на глаза. Слегка поднявшись на одной руке, он потянулся к коробке с уже известной ему надписью.
«Задание выполнено», - подумал Кольт, пряча два шприца под эластическими бинтами на ногах.
Синтетик высунулся в приемный покой и принялся бесстрастно созерцать, как девушка собирает по полу какие-то железяки. Он отрывисто спросил, все ли в порядке, а потом, получив неуверенный ответ, вернулся назад, резко поднял Кольта, словно тот был мешком с картошкой, и потащил дальше. Остановился он перед желтой дверью с надписью WC. Снял парня с плеча, поставил на обе ноги, поддерживая за плечи.
- Держаться за поручни, - отрывисто бросил он. – Две минуты, - и втолкнул парня внутрь.
Упал он там или нет - синтетика не особо волновало. Его попросили отвести этого пацана в отхожее место и проследить, чтобы тот не сбежал. Кстати, а куда Кольт мог сбежать? Клозет для медицинского персонала был на редкость неконцептуальным. Простое помещение, разделенные гипсокартонной перегородкой на два блока (умывальник и собственно туалет), неяркий свет под потолком, светло-желтая пластиковая обшивка стен… и холодный керамогранит под ногами. Ничего примечательного. Абсолютно замкнутое помещение, даже окошка вентиляции нет. Хотя, все же есть, но такое маленькое и незаметное, что пролезть в него не представлялось никакой возможности.
От  нежданных любезностей Кольт чуть снова не полетел на пол, и лишь благодаря своей подготовке сумел удержаться на ногах. Дверь за спиной громко захлопнулась, и сразу же наступила тишина, но парень не сомневался, что синтетик ждет под дверью и через две минуты он его точно так же переместит на койку.
«Действуем», - Кольт сел на толчок и первым делом, достав украденные шприцы, сделал себе инъекции. Выбросив пустые шприцы в очко, он принялся делать то, зачем сюда пришел. Хошь - не хошь, а несколько часов метания по базе дадут о себе знать. Ровно по истечении двух минут дверь открылась, и твердая рука снова потянула парня на его место.
К моменту возвращения Кольта в медпункте все более-менее успокоились. Расшумевшиеся охранники вновь почувствовали слабость от ранений и приутихли. Кое-кто задремал, остальные извинились перед Юко и попросили поесть. Юко принялась записывать, кому что принести, словно она была официанткой, а синтетик, не заподозривший ничего странного в поведении Кольта, ловко свалил его на кровать и, получив одобрение Юко, вышел. Юко, немного волнуясь, снова пристегнула руки и ноги Энтони к койке, ничего не говоря, потом отошла за едой для охранников. Короче говоря, к возвращению доктора Беккера все было чинно, мирно и вполне порядочно. Дежурный врач ничего не заподозрил.
А что же Энтони? Он не чувствовал усиления боли, не чувствовал слабости да и прочих побочных эффектов. Пока. Под коленками у него разливалось холодное покалывание, кожа немного онемела, но, в принципе, пока ничто не говорило о том, что он что-то сделал неправильно. Если все пойдет как надо, в скором времени инъекция «Ферматрона-плюс» вернет ему возможность двигаться и даже бегать. Собственно, если говорить о «Ферматроне»… этот препарат был известен еще в начале двадцать первого века как экспериментальная разработка, очень дорогая и с кучей противопоказаний. Однако идея инъекционного протезирования пережила два столетия, изменяясь и перерождаясь под названиями многих медицинских препаратов, пока наконец БиоНат не представил широкой публике модифицированную версию того самого первого «Ферматрона», оставив даже прежнее название. По сути чудодейственный «Ферматрон» является вязкоэластичным препаратом гиалуроната натрия. Легион сообщил Кольту, что гиалуронат натрия применяется в виде стерильного вязкоэластичного имплантата для внутрисуставного введения и может, по сути, временно заменить ему коленную чашечку и сустав. Препарат обретет форму протеза лишь по истечении нескольких часов, зато у Кольта появится время на то, чтобы выполнить задание. Гиалуронат натрия является аналогом синовиальной жидкости человека, поэтому он мало чем рисковал. Разве что тем, что его махинация раскроется, но Энтони умел заметать следы. Также введение гиалуроната запускает «пусковой механизм», то есть восстанавливает способность сустава вырабатывать эндогенный гиалуронан. Если все пойдет как надо, через четыре часа Энтони сможет драться и бегать. Конечно, при высокой подвижности сразу после инъекции его новые колени быстро придут в негодность, но на родной базе Гипердайна его быстро подлатают.
«Первый этап завершен», - подумал Кольт, снова ложась на кровать.
И снова кандалы сковали его тело, но он понимал, что теперь он сможет все, теперь Легион знает про его состояние, есть связь, и если что – его спасут. Пускай при этом положат несколько сотен сотрудников этой базы. Снова прикованный, он старался поменьше двигать ногами.
«Пускай теперь работают медикаменты», - с этой мыслью он уснул, собирая свои силы, чтобы одним махом завершить эту миссию и вернуться назад к Легиону.

0

4

Сон Энтони был чутким, и парень проснулся от постороннего звука, ворвавшегося в его не очень сладкие грезы. Шипение гидравлики пробудило его ото сна, а яркий свет, вспыхнувший над входом в медпункт, окончательно развеял его сон. Где-то рядом послышалось ворчание – кого-то тоже разбудило это наглое вторжение.
- Простите, - буркнул чей-то голос, и свет погас. – Не знал, что освещение здесь автоматическое…
Снова стало темно, лишь в неясном свете стола-компьютера Беккера можно было разглядеть, как по медпункту перемещается чей-то силуэт. Беккер поднял глаза от столешницы и хмуро воззрился на незваного гостя.
- Прощу прощения за вторжение, - сказал генерал-майор Соммерс, а это был именно он.  – Могу я поговорить с Бутвудом? Если, конечно, он не спит.
- Полагаю, можете, - ледяным тоном отозвался Беккер. – После вашего шумного вторжения теперь вообще мало кто спит.
- Э… благодарю, - замялся Соммерс, явно не ожидая такого отпора.
Юко, суетившаяся неподалеку, бросила на него сочувствующий взгляд. Она уже знала, что Беккер на взводе, и сейчас его лучше не трогать, если не желаете нарваться на грубость.
Соммерс присел на шаткий стульчик около койки Бутвуда и включил маленький точечный ночник. Бутвуд устало протер глаза единственной рукой и лениво потянулся.
- Сэр…? – удивленно спросил он.
Глядящее на него сверху лицо командира в слабом желтом свете казалось совсем старым. Источник света, находящийся чуть ниже головы Соммерса, невыгодно подчеркивал его неглубокие морщины и впалые щеки. Спросонья Соммерса можно было принять за какого-нибудь демона или злого духа. Правда, в духов Бутвуд не верил, равно как и в то, что командир пришел его проведать.
- Ну привет, - сказал Соммерс. – Как…?
- Что – как? - не понял Бутвуд, еще не до конца проснувшись.
- Ну... жизнь.
- Не очень, сэр…
Разговор как-то не клеился. Соммерс и сам не знал, зачем пришел сюда. Изрядно поругавшись с Оониси и приведя себя в порядок после битвы с гайвером, он решил, что у него еще предостаточно свободного времени, чтобы сделать что-нибудь общественно полезное. Например, посмотреть, как чувствует себя Бутвуд, который лишился левой руки по вине Новуса.
- Рука болит? – спросил он.
- Правая – нет. И левая тоже, ибо она в холодильнике, - отшутился Бутвуд.
Соммерс невесело хохотнул. Ему нравился оптимизм Бутвуда, учитывая обстоятельства...
- Это хорошо, - сказал он, - что ты не теряешь присутствие духа.
- Из духов здесь присутствует только Риес, - ответил Бутвуд. – Остальные получили хотя бы звание лейтенанта.
Соммерс изобразил на лице некое подобие улыбки.
- С каких это пор ты цепляешься к словам, Джонатан? – спросил он.
- С тех пор как оказался здесь, сэр… и переосмыслил смысл жизни.
- И в чем же смысл жизни?
- В том, чтобы его найти.
- Хм… неужели?
- Да-да. Вот живет человек, работает, деньги зарабатывает, семью кормит, - внезапно разговорился Бутвуд. – А потом бац! – и умер. Внезапно так, совсем неожиданно для себя и для других. Сидел в Меганете, чатился со всякими придурками, отошел на кухню чая налить, поскользнулся около раковины и упал… затылком об острый угол. Был человек – и вот его не стало. По полу растекается горячий чай, который он нес себе в комнату, смешиваясь с кровью, вытекающей из его черепа…
Соммерс слушал, решительно не понимая, что это такое несет Бутвуд и зачем. А тот тем временем продолжал:
- А кто-то пишет ему сообщения в чате, предлагает сыграть в какую-нибудь тупую виртуалку… кто-то обижается, что он уже полчаса не отвечает. Кто-то подождет немного, а потом и вовсе перестанет писать, подумав, что ему не нужен такой собеседник, который сутки ничего не пишет и не звонит. Так никто из его виртуальных собеседников никогда не узнает, что этого человека больше нет. Глупая никчемная смерть.
Повисла пауза. Охранники на соседних койках внимательно прислушивались к разговору, даже Беккер, слышавший весь рассказ Бутвуда, заинтересовался.
- Ну-ну, - хмыкнул Соммерс. – И причем же тут смысл жизни?
- Да ни причем… - вяло отмахнулся Бутвуд. – Просто так.
- Но ты же про смысл жизни говорил, - напомнил Соммерс.
- Что, правда? – удивился Бутвуд. – Разве?... Ну и плевать. Черт с ним, со смыслом. Смысл лишь в том, кто мы есть. А кто мы есть? Мы – те, кто мы есть, мы – это мы, и если мы – это не мы, то кто же мы? Вы чувствуете весь парадокс этого вопроса, сэр? Тупиковая ситуация. Мы – это мы, но кто мы? Это мы! А мы кто? Мы и есть мы!
- Бутвуд, перестань, - поморщился Соммерс. – Ты загоняешься.
- Да? И правда… - Бутвуд задумался. – Но все-таки…
- Что-то тебя потянуло на какую-то бульварную философию, - сказал Соммерс. – Признавайся, чем тебя Беккер накачал?
- Меня? – удивился Бутвуд. – Да вроде ничем…
- Альфаметилфенилэтиламином, - подал голос Беккер.
- Чем-чем? – переспросил Соммерс, поворачиваясь к нему.
С коек послышались сдержанные смешки. Проявление Соммерса всех перебудило, и теперь он явно выступал в роли развлекательного зрелища.
- Амфетамином, - пояснил Беккер, да только Соммерсу это ничего не сказало.
- Зачем?
- Успокойтесь, генерал-майор, - Беккер раздражительно уставился на него. – Я пошутил.
- А чего тогда Бутвуд такой… странный? – все еще не понимал Соммерс. Снова послышался смех. – Да хватит ржать! – рявкнул он. – Что происходит?!
- Успокойтесь, - невозмутимо повторил Беккер, наклоняясь над столом. – Все в порядке. Просто некоторые обезболивающие препараты имеют… мдэ… некоторый психотропный эффект. Но так даже лучше, а то ваш солдат совсем грустный был.
Соммерс похлопал Бутвуда по плечу, отечески улыбнулся ему, встал и подошел к Беккеру.
- Он сможет продолжать службу? – тихо спросил он, чтобы остальные ничего не услышали.
- Откуда мне знать? – буркнул Беккер. – Может, он завтра решит уволиться.
- Да хватит вам, доктор! – разозлился Соммерс. – Я вас серьезно спрашиваю. Вы сохраните ему руку?
По лицу Беккера было заметно, что он собирается сказать еще что-то язвительное, но он почему-то передумал, решив, что чем раньше он скажет все, что интересует Соммерса, тем раньше Соммерс покинет помещение.
- Да, - неохотно отозвался он. – Вроде бы можно пришить руку на место… в течение суток, когда доктор Кенбал соизволит прийти. В крайнем случае можно поставить автоуправляемый протез.
- Хорошо. Позаботьтесь о нем, доктор.
- А я что, по-вашему, делаю? – снова «наехал» на него Беккер.
Соммерс почувствовал дикое желание заехать Беккеру промеж глаз, но вместо этого он с трудом заставил себя виновато улыбнуться и отойти к Бутвуду. Если Беккер в чем-то и виноват, так только в том, что считает, что мир виноват во всех его неудачах.
- Доктор Беккер позаботится о тебе, - сказал Соммерс, возвышаясь над Бутвудом. – Еще пару суток отлежишься, а потом чтоб снова был в строю, - сказал он, желая как-то ободрить капитана.
- Да, сэр… конечно. Но что ж вы так и не рассказали про главное? – воскликнул Бутвуд.
- Про что?
- Ну как про что… вы убили этого… это существо?!
- А… да, - небрежно бросил Соммерс, поняв, что Бутвуд спрашивает про гайвера. – Он мертв, Джонатан. Теперь все позади.
Бутвуд покосился в сторону, где на приличном расстоянии от него и всех остальных стояла койка с пойманным шпионом. Соммерс проследил направление его взгляда.
- И с его стороны тоже ничего не угрожает, - добавил он. – Все хорошо.
- А Оониси… вы с ним?... – Бутвуд попытался еще что-то спросить, но Соммерс строго его перебил:
- Не сейчас. Пока все нормально. Спи давай, я просто зашел проверить, что ты в порядке.
- Да... Кстати, я тут подумал об одной странной вещи. Вам не кажется, что в роду у Оониси встречался гибрид амурского тигра с хомячком?...
Соммерс усмехнулся и медленно отошел, не желая слушать очередной наркотический бред Бутвуда. А вот остальным охранникам явно будет что послушать. Напоследок, перед тем как уйти, он бросил взгляд в сторону Энтони, притворяющегося спящим.
«Вот теперь все, кто желал нашей смерти, пойманы и обезврежены. И третий, как его там, тоже – если верить Оониси. Теперь, кажется, неприятные неожиданности закончились».
Соммерс ошибался.

0

5

Кажется, поиски этого Соммерса немного затянутся. Прошло уже некоторое время с того момента, как парень начал искать цель экзекуции, но из людей попадались лишь ремонтники да немногочисленные исследователи, и все как один не знали, где глава охраны, это начинало немного раздражать.
По пути своего следования Серафим наткнулся на комнату отдыха, внутри которой было пусто, но зато был чей-то недоеденный сэндвич. Взглянув на него, парень почувствовал призыв дополнить съеденный недавно обед небольшой закуской, а так как Эстель был не из брезгливых, он не думая схватил бутерброд и пошел дальше искать Соммерса.
На редких прохожих ему недолго везло – скоро коридоры стали наполняться людьми. Все-таки это была военная база с кучей персонала. Оониси из диспетчерской следил за Серафимом по камерам и ужасно злился, что он движется совершенно не в том направлении, куда следует. Соммерс ошивался где-то в области медпункта, Серафим же был вообще в другом конце базы. Таким образом, эти двое еще нескоро встретятся. Правда, по закону жанра не может так случиться, чтобы вся миссия Серафима прошла без сучка без задоринки, поэтому очень скоро он столкнулся с неприятными неожиданностями в лице какой-то незнакомой компании.
В коридоре, где люди не задерживались, а стрелами проносились туда-сюда, около кофейного автомата замерло трое. Кажется, они держали совет, глядя на автомат с весьма серьезными лицами. Один был типичный американский военный: высокий, стройный, симпатичный, с правильными чертами лица, короткими каштановыми волосами, в камуфляжной куртке и черных штанах… в общем, типичная голливудская морда. Рядом с ним стоял лысый качок с двумя полукольцами в нижней губе, выглядящий весьма брутальным. Он больше был похож на музыканта, нежели на военного. Ну и третий участник столь странного сборища – совсем еще мелкий пацан лет двадцати на вид, взъерошенный, щуплый, похожий на воробья. По мере приближения к компашке Серафим услышал, что они громко о чем-то спорят, тыкая в разные кнопки кофейного автомата и прикладывая свои карточки то туда, то сюда. Наконец качок не выдержал и заехал кулаком по «фейсу» автомата. Машина загудела, но выдержала удар и так и осталась стоять невозмутимой громадиной.
- Или мы идиоты, - прокомментировал ситуацию мелкий паренек, - или автомат сломан.
- Подозреваю первое, - сказал качок.
Наконец они заметили неспешно приближающегося к ним Серафима.
- О! – обрадовался симпатичный мужчина в камуфляжной куртке. – Добрый день! Вы нам не поможете? – обратился он к нему. – Мы тут недавно появились и… э-э... не можем понять, как работает эта штуковина? – он ткнул большим пальцем через плечо в сторону автомата.
Парень, остановившись, сначала посмотрел на троицу людей, потом на автомат с кофе. Было не похоже, что он сломан, однако мало ли.
- Хммм… кидаешь монетку, выбираешь кнопку, забираешь кофе. – Проинструктировал ребят Эстель, пожимая плечами. Ему почему-то показалось, что ребята забыли сделать первое.
- Чего? – удивился Камерон Митчелл (а это был именно он). – Я серьезно спросил вообще-то. Вам сложно ответить? – в его словах прозвучала обида.
Не так давно Митчелл с компании Дэвида Харрингтона и Чеда Ремси по распоряжению О’Нилла застрял здесь в ожидании информации, которую должен был принести Джонас. Сам Джонас в этот момент пытался выяснить, куда потащили гайвера, а О’Нилл с Самантой и Дэниелом пошли вытрясать полезную информацию из сетевого администратора. И, конечно, по закону жанра Серафим прошел именно здесь.
- Ну, он как бы так и должен работать. – Произнес он, заметно раздражаясь. – Вы меня спросили, как он работает, я ответил. Проблема решена, всё, алесс! - Едва не заорал парень, но тут же заткнулся и посмотрел на парней, как рыба на лед. Кажется, он слегка перестарался, что неудивительно, Серафим так и не свыкся с мыслью, что ему придется избавляться от по сути ни в чем не повинного человека. Довольно сложно убить в себе сочувствие и человечность.
- Извините, ребят, денек тяжелый выдался, а меня ещё Соммерса заставили искать. – Попытался извиниться за свое поведение парень. – Вы, кстати, не знаете, где он?
Митчелл продолжал хмуро и недоверчиво взирать на него. В воздухе заметно запахло конфликтом. Качок и мелкий пацан медленно подошли и встали по обе стороны от командира. Кажется, назревало что-то нехорошее.
- Зачем вам Соммерс? – спросил Митчелл. – Как ваше имя?
- Серафим Эстель. – Представился парень и показал бейджик, данный ему Оониси. – Я по поручению администратора базы.
ЗВшники коротко переглянулись. Конечно, они ничего не слышали о сбежавшем подопытном, но Митчелла очень напрягло это дурацкое объяснение с монетками. Во-первых, кофе для персонала базы по магнитным карточкам было бесплатным, во-вторых, монетками не пользовались уже эдак двести лет. Что-то в этом парне показалось Митчеллу подозрительным, и Харрингтон с Ремси вполне разделяли его чувства. После психа-гайвера и Энтони Кольта они уже ничему не удивлялись и были готовы к новым приключениям. И хотя никаких внешних признаков подозрительности Серафима не было в зоне видимости, Митчелл решил проверить свою догадку.
- Мое имя – Камерон Митчелл, я полковник ВВС Объединенных Америк, - представился он,  быстро помахав своим бейджиком перед носом Эстеля. – Представляю службу безопасности. Можете мне сказать, по какому вопросу вы ищете генерала-майора Соммерса, и я свяжусь с ним, - он тут же мысленно похвалил себя за то, что предварительно успел где-то выяснить звание главы службы безопасности.
- Меня послал зам администратора Ханикомбы – Рокуро Оониси, тот двинутый японец. Странно, вы не выглядите, как местные. – С подозрением произнес парень, отступая назад на пару шагов. Не хватало ему ещё нарваться на неприятности с неместными гостями. – Кажется, я не так давно видел кого-то в форме, похожую на вашу. Вы с ними?
Эстель подозревал незнакомцев в неблагоприятном для базы деле не меньше, чем они его. Однако если предположить, что они были приглашены сюда зачем-то, то зачем он представился, как служба безопасности? И вообще, какого китайца полковник ВВС делает в службе безопасности подземной базы?
Митчелл быстро сообразил, что облажался. Будь Серафим кем-то «левым», он бы не смекнул, что Митчелл и компания не из этих мест. Слишком уж быстро местные работники понимали, что они не отсюда – и странная манера выражаться (еще не отвыкли от языка двадцать первого века), и форма Неонополиса, и отсутствие передатчиков в левом ухе… Полюс ко всему, полковником Митчелл никогда не был, даже в Империуме, а по прибытии в этот странный корпоративный мирок едва удостоился звания майора. Словом, в своей подозрительности Камерон «напал» не на того.
- Э-э... – протянул он. – Мы – корпоративная охрана Вейланд-Ютани, - представился он, и это было правдой, ибо так звучали их официальные звания. – По сути то же самое, что служба безопасности. Мы с Земли. Здесь по поручению генерального директора корпорации, - надо было срочно спасать ситуацию, и Митчелл ловко изворачивался в словах, как змея, говоря полуправду. – Мы… э-э… хотели предложить вам помощь найти Соммерса, если вы серьезно расскажете нам, как работает кофейный автомат. Вот.
Серафим подозрительно прищурился, но потом сделал вид, что верит. Получив запрос, он подошел к автомату поближе и осмотрел его. На первый взгляд пациент здоров, но раз уж ребятки не могли получить свой кофе, значит, с ним действительно что-то не то. Заметив разъем под магнитную карту, Серафим понял, что совсем недавно сморозил глупость, но, благо, на это не обратили внимания, зато Эстель получил дозу адреналина в кровь.
- Есть два варианта: либо ваши карточки… - Эстель сделал паузу, смотря на троицу любителей кофе, – не авторизированны на базе, либо автомат сломался. А если уж он сломался, значит, надо вызывать ремонтников, я с устройством этих автоматов не знаком.
- Так как им пользоваться-то? – уточнил лысый.
- Да, мы уже пробовали и карточки, и кнопки нажимать! Покажите нам, - поддержал его малец и с готовностью протянул Серафиму свою карту.
Тот взял её и встал перед автоматом, не предпринимая никаких действий, он просто продолжал смотреть на неё как баран на новые ворота. Ну не пользовался он раньше автоматами, ни два года назад, ни четыре.
Наконец он решился-таки вставить карточку в разъем этого кофейника-переростка и нажать на первый попавшийся сорт.
И… ничего не произошло. Автомат зашипел, потом загудел, но кофе так и не выдал. ЗВшники внимательно наблюдали за всеми манипуляциями Серафима.
Судя по звукам, автомат должен был работать нормально, по крайней мере, механизмы были в действии и исполняли свою работу, кажется, Эстель не был уверен в том, как работает эта кофеварка.
- Кофе кончилось. – Заключил парень, приняв позу стоящего мыслителя, забыв про магнитную карту внутри. – Надо наполнять снова.
- Ну… в таком случае, - Митчелл изобразил на лице вымученную улыбку и развел руками. – Спасибо вам… и извините, что отвлекли. Генерал-майор Соммерс должен быть в комнате охраны на третьем уровне, прямо по коридору и налево, - от балды ляпнул он.
- Ага, спасибо вам, – поблагодарил парень, который почувствовал, как легко становится на душе оттого, что не придется искать смертника. Серафим уже не мучился из-за того, что палачом Соммерса выбрали его, пусть и косвенным. На этой базе человек человеку волк, а значит, надо жить по их законам. – Удачи вам… в чем бы то ни было.
Попрощавшись с троицей, Серафим на третьей крейсерской рванул бегом к лифту, на нем поехал на третий уровень, а дальше, как и говорил Митчелл, прямо по коридору и налево в комнату охраны, вот только там никого не было и, причем, давно. У Эстеля тикнул глаз, и он пообещал себе, что если встретит того Митчелла ещё раз, то убьет его.
А тремя минутами ранее Чед, пыхтя, с трудом извлек из прорези свою карточку. Вредный автомат артачился и препятствовал ему в этом.
- Не нравится он мне, - изрек Харрингтон после того, Как Серафим отошел на приличное расстояние и скрылся за поворотом. – Так смотрел на карточку, будто впервые увидел. Как мы прям.
- Но на нем форма базы. И бейджик тоже, - вяло заспорил Митчелл. – Не к чему прицепиться.
- На примере Кольта мы знаем, что бейджики и тряпки еще ничего не гарантируют, - осторожно напомнил Дэвид. – С вашего позволения, сэр, я бы проследил за ним.
- О’Ниллу это не понравится, - покачал головой Камерон. – Он нам сказал ждать здесь и не разбегаться.
- А чего тут делать, сэр, - вмешался Чед, - если кофе все равно не будет?
- Действительно, - серьезно согласился Дэвид. – Я же не собираюсь его убивать. Просто пойду следом. Если зря мы его подозреваем непонятно в чем – это никому не навредит. А если ваши подозрения верны – мы поймаем очередного преступника.
- Что-то много их развелось на одной-единственной базе, - ввернул Ремси.
Митчелл задумался.
- Ладно, - сказал он, решившись. – Иди. Но только осторожно, чтобы тебя не заметили.
- Не беспокойтесь, сэр, - заверил его Харрингтон. – Я умею скрываться.
- Тут повсюду камеры, - понизив голос, добавил Митчелл, покосившись по сторонам. – Делай вид, что ты просто идешь по своим делам.
- Я знаю, сэр, - отмахнулся Харрингтон. – Не дурак. Вернусь максимум через полчаса.
- Хорошо. Давай.
Харрингтон поспешил следом за Серафимом в сторону лифта. Он надеялся, что парень последует совету Митчелла искать Соммерса в комнате охраны. Он пока не знал, что за Эстелем давно присматривает Оониси, а значит, его личная слежка скоро раскроется.

0

6

Не самое приятное дело искать иголку в стоге сена. В данном случае этот мужик, Соммерс, представлялся именно этой иголкой, а весь назло многочисленный персонал базы – сеном, с которым даже поговорить было боязно, ибо слишком частыми расспросами можно привлечь ненужное внимание. Вдобавок ко всему, недавно встреченные незнакомцы зачем-то отправили Серафима по ложному следу. Этот факт, конечно, немного беспокоил, но парень не придавал ему большого значения, пока его волновало другое. Логично было догадаться, что за выполнением его работы следят, и это нервировало.
«Сделать финт ушами и попытаться спасти Соммерса, а заодно и свою совесть не получится», – разочарованно думал парень, отчаянно стараясь засунуть эту свою совесть куда поглубже.
- Соммерс, выходи. Выходи, подлый трус, – тихо произнес Эстель, вздохнул и задумался вслух. – Если подумать, то совсем недавно его должны были вытаскивать из экзоскелета после разборки с той фаршмашинкой. Может, он все еще в лазарете? Только теперь возникает новый вопрос. Где лазарет?
Додумавшись до возможного местонахождения своей цели, Серафим лишь добавил новое звено в цепочке этого гребаного квеста.
Махнув рукой, парень решил найти хотя бы одну живую душу, дабы найти лазарет.
Крадущийся следом Харрингтон увидел лишь, как закрылись двери лифта, в котором скрылся подозреваемый. Он подбежал к дверям и принялся смотреть на электронное табло, отсчитывающего этажи. Запомнив, на каком этаже остановился лифт, он свернул на лестничную площадку и понесся вверх... только бы не упустить. А Серафиму долго не пришлось искать людей - их было полно и в коридорах, и на курительных площадках.
Парень приметил среди толпы группу людей в курилке, похожих на инженеров из обслуживающего персонала базы. Будучи примерно той же профессии Серафим вполне мог найти с ними общий язык.
- Салют работникам отверток и отборного мата, – поприветствовал их парень, стараясь как можно больше расслабиться и создать непринужденную атмосферу. – Ребят, я тут немного заплутал, пытаюсь лазарет найти. Не поможете?
Курильщики подозрительно окинули любопытствующими взглядами чистую одежду Сима и его бейджик, висевший на него на длинном шнурке. Сами они были в мешковатых оранжевых комбинезонах, покрытых пятнами от машинного масла. Скорее всего, они работали в ангаре наземной техники. И приветствие Серафима раценили как издевательство - обычно офисный планктон не подходит к ним с нагленькой улыбочкой и не называет рабочим классом и матершинниками.
- Пошел на*уй, - прямо ответил один из них, отворачиваясь, и остальные поддержали его коллективным поддакиванием.
Что-то не везло Симу наладить отношения с обитателями базы...
У парня явно дернулась бровь. Нет, он, конечно, понимал, что его нынешний цивильный вид делает его похожим на п*дарасов с административного этажа, но вот так вот посылать…
- Слыш ты, посылатель хренов, – парень почти вплотную приблизился к тому, кто его послал, и похлопал по плечу, жестко похлопал. – Я не те женообразные воротнички, которые сидят за бумагами, могу и в табло задвинуть и мозги вправить, чтоб мыслительный процесс не заклинивало. Я нормально спросил, как коллег бывших.
- Пидарасам офисным продался! - грубо бросил инженер, хватая Сима за запястье и отталкивая от себя. - Вали отсюда, придурок.
- Оооо, - произнес парень, потирая запястье. – Наверное, было большой ошибкой идти работать на компанию, где человек человеку – волк.
Серафим взглянул на других членов группы, от которых дружелюбностью тоже не пахло, и вздохнул:
- Мы что, в Китае эпохи трех царств охраны, обслуги и воротничков? – спросил парень, слегка успокаиваясь, не в его интересах устраивать драку. - Хочешь, чтобы я свалил? Скажи, где лазарет, и я свалю, иначе этот бывший инженер-демонтажник никуда не уйдет и будет отравлять ваши сигареты своим присутствием.
- Да вали отсюда! - хором рявкнули на него рабочие.
- А то тебя сейчас в лазарет унесут. Ногами вперед, - добавил самый языкастый из них.
Рука двинулась сама по направлению к челюсти самого языкастого, отправляя последнего на землю. Был нокаут или нет, Серафим разобраться не успел. Единственная мысль, посетившая его мозг в данный момент, говорила, что будут проблемы, если он сейчас же не свалит. Возвращаться в камеру, где его когда-то держал Бутвуд, совершенно не хочется, как и попадаться на глаза охранникам.
- Он сам виноват, – решил оправдаться парень, даже не думая скрывать паники.
К сожалению, этого было явно недостаточно, чтобы замять проблему, а потому пятки Серафима быстро засверкали по полу коридора. Когда он убежал достаточно далеко (пролетев по лестнице на пару этажей вниз), парень успокоился и решил передохнуть.
- Куда я попал? – опять начал вслух размышлять парень. – Офисники – пидарасы, обслуга - долбо*бы, охрана – мудаки, про начальство вообще молчу. Оониси – сволочь, мог бы и сказать, где этого Соммерса искать. Нашли, бл*ть, спецагента-ликвидатора.
В диспетчерской Оониси, наблюдавший всю эту сцену, устало прикрыл глаза рукой.
А Харрингтон наконец пробился через толпу людей в коридоре и обнаружил, что на лестничной площадке происходит какое-то сполпотворение. Люди образовывали полукруг, в условном центре которого стояло несколько рабочих в оранжевых комбинезонах, которые наперебой рассказывали об обнаглевшем офисном планктоне, перемешивая свой рассказ с ненормативной лексикой. Заподозрив неладное, Харрингтон осторожно поинтересовался, куда побежал этот тип, давший в морду одному из инженеров-механиков. Ему махнули рукой дальше по коридору. Харрингтон помчался следом, но навстречу ему попадалось еще больше людей, коридоров и помещений, что вскоре он понял, что потерял след.
- В любом случае пофиг, – парень, отдохнув, хлопнул руками, словно давая себе установку на новые подвиги по старому заданию, и двинулся по коридорам.
На этот раз он решил рискнуть и поговорить с охранником, патрулирующим неподалеку.
- Эй, друг подожди, – Серафим подбежал к нему, искренне надеясь, что он с ним не встречался до того, как его изловили люди Оониси. – Ты не в курсе, где мне можно найти Соммерса? Мне ему кое-что сообщить нужно… лично.
Охранник подозрительно взглянул на его бейджик и, решив, что это новичок, ответил:
- В штабе охраны искать не пробовал?
- Да вроде искал, – Серафим виновато пожал плечами. – Меня туда еще люди в странной одежде направили, хотя мне показалось, что они просто избавиться от меня хотели. Напомни, как туда пройти?
- Эээ... - задумался охранник, чуть прищурив глаза и явно обдумывая, как лучше рассказать. - Знаешь, где копи-центр?
- Эээ… - Повторил за охранником парень. – Нет. Скажи просто, на какой этаж подняться или опустится, я тогда там спрошу.
- А, - расслабился охранник. - Ну вот дальше по коридору и налево, до лифта. Второй этаж.
- Благодарю.
Парень помахал рукой на прощание и двинулся к лифту, а там уже нажал кнопку второго этажа. Какого-то конкретного плана убийства Соммерса не было, но парень решил, что разберется на месте.
Когда лифт добрался до места назначения, Серафим осмотрелся и, найдя какого-то прохожего, явно не охранника, побежал к нему.
- Стой, – парень задержал человека, положив руку на его плечо. – Прости, если задерживаю, мне надо Соммерса найти, где штаб охраны?
- А хер его знает, - равнодушно ответил этот человек и, закуривая на ходу, лениво двинулся своей дорогой, даже не взглянув на Сима. Кажется, кое-кому капитально не везло...
Серафим свернул в какой-то коридор, явно рассчитывая отыскать еще кого-то, и... столкнулся нос к носу с человеком, превышающим его в росте почти на голову. Это был худой человек в строгой военной форме и знаками отличия, с четким орлиным профилем, суровым лицом и пронзительными серыми глазами. Короткий ежик волос был слегка тронут сединой, тонкие губы были плотно сжаты. Человеку было явно под пятьдесят, и внешне он казался сухим и замкнутым. Бросив на Сима короткий взгляд, он тут же потерял к нему интерес и, обойдя его двумя шагами, чеканной походкой направился к лифту.
Но не успел он пройти и пары шагов, как вдруг его окликнул курящий парень, не успевший отойти достаточно далеко.
- Командир Соммерс! Сэр! Вас тут какой-то пид... э-э... человек искал, - крикнул он, махнув сигаретой.
Соммерс резко развернулся к нему, намереваясь отчитать за курение в неположенных местах.
Парень развернулся в сторону Соммерса в то же время, что и тот к нему. Цель найдена, теперь стоило приступить к ее уничтожению и… свидетеля. Хотя, стоит учитывать, что Оониси просил сделать все тихо. А ведь так хотелось пошуметь, ну да ладно.
Серафим подошел к Соммерсу и тихо сказал:
- Мне нужно с вами поговорить наедине. Это касается вашего Кольта.
Эстель закинул наживку, предполагая, что глава охраны вряд ли пройдет мимо этой темы. Особенно после случившихся котовасий.
Соммерс нахмурился.
- Проваливай отсюда, - кивнул он курильщику, явно забыв отчитать того за мелкую провинность. – А вы кто такой? – спросил он у Серафима. – Что-то не припомню вас в службе охраны.
- Помните ту тварь, с которой вы разобрались, будучи в экзоскелете? – спросил Серафим, явно не собираясь отвечать на вопрос. Все, что ему нужно было – это заинтересовать Соммерса, и все. – Она была связана с вашим шпионом. Дальнейшую информацию расскажу только когда будет гарантия того, что рядом нет ушей и глаз.
Дымя сигаретой, курильщик вальяжно удалился, оставляя после себя кольца ароматного дыма. Соммерс, внимательно оглядев Серафима сверху вниз, отрывисто потребовал:
- Оружие – сдать. Карту - сдать. Ступайте в лифт. 
- Хорошо, хорошо.
Парень сдал Соммерсу все, что тот требовал, кроме оружия (его не было), и отправился вслед за ним в лифт.
Соммерс сунул магнитную карточку в карман и, не спуская взгляда с Серафима, ступил в кабину. Затем нажал на кнопку третьего этажа, кабина дернулась и плавно поехала вверх.
- Там, куда мы идем, не будет ни камер, ни прослушки, ни людей? – решил поинтересоваться парень, пока лифт медленно поднимался до нужного этажа.
- Да, - просто ответил Соммерс. – И ты расскажешь мне все, что тебе известно про Кольта.
- Обязательно, – кивнул парень. – Взамен я попрошу об услуге, думаю, вы как глава охраны сможете ее выполнить.
Лифт остановился, и открылись двери в коридор третьего этажа. Соммерс бесцеремонно подтолкнул Серафима в спину – мол, выходи.
- Что за услуга? – спросил он.
- Когда придем, озвучу, – ответил парень, явно недовольный бесцеремонностью этого человека.
Он уже начал подумывать о том, что надо было его кончать еще в лифте.
Далее оба молчали. Навстречу им попадались местные сотрудники базы, кто-то равнодушно проходил мимо, кто-то косился с любопытством. Так они прошли пару коридоров, и внезапно Соммерс втолкнул Серафима в какое-то помещение со словами: «Вот мы и пришли».
Серафим ввалился в комнату, и неестественно яркий свет ламп на мгновение ослепил его. Комната была маленькой, больше напоминающей каморку, и оказалась завалена кипами многоразовой печатной бумаги, какими-то пухлыми папками на стеллажах и прочим канцелярским мусором. Было там еще несколько древних столов, за которыми сидели люди: кто-то смотрел в монитор, кто-то читал газету, а кто-то бесцельно плевал в потолок. Всего людей было четверо, и все они были в военной форме. Соммерс вошел следом за ним и тихонько прикрыл за собой дверь. Послышался щелчок – обернувшись, Сим заметил, что Соммерс направил в его голову табельный пистолет.
- А вот теперь говорим, - сказал генерал-майор тоном, не предвещающим ничего хорошего.

0

7

Джонас осторожно выглянул из своего нехитрого укрытия. Распластавшись на лестнице, он внимательно наблюдал, что происходит в коридоре на месте недавней битвы с существом, которое напало на него и Дэниела в комнате охраны. Существо было раздавлено могучей машиной-экзоскелетом, и сейчас ее осторожно оттаскивали в сторону с помощью таких же более мелких машин. Сам Оониси спустился вниз понаблюдать за процессом и покомандовать. Он сердито покрикивал на рабочих, чтобы они действовали осторожно и аккуратно и окончательно не размазали гайвера по полу. О том, что это существо называется «гайвер», Джонас узнал вот только что из уст Оониси. Впрочем, японец довольно скоро куда-то умчался, весь в строительной пыли, явно по какому-то срочному вызову. На самом деле ему сообщили, что обнаружен сбежавший Серафим Эстель, но Джонас этого, конечно, знать не мог. Равно как и о существовании Серафима.
Поэтому он просто наблюдал за тем, как какие-то люди в белых халатах осторожно грузят окровавленные ошметки тела гайвера в длинный прозрачный контейнер, похожий на гроб. Интересненько…  Когда странная процессия направилась к лестнице, на которой залег Джонас, тому пришлось уползти на пару маршей вниз и потом незаметно следить, куда же эти люди направятся. Правда, удача недолго улыбалась ему, и он оказался в тупике, когда люди вошли в зону лабораторий, куда у Джонаса доступа не было. На его попытку войти в дверь по своей карточке прибор контроля доступа ответил раздражительным писком. Пожав плечами, Джонас стал искать обходной путь и… конечно же, полез в вентиляцию! Куда же без этого? Правда, без фонарика в темных коридорах, освещаемых лишь редкими дырчатыми проемами, ориентироваться было сложно, и он двигался наудачу. Разумеется, довольно скоро он заблудился и решил, что потерял след, но потом все же полежал немного и послушал. И звуки голосов привели его в небольшое хранилище лабораторных инструментов. Открыв небольшой люк, Джонас спрыгнул на шаткий шкафчик, а с него – на пол, и осмотрелся. Он оказался в каком-то хранилище, слабо освещаемом оконным проемом почти под самым потолком. Свет лился через стекло из другого помещения. Шарить по шкафам и контейнерам и Джонаса не было никакого желания, и он вскарабкался на заваленный какой-то аппаратурой стол и заглянул в окошко. Так и есть – именно сюда притащили останки гайвера! Тихо переговариваясь (стекло немного пропускало звуки), люди натянули на руки резиновые перчатки и принялись раскладывать части брони и какие-то ошметки на безукоризненно белом узком столе.
Джонас оглядел лабораторию. Это была просторная комната в черно-белой гамме, разделенная на сектора-терминалы, в каждом из которых, по идее, могло быть чье-то рабочее место. Здесь было слишком много незнакомой аппаратуры – так много, что Джонас даже не пытался разобраться, что к чему. В помещении было мало мебели, с потолка лился холодный голубоватый свет, и, кроме шести исследователей, здесь никого не было. В этой стерильной обстановке было нечто грозное, жутковатое, и Джонас почувствовал, как по спине его пробежал холодок. Меньше всего сейчас он хотел оказаться на предметном столе во власти этих хладнокровных расчетливых людей, ловко работающих страшными металлическими инструментами. Джонас быстро понял, что они делают – отделяют от остатков брони куски плоти и раскладывают ее по форме фигуры человека. Почему их заинтересовала именно покореженная броня – понять пока было сложно.
- Вот видите, - вдруг громко объявил один человек, подняв что-то для всеобщего обозрения. Джонас присмотрелся и чуть не упал со стола – человек держал в руках оторванную голову гайвера. – Взгляните сюда, - будничным тоном продолжал ученый, кладя голову перед собой. – Здесь должна быть контрольная медаль, - он ткнул металлическим щупом в центр лба головы. – Полагаю, вот это, - он стал соскребать щупом кровавую слизь, - все, что от нее осталось. Если господин Оониси не ошибается, именно за счет этой медали гайвер-юнит мог функционировать.
- То есть, вы хотите сказать, что его погубила не тяжесть экзоскелета, а повреждение этой медали? – спросил стоящий около него человек с надвинутыми на глаза огромными оранжевыми очками.
- Да, именно. Гайвер-юниты очень живучи. Теоретически они могут пережить падение с огромной высоты, выжить в огне заводской печи и выдержать давление в десятки земных атмосфер. Убить их можно, только разорвав на части или уничтожив контрольную медаль.
- Но у нас есть образец медали, - вмешался некто третий. – Если мы сможем понять, как она работает…
- Этого недостаточно, - перебил четвертый, - поскольку, даже будь у нас технология квантового копирования, медаль безнадежно повреждена. Сейчас это бесполезная железяка.
- И все-таки у нас есть какой-никакой образец инопланетной технологии, а это уже значит многое, - добавил еще кто-то.
«Инопланетной?! – мысленно подивился Джонас. – Хотя, знаете… все-таки я не буду удивляться. Следовало ожидать. Но что за раса создает таких уродов?».
- Доктор Грейсон, - вдруг подал голос один из участников процесса. – Вы назвали гайвер-юнитов во множественном числе. Значит ли это, что наш образец не уникален?
- Никто этого не знает, - ответил человек, рассказавший про контрольную медаль. – Хотя доподлинно известно, что в истории Земли был хотя бы один подобный этому гайвер-юнит. Тот образец, что хранился здесь, на Ханикомбе, изначально был предназначен для всестороннего изучения, создания и распространения на мировом рынке гайвер-юнитов. И наша с вами задача – разобраться, по какому принципу работает юнит. И как ему удается усиливать мощь человеческого тела в десятки раз.
Джонас повторно чуть не упал со стола. Гайвер хранился здесь, на Ханикомбе?! Тогда кто его выпустил?! И зачем он нужен был Оониси?! Забыв про осторожность, Джонас прижался к стеклу, боясь пропустить хоть что-то.
Трое начали осторожно ощупывать шлем, пытаясь разобраться, как его снять с головы. Пока это было неясно, и голову отложили в сторону. Настала очередь рук.
- Видите эти лезвия? – довольным тоном вещал Грейсон. – Удивительно острый металл. Необходимо будет чуть позже провести химический анализ и определить состав сплава. Это может пригодиться в будущем. Теперь обратите внимание на эти удивительные…
Джонас на пару минут отключил внимание от лаборатории. Он отвернулся от окна и попытался сосредоточиться. Значит, гайвера держали на базе, скорее всего в замороженном состоянии. Но откуда он взялся здесь и главное – зачем? Какие еще тайны скрывают подвалы хранилищ Вейланд-Ютани?! Джонас вдруг стал смутно осознавать, что, возможно, появление Кольта и гайвера могут быть как-то связаны. И со всем этим как-то связано прибытие особо ценного груза – Звездных Врат. Но как – пока Джонас понять не мог, словно для полного паззла не хватало нескольких ключевых деталек. К реальности его вернули голоса переговаривающихся исследователей. Повернувшись к окошку, Джонас понял, что сверху на остатки брони опускается какой-то страшный плоский прибор-сканер. Ручная работа закончена, теперь начнется компьютерное сканирование. Джонасу стало интересно.
- Это, несомненно, инопланетное биомеханическое устройство, - докладывал человек с неизвестным именем, сверяясь с плоским терминалом, по которому ползли строчки цифр. – И оно до сих пор соединено с останками пользователя.
- Соединено? Каким образом? – быстро спросил Грейсон.
- Точно не могу сказать… Вот, взгляните сами! Вы можете найти ЭТОМУ описание? – вдруг воскликнул исследователь.
Все столпились около монитора. Джонас дорого бы дал, чтобы тоже посмотреть, но ему оставалось только скрипнуть зубами.
- Невероятно, - послышались восклицания. – Если мы поймем, как оно так действует…
- Это будет величайшее открытие в истории изучения ксенотехнологий! – воскликнул Грейсон. – Помяните мое слово! Это существо – ключ к созданию человека нового поколения! Поэтому за работу, коллеги, нам суждено вершить историю.
Джонас от неожиданности дернулся и сильно ударился лбом о стекло. Послушался глухой стук. Поняв, что накосячил, Джонас пригнулся как раз в тот момент, когда все, кто находился в лаборатории, одновременно подняли головы. Тут же послушались торопливые шаги по направлению к двери. Поняв, что через несколько секунд он будет обнаружен, Джонас вскарабкался на шкафчик, а с него – в люк в потолке. Захлопнув решетку, он торопливо пополз по вентиляции, спеша укрыться и не быть застуканным. Сердце его бешено колотилось. Он не мог поверить в то, что только что услышал. Он, конечно, подозревал, что в Вейланд-Ютани, равно как и в других корпорациях, все не так чисто, что нигде не обходится без убийств, денежных махинаций, кражи технологий, но гибриды!... Джонасу было страшно даже подумать об этом. Гибрид человека и какой-то инопланетной брони! Что это хотят сделать Оониси и Ватанабэ – создать армию гайверов? Или, быть может, приказ исходит свыше, от самого Вейланда?
Джонас хорошо помнил генетические эксперименты гоа’улды Ниррти. Он сам стал жертвой ее манипуляций с генетическим кодом человека и на краткое время получил способности предвидеть будущее. Сейчас он вспоминал об этом с содроганием. Но то, что он увидел в лаборатории Оониси, не шло ни в какие ворота. Это было жестоко. подло, мерзко!... Джонас не находил эпитетов, чтобы описать все, что он думал по этому поводу. Одно ему было ясно – нужно срочно найти О’Нилла и рассказать обо всем.
На одном из поворотов, поняв, что за ним никто не гонится, Джонас позволил себе немного полежать и отдохнуть. Успокоившись, он понял еще одно – что он потерялся. Бесцельно улепетывая куда подальше, он совершенно не запоминал направления, и сейчас оказался почти в полной темноте, в пыли и грязи, совершенно не зная, куда двигаться дальше.

* * *

Дэниелу повезло меньше. Он добрых двадцать минут проторчал в приемной господина Ватанабэ в компании равнодушной секретарши по имени Сумико, дожидаясь, пока явится Оониси. Его игнорировали и охранники, и секретарша, позволяя «неместному» самому разбираться, что делать дальше. Помогать ему явно никто не спешил. Так и не дождавшись, он вышел из приемной, решив, что потерпел неудачу и, походя к лифту, неожиданно столкнулся с Оониси. Важный заместитель высокого начальника выглядел совсем неподобающим образом: бежевый костюм запылился, круглые очки (которые, как догадался Дэниел, очками вовсе не были, а куда более технологичным устройством с кучей датчиков) запотели, ноздри раздувались, словно Оониси пробежал несколько маршей по лестнице. Увидев Дэниела, Оониси слегка растерялся, спохватившись, что предстал перед подчиненным в столь нелепом виде. Но он быстро взял себя в руки и напустил важный вид.
- Вы что здесь делаете, доктор Джексон? – презрительно бросил он в пространство, глядя куда-то выше головы Дэниела, хотя тот гораздо превосходил его ростом.
- О, добрый день, Оониси-сан… - смутился Дэниел, забыв напрочь все, что планировал сказать при встрече. – Я просто хотел… у вас не найдется для меня пары минут?
- Не найдется, - отрезал Оониси. – Вы и ваша команда выполнили свое дело. Извольте в течение суток покинуть базу.
- Что? – не понял Дэниел. – Как, уже?!
- А вы еще здесь что-то забыли, доктор Джексон? – подозрительно спросил Оониси, заложив руки за спину. – Мне казалось, вы здесь лишь для того, чтобы проконтролировать поставку груза в хранилище. Груз в хранилище успешно помещен, можете улетать и доложить вашему начальству о проделанной работе.
- Но… - опешил Дэниел. – Оониси-сан! На базе чрезвычайная ситуация!...
- Кто вам это сказал? – скривил губы Оониси. – Преступник ликвидирован, шпион пойман. Все под контролем.
Дэниел хотел возразить, но не нашел слов. Оониси явно что-то недоговаривал, но никаких прямых доказательств у Дэниела не было.
- И я не припомню, чтобы внутренние проблемы базы касались непосредственно вас, доктор Джексон, - язвительно напомнил Оониси. – Поэтому передайте вашему командиру, чтобы через четыре часа все были в сборе – из космопорта отправляется корабль на Землю. Не пропустите ваш рейс.
И он прошмыгнул мимо Дэниела в приемную Ватанабэ, не позволив тому еще что-то спросить. Дэниел остался один на лестнично-лифтовой площадке, растерянный и обескураженный.
На базе определенно что-то было не так. Сначала Кольт пытался взломать компьютерную сеть. Потом какое-то существо подкараулило Дэниела и Джонаса в комнате охраны. Теперь Оониси, весь в строительной пыли, куда-то торопился. И что из всего этого следует? Дэниел догадался, что Оониси был на этаже, где недавно произошла битва с гайвером. Разумеется, он не знал о споре, произошедшем между Соммерсом и Оониси, да и не подозревал пока о мелких корпоративных разборках и напряженных отношениях, но и без того ему было понятно, что для одной маленькой базы за пару суток здесь скопилось слишком много тайн. Пора было распутывать этот странный узел. А еще предстояло ошарашить О’Нилла внезапным приказом покинуть базу. В принципе, ничто не мешало Оониси отправить их вон. По сути, они должны были улететь сразу, как только доставили Врата. Но, поскольку случился переполох, поднятый Кольтом, про ЗВшников успешно все забыли. И вот теперь внезапно вспомнили, что они тут лишние.
Дэниел дождался лифта и поехал вниз, к месту встречи около кофейного автомата, который не так давно пытались сломать Митчелл, Ремси и Харрингтон. 

* * *

Согласно нехитрому плану распределения поручений, О’Нилл и Саманта отправились поговорить с Джеббом. После того, как Саманта проявила свои способности интуитивного понимания компьютерных сетей, Джебб относился к ЗВшникам довольно неплохо, несмотря на то, что они и говорили несколько устаревшими словами и оборотами, и вообще были неместными. О’Нилл намеревался спросить Джебба о том, что он может знать о недавнем инциденте с гайвером. Обычно так складывалось, что программисты и диспетчеры знали больше, чем все остальные. Саманта была настроена не так оптимистично. По дороге они обсуждали компьютерные сети нового поколения. О’Нилл в этом мало что понимал, но слушать Саманту и делать умное лицо, иногда вставляя «уммм» или «ого», казалось ему забавным.
- Некоторые недалекие пользователи считают, что большинство взломов интрасетей произошло из-за использования слабых, статических паролей, - вещала Саманта по пути в серверную. – Но это не совсем так. Пароли в Интернете могут быть взломаны рядом способов, но двумя самыми распространенными являются взлом зашифрованной формы пароля и наблюдение за каналами передачи данных с целью перехвата пакетов с паролями. Юникс, знаешь ли, обычно хранит пароли в зашифрованной форме в файле, который может быть прочитан любым пользователем. Этот файл паролей может быть получен простым копированием его или одним из других способов, используемых злоумышленниками. Как только файл получен, злоумышленник может запустить легкодоступные программы взлома паролей для этого файла. И неважно, какой длины пароль, все равно с помощью этого файла он рано или поздно будет взломан.
- Уммм… - задумчиво протянул О’Нилл, чтобы чем-то заполнить паузу.
- Другая проблема с аутентификацией возникает из-за того, что некоторые службы TCP и UDP могут аутентифицировать только отдельный хост, но не пользователя, - еще более запутанно продолжала Саманта. - Например, сервер UDP не может дать доступ отдельному пользователю на хосте, он может дать его всему хосту. Администратор сервера может доверять отдельному пользователю на хосте и дать ему доступ, но администратор не может запретить доступ других пользователей на этом хосте и поэтому автоматически должен предоставить его всем пользователям или не давать его вообще.
- Ого! – вякнул О’Нилл, когда Саманта замолчала.
- Следует отметить, что когда пользователь установил сеанс с удаленным хостом, используя TELNET или FTP, то пароль пользователя передается по Интернету в незашифрованном виде. Поэтому другим способом проникновения в системы является наблюдение за соединением с целью перехвата IP-пакетов, содержащих имя и пароль, и последующее использование их для нормального входа в систему. Если перехваченный пароль является паролем администратора, то задача получения привилегированного доступа становится гораздо легче.
- Ммммм… эээ…
- Электронная почта, а также содержимое сеансов TELNET и FTP, может перехватываться и использоваться для получения информации об организации и ее взаимодействии с другими организациями. Большинство пользователей не шифруют почту, так как многие полагают, что электронная почта безопасна и с ее помощью можно передавать важную информацию. Понимаешь, почему они неправы?
- Угууу…
- Наша старая Виндовс также уязвима перехвату данных. Злоумышленники могут иногда открывать окна на других системах и перехватывать текст, набираемый на клавиатуре, который может содержать пароли и… Эй, Джек, ты меня слушаешь? Джек!
О’Нилл сам не заметил, как закрыл глаза и прислонился к стене кабины лифта, в котором они поднимались наверх. Он встрепенулся и открыл глаза.
- Э? – спросил он, заметив, что Саманта как-то странно на него смотрит. – Прости, Картер, я что-то прослушал твою последнюю фразу…
- С какого места тебе повторить? – учтиво спросила Саманта не без хитрой искры в глазах.
- Ну… - задумался Джек. – Что-то про ти-си-пи и ю-дэ-пэ какие-то…
Саманта снисходительно посмотрела на него.
- Джек, да ты меня даже не слушал, - сказала она.
- Я слушал! – возмутился Джек так искренне, что это ну никак не могло быть правдой. – Просто я что-то слегка запутался во всей этой… во всем этом, короче, - немного скомкано завершил он свою мысль.
Саманта хмыкнула, но спорить не стала. Для нее не было откровением, что О’Нилл пропускает половину ее слов мимо ушей.
В серверной их ждал вовсе не Джебб, а какой-то незнакомый молодой человек приятной наружности. Он сидел перед терминалом и читал что-то на прозрачном листе многопечатной бумаги. Услышав шаги, он поднял голову, а затем встал.
- Добрый день, - вежливо поздоровался он. – Чем могу помочь?
- Здравствуйте, - сказал Джек. – Мы вообще-то искали Джебба… - он оглядел странно пустующую серверную, не понимая, почему здесь никого нет.
- Джебб ушел спать, - не моргнув глазом, серьезно ответил встретивший их человек. – Я вас раньше здесь не видел. Вы, стало быть, недавно прилетели с Земли?
- Да, мы из Неонополиса, - ответила Саманта.
- Ах, да, я слышал о вас! – обрадовался молодой человек. – В смысле – о том, что к нам прилетят с Земли с каким-то важным грузом…
«Что, уже вся база знает о грузе?» - недовольно подумал О’Нилл.
- Разрешите представиться, - продолжил молодой человек. – Сергей Арефьев, программист. Родом из Российского Альянса. Джебб мой друг, мы управляем серверной.
- Очень приятно, - пробормотал О’Нилл, пожимая руку Арефьеву. – Джек О’Нилл, ВВС СШ… э-э… в общем, мы военные. Это Саманта Картер.
Арефьев пожал руку Саманте.
- А-а, - протянул он. – Военные, значит… ну по вам заметно. В хорошем смысле! – поправился он. – Так может, помочь вам?...
Сергей был полной противоположностью Джеббу. Короткие русые волосы, приятное лицо, опрятная внешность, добрая улыбка… Саманте он в общем-то понравился. Однако Джек испытал смешанное чувство неуютности и раздражения. Мало того, что он не любил таких вежливых офисных мальчиков, так еще и от этого человека веяло какой-то неискренностью, наигранностью. Однако свое мнение он оставил при себе, ничем не выказав своих подозрений.
Отказать было неудобно, и он на ходу стал изобретать подробности.
- Ну… знаете ли,  кажется, я забыл здесь свою карту памяти, - сказал он прежде чем Саманта успела открыть рот. – Где-то на вон том столе… Вы не видели?
Сергей оглянулся на стол и пожал плечами.
- Я не видел, - сказал он. – Ну посмотрите сами – может, переложили куда.
Джек подошел к столу и сделал вид, что что-то ищет.
- Ты что делаешь? – прошипела Саманта. – Зачем?
- Потом объясню, - тихо ответил Джек. – Подыграй мне.
Бросив на него неодобрительный взгляд, Саманта тоже сделала вид, будто что-то ищет, но, конечно, они оба ничего не нашли.
- К сожалению, ничего нет, - обратился О’Нилл к Сергею. – Наверное, я все-таки оставил ее не здесь. Спасибо вам.
- Да не за что, - развел руками Сергей. – А там были какие-то важные данные?
- Да нет… - пожал плечами Джек. – Просто несколько семейных фотографий. Ну если найдете… передайте Джеббу, хорошо?
- Да нет проблем.
- Спасибо, - поблагодарил его Джек. – Мы пойдем, пожалуй.
Сергей пожал им обоим руки и, учтиво кивнув каждому, вернулся за свой терминал. Когда Саманта и Джек отошли на безопасное расстояние, можно было спокойно поговорить.
- Что все это значит? – тут же спросила Саманта. – Зачем надо было врать по карту памяти?
- Да потому что мне он не нравится, - бросил Джек. – Слишком… вежливый и учтивый, терпеть не могу таких.
Саманта насупилась.
- Ты так говоришь, будто вежливость – это плохо. Молодой человек хорошо к нам отнесся, был готов вступить в диалог. Если ты не заметил, на этой базе все смотрят на нас, как на врагов народа. Мог бы воспользоваться случаем поговорить с нормальным человеком!
- Вот тебе не показалось это странным, что все на нас косятся, а этот внезапно услужливый такой? Что-то с ним не так.
- Джек, ты не можешь подозревать человека в чем-то только потому, что он к тебе хорошо отнесся. Я понимаю твое психическое состояние, но здесь ты неправ.
- Я знаю о чем говорю, Картер, - серьезно ответил О’Нилл. – У меня плохое предчувствие насчет этого парня. И такое предчувствие меня никогда не обманывало. Помнишь, я сказал, что нас ждут веселые времена? Это когда только привезли Кольта. И вот что получилось!
- Ну в том, что спасательные капсулы просто так с небес не падают, каждый мог бы увидеть нечто подозрительное, - возразила Саманта. – С каких это пор ты у нас стал экстрасенсом?
- И Джебб тоже хорош… - продолжал О’Нилл, не слушая Саманту. – Вся база гудит, а он спать пошел. Не верю! Арефьев какой-то странный. С ним что-то нечисто, вот помяни мое слово!
- Когда этот милый молодой человек будет строить планы по захвату Галактики – тогда я тебе поверю, - усмехнулась Саманта. – А пока давай ты не будешь загоняться? Если все начнут подозревать всех, ничего хорошего не выйдет. Арефьев наверняка работает на базе не первый год, это легко проверить по документам. Неужели ты хочешь сказать, что он заодно с Кольтом?
- Я ничего не хочу сказать, - отрезал О’Нилл. – И я не говорю, что он обязательно шпион. Просто с ним что-то не так – вот и все. Слишком сахарный.
Они спорили всю дорогу до места встречи. Около кофейного автомата спор пришлось прервать, поскольку там их встретили встревоженные Митчелл, Ремси и Харрингтон.
- Ну наконец-то! – воскликнул Камерон. – Вас за смертью посылать!
- Что случилось? – спросила Саманта. – И где Дэниел и Джонас?
- Пока не вернулись. Но слушайте, что я вам сейчас расскажу… - и Камерон изложил вкратце то, как прошла их встреча с Серафимом, и чем закончилась слежка, устроенная Харрингтоном.
А Сергей Арефьев, дождавшись, пока Саманта и Джек отойдут подальше, протянул руку к терминалу и поднес ко рту тоненький микрофон.
- Господин Оониси, - позвал он.
Через несколько секунд ему ответили:
- Я вас слушаю.
- Это Сергей. Приходили двое из недавно прибывших, господин Оониси.
- И что им было нужно?
- Искали Джебба. Когда я спросил, что они хотят узнать, оба принялись врать что-то, что якобы забыли карту памяти с семейными фотографиями.
- Хм… они сказали, куда направляются?
- Нет, но мне ничего не рассказали, хотя я старался втереться к ним в доверие.
- Хорошо, Сергей. Ты все хорошо сделал, - похвалил его Оониси. – Канал точно защищен?
- Абсолютно, я дважды проверил.
- Отлично. Тогда слушай. Эти посланцы Вейланда доставляют нам слишком много проблем. Это с их появлением на Ханикомбе начались убийства и шпионаж. Не удивлюсь, если это именно они выпустили гайвера.
Сергей слушал Оониси с бесстрастным лицом. Видимо, новость о гайвере была для него не такой уж новостью.
- Они постоянно ходят везде и пытаются что-то вынюхивать. Как крысы. От них нужно избавиться. Ты сделаешь то, что я тебе скажу?
- Конечно, господин Оониси, - заверил его Арефьев. – Все, что прикажете.
- Хорошо, тогда слушай внимательно…
И Оониси изложил ему свой хитрый план.

0

8

Энтони спал долго. Его посещали странные занудные сны, тягучие и какие-то аморфные, как загустевшая смола. Смысла в них не было ровно никакого, да и проснувшись, парень не чувствовал себя отдохнувшим. В медотсеке горел верхний свет, было довольно многолюдно, где-то неподалеку Беккер справлялся о самочувствии некоторых пациентов… Никто пока не заметил, что парень проснулся. Попытавшись незаметно согнуть ноги в коленях, он с удовлетворением отметил, что боль утихла, а на месте коленных чашечек, под кожей, словно разлилось вязкое тепло. Еще часок-другой – и можно будет даже ходить. Возможно.
«Приготовиться к пакетной передачи данных…. Начать передачу….», - снова начали мелькать команды для оболочки, отвечающей за работу с имплантами.
Теперь у парня не было времени, он вновь играл роль спящего, а сам продолжил слив информации своему напарнику на дальней орбите. Он даже не боялся, что сигнал засекут. Максимум что найдут, так это его истребитель, и то автоматическая программа спрячет его в толще холодной метановой реки, где его никак не засечь, отсидится часов шесть-восемь, а при надобности по командному импульсу прилетит на помощь. Но на базе будут думать, что есть еще шпион, и они его найдут, однозначно найдут, а стрелки подозрения немного отклонятся от Кольта. В таких раздумьях он спокойно лежал на койке. Пока что ситуация давала множество вариантов, да и способов сбежать тоже было несколько десятков.
А в медпункте тем временем суматоха малость прекратилась. А дело было вот в чем: пришел наконец главный хирург, который должен был пришивать на место руку Бутвуду, и теперь безрукого бойца, не обращая внимания на его слабые протесты, упрямо тащили в какое-то боковое помещение. Беккер дежурным тоном и стандартными фразами убеждал его, что все будет хорошо, и не нужно ничего бояться. Юко отдавала какие-то бумаги (похоже, справки) двум охранникам, явно только что выписавшимся. Осторожно осмотревшись, Кольт понял, что расклад немного изменился: большинство медперсонала ушло в операционную, утащив туда и Бутвуда, несколько прежде занятых коек пустовали – кого-то, с легкими ранениями, уже отправили гулять.  Остался только охранник с перебинтованным лицом (тот самый, который попал под град цементных осколков), еще один с перебинтованной рукой (неудачно попал под лезвие гайвера) и гражданский из лаборатории. Еще один, выглядевший совершенно здоровым, убежденно доказывал Юко, что у него ужасно болит голова, и он хочет полежать здесь еще денек-другой. Юко сначала противилась, мол, Беккер разозлится, но наконец человек ее уломал, и та позволила ему остаться. Сейчас все четверо негромко беседовали и даже шутили. Мрачная атмосфера потихоньку развеивалась, когда стало ясно, что умирать никто не собирается. Выпроводив за дверь выписавшихся, Юко отправила туда же еще каких-то стажеров. Вскоре в медпункте стало гораздо просторнее.
Мирная беседа и разработка плана побега продолжалась ровно до того момента, пока Энтони не почувствовал помехи. Конечно, можно было запустить алгоритм фильтрации и продолжить передачу, но тогда был большой шанс, что на базе определят местоположение передатчика, и тогда он пойдет не в карцер, а на опыты.
«Засек помехи. Прерываю связь», - коротко распрощался с он с Легионом и, полежав спокойно еще минуток пять, он сделал вид, что проснулся, потянувшись на кровати и смачно зевнув. Чутье его не подвело, народу значительно убавилось, да и доктора не было видно, что еще больше увеличивало шансы на побег. Понаблюдав еще несколько минут за движениями в медблоке, он подловил момент, когда Юко проходила возле него, и тихонько позвал ее:
- Юко, извини. Можешь подойти?
Девушка подошла и сказала:
- Только быстро, доктор Беккер запретил мне с тобой разговаривать.
- Можно снова в туалет? - скривив личико, прошептал он дрожащими губами. Ноги под одеялом, ясное дело, стояли в позе, которая явно говорила, что скоро здесь будет потоп.
- Ой… - Юко покраснела и опустила глаза. – Сейчас… подожди немного…
Она зацокала каблучками и торопливо выскочила за дверь. Вслед ей донеслись злорадные смешки проснувшихся людей.
- Да не помогай ему! – крикнул кто-то вслед. – Пусть ссыт под себя, падла!
Его поддержал одобрительный шум. Но у Юко были свои планы на этот счет – как-никак, а убирать постель Кольта придется ей. Через некоторое время она вернулась с охранником-синтетиком.
- Только быстро, - шепнула она, отстегивая наручники Кольта от поручней койки.
Кольт повиновался, снова строя из себя самое жалкое существо на планете. Все шло по плану. И когда наручники выпустили конечности парня, в голове пронеслось  «Давай». Он, неприродно выгнувшись, схватил электроды дефибриллятора и приложил их к открытым участкам  на теле синтетика – к лицу и правой руке.
«Умри», - добавил он в уме и нажал на кнопки.
Юко пронзительно завизжала. Синтетик, чье тело сотрясалось крупной дрожью, успел ударить Кольта по лицу свободной рукой, после чего вырубился и тяжело повалился на пол. В медпункте поднялся настоящий хаос. Кто мог – повскакивали с коек, Юко бросилась по направлению к операционной, пронзительно крича и зовя на помощь. Еще несколько секунд – и прибегут врачи.
Удар синтетика мог с легкостью оторвать человеку голову, но не тогда, когда тело полумашины находится под ударом в несколько тысяч вольт. Да и к тому же парень был готов к подобному. Поэтому отделался достаточно легко. Любой другой человек, скорее всего, просто бросился бежать после такого. Но Энтони не относился к таким, если брать точно, он более походил на синтетика, нежели на человека, и это сразу проявилось. Когда синтетик упал на его койку, его первые действия были: взять пистолет и две запасные обоймы с пояса, карточку-пропуск и лишь затем он вскочил с койки на ноги. Счет шел на секунды, Энтони сразу же открыл огонь. Он стрелял метко – прямо в стену. И многие бы сказали, что глупость, если бы не знали, что за пластиковой панелью находится распределительный щит. Который, не выдержав такого нахальства, посыпал тучей искр. Свет погас.
«Три секунды, и включится аварийная ветка», - и Кольт сломя голову побежал к выходу. Точнее, во тьме побежал в сторону выхода.
Во тьме лишь огонек на панели для считывания карточек был ориентиром для парня. Но поскольку мало кто понял, что случилось, помешать беглецу никто не мог. Хотя писк сестрички, которая не поняла, что случилось, и крепкие слова оставшихся бойцов провожали его вплоть до дверей.  Легкое движение, и дверь ушла в сторону, открывая проход для парня.
- Я не хотел, - бросил он, не оборачиваясь, -  иначе он меня убьет, - пускай ломают себе голову, к чему это было. Легким движением он разбил стекляшку, преграждающую путь к кнопке, и нажал на сигнал пожара. По всему этажу тут же вспыхнули желтые предупредительные огни, и завыла сирена.
«А теперь запечатаем их», - Кольт дождался, когда двери закроются у него за спиной, и прострелил панель управления. Он снова был на свободе, только теперь так просто попадаться он не хотел.
Из операционной выбежал Беккер в сопровождении еще нескольких врачей. Про Бутвуда все как-то разом забыли.
- Что? Где? – крикнул Беккер и тут же в свете аварийных огней увидел пустующую койку Кольта. И все понял.
Юко что-то пронзительно кричала. Увидев на полу неподвижное тело в форме охраны, Беккер побежал к дверям, но дверь почему-то упорно не реагировала на его карточку. Беккер выругался. Затем с группой остальных медиков принялся переворачивать синтетика. Он был ни жив, ни мертв, и помочь ему сейчас было довольно трудно. Оставив тело лежать на полу, Беккер ринулся к Юко за объяснениями. Он тряс ее за плечи и пытался узнать хоть что-то, но девушка только мотала головой, плакала и вообще была ужасно напугана.
- Это она его отпустила! – наябедничал охранник с перебинтованной головой. – Я видел! Он напал на синтетика вот этой штукой, – он указал на брошенный дефибриллятор. – И смылся, мы не успели его остановить.
В медпункте царила паника. Раненые повскакивали с коек, медперсонал угрюмо сгрудился вокруг Беккера.
Юко истерически всхлипывала, и Беккер, разъяренно развернувшись к ней, залепил ей пощечину. Девушка вскрикнула, схватилась за щеку, но сразу же смиренно затихла, глядя на Беккера испуганными блестящими глазами.
- Дура! – выругался Беккер. – Как он смог сбежать?! Это ты его отпустила? Отвечай, женщина!
- Я… я… - заикаясь, пролепетала Юко.
- Что?!
- Я ничего не делала! – пискнула девушка, отступая назад. – Он попросился в туалет, и я позвала синтетика, чтобы… я не знала, что он… я не…
Видя, что с ней сейчас случится новая истерика, Беккер, угрожающе навис над ней.
- Хватит истерить! – строго приказал он. – Отвечай, как он мог убежать? У него были перебиты коленные чашечки, он не то что бежать – просто встать не смог бы. Что ты с ним сделала без моего ведома?!
От такого наезда Юко только еще больше растерялась.
- Я… я… я не делала ничего, доктор Беккер! Я не знаю, как…! Я не знаю! Это невозможно!
- Она правда с его ногами ничего не делала, - угрюмо вступился за Юко несколько пристыженный своими обвинениями человек с перебинтованным лицом. – По крайней мере, я не видел. Да и не смогла бы она.
Беккер и сам уже это понял – не та была у девушки специализация. Она была больше по части «подай-принеси-напиши», чем по серьезным медицинским операциям. И все же что-то здесь было нечисто.
- Ладно, - смилостивился Беккер. – Иди умойся и приведи себя в порядок. Хватит реветь!
Юко всхлипнула и побежала к умывальнику. А Беккер с тяжелым сердцем пошел оповещать Оониси…
Поняв, что он здесь будет только мешаться, хирург Кенбал вернулся к Бутвуду. Хочешь – не хочешь, а руку пришивать назад надо в любом случае. Все равно ловить Кольта он не собирается.

0

9

А тем временем Кольт, зная расположение камер, спокойно двигался по коридору, он знал, кого  они собираются искать, и знал расположение постов охраны, чем он сейчас пользовался, рассчитывая траекторию своего движения так, чтобы никто не смог определить, куда конкретно он движется. Несколько раз он встречал людей. Обычных офисных работников, которые, увидев его, прижимались к стене, а затем, когда парень проходил мимо, срывались бежать. И вот он достиг цели. Небольшой технический коридорчик был одной из мертвых зон камер, здесь никто не увидит, что он делает, но зато здесь были комнаты техработников.
«Запустим приманки», - оскалился парень и открыл дверь в одну из них.
За круглым столом сидело пятеро и, мерно раскачиваясь на стульях, играли в покер. Кольт не задумывался, ему нужно было заставить людей делать то, что нужно, и он, направив пистолет в парня, сидевшего к нему спиной, спустил курок.
Парень не успел даже вскрикнуть, как вдруг дернулся и упал лицом на стол. Увидев кровь и услышав выстрел, его друзья-картежники закричали, повскакивали с мест и полезли прятаться под столами. Ну а что еще они могли сделать, не имея военной подготовки?
- Считаю до трех, выйти вам через двери не получится, все, кто отсюда не уберутся – умрут, - дерзко бросил он.
И дав парням мгновение осознать ситуацию и понять, что бежать можно только через вентиляцию, начал:
- Раз, - голос звучал  твердо и безразлично.
Убивать он привык и даже не считал это злом – просто люди делают так.
- АААААА!!! – в панике закричали люди, выскочили из-под столов и принялись метаться по помещению, опрокидывая аппаратуру и сталкиваясь друг с другом. Наконец кто-то самый сообразительный снял решетку с вентиляции, и все принялись поспешно лезть туда, нетерпеливо подталкивая друг друга в спины. Когда Энтони безразлично досчитал до трех, в окошке мелькнул ботинок последнего беглеца и тут же скрылся. Офисный планктон проявил удивительную прыть.
- Молодцы, - похвалил Кольт работников.
«Даже если бы я постарался, то такого бардака не успел бы сделать», - подумал парень, осматривая беспорядок.
Парень подошел к телу работника и, пробежавшись по карманам, выудил еще одну карточку-пропуск.
«Две, неплохо», - похвалил он себя за начало.
Далее в распоряжение парня перекочевала спецовка из шкафчика и несколько бейджиков с фотографиями работников и элементарными данными. Похоже, такими пользовались, когда покидали пределы базы и направлялись в город или другие места, где карточки не работали.
«В хозяйстве все пригодится», - саркастично повел итог обыска разведчик.
За дверью послышался шум, и Кольт не промедлил расстрелять панель на стене, чтоб временно заблокировать двери. 
«Это не дверь в серверной, эту они вскроют очень быстро», - и чтобы дальше не тратить драгоценное время, парень нырнул под стол, стоящий возле стены. Там была еще одна вентиляция, вот только большинство про нее не знали, и лишь несколько дырок в белоснежной отделочной панели  и холодный поток воздуха напоминали об этом. Похоже, здесь когда-то был запасной регенератор воздуха, но потом его демонтировали, а все подводящие каналы просто схоронили под декоративными панелями.
«От себя и вверх», - в голове словами дублировал он свои действия. Панель легко поддалась и сразу же уплыла вверх. Напоследок парень прислушался, из другого туннеля доносился звук ползущих работников.
Автоматная очередь буквально разрезала дверь, и сразу же в комнату ворвался отряд, но было уже поздно. Энтони уже тихонько пробирался по лабиринту  вентиляции, в отличие от другой шумной компашки, спасающей свои жизни.
Он так и не узнал о судьбе людей, которых, словно подопытных крыс, запустил в вентиляцию, чтобы отвлечь внимание от своей драгоценной персоны. Потому что его путь был не очень удачным – широкий тоннель привел его к… обрыву. Да-да, просто гладкие металлические стенки внезапно закончились, и труба резко оборвалась вниз под прямым углом. Ощупав стенку впереди себя, Энтони догадался, что раньше здесь был проход дальше, но потом трубу заложили и замазали цементом. Конец пути.
Правда, кто-то зачем-то поставил железные скобы на стенках трубы, уходящей вниз… Что это – какой-то люк?
«Так, а куда это туннель поворачивает?» - задался Кольт вопросом, в уме дорисовывая ответвление на схему в его голове. Он уже привык к тому, что планы не совсем совпадают. Видно было, что базу много раз перестраивали, и не все изменения нанесли на схемы.
А сейчас парень внимательно прокрутил в голове схему, скачанную с сервера. Он опустится на несколько уровней вниз. Это было и плохо и хорошо одновременно. Как ни крути, а на нижних уровнях не было камер слежения, но это заставляло его отклониться от намеченной траектории. Но выбора не было, и парень, зажав пистолет в зубах, полез вниз.
Ноги пока еще слушались плохо и работали с неприятным хрустом, но Энтони справлялся, хоть иногда и приходилось стискивать зубы от боли. Еще давало о себе знать сломанное ребро. Повязку-то сменили, но кости за пару суток не срастаются. Короче говоря, по возвращении ему понадобится основательный «ремонт». Если он, конечно, выживет.
В один прекрасный миг железные скобы в стене кончились. Дальше туннель обрывался вниз, в темноту и пустоту, зато Кольт заметил ответвление от основного вертикального «рукава» - похоже, еще одна вентиляционная шахта. Сунувшись туда, Энтони некоторое время полз горизонтально, пока не оказался над какой-то решеткой. Внизу был то ли офис, то ли… в общем, скорее всего, это был офис – внизу, под ним, сквозь решетку просматривались столы, компьютеры, люди… Наверх никто не смотрел, и Кольта никто не заметил. Никакого люка поблизости не было, просто решетчатая вставка, и проникнуть внутрь, не сломав решетку (что весьма трудно), не представлялось возможным. Зато впереди внезапно послышался какой-то звук… словно Кольт был в вентиляции не один.
«Да, - Энтони попробовал решетку пальцами. - Сталь - она и в колониях сталь, это не алюминий, который легко выгнуть. Да еще…», - парень аккуратно ощупал пальцами болты. Толстый слой ржавчины ясно говорил, что тихонько открыть не получится, а просто прострелить пару дырочек равноценно подписанию смертного приговора. От злости он аж стиснул зубы, по его прикидкам он был над одной из комнат отдела логистики, и здесь он мог раздобыть необходимые данные, но жизнь решила расставить все по-другому.
Впереди донесся тихий шум жести, которая деформировалась под неким весом.
«Вычислить меня не должны были, а если бы и решили вычислить, то использовали бы планы из сервера, а там этого спуска нет, значит, - Кольт отполз назад, к пропасти туннеля, и, выставив руку с пистолетом вперед, приготовился встретить нежданного гостя прицельным огнем. Еле слышный щелчок прозвучал, когда Кольт снял оружие с предохранителя, и сразу же замер в своей импровизированной засаде. Встретить в вентиляции можно было свободно, эхо разнесет звук выстрела на несколько уровней, и определить, где именно стреляли, будет практически невозможно.
Звук приближался. Причем, человек, ползущий по туннелям, явно не особо-то скрывался. Постепенно громыхание железа становилось громче, да еще и послышалось недовольное кряхтение пополам с ругательствами.
- Блин… черт… проектировщику базы руки поотрывать мало, чтоб ему Анубис приснился! – отчетливо выругался кто-то звонким голосом.
Из-за поворота показался чей-то темный силуэт, слегка подсвечиваемый льющимся из нижнего офиса светом. Не заметив Кольта, человек, еще пока плохо различимый, громко подполз к решетке и принялся трясти ее руками, говоря:
- Эй, народ! Как отсюда выбраться, не подскажете? Я тут полчаса уже, мне ваша вентиляция осточертела! Тут столько пыли! У меня… апчхуй!… аллергия!
Ответом ему были поначалу испуганные вскрики, женский визг, а потом – явные ругательства, произнесенные мужскими голосами. Кто-то отчетливо посоветовал ему идти куда подальше и не мешать нормальным людям работать.
- Да вы люди или нет? – обиделся незнакомец. – Я же не спрашиваю вас, как пройти в библиотеку! Всего-то спросил, как отсюда выбраться.
По поведению незнакомца Кольт понял, что это его шанс и открыть решетку, привлекая минимум внимания, и попасть в отдел. В голове сразу сложилась легенда, и он легким движением отправил пистолет в карман спецовки и уверенно подполз к незнакомцу.
- Тише, меня отправили вас отсюда вытащить, - Кольт действовал, как ему подсказывала логика, он широко улыбнулся, - Клеймонту, нашему главному, сказали про шум в вентиляции, и он меня отправил проверить, что тут делается. А тут вы.
Кольт говорил быстро, как и подобает рабочим:
- Эй, внизу, не пугайтесь, здесь у нас технические проблемы, - заберите, пожалуйста, документы со стола. Не хочу, чтобы их запачкало мусором. - И уже добавил для незнакомца, лицо которого он не мог различить из-за недостатка света. Кто-то более шустрый сообразил, что там, в вентиляции, копаются рабочие или что-то подобное, и поспешил очистить стол под решеткой.
- Спасибо, - громко сказал Кольт. - А теперь отойдите, здесь все заржавело, сейчас попробую выбить решетку.  - И вас тоже попрошу немного отползти, - обратился парень к человеку в вентиляции, и добавил, - спасибо, - когда тот отполз немного назад.
Замахнуться кулаком возможности не было, но вот наносить короткие удары локтем было в самый раз. Он метил не в решетку, а в поржавевшую жесть вокруг болтов. Уже после второго удара локоть начал ныть, но разведчик не обращал на такое никакого внимания. Первые удары просто мяли жесть, но уже после пятого вокруг болта начал проявляться тоненький просвет. Под ударами жесть рвалась вокруг болтов и медленно высвобождала крепления.
- А вы как сюда попали? - спросил Энтони, делая вид, будто бы передыхает перед новым раундом.
Джонас Куинн из отряда ЗВ-2 (а это был именно он) удивленно наблюдал за действиями Энтони из темноты тоннеля. Он был несколько ошеломлен словами о том, что якобы его ищут, и эта новость Джонаса нисколько не обрадовала. Он по приказу О’Нилла следил за людьми, которые утащили куда-то останки гайвера, чуть не был пойман и вот все-таки попался. Интересно, его выкинут с работы в ВЮ или просто слегка отчитают? О мерах наказаний в корпорации Джонас имел пока весьма смутное представление.
Внимательно рассмотреть еще одного обитателя вентиляции ему мешала весьма слабая освещенность, но он уже начинал смутно осознавать, что что-то здесь не так. Впрочем, пока что, находясь в весьма невыгодном положении,/ предпочитал помалкивать. Вопрос незнакомца несколько застал его врасплох.
- Э… ну… - протянул он. – Я тут… случайно оказался, - выпалил он и запоздало осознал, как глупо это прозвучало. – То есть, я монтер, - поправился он. – Искал неисправность в… э-э… короче, кое-какие неисправности. И, кажется, свернул не туда.
И тут же понял, что на монтера он не катит – военная форма, отсутствие сумки с инструментами… В темноте это пока не было заметно, но на свету все сразу станет ясно. Джонас торопливо соображал, что он будет врать дальше.
Энтони тут же отметил для себя, что парень как-то странно начал запинаться, а часть фразы «я монтер» вообще вогнала парня в ступор.
«Если бы он был монтером, то его поведение должно было быть другим. Да и у монтеров передатчики есть»,  - очень многое не стыковалось, но разведчик решил сделать вид, будто бы поверил, но нужно было и подстраховаться.
- Отлично, пойдем ко мне в подсобку, когда выберемся, я тебе дам инструменты, и ты сразу залатаешь эту дыру, а пока… - парень снова принялся наносить удары, и жесть, не выдержав издевательства со стороны умного существа, прорвалась, отпустив из своих объятий один край решетки.
- Так, крепления с моей стороны свободные, теперь я отлезу вглубь, а ты надавишь весом, чтоб выгнуть ее на ту сторону.
И, не дожидаясь ответа, Кольт отполз немного назад. Расчет был тонкий: тот, кто откроет вентиляцию первым, выдаст свою личность, и Кольт мастерски это разыгрывал.
- Э… что сделать? – не понял Джонас, чуть стормозив.
- Нажми рукой на решетку, если я попробую, то просто вывалюсь наружу, а тебе будет проще, - с нескрываемой яростью в голосе процедил Кольт. Он не нервничал, просто такая линия поведения была самой органичной.
- Э… ну ладно, - пожал плечами Джонас, немного смутившись.
Он подполз к решетке и внезапно, в слабом свете из находящегося внизу офиса посмотрел на своего неожиданного попутчика. И отметил, что тот вроде бы еще совсем молодой… странно молодой для такой работы. Он пока еще не понял, кто перед ним, поэтому решил не заморачиваться. Он надавил обеими руками на решетку и… ничего не произошло.
- Блин, я так и не понял, что надо сделать, - признался он, чувствуя себя немного не в своей тарелке. – Ну выгну я ее – дальше что? Может, у тебя какая-нибудь отвертка есть или что-то в этом роде?...
Он уже начал смутно догадываться, что что-то не так.
- Извини, меня отправили без инструментов, но когда выгнешь, я тебе помогу спуститься, а потом ты мне поможешь, - начал отговариваться Кольт.
- Эй, вы там, придурки! – вдруг отчетливо произнес кто-то снизу. – Вы или спускайтесь, или сидите там потише, работать не даете нормальным людям.
- Да можно подумать, вы там все так рветесь работать! – ехидно парировал Джонас, отвлекшись от Кольта на новый спор. – Лучше подтащите под решетку какой-нибудь стол, а то прыгать высоко.
- Да пошел ты, - был ему ответ нестройным хором голосов. Кажется, там, внизу, сидели не очень приветливые люди.
- Вот придурки, - пожаловался Джонас Кольту. – Нет чтоб людям помочь. Ладно, придется самим.
Он нажал на решетку всем весом, та немного выгнулась, но не поддавалась.
- Слушай, она тут сильно прикручена, - сообщил Джонас. – Слушай, может, не будем, а? Ты же здесь все знаешь – давай поищем обходной путь.
Кольт скривил улыбку на лице, но врятли его собеседник смог ее увидеть.
- Меня спустили в туннель на лебедке, и выход у тебя за спиной, но вряд ли ты сможешь здесь развернуться, - в голосе парня были нотки радости.
- Ну раз такой умный, сам лезь в этот гадючник, а я поползу назад! – решительно заявил Джонас.
- Вперед, - Кольт решил просто посмотреть, что будет делать этот человек.
- Ой, да пожалуйста! – фыркнул Джонас, давая задний ход. – Тоже мне, помощничек… Все на этой базе такие умные, я просто хренею… - постепенно его очертания поглощала темнота, а вместе с ними и ругательства.
- Скатертью, тебе дорога, пускай синтетики тебя вытаскивают отсюда, - фыркнул Кольт. И подождав пока незнакомец скроется в темноте тоннеля, он  подполз к решетке.
- Всем отойти, - грозно протянул Кольт и, уперевшись спиной в потолок, двинул решетку наружу. Жесть заскрипела и поддалась.
«Вот и все», - подумал Кольт и нырнул в открывшуюся дыру.
- Вы там закончили? – «поприветствовал» его грубоватый офисный планктон. – Или мы пойдем кофе пить?
Кольт посмотрел вверх, в темноту проема:
- Наверное, идите на перерыв, а то у нас там человек застрял, - Энтони, увидев терминал, сразу повеселел, и сейчас было выгодно, чтоб количество народа резко сократилось.
Ворча и чихая от пыли, Джонас полз назад. На одном повороте он наконец смог развернуться и поползти головой вперед. Правда, перед этим он развернулся и глянул назад – кажется, этот «самый умный» монтажник все-таки выбрался. Самым разумным было бы полезть следом, но Джонас из гордости решил этого не делать. Что он, в конце концов, не служил в ВВС США? Не спасал мир ни разу? Выберется сам, без всякой помощи. Такие мысли ободрили его, и он пополз в поисках выхода. 
Радостно галдя, работники повалили вон из офиса. Кажется, они только и ждали причины, чтобы устроить себе незапланированный перерывчик. Вскоре Кольт остался один.
«Умнички, - пронеслось в голове. - Насколько покорное стадо, хорошая корпоративная выучка, приправленная ленью», - парня что-то потянуло на философскую тираду.
Он, забравшись в угол, сел на землю возле терминала так, чтобы держать в поле зрения и вентиляцию, и выход.
«А теперь начнем», - снова скомандовал он себе и подал запрос на сеанс связи Легиону. Несколько секунд  - и корабль ответил подтверждением соединения.
«Куда будем метить?» - переспросил он ИИ, разбивая декоративную панель и вытягивая провода.
«Терминал возле главных врат. Перечень сопровождающих груз», - пришел короткий ответ.
«Без проблем», - ответил Кольт, чтобы заполнить эфирную пустоту, и принялся отсоединять провода от терминала.
По плану, на базе должны были засечь первый сеанс связи, и теперь все внимание должно было быть прикованным к определению места положения передатчика.

0

10

- Серьезный ты человек, Соммерс, как я посмотрю, – парень улыбнулся, он не видел опасности в этой игрушке, хотя неудобство все же испытывал. – Убери пистолет, полудурок, если ты дорожишь своей жизнью и жизнью своих людей.
Серафим перестал улыбаться, и его взгляд не сулил ничего хорошего. Вообще парень испытывал то же состояние, как тогда, когда он убил капитана пиратов. Страх, напряжение, вообще какие-либо мирские желания ушли, сейчас для него был важен шекспировский вопрос - жить Йорику или не жить.
Вместо ответа Соммерс выстрелил.
Вообще, конечно, он был довольно уравновешенным человеком, но последние события держали его нервы на пределе. По правде говоря, он вообще держался только силой воли, замкнув все эмоции внутри себя, как в коконе. Однако достаточно было одной искры, чтобы в нем вспыхнула ярость. С него было достаточно на сегодня беготни, загадок и угроз, да еще и предшествующий битве с гайвером срач с Соммерсом окончательно привел его в состояние холодной злобы.
Пуля прошила парню плечо, заставив того дернуться назад. И тогда Соммерс шагнул вперед, пользуясь эффектом неожиданности и легким шоком Серафима, и толкнул его в вертящееся круглое кресло. Четверо людей в помещении замерли и с интересом стали наблюдать за происходящим. Соммерс сделал вид, что не заметил, как все они одновременно вздрогнули от звука выстрела. Он наставил пистолет на голову Серафима, едва не касаясь стволом его лба.
- А теперь, - произнес он, - попробуем еще раз. Угроз я не потерплю. Кто такой, откуда взялся и какое отношение имеешь к Кольту?
- Ах ты ж ежик, – простонал парень, закрывая рану и смотря на Соммерса как на врага народа. – Ты ушлепок. Я тебя спасти пытаюсь. Кольт был предлогом, чтобы заставить тебя спрятаться от глаз того шизанутого японца.
Недооценил он охранника, у того явно и рефлексы, и реакция были получше, чем у парня, а уж ствол прямо у головы явно не способствовал надежде остановить пулю с помощью своего «нулевого щита».
- Не ври мне тут, - пистолет не дрогнул в руке Соммерса. – Что-то не припомню, чтобы Оониси доверял всяким офисным крысам подробности операции с Кольтом. Откуда ты о нем знаешь?
- Идиот, я не офисник, – ругнулся парень, смотря прямо на ствол. – Я, как и та тварь, которую ты раздавил, прибыл сюда в баке и теперь пытаюсь выбраться. У нас с Оониси соглашение, он не трогает меня и позволяет тут работать, а я избавляюсь от тебя. Точнее, я должен был сдать тебя обездвиженным.
Соммерс замешкался. Новобранцы, находящиеся здесь же, явно развесили уши и наблюдали за разворачивающейся драмой.
- И с чего это я должен тебе верить? – задал он логичный вопрос.
Вместо ответа парень отпустил болевшее плечо и создал в окровавленной руке красно-фиолетовою сферу энергии, которая тускло горела из-за слабой силы излучения, которую выдавал парень.
- Я могу генерировать эту энергию в любой форме, даже в виде луча, которым я подбил твой экзоскелет, – объяснил парень. – Правда, ее невозможно увидеть через устройства наблюдения вроде камер.
Соммерс бесстрашно схватил Серафима за запястье, не касаясь странного цветного шара, висящего над его ладонью.
- Что это? Какое-то оружие? Где? – рявкнул он, выискивая взглядом прикрепленный к руке парня генератор или что-то вроде того.
- У вас в охране все такие твердолобые? – спросил парень, явно уставая от тупизма этого главы охраны и ноющего плеча. – Хоть раздень меня догола, ничего не найдешь. Меня только из-за этой способности и привезли сюда в баке, как того жукозавра.
Соммерс отпустил парня и отступил назад, все еще держа пистолет около его лба. Его не покидало стойкое ощущение того, что его дурачат.
- Ну и как все это понимать? – уже более спокойно спросил он, убедившись, что никакого видимого оружия при Серафиме нет.
Тем временем в диспетчерской Оониси, попросивший перевести изображение на небольшую канцелярскую подсобку, куда Соммерс завел Серафима, не знал, что делать. Конечно, он был не в восторге от того, что Серафим позволил Соммерсу начать с ним болтовню вместо того, чтобы выполнить испытательное задание, но решил ничего пока не предпринимать, пока не выяснится, что задумал Эстель. Возможно, это часть его плана, а возможно – он просто решил сменить союзников. Не очень-то мудро с его стороны, учитывая, кто на базе главный. Оониси решил на всякий случай отправить к подсобке небольшой отряд бойцов.
- А вот так и понимай, – огрызнулся парень, пытаясь поудобнее устроиться на стуле. – Этот япошка хочет избавиться от тебя. И, судя по тому, что для этого отрядили такой ценный экспонат, как я, не только он, но и кто-то повыше. Я бы на твоем месте быстрее принимал решение, Оониси мне наверняка не доверяет и будет контролировать ситуацию максимально жестко.
Соммерс фыркнул. То, что Оониси его терпеть не может после срача с Бутвудом и случая с гайвером, не было новостью. О сложных отношениях между японским руководством и европейскими подчиненными знали все, кому не лень было иногда поднимать глаза от работы. А учитывая, что работать добросовестно никто не любил, об этом знала вся база. Соммерс абсолютно не доверял словам Серафима. Когда живешь в обществе, где каждый друг может оказаться врагом, начинаешь подозревать в заговоре всех и каждого. И все же он решил выслушать «легенду».
- Как тебя зовут? – спросил он. – Нет, не с бейджика читай, а настоящее имя назови. Затем – кто такой и откуда взялся, все по порядку.
- Решил все же выслушать? Хорошо, – парень кивнул и опять зажал раненное плечо. – Мое имя Серафим Эстель, два года назад я работал на утилизаторную компанию, разбирали по запчастям космический мусор. Через какое-то время к нам пришел представитель Вейланд-Ютани, который случайно увидел, как я… тренировал свою способность. Он тупо выкупил меня у начальства, вырубил и заставил повести два года в коматозе. Когда в хранилище что-то произошло, и открылись некоторые баки, я выбрался из своей ванны и попытался бежать, но, как видишь, безуспешно. Оониси использовал на мне усыпляющий газ.
Сомерс хотел возразить и поймать Серафима на лжи, но вспомнил о втором биобаке, про который сам же рассказал Бутвуду, и подумал, что, возможно, этот парень и есть второй сбежавший экспериментальный образец. Если оно так, то его истории можно верить. И все же Соммерс не верил. В добрые намерения – так уж точно.
- Значит, Оониси отправил тебя, чтобы убить меня? – спросил он, язвительно усмехнувшись. – А я все ждал, когда он пошлет за мной убийцу. И что же это у тебя за способности такие?
- Ты слышал про инцидент на космической станции-колонии «Ирийские сады»? – успокоившись, спросил парень. Кажется, теперь диалог налаживался. – Я там жил в детстве. Мои родители были исследователями. Мама работала в направлении астрофизики, а отец… хмм… он пытался найти физическое доказательство существования души, используя меня для опытов, ну с моего согласия, они были довольно безвредны.
Парень помолчал немного и сжал свою рану. Ему это было явно неприятно вспоминать, и он надеялся, что боль физическая заглушит ту, что приходила из прошлого.
- Гхх… - Было действительно очень больно, однако это не сильно помогало, но рассказать надо было. – Когда мне было двенадцать лет, какие-то ублюдки взорвали станцию, причем взрывчатка располагалась в том месте, где проводились эксперименты с темной материей. Я провел два года в анабиозе, прежде чем меня нашли. После этого и обнаружил эту силу. Вполне возможно, что взрыв каким-то образом изменил излучение устройства моего отца, которое прошло по мне, и это раскрыло эту силу.
Парень взял секундную передышку и продолжил.
- Если вкратце, то «нулевой импульс» - это энергия, излучаемая моим телом. Я могу использовать ее как оружие, создавая лучи, взрывоопасные сферы и ударные волны, но основное ее свойство заключено в обнулении показателей измерительных приборов, по крайней мере, цифровых. Из-за этого же нулевой импульс нельзя увидеть через камеры.
Повисло напряженное молчание. Кто-то неосторожно присвистнул. Соммерс бросил в его сторону короткий косой взгляд.
- Посвисти у меня тут! – рявкнул он. – Вон отсюда!
- Но я… - растерялся незадачливый парень.
- Пошел за дверь! – непреклонно повторил Соммерс.
Парень вздохнул и вышел в коридор. Когда Соммерс в таком состоянии, спорить с ним бесполезно.
- Сидеть и помалкивать! – распорядился Соммерс и обратился к Серафиму: - А ты… Что за «Сады» такие, никогда не слышал! И если все так, как ты рассказываешь, лучше всего будет сейчас взять и пристрелить тебя. Меньше тайн, больше безопасности.
- Действительно. Вот только знаешь, тебя это уже не спасет,– сказал парень, слегка расслабившись. – Этот японец от тебя избавится, так или иначе. И, как я уже сказал, в твоей смерти будет заинтересован не только Оониси, но и тот, кто стоит выше него. Я с первого взгляда понял, что он не настолько смел. Чтобы решать проблемы с тобой, таким образом, ему нужно одобрение свыше. Кстати, я бы на твоем месте позвал бы верных людей к себе поближе. Если он заподозрит меня в предательстве, а судя по развесившимся тут ушам, это произойдет с минуты на минуту, то будь уверен, огребу не только я.
- Я тебе не верю, - сказал Соммерс, по-прежнему не опуская пистолет, хотя уже почувствовал усталость в руке. – С чего тебе вдруг предавать Оониси? Уверен, он наобещал тебе золотые горы.
- О да. Я буду работать здесь и получать хорошую зарплату, и т.д., – парень дернул раненой рукой и тут же пожалел. – Черт! Вот нафига надо было стрелять?!
Парень сжал зубы и перетерпел боль, потом продолжил.
- Золотые горы - это хорошо, но знаешь, – парень посмотрел на Соммерса. – Я, во-первых, не доверяю людям, которые совсем недавно наверняка хотели меня препарировать, а во-вторых, они меня отсюда точно не выпустят, а значит, в «горах» смысла нет. Свободы я хочу, понимаешь? Свободы и головы тех, кто несет ответственность за «Сады».
- Да с чего ты взял, что я тебе эту свободу дам? – фыркнул Соммерс. – Вот щас возьму и прострелю твою тупую башку – хочешь? У меня на лбу написано, что я тут продавец свободы и защитник несправедливо обиженных?
- Хорошо. Переиграем по-другому, – холодно произнес парень. – Нулевой импульс 5%. Волна.
Из тела парня вырвалась красно-фиолетовая ударная волна в направлении Соммерса.
Не ожидавший этой атаки Соммерс пошатнулся и инстинктивно сделал несколько шагов назад, чтобы не потерять равновесие. Ему показалось, будто его толкнула в грудь упругая ослепляющая волна. Он закрыл глаза и заслонился левой рукой, однако пистолет не выронил и, почувствовав атаку, выстрелил не глядя.
Прежде чем Соммерс выстрелил, парень, определив положение ствола, с которого он не спускал глаз, слегка сместился в сторону, уходя от прицела, и создал небольшой купол из своего импульса, достаточный, чтобы закрыть парня и подавить кинетическую энергию пули.
Пуля ударила в щит, и парень явно почувствовал отдачу, все-таки на таком  близком расстоянии Серафим не был даже уверен в том, что щит выдержит. Однако на подавление ему пришлось потратить много сил.
- ХВАТИТ, СОММЕРС! – закричал парень. – Если бы я хотел, мы бы не разговаривали, выключи свою долбанную подозрительность.
«Выключи подозрительность» - легко сказать, учитывая, какой фирменный гадючник представляла собой база «Ханикомба». Здесь по меньшей мере попавшего в немилость человека могли подставить и уволить, ну или лишить премии, а вообще Оониси и команда порой не стеснялись и убийств. Неизвестно, убил бы Соммерс Серафима или нет, но в данном случае все решили за него.
В дверь забарабанили, и, не дожидаясь ответа, в каморку протиснулся парень, посмевший неосторожно свистнуть в присутствии Соммерса. Он был бледен и напуган.
- Сюда бежит отряд спецназа, - сказал он. – Кажется, они направляются сюда, сэр! Что им сказать?
Тут-то Соммерс и понял, что дело плохо. Бойцов наверняка подослал Оониси. И явно не за Серафимом.
- Закройте дверь! Забаррикадируйте ее столами, живо! – скомандовал он, держа Серафима на прицеле. Зеленые круги перед глазами начали постепенно рассеиваться, и Соммерс выглядел уже не таким ослепленным.  – Давайте-давайте!
Четверо ребят, находившиеся здесь же, начали поспешно ломать магнитный замок, отрывая его коробку от стены, и подтаскивать к двери стеллажи и столы. Напуганные тоном Соммерса и его решимостью, а также короткой перестрелкой, они не нашли время подумать, на чьей стороне будут сражаться.
- Решай, Соммерс, либо со мной, и мы вместе находим способ свалить из этого царства социального разврата, либо я исполняю порученное мне задание и кончаю с тобой, – произнес парень, засовывая руки в карманы своих штанов. – Убить меня у тебя уже не получится, как ты мог убедиться, этот купол вокруг меня не позволит меня достать.
Соммерс хотел выстрелить еще раз и прикончить потенциально опасного ублюдка, но удары и крики с другой стороны двери заставили его передумать. Что-то подсказывало ему, что, если внутрь прорвутся посланники Оониси, в живых не останется никто. Не факт, конечно, что это не часть очередного хитрого плана Оониси, но Соммерс предпочел рискнуть, чем сразу подписывать себе смертный приговор.
- Ладно, - он махнул пистолетом в сторону двери. – Твоя эта… энергия сможет остановить их?
- Кто знает, – парень пожал плечами и... опять пожалел, от боли в ране он аж взвыл. – Чтоб тебя, чекист хренов, иди, прячься лучше. Нулевой импульс 20% х2, луч.
Купол исчез, и в обеих руках парня выросли две сферы, из которых вырвалось два луча в сторону двери.
Соммерсу показалось, что Серафим сам не ожидал такого результата. Дверь внезапно рваным полотном вылетела в коридор и сбила с ног всех, кто стоял за ней. Матерясь, бойцы попадали на пол, громыхая оружием. Соммерс понял, что это шанс.
- На выход! Быстрее! – крикнул он.
Новобранцы, не на шутку переполошившись, один за другим выскочили за дверь.

0

11

Джонас полз вперед недолго. Впрочем, куда бы он ни сунулся – никаких намеков на светлые проемы. А долго плутать по темноте без фонарика ему как-то не улыбалось. Особенно когда до его слуха долетало противное шуршание – кажется, здесь водились крысы. Такого соседства он вовсе не жаждал, и вскоре решил проглотить свою гордость и все-таки воспользоваться дырой, проделанной монтажником. Как бы ему ни хотелось возвращаться, пришлось это сделать – тем более, его наверняка уже ищут друзья. Не говорить же О’Ниллу, что ему гордость не позволила воспользоваться открытым проходом? Тем более, ему не терпелось донести до друзей свежие новости касательно гайвер-юнита.
Он успел отползти не так уж намного, и дорогу в принципе помнил. Кряхтя и ворча, он нехотя пополз назад.
Разведчик наощупь распределил провода по разъемам.
«Так, я в сети. Экраны настроены на отражения ДДОС атак. Старый фокус не прокатит, но, - Энтони достал из кармана пистолет и положил на землю перед собой. - Меняю мак-адрес. Синхронизируюсь с терминалом. Начинаю перехват пакетов..., - парень затих, закачивая пакеты. - А теперь твоя очередь, я такое не расшифрую», - и Кольт начал загрузку перехваченных пакетов на корабль.
Несколькими этажами выше Сергей Арефьев, увлеченно блокирующий магнитные карточки отрядов ЗВ по приказу Оониси, оторвался от своего занятия и удивленно бросил взгляд на соседний плоский дисплей, занимавший половину стены. Немного нахмурился и снова активировал связь с Оониси по закрытому каналу.
- Простите, шеф, - сказал он, - но мне кажется, у нас проблемы.
- Если ты будешь отвлекать меня каждые пять минут – проблемы точно будут, - раздраженно бросил в ответ Оониси, - у тебя! Что на этот раз? Ты сделал то, что я сказал?
- Занимаюсь этим, шеф, - поспешно заверил его Арефьев. – Но я только что заметил сообщение из диспетчерской – они заметили сигнал, посланный с базы за ее пределы.
- Ну и что? – не понял Оониси.
- Это был странный сигнал. Они пишут, что частично отследили его… похоже на сеанс связи с кораблем или далекими поселениями. Но, кроме города, поблизости ничего нет.
- Может быть, это работники ангара связывались с городом, - предположил Оониси. – Это все, что ты хотел сказать?
- Сигнал был направлен не в город, а в пустоши.
Повисла недолгая пауза.
- Продолжай делать то, что я велел, - наконец бесстрастным голосом объявил Оониси. – Заблокируй их карточки, потом отчитайся мне. И я скажу тебе, что делать дальше.
- А как же сигнал, шеф? – удивился Арефьев.
- Не думай об этом, с ним разберутся наши аналитики. Я ясно выразился?
- Да… шеф,  Я все сделаю, - ответил слегка обескураженный Арефьев. Он-то ожидал похвалы за своевременное донесение, а его почти откровенно послали! Неблагодарная работа…
Оониси отключился, и Арефьев продолжил исключать номера магнитных ключей отрядов ЗВ из баз данных…. И только сейчас заметил, что кто-то бесцеремонно роется в журнале поставок.
- Эй, какого хрена? – воскликнул Арефьев по-русски. – Что за фигня?
Он поспешно стал отключать кое-какие каталоги от интрасети, подумав, что какие-то хакеры опять позарились на корпоративные тайны.
«Спасибо, - передал Кольт, когда спустя несколько минут ИИ прислал коды авторизации. - Завершаю сеанс, перемести птичку на новое место», - ответил парень Легиону, на что получил короткое «ОК».
Теперь, по плану, Кольт двигался по сети намного быстрее, чем другие терминалы, поскольку пропускал кучу ненужных синхронизаций.
«Есть хост, теперь соединение. Синхронизация с локальной базой данных. Фильтр по дате. Одна только запись! - удивился он. - Список сопровождающих. Загрузить, - на удивление, груз сопровождала целая группа, что значительно упрощало работу. - ЗВ, что за сокращение такое? Посмотрим на серве», - парень вел беседу сам с собой.
Авторизация прошла успешно, сервер сразу принял коды, но как только Кольт полез глубже в картотеку персонала, его тут же попробовали заблокировать.
«Смена протокола. Асинхронный доступ, - парень оскалился. - Права пользователя …, - и тут Кольт чуть не обомлел, случайно перехваченный пакет, оказалось, принадлежал администратору. - А теперь держитесь, - короткие шестнадцатизначные команды, и все устройства ввода на сервере отключились. - Пятнадцать секунд», - дал себе юноша, ведь потом устройства перезапустятся.
На сервере разум парня вел себя как супермаркете. Два десятка поисковых запросов - админы должны были бы подумать, что их сейчас ломает ИИ или подобное, а затем многопотоковая загрузка досье на всю группу сопровождения.
Арефьев выругался по-русски и принялся терпеливо ждать, пока он снова сможет войти в систему. Пятнадцать секунд – так много и так мало… и мало ли, что могут успеть злоумышленники за это время. Опасаясь повторного инцидента, он поспешно стал вызванивать Джебба – тот сейчас нужен был, как никогда.
Джонас наконец дополз до заветной дыры и осторожно заглянул в офис. Там было как-то странно пусто и тихо. Это показалось ему странным, но он порадовался, что никто не увидит, как он все-таки решил вернуться и воспользоваться этим лазом. Надеясь, что посланный за ним монтажник уже ушел, Джонас сунул ноги в дыру и осторожно опустил тело вниз, держась руками за края люка. И потом только шумно и немного неуклюже спрыгнул на пол. И какого же было его удивление, когда выяснилось, что он тут не один. И тут-то началось самое интересное.
Кольт тоже обратил внимание на нового гостя, и Джонас в упор смотрел на него. Он поначалу сильно оторопел – ведь он узнал незнакомца и за секунду осознал, что это именно он был в вентиляции! Джонас прекрасно помнил, как выглядит Кольт – он видел, как его вытащили из спасательной капсулы, а потом после его поимки – когда он и Саманта обнаружили раненого Кольта на втором этаже. И Кольт тоже мог раньше видеть Джонаса – когда тот стащил КПК из медотсека, но вот запомнил ли – тут уже другой вопрос. В любом случае, Джонас не на шутку испугался, хотя пред ним был всего-навсего малолетний пацан. Он быстро справился с потрясением и решил сделать вид, что впервые видит Кольта и не догадывается, кто перед ним. Авось прокатит.
- О… здрасьте, - глупо улыбнулся он, стараясь не смотреть на пистолет, который Кольт выложил перед собой. – Ну я... в общем… был неправ. Спасибо за помощь. Я пойду, пожалуй... – и начал с дурацкой улыбкой пятиться к выходу.
- Здрасти, - оскалился в ответ Кольт и одним движением выдернул провода. Тонкий звон металла о пол, и Кольт поднялся на ноги, держа в руке пистолет.
«Вот и статистика помогает», - подумал он, сверяя внешний вид незнакомца с фоткой из досье.
- Джонас, и не пытайся, - голос Энтони приобрел металлический оттенок, - нас ждет основательный разговор.
«Вот я и попался, - подумал Джонас. – Блин, надо было валить отсюда! Подумаешь, крысы…»
Он медленно поднял руки на уровень плеч и остановился.
- Эй, приятель, полегче! – сказал он. – Давай ты не будешь махать этой штукой? Я человек впечатлительный и нервный, мне уже хватило встречи с одним психанутым придурком в броне, который тоже любил размахивать оружием… - как и в случае с гайвером, Джонас в минуты паники умело трепал языком.
- Вот этой? - Кольт поднял руку с пистолетом и направил ствол на Джонаса.
«Придурок в броне? Что-то знакомое?»
- Эй, да полегче! – воскликнул Джонас, не на шутку испугавшись, но по привычке сохранив на лице придурковатое выражение. – Я же без оружия!
- Что за придурок в броне? – в лоб спросил Энтони, - Я б не хотел с ним встречаться, - добавил он, имитируя страх.
- Да я откуда знаю? – возмутился Джонс. – Выскочил, как чертик из табакерки, начал угрожать… Все равно его потом прибили!
«Прибили», - Энтони начали охватывать смутные сомнения. Похоже, его подопечного уже отправили на небеса. Но проявлять повышенный интерес он не хотел.
- Карточку свою можешь выбросить, она уже аннулирована, - Кольт опустил пистолет, сейчас он мог начать манипулировать человеком. – Не веришь – проверь, и свободной рукой он указал на терминал.
Джонас обеспокоенно оглянулся на дверь. Интересно, куда же делся офисный планктон? Неужто Кольт всех поубивал, а трупы спрятал?...
- Почему это моя карточка не работает? – спросил он. – Что за ерунду ты несешь?
- Кто-то на базе решил убить всех новоприбывших, сначала подставили меня. Теперь начали охоту на вашу группу. Ну почему ты боишься, можешь попробовать рвануть через дверь, но она открывается тоже карточкой, - ехидная улыбка снова отразилась на лице парня, но это использовал он только для того, чтобы усилить эффект.
«Пусть паникует», - смотрел Кольт на свою добычу.
Джонас нахмурился. Он не понимал, что за ерунде несет этот малолетний убийца.
- Ладно, - он пожал плечами. – Я проверю… Только не вздумай стрелять, а то я… а то я могу умереть, короче, - с видом Капитана Очевидность закончил он, сам не сознавая вей комичности ситуации.
Джонас осторожно отступил к двери, медленно достал свою карточку и, не сводя глаз с Кольта, вставил ее в прорезь. Прибор на стене запищал и… внезапно с противной трелью выдал сообщение об ошибке, подсветив панель красным светом. Джонас выпучил глаза от удивления, развернулся к двери и повторил попытку. С тем же результатом. Он еще несколько раз так и эдак вставлял карточку, стирал с нее невидимую пыль и даже пробовал тыкать в какие-то кнопки на панельке – безрезультатно.
- Эй, ты что, заблокировал дверь? – возмущенно поинтересовался он у Кольта.
- А теперь мы пойдем поговорим. Я спрячу оружие, но не вздумай вымахиваться. Я шуток не понимаю, - выдавил из себя Кольт. Засунув руку в карман спецовки, он выудил карточку-пропуск. Легкое движение - и дверь отползла в сторону. На этом уровне не было камер, точнее были, но только в самых критических местах, которые Энтони собирался обойти стороной.
- Направо, - скомандовал разведчик своему пленному, - и по дороге постарайся рассказать мне, почему я должен спасти тебя.
- Вообще-то я не нуждаюсь в помощи, - ответил наполовину возмущенный, наполовину испуганный Джонас. – Давай я как-нибудь сам себя спасу, а ты просто пойдешь своей дорогой? – в типичной для отрядов ЗВ нагловатой манере предложил он.
С ледяным взглядом Кольт ударил с разворота своего пленника поддых. Не смертельно, но болезненно. И сразу же отступил в сторону, преграждая ему путь в коридор:
- Если я сказал пойдем, значит, идем, - повторил он, злобно глядя на Джонаса.
Джонас охнул и схватился за живот.
- Я же пошутил… - пропыхтел он, согнувшись. – Не надо так реагировать. Ладно-ладно… идем.
- Пошли, - Кольт шагнул в коридор и расмотрелся по сторонам. Невдалеке возле кофейного апарата стояла толпа офисных работников.
- Мы закончили, можете возвращатся к работе, - бросил Кольт им, а сам направился в противоположную сторону. Двигаясь рядом с пленником, он иногда косился на него прикидывал дальнейшую  тактику разговора.
Джонас кинул в сторону беспечной компании тоскливый взгляд. Ему хотелось крикнуть о помощи, но он понимал, что вряд ли эти люди отличаются быстрой реакцией, сообразительностью и отвагой. Скорее всего, у Кольта будет предостаточно времени, чтобы всадить ему пулю в лоб. Поэтому он решил действовать сам и улучшить момент для того, чтобы ударить Кольта по голове, отобрать оружие и вызвать подмогу.
- Ты такой юный, - осторожно начал Джонас, переставая держаться за солнечное сплетение, - а уже убиваешь людей. Советь не мучает?
- А кто сказал, что я их убиваю по своей воле, - огрызнулся Кольт, -когда из тебя хотят сделать исследовательский проект, хочешь - не хочешь, придется переступить черту. Ты лучше расскажи, чем ты насолил корпорации, - Кольт попробовал потянуть разговор в свою сторону.
- Я никому не насолил! – честно ответил Джонас. – Это ты мою карточку заблокировал!
- Нет, не я, блокировали их на главном сервере. А туда, увы, доступа таким смертным, как я, нет. Я только в терминале смог засечь активность, когда проверял, не заблокировали ли мою карточку, - Кольт слег помедлил, делая вид, что задумался, - а что за груз ты сопровождал?
Джонас оказался слегка сбит с толку. Кольт – а это, несомненно, был он, - вел себя так, будто пытался одурачить Джонаса, прикинувшись работником базы. Иногда Джонасу казалось, что Кольт не скрывает свою личность, но вот сейчас – будто снова прикидывается работником. Он решил осторожно проверить свою догадку.
- Какой именно груз? – удивился он. – Я много чего сопровождал.
Когда легкий шок прошел, Джонас впервые обратил внимание, что Кольт выглядит вполне здоровым. Раздобыл где-то рабочий оранжевый комбинезон, да еще ходит вполне нормально, словно не ему меньше суток назад прострелили обе коленки – это Джонас видел своими собственными глазами. Он даже подумал было, что это и не Кольт вовсе, но тут же отмел эту мысль – он видел его два раза и хорошо запомнил в лицо. Тем более Джонас обладал редкой способностью фотографической памяти. Что же все-таки происходит? У него даже мелькнула мысль о клонировании – сколько копий Кольта могли заслать на Ханикомбу?
- Не придуривайся, ты понимаешь, о каком грузе идет речь.
Кольт слегка притормозил у раскрытой двери. Внутри какой-то техник чинил воздушный фильтр.
- Сюда, - Кольт указал Джонасу на дверь.
Джонас пожал плечами и вошел внутрь, прикидывая, что будет врать на этот раз.
Кольт, проведя своей карточкой по считывающей панели закрыл за собой дверь, но работник, похоже, настолько был погружен в работу, что никак не отреагировал.
«Закроем дверь наглухо», - Энтони достал пистолет и со всей дури ударил рукоятью по панели. Теперь комнату покинуть было сложно, да и попасть внутрь тоже представляло проблему.
И только теперь работник оторвался от работы и развернулся к нежданным гостям:
- Вы кто, что вы делаете? - успел выпалить он до того как юный шпион отправил его в нокаут.
- Вот теперь можно спокойно поговорить, - сказал Энтони, усаживаясь на радиатор.

0

12

- Вперед! – скомандовал Соммерс замешкавшемуся Серафиму.
- А! Да, да, да! - властный голос Соммерса привел парня в себя, и тот побежал за остальными.
Эстель и правда не ожидал, что его атака, сделанная скорее от злости, будет иметь подобный эффект. В любом случае, выбежав в коридор и посмотрев на развалившийся корпоративный спецназ, он слегка испугался.
- Есть идеи, что делать дальше? – спросил парень выходящего Соммерса и следуя за ним. Оставаться на месте явно будет дуростью.
Ответить Соммерс не успел – лежащий на полу человек поднял пистолет и направил его прямо на своего командира. Соммерс ожидал такой реакции, потому опередил его. Пуля прошила человеку переносицу, и тот откинулся назад уже мертвый. Зато все остальные стали приходить в себя и вот-вот готовы были устроить стрельбу. Держа пистолет, Соммерс крикнул:
- Серафим! Ты можешь их задержать? Соображай быстрее!
Долго парню соображать не пришлось, в данном случае у него было два выхода: либо щит, либо хренакнуть ударной волной и при должной удаче выбить у них оружие, при этом после недавних событий с Соммерсом щит не казался хорошей идеей.
- Укройся! - предупредил парень. - Нулевой импульс 20%. Волна.
На мгновение могло показаться, будто в парне концентрировался свет, и через мгновение после этого от него пошла ударная волна.
Легко сказать «спрячься» в пустом коридоре, гораздо сложнее сделать. Соммерс просто попятился назад и прикрыл голову руками, когда понял, что сейчас что-то где-то взорвется или упадет с грохотом. Но нет, просто упругая волна воздуха или какой-то невидимой энергии сбила с ног вновь заматерившихся бойцов, а заодно и Соммерса, не причинив никому видимого вреда.
- А теперь... БЕЖИМ! – скомандовал Соммерс, поняв, что это последний шанс укрыться, и вскочил на ноги.
- С радостью! – крикнул парень, начиная сверкать пятками явно шустрее Соммерса, несмотря на рану в плече.
Все-таки Серафим был простым технарем, а не солдатом, а потому умереть он боялся в разы больше. Вследствие этого у парня сейчас был такой прилив адреналина, что он просто уже не чувствовал ни боли, ни усталости, правда был один момент.
- Бля, а куда бежать-то? – спросил парень, не снижая скорости перебирания ног.
Соммерс не ответил, изредка оглядываясь через плечо и отстреливаясь от наиболее шустрых преследователей. Четверо новобранцев уже успели с завидной поспешностью раствориться в неизвестности, и Соммерс в глубине души им позавидовал. Их-то никто не собирался убивать по приказу Оониси…  Они уже свернули за десяток углов, но погоня все не отставала.
- Черт! – воскликнул Соммерс, когда они сбегали вниз по какой-то лестнице. – Они нас преследуют! Их явно кто-то направляет! Ох уж и подонок этот Оониси… наверняка следит за нами по камерам!
- Ты только сейчас это понял!!! – заорал ущемленный в своих лучших чувствах парень. – Какого хрена я, по-твоему, хотел поговорить с тобой не при камерах?!!
Смирившись с тем, что все работники охраны твердолобы, как железные дровосеки без сердца, парень начал лихорадочно продумывать пути отступления. В данный момент был только один вариант, а именно бежать дальше до ближайшей двери и заблокироваться.
- Есть вариант заблокироваться в каком-нибудь помещении и съебаться через любимую вентиляцию, сломав камеру наблюдения, – сказал парень. – Оониси нас там вряд ли найдет, а мы сможем пробраться в любое помещение. Жаль, карты вентиляционных шахт нет.
- Нет! – решительно отрезал Соммерс. – Камеры мы сами уничтожить не сможем – слишком маленькие. Я едва ли найду их в стенах. Прятаться мы тоже не можем, рано или поздно дверь взломают. По вентиляции мы можем перемещаться только в пределах одного этажа, а нам надо наверх. Лучший способ сейчас – уйти ни нижние уровни, под канализацию, в хранилище… Там нет камер. Если мой ключ еще работает, мы сможем там затеряться и отсидеться.
- Тогда будем надеяться, что он еще работает, – сказал парень, сворачивая на очередном повороте. Тут парень неожиданно оглянулся. – Кажется, мы прилично оторвались от преследования.
Серафим расслабился, и боль в плече вернулась, а вместе с ней проклятия в адрес главы охраны с чекистскими методами допроса. Парень схватился за плечо, не прекращая бега, кровь уже давно остановилась, да и пуля, вроде, прошла навылет, так что особо волноваться по этому поводу уже не стоило.
Вдруг Соммерс резко остановился.
- Туда не побежим! – решительно сказал он. – Там куча офисного быдла. Чем меньше людей нас видели – тем лучше. Здесь должен быть лифт… - и он свернул за угол, на бегу доставая магнитную карточку.
Он вставил карточку в прорезь, надеясь открыть дверь в один коридор, и… ничего не произошло. Панель вспыхнула красным светом, издала противное дребезжание. Соммерс выругался.
- Черт! Они заблокировали мой ключ! Оониси, мать его…! – он достал карточку, которую отобрал прежде у Серафима, попробовал открыть ею – с тем же результатом. – Они отрезали нас от основной базы, - констатировал он. – Кажется, Оониси затеял на меня настоящую охоту. Лестно, черт возьми, - Соммерс горько усмехнулся. – Но если мы не попадем в тот коридор, можем не рассчитывать скрыться. Давай еще раз тот финт с дверью.
- Соммерс, я, конечно, могу это сделать, – сказал парень, глядя на своего хм… «брата, по несчастью которого хочется убить». – Но старайся не злоупотреблять подобными просьбами, я не вечный двигатель.
Серафим отошел подальше от лифта и направил в его сторону руку.
- Нулевой импульс – 50%. Луч. – В протянутой руке парня образовалась сфера размером с баскетбольный мяч, из которой в сторону лифта устремился толстый луч красно-сиреневого света.
Точнее, так задумывалось. Сфера вдруг стала дергаться, трещать, искриться и через секунду она лопнула, как мыльный пузырь, с громким пуком. Серафим смотрел на свою руку с удивлением, но не большим, словно догадывался о такой возможности.
- В принципе, логично, – сказал он. – Учитывая раннее использования, плюс кровопотеря от ранения в плечо, спасибо некоторым, сил у меня сейчас маловато. Какое-то время я буду не удел. Ты лучше выстрели в панель лифта, если повезет, сработает аварийное открытие дверей.
- Не сработает! – Соммерс с досадой пнул дверь. – Знаю я этих тупых проектировщиков… на этой базе уже десять лет ничего нормально не работает! Ладно… - он прислушался – где-то через стену раздались торопливые шаги и голоса. – Нас догоняют. Бежим отсюда! Да-да, давай, вперед!
Во время всего побега Соммерс старался держать Серафима в поле зрения перед собой, не подставляя ему спину. Вполне возможно, что он вовсе не помогает ему, а действует по хитрому плану Оониси и в итоге заведет его в ловушку. И все же пока у Соммерса была возможность убежать, и прижать себя к стенке он не даст. Тем более что пока Серафим оказался только полезен.
Они выбежали узкую «черную лестницу», ведущую в какие-то подвалы.
- На лифте было бы быстрее, но чего нет – того нет, - сказал Соммерс. – Вниз! Реще!
- После того что ты со мной сделал, козлина, – огрызнулся парень. – Это я должен на тебя орать.
И, тем не менее, к словам Соммерса парень прислушивался, поскольку, как и этот гад, он не хотел быть пойманным. При этом он как-то не обращал внимания на то, что Соммерс постоянно где-то позади, словно следит за его действиями. Ну, тут его можно было понять, Серафим ему тоже не доверял, но понимал, что Соммерсу нет смысла его убивать, а потому охотно бежал вперед паровоза по черной лестнице.
- Будем надеяться, я успею восстановиться к новой встрече с людьми япошки, – полушепотом произнес парень.
- А я все еще не уверен, что ты работаешь не на них, - буркнул Соммерс. – Поэтому в любой момент могу пристрелить тебя.
- Ааа, замолчи, и без тебя тошно, – ответил ему взаимностью парень и сжал больное плечо, боль ощущалась все явственнее. – Лучше скажи, куда ведет эта лестница?
- В технические подсобные помещения. Там, если повезет, украдем карту у кого-нибудь и пройдем еще ниже, к хранилищу. Там нет камер.
- Правда?! – Парень едва не вскрикнул от жалости. – Блин, и где я только мотался, когда меня первый раз ловили?
- А тебя бы туда и не пустили, - мрачно заверил его Соммерс, гулко сбегая следом по лестнице. – Поймали бы быстро, я думаю, тем более там заплутать как нечего делать. И не думай, что я знаю все тоннели наизусть – я там бывал всего пару раз. Так, а теперь налево.
Лестница кончилась, и оба оказались в царстве труб, проводов и узких коридорчиков с низкими потолками. Из стен кое-где валил влажный пар, неярко горели желтые лампочки, керамогранит под ногами был скользким от влаги. Дышать стало тяжело, температура заметно повысилась. Кажется, они приближались к котельной. Услышав вдалеке голоса рабочих, Соммерс бесстрашно вышел к ним, держа за спиной пистолет.
- Генерал-майор Соммерс, служба безопасности, - представился он, выходя в пятно света и демонстрируя свой бейджик и пластиковую карточку «золотого» доступа. - На базе чрезвычайная ситуация, быстро сдайте свои магнитные карты и поднимайтесь наверх.
Техники угрюмо замолчали, а потом быстро зашарили по карманам в поисках карт. Кто-то рискнул спросить, зачем нужно это делать.
- В системе автоматизации дверей серьезный сбой, служба безопасности запрещает использовать магнитные ключи. Поднимайтесь по запасной лестнице наверх. Быстро! – конечно, объяснение было не ахти, но работники котельной особыми познаниями в области автоматики базы не обладали, да и спросить с Соммерсом не решились, поэтому быстро побросали на ближайший стол свои карточки и гурьбой побежали к выходу, с любопытством косясь на пришедшего вместе с Соммерсом Серафима. Обычно офисники в эти подвалы не спускались…
Когда все ушли. Соммерс сгреб все карты себе в карман.
- Доступ не особо большой, но в этих подвалах это как раз то, что нужно, - сказал он. – Очень скоро наверху поймут, что мы здесь, но найти нас быстро уже не смогут. Вряд ли Оониси настолько глуп, что станет поднимать общую тревогу. Он хотел избавиться от меня тихо, а уже получилось слишком громко. Рисковать он не будет.
- Вот уж не знаю, – признался парень, почесывая затылок здоровой рукой. – Этот японец не похож на благоразумного человека. Тц…  а я ведь собирался сдать тебя ему с оружием, чтобы ты его укокошил, а я бы в этот момент разобрался с главгадом всея базы.
Серафим вздохнул, шлепая вслед за Соммерсом. Ну, кажется, у этого типа был какой-то план, потому что если его нет, им хана. Рана все еще беспокоила Эстеля, и не столько из-за боли, сколько из-за опасности заражения или еще чего.
- Не хватало еще столбняк подхватить, – буркнул парень, осматривая окрестности. – У тебя есть идеи, как сбежать с базы, или вообще, что делать? У меня есть одна, но она тебе не понравиться.
- Первое – перестань ныть, - отрезал Соммерс, крадясь по темным коридорам, полным шипящих труб. – Второе – хватит рассуждать, как ребенок. От того, что я убью Оониси, ничего не изменится, а станет только хуже. Это не та война, где стреляют. Это война тихая, где люди исчезают сами по себе.
- Ну, знаешь. По-моему, легче скрыться под канонаду оркестра паники, нежели в тишине, где тебя даже мышь услышит, - парень насупился, этот вояка явно считал себя самым умным тут. – Если бы я не передумал, тебя бы давно на запчасти разбирали.
Серафим ворчал еще какое-то время пути по коридорам ровно до того момента, пока одна из труб не лопнула и не выпустила струю горячего пара прямо в Эстеля. Тот по слуху поняв, что сейчас ничего хорошего не произойдет, прыгнул вперед и избежал обваривания нижней филейной части.
- Как вы тут живете? Тут ведь все разваливается почти, - Серафим уже с опаской смотрел на железные вены базы, иногда его передирало от мысли, что все трубы тут могут единовременно лопнуть.
Дальнейший путь он прошел молча, Соммерс парню пока явно не доверял, а значит, о плане побега пока стоит забыть, тем более что у Эстеля планов толком не было.
Молчал и Соммерс. Он явно не собирался делиться с Серафимом своим хитрым планом. Да и вообще, он до сих пор не был уверен, что Оониси не опережает его на десять шагов.
Наконец они вышли из котельной и по узкой темной лестнице стали быстро спускаться вниз. Им не попадались ни рабочие, ни охранники. И погони слышно не было. Было тихо, как ночью на кладбище. Подумав об этом, Соммерс поежился – такая ассоциация была ему явно не по душе. Да и темный спуск в подземелье навевал не слишком оптимистичные мысли.
Вскоре трубы и шипящие провода кончились, и они оба оказались в темных, но сухих бетонных коридорах. Потолки были такими низкими, что кое-где приходилось нагибать голову, чтобы пройти. Было тихо и пусто.
- Это складские помещения, - наконец нарушил тишину Соммерс, прикидывая, куда идти дальше. – Мы должны добраться до главного хранилища. Но как туда идти – лично я не знаю.

0

13

Как бы там ни было, Беккер внутренне позавидовал Кенбалу, который, под прикрытием сложной операции, удалился назад в хирургическое отделение. Энтони Кольт совершил побег как раз в то время, когда он пришивал руку Бутвуду, поэтому Кенбал успешно свалил заканчивать работу, и теперь Беккеру предстояло самостоятельно отчитываться перед Оониси. Помня недавний срач, он решил вести себя холодно и сухо – пусть Оониси поумерит свое чувство собственной важности. По правде говоря, на Ханикомбе давно обострились отношения между японским командованием и американо-европейским персоналом. Особенно плохо япошки относились к немцам и русским – впрочем, те платили им взаимностью. Именно по этой причине Беккер терпеть не мог Оониси за то, что тот терпеть не мог его. В общем, эти двое друг друга прекрасно понимали.
Сообщив по внутренней текстовой связи на коммуникатор Оониси короткую фразу о побеге Кольта, Беккер стал ждать бури. Юко, изредка всхлипывая, сидела в углу, иногда кидая жалобный взгляд на Беккера. Вообще, конечно, разрыдаться на людях считалось для японки неприличным, но раз уж такое дело… Короче, у Юко банально сдали нервы, и Беккер понимал, что если он сейчас будет ее чем-то нагружать, у девушки случится вторая истерика. Он сам злился на Юко за недальновидность и доверчивость – ведь именно она помогла Кольту сбежать. Он бы непременно сказал ей что-нибудь дерзкое, но тут Оониси стал вызывать его на голосовую связь. А дальше все было довольно ожидаемо…
- Вы хоть понимаете, что вы подвергли опасности всю базу? – высокомерно, ледяным тоном начал Оониси.
- Вообще-то я не брал на себя обязанности по охране преступника, - в тон ему сухо ответил Беккер. – Я врач, а не военный, Оониси-сан.
- Вам было поручено следить за преступником!
- За состоянием его здоровья, - поправил Беккер. – За его безопасность отвечали ваши охранники. Они оплошались.
Юко кинула на него благодарный взгляд – Беккер не стал сдавать ее. Оониси замолчал. Беккер был по сути прав, и крыть было нечем.
- Все равно ваша халатность непростительна, Беккер, - заявил он. – Вы создали условия, в которых Кольт смог устроить побег.
- Во время его побега я находился в операционной, кто угодно из персонала это подтвердит, - почти презрительно ответил Беккер, и Оониси уловил эту интонацию. – Вы преувеличиваете мои обязанности, господин Оониси. Может быть, вместе с повышением обязанностей повысите мне зарплату?
Это была вообще неслыханная дерзость. Оониси почувствовал, как у него появляется желание сжать руки на шее Беккера и медленно сжимать их. Милое такое детское желание. Однако он прекрасно владел собой и сказал только:
- Вы перешли все границы дозволенного, Беккер. Мы с вами еще увидимся и побеседуем на эту тему, - и отключился, мысленно записав Беккера следующим в списке смертей, после Соммерса.
А Беккер ощутил мрачное удовлетворение. Он понимал, что этой дерзостью загнал самого себя в ловушку, но сейчас он был под действием адреналина и плохо отдавал себе отчет в том, что делает. Возможно, потом он об этом пожалеет… но сейчас он поставил Оониси на место. Пусть сами ловят своего Кольта. В конце концов, это не его дело.
- Пойдем, - позвал он Юко и ушел в операционную вслед за Кенбалом. Разумеется, сейчас он бы побоялся браться за нож после очередного срача с Оониси, но ему хотелось посмотреть, как чувствует себя Бутвуд.
Когда он вошел в ослепительно белое помещение с хромированными столами, Бутвуд все еще был под сильным наркозом, а его левая рука была от плеча до сгиба локтя забинтована какими-то бинтами и полиэтиленом. Кажется, Кенбал здесь закончил.
- Он еще некоторое время побудет без сознания, а потом можно будет перенести его на койку, - довольно сообщил Кенбал, стягивая маску, покрытую мелкими брызгами крови. – Нейросканер регистрирует мозговые сигналы от руки – значит, нервы в порядке. Скорее всего, через пару дней он уже сможет двигать пальцами.
- Угу, - хмуро кивнул Беккер. – Только вот Бутвуду это не понравится – проваляться два дня, чтобы только пальцами подвигать.
- Ты и сам знаешь, что он должен сказать спасибо, что не лишился руки навсегда, - ответил Кенбал, стягивая резиновые перчатки и кидая их в мусорную корзину. – Ладно… кажется, все. Пойду поем чего-нибудь. Присоединишься?
Беккер поморщился. Сам он по образованию был всего лишь терапевтом и решительно не понимал, как хирурги могут после всяких операций хладнокровно идти жрать гамбургеры. Кенбал ушел, а Беккер велел Юко слегка прибраться в операционной. Юко не возражала – она сейчас использовала любую возможность, чтобы загладить свою вину. А Беккер отправился назад, в приемный покой, побеседовать с ранеными охранниками, которые были свидетелями побега Кольта. Впрочем, оба не могли сказать ничего путного, кроме как то, что Юко сняла с него наручники, а потом синтетик подошел к койке, и Кольт напал на него. А потом погас свет, и оба больше ничего не видели. Беккер только еще больше утвердился в мысли, что Юко – доверчивая дура. А теперь еще жди неприятностей от Оониси.

0

14

Джонас ошеломленно и несколько растерянно глянул на бездыханного работника, потом кинул жалобный взгляд на запертую дверь. Ему отчего-то показалось, что сейчас и его будут бить. Поэтому он уже прикидывал, каким образом можно обезоружить Кольта.
- Ну чего тебе надо? – воскликнул он. – Я все равно не местный, ничего здесь не знаю!
- Про местные расклады мне расскажут совсем другие люди, а ты мне расскажи про груз, - не унимался парень, имитируя любопытство. - Только из-за него могли начать на вас охоту, - Кольт расслаблено оперся на вентиляционную трубу, подходящую к радиатору.
- А ты, значит, о моей безопасности заботишься? – хмыкнул осмелевший Джонас, складывая руки на груди и прохаживаясь туда-сюда около двери, будто в задумчивости.
Болтология – это один из «коньков» Джонаса. Недаром на своей исторической родине, планете Лангаре, он был помощником президента. Забалтывать оппонента, косить под дурачка и менять одну маску на другую он умел мастерски. Вот и сейчас, делая вид, что испуган и обескуражен, он уже прикидывал в голове план побега и ликвидации Кольта. Втайне он надеялся, что друзья уже его ищут.
- Нет, не о твоей безопасности, а о своем билете отсюда, - Кольт оскалился. Разум парня в отличие от людей упражнялся в изготовлении макаронов и развешивании их на чужие уши только в крайних случаях, а сейчас ему было не до этого. Нужна была информация, причем срочно.
- Ну и что я могу сделать? – напрямую спросил Джонас. – Я не пилот. Если хочешь, провожу в ангар. Правда, тебе это не понравится.
- Будем говорить так, мой билет - информация. Сливаешь ее мне, и ты свободен. Я дам тебе карточку, успеешь предупредить своих друзей. А будешь играть в «не знаю», - Парень не стал заканчивать фразу было все и так ясно.
- А если я действительно чего-то не знаю? – не без скрытого ехидства спросил Джонас, оглядывая комнату на предмет вещей, которые можно было использовать, как оружие. Ну или хотя бы в поисках кнопки тревоги.
- Тогда… - Кольт достал пистолет и направил прямо на своего пленника.
- Да что ты сразу за пистолет хватаешься? – воскликнул Джонас, подскакивая и поднимая руки. – Успокойся, я скажу тебе то, что ты хочешь. Только не рассчитывай, что я расскажу тебе какие-нибудь заумные теории крутых ученых. Я их не знаю. Я вообще не землянин, между прочим, так что по истории Земли меня тоже не спрашивай, пожалуйста.
- Рассказывай, - не опуская ствола, спокойно ответил Энтони.
- Что рассказывать?! – Джонас очень убедительно имитировал испуг.
- Что за груз ты сопровождал? - буквально по слогам протянул парень.
- А ты меня точно потом выпустишь? – спросил Джонас.
- Да, - без сомнений ответил Кольт.
- Дай мне свою карточку, а то у меня нет гарантий, что ты не пристрелишь меня после того, как я тебе расскажу! – потребовал Джонас. – И не тычь в меня этой штукой, пожалуйста, у меня это… как там… короче, психоз на почве огнестрельного оружия! Во!
- Держи, - разведчик вынул карточку двумя пальцами  с кармана и бросил ее под ноги пленника, но оружие опускать не стал, только прижмурил левый глаз как будто бы целится.
Джонас медленно присел и осторожно поднял карточку. Маловато для побега, но хоть что-то… Он внезапно почувствовал, что плохо контролирует ситуацию. Он может правдоподобно наврать с три короба, но что сделает Кольт? Наверняка убьет его, когда узнает, что ему так необходимо. И тогда Джонас решил реализовать свой недавно придуманный хитрый план.
- В том ящике, что перевезли с Земли на Ханикомбу, находится одна из последних разработок гоа’улдов! – выпалил он. – Это модуль нулевой точки! Но он под серьезной защитой, и тебе никогда не добраться туда в одиночку!
- Какие у него размеры? - спросил разведчик.
- Сам модуль я не видел, но контейнер примерно полметра на полметра. Ящик такой с кодовым замком.
- Новую сказку придумаешь, или правду расскажешь? - Кольт был в хранилище и видел контейнеры с грузом. Параметры, которые сказал Джонас, явно не подходили.
- Да с чего ты мне не веришь? – искренне удивился Джонас. Врал он вроде бы правдоподобно – политическая деятельность принесла свои плоды.
- Слушаю новую историю, - игнорируя слова пленника, сказал Энтони.
- Да я правду говорю! – с праведным негодованием воскликнул Джонас. – Не веришь – иди и сам посмотри! Только для этого тебе придется поубивать технический персонал, потому что эта хрень, насколько я знаю, сейчас питает основной реактор базы. Ты даже не спросил меня, что это такое, этот модуль!
Кольт спустил курок, и пуля просвистела возле уха Джонаса. Кольт был спокоен, он не просто так выбрал эту комнату. Для того, чтоб никому не мешал шум устройств, ее звукоизолировали. И шума выстрела снаружи не было слышно.
- Жду новую историю, - снова повторил Кольт.
- Эй! – вскрикнул Джонас, хватаясь за голову. – Ну чего ты такой нервный? Ладно-ладно, я все расскажу, только не стреляй больше! – он чуть помедлил, словно переводя дыхание, и начал заново: - Трое суток назад на Ханикомбу прибыл корабль с Земли, на котором везли особо секретный груз… Что было в том контейнере – не знало больше половины персонала, а меня и мою команду послали для сопровождения как технических специалистов – на случай, если при погрузке повредят оружие… - он перешел на таинственный тон.
- Дальше, - Кольт смотрел на Джонаса, как удав на мышу.
- Ну а что дальше… Привезли, погрузили. Скоро должны улетать.
- Тип оружия, - спросил Энтони.
- Тип… сложно сказать. Это оружие внеземного происхождения и не имеет аналогов. Это одна из последних находок на планете гоа’улдов, источник энергии. По сравнению с ним модуль нулевой точки – батарейка. При желании можно модифицировать это оружие для поражения областей космических масштабов! – Джонас для правдоподобности округлил глаза. – В нем нет связи между генератором и основным конденсатором, значит, можно подавать энергию прямо на оружие и стрелять непрерывно, не заботясь о накоплении энергии для выстрела. Похоже, гоа’улды проводили эксперименты в области высоких энергий на заоблачном уровне, - с умным видом закончил он.
- Вес, габариты, тип снарядов, - напирал Кольт.
- Вес не знаю – не взвешивали, но пара тонн точно есть, - подумав, ответил Джонас. – Размеры с хороший телескоп – метров шесть в высоту точно есть. И какие снаряды? Нет никаких снарядов. Оружие плазменное – вроде, если не ошибаюсь. Гоа’улды пытались извлечь энергию из нашего пространства-времени, ограничивая мощь только рамками Вселенной. Извлечение энергии нулевой точки из нашей Вселенной – это... Это же просто мега! – очень эмоционально воскликнул он, взмахнув руками и делая вид, что постепенно увлекается рассказом. - Нам еще и жить в этой вселенной, так что появляется целый ряд проблем. Но ты, наверное, все равно не понимаешь, о чем это я говорю.
- Шесть метров на ... - Кольт решил уточнить габариты.
- Да что я, рулеткой мерил? – очень правдоподобно возмутился Джонас. – Ну, может, по основанию метра четыре или больше… Большой он, короче. Как телескоп, - повторил он на всякий случай.
- Кто такие гоа’улды? - решил уточнить детали Кольт.
- Инопланетная раса, крадущая технологии и правящая своим сектором космоса при помощи страха и дешевого пафоса, - Джонас почти процитировал известную фразу О’Нилла. – Это оружие, теоретически, принадлежит им. Но, учитывая их привычку красть чужие технологии, вполне может быть, что гоа’улды не являются его создателями.
- Где нашли оружие? - уточнил Кольт последнюю деталь.
- На планете Каладан, - не моргнув глазом, соврал Джонас первое, что пришло в голову. – Все? Я могу идти?
- Можешь, - Кольт навел ствол на лежавшего на земле работника и спустил курок. - Это твое алиби, - бросил разведчик и перевел прицел пистолета на пожарную сигнализацию. Еще один выстрел - и дверь перекрывавшая, выход, отползла в сторону. - Беги, я в спину не стреляю, - соврал Кольт. Сейчас ему не было дела до бывшего пленника, но убивать его тоже не было смысла. Кольт знал, что карточку, которую он передал Джонасу, уже отслеживает служба безопасности, а значит, этот человечек оттянет внимание службы на себя, дав Кольту возможность для маневра.
Джонас просиял счастливой улыбкой идиота. Он понял, что это его шанс.
- Здорово! – воскликнул он, прикидываясь дурачком. – А я-то думал, ты меня убьешь! Вот твоя карточка, - сказал он, с чистой искренней улыбкой протягивая Энтони магнитную карточку.
- Оставь себе, ты ведь по базе не сможешь передвигаться, а я, - Кольт слез с радиатора, подошел к трупу и, пробежавшись по карманам, выудил еще одну карточку-пропуск, - а я ету по позую. Мне етого хватит чтоб до города добраться, - вновь соврал Кольт и игнорируя жесты и слова Джонаса, вообще игнорируя его личность, вышел в коридор. "Теперь нужно найти место гда можно к камерам подключится и разыскать других представителей из групы сопровождения", - подумал он и направился по пустому коридору, предупредительно спрятав пистолет в карман.
Джонас только этого и ждал. Энтони слишком опрометчиво повернулся спиной к солдату ВВС США. Нельзя сказать, что по части рукопашки Джонас сильно превосходил Энтони, но на его стороне был опыт, полученный во множестве столкновений с враждебными группировками джаффа, сохранившими верность гоа’улдам. А еще опыт выживания на негостеприимной планете Каладан в не менее негостеприимном Империуме. Схватив с ближайшего контейнера увесистую металлическую деталь, запримеченную им ранее, Джонас рванул с места и за секунду со всей дури обрушил ее на спину Кольта.
Кольт поплатился за свое минутное безрассудство, и спасла его лишь привычка смотреть по сторонам. Бывший пленник явно хотел отомстить Кольту. Парень лишь краем глаза заметил, как тень скользнула ему за спину, и рефлекторно начал разворачиваться, как по спине попало что-то тяжелое. Еще б чуть-чуть - и Кольт отправился считать овечки, но не тут-то было. От резкой боли он только оскалился, и сразу ответил ударом, метя в кадык Джонаса.
Удар был в общем-то ожидаем, и Джонас успел чуть отшатнуться, хотя все равно слегка сбился с дыхания, но ход атаки не потерял.  С удвоенной яростью он бросился в бой, размахивая тяжелой деталью и норовя во что бы то ни стало ударить Кольта по голове или хотя бы не дать ему выхватить пистолет.
Кольт никак не собирался отступать, и наоборот, выучка толкала его заглянуть в глаза своему врагу. Что он и сделал, один шаг - и парень буквально заглянул в глаза Джонасу, наносить удары любыми предметами на такой дистанции было тяжело, ведь негде было замахнуться. Но корпораты выдрессировали парня наносить удары локтями, что он и собирался сделать, стараясь вписать свой локоть  в висок Джонаса.
Это резкое сокращение дистанции не дало Джонасу хорошо замахнуться, а легкий удар в висок заставил его отступить назад. Удивленно ойкнув, Джонас с этой инстинктивно увеличившейся дистанции коротко, но быстро отмахнулся от Кольта увесистой деталью.
Отступать было некуда, быстро уйти с дистанции атаки вообще не представлялось возможным, поэтому Кольт снова подскочил впритык в Джонасу, только теперь он атаковал коленом в живот стараясь не дать человеку атаковать.
Джонас охнул и схватился за живот, попятившись назад, в комнату. Теперь Кольт перешел в режим атаки, а Джонас был вынужден обороняться.
«А теперь постараемся все это завершить», - подумал Кольт, поднимая левую руку, готовясь парировать удары железкой, а правой постарался проделать хук снизу, метя в челюсть.
Удар пришелся почти в упор, и Джонас вскрикнул, едва не уронив свое импровизированное оружие, но он устоял на ногах и немного оправился от первого удара. Сейчас все решали мгновения, и Джонас резко отступил назад, уклоняясь от возможной второй атаки Кольта. Теперь он оказался загнан в помещение, где Кольт его допрашивал по поводу «особо ценного груза».
«Готово», - оскалился Кольт и, отскочив назад, снес ногой считывающий датчик на стене. Дверь со скрипом поползла, разделяя двух бойцов. Энтони не удержался и помахал на прощание рукой. Психологическое влияние на противника всегда давало свои бонусы и один из них то, что под действием эмоций враг начинает делать ошибки.
- Теперь ты нескоро отсюда выберешься, а мне пора продолжать операцию, - протянул парень себе под нос и двинулся вперед по коридорчику.

0

15

Отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 держали совет недолго. После того, как Харрингтон рассказал о своей неудачной слежке за подозрительным типом по имени Серафим Эстель, к компании присоединился Дэниел, вернувшийся после попытки проникнуть в приемную Ватанабэ, и историю пришлось повторить персонально для него.
- Не нравится мне все это, - завершил историю Харрингтона Митчелл. – Не верю я, что у них такой бардак каждый день. Сдается мне, что они сами едва ли не впервые столкнулись с врагами на базе, - под «они» он подразумевал администрацию Ханикомбы. – И можете мне не верить, но я думаю, мы что-то недосмотрели.
- В смысле? – спросил О’Нилл.
- Очень просто, - пояснил Камерон. – Кто-то опережает нас на несколько шагов. Вы ведь не будете спорить, что на этой базе творится какая-то неразбериха?
Никто не спорил.
- И мы пока не знаем, кому можно доверять, - добавил Дэниел. – Не факт, что у этого Кольта нет сторонников.
- И этот тип в серверной какой-то подозрительный, - ни к селу ни к городу ввернул Джек.
Несколько секунд все молчали.
- Вот что, - сказала Саманта. – Давайте не будем никого подозревать, это бессмысленно. Нужно что-то делать.
- Есть предложения? – О’Нилл хмуро посмотрел на нее.
- А где Джонас? – вдруг спросил Митчелл. – Он давно должен был вернуться.
Пауза.
- Вот, - мрачно сказал О’Нилл. – Плюс одна неприятность – Джонас куда-то пропал.
- Я думаю, нет смысла ждать его – только потеряем время, - неожиданно решительно сказал Дэниел. – Кэм прав – от нас явно что-то скрывают, и будет лучше, если мы сами отправимся искать Джонаса и выясним, что здесь происходит.
- Да, - согласился Джек. – У меня есть предложение. Настало время поговорить с Соммерсом.
Полные решимости, они всей компанией смело зашагали к лифтам и тут же столкнулись с неожиданной проблемой, которая немного поубавила их пыл. О’Нилл приложил магнитную карточку к панельке, чтобы вызвать лифт, но панелька ответила ему красным сигналом «Заблокировано».
- Что это ерунда! – воскликнул Джек и попытался еще раз. С тем же результатом.
- А дай-ка я, - потребовал Митчелл и приложил свою карточку. И на эту попытку был такой же ответ – красный гудок и «Заблокировано» на экране.
Предчувствуя недоброе, Саманта приложила свой ключ. Ее карточка также не сработала. Через полминуты, когда были по нескольку раз опробованы карточки Дэниела, Харрингтона и Ремси, ни у кого уже не осталось сомнений в том, что магнитные гостевые ключи отрядов ЗВ не работают.
- Это какая-то ошибка, - сказал Дэниел. – Наверняка нелепая случайность. Нам надо пойти в пункт регистрации и сообщить…
- Нет, никуда мы не пойдем, - решительно сказал О’Нилл. – Дэниел, ты все еще веришь, что это просто системный глюк? Я уверен, кто-то специально заблокировал наши карточки.
- Но зачем? – удивилась Саманта. – Какой в этом смысл? Не хотят же они нас убить. Хотели бы – убили.
- Может, это такой японский способ сказать «Давай, до свидания», - пошутил Митчелл, хотя шутка была явно натянутой.
- Так это или нет, командиры, но я бы рекомендовал всем нам сейчас не вступать в контакты с местными управленцами, - внезапно сказал Харрингтон. – И я бы не стал искать Соммерса – неизвестно, на чьей он стороне.
- Да вы что, с ума сошли! – воскликнул Дэниел. – Какие стороны! Никто ни с кем не воюет, и мы здесь по законному праву. Я не думаю, что нам угрожает какая-то опасность.
- Так это или нет, а я бы не стал рисковать, - сказал Камерон. – На этой базе происходит какая-то темная игра, и я не хочу в ней участвовать. Мы не знаем, кому можно доверять, поэтому есть еще одна опция – свалить отсюда. Но я знаю, что вы мое предложение не поддержите.
На лицах промелькнули слабые улыбки.
- Я слышал, как Соммерс спорил о чем-то с кем-то по рации – кажется, насчет той мясорубки наверху, - продолжил Камерон, вспоминая последствия битвы с гайвером. – Не удивлюсь, если он не в ладах с начальством. Надо все-таки пойти и побеседовать с ним.
- Это все хорошо, - одобрил Джек. – За исключением того, что теперь мы даже не можем вызвать лифт.
- Значит, подождем, пока кто-то другой вызовет, - ответил Камерон. – Так что давайте-ка повеселее. В первый раз у нас такое, что ли?
Слова Митчелла подняли «боевой дух» товарищей. Они терпеливо дождались, пока на лестничной площадке появится кто-то из персонала, а затем как бы невзначай проскочили следом в лифт. В кабине сразу стало тесно.
- Ну, кто помнит, на каком этаже пункт охраны? – тихо прошипел Митчелл.
Дружно стали вспоминать – кажется, на третьем. И тут Дэниел напомнил, что, когда они шли туда с Митчеллом, им приходилось преодолевать несколько дверей, к которым следовало прикладывать карточки. Значит, будет сложновато добраться туда – придется ждать, пока кто-то откроет дверь, а это может быть долго. Была еще опция отобрать карточку у кого-нибудь из персонала, но пока этот вариант не рассматривался. Пока не началась перестрелка. Тихо переговариваясь, они так незаметно доехали до первого этажа.
- Разрешите выйти, - в один голос сказали люди, стоящие в лифте вместе с ними. – Дайте пройти. Вы выходите?
Пришлось выйти на лестничную площадку, пропуская людей, а затем снова заскочить в лифт, пока он не закрыл двери.
- И что теперь будем делать? – выразил вслух общий вопрос О’Нилл.
Без магнитных карточек они оказались в ловушке. Не могли сделать ровным счетом ничего, даже пойти поесть в столовку. И тут Дэниел наспех придумал довольно корявый план – подойти к любому охраннику и попросить отвести их к Соммерсу – якобы с важной информацией. Вряд ли им откажут – если, конечно, Оониси уже не дал охране приказ стрелять на поражение. Когда встал вопрос, кто же будет подходить к охраннику, добровольцев не нашлось.
- Ладно, я пойду, - наконец не выдержал О’Нилл. – Все такие смелые… Держите лифт.
Несколько минут он бродил в поисках охранников в окрестностях лифта на первом этаже, но так никого и не нашел. Тогда Камерон и Саманта не выдержали и пошли за ним, оставив «держать лифт» всех остальных. Наконец им встретился одинокий охранник на входе в «технические помещения», от скуки прохаживающийся туда-сюда. Все трое поспешили к нему.
- Добрый день! – звонко сказала Саманта, натягивая фальшивую улыбку. – Вы не могли бы нам помочь?
Охранник, похожий на итальянца мужчина средних лет, вопросительно и настороженно посмотрел на нее.
- Вы кто? – спросил он.
О’Нилл, Камерон и Саманта продемонстрировали свои неработающие карточки.
- Отряд ЗВ-1 и ЗВ-2, Земля, Неонополис, - отрапортовал Камерон. – Прибыли на Ханикомбу для сопровождения особо ценного груза.
Охранник кивнул, показывая, что все в порядке.
- И что вам нужно?
- Мы ищем генерала-майора Соммерса, но нигде не можем найти. Вы не подскажете, где он сейчас?
Охранник прямо посмотрел на него. О’Нилл почувствовал что-то похожее на смущение.
- Нам... э… надо кое-что ему сообщить, - добавила Саманта, когда пауза затянулась.
- По какому вопросу? – спросил охранник.
- Это очень важно! – заверительным тоном сказал Камерон. – Касается безопасности всей базы, - он рассчитывал, что такой ответ заставит невозмутимого охранника пошевелиться.
Вместо ответа охранник направил на него табельный пистолет. Саманта тихо ахнула.
- Поднимите руки вверх, все трое, - потребовал охранник. - Держите руки так, чтобы я их видел.
- Да что мы сделали? – возмутился Камерон, поднимая руки. – Мы что, уже преступники?!
- Пока нет, - сказал охранник, поднимая тыльную сторону ладони ко рту. Он заговорил в закрепленный на ладони крохотный микрофон: - Соедините меня с господином Оониси. – Ему что-то ответили. – Да, это срочно, господин Оониси просил лично ему сообщать обо всем, что происходит. – Снова пауза. – Господин Оониси, это сержант Крей, - голос охранника зазвучал неуверенно и смущенно, словно он не привык разговаривать с высоким начальством. - Я слежу за входом в техчасть дельта-два-ноль-ноль-тридцать восемь-Б. Соммерса не видел, зато мне попались трое, ищущие его. – Оониси ответил что-то, что ЗВшники слышать не могли. – Они… говорят, с Земли, прибыли в качестве сопровождения… да-да, груза, - говорил охранник. – Ищут Соммерса. Что с ними делать?... Да, хорошо, господин Оониси, будет сделано. Так, вы трое, в колонну друг за другом – живо! – скомандовал охранник.
ЗВшники послушно повернулись, недоумевая, что еще такого успело случиться, что они пропустили.
- Да что мы сделали-то? – продолжал возмущаться Камерон.
- Я не обязан вам отвечать, - ответил охранник. – Стойте так,  а когда меня сменят, пойдете вперед – прямо по коридору. Не оглядываться, не разговаривать. Все ясно?
Яснее было некуда – они попали. Причем, кажется, капитально. Охранник вызвал кого-то по передатчику, чтобы сменили его на карауле. Через несколько минут прибежал второй охранник и занял пост около темного входа в подвалы.
- Пошли, - скомандовал охранник ЗВшникам.
- Руки опустить можно? – спросил О’Нилл. – Устал держать.
- Нельзя. Топай давай.
ЗВшники угрюмо пошли вперед друг за другом. Охранник следовал за ними, целясь Камерону в спину.
- Близко друг к другу не подходить, держать дистанцию, - периодически напоминал он.
Шли они вперед по длинному, как стрела, коридору. Камерон пытался периодически заговорить с охранником, но тот не отвечал ни на какие его вопросы. Правда, не успели они дойти и до середины коридора, как позади раздались чьи-то шаги.
- Дядечка, подскажите, пожалуйста, где здесь туалет! – раздался чей-то звонкий голос сзади. ЗВшники узнали Ремси. Кажется, друзьям надоело их ждать, и они поспешили на поиски. Вовремя, что сказать.
- Отвали, - бросил охранник, не желая оборачиваться и подставлять затылок ЗВшникам. Боковым зрением он заметил, что его нагнал какой-то мальчишка.
- Ну мне очень надо! – взмолился Ремси. – Я тут новенький!
- Прямо по коридору и налево, - смилостивился охранник, задним умом соображая, что не так в этой встрече. А что-то определенно было не так.
- Я там уже был, там закрыто! – продолжать приставать Ремси, шагая чуть позади охранника.
- Ну и что я сделаю? – ответил он, косясь на мальчишку. Процессия свернула за угол. – Иди отсюда давай!
Ремси печально вздохнул. И вдруг, не сбавляя шагу, прыгнул на охранника сзади, обхватив его руками за шею. В коридоре раздался выстрел – охранник инстинктивно встретил в потолок. И в следующую секунду на него накинулись О’Нилл, Саманта и Камерон, быстро раскусившие план Ремси. Через десять секунд короткой борьбы охранник оказался разоружен, слегка побит и взят на прицел. Пистолет держал О’Нилл, а Саманта извлекла из нагрудного кармана охранника магнитную карточку.
- Круто, - похвалил О’Нилл Ремси.  – Почти как профессионал.
- Да, поставь себе лайк, - добавил Камерон.
Ремси засмущался. Саманта пристально посмотрела на поверженного «врага»: охранник сидел на полу, прислонившись к стене, и, явно надувшись, потирал затылок.
- Еще и обижаемся, - хмыкнула Саманта.
Как оказалось, на этом дело не закончилось. Прибежавший на стрельбу второй охранник, сменивший первого на посту, не стал сразу стрелять на поражение, но зато принялся командовать:
- Всем лежать! Бросьте оружие! Немедленно!
О’Нилл только усмехнулся, продолжая держать первого охранника на прицеле. Он мог с первого взгляда определить, собирается человек стрелять или нет. Тот, кто принимается командовать, обычно стрелять не собирается. Тем более, этот второй охранник был молод и, скорее всего, глуп.
- Это ты бросай оружие, - посоветовал ему О’Нилл. – Иначе я пристрелю твоего командира. Знаешь, что с тобой за это сделает Оониси?
- Оониси ничего ему сделать не успеет, - небрежно уронил Камерон. – Нас больше, а он один. Результат очевиден.
Охранник побледнел.
- Так что давай-ка сюда пистолет, - продолжил Камерон. – Положи его на пол  - и можешь бежать за помощью. Давай-давай…
Молодой охранник подчинился: положил пистолет на пол, затем сделал два осторожных шага в сторону и резко рванул по коридору – звать подмогу. О’Нилл знал, что, стоит ему отойти на безопасное расстояние, он тут же по рации вызовет сюда еще двадцать голов, так что действовать надо было быстро. Правда, охранник попался прямо в лапы Харрингтона, не успев никого позвать. Харрингтон следовал по стопам Ремси, оставив Дэниела сторожить лифт. Теперь почти вся команда была в сборе.
Харрингтон вытащил охранника за угол и прижал лицом к стене, чтоб не рыпался. Увидев эту картину, О’Нилл только хмыкнул.
- Привет, - сказал он Харрингтону. – Давно не виделись. Дэниел с тобой?
- Лифт держит, - ответил Харрингтон. – А вы, я смотрю, уже успели попасть в неприятности.
- Куда ж без этого, - довольно хмыкнул Камерон Митчелл.
Саманта отошла и подняла брошенный охранником пистолет. Затем решительно забрала у обездвиженного Харрингтоном охранника магнитную карточку. Одна – хорошо, а две – еще лучше.
- Я б еще передатчик снял, - посоветовал Харрингтон. – Чтоб у нас было больше времени до того, как за нами кинется в погоню вся служба безопасности.
- Это верно, - сказал Саманта, срывая с ладони парня микрофон и засовывая его себе в карман.
- Еще наушник, - напомнил Харрингтон и ловко вытащил из уха парня черный наушник. – В хозяйстве пригодится.
- Ты, - обратился тем временем О’Нилл к пленному охраннику. – Давай рассказывай быстро, что не так с Соммерсом!
- Я ничего вам не расскажу! – заявил охранник.
- Да ладно, мы же все равно узнаем! – развязно протянул Камерон. – Расскажи нам все – и мы не станем тебя убивать. Мы не убийцы, мы нормальные граждане, которые почему-то не понравились Оониси.
- Да, и все, что мы хотим – просто свободно улететь отсюда, - добавила подошедшая Саманта. – Скажите, почему вам приказали нас арестовать?
- Да я не знаю! – воскликнул охранник. – Оониси приказал мне сделать это – я и сделал! Может, потому что вы интересовались Соммерсом…
- А что в этом плохого? – спросила Саманта.
- А вы не знаете? – охранник бросил на нее мрачный взгляд исподлобья.
- Наверное, не знаем, раз спрашиваем! – рассердился Джек. – И если б знали, что про Соммерса спрашивать нельзя, пошли бы мы к тебе сдаваться?
Это прозвучало разумно. И тогда охранник рассказал:
- За Соммерсом объявлена погоня. Он преступник.
- Да ну? – удивился Камерон. – Он же глава службы безопасности.
- Подробностей я не знаю, можете даже не спрашивать, - отмахнулся от него охранник, поджимая колени. – Оониси сказал, что он помогает опасному преступнику сбежать, и они оба готовят заговор против всего руководящего персонала. А я просто исполняю приказ – стерегу выход из подвалов, куда они оба сбежали. Вот.
- Соммерс помогает сбежать Кольту? – удивилась Саманта.
- Не Кольту, Кольт пойман, - охранник, да и отряды ЗВ пока не знали, что Кольт снова сбежал. – Какому-то другому… Да не знаю я! Чего пристали?
О’Нилл понял, что пора поторапливаться – им еще Джонаса искать.
- Развелось, блин, особо опасных преступников… - фыркнул он. - Ладно, последний вопрос – и свободен! Почему заблокировали наши магнитные карточки? Что Оониси выставил против нас?
- Про вас я ничего не знаю, - категорично заявил охранник. – Вы же сами видели – я спрашивал у Оониси, что с вами делать! И он сказал отвести вас кое-куда и запереть. Все!
- Ладно, хрен с тобой, - сказал Джек. – Давай, вставай и проваливай!
- Но, Джек… - заспорила Саманта. – Вдруг он еще что-то знает?
- Да ничего он не знает, - категорично сказал О’Нилл. – Оониси ему приказал – он сделал, это же очевидно, - охранник на его слова с готовностью закивал. - Пора сваливать.
- Я могу идти? – поинтересовался охранник.
- Отдай нам свой передатчик, - потребовала Саманта.
- А вы мою карточку отдайте.
- А пистолет тебе не отдать? Давай сюда микрофон! – наигранно сердито сказал О’Нилл.
Охранник буркнул что-то себе под нос и, снова надувшись, поднялся. Затем лениво отцепил наушник, микрофон, отдал все это Саманте и поинтересовался:
- А теперь я свободен?
- Да, иди, - мрачно ответил ему О’Нилл. – Только не торопись, и без резких движений.
Охранник медленно пошел вдоль стены к повороту. Когда он скрылся, О’Нилл скомандовал:
- Харрингтон, отпускай этого. Побежали!
И команда дружно рванула в противоположную сторону, уже чувствуя, что игра пошла на минуты. Неизвестно, сколько времени они плутали по коридорам, пока наконец не выбежали к лифту, где изнывал от нетерпения Дэниел Джексон. Он стоял на площадке, двери лифта были закрыты.
- Какие-то люди хотели ехать, - развел руками Дэниел. – Я не мог их задерживать!
- Да плевать, - нетерпеливо сказал Камерон. – У нас есть карточка! Даже две!
Саманта продемонстрировала украденные карточки охранников.
- Что с вами произошло? – тут же спросил Дэниел.
- Потом! – отмахнулся О’Нилл. – Картер, вызывай лифт!
Саманта приложила магнитную карточку охранника к панельке, и несколько томительных секунд прошли в ожидании кабины. В лифт всей компанией набились, как в спасительное святилище. И поехали на самый верхний этаж. О’Нилл принялся вкратце пересказывать, что с ними произошло.
- Короче, вот такие дела, - закончил он после своего короткого рассказа, когда они были уже наверху.  Двери лифта открылись, но выходить никто не спешил. – Теперь мы уже точно вне закона. И не удивлюсь, если наши карточки вновь заблокируют, когда спохватятся.
- Да, - согласилась Саманта. – Теперь нас будут загонять в угол.
- Итак, что мы имеем, - сказал Дэниел. – Соммерса обвиняют непонятно в чем, нас – тоже, предположительно – Соммерс в сговоре с каким-то человеком, которого мы не знаем, и скрывается в подвалах. Мда. Весело. Теперь мы точно не можем никому доверять.
- Я знаю, кому мы можем доверять! – вдруг сказала Саманта. – Помните, мы видели, как из того коридора, где Соммерс убил то странное существо, уносили раненых? Это были люди в подчинении Соммерса. Возможно, они смогут что-то рассказать.
- Эй, ты же не предлагаешь сейчас спускаться в медотсек? – спросил О’Нилл. – Нас там уже ждут, я уверен.
- Это лучший вариант, - сказала Саманта. – В то время, когда началась эта неразбериха, и Соммерса в чем-то обвинили, эти люди лежали в медпункте – значит, они не выполняют приказ Оониси. И они могут что-то знать.
- Так они нам все расскажут, - хмыкнул Дэниел.
- Попробовать стоит. Иначе бежать некуда.
- Тамико может сделать нам карточки… - предположил Камерон.
- Да не будет она ничего делать, - уверенно заявил О’Нилл. – Мы ей никто, она и так разозлилась в последний раз, когда нам помогала. Сейчас мы сами за себя.
- Тогда остается мой вариант, - сказала Саманта.
- Есть еще Джебб, - напомнил Дэниел.
- В серверную мы пока не пойдем, - сказал О’Нилл. – Ладно, уговорили… идем в медпункт. Только на этот раз не разделяемся!
Камерон вздохнул и начал кнопку нижнего этажа.

0

16

Лазер ударил в нанесенный на броневике невидимой краской номер. Компьютер подтвердил код и выключил прогревшиеся орудия. Двигавшийся по пещерам Ханикомба корпоративный грузовик продолжил путь, минуя один за другим оборонительные эшелоны хранилища. Спрятанные в бетоне трассы фугасные снаряды не взорвались - тембр рева двигателя и вес броневика совпали с заложенным в датчик допустимым значением. Потом сонары изучили форму броневика - тут было важно, чтобы каждая заклепка и каждый намеренно сделанный выступ были на месте...
За рычагами сидел живой человек, хотя многие малые корпорации предпочитают использовать синтетиков или автопилот, как реже совершающих ошибки. И прогорают, когда корпоративный или независимый хакер достаточных навыков узнает все о системе обороны хранилища противника, после чего на следующий же день его вычищают конкуренты.
Вейланд-Ютани могут себе позволить выучить и содержать водителей экстра-класса. Забраться в человеческий мозг и достать оттуда информацию куда сложнее - слишком уж хрупкая и сложная машина, этот орган, и возводимые им защитные барьеры многократно сложнее самой сложной программной защиты. Но Вейланд-Ютани могут себе позволить выучить и содержать специалистов по изъятию информации из человеческого мозга. Иида Минору - один из ценнейших активов корпорации на планете. "Специалист по церебральному изъятию информации", в народе "Мозгодёр" - специалист настолько же ненавидимый массами, насколько ценимый равно своей и вражеской корпорацией. Его навыки и знания бесценны, потому даже в большинстве корпоративных реестров он фигурирует под псевдонимом и личиной, периодически изменяемыми. Сейчас он пользовался случайной фамилией, по названию одного из районов Тайхэйси. Имя - тоже выбранное для конкретного случая - переводится как "Истина". Двусмысленное имя, слишком явное для "мозгодера", но госпожа Ютани настояла. Это знак, который только господа Ватанабэ и Оониси могли правильно истрактовать.
Броневик, проехав через километры абсолютной тьмы, прибыл к хранилищу и подал кодовый сигнал, ожидая открытия врат.
На диспетчерский пункт, а оттуда – в приемную господина Ватанабэ поступил короткий запрос о том, кто пожаловал и зачем. Увидев сообщение на личном коммуникаторе, Оониси нехорошо усмехнулся и отправил подтверждение – мол, пропустите. Через несколько секунд, которые потребовались не столько для отправки сигнала по сложным цепочкам, сколько для человеческого реагирования, ворота стали медленно раскрываться. За ними начинался тоннель в «святая святых» корпорации. Ну ладно, не так пафосно… в предбанник «святая святых».
Бронированная дверь отошла в сторону, выпуская японца средних лет. Залысины и морщины, а также азиатская бородка выдавали в нем человека лет 35, но если он из высоких спецов, то ему может быть и 50, и все 65. Преувеличенно большие круглые очки, при его должности и достатке, служили не подмогой слабому зрению, а лишь данью традициям предков, в прошлые века чуть ли не поголовно страдавших проблемами с глазами. Темно-синий, почти черный костюм, галстук парой тонов светлее и полосатая рубашка. Наручные часы со стрелками - обязательный показатель статуса. Да два огромных чемоданища в руках, которые тут же принял решивший выслужиться член персонала приемного отсека. К груди прицеплена бирка - эмблема ВЮ, имя "Иида Минору" на японском и американском, шифр из иероглифов, латинских букв и кучи несвязных цифр - информация "только для своих", и пояснение человеческим языком - "Ханикомб. Отдел внутренней безопасности. Специалист по информации, хирург."
- Доставь в медотсек, - в типичной для японского начальства прямолинейной, немного унизительной форме выразился гость. После чего обратился ко всем сразу: - Проведите меня к кабинету вашего начальства.
Уже получив соответствующее распоряжение от Оониси, двое корпоративных охранников с безучастными лицами попросили прибывшего «доктора Зло» следовать за ними. При этом вид у них был такой невозмутимый, словно смутить их не могли даже марширующие под гимн Объединенных Америк парковые деревья. Их скорее смутил бы сам факт наличия деревьев в городах, чем то, что они могли вытворять.
Иида следом за ними проделал довольно долгий и извилистый путь в полном молчании в этом царстве бетонных перегородок, блочных стен и голографической рекламы. Да-да, не удивляйтесь, в наш век информации и промывания мозгов реклама была ну везде: в жилых домах (как часть интерьера), в правительственных зданиях (президент потягивал воду из стакана с логотипом Кока-Кола), в военных космопортах, на строго охраняемых стратегических объектах… Она висела на стенах, покрывала потолки, витала в воздухе, залетала в глаза и уши, как нанопыль. Реклама давно уже перестала кого-либо раздражать, универсально вписавшись в жизнь простых людей, как нечто обязательное и неотъемлемое, как обеденный стол на кухне.
Вот и сейчас Иида Минору прошествовал мимо длинной стены, затянутой голографическим экраном. Яркая реклама пафосно вещала: «На вашем супер-пупер-крутом компьютере Черри Макинтош все еще стоит старая операционная система Floors, в которой тысячи мышей проели тысячи дыр? Больше вам не нужно беспокоиться об этом! Новая операционная система Doors избавит вас от всех жизненных проблем! Внимание, акция! Только до тридцать первого ноября…» - и это несмотря на то, что в ноябре всегда было тридцать дней.
К слову сказать, подобные голографические объявления, рекламирующие всякий новейший софт, встречались на каждом шагу не только на Земле, но и во многих колониях. Торговля софтом считалась наиболее прибыльным бизнесом, а всякие компьютерные прибамбасы - самым продаваемым товаром года уже лет двадцать. Что касается распиаренной тут и там операционки – то она просто пришла на смену порядком надоевшим всем Floors, Walls и Armature, но качественно от них мало отличалась. Но пользователи с удовольствием хавали и просили добавки – отчего ж не дать, если платят?...
Но вернемся к нашим баранам. То есть, к управленцам Ханикомбы. Сообщив своему начальнику о том, что его хочет видеть один неприятный тип, Оониси тут же получил распоряжение зайти в кабинет Ватанабэ. Оониси с готовностью явился.
- Ну и что ты на это скажешь, Рокуро-кун? – хмуро спросил Ватанабэ, стараясь сохранять безмятежное выражение лица. Однако Оониси прекрасно знал, в каком настроении его шеф.
- Действительно… э… пренеприятнейшее известие, Ватанабэ-сама, - уклончиво ответил Оониси, стараясь смотреть на карту Японии за плечами босса. – Это могла быть нелепая случайность…
- Случайность именно в тот момент, когда мы поймали корпоративного шпиона? – перебил его Ватанабэ. – Ты сам в это не веришь, Рокуро-кун.
- Да, вы правы, Ватанабэ-сама, - тут же поправился Оониси. – Я имел в виду, что, возможно, информация как-то случайно просочилась в Корпорацию…
- Случайностей не бывает, - немного резковато отрезал Ватанабэ. – Кто-то доложил наверх о Кольте. И о том, что у нас тут абсолютный беспорядок. Поэтому сюда прибыл этот человек, мозголом, словно мы сами не можем допросить этого щенка! Нас подставили, Рокуро-кун.
Оониси скорбно помолчал.
- Так вот, - продолжал Ватанабэ после небольшой паузы. – Ни ты, ни я его сюда не вызывали. Самое очевидное – кто-то специально доложил о том, что у нас здесь происходит. И о том, что я не контролирую ситуацию – иначе бы они так быстро не среагировали! Не хватало еще, чтобы про меня говорили, что я не могу поддержать порядок.
- Вы абсолютно правы, Ватанабэ-сама, - заискивающе закивал Оониси.
- Поэтому ты и я должны сделать все, чтобы этот человек не повредил репутации моей базы. Нужно немедленно убрать все последствия беспорядков. Коридор уже убрали?
- Мы… работаем над этим.
- А гайвер? С ним что?
- В закрытой лаборатории. Я поручил специалистам выяснить… кое-что.
- Хорошо, - одобрил Ватанабэ. – Представим все так, что боев никаких не было, и шпиона быстро обнаружили и обезвредили. Именно такую версию должны говорить все – позаботься об этом. И еще, - Ватанабэ проницательно взглянул на Оониси, - выясни, кто вызвал сюда этого человека. Потом. Когда наведешь порядки.
- Не беспокойтесь об этом. Ватанабэ-сама, - подобострастным тоном заверил его Оониси . –Я все сделаю, как вы прикажете.
- Я не сомневаюсь в тебе, Рокуро-кун, - покровительственным тоном сказал Ватанабэ. – Ступай. И мы докажем всем, что с нами шутки плохи.
Оониси встал, поклонился и вышел из кабинета. Он не решился сказать Ватанабэ о побеге Кольта, поэтому Ватанабэ еще не знал всего размаха катастрофы. Оониси покинул приемную за несколько минут до того, как гость появился на площадке перед белыми дверями в сопровождении двух охранников.
Иида нажал на кнопку "звонка", уведомив начальство о своем прибытии, после чего вошел в приемную. Поклонившись - Ватанабэ отметил, что поклон не достаточно низок для официального приветствия старшего по званию, но и не вызывающе непочтителен - Минору официально поприветствовал директора, с приставкой -сама, почтительными формами глаголов и вообще елейными интонациями. Присел он только когда Ватанабэ сделал то же самое, стараясь не выделываться своим чуть более высоким ростом.
Хороший знак. Если менеджера отстраняют, сменщик вселяется в новый кабинет максимально бесцеремонно, намеренно унижая опозорившегося работника. Со всем произошедшим на базе, если это станет раскрыто, таким же образом с Ватанабэ будут обращаться не то что сменщик - уборщики. То-то в этикете корпоративного увольнения высокопоставленных японцев хорошим тоном считается вручить опозоренному оружие самоубийства.
Пока что только внезапность появления мозгодера свидетельствовала о плохом. Да его псевдоним - слишком явно для мозгодера, они никогда не берут псевдонимы хоть как-то раскрывающие их занятие, если им не прикажут взять "говорящее имя".
- Меня вызвали Ваши подчиненные - уверен, они сначала посоветовались с Вами перед столь важным шагом. В наш отдел поступила информация, что вы сумели схватить корпоративного шпиона, и даже живьем - я обязательно упомяну в моем отчете о профессионализме вашей службы безопасности - и нуждаетесь в услугах специалиста моего профиля. Ватанабэ-сама, директор корпоративного хранилища "Ханикомба", мои навыки и умения в вашем распоряжении, я готов приступить к работе сиюминутно.
- О, разумеется, - важно закивал Ватанабэ. – Я премного благодарен вам за то, что вы так оперативно среагировали на мою просьбу прибыть в мою скромную обитель, Иида-сан, - Ватанабэ слегка повел рукой, демонстрируя интерьер своего роскошного модного кабинета. – Наша родная планета переживает не лучшие времена, и некоторые наши… конкуренты никак не дают спокойно работать честным гражданам, - под этим термином он, конечно, подразумевал себя. – У нас в заложниках находится шпион – предположительно, Гипердайна, - который, вероятно, является слишком ценным источником информации, чтобы вытаскивать из него сведения… э… грубыми способами. Я решил, что здесь лучше всего вызвать профессионала своего дела, - напоследок польстил он Ииде, думая, как бы аккуратно выведать, кто конкретно его вызвал.
- Ватанабэ-сама, я все сделаю в лучшем виде. Отдел безопасности знает свое дело - у нас двухсотлетние традиции быстрого и эффективного реагирования, а конкретно у моего отдела - более пятидесяти лет успешного сбора информации. Как директор базы, вы имеете право на копии извлеченной мною информации, которую, конечно же, я вам предоставлю в полном объеме... тело шпиона также останется в распоряжении Ханикомбы, высшее начальство желает получить только информацию. Я глубоко благодарю вас, Ватанабэ-сама, за оказанный прием, и надеюсь на краткое и плодотворное сотрудничество в дальнейшем.
В устах мозгодера "краткое сотрудничество" звучит как двусмысленный комплимент. Это значит  "я надеюсь, больше не возникнет ситуации, где необходима моя работа - кто бы ни был виноват в ней".
- С вашего позволения, я отправлюсь в медотсек и начну оперирование. Но, если у вас остались вопросы, я с превеликим удовольствием предоставлю вам нужную информацию.
Ватанабэ уловил в словах незваного гостя едва заметную угрозу, но среагировал с присущей ему невозмутимостью:
- О, конечно, мой секретарь предоставит вам любую информацию и проводит вас. Но позвольте – не знаете ли вы, кто конкретно из моих подчиненных смог первым связаться с Городом? Я поручил это дело нескольким нашим оперативникам из службы безопасности и собираюсь поощрить самого успешного хорошей премией за быстрое реагирование. Мотивация сотрудников превыше всего, знаете ли, - Ватанабэ прямо-таки светился аурой честного начальника, с отеческой заботой относящегося к своим подопечным.
Иида также играл давно заученную роль наивного исполнительного дурачка. Полезно в корпоративной жизни вообще и в расследовании полутайных делишек в верхах в частности.
- Это был сержант охраны Куросаки Ичиго, Ватанабэ-сама, - в принципе, Минору даже не солгал. Соммерс не идиот, самому лезть в огонь, и он подставил непосредственного исполнителя. Тем более, что с недавних пор он очень не любил узкоглазых. - Надеюсь, в вашей мудрости вы вознаградите Куросаки-сана по-достоинству.
- Конечно, Иида-сан, разумеется, - немного нараспев сказал Ватанабэ, прикидывая, что бы еще такого спросить. – Я очень ценю, что вы нашли время и приехали к нам. Пожалуйста, если вам что-нибудь будет нужно – обращайтесь к моему секретарю или напрямую ко мне. Вы знаете, я всегда раз сотрудничеству, - Ватанабэ прямо-таки излучал в пространство притворную вежливость. Шла игра «кто кого передурит».  – Не смею вас больше задерживать – наверняка у вас еще множество неотложных дел, Иида-сан.
Иида, получив разрешение, встал, поклонился - все те же двусмысленные 30 градусов - и, вежливо попрощавшись, вышел из кабинета. Вооруженный эскорт дожидался его, по правилам корпоративного этикета.
- Проводите меня в медотсек. Надеюсь, инструменты уже доставлены...
Сумико, маленькая девушка-японка, сидящая за стойкой регистрации в белой приемной в стиле биотек, примыкающей к кабинету Ватанабэ, уже получила от шефа приказ следовать повсюду за этим человеком и сопровождать его. Сумико была неглупа и давно знала почти обо всех махинациях, проводимых ее начальником. Она была молода, недурна собой, исполнительна и умела держать язык за зубами – вот, пожалуй, основные качества, за которые Ватанабэ держал ее при себе. Она нисколько не смутилась, когда Ватанабэ приказал подмешать в воду для Энтони Кольта нейростимулятор. Она бы даже не повела бровью, прикажи он ей подмешать в стакан яд.
- Добро пожаловать на Ханикомбу, Иида-сан, - почтительно улыбнулась Сумико, вставая. Имя гостя она узнала по личному коммуникатору от Ватанабэ. – Ваши личные вещи уже доставлены. Прошу вас следовать за мной.

0

17

Соммерс и сам не знал, что конкретно он собирается делать. Одно он знал точно: на него ведется охота. Ватанабэ (наверняка по наущению Оониси) решил избавиться от него за случай с гайвером и вообще за то, что он чертов англичанин. Корпоративная толерантность во всей своей красе. Если верить этому пацаненку, Серафиму, то его послали убить Соммерса, и сейчас Соммерс чувствовал, что не может доверять никому. Поэтому он не спускал с Серафима глаз.
- Что тебе пообещал Оониси? – спросил он. – И что приказал сделать?
- Тридцати трех вечных девственниц в исламском рае, – огрызнулся парень, которого уже порядком подзадолбало и его приключение, и ноющая рана в плече. – Работу, деньги и безопасность он мне пообещал, правда, без возможности уйти с этой базы. Для этого мне нужно было привести тебя к нему желательно в глубоком обмороке.
Серафим медленно сполз по стене и уселся на холодный пол.
- Вставай и хватит ныть, - буркнул Соммерс, хотя уже без прежнего командирского тона. – Хочешь уйти живым с этой базы – делай то, что я говорю. Никто не просил тебя проявлять чудеса геройства. Сам вляпался – сам виноват, - поучительно закончил он.
- Да, да, господин «стреляю, а потом спрашиваю», - парень нехотя начал вставать, что давалось достаточно тяжело.
За всё время беготни Эстель сильно устал, в конце концов, он обычный человек, а не универсальный солдат с бесконечной выносливостью, да и потеря крови сказывалась. Парень задумчиво посмотрел в потолок и вдруг произнес.
- Как ты думаешь, у вашего «шпиона» пути отхода с базы?
Вместо ответа Соммерс внимательно присмотрелся к Серафиму и вдруг скомандовал, указав пальцем на стол, на который недавно убегающие работники побросали свои карточки:
- А ну-ка сядь.
Парень слегка удивленно посмотрел на главу безопасности и молча последовал приказу, мало ли. Хотя ему в тот же момент подумалось, что не стоило упоминать того шпиона.
Соммерс снял с ближайшей полки каску с фонариком, включил его и внимательно осмотрел рану Серафима. Кажется, пуля застряла в мышце или в кости, да еще кровь долго не останавливается. Соммерс понимал, что погорячился, но промедли он тогда – сам себя бы не уважал.
- Хреново… - пробормотал он себе под нос. – Ладно, сиди смирно, сейчас что-нибудь придумаем.
Он нашел здесь же, в инвентаре, большой грубый резак и осторожно отпилил им узкую полоску от своей камуфляжной куртки. Затем чуть трясущимися руками (что, страшно?) обмотал ее вокруг предплечья Серафима, стараясь покрыть плечо. Затем наложил второй слой, когда кровь пропитала первую повязку. Не бог весть что, но сейчас что угодно сгодится.
- И постарайся поменьше двигать рукой, - посоветовал он.
- Не могу обещать, - честно признался парень, осматривая самодельную перевязку Соммерса и слегка удивленный действиями этого вояки.
Серафим немного подвигал плечом, но сильный отзвук боли быстро заставил его не делать этого.
– С чего это в тебе человеколюбие проснулось? – спросил он, слегка скривив лицо.
- Да потому что ты будешь ныть всю дорогу, как баба! – в своей типичной манере, но все же слишком наигранно, ответил Соммерс, проверяя запас патронов в пистолете. – Готов? Бери фонарь – и пошли.
- Когда-нибудь я тебе лучом меж глаз засвечу, вояка чертов, - произнес Эстель про себя, при этом у него сильно дергалась бровь от злости.
Пришлось подчиняться ему, так как оставаться в сыром подвале в одиночестве не улыбалось вообще. Он взял каску с фонариком, которым Соммерс недавно осматривал его рану, и привычно одел её на голову.
- Ах, ностальгия, - устало произнес парень и посмотрел на своего попутчика. – Ну что? Веди.
- Нет, давай ты иди вперед и освещай путь, - скомандовал Соммерс, хотя на самом деле ему просто по-прежнему не хотелось подставлять никому спину. А ну как Серафим передумает и примет предложение Оониси! – А я прикрою тебя, если кто-то нападет сзади. Уверен, нас уже ищут.
- Даааа, раненые идут вперед. А что? Их не жалко, - ворчал парень, включив фонарь и открывая дверь перед собой.
Впереди была тьма, главным образом из-за фонарика, который не включился. Пришлось по нему постучать, дабы очухался, гаденыш.
- Как вы работаете с таким хламом? – искренне возмутился парень, поправляя каску и идя вперед. – Мне, кстати, куда идти-то? Я тут ни черта не знаю.
- Можно подумать, я знаю, - ворчливо ответил Соммерс. – Попробуем добраться до главного хранилища – посмотрим, из-за чего весь сыр-бор. Я уверен, разгадка именно там. Вся эта беготня началась с того момента, как нам доставили цен… - Соммерс осекся, решив, что не стоит выбалтывать незнакомцу все свои догадки и домыслы. В конце концов, это секретная информация. – Неважно. Просто посмотрим там кое-что и поищем выход в космопорт.
- Можно подумать, мне в башку план базы засунули, – вздохнул Серафим, понимая, что его попутчику на это откровенно по бую. – Может, хотя бы скажешь, где оно может быть?
- Не здесь, - уверенно сказал Соммерс, оглядывая мрачные узкие коридорчики. – Можно, конечно, отличиться еще раз, нарушив все правила, и поймать какого-нибудь рабочего, но я что-то не хочу этого делать. Сами найдем. Идем все время прямо – куда-нибудь придем. И держи ухо востро.
- Нарушить правила? Местная администрация хочет нас убить, а ты о правилах? – стал возмущаться парень явно недовольным ходом мысли попутчика, но, тем не менее, он слушал его и шел прямо. Выбора-то особо нет.
Серафим сконцентрировался на окружающем пространстве, ему действительно нужно было прислушиваться к окружающему, дабы не нарваться на неприятности.
Соммерс ничего не ответил. Эти пустые препирательства порядком ему надоели, и дальше оба шли молча. Так продолжалось примерно десять минут: пустые темные коридоры, опутанные трубами, шорохи, издаваемые обитающими в недрах базы мелкими животными, шум каких-то моторов… Изредка навстречу попадались местные работники, явно ничего не подозревающие. На Соммерса они косились с интересом, но ничего не говорили. Соммерс и Серафим поднялись на уровень выше по шаткой железной лестнице, и вот тогда-то начались неприятности.
- Вот они! – завопило сразу несколько голосов.
Из-за поворота вылетело полдюжины корпоративных охранников, и по стенам замелькали лучи лазерных прицелов.
- Назад! – скомандовал Соммерс и за шкирку оттащил Серафима назад, в подвалы. Но дело было плохо, их заметили, и теперь оставалось только бежать.
Упрашивать парня не пришлось, он задал такую скорость стрекоча, что даже олимпийский чемпион по сваливанию бы обзавидовался.
- Идем прямо, никого не трогаем! – ругался на ходу Серафим, уже жалея, что не убил Соммерса нахрен ещё тогда, когда он прострелил ему плечо.
Сеть труб, мимо которых они проходили только недавно, подсказали бывшему технарю забавную идею. Если он правильно помнил, то в них должен быть горячий пар под давлением, и, прорвав одну из этих труб, можно было бы устроить завесу.
- Нулевой импульс 50%. - В руках парня появился светящийся шар размером с футбольный мяч.
Ненадолго тормознув, парень бросил опасную хрень прямо в дальние трубы наперерез преследователям и продолжил свой забег.
Соммерс обернулся через плечо, когда сзади что-то хлопнуло и засвистело. Это со свистом вырывался из труб горячий воздух. Послышались отдаленные крики, ругать, кто-то стал наугад стрелять сквозь пар… Однако Сим и Соммерс уже свернули за угол.
- Да, плохо дело, - констатировал факт Соммерс, чуть отдышавшись. – Оониси явно приказал нас живыми не брать. Интересно, почему?
Он замедлил шаг.
- Вот что, - вдруг решил он. – Убегать мы сразу не будем. Сперва надо собрать улики и уничтожить эту шарашкину контору. В смысле – надо каким-то образом доложить в Вейланд-Ютани о том, что здесь происходит. Для этого мы проберемся в центральное хранилище и посмотрим, из-за чего весь этот сыр-бор. А ты мне пока расскажи, что ты знаешь о том существе в броне, которое заказал Оониси вместе с тобой.

0

18

Энтони ровным шагом двигался по коридору, стараясь не привлекать внимания и обходить места, за которыми велось наблюдение. Он уже имел базовую информацию, но ее нужно было проверить. Коротким сеансом связи он сбросил скудные сведения Легиону, тому тоже показалось все очень подозрительным.  Да и планеты с таким названием  в его базе не было. Все было больше, чем подозрительно, и ломиться в хранилище было опасно.
Однако на этот раз Оониси был научен горьким опытом «кольтовского маскарада». Он уже передал всем постам, что шпион мог переодеться и мимикрировать под работника базы, а также дал подробное описание внешности Кольта. Теперь через равные промежутки по всей базе стояли патрули и проверяли у всех прохожих документы, а также внимательно смотрели в лицо. В одну такую очередь Кольт попал около столовки.
«Проблема», - оскалился парень, но виду не подал.
Попасть на небольшой блокпост было большой проблемой. Разум сразу нарисовал два пути решения проблемы: один - остаться и попробовать проскочить, другой - тихо скрыться. Но парень решил сделать по-другому, он очень рисковал, но с его точки зрения это было допустимо. С одним пистолетом далеко не дойдешь, нужно что-то покруче, и это «покруче» было у охранников на посту.
Быстро прикинув план и базовые сценарии поведения охраны, парень выхватил пистолет и дважды выстрелил в ближайшего охранника. Прикрываясь пойманным за шиворот офисным работником, Кольт отступал.
От таких действий мгновенно поднялась паника. Охранник не особо пострадал, так как был в бронежилете (как и все остальные охранники, раз пошли такие дела), но такого нападения явно не ожидал, поэтому замешкался. Зато второй охранник оказался более проворным. Люди, стоящие в очереди, бросились врассыпную, а охранники – сначала один, потом замешкавшийся второй – кинулись ловить Кольта.
«Правильно», - отступать с живым щитом было затруднительно, и добравшись до первой двери, Кольт заскочил внутрь, предварительно отправив заложника в нокаут и оставив тело лежать возле открытой двери.
Беглая инспекция помещения - и парень понял, что он в небольшом офисе.
«Сойдет», - подвел он итог.
Действовать нужно было быстро. Два выстрела по щитку - и свет внутри помещения погас. Но Энтони на этом не остановился, он перевернул один стол как баррикаду, но это была всего лишь приманка, на которую падал свет с коридора. А сам укрылся за другим, готовясь открыть огонь по преследователю.
А дальше началось самое интересное. Немногочисленный офисный планктон без всяких предупреждений покинул помещение, сопровождая свое бегство визгом и воплями. Кольт остался наедине со столами, а охранники в кои веки проявили смекалку.
- Попался! – констатировал факт один из них, закрывая дверь своей карточкой и блокируя доступ. – Господин Оониси! Господин Оониси, мы его взяли!
«Ну, - Кольт немного расстроился, увидев, как загорелась красная кнопка на панели дверей. - Думаете, закрыли меня», - пистолет огрызнулся по еще одному предмету, подсвеченному в темноте - пожарной сигнализации. В таких офисах она имела больший приоритет, чем блокировка с помощью карточки. И дверь снова отползла в сторону, приглашая охранников внутрь.
Однако вместе с сигнализацией на Кольта сверху вылилось литра два холодной вонючей жидкости неизвестного происхождения – в виде моросящего «дождичка». Вот и вся радость от того, что он перехитрил охранников. И тем не менее, Кольта все же загнали в угол – он был один, а охранников могло прибежать хоть двадцать. Пока их было только двое, и входить они не спешили. Они замерли по обе стороны от двери, карауля Кольта, но и тот выходить не спешил. Подставляться не хотел никто.
- Да вырубите уже чертову сигнализацию, - непонятно к кому обращаясь, сказал один из охранников после неудачных попыток закрыть дверь снаружи своей карточкой. – Прием! Вырубите сигнализацию, говорю!
Кто-то что-то ему ответил по внутренней связи, но дверь по-прежнему не хотела закрываться – ведь следовало еще найти того, кто может отключить сигнализацию, объяснить ситуацию, рассказать, что пожара нет… Короче, полный бардак с управлением. Но Оониси был неглуп и еще раньше приказал всем постам, чтобы обо всем необычном сообщали ему лично, иначе так никогда Кольта и Соммерса не поймают. И вот сейчас самый смелый охранник связался с Оониси и робко сказал, что Кольт вроде попался, но из-за пожарной сигнализации его не могут закрыть.
- Ждите, - коротко ответил Оониси. На этот случай у него был план.
Он связался со своим верным подпевалой.
- Сергей, сделайте-ка для меня кое-что, - сухо сказал он.
Арефьев, дремавший в серверной, проснулся и мигом подъехал на своем офисном кресле к включенному терминалу.
- Да-да, господин Оониси, - подобострастно сказал он.
- Отключите пожарную сигнализацию на пятом этаже, в районе столовой.
- Это займет время, - лениво сказал Арефьев.
- Это нужно сделать немедленно! - стальным тоном приказал Оониси. – Я знаю, вы можете. Подключите мозги.
- Да, я все сделаю, господин Оониси, - встрепенулся Арефьев. – А вдруг там действительно пожар?
- Выполняйте, - бросил Оониси и отключился.
Арефьев зевнул и принялся подключаться через «заднюю дверь» к системе сигнализации. Вообще-то этим занимались специальные люди из другого отдела, но Оониси почему-то потребовал этого от него. Наверное, потому, что дело действительно срочное.
Попав под искусственный дождь, Кольт начал медленно двигаться в сторону того, что  у нормальных людей называлось ярость.
«Не хотите так, будет по-другому», - оскалившись, парень выудил свою последнюю обойму. И, бросив ее в открытую дверь, выстрелил по ней, когда она покинула помещение. По его расчетам, она должна была быть прямо перед глазами охранников. Результат не заставил себя ждать. Патроны внутри обоймы сдетонировали.
Проверять результат не было времени, и разведчик подскочил к двери, готовясь выскочить и доделать то, что не закончил его подарок.
Раздалась серия коротких хлопков, как от обычных выстрелов, оба охранника инстинктивно закрылись руками, и вдруг один из них со сдавленным хрипом стал сползать вдоль стены, пытаясь стащить с себя шлем. Из-под шлема уже потекли струйки крови. Охранник рухнул на пол и больше не шевелился. Второй пострадал меньше – точнее, вообще отделался легким испугом. Так, пара царапин на шлеме. Опомнившись, он просунул в дверной проем пистолет и сделал наугад несколько выстрелов.
Кольт инстинктивно присел, когда один из охранников открыл ответный огонь, палить в никуда было самой плохой затеей. В ответ на выстрелы внутри помещения вспыхнули несколько искорок, и прозвучал специфический звук рикошета и разбиваемой оргтехники.
«А теперь я», - Кольт ухватил какой-то пиджак, который офисный работник потерял, когда убегал, и бросил его в открытую дверь. Он точно знал, где охранник, и поэтому он лишь скользнул по полу вслед за пиджаком, готовясь расстрелять остаток обоймы по охраннику.
Вместо того, чтобы разбираться, где пиджак, а где Кольт, охранник, не выпуская пистолета, просто «упал» сверху на мелькнувшую где-то внизу тень в лучших традициях бойцов тяжелых весовых категорий, рассчитывая подмять под себя шибко наглого Кольта. А сам Кольт, вероятнее всего, не рассчитывал, что сверху на его «упадет» чья-то туша, пусть даже не особо тяжелая.
Кольт не понял, почему охранник полетел на него, он, конечно, успел нажать на курок, но пуля просвистела мимо, а затем крепкие руки ухватились за пистолет и отвели его в сторону. Кольту пришлось сделать плавный и глубокий выдох, чтоб под весом падающего тела ему не сломало еще несколько ребер. Но это дало очень малый результат, новых не сломало, но старые переломы сразу начали ныть, напоминая ему, что два дня мало, чтоб они срослись.
Маленькая заминка, и разведчик понял, что почти попался, но это было только почти. Охранник, привалив его своей тушей, практически сковал все его движения и, заламывая руку парня, уже практически обезоружил его. Но как часто бывает, в критических ситуациях мозг работает не совсем так, как обычно. Свободная рука скользнула к ножнам, закрепленным у охранника на боку. Выдернув оттуда нож, Энтони всадил его охраннику в шею, в щель между шлемом и бронежилетом.
Охранник успел только сдавленно вскрикнуть, после чего грузно повалился набок. Его приятель явно был без сознания и никак не отреагировал.
Время снова поджимало. Нужно было проверить полученную информацию, но блокировка карточек главных ее носителей была плохим знаком.
«Скорее всего, на них уже объявили охоту, так же как и на меня, - размышлял Энтони, стягивая разгрузку и пояс в убитого охранника. - Остается только одно», - додумать Кольту снова не дали, по коридору к нему бежала охрана. Грузный звук берцев он ни с чем не спутает. Ухватив второй пистолет и засунув его за пояс, Кольт побежал в противоположную сторону от звуков приближающейся опасности. Обстоятельства оставили для него единственный путь – к начальству этой базы. Другого выхода не было, да и сейчас, одетый в бронежилет охраны, с двумя пистолетами и небольшим запасом патронов он уже представлял силу достаточную, чтобы пробиться на прием к начальству.
Парень бежал по коридору, пустынному как всегда. Но звуки погони не отставали. Охрана была набрана не из дураков и крепко сидела на хвосте у бедового разведчика. Пробегая возле электрощита, он снова, по привычке, выпустил несколько пуль по щиту, и коридор погрузился во тьму. Единственным ориентиром для него остался лишь свет открывающегося лифта в шагах двадцати перед парнем.

0

19

Как впоследствии оказалось, отряды ЗВ вызывали у Оониси куда большее раздражение, потому что сразу после того, как ему доложили о побеге пленников, он связался с Арефьевым, караулящим серверную, и приказал заблокировать карточки, которые были украдены у охранников. Поэтому к тому моменту, как ЗВ-1 и ЗВ-2 вышли из лифта на первом этаже, трофейные магнитные ключи уже не работали. Опасаясь, как бы их не поймали на месте, они бегом побежали в медпункт и с ходу стали барабанить в двери так, что перебудили всех спящих, а еще привели дежурного доктора Беккера в крайне скверное расположение духа. Беккер и так был не в духе, а когда в приемный покой вломилась целая компашка в составе шести человек, один из которых имел на редкость вызывающую брутальную внешность, он прямо-таки взбесился.
Стоит напомнить, что несколькими минутами ранее отряды ЗВ, за исключением Джонаса, который оказался заперт Кольтом этажом выше в какой-то подсобке, чуть не попались охранникам, которые, по приказу Оониси, должны были их задержать, запереть и потом, возможно, убить. Чем они так не угодили Оониси – никто не знал, но сейчас все шестеро чувствовали пятой точкой, что их жизни висят на волоске. На Ханикомбе творилось нечто странное, но раздробленные кусочки паззла никак не хотели складываться в общую понятную картину. Побег Кольта, скрытность Оониси, подозрительные личности на базе, вырвавшийся из небытия гайвер, попытка арестовать Соммерса, нападение на отряды ЗВ корпоративных охранников… Все это было крайне подозрительно, и не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что руководство базы ведет нечистую игру.
Итак, в настоящее время, пока Иида Минору, «мозгодер» из Вейланд-Ютани, он же по сути ревизор, неспешно шествовал следом за секретаршей Ватанабэ в медпункт, там, внизу, уже творилась какая-то неразбериха. Опередив Ииду на каких-то десять минут, оба отряда ЗВ в бешеном ритме стали барабанить в двери, поскольку карточки на вход и выход к тому времени оказались заблокированы. Этот факт подстегнул их, и они, уже буквально чувствуя за спиной горячее дыхание преследователей, стали барабанить и кричать еще активнее. Когда Юко, испугавшись, открыла дверь изнутри, вся компания, как стая пьяных медведей, вломилась внутрь. И все они наперебой стали разъяснять ситуацию оторопевшему Беккеру так, что ни он, ни Юко ничего не поняли. Зато проснувшиеся раненые охранники с интересом стали наблюдать за этой сумасбродной сценой.
- Нам нужно поговорить с Бутвудом! – с порога заявил Камерон Митчелл.
- Нам нужно как можно быстрее поговорить с Бутвудом! – почти одновременно с ним заявил О’Нилл.
- Доктор Беккер, мы бы хотели попросить вас… - начал было Дэниел, но осекся под решительным напором первых двух ораторов.
- А Бутвуд здесь? – робко пискнул Чед Ремси.
- Доктор Беккер, мы к вам по очень срочному делу! – завершила общую мысль Саманта, но все равно все продолжили наперебой галдеть, чем потеряли еще несколько минут.
Наконец Беккер не выдержал.
- Тихо! – рявкнул он, а его холодные голубые глаза сверкнули сталью. – Заткнитесь! Что за безобразие?! Вышли вон немедленно, или я позову охрану! Давайте-давайте, катитесь отсюда, тупые америкашки!
Юко съежилась и попыталась стать как можно незаметнее. Хладнокровный и уравновешенный Беккер редко терял контроль над собой, но сегодня был особенный день. А до этого была не менее особенная ночь, когда его вызвали в кабинет Ватанабэ и приказали подготовить Кольта для допроса с пытками. Веселенькая перспектива. И ладно бы этим ограничилось – так нет же, за этим еще последовали угрозы от япошек и намеки об увольнении различной степени прозрачности. Беккер не был трусом, но после всего этого ему стало не по себе, ибо он знал, что в японских корпорациях увольнение означает чаще всего исчезновение без следа.
- Но доктор Беккер! – возразил Дэниел. – Вы не понимаете! Нам надо срочно увидеть Бутвуда!
- На базе творится что-то странное, - поддержал его Камерон, - нас всех могут убить.
- Ватанабэ может быть в сговоре с Кольтом, - высказал самую абсурдную мысль О’Нилл. – Мы здесь, чтобы предотвратить катастрофу.
- Заткнитесь! – снова прикрикнул Беккер. – Хватит с меня этого бреда! Проваливайте отсюда немедленно!
Но ЗВшники продолжили что-то верещать, и тогда Беккер просто развернулся и пошел к своему столу, бросив через плечо:
- Вы сами напросились, я вызываю охрану, чтоб вас выпроводили.
- Простите, но мы не можем позволить вам это сделать, - ответил Камерон Митчелл, и Беккер услышал легкий щелчок, от которого у него по спине побежали мурашки.
Он обернулся и увидел, что Митчелл и Саманта направили на него табельные пистолеты охранников.
- Это уже слишком, - буркнул Беккер, но все же остановился. – И что вы теперь намерены делать?
Охранники, лежащие на кроватях, приподнялись, но О’Нилл остановил их движением руки:
- Лежите, парни, - сказал он. – Вам вставать нельзя, насколько я понимаю. Да и мы не хотим, чтобы кто-то пострадал. Мы здесь не для того, чтобы устраивать бойню.
- Вы ведете себя неприемлемо! – категорично заявил Беккер. – Это и свинством-то назвать нельзя.
- Согласен, это не свинство, это спасение вашей задницы, - согласился О’Нилл.
Ремси тихо хихикнул.
- Зачем вы хотели вызвать охрану, Беккер? – спросил Митчелл. – Разве охранники не должны уже быть здесь и охранять Кольта?
Беккер фыркнул и не ответил. ЗВшники заметили, что кровать, на которой раньше лежал Кольт, закрыта ширмой. Предчувствуя неладное, О’Нилл отпихнул ширму ногой и… даже не удивился, когда увидел, что кровать пуста.
- Где Кольт? – решительно спросила Саманта.
Беккер посмотрел на нее, казалось, обиженно. Подумать только – когда-то Саманта его очень привлекала! Целую вечность назад – в прошлые сутки. А сейчас вот она направила на него пистолет и требует отвечать на ее вопросы.
- Сбежал, - просто ответил Беккер.
- Вы его отпустили! – воскликнул Дэниел.
Беккер наградил его раздраженным взглядом. Он Дэниела терпеть не мог еще с того случая, как тот приперся в медпункт и стал обо всем его расспрашивать.
- Да, вы угадали, я его взял да отпустил. Тебе я могу идти? – язвительно спросил Беккер. – У нас с Кольтом как раз встреча намечалась в баре наверху…
- Беккер, достаточно! – прервал его Митчелл. – Что здесь произошло? Куда делся Кольт?
- Я не собираюсь отвечать на ваши глупые вопросы, - заявил Беккер и уставился на них исподлобья. Он был крайне рассержен, а вел себя так нагло, потому что понимал, что убивать его никто не собирается.
- А вы, - обратился О’Нилл к раненым, у одного из которых была перебинтовала голова. – Вы видели, куда делся Кольт?
Охранники пробурчали что-то нечленораздельное каждый на свой лад, но прямо отвечать не стали, не желая ссориться с Беккером.
- Кажется, здесь то ли сговор всех со всеми, то ли мы чего-то не понимаем, - подвел итоги О’Нилл.
Карта-загадка становилась все запутанней.
- Доктор Беккер, нам нужно увидеть капитана Бутвуда. Срочно, - сказала Саманта, прервав тягостное размышление. – Это вопрос многих жизней.
-  Бутвуд отдыхает после операции. Его нельзя тревожить, - категорично заявил Беккер, скрестив руки на груди. – Вы сейчас вломитесь к нему всей толпой и подвергните его жизнь опасности.
- Не волнуйтесь, мы не причиним ему вреда, - заверила его Саманта. – Он ведь там? – она кивнула на белую дверь позади Беккера. – Там у вас операционная?
- Я не собираюсь участвовать в вашем сумасбродном бунте! – ответил доктор. – Вы сами не знаете, что делаете.
- Нет, это вы не знаете, что сейчас пытаетесь помешать нам предотвратить многие смерти, - попытался переубедить его Дэниел. – Мы никому не хотим зла.
- И с какой это стати я должен вам верить?
- Беккер, не тяните. Сейчас каждая секунда на счету, - предупредил Митчелл.
- Послушайте, Беккер, - вмешалась Саманта. – Мы не хотим вам зла. И не хотим убивать вас, поверьте. Но нам нужно ваше сотрудничество. После нашего короткого разговора я поняла, что вы неплохой человек.
Это не сработало.
- Я тоже так думал о вас, капитан Картер, - раздраженно отозвался Беккер. – Но сейчас я вижу, что вы – сумасшедшая женщина, которая сама не знает, что творит. Вы все – чертовы психи.
- Да-да, мы знаем, - нетерпеливо согласился О’Нилл. – Картер, отдай Харрингтону пистолет, а мы пойдем поищем Бутвуда.
Оставив пистолеты Харрингтону и Ремси, отряд ЗВ-1 в неполном составе, взяв с собой Митчелла, проскользнул гуськом в дверь позади Беккера. Доктор проводил их презрительным взглядом и с вызовом уставился на Харрингтона – мол, что дальше? Харрингтон по своему обыкновению отмалчивался, зато Ремси, едва ли не впервые в жизни держащий в руках настоящий пистолет, преисполнился гордости. Стой он здесь один, его наверняка бы повязали раненые охранники, но вызывающая внешность Харрингтона внушала всем невольное уважение, даже если б у того не было пистолета. Еще бы: бритый череп, квадратная физиономия, два полукольца в нижней губе… Сразу видно – ударная сила.
Операционную нашли быстро. В конце концов, за дверью помещений оказалось всего три, и самое просторное из них – сверкающая белизной операционная, в которой на металлическом столе лежал Бутвуд. Он был недвижим, как труп, да еще и по столу вокруг него разлились лужицы крови, усиливая это впечатление. ЗВшники отметили, что его левая рука по самое плечо забинтовала толстым слоем эластичных бинтов.
- Это тот самый, которому та тварь руку отрезала, - напомнил О’Нилл. – Бутвуд.
Все четверо осторожно приблизились к столу и встали вокруг. Надо было поторапливаться.
- Капитан Бутвуд? – тихонько позвала Саманта. – Вы нас слышите?
Никакой реакции. Бутвуд лежал с закрытыми глазами. Он был бледен и тем самым еще больше походил на труп.
- Капитан Бутвуд, - возвысил голос О’Нилл. – Проснитесь!
Бутвуд даже глаз не открыл. Саманта осторожно потрясла Бутвуда за здоровое плечо.
- Капитан Бутвуд, - теперь уже более настойчиво потребовала она, - проснитесь. Нам нужно задать вам несколько вопросов.
Послышался тихий стон – и Бутвуд осторожно открыл глаза, которые от яркого света тут же заслезились. Его крепкое суровое лицо исказила гримаса боли – очевидно, стал постепенно отходить наркоз.
- Капитан Бутвуд! – Дэниел склонился над столом, загородив свет лампы. – Это отряд ЗВ-1 из Неонополиса. Вы нас помните?
- Кто… вы? – едва слышно прохрипел Бутвуд, с трудом выговаривая слова. Кажется, он был совсем плох после наркоза.
- Отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 из Неонополиса, с Земли, - настойчиво повторил Дэниел. – Вы помните нас?
- Вы заперли нас в обезьяннике, - напомнил О’Нилл, вспомнив, как во время первой аварии с электричеством он вместе с Харрингтоном и Ремси попался в лапы Бутвуда.
Бутвуд чуть повернул голову и оглядел всех присутствующих. Взгляд его становился постепенно более осмысленным. Он даже сделал неуверенное движение головой и плечами, чтобы подняться, но Саманта и Дэниел его удержали.
- Вам нельзя, - сказала Саманта. – Вы еще слишком слабы. Просто поговорите с нами немного, хорошо?
- Что вам нужно? – все еще хрипло, но уже более уверенно спросил Бутвуд, фокусируя на ней взгляд.
- Вы знаете, кто вас ранил? – спросила Саманта. – Вы знаете, что это было за существо?
Бутвуд снова повернул голову прямо и закрыл глаза.
- Я ничего вам не скажу, - ответил он.
- Да что ж это такое! – разозлился Митчелл. – Сделали из всего, блин, тайну Имперского двора!
От удивления Бутвуд снова открыл глаза.
- Чего сделали? – подозрительно спросил он.
- Выражение такое, - отмахнулся Митчелл. – Послушайте, Бутвуд, мы вам не враги. Мы хотим помочь вам.
- Где Беккер? – поинтересовался Бутвуд, впервые заметив, что среди его посетителей нет ни одного врача.
- В приемной. Он любезно пустил нас поговорить с вами, - не моргнув глазом, соврал Камерон. – Пожалуйста, уделите нам несколько минут. Это важно для всех.
- Кто вы такие и что вам нужно? – снова спросил Бутвуд.
- Мы сказали вам правду, - ответил за Митчелла Дэниел. – Мы не шпионы и не убийцы, мы прибыли с Земли для сопровождения специального груза, за которым, предположительно, охотится Энтони Кольт. Мы не знаем, на кого он работает, но предполагаем, что на Гипердайн или БиоНат. В любом случае, он враг, который снова сбежал.
- Кольт сбежал? – слабеющим голосом переспросил Бутвуд.
- Да. Сбежал. И на базе творится что-то странное – какая-то цепочка интриг и подстав. Мы подозреваем, что Оониси ведет какую-то свою игру, убирая с дороги тех, кто может раскрыть его тайну. Он пытался убить нас и, кажется, что-то не поделил с Соммерсом.
- Соммерс? Генерал-майор Соммерс? Где он? – спросил Бутвуд.
- Скрывается в подвалах, и на него объявлена охота, - ответил О’Нилл. – Подробностей мы не знаем, но, как говорили охранники, схватившие нас, с ним еще какой-то тип, которого здесь быть не должно.
- А Оониси?
- Он избегает нас, - сказал Саманта. – По его приказу нас схватили, но мы вырвались и прибежали к вам. Кольт сбежал, наш друг пропал, а ту тварь, что лишила вас руки, забрали в неизвестную лабораторию. Что все это означает, Бутвуд?
- Я ничего не понял! – решительно признался Бутвуд, внимательно выслушавший весь поток слов, который вылили на него ЗВшники. И то ли сказывалась разница в оборотах речи и произношении слов, которую все никак не могли преодолеть выходцы из двадцать первого столетия, то ли ситуация действительно составила бы конкуренцию бразильским сериалам.
- Вот и мы не поняли, - согласился с ним Дэниел. – Происходит что-то странное, что мы никак не можем понять. Все подозревают всех, все охотятся на всех, и готов поклясться, за этим стоят Оониси и Ватанабэ. Кто-то ведет на этой базе нечестную игру, и появление Кольта не случайно. Нам нужно, чтобы вы рассказали нам все, что знаете, Бутвуд. Доверьтесь нам – и мы спасем Ханикомбу.
Бутвуд смотрел на него, часто моргая, но не спешил ничего говорить.
- Я знаю не больше, чем вы, - ответил он наконец.
- Нет, так не пойдет, - решительно помотал головой О’Нилл. – Мы не можем заставить вас говорить правду, но подумайте, что ваша откровенность сейчас может спасти сотни жизней, в том числе и вашу.
- Думаете, Оониси оставит вас в живых, если мы правы, и он действительно задумал что-то недоброе? – поддержал О’Нилла Камерон.
- Вы работали под командованием Соммерса, а Соммерс объявлен вне закона, - напомнил Дэниел. – Нам просто необходимо понять, что здесь происходит. Если вы можете хоть как-то пролить свет на эту историю – помогите нам. А мы поможем вам.
Воцарилась зловещая тишина, нарушаемая лишь электрическим потрескиванием ламп.
- Бутвуд, - Саманта склонилась над ним, глядя ему в глаза. – Вы ведь знаете, откуда вылезла та тварь, что напала на вас?
Бутвуд едва заметно кивнул.
- Расскажите нам, - попросила Саманта.
- Это… корпоративная тайна… карается смертью…
- Если вы не поможете нам распутать этот клубок взаимных тайн, скоро мы все умрем, - принялась убеждать его Картер. – Это не ваша тайна, правда? Это Ватанабэ и Оониси хранят какой-то секрет от Вейланда?
- Вейланд знает… все знают… те, кто наверху, - процедил сквозь зубы Бутвуд, словно этот разговор давался ему с трудом.
- Что? Что это такое? – нетерпеливо спросил О’Нилл.
- Я не могу сказать! – резко дал «задний ход» Бутвуд. – Соммерс приказал молчать!
- Соммерс, возможно, уже мертв! – излишне резко сказал О’Нилл. – И вы тоже можете умереть, если того пожелает Оониси. А вместе с вами – и мы, и Беккер, и еще куча людей. Подумайте о них, Бутвуд. И о вашем гражданском долге. Кого вы защищаете – людей или тайну Оониси, за которую некоторые уже заплатили своими жизнями?
Бутвуд что-то неразборчиво пробормотал.
- Однажды точно такая же тварь напала на базу Шайенн, - сказала Саманта. – Давным-давно, и мы все были там.
Бутвуд заинтересовано посмотрел на нее.
- Да, - продолжила Саманта. – Мы не знали, что это и как с этим бороться, поэтому просто эвакуировали базу. А затем последовал взрыв, уничтоживший все, над чем мы работали. С тех пор мы так и не узнали, что это было за существо.
- Вы думаете, это было одно и то же существо? – спросил Бутвуд.
- Вряд ли, - покачала головой Саманта, но не стала вдаваться в подробности относительно перезагрузки вселенной. – Оно погибло под обломками… наверное. Но вы ведь знаете, откуда точно такое же существо взялось здесь, на базе? Скажите нам, время уходит.
Бутвуд еще немного помялся.
- Оно называется «гайвер». Это… когда-то оно было человеком, у него даже имя человеческое – японское какое-то… Но Оониси называл его Новус – или оно само так представилось. Оно хранилось в биобаке, там, в подвалах. Вместе с еще одним.
- Откуда взялись эти баки? – быстро спросил Дэниел.
- Оониси… он купил их два года назад у какой-то компании. Вместе или по отдельности – не знаю, я при этом не присутствовал. Я, как и вы, до сего дня ничего не знал, но знал генерал-майор Соммерс, он же рассказал мне об этом. Что Оониси собирался делать с этими биобаками – понятия не имею, но если в тайну посвящен Ватанабэ, то, скорее всего, знает и Вейланд.
- И что было в биобаках? – напомнил О’Нилл, чтобы Бутвуд не отдалялся от темы.
- Гайвер. И тот мальчик.
- Зачем Оониси понадобился какой-то мальчик? – не понял Митчелл.
- Он… по-моему, он необычный мальчик.
- В каком смысле? Вы его видели? – спросил О’Нилл.
- Да, - тяжело вздохнув, ответил Бутвуд. – Я должен был отвести его к Оониси, надел на него наручники, со мной было несколько охранников… Мы пошли на третий этаж, и тут на нас напала та тварь, гайвер. Мальчишка сбежал. Соммерс говорил, что он обладает какой-то силой… не знаю, как описать…
- Вы знаете его имя? – спросил Дэниел.
- Он сказал, что его зовут… - Бутвуд свел брови, о чем-то напряженно размышляя. – Ах, да, Серафим Эстель. Кажется, так.
Это имя ЗВшникам ничего не сказало. Ну Серафим – мало ли…
- А как он и гайвер оказались на свободе? – задала логичный вопрос Саманта.
- Этого ни я, ни Соммерс не знаем, - честно признался Бутвуд. – Но баки могли вскрыть частичным отключением электроэнергии или системы охлаждения… или и того, и другого. Возможно, на базе шпион среди персонала.
- Или снова вмешался Кольт, что тоже не исключено, - добавил Митчелл.
Бутвуд попытался кивнуть и вновь поморщился от боли.
- Так оно или нет, но оба оказались на свободе. Гайвера убил Соммерс – он пришел и рассказал мне об этом, - вспомнил Бутвуд. – А где мальчишка - понятия не имею.
О’Нилл подумал о том, не может ли быть таинственный Серафим Эстель той самой «подозрительной личностью», за которой устроил неудачную слежку Харрингтон. Он нервно покосился на дверь. Беседа шла медленно, время утекало, и вот с минуты на минуту могли явиться патрули. Никто не знал, что отряды ЗВ отправились в медпункт, но вычислить их наверняка не составляло трудностей. Он хотел спросить, как этот Серафим выглядел, чтобы потом расспросить Харрингтона, но передумал, ибо времени было в обрез.
- Зачем? Зачем Оониси и Ватанабэ понадобился этот гайвер и мальчишка? – быстро спросил он.
- Понятия не имею. Возможно, технологии… изучение… власть… - голос Бутвуда становился неразборчивым, словно он терял сознание. Взгляд замутнился.
- Бутвуд, вы еще с нами? – позвала Саманта. – Послушайте, возможно, Соммерс сейчас скрывается вместе с этим Серафимом. Попробуйте сообразить, что они могут замышлять?
- Замышлять… Соммерс… я… - Бутвуд стал путаться в словах – дурной знак. – Они не могут…
- Что не могут? – в отчаянии спросил Дэниел.
- Не могут…
- Что?!
- Остановить…
- Кого остановить? Бутвуд, что вы несете? – вмешался Камерон Митчелл.
- Тише, - Саманта укоризненно посмотрела на него. – Он не в себе. Дайте ему время.
- Времени НЕТ! – рявкнул Митчелл. – Сейчас мы должны убегать, пока за нами не явились подхалимы Оониси. Быстро!
- Бутвуд! – Саманта снова потрясла его за плечо. – Пожалуйста, ответьте. Что вы еще знаете? Может ли быть Серафим сторонником Кольта? Расскажите, что вы еще знаете!
Бутвуд медленно, с трудом разлепил заслезившиеся глаза. Дэниел снова поспешно загородил его от лампы.
- Кольт… шпион. Он опасен, найдите… его. Уничтожьте Кольта, - с трудом выговорил Бутвуд. – Серафим тоже… очень… опасен.
- Мы это поняли, - нетерпеливо влез О’Нилл. – Что еще вы знаете?
- Больше… ничего, - устало произнес Бутвуд и снова закрыл глаза.
- Пора уходить, - напомнил Митчелл. – Он сказал все, что знает.
Саманта вновь склонилась над Бутвудом.
- Спасибо, - мягко сказала она. – Вы помогли нам. Мы дадим доктору Беккеру пистолет и повелим никого к вам не подпускать. Вы будете в безопасности, и Оониси не доберется до вас.
Она уже собралась идти, как вдруг Бутвуд резко открыл глаза и схватил ее здоровой рукой за запястье. Саманта вздрогнула от неожиданности.
- Остановите это! – вдруг отчетливо произнес Бутвуд, словно и не он вещал слабеющим голосом пару секунд назад. – Вы должны не дать Оониси поймать Серафима. Уничтожьте Кольта, Серафима и то, что осталось от гайвера. Расскажите обо всем вашему начальству. Иначе… конца… не миновать, - и потерял сознание.
- Какой апокалиптический финал, - пробормотал О’Нилл.
- Все! Валим! - скомандовал Митчелл и, схватив оторопевшую Саманту за руку, первым выскочил за дверь. Дэниел, уходя последним, хлопнул два раза в ладоши, выключая свет.

0

20

Пока ЗВшники расспрашивали Бутвуда о гайвере и Серафиме, в приемном покое оставшиеся в постелях четверо раненых, которые уже, в принципе, чувствовали себя хорошо, с интересом наблюдали, что будет делать Беккер под прицелом двух пистолетов. Точнее, одного, ибо у Ремси скоро устала рука, и он неуклюже сунул пистолет за пояс, сделав вид, что тот ему и не особо нужен. Харрингтон хранил угрюмое молчание, Беккер присел на краешек стола и сидел с таким видом, будто ему предельно скучно. Чед пытался вывести его на разговор, но безуспешно – он заслужил только несколько крайне презрительных взглядов.
Внезапно лампочки на компьютерной столешнице Беккера засветились зеленым, послышался настойчивый писк. Охранники зашептались.
- Что это такое? – тут же спросил Ремси, глядя на чудо-стол со светящейся столешницей.
- Входящий вызов, - просто ответил Беккер.
- Отвечайте! – приказал Харрингтон.
- А вы уберите пистолет.
- Беккер, ответьте на вызов по громкой связи, - настойчиво повторил Харрингтон. – Я вообще-то не должен вас убивать, но если вы хотя бы намекнете вашему собеседнику о том, что отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 здесь, можете поверить, я прострелю вашу никчемную башку во имя всеобщей безопасности.
- Если вы такой крутой, извольте ответить сами, - предложил Беккер, которого не очень-то испугала угроза Харрингтона. – Не хотите?
- Беккер, отвечайте, - нетерпеливо повторил Харрингтон. Что-то в его голосе подсказало Беккеру, что теперь-то следует подчиниться. Харрингтон производил впечатление человека, который редко просит дважды, и вполне возможно, что он исполнит свою угрозу.
Поломавшись еще немного для того, чтобы не потерять лицо, Беккер наигранно лениво ответил на вызов, решив, что это, скорее всего, Оониси.
- Доктор Беккер слушает, - сказал он безразличным голосом, уже готовясь выслушать гневную тираду.
Однако звонившим был вовсе не Оониси. Голос его был настолько специфичен и знаком всем и каждому, что ему даже не потребовалось представляться. Господин Ватанабэ редко сам шел на контакт с работниками, обычно спихивая это на Оониси или Сумико, и тот факт, что он решил лично поговорить с Беккером, означал, что случилось нечто экстраординарное.
- Беккер, - сухо и коротко произнес Ватанабэ абсолютно в своем стиле. – Вы один?
Харрингтон, предчувствуя важную информацию, сделал пару бесшумных шагов вперед, и пистолет буквально уперся Беккеру в лоб. Тот поморщился, однако намек понял.
- Со мной медсестра и четверо пациентов, но нас никто не слышит, если вы об этом, Ватанабэ-сан, - ответил он.
Харрингтон одобрительно кивнул. Даже упрямый Беккер под дулом пистолета соображал отменно. Да еще и по ответу Беккера он понял, что звонящий – ни кто иной как сам генеральный директор.
- Хорошо, - бросил Ватанабэ. – Ближе к делу.  С минуты на минуту вас посетит представитель Вейланд-Ютани, который займется допросом Кольта. Его зовут господин Иида. Окажите ему любую помощь и делайте то, что он говорит. Ведите себя достойно, Беккер, - ледяным тоном закончил Ватанабэ.
Беккер, помня, какой разнос недавно устроили ему Ватанабэ и его подхалим Оониси, против воли хитро прищурился. Вот, значит, Ватанабэ боится ударить в грязь лицом!  Беккер в эту минуту не мог определиться, кому он хочет насолить больше – отрядам ЗВ или Ватанабэ.
А Ватанабэ тем временем продолжал:
- Приведите Кольта в сознание и проследите, чтобы он мог внятно отвечать на вопросы. Вам все понятно?
Беккер запнулся. Подготовить Кольта? Но ведь не так давно звонил гневный Оониси и отчитывал его за побег Кольта! Как так вышло, что Ватанабэ до сих пор ничего не знает? Неужто Оониси не сказал ему? И этот тип из Вейланд-Ютани, следовательно, тоже ничего не знает? Что-то здесь не складывалось…
Харрингтон заметил его замешательство и ткнул пистолетом ему в лоб – мол, поторапливайся с ответом.
- Да-да, я все понял, господин Ватанабэ, - выпалил Беккер, сам не зная, что заставило его промолчать о Кольте.
- Надеюсь, это действительно так, - сухо бросил Ватанабэ и отключился. Зеленые лампочки на столешнице погасли.
Харрингтон, не моргая, выжидательно сверлил взглядом Беккера. Тот хотел выдержать взгляд, но сдержался от такого ребячества. Тем более, ему не доставляло никакого эстетического удовольствия смотреть в мясистую морду Харрингтона.
- Вы не доложили начальству о побеге Кольта? – спросил Харрингтон.
- Не ваше дело, - отрубил Беккер.
- У вас с начальством не особо крепкие отношения?
- Не ваше собачье дело.
- Почему вы не сказали, что Кольт сбежал? Хотите, чтобы этот некто из Вейланд-Ютани сам все увидел?
- Да отстаньте вы! – воскликнул Беккер. – Вы и ваши друзья пришли сюда, точнее, вломились без разрешения, начали угрожать оружием, перебудили пациентов, потревожили послеоперационного больного – и еще хотите, чтобы я вам что-то рассказывал?! Идите к черту, скажу я вам.
И Беккер надолго замолчал.
- Чед, - позвал Харрингтон, поняв, что ничего внятного от Беккера не добьется. – Поторопи их. Пора уходить.
Ремси не потребовалось уточнять, кого надо поторопить, и он проскользнул в дверь, где не так давно скрылись остальные их товарищи. И столкнулся нос к носу с Камероном Митчеллом.
- Надо уходить! – с порога заявил он. – Скоро сюда притащится какой-то тип, ищущий Кольта!
- Что? – не понял Митчелл. – Какой тип? О чем ты?
О’Нилл, Саманта, Дэниел и Харрингтон вернулись в приемную. Харрингтон и Ремси в трех словах пересказали им, как Беккер разговаривал с Оониси. Мол, Ватанабэ не знает, что Кольт сбежал, Беккер отказался объясниться, да еще и с минуты на минуту прибудет какой-то мутный тип, которому нужен Кольт.
- Здесь что-то нечисто, - сказал О’Нилл. – Бутвуд сказал, что та тварь, которая его ранила, была куплена Оониси два года назад вместе с еще какой-то тварью. По-моему, здесь все что-то не договаривают, и больше всех – Оониси.
- Согласен, - подтвердил Митчелл. – Но в любом случае, самое время валить отсюда.
- Не успеете, - вдруг сказал Беккер, который заинтересованно посмотрел в сторону О’Нилла, когда тот помянул гайвера. – Коридор длинный, и вы наверняка столкнетесь с тем типом.
- Тогда вы скажете, что мы – ваши пациенты, ясно? – огрызнулся Митчелл.
- А больше ничего не сказать? – в тон ему ответил Беккер. – Вот что я вам скажу, ребята – идите вы все к черту. У меня и без вас проблем хватает. А теперь можете меня пристрелить, но помогать вам я не собираюсь!
ЗВшники в отчаянии переглянулись. И хоть Харрингтон наставил на Беккера пистолет, все равно в данной ситуации и ежу понятно было, что убивать его никто не собирается. Не тот жанр.
- Джозеф, - вдруг обратилась к нему Саманта. – Послушайте. Мы понимаем ваше положение…
- Да ни черта вы не понимаете! – решительно отрубил Беккер, не глядя на нее.
-… но мы не враги вам. Мы здесь, чтобы распутать тот клубок загадок, который старательно пытается скрыть Оониси. Вы ведь тоже не хотите, чтобы Кольт убил еще несколько десятков человек? Мы хотим поймать Кольта и вывести Оониси на чистую воду – вот и все.
- И зачем же в таком случае вам понадобился Бутвуд? – недоверчиво спросил Беккер, однако то, что он сам стал задавать вопросы, было хорошим знаком.
- Он мог знать, что за тварь напала на него и отрезала руку. И он знал – указал на Оониси, который купил эту тварь у какой-то компании и хранил в подвале для исследований.
Беккер с легким интересом повернул к ней голову.
- И не только ту тварь, которую Бутвуд назвал гайвером, - продолжила Саманта, - но и еще какого-то таинственного мальчишку, который, по словам Бутвуда, предельно опасен. Если вам не кажется странной эта цепочка совпадений, начавшаяся с того момента, как на базу, как снег на голову, свалился Кольт, мне остается только назвать вас слепцом.
- Так чего вам нужно? – грубовато осведомился Беккер.
- Я же сказала вам – понять, кто и зачем ведет нечистую игру. Кольт на свободе, Соммерс объявлен вне закона и скрывается, а с ним – некий мутант, сбежавший из подвалов вместе с гайвером. Сейчас мы хотим только одного – понять, какую роль в этой неразберихе играете вы.
Повисла недолгая, но крайне тяжелая пауза.
- Доктор Беккер, - примирительным тоном позвал Дэниел. – Так почему вы не сказали Ватанабэ о том, что Кольт сбежал?
Беккер помялся. Он все еще не хотел помогать этим психам. Но все же ответил:
- Я думал, он знает. Не так давно мне позвонил Оониси и в ярости стал угрожать расправой за то, что я якобы не уследил за Кольтом. Отчего Оониси не сказал Ватанабэ – понятия не имею.
Послушался взволнованный гул со стороны кроватей – охранники обменивались мнениями на этот счет. Юко тревожно втянула голову в плечи. Опасаясь гнева Беккера, она вела себя тише воды, ниже травы.
- Я же говорил, что за всем этим стоит Оониси! – торжествующе воскликнул Митчелл. – У кого-то еще остались сомнения?
Если у кого-то сомнения все же остались, они не успели высказать их вслух, ибо в этот момент мелодичный звон известил о том, что некто пожаловал в медпункт. Загорелись оранжевые лампочки над входной дверью, и створки с шипением раздвинулись. Все разговоры разом стихли, и Харрингтон успел только спрятать пистолет за пояс, под майку. Ремси тоже торопливо прикрыл свой пистолет футболкой.
- Беккер, если вы нас сдадите, вы – последняя свинья, - прошипел Митчелл сквозь зубы и тут же натянул на лицо приветственную улыбку.
- Пожалуйста, входите, Иида-сан, - послышалось услужливое девичье щебетание, и в двери важно вступил почетный «гость» в сопровождении двух корпоративных охранников и секретарши Ватанабэ.
И что же предстало его глазам? Ряд коек, четыре из которых были заняты бодрствующими мужчинами, скромный медицинский интерьер, необъятный рабочий стол, представляющий одновременно компьютер дежурного врача, испуганная, похожая на побитого воробья медсестра, сам дежурный врач с бесстрастным выражением лица и… замершие по обе стороны от него молодые люди и одна симпатичная женщина в форме Неонополиса. Все как на подбор стройные, уверенные, вытянутые, улыбающиеся, руки сцепили за спиной в замок – прям хоть сейчас на парад! Только дежурный врач был мрачнее тучи.

0

21

Все это время Джонас тщетно рвался из подсобки, полной газового оборудования, где его так хитро запер Энтони Кольт. Джонас предпринял тогда отчаянную попытку напасть на вооруженного малолетнего шпиона, но Энтони оказался ловчее, и в итоге Джонас оказался ни с чем (если не считать неработающей магнитной карточки). Он бессильно ломился в дверь, звал на помощь, искал запасной выход – но все бесполезно. Маленькие окошечки вентиляции, закрытые решетками, лишь не давали ему задохнуться, но пролезть в них не представлялось никакой возможности. Был с ним здесь же, в помещении, какой-то парень в форме обслуживающего персонала, но Кольт не так давно отправил его в нокаут, и все попытки привести парня в чувство оказались напрасны. Но по крайней мере Джонас был уверен, что он был жив.
Он подозревал, что друзья уже ищут его, но найдут ли? И Кольт, скорее всего, пошел за ними. И вдруг уже – Джонас похолодел – вдруг он успел убить кого-то? О’Нилла, Саманту, Дэниела?... Пока он сидел в своей неприглядной темнице, снаружи могло произойти черт знает что.
Так он промаялся минут двадцать (за это время отряды ЗВ уже были в медпункте), пока зов природы не подсказал ему, что требуется срочно справить нужду. Этот факт бросил Джонаса в холодный пот, и он принялся судорожно искать, чем бы открыть дверь. И по-прежнему он не видел никакого выхода, как вдруг его осенило. Здесь же пролегают газовые трубы! Уж чего-чего, а газа на Ханикомбе хватает – даже атмосфера на 5-7% состоит из метана, не говоря уж о вулканических залежах. О том, что трубы именно газовые, он догадался по желтой окраске. Если цветовая маркировка не изменилась за двести лет, значит, есть вероятность выбраться довольно рискованным способом.
Двери автоматические, верно? Кольт сделал так, чтобы дверь невозможно было открыть карточкой изнутри (а возможно, снаружи тоже), но сама-то автоматическая система открывания не повреждена! Это значит, если в помещении случится нечто экстраординарное (например, утечка газа), дверь откроется!
Если откроется.
Джонас взвесил все за и против, прикинул свои шансы умереть от отравления метаном и решил, что помощи в скором времени ждать все равно не стоит. А когда помощь подоспеет – возможно, он уже будет мало чем полезен своим друзьям. И тогда он решился.
Схватив железяку, которой недавно пытался разжать двери, он со всей силы долбанул по самой тонкой в помещении трубе. Металл откликнулся немелодичным гулким звоном, но остался невредим. И тогда Джонас увеличил напор – принялся долбать что есть силы по трубе, пока с нее не слетело герметичное крепление. Из образовавшейся бреши тонкой струйкой вырвался газ. Закрывая нос и рот руками, Джонас выронил железяку и отступил назад, к дверям.
«Ну давай же! – торопил он систему сигнализации. – Быстрее открывай эти чертовы двери!»
Метан – это бесцветный газ, не имеющий запаха, но Джонас знал, что когда его концентрация в помещении достигнет 30% - у кое-кого начнутся проблемы, такие как кислородное голодание. Слабая система вентиляции не справится с утечкой, и если двери не откроются, Джонас имеет все шансы быть сначала парализован, а потом убит собственной глупостью.  И еще он будет виноват в смерти работника, которого Кольт ударил по голове. Веселенькая перспектива.
В томительном ожидании прошло около двух минут, и Джонас к своему ужасу осознал, что газ продолжает вытекать из трубы, а двери все не открываются. Он почувствовал первые признаки насыщения воздуха метаном – легкое головокружение, упадок сил, тяжелое дыхание… Сердце забилось все чаще – не столько от недостатка кислорода, сколько от банального страха. Джонас медленно сполз на пол около дверей, концентрируясь на окружающем мире, чтобы не потерять сознание. Он чувствовал, что голова становится тяжелой, веки смыкаются, а мир куда-то уплывает, как корабль в предутреннем тумане… Он тряхнул головой, испугавшись, резко вскочил и снова чуть не повалился назад. Сделал отчаянную попытку позвать не помощь и по мере сил принялся снова колотить дверь. Закрывать нос и рот больше не было смысла – он и так надышался немало. И вот когда прошло еще несколько минут, и Джонас понял, что оплошался, он просто стал медленно терять сознание, всеми силами борясь с накатывающим чувством страха.
«Неужели все закончится вот так глупо? – подумал он. – Кажется, я только что поступил, как полный болван».
И когда он с ошалелым видом сполз по стене на пол, внезапно мир вокруг него взорвался шумом тревожной сигнализации.
«Интересно, в который раз за сутки?» - с каким-то блаженным равнодушием подумал Джонас.
И двери раскрылись.
Джонас, прислоненный к одной из створок, повалился на пол коридора, кашляя и отплевываясь. Мир постепенно вставал на свои места, и Джонас с новым приступом страха обнаружил, что едва не погиб. Он неуклюже поднялся и по мере сил, шатаясь, вытащил в коридор оглушенного техника, который все так и не пришел в сознание. И бросился прочь из помещения. В конце коридора он столкнулся с охранником и крикнул, что произошла утечка газа «вон там», и кое-кому требуется медицинская помощь. Пока охранник соображал, не тот ли это тип, которого приказал схватить Оониси вместе с отрядами ЗВ, Джонас уже умчался, а охраннику ничего не оставалось, кроме как вызвать монтеров, чтобы залатали брешь…
Джонас нашел прибежище на лестничном пролете, где он некоторое время сидел на ступеньках и молча приходил в себя. По дороге он даже забежал в санузел для персонала, открытый по счастливой случайности. Дыхание постепенно выравнивалось, голова переставала кружиться. В конце концов, он не так уж много вдохнул метановой смеси, поэтому, стало быть, угрозы для жизни не было. Пока он отдыхал, перед его мысленным взором проносились все недавние события: слежка за лабораторными учеными, препарирующими гайвера, блуждание по вентиляционным тоннелям, встреча с Кольтом, ложь об «особо ценном грузе», драка с Кольтом, отчаянная попытка вырваться, устроив утечку газа… Мда. Слишком много для одного часа.
«И все-таки мне удалось его обдурить», - не без гордости подумал Джонас.
Он наврал Кольту с три короба про некое «супер-пупер-оружие гоа’улдов», и теперь он должен был отыскать друзей, пока Кольт, дабы проверить информацию, не пришел за ними раньше. Первой его мыслью было отправиться на место встречи около кофейного автомата, но он сразу отмел эту идею, решив, что О’Нилл и компания, если у них все сложилось удачно, вряд ли до сих пор стоят там и дожидаются, пока Джонас соизволит вернуться. Наверняка они уже ищут его.
И тут Джонас вспомнил еще об одной вещи. Кольт сказал, что его магнитная карточка была заблокирована, также как и карточки других ЗВшников. Сейчас же у него вообще не было никаких карт – даже ту, что дал ему Кольт, он обронил где-то, а где – сам не помнил. Однако тот факт, что ему не удалось открыть дверь из офиса своей карточкой при встрече с Кольтом, был неоспорим. Но ведь, с другой стороны, Кольт мог сам испортить дверь и соврать, что на отряды ЗВ охотятся. Что еще можно от него ждать? И вот когда Джонас полностью утвердился в мысли, что Энтони Кольт ему нагло соврал, где-то наверху раздались шаги. Кто-то торопливо сбежал по лестнице. Джонас встал, собираясь встретиться хоть с кем-то, чтобы рассказать о побеге Кольта, как вдруг его встретил тот самый охранник, с которым он столкнулся, убегая из загазованного помещения.
- Ты! – рявкнул охранник. – Не двигайся, держи руки на виду!
- Но постойте! – растерялся Джонас, глядя на него снизу вверх, ибо охранник стоял выше по лестнице, направив на него табельный пистолет. – Что я такого сделал? Я просто ищу своих друзей…
- Это ты устроил утечку газа и пытался убить монтера, - заявил охранник.
- Нет, я никого не хотел убить! – заспорил Джонас. – Это Кольт, он вырвался на свободу! Это он ударил по голове того парня, а меня запер в той подсобке с трубами! – и тут же ощутил, как жалко звучат его оправдания.
- Не пори чушь, Кольт пойман, и его стерегут.
- Я видел его, клянусь, он сейчас где-то на базе!
- Если это Кольт, почему ты убежал оттуда?
Джонас запнулся. Он и сам теперь понимал, как подозрительно выглядит его побег с места преступления, особенно после того, как он столкнулся с охранником. И еще оглушенный человек в коридоре… Конечно, кое-какие детали говорят в его пользу – сообщил об утечке газа, вытащил человека в коридор, - но общая картина происходящего просто вопит о его виновности.
- Мне нужно было в туалет! – ответил Джонас. – И я… я был напуган, понимаете…
- Хватит болтать! – скомандовал охранник, не поверив ни единому слову. – Развернись, руки за голову. Никаких резких движений. Начинай спускаться.
Джонас повиновался, но все еще не оставлял попыток доказать свою невиновность:
- Это сделал не я! Приведите того парня в чувство – и он докажет вам, кто его ударил!
- Разберемся. Шагай давай, - охранник спускался позади Джонаса.
Навстречу им попалось еще несколько охранников, спешащих на место происшествия, и какой-то офисный планктон. Все с интересом смотрели на пойманного Джонаса.
- Слушайте, я здесь ни при чем. На каком вообще основании вы меня арестовываете?! – слабо возмутился Джонас.
- По приказу господина Оониси.
- Что?! - Джонас чуть не споткнулся. – По его приказу?! Почему?!
- Не твое дело! Иди и не болтай!
- Но послушайте! Я здесь ни при чем! Мне нужно связаться с моим командиром!
- Заткнись, я сказал!
Так продолжалось все время его спуска по лестнице. Все это время Джонас прикидывал, нельзя ли как-то исхитриться и убежать, но если он это сделает, это еще больше усилит его якобы виновность в том, что он не совершал. Значит, Оониси велел схватить его после того, как нашли оглушенного человека и обнаружили утечку газа? Быстро же он сообразил, что к чему, да еще как будто указал конкретно на него, Джонаса… Что-то здесь казалось Джонасу странным.
Кольт сказал, что карточки заблокировали с главного сервера. Это произошло еще до утечки газа, и тогда Джонас был будто бы вне каких-либо подозрений. Но если Кольт не лгал – кому и зачем понадобилось блокировать их карточки? Что, черт возьми, происходит? А если Кольт сказал правду?
Пока Джонас размышлял над этой сложной задачкой, охранник принялся что-то говорить в свое переговорное устройство.
- Я поймал одного, - сообщил он. – Все описание совпадает – форма, внешность. Он из тех, кого прислали с Земли. Зовут… Эй, ты, как тебя зовут?
- Джонас Куинн, - ответил сквозь зубы Джонас, поборов дикое желание солгать.
- Говорит, Джонас Куинн, есть такой? Отлично, ребята, вы поймали остальных?
Ему что-то ответили. Джонас напряг слух. Остальных?! Но причем здесь остальные?!
- Как сбежали?! – воскликнул охранник позади него, да так, что Джонас едва не подпрыгнул. – Ну так поймайте их! Я отведу этого… Джонаса… в «стекляшку», как сказал Оониси. А вы разыщите остальных, быстро! Я скоро к вам присоединюсь… Да, конец связи.
Разговор был окончен, а у Джонаса на голове волосы встали дыбом. Поймать остальных?! Остальные сбежали?! Что все это, черт возьми, значит?
В том, что охранник и его товарищи в разговоре имели в виду его друзей из отрядов ЗВ, он не сомневался. По приказу Оониси – поймать их?! Что за бессмыслица? Если раньше Джонас подозревал, что арестовали только его по обвинению в порче имущества и нападению на сотрудника, то теперь что-то определенно не складывалось. Значит, пока он сидел в своей «камере», охранники ловили ЗВ-отряды, но тем удалось сбежать. И вот теперь остался он сам. Интересно, зачем?!
- Зачем вы меня арестовали? – спросил вслух Джонас. – Что я сделал?
- Не твое дело.
- Где сейчас мои друзья?
- Не твое дело.
- Куда вы меня ведете?
- Не болтай.
Джонас понял, что охранник ему ничего не скажет, причем, возможно, потому, что он сам не знает. Одно было предельно ясно: Оониси зачем-то приказал схватить отряды ЗВ. Может быть, именно поэтому заблокировали их карточки – чтобы было удобнее загнать в угол? Но, черт возьми… зачем? Они ведь ничего не нарушили, ничего противозаконного, вроде, не сделали. И Кольт каким-то образом оказался на свободе… И охрана его почему-то не ищет, на базе не объявлена всеобщая тревога. Словом, загадка на загадке. И за всеми этими загадками мрачным призраком маячит образ Оониси – кажется, главной действующей фигуры в этом импровизированном бедламе. Джонас понял, что его друзья в опасности. И он во что бы то ни стало должен вырваться и убежать, пока его нигде не заперли без суда и следствия.
Ему не потребовалось много времени, чтобы прикинуть, как лучше всего отобрать у охранника пистолет. И Джонас искренне порадовался, что из обуви на нем сейчас были дешевые кроссовки, заказанные по каталогу несколько недель назад. Старомодные, но удобные, а главное – со шнурками. Джонас, спускаясь по лестнице, незаметно и как бы случайно наступил на кончик шнурка, чтобы тот развязался. А следующим шагом сымитировал, будто наступил на волочащийся по полу шнурок, споткнулся и упал. Охранник отпрыгнул, наставив на него пистолет и готовый вот-вот стрелять. Но тут же понял, что Джонас и не думал бежать – он просто неуклюже запутался в собственных же шнурках.
- Вставай! – скомандовал охранник.  – Хватит валять дурака.
Джонас нарочито медленно сел на пол и как будто случайно оказался не спиной к охраннику, а вполоборота. Сделал вид, что старательно завязывает шнурок. Охранник подошел к нему поближе, целясь в голову, дабы Джонас еще чего не натворил, а тому только этого и надо было. Боковым зрением следя за перемещениями пистолета, он сосредоточился якобы на завязывании красивого бантика, как вдруг резко, прямо посреди своего простенького занятия, вскинул руки и оттолкнул пистолет, уводя ствол от своей головы. Грянул выстрел – пуля царапнула мраморный пол. А Джонас уже вцепился в руку охранника, утягивая того на пол и выкручивая из кисти пистолет. Несколько минут эти двое отчаянно брыкались, царапались и рычали друг на друга, как львы, но Джонасу удалось сначала выбить пистолет, а потом самому забрать его. И это несмотря на то, что по физической силе и габаритам он намного уступал охраннику. Джонас, лежа на полу, прицелился в своего противника.
- Я не хотел этого, - заявил он, - но ты не оставил мне выбора. Оониси приказал тебе и остальным арестовать моих друзей – зачем?
- Я не знаю, - прорычал охранник. – Наверное, потому что вы - диверсанты!
- Это неправда, - сказал Джонас, поднимаясь. – Мы с вами на одной стороне, но Оониси почему-то против нас.  Говорю тебе – Кольт бродит по базе, и его следует поймать!
- Я тебе не верю, - буркнул охранник, угрюмо усаживаясь на пол.
Джонас и без того понимал, что тот просто исполняет приказ, и привлечь его на свою сторону вряд ли удастся. По крайней мере, за короткое время.
- Делай что хочешь, - бросил Джонас, - но говорю тебе – ни я, ни мои друзья никого не убивали и не собираемся убивать. Мы хотим поймать Кольта, но, видимо, попали в немилость к Оониси.
Охранник продолжал хмуро смотреть на него исподлобья.
- Я все сказал, - закончил Джонас и попятился назад, все еще держа охранника на прицеле. А потом бросился вниз по лестнице, улепетывая подальше.
Опомнившийся охранник стал немедленно связываться со своими командирами, дабы доложить о побеге пленника. Джонас запоздало сообразил, что следовало забрать у него магнитную карточку. И точно – едва он спустился до конца основной лестницы, как из коридора, в двадцати шагах от него, вынырнули еще какие-то охранники, на этот раз аж четверо, которые принялись кричать, чтобы он бросил пистолет и остановился. Джонасу ничего не оставалось делать, как нырнуть вниз по узкой технической лестнице, ведущей в неведомые глубины технического этажа.

0

22

Когда «мозгодер» Иида ушел в сопровождении постоянно улыбающейся и услужливой Сумико, Оониси устало опустился на диван из пеномассы. На его лице невозможно было прочесть каких-либо эмоций, но внутри он был мрачнее тучи. Какие думы овладели им – никто не знал, но в свете последних событий – явно безрадостные. Ватанабэ не пожелал его видеть после ухода Ииды, и Оониси не знал, о чем они разговаривали. Впрочем, здесь и ежу понятно было, что «ревизор» пришел на базу если не по делу Кольта, то по делу вообще всей неразберихи в целом.
Вообще все, что произошло на Ханикомбе за последние пару суток, можно было назвать катастрофой. В этой прежде стабильной обители порядка и строгости произошла прямо-таки череда громких событий: побег Кольта, несколько убийств, освобождение гайвера, бегство Эстеля, «измена» Соммерса, самостоятельное расследование отрядов ЗВ… Больше всего Оониси раздражали последние. Кто их просил задерживаться на базе так долго? Они должны были только доставить груз, но потом вся корпоративная охрана дружно ловила Кольта, и отряды ЗВ как-то позабыли выпроводить с базы. И они, надо полагать, этим успешно воспользовались и теперь сновали тут и там, суя нос не в свои дела. За такое хамство Оониси решил избавиться от них, но это была не главная причина, по которой он решил убить всех «гостей». Главная состояла в том, что они поневоле стали ненужными свидетелями, которые по возвращении в Неонополис могли рассказать кому попало о том, что, мол, администрация не контролирует базу. Еще одна проблема – Соммерс, от которого тоже предстояло избавиться. Вслед за Соммерсом в «расстрельный список» Оониси попал Бутвуд – так, за компанию. Последним кандидатом в свежие трупы был Серафим Эстель. Оониси полностью разделял желание Ватанабэ «обелить» себя и замять все неприятные истории, уничтожив свидетелей. Допустим, отряды ЗВ благополучно улетели с Ханикомбы и бесследно пропали в космосе или, что еще лучше, бесследно исчезли в городе по пути к космопорту – да мало ли что могло произойти. Соммерс и Бутвуд, скажем, погибли при исполнении… да мало ли каких обязанностей. Про существование гайвера и Эстеля вообще мало кто знает (да и вряд ли вспомнят в ближайшее время). Сильно усложняет ситуацию присутствие этого Ииды, но Оониси не терял надежды. Уж что-то, а заметать следы он умеет!
И все же будущее было так туманно, что Оониси решил использовать немного свободного времени для того, чтобы рассеять этот туман с помощью проверенного метода предков. Он поднялся и направился… в столовую. Да-да, в столовую.
- Дайте мне кофе, пару сандотти и… и двадцать пять хаси, пожалуйста. Деревянных, - попросил он у изумленной официантки.
Что толкнуло его на это почти каноничное гадание (руками, а не на компьютере!), он сам не знал, но решил, что чем традиционнее будет действовать, тем вернее будет полученный ответ. Перекусив и захватив с собой упакованные хаси – японские палочки для еды – Оониси уединился в светлой и пустой приемной Ватанабэ и, кидая тревожные взгляды на дверь кабинета начальника, принялся за дело. Для начала он вскрыл упаковки, вытащил оттуда палочки и бережно расщепил каждую пару на две отдельные штуки. Таким образом, у него получилось пятьдесят деревянных палочек – дорогое удовольствие, между прочим, но кто посмел бы спорить с заместителем самого администратора? Захотел деревянные палочки – получил, причем, совершенно бесплатно. Вот еще одна прелесть высокой должности…
Вообще-то его японские предки обычно гадали на стеблях тысячелистника, но Оониси решил, что сойдут и палочки для еды. Тем более, где он достанет тысячелистник в метановой атмосфере? А в качестве «Книги Перемен» сойдет и карманный компьютер со значением всех гексаграмм онлайн. В конце концов, на «дворе» двадцать третий век. Оониси разложил перед собой на стеклянном столике пучок палочек, сосредоточился, закрыл глаза и мысленно спросил:
«Что ждет Ханикомбу в ближайшем будущем?»
Не совсем конкретный вопрос, и ответы на него могли получиться такие же абстрактные, но ничего лучше Оониси не придумал. Книга не терпит банальных мелочных вопросов вроде «Убью ли я Кольта?» или «Повысят ли меня в должности». Оониси специально для Книги решил сделать вид, что озабочен в первую очередь судьбой всей базы.
Он отложил одну палочку в сторону – она пока в гадании не понадобится. Оставшиеся сорок девять палочек он условно разделил на два пучка и, зажав один в левой руке,  вытащил из правого пучка одну палочку и отложил в сторону. Затем он правой рукой стал откладывать из левого пучка по четыре палочки, пока из общей массы не остался всего один (нужно было, чтобы осталось число палочек меньше четырех).  Его он тоже отложил в сторону и проделал то же самое с правым пучком – отделял из него по четыре хаси, пока не осталось три. Их-то он в правильной последовательности (1+1+3) отложил в сторонку. Вообще-то их нужно было зажимать между пальцами, но Оониси решил этого не делать, учитывая, что палочки-хаси вовсе не спички и составляют в общей массе весьма объемный пучок.
И попытался вспомнить, что делать дальше. Так и не вспомнив, полез за подсказками в «Книгу Перемен онлайн», почитал, подумал… Ну и понапишут же эти современные «знатоки традиций»! Что, например, означает «Д алее отложить их и провести точно такое же третье «изменение», в результате которого между пальцами левой руки образуются такие же комбинации стеблей, что и во втором изменении»? Оониси пришлось изрядно поломать голову над этим хитрым алгоритмом, прежде чем он смог определить, что же в итоге нужно делать.
Оставшиеся «стебли»-хаси он вновь соединил в один пучок и повторил все то же самое, что ранее, получив комбинацию  1+3+4. Эти операции назывались «изменением». Он собрал изрядно уменьшившийся пучок палочек и повторил операцию – получилось 1+2+1. У него остался пучок из тридцати двух хаси, и он, следуя инструкциям, отсчитал от него по четыре палочки, таким образом разделив пучок на восемь маленьких пучков. Восемь… Ага! Оониси глянул на картинки в «Книге» - цифре 8 соответствовала «Молодая Инь» - разорванная посередине горизонтальная черта. Это была нижняя черта гексаграммы. О, еще только первая, самая нижняя черта!...
Оониси вздохнул, собрал все хаси снова в один пучок и… принялся за дело заново. Чтобы построить гексаграмму, требовалось произвести аж восемнадцать «изменений» - снова разделять хаси на пучки, откладывать из каждого по четыре, составлять комбинации цифр… Но, когда Оониси понял принцип, дело пошло куда быстрее и веселее. В итоге он получил гексаграмму и тут же полез смотреть ее значение.

Гексаграмма 23. Бо. Разрушение.

Неблагоприятно иметь, куда выступить.

1. У ложа разрушены ножки. — Пренебрежение. Стойкость — к несчастью.
2. У ложа разрушены перекладины. — Пренебрежение. Стойкость — к несчастью.
3. Разрушат его. — Хулы не будет.
4. У ложа разрушена обивка. — Несчастье.
5. Рыбная ловля. Через придворных женщин — милость. — Ничего неблагоприятного.
6. Огромный плод не съеден. — Благородный человек получит воз; у ничтожного человека разрушится жилье.


Ну и ну! Оониси, хоть и считал себя культурно продвинутым человеком, окончательно запутался. Хотя, конечно, название гексаграммы ему не понравилось. Очень не понравилось.  Оониси был человек деловой и в старокитайских туманных намеках разбирался примерно так же, как О’Нилл – в искусстве Древнего Рима. И все же он внимательно перечитал все четыре наставления и задумался.
«У ложа разрушены ножки». У кого такого ложа? Ну да, на базе не все гладко, но что бы это значило? Здесь определенно какой-то глубинный смысл, это может означать нестабильность власти Ватанабэ. Например, то, что в рядах верных подданных завелась «крыса». Или мало ли что еще это может означать… «У ложа разрушены перекладины» - ну а это как понять? Не за что будет зацепиться, пытаясь «подняться», то есть, исправить ситуацию?
«Разрушат его». Оониси внутренне похолодел. Ему вовсе не хотелось, чтобы на Ханикомбе случились массовые разрушения. Бежать-то было некуда. И что это за бред про обивку и «придворных женщин»? Оониси невольно покосился на пустеющее рабочее место Сумико.
«Благородный человек получит воз; у ничтожного человека разрушится жилье»… Отчаявшись додуматься своим умом, Оониси полез читать толкования на более понятном языке.

«… В данной гексаграмме «наступает» триграмма «исполнение», состоящая только из черт тьмы … контекст всей гексаграммы отходит в прошлое, а надвигается только тьма. И надвигается она изнутри, из самой сущности… Так и в практической деятельности она обозначает то положение, когда существенное повергается во мрак и упадок… И в познании дело обстоит так же … ошибочно думать, что невозможность действовать в такой ситуации должна приводить к полной пассивности … это, как все остальные этапы, — лишь временный этап. Только об этом говорит текст: ”Разрушение. Неблагоприятно иметь куда выступить”.


Оониси подумал, что если это не совпадение, то Книга совершенно точно предсказала то, что можешь свершиться на Ханикомбе – разрушение. Возможно, даже в прямом смысле. Он поежился, представив ядовитые метановые пустоши где-то на поверхности, и принялся читать дальше.

«Перед лицом надвигающегося разрушения особенно надо иметь в виду то, что, хотя оно и готово вырвать всякую почву из-под ног, лишить человека его спокойного «ложа», однако это процесс, развивающийся во времени последовательно.... Поэтому, пока данный процесс еще не получил достаточного укрепления, ему еще возможно противостоять со всей стойкостью. Ею на данной ступени отнюдь не следует пренебрегать, даже если разрушение и не сильно, если оно лишь начинается … Но и это уже начало процесса разрушения, от которого пока еще не может сохранить стойкость. Поэтому и текст предостерегает: “В начале слабая черта. У ложа разрушены ножки. Если пренебречь стойкостью, будет несчастье.”»


Это было похоже на первый побег Кольта, когда стабильность базы оказалась под угрозой. Впрочем, Оониси (как он сам думал) проявил эту самую стойкость, и Кольта в итоге поймали. Правда, далее следовала вторая угроза безопасности – гайвер. И Серафим Эстель.

«Процесс движется в том же направлении дальше…Это последняя ступень, на которой такая стойкость может помочь. Дальше наступает уже момент кризиса. Поэтому, пока не поздно, текст предупреждает: “Слабая черта на втором месте. У ложа разрушены перекладины. Если (пренебречь) стойкостью, будет несчастье.”»


Атаку гайвера вроде отразили, хоть и не без бессмысленных потерь (таких, как смерть самого гайвера). Далее оставалась еще проблема Серафима Эстеля. И Соммерса.

«В момент кризиса тщетно стремится своей стойкостью удержать процесс разрушения… на данной позиции … остановить его невозможно. Чтобы не вступить в конфликт с такой ситуацией в мире, необходимо найти в себе достаточную решимость для того, чтобы ринуться в разрушительный ход событий и пройти через него. Следует помнить, что в такой период ломки прежних достижений нельзя оставаться стойко-неизменным, а надо через саморазрушение пробиться к возможности нового созидания. Поэтому и текст говорит только: «Слабая черта на третьем месте. Разрушай это. Хулы не будет.»


Кажется, вот здесь Оониси промахнулся. Следовало убить Эстеля и не давать ему шанс проявить себя, ибо это в итоге закончилось «слабой чертой на четвертом месте» - его побегом с Соммерсом:

«Действуя внутри процесса разрушения, он способствует тому, чтобы развить этот процесс до возможной высоты, но это может оказаться влияние и на самого разрушающего… или полагают, что «кожа» — это кожа человека, лежащего на ложе, т.е. самого разрушающего... видят в тексте образ обратного действия на самого разрушителя. «Слабая черта на четвертом месте. Ложе разрушено до кожи. Несчастье.»


Вот здесь-то и началось это самое «несчастье»: повторный побег Кольта, неожиданный союз Соммерса и Серафима, вечно сующие нос не в свое дело ЗВшники, еще этот странный тип Иида как некстати приехал. Оониси вздохнул и дочитал последнюю часть гексаграммы:

«… Наконец, две верхние черты характеризуют ослабление данного процесса, его отлив и выход из данной ситуации. Но серьезное и активное вмешательства со стороны самого человека здесь еще невозможно. Он … данной ситуации может выйти лишь благодаря протекции. Однако здесь все будет благоприятствовать ему, как это выражено в тексте: «Слабая черта на пятом месте. Рыбная ловля. Милость благодаря придворной женщине. Ничего неблагоприятного.»
Разрушение — плод воздействия проступков, совершенных в прошлом… для того, чтобы преодолеть разрушение, необходимы активные, созидающие моральные силы человека. При их наличии благородный человек извлечет из пережитого опыта весьма значительный урок. Ничтожный же человек… не сможет сам противостоять ей и будет вынужден пережить всю полноту разрушения. «Наверху сильная черта. Огромный плод не съеден. Благородный человек обретет воз. У ничтожного человека будет разрушено жилье.»


Кажется, гексаграмма предсказывает счастливое решение проблемы благодаря некой «придворной женщине». Однако на базе работало много женщин, и понять, кто же эта «спасительница», было невозможно. Извлечение каких-то уроков и повышение морали Оониси интересовало в последнюю очередь, поэтому последний абзац остался без должного внимания.
Оониси прочел также, что если в полученной гексаграмме будут присутствовать «старые» черты – старые Инь и Ян, - то рассматривать следует две гексаграммы, заменяя «старые» черты на «молодые». «Смешанная» гексаграмма показывает текущее состояние событий и является основной. Вторая же гексаграмма, «молодая», показывает предполагаемое развитие текущей ситуации. Поэтому Оониси глянул еще и второе значение своей «помолодевшей» гексаграммы.

Гексаграмма 59. Хуань. Раздробление.

Свершение. Царь приближается к обладателям храма. Благоприятен брод через великую реку. Благоприятна стойкость.

1. Необходимо спасение. Лошадь сильна. — Счастье.
2. При раздроблении беги к своей опоре. — Раскаяние исчезнет.
3. Раздробишь свое тело. — Раскаяния не будет.
4. Раздробишь свое стадо. — Изначальное счастье. Раздробишь свой холм. (Это) не то, о чем думают варвары.
5. При раздроблении выступит пот (от) своих громких воплей. При раздроблении, (как) царь, живи. — Хулы не будет.
6. При раздроблении твоя кровь уйдет. Удались, выйди — и хулы не будет.


А вот это уже звучало конкретной угрозой. Нельзя сказать, что Оониси всей душой верил в значение этого замысловатого гадания, но к традициям предков относился трепетно и уважительно. И то, что сказала ему Книга, вовсе не было обнадеживающе. А вот и сами толкования, которые предоставили разработчики программы «И-Цзин Онлайн»:

«… Верхняя триграмма здесь — ветер, нижняя — вода».


Отличное начало, подумал Оониси.

«Образ этот указывает на то, что если водная гладь, пока ветер не действует, представляется нам некоторым единством, то при первом же ударе ветра на ней появляется множество отдельных раздробленных блесток. И каждый человек, каждая личность воспринимается здесь как нечто самостоятельное. Во время этого процесса само собою должно происходить развитие и свершение этого развития… Процесс индивидуализации… является процессом важным и серьезным… необходимо предпринимать большие и ответственные действия, в которых … сохранять полную стойкость… В этом смысле следует понимать текст: «Раздробление. Свершение. Царь приближается к обладателям храма (к духам предков). Благоприятен брод через великую реку. Благоприятна стойкость.»


Опять стойкость, опять не падать духом. Что ж, пока все более –менее понятно.

«Первая позиция характеризует пребывание в самом себе …Здесь нужна помощь, идущая извне. Помощь эта должна быть сильна. … «В начале слабая черта. Необходима помощь. Лошадь сильна. Счастье.»
Во время процесса … самое важное — найти свое собственное место. Оно должно быть именно собственным и прочным, тем, чем … представлялся престол. … каждый человек должен стремиться к своему престолу… каждый должен занять подобающее ему место. Если это выполнено, то сглаживаются ошибки, совершенные в прошлом, и раскаяние исчезнет. Таким образом, текст говорит здесь так: «Сильная черта на втором месте. При раздроблении беги к своему престолу. Раскаяние исчезнет.»


А что, разве Оониси не на своем месте? Вроде бы на своем, и все его здесь устраивает, да и Ватанабэ относится к нему с большим уважением и вниманием. Впрочем, Оониси понимал, что читает предсказание вероятного будущего, поэтому отметил для себя в уме, что не стоит лишний раз брать на себя чужую ответственность, лучше остаться при своих обязанностях.

«В процессе раздробления и индивидуализации наибольшую опасность представляет безостановочность ... Когда … ему подвергается даже сама индивидуальность - нечто неделимое, то благоприятный исход наступить не может. Человек будет вынужден горько раскаиваться в том, что он вовремя не остановил процесса раздробления. … «Слабая черта на третьем месте. Раздробишь свое тело. Раскаяния не будет.»


Раздробление? Разрушение? Оониси не знал, что подразумевается под этими словами, но все же решил, что во избежание чего-то непоправимого нужно будет убить на месте и Кольта, и Серафима, и Соммерса.  Он уже горько сожалел о том, что не сделал этого раньше.

«Если это — раздробление некоего целого и … уничтожение его как целого, то… здесь вместо многого возникают многие. Их множество … представляет … единство, в котором они представляются целым холмом…  коллектив … представляет собою большой холм. … такая мысль, по существу диалектичная, трудна для восприятия… Сознавая трудность данной мысли, текст гласит: «Слабая черта на четвертом месте. Раздробишь свое стадо. Изначальное счастье. В раздроблении будет холм. Это не то, о чем думают варвары.»


А о чем думают варвары? Этого Оониси не знал. Хотя подозревал, что речь может идти о бунте в коллективе Ханикомбы. Чертов Соммерс! Чем скорее его схватят там, в подземельях, и убьют, тем лучше. Оониси даже пришлось внутренне отказаться от прежде привлекательной затеи продать Соммерса БиоНату.

«Процесс раздробления исходит из некоего центра и устремляется к периферии, и на периферии возникают отдельные ... Этот процесс должен разноситься повсюду как громкий голос … необходимо поставить себя в центре, что выражается … в образе царя, живущего в центре. Это необходимо потому, чтобы внутренне противостоять процессу раздробления и удержаться в нем,  не раздробляясь. Только тогда исход может быть благоприятным… «Сильная черта на пятом месте. При раздроблении выступает пот от громких воплей. При раздроблении, как царь, живи. Хулы не будет.»


Это было просто – собрать вокруг себя как можно больше верных людей и не дать Соммерсу начать восстание. Это было бы проще простого – по громкой связи объявить об опасном шпионе Гипердайна, например, - если бы не Иида, пришедший на базу фактически с проверкой. И если до него донесут, что на Ханикомбе столько проблем, об этом может узнать сам Вейланд. А именно это и стремились предотвратить Оониси и Ватанабэ, поспешно затыкая просачивающуюся через все дыры информацию.

«Чрезмерное развитие раздробления, когда личность отдает себя ради того, чтобы возникли в окружении самостоятельные индивидуумы, приводит к полной отдаче своих сил окружению. Но это так и должно быть. Тут необходим выход за пределы самого себя. В этой жертвенной самоотдаче, возможно, выправить неудачность шестой позиции, по поводу которой в тексте сказано: «Наверху сильная черта. При раздроблении твоя кровь уйдет. Удались. Выйди. И хулы не будет.»


Что? Жертвенная самоотдача? Ну нет, Оониси был слишком самолюбив и имел высокое мнение о ценности своей персоны, чтобы лично пуститься в погоню за Соммерсом, Серафимом и Энтони Кольтом. Как бы там ни было на самом деле, Книга четко предупреждала через все свои туманные намеки: действуй – или наступит разрушение. Проявляй стойкость, собирай вокруг себя людей, не дай противнику разрушить «ложе» стабильности Ханикомбы. Эти гексаграммы  - Бо и Хуань (Хаку и Кан по-японски) - не были истиной в последней инстанции, но Оониси отнесся к ним на редкость серьезно и был погружен в глубокие думы, когда внезапно со свистом открылась дверь кабинета Ватанабэ.
- О, Ватанабэ-сама! – воскликнул Оониси, поспешно вставая и кланяясь.
Ватанабэ окинул скептическим взглядом разбросанные по стеклянному столику разломанные хаси и поинтересовался:
- Обед не задался?
Оониси замялся, не зная, что ответить – правду или как-то хитро уйти от ответа. В конце концов, Ватанабэ не был чистокровным японцем и, вполне возможно, относился к гаданиям как к какой-нибудь ереси.
- Да так, Ватанабэ-сама… развлекаюсь, - уклончиво ответил Оониси.
- Развлекаетесь, Оониси-сан? – строго переспросил Ватанабэ. За пределами своего кабинета Ватанабэ держал себя с Оониси официально и сухо, не называя его, как прежде, Рокуро-кун. Таковы были правила.
- Так и есть, Ватанабэ-сама, - слегка смутившись, ответил Оониси. – Но я сделал все, о чем вы меня просили.
Ватанабэ смягчился.
- Хорошо, - сказал он. – Оставайтесь здесь, Оониси-сан. Мне необходимо лично побеседовать с доктором Беккером. Я буду в медотсеке.
- О… как скажете, Ватанабэ-сама, - поспешно закивал Оониси, недоумевая, что это могло понадобиться Ватанабэ от Беккера. Скорее всего, хочет проследить за допросом Кольта или, что было более вероятным, отвлечь внимание Ииды от каких-нибудь неприятных моментов.
Ватанабэ еще раз окинул его строгим взглядом и вышел. А Оониси принялся торопливо собирать поломанные палочки для еды, чтобы выкинуть их в ближайшую мусоросжигательную корзину. Параллельно он размышлял о том, как же хорошо, что Ватанабэ не стал допытываться, зачем он сломал столько хаси.

0

23

- Вот что, - решил Соммерс. – Убегать мы сразу не будем. Сперва надо собрать улики и уничтожить эту шарашкину контору. В смысле – надо каким-то образом доложить в Вейланд-Ютани о том, что здесь происходит. Для этого мы проберемся в центральное хранилище и посмотрим, из-за чего весь этот сыр-бор. А ты мне пока расскажи, что ты знаешь о том существе в броне, которое заказал Оониси вместе с тобой.
- Если честно, я сам без понятия, что это за существо было, – сказал запыхавшийся парень.
Недавно высвобожденный поток адреналина помогал игнорировать боль в плече и даже забыть про эту рану.
- Хотя я не уверен, стоит ли его называть существом. Его внешний вид меня наводил на мысли, что это был человек в биологическом экзоскелете. Что-то вроде скафандра, увеличивающего силы и возможности носителя.
- Ты его лично знаешь? Разговаривал с ним? – спросил Соммерс.
- Нет. - Серафим виновато пожал плечами. - Я сам чуть не обделался, когда его увидел в первый раз. С другой стороны, он, кажется, меня с кем-то спутал.
- И ты, конечно, не знаешь, зачем он понадобился Оониси, - заключил Соммерс. – Так?
- Конечно, нет, - с улыбкой подтвердил парень, но через секунду его лицо стало серьезным. - Догадки есть, но я в них не уверен.
Самое первое, что приходило на ум Серафиму, это попытка скопировать биоэкзоскелет, если это, конечно, был именно экзоскелет, а не какой-нибудь паразит. В любом случае, Оониси они были нужны явно не для мира во всем мире.
- Ладно, неважно, - буркнул Соммерс, решив не уточнять по поводу догадок. – Сейчас мы сделаем следующее…
Договорить он не успел, ибо где-то в отдалении эхо донесло до них чьи-то торопливые гулкие шаги. Кажется, бежал один человек, да не особо скрываясь.
- Опять гости, – Эстель скорчил недовольную мину. – С другой стороны, нам все равно надо спросить дорогу.
Рука парня ярко засветилась, но сфера сформирована так и не была. Он решил не торопиться.
- Какую дорогу, что ты несешь?! – свистящим шепотом «наехал» на него Соммерс и оттащил в тень какой-то ниши. – Тихо. Может быть, он мимо проскочит.
Шаги торопливо приближались. Теперь уже у Соммерса не осталось сомнений, что этот некто один (если, конечно, за ним по пятам не крались охранники), да и шаги то затихали, то вновь разлетались по коридорам гулким эхом. Этот кто-то вел себя крайне неуверенно. Соммерс подумал, что это наверняка какой-то заплутавший техник, которого можно не опасаться, и рассчитывал, что им не придется с ним встречаться. Но неизвестный, порыскав в отдалении еще несколько минут, уверенно направился к тому месту, где засели Соммерс и Серафим.
- Он приближается, - прошипел Соммерс. – Сможешь вырубить его? Не убивать, а только вырубить?
- Эмм... – неуверенно протянул парень, стараясь быть тише воды, хотя и не довольный тем, что Соммерс отверг его попытку «открытого» захвата языка. – Могу попробовать использовать слабый однопроцентный заряд.
Парень вытянул руку в сторону идущего к ним незнакомца, и когда тот оказался в зоне поражения, быстро сформировал маленькую сферу и запустил в его сторону.
Послышался слабый вскрик, и что-то грузно упало на пол. Соммерс тут же выскочил и направился к месту поражения потенциального противника. Этот некто пострадал несильно и уже приподнимался с пола. Соммерс наставил на него пистолет и фонарик. Незнакомец закрылся рукой от яркого света и, сидя на полу, печально вздохнул.
- Ну ладно, ладно, - сказал он. – Ваша взяла. Так уж и быть, сдаюсь.
Соммерс слегка оторопел и отвел фонарик вниз. Пойманным оказался молодой человек лет двадцати пяти, симпатичный, с неряшливым ежиком светло-русых волос. Соммерс не вспомнил его лицо, но зато вспомнил форму – этот парень был в составе делегации с Земли. Интересно, что он тут делает?
- В смысле – наша взяла? – уточнил Соммерс.
Человек перестал закрываться от яркого света и, казалось, с удивлением глянул на Соммерса. Он-то сразу узнал главу службы безопасности – следил за ним во время битвы с гайвером. А вот кто был рядом с ним – этого парня он видел впервые.
- Ну… в смысле – вы меня искали, и вот он я, - нескладно пояснил Джонас Куинн, а это был именно он. – Могу я встать?
- Ну вставай, - разрешил Соммерс, опуская пистолет. Что-то здесь было не так. – С чего ты взял, что мы тебя ищем?
- А вы меня не ищите? – удивился Джонас, вставая и отряхивая штаны. – Хорошо. Тогда я пошел?
- Куда? – строго спросил Соммерс.
- Ну… по своим делам.
- Ты кто такой? – продолжил Соммерс допрос этого странного человека.
- Ну как кто… тот, кого вам велено было поймать, - сообщил очевидное Джонас, который тоже начал подозревать, что что-то тут не складывается. – А вы – полковник Соммерс.
- Генерал-майор, - механически поправил Соммерс. – Кто тебя ищет и зачем?
- Ну… э-э… - растерялся Джонас. – Вы… ваши люди. По приказу Оониси. Нет?
Соммерс тоже, казалось, растерялся. Он глянул на Серафима – может, тот знает, что это за человек и что он несет?
Эстель тем временем уже подошел к ним с непонимающим видом, однако это было от неожиданности. Вскоре шестеренки в голове заработали слегка побыстрее, и он таки догадался, в чем дело.
- Думаю, он, как и мы, в бегах, - объяснил парень своему вооруженному брату по несчастью. – Наверное, его тоже хотят убить за что-то. Впрочем, я бы не стал утверждать однозначно. Он вполне может быть и засланцем Оониси.
- Да неправда! – возмутился Джонас с видом оскорбленного человека. – Оониси приказал арестовать меня и всех моих товарищей! Соммерс, вы разве не исполняете его приказ?! – Джонас от возмущения даже пропустил обязательное обращение «генерал-майор» или «сэр».
Соммерс и сам этого не заметил, только покачал головой.
- Как тебя зовут? – спросил он.
- Джонас Куинн.
- Ты с Земли? Из Неонополиса?
- Да. Прибыл с группой, сопровождающей груз.
- О’Нилл твоим командиром будет?...
- Да, он мой командир.
- Ты военный?
- Гражданский. Специалист по… э-э… инопланетным техническим устройствам и взрывчатым материалам, - сказал Джонас полуправду. На самом деле он сам толком не знал, как в новом мире звучит его должность. – То есть, вы не собираетесь меня арестовывать? – на всякий случай уточнил он, все еще не смея поверить в свою удачу.
- Нет, - ответил Соммерс, внимательно глядя на него. – Этого парня зовут Серафим Эстель. Он скрывается от Оониси.
- Ага, приятно познакомиться, - автоматически сказал Джонас, однако протягивать Симу руку не стал – не та была обстановка для задушевного знакомства. – Так вы здесь… что делаете?
Соммерс невесело усмехнулся.
- Нас, как и тебя, преследуют мои бывшие подчиненные, - ответил он с легкой иронией.
- За что?! – удивился Джонас.
- А тебя за что преследуют?
- Понятия не имею. Видимо, чем-то я не понравился Оониси или Ватанабэ. Или им обоим.
- Вот именно, - сказал Соммерс. – И я тоже не знаю, чем провинился. Оониси послал этого мальчика убить меня, но Серафим почему-то передумал.
Джонас глянул на Серафима с подозрением. Все они, трое, во тьме технического этажа скрываются от Оониси, и с ними бывший его агент. А бывший ли?...
- А вы уверены, Соммерс. что этот Серафим – не засланец Оониси? – вызывающе спросил он, следя за реакцией обоих.
Соммерс только буркнул что-то и пожал плечами. Он и сам не был в этом до конца уверен.
В отличие от их нового знакомого Эстель не стал остро реагировать на подобные слова, он понимал причины и поэтому парень просто глубоко вздохнул.
- Этот японец сделал мне предложение, от которого, как он думал, я не смогу отказаться, – начал свое оправдание парень, хотя и с неохотой. Он вообще не понимал, нафига он это начал делать. – В общем, я должен был убить Соммерса в обмен на свободу и работу. Вот только свобода наверняка будет ограничиваться территорией этой базы, если не меньше. Я обычный утилизатор, а не убийца, поэтому предпочел уговорить мистера «стреляю, потом спрашиваю» работать вместе над сваливанием отсюда.
Джонас только сейчас заметил, что левое плечо Серафима наспех перемотано какой-то тряпкой, на которой проступали пятна крови. Интересно, это Соммерс его так?... Однако спрашивать не стал, его заинтересовало другое.
- Какая свобода? А просто уволиться с работы нельзя было? – Джонас посмотрел на Серафима, как на… словом, удивленно посмотрел. Он думал, что Серафим – просто еще один работник Ханикомбы. Соммерс только усмехнулся.
Одновременно с Соммерсом усмехнулся и Серафим. Покачав головой, он протянул вперед руку, которая почти сразу засветилась красно-фиолетовым сиянием. Через секунду в ней появился светящийся шар размером с бейсбольный мяч.
- Надеюсь, теперь объяснять не надо, почему я не могу «уволиться» и почему я не хочу тут оставаться? – Полюбопытствовал Эстель у нового знакомого, убирая свою сферу в небытие.
Джонас даже отпрянул от неожиданности, но быстро взял себя в руки.
- Вааау! – восхищенно воскликнул он. – Круто! А что это такое было?
- Фокус, – с каменным лицом произнес парень. – Взрывоопасный, правда, Соммерс знает. Ты лучше скажи, за тобой кто-нибудь бежал?
- Бежали, но… кажется, я их обхитрил, - припомнил Джонас, как он несколько минут назад скрывался от преследователей. – Я все равно нифига не понимаю… Если ты такой крутой фокусник, почему вообще работаешь на Оониси? – у него в голове не укладывалось, кто этот парень и почему Оониси послал за Соммерсом именно его.
- Он не работал на Оониси, - резковато ответил за Сима Соммерс. – Он был подопытным кроликом, хранящимся в биобаке вместе с гайвером, которого я убил на третьем этаже. Кто-то освободил их обоих, и Серафиму Оониси предложил убить меня и после этого остаться работать на корпорацию. Все ясно?
- Э… да, - неуверенно ответил Джонас, нахмурившись. – Окей, вопросов больше не имею.
На самом деле у него осталась еще куча вопросов, но он предпочел держать их при себе до поры до времени.
- Хорошо, - смилостивился Соммерс, которому надоела вся эта пустопорожняя болтовня. – Ты, значит, сопровождал специальный груз. Расскажи-ка мне о нем.
Такого прямого выпада Джонас не ожидал.
- А где деньги лежат, вам не сказать? - использовал он оборот из своего старого мира. Соммерс непонимающе посмотрел на него, и Джонас запоздало сообразил, что наличной валюты уже давно не осталось, а вместе с ней исчезло и расхожее выражение. – Это секретная информация, - поправился он. – Я не могу рассказывать об этом каждому встречному и поперечному.
- Слушай-ка, - угрожающе начал Соммерс. медленно надвигаясь на него. – От того, что ты сейчас скажешь, зависит жизнь многих людей на этой базе. В том числе и твоя. Что это за груз?
- Я ничего не скажу, - упрямо повторил Джонас. – Потому что уверен, что это никак не поможет. Однако если вы поможете мне защитить его от Кольта – предлагаю пойти всем вместе и поймать его.
- И попасться с лапы Оониси, - мрачно добавил Соммерс. – Нет. Сейчас ты проведешь нас в хранилище, и я своими глазами увижу, из-за чего сегодня умерло так много людей.
- Слушайте, Соммерс, если Вейланд не посчитал нужным поставить вас в известность о том, что мы перевозили, значит, не следует вам… - начал было Джонас.
- Вейланд по факту не имеет здесь никакой власти, - отрезал Соммерс. – И этот ваш бесценный груз сейчас охраняется теми, кто работает на Оониси. Как тебе такой вариант?
Джонас задумался.
- Ну они же не испортят его…
- Откуда ты знаешь, на что способен Оониси? – вопросил Соммерс, кивая на Серафима.
Джонас намек понял. Кажется, ради каких-то своих темных целей Оониси и Ватанабэ не остановятся ни перед чем, как это уже было в случае, когда Оониси приказал Серафиму убить главу службы безопасности. Подумать только, и это двадцать третий век, расцвет человеческой цивилизации!
Джонас принялся было снова спорить, но вдруг где-то совсем рядом, буквально за перегородкой, послышалось эхо торопливых шагов нескольких людей. И приглушенные голоса. Похоже, корпоративные охранники все-таки напали на след беглецов.
- Все, закончили! – рявкнул Соммерс, прерывая Джонаса. – Бежим отсюда! Серафим, сможешь их задержать?
- Ты мне плечо прострелил, если что, – Эстель взглянул в наглые глаза Соммерса, правда, не надеясь найти в них понимания, после чего вздохнул. – Пофиг, пляшем, но удачи не обещаю. Нулевой импульс 80%.
И парень пошел исполнять задуманное, создавая в руке здоровую светящуюся сферу и закидывая её как огромную гранату в сторону, откуда, судя по звуку, должны были появиться люди Оониси.
- А теперь рвем когти, а то и нас заденет, – предупредил Серафим, держась за больное плечо и первым начиная двигать ногами в ускоренном темпе.

0

24

Что случилось за его спиной, Джонас не увидел (за исключением отмеченной боковым зрением яркой вспышки), но то, что вслед им понеслись ругательства, говорило о том, что Серафима ждал успех. После этого все трое стремительно улепетывали куда глаза глядят. Погоня поначалу не отставала, но потом Соммерс развернулся, выстрелил через плечо два раза, и преследовали постепенно начали отставать. Так продолжалось, казалось, целую вечность. Их то настигали, то вновь давали уйти, пару раз они столкнулись с новыми противниками, Серафим отстреливался своими энергетическими шарами (что это такое. Джонас так и не понял, а спросить как-то не было возможности), Соммерс истратил всю обойму в пистолете и торопливо достал вторую, последнюю.
- Значит, Кольт сбежал? – спросил как-то на бегу Соммерс у Джонаса.
- Да, - выдохнул Джонас. – А что, вы тоже не знаете?...
- Не знал, пока ты не предложил пойти его ловить. Впрочем, неудивительно, - буркнул Соммерс.
- Вы думаете, за всем этим стоит Оониси?
-А черт его знает… Но я не удивлюсь, если они с Кольтом заодно.
- Но зачем Оониси подставлять собственную базу?
- А поди разбери этих япошек… - проворчал Соммерс, и Джонас его прекрасно понимал. Большинство современных европейцев живут по принципу «а хрен знает, что на уме у этих япошек», поэтому ожидают от них чего угодно, даже самых иррациональных поступков.
- Так, ребят... - дал о себе знать тяжело дышащий Серафим. Кажется, он еле держался на ногах и мог свалиться в любую минуту. - Нам... срочно нужно... ух… укрытие, перестрелка... меня сильно... истощает. Разбираться... с Япошкой... и остальными... будем потом.
- Ты знаешь, как попасть в хранилище? – крикнул на бегу Соммерс, игнорируя Серафима.
- Нет, - прокричал в ответ Джонас. – Я же здесь впервые. Мне нужно наверх. Найти моих друзей.
. Скорее всего, твои друзья уже мертвы.
- Этого не может быть, - уверенно заявил Джонас. – Абсолютно невозможно. Мы же отряд ЗВ-1!
Соммерс не стал уточнять, чем отряд ЗВ-1 заслужил бессмертие, поэтому просто заприметил какую-то подсобку и поманил туда Джонаса и Серафима. Забравшись в царство труб и насосов, все трое стали держать совет.
- Эй, парень, ты в порядке? – вдруг воскликнул Джонас, увидев, что Серафим тяжело дышит.
- Не очень. – Признался парень, медленно сползая на пол, свое плечо он так и не отпустил. – Нулевой импульс использует ресурсы моего организма, плюс потеря крови. Честно говоря, в жизни так не уставал.
Серафим подвигал раненой рукой, боль осталась, однако кровь, судя по всему, давно остановилась, перевязка вояки помогла. Честно говоря, он бы предпочел сначала пробраться в медпункт и разобраться с раной, но им просто не дадут. Если бы можно было подключиться к серверам охраны базы, можно было бы устроить небольшую диверсию и вырубить камеры наблюдения, но консолей рядом не было, да и не уверен был Эстель, что у него хватит умений взломать его.
- Отдельное сопровождение вместе с грузом будет идти только в случае, если в этом сопровождении есть какой-то необходимый специалист, это значит, что твоих людей могут оставить в живых для консультаций. – Вдруг решил утешить Джонаса парень, правда, в своих словах он был не уверен, слишком мало знал. –  И всё-таки что вы привезли с собой? Надеюсь не ещё один цирк уродов вроде меня и жукозавра?
- Нет, круче, - покачал головой Джонас, параллельно о чем-то напряженно думая. – Соммерс, его надо доставить в медпункт. Ты же видишь, ему нужна медицинская помощь.
- В медпункте его схватят и отдадут Оониси, - процедил сквозь зубы Соммерс, проверяя остаток патронов. – Тем более мы просто не сможем туда добежать.
- Отсиживаться здесь тоже нет смысла, - рассудительно заметил Джонас. – Нужно добраться наверх, в космопорт. В городе Серафиму окажут помощь, а вы сможете улететь куда угодно.
- А ты?
- Я должен найти своих друзей.
- Глупая затея. Их наверняка уже убили.
- Вы плохо знаете О’Нилла и его команду, - уверенно заявил Джонас, однако внутренне похолодел. Соммерс лучше знал местные порядки и был уверен в том, что его друзей уже нет в живых. А вдруг он прав?
- Пусть так, - не стал спорить Соммерс. – В любом случае, в космопорт нам не попасть.
- Мы можем попытаться прорваться.
- У меня всего двенадцать патронов. Серафим уже не может использовать свою… свои… колдунства. Все, что мы можем – это пробраться в хранилище и угрожать Оониси уничтожить все, что там есть. Тогда он, возможно, вступит в переговоры, - предложил Соммерс.
Джонасу эта идея казалась вовсе не блестящей.
- Снять охрану хранилища мы, скорее всего, сможем, - добавил Соммерс.
- А ты что думаешь по этому поводу? – спросил Джонас у Серафима.
- Я думаю, что в хранилище ловить нечего. – Сказал парень, серьезно глядя на Соммерса. – Когда я оттуда вылезал, там творился форменный пи***ец везде кровь, кишки, спасибо тому биокостюму.
Парень на какое-то время задумался и... как будто прозрел.
- Стоп! – Чуть не закричал он. – Вентиляция! Комната охрана соединена с хранилищем вентиляцией. Я именно через неё выбрался оттуда. Шантажировать Оониси уничтожением хранилища мы вряд ли сможем, но отдохнуть и найти что-нибудь полезное вполне.
- Вентиляция? – уныло переспросил Джонас. Воспоминания о последнем блуждании по вентиляции были для него не самыми приятными.
Однако Соммерс заинтересовался.
- Эй, а парень дело говорит, - обрадовался он. – Единственная проблема состоит в том, как нам найти путь наверх, где нас уже наверняка ждут.
- Ну… предлагаю идти вперед – куда-нибудь придем.
- Нет, - решительно отрезал Соммерс. – Есть идея получше. Нам нужен заложник, – и он выжидательно посмотрел на Джонаса.
- Чего? – спросил он, не понимая намека.
- Будем ловить на живца, - снисходительно пояснил Соммерс.
- На меня? – уточнил Джонас.
- Ну разумеется. Серафим пока не в состоянии нападать на кого-то, а ты выглядишь так, будто никогда в жизни не держал пистолет.
Джонас насупился. Он прослужил в ЗВ-1 более двух лет и умел держать не только пистолет. Однако спорить с Соммерсом было бесполезно =- он настаивал на своем. Джонас оптимистически прикинул, что не такой уж это плохой вариант.
В свою очередь Серафим кивнул, показывая свое согласие с Соммерсом относительно наживки, только по его мнению Джонас, даже если и не держал никогда пистолет, то, как минимум ,часто бывал под пулями. Слишком хорошо он держится в ихней ситуации.
- Ну, давайте рыбачьте, а я передохну. – Эстель благословил своих попутчиков на ратный подвиг крестным знамением, о котором прочитал в какой-то исторической книжке.
Джонас и Соммерс подозрительно посмотрели на него, но комментировать не стали. Джонас еще немного помялся, не зная, что ему делать, но Соммерс взял ситуацию в свои руки и решительно вытолкнул его за дверь. А затем вышел следом, предупредив Серафима на прощание:
- И не вздумай сбежать, устным выговором не отделаешься.
И тоже скрылся. Затем о том, что происходило вне подсобки, Серафим узнавал лишь по звукам.
- Ну и что мне делать? – прошипел Джонас. – Бить по трубам?
- Привлеки их чем-нибудь, - буркнул Соммерс, ища фонариком, где бы укрыться.  – Они шарят где-то рядом, я слышу.
Джонас тоже слышал – эхо коридоров доносило до сих отдаленные голоса и шаги. Наконец Соммерс спрятался в какой-то нише, а Джонас не придумал ничего лучше, чем начать стучать ботинками по трубам, создавая целую какофонию звона и скрежета.
- Ты что делаешь?! – зашипел было на него Соммерс, но Джонас, увлекшись, не услышал. – Они же поймут, что это ловушка!
И вот голоса в отдалении стихли, и Джонас понял, что их засекли. Наверняка крадутся на звук. Тогда Джонас перестал шарашить по трубам и прокричал куда-то вглубь коридоров:
- Соммерс, подождите меня! У меня нет фонарика, и я не вижу, когда идти! Здесь повсюду какие-то железяки, и я, кажется, сломал ногу! Не уходите, пожалуйста!
«Уже лучше», - подумал Соммерс.
В ответ Джонасу не было никаких голосов и шагов, все затихло, и он понял, что это хороший знак. Скорее всего, к нему уже крадутся. Тогда он присел на пол и обнял руками правое колено.
- Ой-ой-ой, - театрально воскликнул он. – Кажется, я не могу идти дальше. Неужели вы оставите меня здесь? А вдруг здесь водятся крысы?! Я боюсь крыс!
И он продолжал нести какую-то околесицу, пока где-то вдалеке не показались первые лучи фонариков. Сердце его екнуло – а вдруг не получится? По мере приближения лучей он определил, что к нему идут как минимум четверо. Плохо. Им нужен один заложник, а что делать с остальными? Не убивать же остальных троих… Однако, кажется, Соммерс думал иначе.
Джонас взмолился всем богам, кроме гоа’улдов, чтобы Оониси не отдал приказ стрелять в него сразу же. Может, они захотят взять его в плен, и тогда им придется подойти на близкое расстояние, чтобы Соммерс смог начать действовать.
- Соммерс, это вы? – спросил Джонас, когда луч фонарика ударил ему в лицо. – Не светите так, я не ничего не вижу! Мне срочно нужна медицинская помощь!
- А ну заткнись, - скомандовал чей-то грубый голос из темноты. Что-то щелкнуло в темноте, и Джонас, даже будучи ослепленным фонариками, догадался, что на него нацелили оружие. – Ты – Джонас Куинн?
- Да, я… - Джонас сделал вид, что растерялся. – Ребята, не стреляйте, я не могу бежать, я сдаюсь, короче, вот! – сбивчиво заявил он.
- Где Соммерс и еще один? – спросил его уже другой голос. Джонас так и не смог определить, сколько человек пришли за ним.
- Они бросили меня здесь! – пронзительно воскликнул он. – Я ударился обо что-то и не смог их догнать... Кажется, они убежали туда! – он мотнул головой в сторону, противоположной той. откуда пришли охранники.
Две пары сильных рук схватили его за предплечья и насильно подняли на ноги. Джонас активно делал вид, что не может опираться на правую ногу. Черт возьми, Соммерс там что, уснул?!
- Отведите его наверх, - скомандовал кто-то из темноты. – А мы проверим дальше.
Джонаса, несмотря на все его протесты, потащили куда-то подальше от ниши, в которой прятался Соммерс, а двое охранников двинулись дальше. Когда они почти поравнялись с нишей, внезапно оттуда, как черт из табакерки, выпрыгнул Соммерс и выстрелил. Одному он пробил пулей бедро, второго ударил локтем в лицо и, кажется, сломал ему нос. Второй охранник взвыл и схватился за нос, его оружие было легко отобрано Соммерсом. Параллельно он ударил коленом в живот того, в которого стрелял секунду назад, и когда тот согнулся пополам, вырвал и у него оружие. Обернувшись, двое конвоиров Джонаса прицелились во внезапно появившегося противника, но тут уже Джонас перестал прикидываться калекой и с размаху заехал одному из них кулаком в челюсть, параллельно отправляя второго на встречу с влажным бетонным полом. Драться с двумя противниками его научили в ЗВ-1, и пусть Джонас не был так крут, как О’Нилл или Митчелл, все же он кое-что умел. И сейчас эти навыки пригодились.
Серафим по звукам определил, чем всё закончилось, а потому вышел безбоязненно и даже немного показушно, представ перед захваченными врасплох преследователями с двумя сферами энергии в обеих руках, даже в раненой. При этом он изо всех сил делал вид, что рана в плече его не беспокоит, а бледноватое свечение сфер никак не связанно с тем, что он вымотан.
- Всё! Шабаш, ребята, вы в плену. – Как можно жестче сказал парень, начиная наглеть, дабы за счет неожиданности заставить противников выбрать плен. – Будете плохо себя вести, то один из вас закончит с пулей в голове, второй со сломанной шеей, а двоих разберет на атомы моими мячиками.

0

25

Словно по велению судьбы дверь лифта распахнулась перед бедовым разведчиком. Сегодня ему везло настолько сильно, что любой другой подумал бы, что судьба собирается сделать ему подлянку всей жизни. Кольт и до этого отличался виртуозным наведением хаоса в разных сверхсекретных учреждениях, но на этой базе он уже отличился и на этом останавливаться не собирался. В его мыслях уже закручивался план, в котором немаловажную роль сыграет та группа, на которую объявили охоту. Но сейчас это было неважным. Подбегая к лифту Кольт, привычно выпустил несколько пуль в панель над дверьми, на которой отображался этаж назначения.
«Им незачем знать», - прокомментировал он свои действия в голове.
И слегка оторопел, когда путь  в лифт ему преградил тонкий девичий силуэт. Можно было слегка сбавить скорость, но сзади послышались автоматные очереди. Преследователи, поняв, что их добыча ускользает, решили, что диверсант им подойдет и в мертвом виде.
Сделав еще пару шагов, Кольт оказался лицом к лицу с девушкой.  Белая сорочка, юбка-карандаш  четко говорили, что она не несет ему никакой угрозы. И он, долго не раздумывая, обнял ее, одновременно разворачиваясь вокруг оси так, что теперь девушка разграничивала его и преследователей. Он сделал это вовремя, девушка попробовала его оттолкнуть, но ее бросило в объятья разведчика неведомой силой. Кольт глянул в ее глаза, в их голубом омуте читалось непонимание. Она еще не знала, что случилось, в отличие от диверсанта. Который, нажав на необходимый этаж, огрызнулся парой пистолетных выстрелов в щель закрывающихся дверей. Услышав брань, он понял, что пули достигли цель. Вряд ли он смог причинить им вред, но вот вывести из себя преследователей он точно сумел.
И только когда дверь лифта закрылась полностью, Кольт выпустил свою заложницу из стальных объятий и сделал шаг назад, осматривая девушку. В ее глазах так и читалось непонимание, она стояла как вкопанная, не сводя глаз с Энтони, а белая сорочка окрашивалась кровью. С точки зрения человека воспитанного, она выполнила свою задачу, она закрыла Кольта от тяжелых пуль, которые могли пробить бронежилет.
Пока лифт поднимался на нужный этаж они, так и смотрели друг на друга. Разведчик с ледяным взглядом желтых глаз и девушка с небесною голубизной. Судьба свела их на миг, и для одного из них этот миг стал фатальным. И лишь тонкий сигнал «дзинь», которым лифт сообщил, что добрался до нудного этажа, заставил Энтони двигаться. Он снова подошел, обняв девушку крепкой рукой и поддерживая, чтобы она не упала, а вторую направил на двери, которые начали расползаться в стороны.
Пред Кольтом показался короткий коридор и дверь к Оониси. Как и ожидалось, дверь охраняли двое. В любых других обстоятельств они уже бы разряжали обоймы табельного оружия по разведчику, но первым они увидели окровавленную спину девушки, что заставило на мгновенье опустить оружие и даже начать движение навстречу лифту, чтобы ей помочь. И лишь затем они увидели звериный оскал Энтони, который прятался за живым щитом, еще живым. Но в отличие от охранников, он не медлил. Оружие в его руках огрызнулось, выпуская в сторону врагов весь запас смерти из обоймы.
Это было несколько неожиданно для обоих, и охранники повалились на пол. Их было всего двое, что указывало на то, что Ватанабэ или не знает о побеге Кольта, или не думает, что ему хватит наглости явиться прямо сюда. На самом деле все было куда проще: Оониси так и не решился сказать Ватанабэ о том, что Кольт сбежал, поэтому, даже если бы хотел, не мог выставить у дверей приемной усиленную охрану – пришлось бы объяснить начальнику, зачем он это сделал. Поэтому Оониси сейчас тревожно перебирал палочки-хаси, а за дверью Кольт уже приближался к своей очередной жертве.
Раскаленный ствол в руке пацана выронил пустую обойму на пол. И вместе с ней рухнуло тело девушки. Как бы она ни цеплялась за жизнь, силы быстро покидали тело и без экстренной помощи ей грозила смерть. Может, кто другой и отправил бы лифт на медицинский уровень, но Кольт просто перешагнул через нее. Тело, наполовину лежащее в коридоре, надежно   блокировало лифт, и разведчик не переживал о том, что этим путем придет подмога. Ствол в левой руке, чуть поднявшись, дважды огрызнулся по лежащим охранникам, превращая их головы в кровавое месиво. Сюрпризов Энтони не хотел. Осторожной походкой он подошел к лежащим телам и, быстро обшарив их, пополнил свой нехитрый боекомплект и разжился еще на два электронных ключа.
- Я возле главного, - отрапортовал Кольт Легиону, и, получив в ответ подтверждение, двинулся вперед.
Подойдя к двери, он не начал ничего придумывать, он просто открыл ее  с помощью карточки-пропуска одного из охранников. Как только дверь открылась, Кольт неспешно двинулся вперед, выставив два пистолета, готовых в любой момент огрызнуться огнем, вперед.
Тех, кто внутри, ждало чудовищное зрелище. Комбинезон работника, поверх него бронежилет, спрятанный под разгрузку. Карманы разгрузки, распертые заряженными обоймами, были замазаны кровью. Два пистолета в кобурах на поясе были заряжены и готовы в любой момент сменить пару, которая располагалась в руках парня. Распатланные волосы и грязное лицо только придавали ужаса виду молодого диверсанта.
Приемная господина Ватанабэ была пуста… ну почти пуста, если не считать Оониси, который, ничуть не изменившись в лице, невозмутимо сидел на белом диванчике из дорогой пеномассы и безмятежно взирал на появившегося гостя. На низеньком стеклянном столике перед Оониси были разбросаны сломанные палочки-хаси для еды, лежал электронный планшет… Сложив полненькие ручки на коленях, Оониси лишь чуть приподнял брови, когда Кольт вошел в полном боевом вооружении. Белая приемная разительно контрастировала с образом несущего смерть диверсанта, ворвавшегося внутрь в грязном оранжевом комбинезоне, да еще и обвешанный с головы до ног оружием. Однако этот грозный облик не произвел на Оониси никакого впечатления – а может, он просто не подал виду. Он вообще вел себя так, будто все это время ждал прихода Кольта. Внешне ничуть не удивившись, он лишь спокойно сказал:
- Раз уж ты пришел без предварительной записи… ладно, садись, потолкуем.
Оценив обстановку и не увидев ничего подозрительного Кольт направился вперед. Ему было все равно, в каком он виде и кто перед ним. Звание, должность, имена, фамилии для него были лишь строчками в досье, и большим чем параметры для определения личности для Кольта никогда не были. Оказавшись внутри помещения, Энтони сунул пистолет из правой руки в свободный карман разгрузки, так, чтобы его можно было оттуда быстро достать, и заблокировал двери через панель на стене, попутно активировав камеру наблюдения в коридоре. Сероватое изображение задребезжало на мониторчике, а Кольт спокойной походкой подошел к начальнику и сел напротив:
- Я думаю, вы догадываетесь, почему я здесь, - подхватил разговор разведчик, подтягивая к себе планшет.
На экране планшета не было ничего интересного. Ну для Кольта уж точно – там осталась расшифровка гексаграммы для гадания по Книге Перемен, чем занимался Оониси до прихода Энтони:
«Гексаграмма 59. Хуань. Раздробление.
Свершение. Царь приближается к обладателям храма. Благоприятен брод через великую реку. Благоприятна стойкость.
1. Необходимо спасение. Лошадь сильна. — Счастье.
2. При раздроблении беги к своей опоре. — Раскаяние исчезнет.
3. Раздробишь свое тело. — Раскаяния не будет.
4. Раздробишь свое стадо. — Изначальное счастье. Раздробишь свой холм. (Это) не то, о чем думают варвары.
5. При раздроблении выступит пот (от) своих громких воплей. При раздроблении, (как) царь, живи. — Хулы не будет.
6. При раздроблении твоя кровь уйдет. Удались, выйди — и хулы не будет».
- Не думаю, что ты способен оценить всю глубину мысли древних китайских мудрецов, - спокойно прокомментировал действия Кольта Оониси. – Поэтому давай поговорим о цели твоего визита. К сожалению, господин Ватанабэ сейчас занят, но ты можешь поговорить со мной как с его представителем, - наигранно любезным тоном предложил он. – Нужно ли мне представиться, или слава обо мне идет впереди меня?
На слова Оониси Кольт попробовал улыбнулся, но получилось что-то похожее не звериный оскал. Легион когда-то пробовал научить парня человеческим премудростям, но то ли из Легиона был плохой учитель, то ли парень был не готов к этому. Кольт так и не принял людской философии, но вот мышление машин в нем отразилось значительно сильнее. Парень не стал останавливаться на гаданиях, для него гадания вообще относились к разделу теории вероятностей и никак не стыковались с реалиями, поскольку в жизни ему приходилось учитывать намного больше различных факторов, чем использовалось в гаданиях. Поэтому, закрыв файл, он двинулся дальше обшаривая планшетку, легко двигая рукой по сенсорному экрану.
- Тебе не нужно представляться. Эта информация мне не важна, меня больше интересует, что ты сможешь мне рассказать в обмен на свою жизнь.
Оониси позволил себе слабую снисходительную улыбку.
- Ты совершенно не умеешь вести деловые разговоры, - сказал он. – Ну что ж… неважно. Поздно учить тебя хорошим манерам. Что же ты надеешься найти на моей базе, Энтони Кольт?
- Билет отсюда, - ответил парень. Не то чтоб подобные словесные дуэли нравились ему, но Легион требовал, чтобы Энтони учился, и нехотя он начал свою игру на грани бреда и легенды.
Оониси только развел руками.
- Пожалуйста, - спокойно ответил он. – Из дверей налево, к лифту, самый последний этаж. За чем дело стало?
- За тем, что в голове у меня интересные импланты. И уже пару раз на меня начиналась охота, я не хочу повторения. Поэтому уже есть уговор, заключенный, как только я попал в ваши руки. Я достаю информацию, некто гарантирует мне ковровую дорожку отсюда на любую другую планету.
Кольт хитрил. Если он скажет, что здесь есть еще одна сторона - ее начнут искать и обязательно найдут, или назначат.
- Поэтому я повторяю вопрос - что вы можете предложить в обмен на свою жизнь?
Оониси не совсем понял, что имел в виду Кольт, говоря о «ковровой дорожке на другую планету», но общий смысл до него дошел. Значит, некто нанял Кольта добыть какую-то информацию на этой базе. Интересно, о чем именно? О Ванатабэ? О гайвере? О Звездных Вратах?... Вот бы вытянуть из него правду о том, нашел ли он то, что искал.
- Я могу предложить многое, но это зависит от того, чего ты хочешь. Где выход – я уже сказал, - любезно ответил Оониси, однако глаза его сверкали холодом.
На том планшете, что бегло просмотрел Энтони, был выход в интрасеть базы. Шарить в поисках картинок, музыки и книг можно было сколько угодно, а вот для доступа к некоторым личным файлам требовался пароль.
- Последний раз спрашиваю. Что вы расскажете в обмен на свою жизнь?
Монотонный голос парня, казалось, был вообще лишен эмоций. И в принципе, это было верным утверждением. Поняв, что ничего интересного на планшете нет, Кольт положил его перед хозяином.
- Откройте, пожалуйста, досье на доктора, который меня лечил, - Кольт специально протянул слово «пожалуйста» так, как будто бы пробовал на вкус каждую букву.
Оониси равнодушно посмотрел на него. Он, подобно Кольту, не выказывал эмоций – это было обязательным атрибутом японского этикета. Да и просто привычкой – социальной маской, которая за много лет буквально приросла к лицу. Угрозы, казалось, не произвели на него никакого впечатления.
- Пожалуйста, - бросил он, беря планшет и начиная копаться в файлах. – Я могу рассказать тебе многое, очень многое и довольно интересное. Скажем, древние легенды моего народа о наемных убийцах-ниндзя, о богине солнца Аматэрасу, о морском дворце Ватацуми… Могу поведать тебе о мировых ноддических войнах прошлого столетия – их, наверное, помнят твои прародители, ибо ты тогда еще не родился. У моего начальника в кабинете растет прекрасное космическое растение – о нем тоже могу многое рассказать… Кстати, этот диван, на котором ты сидишь, заказан в IKEA. А вон тот компьютер привезен из Неонополиса нашим сетевым администратором. Я многое могу поведать тебе, если ты, конечно, пожелаешь слушать… а еще если ты конкретнее будешь ставить вопросы, иначе мне придется рассказывать тебе все, что я знаю, от сотворения мира.
Кольт подтянул к себе планшетку. Оониси, сам того не подозревая, ввел пароль для доступа в сеть. Кольт, посмотрев на досье, дыхнул на планшетку, как делают хозяйки, когда протирают стекло, чтобы проверить, не осталось ли следов. Затем, прокрутив ее, выбирая угол падения света, оскалился.
«Даже очень просто», - оскалился разведчик.
Досье его не интересовало, просто уловка, да и читабельным оно было только до половины, дальше весь текст представлял собой иероглифы и спецсимволы. Его скрипт, оставленный несколько часов назад, уже солидно поработал.
- Вижу, у вас проблемы с базой данных, - Кольт бросил планшетку обратно Оониси, чтобы тот рассмотрел дефекты в досье. - А я уже хочу есть, голодный, как волк. Поэтому меня интересуют три вопроса: что хранится в отделе двадцать пять дробь три, - первым Кольт назвал один из закрытых отделов, где теоретически что-то могло быть секретным, но это была просто уловочка. - Второе, что за груз вам привезли перед моим падением? И третье. Где гайвер? Рекомендую мне не врать, и у вас под руками планшетка, поэтому хочу подробностей в картинках.
Кольт состроил физиономию ребенка, который просит у матери конфету, лишь чтобы позлить своего собеседника.
На миг в глазах Оониси промелькнуло беспокойство, когда он увидел испорченное досье, но Кольт не умел читать по лицам, ибо слишком мало общался с людьми. Поэтому для него лицо Оониси оставалось непроницаемым, как восковая маска.
- Что ж, попрошу наших программистов все исправить, - пожал плечами он. – А что касается твоих вопросов… у нас нет отдела с номером двадцать пять – три. Перед твоим падением нам доставили из города сто тридцать килограмм лапши быстрого приготовления, пятьдесят литров глутамата натрия и двадцать пять метров земляного настила для выращивания пищевого салата. А гайвер успешно отправился в мир иной. Еще вопросы?
- Ответы неверны, - Кольт улибнулся и спустил курок. Пуля прошила ногу собеседнику. - У тебя осталась еще нога, две руки и голова, - между прочим подметил Энтони.

0

26

Соммерс к тому времени уже завладел одним лазерным ружьем и одним пистолетом, а Джонас забрал второе ружье. Странное громоздкое оружие четвертого противника он просто отпихнул ногой в сторону. В свете брошенного Соммерсом фонарика было видно, как оно откатилось под клубок труб и проводов и, звякнув, замерло там. Все четверо охранников столпились посреди коридора, подняв руки на уровень плеч. Они были молчаливы и угрюмы. У одного из них было разбито лицо. Они поглядывали на Серафима с интересом, но без особого страха – кажется, Оониси не посчитал нужным объявить публично, на что способен один из беглецов.
Тем временем Соммерс взял ситуацию в свои руки.
- Переговорные устройства отключить, карточки сдать! – коротко приказал он. – Быстро, действуем.
Охранники зашевелились. Джонас с интересом наблюдал, что же будет дальше. Не потащит же Соммерс всех четырех в хранилище? Однако и отпускать их было крайне опасно.
- Хорошо, - одобрил Соммерс, запихивая в карман отобранные карточки и переговорные устройства. – А теперь слушайте, ребята. Я уже не ваш командир, благодаря Оониси, но зарубите себе на носу – Оониси не оставит в живых никого, кто угрожает раскрыть его тайны. Например, по поводу этого мальчика, - Соммерс кивнул на Серафима. - Шпион вражеской корпорации, известный нам как Энтони Кольт, выпустил из подвалов нашей базы двух пленников Оониси, о которых вы прежде ничего не слышали. Они крайне опасны. Одного из них я убил лично. Второй стоит перед вами.
Охранники все как один покосились на Джонаса. Тот даже слегка смутился от такого повышенного внимания.
- Нет, не этот, я говорю про мальчишку, - продолжил Соммерс. – Оониси хранил их обоих в биобаках для того, чтобы использовать их в своих темных целях. И пока эти существа находились на базе, мы все были подвержены опасности. Сколько людей уже погибло из-за недальновидности Оониси? – вопрос был чисто риторическим, охранники угрюмо молчали.
- Парни, я вас всех знаю по именам. Давно знаю, и вы для меня не просто пушечное мясо, как для Оониси, - продолжал говорить тем временем Соммерс. – Уилсон, Райли, Ленеу, - он поочередно заглянул в глаза каждому, - вашим командиром считался Бутвуд, он хорошо о вас отзывался. Ты, Скронви, всегда служил в отряде Фэррела – если он еще не попал в расстрельный список Оониси. – Оониси сказал вам, что я предатель и хочу уничтожить базу, не так ли?... Так вот, предатель – это Оониси, который готов пожертвовать сотнями жизней ради того, чтобы скрыть от всех свои планы и сохранить лицо. Вы что, не понимаете этого?
Охранники молчали. Джонас наконец понял, чего добивается Соммерс. Переманить их на свою сторону. Но удастся ли? Насколько легко эти парни могут пойти против своего бывшего командира? Кажется, они уже всецело на стороне Оониси, особенно если он им что-то пообещал в награду.
- Уилсон, что приказал тебе сделать Оониси? – спросил Соммерс.
- Ну… - помялся один из охранников, чье лицо было скрыто в тени. – Просто поймать вас и мальчишку, который должен быть с вами. Вон того, наверное. И еще одного, которого с Земли прислали.
- А зачем – не объяснил?
- Нет… сэр. Не объяснил.
- И вы просто отправились выполнять приказ?... – почти разочарованно произнес Соммерс.
Охранники угрюмо промолчали.
- Молодцы, ребята, - влез Джонас. – А сейчас Оониси вам прикажет прыгать из окна – пойдете?
Это было с его стороны лишнее, и Соммерс наградил его пренебрежительным взглядом. Поняв, что не стоит лезть в эту их военную субкультуру, Джонас замолчал.
- Я говорю вам еще раз, парни, - сказал Соммерс. – Я не предавал службу безопасности. Это наши командиры – Ватанабэ с Оониси – предали нас. Кольт снова на свободе – вы знали об этом?
Охранники зашевелились и приглушенным гулом ответили, что, мол, не слышали.
- Ну вот теперь вы знаете. Кольт на свободе, рыскает где-то на базе и ищет то, что привезли в прошлые сутки посланники с Земли. Он выпустил из хранилища получеловеческое существо, купленное Оониси для экспериментов! Это существо чуть не лишило Бутвуда руки! Когда я пытался убить эту тварь, находясь в экзоскелете. Оониси угрожал мне расправой, если я каким-либо образом поврежу его бесценный «опытный образец»! И плевать он хотел на ваши жизни, его беспокоит только собственное благополучие и как бы замести следы. ДА ВЫ ЧТО, НЕ ПОНИМАЕТЕ, ЧТО ООНИСИ ХРАНИЛ НА ЭТОЙ БАЗЕ НЕЧТО ТАКОЕ, ЧТО МОГЛО УНИЧТОЖИТЬ ВСЕХ НАС ИЗ-ЗА МАЛЕНЬЙШЕГО СБОЯ В КОМПЬЮТЕРНОЙ СЕТИ?! – вдруг взорвался он.
Охранники и Джонас даже вздрогнули от неожиданности.
- Оониси тщательно скрывает все, что может выдать его с головой, - уже спокойнее продолжил Соммерс. – И вы все – его пешки. Он не раздумывая убьет вас, если кто-то узнает хоть часть его тайны. А ведь вы обязательно узнаете, если нападете на этого мальчика, Серафима. Оониси пытался использовать его как свое личное оружие, приказал убить меня, но у Серафима хватило воли не подчиниться, - так оно или нет, Соммерс еще не было до конца уверен, но для большего эффекта сказал именно такие слова. – А хватит ли воли у вас не подчиняться тому, кто вас ненавидит? Сейчас речь идет не о вашей зарплате, не о вашей карьере, но о ваших жизнях! И о жизнях всех, кто так или иначе может угрожать душевному спокойствию Оониси! Они с Ватанабэ замыслили все замять и скрыть. Оониси приказал вам поймать отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 с Земли только потому, что они узнали больше, чем им было положено, о грязных планах наших «дорогих» администраторов! А теперь пораскиньте мозгами и подумайте, что вам важнее – выполнить прихоть Оониси и исполнить ваш гражданский долг!
Пока Соммерс проводил со своими подчиненными политработу, Серафим тем временем решил воспользоваться передышкой и допросить Джонаса, тем более что его интересовали эти отряды ЗВ-1 и ЗВ-2.
- Ладно, Джонас, пока наш друг агитирует, может, расскажешь мне, - начал парень. – Что значит аббревиатура ЗВ в вашем отряде? Название груза?
- Отстань, - просто отмахнулся Джонас.
- Тц, - Серафим разочарованно сложил руки на груди. – Главное, чтобы ваш секрет нас не убил.
Забив на разговор с Джонасом, парень просто заткнулся и стал смотреть на ораторский талант Соммерса.
Охранники, ранее служившие под командованием Соммерса, теперь просто молчали, потупив глаза. Соммерс понял, что добился чего хотел – достучался до их разумов. И пусть те еще не были готовы пойти против Оониси, Соммерс не терял надежды повлиять на них. Это было довольно просто – в конце концов, Оониси все терпеть не могли и подчинялись лишь из страха, ибо о японских корпорациях ходили дурные слухи. Например, такие, что, мол, напортачившие сотрудники могли запросто исчезнуть без следа. Вот и сейчас Соммерс активно втирал охранникам о том, что нет больше никаких правил на Ханикомбе – Оониси и Ватанабэ, желая сохранить свою репутацию, пойдут на любые жертвы, в том числе и на убийства всех ненужных свидетелей. Ханикомба хранила все мерзкие тайны Ватанабэ и Оониси лишь пока не появился Кольт, который все здесь поставил с ног на уши. И ему за это в какой-то мере можно сказать спасибо – иначе Оониси так и продолжал бы свою темную игру. И хотя не исключена вероятность союза между Оониси и Кольтом, в любом случае эти оба представляют немалую опасность «мирному населению». Именно это и пытался доказать Соммерс.
- Сколько людей уже погибло – вам мало? – продолжал он. – Кто из вас уже потерял друзей, а возможно, родственников?! И все потому что Оониси использует вас, как пешки, ради достижения своих целей! Но опомнитесь, на дворе двадцать третий век! Неужели человеческая личность уже ничего не значит, и вы готовы стать лишь безвольными рабами ради счастья какого-то там япошки? Да они ненавидят всех нас, неужели не понятно?! На базе творится настоящая чертовщина, и нам вовсе не обязательно в ней разбираться – достаточно просто убраться отсюда живыми и невредимыми. Вы хотите жить, ребята?
Наконец один из них поднял глаза.
- Сэр... – пробормотал он. – Вы действительно не предатель?
Соммерс демонстративно сплюнул на пол.
- Оониси сказал вам, что якобы я предатель? – воскликнул он, все больше распаляясь. – Разумеется, он скажет так, ибо я вхожу в число тех, кто знает, что именно он притащил на базу эту хрень в броне, называемую гайвером!
- Да! – влез Джонас. – Там есть какая-то ваша лаборатория – они утащили эту хрень туда и изучают. Я следил за ними и все видел собственными глазами!
Соммерс немало удивился такому откровению, но виду не подал.
- Короче, времени мало! Вы или с нами – или валите отсюда. Я даже позволю вам уйти целыми и невредимыми!
Охранники пробормотали что-то неразборчивое.
- Что?! – рявкнул Соммерс. – А ну скажите, как мужики! Каждый за себя!
Охранники помялись, и наконец один из них неуверенно сказал:
- Я с вами, сэр…
- С таким настроем ты можешь отправляться к мамочке!
- Сэр, я иду с вами и буду сражаться на вашей стороне! – мгновенно поправился охранник, вскинув голову.
- Отлично, только можно было без пафоса, - фыркнул Соммерс. – Уилсон, Ленеу, Райли?...
- Я с вами, сэр! – ответил второй охранник.
- И я тоже, сэр!
- И я!... Сэр.
- Вот так. А теперь возьмите оружие – и уходим, пока нас не застукали, - распорядился Соммерс, отдавая одному из ребят лазерное ружье. За разбитый нос он, кажется, извиняться не собирался.
Потом, подумав, Соммерс вернул второму, которого ранил в бедро, пистолет, а Джонасу велел вернуть третьему лазерное ружье. Четвертый охранник вытащил из-под узла труб свое странное громоздкое оружие.
Джонас шепнул Соммерсу:
- А вы уверены, что можно было отдать им оружие?... Они не загонят нас в ловушку и не сдадут Оониси?...
Соммерс посмотрел на него, как на дурачка. И Джонас осознал, что явно ничего не смыслит в военной культуре. И все же Соммерс снизошел до ответа:
- Покажи мне на этой базе хотя бы одного человека – не японца, - который пылает особой преданностью к Оониси. Я знаю всех этих ребят уже давно – они и сами не рады были охотиться на меня. И уж скорее поверят мне, чем Оониси. Все, что требовалось доказать – это то, что я по-прежнему выполняю свой гражданский долг и готов защищать их жизни.
Джонас пожал плечами и ничего не ответил. Военным он никогда не был, а потому плохо понимал стратегию Соммерса: сначала стрелять, а потом разговаривать.
Наконец все были в сборе. Раненый, которому Соммерс прострелил бедро, был не в состоянии бежать, да и идти толком тоже, поэтому было решено отправить его в медпункт в сопровождении кого-нибудь.
- Я отведу Ленеу в медпункт, - вызвался один. – Потом догоню вас, только скажите, где.
- Хорошо, Райли, - одобрил Соммерс. – Мы направляемся в наш штаб, там есть вентиляционный тоннель, ведущий в главное хранилище. Сначала узнаем, что скрывает Оониси.
- Не надо в главное хранилище, там нет ничего интересного! – заспорил Джонас в самое неподходящее время. – Лучше в космопорт! А мне еще надо найти друзей…
- Помолчи, - фыркнул Соммерс. – Если мы не найдем способ подловить Оониси на обмане, мы никогда не уничтожим его, и погибнет еще много людей. За дело!
- Ребят, а ничего, что наверху камеры, и нас быстро выследят, едва мы нос покажем? – тут же вмешался в переговорный процесс Эстель. – Не думаю, что Оониси просто так нам позволит разгуливать.
- Райли и Ленеу пока вне подозрений, они могут беспрепятственно пройти в медпункт, - нехотя ответил Соммерс. – А мы… что ж, придется побегать.
- А что, стрелять по камерам нельзя? – спросил Джонас. – Это же очевидно!
Соммерс вновь посмотрел на него, как на дурачка, и Джонас понял, что снова сморозил какую-то глупость. Дело в том, что камеры слежения в двадцать третьем веке были не больше булавочного ушка, и пустить в них пулю прежде чем тебя заметят не представлялось возможным. Поди-ка найди ее на огромной стене!
- Стрелять нельзя, но можно отключить. – Заметил Эстель, потирая подбородок и поворачиваясь к бывшему главе охраны. – Можно попытаться застопорить кадр и сделать видимость отсутствия в помещении людей, простите за тавтологию. Соммерс, ты не знаешь, откуда они управляются?
- Тебе туда не добраться, - категорично ответил Соммерс. – Да и вообще, чтобы попасть в систему управления камерами, надо хотя бы знать, что такое компьютер! - очевидно, он был невысокого мнения о компьютерных способностях Серафима.
- Кто бы говорил, - Серафим показал, что так же невысокого мнения о компьютерных познаниях собеседника. - А твои люди разве не могут туда добраться и сделать что нужно?
Соммерс покосился на охранников. Те переглянулись.
- Неа, не те полномочия… - неуверенно ответил он. – Хотя… Да нет, оставь эту глупую затею. Там же целый штат сотрудников! Неужто ты перебьешь весь диспетчерский отдел? Легче пробежать куда нужно как можно быстрее.
- И собрать паровозик из местных мобов как в рпгшках? - Эстель также был невысокого мнения о таком прямолинейном плане. - Было бы неплохо переключить всё внимание Оониси и остальных на что-то другое, чтобы он хотя бы на время о нас забыл. На того же Кольта или на саботаж какой.
- А что, есть предложения? – Соммерс начинал уже беситься. Охранники нетерпеливо переминались с ноги на ногу, кроме того, что был ранен и поддерживался своим товарищем.
- Как я уже сказал секунду назад, устроить какой-нибудь п**дец на базе, дабы япошке уже было не до нас. - Сказал парень едва не рыча, твердолобость Соммерса тоже сильно раздражала.
- Не ругайся, ты еще маленький, - непонятно зачем вставил Джонас.
- Сэр, если вы позволите…? – вдруг подал голос один из охранников.
- Да, Скронви, - проворчал Соммерс.
- Парень говорит дело. Мы можем отвлечь Оониси от нас, если что-нибудь где-нибудь взорвется, и мы…
- Конкретнее! Что и где взорвется?
- Ну… я просто предложил… - замялся Скронви.
И тут Джонаса осенило.
- Подсобка на третьем этаже! – воскликнул он. – Я туда газа напустил!
- Куда? – насторожился Соммерс. – И зачем?
- Кольт меня там запер, и я, чтобы выбраться, пробил газовую трубу, - немного нескладно рассказал Джонас. – Чтобы двери автоматически открылись, а то их заклинило.
- Оригинально, - фыркнул Соммерс. – И что же, ты предлагаешь бросить туда спичку? Протечку уже наверняка залатали.
- Ну можно еще одну трубу пробить, - жизнерадостно предложил Джонас.
Повисла короткая пауза.
- Я могу устроить небольшой взрыв, - предложил Райли, - когда отведу Ленеу в медпункт. А потом догоню вас.
Соммерсу этот план откровенно не нравился, и он снова начал возражать, как вдруг Джоанс влез в своем типичном стиле:
- Ну что, так и будем тут стоять и ругаться, пока кто-нибудь не найдет нас? Давайте-ка все по местам и за работу! Вот вы, ребята, идите в медпункт, а потом мы встретимся и вместе пойдем валить Оониси!
- Не валить Оониси, а в главное хранилище, -  ворчливо поправил его Соммерс.
- Ну ладно, в главное хранилище! Неважно! Вот этот товарищ говорит, что может устроить взрыв – ну вот чем плох такой план?
- В этом так называемом плане слишком много дыр, - возразил Соммерс. – А что, если Райли напортачит, и взрыв вызовет цепную реакцию? Тогда нам всем конец. И даже если внимание Оониси переключится на взрыв – хорошо, как это выключит камеры слежения?!
Джонас помялся, но помолчал. Этого он объяснить не мог.
- Камеры взрыв не отключит, но ему уже явно будет не до нас. - Выдал Серафим, выйдя из состояния офигевания наглостью Джонаса, тоже, блин, великовозрастный нашелся. - Учитывая, что основной проблемой являемся мы и Кольт, созданная диверсия заставит его ослабить внимание к нам, поскольку он наверняка посчитает нас виновниками. Об этих парнях-то он не в курсе. Проще говоря, будет искать там, где нас нет.
- Что-то я не вижу логики, - честно признался Джонас. Соммерс, судя по его молчанию, тоже явно «не догонял».
- Оониси один, так? Значит, не способен будет эффективно действовать на несколько фронтов... - Серафим хотел было продолжить, но взглянув в глаза собеседников, замолчал и сник. - Делайте что хотите.
- Оониси не один, - проворчал Соммерс. – Это мы одни. Весь диспетчерский отдел пока на его стороне, и за нами могут следить с нескольких терминалов.
- Слушайте, Соммерс, Серафим прав, - вдруг сказал Джонас. – Пускай Райли устроит небольшой взрыв где-нибудь в подсобке. Это пусть ненадолго, но отвлечет внимание Оониси, да и всех остальных, от нас. Даже если нас заметят по камерам – это даст нам фору во времени.
Соммерс все еще колебался.
- И потом, - продолжил Джонас, - это лучше, чем идти по коридорам вот так в открытую. Хуже не будет.
- А вот в этом ты заблуждаешься, - фыркнул Соммерс. – Хуже может быть, и еще как. Райли могут поймать, я уж не говорю о том, что на взрыв могут даже не обратить внимания. Знаешь ли, на этой базе все возможно.
«В этой стране возможно все», - вспомнил Джонас фразу О’Нилла.
- Но ладно, мы и так потеряли много времени, - наконец решился Соммерс. – Для начала найдем выход наверх, а там посмотрим.

0

27

Иида с прищуром осмотрел медотсек глазами-щелочками. Не требовалось большого ума, чтобы понять, что дело нечисто. Слишком много гайдзинов в одной комнате, даже для встречи с больными. Да и больных слишком много для работы базы в штатном режиме - больше похожи на раненых. Мысленно Минору сопоставлял увиденное с ожидаемым, и их разительное отличие ему не нравилось.
- Как-то... - неуверенно сказал он по-японски, - ... людно. Беккер-сан, меня к вам отправил Ватанабэ-сан по делу об извлечении информации из проблемного чужака. Я прошу вас предоставить мне место для работы, со звукоизоляцией и без пациентов, показать нарушителя и назвать удобное для вас время на ближайшие сутки - мне потребуется ассистент.
Беккер все еще мрачно взирал на вошедших, не проявляя никаких признаков приличия. Сумико скромно застыла в сторонке, опустив глаза. Она ждала разрешения Ииды покинуть медотсек и вернуться к Ватанабэ. Что касается ЗВшников… они понятия не имели, откуда взялся этот японец, и не послал ли его Оониси, но на всякий случай улыбались. Когда Иида вошел, вся компания так и застыла с дурацкими улыбками на лицах. И все как на подбор – в военной форме Неонополиса.
- Э-э… наконец протянул Беккер, чувствуя себя, мягко говоря, отвратительно. Какой-то незнакомец пришел за Кольтом, который уже сбежал, до этого в его медпункт ворвались эти ненормальные с Земли и стали угрожать пистолетом, крича, что Оониси всех убьет… Хороша работа, ничего не скажешь. – А вы кто такой будете? – напрямую спросил он без намека на вежливость. Спросил по-американски, что было еще одним проявлением невоспитанности и вообще неподчинения.
Внутри Минору разорвался вулкан возмущения. Как и всякий японец, он не показал этого. При личном общении он мог бы свободно унижать и макать лицом в грязь эту белую обезьяну, но делать это на виду у других гайдзинов было бы неуважением к себе. Не то чтобы традиционный японский менеджмент очень сдержан - как раз наоборот, это новые заокеанские веяния возвели выдержку и самоконтроль японцев в абсолют.
- Я извиняюсь, - довольно правдоподобно ответил на хорошем американском Иида. - Я не знал, что у вас плохое зрение, Беккер-сан.
После чего он медленно отклеил бейдж с фотографией, именем, должностью и служебным кодом и поднес его почти к самому носу главврача Ханикомбы.
Беккер отстранился и… тут произошло нечто такое, отчего Юко тихо ахнула, а Сумико покраснела и поспешно опустила глаза в пол. С их точки зрения (да и любого другого постоянного обитателя Ханикомбы), Беккер совершил нечто ужасное. Но с точки зрения ЗВшников, Беккер ничего ужасного не сделал, а всего лишь попросил:
- Не нужно махать у меня перед лицом этой штукой, пожалуйста. Достаточно будет просто представиться и сказать, что вам здесь нужно. Вы что, не видите, сколько у меня пациентов? Очередь не для вас придумана?
На самом деле Беккер задним умом прекрасно понимал, что подобными выходками он рискует жизнью. Да, судя по бейджику, это был какой-то важный япоша из верхов корпорации, но Беккер уже настолько истрепал себе нервы после пары бессонных ночей, унижений, которым подвергли его Оониси с Ватанабэ, глупых приказов и параноидальных заявлений ЗВшников… что сейчас он просто кипел изнутри от раздражения. Хотелось сделать что-то такое… такое… эдакое. О чем он, конечно, потом может пожалеть, но сейчас Беккеру было не до прогнозов ближайшего будущего. Эмоции взяли верх над разумом.
Его бесило все: жалкие попытки Кольта убедить его в своей невиновности, глупость и нерасторопность Юко, тупые шуточки раненых охранников, возмутительное поведение ЗВшников, самодовольство Оониси, снисходительные комментарии Ватанабэ… А сейчас еще этот, из корпорации. Тоже мне, устроили вечеринку в медпункте.
Зато ЗВшникам ответ Беккера очень понравился. Даже не столько формулировкой, сколько смыслом, ведь это означало, что Беккер не только не собирается сдавать их Оониси, но даже выгораживает, называя своими пациентами. Что-то в этом было. Испугался пистолета? Вряд ли. Скорее всего, Беккер просто оказался в такой же ловушке, как и они.
Бейджик шлепнулся на пол, раскрытая рука Минору застыла сантиметрах в тридцати от носа Беккера. После чего ударила по этому самому носу, с силой неожиданной для довольно небольшого азиата. Довольно больно, японец не сдерживался. Последовал поток грязных ругательств на японском, где Беккер узнал много интересного о связях свой матери с низшими тварями, истории отца своего семейства и о своей собственной физиологии. Все это происходило на глазах у пациентов и "пациентов", но в данном случае Иида считал свой срыв обоснованным - пускай низшие члены иерархии смотрят, чем кончается неповиновение. По японским понятиям, Минору сейчас просто вытирал ноги о Беккера.
- Ты свинья! Ты макака! Ты несдержанный петух! Ты недочеловек! Да как в таком выродке находится наглость саботировать работу нашего любимого предприятия?! Ты позоришь свое начальство и свою семью своим варварским поведением! Недостоин жить такой омерзительный человек, который надсмехается над оказанным ему корпоративным доверием.
- Чегоооо?! – тут уже Беккер вышел из себя. – Да я тебя щас в криокамеру засуну, обезьяна узкоглазая! – и полез было исполнять сказанное, сжав кулаки, но тут вмешались О’Нилл и Харрингтон.
На глазах у с интересом наблюдающих за этим «шоу» охранников, валяющихся на койках, они оба схватили Ииду за грудки и приперли к ближайшей стенке. Камерон Митчелл тем временем удерживал Беккера от расправы над ополоумевшим (по их мнению) японцем, а Саманта, встав прямо напротив Беккера, убеждала его успокоиться и взять себя в руки. Юко забилась в угол и, закрыв лицо руками, сквозь маленькие щелочки наблюдала за происходящим, покраснев, как Сумико. Для нее это был просто кошмар: двое взрослых мужчин, явно солидных, орали друг на друга благим (и не очень благим) матом, наплевав на всякое достоинство. Вряд ли кто-то в корпорации видел разгневанного Ииду Минору, а что касается Беккера – так тот вообще слыл образцом хладнокровия и выдержки. Сейчас Беккер, прежде такой сдержанный и холодный, ругался не хуже Ииды и требовал от Митчелла пустить его набить этому наглецу морду. Митчелл, тихо посмеиваясь, крепко держал Беккера за плечи, а Саманта внушала ему перестать ругаться и вообще успокоиться. Дэниел Джексон попытался сделать то же самое, но отчего-то не находил слов. Настоящие пациенты Беккера – охранники на койках – были примерно в том же шоке, что Юко и Сумико. Для них это было просто неслыханно, чтобы дежурный врач так разговаривал с каким-то важным япошкой (отчего-то все япошки априори считались важными, и их следовало бояться), а япошка, выйдя из себя, верещал какие-то проклятия. Где это видано!
Это был просто ужас, кошмар, скандал! Что скажет Ватанабэ! Что скажет Вейланд!... Впрочем, ЗВшникам всем было разом наплевать на то, что там думают всякие ватанабэ да вейланды, ибо для них, людей 21 века, было в общем-то обычным делом наводить порядки при помощи грубой силы. А что? Когда кто-то зарывается и лезет в драку – следует дать ему отпор, наплевав на весь его высокий статус. Уж отряду ЗВ-1 не раз приходилось идти против начальства, не подчиняться приказам, сбегать через Врата на другие планеты в знак протестов, даже нападать на важных шишек по разным причинам… Так что в том, что О’Нилл и Харрингтон грубо оттащили Минору от Беккера и прижали его к стенке, как шпана на питерской разборке, не было, на их взгляд, ничего ужасного и скандального. Подумаешь, сенсация… На их взгляд, они все делали правильно.
- Слышь, мужик, ты не офигел часом? – вопросил его Харрингтон в лучших традициях уличной шпаны.
- Да, - поддержал его О’Нилл. – Это что сейчас было за рукоприкладство? Здесь нет палаты для буйных психов, так что ты пришел не по адресу.
- Какого хрена тебе тут надо? – добавил Харрингтон.
Шедшие следом за Иидой охранники и тащившие за ним его чемоданы, среагировали несколько заторможено, поскольку, как и все, не ожидали такого развития событий. Когда О’Нилл и Харрингтон «наехали» на Ииду с угрозами, охранники побросали чемоданы на пол и схватились за табельные пистолеты.
- А ну отошли, оба! – скомандовал один из них. – Отпустите этого человека – немедленно! Все назад и руки вверх!
Вместо ответа Харрингтон, у которого, подобно Беккеру, нервы были на пределе, достал спрятанный под майкой пистолет и в лучших традициях американских боевиков прижал ствол к виску Ииды.
-  Положите свое оружие, - скомандовал он. – Иначе кое-кто умрет.
Охранники замешкались, явно не зная, что предпринять. То ли стрелять, то ли подчиниться. Кто знает, что у этих ненормальных на уме? Еще как пристрелят Ииду, а охранникам потом достанется от Оониси. Пробормотав что-то, они медленно присели и положили пистолеты на пол.
- Подтолкните ваше оружие ко мне, - велел О’Нилл. – Быстроблин!! – судя по тому, как он рявкнул последнюю фразу, у О’Нилла тоже начали сдавать нервы. Теперь осталось дождаться, когда «взорвется» тихоня Дэниел Джексон.
Охранники оттолкнули пистолеты, но О’Нилл не стал их поднимать. Он удовлетворенно оглядел результат прошедшей только что «двухминутки ненависти» и заявил:
- А вот теперь побеседуем.
- Да, побеседуем, - мрачно подтвердил Харрингтон, все еще вжимая Минору в стенку и потрясая пистолетом. – Так откуда ты тут такой взялся, придурок ненормальный?
Иида молчал. Единственный звук, который он издал - хруст стеклянных линз его очков, сорвавшихся во время встряски и попавших под ботинок О'Нилла. Его взгляд моментально остекленел. Более того... Харрингтон почувствовал, что его правая рука намокла. На синем пиджаке Минору выступило белесое пятно.
Синтетик. Гражданские модели синтетиков обычно более хрупки, чем человек, повредить их не очень сложно. Видимо, сильный удар в грудь во время захвата оставил на нем ссадины - у человека был бы синяк, но у довольно хрупкого синтетика просто начнет сочиться псевдокровь через разрывы в заменителе кожи.
- Ч-черт! – выдохнул Харрингтон, все больше теряя самообладание. – Робот хренов! – он от изумления даже оттолкнул от себя Ииду и отошел на пару шагов, подняв пистолет. Страсти накалялись.
Ремси вытащил свой пистолет из-под футболки и сунул его О’Ниллу. Затем собрал с пола пистолеты охранников и раздал Саманте и Митчеллу. Митчелл уже отпустил Беккера и смотрел, что собирается делать Харрингтон.
- Ребят, а может, мы пойдем? – подал голос Дэниел. – Давайте, может… ну, поговорили – и хватит?
- Так они вас и отпустят, - фыркнул Беккер. – Знаю я эту шарашкину контору – понаберут узкоглазых обезьян на самые высокие посты, а нас тут держат, как рабов. Как же они меня достали!
- Ну по вам заметно, - многозначительно усмехнулся Митчелл. – Вы знаете, как нам отсюда выбраться?
-Отвалите, - огрызнулся Беккер. – Все. Достали. От вас одни проблемы.
- От нас? – уточнила Саманта вкрадчивым голосом. – Это от нас проблемы?
- Ну от кого ж еще? Вы прилетели – и началось черт знает что! – снова начал возмущаться Беккер. – Из-за вас я лишился работы!
- А то вы прям так жаждали здесь остаться, - не поверил Дэниел. – Судя по тому, как вы разговаривали с этим человеком…
Беккер что-то буркнул и отвернулся. Он всем своим видом подсказывал, что решительно не одобряет ни кодлу Ватанабэ, ни ЗВшников.
- Вы трупы, - пробормотал он. – И я тоже. Все мы.
- Верно, - наигранно веселым тоном подтвердил О’Нилл. – Поэтому сейчас вы или выбираетесь с нами с этой проклятой базы – или остаетесь здесь на милость Оониси. Выбор за вами.
- Но мои пациенты… и Бутвуд! – вдруг вспомнил Беккер. – Мы что, бросим их здесь?
- Бутвуда возьмем с собой, - решительно сказал О’Нилл. – Соммерса тоже. Неплохо было бы взять Джебба – кажется, он хороший человек. А эти товарищи, - он кивнул на койки, - кажется, вполне здоровы, только прикидываются больными.
Охранники на койках завозмущались, но О’Нилл резко их прервал:
- Тихо! Вы не поняли! Я сейчас предлагаю выбор! Всем вам. Каждому. Подумайте вот над чем: нам известно из достоверных источников, что Ватанабэ и Оониси держали на этой базе некие подопытные образцы… вернее – людей для опытов. Да, вы тоже слушайте, - рявкнул он на Минору. – Доложите потом… своему начальству. Так вот, незаконно хранились люди с паранормальными способностями – втайне от всей корпорации. Проникший на базу диверсант по имени Энтони Кольт, который сейчас снова бродит где-то рядом с нами, помог освободить этих людей и по сути помог им сбежать. И теперь Оониси с Ватанабэ тщательно заметают следы и пытаются сделать вид, что все под контролем. Они пытались убить всех, кто хоть как-то может их выдать. Возможно, один из наших товарищей уже мертв, - он имел в виду Джонаса Куинна. – И если вы думаете, что, служа Ватанабэ верой и правдой, вы хоть немного заслужите его доверие… я вас разочарую. Эти твари лишь используют вас и пустят в расход не задумываясь. Знаете, сколько человек уже погибло от их жалких попыток скрыть правду?...
Охранники, оставшиеся без оружия, опустили глаза. Они помнили, сколько было ранено и убито при попытках взять Кольта.
- Бутвуд ваш командир будет? – спросил их О’Нилл.
- Наш, - подтвердили охранники.
- Он сейчас в соседней комнате, - продолжил О’Нилл. – С отрубленной рукой, которую ему чудом пришил на место доктор Беккер.
- Не я, а Кенбал, - поправил Беккер.
- Да пофигу! – рассердился О’Нилл. – Послушайте меня, амебы бесхребетные! Откройте глаза и подумайте, Бутвуду отрезала руку та тварь, что Ватанабэ хранил в подвалах! Ваши товарищи ранены из-за того, что Оониси пытался скрыть побег Кольта! Несколько людей, насколько я знаю, пропали без вести и до сих пор не обнаружены! Меня и моих друзей пытались убить по приказу Оониси только потому, что мы хотели вывести их на чистую воду. Эти двое не остановятся ни перед чем, чтобы обелить свое имя! Вы для них ничто! Вы рискуете жизнью, оставаясь здесь. Если вы сейчас пройдете с нами… мы попытаемся спастись. Попытаемся выбраться с этой базы и улететь на Землю, чтобы там рассказать миру правду! Решайтесь прямо сейчас! Ну чего вы заткнулись?! Отвечайте же! – О’Нилл уже почти кричал.
- И он еще говорит, что ненавидит толкать речь, - тихо сказал Дэниел Саманте.
Наконец один из охранников подал голос:
- Капитан Бутвуд будет жить?
- Думаю, да, - серьезно ответил О’Нилл, помрачнев. – Мы возьмем его с собой. И Соммерса, и всех остальных.  Вы с нами?
Некоторое время висела напряженная пауза.
- Я – с вами, - наконец сказал один охранник из тех, что сопровождали Минору.
- И я тоже, - подтвердил второй.
- И я, я тоже, не оставляйте нас здесь, - запросились охранники с коек.
Выглядели они вполне здоровыми, разве что у одного из них была перебинтована голова.
- Возьмите меня с собой, - захныкала Юко. – Я не хочу здесь оставаться. Мне страшно!
- Отлично! – сказал О’Нилл, пряча пистолет. – Тогда собираемся и… стоп, а где та девка?
В общей суматохе все как-то забыли о Сумико. Воспользовавшись тем, что на нее никто не смотрит, Сумико выскользнула из медпункта через открытую дверь и помчалась докладывать Ватанабэ о готовящемся бунте и побеге. Обнаружив, что они исчезла, О’Нилл вздохнул и сказал, что надо поторапливаться. Охранники повскакивали с коек и принялись перерывать шкафы в поисках своей одежды. Беккер набивал кейс какими-то странными с виду вещами… Саманта и Митчелл пошли в операционную, дабы вытащить Бутвуда на носилках. Харрингтон все еще держал Ииду на прицеле.
Иида словно выключился. Ясно, что чужак не здесь, и эти странные американцы, озвучивающие довольно интересную информацию о начальстве базы, позволили синтетику принять окончательное решение. Из двух посылок от госпожи Ютани Ватанабэ получит особенную.
Почему они его не заберут? Об Ииде словно забыли. Мозгодеров никто не любит - если их не крадут для врагов корпорации на "допросы", то просто убивают из страха и презрения. Тут же синтетик, голова которого - неоценимый подарок для врагов ВЮ, если ее правильно отделить и сохранить. Да просто продать синтетика на черном рынке - это состояние для человека низшего класса.
Откуда эти странные люди, не понимающих очевидные истины и ведущие себя подобно бегающим обезьянам - шумно и бессмысленно?
Минору просто стоял с отсутствующим выражением лица - он даже не качнулся, невозможная для человека устойчивость. Можно было броситься бежать - при доле удачи пуля попадет не в важный механизм и он успеет скрыться. Но Ватанабэ следовало передать посылку от госпожи Ютани. Нельзя бросать кейсы этим... врагам корпорации.
Внезапно в коридоре послышались чьи-то шаги и короткая перебранка. ЗВшники тут же нацелили пистолеты в сторону проема. Через некоторое время появились двое человек в форме охраны… Один поддерживал другого, поскольку тот был, кажется, ранен в ногу. Оба замерли на пороге, явно прифигев от происходящего. Никогда еще в медпункте не поднималось такой суеты – все выглядело так, будто здесь только что прошла вечеринка с подушками.
- А мы… э-э… - сказал один из охранников.
- Мимо проходили, ясно, - поприветствовал их Харрингтон. – Ну что встали?! Зашли, дверь закрыли, быстро!
Еще больше офигев, охранники зашли внутрь, дверь за ними плавно закрылась.
- Что случилось? Кольт? – тут же спросил О’Нилл, увидев раненого.
- Нет… э… - ну… - раненый запинался, явно не зная, как лучше объяснить ситуацию. – Моя фамилия Ленеу. Я… это…
- На нас напали, короче, - подвел итог второй.
- Кольт? – еще раз спросил О’Нилл.
- Нет… не совсем. То есть, нет, - теперь уже замялся второй. Мы искали Соммерса в подвалах и…
- Так, давайте реще, времени мало! – наехал на них Харрингтон. – У нас тут небольшой побег намечается. Вы сейчас или бежите с нами, или валите отсюда нахрен с глаз долой и идете лизать жопу Оониси. Все ясно?!
- Оониси? – хором переспросили охранники. – Вы тут что… бунт подняли? – спросил тот, который был ранен.
- Типа того, - мрачно подтвердил О’Нилл. – Выбор очевиден, не правда ли?
- Мы не служим Оониси! – стал горячо убеждать его второй охранник. – Мы работаем вместе с Соммерсом. Он тоже собирается выбраться с базы. И с ним еще какой-то парень и один из ваших, в вашей форме…
- Кто? Джонас?! – О’Нилл подскочил к нему и схватил за куртку. – Джонас жив?!
- Э-э… кажется, так его и зовут, - оторопев, подтвердил охранник. – Да, он жив, прячется в подвалах вместе с Соммерсом. И с тем парнем.
- Каким?
- Не знаю, как его зовут! Он был с Соммерсом, умеет огненными шарами кидаться!
- Серафим Эстель, - сказала Саманта.
- Наверное… не знаю.
- Все ясно! – быстро среагировал О’Нилл. – Доктор Беккер, будьте добры…
Беккер усадил раненого на койку и с помощью Юко стал накладывать шину.
- Будет немного больно, - сказал он. – Но до ангара доковыляешь. Я бы ввел тебе анестезирующий раствор, но тогда ты не будешь чувствовать ногу.
- Ничего… нормально, спасибо, - пропыхтел охранник.
Тем временем сборы продолжались.
Саманта и Мичелл вытащили на носилках бесчувственного Бутвуда. Ноша немалая, конечно, но не в правилах ЗВшников было бросать хороших людей в опасности. Юко помогала Беккеру собирать кейс. На брошенные охранниками чемоданы никто не обратил внимания – не до того было.
- Ты, - приказал Харрингтон Ииде. – Быстро ушел туда, за ширму. Реще! Оглох, что ли?!
Может, его собираются расстрелять? Прошьют пулями суставы, отпилят голову, сунут в переносной контейнер для замороженных тканей... нельзя. Слишком много ценных данных. Пытаться бежать было бы самоубийством. Впрочем, ВЮ делают синтетиков немногим хуже Гипердайна.
Действительно ценные синтетики обладают возможностью самоуничтожиться. Не то что данные в убитом псевдомозге - само тело становится негодным для продажи, полный провал для возможных захватчиков. Потому поимка действительно важного синтетика - не просто филигранная операция, а искусство хитрости.
Эти "бегающие обезьяны" не отличались филигранностью действий, да и вообще понятиями о мире. Типично для низшего класса.
Иида запустил алгоритм самоуничтожения. Имитацию. Зачастую таких синтетиков бросают, а робот, прекратив валять трупа, выживает с данными.
Из ушей, носа, глаз, рта Минору потекла белая жидкость. Псевдокровь, настоящая. Тело Ииды скрутила очень достоверная судорога, почти что краткий эпилептический припадок, после чего он упал недвижимым подобием человеческого трупа в лужу "крови", перемазанный с головы до дорогих туфель в белой жидкости, с дико искаженным выражением лица с застывшим в крике рте и закатившимися глазами.
- Что за хрень? – воскликнул Камерон Митчелл, оставив Бутвуда на попечение Беккера и подойдя к месту происшествия. – Он… мертв?
О’Нилл осторожно ткнул тело Ииды носком сапога.
- Похоже на самоубийство, - сказал он. – Активация яда в организме или что-то в этом роде. Кто их разберет, этих роботов.
- Но зачем ему умирать? – возразила Саманта. – Мы же отпустили бы его. Правда, Двайд?
Харрингтон промычал что-то, что при наличии воображения можно было принять за положительный или отрицательный ответ.
- Да без разницы, - поторопил всех О’Нилл. – Если не хотим разделить судьбу этого психа – валим отсюда, и побыстрее! Быстро, выходим!
Подхватив оружие, кейс Беккера и носилки с Бутвудом, вся компания стала нестройной толпой покидать медпункт. Уходя, Беккер последний раз взглянул на свой любимый рабочий стол, вздохнул и последовал за Самантой Картер.
В коридоре толпа перестроилась в более-менее упорядоченное движение. Двигались по коридору эдаким клином: впереди шел О’Нилл с пистолетом, сразу за ним – Харрингтон, который тоже выцеливал все, что движется, и два охранника, которых послал к ним Соммерс. За ними Митчелл и двое охранников (тех, что сопровождали Ииду) тащили носилки с бессознательным Бутвудом, за ними шли Беккер и Юко, замыкали шествие четверо охранников, что ранее были на попечении Беккера, вооружившиеся чем попало, а также Саманта со своим пистолетом, Дэниел и Ремси. Последнему достался четвертый пистолет – стрелял он, вроде, неплохо. На коротком совещании было решено идти в верхний ангар и там взять какой-нибудь шаттл. Но до этого следовало еще найти Джонаса (поиски грозили затянуться надолго), а также Соммерса, Серафима Эстеля (О’Нилл решил, что этого парня вполне можно переманить на свою сторону), Джебба и Тамико. Эти люди неплохо показали свою лояльность и могли, в принципе, пригодиться.
Неприятности начались на первом же повороте. Там же случились первые потери.

0

28

Разразившись кучей брани в сторону Кольта, Оониси схватился за ногу. Для человека, сидевшего в офисе и привыкшего отдавать приказы послушным подчиненным, подобные ранения были сродни смертной казни. Вряд ли Оониси встречал раньше таких, как Кольт. Воспитанный компьютером, он не различал званий и статусов. И с Гипердайном он был лишь потому, что сам он не мог обеспечить Легион соответствующей технической поддержкой. И вот сейчас, сидя на диване и разглядывая корчащегося начальника, он недоумевал. Несколько часов назад он получил более существенные повреждения, но такого позволить себе не мог.
Выждав, когда цивил совладает с болью, он повторил:
- Я не хочу тут задерживаться и тратить на тебя патроны. У вас очень много охраны, поэтому каждая пуля на счету. Дай три правильных ответа, подтверди их информацией из вашей сети, и я уйду. Быстро и далеко,  - Кольт вызывающе расселся на диванчике и забросил ногу на ногу. По его личным наблюдениям, именно такая форма поведения была самой результативной в общении с людьми.
…Разумеется, сбежав от разгневанного О’Нилла, секретарша Ватанабэ по имени Сумико тут же помчалась докладываться начальству. Она столкнулась с Ватанабэ на лестничной площадке перед лифтом – и тут же выложила ему все. О том, что в медпункте на Ииду напали люди, прибывшие с Земли. О том, как они переманили на свою сторону охранников. О том, что собираются поднять бунт. О том, что Кольт снова сбежал. Услышав все это, Ватанабэ, почти дошедший уже до медпункта, дабы посмотреть, как будет проходить допрос Кольта, помрачнел. Он велел Сумико вызвать лифт, а сам принялся связываться с Оониси, которого оставил в своей приемной гадающим по Книге Перемен.
Оониси же в это время уже не гадал. Он держался за колено, пытаясь остановить кровь, рычал и стискивал зубы. А напротив него нагло восседал Энтони Кольт, небрежно держа пистолет. Когда запищал коммуникатор, встроенный в планшет, в котором Энтони тщательно пытался найти какую-то информацию о прибывшем на Ханикомбу «ценном грузе», Оониси пропыхтел:
- Меня кто-то вызывает. Скорее всего, начальство. Тебя наверняка уже ищет вся база.
- Они меня уже давно ищут, и даже несколько раз нашли. Но вам стоит бояться не меня, - Кольт вел беседу, намекая, что на базе у него есть сообщники. Он знал, что внутри корпораций всегда были трения, и нужно было лишь дать повод, и внутренние разборки вылезут наружу, давая благодатную почву для разведки.  - Ну чего ждешь, ответь, только думай, что говоришь, - японский не входил в перечень языков, которыми владел он, и чтобы обезопасить себя, Энтони запросил связь с Легионом и приготовился передавать все данные на корабль. Связь через челнок немного подтормаживала, но и этого было достаточно, чтобы понять, не сдадут ли его.
- Что ты хочешь знать? Про груз? – Оониси вдруг резко стал крайне сообразительным. – Я ничего не знаю! И в базах данных ничего нет, посмотри сам! Нам привезли нечто с Земли на хранение, ни словом не упомянув о том, что там. Наша база – всего лишь склад. Если тебе так интересно, что это за груз… спустись сам и посмотри, потом расскажешь.
- Я уже познакомился с вашей системой безопасности. Так просто мне туда не попасть, разве что кто-то меня проведет. Но суть не в том, ты примешь вызов или нет? - Кольт понимал, что пропущенный вызов может стать сигналом для тревоги.
- И что же мне сказать?
Кольт улыбнулся:
- На свое усмотрение, ты сейчас рискуешь только своей шкурой.
Кольт делал вид, что ему нет до этого дела, но каждое слово японца пройдет через детальный разбор Легионом.
- Ты рискуешь не меньше меня. Я сейчас скажу, что ты здесь – и кто же поведет тебя в хранилище? Если ты убьешь меня, тебя все равно найдут. С базы ты живым не уйдешь.
- Это разговор ни о чем. Как пройти в хранилище, я найду способ, а через сутки, если не ошибаюсь, от вас полетит корабль снабжения. Нужно будет только до города добраться. А сейчас принимай вызов, иначе, - Кольт направил пистолет на вторую ногу Оониси.
Оониси схватил свой планшет. Вызов был от Ватанабэ.
- Да, господин Ватанабэ, - сказал он.
Повисла недолгая пауза.
- Рокуро-кун? – переспросил Ватанабэ. – Ты где находишься?
- В вашей приемной, господин Ватанабэ, - сообщил Оониси хорошо поставленным голосом.
- Там… все в порядке? – спросил Ватанабэ.
- Абсолютно, господин Ватанабэ, все тихо и мирно, как и всегда, - ответил ему Оониси.
- Хорошо. Оставайся на месте, Рокуро-кун. Я скоро вернусь, - был ответ, после чего Ватанабэ отключился.
- Ну ты все слышал, - сказал Оониси Кольту, кладя планшет на стеклянный столик. – Что собираешься делать дальше?
- Кто должен прийти? - спросил разведчик и подтянул к себе планшет.
- Администратор базы, господин Ватанабэ.
В голове парня вспомнилась картинка и тот момент, что он оставил лежать труп девушки так, что он блокировал лифт.
- Ну что же, пошли его встречать.
Лифтов на площадке было вообще-то два, пассажирский и грузовой, но кому какая разница, правда? Оониси внутренне улыбнулся собственной находчивости. Ну откуда тупоголовому Кольту было знать, что обычно он разговаривает с начальником исключительно по-японски? То, что он принял вызов по-американски, да еще обращался к начальнику в американской форме «господин Ватанабэ», было настолько странным, что Ватанабэ даже слегка опешил, когда Оониси наконец-то ответил. И все понял. Это был отличный способ незаметно сообщить начальнику, что дела плохи: этот уверенный голос, разговор по-американски, формулировка «все в абсолютном порядке»… Этими тонкими и незаметными для Кольта намеками Оониси передал Ватанабэ именно ту картину, что происходила сейчас в приемной: явился Кольт. И Ватанабэ это понял, поэтому наверх не поехал, а стремительно связался с пунктом охраны…
- Я не могу идти, - сказал Оониси. – Ты мне в ногу выстрелил.
- А жить ты хочешь?
- А ты?
Кольт немного опешил. До этого разговор велся в одни ворота, а тут впервые япошка ответил, да еще и таким тоном. Да и как заложник он был паршив, потому что передвигаться даже если бы и смог, то только бы уменьшил мобильность. Кольт взял планшетку. И сунул ее во внутренний карман разгрузки. В планшетку был введен пароль, и он держал пока сессию, а это была дыра в  безопасности базы, вот только переходника нужного не было.
И только в этот момент он все-таки вернулся к вопросу япошки. До этого он никогда не задумывался над этим. Он как дикий зверь шел на поводу инстинктов, не задумываясь о цене жизней, он убивал, чтоб не быть убитым. Но кровь врага его не пьянила.
- Риторический вопрос, -  огрызнулся пистолет, делая отверстия в руках и ногах япошки. Три выстрела, простреленная здоровая нога и обе руки точно не давали возможность японцу поднять тревогу. Но он оставался жить с той дезинформацией, которой его накачал разведчик.
Оониси вскрикнул от неожиданности, дернулся и… откинулся на спинку белого дивана из пеномассы. Он то ли действительно потерял сознание, то ли очень умело прикинулся. В любом случае, Кольт остался без собеседника. В этот момент дверь открылась – на пороге стояло четверо охранников, готовые стрелять на поражение.
Реакция парня была практически мгновенной. Он кувыркнулся за диван, уходя с линии возможного огня. В этой приемной он уже был, а вот и заветная дверца. Выкрикнув "Легион", он кувыркнулся в черный проем помещения для допросов.
- Новый капкан,- в уме выругался он, беря дверной проем на прицел. Чтобы не дать возможность охране остановить закрытие дверей.
Охранники стреляли Кольту вслед, но двери успешно закрылись.
Кольт крутанулся, осматривая помещение. Но это больше был не визуальный осмотр, а сверение своего местоположения с планом базы. Во время допросов часто приходилось использовать спецапаратуру, размещать ее в приемной было некрасиво, поэтому для этого выделили рядом еще одну комнату. С которой тоже могли наблюдать за допросом.
«Есть», - мелькнуло в голове, и, выхватив еще один ствол, парень принялся опустошать магазин.
Сначала стекло, как и положено, выдержало первые попадания пуль, но дальнейшего надругательства над собой оно не сдержало. Когда Кольт прекратил пальбу, перед ним было небольшое отверстие, в которое он, впрочем, мог легко пролезть.
Многовато ушло патронов. С боезапаса парня осталось только две полные обоймы в пистолете и еще две запасные. Не раздумывая, он тут же полез в отверстие, очутившись в соседней комнате. Заваленной разными устройствами.
Сделав кувырок, разведчик приземлился в центр узкой комнатушки. Освещение автоматически включилось, и Кольт быстрым взглядом окинул комнату. Со всей этой груды металла при наличии большого количества времени можно было сделать много полезных для разведчика вещей. Но времени как раз и не было. Прокрутив в голове, что с увиденного ему может пригодиться в ближайшее время, Энтони ухватил связку переходников. Более ничего нужного он здесь не видел.
- Легион, что показал анализ? Как мне попасть в хранилище? - Кольт подошел к единственной двери и тихонько ее отворил. Та на удивление легко отползла в сторону, и диверсант выглянул в коридор. Там было пусто. Похоже, дополнительные силы охраны еще не подоспели.
- Два уровня вверх, там есть пост пожарной охраны, он слабо охраняется. Там можно будет поднять тревогу. Затем можно будет спуститься под хранилище по служебным тоннелям, они в случае тревоги будут разблокированы. Чтобы исключить возможность блокировки системы, мы запустим вирус. Исходные коды я тебе скинул, откомпилируешь сам под их систему.
- Согласен, - ухмыльнулся парень, и, выскочив в коридор, побежал на служебную лестницу.
Охранники, карточки которых для этой двери не работали, наконец открыли дверь, попросту раздвинув створки вручную. Кольта там не оказалось, но разбитое стекло красноречиво свидетельствовало о том, куда он делся. Двое помчались следом, а остальные доложили Ватанабэ, что Оониси серьезно ранен и истекает кровью, а еще находится без сознания. Ватанабэ, который из диспетчерского отдела лично командовал преследованием отрядов ЗВ, все же отвлекся и приказал суетившейся рядом Сумико срочно бежать в приемную и привести туда доктора Кенбала – того самого хирурга, что пришивал руку Бутвуду.
«Свинья неблагодарная этот Бутвуд», - подумал Ватанабэ, нисколько не задумавшись о том, что Бутвуда утащили без его согласия.
Через некоторое время мрачный Кенбал со своим врачебным кейсом появился в приемной. Он бегло осмотрел Оониси и сообщил Сумико, что серьезных повреждений нет, кости все целы, хотя он уже потерял много крови. Оониси уложили на диван, и Кенбал прям здесь, в приемной, принялся накладывать швы. Тащить Оониси в медпункт было опасно, да и незачем. Через двадцать минут кровь была остановлена, и бледный Оониси наконец-то пришел в себя. Он уже утратил весь свой пафос и гонор и теперь благополучно помалкивал. Кенбал сказал ему, что, если он посидит некоторое время смирно, то вскоре даже сможет ходить… Правда, будет больно.
Тем временем где-то внизу разыгрывалась кульминация погони за отрядами ЗВ.

0

29

Группа двигалась медленно, отчасти из осторожности, отчасти из-за Бутвуда, которого приходилось тащить на носилках. Бутвуд несколько раз приходил в себя, бредил и снова проваливался в забытье. Что касается Ватанабэ – он быстро почувствовал, что дело пахнет вторжением, поэтому еще в лифте при помощи своего планшета объявил на базе военное положение. Цель – убийство сбежавшего Энтони Кольта, а также Серафима Эстеля и компании «предателей»: отряды ЗВ и Соммерса. Официальная версия военного положения – диверсия и вторжение вооруженных сил. Сумико сообщила, что О’Нилл планировал добраться до верхнего этажа, до ангара, и там захватить шаттл, поэтому первое, что сделал Ватанабэ, это велел закрыть все люки, ведущие наверх, и усилить там охрану. Отряды ЗВ ни за что не должны попасть наверх. Далее база начала блокироваться: отключались лифты, перекрывались лестницы, повсюду выставлялась охрана… Через некоторое время из ангаров лениво выползли боевые экзоскелеты. И у всех был приказ стрелять на поражение. Карточки, которые отряды ЗВ умыкнули у охранников, были блокированы. Короче говоря, спустя каких-то десять минут беглецы оказались в ловушке.
Не успели они добраться до лифта, как навстречу из открытых дверей вышло полдюжины солдат в черных комбинезонах, которые открыли стрельбу в лоб. Атакованные ЗВшники и переметнувшиеся на их сторону охранники нестройной толпой отступили за угол, но кое-кого из охранников успели ранить… Началась взаимная перестрелка, во время которой носилки с Бутвудом оставили на полу…  Людей в их команде было много, но пистолетов оказалось всего четыре, поэтому стрелять могли не все. Ремси так вообще растерялся и отдал свой пистолет Митчеллу.
- Картер! – крикнул О’Нилл, ненадолго отвлекшись. – Нам здесь не пройти! Сейчас подвалят еще, но мы попытаемся прорваться… Возьми Джексона и этого… Райли! – бегите в подвалы, найдите Джонаса и Соммерса. Встречаемся в ангаре. Если прибудете раньше нас – улетайте, не ждите. Все ясно?!
- Но, Джек… - перспектива улетать без команды Саманту вовсе не радовала.
- Не до шуток, Картер! Быстро! Это уже не игра, хоть кто-то должен выжить, чтобы рассказать миру правду!
По тону и лицу О’Нилла Саманта поняла, что он действительно знает, что говорит, и не потерпит возражений. Она кивнула и потащила в ответвление коридора Дэниела и охранника по фамилии Райли, который привел в медпункт своего раненого товарища.
- Веди, - скомандовала ему Саманта. – Покажи нам, где прячется Соммерс.
У них остался только один пистолет – его взяла Саманта. Ведя их той же дорогой, какой пришел сам, Райли благополучно довел свою маленькую команду до черной лестницы, ведущей в технические помещения. По пути их пытались атаковать одиночные посты охраны, но Саманта безжалостно отстреливалась от них. Что ни говори, а бойцом она была превосходным.
О’Нилл не знал, доберется ли Саманта благополучно до подвалов и найдет ли Джонаса. Его большой отряд пытался прорваться к лифтам, но пока это удавалось с переменным успехом. О’Нилл понимал, что пока они тут отстреливаются, их могут запросто зажать в кольцо. Они теряли драгоценное время… К лифтам было не пройти, но можно было поискать обходной путь – может, где-то рядом есть лестница наверх… Конечно, если они сейчас все побегут назад, их непременно расстреляют в длинном, как стрела, коридоре. Отряды ЗВ оказались в ловушке.
Они уже понесли первые потери: Ленеу, ранее раненый в ногу, оказался убит выстрелом в голову, когда неосторожно высунулся из-за угла. Еще один охранник оказался смертельно ранен и лежал сейчас в коридоре, задыхаясь. Из пробитой грудной клетки вытекала кровь. Беккер, едва глянув на него, сообщил, что он не жилец. Ему даже никто не попытался помочь – не до того было. Любое отклонение от сдерживания атаки могло повлечь за собой смерть всей команды.
Теперь игра началась по другим правилам. По правилам выживания сильнейшего.
Охранники, подчиняющиеся Ватанабэ, прекратили попытки лобового наступления, когда увидели, что им дали отпор. Двое из них было убито. Однако у отрядов ЗВ патроны были не бесконечны. Минута такой перестрелки – и можно будет запросто выходить и сдаваться. Почувствовав это, О’Нилл крикнул:
- Бегите отсюда! Все! Забирайте Бутвуда – и бегите назад, следом за Картер! Ищите обходную лестницу. А мы с Харрингтоном задержим их.
- Я тоже останусь! – сказал Митчелл. – И помогу их задержать!
- Нет! Уводи всех отсюда, немедленно! Мы догоним.
- Ладно, я понял, - поспешно согласился Митчелл. – Все слышали! Валим!
- Э… нам обязательно тащить с собой Бутвуда? – спросил один из охранников. – Он вряд ли выживет и сильно затормозит нас.
Митчелл так посмотрел на него, что охранник умолк. Подхватив носилки с Бутвудом, компания стала постепенно отдаляться. О’Нилл и Харрингтон остались вдвоем, и тут открылись двери второго лифта, грузового.
- Вот черт! – воскликнул О’Нилл, увидев, что в кабине стоит боевой экзоскелет. – Это же машина убийства, мы ее ни за что не завалим!
- Мы трупы, - согласился Харрингтон. – Самое время…
- СВАЛИВАТЬ!!! – хором завопили оба и ринулись по коридору зигзагами, уворачиваясь от понесшихся им вслед пуль и лазерных лучей.
Коридор, хоть и был длинным, имел множество ответвлений, в которых они и прятались, отстреливаясь от преследующих их охранников из-за углов.  Они уложили еще одного, но против них по-прежнему было трое плюс экзоскелет, который уже тихонько выворачивал из-за угла.
- Чертов мех! – ругнулся О’Нилл, взяв передышку на перезарядку пистолета. – Это моя последняя обойма! У остальных наверняка уже нет патронов! Мы можем только убежать.
- Далеко не убежим, - возразил Харрингтон, не переставая стрелять. – Все уже наверняка знают, где мы. Сейчас подтянется еще группа… и все. Конец. Мы трупы.
- Да, мы трупы, - согласился О’Нилл. – Но это не значит, что мы даже не попытаемся что-то сделать.
- Еще как попытаемся, - заверил его Харрингтон. – Было приятно работать с вами, полковник О’Нилл.
- Ты тоже молодчина, Харрингтон.
Из-за меха выскочило еще бесчисленное множество солдат Вейланд-Ютани, они бежали вперед по коридору прямо к тому повороту, где прятались О’Нилл и Харрингтон. Подкрепление подошло, причем такое, что создавалось впечатление, будто Ватанабэ бросил на уничтожение отрядов ЗВ целую армию. Их явно собирались безжалостно задавить числом. Никакой надежды, никакой пощады. И оба прекрасно понимали, что умрут здесь, на Ханикомбе, в чужом мире, бесславно и глупо. Кто знает, может, другим повезет больше?... Однако О’Нилл понимал, что и Митчелл, и Картер обречены. Они все умрут здесь.
Он уже собирался выпустить в приближающуюся ораву последнюю обойму, как вдруг Харрингтон прекратил стрельбу и зачем-то отбежал подальше.
- Бесполезно, - сказал О’Нилл.
Вместо ответа Харрингтон сорвал со стены решетку, закрывающую вход в вентиляцию.
- Быстро, полковник О’Нилл! Сюда! – скомандовал он.
Счет велся уже на секунды. О’Нилл понял его мысль, и у него забрезжил слабый лучик надежды. Он нырнул в темное пыльное пространство и стремительно пополз вперед. Харрингтон нырнул следом как раз в тот момент, когда охранники выбежали из-за угла. Система вентиляции сильно петляла, и вскоре оба скрылись за ближайшим поворотом. Вслед им понеслись пути и лазерные лучи, но теперь, чтобы достать их, охранникам пришлось бы самим полезть внутрь. Но те замешкались – явно запрашивали приказ о дальнейших действиях. А О’Нилл и Митчелл, усердно работая руками и ногами, ползли наобум, движимые одной-единственной мыслью: «Жить! Жить! Жить!»
Митчелл истратил свою обойму довольно быстро, поэтому вскоре его многочисленной команде пришлось просто убегать. При такой усиленной атаке, ибо сюда, на первый этаж, стекалось все больше и больше вооруженных солдат Ватанабэ, погибли четверо, в том числе тот парень с перебинтованной головой.  Юко, совсем обезумев, визжала и пряталась за Беккера. Тот раздраженно от нее отмахивался. Ремси и двое охранников продолжали упрямо тащить носилки с Бутвудом. И вот они остались без оружия, окруженные, в ловушке… Кажется, это был конец.
Что касается Саманты – у нее тоже не осталось патронов, и она выбросила ненужный пистолет. Они почти добрались до места, как вдруг услышали перестрелку где-то поблизости. Решив, что это может быть только О’Нилл, она бросилась туда и в одном из коридоров увидела всю компанию, стремительно удирающую от преследователей. На ее глазах огромный боевой экзоскелет с шипением выпускал из правой руки-орудия невидимые потоки микроволн. Попавший под такой микроволновый излучатель охранник из команды Митчелла вскрикнул и упал замертво – его тело превратилось в дымящийся дурно пахнущий кусок мяса. Райли вскрикнул – кажется, он знал этого человека.
- Кэм! Сюда! – закричала Саманта, и они с Дэниелом принялись размахивать руками, привлекая внимание.
Заметив ее, Митчелл скомандовал бежать туда, и вскоре все благополучно встретились около черной лестницы.
- Я видел огромные мехи, - отдуваясь, сообщил Митчелл. – Огромные боевые машины. У нас нет патронов, мы никак не прорвемся.
- Тогда отступаем! – решила Саманта. – Вниз, в подвалы! Давайте все туда, быстрее! Они за нами не пролезут!
Люк, в который вела узкая лестница, был таким, что в него мог пролезть только один человек. И в узких подвальных коридорах боевые машины вряд ли бы поместились. Пока Беккер, Юко, Дэниел и Ремси спускались следом за Райли, показывающим дорогу, Саманта увидела, как из нескольких коридоров вышли еще три экзоскелета, а за ними выбежало множество охранников в черных комбинезонах. Их окончательно загнали в ловушку и вынудили отступать в подвалы. Митчелл в ту же секунду схватил ее за руку и потащил вниз по лестнице. Наверху уже грохотами выстрелы и грузно топали экзоскелеты. Все люди и вся техника, которые были в распоряжении администратора Ханикомбы, стекалась сюда, не оставляя «бунтарям» ни единого шанса.
- «Вся королевская конница, вся королевская рать», - прокомментировал Митчелл такое повышенное внимание к отрядам ЗВ.
- Кэм! Стой! Где Джек?! – Саманта вырывалась и пыталась вернуться назад.
- Он остался сдерживать атаку!
- Но… Мы не можем оставить его там! Там еще Двайд!
- Картер, не глупи! – Камерон решительно тащил ее за собой. – Они, скорее всего, уже мертвы! Мы можем лишь попытаться выжить.
- Нет! Они не мертвы! Мы не можем бросить их там! – Саманта понимала, что несет какой-то иррациональный бред, совершенно невозможный в плане реализации, но отчего-то все равно продолжала его нести.
- Ты не пройдешь там! Быстрее, Картер! За нами уже гонятся. Забудь о них, слышишь? Мы можем только бежать!
Саманта слышала, что их преследователи ринулись следом. Пусть экзоскелеты в подвалы и не пролезут, но вот простые охранники – вполне. Погоня продолжалась.

0

30

А в подвалах тем временем происходило что-то интересное. Незадолго до вышеописанных событий, едва только Райли и Ленеу скрылись во тьме коридоров (Райли вел раненого товарища в медпункт, а на обратном пути обещал устроить отвлекающий взрыв, чтобы Соммерс и компания смогли под шумок выбраться из подвалов), Соммерс принялся за допрос Джонаса Куинна. Он невероятно ловко сумел переманить подчиняющихся Оониси охранников на свою сторону, но пока не остался решен вопрос с «секретным грузом», из-за которого начался весь сыр-бор.
Вместо того, чтобы выбираться из подвалов, Соммерс внезапно схватил Джонаса на грудки и прижал к влажной стене.
- А теперь ты, - прорычал он. – Шутки кончились. Вот что, мальчик с Земли, или ты сейчас выложишь мне все, что тебе известно об этом сверхсекретном грузе – или я за себя не отвечаю!
- Отпусти, дядь, ты чего? – ошалело проговорил Джонас, пытаясь вырваться. – Ничего я не знаю, отпусти меня, блин! Меня-то за что? Мы на одной стороне!
- Ты мне зубы не заговаривай! – Соммерс решительно встряхнул Джонаса за плечи. – Выкладывай все, что знаешь. А знаешь ты немало, ведь это ты со своими дружбанами сопровождал тот контейнер.
Джонас не на шутку растерялся. Он своими глазами видел, как недавно Соммерс решительно стрелял в охранников перед тем как переманить их на свою сторону, а до этого ранил в плечо Серафима. Этот человек явно сначала стреляет, а потом разговаривает. И сейчас он решительно хотел вытрясти из Джонаса правду о Звездных Вратах. Но что же делать – сказать ему? Чем это может грозить?...
- Да блин, это просто контейнер, - попытался отвертеться Джонас. – Нам было велело его сопровождать – мало ли всякого хлама хранится на этой базе? Вот еще хлам привезли.
- Врать ты абсолютно не умеешь, - констатировал факт Соммерс, отпуская Джонаса и приставляя к его голове пистолет. – Последний раз спрашиваю – что в ящике?!
Оставшиеся двое охранников увлеченно наблюдали за разворачивающейся сценой. Джонаса сейчас буквально прижали к стенке, и всем было жутко интересно, что же такого сверхсекретного привезли эти люди с Земли. Здесь и ослу понятно было, что вторжение Энтони Кольта и последующие смерти, каких Ханикомба не видела со дня основания, напрямую связаны с посылкой. Джонас хотел было прикинуться, что не знает, мол, он всего лишь курьер, но маниакальный блеск в глазах Соммерса заставил его пересмотреть свое решение. Нет, трусом он никогда не был и не раздумывая умер бы за своих друзей в битве с гоа’улдами, но было бы поистине глупо сейчас быть застреленным потенциальным союзником, когда у них обоих была в общем-то общая цель.
- Блин, ладно, я скажу, - сдался Джонас. – Только хватит размахивать этой штукой. Мы привезли сюда оружие внеземного происхождения.
Соммерс все еще держал пистолет около его лба.
- Так, продолжай! – велел он.
- Это одна из последних находок на планете гоа’улдов, источник энергии, - скороговоркой затараторил Джонас ту самую версию, которую он скормил Энтони Кольту. – Гоа’улды – инопланетная раса, которая пыталась захватить нашу планету, но… что-то не сложилось. Об этом знают единицы из командования, и это их оружие еще не изучено, поэтому отправлено сюда… не столько для хранения, сколько для изучения.
- А почему нельзя изучать эту хрень на Земле? – спросил Соммерс.
- Да кто их разберет, этих корпоратов, - пожал плечами Джонас. – Нам сказали – мы привезли!
- Если ты не знаешь подробностей о планах командования, откуда столько информации о секретном оружии?
Джонас понял, что допустил оплошность. Пришлось частично сказать правду.
- Отряды ЗВ-1 и ЗВ-2 – это не просто команды. Мы некогда входили в специальную группу, противостоящую гоа’улдам на других планетах. Это было что-то вроде спецназа, нынче расформированного, - с уверенностью вещал он. – Ну что, подробности я тебе потом расскажу? Может, будем выбираться отсюда?
Соммерс медленно убрал пистолет, но все еще не отпускал Джонаса.
- Насколько опасно это оружие? – спросил он.
- Да хрен его… - начал было осмелевший Джонас, но, столкнувшись со взглядом Соммерса, исправился: - Не знаю, не проверял, но я думаю, что что-то вроде атомного.
- Значит, мы должны его уничтожить! – подвел итог Соммерс. – Сейчас мы идем в хранилище и выводим из строя эту штуку. А ты, - он еще раз встряхнул Джонаса за плечи, - расскажешь, как это делается.
- Не надо в хранилище! – запротестовал Джонас. – Если вы хотите жить, самое время валить отсюда!
- Я живу не ради того, чтобы просто жить, - вдруг мрачно усмехнулся Соммерс. – И цель моя – не выжить, но сделать так, чтобы все планы этой шарашкиной конторы пошли прахом. Я смертник, господа. Так что я иду в хранилище и беру с собой этого… А вы все – и ты, Серафим, - можете уходить. Я серьезно. Я предоставляю вам выбор – прямо сейчас вы можете покинуть меня и спасаться. Я не вправе распоряжаться вашими жизнями.
- А мне, надо полагать, такой выбор не предоставлен? – уточнил Джонас.
- Нет, - отрезал Соммерс.
- Вопрос, - тут же влез парень. - Куда мне идти? Я два года был в стазисе, меня предал собственный начальник фирмы, в которой я буквально жил из-за того, что мой настоящий дом взорвали какие-то дегенераты.
Серафим выпрямился и посмотрел на вояку взглядом человека, которому уже на все насрать.
- У меня долг местным, за те два года, что они у меня украли.
- Уилсон и Скронви выведут тебя в город, там пристроишься куда-нибудь, - буркнул Соммерс.
- Я никуда его не поведу, я пойду с вами, сэр, - влез охранник по фамилии Скронви.
- И я, - подхватил второй. – Мы идем с вами, сэр. А этот,  - он кивнул в сторону Джонаса, - может проваливать.
- Да, я б проваливал, - согласился Джонас. – Вижу, Соммерс, у тебя и без меня компания большая – я пойду, а?
- Слушай, ты меня достал своими шуточками, - наехал на него Соммерс. – Вылез хрен пойми откуда, привез какой-то подозрительный ящик, из-за которого вся эта кутерьма поднялась. Я еще не уверен, что ты на нашей стороне.
- Я и не шучу, - обиделся Джонас. – Я серьезно – зачем я вам? Мне еще надо найти своих друзей, они меня наверняка уже ищут!
- Если они еще не мертвы! – отрезал Соммерс. – И стоит тебе высунуться на первый этаж – тебя убьют. Уж можешь мне поверить. Оониси не был бы такой сволочью, каким я его знаю, если б не объявил на нас широкомасштабную охоту.
- Ты ведешь нас в один конец! – фыркнул Джонас. – Хранилище охраняется, мы оттуда не выберемся.
- Я знаю, - сказал Соммерс. – Поэтому еще не поздно отказаться – всем вам, кроме вот тебя, - он указал на Джонаса пистолетом. – Ты покажешь мне, как лучше всего уничтожить оружие этих... гаудов. А потом можешь валить.
Джонас кисло посмотрел в ответ.
- Я не знаю, как его уничтожить. Наверное, взорвать… не знаю, - сказал он. – Я плохой помощник.
- Лучше у нас все равно ничего нет. Какие габариты этого оружия? Как оно выглядит?
Джонас запнулся. Подробностей он не придумал.
- Ну… такое железное кольцо метра четыре в диаметре, - описал он настоящие Звездные Врата.
- Серьезно? – переспросил Соммерс.
- Не, блин, шучу! Конечно серьезно!
- И как это кольцо работает?
- Понятия не имею! Честно!
Соммерс не стал спорить, хотя очень хотел выбить из этого типа правду. Врет он снова или нет – время покажет. В любом случае Соммерс намеревался потащить его с собой в хранилище. Джонас ему не нравился, но он был единственным человеком, который хоть что-то знал о таинственной доставке.
Эстель устало провел рукой по лицу, словно что-то обдумывая. Описание Джонаса об этом их оружии несколько смутило парня главным образом из-за того, что такой вид для оружия не очень подходит, если оно энергетическое, то ему нужен фокусировщик. Впрочем, сославшись на то, что оно инопланетное, парень решил, что это не так уж и удивительно, мало ли какие законы физики могут быть доступны зеленым человечкам или черным змеям.
- Ладно, - начал Серафим. - Закончили уже выяснять отношения, времени у нас не так уж и много. Соммерс, тебя одного никто не пустит, так что начинай уже говорить свой план.
Соммерс бросил на него хмурый взгляд. По его мнению, Серафим или храбрился, или задумал что-то нехорошее. На его месте он бы сам уже давно улепетывал куда подальше от психованных генералов и их охранников.
- План прост, - принялся объяснять Соммерс, расхаживая туда-сюда по тоннелю. – Мы добираемся до хранилища в лобовой атаке – иначе не получится. Там Скронви использует свою карточку, чтобы связаться с внутренней охраной – сообщает о том, что в километре оттуда к хранилищу приближается группа неизвестных, которых надо срочно остановить. Ну или еще что-нибудь, чтобы в хранилище открыли дверь. Когда охрана хотя бы частично выбежит, мы расстреляем всех и проберемся внутрь. Тех, кто внутри, или расстреляем, или уговорим принять нашу сторону – в зависимости от их количества и поведения. Затем забаррикадируем дверь, и этот товарищ объяснит нам, как уничтожить оружие. А затем… попробуем убежать.
- Слишком простой план для начальника службы безопасности, - съязвил Джонас.
- Можно подумать, у тебя есть идеи получше.
- Есть. Найти моих друзей и свалить отсюда.
- Не принимается, - отрезал Соммерс. – Поскольку ситуация нам малоизвестна, корректировки будем вносить по ходу действия. Серафим… какие у тебя еще есть необычные способности?
Парень секунду помялся, размышляя, стоит ли говорить или нет, но всё же решил, что стоит:
- Нулевой импульс позволяет мне создавать потоки энергии в виде лучей или концентрировать их в виде сфер, но это не всё, - Эстель прижался спиной к стене. - Её особое свойство - обнуление показателей электронных измерительных приборов, впрочем, не только измерительных, приборы видео и прочего наблюдения также не способны зафиксировать проявление импульса.
Далее он перевел дух и продолжил:
- Также я научился трем фокусам при манипуляции этой энергией на самом глубоком уровне. Первое – Уранометрия, позволяющая мне определить местоположение всего на поверхности планеты, но мне нужно видеть небо. Второе - Уранография, позволяющая мне создавать 56 сгустков неразрушимой материи размером с мячик для пинг-понга, пробивная сила у неё посерьезнее, чем у существующих видов вооружения. К сожалению, я на это способен только один раз в день, слишком изматывающая техника. Третье – Альмагест, позволяющий мне устраивать мощный взрыв со мной в эпицентре, я при этом останусь не вредим, из-за своего рода "глаза бури".
Соммерс укоризненно посмотрел на него:
- И ты молчал?... Ладно, что сделано – то сделано. Твои способности нам пригодятся. Дверь хранилища выбить сможешь?
- Думаю, да, - уверенно кивнул Серафим. - Но неизвестно, останутся ли у меня силы после выбивания. Чем крепче дверь, тем сильнее придется жахнуть. Если повезет, то даже выбивать не будем, я все-таки демонтажник, а не хер с горы.
- А эта твоя уранохрень использует какой-то определенный вид энергии? – вмешался Джонас. – Или ты это… ну как бы сам – источник энергии?
- Я сам источник, - ответил парень не без подозрений. Последний, кто узнал об этом, притащил его сюда в цистерне.
- Охренеть можно, - оценил Джонас, а сам подумал, что обязательно выложит все это О’Ниллу и компании. При условии, что они еще живы.
- Отставить личные мнения, - скомандовал Соммерс. – Разбираем оружие – и идем.
Лазерные ружья ушедших Ленеу и Райли Соммерс оставил для себя и Серафима. У Скронви и Уилсона были свои табельные пистолеты и такие же лазерные ружья. Одно ружье Соммерс сунул Серафиму, другое забрал себе. Плюс у него еще остался пистолет, в котором заканчивались патроны. Джонас протянул было руку за пистолетом и обиженно фыркнул, когда ему ничего не досталось.
- Класс, - прокомментировал он. – Я тут самый левый, что ли?
- Слушай, ты всегда такой болтливый? – не выдержал один из охранников.
- А то, - подтвердил Джонас. – Меня так просто не заткнуть!...
- Заткнись! – рявкнул Соммерс, и Джонас послушно замолчал.
Дальше двигались друг за другом, освещая путь фонариками охранников. Первым шел Соммерс, сразу за ним – Скронви и Уилсон, между которыми втиснулся Джонас Куинн. Серафим замыкал шествие. Шли наугад, примерно зная, в каком направлении находится хранилище. Точной дороги не знал никто.
Однако далеко они не ушли. В прямых коридорах с низкими потолками отлично разносилось эхо. И вот оно донесло до них какую-то беготню, крики и выстрелы буквально в соседнем техническом отделе. По чьим-то истеричным взвизгиваниям и жарким спорам Джонас безошибочно определил, что вряд ли преследовавшие их охранники вели бы себя так громко.
- Там кому-то нужна помощь! – воскликнул он. – Возможно, там мои друзья!
- Мы не можем отвлекаться на них, - ответил Соммерс, не замедляя решительного шага.
- Нет! – вдруг Джонас остановился, как вкопанный, и Уилсон едва не налетел на него. – Стойте, Соммерс, я больше ни шагу не ступлю! Можете хоть сейчас меня пристрелить, но если там мои друзья – я ни за что не оставлю их! Я должен хотя бы проверить, не они ли там!
Соммерс на этот раз не стал угрожать ему пистолетом – решительное поведение Джонаса без тени привычной хохмы говорило о том, что он настроен решительно и даже под страхом смерти не пойдет за ним.
- Ладно, - сказал Соммерс. – Пойдем на шум. Если там твои товарищи – поможем им. Но ты все равно пойдешь со мной в хранилище.
- Конечно-конечно, - пообещал Джонас, а сам подумал: «Не пошел бы ты нафиг, старый пень?»
Теперь компания уже бежала по коридору на звуки боя. Вскоре Джонас уже смог различать отдельные слова перекрикивающихся людей.
- Они догонят нас! – крикнул кто-то. – Мы должны бежать!
- Мы должны вернуться за Джеком! – отдаленно донесся женский голос.
- Сэм, это самоубийство! – упрямился первый. – Мы все умрем там!
- Сэм! – воскликнул Джонас. – Это они! А ну расступитесь! – и он, оттолкнув охранников и растерявшегося Соммерса, бросился вперед. Соммерс кинулся за ним, приказывая подождать, но Джонас не слушал. Вскоре впереди замелькали тени.
- Б**ть, придурки! - крикнул Серафим и побежал выручать не в меру импульсивных товарищей (ну как минимум одного точно).
Пробежать пришлось прилично, но это только из-за того, что он решил сделать небольшой крюк, дабы выйти с неожиданной для преследователей друзей Джонаса стороны (путь он смог определить по системе труб).
Бросив незадолго до главного действа винтовку, данную ему Соммерсом (нормально обращаться он с ней все равно не умел), он вылетел из-за угла прямо перед двумя удивленными охранниками, в его руках светилась та самая энергия. Два луча сиренево-красного света устремились прямо в шлемы охранников.
Оба рухнули, как подкошенные, но тут из какого-то ответвления вылетело еще трое, друг за другом… Джонас уже полез с кем-то в рукопашную. В слабом мельтешащем свете фонариков мало что можно было разобрать, и завязалась какая-то кутерьма.
- Джек! Сэм! Дэниел! Вы где? – кричал где-то в отдалении Джонас.
Соммерс открыл стрельбу по каким-то охранникам, налетевшим на него сзади.
Скронви заехал одному прикладом по носу. Уилсон зажал другого в захвате и что-то ему втолковывал – явно пытался переубедить… Завязалась всеобщая драка.
Но через две с половиной минуты все было кончено. Убитых было немного, зато все охранники, преследовавшие друзей Джонаса, лежали без сознания. Откуда-то из темноты вынырнули молодой человек с женщиной-блондинкой.
- Джонас! – воскликнул мужчина, хлопнув живого товарища по плечу. – Мы уж думали, что тебя больше не увидим.
- Неправда, - возразила женщина, – мы знали, что ты жив, и шли за тобой.
- Я тоже рад вас видеть, ребята, - ответил Джонас, – но времени у нас мало. Где остальные?
- Убежали вперед. Мы взяли с собой доктора Беккера, медсестру и еще нескольких охранников, согласившихся бежать с нами. Добежали, правда, не все. И Бутвуда взяли, кстати, - добавил Камерон Митчелл, а это был именно он.
- Что? Бутвуда? – вынырнул откуда-то Соммерс. – Он с вами?! В каком состоянии?!
- Эм… без сознания, - ответила Саманта, не ожидавшая такого яростного наезда. – Но с ним все будет в порядке. Мы здесь, чтобы вывести вас с базы.
- Ага, - хмуро кивнул Соммерс. – Со мной тут еще трое. Серафим, поди сюда!
- Серафим? Серафим Эстель? – воскликнул Камерон. – Он с вами? Здесь?
- А что? – подозрительно рыкнул Соммерс. – Что-то не так?
- Все так! – заверила его Саманта. – Мы искали нашего друга Джонаса и вас. И Серафима. Бутвуд сказал, что этот парень может быть на нашей стороне.
Подошедший Серафим увидел, что Соммерс разговаривает с еще двумя людьми, появившимися из коридора. И судя по тому, как он с ними разговаривает – явно не считает их за врагов. Один был молодым человеком довольно смазливой внешности, в военной форме, непохожей на форму Ханикомбы. Также был одет Джонас, и Сим понял, что они из одной команды. Еще с ними была женщина – и довольно красивая женщина – правда, она Серафиму в матери годилась. Коротко стриженная блондинка, в военной форме, как и мужчины, она выглядела довольно решительно.
- Вот он, Серафим Эстель, - нехотя представил парня Соммерс. – Бутвуд трепло, - добавил он.
- Привет, - сказал Камерон Митчелл. – Это тебя Оониси продержал в подвале в замороженном виде?
- Кэм, - укоризненно сказала Саманта. – Может быть, потом? Нужно догнать Беккера и остальных.
- Да, меня, - подтвердил Эстель, на лице которого было нетерпение. - Но обо мне потом, сначала нужно найти... остальных? А сколько вас вообще?
Парню не очень улыбалось мотаться хрен знает сколько только для того, чтобы собрать народ.
- Много, - неопределенно ответил Митчелл. – И мы их уже потеряли из виду. О-па, а это кто?
- И да, это Скронви и Уилсон, - представил Соммерс подошедших охранников. – Они с нами.
- Я так и понял, - ответил Митчелл. – Привет, ребята. С нами тоже один из ваших, Райли, кажется, его фамилия.
- Райли? С ним Ленеу?  - тут же спросил Соммерс.
- Нет, он один. Тот, которого вы назвали… Мне жаль, но он погиб.
Соммерс выругался. Впрочем, чего еще можно было ожидать? Началась война, а на войне, как это обычно бывает, гибнут люди.
- Ладно, - сказал наконец он. – Побежали догонять остальных. По дороге расскажешь.
- Что рассказать? – не понял Камерон.
- Все, - решительно сказал Соммерс. – Хватит с нас тайн.
Далее двигались друг за другом легким бегом. По дороге Соммерс спросил:
- Вы куда, собственно, направлялись?
- В наземный ангар, хотели стащить шаттл. Но нас загнали в подвалы. Ищем обходной путь, - прокричал Митчелл. – Вы сможете нас вывести?
- Я вообще-то направляюсь в хранилище, - ответил Соммерс. – Оониси и Ватанабэ не должны получить то оружие, которое вы сюда привезли.
- Оружие? – не понял Камерон. – Какое оружие?
- Не прикидывайтесь! Ваш этот Джонас Куинн мне все рассказал! Это инопланетное оружие должно быть уничтожено!
- Обождите, Соммерс! – опешил Митчелл. – О каком оружии речь? Вы в своем уме? Нам не нужно в хранилище, нам нужно наверх!
- Вы можете идти куда хотите. Но я забираю этого типа Джонаса – и он покажет мне, как уничтожить оружие, - решительно заявил Соммерс.
- Соммерс, вы спятили, - уверенно заявил Митчелл. – Никакого оружия нет. Ничего уничтожать не нужно.
- Как – нет?!
- Так – нет! Никакое оружие мы с собой не привозили.
- Что же вы привезли?
- Мы привезли одну инопланетную технологию, но… это никак не оружие. Это очень серьезная вещь, и нельзя ее уничтожать! Это весьма взрывоопасный материал.
- ЧТО?! – взревел Соммерс и резко остановился. Неосторожно бежавший за ним Джонас Куинн налетел на него и попытался отбежать на безопасное расстояние, но не успел.
Соммерс снова припер его к стенке и зарычал:
- Что за хрень ты мне наплел?!
- Отпусти, псих ненормальный, - возмутился Джонас. – Ну приврал немного, подумаешь! Не могу ж я разбалтывать военные тайны без ведома командира! Уж не вам ли это знать?
- Тихо, Соммерс, - вмешался Камерон, оттаскивая генерала-майора за плечо. – Джонас сказал вам, что мы привезли какое-то оружие?... Это вполне оправданно, если он не хотел, чтобы вы лезли в хранилище. Это сейчас совершенно неважно, нам важно целыми и невредимыми выбраться с базы.
- Да, - согласилась Саманта. – Оружия никакого нет, и уничтожить наш груз нельзя. Не думайте сейчас об этом.
Вместо того, чтобы прислушаться к разумным доводам, Соммерс достал пистолет и приставил его к многострадальному лбу Джонаса.
- Вы меня достали! – решительно заявил он. – Хватит! Хватит этих загадок, обманов и подстав! Выкладывайте мне сейчас все об этом грузе – или черта с два кто-нибудь уйдет отсюда живым!
- Соммерс, опустите оружие, - потребовал Митчелл. – Вы не в себе.
- Поживи на этой чертовой базе с мое – посмотрю я, как ты будешь «в себе»! – зло огрызнулся Соммерс. – Ну, я слушаю! И на этот раз если я хотя бы заподозрю ложь – вышибу всем вам мозги! Курьеры хреновы! Это все из-за вас и вашего дурацкого контейнера!
Соммерс не на шутку разозлился, и все это почувствовали.
- Ну блин, придется рассказать, - сдался Джонас. – И побыстрее, ребят, пока этот ненормальный не нажал на курок.
- Соммерс, я все объясню, - пообещал Митчелл. – Но сейчас не время и не место…
- Нет, сейчас! – потребовал Соммерс. – Я вас внимательно слушаю.
- Это инопланетное устройство-портал, - попытался вкратце объяснить Митчелл. – Оно служит для путешествия с планеты на планету за считанные секунды.
Повисла пауза.
- Оно называется Звездные Врата, - продолжила Саманта. – Это устройство хранилось на Земле долгое время в отключенном состоянии. Но вследствие обстоятельств… которые мы сами еще до конца не выяснили.. таких Врат на Земле оказалось двое. Одни Врата нам было велело отвезти сюда и спрятать в хранилище.
- Зачем? – спросил Соммерс.
- На случай, если с Земными Вратами что-то случится. Это резервная копия, понимаете?
- Кто изобрел это устройство?
- Предположительно, одна древняя раса, ныне вымершая, - ответила Саманта. – Почти на каждой планете в нашей галактике есть такие Врата. Эта система порталов дает неограниченную власть над перемещением по галактике. Понимаете теперь, откуда такая секретность, Соммерс?
Соммерс понял. И каким-то образом понял, что на этот раз ему сказали правду, хотя эта история про инопланетный портал выглядела даже более фантастической, чем ложь Джонаса.
- Ладно, - Соммерс опустил пистолет. – Я вам верю. Но в любом случае – мы должны уничтожить эти Врата, чтобы Ватанабэ не смог ими воспользоваться!
- Это невозможно! – решительно возразил Джонас. – Врата сделаны из наквадаха, это весьма взрывоопасный материал. Взорвем их – взорвем всю базу и нас в том числе. Все погибнут, Соммерс!
- И вообще, я сильно сомневаюсь, что Ватанабэ знает, как пользоваться Вратами. И что вообще он знает о существовании Врат, - добавил Митчелл. – Контейнер везли строго опечатанным под строжайшей секретностью. По личному приказу Вейланда этот контейнер должен был храниться на Ханикомбе без разрешения его вскрывать. Думаю, Ватанабэ и Оониси ничего не знают о его содержимом.
- И вы хотите оставить им эту штуку? – возмутился Соммерс.
- Мы не можем забрать Врата с собой, они около пяти метров в диаметре, - объяснила Саманта. – И весят несколько десятков тонн. И когда речь заходит о жизнях людей – мы предпочитаем бросить все богатства врагам, но спасти чью-то жизнь.
- Очень благородно, - фыркнул Соммерс. – Ладно, убедили. Но это не значит, что разговор окончен. Найдем ваших друзей – и придумаем план действий. А когда мы выберемся отсюда… Вы мне все расскажете о том, кто вы такие. Я чувствую, что с вами что-то нечисто.
- Правильно чувствуете, - согласился Митчелл. – Ведите, Соммерс, мы за вами.
Серафим в этот момент пребывал в состоянии легкого шока, главным образом от поведения Соммерса, уж он-то знал, на что тот способен, и уж крайне удивился, когда тот легко принял рассказ о Вратах за чистую монету, хотя самому Эстелю это показалось намного логичней версии с оружием.
- А почему ты не мог мне поверить так легко, Соммерс? - спросил Эстель, когда его рана в плече начала гореть от возмущения, фигурально. - Ладно, молчи, все равно ответ мне не понравится.
Соммерс только фыркнул. Далее бежали уже с более спокойными разговорами – Соммерс объяснял, как, по его расчетам, можно выбраться из подвалов.
- На нас объявлена настоящая охота, - говорил на бегу Камерон Митчелл. – Там наверху ходят какие-то роботы…
- Экзоскелеты, - вставил Соммерс.
- Да, эти штуки. И куча охраны, и все стреляют без разговоров. Думаю, Ватанабэ дал приказ убить нас всех. Кольт сбежал. Все плохо, в общем.
- Я понял, - согласился Соммерс. – А как вы Бутвуда нашли?
- Когда на нас впервые напали охранники Оониси, - кратко стал рассказывать Митчелл, - мы смогли сбежать и пошли в медпункт, искать Бутвуда, поскольку он единственный, кто мог все объяснить. А тут приперся какой-то мужик, - и он рассказал о появлении Ииды и его ругани с Беккером.
- А я в это время, - влез Джонас, - наблюдал, как в какой-то подпольной лаборатории разделывают того монстра, которого ты раздавил своим экзоскелетом.
- Надо было еще и растоптать его, - буркнул Соммерс.
- Я встретил Кольта, - продолжил Джонас. – Мы поругались. Он запер меня в подсобке, но я устроил утечку газа и сбежал, - рассказывал он скорее Саманте и Камерону, поскольку Соммерс уже слышал эту историю.
После краткого обмена новостями они поняли, что окончательно заблудились. Стали на свой страх и риск кричать, звать Дэниела, Беккера и остальных. Наконец им откликнулось какое-то эхо. Собственно, нет смысла описывать, как две потерявшиеся компании плутали по коридорам, ища друг друга… но наконец все, ориентируясь на голоса, встретились в старой котельной. Вся компания была в сборе:  Саманта с Митчеллом, которые привели Соммерса, Серафима, Джонаса и двух охранников, их встретили Дэниел, доктор Беккер, его помощница Юко (кажется, это она истерично визжала в коридорах, когда за ними гнались охранники), Ремси и охранник по фамилии Райли. Носилки с Бутвудом поставили на пол. Бутвуд больше не приходил в себя – Беккер вколол ему какой-то транквилизатор, чтобы избежать болевого шока. Вся компания в сборе? Э, нет, не вся…
- А где Джек? – не понял Джонас. – И Харрингтон?... Эй, Сэм… почему ты молчишь?! Где О’Нилл, БЛИН?!
- Спокойно! – среагировал Митчелл. – Джек и Двайд… они немного отстали.
- НЕМНОГО ОТСТАЛИ?! – воскликнул Джонас.
- Да! Именно так все и было! – в тон ему ответил Камерон. – Больше мы их не видели.
- Они выберутся, - уверенно сказал Дэниел. – Я Джека отлично знаю, его так просто не убить. И ты, Сэм, тоже знаешь. Мы с ними еще встретимся, я уверен.
- Ну… да, - подтвердил Митчелл не очень уверенно.
По правде говоря, он уже мысленно попрощался с О’Ниллом и Харрингтоном – скорее всего, оба погибли в неудачной попытке задержать преследователей. Их могло спасти только чудо, но чудес, как известно, не бывает.
- Ладно, я понял, - вздохнул Джонас. – Что будем делать?
Соммерс тем временем присел на корточки рядом с носилками, на которых лежал без чувств Бутвуд. Ему вспомнился их последний разговор, и он подумал, что может случиться так, что он был последним. Беккер топтался рядом, и Соммерс принялся расспрашивать его о состоянии Бутвуда, хотя сам не особо верил, что им удастся вынести его с базы живым. И что вообще кто-то выйдет живым отсюда.
Ситуация была хуже некуда: они застряли в подвалах, наверх им дорога, скорее всего, перекрыта, и если их не убьют в ближайшее время – они все просто умрут от голода. Митчелл наскоро рассказал всем, кто такой Серафим Эстель, и какого хрена он здесь делает (ни слова о его необычных способностях – впрочем, он о них толком и не знал, лишь со слов Бутвуда). Уселись, значит, вдоль стен и стали думать, что делать… Просто картина маслом.

0


Вы здесь » Горизонт событий » Приключение 004 - Цена информации » Эпизод 4 - Пришла беда, отворяй Звездные Врата